Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Из одного кубометра дерева можно сделать полмиллиона зубочисток.

Еще   [X]

 0 

Психология отцовства (Борисенко Ю.В.)

В монографии рассматриваются специфика феномена отцовства в современной культуре, его структурные составляющие, психологические закономерности формирования отцовства и влияния отцовства на развитие личности ребенка и самого мужчины-отца. Отражены современные отечественные и зарубежные подходы к структуре взаимодействия в диаде «отец-ребенок», к пониманию роли и функций отца в жизни ребенка, в том числе и в младенческом периоде, влиянию супружеских отношений на развитие ребенка.

Об авторе: Борисенко Юлия Вячеславовна - кандидат психологических наук, доцент кафедры общей психологии и психологии развития Кемеровского государственного университета. еще…



С книгой «Психология отцовства» также читают:

Предпросмотр книги «Психология отцовства»

Научный редактор:
Лидере А.Г., кандидат психологических наук, доцент кафедры возрастной психологии факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, руководитель секции «Психология семьи, семейной терапии и консультирования» Московского отделения Российского психологического общества, главный редактор «Журнала практического психолога»
Рецензенты:
Шабелышков В.К., доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой педагогической психологии Института психологии им. Л.С. Выготского РГГУ
Фролов Ю.И., кандидат психологических наук, доцент кафедры возрастной психологии факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова
Б82 Борисенко Ю.В. Психология отцовства. — Москва-Обнинск: «ИГ-СОЦИН», 2007. - 220 с.
I8ВN 978-5-91070-015-8
В монографии рассматриваются специфика феномена отцовства в современной культуре, его структурные составляющие, психологические закономерности формирования отцовства и влияния отцовства на развитие личности ребенка и самого мужчины-отца. Отражены современные отечественные и зарубежные подходы к структуре взаимодействия в диаде «отец-ребенок», к пониманию роли и функций отца в жизни ребенка, в том числе и в младенческом периоде, влиянию супружеских отношений на развитие ребенка.
Материалы предназначены для специалистов в области психологии, студентов психологических, пскхолого-педагогнческих и психолого-медицинских специальностей, работнике» сферы образования.
УДК 159.9-316.614.5(075.8) ББК 88.4+88.5

Оглавление:
Введение 5
Глава 1. Проблема изучения отцовства в психологии 10
Проблема отцовства как акмеологического феномена 10
Специфика современного отцовства в свете проблемы развития личности 13
История изучения развития личности в психологии 16
Этапы развития личности 26
Факторы развития личности 46
1.3. Методы Изучения феномена отцовства и факторов оптимизации развития личности 55
Глава 2. Отцовство как психологический феномен: структура, содержание, онтогенез 62
Проблема определения отцовства 62
Филогенетические предпосылки отцовства 63
Историческая и социокультурная специфика отцовства 65
Современная картина отцовства 72
2.4.1.Отцовство сквозь призму социального статуса 77
2.4.2. Отцовство как социальная роль 79
2.5. Онтогенез родительских ролей 81
Медико-биологический аспект формирования гендерной роли .... 81
Социально-психологический аспект формирования отцовства 89
2.6. Специфика отличий мужской и женской модели родительства 100
2.7. Структура отцовства 103
2.7.1, Экспериментальное исследование структуры отцовства 107
2.8. Влияние отцовства на оптимизацию развития личности 116
2.8.1. Экспериментальное исследование влияния отцовства на оптимизацию развития личности 121
Глава 3. Функции отца и психологическое развитие ребенка 136
Структура семьи: влияние взаимоотношений супругов на развитие ребенка 136
Влияние родительских установок и стилей семейного воспитания на развитие ребенка 156
3.3. Роль отца в личностном, интеллектуальном, нравственном и полоролевом становлении ребенка 167
3.4. Патернальная депривация и ее последствия 176
Глава 4. Психологическая помощь отцу и семье 184
Проблема психологической помощи отцу и ребенку 184
Содержание психологического консультирования.
Проблема диагностики и коррекции проблем отцовства 188
4.3. Организация и методы тренинговой работы с отцами 190
Заключение 197
Литература 200
«Журнал практического психолога» зарегистрирован в Роскомпечати РФ, свидетельство о регистрации № 014733 от 18 апреля 1996 г.
Учредители: Издательство «Фолиум» и Лидере А.Г.
Подписной индекс по каталогу Агентства «Роспечать» — 71808
Периодичность — 6 выпусков в год
Главный редактор Лидерс А.Г.
Издатель: ООО «ИГ-СОЦИН»
Тел.: (48439) 7-41-26. Е-таП: 18_5Ост@таН.ги
Компьютерная верстка: Савостьянова Н., Федоров М.
Формат 60x84/16. Тираж 1250 экз. Заказ № 130
Отпечатано на Фабрике офсетной печати
249039, г. Обнинск, ул. Королева, 6.
Адрес редакции: 119261, Москва, а/я 754. Е-таП: а-П(1ег@таП.ги
Запрещается перепечатка статей без согласия редакции При использовании материалов ссылка на журнал обязательна


ВВЕДЕНИЕ
Психология отцовства — одна из наиболее интересных и в то же время наименее исследованных областей психологии родительства. В современной психологической науке изучение родительства занижает особую нишу. С одной стороны, достоверно существует оформившийся в последние десятилетия социальный заказ на изучение проблем семьи и семейного взаимодействия, связанный с изменением традиционных семейных установок в современном обществе, когда в условиях профессиональной и экономической эмансипации женщин, либерализации брачных отношений акцентируется внимание на роли, функциях и требованиях к родителям.
Распространенная практика разводов, внебрачных рождений и воспитания ребенка одним из родителей, снижение рождаемости, и как результат уменьшения числа детей в семье и их более тесный порядок рождения, разделение родительства и супружества, выражающееся в широком распространении неполных (прежде всего материнских) семей и в увеличении числа супружеских пар, отказывающихся иметь хотя бы одного ребенка, характерные для современного общества, обусловливают научный и общественный интерес к проблемам семьи и в частности родительства.
Кроме того, массовое вовлечение женщин в производительный труд и общественную активность породило новые изменения в структуре и функциях семьи: женская занятость на производстве и в общественной жизни обусловила проблему совмещения труда на благо государства, общества и семейных обязанностей работающих женщин. Уравнивание мужчин и женщин в профессиональных правах и обязанностях, уменьшение времени, которое матери проводят с ребенком, увеличило требования к мужчине как к отцу. История не знает аналогов столь высоких ожиданий относительно вклада отца в жизнь ребенка, причем не экономического или статусного обеспечения жизни ребенка, а именно эмоционально-психологического участия в его проблемах. Сравнительно-исторические данные убедительно свидетельствуют, что современные представления о родительстве не являются универсальными и современное понимание родительской любви - это продукт длительного исторического развития.
На ранних этапах развития человеческого общества уход за детьми и их воспитание было делом всей родовой общины. Из-за высокой смертности и высокой рождаемости привязанность между ребенком и его физическими родителями не развивалась. Холодное отношение к смерти детей было психологической защитой на то, что случалось очень часто. Отец тогда выполнял функцию защиты и имел неограниченную власть над жизнью детей.
Только в конце восемнадцатого века семья начала отстаивать свое «естественное право» заботиться о детях. Мать берет на себя еще больше семейных функций, занимаясь только домом. Отец становится кормильцем, работает для того, чтобы мать занималась детьми. В девятнадцатом веке появляется теория незаменимости матери в воспитании детей, понятие «материнского инстинкта». В то время как отец постепенно теряет свои функции, т.к. защиту и образование берет на себя государство. Постепенно с развитием женского движения во многих западных странах становится возможным обеспечение семьи женщиной.
В нашей стране этот феномен имеет свою историческую и политическую подоплеки. Классики марксизма полагали, что семья, основанная на частной собственности, праве наследования и домашнем воспитании детей, должна быть упразднена победившим пролетариатом. Например, К. Каутский считал, что с ликвидацией товарного производства отомрет и семья, поскольку будет отсутствовать экономическое основание для родительских чувств, а А.В. Луначарский полагал, что дети при коммунизме должны воспитываться обществом, однако считал, что в течение переходного периода семья должна сохраниться.
Дело в том, что семья как независимый агент воспитания детей не могла вписаться в тоталитарную систему. Так как за социализацию детей в нормальной семье отвечает отец, вся политика советской власти была направлена на то, чтобы свести роль отца в российской семье к минимуму, а всю ответственность за воспитание детей переложить на общество. Но общество не справилось с этой задачей, поэтому весь груз ответственности за семью и детей лег на плечи матери
В.Н. Дружинин определяет типичную советскую семью как вариант модели аномальной языческой семьи с рудиментами православной модели (Дружинин В.Н., 2006). В такой семье мужчина и женщина борются за доминирование, существуют противостояние поколений, подавление детей и борьба детей с властью родителей. Аномальность этой семьи в том, что мужчина не несет ответственности за семью в целом (определение аномальной семьи по М. Мид). Равенство мужчины и женщины рассматривается как достижение социализма. Первоначальным идеалом женщины при социализме была рекордсменка, рабфаковка, ударница, боец Красной Армии.
Так как при социализме проблемы семьи — это в первую очередь проблемы, решаемые матерью, а не отцом, традиционно большинство исследований, посвященных семье, начиная со времен советской психологии, отражают особенности отношений матери и ребенка. Причины трудностей социализации ребенка видят в искажении структуры семьи (неполная семья), в аномальных стилях воспитания, которые применяет мать. Однако, возможно, решением многих социальных проблем может быть возвращение отцу его роли, характеризующей нормальную семью (В.Н. Дружинин, И.С. Кон). Данная точка зрения нашла свое отражение в исследованиях детской психологии, например, А.И. Захаров считает, что главной причиной детских неврозов является извращенная ролевая структура семьи: мать в такой семье излишне «мужественна», недостаточно отзывчива и эмпатична, но требовательна и категорична. Если отец мягок, раним и не способен управлять ситуацией, ребенок становится для матери «козлом отпущения» (Захаров А.И., 2000).
В Конституции Российской Федерации 1993 г. впервые было провозглашено равенство полов и равная ответственность женщины и мужчины. До 1993 г. все официальные тексты говорили лишь о равенстве прав родителей, но не говорили о равенстве обязанностей. В частности, в Конституции СССР 1977 г. можно прочитать только о «создании условий, позволяющих женщине сочетать труд с материнством» (Дружинин В.Н., 2006).
Если в так называемой патриархальной семье отец одновременно является кормильцем, носителем власти, а также наставником и примером для подражания, то в наше время с появлением реальной экономической и социально-нормативной возможности растить детей без участия отца, с уменьшением времени, проводимого мужчиной совместно с ребенком, остро встал вопрос о влиянии мужчины на развитие личности ребенка. Многими исследователями отмечается снижение педагогического потенциала семьи, ценности семьи.
С другой стороны, исследователи в области семьи и брака, полагая, что многие преобразования вытекают исторически из процесса развития общества и подготовлены целым рядом крупных социально-экономических изменений нашего общества, считают, что такое положение дел свидетельствует о нормативном «кризисе развития семьи», и наблюдают положительные изменения в том, что пересматриваются и перераспределяются роли и функции родителей, появляются новые ценности и новые пространства для реализации себя личностью, в частности в рамках выполнения отцовской роли, что ставит перед научной психологией задачи исследования отцовства как социального и личностного явления.
Косвенным подтверждением данной точки зрения является возникший в последние десятилетия большой исследовательский интерес к проблемам материнства и психологии родительских отношений, изучаемой в рамках исследования материнства. Исследования проблем отцовства менее представлены в исследовательских работах, для нашей страны эта тема является относительно новой. Весной 2002 г., когда нами было проведено первой пилотажное исследование данной проблемы, наш литературный обзор включал в основном работы зарубежных авторов. Однако за последние четыре года появились качественные отечественные работы по проблемам отцовства, в основном в рамках изучения родительства в целом.
Данное пособие представляет собой попытку систематизировать многочисленные результаты исследований отцовства, представить отцовство как комплексный психологический феномен, имеющий свою структуру и функционирующий в рамках собственных закономерностей.
Теоретико-методологической основой написания работы явились общая теория личности Б.Г. Ананьева, идеи гетерохронности и полифакторной обусловленности развития (К. Бюллер, С.Л. Рубинштейн, Л.С. Выготский, П.М. Якобсон, Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев, В.К. Ви-люнас, Г.М. Бреслав); эпигенетическая теория развития личности Э. Эриксона, концепция материнства ГГ. Филипповой и концепция отцовства В.Э. Фтенакиса.
При написании работы использовались данные исследований отцовства и семьи, а также собственные данные автора, полученные в ходе научной и консультативной практики. Представленные материалы использовались в рамках проведения тренинговой и лекцион-ой работы для специалистов и членов семей, обратившихся за психологической помощью.
В первой главе анализируются многочисленные литературные источники, рассматривающие место отцовства в процессе развития личности, проблемы отцовства как акмеологического феномена. Вторая глава основана на авторском подходе к отцовству как к психологическому фактору развития личности мужчины-отца, проанализированы фило- и онтогенетические, исторические и социокультурные предпосылки отцовства, специфика отцовства как социального статуса и социальной роли, особенности мужской и женской модели родительства, а также структура комплекса отцовства.
В третьей главе отцовство рассматривается с точки зрения влияния на развитие личности ребенка. Четвертая глава обобщает представленный в научной литературе и собственный опыт автора по организации психологической работы с отцами в рамках семейной и личностной консультации.
Автор выражает благодарность всем молодым мужчинам, принявшим участие в экспериментальной и тренинговой работе, особенно А.А. Борисенко, К.С. Андренкову и А.С. Третьякову. Отдельно хочу поблагодарить Н.В. Дмитриеву и А.Г. Портнову, А.Г. Лидерса, а также моего мужа и сестру за помощь и поддержку в работе над книгой.


ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМА ИЗУЧЕНИЯ ОТЦОВСТВА В ПСИХОЛОГИИ
1.1. Проблема отцовства как акмеологического феномена
Процессы и закономерности акмеологического этапа онтогенеза не обделены вниманием исследователей как в психологии, педагогике, физиологии и психофизиологии, так и на стыке этих наук. Множество работ посвящено как раздельному, так и взаимосвязанному прогнозированию развития индивидуальности. Однако, несмотря на повсеместное декларирование гуманистического индивидуального подхода, попытки построения системы детерминации личностных изменений, способной всесторонне описать траекторию индивидуального и личностного развития мужчины, встречаются нечасто и характеризуются, как правило, внутренней противоречивостью. В современном обществе происходит ломка традиционной системы половой стратификации, которая приводит к изменению тендерных ролей, в том числе и родительских, поэтому проблемы семьи как социального института и как социальной системы, вопросы семейного воспитания, влияния семьи на развитие личности ребенка и взрослого, социализирующей функции семьи становятся все более актуальными.
В настоящее время существует большое количество исследований роли матери, влияния материнства на развитие личности женщины (Абрамова Г.С., 1998). Эти исследования имеют самый широкий спектр направленности: от исследования беременности до исследования влияния принятия матерью ребенка и влияния ее эмоционального отношения на развитие ребенка. Особенности отцовства, эмоционально-мотивационные и ценностно-смысловые аспекты роли отца мало изучены, хотя данные вопросы являются актуальными и значимыми при составлении коррекционных программ развития детей, программ психологического сопровождения семьи и, в частности, беременности и при разрешении различных конфликтных семейных ситуаций.
Вопросы участия мужчины во взаимодействии с будущим поколением, в воспитании, в передаче опыта поднимались еще со времен Ж.-Ж. Руссо. Различными аспектами данной проблемы в разное время занимались психоаналитики. О роли отца в развитии ребенка говорил еще 3. Фрейд, но позднее исследования влияния семьи на ребенка сосредоточились в основном на изучении взаимоотношений матери и ребенка (М. Кляйн, Д. Боулби и др.) (Абрамова Г.С., 1998; Дружинин В.Н., 1996); бихевиористы (научение, в том числе тендерной роли) (Bandura A., Waters R., 1963); гуманистически и экзистенциально ориентированные психологи (Маслоу А., 1982,1999); ученые, придерживающиеся теории социального научения; занимающиеся педагогической, детской, возрастной психологией, психологией отклоняющегося поведения, педагоги, социологи (Кравченко А.И., 2000; Canitz H.-L.v., 1982) и даже юристы.
Вместе с тем, в связи со значительными изменениями в системе тендерных ролей, произошедшими в обществе за последние 50 лет, более социальная, чем материнская, отцовская роль претерпевает серьезные изменения, что приводит к образованию операционального вакуума отцовской роли в новых условиях, появлению новых форм активности отцов, что свидетельствует, по мнению Ш. Барта, о формировании новой тендерной системы, переоценке или уточнении обществом отцовских функций, дальнейшей дифференциации тендерных ролей. В Германии и США эта проблема уже разрабатывается и ведутся исследования в широком спектре как теоретических, так и прикладных проблем, однако единой точки зрения на данный феномен не существует. Отцовство исследуется как социальная роль, статус, в рамках исследования представлений и стереотипов в социальной психологии, в рамках тендерной психологии и феминологических исследований. Однако в рамках этих наук отцовство изучается в ряду, а чаще всего, как один из элементов других феноменов, таких, как тендерные стереотипы, сексуальные стереотипы, формирование социальных, тендерных, сексуальных ролей, ролевой конформизм, принятие или непринятие этнических, культурных, тендерных стереотипов (Целуйко В.М., Толстых М.А, 2005; Николаева И.М., 2005), не являясь по существу предметом изучения. Большинство же исследований отцовства проводится в рамках детской психологии с изучением влияния отца на развитие личности ребенка (Минияров В.М., 2005; Молоховская О.В., 2005). При этом изучается специфика влияния определенного поведения отца, выполняемых им функций и действий, на развитие личности ребенка. Например, по мнению W.L. Doherty (Doherty W.L., 1993), формирующаяся в США основа обсуждения проблемы отцовства отражает потребности ребенка в определенном минимуме предсказуемости, заботы, исходящей от отца и матери, так же как и в экономической безопасности и взаимодействии предпочтительно любящих отношениях между родителями (Hetherington Parke, 1993). Кроме того, по его мнению, определенные потребности детей изменяются с их развитием, с более высоким уровнем физической заботы родителей, требующейся в период младенчества, тогда как когда дети становятся подростками, от родителей требуется больше умения разрешать конфликтные ситуации. Таким образом, главное основание исследования и пропаганды ответственного отцовства — потребности детей.
Таким же образом изучается отцовство и в рамках семейной психологии как один из факторов, функций или особенностей семьи.
Самостоятельно феномен отцовства предметом изучения ни в рамках детской, ни в рамках семейной психологии не выступает. Однако, на наш взгляд, именно изучение отношения отца к ребенку и влияния отцовства на развитие личности мужчины позволит уточнить многие, возможно, менее очевидные, поэтому мало изученные, но теоретически уже обозначенные 3. Фрейдом, К.Г. Юнгом, Ш. Бартом, С. Матейчиком аспекты влияния отцовства на развитие личности, и таким образом внести дополнения в решение некоторых проблем не только детской и семейной психологии, но и психологии развития, и психологии личности. Однако в рамках психологии развития изучается в основном специфика развития ребенка от рождения до взрослости. Изучение развития взрослой личности осуществляется в рамках новой, быстро развивающейся науки акмеологии.
На сегодняшний день акмеология как наука, изучающая закономерности и феномены развития человека на ступени его зрелости и особенно при достижении им наиболее высокого уровня в этом развитии (Бодалев А.А., 1993), изучающая именно личностную зрелость, может в рамках своей методологии предоставить базу для изучения отцовства, т.к. отцовство приходится на акмеологический период развития личности самого отца. Однако акмеологические исследования сосредоточены в основном на изучении факторов, условий, специфики, профессионального развития, выдающихся достижений на профессиональном поприще. Но может ли развитие личности человека быть вполне гармоничным, если будучи успешным в профессиональной сфере, он не реализуется в сфере семейной и личной жизни? Так или иначе, но отцовство, равно как и материнство, не входят в рамки методологии какой-либо узкой отрасли психологической науки. Они являются комплексными феноменами и могут быть изучены только в рамках междисциплинарного подхода, который позволяет изучать и анализировать и отцовство (или материнство) с учетом всех сфер приложения данного феномена.


1.2. Специфика современного отцовства в свете проблемы развития личности

Для нашей страны проблема отцовства является почти не изученной и особенно актуальной в силу исторических причин, особенностей влияния тоталитарного государства на становление роли мужчины вообще и отцовства в частности. В связи с этим нам представляется очень важным актуализировать и исследовать проблему влияния отцовства на развитие личности как ребенка, так и самого отца. Изучение данной темы охватывает широкий круг аспектов: психофизиологических (Ильин Е.П., 2002; Кон И.С., 1988); исторических (Кон И.С., 1988; БартШ., 1998; ГерхардА., 1999); социальных (Гурко Т.А., 2000; Дементьева И.Ф., 2001; Hodren, 1999; Fthenakis W.E., 1998); различных аспектов семейной психологии (Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В., 2003; ВейнингерО., 1992; ВинникотД., 1995; Гребенников И.В., 1991; Кон И.С., 2001; Кэмерон-Бэндлер Л., 1993; Попова П., 1989; Филиппова ГГ., 1999; Horst P., 2000); а также психологии личности (Эриксон Э., 1999; Пфау-Эффингер Б., 1999; МаслоуА., 1982; Кон И.С., 1978; Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В., 2003; Fthenakis W.Е., 1988; Lamb М.Е., 1998; Richter R., 2000; Lenzen D., 1991) и детской психологии (Выготский Л.С., 1984; ДольтоФ., 1997; Дик-Рид Г., 1997; Кэмпбелл Р., 1992; Осорина М.В., 2000; Shemerich А., 1998).
Биологические и исторические предпосылки играют важнейшую роль в формировании личности современного человека, что касается формирования способов, особенностей и характеристик выполнения отцовской функции конкретным мужчиной. Биологические и социальные факторы тесно взаимосвязаны, однако, по мнению И.С. Кона и В.В. Бочарова (Бочаров В.В., 1999), если биологическое определяет психофизиологическую готовность к отцовству, то социальные факторы достаточно жестко регламентируют реализацию этой готовности (Кон И.С., 2001). У человека различие отцовства и материнства и специфический стиль отцовства зависят от множества социокультурных особенностей и условий и существенно варьируются. Социум не только предъявляет определенные требования к возрастному, экономическому, профессиональному, социальному статусу отца, но и регламентирует поведение человека, обладающего определенным статусом в системе социальных ролей. Связанная с практикой разводов современная тенденция к воспитанию детей одним родителем, в подавляющем большинстве случаев матерью (Кон И.С., 1988), приводит, как было отмечено еще в начале XX в. П.П. Блонским и Л.С. Выготским, к обеднению самого процесса воспитания, разрушению связей между поколениями, проблемам личностного становления молодого поколения, росту социальных проблем.
С другой стороны, наблюдается противоположная тенденция: в современной западной психологической науке с восьмидесятых годов часто употребляется выражение «новый отец», отец, признающий ценность отцовства, принимающий активное участие в развитии своего ребенка (Fthenakis W.Е., 1988).
Традиционно родительство изучается психологами в зависимости от теоретического подхода к данной проблеме. Существует два подхода к изучению родительства, в зависимости от того, кто считается отправной точкой изучения - ребенок или родитель. Первый, наиболее распространенный, подход рассматривает родительство применительно к развитию ребенка (Абрамова ЕС., 1998), во втором подходе рассматривается выполнение родительской роли через призму личности родителя. Здесь исследуется самореализация личности в родительстве, вводятся понятия «социальная роль», «статус», «социальные нормы», «стереотипы и требования», исследуется феномен так называемого родительского «инстинкта» (материнского и отцовского), исследуются чувства, образы - Я, Я-концепция и другие личностные характеристики, так или иначе связанные и изменяющиеся с родительством (ГодфруаЖ., 1996).
Исследования в рамках первого направления говорят о значительном влиянии отца на развитие ребенка еще до его рождения, когда отец оказывает влияние на его развитие через обеспечение благоприятных условий. По мнению Fthenakis W.Е. (Fthenakis W.Е., 1998), взаимодействие с отцом положительно влияет на когнитивное развитие детей. Кроме того, как полагает S. Barth (S. Barth., 1999), отец играет важнейшую роль в усвоении детьми моральных норм, дисциплинирует детей, ставя определенные рамки поведения, одобряя за одни поступки и наказывая за другие, т.е. является проводником общественных норм и ценностей. Доказано также и влияние отца на развитие различных личностных характеристик ребенка, в том числе на его полоролевую идентификацию.
Такие авторы, как И.С. Кон, В.Ф. Анурин (Анурин В.Ф., 2000; Кон. И.С., 1978), придерживающиеся второго направления изучения родительства, считают, что именно рождение ребенка и взаимоотношения с ним дают мужчине шанс социализироваться самому (шанс саморазвития). В древних культурах мужчина до рождения своего рвого ребенка считался отроком (Кон И.С., 1978). Отцовство как вокупностъ социальных и индивидуальных характеристик личности, включающих все уровни жизнедеятельности человека, связано и с объективными характеристиками личности, такими, как потребности, влечения, желания, установки, и с субъективными характеристиками личности - ценностными ориентациями, мировоззрением, а также с образом Я (реальным, идеальным, социальным), Я-концепцией личности и самооценкой. Для мужчины - это проблема личностного развития, проблема принятия своих чувств и их самоконтроля. Подрастающий ребенок становится продолжением мужчины, удовлетворяет потребность в ученике, в собственной значимости. Отцовство тесно связано с такими понятиями, как социальная роль отца, различающаяся в зависимости от общественной системы, социальной, экономической и политической сфер общества, статуса мужчины в данном социуме, а также социальные стереотипы, предписывающие определенные правила выполнения этой роли, в том числе и гендерные стереотипы, а также с такими личностными образованиями, как эмоциональная, мотивационная и ценностно-смысловая сферы, самооценка, самосознание, Я-концепция, удовлетворенность жизнью и стиль жизни. Многое зависит от того, насколько данная роль принята мужчиной. Речь идет даже не столько об операциональном аспекте реализации роли, сколько о личностном принятии, интернализации роли отца конкретным мужчиной.
Материнская функция признается обществом почти священной и довольно хорошо регламентирована. Проявление материнских чувств является нормой. Мужчины же скупы на проявление эмоций вообще, в том числе и чувств к ребенку (Кон И.С., 1978).
Кроме того, важнейшим фактором отношения к ребенку являются отношения с собственным отцом, перенятие паттернов его поведения, стереотипа мужественности, что также не всегда способствует проявлению чувств мужчинами.
Таким образом, многие проблемы современного общества, семьи, системы воспитания имеют социальные причины. Участие отца в воспитании ребенка необходимо для нормального формирования личности, и, возможно, целый ряд современных социальных проблем связаны именно с отстранением мужчин от воспитания молодого поколения, В то же время современный кризис отцовства во многом обусловлен противоречивыми и стереотипными представлениями о роли отца, смешением отцовских и материнских ролей, выполнением в силу различных обстоятельств женщиной отцовских функций. Тем не менее большинство исследователей считают, что участие отца в воспитании ребенка невозможно переоценить. Оно необходимо для формирования полноценной гармоничной личности, при условии четкого различения родительских ролей оказывает положительное влияние на развитие детей. Для гармоничного развития детей было бы желательно, чтобы больше отцов прилагали усилия к тому, чтобы быть ближе к своему ребенку, совместно переживать и узнавать вместе с ним мир, начиная с младенчества. Для этого необходимы соответствующие социально-экономические условия, такие, например, как фиксированный рабочий день и равная оплата труда для женщин и мужчин, т.к. различная оплата труда является, с одной стороны, дискриминацией женщин в профессиональной сфере, а, с другой - не позволяет мужчинам при желании заниматься ребенком, а также и другие условия социально-политического характера, которые возможны только при сформированном представлении о незаменимости отцовской роли, важности отцовства для развития самого мужчины в общественном сознании, которое может быть обеспечено только своевременными и достоверными научными исследованиями феномена отцовства и его влияния на развитие личности.
1.2.1. История изучения развития личности в психологии
Современная наука все более плотно охватывает различные отношения и связи человека с миром. В системе тех или иных связей человек изучается различными науками и как продукт биологической эволюции - Ното заргеш, и как личность во всем многообразии ее социальных связей, и как субъект деятельности — основная производительная сила общества, субъект познания, коммуникации и управления, и как индивидуальность во всей уникальности сложности ее проявлений.
Подобного многообразия подходов к изучению человека еще никогда не знала история науки (Ананьев Б.Г., 2002). Во многом это свяязано с прогрессом научного знания и все расширяющимися воз-ожностями практического приложения научных разработок в разивающихся отраслях промышленности, с усиливающейся ролью человеческого фактора.
Изучение развития личности в психологической науке прошло длительный этап становления: с IV в. до нашей эры до XVII в. нашей эры науки пользовались такими единицами анализа, положенными еще Эмпедоклом, как земля, воздух, огонь и вода, что достаточно долго признавалось сутью вещей мудрецами средних веков и эпохи Возрождения, включая христианских и мусульманских ученых. Теория личности как таковая полностью исчерпывалась терминами четырех темпераментов, порождая этим негибкость анализа, которая сохранилась вплоть до 1628 г., когда Х.У. Гарвей открыл циркуляцию крови, что поставило под сомнение всю доктрину жидкостей организма (История психологии, 1999). В идеалистической традиции, заложенной дуализмом Платона, развитие личности рассматривалось через призму идеального мира, «мира идей», и все развитие сводилось к возможности проникнуть в этот мир, «вспомнить» какие-либо идеи. Еще в IV в. до нашей эры Аристотель и его последователи (Аристотель, 1976) впервые заговорили о формировании личности через поступок, что много позже нашло свое продолжение в теориях бихевиорального направления. В XVII в. философские изыскания Дж. Локка подготовили почву для понимания прижизненности развития личности и влияния среды, в частности прижизненного опыта личности, на ее развитие. Ф. Бэкон еще в XVII в. впервые акцентировал внимание на влиянии культурологических особенностей на восприятие личности (его «идолы площади» могут быть рассмотрены как социальные установки, свойственные конкретному обществу, влияющие на развитие личности ребенка (История психологии, 1999)), однако на протяжении длительного периода исторического развития специфические особенности формирующейся личности не принимались во внимание (de Maese L., 1977). Как свидетельствуют письменные источники, в древних культурах и даже еще в средневековой Европе дети рассматривались как маленькие взрослые, имели такие же привилегии и ответственность, как и взрослые (История психологии, 1999). Примерно с начала XVII в., чему немало способствовало развитие педагогической мысли, в частности теория Я А. Коменского (ХМ-ХУП вв.), впервые отметившего отличие формирующейся личности от личности взрослого и выработавшего принципы управления процессами развития (Коменский Я.А., 1982), детство стали считать периодом невинности, постепенно к детям стали относиться как к лицам с особым статусом, занимающим свое место в с циально-демографической структуре общества. Под влиянием Ч. Дарвина психологическая теория открыла «инстинкты», что положило начало исследованию структуры личности, личностных подструктур, характера, темперамента, способностей и, позднее, направленности личности. Проблеме личности в психологии посвящены многочисленные исследования. По существу, эта проблема является центральной; с которой так или иначе связаны все остальные. Изучение личности традиционно осуществлялось по нескольким направлениям — это разработка типологий и классификаций личности, концепций личности, изучение отношений личности и проч. Так, большая часть психологов определяют личность как устойчивое, стабильное образование, имеющее свою системную организацию. Традиционная характерология исходит именно из того положения, что характер личности является фиксированным, устойчивым качеством. Понятие диспозиции в психологии наряду с другими моментами (готовность, предрасположенность, направленность и т.п.) включает и момент фиксированности, устойчивости, стабильности. Момент завершенности и устойчивости акцентируется в разного рода типологических концепциях, в которых понятие личности фактически сводится к понятию индивидуальности (Сарджвеладзе Н.И., 1989).
Определение личности через момент устойчивости связано еще и с тем, что она выступает в качестве обобщенной сущности, репрезентантом определенного социального типа и человеческой общности. Такое понимание сущности личности реализовано, например, в исследованиях этнопсихологических особенностей и национального характера. Понятие «базовая личность», введенное Кардинером (Сарджвеладзе Н.И, 1989), представляет собой наиболее известную попытку обоснования идей о том, что существует некоторая обобщенная конфигурация личностных качеств, которые присущи членам общества и формирование которых является результатом социокультурных факторов. Э. Фромм (Фромм Э., 1990) и В. Райх (Райх В., 1999) говорят о социальном характере, имея в виду обобщенность и социальную репрезентативность структуры характера личности.
С внедрением положений психоанализа в психологическую науку большой интерес стал проявляться к изучению факторов формирования личности, к ее развитию. В психологии идея развития психики, как в филогенезе, так и в онтогенезе, получила распространение лишь в XIX в. Одна из концепций филогенетического развития ребенка была предложена К. Бюллером (Степанова Е.И.), который перенес на социальное развитие ребенка биогенетический закон Ф. Мюллера и Э. Геккеля. Согласно этому закону, эмбриогенез есть краткое и сжатое повторение филогенеза. К. Бюллер постулировал закон рекапитуляции, распространив биогенетический закон на постнатальное развитие: развитие ребенка есть повторение социогенеза. В современной науке одно из центральных направлений имеет содержательно-процессуальный характер и заключается в изучении изменений, происходящих с личностью под влиянием различных условий и факторов. Ядром этого направления является исследование развития личности (Олпорт Г., 2002). Исторически так сложилось, что в первую очередь изучение возрастных особенностей развития началось с изучения процесса развития детей, подростков, основное внимание уделялось периодизации жизни человека в детстве, психологическим изменениям, происходящим с возрастом. Исследователи пытались установить связь между хронологическим возрастом детей и теми изменениями, которые наблюдались в их поведении на пути к зрелости, т.е. возрастные нормы развития, которые позволили бы оценить, насколько конкретный ребенок опережает или отстает от сверстников в своем развитии, оценить влияние различных социальных условий на развитие личности ребенка. Только много позже научный интерес обратился к исследованию развития личности в зрелом возрасте.
Существует несколько подходов к определению понятия «развитие». В.С. Ильин (Ильин Е.П., 2002) рассматривает развитие как прогрессивное изменение явления, качества, повышение степени целостности системы. Выступая как высший тип движения, развитие представляет собой не простой рост, увеличение, а качественные преобразования, отмечающиеся определенными закономерностями. Е.И. Степанова (Степанова Е.И., 2000) определяет развитие как процесс связанных межу собой количественных и качественных изменений в явлениях природы и живых организмах, происходящих во времени. К количественным изменениям относят рост, накопление массы тела, к качественным — созревание, функциональные изменения с приобретением новых свойств.
Процесс развития носит, во-первых, поступательный характер, когда пройденные уже ступени как бы повторяют известные черты, свойства низших, но повторяя иначе, на более высокой базе; во-вторых, развитие характеризуется необратимостью, т.е. не копированием, а движением на новом уровне; в-третьих, развитие представляет собой единство борющихся противоположностей, являющихся внутренней силой процесса развития. В самом общем смысле развитие — это изменения, происходящие со временем в строении тела, психике, и поведении человека в результате биологических процессов в организме и воздействия окружающей среды (Психологический словарь, 1999). Таким образом, развитие человека происходит в трех направлениях: физическом, когнитивном и психосоциальном (Ломов Б.Ф., 1984).
По видимому, понятие «развитие» никогда не будет определено исчерпывающим образом, однако понимание этого обстоятельства не должно препятствовать созданию рабочих понятий, отвечающих необходимости решения исследовательских задач. В этой связи представляется необходимым выработать свое рабочее определение понятия «развитие». Мы понимаем развитие личности как направленный закономерный процесс качественных и количественных изменений (накоплений) в системе социально значимых ценностей личности, стадийный процесс становления типологических социально значимых качеств человека и его индивидуальности.
Индивидуальное развитие человека, как и всякого другого организма, есть онтогенез с заложенной в нем филогенетической программой. Нормальная продолжительность человеческой жизни и последовательная смена стадий и фаз индивидуального развития строго определены этой программой и видовыми особенностями Ноmо sapiens. Одним из первых исследователей, не только обративших научный интерес к изучению данной проблемы, но и начавших использовать научные методы познания для изучения развития личности был 3. Фрейд с его концепцией психосексуального развития ребенка. Согласно 3. Фрейду, личность проходит в своем развитии несколько филогенетически определенных и общих для всех представителей вида стадий. Первые стадии ребенок проходит задолго до полового созревания, получая наслаждение от эрогенных зон своего тела, таким образом запускается развитие самосознания личности. Психосексуальное развитие начинается с оральной стадии, приходящейся на младенчество, когда центром наслаждения ребенка является рот. Позднее в течение анальной (1—3 года) и фаллической (3—5 лет) стадий центр наслаждения постепенно смещается из области рта к области гениталий. Эти три стадии развития относятся к прегенитальному периоду развития личности, который заканчивается к шести годам. Следующий и последний этап развития человека — генитальная стадия, следующая после продолжительного латентного периода (6-12 лет), является стадией формирования зрелой сексуальности и зрелого баланса между любовью и работой при нормальном течении процесса развития личности. Однако, если на какой-либо из стадий ребенок испытывает слишком сильную фрустрацию или слишком большое удовлетворение, может произойти фиксация потребностей индивида на этой стадии, тогда все дальнейшее развитие личности будет протекать в зависимости от условий специфической фиксации на определенной стадии развития (Freud S., 1964).
Теоретические посылки 3. Фрейда были безусловным прорывом в изучении развития личности человека. Впервые внимание было привлечено к специфическим особенностям развития личности ребенка в отличие от взрослого. Изучение специфики развития личности ребенка в рамках психологической науки началось именно с теоретических разработок 3. Фрейда и было продолжено его последователями, такими, как К.Г. Юнг, А. Адлер, М. Кляйн, Э. Эриксон. К. Хорни, Дж. Боулби и др., уже в более детальном и тщательном анализе особенностей развития ребенка в различных условиях (Хорни К., 1993).
К.Г. Юнг, отказавшись от пансексуализма своего предшественника, был первым исследователем, который рассматривал развитие личности человека, как процесс, продолжающийся всю жизнь человека. Он полагал, что, в общем, развитие человека происходит в два этапа: первую половину жизни человек пытается достичь социально значимых успехов в карьере и семейных отношениях; вторая половина жизни посвящена достижению духовного роста и совершенствованию, достижению «самости», что близко представлениям отечественной психологии о развитии личности как о процессе становления индивидуальности (Юнг К.Г, 1998).
Совершенно другую концепцию развития предложили ученые, придерживающиеся бихевиорального направления в психологии, рассматривая развитие личности как результат научения. От наиболее радикальных положений Дж. Уотсона и Б. Скиннера, постулирующих о том, что все поведение личности есть результат обусловленных реакций по типу условного рефлекса (Skinner В., 1974) до более свободных концепций А. Бандуры и Дж. Роттера, рассматривающих человека как постоянна развивающегося индивида, т.е. приобретающего все более гибкий набор реакций на различные воздействия среды (Bandura А., Waters R., 1963), развитие понимается, как процесс адаптации к окружающей среде, что во многом согласуется с концепцией отечественных ученых, занимающихся изучением человека в традициях И.М, Сеченова и И.П. Павлов таких, как В.М. Бехтерев, П. К. Анохин и Н.А. Бернштейн.
Представители гуманистического и экзистенциального направлений в психологии рассматривали адаптацию только как один из аспектов развития. По мнению К. Роджерса, например, развитие личности ребенка происходит на основе оценки индивидуума другими людьми. Особенно это важно в период младенчества и раннего детства. К. Роджерс выдвинул теорию о том, что первоначально новорожденный воспринимает все переживания нерасчлененно, и только под влиянием; оценки окружающих начинает отделять самого себя от окружающего мира. В некотором смысле организмический оценочный процесс является контролирующей системой развития, позволяющей ребенку ориентироваться в окружающей среде и своих переживаниях, оценивая их по критерию: нравятся ли они ему или нет, таким образом, регулируя собственное поведение. Структура личности формируется во взаимодействии с окружающими, значимыми другими и во многом связана с их оценкой поведения ребенка (ХьелЛ., ЗиглерД., 1998). Своеобразное логическое подтверждение данная точка зрения получила в теориях Дж. Мида, Ч. Халлера и др., главной точкой отсчета в которых являлось понятие «социальная роль». В ходе процесса развития индивидуум последовательно проходит стадии усвоения новых ролей, развивает в себе способность «видеть» роли других, и через осознание собственных ролей и ролей других (в концепции Ч. Халлера - значимых других) человек формирует собственную концепцию Я. Экзистенциально-гуманистическая традиция признает бесконечное разнообразие жизненного опыта скорее как благоприятную возможность, чем как проблему. Экзистенциалисты от А. Камю и Ж.-П. Сартра до позитивно настроенных В. Франкла, М. Бубера, Р. Мея видят в осознанном принятии решений и ответственности за собственный выбор предпосылки и характеристики развития личности (Айви Е.А., 2000).
В отечественной традиции определение термина «развитие» трактуется, начиная с работ Л.С. Выготского, как сложный системно организованный процесс, имеющий различные стадии, периоды, этапы, фазы, стороны, уровни, совершаемый спиралевидно и многоступенчато, дискретно и непрерывно, дифференцированно и интегрироно. Непрестанное возникновение и образование нового характеризует непрерывный процесс самодвижения личности (Выготский Л.С, 1984). Автор уточняет, что развитие начинается с ситуации симбиоза ребенка взрослого, где взрослый выступает с социальной позиции носителя человеческой культуры и способов ее освоения, стимулируя становление дальней активности растущего человека. Именно эта активность является определяющей характеристикой развивающейся личности, позволяя ей выходить за пределы опыта, сформированных качеств.
Вслед за Л.С. Выготским, А.Н. Леонтьев полагал, что личность не есть целостность, обусловленная генотипически: личностью не рождаются, а становятся. Таким образом, формирование личности есть процесс прямо не совпадающий с процессом прижизненного изменения природных свойств индивида в ходе его приспособления к внешней среде. Человек как природное существо есть индивид, обладающий той или иной физической конституцией, типом нервной системы, темпераментом, динамическими силами биологических потребностей, аффективностью и многими другими чертами, которые в ходе онтогенетического развития многообразно меняются (Леонтьев А.Н., 1975). А.Н. Леонтьев рассматривал развитие личности через соотношение понятий «личность» и «индивид», а также понятие социализация». Согласно его концепции, особенности, характеризующие одно единство (индивида), не просто переходят в особенности другого единства, другого образования (личности), так что первые уничтожаются, они сохраняются, но именно как особенности индивида. Личность, как и индивид, является продуктом интеграции процессов, осуществляющих жизненные отношения субъекта. Однако личность определяется природой самих порождающих ее отношений: это специфические для человека общественные отношения, в которые он вступает в своей предметной деятельности. Развитие, умножение видов деятельности индивида приводит не просто к расширению их «каталога». Одновременно происходит центрирование их вокруг немногих главнейших, подчиняющих себе другие. Этот сложный и длительный процесс развития личности имеет свои этапы, свои стадии. Процесс этот неотделим от развития сознания, самосознания.
Таким образом, согласно А.Н. Леонтьеву, в основании личности лежат отношения соподчиненности человеческих деятельностей, порождаемые ходом их развития. Ситуация развития человеческого индивида приводит к тому, что вещи открываются ребенку не только в их физических свойствах, но и в том особом качестве, которое они приобретают в человеческой деятельности. Предметная деятельность ребенка приобретает орудийную структуру, а общение становится речевым, опосредствованным языком. В этой исходной ситуации развития ребенка содержится зерно тех отношений, дальнейшее развертывание которых приводит к формированию его как личности. В онтогенезе эти переходы выражаются в чередующихся сменах фаз развития предметной (практической и познавательной) деятельности — фазами развития взаимоотношений с людьми, с обществом. Но такие же переходы характеризуют движение мотивов внутри каждой фазы. В результате и возникают те иерархические связи мотивов, которые образуют «узлы» личности (Леонтьев А.Н., 1975). Формирование личности предполагает развитие процесса целеобразования и иерархизации мотивов субъекта. Важнейшим параметром личности является степень иерархизированности деятельностей, их мотивов. Иерархии мотивов существуют всегда, на всех уровнях развития. Они образуют относительно самостоятельные единицы жизни личности, которые могут быть разъединенными между собой или входящими в единую мотивационную сферу. Процесс развития личности всегда остается глубоко индивидуальным, неповторимым и протекает совершенно по-разному в зависимости от конкретно-исторических условий, от принадлежности индивида к той или иной социальной среде.
Подобная трактовка развития личности перекликается с наиболее влиятельной в последние десятилетия в зарубежной психологической науке моделью развития личности по У. Бронфенбреннеру (Bronfenbrenner U., 1981), который постулировал, что развитие личности — это динамический, идущий в двух направлениях процесс: растущий индивидуум активно реструктурирует свою многоуровневую среду, при этом сам постоянно испытывая воздействие со стороны элементов окружающей среды. Согласно У. Бронфенбреннеру, экологическая среда развития ребенка представляет собой четыре вложенные одна в другую системы: микросистемы (ближайшее окружение личности, семья, детский сад, школа), мезосистемы (формальные и неформальные связи между микросистемой и окружением ребенка), экзосистемы (элементы общественной и социальной среды, не имеющие непосредственного отношения к микросреде, но влияющие на нее опосредованно — место работы родителей, статус семьи, экономическое развитие страны) и макросистемы как культурно-историческая база для развития микросреды.
Несколько иную трактовку понятия «развитие» дает В.И. Слободчиков. Развитие человека, вс&heip;

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →