Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Более одной травмы из двадцати футболисты получают, когда на игровом поле поздравляют друг друга с забитым голом.

Еще   [X]

 0 

Царство Небесное и пути к нему (Липеровский Протоиерей Лев)

Что такое Царствие Божие? Каковы его свойства и признаки? Когда оно придет? Что нужно для созидания Царствия Божия или, вернее, для вхождения в него? Как найти истинный, верный путь в Царство Небесное?

Год издания: 2011

Цена: 20 руб.



С книгой «Царство Небесное и пути к нему» также читают:

Предпросмотр книги «Царство Небесное и пути к нему»

Царство Небесное и пути к нему

   Что такое Царствие Божие? Каковы его свойства и признаки? Когда оно придет? Что нужно для созидания Царствия Божия или, вернее, для вхождения в него? Как найти истинный, верный путь в Царство Небесное?
   Все люди без исключения призываются в Царствие Божие. Национальность, язык, знатность, богатство или бедность – никакого значения не имеют. Всем открыт путь в это Божие Царство. Да, путь открыт, но надо его искать, ибо он узок и немногие видят и избирают его; рядом с ним существует другой путь – широкий, он легок и привлекает многих, но, увы, он ведет не в Царство Божие, а в погибель вечную.
   Книга «Царство Небесное и пути к нему» раскрывает понятия о Царствии Божием и об участии в нем человека, заставляет задуматься о духовном подвиге, о труде покаяния и молитвы, ибо Царство Божие силою берется.


Протоиерей Лев Липеровский Царство Небесное и пути к нему

Введение

   Сущность учения Иисуса Христа заключается в раскрытии понятия о Царствии Божием и об участии в нем человека. После проповеди в синагоге Назаретской и после смерти Иоанна Крестителя Христос, возвратившись к берегам Геннисаретского озера, поселился в Капернауме и там продолжал учить о Царствии Божием. Он говорил, что Царство Божие не имеет ничего общего с владычеством земных царей. Это Царство не от мира сего, оно не материально, но духовно. Область его – души человеческие, а не материальные богатства и не власть человека над человеком. Для созидания Царствия Божия или, вернее, для вхождения в него, не нужно ни денег, ни вещей, ни земель, ни военной, ни политической власти над миром. Всякое царство земное, как бы оно ни было грандиозно и могущественно, все-таки всегда имело, имеет и будет иметь свои границы во времени и пространстве, тогда как Царство Божие не имеет никаких границ – оно всеобъемлюще, и оно вечно. Владыкою этого Царства является Он, Сам Христос, Сын Божий. Область Его владычества – это все души человеческие. Все люди, жившие и живущие на земле, и те, которые будут жить, все призываются в Царствие Божие. Национальность, язык, раса, знатность, богатство или бедность – никакого значения не имеют. Решительно всем открыт путь в это Божие Царство. Да, путь открыт, но надо его искать, ибо он узок и немногие видят и избирают его; рядом с ним существует другой путь – широкий, он легок и привлекает многих, но, увы, он ведет не в Царство Божие, а в погибель вечную. Надо избежать этого пагубного пути. Чтобы найти истинный, верный путь в Царство Божие необходимо стряхнуть с себя одежды древнего Адама, обновиться душою, покаяться, то есть оставить все свои дурные и злые дела и мысли, злобу и ненависть друг ко другу. Надо полюбить Бога и полюбить людей, надо помогать ближним, надо не желать и не делать другим того, чего не желаешь для самого себя. Тогда настанет счастье для каждого человека и для всего человечества. Но этого достигнуть нелегко. Надо напрягать все свои силы, ибо Царство Божие силою берется, то есть усилием, духовным подвигом. И только те люди, которые трудятся и работают над собой, войдут в него: чрез труд покаяния, молитвы и милости.
   Несомненно, что для огромного большинства современников Христовых это учение о Царствии Божием было совершенно новым, мало понятным и противоречило учению об этом предмете книжников и фарисеев. Евреи тайно (как члены Синедриона) и явно (как партия Зилотов) желали своего освобождения от власти Рима. Фарисеи верили, что «Престол Царя Давида» будет восстановлен, что Израиль будет свободным, могущественным и великим, что Царь из рода Давидова будет править всеми народами мира, что именно так и предсказывали пророки.
   К этому все идет, но для осуществления этой исторической цели нужна дисциплина народа, то есть беспрекословное подчинение всех авторитету Синедриона; нужна политическая и военная сила (и она, конечно, рано или поздно, придет), а Пророк из Назарета (как и Его предшественник Иоанн Креститель) проповедует что-то совсем другое.
   В головах слушателей Иисуса Христа возникало много вопросов. Они искренне хотели понять, что такое Царствие Божие? каковы его свойства и признаки? как и когда оно придет? что надо делать, чтобы оно скорее осуществилось?
   Тогда Господь стал объяснять Свое учение о Царствии Божием притчами, то есть простыми наглядными примерами, взятыми из повседневной жизни. И здесь оправдались слова древнего пророка, который говорил в песнопениях своих: Отверзу в притчах уста Мои, изреку сокровенное от создания мира (Пс. 77, 2).
   Вокруг Христа, когда Он проповедывал, всегда собиралось множество народа, так что Его теснили и мешали говорить. Поэтому, чтобы всем было слышно, Господь или садился на пригорок, как это было при Нагорной проповеди, или садился в лодку и говорил оттуда народу, стоящему на берегу. Так и теперь: Он вошел в лодку и сел, а весь народ стоял на берегу. И поучал их много притчами (Мф. 13, 1–2).

Зарождение и рост Царствия Божия в душе человека

Притча о Сеятеле
(Мф. 13, 1–23; Мк. 4, 1–20; Лк. 8, 5–15)

   Вот вышел сеятель сеять, – сказал Христос, – и когда он сеял, иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то; иное упало на места каменистые, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока. Когда же взошло солнце, увяло, и, как не имело корня, засохло; иное упало в терние, и выросло терние и заглушило его; иное упало на добрую землю и принесло плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят, иное же в тридцать (Мф. 13, 1–23; Мк. 4, 3–20; Лк. 8, 5–15).
   В этой притче ясно, что семя означает слово о Царствии Божием, сеятель – Христос. Почва, на которую падает семя, – души человеческие, их ум, сердце, внимание, воля. Но почва бывает разная – плодородная, средняя и дурная. В зависимости от качества почвы и семя прорастает по-разному. Притча была проста, однако ученики не поняли ее смысла и просили Христа объяснить им. Тогда Господь сказал: Кто имеет уши слышать, да слышит… Выслушайте значение притчи о сеятеле.
   Ко всякому, слушающему слово о Царствии и не разумеющему, приходит лукавый и похищает посеянное в сердце его; вот кого означает посеянное при дороге. А посеянное на каменистых местах означает того, кто слышит слово и тотчас с радостью принимает его; но не имеет в себе корня и не постоянен: когда настанет скорбь или гонение за слово, тотчас соблазняется.
   А посеянное в тернии означает того, кто слышит слово, но забота века сего и обольщение богатства заглушает слово, и оно бывает бесплодно. Посеянное же на доброй земле означает слышащего слово и разумеющего, который и бывает плодоносен, так что иной приносит плод во сто крат, иной в шестьдесят, а иной в тридцать.
   Из этого пояснения видно, что почва означает людей различного характера и типа. При дороге – это люди невнимательные, рассеянные, которые не заботятся, чтобы сохранить то, что получают. Кто угодно может к ним придти и расхитить их драгоценности; потом они жалеют, но бывает уже поздно. Души их остаются опустошенными. В тернии – означает людей, которые увлекаются всем внешним и блестящим, заботятся о материальных богатствах, славе, удобствах жизни, комфорте, удовольствиях и развлечениях, а о самом главном, то есть о Слове Божием, о Боге, о своей душе, о любви к ближним совершенно забывают.
   На каменистых местах – это люди с характером неглубоким, непостоянным, а главное черствым. Сперва они как будто с радостью воспринимают все хорошее, что слышат, но защищать и отстаивать свою веру и убеждения не в состоянии, особенно когда приходится пострадать за правду и истину, тогда они тотчас же от всего отрекаются. Это люди неустойчивые, неглубокие, ненадежные, хотя иногда и увлекающиеся новыми идеями. На подобных людей положиться невозможно.
   На доброй земле – это люди с чуткой совестью, внимательным умом и добрым сердцем. Они не только с радостью воспринимают добрые, истинные слова о Царствии Божием, но и заботятся, чтобы эти слова возрастали в их сердцах; они охраняют себя от всего вредного и темного, избегают дурных встреч и разговоров, всегда внимательны к себе, самое главное в их жизни – это Царствие Божие и правда его.
   Но что делать тем людям, которые представляют из себя дурную почву и имеют от природы невосприимчивость к добру? Неужели такие люди заранее обречены на бесплодную жизнь и никогда не смогут войти в Царствие Божие?
   На это можно сказать, что едва ли существуют вообще абсолютно бесплодные души. Господь в Своей притче не указал на такого сорта людей. Несомненно, что при желании и доброй воле можно самую неподходящую для посева почву дать раздробить, удобрить, оросить, оградить и очистить от сора. Тогда из бесплодной она превращается в плодоносную. Так, известно, что лучшие сорта винограда выращиваются на хорошо раздробленной и перерытой земле, хотя бы она и была вначале каменистой или засоренной. Так и характер человека может совершенно измениться под влиянием сильных воздействий. А эти воздействия суть – пробуждение совести и чувство покаяния. Так часто и бывает со многими, которые вначале проявляли невнимательность, лень, равнодушие, эгоистичность, а потом, после пробуждения совести, – становились добрыми, самоотверженными, святыми, достойными войти в Царство Божие. Например: Матфей-мытарь, Мария Магдалина, Мария Египетская и множество других.

Притча о пшенице и плевелах
(Мф. 13, 24—30; 36—43)

   Царство Божие распространяется по всему миру, оно растет как пшеница, посеянная в поле. Каждое отдельное зерно и каждый колос есть как бы гражданин Царства Божия. Но посреди пшеницы случается видеть и плевелы, лебеду и всякую сорную траву, заглушающую рост хлебного злака. Откуда же взялись эти плевелы? Кто их посеял? Когда люди спали, – сказал Христос, – пришел враг его (то есть Сеятеля), и посеял между пшеницею плевелы, и ушел. Когда же взошла зелень, и показался плод, тогда явились и плевелы. Тогда рабы домовладыки сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их? Но Он сказал: нет, чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы. Оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою.
   Смысл этой притчи, так же, как и первой, не вполне был понят учениками Христа, а потому, когда ушел народ и Господь вошел в дом, ученики сказали Ему: Изъясни нам притчу о плевелах на поле.
   Тогда Христос объяснил им, что главный враг Царствия Божия – есть диавол. Это он сеет плевелы, чтобы заглушить посеянное Христом семя Слова Божия.
   Поле есть мир, – сказал Христос, – доброе семя, это сыны царствия, а плевелы сыны лукавого; жатва есть кончина света, а жнецы суть ангелы.
   Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего: пошлет Сын Человеческий ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие; и ввергнут их в печь огненную, там будет плач и скрежет зубов.
   Эти слова Иисуса Христа показывают, что теперь Царство Божие только еще растет, строится в душах человеческих, но что в мире рядом с добром одновременно растет и зло. Однако наступит время, когда по повелению Сына Человеческого, Вечного Судии, зло будет изъято и уничтожено. Это и будет кончина века. Тогда наступит полное торжество Царства Божия и правды Его. Тогда не будет уже ни слез, ни страданий, ни насилия, ни болезни, ни смерти. Беззаконники все погибнут, а праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их (Мф. 13, 43).
   Но почему же не уничтожить зло сразу? Когда оно еще в зародыше?
   Хочешь ли, мы пойдем и немедленно выдернем все плевелы? – сказали рабы Доброго Сеятеля. Но Он сказал: – Нет, чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними и пшеницы. Оставьте расти вместе то и другое до жатвы.
   Вот причина, почему зло еще существует в мире. На это есть воля Божия.

Притча о зерне горчичном
(Мф. 13, 31—32; Мк. 4, 30—33)

   Свое поле – это своя душа, то есть душа каждого человека, как самое маленькое из злаковых семян, неприметное зернышко горчицы, вырастая, дает высокое и пышное растение, так и Царство Небесное, зарождаясь в душе человека, как самая для мира неприметная идея или учение, по сравнению со всеми другими «великими идеями», учениями мира сего – заполняет все внутреннее существо человека – становится самым главным содержанием, основной сущностью его жизни и дает возможность даже посторонним людям находить около такого человека и свой покой, и духовное отдохновение: «так что птицы небесные укрываются в ветвях его» (см.: Мф. 13, 31—32).

Притча о закваске
(Мф. 13, 33)

   Эта краткая притча по внешней своей форме доступна для понимания каждой хозяйке дома, каждой простой, даже неграмотной женщине. Но в чем заключается внутренний смысл этого примера? Не значит ли это, что Слово о Царствии Божием, запав в сердце человека, не только рождает в нем духовную жизнь, но и изменяет все его внутреннее бытие, и делает его другим, совсем новым. Именно этот процесс внутреннего изменения похож на то, когда закваску или дрожжи кладут в муку, чтобы приготовить тесто и испечь из него хлеб. Хотя закваски кладут мало, а муки и воды бывает много, тем не менее закваска (или дрожжи) совершенно изменяет свойства муки и воды – все превращается в тесто, годное для выпечки хлеба. И это потому, что в закваске содержится действующее начало.

Притча о сокровище
(Мф. 13, 44)

   Царство Божие есть самое великое сокровище, дороже которого нет ничего на свете. Его надо искать, как скрытый на поле клад. И этот сокровенный клад подобен Царству Небесному, сказал Христос. Подобие его заключается в том, что клад, хотя и ищется, но находится, в сущности говоря, всегда неожиданно, и раз уже найденный, вызывает в сердце человека такую радость, о которой опасно даже говорить вслух; ее могут отнять; лучше тогда «продать все имение свое и купить поле с кладом», чтобы найденное сокровище оставалось бесспорным.

Притча о жемчужине
(Мф. 13, 45)

   Эта притча по своим образным сравнениям близка к предыдущей, так как хотя и на другом примере, но говорит о том же самом – об исключительной, ни с чем не сравнимой ценности Царства Небесного. Но в ней есть и свой особый смысл. Именно: она подчеркивает активность исканий красоты. Купец заинтересован единственным делом: он ищет красивые ценные вещи – в переносном смысле – прекрасные, ценные для жизни идеи. Быть может, он нашел много драгоценных жемчужин, но, услышав слово о Царствии Небесном, увидев все то, что было у него найденного ранее, – ничто в сравнении с найденной одной драгоценной жемчужиной. Он должен был тогда отказаться от всех ценностей – ради единственной.

Притча о неводе
(Мф. 13, 47—50)

   Притча эта говорит о том, что Слово о Царствии Божием, или о Царствии Небесном, обращается к людям всякого рода, и к дурным и к хорошим, по качеству их характеров. Но после проповеди неизбежен отбор принявших и не воспринявших слово о Царствии.
   Когда наполненный невод вытаскивают на берег, то хорошую рыбу собирают в сосуды, а худую выбрасывают вон.
   Так будет и при кончине века, – сказал Христос, – изыдут ангелы и отделят злых из среды праведных, и ввергнут их в печь огненную: там будет плач и скрежет зубов.
   Полное объяснение этой пророческой притчи раскрывается в учении Иисуса Христа о Страшном суде (Мф. 25, 31—64).

Притча о семени, брошенном в землю
(Мк. 4, 26—29)

   Царство Божие, – сказал Христос, – подобно тому, как если человек бросит семя в землю; и спит, и встает ночью и днем; и как семя всходит и растет, не знает он, ибо земля сама собою производит сперва зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе.
   Здесь земля есть плотское сердце человека, его душевность и телесность. Соприкоснувшись с Духом, то есть с живительным Словом Божием, оно само живится и одухотворяется. В нем начинают действовать силы непонятные и недоступные для внешнего наблюдения – это подсознательная жизнь души человека, когда ум человека «молчит», а сердце бодрствует. Именно здесь сознательная жизнь человека внешне продолжается, как и прежде, а внутренне совершаются в душе его неведомые новые процессы. Это особенно знают подвижники непрерывающейся Иисусовой молитвы; они не в состоянии видеть рост своей души, как невозможно видеть рост травы или прорастающего семени. Но как здесь, так и там, можно отмечать лишь фазы совершающегося явления, «ибо земля сама собою производит зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе», после чего, говорит Господь, сеятель «посылает серп», то есть наступает конец земной жизни человека, Суд Божий.
   Изложение учения о Царствии Божием в притчах было предназначено, по-видимому, не столько для ближайших учеников Христовых, сколько для народа. Все сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им (Мф. 13, 34). А ученикам наедине изъяснял все (Мк. 4, 34).
   Но однажды спросили Иисуса Христа: «Для чего притчами говоришь им?», то есть народу, на что «Он сказал им в ответ: для того, что вам дано знать тайны Царствия Небесного, а им не дано. Ибо, кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет». Это значит, что только тому, кто имеет истинную жажду к слушанию Истины, – тому эту жажду Бог удовлетворит, а поверхностный интерес к самому главному вопросу жизни – не найдет ответа; да и самый интерес скоро увянет.
   Потому говорю им притчами, – продолжал Христос, – что они видя не видят и слыша не слышат, и не разумеют», ибо, согласно пророчеству Исаии, огрубело сердце людей сих.
   Вообще же надо сказать о вышеизложенных притчах о Царствии Божием, что они являются как бы введением для первых слушателей Евангелия, то есть современников Иисуса Христа. Ибо все учение Христово в сущности есть учение о Царствии Божием.

Любовь Бога к человеку, человека к Богу и людей друг ко другу

   К вышеизложенным у синоптиков притчам о Царствии Божием непосредственно, по смыслу, примыкают и другие притчи Господни, сказанные на ту же тему, но с иных точек зрения. Это притчи: О пропавшей овце; О потерянной драхме; О блудном сыне; О мытаре и фарисее; О милосердном самарянине; О милостивом царе и неблагодарном рабе.
   Царство Божие есть царство Любви, ибо – Бог есть Любовь и пребывающий в любви пребывает в Боге и Бог в нем (1 Ин. 4, 16). Бог (Отец) так возлюбил мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3, 16). И хотя человек согрешил пред Богом, но любовь Божия к нему не прекратилась. Но надо, чтобы грешник покаялся в своих грехах и тогда он испытает на себе любовь Божию и войдет в Царство Небесное. Тогда небо преклонится к земле, а душа человека возвысится до неба. В этом смысле Царство Божие и Царство Небесное, по притчам Господним, являются синонимами. Итак, первый шаг для вхождению в Царство Божие, Царство Любви, – есть покаяние, признание своих грехов и ошибок и действительно желание начать новую жизнь.
   Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное, – проповедовал Иоанн Креститель в пустыне Иудейской. Таким же призывом к покаянию начал свою проповедь и Иисус Христос.

Притча о пропавшей овце
(Лк. 15, 1–7)

   Как бы ни был грешен человек, он никогда не должен приходить в отчаяние, так как Бог ищет именно грешную душу, чтобы привлечь ее к Себе. Это хорошо чувствовали мытари и грешники, приходившие слушать проповеди Христа. И когда фарисеи и книжники роптали, говоря: Он принимает грешников и ест с ними, – Христос сказал им следующую притчу: Кто из вас, имея сто овец и потеряв одну из них, не оставит девяноста девяти в пустыне и не пойдет за пропавшею, пока не найдет ее? А найдя, возьмет ее на плечи свои с радостью; и, придя домой, созовет друзей и соседей и скажет им: порадуйтесь со мною: я нашел мою пропавшую овцу.
   Найти пропавшую овцу – значит вызвать в душе грешника спасительное чувство покаяния.

Притча о потерянной драхме
(Лк. 15, 8–10)

   Какая женщина, – сказал Христос, – имея десять драхм, если потеряет одну драхму, не зажжет свечи и не станет мести комнату и искать тщательно, пока не найдет? А найдя, созовет подруг и соседок и скажет: порадуйтесь со мною, я нашла потерянную драхму.
   Здесь драхма – душа человека. И как бы она ни казалась мала пред людьми, – перед Богом, Владыкой всего, она имеет великую цену. И пусть знает всякий грешный, потерявшийся человек, что душа его не забыта у Бога, и удивительнее всего то, что Бог временно как бы оставляет праведников светиться отраженным Божественным светом и ищет спасать именно грешника. Лишь бы грешник через внутреннее чувство покаяния сам нашелся в Боге, ощутил в себе ответную любовь к Творцу. И тогда, как сказал Христос, на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии.

Притча о блудном сыне
(Лк. 15, 11—32)

   У некоторого человека было два сына.
   И сказал младший из них отцу: Отче, дай мне следующую мне часть имения. И отец разделил им имение. По прошествии немногих дней младший сын, собрав все, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно. Когда же он прожил все, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться. И пошел, пристал к одному из жителей страны той; а тот послал его на поля свои пасти свиней. И он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи; но никто не давал ему. Придя же в себя, сказал: Сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода. Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче, я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих.
   Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: отче, я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться. Ибо этот сын мой был мертв и ожил; пропадал и нашелся. И начали веселиться. Старший же сын его был на поле; и возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование.
   И, призвав одного из слуг, спросил: что это такое? Он сказал ему: брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым. Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его.
   Но он сказал в ответ отцу: вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козленка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими, а когда этот сын твой, расточивший имение свое с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка. Он же сказал ему: сын мой! ты всегда со мною, и все мое – твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил; пропадал и нашелся.
   В этой притче отец олицетворяет Отца Небесного – Бога. Сыновья – люди – дети одного Отца, то есть все грешное человечество. Младший сын согрешил тем, что не пожелал служить отцу, покинул дом и, унеся с собою все имущество, данное отцом, решил жить по своей воле, то есть эгоистической «независимой» жизнью. Но вскоре, промотав все добро, полученное в родном доме, не живя по заповедям отца, он внезапно оказался в ужасном положении – голодный, холодный, униженный, без всякой нравственной и духовной поддержки, одинокий, сам себя отлучивший от любви отчего дома, умирающий физически и духовно.
   С другой стороны, старший сын, хотя и оставался все время жить и работать в доме отца, но духовно все же был далек от него.
   Не любя и не жалея брата, он, по-видимому, оторвался и от единения с отцом (1 Ин. 3, 10). Он роптал на отца и осуждал его за любовь и милосердие, оказанное возвратившемуся блудному сыну. Он даже не захотел назвать своего младшего брата – братом, а сказал про него отцу: этот сын твой, расточивший имение с блудницами…
   Укоряя отца в несправедливости, он отказался войти в дом отца, чтобы встретиться с братом и порадоваться его спасению.
   Но невзирая на несомненную греховность обоих своих сыновей, их безнравственность, нелюбовность, грубость и тому подобное, отец все же звал их обоих и раскрывал им свои объятия.
   Когда младший сын, жалкий, ободранный и голодный, робко приближался к дому отца, то, увидев его еще издалека, отец сжалился над ним, побежал ему навстречу, бросился ему на шею и нежно целовал его без упреков. И когда такая любовь потрясла душу блудного сына, он воскликнул: Отче, я согрешил перед Небом и пред тобою и уже недостоин называться твоим сыном…
   А отец тогда проявил новую щедрость любви, милосердия и прощения. Он приказал рабам принести для сына лучшую одежду, новую обувь и, как наследнику, а не рабу (хотя сын не имел уже права наследовать), приказал надеть перстень на руку его. А затем, в честь покаявшегося сына, устроил радостный пир с пением, ликованием и обильным угощением гостей.
   К старшему сыну, когда тот возвращался с поля, отец тоже вышел навстречу, он не упрекал сына за суровость, а нежно просил разделить с ним семейную радость – возвращение младшего брата: Сын мой, ты всегда со мной и все мое – твое. Отец ласково прощал и того, кто сам прощать не научился…
   Неизвестно, дошел ли до сердца старшего сына зов отца, явился ли он в дом на пир радости и любви. Но младший был уже в доме и разделял с отцом и друзьями радость примирения.
   Несомненно, что покаяние блудного сына было искренним, глубоким и полным. Оно началось в его душе еще там, в чужой земле, когда, умирая от голода и тоски, он пришел в себя и воскликнул: Встану, пойду к отцу моему и скажу: отче, я согрешил… Однако недостаточно было сказать, надо было исполнить свое решение. Он и исполнил. Слово его не разошлось с делом. Преодолевая стыд и позор и, может быть, физическую слабость от истощения, грешник встал и пошел, проявил волю к исправлению своих ошибок, вернее – волю к своему спасению от полной гибели. Этим он и заслужил полное прощение отца и вызвал радость у ангелов Божиих (Лк. 15, 10).
   Православная Церковь посвящает одну из подготовительных недель к Великому Посту[1] воспоминанию евангельской притчи О блудном сыне. В ней Церковь, в своих песнопениях, раскрывает всю силу христианского покаяния и показывает, что ни один грешник, как бы ни были тяжки его грехи, не должен отчаиваться в благодатной помощи Неба и помиловании Отцом Любви и всепрощения.

Притча о мытаре и фарисее
(Лк. 18, 9–14)

   Самоуверенность – не есть путь в Царствие Божие. Самоуверенный человек не склонен признавать своих ошибок. Чувство раскаяния ему чуждо, тогда как без этого чувства, то есть без покаяния в своих грехах, он никогда не сможет найти путь к своему спасению. Но чувству покаяния предшествует чувство смирения. Без преодоления в себе самолюбия и гордости, радость покаяния не приходит. Если человек и признает себя виновным, но будет оправдывать себя, а обвинять других, не смирится перед Богом, – то покаяние его не будет глубоким, а праведность останется только формальной, показной, фарисейской.
   Два человека вошли в храм помолиться, – сказал Христос, – один фарисей, а другой мытарь. Фарисей стал молиться сам в себе так: Боже, благодарю тебя, что я не таков, как прочие людиграбители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь. Пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю.
   Мытарь же, стоя вдали, не смея даже поднять глаза на небо, но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику!
   Фарисей возвеличил себя и унизил мытаря, а Господь оправдал молитву грешного мытаря и осудил мнимую праведность самоуверенного фарисея.
   В кающейся душе мытаря если и не произошла полная перемена, то во всяком случае было самоосуждение, шевельнулось живое чувство сожаления в своих грехах и надежда на милосердие Божие.
   Сказываю вам, – заключил Господь эту притчу, – что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот.
   Эта притча, так же как и предыдущая, служит подготовительной к Великому Посту и читается за Литургией в воскресенье перед неделей «О блудном сыне».

Притча о судье неправедном
(Лк. 18, 1–8)

   В одном городе был судья, – сказал Христос, – который Бога не боялся и людей не стыдился. В том же городе была одна вдова; и она, приходя к нему, говорила: защити меня от соперника моего. Но он долгое время не хотел. А после сказал сам в себе: хотя я и Бога не боюсь и людей не стыжусь, но, как эта вдова не дает мне покоя, защищу ее, чтобы она не приходила больше докучать мне.
   И сказал Господь: слышите, что говорит судья неправедный? Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь, хотя и медлит защищать их? Сказываю вам, что подаст им защиту вскоре…
   Неправедный судья защитил вдову, чтобы отвязаться от назойливости ее, дабы она никогда больше не являлась на глаза его, а Милосердный Бог защищает человека так, чтобы человек навсегда оставался с Богом.
   Длительность и настойчивость молитвы укрепляет связь человека с Вседержителем Отцом. Чем дольше и настойчивее молитва, тем вернее прийдет спасение. Слова: медлит защищать и подаст защиту вскоре имеют в себе как будто формальное противоречие. Но духовно они не противоречат, так как понятие времени в духовных процессах иное, чем в материальных. У Бога тысяча лет проходит как один день, и наоборот. Можно прожить долгую жизнь и не заметить времени, а иногда минуты могут показаться вечностью.
   Однако, увы, настойчивость в молитве и вера человека в защиту Бога является большой редкостью. Зная это, Христос сказал: Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?

Притча о милосердном самарянине
(Лк. 10, 25—37)

   Так, однажды один законник, искушая Спасителя, сказал: Учитель, что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?
   Христос же спросил его: В Законе что написано? как читаешь? Он же сказал в ответ: Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и ближнего твоего, как самого себя (ср. Лев. 19, 18; Втор. 6, 5). Иисус сказал ему: Правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить. Законник был смущен. Ему стало неловко, что он искушал, то есть неискренно спрашивал Христа о том, что и сам должен был прекрасно знать. Тогда, желая оправдать себя, сказал Иисусу: А кто мой ближний? то есть кого, собственно говоря, надо считать настолько близким, чтобы любить как самого себя и через это выполнять первую заповедь?
   

notes

1

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →