Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Аутотелический – прил., самодельный.

Еще   [X]

 0 

Последнее слово на Ближнем Востоке (Принс Дерек)

автор: Принс Дерек категория: Христианство

Это не случайность, что в новостях мы постоянно слышим об Израиле, крошечной стране на Ближнем Востоке.

Почему эта страна так влияет на развитие человеческой истории? Какая сила, действующая на Ближнем Востоке, стоит за угрозой международному миру и безопасности? Кто контролирует ситуацию, ведущую народы земли к решению, которое может определить их дальнейшую судьбу?

Об авторе: Дерек Принс ( Derek Prince) - признанный учитель Библии и автор многих книг. Родился в Бангалоре (Индия) в 1915 году, в семье британских подданных. Он изучал древнегреческий и латинский языки в самых известных учебных заведениях Великобритании - Итон - колледже и Кембриджском университете. С 1940… еще…



С книгой «Последнее слово на Ближнем Востоке» также читают:

Предпросмотр книги «Последнее слово на Ближнем Востоке»

Последнее слово на Ближнем Востоке

Дерек Принс

Сцена подготовлена...
Мир полностью готов к ужасному концу...
Что произойдет в последние минуты?

Это не случайность, что новостях мы постоянно слышим об Израиле, крошечной стране на Ближнем Востоке
Почему эта крошечная страна так влияет на развитие человеческой истории?
Какая сила, действующая на Ближнем Востоке, стоит за угрозой международному миру и безопасности?
Кто контролирует ситуацию, ведущую народы земли к решению, которое может определить их дальнейшую судьбу?
Ответы на эти вопросы уже существуют. Остаётся один вопрос: Когда?

Дерек Принс (ум. в 2003) являлся известным в международном масштабе писателем и учителем Библии. Его внеденоминационный, несектантский подход к духовным истинам сделал его учение доступным для людей разных национальностей и религиозных взглядов.
Д. Принс вел ежедневную радиопередачу “Сегодня с Дереком Принсом”, которая транслировалась почти на весь мир, с переводом на три китайских наречия, на испанский и русский языки. Он опубликовал более 30 книг, переведенных почти на 50 иностранных языков.
Предисловие автора
После окончания Второй Мировой войны центр мировой политики переместился из Европы и Северной Америки на Ближний Восток. Современные средства массовой информации уделяют Ближнему Востоку больше внимания, чем любой другой области на земле. Здесь сконцентрировались проблемы и конфликты, которые враз могут вспыхнуть новым мировым пожаром - Третьей Мировой войной.
Два главных фактора внесли свой вклад в этот рост значения Ближнего Востока - нефть и Израиль. Почти все развитые страны мира, в той или иной мере, сегодня зависимы от непрерывных поставок нефти из источников в Арабских странах Ближнего Востока. Таким образом, нефть становится оружием мировой политики. Благодаря ей Арабские страны обладают в мире влиянием, которого иначе они никогда бы не достигли.
Еще большее значение имеет появление Израиля, как независимого Еврейского государства. Непрекращающееся противостояние и нападки со дня образования этого крошечного государства и до настоящего времени поставило в тупик экспертов и в корне изменило политический и военный баланс на Ближнем Востоке. Всякая обоснованная оценка общей ситуации в этом регионе должна привести, прежде всего, к пониманию той уникальной роли, которую играл и продолжает играть Израиль.
В этой книге я предлагаю свой взгляд, который, как я верю, может стать ключом к объяснению роли Израиля и, таким образом, ключом к предвидению будущих событий на Ближнем Востоке. Этот ключ оказался в моих руках благодаря стечению обстоятельств, не зависящих от моего выбора - пяти лет службы в Британской Армии во время Второй Мировой войны, в Египте Ливии, Судане и, наконец, в Палестине.
Затем последовали более двух лет проживания в Палестине в качестве гражданского лица. И в течение этих лет я был свидетелем и участником тех бурных событий, из которых возникла настоящая ситуация на Ближнем Востоке.
С тех пор я продолжаю поддерживать связь с людьми и событиями в Израиле и окружающих странах. И сейчас я каждый год половину времени провожу в Иерусалиме, а недавно закончил здесь строительство дома.

Дерек Принс, Иерусалим, Апрель 1982


1. ТАМ, ГДЕ ВСТРЕЧАЮТСЯ ИСТОРИЯ И ПРОРОЧЕСТВА
В один прекрасный вечер в апреле 1946 года я стоял в седловине гор, соединяющей Скопус на севере с Елеонской Масличной горой на юге.
Передо мной к западу в лунном свете блестели золотой купол Собора св. Петра и серебряный купол мечети Аль-Акса. Вокруг и за ними Старый Город Иерусалима с его зубчатыми стенами и башнями и его пестрыми крышами казался готовящимся к мирному сну, ожидая призыва мусульманского муэдзина к вечерней молитве с минарета.
Я уже знал, что этот мирный вид был обманчив. Под самой поверхностью таились силы, которые уже приступили к деятельности, неизбежно ввергающей в насилия и кровопролитие.
Позади меня стояли массивные каменные здания и квадратная башня приюта Августы Виктории. Первоначально построенная как гостиница для паломников, в годы Второй Мировой войны она была взята Британскими властями для использования в качестве военного госпиталя. В его стенах я исполнял мою службу в составе обслуживающего персонала, а теперь готовился к увольнению из армии.
Я оказался на водоразделе моей жизни. Я только что женился на Лидии Кристенсен, в прошлом школьной учительницы из Дании, которую я встретил в Иерусалиме. Лидия была "матерью" для маленького детского дома в Рамаллахе, небольшом арабском городке, в десяти милях к северу от Иерусалима. Благодаря моему браку я оказался "отцом" восьми девочек ее дома, в возрасте от четырех до восемнадцати лет. Шесть из этих восьми девочек были еврейки, одна - арабка и младшая была англичанка.
В то время как мы с Лидией планировали продолжать строить наш дом в Рамаллахе, я был представлен к увольнению из армии в Иерусалиме.

"Что впереди?"
Когда я задержался там, на горе, смакуя красоту Иерусалима, и поймал себя на мысли "Что ждет нас впереди", я думал не только о Лидии, о себе, о наших девочках, но также обо всем народе этой страны, с ее уникальным смешением рас, культур и религий.
Будущее целого региона было в кипящем котле. Разные расовые и политические группы предъявляли свои требования на территорию и суверенитет, которые не могли быть приняты другими сторонами. Британское правительство выступило с серией предлагаемых "решений" выхода из явного тупика. Тем не менее, решения, принимаемые одной группой, немедленно отвергались другими. Был ли какой-либо иной источник, в котором можно было искать решение? Я пришел к убеждению, что такой источник был.
В течение почти шести лет пребывания в армии я все свое время посвящал изучению Библии. Три утомительных года в песчаных пустынях Северной Африки моя Библия была моим постоянным спутником, моим неистощимым источником душевного комфорта и силы. Однажды я был госпитализирован на целый год из-за заболевания кожи, которая в тех условиях не поддавалась никакому лечению. Я восстановил свое здоровье только тогда, когда отважился отказаться от дальнейшего лечения и просто доверился ясному обещанию физического исцеления в Библии.
На этом и многих других путях я убедился к моему удовлетворению, что учение Библии, когда оно осуществляется в вере, так же действенно и полно жизни, как тогда, когда она только что была написана.
Тем не менее, в 1944 году, когда начальство перевело меня в Палестину я оказался лицом к лицу с Библейской истиной в совершенно новом измерении. До того времени я читал Библию, как если бы она была написана в вакууме. Я всем сердцем принимал духовные истины, которые она содержит, но они были отделены от всякого контекста в пространстве и времени.
Теперь я пришел к пониманию Библии в особом географическом положении. Я понял, что события, описанные в ней, происходили в регионе боковой ветви Средиземноморья с его западной границей в Италии и восточной границей в Персии. Значительно большая часть этих событий имела место в маленькой области размером приблизительно со штат Нью-Джерси, известной под различными названиями, как земля Ханаанская, Израиль, Палестина или Святая Земля.
Во времена патриархов, как я учил, эта область была известна, как Ханаан. После ее завоевания Израильтянами под водительством Моисея и Иисуса Навина она стала землей Израиля. Это название употреблялось еще в Новом Завете (Матфея 2.20), хотя эта область тогда была провинцией Римской Империи.
Название Палестина означает "страна Филистимлян" (Филистин). Впервые оно было применено греками, затем римлянами и другими языческими правителями, включая британских. Название "Святая Земля" использовалось христианами приблизительно с пятого века. С истечением Британского мандата в 1948 году эта территория была разделена на два государства: Израиль и Иорданию.
Когда я увидел описанные в Библии события в этом географическом контексте, они предстали для меня в совершенно новом свете, реальными и живыми. Например, Захария, в своем красочном пророчестве о возвращении Господа на землю, описал это самое место, на котором я стоял:
И станут ноги Его в тот день на горе Елеонской, которая пред лицем Иерусалима к востоку; и раздвоится гора Елеонская от востока к западу весьма большою долиною, и половина горы отойдет к северу, а половина ее - к югу.
И будет в тот день, живые воды потекут из Иерусалима. половина их к морю восточному и половина их к морю западному: летом и зимой так будет. (Захария 14:4,8)
Передо мной почти воочию разворачивались описанные им события. Здание нашего госпиталя - Приюта Августы Виктории - было расположено как раз там, где должно было случиться землетрясение. Около двадцати лет назад в результате подземных толчков дала трещину квадратная башня здания, надолго сделав опасным ее посещение. История подтвердила, что эти места подвержены землетрясениям.
К западу, через долину Кедрона, различные геологические изыскания обнаружили признаки подземных резервуаров под Иерусалимом. Геологически, это этап для подготовки событий, предсказанных Захарией.
Слова пророка настолько точно соответствовали развернувшейся передо мной сцене, что я мог представить себе картину освобожденной землетрясением воды, изливавшейся волнами из-под храма и струящейся по ложбине, которая образуется с востока на запад - прямо почти там, где стояли мои ноги.
Я вспомнил подобное место у Иезекииля, где представлена та же картина воды, изливающейся из Иерусалима к Мертвому морю:
Потом привел он меня обратно к дверям храма, и вот, из-под порога храма течет вода на восток; ибо храм стоял лицем на восток, и вода текла из под правого бока храма, по южную сторону жертвенника. И вывел меня северными воротами и внешним путем обвел меня к внешним воротам, путем обращенным к востоку; и вот, вода течет по правую сторону.
Когда тот муж пошел на восток, то в руке держал шнур и отмерил тысячу локтей, и повел меня по воде; воды было по лодыжку. И еще отмерил тысячу, и повел меня по воде; воды было по колено. И еще отмерил тысячу, и повел меня; воды было по поясницу. И еще отмерил тысячу, и уже тут был такой поток, через который я не мог идти, потому что вода была так высока, что надлежало плыть, а переходить нельзя было этот поток.
И сказал мне: эта вода течет в восточную сторону земли, сойдет на равнину и войдет в море; и воды его сделаются здоровыми. И всякое живущее существо, пресмыкающееся там, где войдут две струи, будет живо; и рыбы будет весьма много, потому что войдет туда эта вода, и воды в море сделаются здоровыми, и куда войдет этот поток, все будет живо там. У потока по берегам его с той и другой стороны будут расти всякие дерева, доставляющие пищу; листья их не будут увядать, и плоды на них не будут истощаться; каждый месяц будут созревать новые, потому что вода для них течет из святилища; плоды их будут употребляемы в пищу, а листья на врачевание. (Иезекииль7:1-5,8-9,12)
Еще удерживая в памяти эту картину, я повернулся и прошел несколько сотен ярдов к восточному склону горы. Мертвое море блестело вдали в лунном свете подобно драгоценному камню, вставленному в складки холмов. Высокое содержание солей в его воде придавало ему неповторимый блеск. На переднем плане бесплодные, ребристые гребни холмов Иудеи спускались к пустынной долине, упоминаемой Изекеиилем в оригинале, как "Арабах". Вне сомнения, эта долина нуждалась в чудесном преобразовании живой водой, как видел это Иезекииль в своем видении!
За время, что я прожил на Елеонской (Масличной) горе, я узнал, что Арабах на еврейском языке - название Иорданской долины, как ее продолжение от места впадения реки Иордан в Мертвое море на юг до залива Акаба. От Храмовой горы на западе, до Мертвого моря и долины Арабах на востоке, каждая деталь описаниях, как Захарии, так и Иезекииля, была точной и наглядной. Они полностью соответствовали всей этой местности. Однако вне географического контекста они были бессмысленны.
Я понял, что этот же самый принцип применим к бесчисленному количеству и других Библейских пассажей (мест), как исторических, так и пророческих.

Люди и их история
Позднее той ночью, когда я лежал в постели, мое сознание еще было занято впечатлениями двух прошедших лет. Оказавшись в этой стране, я оказался также и среди народа, история которого является центральной темой Библии. Я не мог не заметить, насколько в действительности тесно переплетены история и география.
Географически Библия появилась в Израиле, исторически ее темой является народ Израиля. Я удивился, что за все время чтения Библии я просмотрел столь простой и очевидный факт. Теперь, когда, наконец, я понял его, он придал новую ясность и связность всей Библии.
Я понял, что первые одиннадцать глав Библии служат вступлением. Они объясняют происхождение и подготавливают сцену для последующих событий. Исходя из них, Библия является по существу историей Авраама и народа, происшедшего от него через Исаака и Иакова - то есть Израиля.
Я обнаружил, что там было некоторое различие, которое следовало проводить между словами Израиль и израильтяне с одной стороны, и евреи, т. е. иудеи - с другой. Лингвистически, слово иудеи происходит от Иуды - названия одного из двенадцати колен (племен) Израиля.
Тем не менее, со времени Вавилонского пленения все израильтяне, вернувшиеся в Израиль, стали называться иудеями, независимо от их племенного происхождения. Такое употребление названия перешло и в Новый Завет. Например, Павел происходил из колена Вениаминова, однако называл себя иудеем (Деяния 21:39).
В современном употреблении эти слова не являются полностью взаимозаменяемыми. Израиль и Израильтяне, прежде всего, отражают историческое происхождение. Иудеи и Иудейский (Еврейский) более указывают на религию, культуру и позднюю историю. Со времени образования государства Израиль в 1948 году, слово израильтянин стало применимо по отношению к любому гражданину этого государства независимо от того, является он евреем, арабом или друзом по происхождению. Одна уникальная особенность истории Израиля, представленной в Библии, заключается в том, что часть ее была написана после событий, как обычная история, тогда как другая ее часть написана вперед событий, как пророчество. Взятые вместе, они составляют полную историю народа Израиля.
Хотя большие разделы этой истории даны в общих чертах, другие разделы содержат живые и подробные описания. Наиболее интригующими являются пророческие писания, так как во многих случаях они были написаны за столетия вперед до описываемых событий. Тем не менее, по сочетанию степени точности и яркости они превосходят свидетельства очевидцев.
Моя оценка Библии исключительно как истории Израиля, охватывающей его прошлое и будущее, в целом не удивляла меня, поскольку я применял ее только к Ветхому Завету. Но, будучи христианином, я пришел к Новому Завету из неосознанной перспективы вековых традиций христианства. Трудно было объективно оценить эти факты.
Казалось логичным начать с подлинности Самого Иисуса. Вне всякого сомнения, Он является в высшей мере важнейшим действующим лицом Нового Завета. Действительно, отдельно от Него Новый Завет никогда не был бы написан. В равной мере, не возникает вопроса о том, что по всем возможным стандартам, Иисус в Его земной жизни был евреем (Израильтянином).
Тем не менее, из Нового Завета ясно, что подлинность Иисуса, как Израильтянина не прекратилась с концом Его земной жизни. В Откровении 5:5, стихе, написанном более чем пятьдесят лет спустя после Его смерти и воскресения - Иисус описан на небе, как "Лев из племени Иудина, Корня Давидова". Это относится не к некоторым временным особенностям тридцати трех лет Его краткого пребывания на земле. Это есть Его титул после Его смерти и воскресения в вечности. Он, прежде всего "Лев из племени Иудина, Корня Давидова". Прежде всего. Он отождествляется с потомством Давида, из колена Иуды, народа Израиля. Он, прежде всего Израильтянин.
Затем я обратил свое внимание на характер и содержание четырех Евангелий. Они составляют историческую основу всех фундаментальных догматов Христианской веры (как это утверждается, например, в главных учениях церкви).
Еще раз, факты говорили сами за себя. За исключением кратковременного пребывания Иосифа и Марии с младенцем Иисусом в Египте, все описываемые в Евангелиях события происходили в пределах Израиля.
Более того, свыше 90 процентов упоминаемых в Евангелиях людей были израильтянами. Единственные исключения составляют крошечную группу не-иудеев, как волхвы с востока, или самаритянка у колодца Иакова, римские чиновники и солдаты. По существу, Евангелия были написаны об израильтянах, живших на земле Израиля.
Далее, я рассмотрел авторство Нового Завета. Картина ничем не отличалась. Каждая из его 27 книг была написана израильтянами. Возникал вопрос относительно Луки, автора одного из Евангелий и книги Деяний апостолов, поскольку обычно считалось, что Лука был языческого происхождения. Но так как он был обращен в иудаизм, он также отождествлялся с Израилем.
Конечно, после дня Пятидесятницы Евангелия вскоре были распространены по всему цивилизованному миру. Множество язычников признало Иисуса своим Спасителем и присоединилось к церкви.
Тем не менее, когда я начал задаваться вопросом, кто же были те главные исполнители в Новом Завете, описанные, как распространители Евангелия и организаторы церквей, я был вынужден признать. Что почти без исключения они все были евреями. Все двенадцать апостолов были евреи. Павел, ставший величайшим апостолом среди язычников, точно так же был еврей. Большинство соратников Павла, как Варнава и Сила, были евреи. Даже Тимофей, благодаря своей еврейской матери, законно считал себя иудеем, и поэтому нуждался в обрезании (Деяния 16:1-3).
Я старался думать о Христианах из язычников, игравших большую роль в написании Нового Завета. Сначала я не нашел ни одного имени. В конце концов, я решил, что на некоторую роль мог претендовать Тит. Он был верным соратником Павла, и, по меньшей мере, одна из книг Нового Завета носит его имя. Однако никто не может утверждать, что Тит являлся насколько-нибудь важной личностью Нового Завета.
Мне оставалось рассмотреть пророческие места Нового Завета. Отличались ли их ударения каким-либо путем от исторического содержания? Какую картину рисовали они для будущего? Насколько я мог заметить, их подчеркивания ничуть не уменьшали уникальной роли Израиля.
Автор "Послания к Евреям" говорит нам, что конечной целью всех истинных верующих является "…город, имеющий основание, которого автор и строитель Бог" (Евреям 11:10). В Откровении 21 этот город описан для нас. На его воротах написаны имена двенадцати колен сынов Израилевых. На основаниях стен -имена двенадцати апостолов Иисуса. Каждое имя, написанное в новом Иерусалиме - имя израильтянина.
Я полагаю, ни один человек с антисемитскими предрассудками не будет чувствовать себя там уютно!
Сочетая результаты моих исследований Нового и Ветхого Заветов, я пришел к ясному и простому выводу: в сущности, Библия, это летопись Израиля, написанная израильтянами, частично в виде истории и частично в виде пророчеств.

Изгнание - и возвращение
Почему, в таком случае, что действительно казалось странным, почти невероятным, необходимо ассоциировать еврейский народ с Новым Заветом? Когда я задумался над этим вопросом, я увидел, что к концу первого столетия в ходе истории произошел значительный разрыв. Более того, был пробел, отмеченный почти полным молчанием истории, которую я изучал в Англии.
В этом разрыве было два аспекта: во-первых, люди Израиля были отделены от своей страны; и во-вторых, почти в это же время они лишились ведущей роли в распространении Евангелия и построении церкви.
Этот двойной разрыв определил их роль в истории на последующие восемнадцать столетий. Они стали нацией изгнанных. Физически, они были изгнаны из единственной страны, где они были известны, как народ, обладающий статусом государственности. Духовно, они были изгнаны из самой религии, основателями которой они были.
Более двух последних лет я был свидетелем части процесса исцеления первого из этих двух разрывов - между народом Израиля и их страной. Не показывает ли логика истории, что это может служить прелюдией к исцелению другого разрыва - между народом Израиля и Христианской церковью?
Я знаю, многие сочтут такое предположение невероятным. И все-таки, каких-нибудь сто лет назад, многие так же отвергали, как невероятную, мысль о том, что народ Израиля когда-нибудь восстановит свою страну. Я жил внутри этой страны и среди народа, вся история которого наполнена событиями, отвергаемыми большинством людей, как невероятные.
Когда я искал способ, как мне отобразить значительность событий, свидетелем которых я был, в моем уме возник образ старых дедушкиных часов. Я представил, как они много лет стояли в углу антикварной лавки. Стрелки не двигались, часы молчали. Все думали, что механизм неисправен. И вдруг однажды, без чьего-либо прикосновения, часы затикали и стрелки пошли. Часы перестали быть просто интересным реликтом прошлого. Они снова начали показывать время.
Израиль сравним с пророческими часами Бога. Восстановив народ в их стране, Бог вновь запустил часы в ход. После долгих столетий молчания часы вновь показывают время.
Если я правильно интерпретирую показания их стрелок, они подводят черту, завершая ход истории, пережившей девятнадцать веков.

Пережившие массовое уничтожение
Моя встреча с народом Израиля совпала с одним из наиболее трагических и критических периодов их долгой и часто трагичной истории. Невыразимый ужас массового уничтожения был только началом полновесного удара по еврейскому обществу всего мира, но нигде не произошло этого в большей мере, чем в Израиле.
Вопреки организованной армией и флотом Англии блокаде, узкие ручейки оставшихся в живых евреев из Европы разными путями просачивались в Палестину. Помимо моей воли я оказался в ситуации, когда мне пришлось выслушивать сообщения о таких страданиях и жестокости, в возможность существования которых я раньше не мог поверить. Время от времени я был свидетелем воссоединения семей, члены которых были разделены друг с другом в Европе, но как-то выжили и спаслись, чтобы снова встретиться в Израиле.
Мои открытия в географии Израиля уже придали новое направление моему изучению Библии. Теперь мои открытия этих аспектов истории Израиля в их воздействии на меня были еще более революционны. Почти в каждом из пророческих предсказаний Ветхого Завета я начал находить бесчисленные пассажи о том, что прежде, чем век нынешний придет к завершению, должно быть великое воссоединение еврейского народа со всего мира в страну Израильскую. Но эти предсказания не ограничивались Ветхим Заветом. В учении Иисуса в Новом Завете я обнаружил соответствующие места, показывающие, что заключительная драма нынешнего века будет разыграна на земле Израиля.
Вплоть до этого времени я рассматривал такие места, как неясные, почти утопические картины, внушавшие некоторую надежду на приход лучшего века. Однако теперь я увидел, что это были точные, конкретные предсказания, которые исполнялись перед моими глазами. Во многих из этих предсказаний, определенные характерные детали сцен были подобраны таким образом, как если бы писавший сам был их очевидцем.
Много таких примеров я нашел в пророчествах Иеремии. Один пассаж показался мне особенно наглядным:
Возвратитесь, дети-отступники, говорит Господь, потому что Я сочетался с вами, и возьму вас по одному из города, по два из племени, и приведу вас на Сион.... В те дни придет дам Иудин к даму Израилеву, и пойдут вместе из земли северной в землю, которую Я дал в наследие отцам вашим. (Иеремия3:14,18)
Этот отрывок подчеркивает возвращение Израильтян из "земли северной" на землю, данную Богом праотцам их. Неоспоримо, что последняя есть земля Израиля. "Северная земля" подразумевает Россию, Польшу, Германию и другие страны Восточной Европы, включая Балканы. Это точно очерчивает тот регион, из которого в 1946 году большинство еврейских беженцев проделывали свой путь в Израиль.
Особенно большое впечатление произвела на меня следующая деталь: "по одному из города, по два из племени". Это в точности соответствовало тому, что я слышал от евреев вокруг меня. Очень часто истории спасшихся звучали подобным образом: "из нашей семьи в Берлине уцелел только я один. Но я только что встретил другого нашего родственника, которому удалось спастись - это мой дядя из Ганновера".
В каждой из этих историй названия городов были различны. Страны были скорее Польша или Австрия, чем Германия. Скорее, чем дядя, это могла быть замужняя сестра, или двоюродный брат, или племянник. Но исключительная особенность пророчества Иеремии оставалась та же самая: "по одному из города, по два из племени".
Я был уверен, что в большинстве случаев эти люди не подозревали, что они цитируют слова одного из своих пророков, за 2500 лет предсказавшего те самые события, которые они пережили.

Бог бодрствует над Своим Словом
Я начал видеть историю в новом свете - не как случайное взаимодействие непредсказуемых сил: политических, военных или экономических, но как внешнее проявление божественных целей, приведенных в действие через пророческое Слово Божье. Нигде этот принцип не был проиллюстрирован более ясно, чем в призвании Иеремии к пророческому служению, как он сам рассказывает об этом:
И было ко мне слово Господне: Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя: пророком для народов поставил тебя. А я сказал: о. Господи Более! я не умею говорить, ибо я еще молод. Но Господь сказал мне: не говори: "я молод"; ибо ко всем, к кому пошлю Я тебя, пойдешь, и все, что повелю тебе, скажешь. Не бойся их; ибо Я с тобою, чтоб избавлять тебя, сказал Господь. И простер Господь руку Свою, и коснулся уст моих, и сказал мне Господь: от, Я вложил слова Мои в уста твои. Смотри, Я поставил тебя в сей день над народами и царствами, чтоб искоренять и разорять, губить и разрушать, созидать и насаждать. (Иеремия 1:4-10)
В этом рассказе содержится скрытый парадокс. С одной стороны, Иеремии обещана ужасная власть "над народами и царствами, чтоб искоренять и разорять, губить и разрушать, созидать и насаждать".
С другой стороны, Иеремия говорит о себе: "я еще молод". Более того, в его последующем пути к этой власти, обещанной Богом, был незначительный очевидный факт. Он был последовательно отвергаем большинством собственного народа; часто подвергался оговорам и дурному обращению, временно заключен в темницу, почти доведен до смерти в шахтном колодце.
В чем же тогда заключалась власть Иеремии, и где ее проявления? Я пришел к заключению, что ответ следует искать в том действии, которым Бог поставил Иеремию в его пророческом служении: "И простер Господь руку Свою, и коснулся уст моих, и сказал мне господь: вот, Я вложил слова Мои в уста твои".
Эта власть заключалась не в Иеремии, как личности, она была в Божьих словах, вложенных в уста Иеремии. Эти слова, произнесенные им пророчески, определяли судьбы всех народов и царств соответственно его пророчествам. Правители и народы могли отвергать Иеремию, как личность, однако они не могли отменить пророческих слов, сказанных им по отношению к этим правителям и народам. Когда Иеремия умер, его пророческие слова продолжали жить, формируя дальнейшие судьбы этих народов.
Хотя последующие поколения забыли или проигнорировали слова Иеремии, Бог не забыл их. Он заверил Иеремию: " Я бодрствую над словом Моим, чтоб оно скоро исполнилось" (стих 12). Слова Бога, переданные через Иеремию, прежде всего сфокусированы на его собственном народе Израиля; хотя они охватывают более широкий регион. Иеремия, будучи "пророком для народов", предсказал судьбы многих других стран, кроме Израиля, включая все народы, составляющие регион, ныне известный, как Ближний Восток.
Более того, Бог не только заверил Иеремию, что Он бодрствует над его словами, чтобы они исполнились; Он также обеспечил, чтобы слова Иеремии сохранились, пока наступит время для их окончательного исполнения:
Так говорит Господь, Бог Израиле”: напиши себе все слова, которые Я говорил тебе, в книгу. Ибо вот, наступают дни, говорит Господь, когда Я возвращу из плена народ Мой, Израиля и Иуду, говорит Господь; и приведу их опять в ту землю, которую дал отцам их, и они будут владеть ею. (Иеремия 30:2-3)
Ясно, что Бог смотрел через столетия вперед, в то время, когда Он снова соберет Израиль в ту землю, которую Он предназначил им. Он предусмотрел, что к тому времени Его народ придет к полному пониманию всего, предсказанного им в словах Иеремии.
С чувством страха и волнения я осознал, что мне выпала привилегия стать свидетелем предсказанных Иеремией событий.
Значит, здесь был ответ на вопрос, который ранее я задавал себе той ночью: Что впереди? Слово Бога, сказанное много столетий назад через Его пророков, еще формировало дальнейшие судьбы, и не только Израиля, но и других народов вокруг. Это предусматривало единственно достоверный ключ к пониманию обстановки, развивающейся на Ближнем Востоке.
Перед тем, как я окончательно заснул, я все-таки сделал вывод, что я еще не был готов применить этот ключ к настоящему и будущему. Во-первых, я нуждался в более ясном понимании прошлого. С ним я был бы способен лучше объяснить новые факторы мировой истории, которые ускорили радикальные изменения, происходившие теперь на Ближнем Востоке.


2. МЕЧТЫ ВОПЛОЩАЮТСЯ В РЕАЛЬНОСТЬ
То, что я пережил в Палестине, дало мне новый взгляд на предшествовавшие девятнадцать столетий. Я осознал, что лицом к лицу столкнулся с большим потоком истории, с которой до сих пор был полностью незнаком. Главной областью моего изучения была классика, охватывающая историю Греческой и Римской цивилизаций со времен Гомера до развала Римской империи.
От меня требовалось хорошее знание общего курса Европейской истории, с особенным подчеркиванием в ней моей собственной страны, Англии. Мои познания еврейской истории оканчивались приблизительно там, где кончался Новый Завет. Исходя из такой точки зрения, война между евреями и Римом, закончившаяся в 70 году новой эры разрушением Иерусалима, была представлена незначительным эпизодом Римской истории. Исходя из этого, еврейский народ как бы вообще перестал иметь сколько-нибудь значительную историю.
Теперь я начал понимать, что еврейская история чем-то похожа нареку, течение которой было нарушено землетрясением. Большая часть ее воды ушла в расселину, образовавшуюся в результате землетрясения, где она и продолжала течь. Так как большая часть ее нового течения проходит под землей, многие полагают, что река вообще прекратила свое существование. Даже те, кто знают, что река продолжает течь, не догадываются о ее точном курсе.
Тем не менее, к концу девятнадцатого столетия, река еврейской истории снова оказалась на поверхности мировой истории, придав мощный толчок развитию культуры науки и политики.
Наиболее яркой формой (и наиболее значительной), в которой еврейская история нашла новое выражение, стал Сионизм: вера в восстановление независимого еврейского государства на его исторической родине. Хотя река вначале казалась незначительной струйкой, она упорно увеличивалась в размерах, и теперь ее влияние чувствовалось на всем Ближнем Востоке.
Как почти уничтоженный народ мог уцелеть все эти столетия? Ожидание каких событий могло выдвинуть цели Сионизма на передний план всемирных дел?
Еще со времени разрушения Иерусалима в 70 году н. э. еврейский народ вынашивал мечту возвращения к "Сиону". Для большинства это была только лишь мечта. Рассеянные по всему цивилизованному миру, проданные в рабство, разоренные, гонимые - они продолжали цепляться за свою самобытность, как народа, за свою книгу Законов (Тору), писания раввинов, соблюдения Субботы и своих обычаев. Год за годом, в Пасхальной церемонии, они провозглашали: "Следующий год в Иерусалиме!". Но в действительности немногие верили в это.

Жертвы теологии
В продолжение долгих столетий рассеяния, наибольшие страдания еврейского народа исходили от христиан. Христианский антисемитизм основывался на сочетании теологии и народных сказаний, и подпитывался ими.
Многие выдающиеся христианские теологи учили, что только евреи были ответственны за смерть Христа, и поэтому виновны в наиболее тяжком из всех преступлений: "деициде", убийстве Бога. Таким образом, находясь под вечным и неименным проклятием Божьим, они, с этой точки зрения, были достойны отвращения и постоянного гонения.
Народные сказания, которые продолжали существовать вплоть до двадцатого столетия, дополнительно обвинили евреев в ритуальном убийстве христианских детей, с целью использования их крови в тайных церемониях, связанных с Пасхой. Эти обвинения имели целью получить двойной результат: массовое избиение еврейских общин, и канонизация церковью детей, свидетельствующая якобы об их убийстве.
Христианский теолог Ловски (Lovsky) перечисляет способы, в каких обычно христианский антисемитизм находил свое выражение: презрение, клевета, враждебность, изоляция, принудительное крещение, отбирание детей, несправедливое обращение, погромы, изгнание, постоянное преследование, кражи, ограбления, открытая или тайная ненависть и социальная деградация (Фланнери, стр. 60).
Даже в лучшей Западной литературе евреи постоянно были представлены, как люди жадные, вероломные и завистливые, чьей единственной профессией было ростовщичество. Шейлок, в Шекспировском Венецианском купце служит представителем такого стереотипа. Примечательно, что евреи были изгнаны из Англии приблизительно за триста лет до Шекспира. Таким образом, написанный им портрет Шейлока всецело был некоей реконструкцией из его собственной фантазии и народных сказаний.
Детальный анализ причин и следствий христианского антисемитизма выходит за рамки этой книги. Для тех, кто желает получить сбалансированное, научно обоснованное представление об этой теме, я рекомендую ознакомиться с книгой Эдварда X. Фланнери, The Anguish of the Jews (Страдания евреев). Автор этой книги честен и беспристрастен в показе вины христиан, хотя он и не является противником христианства. Фактически, он -католический священник, связавший себя с Христианством и церковью. Его книга очень тщательно документирована, и содержит ссылки на много других ученых трудов, касающихся различных аспектов этой темы.

Мечты - и мечтатели
В этой атмосфере презрения и гонений, евреи жили как чужой, изгнанный из общества и попираемый народ без страны. Лишь один луч света был во мраке их существования - Сион. Все же сознание чаще взывало к воспоминаниям о прошлом, чем к надеждам на будущее. Тем не менее, время от времени появлялся лидер, подававший проблеск надежды, что когда-нибудь они вновь станут народом на своей собственной родине.
Одним из таких лидеров был Давид Ройбени (Reubeni), одарённая личность с Востока, появившаяся в Западной Европе около 1525 года. Он предпринял смелые попытки создать армию, чтобы отвоевать Палестину для своего народа. Объявив, что его брат был правителем Иудейского царства вблизи Аравии, Ройбени прежде всего представился Папе Римскому.
Он напомнил Папе, что многие ранние отцы церкви верили в восстановление Иерусалима прежде наступления периода тысячелетнего Царства. Удивительно, но Папа принял и поддержал его, и с рекомендательными письмами направил к королю Португалии.
Еврейский народ стекался к Давиду Ройбени, так как за многие столетия это был первый еврейский лидер достаточно большого масштаба, чтобы в их пользу говорить с Папой и королями. Когда, в конечном итоге, Ройбени попал на прием к Карлу V, который, все-таки, был императором Священной Римской Империи, он был впервые с презрением отвергнут, затем схвачен и, вероятно, казнен.
В результате этой неудачи евреи снова смирились со своим положением. В конце пятнадцатого столетия инквизиция Испании и Португалии казалось решила их судьбу. Евреи либо были насильно обращаемы в христианство, либо умирали. Во многих случаях, когда церковь не была уверена в искренности обращения, они также умирали.
С каждой новой волной гонений, евреи, небольшими группами, вразброд, ухитрялись проникнуть назад в Палестину. Некоторые из них влачили жалкое существование на земле. Другие зависели от милостыни, посылаемой им их более удачливыми братьями в Европе и Азии. Крестовые походы одиннадцатого и двенадцатого столетий оставили страну разоренной, а ее немногочисленных обитателей - слабыми и удрученными. Слава Иерусалима была надолго забыта.
По наблюдениям одного паломника, к концу пятнадцатого столетия в Иерусалиме проживало всего 4000 семей. Из них только 70 семей были евреи, и они были "из беднейшего класса, нуждавшиеся в самом необходимом" (Grayze, стр. 464). Подобные описания не вселяли надежды в сердца евреев Европы на восстановление родины. Как далее говорит Грайцель: " Действительное положение Палестины каким-то образом пришло к олицетворению жалкого положения еврейского народа. Оба были разорены; оба находились во вражеских руках; оба ожидали Божьего искупления" (стр. 465).
Позднее, в шестнадцатом столетии, евреи снова пережили краткий миг надежды. Иосиф Нази (Nasi), богатый португальский еврей, бежавший в Турцию, занял высокое положение при дворе султана. Этот могущественный государь поставил Нази правителем острова Наксос в Эгейском море и пожаловал все права на часть Палестины, в районе Тивериадского озера (Галилейского моря). Нази планировал использовать свое огромное богатство и влияние, чтобы поселить большое число еврейской молодежи в этом районе и приобрести шелковичных червей, как средство к существованию колонии.
Однако прежде чем план был доведен до конца, разразилась война между Турцией и Венецией. В военной шумихе Иосиф Нази впал в немилость и лишился своей власти. Надежды евреев снова рухнули.

Помощь из неожиданного источника
При таком стечении обстоятельств, когда вера и сила евреев находились в их нижайшей точке падения, надежда и помощь пришли с неожиданной стороны - от христиан из Англии. Христианская церковь Англии была виновна в положении евреев, и действовала в их отношении так же, как и другие церкви. С 1290 года, когда из Англии были депортированы все жившие там евреи, страна не имела еврейской общины. Оставалась лишь карикатура на Шейлока.
Однако перевод Библии на английский язык возвестил возобновление доверия к авторитету Писания и его уместность в жизни Божьих людей. Пришло и духовное пробуждение среди христианских ученых и мирян, включающее новое понимание Божьих целей для еврейского народа и его исторической родины.
Усилия первого христианина, пытавшегося объяснить теорию воссоединения Израиля” стоили ему жизни. Сожженным, как еретик в 1589 году был Фрэнсис Кетт, член ученого совета колледжа Corpus Christi (Тела Христова) в моей собственной ama mater, в Кембридже.
Тем не менее, идея не умерла вместе с ним, так как другие служители церкви, включая пуритан, начали говорить и писать о "призвании евреев". Все, почти без исключения, поддержавшие это новое толкование Библейских пророчеств, полагали, что возвращению евреев в их страну будет предшествовать их массовое, добровольное обращение в христианство.
Книга сэра Генри Финча, The Restauration of the Jews (Восстановление евреев), опубликованная в 1621 году, вырисовывает совершенную картину теократического строя в восстановленной стране Израиля. Его предсказание - "все язычники принесут свою славу в твою империю" - вызвало немедленную, резкую оппозицию как в церкви, так и в государстве.
Иаков I воспринял книгу, как личное оскорбление и арестовал престарелого сэра Генри и его издателей. Они провели в заключении всего несколько недель, но их опыт заставил других быть более осторожными в их утверждениях и трудах. Однако вопреки противостоянию и гонениям, сама идея пустила корни и продолжала расти среди пуритан и других христиан.
Мечта христиан о восстановлении еврейского государства процветала в Англии между 1640 и 1666 годами. Люди верили что, как ранее провозглашал Давид Ройбени, это государство будет предшествовать мессианскому веку и Тысячелетнему Царству. Был шквал идей, движений и книг среда людей значительных. Оливер Кромвель, Самуэль Пепис, Генри Ольденбург, Барух Спиноза и другие - все поддерживали доктрину о "реставрации".
фактически, само это слово, когда это стало выгодным, приобрело определенное значение: реставрация Израиля. Внимание сфокусировалось на еврейском народе. Некоторые верили, что индейцы Нового Света и есть те самые "десять потерянных колен". Другие верили, что они сами - члены этих потерянных колен - такие личности, как Томас Тэйни, золотых дел мастер из Лондона, который хотел привести реставрацию к осуществлению. Тех, кто верил в доктрину об Английском Израиле, позднее назвали " тайными евреями".
Даже когда увеличивалась поддержка евреям в Англии, снова начались их преследования в восточной Европе, на сей раз со стороны казаков. Не удивительно, что Шаббатай Цви, сын еврейского торговца из Смирны, привлек всеобщее внимание в Англии, когда сам провозгласил себя Мессией еврейского народа.
Цви объявил, что в 1666 году он поведет свой народ назад, на их родину. Вымышленные сообщения о груженных евреями кораблях, направляющихся в Палестину, вызвали многочисленные волнения как среди неевреев Лондона, так и среди больших еврейских популяций в других городах Европы. Предсказывали, что 1666 год должен был стать "годом чуда".
Шаббатай Цви прибыл в Константинополь в 1666 году. Но, вместо того, чтобы взять корону султана, он оказался его узником - и был обращен в ислам. Это было время крушения не только надежд евреев. Христиане, верившие в реставрацию, были почти в таком же отчаянии

Произведения по теме
Из поля зрения выпали два примечательных произведения той эпохи, и не переиздавались до следующей большой волны сионизма, в конце девятнадцатого столетия. Обе эти книги были написаны христианами, изучавшими библейские пророчества, и тазами веры, сквозь столетия, увидевшими восстановленный народ Израиля.
Первая книга. Nova Soyma (Идеальный город; Возвращенный Иерусалим), представляла собой утопическую новеллу, первоначально изданную анонимно в 1648 году на латинском языке. Повторно вышла в свет только в 1902, том же самом году, когда Теодор Герцль опубликовал свою книгу на ту же тему, Atneuand (Старая Новая Страна).
Nova Soyma была написана Самуэлем Готтом под влиянием Джона Мильтона. Эта книга, в отличие от других утопических произведений, была примечательна тем, что ее действие происходит не "нигде", и не "где-то", а определенно на земле Израиля. Успех описанного в ней общества был основан на синтезированной из иудаизма и христианства религии.
Удивительным примером пророческой проницательности этой книги может служить утверждение, вложенное автором в уста одного из главных героев:
В каждой настоящей республике, как наша, надлежит особое внимание уделять молодежи, и в этом провидение Божие не оставит наши усилия тщетными, ибо хорошо известно, что со времени нашей реставрации, у нас вырастает более красивое и талантливое потомство. (Коблер, стр. 24)
Эта картина, без изменений, вполне применима к современному Израилю.
Автор другой книги, The Way of Light (Путь Света), Иоанн Амос Комениус (Коменски) предвидел, что мессианская эра должна быть предварена реставрацией евреев в их стране. Комениус, чешский пионер образования, живший в Англии, написал свою книгу в 1642 году, но она не была опубликована до 1667 года, но и тогда только на латинском языке. Когда книга, наконец, была переведена на английский и отпечатана в 1938 году, стало очевидным, что Комениус мыслил на три столетия вперед.

Христианско-еврейский взаимообмен
Наиболее значительным еврейским лидером 1600-х годов был Манассия бен Израэль, раввин из Амстердама. Его книга The Hope of Israe (Надежда Израиля) связывала мессианство пуритан Англии с мессианством иудеев. Он также верил, что реставрация Израиля должна включать "десять потерянных колен"; и вскоре принял мнение пуритан, что индейцы Нового Света и есть те потерянные родственники.
Его изучение книги Даниила, в сочетании с пророчеством: "рассеет тебя Господь... от края земли до края земли" (Второзаконие, 28:64), убедило его, что Англия должна вновь принять евреев в пределы своих границ. Для достижения этой цели он трудился совместно с английскими христианами - сторонниками реставрации, но не дожил, чтобы увидеть, как это произошло в 1650-х годах. Его труд был так же одобрен английскими христианами, надеявшимися, что еврейские лидеры приведут их предвидения к осуществлению.
Один из парадоксов семнадцатого и восемнадцатого столетий состоял в том, что многие влиятельные евреи не верили, что они могут быть восстановлены в их родине, в то время как многие влиятельные христиане верили в это. Оживленные дебаты вспыхнули в 1787 году, когда Джозеф Пристли, всемирно известный натуралист, философ и теолог предположил, что евреи признают Иисуса, как Мессию, придут к концу их страданий, и будут собраны на Святую Землю.
Давид Леви, первый еврей, переводивший Пятикнижие на английский язык, ответил на тезис Пристли резкой отповедью, с главной мыслью, что Мессия уже пришел. Его статьи показывали, что большинство набожных евреев того времени не ожидали ни пришествия Мессии, ни возвращения в свою страну.
Наиболее удивительным парадоксом, продолжавшимся до девятнадцатого столетия, было то, что многие выдающиеся английские мыслители, писатели и поэты строго верили в движение реставрации, в то время как практически оно оставалось неизвестным для политических лидеров (см. Коблер стр. 42).
Когда, например, в 1799 году войска Наполеона Бонапарта вторглись в Палестину, вожди английского движения реставрации призывали его подарить евреям их родину. Они верили, что крушение Оттоманской империи неизбежно; однако правительство Великобритании неустанно содействовало сохранению Турцией ее владений. Но победа Наполеона оказалась кратковременной, и его отступление спустя всего месяц, покончило с надеждами реставрационистов.
В это время Божий план для евреев и их страны вновь привлек к себе внимание. В 1800 году Джеймс Бичено в своей книге. The Restoration of the Jews - Crisis for A Nations (Реставрация евреев - кризис для всех народов) пришел к заключению, что восстановление не связано с условием обращения в христианство. Двадцатью годами позже, анонимный английский автор озвучил первое воззвание к христианам и евреям мирно сотрудничать в деле возрождения еврейского государства.
Имена христиан девятнадцатого столетия, принявших концепцию восстановления еврейского государства, читаются подобно страницам книги "Кто есть кто": Чарльз Дарвин, граф Шафтсбери, лорд Палмерстоун, Бенджамин Дизраэли, Роберт Браунинг, Джордж Элиот, Джон Адаме и другие.
Одним из наиболее ярких лиц был сэр Лоренс Олифант -воин, дипломат, писатель, ученый в области русского языка и культуры, журналист, член британского парламента. Примерно в 1878 году Олифант столкнулся с бедственным положением европейского еврейства и, с присущим ему рвением, решил обеспечить для них "землю Галаадскую", к востоку от реки Иордан. Он добился поддержки со стороны лорда Солсбери, а также Бенджамина Дизраэли (лорда Биконсфилда), еврея по рождению, но христианина по вере. (Дизраэли признан одним из величайших государственных деятелей, когда-либо вышедших из еврейского народа, он достиг положения высочайшей вершины западной политики тех дней - премьер-министра Британской империи.) Даже принц Уэльсский - будущий Эдуард VII - поддержал Олифанта. Затем, но направился в Париж, чтобы заручиться дополнительной поддержкой министра иностранных дел Франции.
Вооружившись документами от правительств Англии и Франции, Олифант отправился в Константинополь, встретиться с султаном. В 1880 году, когда казалось, что наступил удобный момент для осуществления плана, Дизраэли лишился своего поста, и внешняя политика Британии изменилась. Она перестала покровительствовать султану. Надежды английских реставрационистов, равно как и евреев Европы, снова обратились в ничто.
В это время еврейские интеллектуалы в России инициировали свою собственную форму сионизма: Hovevei Zion (Любящие Сион). Они поняли, что ассимиляция не спасает их от погромов, ставших выражением антисемитизма, прокатившегося по Европе. Эта организация быстро распространилась среди еврейских общин Европы, вплоть до Англии.
Лоренс Олифант объединил усилия с новой организацией и остаток своей жизни работал, помогая им. Когда российские евреи начали небольшими группами прокладывать свой путь в Палестину, Олифант и его жена оставили свои удобства в Англии, чтобы поселиться в Хайфе и помогать прибывающим. Там он умер в 1888 году, желая увидеть новые сельскохозяйственные поселения, заложенные этими людьми, бежавшими от преследований.

Теодор Герцль и его друг
Имя Теодора Герцля известно в истории, прежде всего, как имя отца современного сионизма. Когда он появился на сцене, события начали развиваться с поразительной быстротой. После первого Конгресса Сионистов в Базеле (Швейцария), в 1897 году, он говорил:
В Базеле я основал Еврейское Государство! Если бы я сегодня громко заявил об этом, я был бы встречен вселенским хохотом. Через пять лет, возможно, а через пятьдесят лет, определенно, каждый признает это... (Duvemoy, стр. 58)
Семь лет спустя Теодор Герцль умер, но точно через пятьдесят лет после его слов, 29 ноября 1947 года. Организация Объединенных Наций проголосовала за создание еврейского государства в Палестине.
За всей этой исторической сценой стоял неизвестный, но весьма примечательный христианский служитель, капеллан Британского посольства в Вене. Уильям Хеклер, англиканский священник, сын ученого - знатока древнееврейского языка, исходя из своего изучения Библейских пророчеств, пришел к убеждению, что 1897 год должен стать критическим в восстановлении еврейского государства. Поэтому, когда он прочитал книгу Герцля, Der Judenstaat (Ев&heip;

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →