Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

10 % всех фотографий в мире сделано за последние 12 месяцев.

Еще   [X]

 0 

Психогимнастика (Чистякова М.А.)

психогимнастика В пособии изложена оригинальная методика развития и комплексной коррекции различных сторон психики детей дошкольного и младшего школьного возраста.

Обобщая свой многолетний опыт, автор предлагает читателям курс специальных игровых занятий, направленных на совершенствование у детей внимания, памяти, воображения, эмоций, нравственных представлений; дает методические указания по проведению этих занятий.

jac refine купить





С книгой «Психогимнастика» также читают:

Предпросмотр книги «Психогимнастика»

М. И. ЧИСТЯКОВА


ПСИХОГИМНАСТИКА

Под редакцией М. И. Буянова


2-е издание

Москва


«Просвещение» «владос»


1995

УДК 376
ББК 74.3
Ч-68
Чистякова М. И.
4-68 Психогимнастика /Под ред. М. И. Буянова.—2-е изд.- М.: Просвещение: ВЛАДОС, 1995. - 160 с: ил. -ISBN 5-09-006683-3.


В пособии изложена оригинальная методика развития и комплексной коррекции различных сторон психики детей дошкольного и младшего школьного возраста. Обобщая свой многолетний опыт, автор предлагает читателям курс специальных игровых занятий, направленных на совершенствование у детей внимания, памяти, воображения, эмоций, нравственных представлений; дает методические указания по проведению этих занятий.
Пособие снабжено иллюстративным и нотным материалом, который используется в учебных целях.
Предназначено для широкого круга читателей.
Первое издание вышло в 1990 году.


4310000000-435 103(03)-95
ВДЯ 5-09406683-3
уточнен, план выпуска 1995 г., № 436 ББК 74.3
Чистякова М. И., 1990
Издательство «Просвещение», 1995, с изменениями

К ЧИТАТЕЛЮ
Однажды я получил бандероль. Это была объемистая книга, написанная от руки, с множеством рисунков, таблиц, диаграмм. В сопроводительном письме сообщалось, что автор рукописи, воспитатель одного из детских учреждений Санкт-Петербурга, работает с детьми более 30 лет, и значительная часть ее подопечных — это дети с теми или иными нарушениями внимания, памяти и т. д.
Я принялся за чтение рукописи, и, чем больше углублялся, тем более проникался интересом: ничего похожего в отечественной литературе мне не попадалось. Я отправился в издательство «Просвещение», директором которого тогда был Д. Д. Зуев. Он прочитал рукопись, она тоже пришлась ему по душе. Но как её печатать? Ведь над ней нужно много еще поработать, дополнить и отредактировать. Издательство попросило меня взять на себя этот труд. И вот «Психогимнастика», читатель, перед вами.
Что же это за книга, чего от нее следует ожидать, а чего нет?
Во-первых, это не научная монография, не справочник, не учебник. Это, скорее, хрестоматия, сборник материалов, необходимых воспитателю детского сада.
Во-вторых, не каждому воспитателю детского сада она может понадобиться. Она нужна в основном работникам, имеющим дело с детьми, у которых чрезмерная утомляемость, истощаемость, непоседливость, вспыльчивость, замкнутость и т. д. Эти реакции могут встречаться у разных людей, в том числе и у лиц с неврозами, нарушениями характера, легкими задержками психического развития и другими нервно-психическими расстройствами, находящимися на границе здоровья и болезни (отсюда и выражение «пограничные нарушения»).
Хотя приемы, описанные в этой книге (многие из них известны давно, но творчески переработаны, модифицированы автором), в основном предназначены для практически здоровых детей, все они с успехом могут использоваться для воздействия на детей с явными психическими и неврологическими дефектами.
В-третьих, отдельные элементы этой психогимнастики можно использовать для детей более старшего возраста.
В-четвертых, материалы этой книги носят не только психоортопедический характер, но и психопрофилактический. Это важно особенно в наше время, когда нагрузки на детей растут, а возможности для отдыха и для эмоциональной и двигательной разрядки становятся меньше.
«Психогимнастика» посвящена главным образом психомоторике, не всей, а только определенным ее разделам. Термин «психомоторика» понимается в двух смыслах: для обозначения двигательных расстройств при психических заболеваниях и для определения индивидуальных особенностей двигательной сферы человека. Родоначальником изучения двигательных расстройств у детей с органическим поражением головного мозга (в наши дни таких становится все больше) был выдающийся французский ученый Эрнест Пьер Дюпре, еще в 1909- 1910 гг. предложивший термин «моторная дебильность». Через 10—15 лет отечественный ученый М. О. Гуревич (1878—1953) стал использовать термин «фронтальная недостаточность», которым объединял примерно тот же круг нарушений, что и Дюпре термином «моторная дебильность»: частые недостатки в развитии речи при относительно хорошем ее понимании, двигательную расторможенность и т. д.
Позже М. О. Гуревич выделил четыре основных типа индивидуальных особенностей двигательной сферы у здоровых детей:
1) люди с плавными движениями — пикники;
2) с угловатыми движениями — атлетики;
3) с вялыми — астеники;
4) инфантильно - грациальный тип.
Н. И. Озерецкий (1893-1955) попытался количественно выразить степень развития двигательной сферы: он предложил свою шкалу (иногда ее именуют шкалой Гуревича — Озерецкого), которая в свое время сыграла большую роль в изучении двигательной сферы детей, а потом была долгие годы в забвении, и лишь в 1954 г. ее стал использовать известный психиатр из ГДР Г. Гелльниц, а затем и его сотрудники.
В бывшем СССР двигательная сфера детей изучалась мало и фрагментарно, обобщающих публикаций нет, однако в 1985 г. этот пробел был в значительной степени восполнен выпуском прекрасной книги С. Н. Кахиани и др. «Экспрессивность эмоций человека» (Тбилиси: Хеловнеба, тираж 10 тыс. экз.). У этой книги имеется единственный недостаток—она почти не касается детского возраста и является описательной, а не практической.
Психогимнастика в понимании М. И. Чистяковой - это не синоним всей психотерапии, это, скорее, особая часть психотерапии, соединяющая некоторые игровые варианты психотерапии, суггестивные (основанные на внушении), тренировочные, разъясняющие и т. д.
Читая книгу М. И. Чистяковой, убеждаешься в надуманности и схоластичности утверждений некоторых специалистов, будто занятия психотерапией — прерогатива лишь врачей, Психотерапией должны и могут заниматься и педагоги, и психологи, и врачи. Только каждому свое: психологам одно, учителям другое, медикам третье. Скажем, гипноз, или наркосуггестия, — это дело врачей, и только их, игровой же психотерапией могут и должны заниматься и воспитатели, и логопеды, и учителя любых классов.
Читатели не найдут в книге развернутых психологических и психопатологических характеристик детей, которым предназначены рекомендуемые автором приемы психогимнастики: это заняло бы много места и отвлекло читателя от сути дела. О том, какие бывают дети-дошкольники, любознательные читатели смогут узнать из литературы, рекомендованной для ознакомления.
Если воспитатели детского сада будут испытывать затруднения при применении того или иного приема, рекомендованного М. И. Чистяковой, они могут посоветоваться с медицинскими работниками, особенно с детскими психоневрологами.
Излишне предупреждать, что приемы психогимнастики не отменяют и не заменяют традиционные методы воздействия на детей: все хорошо в комплексе и все хорошо в меру.
Книг такого рода в нашей стране не выходило. Правда, в 1958 г. появилась «Логопедическая ритмика», созданная выдающимся отечественным специалистом в области музыкотерапии В. А. Гринер. Сейчас эта книга превратилась в библиографическую редкость. Ну, а публикации по ритмической гимнастике Эмиля Жак-Далькроза (1865-1950), вышедшие еще в начале XX в., ныне основательно забыты. Но даже если бы они и помнились, то все равно они имеют лишь косвенное отношение к книге М. И. Чистяковой: у нее и подход к проблеме иной, и форма другая. Книга М. И. Чистяковой ориентирована сугубо на практиков, в ней нет научных гипотез и туманных рассуждений, она четко учит, как помочь детям, особенно тем, у которых имеются психические отклонения.

Книга состоит из двух частей.
В первой части кратко описываются выразительные движения и основные эмоции, даются некоторые рекомендации по профилактике и коррекций нервно-психических нарушений у детей.
Во второй, состоящей из трех разделов, представлен практический материал, этюды и игры, сгруппированные в зависимости от их предполагаемого воздействия на те или иные стороны психики ребенка дошкольного и младшего школьного возраста.
Первый раздел включает в себя этюды и игры, имеющие своей целью развитие внимания, памяти, автоматизированной и выразительной моторики. Здесь же описываются этюды для достижения расслабления у маленьких детей.
Второй - описание этюдов и игр для выражения различных эмоциональных состояний.
Третий раздел содержит этюды и игры с отображением отдельных черт характера. Материал этого раздела может быть использован для специальной коррекции нежелательных личностных особенностей того или иного ребенка.
Редактор стремился сохранить стиль автора, его определения и даже спорные суждения.
Книга, предложенная вашему вниманию, не может быть исчерпывающей. Замечания и советы читателей автор и все, кто имел отношение к выпуску этой книги, примут с благодарностью.

М.И. Буянов

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ПСИХОГИМНАСТИКИ
ЧТО ТАКОЕ ПСИХОГИМНАСТИКА1

Психогимнастика - это курс специальных занятий (этюдов, упражнений и игр), направленных на развитие и коррекцию различных сторон психики ребенка (как ее познавательной, так и эмоционально-личностной сферы).
Одна из методик под таким названием была создана Ганой Юновой в бывшей ЧССР в 1929 г.
Так как курс наших занятий тоже называется психогимнастикой, то желательно, конечно, обе методики сравнить.
«Психогимнастика» Г. Юновой представляет собой модификацию для подростков групповой психотерапевтической методики, широко известной как «Психодрама» Дж. Морено (1892-1972).
Дж. Морено в молодости работал в детских садах и придумывал для своих подопечных сценарии, которые становились канвой для детской импровизации, —это были уже зачатки психодрамы.
Дж. Морено организовывал игровую психотерапию у детей так, что сами пациенты оказывались исполнителями тех или иных ролей. Психотерапевт являлся постановщиком психодрамы. Больные выполняли функции как актеров, так и зрителей. В таком виде метод представляется аутопсихотерапевтическим.

________________________________________________________________________
1 Кто является автором термина, нам не известно. Пишущий эти строки слушал этот термин еще в начале 60-х годов, а с конца 60-х годов сам широко его использовал в своих лекциях в Центральном институте усовершенствования врачей. Термин «психогимнастика» может иметь широкое и узкое значение, разные авторы вкладывают в него неодинаковое содержание. Однако задача книги не во всестороннем анализе всех граней проблемы психогимнастики, а только в изложении ряда ее аспектов, важных для практики. (Ред.)


В методике Г. Юновой каждое занятие включает ритмику, пантомиму, коллективные игры и танцы. Оно состоит из трех фаз:
I фаза - снятие напряжения, что достигается с помощью различных вариантов бега и ходьбы, имеющих и социометрическое значение (кого выбрать в напарники и т. п.);
II фаза - пантомима (поведение в ситуации, когда в окно . влезает вор; боязнь запачкаться и т. п.);
III фаза - заключительная, закрепляющая чувство принадлежности к группе (используются различного рода коллективные игры и танцы).
Психогимнастика, которую предлагаем мы, отличается от вышеуказанной, во-первых, тем, что она ориентирована на детей младшего возраста. Во-вторых, основной акцент в ней сделан на обучении элементам техники выразительных движений (I фаза занятия), на использовании выразительных движений в воспитании эмоций и высших чувств (II и III фазы занятия) и на приобретении навыков в саморасслаблении (IV фаза занятия).
Особенно близка психогимнастика к программе рационально-эмоционального воспитания в США (Анн Верной, 1983). Основная цель этой программы - научить ребенка справляться с жизненными трудностями. Ребенок должен осознать, что между мыслями, чувствами и поведением существует связь и что эмоциональные проблемы вызываются не только ситуациями, но и их неверным восприятием. В ходе рационально-эмоционального воспитания, как и занимаясь психогимнастикой, дети изучают различные эмоции, возможность управлять ими.
Таким образом, психогимнастика примыкает к психолого-педагогическим и психотерапевтическим методикам, общей задачей которых является сохранение психического здоровья и предупреждение эмоциональных расстройств у детей.
На занятиях психогимнастикой дети обучаются азбуке выражения эмоций — выразительным движениям. В этом психогимнастика сближается с большой группой методик, использующих язык тела в психотерапии нарушений общения у детей и подростков (М. Депфнер и др., 1981; А. Вильда-Кизель, 1987). Основная цель — преодоление барьеров в общении, развитие лучшего понимания себя и других, снятие психического напряжения, создание возможностей для самовыражения.
В последние 10 — 15 лет разработано много методик, направленных на улучшение и коррекцию дружеских взаимоотношений детей и подростков — так называемый тренинг социальных навыков.
В психогимнастике тоже придается большое значение общению детей со сверстниками, что очень важно для нормального развития и эмоционального здоровья детей. Имеются десятки причин, вызывающих нарушения общения. Нарушения взаимоотношений могут быть, в частности, следствием двигательной расторможенности, а также неумения словесно общаться.
Во время занятий психогимнастикой в основном используется бессловесный материал, хотя словесное выражение детьми своих чувств поощряется ведущим. Ведь назвать — значит более или менее понять.
К концу разработанного нами курса психогимнастики, состоящего из 20 занятий, дети должны овладеть примерно 8 понятиями, связанными с переживанием основных эмоций, и 10 представлениями, оценивающими личностные качества человека.
Таким образом, детям, прошедшим курс психогимнастики, становится проще общаться со сверстниками, легче выражать свои чувства и лучше понимать чувства других. У них вырабатываются положительные черты характера (уверенность, честность, смелость, доброта и т. п.), изживаются невротические проявления (страхи, различного рода опасения, неуверенность).

ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ

В результате эволюции человека за определенными ощущениями и чувствами закрепились характерные моторные «выражения» (реакции). Моторный компонент обязателен при любой эмоциональной реакции, при любом эмоциональном состоянии.
Определить особенности внешнего проявления эмоциональных состояний можно по мимике — выразительным движениям мышц лица, по пантомимике - выразительным движениям всего тела, по вокальной мимике - выразительным свойствам речи. В более широком понимании к выразительным движениям относятся и физиологические реакции, сопровождающие эмоции, - сосудистые, дыхательные, секреторные.
Восприятие внешнего выражения эмоций возбуждает ответные эмоциональные переживания и реакции у людей и играет видную роль в человеческом общении. Владение выразительными движениями предполагает также тонкое понимание всех оттенков и нюансов выражения лица, жеста и движения тела другого человека.

Мимика

Мимика говорит нам без слов о тех или иных чувствах и настроениях человека. Если человек улыбается, значит, он радуется; сдвинутые брови и вертикальные складки на лбу свидетельствуют о недовольстве, гневе. О многом может сказать взгляд человека. Он может быть прямой, открытый, потупленный, доверчивый, ласковый, хмурый, вопрошающий, испуганный, невыразительный, застывший, блуждающий. Общее выражение лица может быть осмысленное, грустное, угрюмое, брезгливое, самодовольное, безразличное. Много определений можно подобрать и к смеху и плачу. Мимика бывает живой, вялой, бедной, богатой, маловыразительной, напряженной, спокойной. Иногда наблюдается амимия.
Ко времени рождения человека все мышцы лица, необходимые для выражения эмоций, уже достаточно сформированы, хотя они и несколько отличаются по возможности функционирования от мышц лица взрослого (X. Остер, П. Экман, 1968).
Такие специфические эмоциональные переживания, как горе, страх, интерес, печаль, удивление, можно наблюдать уже у младенцев (Дж. Лойджман, Л. Стеттнер, 1982).
Выражение лица играет важную роль в общении. К. Изард (1980) отмечал, что эмоции, отражающиеся на лице, «слышны лучше, чем речь», поэтому для формирования взаимной привязанности между матерью и ребенком, для полноценного его развития необходимо, чтобы мать понимала, что ей «сообщает» ребенок, а ребенок должен «увидеть» и почувствовать эмоциональную реакцию матери.
Умственно отсталые дети (как и умственно отсталые взрослые) заметно хуже, чем люди с нормальным интеллектом, распознают чувства на лице другого человека. Как далеко заходит это различие, зависит от степени их отсталости. Довольно часто бедность мимики, слабость и недифференцированность эмоций наблюдаются у детей с задержкой в развитии.
Проведем небольшое исследование. Группа детей одного возраста, например 5-летнего, должна выполнить следующие движения: поднять брови вверх, сдвинуть их, сильно зажмуриться, широко раскрыть глаза, надуть щеки, втянуть щеки в полость рта. Мы увидим, что большая часть детей выполнит все точно, хотя всегда среди них найдутся и такие, которым надо будет показать, что требуется сделать. Возможно, будут и такие дети, которые не смогут поднять брови вверх, их сдвинуть... А что это? Вы попросили ребенка широко раскрыть глаза, а он еще и рот открыл, и голову откинул назад. Некоторые дети, выполняя это задание, дополнительно расставляют руки и ноги. Это синкинезии - сопутствующие движения. Причина — недостаточная дифференцированность движений. По метрической шкале лицевой психомоторики Л. А. Квинта (1931), произвольно поднимать брови ребенок может к 4 годам, нахмуривать брови — к 7 годам (непроизвольно нахмуривать брови при гневе ребенок способен и к 7 месяцам). Отставание развития лицевой моторики бывает и у нормально развивающихся детей, но чаще все же у детей с задержкой в развитии.
Поэтому уже в младенческом возрасте резко амимичное лицо у ребенка должно настораживать родителей.

Жесты

Жесты делятся на условные, указывающие, подчеркивающие, ритмичные, показывающие и эмоциональные. Жестикуляция может быть живой, вялой, бедной, богатой, маловыразительной, естественной, спокойной, порывистой, робкой, энергичной, жест может и отсутствовать.
Проведем несложное исследование группы детей 4 — 6-летнего возраста. Мы увидим, что даже маленькие дети знают жестикуляцию и умеют ею пользоваться. Когда им называли слова «высокий», «маленький», «там», «я» и т. д. и просили показать жестом, они легко справлялись с этим заданием.
Исключение составляют лишь те дети, которые отстают в развитии. Им и в возрасте 6 лет трудно, например, показать размер маленького комарика (муравьишки, малюсенькой сахаринки и т. п.). Дети, больные шизофренией, по сравнению со здоровыми детьми с меньшей точностью распознают эмоционально-выразительные движения рук (Ю. Ф. Поляков, А. Е. Жирнова, 1988).

Пантомимика

П. П. Лачинов в 1909 г. писал, что выразительные движения изредка слагаются из жестов, часто из мимики, из поз же всегда. Все отрицательные эмоции «съеживают» фигуру человека, а все положительные — ее «развертывают». «Расцвел, как цветок»,— говорят про счастливого человека.
Осанка и поза имеют большое значение в создании облика человека. Осанка образуется из положения головы и туловища. Голова может быть поставлена прямо, склонена набок; втянута в плечи, откинута назад. Поза у человека бывает однообразной, разнообразной, стереотипной, естественной, искусственной, грациозной, скованной; перемена поз может быть постепенной, быстрой, замедленной, порывистой, плавной. Общий вид характеризуется как напряженный, расслабленный, подобранный, скованный, естественный, величественный, приниженный, подавленный, развязный, разболтанный, распрямленный, сутулый, сгорбленный, стройный, без резких особенностей.
Могут ли 5 — 6-летние дети произвольно принимать условленную позу? Чтобы узнать это, предложим ребенку в отсутствие других детей показать, как он выглядел бы, если бы ему было холодно или если бы у него болел живот. При нормальном развитии большая часть детей сдвигает кпереди плечи, сжимается, сгибается, а меньшая сохраняет корпус распрямленным, т. е. не справляется с заданиями.
При систематических упражнениях можно улучшить пантомимику.
Нарушения выразительной моторики заслуживают пристального внимания потому, что неумение правильно выразить свои чувства, скованность, неловкость или неадекватность мимико-жестовой речи затрудняют общение детей со сверстниками и со взрослыми. Особенно в этом случае страдают дети с неврозами, органическими заболеваниями головного мозга и другими нервно-психическими заболеваниями. Дети с бедной экспрессией, возможно, и сами полностью не улавливают, что им сообщается бессловесным образом другими, неправильно оценивают и их отношение к себе, что, в свою очередь, может быть причиной углубления у них астенических черт характера и появления вторичных невротических наслоений.

Обучение выразительным движениям

Для тренировки лицевой мускулатуры у детей с гипомимией используются этюды из второго раздела II части «Психогимнастики». В конце каждого из них даны описания выразительных движений лица и тела. Внимание детей, отстающих в развитии, привлекается к какому-то одному компоненту выразительности: «Он так удивился, что у него даже брови полезли на лоб». В этюдах типа «Удивление» и «Сердитый дедушка» следует тренировать мышцы, отвечающие только за брови — лоб, в этюдах «Гневная гиена» и «Соленый чай» — только мышцы носа (наморщивание) и губ. Можно упражнять мимику и во время психомышечной тренировки. Постепенно объем внимания ребенка надо расширить. Эти же этюды рекомендуются отстающим в эмоциональном развитии детям, плохо различающим выражение лица другого человека. Такие тренировки помогают им осмысливать сцепление определенных движений мускулов лица с определенными переживаниями. Одновременно ребенок учится называть свои чувства. Ему становятся понятны слова: интерес, удивление, радость, горе и т. д.
Помощь детям с маловыразительной пантомимикой состоит из проигрывания этюдов с последовательным изучением поз, походки и других выразительных движений. Затем можно провести мини-конкурсы типа: «Кто лучше покажет позу», «Кто лучше пройдет» и т. п. Можно поиграть в игру «Кто это?». Два ребенка сидят или стоят на расстоянии нескольких шагов друг от друга. Третий ребенок должен определить, кто из них боится, кто грустит; на чьем лице мина отвращения, а на чьем написано удовольствие. Это могут быть и контраст ныв по эмоциональному состоянию персонажи из только что проигранных этюдов. Эти игры доставляют детям много радости, хотя и представляют собой интенсивный тренаж.
Для опознания эмоций и умения их назвать проводятся специально написанные для этих целей этюды («Маленький скульптор», «Скульптурная группа», «В магазине зеркал»), а также игры на сопоставление различных эмоций, представленные во II части «Психогимнастики».

КЛАССИФИКАЦИЯ ОСНОВНЫХ ЭМОЦИЙ

К основным, или фундаментальным, эмоциям К. Изард, считая их врожденными, относит следующие (См.: Изард К. Эмоции человека.-М., 1980.-С. 83-88.)

Интерес

Интерес — это избирательное отношение личности к объекту в силу его жизненного значения и эмоциональной привлекательности. На первых порах у ребенка интерес носит безотчетный, непроизвольный, стихийный характер. Затем, углубившись и утвердившись, интерес может стать потребностью.
С возрастом интересы у ребенка становятся все более устойчивыми. Интерес к кому-либо перерастает в привязанность, и, чем сильнее интерес, тем дольше она сохраняется. Поэтому значение интереса трудно переоценить как для развития личности, так и для межличностных отношений. Интересы людей характеризуются степенью постоянства и силой. Сильный и устойчивый интерес побуждает и ребенка, и взрослого к активности, к преодолению препятствий, связанных с учебой или работой, делает эту деятельность приятной.
К сожалению, рекомендации, как целенаправленно формировать интересы, как использовать их для развития интеллекта и эмоциональной сферы, еще мало разработаны в современной психологии.
Для изображения интереса во время занятий психогимнастикой мы пользовались старинной игрой в живые картины. Дети как бы всматривались вдаль, слушали, наблюдали, читали, следили. Неподвижные позы живых картин дополнялись подвижными играми с воображаемыми предметами. Очень полезны детям этюды, имитирующие способность к сосредоточению, особенно тем, у кого есть нарушение концентрации внимания и дефекты в понимании эмоциональных выражений (расторможенные дети, дети с ранним детским аутизмом, отстающие в развитии дети).
Радость

Выражение радости легко узнается. При радости лицо расцветает улыбкой: уголки губ оттягиваются кверху, около глаз собираются морщинки. Радость выражается и узнается с младенчества, что помогает ребенку очень рано устанавливать межличностные контакты. Она не только делает более прочными социальные связи , но и усиливает восприимчивость, увеличивает мотивацию, способствует уверенности и мужеству, она может успокоить, отвлечь.
Радость невозможно вызвать волевым усилием, но, ставя ребенка в определенные ситуации, можно его легко зарядить чувством радости.
На занятиях психогимнастикой дети максимально использовали выразительные движения, что вызывало у них ощущение счастья, стимулировало воображение. Ощущение радости в большинстве случаев появляется как следствие или преодоление чего-то, как результат событий и стечений обстоятельств, и именно по этой причине в психогимнастике этюды и игры на выражение радости построены в основном на принципе антитезы: страдание—удовольствие, борьба—радость победы и т. д.
Задержка проявления радости путем приобретения механизмов торможения не безразлична для организма, поэтому на психогимнастике детям часто предлагалось побыть клоунами, образы которых оправдывали и слишком громкий хохот детей, и их чрезмерную двигательную ажитацию.

Удивление

Удивление - кратковременная и очень неопределенная эмоция. На занятии психогимнастикой одна шестилетняя девочка сказала: «Люди удивляются, когда бывает чудо». Действительно, внешней причиной удивления должно быть что-то внезапное, неожиданное. Ситуации, которые служат причиной удивления, затем вызывают негативно или положительно окрашенные чувства. Обычно выстраиваются такие цепочки эмоций: удивление—радость — интерес; удивление — стыд — страх. В 5-месячном возрасте ребенок уже достигает такого умственного развития, что способен удивляться.
Эмоция удивления быстро наступает, но и быстро проходит. К. Изард пишет, что «удивление выполняет функции вывода нервной системы из того состояния, в. котором она в данный момент находится, и приспособления к новым условиям».
Так как мимика удивления очень ярка и легко воспроизводима (широко раскрытые глаза и рот), то этюды на выражение этой эмоции уместны на первых занятиях психогимнастикой с детьми, отстающими в психическом развитии, плохо распознающими эмоциогенные ситуации и мимические проявления эмоций.

Дистресс

Печаль, страдание, горе — это проявления дистресса, наиболее часто встречающейся отрицательной эмоции (Г. Селье, 1950). Отрицательные эмоциональные реакции появляются в первые дни и недели жизни новорожденного. Ребенок сообщает о них окружающим криком, гримасой неудовольствия, беспорядочными движениями тельца. Нежная опека в ответ на плач младенца способствует его уменьшению, а малая забота р ребенке может привести к «эмоциональному притуплению», к понижению способности к удовольствию, отдалению от социального окружения и повышенным проявлениям уныния. Типичными признаками уныния у ребенка являются моторная заторможенность, подавленность, нежелание играть, беспокойство в ответ на минимальный стресс, несчастное выражение лица. Негативные эмоции тормозят интеллектуальное развитие ребенка, затрудняют его дальнейшую социальную адаптацию. Несчастный вид ребенка обычно вызывает у большинства взрослых, даже не знакомых с ним, волну сочувствия, заставляет их искать способ выведения ребенка из состояния дистресса. Интересно, что и ребенок очень рано может начать сопереживать взрослым, опекающим его.
Произвольно имитировать грустное настроение ребенок способен с 4 лет. Этюды на выражение страдания и печали очень подходят для использования их в психотерапевтических целях. Чтобы улучшить настроение ребенка, на занятиях психогимнастикой использовались приемы, предложенные В. М. Бехтеревым (1916). Сначала ребенку предлагали послушать музыку и изобразить эмоцию, близкую к его душевному самочувствию, и затем на этом же занятии или на последующих переходили к слушанию музыки и исполнению ролей, мажорно окрашенных. Гипертимные дети учились, наоборот, путем проигрывания этюдов с грустным содержанием понимать и сочувствовать печали других детей.

Отвращение

Отвращение у ребенка сначала связано с приемом пищи, имеющей дурной запах и привкус, вызывающий тошноту. Маленький ребенок делает язык лодочкой, плюется, отворачивает голову. Отвращение часто вызывает реакцию гнева и как бы оправдывает ее.
Чувствовать отвращение по отношению к себе ребенок может примерно с 5 лет. Понимание, что к тебе испытывают отвращение, мучительно для человека, ведёт к дистрессу или агрессии. Если в группе есть ребенок, страдающий недержанием кала, то ухаживающий за ним взрослый должен сдерживать на лице проявление брезгливой мимики, тем более он не должен быть агрессивен даже в словах. Отвращение к самому себе понижает чувство достоинства и собственной ценности, ведет к депрессии. Из-за отвращения к себе подросток может сделать попытку самоубийства.
Очень тонко нарисовал эмоцию отвращения в некоторых своих сказках Г. X. Андерсен. Их сюжеты помогают детям не только показать эмоцию отвращения на лице, но и побывать на месте тех, кем брезгуют. Частично имитировать эмоцию отвращения ребенок способен с 4 — 5 лет.
Некоторые этюды во II части «Психогимнастики» направлены на смягчение эмоции отвращения при боязни испачкаться или заразиться болезнью.

Гнев

Н. Вагнер (1872) писал о ярости - высшей степени гнева, который у человека выражается сдвинутыми бровями, оттопыренными губами, выставленной вперед нижней губой, стиснутыми кулаками и сильной жестикуляцией. При более сильном взрыве гнева эти симптомы меняются, глаза выкатываются из орбит и блестят. Лицо краснеет. Расширенные ноздри дрожат, дыхание затруднено. Голос становится хриплым. Рот значительно изменяется. Он оттягивается на одну сторону, причем оскаливается один из зубов. Пена выходит изо рта. Волосы поднимаются дыбом.
Отличать улыбку от мимики угрозы дети могут ужа ко второму году жизни. В дошкольном возрасте дети часто путают понятия «сильный» и «гневный».
Адекватно воспроизвести гнев ни взрослые, ни дети не могут из-за преобладания в нем вегетативного компонента. Вместе с тем результаты клинических и экспериментальных исследований предупреждают, что неспособность продуктивно выразить справедливый гнев приводит к нарушению ясности мышления, «отправлению» отношений с другими людьми и психосоматическим заболеваниям (К. Е. Изард, 1980).

Презрение

Презрение к другому человеку может быть выражено мимикой. Презирающий откидывает назад голову, нахмуривает брови, слегка опускает веки, рот трогает ироническая улыбка. Жестом презирающий как бы отталкивает от себя презираемого («Это жалости подобно, до чего он хуже меня», «Я не могу находиться с таким ничтожным рядом, мне это неприятно»). Презрение может быть выражено и вслух (насмешливые интонации в голосе, сарказм). Оно является центральной эмоцией во всех предрассудках, включая расовые, побуждающие человека к агрессии и ее оправданию для себя.
У детей, испытывающих чувство превосходства над другими, эмоция презрения может проявиться в виде пренебрежения к слабым, спокойным детям. Пренебрежение к другим у ребенка выражается мимикой (насупленные брови, сжатые крылья носа, рот с опущенными уголками) и действиями
(отталкивает, старается исподтишка обидеть отвергаемого и вытеснить его с территории, которую считает своей).
Нередко задачей психогимнастики является изменение микросоциального статуса отвергаемых детей. С этой целью используются инсценировки фрагментов из сказок Г. X. Андерсена.

Страх

Страх — эмоция, которая может возникнуть в период новорожденности.
В возрасте после 5 месяцев у детей часто возникает страх при встрече с незнакомыми людьми, при виде необычных предметов, при необычной ситуации. В 2-3 года дети обычно боятся животных. После 3 лет многие дети боятся темноты. Ц. П. Короленко и Г. Ф. Фролова (1975) отмечают, что появление страха темноты совпадает по времени с развитием сферы воображения ребенка. У многих взрослых, кстати, также отмечается усиление игры воображения в темноте.
Дети, не отделяя вымысел от реальности, иногда начинают бояться персонажей из сказок, особенно Змея-Горыныча, Бабы-Яги, Кощея бессмертного.
С 6 - 7 лет дети могут бояться пожара, животных, несчастий с близкими, катастроф.
С 8 лет некоторые дети боятся сами умереть или боятся смерти близких. Эти детские страхи обычно являются возрастными, но они могут способствовать появлению агрессивности, нервозности, расстройства сна, речи, общения, быть и проявлением патологии.
Адекватно имитировать выражение страха не удается ни одной возрастной группе: ни детям, ни взрослым.
Бессознательно «заражаться» эмоцией страха от других ребенок может очень рано. Осознавать, что другому страшно, он способен лишь с 5 лет.
В некоторых исследованиях (М. Ч. Расщевска, 1986, и др.) сообщается, что у детей с задержкой психического развития и детей-олигофренов наблюдается недостаточность положительных переживаний, в то же время у них сильнее развиты эмоции страха и гнева, что неблагоприятно влияет на их поведение, тормозит дальнейшее развитие эмоционально-волевой сферы. Поэтому для этих групп детей, как и для детей-невротиков, причиной заболевания которых стал испуг, этюды и игры на бурное выражение чувства страха имеют психотерапевтическое значение. Воспитанию у детей устойчивости к страху способствует не только проигрывание соответствующих этюдов и игр, но и рисование детьми своих страхов.

Стыд

Стыд — самая тягостная социальная эмоция, надстроенная над врожденным страхом. Стыдящийся боится осуждения своего поведения, сожалеет о совершенном поступке, осуждает свое поведение, испытывает неудовлетворенность собой.
Стыд формируется у детей в 3 — 5 лет и переживается ими как страх осуждения. Стыдно бывает не только за себя, но и за других. Стыдиться за своих близких, если их поведение носит недостойный характер, ребенок способен с младшего школьного возраста. Понимать, что другому стыдно, ребенок может уже в 5 лет. Робость и застенчивость тесно связаны со стыдом. Некоторые ученые считают, что это просто различные проявления одной и той же эмоции. Действительно, застенчивые люди характеризуются исключительным вниманием к социальной оценке. Внутренние переживания их сфокусированы на неприятной для них ситуации, оценке их другими людьми, на ощущении собственной неполноценности и неадекватности. Даже при непроизвольном воспоминании об унизительном поступке могут наблюдаться физиологические реакции: сердцебиение, покраснение кожи, иногда спазмы в желудке. Для робких людей характерна реакция избегания, неспособность завязать контакт только из представления, что им, возможно, придется пережить стыд. Вместе с тем эмоция стыда способствует развитию самосознания и самоконтроля. Избегание эмоции стыда помогает поступать так, чтобы сохранялось чувство самоуважения.
На занятиях психогимнастикой в минуты душевной раскованности дети иногда признавались, что долго помнят пережитое чувство стыда.

Чувство вины

К. Изард считает, что между стыдом и виной имеются значительные различия. Стыдно бывает из-за любых ошибок, а чувство вины возникает при нарушении моральных и этических норм. Вина-это обязательно осуждение своего поступка и самого себя. Для этой эмоции характерны сопровождающие ее реакции раскаяния и снижения самооценки. Чувство вины длительно и постоянно, стыдно же бывает недолго и только при другом человеке. Внешне человек, переживающий вину, менее выразителен, чем человек, охваченный чувством стыда. Испытывая вину, человек низко опускает голову, отводит глаза, иногда бросая взгляды на обвинителя, краснеет. Часто, чтобы скрыть свою вину, человек подавляет у себя внешние проявления этого переживания. Вина — это глубоко социальная эмоция. Ее переживание невозможно без принятия моральных ценностей общества. Усвоение детьми моральных норм начинается рано, еще до 4 лет, и особенно интенсивно идет научение чувству вины в 4-5-летнем возрасте. Произвольно имитировать эмоции вины и стыда дети частично способны также с 4 —5 лет.
Этюды на выражение чувства вины могут быть использованы для преодоления у детей невротического напряжения, в сердцевине которого лежит это переживание, часто неосознаваемое ребенком. Через игровую ситуацию происходит отождествление, после переживание и отживание (термины Дж. Морено) чувства вины, что оказывает целебное влияние на ребенка-невротика. У детей с задержкой психического развития и дебильных детей подобные этюды помогают развивать выразительную моторику, познавать принятые в обществе правила и адекватно на них реагировать.

Влияние эмоций на психические процессы

Психические процессы делятся на познавательные, эмоциональные и волевые. Деление это условно, так как психика целостна и все психические явления в ней взаимосвязаны и взаимообусловлены. Эмоции воздействуют на все компоненты познания: на ощущение, восприятие, воображение, память и мышление.
Эмоциональный тон присутствует уже в ощущениях, которые могут быть приятны и неприятны. Влияние эмоций сказывается на восприятии: для радостного человека все вокруг приятно, рассерженный замечает в предмете своего гнева лишь то, что усиливает его раздражение.
Хорошее настроение улучшает запоминание. Благодаря эмоциональной памяти прочно помнятся пережитые ранее события. Люди, наделенные развитой эмоциональной памятью, могут живо представить и сами чувства, когда-то владевшие ими.
Эмоции связаны и с забыванием. Человек быстро забывает то, что эмоционально нейтрально и не имеет для него больше значения. Психологической особенностью эмоциональной памяти является так называемое вытеснение: человек забывает то, что ему непереносимо вспоминать. Однако вытесненные в бессознательную сферу мучительные представления и переживания могут иногда проявлять себя в сновидениях и оговорках (Фрейд).
Существуют определенные закономерности связи эмоциональных состояний с качеством мышления: счастье имеет тенденцию способствовать выполнению познавательной задачи, тогда как несчастье тормозит ее выполнение.
Положительные эмоции увеличивают мотивацию, а отрицательные ее уменьшают. «Когда я злюсь, мне не нравится рисовать», — можно услышать от ребенка.
Волевые процессы тесно связаны с эмоциями. Настроение отражается на всех этапах волевого акта: на осознании мотива, принятии решения и развертывании процесса достижения цели, завершающегося (или могущего завершиться) выполнением принятого решения. Так, эмоциональная привлекательность цели умножает силы человека, облегчает выполнение решения. Вместе с тем решения, принятые в состоянии эмоционального напряжения, в гневном раздражении, потом не выполняются, так как уже сам мотив, послуживший принятию решения, может не соответствовать убеждениям человека, его взглядам на жизнь, его морали. Способность к волевому усилию снижена у людей, находящихся в угнетенном состоянии. Равнодушный, с тусклыми эмоциями человек также не может быть волевым.
Не только эмоции воздействуют на волевые процессы, но и сам процесс достижения цели может вызвать целую гамму чувств, в том числе и отрицательных (например, досаду, обиду, разочарование и т. п.). Для психического здоровья необходима сбалансированность эмоций, поэтому при воспитании эмоций у детей важно не просто научить их стимулировать себя в процессе волевого действия с помощью положительных эмоций, но и не бояться отрицательных эмоций, неизбежно возникающих в процессе деятельности, творчества, ибо невозможно представить себе какую-то деятельность без неудач, ошибок и срывов (В. В. Нагаев, Т. В. Бендас, 1982).
Разбалансировка чувств способствует возникновению эмоциональных расстройств, приводящих к отклонению в развитии личности ребенка, к нарушению у него социальных контактов.
На занятиях психогимнастикой для коррекции и профилактики эмоциональных расстройств используются этюды и игры из II части «Психогимнастики».
К патологии эмоций относятся: депрессия, тревожный синдром, эйфория и дисфория. Депрессия и эйфория в дошкольном возрасте в классическом виде обычно атипичны, стерты, рудиментарны.
Ребенка с пониженным настроением можно, охарактеризовать как несчастного, удрученного, мрачного, печального, депрессивного, огорченного, пессимистичного.
Ребенка, испытывающего страх и тревогу, можно определить как робкого, тихого, застенчивого, обеспокоенного, покорного, заторможенного, неуверенного, сомневающегося, скованного, замкнутого, одинокого, смущенного, нервозного, напряженного, испуганного.
Ребенка в состоянии дисфории можно описать как угрюмого, злого, раздражительного, враждебного, досадующего, обиженного, недовольного, презирающего, негодующего, испытывающего отвращение, сердитого, резкого, неуступчивого.
Ребенка, находящегося в состоянии эйфории, характеризуют как смешливого, игривого, разговорчивого, импульсивного, стремящегося к доминированию, хвастливого, оживленного, радостного, ликующего, восторженного, воодушевленного, увлеченного, азартного, окрыленного, нетерпеливого, радостного, переживающего чувство успеха, превосходства, гордости. Ребенок, находящийся в состоянии эйфории, не может сосредоточиться, у него нарушается поведение.
У детей может наблюдаться и эмоциональная неадекватность. Эмоциональная неадекватность характерна для детей, страдающих шизофренией.
Частое чередование положительных и отрицательных эмоций (лабильность) характерно для детей-невротиков, расположенных к истерическим реакциям, а снижение эмоциональной реакции (эмоциональная тупость) часто встречается у детей, больных шизофренией.

КОРРЕКЦИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ СФЕРЫ

Воспроизведение чувств

Имитация детьми различных эмоциональных состояний имеет психопрофилактический характер.
Во-первых, активные мимические и пантомимические проявления чувств помогают предотвращать перерастание некоторых эмоций в патологию. Во-вторых, благодаря работе мышц лица и тела обеспечивается активная разрядка эмоций. Это особенно важно потому, что в силу своих возрастных особенностей дети часто не осознают своих «психических заноз». В-третьих, у детей при произвольном воспроизведении выразительных движений происходит оживление соответствующих эмоций и могут возникать яркие воспоминания о неотреагированных ранее переживаниях, что имеет значение для нахождения первопричины нервного напряжения у некоторых детей.
Показательны в этом отношении воспоминания детей 6 — 7 лет, связанные с чувствами вины и стыда.
Так, после участия в этюдах на эту тему шестилетний Дима П. вдруг вспомнил, как его охватил стыд, когда он примерно год назад обманул свою маму:
«Я съел полтарелки супа, а маме сказал, что целую. Мне мама пообещала, если я съем целую тарелку, купить маску поросенка. Мы пошли покупать маску, и мне стало стыдно. Я признался маме, что сказал ей неправду. Мама все равно вошла в магазин, но маску почему-то не купила».
Мальчик пережил, запомнил и воспроизвел в рассказе чувство стыда. Дима в 6 лет уже хорошо различает основные эмоции. У него сформированы определенные моральные представления, которым он следует без какого-либо принуждения со стороны взрослых. Если он все же их нарушает, то сам себя и осуждает. Недоумение, которое застряло в эмоциональной памяти ребенка, было погашено тем, что ему была предложена роль поросенка на костюмированном утреннике и мама купила ему маску. Эта покупка для мальчика была символом того, что его наконец-то простили.
Иногда дети в своем творчестве стремятся рассмотреть эмоции стыда и вины.
Саша Н., 7 лет, вообразил такой сюжет:
«Чашка разбилась... Мальчик сказал, что чашку разбил не он, а его маленький брат, но ему еще не было стыдно. Потом начался пожар. Маленький брат оказался в огне. Мальчик спасает брата. Ему сделалось очень стыдно, что он наговорил на брата, ведь брат мог сгореть. Мальчик попросил маму простить его».
Поражает, как банальную историю о разбитой чашке, встречающуюся у многих детских писателей, Саша художественно перерабатывает-драматизирует. Не щеки у мальчика заалели от стыда, а начал полыхать пожар, не мамины укоры ждут младшего брата, а страшная смерть.
Максим К., изображая виноватого мальчика, называет свой рисунок не «Мальчик провинился», а «Грозит ремень». Максим сопровождал свое рисование такими пояснениями:
«Это Карманник. Его так зовут потому, что у него на костюме очень много карманов. Карманник стал снимать электрические часы со стены и уронил их на пол. Из часов высыпались шестеренки и пружинки. Карманник почувствовал, что виноват. Ему грозит ремень».
В процессе занятий психогимнастикой необходимо обратить свое внимание на детей с пониженным фоном настроения, а также на реакцию сверстников на депрессивный облик и поведение этих детей.
В одной из групп по психогимнастике преобладали девочки. Среди них была и семилетняя Люба Р., страдающая Редкими ночными припадками эпилепсии. Люба всегда была грустна, разговаривала она тихо, застенчиво опустив голову. Пониженное настроение девочки объяснимо: дома ее не любит мама (психически больная), дома скандалы, а в группе Девочки не принимают в свою компанию. Люба - альтруистка: если ей дать конфету, она умудрится ее разделить на всех девочек. Люба им все раздает, но девочки, беря, демонстрируют ей только свою враждебность.
Однажды, слушая жалобную песню Стрекозы, которая вводила детей в мимическое упражнение, девочки растрогались. Это было тотчас же использовано. Всем было предложено по очереди побывать на месте Стрекозы, которую, несмотря на ее жалобную мольбу, никто из лесных жителей не пускает в свой дом. Дети вели себя в ролях животных так, как их попросили. Только Люба не послушалась и всех девочек-Стрекоз пускала в свой дом. Когда пришла очередь играть роль Стрекозы Любе, стойкий стереотип пренебрежительного отношения к ней девочек был разрушен: для них Люба стала олицетворением страдалицы-Стрекозы. Играющим было предложено поступить по отношению к Любе-Стрекозе так, как им самим хочется. Все дети по очереди пустили Любу в свои домики. Так эмоция жалости победила эмоцию презрения. Чтобы закрепить этот эффект во время саморасслабления, всем было предложено еще раз представить ситуацию со Стрекозой, было одобрено поведение девочек по отношению к Любе. На последующих занятиях девочки от Любы больше не отмежевывались.


Снятие страхов

При изображении эмоции страха и гнева, несмотря на очень выразительное их внешнее воспроизведение и некоторое возбуждение, у детей всегда оставалось понимание, что они переживают их понарошку. Этот нюанс был использован в дальнейшем для обесценивания некоторых реальных страхов у детей.
При проигрывании этюдов на имитацию чувства страха дети обычно просили вновь и вновь повторять их. Создавалось впечатление, что они, переживая воображаемые опасности и изображая преувеличенный страх, заражаются не эмоцией страха, а эмоцией радости (доставляют же взрослым удовольствие аттракционы, от которых замирает сердце). Радостное настроение проявлялось на их лицах в блеске глаз, улыбках, смехе, как только заканчивался этюд и дети выходили из своих образов. Эти минутки приподнятого настроения всегда использовались для беседы на тему «Кто, что или кого боится на самом деле». Дети доверительно сообщали о своем опыте переживания страха. Это была целая вереница отрицательных персонажей из русских народных сказок и мультфильмов. Становилось понятным агрессивное и жестокое поведение некоторых детей в группе.
Шестилетний Митя В., улучив момент, постоянно прятался за раскрытой дверью в умывальную комнату. Стоило войти в нее какому-нибудь ребенку, как он с шипением выскакивал из-за двери и валил вошедшего на кафельный пол. Это была опасная игра, принявшая к тому же навязчивый характер. Оказалось, что мальчик так компенсирует свой страх перед Змеем-Горынычем.
В разное время на занятиях психогимнастикой были и другие дети, которые тоже боялись Змея-Горыныча. У всех детей страх перед сказочным персонажем был снят за одно-два занятия, а вот у Мити этот процесс был более длительным.
На первом и втором занятиях Мите было предложено выбрать любую роль в этюде «Битва». Этот этюд повторялся многократно. Митя по три-четыре раза побывал в разных ролях и еще несколько раз посмотрел, как «сражаются» другие дети. В двух последующих играх, в которых этюд «Битва» был лишь эпизодом, мальчик опять мог выбирать любые образы. Сначала Митя выбирал главные роли, а пресытившись ими, перешел на второстепенные: был и стражником, и мастером в сказочном городе. К пятому (последнему) занятию на эту тему он уже перестал прятаться за дверью и освободился от навязчивых движений руками и пальцами, олицетворявшими ранее в его воображении то крылья, то головы Змея-Горыныча.
Помимо игры, дети еще и рисовали Змея-Горыныча.
Нередко у детей дошкольного возраста бывают страхи одиночества и темноты. П. Ф. Каптерев (1901) отмечал, что темнота, скрывая от взора обычные предметы, производит сильное устрашающее впечатление на детей, вызывает ужас. Он приводит многочисленные примеры, когда с целью наказания детей запирали в помещениях без света. Испуг, вызванный тьмой и одиночеством, для части детей был драматичен, у некоторых из них в дальнейшем обнаружились нервно-психические расстройства.
На заня&heip;

2 комментария  

0
Вера Гаркавик

Мне посоветовали эту книгу для работы с детьми

0
Анжела

Мне очень нужна эта книга

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →