Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Согласно Шотландскому постановлению о защите животных 1912 года, лох-несское чудовище является охраняемым видом.

Еще   [X]

 0 

Психология эмоций (Изард Кэррол)

Имя Кэррола Е. Изарда, одного из создателей теории дифференциальных эмоций, известно каждому психологу. "Психология эмоций" (1991) является расширенной и переработанной версией его книги "Эмоции человека" (1978), которая стала у нас в стране одним из базовых пособий по курсу психологии личности.

В "Психологии эмоций" Изард анализирует и обобщает огромное количество новых экспериментальных данных и теоретических концепций, вошедших в научный обиход в последние десятилетия, на протяжении которых наука об эмоциях стремительно эволюционировала.

Об авторе: Изард (Izard) Кэррол (род. 1923) — американский психолог. Защитил докторскую диссертацию в Сиракузском университете в Нью–Йорке. Профессор психологии Делаверского университета. Специалист по проблеме человеческих эмоций. Автор дифференциальной теории эмоций. В анализе эмоций выделил три уровня:… еще…



С книгой «Психология эмоций» также читают:

Предпросмотр книги «Психология эмоций»

Изард К.Э.
Психология эмоций
пер. с англ. СПб., 1999. 464 с.

Посвящается Коннору, Флинну и Оливии

ПРЕДИСЛОВИЕ

Прошло тринадцать лет с тех пор, как вышла в свет книга (1978)', количество научных работ по данной теме за это время почти удвоилось. Опубликовано множество книг и статей, так или иначе затрагивающих проблему человеческих эмоций. В настоящее время наука располагает таким объемом информации, связанной с эмоциями, что студентам и профессионалам становится трудно разобраться в многообразии теорий и эмпирических наблюдений.

Развитие нейрофизиологии и нейропсихологии углубило наши представления о церебральных механизмах, гормонах и нейротрансмиттерах, обслуживающих эмоциональную сферу. Достигнуто более глубокое понимание динамики эмоционального развития, тесной взаимосвязи процессов эмоционального и когнитивного развития, значительности влияния эмоций на темперамент и межличностные отношения. Социальные психологии ввели в сферу научного осмысления свои труды, посвященные изучению коммуникативных функций различных эмоциональных проявлений, влиянию эмоций на общение и поведение. Когнитивная и социально-когнитивная психология вооружила нас более глубоким пониманием когнитивных детерминант эмоций, взаимосвязи эмоциональных и когнитивных процессов. Психология личности начинает трактовать личностные черты в терминах отдельных эмоций. Клиническая психология обнаружила взаимосвязь между отдельными разновидностями психических расстройств и частными типами эмоциональных переживаний, и это новое знание учитывается в психотерапевтической практике.

Именно вследствие того, что русло научного прогресса столь решительно повернуло в сторону психологии эмоций, так углубило и пополнило общий объем знаний в этой сфере, я и взялся написать этот учебник. Я поставил перед собой задачу - определить базовые эмоции и помочь студентам понять, каким образом активируется, как проявляется и переживается, какие функции выполняет каждая из них. Учебник подает материал с эволюционно-онтогенетической точки зрения: главным образом в нем описаны результаты исследований в области психологии развития, психологии личности, социальной и клинической психологии, хотя я постарался уделить необходимое внимание и наиболее впечатляющим достижениям нейрофизиологов и нейропсихологов, когнитивных психологов, психофизиологов и представителей других отраслей науки.

В учебнике подробно рассмотрены и проанализированы различные теории частных эмоций, и наиболее тщательно те из них, которые посвящены эмоциональной жизни индивидуума, проблеме влияния эмоций на сознание и поведение. Данные теории оперируют терминами отдельных, четко выраженных эмоций, таких как радость и печаль, гнев и страх, стыд и смущение, каждой из которых присущи уни-^Русский перевод: Изард К. Эмоции человека. - М.: Изд-во МГУ, 1980.

кальные нейрофизиологические, экспрессивные и эмпирические/мотивационные характеристики. Мне бы не хотелось, чтобы данный подход натолкнул читателя на мысль о том, что когнитивные установки и поведенческий стиль конкретного индивидуума всегда можно трактовать как результат действия некоей конкретной, отдельно взятой эмоции. Как правило, в жизни мы сталкиваемся с тем, что поведение обусловлено множеством, противоречивых и разнонаправленных эмоций.

Мне представляется необходимым сразу предупредить читателя о том, что в основе этой книги лежит эволюционно-онтогенетический, биосоциальный подход, принцип раздельного рассмотрения частных эмоций. Я призываю читателя сосредоточить внимание на генетических корнях, эмоций, на их некогнитивных детерминантах, призываю толковать эмоции как отдельную, обособленную систему. Это поможет ему верно воспринять все изложенное ниже.

Однако, несмотря на мою приверженность указанному подходу, в конце каждой главы в списке рекомендуемой для дополнительного чтения литературы читатель сможет найти работы иного характера, в частности и такие, в которых эмоции рассматриваются как результат оценивания или атрибуции. Даже такие публикации содержат интересный материал, который преподаватели могут использовать в своих лекциях, а студенты - в своих докладах и рефератах, что, несомненно, расширит их понимание проблемы эмоций. 

Кэррол Э. Изард

БЛАГОДАРНОСТИ

Множество ученых, представляющих самые разные отрасли знания, своими исследованиями и научными трудами внесли свой вклад в написание этой книги. Большую помощь оказали мне работы моих коллег и аспирантов, как нынешних, так и бывших. Если бы не мудрость и самоотверженность множества преданных своему делу исследователей, эта книга никогда не появилась бы на свет.

Не могу не упомянуть моих студентов, которые также, прямо или косвенно, содействовали появлению этой книги. Каждая из глав, посвященных частным эмоциям, содержит автобиографические отчеты студентов о наиболее интенсивных эмоциональных переживаниях. Этот труд ума и чувств помогает нам глубже понять, каким образом эмоции влияют на наши мысли и поступки в повседневной жизни, а порой и драматически изменяют человеческую судьбу. На примере этих отчетов можно увидеть, как кратковременное, но яркое и сильное эмоциональное впечатление вызывает длительное переживание и стойкие личностные изменения.

Мне хотелось бы выразить признательность руководству психологического факультета Дэлаверского университета за творческую атмосферу, созданную в стенах этого учебного заведения, и коллегам, беседы с которыми помогли мне глубже продумать отдельные темы, освещаемые в этом учебнике. С самыми теплыми чувствами я вспоминаю детей, участвовавших в нашем лонгитюдном исследовании по изучению эмоционального развития ребенка, и их терпеливых матерей. Отдельная благодарность д-ру О. Морису Хэйнсу, ученому, совместно с которым мы проводили это исследование, - благодаря ему продуктивность и эффективность работы моей лаборатории заметно возросла. Не могу не вспомнить добрую фею лаборатории - исполнительного секретаря Шэрон Л. Антонио: ее обаяние, душевная теплота и высокий профессионализм воодушевляли всю исследовательскую группу, кроме того, она оказала неоценимую помощь лично мне во время подготовки рукописи к печати.

И как всегда - моя глубочайшая признательность Барбаре Синквефилд Изард, чьи красота, великодушие и любовь придают моей жизни, личной и научной, необыкновенную полноту и насыщенность. Ее профессиональные интересы не могли не повлиять на содержание этой книги. Мы совместно ведем учебный семинар по эмоциям человека. Как высокообразованный театровед она с необычайной легкостью может подобрать уместный пример из мировой драматургии, чтобы проиллюстрировать тему дискуссии, будь то интеграция эмоционального опыта, мимические и пластические формы эмоциональной экспрессии или роль эмоций в повседневной жизни. Ее знания обогащают наши семинары, они же придали доходчивости этой книге.

Я благодарен всем, кто помогал мне в работе. Без их помощи, без их самоотверженного труда эта книга вряд ли увидела бы свет.

Кэррол Э. Изард


Глава 1

О ПРОИСХОЖДЕНИИ И ФУНКЦИЯХ ЭМОЦИЙ

Психология эмоций как наука едва достигла своего совершеннолетия. Странно, что эта столь очевидно актуальная тема более века, то есть фактически весь срок существования психологии, оставалась вне основного русла ее развития. Наиболее проницательные исследователи человеческой природы, еще до появления каких-либо научных данных, понимали всю важность эмоций для человеческого самосознания и социальных отношений, и до нас дошли их высказывания о том, что именно эмоции питают творчество и отвагу. Однако до 80-х годов нашего столетия психология фактически игнорировала эмоции. Мне могут возразить, что психология в свои первые сто лет развития являла собой парадокс - науку, которая принципиально не обращается к сути тех вещей, которые изучает. Но разве можно всерьез пытаться понять человека и его взаимоотношения с окружающим миром, обходя вниманием эмоции?

В последние годы нам приходится сталкиваться с самыми разными точками зрения на природу и значение эмоций. Одни исследователи полагают, что в рамках науки о поведении можно вообще обойтись без понятия <эмоция>. Так, Даффи (Duffy, 1962), как, впрочем, и многие другие исследователи (напр., Lindsey, 1957), считает, что поведенческие проблемы проще объяснять с помощью понятий <активация> или <возбуждение> (arousa), которые не столь аморфны, как термины, относящиеся к эмоциональной сфере. Другие же (Tornkins, 1962, 1963; zard, 1971, 1972) утверждают, что эмоции образуют первичную мотивационную систему человека. Некоторые исследователи рассматривают эмоции как кратковременные, преходящие состояния, тогда как другие убеждены в том, что люди постоянно находятся под влиянием той или иной эмоции, что поведение и аффект - неразрывны (Schachte, 1959). Некоторые ученые считают, что эмоции разрушают и дезорганизуют поведение человека, что они являются основным источником психосоматических заболеваний (Arnod, 1960а, б; Lazarus, 1968; Young, 1961). Другие же авторы, напротив, полагают, что эмоции играют позитивную роль в организации, мотивации и подкреплении поведения (zard, 1971, 1972; Leeper, 1948; Mowrer, 1960; Rapaport, 1942; Schachte, 1959; Tornkins, 1962, 1963).


Некоторые исследователи сводят эмоции к висцеральным функциям, к проявлению деятельности структур, иннервируемых вегетативной нервной системой (Wen-ger, 1950). Состоявшийся в 1974 году в Баку XXVI Международный физиологический конгресс был целиком посвящен эмоциям и висцеральным функциям (Гасанов, 1974). Другие исследователи подчеркивают важность внешних, в том числе мимических, проявлений эмоций, акцентируют внимание на роли соматической нервной системы, то есть той части нервной системы, которая поддается произвольному контролю (Gehorn, 1964, 1970; Tornkins, 1962, 1963; Ekman, Friesen, Esworth, 1972; zard, 1971,1972).

Большинство психиатров и психологов-клиницистов рассматривают различные виды психопатологии и нарушения адаптации как <заболевания эмоциональной сферы> (Dunbar, 1954). Сдругой стороны, Маурер (Mowrer, 1960, 1961), например, утверждает, что психопатология и дезадаптация вызываются не эмоциональными расстройствами, а нарушениями мышления, установок и поведения. Некоторые ученые исходят из того, что эмоции должны быть подчинены когнитивным процессам (и разуму), они рассматривают нарушение этой субординации как признак неблагополучия. Другие, напротив, считают, что эмоции выступают в роли пусковых механизмов когнитивных процессов, что они порождают и направляют их (то есть управляют рассудком) и что главное, чем должны заниматься исследователи, это вопрос о качестве и интенсивности этих эмоций.

Существует мнение, что человек может избежать психопатологических расстройств, решить многие личностные проблемы, просто отказавшись от неадекватных эмоциональных реакций, то есть подчинив эмоции жесткому контролю сознания. В то же время, согласно другим представлениям, лучшим средством в этих случаях является высвобождение эмоций для их естественного взаимодействия с гомеостатическими процессами, драйвами (drives), когнитивными процессами и двигательными актами.

У психологов, так же как у философов и педагогов, нет единой точки зрения относительно роли, которую играют в жизни человека эмоции. Так, некоторые из них, полагая разум характеристикой истинно человеческого в человеке, утверждают, что смыслом человеческого существования должна быть именно познавательно-интеллектуальная деятельность. В нашем обществе, да и не только в нашем, человек, начав учиться в раннем детстве, продолжает свое образование по мере взросления до достижения зрелости; при этом само образование чаще всего понимают как процесс знакомства с фактами и овладения теориями, как процесс накопления информации.

Но другие ученые, несмотря на увлеченность процессом познания, несмотря на то что интеллект стал их орудием производства, а наука - судьбой, все же склонны относить человека к разряду существ эмоциональных или, может быть, эмоционально-социальных. По их мнению, сам смысл нашего существования имеет аффективную, эмоциональную природу: мы окружаем себя теми людьми и вещами, к которым привязаны эмоционально. Они утверждают, что научение через переживание (как в личностном, так и в социальном плане) не менее, а быть может, и более важно, чем накопление информации.

Одними из первых о важной роли эмоций в поведении людей высказались Липер (Leeper, 1948), ведущий специалист по теории личности, и Маурер (Mowrer, 1960), выдающийся специалист по психологии научения. Маурер утверждал, что <эмоции являются одним из ключевых, фактически незаменимых факторов в тех изменениях поведения или его результатов, которые мы называем <научением> (Mowrer, 1960, р. 307). Маурер должен был признать порочность общепринятого для западной цивилизации недоверчивого и презрительного отношения к эмоциям и их принижения перед интеллектом (разумом, логикой). <Если представленные рассуждения верны, то эмоции чрезвычайно важны для самого существования живого организма и вовсе не заслуживают такого противопоставления "разуму"> (Mowrer, 1960, р. 308).

Наверное, невозможно написать книгу, которая адекватно отражала бы все множество теорий, существующих в данной области. В данном учебнике реализован лишь один из подходов к проблеме эмоций, подход, который правильнее всего было бы назвать психологией дифференциальных эмоций. В рамках этого подхода я попытаюсь охарактеризовать свойства и функции каждой отдельно взятой эмоции, а также особенности отношений между различными эмоциями и их взаимодействие. Я полагаю не менее важным рассмотреть взаимоотношения, которые связывают эмоции, когнитивные процессы и поведение. С этих же позиций, с позиций психологии дифференциальных эмоций, рассматривают проблему эмоции многие теоретики и исследователи, и результаты их исследований найдут отражение в этом учебнике. Наиболее значительные теории, сложившиеся в рамках указанного подхода, основываются на ряде общих предпосылок, главной из которых является представление о том, что эмоции служат организующим и мотивирующим фактором поведения человека, его личностного развития и отношений с окружающим миром. Наиболее типичная теория из всех существующих в рамках данного подхода будет представлена в главе 2.

Наш подход принципиально отличается от того, в котором эмоциональные проявления и эмоциональные состояния представлены в неком континууме и подлежат оценке в категориях <приятного-неприятного>, <напряженного-расслабленного>. Я не буду досконально рассматривать теории, сложившиеся в рамках этого подхода, но буду приводить данные, относящиеся к каждой из описанных мною эмоций в терминах этих шкал.

Несмотря на то что ученые еще не пришли к консенсусу относительно природы эмоций и их значения, теоретические и практические достижения последнего десятилетия позволяют нам выделить психологию дифференциальных эмоций в качестве самостоятельной дисциплины. В узком кружке психологов-теоретиков мы можем сколь угодно долго спорить о предпочтительности того или иного подхода, но люди, далекие от этих проблем, как правило, сами того не подозревая, придерживаются именно нашей точки зрения, они говорят о том, что радуются или грустят, злятся или боятся, они никогда не перепутают эти эмоции, потому что прекрасно знают, какое чувство у них вызывает та или иная эмоция и каковы ее внешние проявления. Но многие ли из них всерьез задумываются над основополагающими вопросами? Например, над тем, что же на самом деле представляют собой эмоции? Каковы механизмы их возникновения? Как они воздействуют на нас и нашу жизнь? Прежде чем пытаться ответить на эти вопросы, стоит рассмотреть проблему происхождения мотивации и эмоций.

К ВОПРОСУ О ПРОИСХОЖДЕНИИ МОТИВАЦИИ И ЭМОЦИЙ

Какую бы разновидность мотивации мы ни рассматривали, будь это базовая потребность, обеспечивающая выживание индивида, или эмоциональная направленность на повышение уровня жизни, мы должны будем признать, что она возникала и претерпевала изменения в ходе эволюции, как и другие структуры и функции человека. Чтобы внести ясность, которой так не хватает нашей стремительно развивающейся науке, уместно будет более подробно остановиться на некоторых соображениях относительно происхождения и развития различных видов человеческой мотивации, в особенности происхождения и развития эмоций, составляющих ядро мотивационной структуры человека.

Происхождение мотивации выживания

Существование <мотивационной> системы в ее рудиментарном виде можно предположить уже у самых первых обитателей Земли. <Мотивация> простейших одноклеточных организмов основана на электрохимических процессах. И хотя они еще не обладали способностью к когнитивной оценке стимулов, им удалось адаптироваться и выжить. Они вышли победителями из неравного сражения с окружающей средой, вооруженные не разумом, а простейшей мотивационной системой, которая помогала им приблизиться к желанному и избежать опасного.

Последние исследования, посвященные проблеме возникновения вкусовых ощущений, показывают, что даже простейшие вирусы способны испытывать своего рода <отвращение>, они <пятятся>, стараясь избежать контакта с ядовитым веществом (из личного разговора с Т. Р. Скоттом, ноябрь 1988). Вполне возможно, что и одноклеточные животные имеют аналогичные механизмы, мотивирующие реакцию приближения-избегания. Эти механизмы, обеспечивающие организм питанием и защищающие его от токсичных веществ, жизненно необходимы. Некоторые нейробиологи склонны рассматривать нейробихевиоральный аспект этих реакций как гедонистический процесс, при котором адекватная модель поведения обеспечивается принятием решения и инструментальным действием. Существует несколько теорий мотивации, уходящих корнями в концепцию <приближения-избегания>. Так, например, для фрейдовской теории мотивации и личности центральными являются понятия <удовольствие> (приближение) и <боль> (избегание). Именно на противопоставлении <удовольствия> и <боли> основывается его понимание секса и агрессии.

К базовым потребностям относятся те мотивы, или нужды, которые обеспечивают выживание и физическое благополучие индивида. В неблагоприятных условиях именно они побуждают индивида бороться за свою жизнь - искать пищу, воду, убежище, выводить из организма продукты жизнедеятельности. В обычных же условиях, когда эти нужды легко удовлетворить, связанная с ними деятельность становится обыденной и не требующей значительных затрат времени (Masow, 1971). Однако, когда неблагоприятные условия среды, нехватка ресурсов угрожают выживанию или благополучию индивида, голод пробуждает эмоцию, и это взаимодействие драйва и эмоции оказывается чрезвычайно эффективным.

Происхождение эмоций

Такие драйвы, как голод или сексуальное влечение, присущи нам потому, что они необходимы для выживания. Но для чего нужны эмоции? Неужели они тоже способствуют выживанию? Если мы спросим себя, для чего в ходе эволюции возникли рефлексы и инстинкты, то ответ будет лежать на поверхности. Рефлекс - это специфическая реакция на определенный стимул. Инстинкты обеспечивают успешное исполнение более сложных моделей поведения, причем некоторые из этих моделей остаются неизменными на протяжении всей жизни животного от рождения до смерти. Мы знаем, что человек рождается с очень ограниченным набором рефлексов, и лишь некоторые из них, вроде рефлекса моргания, остаются с ним навсегда. Рефлексы и инстинкты ригидны, они жестко привязаны к стимулу, их явно недостаточно, когда ситуация требует принятия решения в ситуации выбора или в ситуации, требующей гибкости поведения.

Однако рефлексы и инстинкты обеспечивают адаптацию индивида, снабжая его четко определенным способом реагирования на ограниченный, постоянный набор объектов и явлений окружающей среды. То же самое можно сказать о мотивах, которые мы называем драйвами, - о голоде, жажде, сексуальном влечении, избегании боли и потребности в выведении из организма продуктов жизнедеятельности. Эти мотивационные системы необходимы для выживания человека. Их иногда называют потребностями выживания, поскольку они наряду с регуляторной химической, или гомеостатической, системой обеспечивают наше физическое благополучие.

Но как и для чего возникли эмоции? По мере эволюции наших предков период взросления и обучения молодых особей становился все более длительным-им требовался все больший и больший срок, чтобы научиться добывать пищу, заботиться о себе. Для того чтобы ребенок выжил, между ним и человеком, заботившимся о нем (обычно это мать), должна была возникнуть тесная взаимная привязанность. Мы не знаем, каким образом она возникла и как трансформировалась в ходе эволюции, но, основываясь на данных современных исследований, можно с уверенностью утверждать, что цементирующим фактором взаимной привязанности матери и ребенка являются эмоции. Наглядным доказательством тому может стать простой эксперимент. Оставьте на несколько минут годовалого младенца без матери в незнакомой комнате. Большинство детей отреагирует на разлуку яркой эмоцией (Ainsworti, Behar, Waters, Wa, 1978; Shier, zard, Hembree, 1986). Если же связь между матерью и младенцем нарушается на более продолжительное время или нарушена постоянно, мы можем наблюдать выразительнейший букет негативных эмоций, которые в отдельных случаях перерастают в тяжелые формы депрессии и способны вызвать даже общее истощение организма (Bowby, 1969; Spitz, 1965).

Несомненно, одной из причин возникновения человеческих эмоций в ходе эволюции была необходимость обеспечить социальную связь между матерью и ребенком. Экологическая ниша человеческого ребенка такова, что носителем всех когнитивных, социальных и физиологических навыков, необходимых для выживания младенца, является заботящийся о нем взрослый. Младенец просто не выжил бы, если бы его мать не испытывала мощной потребности держать его на руках. Ребенок во всем зависит от матери: она удовлетворяет его потребности в пище, тепле, уходе, защищает его от опасности. Не так давно мы поняли, что, кроме всего этого, ребенку для физического здоровья и психологического благополучия необходима также и родительская любовь. Даже взрослому человек бывает трудно справиться с жизненными неурядицами, если он обделен любовью. Именно такого рода обделенность лежит в основе многих психологических нарушений, и особенно депрессии. (В последней главе мы еще вернемся к этому вопросу и рассмотрим, какое влияние оказывает длительность периода детской зависимости и взаимная привязанность матери и ребенка на возникновение и формирование сложного эмоционального комплекса, называемого любовью.)

Другой причиной возникновения эмоций была насущная необходимость в средствах коммуникации между матерью и ребенком, так же как и между взрослыми людьми. Многочисленные исследования, посвященные вопросам эмоционального развития ребенка, показывают, что задолго до того, как ребенок начинает понимать обращенную к нему речь и произносить отдельные слова, он уже может сообщать окружающим о своем внутреннем состоянии с помощью некоторого набора сигналов (zard, Huebner, Risser, McGinnes, Dougherty, 1980). Например, голод и боль могут проявляться через, внешнее выражение физического страдания. О вовлеченности в ситуацию, интересе к человеку или предмету сигнализирует выражение радости и интереса налицо ребенка, тогда как фрустрация выражается гневом (рис. 1-1).

Подобная система социальной коммуникации, базирующаяся на эмоциональной экспрессии, жизненно важна, ибо без нее связь между матерью и ребенком была бы невозможна. Исследования показывают, что родителей, дети которых страдают болезнью Дауна, очень огорчает и угнетает то обстоятельство, что дети не могут сообщать им о своих переживаниях посредством мимики и иных способов эмоциональной коммуникации (En-ide, Katz, Thorpe, 1978).

Эмоции необходимы для выживания и благополучия человека. Не обладая эмоциями, то есть не умея испытывать радость и печаль, гнев и вину, мы не были бы в полной мере людьми. Эмоции стали одним из признаков человечности. Неменее важна и наша способность сопереживать чужим эмоциям, способность к эмпатии, равно как и способность выразить эмоцию словами, рассказать о ней. Эволюционное значение эмоций состоит в том, что они обеспечили новый тип мотивации, новые поведенческие тенденции, большую вариативность поведения, необходимые для успешного взаимодействия индивида с окружающей средой и для успешной адаптации.

От физиологического драйва к эмоции: голод, вкусовые ощущения, отвращение

Невозможно сказать наверняка, каким образом в процессе эволюции человек пришел к такому многообразию эмоций, какое характерно для него сейчас. Мы можем только предполагать, что уже первые живые организмы имели некие механизмы, позволявшие им реагировать на стимулы окружающей среды, то есть принимать или отвергать их, приближаться к ним или отстраняться от них.

Некоторые эмоции могли развиться из сенсорных процессов и физиологических драйвов, связанных с базовой реакцией приближения-отстранения. Похоже, что именно такие корни имеет эмоция отвращения. Отказ от пищи на основе вкусовых ощущений - это простейший и наиболее ранний пример эмоции отвращения. Способность простейших вирусов <отпрянуть> от опасного стимула, возможно, является прототипом реакции отвращения, которую можно наблюдать у человека, пробующего невкусную пищу. Новорожденные дети, даже те, что родились без полушарий головного мозга, реагируют на горькую пищу выразительной гримасой отвращения (Steiner, 1973). Если в младенческом возрасте вкус пищи является единственным безусловным и эффективным раздражителем, вызывающим реакцию отвращения, то по мере обучения человека и приобретения им опыта круг этих раздражителей расширяется. Как только ребенок начинает понимать, что значит <испорченная пища> (это происходит примерно в семь лет), он научается испытывать отвращение к любой пище, которая кажется ему испорченной, - при этом неважно, испорчена она на самом деле или нет (Rozin, Faen, 1987).

Рис. 1-2. На фотографии изображена индийская девочка, которая держит в руках только что вылепленный ею ком свежего коровьего навоза. У человека западной культуры подобное занятие вызвало бы отвращение, но на ее лице мы видим лишь приветливую улыбку. В данном случае улыбка девочки относится к людям, фотографирующим ее, и являет собой субстрат эмоционального отношения клюдям, тогда как аффективно-когнитивная реакция девочки на объект (навоз) обусловлена ее социокультурным опытом. (В Индии высушенный коровий навоз издавна используют в качестве топлива.)

Становясь старше, человек научается испытывать отвращение к определенным объектам, запах и вкус которых ему неизвестен и которые, возможно, не имеют никакого отношения к пище. Например, у него может вызывать отвращение грязная одежда или сквернословие, а иногда он может испытать отвращение к какому-то человеку или даже к самому себе. .

Если происхождение эмоции отвращения достаточно очевидно, - похоже, что она уходит своими корнями в первичные вкусовые ощущения и чувство голода, - то установить происхождение других эмоций не так-то просто. Мы не знаем, как. они возникли, мы можем лишь строить догадки о том. почему они возникли.

ТИПЫ МОТИВАЦИИ

Мотивация обычно имеет два компонента - стимуляцию и сенсорный процесс или двигательный акт. То есть мотивация предполагает активацию одного или нескольких базовых чувств - зрения, слуха, осязания, обоняния, вкуса - или некое событие, которое вызывает сенсорную обратную связь. Простейшим типом стимуляции является стимуляция, порождаемая физическим телом. С помощью зрения вы оцениваете информацию, которую несет вам свет, отразившийся от приближающегося к вам мяча. Сама по себе эта информация не имеет большого мотивационного значения. Но если этот мяч летит на вас с огромной скоростью и вы должны поймать или отбить его, то эта же информация будет определять и направлять ваше поведение, мотивировать его. Понятно, что если все это происходит на футбольном поле, то ваше поведение будет определяться не только этой сенсорной информацией, но и множеством других мотивов, например желанием испытать радость победы, боязнью показаться неуклюжим или смешным, удовольствием и возбуждением от самого процесса игры.

Рефлексы и автоматизированное поведение

Рефлекс - это простейшая форма поведения. Он непосредственно связан с раздражителем. Часть врожденных, безусловных рефлексов отмирает по мере созревания нервной системы, проявляясь лишь при патологиях, другие же служат человеку на протяжении всей его жизни. Например, любой из нас, будь то ребенок или взрослый человек, на порыв ветра, направленный в лицо, отреагирует морганием. Благодаря этому врожденному рефлексу легкоуязвимая поверхность глазного яблока защищена от потенциально опасных инородных тел.

Рефлекс - это автоматическая реакция на стимул, осуществляющаяся без предварительной когнитивной оценки стимула и не подразумевающая сознательного выбора модели поведения. Человеку свойствен относительно небольшой набор рефлексов именно потому, что рефлексы помогают адаптироваться только к тем стимулам, которые не требуют оценки, логического осмысления, а число таких стимулов очень невелико. Реакцию человека практически на любой раздражитель сложно предсказать, она всегда зависит от контекста ситуации и индивидуальных особенностей восприятия и когнитивной оценки.

О теннисистах принято говорить как о спортсменах с хорошо развитыми рефлексами. В самом деле, стоит представить, что в вашу сторону со скоростью 50 миль в час летит мяч, и станет понятно, что времени на размышления, на оценку ситуации и принятие решения у вас практически нет. Однако было бы ошибкой утверждать, что в этом случае задействованы лишь рефлексы игрока. Нельзя забывать, что автоматизм реакции, отточенность движений и верность глазомера он приобрел в результате изнурительных тренировок.

Любое движение теннисиста, кажущееся нам рефлекторным, на самом деле не что иное, как сознательный выбор, совершаемый молниеносно. Это и поворот запястья в момент подачи, и техника удара слева при отскоке, и укороченный удар при игре на твердом покрытии, и разворот боком к сетке с вытянутой по направлению к мячу свободной рукой при приеме высоко летящего мяча. Чем более автоматизи-рованны движения игрока, чем больше их в его арсенале, тем больше у него остается времени и когнитивных ресурсов для выработки стратегии игры. Хорошие игроки - это игроки, до автоматизма отшлифовавшие движения, необходимые для хорошего удара. Ясно, что для точности движений необходимы также атлетическая одаренность и способность почувствовать верный момент. Не каждый спортсмен обладает конституцией, нервной системой и характером Криса Эверта или Джимми Коннорса. Навыки этих двух теннисистов настолько отточены, что все их поведение на корте выглядит как рефлекс.

Инстинкты

Инстинкт - явление более сложное, чем рефлекс. Инстинкты, как правило, порождаются протекающими в организме гормональными процессами. Наиболее яркие, интересные примеры инстинктивного поведения можно наблюдать в жизни животных. В отличие от рефлексов, проявления которых мы можем заметить в поведении человека, инстинкты проявлены не столь отчетливо. Любой рефлекс, вроде моргания или расширения зрачка, представляет собой врожденную фиксированную реакцию на специфический раздражитель. Рефлекс всегда жестко привязан к стимулу, это стандартная реакция, которой организм отвечает на определенный раздражитель. Инстинкты, которые мы можем наблюдать у животных, напротив, представляют собой совокупность сложных'реакций, иногда эту совокупность реакций называют паттерном фиксированных действий. Инстинкты значительно слабее привязаны к конкретному стимулу, чем рефлексы. Рефлекторная реакция обязательно будет исполнена целиком, тогда как последовательность инстинктивных действий может быть прервана и модифицирована, что заставляет нас предположить участие в инстинктивном поведении неких элементов когнитивной оценки. И все же, несмотря ни на что, инстинктивное поведение животного всегда останется в рамках фиксированного поведенческого паттерна, остающегося неизменным на протяжении всего его жизненного цикла. Приведем несколько примеров, показывающих, как инстинкт животного помогает ему выстроить свое поведение таким образом, чтобы выжить, чтобы, в буквальном смысле слова, проскочить меж челюстей смерти.

Едва успев завершить последнюю линьку, самец паука-скакуна отправляется на поиски самки. При этом он не имеет права на ошибку - он должен выбрать именно представительницу своего вида и должен совершить именно те па брачного танца, которые пробудят в его подруге чувственность, а не аппетит, - в противном случае она просто съест его. Он может руководствоваться только инстинктом, потому что за свою недолгую жизнь не имел возможности выяснить, как выглядят самки его вида и какие движения ему следует совершить для того, чтобы подавить ее пищевой рефлекс и стимулировать к спариванию (Lorenz, 1965, р. 25).

С еще более замечательным примером инстинктивного поведения мы сталкиваемся, наблюдая за первым полетом юного стрижа. Не укладывается в голову, каким образом столь сложная совокупность действий может определяться информацией, заложенной в генах птицы. Лишь эволюционная точка зрения, учитывающая миллионы лет развития, в состоянии дать объяснение этому факту.

Птенец стрижа, родившийся и выросший в узкой тесной норке, где он не мог даже расправить крылья, не говоря о том, чтобы махать ими, где он не в состоянии был приобрести навыков пространственного зрения, так как ограниченный объем его обиталища не позволял ему этого, - этот птенец, едва покинув нору, тут же демонстрирует блестящую способность к определению расстояния до объекта, оценивая его видимое смещение относительно фона. В своем стремительном полете он в состоянии преодолеть любые сложности - сопротивление воздуха, восходящие потоки, турбулентность, воздушные ямы, он может <опознать> и поймать добычу и, наконец, умеет точно приземлиться в нужном месте. Если бы мы попытались записать всю информацию, необходимую для осуществления столь сложных форм поведения в условиях изменчивой внешней среды, у нас получился бы не один том. Причем из описания одного только врожденного механизма оценки расстояния до объекта получился бы отменный курс стереометрии, а очерк реакций и действий, совершаемых стрижом в полете, мог бы стать полноценным учебным пособием по аэродинамике (Lorenz, 1965, р. 25-26).

Большинство психологов сегодня склоняются к мнению, что человек вовсе не имеет инстинктов, подобных тем, которые свойственны животным. Фрейд в свое время рассуждал об инстинктах жизни и смерти, но очень немногие из ученых, специализирующихся на исследовании поведения человека, согласятся с его концепцией. Некоторые ученые, обсуждая проблемы материнства и детства, говорят о материнском инстинкте. В самом деле, можно привести некоторые доводы в пользу существования материнского инстинкта или, по крайней мере, генетической обусловленности привязанности матери к своему ребенку, и все же думается, что материнское поведение - это скорее приобретенный комплекс реакций и чувств, нежели врожденный, инстинктоподобный паттерн, хотя бы потому, что слишком уж различны его индивидуальные и социокультурные проявления.

Макдугал (McDouga, 1908), один из величайших психологов начала века, полагал. что инстинкты так же присущи человеку, как и животным. Он предложил теорию, согласно которой каждому животному инстинкту в человеческом поведении соответствует вполне определенная эмоция, несущая в себе инстинктоподоб-ный побудительный заряд. Представляется, что направление мысли Макдугала было верным. Действительно, роль рефлексов и инстинктов в жизни животных, судя по всему, аналогична роли эмоций в жизни человека. Ниже мы приведем доказательства тому, что природа эмоций в некоторой степени аналогична природе рефлексов и инстинктов. Принципиальная разница между ними состоит в том, что эмоции, несмотря на свою мотивационную мощь, не определяют поведения человека непосредственно, они служат лишь фактором, влияющим на его поведенческие тенденции. Они не привязаны жестко к конкретному стимулу, не привязаны ни к каким поведенческим паттернам или поведенческим актам; в отличие от рефлексов и инстинктов, та или иная эмоция не может служить отличительной чертой какого-то этапа жизненного пути. Эмоции сопровождают нас постоянно, от рождения до смерти.

Драйвы

Драйвами мы будем называть физиологические потребности, или нужды, составляющие базу всей животной жизни. К ним относятся голод, жажда, потребность в выведении из организма продуктов жизнедеятельности, потребность в безопасности (избегание боли) и половое влечение. Иногда эти потребности называют <потребностями, обеспечивающими выживание> (surviva needs), поскольку от их удовлетт ворения зависит сама жизнь индивида. Драйвы сообщают индивиду об опасностях, регистрируемых автоматическими системами регуляции гомеостаза, системами контроля за кровообращением, дыханием, температурой тела. Совместная работа драй-вов и гомеостатических процессов обеспечивает основу жизнедеятельности организма, но можно ли их рассматривать как основу и источник мотивации, которая действует на человека в повседневной жизни? Некоторые психологи склонны считать, что базовые, физиологические драйвы, такие как голод и жажда, половое влечение и стремление избежать боли, в общей структуре человеческой мотивации не могут играть существенной роли (Masow, 1971). Действительно, в благоприятных условиях окружающей среды, когда удовлетворение этих потребностей не составляет труда, драйвы не проявляют себя как мотивы. Подтверждением этого тезиса может стать хотя бы многообразие и сложность человеческого поведения. Попытки объяснить технические, научные, литературные и художественные достижения человечества с помощью понятийного аппарата элементарных нужд - например сублимацией сексуального влечения или любого другого биологического драйва - выглядят бесплодными и могут быть расценены лишь как интеллектуальные упражнения.

Сейчас, когда наука доказала, насколько значимы эмоции для коммуникации и обустройства социальной жизни человека, в частности в процессе формирования привязанности между матерью и ребенком, нам следует понять, что человеческое поведение обусловлено не только действием элементарных потребностей. Для того чтобы понять и включить в научный обиход такие понятия, как ценность, цель, мужество, преданность, способность к сопереживанию, альтруизм, жалость, гордость, сострадание и любовь, мы должны согласиться с существованием исключительно человеческих эмоций.

Эмоции

Эта книга написана во многом именно для того, чтобы раскрыть понятие <человеческая эмоция>, понятие настолько сложное, что лаконичное определение не сможет полностью раскрыть его сути. Глава 2 целиком посвящена определению эмоции, в ней я предлагаю несколько критериев, с помощью которых можно приблизиться к идентификации и пониманию такого смыслового конструкта, как базовая эмоция. Чтобы у нас не возникло недопонимания с самого начала, приведу краткое и несложное определение эмоции, которое, однако, ни в коем случае нельзя считать полным.

Эмоция - это нечто, что переживается как чувство (feeing), которое мотивирует, организует и направляет восприятие, мышление и действия.

Каждый аспект данного определения чрезвычайно важен для понимания природы эмоции. Эмоция мотивирует. Она мобилизует энергию, и эта энергия в некоторых случаях ощущается субъектом как тенденция к совершению действия. Эмоция руководит мыслительной и физической активностью индивида, направляет ее в определенное русло. Если вы охвачены гневом, вы не броситесь наутек, а если вы перепуганы, вы вряд ли решитесь на агрессию. Эмоция регулирует или, вернее сказать, фильтрует наше восприятие. Счастье заставляет человека воспринимать мир через пресловутые розовые очки: умиляться самым обыденным вещам, вроде запаха полевого цветка и парения птицы на закате, и идти по жизни легкой, пружинистой походкой.

Взаимодействие чувства и мысли: аффективно-когнитивные структуры

Когда эмоция возникает как отклик на конкретный ментальный образ, будь то символ, понятие или мысль, можно говорить о возникновении связи между чувством и мыслью, или об аффективно-когнитивной структуре. У взрослого человека эмоции очень часто связаны с ментальными образами, и потому мне представляется необходимым акцентировать внимание на этом тезисе: регулярное возникновение определенной эмоции в ответ на определенный образ в конце концов приводит к формированию аффективно-когнитивной структуры. Сразу же замечу - при всей важности когнитивной составляющей этого союза, при всей ее кажущейся приоритетности по сравнению с аффективным компонентом, именно вторая составляющая, то есть эмоция, обеспечивает мотивационный заряд структуры.

Аффективно-когнитивные структуры могут представлять собой комбинацию драйва и когнитивного процесса или комбинацию драйва, эмоции и когнитивного процесса. Как видите, понятие аффективно-когнитивной структуры не сводится к простой сумме аффективного и когнитивного компонентов, но мы должны разобраться в нем для того, чтобы в дальнейшем понять еще более непростое явление, такое как человеческая мотивация. Бывают ситуации, когда представляется несложным вычленить из поведения человека отдельные мотивационные составляющие и понять, какую роль играет в нем тот или иной драйв, эмоция и/или мысленный образ. Например, чувство уныния, печаль могут потребовать от человека компенсации и подтолкнуть его к мысли, что он должен каким-то образом утешить себя. В отдельных случаях нарушения поведения, связанные с питанием, бывают обусловлены именно таким механизмом. Если в критический эмоциональный момент человек испытывает хотя бы малейшее чувство голода, он может обмануться и внушить себе, что пища избавит его от дискомфорта, - и в результате эмоция и мысленный образ, подкрепленные физиологическим драйвом, подтолкнут прежде умеренного в питании человека к обжорству.

Аффективно-когнитивная структура может быть элементарной, как, например, у младенца, который радуется при виде матери. Но она может быть и крайне изощренной, подобно только что описанному комплексу обжорства. Аффективно-когни-тивная структура может проявляться как ценность, цель или идеал, а комплекс таких структур может стать основой мировоззрения или идеологии. Но какие бы формы ни принимала аффективно-когнитивная структура, она всегда играет чрезвычайно важную роль в человеческом поведении. Нелишне будет повториться: мотивационная сила аффективно-когнитивной структуры кроется в ее аффективной составляющей, в драйве, в эмоции или в комбинации того и другого.

Для того чтобы наглядно проиллюстрировать, как эмоции влияют на сознание и поведение, приведем случай из жизни одного юноши-футболиста.

Чарли был талантливым спортсменом, прекрасно учился, и казалось, что все складывается как нельзя лучше. Но однажды время для него словно остановилось. На очередной игре он получил травму колена, и ему пришлось прекратить тренировки, чтобы пройти курс лечения и реабилитации.

Спустя пять недель, когда меня уже выписывали из больницы, мой лечащий врач предупредил меня, что я могу продолжить занятия футболом, но если вновь поврежу колено, с футбольной карьерой мне придется расстаться, как и вообще со спортом.

Слова врача потрясли юношу. У Чарли вытянулось лицо, он почувствовал слабость и оцепенение. Некоторое время он не мог сдвинуться с места, он стоял, стиснув зубы и-стараясь подавить слезы.

Я вышел от врача и прямиком направился домой. Мне хотелось одного - поскорее оказаться в своей комнате. Мне нужно было сообразить, что же делать дальше. Я отдавал себе отчет в том, что это решение должно определить всю мою последующую жизнь, и в то же время я понимал, что это именно моя жизнь, а значит, я должен сам принять решение.

^Чарли был отважным парнем и не раз доказывал это на футбольном поле. Но похоже было, что сейчас, когда ему предстояло принять важное решение, это качество никак не могло помочь ему. Ведь если он решит продолжать занятия футболом, обязательно найдутся люди, которые назовут его глупцом, а если решит оставить футбол, то его сочтут трусом или скажут, что он пренебрег интересами своей команды.

Я думал об этом целый день и в конце концов пришел к выводу, что должен оставить занятия футболом. Я знал, что принял разумное решение, но все же в тот момент не мог сдержать слез. Только тогда я понял, чем был для меня футбол. Я привык получать удовольствие от игры, я привык побеждать и получать награды, я воспринимал это как должное. Но больше всего меня огорчало, что я уже не смогу испытать чувства полного единения с ребятами из нашей команды, которое возникало во время игры. Я представил себе, как, одинокий, брожу по городу, не решаясь приблизиться даже к ограде футбольного поля, а потом и этот образ угас, я уже не мог ни о чем думать. Я как будто потерял интерес к жизни, она представлялась мне серой и унылой.

Первым о моем решении должен был узнать отец. Я не мог себе представить, как расскажу ему об этом. Он был моим самым преданным болельщиком, всегда любил похвастаться перед друзьями моими футбольными успехами! Я ждал, когда он придет с работы, и минуты тянулись как часы, мне казалось, что прошла целая вечность. Все вокруг словно остановилось, только слезы бежали по моему лицу.

Потрясение, пережитое Чарли, показало ему, что эмоции могут перевернуть жизнь - не только его отдельно взятую жизнь, но жизнь любого человека.

Вы можете не согласиться со мной. Вы можете сказать, что все дело в рассудке, что человек должен понять, что ему нужно, наметить цель, определить вехи и упорно двигаться к своей будущности. Но и цель, и будущность - лишь пара выспренних слов, если они не одухотворены чувством, если за ними не стоят эмоции. Если у вас есть цель, но вы равнодушны к ней, то будете ли вы добиваться ее осуществления?

А может быть, вы согласны со мной в оценке значимости эмоций, но считаете, что прав был и Фрейд, когда утверждал, что всякую человеческую мысль, всякий поступок можно объяснить стремлением к сексуальному наслаждению или агрессии. Но можно ли в этих терминах рассказать о том, что мы ощущаем, когда слушаем музыку Моцар-та, поэзию Уильяма Батлера Иейтса, трагедии Шекспира или пение Билли Холли-дея? Можно ли объяснить этими мотивами бесстрашие героев, бросающихся на выручку жертв авиакатастрофы в ледяную воду Потомака, отвагу и доблесть, свойственные лучшим представителям человечества? Фрейд полагал, что людьми движут сексуальное влечение и агрессивные побуждения, что именно они определяют человеческое поведение; но ведь и сексуальное влечение, и агрессия в свою очередь подчинены нашим эмоциям - вы чувствуете себя более мужественным, когда женщина нравится вам и не лишена приятности, вы ожесточаетесь, когда разгневаны.

Эмоциональная привязанность может быть сильнее сексуального побуждения, голода и жажды, и наоборот, эти простейшие драйвы, подкрепленные эмоцией, могут стать нестерпимыми. Так и человек, дарующий вам радость или разделяющий ваше горе, куда как более ценен для вас, чем тот, который никогда не пробуждал у вас никаких чувств.

Любовь, самоуважение, гордость, честь, мужество, симпатия, привязанность, совесть - все эти общечеловеческие ценности основаны на эмоциях. Если бы мы относились к ним равнодушно, они не были бы ценностями, ибо, для того чтобы ценить что-то, нужно относиться к этому эмоционально - любить, радоваться, интересоваться или гордиться. Каждый из нас приходит в этот мир, уже умея чувствовать, хотя до поры до времени не умеет говорить, не может ходить. От способности ощущать, чувствовать и выражать свои чувства с предельной ясностью и настойчивостью напрямую зависит наша жизнеспособность. И мы знаем, что в течение первого года жизни младенец, еще не имеющий возможности выразить свои потребности и чувства словами, выражает их мимикой, интонацией и определенными движениями, которые хорошо понятны человеку, заботящемуся о нем (см. рис. 1-1).

НЕКОТОРЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЭМОЦИИ

Выше мы привели краткое определение эмоции, и все же считаю нужным еще раз оговориться, что определить эмоцию не так-то просто. И тому есть две причины. Во-первых, эмоций много, и каждая из них проявляется по-своему. Так, например, эмоция гнева может вызвать агрессивную реакцию, а страх - реакцию самозащиты или побуждает его к бегству. Во-вторых, эмоция - чрезвычайно сложный феномен, который активизирует нейронные, когнитивные и моторные процессы. Или, говоря иными словами, эмоция предполагает сотрудничество психического и телесного, задействующее все уровни личности. Глава 2 посвящена подробному определению и анализу эмоции, а пока давайте рассмотрим отдельные характеристики этого феномена, которые будут полезны для того, чтобы приблизиться к пониманию предмета нашего обсуждения.

Устойчивость-изменчивость

Что же такое эмоции? Являются они преходящими состояниями или сопровождают нас постоянно? В какой мере они детерминированы ситуацией, условиями момента, а в какой степени являются устойчивыми характеристиками индивида? Очевидно, что нам не удастся дать однозначного ответа на поставленные вопросы. После Кэттела и Шейера (Catte, Scheier, 1961), после исследований Спилбергера (Spieberger, 1966), многие ученые рассматривают эмоции как двойственный феномен: одновременно и как состояние, и как черту. Здесь можно вспомнить исследования, иллюстрирующие этот парадокс на примере традиционного понятия тревоги (anxiety). Существует обширный пласт теоретических и экспериментальных работ, направленных именно на то, чтобы определить и развести понятия тревоги как состояния, с одной стороны, и тревожности как черты личности - с другой. <Состояние> и <черта> различаются длительностью переживания и &heip;

5 комментариев  

0
татьяна

хочу почитать

0
Светлана

Очень хочю познакомится с вашей книгой.

0
Ваше_имя

Спасибо!

0
Юлианна

Спасибо! Очень помогли!

0
Надежда

Книга очень хорошая

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →