Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Через струю воды шириной в иголку вытекает примерно 840 литров воды в сутки.

Еще   [X]

 0 

Правило четырех секунд. Остановись. Подумай. Сделай (Брегман Питер)

Питер Брегман, консультант по вопросам управления, автор бестселлера «18 минут» и колумнист Harvard Business Review, предлагает заменить непродуктивные автоматические реакции, которые высасывают ваше время и энергию, новыми привычками, которые будут экономить время, придавать сил и делать вас сверхпродуктивными. Для этого нужны всего четыре секунды – сделать паузу, глубоко вдохнуть и обдумать свои действия и их последствия.

Эта книга для тех, кто хочет бросить вредные ментальные привычки, улучшить свою жизнь, обрести спокойствие и гармонию и стать более счастливым.



Год издания: 2015

Цена: 349 руб.



С книгой «Правило четырех секунд. Остановись. Подумай. Сделай» также читают:

Предпросмотр книги «Правило четырех секунд. Остановись. Подумай. Сделай»

Правило четырех секунд. Остановись. Подумай. Сделай

   Питер Брегман, консультант по вопросам управления, автор бестселлера «18 минут» и колумнист Harvard Business Review, предлагает заменить непродуктивные автоматические реакции, которые высасывают ваше время и энергию, новыми привычками, которые будут экономить время, придавать сил и делать вас сверхпродуктивными. Для этого нужны всего четыре секунды – сделать паузу, глубоко вдохнуть и обдумать свои действия и их последствия.
   Эта книга для тех, кто хочет бросить вредные ментальные привычки, улучшить свою жизнь, обрести спокойствие и гармонию и стать более счастливым.
   На русском языке публикуется впервые.


Питер Брегман Правило четырех секунд. Остановись. Подумай. Сделай

   Peter Bregman
   Four Seconds
   All the Time You Need to Stop Counter-Productive Habits and Get the Results You Want

   Издано с разрешения Levine Greenberg Rostan Literary Agency и Synopsis Literary Agency

   Книга рекомендована к изданию Виталием Одорским

   Правовую поддержку издательства обеспечивает юридическая фирма «Вегас-Лекс».

   © Peter Bregman, 2015
   © Перевод на русский язык, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2015
* * *

Эту книгу хорошо дополняют:

   Питер Брегман

   Брайан Трейси

   Марк Уильямс, Денни Пенман

   М. Дж. Райан
   Посвящается моим родителям.
   Спасибо за вашу любовь, веру и поддержку.
   Я люблю вас.

Введение

   Я шел по 48-й улице в Мидтауне, когда меня обогнал хорошо одетый мужчина в дорогом костюме, начищенных туфлях, с безупречной стрижкой и кожаным портфелем. Затем я увидел, как он повернул голову и выплюнул жевательную резинку.
   Я следил за траекторией жвачки, чтобы не наступить на нее. Комок пролетел примерно в метре от меня, ударился о дерево и отскочил обратно на тротуар, приземлившись как раз там, куда в следующую секунду шагнул мужчина. Он продолжил свой путь, даже не заметив, что его собственная ярко-голубая жвачка пристала к его же подошве.
   Я рассмеялся.
   И тут же задумался. Как часто все мы делаем нечто подобное? Как часто предпринимаем что-то, думая, будто действуем в своих интересах, но в итоге остаемся со жвачкой, прилипшей к подошве? Как часто наше поведение производит обратный эффект?
   Иногда возможные негативные последствия наших действий лежат на поверхности – и тогда их легко избежать. Недавно я слышал историю о человеке, занимавшем высокое положение в банке на Уолл-стрит. Как и банк, он распоряжался большими заемными суммами – и купил квартиру, которая была ему не по карману. Узнав о том, что не получит премию в том размере, в каком ожидалось, он взялся кричать, проклинать и обругивать своего начальника при коллегах. Теперь у него нет премий – равно как и работы.
   В других случаях наше самовредительство принимает менее резкую форму – как тогда, когда я опаздывал на ужин со своей женой Элеонор. Мы договорились встретиться в кафе в семь вечера, а часы показывали уже половину восьмого. Я чувствовал себя виноватым, но не мог вырваться с затянувшейся встречи с клиентом. Приехав на место, я извинился и сказал, что это получилось не специально.
   «Ты всегда опаздываешь не специально», – ответила Элеонор.
   Словом, она была в ярости.
   «Прости, дорогая, – сказал я, – но от меня ничего не зависело».
   Я объяснил, почему опоздал, подробно описал все в деталях – возможно, слегка преувеличивая, чтобы донести всю важность и неотвратимость встречи.
   Но вместо того чтобы успокоить жену, я лишь усугубил положение. Теперь она была зла и раздосадована.
   Что, в свою очередь, вызвало мой праведный гнев. «Послушай, – сказал я, – вообще-то я работаю как проклятый».
   По мере того как мы обменивались репликами, ситуация становилась все хуже. А ведь мы хотели одного и того же – хорошо провести время за ужином. Но рефлекторные реакции разверзли между нами пропасть, и в итоге мы обозлились и отдалились друг от друга – в противовес нашим планам.
   Виновник произошедшего – непродуктивные реакции, к которым мы прибегали на автомате.
   Подробные объяснения стали моей автоматической реакцией на собственное опоздание. Элеонор автоматически ответила на это нетерпением. Моя автоматическая реакция на ее нетерпение выразилась в гневе. В ходе спора мы оба бессознательно подчинялись инстинктивному сценарию, каким бы неэффективным он ни был.
   Разумеется, я вовсе не намеревался ссориться с Элеонор. Наоборот, я начал объяснять причину опоздания, чтобы не развязывать драку. Но в конечном счете мои намерения сами по себе мало что значили. Гораздо важнее было, как мои действия – то есть оправдания – повлияли на Элеонор. Как выяснилось – так себе. В сущности, я выплюнул жвачку и сам на нее наступил.

Когда плохие привычки обнаруживаются у хороших людей

   Когда мы перегружены и выбиты из колеи раздувающимся списком дел, на автомате мы начинаем трудиться еще дольше и втискивать в уже существующие рабочие часы еще больше дел. Мы практикуем мультизадачность, мчимся с одной встречи на другую, тайком проверяем электронную почту под столом в комнате для совещаний, начинаем трудиться рано утром, а заканчиваем только к ночи. Наша цель – уменьшить стресс и загруженность. Но действия при этом имеют прямо противоположный эффект: мы испытываем еще больший стресс и загружены по уши.
   Или мы говорим то, что, по нашему мнению, произведет впечатление на других, но в действительности лишь вызывает отторжение. Стараемся приободрить друга, но почему-то еще больше его расстраиваем. Произносим вдохновляющую речь перед своей командой, но каким-то образом лишь гасим энтузиазм.
   Всякий раз при этом мы потрясены. «Что произошло?» – недоумеваем мы. В результате мы долгими днями пытаемся починить то, что сломали своей автоматической реакцией. Мы тратим бесчисленные часы и массу энергии, размышляя над словами, которые произнесли; обсуждая с другими свое поведение; составляя план дальнейших действий, – а иногда добираемся до туалета окольными путями, лишь бы не столкнуться с тем, кого нехотя обидели в приемной.

Четыре секунды до полезной привычки

   И я действительно имею в виду именно небольшие поправки. Альтернативные реакции, которые я предложу на последующих страницах, восхитительно просты. Они даруют вам желаемое, не заставляя тратить время впустую. Это способы мыслить, говорить и действовать – то есть способы жить, – которые гораздо проще старых и куда эффективнее. Они требуют меньше времени и энергии. Они помогают прийти к сверхпродуктивности – без сверхусилий.
   В книге «18 минут. Как повысить концентрацию, перестать отвлекаться и сделать действительно важные дела»[1] я рассказывал, как фокусироваться и строить каждый день своей жизни вокруг того, что по-настоящему ценно. Я призывал вас к стратегическому мышлению и целеустремленности в том, что вы делаете.
   В этой книге я покажу, как мыслить стратегически и быть целеустремленными – развивая скорость света – в том, как вы делаете то, что делаете. «18 минут» помогли вам сосредоточиться на правильных занятиях. Четыре секунды помогут извлечь максимум из этой сосредоточенности.
   Между прочим, мало преуспеть в управлении своим временем – важно преуспеть в его разумном расходовании. То, как вы действуете в течение этого времени, определяет ваш успех: как вы мыслите, как строите отношения с другими, как говорите и ведете себя на работе и в кругу близких. Ваша цель – не выживать, будучи постоянно занятыми, а процветать в наиболее важных для вас начинаниях и отношениях.
   Вы научитесь заменять непродуктивные автоматические реакции, которые высасывают ваше время и энергию, новыми привычками – которые экономят время, придают сил и делают вас продуктивными. Вам откроются новые способы жить, работать и общаться в этом безумном мире, получая желаемые результаты и спокойствие.

Рождение новой привычки

   «Прости за опоздание. Ты сидела тут битых полчаса – и это ужасно. Знаю, это не в первый раз. Понимаю, все выглядит так, будто я считаю, что встреча с клиентом дает мне право опаздывать. Это неуважение к твоему времени. Мне очень жаль, что тебе пришлось ждать так долго».
   Легче сказать, чем сделать. Моя интуитивная, инстинктивная, автоматическая реакция – обосновать свое опоздание, а не чувства жены. Это помогает мне чувствовать себя лучше: мол, я не такой уж засранец, раз у меня есть уважительная причина. Но интуитивная реакция – непродуктивна. Хотя мне она позволяет чувствовать себя лучше, Элеонор, которая ждала меня, чувствует себя еще хуже. Получается, причина моего опоздания, какой бы она ни была, важнее моей жены. И вот наш вечер испорчен – хотя мы даже не поняли, как это произошло.
   С другой стороны, отказ от объяснений и признание того, как мое опоздание отразилось на Элеонор, – то есть неинтуитивное поведение – позволяет моей жене почувствовать себя лучше. Это происходит потому, что она чувствует мое внимание. Так я признаю, что для моего опоздания не может быть уважительных причин. И вот наш вечер спасен.
   Таким образом родилась новая привычка. Теперь, когда я опаздываю, моя новая автоматическая реакция по-прежнему связана с желанием извиниться, но я уже не объясняю причин – или не ищу оправданий. Я признаю, каково пришлось тому, кто меня ждал.
   У новой привычки есть и дополнительный бонус: я опаздываю гораздо реже. Озвучив, как мое опоздание отразилось на Элеонор, я захотел измениться. Мне не хочется проявлять неуважение к ее времени или времени любого другого человека. И я не хочу расстраивать ни жену, ни кого бы то ни было еще. Когда я вслух признал, чего мое опоздание стоило для нее, я смог иначе взглянуть на себя. Другими словами, моя новая автоматическая реакция на собственные опоздания улучшила не только отношения с Элеонор, но и мое поведение.
   Такова сила продуктивной привычки.
   Но менять привычки непросто. Ведь автоматические реакции интуитивны. Поведение, которое кажется естественным, трудно сломить. Даже если такие привычки служат плохую службу, мы прибегаем к ним не задумываясь. Это то, что мы делаем в запале. Само по себе знание о новой эффективной автоматической реакции – половина дела. Другая половина – прибегать к ней в условиях стресса. Я написал «Четыре секунды», чтобы помочь вам освоить и то и другое.
   В первой части – «Меняйте автоматические настройки» – вы узнаете, как обрести контроль над своим поведением в краткосрочной и долгосрочной перспективе и как управлять своими импульсивными реакциями и порывами. Это поможет вам приблизиться к целям, обрести спокойствие и гармонию и стать более счастливыми.
   Вторая часть – «Укрепляйте отношения» – поможет вам лучше справляться с трудными эмоциями, как своими, так и окружающих вас людей. Вы научитесь продуктивно реагировать в сложных разговорах и ситуациях и налаживать прочные связи с окружающими.
   С помощью третьей части – «Оптимизируйте рабочие привычки» – вы научитесь работать и управлять смело, естественно и эффективно, чтобы вдохновлять, вызывать приверженность делу и чувство ответственности у тех, кто трудится вместе с вами. Вы покончите с любыми ситуациями, которые вызывают отчуждение между коллегами или провоцируют несогласие. В вашей компании появятся самомотивация, позитивное мышление и взаимная поддержка.
   Я надеюсь, что «Четыре секунды» избавят вас от привычек, ведущих к саморазрушению. Скорее всего, непродуктивные импульсы не исчезнут без следа, но я верю, что советы, которые вы встретите на следующих страницах, помогут обрести над ними власть и укоренить новые привычки – те, что поддержат ваши истинные интересы и позволят добиваться желаемого. Количество времени, которое вы сэкономите, делая более удачный выбор, и положительное влияние, которое вы окажете на свою жизнь, отношения и работу, не поддается измерению.
   Я могу лишь предполагать, что тот мужчина так и не заметил жвачки, прилипшей к его подошве. Возможно, он все еще оставляет за собой ярко-голубой след. Но вам совсем не обязательно делать то же самое.

Часть первая
Меняйте автоматические настройки

   Усадить себя за письменный стол оказалось нелегко. Препятствия носили отнюдь не физический характер – я определенно был способен сесть и начать писать. Препятствия, как и в большинстве случаев, когда нечто мешает нам достигать наиболее важных целей, сидели у меня в мозгу.
   Я был занят, по уши в неотложных делах – поэтому мысль о писательстве казалась почти безумием. От писательского труда и в более благоприятных условиях тянет отлынивать, а тем утром я был на взводе и переживал из-за проблемы с клиентом – и то и другое совсем не похоже на спокойную, размеренную обстановку, которая необходима для того, чтобы писать.
   Но, вопреки всему, я наконец взялся за дело.
   Стоило мне написать первое предложение, как дверь распахнулась и в комнату влетела моя дочь София, которой тогда было семь лет.
   «Кухню затопило! – выпалила она. – На помощь!»
   Что? Как выяснилось, пятилетний Дэниел налил в стакан воды и не потрудился завернуть кран. Вот это да.
   Мне автоматически захотелось накричать на обоих. Я буквально почувствовал, как мышцы напряглись, вызывая волну гнева во всем теле. В ту секунду такая реакция казалась уместной и оправданной.
   Но я взял паузу, сделав глубокий вдох. Четыре секунды.
   Этот вдох оказался самым серьезным усилием, которое мне пришлось предпринять в тот день. Конечно, само по себе дыхание не вызывает сложностей. Но остановиться на несколько секунд, чтобы сделать вдох в разгаре бушующих эмоций – когда ты раздражен, зол, устал и обеспокоен… Задача не из легких.
   Эти четыре секунды – и хладнокровие, которое для этого требуется, – первый шаг к низвержению непродуктивных автоматических реакций. Первый шаг к тому, чтобы в определенный момент сделать самый разумный выбор.
   В первой части книги вы научитесь замедляться – видеть зазор между чувством и действием – и принимать мудрые решения, которые приведут к желаемому результату. Вторая часть посвящена тому, как создавать этот зазор, фиксировать его и наблюдать, что в нем происходит. Но, что еще важнее, книга поможет вам бросить вредные ментальные привычки, которые вам мешают, и заменить их новыми – продуктивными.
   Вы откроете:
   • как преодолеть импульс, обратив на него внимание;
   • почему постановка целей мешает преуспевать;
   • как не зацикливаться, чтобы вернуть себе концентрацию и силу воли;
   • как ничегонеделанье способно решить самые трудные проблемы и
   • почему большая часть наших стрессов вызвана событиями, которые влекут за собой минимальные последствия; и как изменение своих ожиданий – а не окружающей действительности – может стать ключом к успеху.

   Смею надеяться, что мои советы помогут вам совладать с импульсами и порывами и выработать умственные привычки, которые сделают вашу жизнь более продуктивной, спокойной и гармоничной.

1
Четыре секунды
Пауза. Вдох. Смена курса

   Говорят, самое трудное в медитации – найти на нее время. И в этом есть смысл. У кого в наши дни есть время, чтобы ничего не делать? Такому занятию трудно найти оправдание.
   Медитация дает множество преимуществ: она обновляет, помогает осмыслить то, что с нами происходит, делает нас мудрее и спокойнее, помогает не сойти с ума в мире, который пичкает нас информацией и связями, и не только. Если вам недостает экономического обоснования, чтобы посвящать время медитации, как насчет этого: медитация делает вас продуктивнее.
   Каким образом? Усиливая вашу способность противостоять отвлекающим импульсам.
   Исследования показывают, что умение противостоять импульсам улучшает отношения, укрепляет благонадежность и повышает производительность{1}. Если вы в состоянии сопротивляться импульсам, значит вы можете принимать более правильные, обдуманные решения, проявлять больше осознанности в том, что вы говорите и как, и способны представить себе последствия своих действий прежде, чем их предпримете.
   Умение не поддаваться импульсу определяет, насколько вам будет легко научиться вести себя иначе или изменить старой привычке. Это, возможно, единственно важный навык для роста и развития.
   Как выяснилось, это одна из способностей, которую можно обрести с помощью медитации. Но научиться этому непросто.
   Когда тем утром я принял позу для медитации, мои заботы улетучились. Мой разум был свободен от всего, что занимало его до начала медитации. Я не замечал ничего, кроме своего дыхания. В теле появилась легкость, я почувствовал умиротворение.
   Примерно на четыре секунды.
   На то время, которое требуется, чтобы сделать вдох и выдох. Следующего вдоха хватило, чтобы мысли снова запрудили голову. Я почувствовал зуд на лице и захотел почесаться. В воображении возник прекрасный заголовок для следующей книги, и меня потянуло записать его, пока я его не забыл. Я вспомнил по меньшей мере о четырех телефонных звонках, которые нужно сделать, и об одном непростом разговоре, который должен был состояться чуть позже. Я забеспокоился, потому что понял, что у меня всего несколько часов, которые я могу посвятить книге. Так с какой стати я тут расселся? Мне захотелось открыть глаза и посмотреть на таймер, чтобы узнать, сколько еще мне осталось сидеть. Я услышал, как в соседней комнате ссорятся дети, и захотел вмешаться.
   Но вот что важно: я хотел сделать все перечисленное, но не сделал. Всякий раз, когда ко мне приходила одна из этих мыслей, я снова перемещал фокус на дыхание.
   Четырех секунд достаточно, чтобы потерять концентрацию, но их достаточно и для того, чтобы сосредоточиться снова. Четыре секунды – вдох и выдох – все, что нужно, чтобы удержаться от непродуктивной автоматической реакции. Четыре секунды – все, что нужно, чтобы сделать более осознанный стратегический выбор, который с большей долей вероятности приблизит вас к желаемому.
   Иногда проблема в том, чтобы не делать то, что вам нужно сделать. Например, когда вы избегаете неприятного разговора. Но иногда проблема в том, что вы делаете то, чего делать не стоит: говорите, вместо того чтобы слушать, ведете политические игры, вместо того чтобы оставаться выше этого.
   Медитация учит противостоять порыву действовать непродуктивно.
   Позже я буду говорить о том, что легче и надежнее создать окружение, которое поспособствует достижению ваших целей, чем рассчитывать на силу воли. Однако временами стоит полагаться на старый добрый самоконтроль.
   Например, он полезен, когда сотрудник допускает ошибку и вы готовы накричать на него, хоть и знаете, что гораздо лучше – для него и для поддержания боевого духа всей команды – задать несколько наводящих вопросов и поговорить как разумные вежливые люди. Или когда вы хотите брякнуть что-нибудь на деловой встрече, но понимаете, что лучше послушать других. Или когда вы хотите купить или продать акции, руководствуясь эмоциями, несмотря на то что аналитические показатели и ваши собственные исследования говорят о неразумности такого решения. Или когда вас тянет проверять электронную почту каждые три минуты, вместо того чтобы сконцентрироваться на текущей задаче.
   Всякий раз во время медитации вы будете убеждаться, что порыв – всего лишь один из возможных вариантов. У вас все под контролем.
   Означает ли это, что отныне вы никогда не станете поддаваться порыву? Конечно, нет. Импульсы несут полезную информацию. Если вы чувствуете голод, это может быть верным знаком, что вам пора поесть, но может говорить и о том, что вам скучно или вы застряли на трудном этапе работы. Медитация учит контролировать импульсы, чтобы осознанно выбирать, какому стоит поддаться, а какому нет.
   Как нужно медитировать? Если вы только начинаете – чем проще, тем лучше.
   Сядьте – на стул или на пол на подушку – и выпрямите спину настолько, чтобы вам легко дышалось, поставьте таймер на то время, которые вы хотите посвятить медитации. Запустив таймер, закройте глаза, расслабьтесь и не двигайтесь – просто дышите – до тех пор, пока не прозвучит сигнал. Сосредоточьтесь на вдохе и выдохе. Каждый раз, когда появится мысль или какой-то импульс, уделите им немного внимания и снова сосредоточивайтесь на дыхании.
   Вот и все. Просто, но трудновыполнимо. Попробуйте – уже сегодня – в течение пяти минут. И повторите завтра.
   У вас нет пяти минут? Тогда пусть будут четыре секунды.
   Четырехсекундной паузы – времени, которого хватает, чтобы сделать вдох и выдох, – может оказаться достаточно для того, чтобы отказаться от неверного решения и заменить его на более удачное.

2
Почему взорвался Pinto?
Новый взгляд на целеполагание

   Они рванули в ванную, хихикая. Две минуты спустя Дэниел оказался у двери, немного опередив Софию, сразу после них появилась Изабелла. Я улыбнулся, довольный своей победой. Я достиг цели: дети почистили зубы и приготовились выйти в рекордный срок.
   Или это совсем не победа?
   Да, они вышли из дома вовремя. Но две минуты, которые им для этого понадобились, означали, что они почистили зубы наспех, явно не использовали зубную нить, а в ванной оставили жуткий беспорядок.
   В этом есть рациональное зерно: если ты не знаешь точно, к чему стремишься, то ничего и не достигнешь. А если не поднимаешь планку достаточно высоко, то никогда не реализуешь свой потенциал.
   В мире бизнеса постановка целей – базовый общепринятый принцип, подкрепляемый научными исследованиями вроде того, которое провели среди выпускников программы MBA в Гарварде в 1979-м. Возможно, вы о нем слышали. Только три процента выпускников смогли четко сформулировать свои цели. Спустя десять лет успехи участников эксперимента из числа этих трех процентов оказались в десять раз выше, чем у остальных представителей группы. Впечатляет, правда?
   Да, если бы так оно и было на самом деле. Но нет. Такого исследования не существует. Это всего лишь обывательский миф.
   Пусть эта история – обманка, но сомневаться в важности постановки амбициозных целей – то же самое, что сомневаться в самих основах бизнеса. Можно спорить о том, какие цели ставить или как именно их ставить, но кто возьмется утверждать, что этим не стоит заниматься вовсе?
   А я бы попытался.
   Дело не в том, что цели плохи сами по себе. Просто у них есть ряд побочных эффектов, из-за которых игра, возможно, не стоит свеч.
   Авторы доклада Goals Gone Wild{2} («Взбесившиеся цели») из Гарвардской школы бизнеса ознакомились с рядом исследований, посвященных целям, и пришли к выводу, что преимущества постановки целей преувеличены, в то время как недостатки – «систематический вред от постановки целей» – недооценены.
   Они определили явные побочные эффекты целеполагания, в том числе «точечную фокусировку и пренебрежение сферами, не связанными с поставленными целями; появление признаков аморального поведения; нездоровую тягу к риску; разрушение корпоративной культуры и снижение внутренней мотивации».
   Вот два примера взбесившихся целей, которые авторы описали в своей работе:
   • Компания Sears установила квоту продаж для персонала своих авторемонтных мастерских: 147 долларов за каждый час работы. Получилось ли замотивировать сотрудников? Несомненно. Это подвигло их обсчитывать клиентов в масштабах всей компании.
   • Помните историю с Ford Pinto, машиной, которая загорелась после столкновения? Эта модель стала причиной 53 смертей и многочисленных травм, потому что сотрудники Ford пренебрегли испытаниями на безопасность в погоне за смелой стратегической целью Ли Якокки[3]: к 1970 году выпустить модель автомобиля, который будет весить меньше 2000 фунтов и стоить меньше 2000 долларов.
   А вот пример из New York Times{3}:
   • Кен О’Брайен, бывший квотербек[4] американского футбольного клуба New York Jet, слишком часто допускал перехваты[5]. Поэтому перед ним поставили довольно разумную на первый взгляд цель: допускать как можно меньше перехватов – и штрафовали за каждый. Это сработало. Перехватов стало меньше. Но только потому, что О’Брайен делал меньше пасов. Его уровень игры в целом снизился.

   Предсказать негативные побочные эффекты постановки целей почти невозможно.
   Нас учат ставить конкретные, измеримые цели с заданными временными рамками. Однако практика показывает, что именно эти характеристики становятся причиной нежелательных последствий. Конкретная, измеримая цель с ограниченным сроком заставляет действовать узконаправленно и приводит либо к жульничеству, либо к близорукости. Да, мы нередко ее достигаем. Но какой ценой?
   Так что же делать, если не ставить целей? Ведь новые достижения по-прежнему необходимы, особенно в бизнесе. Мы должны определять направление движения и оценивать прогресс. Существует ли лучший способ достигать желаемого – избегая негативных побочных эффектов?
   Вот что предлагаю я: вместо того чтобы обозначать цели, попробуйте обозначать зоны концентрации.
   Цель определяет отдачу, которую вы хотите получить. Зона концентрации определяет действия, которым стоит уделять время. Цель – это результат. Зона концентрации – это путь. Цель указывает в будущее, которого вы намерены достичь. Зона концентрации связывает вас с настоящим.
   В сфере продаж в качестве цели формулируется, например, желаемый доход или определенное число новых клиентов. В производстве – объем сокращения затрат.
   Тем временем зона концентрации в продажах может включать активное общение с потенциальными клиентами, а в производстве – области, которые стоит исследовать для сокращения затрат.
   Конечно, два этих подхода не исключают друг друга. Можно иметь и цель, и зону концентрации. Более того, кто-то возьмется даже настаивать на том, что необходимо и то и другое, так как цель обозначает, куда идешь, а зона концентрации – как планируешь туда добраться.
   Но в том, чтобы ограничиться зоной концентрации, отказавшись от цели, есть свое преимущество.
   Зона концентрации устанавливает связь с вашей внутренней мотивацией, не побуждает вас обманывать или напрасно рисковать, оставляет на поверхности любые новые возможности и воодушевляет к сотрудничеству вместо разрушающего соперничества – и все это в процессе движения к тем ценностям, которые больше всего важны вам и вашей компании.
   Другими словами, зона концентрации дает все существующие преимущества без негативных побочных эффектов.
   Как воплотить это в жизнь? Очень просто: определите, каким задачам вам хотелось бы посвящать свое время – или какие задачи, по вашему мнению и мнению вашего руководителя, больше других стоят временных затрат, – и отдавайте свое время этим направлениям. Остальное уладится само собой. Я выяснил, что пять основных зон концентрации – предел, после которого начинаешь распыляться.
   Крайне важно противостоять порыву обозначить желаемый результат. Оставьте этот вопрос открытым – и вы приятно удивитесь. Я не говорю, что сделать это легко. Я сам не осознавал, насколько был заточен на целеполагание, пока не попробовал отказаться от целей. Без них трудно было поверить, что дела вообще могут сдвинуться с места.
   Но дела двигались. И, как показывает мой опыт, вы не только достигнете как минимум того же, что и при целеполагании, но и насладитесь процессом, поскольку избавитесь от лишнего стресса и соблазнов.
   Иначе говоря, если концентрироваться на задаче, а не результате, дети будут готовы к выходу вовремя – успев при этом как следует почистить зубы, воспользоваться зубной нитью и оставив после себя порядок в ванной.
   Целеполагание – необязательно полезная привычка. Определите свои зоны концентрации и посвящайте время им, и вы быстрее получите желаемое.

3
Истинная проблема Байрона
Просто действуйте

   Я должен сказать, что Байрон недавно открыл свое дело и регулярно занимается саморазвитием на разных тренингах, которые оплачивает личными средствами. То есть в целом его нельзя назвать человеком со слабой мотивацией. Просто Байрон думает, что ему не хватает мотивации для спорта.
   Но он ошибается. «Нужно это исправить», – написал Байрон. Однако он уже замотивирован на спорт, иначе не стал бы писать мне. Его определенно заботит вопрос физической формы, а когда нас что-то заботит, это значит, что мотивация у нас есть.
   Нет, проблема Байрона не в мотивации. А в том, чтобы начать действовать.
   Важно понимать эту разницу, так как до тех пор, пока Байрон будет думать, что он решает проблему мотивации, он будет искать неверное решение. Он будет стараться зажечь себя, напоминать себе, как важно оставаться в хорошей форме, возможно, начнет воображать, каких девушек сможет привлечь, если станет лучше выглядеть, или насколько дольше проживет, если будет более здоровым.
   Любая попытка самомотивации только усилит стресс и чувство вины, увеличивая пропасть между мотивацией и действием – между сильным желанием заняться спортом и первым шагом к исполнению этого желания. Думая, будто заинтересованности в чем-то достаточно, чтобы начать действовать, мы заблуждаемся.
   Мотивация связана с мышлением. Действие – с практикой. Мотивация – понятие умозрительное. Действие – прикладное. На самом деле решение проблемы мотивации прямо противоположно решению проблемы действия. Мышление играет важную роль для мотивации. Но когда дело доходит до действия, именно ум встает у нас на пути.
   Пожалуй, каждому знакома ситуация, когда ум саботирует намерения. Мы решаем пойти в тренажерный зал после работы, но, когда подходит время, думаем: «Уже поздно. Я устал. Пожалуй, пропущу сегодня». Мы решаем помедитировать, но смотрим на часы и приходим к выводу, что «на это нет времени». Мы решаем больше поддерживать своих подчиненных, но, когда кто-то из них допускает ошибку, мы думаем: «Если я сделаю вид, что ничего страшного не случилось, он будет продолжать в том же духе». Мы решаем чаще высказываться на совещаниях, но, сидя на очередном собрании, думаем: «Вряд ли то, что я собираюсь сказать, будет полезным».
   Секрет прост: если вы хотите что-то сделать, перестаньте думать. Прекратите внутренний диалог еще до того, как он начнется. Не дайте себе попасться на крючок. Перестаньте спорить с собой. Примите конкретное решение, касающееся важного дела, и не подвергайте его сомнениям. Под конкретным я подразумеваю решение вроде: «Завтра я пойду на тренировку в шесть утра», или «Я посвящу медитации пятнадцать минут сразу после пробуждения», или «Я буду обращать внимание подчиненного только на те вещи, которые он делает правильно», или «На следующем совещании я выскажусь хотя бы один раз».
   Когда мозг начнет спорить с вами – а он, будьте уверены, начнет, – не обращайте внимания. Вы умнее своего мозга. Вы можете видеть его насквозь.
   Однажды я брал урок гольфа у профессионального гольфиста, он учил меня правильно замахиваться клюшкой. После занятия он предупредил меня: «Когда вы будете играть с другими, кто-то из них захочет дать вам совет. Вежливо выслушайте, поблагодарите за совет, а потом забудьте все, что вам сказали, и делайте ровно так, как я вас научил».
   Что ж, Байрон, именно так ты должен поступить со своим мозгом.
   Если вам не удается какая-то задача или занятие, проблема может заключаться в том, что вы просто не можете начать действовать. Вместо того чтобы мотивировать себя напутствиями, заставьте свой мозг замолчать: определите конкретное действие и не позволяйте мыслям отговорить себя.

4
Мое первое выступление на конференции TED
[6]
Откажитесь от идеалов

   «Боже! – я обхватил голову руками и оторвался от монитора, вперившись в потолок. – Ничего не получается! Не выходит, как надо!»
   Элеонор, сидевшая рядом за другим столом, посмотрела на меня с сочувствием. Она знала, как нелегко мне приходилось. Я готовился к выступлению на конференции TED во Флинте и, несмотря на то что я работал уже примерно над 25-й версией, все еще не был доволен.
   Мне нравится принцип TED: у тебя есть 18 минут, чтобы поделиться стоящей идеей. Множество известных людей выступали здесь с умопомрачительными лекциями, и для меня это приглашение стало большой честью. Я чувствовал непреодолимое желание сделать свою речь грандиозной.
   Меня попросили высказаться на тему обучения. Это очень хорошо, потому что у меня масса информации на этот счет, и вместе с тем очень плохо – потому что у меня масса информации на этот счет. Если бы мне дали восемь часов, я выступил бы без подготовки. Но 18 минут? Какая из моих идей настолько велика, интересна и значима для меня, чтобы выбрать именно ее? Но даже когда я определюсь, как мне сделать свое выступление захватывающим, остроумным, понятным и креативным? И все это за 18 минут!
   Мало того, всех лекторов TED записывают на три видеокамеры, а потом выкладывают в сеть. Замечательно, если все пойдет как по маслу. А если нет? Если мое выступление окажется катастрофой? Бежать будет некуда. Я хотел сделать все идеально. Поэтому я отвел на это внушительное количество времени в течение нескольких недель, чтобы писать и репетировать речь.
   Как будто я не знал все с самого начала. Каждый раз, когда я пытаюсь сделать что-то идеально, я гарантированно начинаю слишком много думать: проматываю кучу времени, еле заметно продвигаясь вперед. Отсюда и 25 версий.
   В некотором смысле долгое обдумывание – атрибут грандиозных начинаний. Но оно редко оказывается полезным, зато увеличивает стресс, отнимает массу времени и никогда не приводит к наилучшему результату.
   Я освободил от других проектов две недели в своем графике, чтобы полностью сосредоточиться на выступлении – и сделал большую ошибку.
   Творческая задача требует много времени, и ее невозможно решить в один присест. В творчестве нужно переключаться. После нескольких часов концентрации на одной задаче моя продуктивность начала стремиться к нулю.
   Куда делись все те часы, которые я выделил на подготовку выступления? Едва ли я мог провести все это время, работая над речью. Но, как выяснилось, мне удалось провести на удивление много времени, испытывая стресс по поводу своей речи.
   Почему я не занимался другими задачами? Пусть это и неразумно, но я думал, что тогда мне придется признать, будто я отлыниваю от того, что действительно важно – от подготовки своего выступления. Таким образом, вместо того чтобы делать что-то значимое, я устраивал долгие перерывы, развлекал себя интернетом и едой. Дико, но так оно и было.
   Окружающие старались поддержать меня, говоря, что мне не стоит беспокоиться, потому что публичные речи для меня – нечто естественное и все получится прекрасно. Я выступаю перед публикой постоянно, и от меня требуется то же, что и обычно: быть собой.
   Но от этих размышлений напряжение только усиливалось – они напоминали, что все ожидают по-настоящему хорошего выступления.
   Так что же стоит делать, когда предстоит нелегкое испытание?
   Для меня наиболее полезными оказались две вещи.

   1. Мое время вышло.
   Сначала у меня было две недели, потом одна, потом остались три дня. И вот тогда продуктивность подскочила. Есть такое выражение: если вам нужно сделать что-то, попросите заняться этим того, кто занят. Можно подойти и с другой стороны: если вам нужно сделать что-то, станьте тем, кто занят. Не расчищайте свой рабочий график – заполняйте его. Чем больше у вас дел, тем меньше времени раскачиваться и входить в колею. Мне следовало освободить себе несколько часов в день, а все остальное время заполнить важной работой.

   2. Я изменил свои ожидания.
   Однажды утром, за несколько дней до выступления, я нашел у компьютера записку от Элеонор. Она написала, что речь, возможно, и не окажется такой уж восхитительной, но по большому счету это не так уж важно. Наверняка все пройдет хорошо. А если нет, то как минимум нормально. Что, в сущности, и требуется. Как только я прочитал это, во мне что-то щелкнуло. Я перестал мучить себя. Перестал изображать остроумие, интеллект или креативность. Перестал зацикливаться на том, чтобы говорить о трех самых важных вещах. Перестал делать это выступление лучшим в своей жизни. Вместо этого я решил сделать то, что без сомнений мне удастся: говорить всего лишь об одном – необязательно о чем-то конкретном, но о таком, что было для меня важно, – говорить просто, но со страстью.
   Жизнь – это процесс, и, хотя отдельно взятый момент – будь то успех или провал – имеет значение, нет никаких сомнений, что череда достойных моментов в течение долгого периода окажется куда важнее.
   Чтобы сделать нечто особенно значимое и не сойти с ума, перестаньте надрываться и стремиться к совершенству. Лучше попытайтесь как можно быстрее завершить очередной этап работы. Возможно, потратив на него меньше времени, вы сделаете его лучше.

5
Наконец я почувствовал, что это мое
В первую очередь доверяйте себе

   Выступала длинная вереница уважаемых ораторов, и мало-помалу внимание мое стало рассеиваться. И вот за кафедрой оказался Хусен (Джерри) Кувадия, преподаватель южноафриканского Университета Квазулу-Наталь.
   Он взглянул на слушателей и без всякого пафоса отложил свою речь. «Большая часть того, что я планировал сказать, уже прозвучала», – сообщил он.
   Затем, вместо того чтобы зачитать заготовленные комментарии, он несколько минут экспромтом говорил о необычной способности Аллана «видеть в темноте» – подмечать несправедливость, на которую не обращают внимания другие, – и действовать.
   Тем вечером среди множества выступлений его речь – неподготовленная, простая, искренняя – запомнилась мне больше всего.
   Джерри своим примером проиллюстрировал принцип жизни Аллана: он видел в темноте. Публика не нуждалась в очередном красноречивом рассказе о состоянии здравоохранения в мире. Джерри отложил доклад, в подготовку которого он вложил немало сил, ради того, что посчитал на тот момент более важным. Его способность улавливать суть, делать паузы, быстро ориентироваться впечатляла. Он продемонстрировал гибкость, вовлеченность, сосредоточенность и кое-что еще более глубокое: доверие своему чутью.
   В предыдущей главе я рассказывал о том, насколько чрезмерно я разрабатывал, обдумывал и готовил свое первое выступление на конференции TED. Так вот, каждый раз, когда у меня была готова очередная версия речи, я отправлял ее надежным друзьям – умным, бескорыстным, проницательным людям – и просил поделиться советом, подсказать, в каком направлении мне двигаться. Я терзал их вопросом, была ли моя речь достаточно интересной, понятной, остроумной.
   И хотя каждый раз они давали ценную, вдумчивую обратную связь, я все больше терялся и все больше сомневался в том, что хочу сказать, в своих идеях, в самом себе.
   Дело не в том, что мне было трудно принимать критику. Скорее наоборот: я легко следовал замечаниям, хотел удовлетворить пожелания своих цензоров, был готов вносить изменения, чтобы получить тот ответ, который хотел услышать.
   Многие из нас всю жизнь прислушиваются к родителям, учителям, руководителям и наставникам. Мы выбираем то, что нам говорят выбирать. Позволяем ненавязчиво подсказывать, кто мы есть. Мы перелепливаем себя, ориентируясь на отзывы окружающих. Ищем одобрения. Стремимся к признанию.
   В том, чтобы перенимать мудрость других людей, есть смысл. Но нередко мы платим за это немалую цену: подгоняя себя под чужие желания, предпочтения и ожидания, мы рискуем потерять свое «я» – почувствовать себя парализованными без напутствий, утратить способность самостоятельно делать выбор, перестать доверять собственным озарениям.
   От неуверенности в себе есть простое лекарство: перестать узнавать чужое мнение. Лучше найдите время, чтобы побыть в тишине и услышать собственные мысли. Только так вы сможете заново обрести утерянную часть своего «я», стать сильным, умным, творческим и проницательным. Именно так вы сможете вернуть себе способность видеть.
   После того как чужие отзывы отвлекли меня от сути; после того как Элеонор предположила, что мои старания чрезмерны; после того как у меня не осталось больше времени еще на пять редакций, я, наконец, сделал то же, что и Джерри: отложил свою заготовку в сторону и сделал сугубо личный выбор – решил, чем же я хочу поделиться со слушателями.
   Как мне это удалось? Я пробежал глазами тысячи слов, написанных за время подготовки, чтобы уловить ту уникальную точку зрения, которая добавляла что-то новое к теме обучения. Теперь для меня это очевидно.
   Верить своему чутью важно не только когда пишешь речь. Но и когда берешь слово на совещаниях. Когда решаешь, за какой проект взяться. Когда ищешь нужные ресурсы. Когда набираешься смелости, чтобы сделать работу, которая двигает тебя вперед. Доверяете ли вы себе настолько, чтобы следовать своей интуиции?
   Стоило мне перестать спрашивать других, что они думают о том, что думаю я, как выяснилась любопытная вещь: я работаю упорнее, когда не полагаюсь на окружающих. Я справляюсь с задачами, которые в противном случае оставил бы кому-то другому. Я тружусь прилежнее, чтобы мое видение было целостным.
   В прошлом, отправляя кому-нибудь статью, я ждал комментариев и, зная, что текст потребует доработки, ленился. И у моей лени, подстегиваемой щедростью рецензентов, обнаружился побочный эффект: я начал сомневаться, что способен сам разобраться с теми местами, которые вызывали затруднения.
   Я не говорю, что нужно игнорировать обратную связь. Полезно знать, как другие воспринимают вашу работу. Внеся последнюю правку, я несколько раз прочитал речь разным слушателям. Но на этот раз просил их оценить не мое послание, а то, как я донес его. Что они вынесли для себя из моего выступления? Удалось ли мне передать сообщение со всей страстью?
   Выступая во Флинте, я чувствовал, что моя речь понятна, самобытна и сконцентрирована на главном.
   Я почувствовал, что это моя речь.
   Если задача или проект вызывают у вас чувство неуверенности и желание получить чужой отзыв и одобрение, сначала попробуйте понять, что вы сами о нем думаете. Выделите себе время в тишине и спокойствии, чтобы услышать внутренний голос, чтобы довериться своему уму и сердцу. Нередко это помогает перестать беспокоиться о том, что думают другие.

6
Ничто не помогало воспаленному локтю
Отступитесь и ничего не делайте

   Берти осматривал мой локоть, а я рассказывал ему, сколько всего перепробовал, чтобы вылечиться. Как только локоть заболел, я начал принимать ибупрофен. Это не помогло, и мы поставили два укола кортизона с перерывом в полгода. Тем временем я ходил на сеансы физиотерапии, пробовал ультразвук, носил жесткую повязку, каждый день делал специальные упражнения, прикладывал лед, ходил на акупунктуру и массаж. Доведенный до крайности, я прибег даже к экспериментальной медицине – сделал инъекцию тромбоцитарно обогащенной плазмы, нашумевшей благодаря нескольким известным спортсменам, которые ее применяли. Укол был невыносимо болезненным и только ухудшил мое состояние.
   – Ничто из этого не помогло! – пожаловался я.
   – Есть идея, – сказал Берти. – Кое-что, чего мы еще не пробовали.
   – Что? – я надеялся, что новое лечение не будет отнимать много времени и не окажется дорогостоящим.
   – Ты только что сам это сказал, – ответил Берти. – Ничего.
   Он предложил мне прекратить лечение на ближайшие полгода. «Возможно, все твои попытки вылечить локоть только усугубляют проблему, – сказал он. – Уверен, после нескольких месяцев ничегонеделанья боль просто уйдет».
   Я сомневался, но решил попробовать. И действительно, через несколько месяцев боль исчезла.
   В некоторых ситуациях ничего не делать – абсолютно ничего – как раз то, что нужно. С моим воспаленным локтем это сработало. Иногда для того, чтобы решить проблему, нужно отказаться от попыток ее решить.
   Следовать этой стратегии трудно, потому что мы склонны действовать. Когда есть проблема, мы чувствуем себя лучше, если активно беремся за ее решение. Но представьте, что вы потратите массу времени, сил и денег на задачу, которая не может быть решена с помощью времени, сил и денег.
   По данным New York Times, в 2009 году американцы потратили около 3,6 миллиарда долларов на безрецептурные лекарства от простуды, кашля и боли в горле{4}. Однако, как говорится в статье, тот факт, что упомянутые лекарства действительно справляются с простудой или хотя бы сокращают длительность болезни, неочевиден. Более того, применение некоторых медикаментов, например антибиотиков, чревато побочными эффектами, которые могут только ухудшить состояние.
   Применим ли этот подход вне медицины? Сейчас много говорят о поддержке малого предпринимательства. Оправдывают ли себя силы и деньги, вложенные в это направление? Согласно исследованию, проведенному фондом Кауфмана{5}[7], правильный ответ – «нет».
   По данным Бюро переписи населения США, с 1977 по 2005 год число новых компаний, открываемых ежегодно, варьировалось всего лишь на три – шесть процентов. Согласно исследованию, «ни один из факторов, который мог бы отразиться на решении потенциальных бизнесменов начать свое дело, – будь то экономические подъемы и спады, изменения в налоговой системе, рост народонаселения, скудный или богатый стартовый капитал, технологический прогресс и прочее – не оказал существенного влияния на количество стартапов в Соединенных Штатах».
   Иначе говоря, лучший способ стимулировать новые бизнес-начинания – ничего не предпринимать.
   А как насчет личных отношений? Некоторое время назад у меня произошла размолвка с близким человеком. Я несколько раз пытался разрешить конфликт: писал электронные письма, звонил и даже прислал подарок – но ни один из нас после этого не почувствовал себя лучше. В конце концов я сдался и списал человека со счетов. Долгое время я не предпринимал никаких действий. Недавно мы снова встретились, и я почувствовал, что та ситуация осталась где-то далеко. Конечно, отношения уже не были столь же теплыми, как до ссоры, – но они были гораздо теплее, чем в то время, когда мы активно пытались на них повлиять.
   Я не предлагаю решать все проблемы ничегонеделаньем. Иногда лучше всего встретиться с ситуацией лицом к лицу. Бывает очень полезно поднять вопрос, который подспудно томился на медленном огне, и решить его без обиняков. Я большой любитель обсуждать «необсуждаемое» – и знаю, порой этот подход творит чудеса.
   Но как закрывать глаза на что-то незначительное, чтобы избежать ненужных споров? Например, не указывать другому человеку на проявление слабости. Или простить, не дожидаясь акта покаяния. Другими словами, иногда лучший способ разрешить трудность в отношениях – ничего не делать.
   Но как понять, стоит что-то предпринимать или нет?
   Антон Чехов писал: «Если против какой-нибудь болезни предлагается очень много средств, это означает, что болезнь неизлечима». Если предыдущий опыт или любая другая информация указывают на то, что для ситуации есть множество возможных решений, но ни одно из них не является стопроцентным, ничегонеделанье – пожалуй, лучший выход.
   Кроме того, если вы испробовали два или три способа, но ни один не сработал, наверняка стоит попробовать ничегонеделанье.
   С тех пор как локоть перестал болеть, прошло несколько лет. Но я суеверен и, признаться, опасаюсь, что, написав об этом – неосторожно объявив, что поборол воспаление, ничего не предпринимая, – спровоцирую рецидив.
   Надеюсь, этого все же не случится, но в любом случае я хотя бы знаю, что мне делать: ничего.
   Сопротивляйтесь порыву решать любую проблему. Иногда ничего не делать – лучше, чем делать хоть что-то.

7
Все восхитительно – но все несчастны
Примите действительность. Измените ожидания

   Согласитесь, приятные ощущения. Только не для моего друга Роба.
   Обычно Роб не испытывает стресса, хотя многие люди посчитали бы, что работа, которой он занимается изо дня в день, еще как тянет нервы. Он специалист по недвижимости и беспрестанно решает проблемы с арендаторами, банками, судебными исками, управлением имуществом и переменчивой рыночной стоимостью. Однако, решая эти вопросы, Роб всегда проявляет стойкость и хладнокровие.
   Так почему же его выбил из колеи тот благословенный день на яхте? По той же причине, что и большинство из нас: из-за обманутых ожиданий. Робу нужно было сделать важный звонок, а телефон не работал. Он оказался перед пропастью между тем, что ожидал, и тем, что получил в действительности.
   Разрыв между ожиданиями и действительностью – глубинная причина современных стрессов. И сегодня мы подвержены им как никогда, поскольку наши ожидания продолжают расти – частично благодаря развитию технологий.
   В уморительном интервью с Конаном О’Брайеном{6} комик Луи Си Кей говорил, как чудесен современный мир, но как при этом несчастны все вокруг. Он рассказал, как во время одного из авиаперелетов впервые смог воспользоваться интернетом на высоте в 10 000 метров. Изумительно! Его сосед тоже беззаботно ползал по сети, пока соединение не оборвалось. Тогда мужчина воздел руки к небесам и закричал: «Что за дерьмо!»
   «Как быстро мир вдруг задолжал ему то, что существовало всего десять секунд назад», – сказал Луи Си Кей. Я попадаю в эту ловушку, и большинство окружающих тоже. Мы ожидаем большего не только от технологий, но и друг от друга.
   Обычно перед лицом непрекращающихся проблем Роб спокоен – именно потому, что они не прекращаются. Он их предвидит. Арендаторы вечно жалуются. Банки вечно требуют больше информации. Судебные дела вечны. Рыночная стоимость вечно скачет. Эти события – рутина, и у Роба есть такие же рутинные инструменты решения проблем, поэтому они не выбивают его из привычной колеи.
   Но в тот день на яхте Роб рассчитывал, что телефон будет работать. Поэтому его бездействие вдалеке от суши, где нет никаких альтернатив, чтобы сделать важный звонок, стало неоправданным ожиданием, которое вывело его из себя.
   Что можно сделать со стрессом и раздражением, причиной которых стали обманутые ожидания? Есть два варианта: изменить окружающую действительность или изменить ожидания.
   Иногда изменить реальность можно. Постоянно недовольны подчиненным? Помогите ему улучшить профессиональные навыки. Если это не сработает, в ваших силах его уволить.
   Но иногда повлиять на реальность трудно. Что если вы недовольны коллегой, равным по должности? А если целым отделом? Вы не можете уволить их всех. Возможно, вы могли бы перестать работать вместе, но это наверняка не в вашей власти. Вы можете уйти с работы, но это вызовет лишь новый стресс.
   Мой опыт показывает, что попытки изменить действительность обычно не снимают, а создают стресс. Что-то незначительное, например поменяться местами в самолете, может стать такой проблемой, что, даже если сделать это удастся, в итоге окажется, что игра не стоила свеч. А более важные вещи, например успевать делать больше дел за день, способны вывести из себя еще сильнее. Во втором случае разочарование особенно велико, потому что все надежды я возлагаю только на себя, а потому верю, что только от меня все зависит.
   Так я пришел к пониманию, что лучший способ уменьшить стресс – изменить свои ожидания.
   Иначе говоря, привыкнуть не получать желаемое. Знаю, это противоречит принципу «пришел, увидел, победил», которому учили большинство из нас. Но чаще всего даже не стоит утруждать себя борьбой с реальностью. Потому что ее либо невозможно изменить, либо стресс, полученный в борьбе, оказывается больше награды.
   Если изменить ожидания слишком трудно, лучшее, что вы можете сделать, – попробовать мыслить масштабно.
   Представьте шкалу от одного до десяти, где десять – худшая мыслимая реальность, например жить в зоне военных действий или оказаться в Центре международной торговли[8] 11 сентября. Скажем, девятая отметка – это серьезная болезнь, которая, скорее всего, приведет к смертельному исходу. Восемь – событие, которое навсегда поменяет вашу жизнь, например тюремное заключение или несчастный случай, из-за которого вы оказываетесь в инвалидном кресле. Семь – нечто, что меняет вашу жизнь временно, например, когда вы теряете работу или вынуждены съехать из дома, содержание которого больше не можете себе позволить.
   Понимаете, к чему я клоню?
   Практически все, что выводит нас из себя, находится в районе первой и второй отметок на шкале обманутых ожиданий. Иными словами, наше настроение и уровень стресса определяются маловажными событиями.
   Об этом полезно помнить, когда вы жутко злы на свою кабельную компанию, потому что они ошибочно добавили к вашему счету пять долларов, а потом заставили еще полчаса висеть на телефоне, пока они разбирались с ошибкой. Или когда непосредственный подчиненный приносит вам небрежно выполненную работу. Я не призываю вас оставлять все как есть. Просто говорю, что все это не стоит ваших нервов.
   Не придавать значения мелочам не всегда легко. Мелочи накапливаются и приводят к большому стрессу, и вполне нормально выходить из себя по поводу вещей, которые в масштабе жизни имеют мало значения. Со мной это происходит постоянно.
   Но мы можем существенно снизить уровень стресса, признав, что часто ведем себя как перфекционисты в условиях, когда совершенство не требуется, недостижимо или даже не приносит пользы.
   Больше всего Роб был напряжен, когда думал, что проблема именно в его телефоне. Но вскоре он узнал, что мобильной связи нет нигде на Багамах. И это помогло ему изменить свои ожидания. Он понял, что ничего не может сделать.
   Стоило ему охватить картину целиком, как он очутился в новой действительности. Где оказался несостоявшийся телефонный звонок на шкале от одного до десяти? Не выше единицы.
   Так 12-часовое бездействие сотовой сети превратилось в настоящий отдых.
   Если вы не в состоянии изменить действительность – а обычно дело обстоит именно так, – постарайтесь принять ситуацию такой, как она есть. Стоит вам изменить свое отношение, как вы обретете способность стратегически и продуктивно реагировать на происходящее.

8
Ценность чаепитий
Выделите время для ритуалов

   Посмотрев картину в первый раз, когда она только вышла на экраны в 2003-м, я был очарован красотой движений во время боевых сцен. На этот раз меня заворожила сцена, которую в первый раз я даже не запомнил: чаепитие самурая.
   Сидя за низким столиком, самурай двигался неспешно и был сосредоточен исключительно на своем чае. Он любовался им. Затем наливал его в чашку. Потом отпивал, смаковал вкус и только после этого проглатывал.
   Я понял, что в этом и заключается сила самурая.
   Его движения в бою впечатляют, но они лишь демонстрация силы. Источник же – вот этот чайный ритуал и множество других, ему подобных. Могущество воина исходит из спокойствия, точности движений, внимания к деталям, сосредоточенности и уважения к текущему моменту.
   Сила ритуала глубока и недооценена. Думаю, по большей части из-за того, что мы живем с постоянным дефицитом времени, когда соблюдение ритуалов – непозволительная роскошь. Кто может позволить себе заниматься только одним делом? Кому хватает терпения сделать паузу, чтобы задуматься о своем занятии – прежде чем приступить к нему?
   А нам всем стоило бы это делать.
   Религии понимают и отдают должное значимости ритуалов. Молитв в иудаизме так же много, как приложений для iPhone. Пробуждение? Для него есть своя молитва. Мытье рук? Испытание чего-то нового? Трапеза? Для всего – отдельная молитва. В каждой известной мне религии есть подобная практика, и она делает наше пребывание в мире сакральным.
   Возможно, именно поэтому мы избегаем ритуалов в деловом мире. Религия – нечто внутри нас, нечто очень личное. Однако ритуалы не обязательно должны быть религиозными. Ритуалы – это концентрация внимания. Это способ остановиться на минуту и сфокусироваться на том, что вы собираетесь сделать, или что уже сделали, или на том и другом. Они помогают извлечь максимум из того, что происходит здесь и сейчас. И мы могли бы гораздо чаще прибегать к ним в деловом мире.
   Представьте, что вы начинаете встречу, признавая важность сотрудничества, а затем, ни на что не отвлекаясь, погружаетесь в ее тему, признавая также, что взгляды, устремления и приоритеты каждого из присутствующих имеют значение и должны быть услышаны.
   Что если бы анализ чужой работы предваряла мысль о том, насколько важен открытый и честный обмен мнениями? Что если бы каждый раз, открывая электронную таблицу, которую кто-то подготовил для нас, мы делали бы паузу, чтобы признать, какую трудоемкую работу проделал этот человек и как внимателен он был к деталям? Что если бы в начале дня мы останавливались, чтобы почувствовать признательность за работу, которая нам предстоит, и за людей, которые трудятся вместе с нами?
   Начать практиковать такой подход нужно, никому ничего не сказав. Утром сядьте за рабочий стол, но не торопитесь включать компьютер – сосредоточьтесь на моменте. Для этого сделайте глубокий вдох. Или разложите ручки. Что бы вы ни делали, постарайтесь почувствовать уважение к предстоящей работе. Делайте это, прежде чем позвонить кому-то, или принять звонок, или встретиться.
   Каждый раз, когда вы делаете паузу, концентрируетесь и отдаете должное предстоящему занятию, это напоминает вам о том, что ваше дело нужно ценить и внимательно к нему относиться. Придавая больше значения тому, чем вы занимаетесь, вы начинаете воспринимать свое дело более серьезно и получать от него больше удовольствия. Люди, которые работают вместе с вами, чувствуют больше уважения. И вы больше уважаете себя, а следовательно, вам становится приятнее работать с коллегами и вы добьетесь лучших результатов.
   Сосредоточенность помогает нам выполнять задачи с большим вниманием, большим мастерством и большей продуктивностью. Исследования показывают, что фокус на чем-то одном делает наш труд гораздо более эффективным.
   Считаете, что такие ритуалы – роскошь? В действительности они, возможно, идеальное противоядие против дефицита времени.
   Перестаньте действовать на автомате. Прежде чем приступить к выполнению задачи, дайте себе немного времени, чтобы обдумать ее, сконцентрироваться и отнестись к делу с должным уважением. Такого рода ритуальное внимание – не только мощное и продуктивное орудие, это еще и источник удовольствия.

9
Прежде чем спустить байдарку на воду
Готовьтесь к каждому дню

   К поездке мы готовились очень тщательно: учились управлять байдаркой, изучали навигационные карты и прорабатывали маршрут. Чтобы практиковаться в гребле, мы ловили самый сильный прибой и намеренно переворачивались в лодке, засекая, сколько времени нам понадобится, чтобы вернуться в исходное положение или снова забраться в байдарку, если мы из нее выпали. В проливе Принца Вильгельма нет места ошибке. В ледяной воде можно выжить не дольше четырех-пяти минут.
   Прежде чем отправиться на Аляску, я перечитал отчеты о несчастных случаях во всех выпусках Sea Kayaker, какие только смог достать. Я запомнил все ошибки и неверные решения, ставшие причиной смерти байдарочников.
   Например, один из них знал, что ему не стоило бы сплавляться, потому что погода оставляла желать лучшего и волны были высокими. Но у него была назначена встреча, и он не хотел пропустить свой паром. Что ж, он так и не успел на тот паром – равно как и на все последующие. Еще один байдарочник в последний день путешествия не стал упаковывать свое снаряжение, предполагая, что в этом больше нет необходимости. В его лодку ударила волна, он перевернулся, и все его вещи вымокли. Байдарочник выплыл на берег, но согреться ему было нечем. В результате он умер от переохлаждения. А учебную группу Outward Bound[9] застали врасплох сильный ветер и быстрое течение у побережья Нижней Калифорнии. Трое студентов погибли.
   Оказавшись на месте, мы были рады, что подготовились. Зная, насколько переменчива погода на Аляске, каждое утро, прежде чем столкнуть лодку с относительно безопасной суши, мы принимали все меры предосторожности. Тщательно упаковывали вещи в водонепроницаемые пакеты и прятали их в гидроизоляционные отделения байдарки. Все самое важное: УКВ-радио, солнцезащитный крем, сигнальное зеркало, арахисовое масло и кусочки шоколада – то, без чего не могли обойтись, – мы хранили в сухом мешке в моем отсеке.
   Каждое утро мы задавали себе один и тот же вопрос: «Если бы мы умерли сегодня, то какая ошибка сделала бы нас героями хроники Sea Kayaker[10]?» Каждое утро, перед тем как столкнуть байдарку на воду, я несколько минут стоял на берегу, обдумывая предстоящий день: я оценивал наши планы, погоду, состояние снаряжения, места остановок, наши навыки, трудности, которые могут нам встретиться, – и спрашивал себя, насколько мы готовы.
   И теперь, годы спустя, сидя в офисном кресле и чувствуя себя в безопасности, я все еще думаю, что это правильный подход к началу каждого дня.
   Все мы очень заняты. Как часто в погоне за все большими достижениями мы начинаем разговор, встречу или проект, будучи неподготовленными? Это наша автоматическая реакция на обилие дел.
   Кажется, что у нас нет времени на подготовку, поэтому мы бросаемся в омут с головой и в результате делаем ошибки, выполняем задачи дольше, чем требуется, тратим время впустую.
   Вопросы, которыми я задаюсь сегодня, немного отличаются от тех, что мы с Элеонор задавали себе во время путешествия на байдарках, так как речь идет о других рисках. Но смысл остается прежним. Готов ли я к этому дню? К назначенной встрече? Действительно ли обдумал запланированную работу? Предусмотрел ли я риски, которые могут сбить меня с пути? Сосредоточен ли я на том, чего хочу достичь? Это отнюдь не пустая трата времени – такого рода подготовка делает меня продуктивнее.
   На Аляске все прошло гладко, потому что к каждому дню мы готовились так, словно это был самый главный день нашей жизни. На самом деле риски были настолько велики, что, не будь мы как следует готовы, любой из этих дней действительно мог оказаться самым главным – потому что стал бы последним.
   Так почему же нам столь же серьезно не относиться к сегодняшнему дню, учитывая, что прямо сейчас он – единственный?
   Опасайтесь браться за дело, не обдумав его. Каждое утро находите время, чтобы спросить себя: «Готов ли я к предстоящему дню?» Вы будете больше готовы уже потому, что задались этим вопросом.

10
Урок от Wi-Fi роутера
Перезагрузите себя

   Эта ситуация сама по себе стала для меня уроком. Но история на этом не заканчивается.
   Готовую статью следовало отправить редактору. Починка интернета, которая прежде была отвлекающим фактором, превратилась в необходимость. И я применил все свое знание технологий: накричал на роутер.
   Никаких изменений. Я покричал еще. Это не помогло. Тогда я закрыл все диалоговые окна и перезагрузил компьютер. Не сработало. Повозился с настройками. По-прежнему ничего. В конце концов я несколько раз выключил и снова включил роутер, но и это тоже не помогло.
   И вот я сижу молча и со злостью смотрю на свое компьютерное оборудование, готовый признать поражение. Вдруг я вспоминаю способ, который срабатывал раньше, когда ничего больше не помогало. На минуту я вынимаю все шнуры из розеток. Все обесточено, и, поскольку делать мне нечего, я просто сижу на месте.
   Удивительно, минута – это так мало, но, когда время вышло, я испытывал совсем другие чувства. Не осталось ни злобы, ни раздражения, ни досады.
   Я более не находился на грани того, чтобы выбросить всю свою электронику. Чудесным образом я почувствовал себя обновленным. Ситуация не поменялась – изменилось мое отношение к ней.
   Оказалось, что, отключив все оборудование, я отключил и себя самого. И когда эта короткая, едва заметная минута прошла, я чувствовал себя иначе. Обновленным. Готовым доброжелательно и вежливо общаться с роутером, а не кричать на него. Возможно, даже немного пошутить, чтобы ослабить напряжение.
   Это натолкнуло меня на мысль: стратегия отключить-и-приостановить-все-на-минуту может быть хорошим решением, когда что-то в жизни идет не так.
   Недавно я утвердился в этом во время телефонного разговора с Элеонор, которая находилась в отъезде. Диалог не клеился, и нам обоим казалось, что другой его не слушает. Затем связь оборвалась. Мы пытались перезвонить друг другу, но каждый раз включался автоответчик. Около минуты мы ждали – каждый у себя. Отключенные.
   Когда нам удалось созвониться снова, тон нашего разговора радикально поменялся. Мы говорили друг с другом мягче. С большим вниманием. Проявляя больше понимания и любви. Мы лучше слышали то, что говорил другой. Никогда не думал, что скажу это, но впервые я был счастлив, что не могу положиться на качество сотовой связи, так как ее отсутствие помогло нам обоим сделать вдох и иначе взглянуть на ситуацию.
   Отключение и минутное ожидание – неожиданная стратегия, ведь она кажется пассивной. Вы не продумываете новые пути действия, не формулируете будущие аргументы, не пытаетесь найти свежую точку зрения. Вы фактически не делаете ничего.
   Когда вы отключаетесь и ждете минуту, то возвращаетесь к настройкам по умолчанию. Для большинства из нас это великодушие, открытость, изобретательность, сопричастность и оптимизм. Они повышают шансы на ваш успех после того, как вы подключитесь снова.
   Встреча зашла в тупик? Сделайте перерыв. Никак не получается составить заявку? Встаньте и прогуляйтесь. Ссоритесь с детьми? Возьмите тайм-аут. Отключитесь на минуту и просто дышите.
   Такой подход не требует практики или особых навыков. Всего лишь помните о нем. Иногда нам нужно быть активными и решительными. Но иногда бездействие – самый разумный выбор. Волшебная минута ничегонеделанья способна изменить буквально все.
   Именно так и произошло в ситуации с моим великим мудрым учителем – Wi-Fi роутером. Случилось чудо: после минутного ожидания я снова подключил устройство к розетке, и беспроводной интернет заработал. И я тоже.
   Когда вам нужно вновь обрести равновесие – в горячем споре или в трудной ситуации, – вместо того чтобы сломя голову нестись вперед, на минуту откажитесь от любых действий, возьмите тайм-аут. Перезагрузив себя, вы сможете взглянуть на вещи иначе.

11
Это ощущается как…
Перестаньте играть на публику. Начните экспериментировать

   Нам понадобилось одиннадцать лет – и немало трудов, – чтобы прийти к этому моменту. Элеонор принадлежит к англиканской церкви – она дочь священника. Я еврей, сын выжившего при холокосте. Единственное, в чем наши родители пришли к согласию, – что нам не стоит жениться.
   Наша подруга Сью Энн Стеффи Морроу – член методистской церкви – предложила взять на себя функции отсутствующих еврейских священников. Она провела репетицию: показывала, кому где находиться, читала молитвы и разряжала обстановку шутками.
   Когда все осталось позади и мы немного расслабились, она дала нам с Элеонор совет, лучше которого получать мне еще не доводилось. «Завтра сотни людей станут свидетелями самого главного дня в вашей жизни. Постарайтесь помнить вот о чем: это не спектакль, это приключение».
   Мне нравится, что она сказала: «Постарайтесь помнить». Кажется, что помнить об этом легко, но в действительности – почти невозможно, потому что большая часть того, что мы делаем в жизни, ощущается как спектакль. Нам ставят оценки в школе и проводят аттестации на работе. Мы побеждаем в гонках, зарабатываем звания, получаем похвалу, а иногда и славу, благодаря нашим выступлениям. Нам за них платят. Даже небольшие события – проведенное совещание, разговор в приемной, отправленное письмо – сопровождаются немым, но непреложным вопросом: «Как прошло?»
   Другими словами, мы думаем, будто жизнь – спектакль, потому что в некотором смысле так оно и есть. Мы чувствуем, что другие оценивают нас, потому что зачастую это действительно происходит. И давайте признаемся: не только окружающие дают оценки. Большинство из нас тратит массу энергии, оценивая других, – что, конечно, только подтверждает теорию оценок и подстегивает наше желание играть на публику.
   Но вот парадокс: отношение к жизни как к спектаклю не только вызывает стресс и недовольство, но и ведет к посредственной игре. Если вам хочется стать лучше в чем-то, нужно быть открытым для экспериментов, пробовать и ошибаться, охотно принимать любой результат, извлекая из него урок. А получив желаемый результат, с энтузиазмом все перемешать и сделать по-другому.
   Если вы воспринимаете жизнь как спектакль, неудачи становятся настолько болезненными и ужасающими, что вы перестанете экспериментировать. Но если вы воспринимаете жизнь как приключение, все неудачи – лишь часть пути.
   В чем отличие спектакля от эксперимента?
   Вы стараетесь хорошо выглядеть? Хотите впечатлить кого-то или что-то получить? Ждете, что вас примут, одобрят, похвалят, оглушат неистовыми аплодисментами? Вам больно от того, что вы всего этого не получаете? В таком случае, скорее всего, вы играете.
   Экспериментируя, вы исследуете, на что похожи события, хотите узнать, что будет, если… Экспериментируя, вы испытываете чувство благодарности за отрицательные результаты так же, как и за положительные. Бесспорно, принятие, похвала и одобрение приятны, но они не определяют успех. Основа успеха – полное погружение в эксперимент, независимо от того, чем он обернется, а также способность извлечь из него урок. Такого успеха можно достичь независимо от реакции окружающих.
   Когда вы играете роль, успех неприятно короткий. Стоит вам взять один рубеж или принять особенно оживленные овации, как спектакль окончен – и больше никаких наград. Лишь неизменный вопрос: «Что дальше?»
   А вот если вы экспериментируете, вас интересует не исход, а текущий момент. Вы не стремитесь испытать определенное чувство после предпринятых действий, вы испытываете его в процессе. Переменчивые внешние мерки не в состоянии влиять на вас, потому что вами движет стабильная внутренняя система оценки.
   Так как же отказаться от игры на публику в пользу эксперимента? Мне помогает такой способ: несколько раз в день я заканчиваю предложение «Это ощущается как…»
   Говоря это и отдаваясь соответствующему чувству, я погружаюсь в эксперимент. Спектакль перестает быть важным, а мой мозг более не фокусируется на результате. Плохих чувств не существует – любые чувства делают жизнь богаче.
   В день свадьбы я взял совет Сью Энн на вооружение. И теперь, оглядываясь назад (а прошло уже больше пятнадцати лет), с наибольшей нежностью я вспоминаю именно те моменты, которые мы не репетировали, – в них не все было гладко, но они вдохнули в событие жизнь. Даже сам вечер репетиции, который определенно пошел не по плану из-за отсутствовавшего раввина, оказался чудесным: он привел к тому, что священник англиканской церкви – а это особенно значимо для Элеонор и ее близких – сыграл в событии более существенную роль, чем предполагалось.
   Я не знаю, как прошла свадьба с точки зрения представления. Но как приключение она оказалась идеальной.
   Попав в свет прожектора, постарайтесь избавиться от мысли, что вы «выступаете». Позвольте себе прочувствовать момент, и все пройдет как по маслу.

12
«Нет времени, чтобы подумать»
Находите время для рассеянного фокуса

   Недавно мне повезло: на время моей деловой поездки во Флоренцию клиент забронировал мне номер в отеле Four Seasons. Отель располагается в двух отреставрированных дворцах эпохи Ренессанса, разделенных садом в 4,5 гектара. Я был в восторге… До тех пор, пока не приехал и не выяснил, что мой номер находится в дальнем здании и каждый раз, чтобы попасть к себе, я должен буду проделывать путь через сад. Каждый мой день был до отказа набит консультациями, к тому же мне приходилось выполнять и остальную работу. Так что долгие вынужденные прогулки грозили ежедневно красть мое бесценное время – что я едва ли мог себе позволить.
   Первые дни я входил в сад раздосадованный, пересекал его быстро и целеустремленно. Но, к своему удивлению, с каждым разом я все больше и больше замедлял шаг. В конце концов этот маршрут стал для меня опытом преображения. Когда я шел по извилистым дорожкам, мой ум тоже начинал петлять, создавая новые нейронные связи и приводя меня к озарениям и новым идеям.
   Живя и работая динамично, зациклившись на продуктивности, мы теряем свой сад – буквально и фигурально. И нам необходимо вернуть его себе.
   Недавно я обедал с Раджипом, техническим директором крупного инвестиционного банка. Когда после проведенного вместе часа мы вернулись в его офис, он получил 138 электронных писем. Мы разговаривали, а звук новых сообщений раздавался снова и снова. «Как я могу все успевать?» – спросил он меня. Он не мог. В ведомстве Раджипа почти 10 тысяч сотрудников. «У меня нет времени, чтобы подумать», – пожаловался он.
   У меня нет времени, чтобы подумать. Пожалуй, шесть самых страшных слов, произнесенных руководителем. Нас они больше не пугают, потому что знакомы многим. Нам не нужно 10 тысяч подчиненных, чтобы чувствовать недостаток времени для размышлений. Так чувствует себя практически каждый из нас.
   И дело не в том, что мы непродуктивны. Мы невероятно продуктивны. Мы осуществляем поставки. Принимаем решения. Формируем и распределяем бюджеты. Управляем своими командами. Составляем заявки. В некотором смысле именно в продуктивности и содержится проблема. В условиях маниакальной продуктивности мы упускаем самое важное: умение извлекать уроки.
   В заполненных делами буднях мы редко глубоко анализируем свой опыт, внимательно прислушиваемся к чужому мнению, оцениваем, как результаты наших решений повлияют на будущее. На все это нужно время. Нам требуется замедлить бег. Но кто из нас может себе это позволить? Поэтому мы мало размышляем и ограничиваем свой личностный рост.
   Как правило, мы замедляемся на достаточно длительный для осмысления период лишь вынужденно. Из-за болезни, потери работы, смерти близкого – эти события заставляют нас остановиться, все обдумать и переоценить ценности. Но подобные вмешательства нежелательны и, будем надеяться, останутся редкостью.
   Разве не прекрасно было бы учиться без таких вынужденных остановок? Каждый день замедляться на несколько минут, чтобы поразмышлять и извлечь уроки?
   Все, что нужно, – пару минут прогуляться по метафорическому саду.
   Мое решение проблемы Раджипа? Вспомнить, где ему лучше всего думается, и сделать привычкой бывать в этом месте каждый день. Сам я начал ежедневно практиковать разные вариации «прогулок по саду».
   Одна из них – физические упражнения на свежем воздухе. Если я уезжаю на велосипеде, отправляюсь на пробежку или выхожу на прогулку, то почти неизбежно что-то придумываю и по возвращении смотрю на вещи иначе. Это мой самый любимый и самый надежный сад, в котором растут творческие идеи.
   Другой способ – писательство. Когда я пишу, идеи развиваются, и эти сеансы ненавязчиво расширяют мое мировоззрение. Нет никакой необходимости показывать кому-то, что вы пишете, – здесь прекрасно срабатывает принцип личного дневника. И вам не нужно посвящать этому занятию больше нескольких минут.
   Освежающей и полезной прогулкой по саду для меня становится общение с друзьями и коллегами. Общение это зависит от щедрости окружающих, и я стараюсь ею не злоупотреблять. Обычно я начинаю разговор так: «У тебя есть пара минут поразмышлять кое о чем со мной?» Я не позволяю диалогу превратиться в выяснение отношений и стараюсь критически относиться к собственному мнению, а не искать ему подтверждения.
   Прогулки по саду могут быть очень быстрыми: все, что нужно, – время от времени расставлять приоритеты в пользу размышлений, а не работы на холостом ходу. Я настраиваю часы так, чтобы они сигналили ежечасно, и, когда это происходит, я спрашиваю себя, как прошел последний час и что я планирую сделать в течение следующего. Одна минута почти ничего не стоит, но ее достаточно, чтобы сделать полезную паузу. Кроме того, каждый вечер, прежде чем уйти с работы, я в течение нескольких минут оцениваю, как прошел день.
   Крис Фокс, упомянутый онлайн-ресурсом Fast Company в числе ста самых креативных личностей мирового бизнеса 2011 года{7}, руководит всеми разработчиками и дизайнерами Facebook. Подобно Раджипу, время на размышления для него роскошь. «Дорога до работы и обратно – мое самое продуктивное время для творческих идей, – говорит он. – Я не концентрируюсь на чем-то конкретном, но все равно чувствую энергию сосредоточенности».
   Рассеянный фокус. Похоже на приятную прогулку по саду.
   Вы слишком заняты, чтобы думать, анализировать или размышлять о самых важных вещах в своей жизни? Уйдите прочь от мониторов, заглушите отвлекающие звуки и каждый день находите время для рассеянного фокуса.

13
Почему я вернул iPad
Примите скуку с благодарностью

   Я ценю высокие технологии, но при этом я не первопроходец. Я ждал второго поколения iPod, второго поколения iPhone и второго поколения MacBook Air. Но iPad – это другое. Такой обтекаемый. Такой привлекательный. Такой революционный. И, думал я, раз он так похож на iPhone, большинство дефектов уже устранили. Поэтому в день его выпуска, в четыре часа вечера я впервые в жизни встал в очередь, прождал два часа и купил его.
   Я настроил iPad прямо в магазине, чтобы начать использовать его сразу после покупки. Так я и сделал. Я брал его повсюду. Он такой маленький, тонкий, легкий – почему бы не носить его с собой?
   Разумеется, с его помощью я обменивался электронными письмами. А еще писал статьи в Pages[12]. Смотрел новые серии «Дурмана» через Netflix[13]. Проверял новости, погоду и отчеты о трафике. И, конечно, гордо показывал устройство всем, кто проявлял к нему хоть малейший интерес.
   Потребовалось совсем немного времени, чтобы познакомиться с темной стороной этого инновационного изобретения: оно оказалось слишком хорошим. Слишком простым в использовании. Слишком доступным. Слишком быстрым и одновременно слишком долго работающим. Разумеется, нашлись какие-то погрешности, но не столь значительные. По большей части этот девайс был способен на все, что я мог пожелать, – и это оказалось проблемой.
   Конечно, я хочу посмотреть «Дурман» перед сном. Но стоит ли? Ограничиться одной серией очень и очень трудно. А через два часа я чувствую пресыщение и усталость, но хорошо ли это для меня? Не лучше ли поспать семь часов вместо пяти?
   Гениальность iPad в том, что это компьютер, который всегда и везде под рукой: в метро, в холле в ожидании лифта, в машине по дороге в аэропорт. Любая свободная минута потенциально становится минутой, проведенной с айпадом. iPhone способен делать почти то же самое, и все же не совсем. Кто захочет, лежа в кровати, смотреть на нем фильм?
   Так почему iPad – это проблема? Создается впечатление, что с ним я был суперпродуктивен. Каждую свободную минуту я либо производил что-то, либо потреблял.
   Но в этой реальности чего-то не хватало – не только сна, хотя и он чрезвычайно важен. Недоставало кое-чего слишком ценного, чтобы это упускать: скуки.
   Скука – настоящее сокровище, состояние ума, к которому стоит стремиться. Как только нам становится скучно, мысли начинают блуждать в поисках чего-то волнующего, интересного, за что можно зацепиться. И в этот момент рождается творчество.
   

notes

Сноски

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

Комментарии

1

   В основе исследования – знаменитый эксперимент 1960 года с использованием маршмеллоу, проведенный профессором психологии Стэнфордского университета Вальтером Мишелем при участии четырехлетних детей: www.ocf.berkeley.edu/~rascl/assets/pdfs/Berman et al., Nature Communications 2013.pdf. См. также I. M. Eigsti, et al., “Predicting cognitive control from preschool to late adolescence and young adulthood,” Psychological Science 17 (2006): 478–84; W. Mischel, et al., “‘Willpower’ over the life span: decomposing self-regulation.”Social Cognitive and Affective Neuroscience 6 (2011): 252–56; W. Mischel, Y. Shoda, and M. L. Rodriguez, “Delay of gratification in children,” Science 244 (1989): 933–38; and Y. Shoda, W. Mischel, and P. K. Peake, “Predicting adolescent cognitive and selfregulatory competences from preschool delay of gratification – identifying diagnostic conditions,” Developmental Psychology 26 (1990): 978–86.

2

3

4

5

6

7

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →