Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Зеленый чай содержит на 50% больше витамина С, чем обычный черный.

Еще   [X]

 0 

Психосоциальная аддиктология (Короленко Ц.П.)

Соавтор: Дмитриева Н.В.

Первое руководство по аддиктологии в России. Аддиктология изучает причины возникновения аддикций, механизмы их развития, психологические и клинические признаки, симптомы, динамику, способы коррекции и терапии.

В книге излагаются современные данные по различным аспектам аддиктивных расстройств; анализируются психологические механизмы, участвующие в становлении и развитии аддиктивного процесса; приводятся описания ряда химических и нехимических аддикций.

Наряду с новой информацией, касающейся сравнительно известных форм аддикций, в книге рассматриваются аддикции, не нашедшие до сих пор достаточного отражения в литературе.

Об авторе: Короленко Цезарь Петрович (3.10.1933) - доктор медицинских наук, профессор. Цезарь Петрович заведовал кафедрой психиатрии и наркологии факультета клинической психологии Новосибирского Государственного медицинского университета с 1964 года по 2006 год. Он является действительным членом Нью-Йоркской… еще…



С книгой «Психосоциальная аддиктология» также читают:

Предпросмотр книги «Психосоциальная аддиктология»


Ц.П.Короленко, Н.В.Дмитриева

ПСИХОСОЦИАЛЬНАЯ АДДИКТОЛОГИЯ

Психосоциальная аддиктология.
Ц.П.Короленко, Н.В.Дмитриева. Новосибирск, Издательство «Олсиб», 2001 - 251с.
Практика последнего десятилетия убедительно продемонстрировала необходимость дальнейшего развития концепции аддиктивных расстройств, которая вс более часто используется в научных и практических подходах. Произошло формирование нового направления, которое может быть названо аддиктологией - наукой об аддикциях. Одной из основных особенностей аддиктологии является холистический (от «whoe» - целостный) характер, объединяющий различные используемые ею парадигмы. К ним относятся социопсихологическая, биомедицинская, культуральная, педагогическая, юридическая, спиритуальная и др.
Предлагаемая вниманию читателей книга - первое руководство по аддиктологии в России. Аддиктология изучает причины возникновения аддикций, механизмы их развития, психологические и клинические признаки, симптомы, динамику, способы коррекции и терапии. В книге излагаются современные данные по различным аспектам аддиктивных расстройств; анализируются психологические механизмы, участвующие в становлении и развитии аддиктивного процесса; приводятся описания ряда химических и нехимических аддикций. Наряду с новой информацией, касающейся сравнительно известных форм аддикций, в книге рассматриваются аддикций, не нашедшие до сих пор достаточного отражения в литературе.
Книга выходит в авторской редакции
Ц.П.Короленко Н.В.Дмитриева
ISBN 5-901048-06-7 © Издательство «Олсиб». 2001.

СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ.....................................................................6
ПСИХОЛОГИЯ АДДИКЦИЙ
Фиксация..........................................................................8
Личностные особенности и другие факторы, предрасполагающие
к развитию аддиктивного процесса........................11
Неудовлетворённая потребность как причина
аддиктивности......................................................14
Аддиктивные реализации как суррогат межличностного
контакта......................................................................18
Особенности прогредиентности. аддиктивного процесса......20
Концепция формирования аддиктивной личности.............24
Аддиктивные ритуалы.................................................26
Значение детского периода.......................................30
Психология стыда..................................................32
Аддиктивное чувство стыда..................................42
Спиритуальная сфера............................................45
Влияние трансформационных объектных отношений на
развитие аддиктивного поведения...................................49
Психология внешнего и внутреннего контроля как психологический механизм развития аддикций................55
КЛАССИФИКАЦИЯ АДДИКЦИЙ..............................61
Нехимические аддикций:
- Гэмблинг............................................................61
- Интернет - аддикция.............................................65
- Любовные аддикций...........................................72
- Сексуальные аддикций и проблема инцеста...........84
- Работоголизм..................................................106
- Созависимость (аддикция отношений)....................116
- Ургентная аддикция.............................................127
- Социальная организация как аддиктивная фиксация...135 Аддикций к еде
- Аддиктивное переедание....................................140
- Аддиктивное голодание.......................................142
8

ПСИХОЛОГИЯ АДДИКЦИЙ
Аддиктивное поведение является одной из форм отклоняющегося поведения. Согласно нашему определению (Sega, Koroenko,1990), аддиктивное поведение выражается в уходе от реальности посредством изменения психического состояния. Человек «уходит» от реальности, которая его не устраивает. Неудовлетворяющая реальность - это в каком-то смысле всегда внутренняя реальность, так как и в случаях, когда речь идет о внешней «средовой» реальности, последняя воспринимается, осознается или производит эффект на подсознание, приводя к возникновению того или иного, вызывающего дискомфорт внутреннего психического состояния, от которого возникает желание избавиться.
В повседневной жизни каждый человек, как правило, имеет определенный, выработанный им в процессе развития набор навыков избавления от психологического дискомфорта, и, особенно не задумываясь, достаточно эффективно использует их с этой целью. К индивидуально накопленному арсеналу средств относятся различные способы переключения внимания на эмоционально стимулирующие события и активности: просмотр видеоматериалов, фильмов, спортивных состязаний, прогулки, общение с природой, физические упражнения, получение поддержки от друзей, знакомых или родственников и др. Этим способам избавления от неприятных переживаний не придается особого, сверхценного значения, на них не фиксируется специальное внимание.
ФИКСАЦИЯ
Развитие аддиктивного поведения начинается с фиксации, которая происходит при встрече с воздействием того, что произвело на будущего аддикта чрезвычайное, очень сильное впечатление, остающееся в памяти и легко извлекаемое из неглубокого подсознания. Фиксация может быть связана с воздействием изменяющего психическое состояние вещества, участием в каком-то виде активности, включая, например, игровую, и др. Особенность фиксации заключается в том, что она влечет за собой сильное желание повторить пережитое измененное состояние еще раз. Такое непреодолимое стремление в последующем повторяется всё более часто. Обычно процесс развивается таким образом, что мысли о реализациях, их осуществление занимают всё большее количество времени, что мешает самовыражению в других
9
направлениях и затрудняет критическое отношение. Во время аддиктивных реализаций аддикт переживает очень интенсивные и приятные ощущения, которые не идут ни в какое сравнение с переживаниями, характерными для обычной жизни. «Приятность» этих состояний связана с возникающими у человека иллюзиями контроля, комфорта и совершенства. Жизнь вне реализации воспринимается как серая и неинтересная.
С фиксацией связано и особое чувство возможности по желанию контролировать своё психическое состояние посредством использования ранее приобретённого опыта, и уверенность в том, что этот способ никогда не подведёт.
Фиксация способна продуцировать повторение аддиктивных реализаций в непосредственный или близкий временной интервал после е совершения. Тем не менее, возможны варианты, когда повторная реализация значительно отсрочена во времени и происходит лишь через несколько лет. Это характерно для фиксаций детского и подросткового возраста, которые как бы «сеют зерно», готовое к росту при встрече с такой же ситуацией (веществом) в отдаленном периоде времени.
Фиксация необходима для «запуска» аддиктивного процесса -дальнейшего обращения к аддиктивному агенту, с помощью которого будущий аддикт достигает желаемого психического состояния.
В психоаналитическом контексте фиксация заменяет процесс репрессии (вытеснения). Человеку свойственно вытеснять в подсознание неприятные, связанные, например, с различными психотравмирующими ситуациями, состояния. Целью репрессии является минимизация отрицательных переживаний. Возможно также стремление к репрессированию эмоционально позитивных состояний, если возникает чувство угрозы, обусловленное опасением неизбежности «расплаты» в форме последующих страданий.
В результате репрессии та или иная эмоция, какое-то селф-объектное отношение не допускаются к осознанию. Процесс требует волевого усилия, энергетической затраты. Фиксация, в отличие от репрессии, осуществляется с большей легкостью, негативный комплекс перестает быть актуальным, в связи с изменением психического состояния в процессе удовлетворения нового желания. Для его осуществления используются образы, события, специфическая активность, особые отношения с людьми. Реализации аддиктивного желания приводят постепенно к
10
развитию сверхценного отношения, навязчивости и насильственности, что изменяет всю жизнь аддикта
Фиксация сопровождается эмоциональным подъёмом, в структуру которого могут входить: эйфория, психическая релаксация, ощущение «взлёта», чувство беззаботности, усиление воображения. Очень важным элементом, объясняющим привлекательность фиксации, является особое чувство обретения психологической свободы, возможности в любое время контролировать, изменять свое психическое состояние. Это чувство контроля становится своего рода интимным секретом и имеет большое значение в начале аддиктивной динамики. Создается опасная иллюзия самодостаточности, независимости, свободы. В реальности фиксация не расширяет, а ограничивает свободу, она высасывает, поглощает энергию, связывая её с осуществлением однонаправленной активности.
Реализации аддиктивного желания лишают возможности формировать другие желания. Иллюзорное чувство свободы оказывается на самом деле порабощением, отстранением от любви, редуцированием эмоционально значимых отношений с людьми, в широком смысле - потерей свободы выбора.
В культуральных традициях мира, судя по известным наиболее древним источникам, фиксации, определяемые как привязанность к желанию, оценивались негативно. Так, например, в Упанишадах (1000 лет до Рождества Христова) содержится следующий текст: «Если все желания, прилипшие к сердцу, преодолеваются, смертный становится бессмертным».
Гераклит также высказывался на эту тему: «Всё, что хочется получить, достигается ценой потери души», (цит.по G.May, 1988).
В контексте опасности фиксации ей противопоставляется отстранение (detachment), понимаемое как приобретение потерянной свободы выбора. Отстранение, таким образом, подразумевает освобождение от фиксации на удовлетворении однонаправленного желания и получение возможности реализовывать разнообразные желания. Такое отстранение, естественно, не имеет ничего общего с холодностью, безучастием, суровостью или аскетизмом.
Фиксация, наоборот, сковывает внимание, отвлекает от главного, лишая аддикта человеческих свойств - интимных привязанностей, способности сопереживать и любить. Фиксация приводит к тому, что аддикт начинает «приспосабливать» е к «решению» вс большего количества жизненных ситуаций, что может длительное время не осознаваться по бессознательным механизмам подобно вс более консолидизирующейся привычке.
11
ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ И ДРУГИЕ
ФАКТОРЫ, ПРЕДРАСПОЛАГАЮЩИЕ К
РАЗВИТИЮ АДДИКТИВНОГО ПРОЦЕССА
Аддикция начинается с фиксации, но дальнейшее развитие процесса во многом определяется личностными особенностями и предрасположенностями.
Какие факторы здесь могут иметь значение? Анализ клинических случаев различных форм аддиктивных расстройств позволяет предложить следующие гипотезы:
(1) развитие аддиктивного процесса связано с недостаточно сформированным, слабым суперэго. Основной мотивацией является немедленное и гарантированное получение удовольствия; не обращается внимание на отдалённые по времени отрицательные последствия, недостаточно представлены самоанализ, чувство вины, стыда;
(2) прогрессирование аддикции обусловлено нарушениями в структуре эго. Недостаточность эго затрудняет преодоление фрустрации, мешает формированию необходимых профессиональных и социальных навыков, волевых функций;
(3) стремление к аддиктивным реализациям связано с выраженным, не полностью осознаваемым психологическим дискомфортом. Дискомфорт является следствием неудовлетворённости человека своим ролевым поведением, несоответствием ложного и первичного sef а. В результате аддиктивной реализации происходит временное избавление от ролевого поведения, облегчается выход за пределы прагматичной реальности, появляется возможность реализовать одну из фундаментальных потребностей - идеализированный трансференс (Kohut,1984), а иногда вызвать возникновение трансцендентного состояния с чувством слияния с Высшей Силой, Космосом, Природой, ощущением себя вне времени и пространства («timeess moment»), единства со своим первичным sef ом.
Приём алкоголя и наркотических препаратов способствует приближению человека к своему первичному sef у. Этим объясняется частота использования веществ, изменяющих психическое состояние. Люди употребляли эти вещества во все периоды истории человечества, потому что это позволяло им выходить за пределы реальности, за пределы собственного Я;
(4) аддиктивный процесс развивается вследствие влияния на психическое состояние вытесненных в бессознательное деструктивных sef - объектных отношений со свойственными
12
последним отрицательными эмоциональными переживаниями различного содержания. Находясь в бессознательном, эти комплексы провоцируют неосознанное беспокойство, тревогу, дистимическое состояние, генерализованное чувство вины;
(5) аддиктивный процесс стимулируется затруднениями в установлении социальных контактов, социальной фобией, чувством пустоты, скуки, одиночеством;
(6) развитию аддикции способствует воспитание в условиях недостаточной эмоциональной поддержки со стороны родителей и/или «первичной группы» - наиболее близких членов семьи в первые годы жизни;
(7) эмоциональная нестабильность, отсутствие постоянства в поведении в семье, непрогнозируемость событий создают условия для возникновения спутанности, неуверенности в себе, в людях. Эти факторы являются благоприятной почвой для возникновения аддиктивных привязанностей, которые воспринимаются как более надёжные по сравнению с поддержкой окружающих людей.
Аддиктивная реализация создаёт иллюзию возможности без какого-то вреда для себя контролировать по желанию своё психическое состояние, вызывать чувство психического комфорта, избавляться от неприятных эмоций и мыслей. Возникает убеждённость в том, что найденный способ надёжен и можно без больших усилий в любой момент вызвать повторно желаемое состояние. Аддиктивная реализация становится, таким образом, своего рода магией - волшебной палочкой, изменяющей восприятие внутренней и внешней реальностей.
Эмоциональному состоянию в процессе аддиктивной реализации присущи аффективные переживания, которые фиксируются на сознательном и бессознательном уровнях. Эмоциональный компонент оказывает влияние на другие психические функции, изменяет отношение к людям.
Возникает ощущение, при котором окружающие лица могут восприниматься с позиции собственного превосходства, как объекты возможного манипулирования. При некоторых аддикциях создаётся благоприятная почва для возникновения особого типа межличностных отношений между двумя или несколькими аддиктами, находящимися в периоде аддиктивной реализации. Взаимная эмпатия создаёт иллюзию взаимной привязанности, взаимного понимания. Такие состояния ограничиваются временем действия аддиктивных агентов и не распространяются на другие периоды жизни, когда аддикты чувствуют себя чуждыми друг другу.
13
Многие алкогольные аддикты переоценивают переживаемые ими в состоянии алкогольного опьянения чувства от общения с другими членами алкогольной компании. Находясь в состоянии алкогольного опьянения, они рассматривают свои отношения с окружающими их пьяными аддиктами как глубокие, очень личностные и значимые. Эти чувства вне времени совместной выпивки теряют актуальность, но воспоминание о них остаётся в качестве провокатора следующей аддиктивной реализации.
Тем не менее, в связи с возникающим во время аддиктивных реализаций переживанием взаимопонимания, пребывание в компании аддиктов приобретает особое значение и является важным компонентом психологической зависимости, которая в таких случаях приобретает смешанное содержание. Примером такого развития может быть эта форма алкоголизма, где психологическая зависимость к определенной алкогольной компании даже маскирует алкогольную зависимость (Koroenko, Dikovsky,1961).
В этом плане представляет интерес анализ причин аддиктивных реализаций рефлексирующими пациентами.
Человек стремится к аддиктивной реализации, желая избавиться от неустраивающего его психического состояния и заменить последнее состоянием другого содержания. Как исходное, ведущее к аддиктивной реализации, состояние, так и вызванное аддиктивное состояние в каждом конкретном случае трудно вербализуется, что в определённой степени может быть объяснено свойственной многим аддиктам алекситимией (неумением выразить словами, описать свои переживания). Однако, это объяснение нельзя считать достаточным, хотя бы потому, что с его помощью невозможно объяснить серьёзные затруднения, которые испытывают аддикты, занимающиеся литературным творчеством (писатели, драматурги, поэты). Затруднения в вербализации, очевидно, связаны с тем, что речь идет о принципиально невербализуемых, связанных с первичным sef ом, переживаниях, присущих человеку в более «чистом» виде в довербальном периоде развития (Короленко, Дмитриева, Загоруйко, 2000).
В этом контексте представляется возможным выделить в аддикции радикал аутодеструкции, выражающийся в бессознательном стремлении к регрессу до состояния «океанического чувства» («ocean feeing» Suivan'а). В наиболее жесткой форме такое стремление проявляется тогда, когда на первый план выступает желание не заменить одно психическое
14
состояние другим, а как можно скорее «выпасть» из реальности, забыться, ничего не переживать, не чувствовать. Здесь происходит активация аутодеструктивного драйва. Чем в большей степени активизирован этот драйв, тем деструктивнее и злокачественнее течение аддикции.
Анализ симптома потери контроля при различных формах аддикции (алкогольные, сексуальные, гэмблинг), позволил нам прийти к заключению о том, что в психологическом плане этот признак следует рассматривать как разрушающий эго прорыв аутодеструктивного драйва, что определяет появление новой «суицидальной» фазы аддиктивного процесса.
Как известно, религиозное чувство, драйв любознательности и творчества лежат в основе духовного развития, творческого роста, самовыражения, познания себя и окружающего мира и, таким образом, в идеале препятствуют возможности выбора аддиктивного пути. Эта очень важная сторона проблемы требует специального анализа и не рассматривается в настоящей книге. Вместе с тем, нам хотелось бы подчеркнуть необходимость крайней осторожности, непредвзятости выхода за рамки формально логических, однозначных умозаключений при попытках приблизиться к пониманию влияния религиозного чувства на психическое состояние, выбор цели, стиль жизни, отношение к себе, людям, окружающему миру.
НЕУДОВЛЕТВОРЕННАЯ ПОТРЕБНОСТЬ КАК ПРИЧИНА АДДИКТИВНОСТИ
В основе аддиктивности человека можно обнаружить определённые основные потребности, к числу которых относятся:
а) любовь и чувство принадлежности;
б)стремление к власти;
в)необходимость быть свободным/свободной;
г)стремление к получению удовольствия.
Реализация этих потребностей в реальной жизни может быть значительно затруднена и ограничена, что вызывает чувство хронического психологического дискомфорта. У человека в памяти остаются частично осознаваемые, но, в основном, находящиеся ь подсознании переживания более ранних периодов жизни, когда социальная запрограммированность была значительно менее представлена, а чувство внутренней свободы более выражено.
15
Прошлый опыт нередко включает имевшие место ситуации, когда объективно примитивные переживания были особенно яркими в связи с какими-то событиями, участием в какой-то активности, употреблением какого-то вещества. Стремление к повторному переживанию чего-то подобного присутствует в «дремлющем» состоянии и может быть активизировано во многих провоцирующих ситуациях. Провокацией оказывается плохое неприятно эмоционально окрашенное психическое состояние, обращение к первичному опыту психической стимуляции. Такое повторение связано с риском развития аддикции
По мере взросления к человеку приходит понимание того, что достижение состояния удовольствия становится для него всё более и более трудным. Причиной этого являются усложняющиеся отношения с окружающими; увеличение числа людей, включающихся в эти отношения; появление среди них тех, кто относится к нему плохо. Зачастую трудно разобраться в происходящем, прогнозировать поведение других.
У аддиктов развита способность фантазировать на темы, касающиеся их воображаемых отношений с другими людьми, которые часто наделяются идеальными, преувеличенными положительными или отрицательными чертами. Столкновение с действительностью при этом часто разочаровывает, что объективно способствует усилению социальной изоляции аддикта. Появляется идея о возможности не считаться с людьми, относиться к ним «инструментально», тем более, что есть возможность получать кайф и в одиночку посредством аддиктивного образа действия, используя вещество или активность, изменяющие психическое состояние. Можно получать удовлетворение, вступая в сексуальный контакт с другим человеком, исключая понятия интимной близости и любви. В данном случае речь идёт в большей степени о чисто физическом контакте. Такое поведение приводит к тому, что идеальный способ удовлетворения основных потребностей - стремление к установлению близких контактов с Другими людьми все более ослабевает. Нарастание изоляции от межличностных контактов является основной проблемой любой аддикции.
Для лиц, не имеющих тесных социальных контактов, типична способность обходиться и без них. Тем не менее, они переживают одиночество, как бы ни старались это скрыть. Когда человек
16
находится наедине с самим собой, происходит стимуляция процесса патологизирования (наплыва аутистических переживаний, усиление воображения, вплоть до появления иллюзий и галлюцинаций), которая нарастает в состоянии сенсорной депривации. Эта особенность при длительной изоляции проявляется вс более интенсивно. Аддикт боится этого процесса и старается избавиться от него. Уход от страха патологизирования также может носить аддиктивный характер.
Люди, не имеющие достаточных контактов, лишены способности доверять окружающим, у них отсутствует уверенность в завтрашнем дне, от которого они не ждут ничего хорошего. Они знают, что завтра им будет так же плохо, как сегодня, т.к. завтра они будут так же одиноки. Их качественный мир беден, скуден и маловыразителен.
С точки зрения обычного понимания, аддикты ведут себя иррационально. Возникает вопрос: «Почему они стремятся к получению удовольствия способом, связанным с риском? Почему они ведут себя так неразумно? Почему затрачивают на губительную аддиктивную реализацию большое количество денег?». Ответ на эти вопросы заключается в том, что для них это единственный гарантированный способ получения удовольствия. Рациональность их поведения проявляется только в технической стороне процесса поиска средства для удовлетворения потребности в получении удовольствия.
При поверхностном общении аддикты могут производить впечатление открытых, «беспроблемных», оптимистичных людей. Однако, им несвойственна глубокая привязанность, проявление участия и сопереживания. По существу, аддикты очень одинокие люди.
Практика показывает, что необходимо соблюдать осторожность при установлении близких, интимных отношений с людьми, которые, казалось бы, способны на хорошие чувства по отношению к вам, но при этом они одиноки и у них нет близких друзей. Эти люди могут быть остроумными, склонными к развлечениям, посещению театров, ресторанов, но в их поведении, юморе выступают элементы скрытой враждебности и стремление унизить кого-либо из отсутствующих.
Анализ несчастных браков показывает, что потерпевшая сторона оказывается реципиентом скрытого враждебного
17
отношения к себе. На протяжении всего периода существования такого брака отношения, существующие в нем, характеризуют такие чувства, как сожаление, обида, чувство унижения. Те, кто не имеет близких друзей, не знают, как любить. Они не научились этому ранее. Недостаточное развитие чувства любви трудно компенсируется. Для лиц с подобными проблемами характерно ощущение психологического дискомфорта. Они чувствуют себя плохими и несчастными. Это связано с тем, что одна или более из их основных потребностей не удовлетворены в той мере, которая бы их устраивала.
Негативные переживания обычно обострены в момент просыпания. В этот период человек пока ещё не загружен информацией, он находится наедине с собой, под влиянием остающихся в памяти следов сновидений, несущих для него какие-то вытесненные в подсознание чувства и информацию.
Анализ развития различных форм аддиктивного поведения показывает, что лица, предрасположенные к развитию аддикций, испытывают большие затруднения в использовании при решении проблем внутренних ресурсов в связи с комплексом зависимости. неуверенности в себе,. Таким образом, не удовлетворяются базисные потребности и нарастает психологический дискомфорт, что создаёт основу для поиска аддиктивного выхода.
Все аддиктивные расстройства объединяют общие психологические механизмы, поэтому коррекция любой формы аддикций не может ограничиваться элиминацией присущего ей способа аддиктивной реализации, т.е. прекращение употребления алкоголя алкогольным аддиктом не избавляет его от лежащих в основе аддиктивных механизмов; прекращение участия в азартных играх не делает гэмблера психологически здоровым и т.д. Во всех подобных случаях весьма вероятен не только рецидив прежней формы аддиктивной реализации, но и смена одной аддикций, Другой, например, алкогольной - наркоманической, гэмблинга -алкогольной. Наиболее распространённый недостаток коррекционной работы с аддиктами заключается до настоящего времени в постановке единственной цели: добиться ремиссии. Безусловно, это необходимо, но недостаточно, так как только такой способ решения проблемы затрагивает лишь малую её часть. Необходимо ответить на вопросы: что представляет собой аддикт, лиш нный аддиктивных реализаций, так называемый «сухой
18
аддикт»? Как можно изменить его психическое состояние? Что ему можно предложить взамен?
Следует отчетливо понимать, что сама по себе ремиссия не устраняет аддиктивной системы ценностей, не изменяет сформировавшиеся в процессе аддикции особые отношения с другими людьми. Остается психологический дискомфорт, одиночество, раздражительность, злобность, чувство внутренней пустоты, скуки.
Как указывалось ранее, аддиктивное поведение «соотносится» с суицидальным. Об этом свидетельствует большое количество самоубийств, совершаемых аддиктами. Суицидные попытки становятся более частыми на той конечной стадии аддикции, когда уже невозможно добиться изменения психического состояния с помощью прежнего аддиктивного агента.
Аддикт не чувствует опасности аддикции, убеждая себя в том, что ничего страшного не происходит, так как он, в отличии от других, всегда может остановиться. Аддикт выстраивает психологическую защиту, чтобы оградить свою аддиктивную систему от неаддиктивного Я и от критики окружающих. Такая логика дает возможность продолжать аддиктивные реализации, даже если происходящее вредит социальным интересам и здоровью.
АДДИКТИВНЫЕ РЕАЛИЗАЦИИ КАК СУРРОГАТ МЕЖЛИЧНОСТНЫХ КОНТАКТОВ
Аддикты не доверяют социальным контактам, так как на основании своего опыта знают, что люди непрогнозируемы, от них можно ждать чего угодно, вплоть до непонимания и агрессии. С аддиктивными агентами общаться проще и «безопаснее». На каком-то уровне приходит осознание того, что существуют активности, которые можно реализовывать с гарантией получения удовольствия. В этом смысле аддикты могут не зависеть ни от родственников, ни от знакомых, друзей, а только от самих себя.
Известный исследователь аддикции Nakken (1988) подчёркивает в механизме формирования психологической зависимости изменение обычного отношения человека к неодушевлённым вещам. Автор исходит из положения о том, что в норме у человека не устанавливаются эмоционально насыщенные связи с неодушевлёнными объектами и явлениями, в то время как у аддикта последние приобретают все большее значение.
19
Аддикты стараются удовлетворять свои эмоциональные потребности в процессе общения с вещами и событиями, которые вызвали фиксацию. Поскольку любая «встреча» с этими веществами и событиями всегда вызывает желаемое изменение настроения, то они всё в большей степени убеждаются в том, что только таким образом возможно получение необходимых для них эмоций. Такое заблуждение весьма опасно. Установившиеся отношения с предметами и явлениями постепенно заменяют отношения с реальными людьми.
С концепцией Nakken'a можно согласиться, но только с учетом одного существенного исключения: определённые предметы, события и явления входят обычно в структуру «качественного мира» (Gasser, 1998) и в этом случае особенное отношение к ним не связано с механизмом аддиктивного процесса, а отражает, например, опосредованную символическую связь с входящими в качественный мир эмоционально близкими людьми.
Согласно Nakken'y» «аддикция - это патологическая любовь и доверие к отношениям с объектом или событием». Все объекты имеют нормальную социально приемлемую функцию: пища существует для того, чтобы удовлетворять аппетит; игра - для того, чтобы получать удовольствие и испытывать возбуждение; медикаменты - для лечения заболеваний. Это примеры нормальной, приемлемой функции объектов. Если человек использует эти объекты таким образом, то он «вступает» с ними в нормальные здоровые отношения. Аддикты устанавливают с объектами патологические отношения. Та же игра, те же медикаменты приобретают для них новую функцию. Пища используется для изменения настроения, игра становится патологическим гэмблингом, медикаменты используются как вещества, изменяющие психическое состояние в желаемом направлении.
Аддикты относятся к людям, как к объектам для манипулирования. Они представляют для них интерес утилитарного характера. Постоянная тенденция эксплуатировать людей, прежде всего, близких, знакомых, друзей, вызывает у последних чувство обиды, раздражения. Накопление отрицательных эмоций часто приводит к разрыву или значительному охлаждению отношений. В результате круг значимых социальных контактов аддикта сужается, нарастает изоляция.
Таким образом, в поведении аддиктов прослеживается следующая особенность: они предпочитают общению с людьми
20
общение с объектами, явлениями, событиями. Это связано с прогнозируемым эффектом аддиктивных средств, в то время как реакции людей прогнозируемы значительно меньше и надеяться на их эмоциональную поддержку во многих случаях невозможно. Аддикт доверяет аддиктивным средствам, так как они не подводят и быстро удовлетворяют желание изменить свое психическое состояние.
Некоторые факторы в большей степени, чем другие. провоцируют развитие аддиктивного поведения. К ним относятся различные эмоционально значимые потери, например, потеря любимого человека, статуса, социального положения, идеалов, системы ценностей, потеря дружеских контактов, уход из семьи, новые социальные требования, социальная изоляция, связанная с пребыванием человека в новом для него обществе.
Для химических аддиктивных реализаций характерно стремление к усилению интенсивности эмоциональных переживаний, к получению всё большего аддиктивного эффекта, который достигается либо заменой одного препарата, изменяющего психическое состояние, другим, более сильным (например, замена марихуаны героином), либо увеличением дозы прежнего препарата, либо изменением способа его введения. Такая же закономерность выступает и при нехимических аддикциях: гэмблеры делают все большие ставки, сексуальные аддикты стремятся к все большему количеству сексуальных связей и к новым формам сексуального опыта.
Аддикция нарушает систему естественных отношений, включающую в себя факторы, которые могут быть использованы людьми, обращающимися за поддержкой, помощью, советом с целью получить ощущение любви, актуализировать свой эмоциональный и духовный рост. Эти естественные отношения включают функциональную семью, людей, входящих в качественный мир человека, друзей, общество, в котором живёт человек, его селф и связь с Высшей Силой, которая осуществляется проекцией религиозного чувства. Духовная пустота приводит к тому, что жизнь аддикта оказывается сломанной.
ОСОБЕННОСТИ ПРОГРЕДИЕНТНОСТИ АДДИКТИВНОГО ПРОЦЕССА
По мере развития аддикции преобладающие у ее носителя чувства становятся все более отрицательными. В структуре жизни аддикта на этой стадии преобладают одиночество, стыд, злость, страх, психологическая боль. В связи с тем, что аддикт уже
21
захватил контроль над Я, возникает постоянная потребность в немедленном аддиктивном избавлении от этих деструктивных чувств. Аддиктивная часть личности обещает наступление облегчения, связанного с избавлением. Полный контроль, осуществляемый аддиктивной частью личности, выражается в том, что аддикт уже не заботится ни о том, что происходит с ним, с другими людьми, он заботится только о том, чтобы предпринять необходимые действия по изменению настроения в желаемом направлении.
Аддикция продуцирует постоянное стрессовое состояние, которое способствует разрушению жизни. Это выражается и в том, что сам процесс аддиктивных реализаций на последующих этапах уже не доставляет аддикту такого удовольствия, как раньше. Конечно, сверхзанятость, подготовка к аддиктивным реализациям всё ещё вызывают изменение настроения, но многое в этом процессе начинает строиться на том, чтобы избежать деморализующей и изнуряющей человека эмоциональной боли, связанной с явлениями отнятия (это относится не только к химическим, но и нехимическим аддикциям). Наступает момент, когда аддиктивная реализация уже не способна полностью избавить аддикта от этой боли. Боль сохраняется. Иногда аддиктивные реализации вызывают у аддикта чувство скуки. Это особенно типично для нехимических аддикции. Аддиктивный ритуал становится менее эмоционально насыщенным. Многие выздоравливающие аддикты вспоминают, что в их жизни присутствовал определенный период, когда их единственным спасением являлся уход в мир фантазий. При этом аддиктивное планирование имело для них гораздо большее значение, чем сама реализация.
В структуре поступательного движения аддикции большое значение имеет появление потери контроля. Потеря контроля находит выражение в невозможности получения прежнего удовлетворения в процессе аддиктивной реализации при нарастающем желании этого достичь. Аддикт не может остановиться и подвергает себя нарастающему аддиктивному воздействию: напивается до состояния глубокого оглушения, объедается до тяжёлых последствий, повышает до абсурда ставки в азартной игре и т.д. Все это приводит к катастрофическим психологическим и биологическим последствиям.
На стадии потери контроля поведение аддикта резко меняется. Предпринимаемые им действия выходят за социально приемлемые рамки и ошеломляют как окружающих, так и неаддиктивную
22
часть самого аддикта. На этой стадии аддикт не способен самостоятельно прервать свои деструктивные действия, он нуждается в помощи специалистов. В дальнейшем происходит разрушение даже аддиктивной логики и поведение перестаёт иметь какой-то смысл. Ранее устраивающие аддикта оправдания своих поступков утрачивают интерес и смысл. Стиль жизни полностью подчиняется аддиктивному ритуалу. Аддикт начинает вести себя стереотипно, ригидно, одинаково. В случае необходимости смены жизненного стереотипа даже на короткое время, у него возникает чувство невыносимого психологического дискомфорта. Рамки мировосприятия сужаются, действия приобретают ригидный характер, необходимость выхода за пределы привычной колеи удручает и дестабилизирует состояние. Аддикт не хочет ничего менять в своей жизни, считая наиболее безопасным для себя сегодняшнее поведение, ничем не отличающееся от вчерашнего и позавчерашнего образа жизни. Консервативность проявляется в том, что даже в случаях ремиссии рецидив приводит к возвращению к прежнему ритуалу.
Аддикт держится за стиль жизни, как за спасительную соломинку, которая даёт ему ощущение уверенности. Nakken описывал это состояние так: «Новые ситуации становятся кошмарными для аддикта, жизнь которого полностью контролируется системой убеждений». Образ жизни такого человека базируется на стремлении реализовать простую формулу - вызвать изменение настроения и существовать в ощущениях, связанных с этим.
Постепенно аддикт выстраивает отношения только с теми, кто находится в рамках этого процесса. Его мышление направлено только на сохранение аддиктивного стиля и всего того, что в этот стиль вписывается. Остальное исключается из сферы его интересов. Пребывание в таком состоянии позволяет аддикту ни о чем не думать, не реагировать на свои чувства, не анализировать их. Находясь вне аддиктивных реализаций, он испытывает постоянную свободно плавающую тревогу, ощущая «враждебность и безразличие» окружающего мира.
На этой стадии даже формальные социальные контакты с людьми оказываются затруднительными. У аддиктов развиваются признаки социальной фобии. Их беспокоит вопрос о наличии у них способности устанавливать контакты с окружающими. Аддиктам кажется, что люди видят, что происходит с ними, и осуждают их за такое поведение. Это приводит к своеобразному восприятию мира через рудиментарные идеи отношения. Несмотря
23
на наличие у аддикта привычки манипулировать другими, наступает момент потери такой способности, поэтому на этой стадии они очень боятся разрыва отношений со значимыми людьми, окружающими их вниманием и испытывающими за них чувство ответственности, жалость, страх за их жизнь. Для того, чтобы вызвать и сохранить эти чувства у окружающих их созависимых лиц, аддикты используют эмоциональный шантаж, который не спасает их от нарастающего одиночества.
Аддикты, испытывая страх одиночества, стремятся сохранять рядом с собой наиболее близких людей, несмотря на то, что отношения с ними эмоционально не насыщены и пусты. Так, например, если кто-то из созависимых членов семьи собирается даже ненадолго выйти из дома, они обычно проявляют беспокойство и задают вопросы типа: «А куда ты идёшь? Когда вернёшься? Тебе действительно нужно уйти?». Если интересующий его человек не возвращается вовремя, у аддикта возникает страх возможной потери. Так проявляется та часть селфа, которая остаётся связанной с близкими. Таким образом, с одной стороны, аддикты как бы настаивают на одиночестве, отгоняя от себя людей, сохраняя с ними дистантные отношения, а, с другой, - в случае их ухода, проявляют беспокойство.
Для выражения своих чувств они пользуются специальным языком, говоря примерно следующее: «Ты не можешь покинуть меня, т.к. кроме тебя у меня ничего больше не осталось», «Извини, я больше не буду», «Дай мне ещё один шанс», или «Уходи, всё равно я жить не хочу и не буду, поэтому я покончу с собой».
Как реакция на страх покинутости, у аддикта может возникнуть чувство паники и страха в том случае, если кто-то из близких созависимых людей проявляет эмоции злости и боли, даже если эти эмоции не имеют к аддикту непосредственного отношения. Иными словами, аддикт хочет оставаться в ситуации, чтобы никто его не трогал, но в то же время присутствовал рядом. В этой стадии развития аддикции единственными людьми, окружающими аддикта, остаются члены его семьи. У аддикта возникают нарастающие как снежный ком проблемы с большинством людей, с работой, поскольку им попираются все правила и законы, принятые в рамках данной культуры. Например, пищевому аддикту советуют прекратить такое поведение в связи с его неприличным видом, избыточным весом; алкоголика арестовывают за употребление алкоголя в неустановленных местах или за вождение машины в нетрезвом состоянии; сексуального аддикта изгоняют из семьи, увольняют
24
с работы за дискредитирующее его поведение и т.д. Эти проблемы возникают на фоне ухудшающегося в связи со стрессами, нарушением режима и нездоровым образом жизни, физического здоровья.
Постоянная борьба селфа с аддиктом приводит к значительным энергетическим затратам. Поскольку селф проигрывает эту игру, происходит дальнейшее снижение самооценки. Поэтому в идеологии Анонимных Обществ заложен принцип бессилия, т.к. аддикты по своему опыту знают, что их попытки по избавлению от аддикции не приводили к положительному результату. «Я признаю сво бессилие перед алкоголем или наркотиками», -утверждают они. Акцептируя невозможность аддикта справиться со своим поведением, члены общества «погружают» его на самое дно, оттолкнувшись от которого он должен найти в себе силы преодолеть аддикцию. Осознание своего бессилия заставляет аддиктов обращаться к вере в помощь Высшей Силы, связь с которой они должны почувствовать под влиянием активизирующегося религиозного чувства.
КОНЦЕПЦИЯ ФОРМИРОВАНИЯ АДДИКТИВНОЙ ЛИЧНОСТИ
Выделяют ряд особенностей, свойственных для аддиктов в целом (Nakken):
1. жизнь становится неуправляемой в связи с аддиктивными реализациями, аддикты беспомощны в отношении аддиктивного поведения, становятся его рабами;
2. всё большая вовлечённость в аддиктивный процесс;
3.потеря ранее значимых систем ценностей и личной морали; 4.функционирование в рамках таких особенностей, как иллюзия контроля, эгоцентризм, нечестность;
5.прогрессирующая изоляция от общества, семьи, близких; 6.нарастание внутренней хаотичности и суетливой активности; 7.мыслительный процесс приобретает характер спутанности, навязчивое! и, компульсивности.
Любую аддикцию следует рассматривать как процесс, имеющий своё начало, динамику и конец. Аддикция развивается «внутри» человека более или менее длительное время, пока не достигнет той стадии, при которой её можно распознать. Процесс распознавания занимает разное время в зависимости от вида аддикции, её социальной приемлемости. Диагностика, например, работогольной аддикции занимает значительно больше времени, чем наркотической.
25
Для понимания картины происходящего во время аддикции целесообразно использовать концепцию формирования внутри яддикта нового образования - аддиктивной личности. При этом специфический объект или событие, к которому прибегает аддикт, сам по себе становится для него менее значимым, т.е. не так важно каким именно путем аддикт будет добиваться желаемого для себя состояния. Возможно дублирование ранее используемых способов, но может быть сделан акцент и на других аддиктивных средствах. Учет этого положения является чрезвычайно важным для психотерапевтического вмешательства, т.к. позволяет понять, почему выздоравливающие аддикты сохраняют в себе аддиктивную личность как систему, готовую в любой момент «выйти на сцену». Некоторые исследователи сравнивают это состояние с множественной личностью, при которой на сцене «выступает» то одна, то другая личность. Поэтому даже при избавлении человека от одной конкретной формы аддиктивной реализации, он легко переключается на другую, поскольку аддиктивная личность, сформированная в нем, остаётся. Иными словами, аддиктивная личность находится в постоянном поиске объекта или события для того, чтобы сформировать с ними аддиктивные отношения.
Аддиктивная личность способствует созданию у человека иллюзорного восприятия того, что при желании он всегда может найти для себя объект или событие, который решит все его проблемы. Вместо того, чтобы осуществлять мониторинг своих отношений с прежним аддиктивным агентом, например, с алкоголем, они могут вступать в таковые с каким-то другим. Следовательно, с целью выздоровления необходимо осуществлять целенаправленное воздействие на аддиктивный механизм аддикта, выбирая в качестве мишени аддиктивную личность внутри, а не только отношения с определённым агентом.
Было бы ошибочно полагать, что если человек избавится, например, от пристрастия к алкоголю, то он выздоровеет. К сожалению, этого не произойдет, т.к. механизм, обеспечивающий существование аддиктивной личности, остаётся. Этот механизм мешает человеку стать не аддиктом, и в результате алкогольный эддикт превращается в «сухого» аддикта.
Между обычной здоровой личностью и аддиктивной существуют отношения конкуренции. Задача специалистов заключается в необходимости вернуть человека в телесную и духовную «оболочку» его прежней, здоровой личности, при условии её наличия до ухода человека в аддиктивные реализации. Если
26
вернуть человека к прежней системе его ценностей не удаётся, необходимо создать её заново.
Аддиктивная личность может легко переключаться с одногс вида аддиктивной реализации на другой, например, алкогольная аддикция может сменяться работогольной или аддикцией к еде. Возможны смешанные аддикции, при которых одна аддиктивная реализация сочетается с другой. Например, химическая аддикция, включающая в себя употребление веществ, изменяющих психическое состояние, сочетается с нехимической формой аддикции (алкоголизм и работоголизм). Другой пример -сосуществование работоголизма с сексуальной аддикцией. Несмотря на возможность разных сочетаний, механизмы, свойственные аддиктивной личности, остаются и провоцируют развитие новых аддиктивных вариантов.
АДДИКТИВНЫЕ РИТУАЛЫ
Между селфом и аддиктивной личностью происходит борьба за контроль в сфере межличностных отношений. Аддикт развивает свой особый способ чувствовать и переживать. Несмотря на то, что здоровое Я не одобряет и осуждает убеждения аддикта, ему нравится изменение настроения, которое захватывает личность. Селф борется с аддиктивной личностью, аргументированно доказывая ей ошибочность такого поведения, но тем не менее, все равно проигрывает в этой борьбе, т.к. одного рационального вмешательства оказывается недостаточно.
Аддикт развивает свой собственный способ поведения, который противоречит поведению обычного человека. Селф пытается контролировать деструктивное поведение, используя силу воли. «Я заставлю себя больше не употреблять алкоголь», - убеждает себя аддикт, но, в конце концов, зависимость от аддиктивной части личности оказывается сильнее и происходит очередной срыв. Эти поражения объективно способствуют нарастанию снижения самооценки, возникновению отрицательного эмоционального фона, что усиливает стремление к аддиктивному уходу. Аддикт становится доминирующей частью личности, которая не заботится ни о самом себе, ни о членах семьи, словом, ни о чем том, о чем должен заботиться здоровый человек. Круг интересов сужается до уровня аддиктивных реализаций, изменяющих настроение.
В начале аддиктивного процасса человек, несмотря на происходящие с ним эмоциональные изменения, ведет себя относительно социально приемлемо. При некоторых аддикциях такая ситуация сохраняется долго.
27
Так, например, работогольный аддикт не позволяет себе яарушать рамки социально приемлемых форм поведения, понимая, что такое нарушение может представлять опасность как ддя его карьеры, так и для благополучия. При работогольной аддикции это обычно не связано с затруднениями, так как работоголизм поддерживается современным обществом.
Алкогольный аддикт может употреблять алкоголь только в социально приемлемых для этого ситуациях, другое дело, что он может активно искать такие ситуации.
Азартный игрок, уделяя большое количество времени игре, приходит домой во время, полагая, что игра является просто одним из способов проведения времени.
Аддикты всегда на протяжении какого-то времени стараются создать видимость того, что у них всё в порядке. Они надевают на себя маску, соответствующую социально приемлемым нормам. Тем не менее, постепенно с разной скоростью в зависимости от вида аддикции, начинает развиваться очень глубокая и тотально поглощающая психическая зависимость. Это приводит к формированию поведения, при котором человек реализовывает свои аддиктивные планы внутри своей аддиктивной системы, создавая аддиктивные ритуалы.
Как известно, ритуалы бывают разными. В процессе социализации ритуалы имеют большое значение в жизни. Аддикт создаёт свои ритуалы поведения, которые требуют участия в них всей аддиктивной личности. Формирование ритуала происходит на фоне уже установленного аддиктивной личностью эмоционального и когнитивного психологического контроля над прежней личностью. Человек становится зависимым от идеологической системы убеждений аддиктивной личности, как от структуры. Зависимость от доминирующей в аддикте аддиктивной личности превращается в стиль жизни.
По мнению Nakken (1998), аддиктивный стиль жизни характеризуется следующими моментами:
1.Человек начинает говорить неправду даже тогда, когда ему ничего не стоит сказать правду, но он продолжает врать по привычке. Отсутствие правдивой информации в его способе жизни становится преобладающим.
2. В качестве психологической защиты формируется система постоянного обвинения во всем других.
3. Нарастает изоляция, уход от прежних социальных контактов.
4. Поведение аддикта ритуализируется. У него появляется вторая, самая важная для него тайная жизнь. Помимо скучной и
28
неинтересной жизни, протекающей у всех на виду, параллельно существует секретный мир, в кот&heip;

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →