Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Все вороны Тауэра, за исключением одного, во время Блица (1940–1941) умерли от нервного истощения.

Еще   [X]

 0 

Путь к себе (Гинзбург М.Р.)

автор: Гинзбург М.Р. категория: Путь к себеУчения

Верно видеть и понимать самого себя — непростое дело.

Учиться понимать себя, свой внутренний мир, свои мысли, чувства и переживания, как говорит психолог, формировать себя — увлекательное занятие.

Об авторе: Михаил Романович Гинзбург - психолог, доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент Академии педагогических и социальных наук, Ph.D., Gr.Ph.D., Full Professor. Один из основателей направления эриксоновского гипноза в России и один из лучших его преподавателей. Закончил факультет психологии… еще…



С книгой «Путь к себе» также читают:

Предпросмотр книги «Путь к себе»

Путь к себе

   Что такое змеелюд? Это громадная змея, наделенная способностью мыслить, говорить и создавать. Что именно? Предметы, оружие, но чаще всего – неприятности.
   Что такое радужный змеелюд? Это то же самое, но в тройном размере, да к тому же не нужно забывать про то, что он может и остальных подключить к делу создания неприятностей.
   А что же такое линяющий радужный? Это полный… Не верите? Убедитесь сами! Только близко не подходите…


Виктория Иванова Радуга на земле. Путь к себе

   Михаилу Бялому, Лори, Гордану и всем остальным с благодарностью за ловлю блох.
Автор

С-сеш-ш эа[1]

   Конечно, признаваться в подобном довольно рискованно, могут сделать совершенно неправильные выводы. Но, похоже, я теперь отлично понимаю людей, страдающих раздвоением личности. Почему? Ну, скорее всего, потому, что сам испытал нечто похожее.
   Мне было уютно и спокойно, но ровно до тех пор, пока меня не… разделили. Наверное, это самое верное слово. Довольно странно ощущать себя состоящим из нескольких частей. Даже не странно, а… неудобно. Это дико раздражает, злит, мешает спать. Наконец мое терпение закончилось, и я решительно «собрался» воедино. Не пытайтесь узнать, как именно все произошло, – не расскажу. Понятия не имею. Просто… представьте свое состояние, если вам, к примеру, чтобы почесать руку, надо идти на соседнюю улицу. Вот и я разозлился и… соединился. Перевернулся на другой бок, свернулся поуютней, снова погружаясь в сон…
   Второе пробуждение было более приятным. Правда, оно сопровождалось жутким свербежом в носу, как перед чихом. Пришлось быстро зажать переносицу. Уф… вроде бы прошло…
   – Чхи! – пыль взметнулась вверх, но поток воздуха смел ее куда подальше. Зато сразу стало легче. Потянувшись всем телом, я удовлетворенно заурчал и нехотя открыл глаза. Пару раз моргнул, отгоняя сон, и рассеянно уставился на собственные пальцы. Серебристо-белые, полосатые… Полосатые?! Рука лихорадочно рванула к груди, но вместо знакомой выпуклости амулета нащупала только кожаный шнурок. Что такое «не везет»… Осторожно приподнявшись, я принялся оценивать масштабы катастрофы. Иначе ведь и не скажешь… проснулся непонятно где, амулета личины как не бывало…
   Установить место собственного отдыха оказалось самым легким делом. Судя по запаху, я находился в библиотеке, на одном из шкафов где-то в глубине переходов. Ну и за каким… овощем сюда пришел? Память ехидно оскалилась беззубым провалом бездны, а потом на меня обрушился водопад воспоминаний. Создавалось впечатление, что все это происходило не со мной. Будто я наблюдал за событиями как бы со стороны.
   Ох, ё… Память все так же услужливо подкидывала новые и новые словечки, почерпнутые у завсегдатаев таверны. Нет, такое я поизносить не буду. Мало ли, услышит кто? Кстати о «кто»…
   Осторожно потянув воздух носом и насторожив гребни, я принялся сканировать окружающее пространство. Кроме меня, никаких живых особей в библиотеке не было, так что можно не забиваться в угол. И немедленно связаться с ректором. Трепки мне, конечно, не миновать. Центральный зал, наверное, пришлось отстраивать едва ли не заново.
   При воспоминании о драке я невольно зашипел. Даже просто просматриваемые в памяти моменты вызывали приступы неконтролируемой злости. Это плохо. Это очень плохо! Не хотелось бы становиться настолько предсказуемым. Кстати, а сколько же я спал? Наверное, все же нужно уточнить у ректора…
   «Мастер Реклар?» – мысленно позвал я, но очень осторожно. Во-первых, мало ли, вдруг он спит или еще что? Время суток тоже не определялось. Хотя… это явно не день, иначе народу было бы – не протолкнуться. А во-вторых, мне еще надо спешно возвести ментальные оборонительные порядки. Не думаю, что кто-то научился нормально «разговаривать» телепатически…
   Как оказалось, моя предусмотрительность была не лишней. Вопль, прозвучавший вслед за обращением, мог оставить меня идиотом на всю оставшуюся жизнь. Правда, содержал он больше эмоций, вся информация сводилась к моему имени. Которое я и без него помню. Когда же первоначальная волна схлынула и можно было получить более внятные ответы на вопросы, я все же рискнул поинтересоваться:
   «Это вы мне так рады или вашу реакцию следует воспринимать как тонкий намек на нежелательность присутствия?»
   «Только попробуй куда-нибудь запропаститься снова!» – Возмущение в этом предложении было изрядно разбавлено испугом, радостью и облегчением. – «Ты вообще где?»
   «В библиотеке, – честно признаюсь и сразу выдвигаю условие. Вдруг от радости он отключится, стучись снова… – Только вы с собой амулет личины возьмите, а то мой приказал долго жить».
   «Что-что приказал?» – удивился Мастер. Так, похоже, здесь неизвестна данная смысловая конструкция.
   «Мой амулет сломался», – расшифровываю свое высказывание и забиваюсь подальше в угол. Мало ли кого нелегкая принесет?..
   Разговор прервался. Видимо, ректор уже спешит сюда. Надо будет у него поинтересоваться, что же было после моего исчезновения. А также что это вообще за зверушка была. Черт! Бобик! Я же совсем про него забыл… Интересно, его хоть кто-то кормил в мое отсутствие или бедное животное еле ноги от голода передвигает?..
   Глухо скрипнула и хлопнула входная дверь. Послышались торопливые шаги двух человек и дробный цокот когтей. Так. Это те, кого я жду, или кто-то еще? Причем более вероятным казался второй вариант. Я-то ждал одного ректора, а тут целая компания нагрянула! Но раздавшееся следом возбужденное поскуливание и долетевшие запахи рассеяли мои подозрения. Это действительно был Реклар, но в сопровождении Бобика и Савиша. Интересно, а последний здесь откуда взялся?
   Шаги затихли у облюбованного мною шкафа, а потом снизу раздался заливистый лай. У… голос у моей «псинки» на редкость звонкий. Короче, не животное, а одно сплошное достоинство. Причем – неоспоримое. Поспоришь с таким, как же! Пришлось все же переместиться к краю, осторожно глянув вниз. Почему-то сразу захотелось вернуться назад, по опыту некоторых животных притворившись дохлым. Три пары голодных глаз нервировали и вызывали опасение в сохранности моей полосатой шкуры. Особенно взгляд Бобика.
   – Эл, хватит там сидеть, спускайся! – развеял мои надежды многообещающий голос Са. – Иначе мы сами к тебе полезем!
   Ну что я говорил?..
   Хм… вот из чистого интереса, как я сюда попал? Шкаф высоченный, гладкий. Отдельно, ну или почти отдельно стоящий. Каким образом отсюда спускаться – понятия не имею! Магией? Э… не получится, сил не просто нет, их словно и не было никогда. А падать… я что, больной?!
   – Вы бы хоть лестницу притащили, что ли? – обратился я к встречающим.
   – Наглый рабовладелец, – пробурчал себе под нос воин, но все же отправился на поиски необходимого предмета. Вот только непонятно, он хотел, чтобы его услышали, или это снова выверты моего слуха?
   – А одежду вы случайно не захватили? – интересуюсь у ректора. На данный момент я был одет исключительно в пояс, браслеты и налобный обруч. Ах да, еще же шнурок от амулета, точно!
   – Не беспокойся, – махнул рукой Реклар, – мы сейчас – к тебе, там и оденешься.
   Вскоре лестница была доставлена, и я опустился на пол, где тут же огреб ото всех и сразу. Бобик с радостным поскуливанием вцепился в хвост. Причем, как мне показалось, была бы его воля – еще и лапами обнял бы. Савиш стиснул в объятиях, постепенно выдавливая из легких весь воздух, а Мастер Реклар в воспитательных целях, но с большим удовольствием отвесил мне подзатыльник. Злые они… ушел бы, да кто же пустит?!
   Комната за время моего отсутствия совсем не изменилась. Тот же бардак, грязная и порванная одежда на полу, беспорядочный ворох бумаг на столе. Ур-р-р-р… хорош-ш-ш-ш-шо… Я свернулся кольцом на кровати, оставив гостям искать себе место самостоятельно. Щенок радостно забрался в середину и счастливо прикрыл глаза. Хотя… какой он теперь щенок? Я только сейчас обратил внимание, что псинка изрядно прибавила в размерах и теперь походила на уже вполне приличную собаку. Интересно, это все или он еще расти будет?
   Савиш устроился на сундуке с вещами, подобрав одну ногу под себя и склонив голову к плечу. Мастер посмотрел на нас, досадливо сплюнул и телепортировал себе откуда-то кресло. В котором и разместился, не сводя с меня взгляда. Хм… у меня что, на спине картинки появились? Чего это они так уставились, а? И амулет еще не отдали. У, нехорошие…
   – Ну? – наконец не выдерживаю я повисшего молчания.
   – Красавец! – выдает свое заключение Са, опираясь спиной об стену. – Все девчонки теперь твои!
   – С-с-с-собаку натравлю! – Нет, ну нашел время, когда шутить!
   Бобик приоткрыл один глаз, задумчиво приподнял ухо, лениво гавкнул и засопел. Вроде как он спит. Еще и этот издевается! Если даже ректор выскажется в подобном ключе – точно сбегу. Назад, к деду.
   – Теперь я верю тому, что пишут в легендах про радужных, – задумчиво проговорил вышеупомянутый. – Действительно, на редкость красивые особи…
   Хм… они меня заинтриговали. Я приподнялся и скользнул к зеркалу. Честно говоря, было очень любопытно, чем меня наградила очередная линька. Единственным изменением, сразу бросающимся в глаза, была смена формы брюшных пластин. Если раньше они были полукруглыми, то теперь приняли V-образную форму. Черные полосы стали чуть шире, гребни, особенно спинной, заметно увеличились. Да и я сам стал крупней. Волосы отросли до пояса и теперь всячески мешались. Надо будет их отрезать. Зачем мне такая длина?
   Странно… вроде бы ничего так сильно не изменилось, но ощущения такие, словно заново родился. Немного поиграв гребнями, вернулся назад и только тут заметил интересный факт. И ректор, и друг были словно под гипнозом. Они завороженно пялились на то место, где я только что стоял. Э? Это что еще за…
   – С-с-са? Мастер Реклар? – Мой голос разбил это странное оцепенение. Они вздрогнули, как-то очень похоже затрясли головами и протерли глаза.
   – Эл, – проникновенно обратился ко мне воин, когда немого пришел в себя. – Ты мне, конечно, друг, но еще раз такое устроишь – лично перекрашу!
   – Вы это о чем? – недоуменно вскинул брови я.
   – Уважаемый Савиш хочет сказать, что вы вполне можете завораживать. Даже просто движениями, – все еще находясь под впечатлением, а потому используя официальный тон, ответил ректор.
   Твою… хвостом налево, этого мне еще не хватало! Мне теперь что, передвигаться короткими перебежками или изображать статую? Не-хо-чу!
   Хвост нервно застучал по кровати, а рука непроизвольно смяла покрывало. Новые возможности, если ты не умеешь ими пользоваться, – это чаще всего новые неприятности. Последнего же добра мне хотелось как можно меньше и находиться от него как можно дальше. Я с имеющимся набором еще не разобрался! Ну ладно, не совсем освоился.
   – Эл, не нервничай, – попросил меня Мастер, – все не так уж плохо. Просто будь немного осторожней. И как мне кажется, при использовании амулета личины эта твоя способность не будет столь… ярко выраженной.
   Уф, утешил, что называется… ну да ладно. Посмотрим, чем это все обернется, и тогда уже будем решать – надо оно мне или в сторонке постоять? Пока же узнаем последние новости. Как оказалось, я проспал ни много ни мало, а целое семидневье. Чем и наделал немалого переполоха. Когда в центральный зал все же прибыла подмога, то несказанно удивилась. Шуму много, стены тряслись – и никого. Вернее, враг присутствует, помещение в руинах, и… все. Больше никого. Ни героя, ни его хладной тушки или чучелка.
   Кто это должен быть, ректор догадался сразу. Он не раз и не два видел торчащие из глазницы монстра рукояти совсем в другом месте. А именно у меня за плечом. Так что как только парочка ноков извлекла оружие – тут же отправил его к себе в комнату, а сам стал искать меня. Обнаруженные в паре мест куски серой и блеклой чешуи его тоже совсем не обрадовали, хотя существенно оживили поиски. Естественно, в комнате меня не было, новоявленные знакомые тоже ничего не знали. Они вообще ничего не соображали, поскольку только что вернулись из таверны. Бобик спал сном праведника и при попытке его разбудить кого-то покусал. На ментальный зов я тоже не отзывался. И вообще, создавалось впечатление, что светлый змеелюд всем просто приснился. Такая вот массовая галлюцинация.
   Осознав всю тщетность поисков, Реклар связался с дедом, и тот выслал к нему Савиша, дабы на месте разобраться в ситуации. В то, что я мертв, Нармет не верил. На чем основывалась такая его уверенность, он объяснять не стал. Воин же, прибыв сюда, первым делом освидетельствовал место схватки и остатки кожи. Похмыкал и выдал фразу на тему, что некоторые чешуйчатые вечно суют свой хвост куда не просят и вообще, мой противник сам виноват. Нечего было приставать к бедному линяющему змеелюду. Особенно когда оный похмельем мается. А мне при встрече пообещал подзатыльник. Ибо нечего детям по кабакам шататься. Хотя… по меркам серпентеров я теперь считаюсь совершеннолетним. Так что имею полное право на посещение всех и всяческих злачных мест. О чем я проинформировал окружающих.
   Подзатыльник получился двойной…
   Самое интересное, что все это время Бобик не проявлял ни малейших признаков беспокойства. Поиски с его помощью привели народ в кухню, а не к моему телу. И все это время о нем заботились попеременно Савиш и ректор, причем радость от избавления сейчас читалась на их лицах заглавными буквами. Сам знаю, что животинка не подарок, но не подозревал, что настолько!
   В общем, постепенно народ успокоился, воин заверил ректора, что проголодаюсь – сам найдусь, и вообще, он тоже толком не знает, что делать. Так что когда я спустя столько времени связался с Рекларом, мне были искренне рады.
   Теперь настала моя очередь отчитываться. Правда, пришлось начать с самого начала – поисков заработка. Вернее, это мне казалось, что началось с этого. Но у ректора тут же возник другой вопрос – откуда у меня Бобик? И назвал он его как-то странно. Южным хеком. Хотя вроде в таверне его назвали шургом…
   Как оказалось, второе название использует население, обитающее там же, откуда родом псин. Причем считается эта зверушка чуть ли не самым грозным хищником и вообще – воплощением демонов на земле. А приезжие биологи (чуть подслеповатые к тому же) окрестили животинку совсем по-другому. Мол, где-то в северных горах живет нечто подобное.
   Надо будет потом посмотреть, действительно похожи или все же выдумка?
   Пришлось рассказать историю появления питомца. Са просто закатил глаза, а Реклар пообещал оторвать некоторым демонстраторам ненужные конечности. Для наглядной демонстрации.
   Затем пошло сильно урезанное описание выполнения заказа. В частности, оттуда исчезли все упоминания о пауках, гонках и содержимом свитка. Мол, цапнул – и отнес заказчику. Что там написано – не знаю. Где-то это даже правда, что было написано в свитке, я так и не понял. Пока.
   И на закуску оставил рассказ о произошедшем бое. Сам понимаю – выглядел я в нем непрезентабельно, большей частью или убегая, или пробуя собственным телом крепость стен. Но… с-с-с-с-с, ненавижш-ш-ш-ш-шу!! Савиш и ректор все внимательно выслушали, переглянулись и, оставив меня «отдыхать и набираться сил», куда-то резво телепортировались. Носом чую – что-то они замышляют. Но так же четко понимаю, что ничего изменить не могу. Да и не хочу почему-то.
   Словно дождавшись их ухода (а может, это так и было), бумаги на столе зашелестели. Над ними поднялась полупрозрачная радужная змейка. Она гневно на меня посмотрела и разразилась требовательным свистом-шипением. Ох, это же…
   Соскользнув с ложа, я стремительно переместился к столу. Так и есть, среди беспорядочного нагромождения книг, чистых и исписанных листов лежит тот самый пергамент. Черт, как хорошо, что его никто не увидел. То-то было бы вопросов… подчиняясь требовательному шипению, протянул руку к этой странной живности, и змейка тут же оказалась у меня на запястье, свернувшись своеобразным браслетом. Да она же просто голодна – неожиданно осознал я. Ну вот, теперь двоих кормить…
   Кроме всего прочего, на том свитке лежала еще парочка неопознанных. Раньше их на моем столе не наблюдалось. Из плотной бумаги, перевязанные лентами и запечатанные переливающимися печатями. Хм… это мое или как? Змейка на запястье приподняла голову и покивала. Мол, тебе-тебе. Бери давай, чего смотришь?
   И с какого же начать? Наверное, с того, печать на котором мне была более-менее знакома. Именно такая красовалась внизу странного документа рядом с моей змейкой. Осторожно взломав ее и развязав красную ленту, я развернул свиток. Угу, если бы еще что-то было понятно. Язык, на котором написали это послание, оказался мне не знаком. Со вторым, перевязанным черно-золотистой лентой, было то же самое. Уф, теперь еще три языка изучить надо. Интересно же, что там написано?.. На всех трех свитках.
   И кстати, откуда они взялись на столе, если перед своим уходом «на дело» я спрятал пергамент в стол? У меня в бумагах что, кто-то рылся? Задумчиво покосившись на Бобика, я поднес руку со змейкой к глазам. Пресмыкающееся нагло игнорировало взгляд, блаженно почесывая голову о мою чешую. Издав раздраженное шипение, потряс рукой и снова уставился на полупрозрачное существо. И даже ткнул в нее пальцем. За что был безжалостно искусан и обложен на змеином языке.
   Но. сообразив, что все равно не отстану, мне показали полуразмытую картинку. Как от тебя-другого приходит послание-просьба, как в ящике становится жарко и тесно, как усилием ты и Объект перемещаешься наверх, где есть воздух и пища. А Большие-Допущенные уважительно и осторожно опускают на отражения Объекта свои послания Большому-Высшему. Задание выполнено, посылка доставлена, есть хочется тебе-всем, а ты мешаешь…
   Б-р-р-р-р, я недовольно потряс головой. Тебе-меня… какие-то странные слова-образы.
   Затолкав все свитки снова в ящик стола, я опустился на кровать, размышляя над полученной информацией. Начнем с того, что в объяснениях не нуждается. Объект, или, как показывала змейка, то, что надо всячески защищать, – это пергамент. Тот самый, который я вынес из подземелий. Что-то вроде места обитания милой зверушки. Отражения объекта – это… копии? Так эта бумажка писана не в одном экземпляре?
   Упс… Представляю себе удивление хозяев остальных экземпляров. Если их бумажки вели себя подобным образом, то ребята испытали не самые приятные минуты. Кстати, а сколько там этих отражений? Два? Уже легче.
   Теперь дальше. Большой-Высший. Хотя тут бы больше подошло определение отец. Или «тот, кто меня создал». Это… я, что ли? Машу вать, только «детишек» мне не хватало! Не успел повзрослеть, как уже потомство неучтенное нарисовалось. И не поспоришь же, действительно создал. Хотя детками их тоже не назовешь. Такую смесь слепого обожания и ехидства еще надо поискать.
   Ладно, разберемся с остальным. Большие-Допущенные. Это, я так понимаю, те, кто хранит остальные копии. Глазами змейки они выглядели как два сгустка. Только один льдисто-синий и похожий на кристалл, а другой – зелено-коричневый, напоминающий кусок камуфляжной ткани. Но не плоской, а как бы натянутой на каркас. Хым… это получается, что письма от них? Любопытно.
   А вот эти странные тебя-меня-другого… надо думать, что это определение других змеек? Хи-хи, теперь понятно выражение «един в трех лицах». Довольно забавные ощущения. Вроде как твои, и в то же время четко осознаешь, что все происходит с другим. Так недолго и размножение личности заработать.
   Интересно, а те мои странные ощущения. Они вызваны не этими ли дивными зверушками?
   Ректору обо всем произошедшем говорить не хотелось. Как и деду. Мне казалось, что распространяться об этом вообще не стоит. Никому. Во всяком случае, пока сам не пойму, во что вляпался. Но кучу неприятностей ощущал буквально всей кожей.
   Кстати о коже. Амулет едва справлялся со своей работой. Серый цвет моей шкуры стал светлей, а на местах гребней были заметны небольшие, но утолщения. Надеюсь, никто не будет меня изучать под микроскопом и объяснять изменения не придется.
   Хотя, зная законы неприятностей, стоит заготовить «отмазку».
   По зданию прокатился звук гонга, созывая студентов на трапезу. И я тут же выкинул все лишние мысли из головы. Не знаю, как там змейка, но мне есть хотелось не меньше. Бобик поддержал меня согласным гавком, одежда нашлась еще быстрей, и мы дружно отправились кормиться. Мысля приходит и уходит, а кушать хочется всегда…

   Раздражению Тин не было предела.
   Нет, ну это надо было умудриться – найти приключения на свою… свой хвост в стенах грессе?! Где за всю его историю самыми страшными случаями были шалости студентов. Однако еще ни одна шалость не заканчивалась лежащим в руинах главным залом. М-да, это же надо было умудриться… Но первое впечатление, сводящееся к невнятному возгласу «Ничего ж себе кто-то погулял!», при виде мертвой туши внушительных размеров быстро сменилось на другое. Которое характеризовалось заполошной мыслью «Эл!». Вот ведь шаск неугомонный! Он, значит, влез в неприятности, а мне за это отвечать. И придумал же ректор такое нелепое наказание. Нашел охранника.
   Судя по разрушениям, надо охранять всех остальных от этого… этого…
   Да где же его носит?!!

   Савиш стоял перед столом ректора, накручивая на палец шнур с пишущим кристаллом. Нервное напряжение последнего семидневья постепенно отпускало. Чего стоила вся его выдержка, когда так и хотелось броситься на поиски одного непутевого змея. Вечно ему надо влезть в неприятности по самые уши, потому как «любопытно»! А родным – нервничай.
   Утром и вечером воин подходил к шару связи и вызывал Мастера Нармета только для того, чтобы сказать: Элхара еще не нашли. Бедный маг даже осунулся от переживаний. Если бы он был тут – мальчишка точно не отделался бы подзатыльниками. Как минимум продолжительной нотацией. Но радость пожилого мага от сообщения о внуке пока перекрывала воспитательный запал.
   Вместе с сообщением Савиш отправил и некоторые новые данные по состоянию змеелюда. Нармет дал ему пару кристаллов, которые должны были проверить здоровье серпентера, а затем передать через шар эту информацию непосредственно Мастеру. Хотя кое-что воин мог сказать и сам.
   Например, что «младший братишка» стал весьма опасным и красивым представителем расы шас-саари. Наблюдать за игрой бликов на его чешуе и гребнях можно было бесконечно. А пластика движений завораживала. Почему-то возникало желание придушить предков за то, что мир так долго не мог любоваться подобной красотой.
   С другой стороны, встречаться в поединке с подобным образом развитым змеелюдом не стоит. Даже если на первый взгляд противник и выглядит совсем не впечатляюще. Понимать что-то начинаешь только после того, как увидишь его в движении. И чаще всего это единственное, что ты успеваешь заметить перед тем, как… все закончится.
   М-да, вот мальчик и повзрослел. Хотя в голове пока что все тот же ветер. Да еще и зверя завел. Нет, это надо же – такое зверье найти. Нармет когда увидел «маленького питомца» своего внука, долго пытался откашляться от внезапного приступа смеха. После чего внимательно освидетельствовал размер пасти и заявил, что домой его в ближайший цикл не пустит. Ибо не прокормит. Даже с учетом оклада придворного мага.
   На что присутствующий на сеансе связи Реклар вскинулся и также заявил, что все это время кормить данного проглота не будет. За что был удостоен весьма пристального и оценивающего взгляда вышеупомянутого «зверька». С тяжким вздохом ректор пообещал, что пока не найдется хозяин – кормежка будет. После чего Бобик спокойно уснул на ковре. Имя зверя сказали студенты-сокурсники Элхара. Что оно означает, никто не знал. Но четырехлапый монстр отказывался откликаться на какое-либо другое.
   Зато Мастера Нармета позабавили отношения змеелюда и его питомца. Южные хеки, прозываемые местными жителями шургами, довольно неприятные «зверушки». Начать хотя бы с того, что эти существа очень умные. Настолько, что устраивают засады на охотников. Причем весьма успешно. Иногда только спустя несколько циклов выяснялось, куда пропала та или иная охотничья партия.
   Охотиться можно было только на щенков. Причем желательно на тех, чьи родители находятся ну очень далеко. Иначе незадачливого добытчика ждало большое разочарование. Смертельное.
   Правда, шурги не самые опасные хищники Южного континента, есть и пострашнее. Но самые сообразительные. Некоторые ученые даже предлагают их считать разумной расой, правда самой нижней ступени развития. Таких энтузиастов обычно не слушают. Иначе придется пересмотреть слишком много обычаев и традиций. А также признаться в довольно… некрасивом поведении по отношению к разумным.
   Так вот, отношения Бобика и Элхара вроде бы, с одной стороны, выглядели вполне обычно. Зверь и его хозяин. А с другой – больше напоминали какую-то странную семейку. Змеелюд ничего шургу не приказывал, не дрессировал, не заставлял. Скорее относился к нему как к члену своей семьи. Вот такой вот своеобразный младший брат.
   Любопытно, чем это все закончится?
   Савиш еще раз посмотрел на тусклый шар связи и резким движением зажал кристалл в кулаке. Что бы ни ждало впереди, но оставлять серпентера без присмотра не стоит. Может, он действительно слишком уж переживает за него? Но не отправлять же его в самом деле к шас-саари…
   Так и не решив, что же все-таки стоит делать, а что – нет, воин развернулся и зашагал к портальной башне. В конце концов, Нармету Элхар тоже не посторонний. Надо думать, что, если его обожаемому внуку будет угрожать опасность, маг не будет сидеть сложа руки. А построить портал к серпентерам ему труда не составит…

   Библиотека… знакомое местечко. Кажется, я совсем недавно покинул это вместилище знаний, но снова стою на пороге. В руке зажат небольшой свиток, на котором тремя аккуратными строчками написано по три произвольных слова со свитков. Надо же мне хоть знать, какие словари искать? Если они, конечно, существуют в этом мире.
   Студенты косятся, шушукаются за стеллажами. Наивные, они предполагают, что я их не слышу.
   Ну-ну…
   Осторожно прикасаюсь к шкафу – нет, не то. И следующий шкаф, и еще один… библиотекарь не спешит предложить помощь. Почему-то при виде меня он всегда стремится или сбежать подальше, или врасти в стену. С чего бы, спрашивается? Неужели я такой страшный?
   Ему вообще-то надо быть благодарным. Сколько раз слышал его причитания по поводу локков. Мол, портят книги, ценные фолианты грызут, свитки рвут. С моим же появлением эти зверьки предпочли найти себе другое место жительства. Желательно как можно дальше от грессе и библиотеки в частности. И вот, вместо того чтобы помочь, – шарахается как не знаю кто!
   То, что мне нужно, нашлось в третьем ряду и почти в самом конце. Толстые фолианты с надписями на корешках. Ага, мне нужен… этот, этот и… последний, который был обозначен парой символов с первого свитка, нашелся на самом верху. Судя по пыли, книжку не открывали последние несколько шет циклов[2]. Наводит на размышления…
   – Эл! – звонко донеслось от начала библиотечного лабиринта. – Эл!
   Угу, что день грядущий нам готовит. Как приятные открытия, так и не очень. Судя по голосу, меня сейчас будут убивать. Или кормить очередным «коктейлем», сваренным на уроке алхимии.
   – И чего так орать? – недовольно интересуюсь, возникая за плечом девушки. Совсем не с той стороны, откуда меня ждали. Прозвучавший испуганный взвизг немного поднял мне настроение.
   – Тебя ректор ищет, а ты… – аж задохнулась она от возмущения.
   – А я тебя внимательно слушаю. – Киваю, заглядывая под обложку одной из добытых книг. М-да, как я и думал. Шрифт – только под лупой разбирать. Работы мне предстоит…
   – Так ты идешь или нет? – А вот пинать хвост не стоило. Теперь нечего шипеть от боли. Сама виновата.
   – Угу, – буркаю в пространство и на автопилоте отправляюсь в путешествие. При этом не отрывая взгляда от написанных мелкими буковками строк. Тело самостоятельно уворачивается от встречных «препятствий», кое-кого и сдвигая в сторону. За спиной сопит сопровождающая, изводясь от любопытства и злости. Ей не видно, что же меня так увлекло. Причем настолько, что ее присутствия вообще не замечают.
   Дверь кабинета Реклара я заметил, только когда боднул ее головой. Верней, сперва в нее врезалась книга, которая потом и ударила меня по носу. Больно, между прочим! А некоторые, вместо того чтобы ехидничать, могли бы и посочувствовать. Хотя надо оно мне…
   Скользнув внутрь, я сгрузил оба еще не открытых фолианта на небольшой столик у окна, сам пристроился на подоконнике и…
   – Элхар, ты сюда зачем пришел? – мягко окликнули меня.
   С недовольным шипением оторвавшись от книги, я недоуменно уставился на человека. Пару мгновений вспоминал, кто же это и почему я здесь. А потом смутился и захлопнул книгу, на всякий случай заложив страницы пальцем.
   – Ну вылитый Нармет! – закатил глаза ректор и перевел взгляд на приведшую меня девушку. – Тиниир, тебе тоже стоит послушать.
   Недоуменно покосившись на меня, она присела на край высокого стула. И все. В комнате повисла тишина. Мы словно чего-то ждали. Ну ладно, я с Тин ждали слов ректора, а он сам? Кто знает. Пока что дело ограничивалось пронзительными взглядами. Меня же глодало любопытство. Книга хоть и была написана сухим языком, но информация оказалась довольно любопытной. Особенно если вспомнить стимул… пару слов я уже встретил, но, вырванные из контекста, они могли значить что угодно.
   Постепенно я все сильней наклонял голову, стараясь заглянуть между страниц и урвать еще хотя бы кусочек текста.
   – Шею свернешь, – ласковым тоном проинформировали меня.
   – А? – Я недоуменно вскинул голову и уставился на ректора. Перед ним постепенно затухал небольшой шар связи, а сам Мастер как-то подозрительно ласково и радостно смотрел на меня. Вернее, на нас.
   С-с-с-с… очередная пакость.
   – Я счастлив вам сообщить, уважаемые студенты, – начал свою прочувствованную речь Реклар. В груди что-то екнуло в предчувствии большой неприятности. – Что как самые успевающие и прилежные ученики вы отправляетесь на самостоятельную практику по разумным расам!
   Э? Успевающие? Это я-то? Да я в их заведении без году неделя обучаюсь, а уже успел стать прилежным и успевающим? Ой, что-то ректор темнит. Причем его притянутые за уши причины видны невооруженным глазом. Вон девушку как перекосило. Наверное, тоже с трудом относит себя к «образцам для подражания», как только что завернул ректор.
   Скорее мы именно что генераторы проблем. И нас ненавязчиво хотят запихнуть к какой-то особо «отличившейся» расе, пока мы не разнесли по камушку грессе. Но вот в чем проблема. Насколько я уже успел уяснить, единодушно «любят» здесь только…
   – И потому вы отправляетесь к самой неизученной, самой таинственной расе – шас-саари! Разрешение от Ла'Ссарана уже получено.
   Машу вать!.. Вот это влип.
   – А можно я останусь здесь?! – С каких пор у меня появилось собственное эхо?
   Недоуменно посмотрел в сторону источника звука и натолкнулся на столь же непонимающий взгляд. «Энтузиазм масс» на лбу второго кандидата читался во всех ракурсах и на всех известных языках. А также места, куда она готова отправить столь заботливого ректора.
   Но того это мало волновало. Нам дали остаток дня на сборы и убедительно попросили не опаздывать в телепортационную башню. А если все-таки… кто-то… случайно заблудится… В общем, змеелюды покажутся белыми, пушистыми и не такими уж и злобными. Вернее – такими не злобными.
   Проверять как-то сразу расхотелось. Но и покорно идти, куда посылают, тоже особого желания не возникло. Вот только других вариантов предусмотрено не было. Мне лично по телепатической связи дали понять, что дед очень желает этой поездки. И расстроится, если его любимый внук не внемлет старческой прихоти немощного мага.
   Угу, подобные словесные гирлянды и я на чужих ушах развешивать умею. Не хуже некоторых «немощных и старых». Правда, задание Нармета все же выслушал и запомнил. Так, на всякий случай.
   Сборы заняли не просто много времени. Они поставили меня в тупик. Впервые в жизни не знал, что мне делать. Нет, книги, свитки, пишущие принадлежности, одежду и прочую мелочевку я упаковал быстро. Конечно, сумочка получилась внушительная, но не настолько тяжелая, как ожидалось. А вот что делать с остальными своими вещами, было абсолютно непонятно. Когда мы ехали сюда, то за нами следовало несколько грузовых телег, доставивших все те ткани, шкуры и подушки, среди которых я и спал. Но вот брать ли их с собой теперь… в принципе нас должны обеспечить не только местом проживания, пропитанием, но и на постельное раскошелиться. Однако в то же время… жалко. Я уже привык к своему лежбищу.
   Поинтересоваться у Са не успел – он уже укатил домой радовать Нармета успехами внука. И даже не попрощался. У, предатель! Попросит он чего-нибудь. Даже ядом не плюнусь.
   Мои терзания прервал ректор, напомнив о сроках телепортации. На что я тут же огорошил его свой проблемой. Реклар недоуменно замолчал, а потом пообещал узнать всё поточнее и в случае чего отправить грузовым телепортом. Угу, венки на могилку. Конечно, вслух я этого говорить не стал, но настроение рухнуло окончательно.
   Добил меня Бобик. Эта разожравшаяся и разленившаяся скотина вознамерилась ехать до телепорта у меня на руках! А хвост ему с-кешером не побрить? По самую холку? С тихим шипением я сжал клинки в руках и…
   Псина летела впереди, взвизгивая на поворотах и дробно стуча когтями по плитам коридоров. Когда поворот был уж сильно крутым, он даже по стене ухитрялся бежать. Я мчался за ним, свистя как закипевший чайник, иногда сбиваясь на банальное шипение. Люди и прочие разумные шарахались в стороны, прижимаясь к стенам или срочно ныряя в открытые проемы. Думаю, они надолго запомнят это происшествие.
   В башне нас уже ждали. Только не рассчитывали, что мы появимся там так быстро. Судя по всему, девушка уже прошла портал, и тут началось самое интересное. Бобик прошмыгнул между ног у одного из магов, заставив оного тонко взвизгнуть, подпрыгнуть и сесть на пятую точку. Настройка телепорта засбоила. А сам виновник шустро скрылся в сиреневой дымке. Я стремительно последовал за ним, неосторожным движением хвоста сбивая еще одного мага. Портал выгнуло, он пару раз мигнул и…
   Свет погас. М-да, сам дурак, что называется.

   Из записок Мастера Нармета
   Взрослые радужные змеелюды очень гармоничные существа. Они сочетают в себе признаки всех Кланов. Наверное, кроме цвета. Хотя этот вопрос тоже надо прояснить. В принципе в их окрасе представлены основные цвета – черный и белый. Радужные же гребни содержат все остальные.
   Что же касается физических характеристик, то радужные органично сочетают в себе как силу, так и скорость. Последняя достигается за счет большей длины хвоста, нежели у представителей силовых Кланов. Можно предположить, что подобные отличия созданы искусственно в результате генетического отбора. Самые сильные представители Кланов воинов получали больше шансов оставить потомство, нежели их более слабые соперники.
   То же самое в Кланах, где больше всего ценились ловкость и скорость. В результате мы получаем разную длину хвоста у разных Кланов. Поэтому можно ли считать пропорции Элхара такими, какими они должны быть у всех шас-саари, или все-таки уникальными? (Пометка на полях – попросить уточнить Эла.)
   Гребни же являются родовой особенностью именно радужных. В описаниях остальных Кланов подобного не встречается. Предназначение их не только декоративное. Со слов внука можно предположить, что они являются проводником некоего дополнительного чувства. Точно обозначить его невозможно, поскольку поступает несколько разных видов информации.
   Так он может улавливать эмоции окружающих его существ (уточнить про остальные расы), ощущать пустоты в стенах и ориентироваться в пространстве. Причем это только те, которые может определить сам носитель. Если присутствует еще что-то, то это пока неопределимо. Элхар хотя и обещал рассказывать обо всем, что с ним происходит, но кое-что может просто упустить по незнанию.
   Или влезть куда не просят! Ну до чего же беспокойный молодой… серпентер. Интересно, это тоже его родовое отличие или просто излишняя живость характера?..

   Голова не просто болела, она явно поставила своей целью доказать, что источников боли в ней раз в пять больше, чем во всем теле вместе взятом. Я приподнялся, опираясь на руки. По волосам прошуршали камешки, а от пыли захотелось надрывно раскашляться. Что я, собственно, и сделал. Прочищать легкие пришлось долго, отплевываясь от вязнущего на зубах песка. А также тщательно прочесать шевелюру в поисках запутавшихся осколков.
   Кстати о шевелюре. Дед отговорил меня стричься, объясняя тем, что большинство чешуйчатых носит длинные волосы. И если я не хочу выделяться на их фоне как баобаб в степи, то должен следовать принятым традициям. И вообще, мне так больше идет.
   Так что пришлось просить Савиша научить заплетать косу. Насколько я вообще что-то об этом знаю, она плетется из трех прядей. Мне показали, как это делать из семи. Так что теперь каждое утро приходилось тратить время еще и на волосы. Но результат вроде бы ничего…
   Раскрыл глаза и понял, что в чем-то моя голова права. Если с ее помощью разнести сталагмит… ну то, что растет снизу (постоянно путаю, что есть сталактиты, а что – сталагмиты), в общем, она и не так болеть будет. М-да, а чего я, собственно, хотел? Влетел в засбоивший телепорт… радоваться надо, что жив-здоров. Могло же просто впаять в стену. Или размазать по пространству. Так что еще легко отделался.
   Хм, комитета по встрече вокруг не обнаружилось. Как и этой прожорливой зверюги, отзывающейся на кличку Бобик. За каким… хм… хвостом я его до сих пор терплю? Нет, надо попросить ректора создать портал на историческую родину этого типа. Пусть там живет и местным нервы портит.
   Жизнь пошла как в сказке: чем дальше, тем веселей. Мало того что не знаю, куда меня занесло, так и как отсюда выбираться – понятия не имею. Все чувства отшибло. Угу, и правильно. Головой надо пользоваться по прямому назначению, а не в качестве стенобитного орудия. Тогда в ней даже умные мысли заводятся. Но в любом случае нужно что-то делать. Хорошо хоть, что занесло в глухую пещеру. В смысле из нее (или в нее, что не существенно) вел всего один коридор, так что мучиться проблемой выбора не пришлось. Вполне хватало головной боли.
   Я не знаю, это мои глаза так устроены или в пещере действительно мягкие сиреневатые сумерки? Источников света видно не было. Только вот само освещение… нет, оно было не равномерным, встречались затененные уголки и яркие «полянки». Но окружавшее пространство можно было разглядеть вполне отчетливо. Во всяком случае, можно не бояться пересчитать все сталактиты собственной головой.
   Поскольку вопроса «куда идти?» не стояло, то я, подхватив с земли припорошенный пылью рюкзак, двинулся вперед.
   Сперва пещера увлекала. Торчащие в самых неожиданных местах и под самыми необычными углами друзы кристаллов загадочно подмигивали, а наплывы на потолке иногда создавали целые вычурные колоннады. Пару раз попались подземные озера, в своей неподвижности больше похожие на сгустки мрака с идеально ровной поверхностью. Из любопытства сунутая в воду рука едва не окоченела. Или они все такие, или мне так повезло. Во всяком случае, второе озерцо на предмет теплоты воды я не проверял. Холодно, да и скользило там в глубине что-то неясное. Сразу вспомнились страшилки о подземных монстрах, и лезть в воду перехотелось.
   Ментально я тоже никого дозваться не мог. То ли боль мешала сосредоточиться, то ли под землей это вообще невозможно. Что-то подобная перспектива меня совсем не радует. Правильно говорят – к хорошему быстро привыкаешь.
   Похоже, судьба была пока что милостива, поскольку коридор хоть и петлял, но не раздваивался. А все видимые лазы годились разве что для обычной змеи. У меня туда помещались только пальцы, да и то не все. Хотя это дурость – совать свои конечности в незнакомые щели. Может, это подземелье так на меня действует? Надо это как следует обмозговать.
   А подумать было над чем. Например, мне совсем не хотелось есть и спать. Ну если со вторым понятно, две недели отсыпался, то первое… по логике вещей, после линьки есть должно хотеться каждые пять – десять минут, а тут словно отрезало. Может, это реакция организма на непредвиденные обстоятельства? Кто знает. У деда так точно не спросишь, естественно это для змеелюдов или очередной вывих именно моего организма?
   Зато вместо чувства голода буйным цветом цвело любопытство и азарт какой-то. Например, я прикидывал, возможно ли обнаружить здесь залежи полезных ископаемых или драгоценных камней (притом что я в рудах как пингвин в вокале). Или облазить вдоль и поперек встреченный на пути особо крупный скальный обломок только из-за того, будто мне почудилось, что в нем кто-то запаян!
   Брр, кошмар. Нет, надо срочно выбираться на поверхность!
   Не знаю, сколько времени прошло и сколько за это время преодолел я, но в какой-то момент решил – хватит. Тут и буду ночевать. Местечко подобралось довольно симпатичное. Хорошо освещенное, если в пещере все же светло, рядом озеро, поверхность относительно ровная. И как будто специально для меня – эдакий скальный «помост», на котором можно свернуться клубком.
   На этот раз я все же решил проверить воду. Не разочаровался. Водичка была чуть теплая, а на вкус чем-то напоминала минеральную. Хм… пить или не пить – вот в чем вопрос. Вспомним про свою невосприимчивость к ядам и решим, что пить все же стоит. Только до купания, а не после него. В рюкзаке нашлись сунутые туда и завернутые в тряпку кусок хлеба и вяленого мяса. М-да, на один раз хватит, а потом придется что-то делать.
   Немного подумав, я все же запихнул еду назад. Есть-то не хочется. Чего не скажешь о жажде. Напившись, скинул одежду и внимательно прислушался к озеру. Только слушал я не ушами, а гребнями. Никак не могу придумать определения действу, которое происходит с их помощью, так что пусть будет – прислушался. Никого живого не обнаружилось. Так что со спокойной совестью плюхаюсь в воду, подняв тучу брызг.
   Этот водоем, конечно, не такой большой, как возле грессе, но чтобы поплавать – хватило. На площадку я выбрался мокрый и довольный. Вещи убрал подальше, чтобы не намочить, и блаженно растянулся на камнях. Немного обсох и полез в рюкзак за книгой. Пока спать не хочется, можно почитать. Тем более что книга только начата…
   Когда я провалился в сон – понятия не имею. Вот только что лежал, с упорством маньяка заглатывая очередную порцию слов неизвестного (пока что) языка, а в следующее мгновение вылетаю из собственного тела, словно пружиной вышибло. В первое мгновение дернулся от неожиданности, а потом успокоился. Мало ли как это повлияет на возвращение. Вот только второго превращения незнамо в кого и путешествия куда подальше мне не надо! Я еще с первым не разобрался.
   В ответ на мою просьбу сознание, душу или фиг-его-знает-что подхватило, словно резким порывом ветра, на бешеной скорости протащило по подземелью, намертво впечатывая в память путь, и с размаху садануло лбом в какую-то то ли стелу, то ли высоченный памятник. От боли я вскрикнул и… проснулся?
   Осторожно пощупал лоб – шишка была. Только понять, это еще от разнесенного сталагмита или уже новая, я не мог. Как-то не озаботился ощупыванием головы в тот момент. Зато перед внутренним взглядом как нарисованный на карте стоял маршрут к этому самому фундаментальному сооружению. Хм, не думаю, что подобные шедевры зодчества вырастают сами по себе. Значит, где-то там рядом есть и живые существа.
   Еще немного повалявшись и поразмышляв на тему «Глюки как последствия удара головой о сталагмиты», я снова нырнул в воду, напился, встряхнулся, оделся, подхватил рюкзак и бодро заскользил по проложенному маршруту. Если это мне просто приснилось… ну что же, выясним, когда придем на место.
   Долго дело делается… ой, опять меня не туда заносить стало. Продвигаясь вперед, я пытался уложить в голове все прочитанное накануне. Это, конечно, не дело – учить язык, просто читая словарь. Да, слов ты наберешься, но связно говорить или нормально перевести предложение… получится какая-то абракадабра в лучшем случае. А в худшем – нечто совсем противоположное по смыслу. С этим же языком и не такое произойти может. Тут даже способ начертания на смысл слова влияет! Ужас какой…
   Правда, надежда была. Оказывается, тот мой первый список был написан на… древнезмеелюдском, что ли? Во всяком случае, автор этого словаря в самом начале говорил, что подобной письменностью когда-то давно пользовались шас-саари наряду с так называемым «общим» языком, на котором говорили многие, если не все. Понимали его уж точно все. Этот общий был разработан магами после последней войны, чтобы – дословно: «Не рождалось и не множилось непонимание между братьями». А на самом деле я пока не знаю, для чего он понадобился. Может, кому-то было лень учить «родные» языки других рас?
   Все может быть…
   Свечение телепорта полыхнуло и угасло, поглотив нырнувшего в него змеелюда. Крик замер на губах, вырвавшись очень похожим на змеиное шипение.
   – Ну и где его теперь искать?! – наконец смог внятно, ровно и не ругаясь, произнести Мастер Реклар, обращаясь к потолку.
   Уже ДВА раза этот наглый, непоседливый хвостатый доводил его чуть ли не до нервного срыва! Его, человека, который уже боги знают сколько времени руководил самой непредсказуемой группой населения. Студентами-магами. И вот опять, любуйтесь. Исчез неизвестно куда. Жив ли, здоров ли – непонятно. Куда его мог выкинуть сбитый чьим-то светлым хвостом телепорт, знают разве что всевидящие боги!
   А что ему теперь говорить Нармету? «Извини, дорогой друг, твое чадо смогло поломать творимый Мастерами телепорт и сгинуло не пойми куда»? В том же, что старый друг поинтересуется делами своего внука, сомневаться не приходилось. Именно потому, что прекрасно знал кровного родича Мастера, на чьем месте теперь вольготно расположился змеелюд, свесив хвост на сторону…

   Его звали Томен. Когда-то, давно. Отец – маг, не слишком талантливый, но опытный и умелый. Работал в одном из городов, расположенных на границе с государством руумов. Конечно, соседи им достались не подарок, сплетен об этой расе ходило немногим меньше, чем о шас-саари. Но жизнь была спокойной. Мать была дочерью одного из гильдейских купцов, так что мальчика баловали. Дед тоже был не против привезти ребенку новую игрушку или что-то интересное. Он в своем внуке души не чаял.
   Мальчик рос, взрослел. Только вот… многие его шалости стали приобретать какой-то странный оттенок. Родители думали – пройдет, многие дети такие же. Шли года. Томену исполнилось с-сейра циклов[3]. И вот тогда родители и дед содрогнулись. Их дитя убило человека. Вернее, руума, еще очень молодого, ему вряд ли было оэра циклов[4]. Причем жестоко и кроваво.
   Это было потрясением. Городские власти не могли замолчать или как-то замять это дело. От руумов приехала официальная делегация за преступником. А Томен не переживал и даже не раскаивался. На дознании он спокойно и непринужденно поведал следователю, что это не единственная его жертва. Предыдущие он прятал лучше и не был пойман. Присутствующий при этом разговоре Мастер Нармет встал и вышел из комнаты. Он день просидел, запершись в кабинете. А потом…
   Солнечный день. Такой тихий и теплый, что невольно хочется поднять голову и улыбнуться небу. Но на лицах присутствовавших людей улыбок не было. На помосте, в окружении закутанных в глухие темные плащи руумов, стоял парень с отстраненной полуулыбкой на губах. Его это все словно забавляло. Напротив них, неестественно выпрямившись, стояли две человеческих фигуры в мантиях магов.
   Наконец повисшее над площадью молчание разбил глухой, надтреснутый голос:
   – Я не знаю тебя, в моей памяти нет места тебе, в твоих жилах нет моей крови. Клянусь своей Силой, это есть и будет!
   Напряжение, повисшее в воздухе после этих слов, можно было резать ножом. Улыбка застыла на губах парня.
   – Я не знаю тебя, в моей памяти нет места тебе, в твоих жилах нет моей крови. Клянусь своей Силой, это есть и будет!
   Слово в слово, только голос немного сильней и моложе, но боль в нем такая же. И тихое, на грани слышимости:
   – Простите нас, если сможете. И ты…
   Руумы смыкают ряды, отделяя свою законную добычу от остальных. Стоящий на помосте больше не принадлежит к людям. Неверящий, мечущийся взгляд до последнего не отрывался от лиц магов. Губы подрагивали, словно силясь спросить:
   – Ну как же так?.. Такого… такого же просто не может быть!
   Полыхнула вспышка телепорта и погасла, оставив в воздухе только короткий вскрик:
   – Нет!..
   За этот день Нармет постарел на много циклов. Его несколько лет не было ни видно ни слышно. Так что за вторым своим внуком он будет следить гораздо строже. Хотя… Элхар совсем не похож на Томена. Да, совсем не похож…
   Двигался я довольно долго. Не настолько, конечно, чтобы впасть в отчаяние. И все время питался исключительно водой. Горбушка с мясом так и пролежали в рюкзаке до окончания скитаний. Не знаю, как это скажется на мне потом, но пока что особых отклонений в своем организме не заметил. Ну, может быть, немного похудел. Правда, благодаря часто встречающимся озерам даже не запылился. Что радовало.
   Наконец предо мной появилась узкая щель, после которой должен быть тот самый монумент. Не верить сну уже было нельзя. Путь до последнего камушка соответствовал тому, что приснилось. Правда, прохождение этого отрезка лучше не вспоминать. Протискиваться в ход пришлось всеми силами. Никогда бы не подумал, что стал настолько толстым. Или тут что-то совсем другое?
   Когда же я, кашляя и отплевываясь от пыли, вывалился из узкой щели, то очень долго тер глаза руками. А в самый первый момент едва не метнулся назад. То, что было конечной точкой моего путешествия, действительно оказалось монументом. Но каким!
   В самом дальнем конце очень большого зала свивала свои кольца громадная змея. Она походила на тех гигантских змей, которых изображали на гравюрах в «Легендах…». Не знаю, кто ваял это произведение искусства, но он настоящий Мастер! Статуя выглядела живой. Казалось, что немигающий взгляд ярко-алых глаз следит за каждым моим движением, а из полураскрытого рта вот-вот раздастся предупреждающее шипение.
   Да что там, вся обстановка помещения заставляла подобрать хвост и почувствовать себя маленькой такой букашкой, которую, если что, раздавят и не заметят…
   Следовало. Но вместо этого во мне неожиданно вспыхнул гнев. Нет, даже ярость. Я слишком долго ощущал себя никем и ничем, чтобы позволить вернуть все назад. Особенно сейчас, когда почувствовал, что могу что-то изменить! Что могу начать жизнь сначала.
   Гневный свист метнулся под потолок, гребни угрожающе вздыбились, а в руках сами собой оказались лезвия с-кешеров. Ну что, кусок камня, посмотрим, кто кого?!
   Не знаю, сколько времени мы простояли, глядя в глаза друг другу. Почему-то мне чудилось, что эта гигантская змея тоже смотрит на меня. Может, это шизофрения, но с недавних пор я вполне серьезно отношусь к своим чувствам. Внезапно напряжение спало, ощущение чужого присутствия никуда не делось, но теперь в нем не было враждебности. Больше всего это походило на… почтение? Признание?
   Просто неожиданно гнетущая атмосфера развеялась, и зал даже стал довольно уютным. Вместе с тем навалилась усталость. Не думал, что игра в гляделки со статуей заберет у меня столько сил. Хоть сворачивайся прямо на полу и спи. Но нет, подхватив с пола рюкзак и засунув с-кешер за спину, я направился к изваянию. Утверждаться, так до конца. А поспать можно и в витках каменного хвоста. Тем более что они так интересно расположены. Словно как раз для меня…
   С-с-с-с-спать хочу…

   Что?! Вот это… вот это пыльное и обвешанное паутиной создание и есть он? Великий Шаэсс, за что?! Почему мальчишка, что я буду с ним делать? У меня же просто времени не хватит научить его всему необходимому! Да, уже хэссар. А толку? Немного магии, немного силы, капля мозгов, куча самомнения и дурости. И ты хочешь, чтобы я с этим еще что-то сумела сделать?! И не просто сделать, а наконец прекратить эту извечную вражду. Ты издеваешься или просто глупо шутишь?
   М-да, толку с тобой разговаривать, все равно не ответишь. Хотя надо признать, мальчик довольно симпатичный и чем-то похож на Тарса. Хотя, наверное, Тарс никогда не был таким… наивным, что ли? И зачем он носит этот странный амулет? Тем, кто может видеть, это не помеха. Не проще ли самому все спрятать, раз уж так хочется? Или он не может?
   Да что он вообще умеет, скажите мне на милость?! Пришел, понимаешь ли. Развалился как хозяин… вон даже хвост свесил. Тоже мне великий Ла'Ссаайре. Кто тебя вообще за Верховного признает?! Нет, ну вот нахал. Спит. Он вообще что-то понимает в происходящем или его еще за хвост придется тащить? Будет смешно, если парень вообще откажется что-либо делать. В принципе можно его заставить, но…
   Тарс, ты сволочь!!! Гад ползучий! Что тебе стоило выжить?..
   Ладно, Шаэсс, твоя взяла. Я попробую. Но не обещаю результата. Потому как сама не знаю, чем это все закончится и закончится ли… Пусть он попытается, а там посмотрим, что получится в результате. Вон Договором уже обзавелся, рессов заимел. Шустрый паренек. Интересно, что же из него вырастет?

   Найрхас Ла'Раах'Тасса задумчиво постукивал хвостом по полу. Мысли в его голове были не слишком радостные. Кажется, Миксааш с Лайрасаром, отец и дядя темного, что-то задумали. Причем хвост можно дать на отсечение, что оно касается непосредственно его. А при всем уважении к своим родичам, Хас избегал участия в сомнительных авантюрах.
   Иногда ему казалось, что Лорд несколько ошибся при рождении с выбором Клана. С подобными мозгами надо было рождаться светлым. Нет, не то чтобы Раах'Тасса были поголовно глупы. Просто в представлении Хаса настоящим главой темного Клана был отец его извечного противника Кайрешшера Ла'Шаэр'Кетте. Зелено-чешуйчатый Лорд больше полагался на силу, чем на хитроумие или многоходовые комбинации. Но при этом, надо признать, больше влияния было у черных.
   А Лорд Раах'Тасса имел знакомых, казалось бы, во всех уголках света. Да и сам Хас старался не отставать. Во всяком случае, умудрился свести довольно близкое знакомство с Тиниир. Хоть и вышло это случайно, но зато среди сверстников он теперь считался специалистом по людям.
   Правда, последнее посещение верхнего мира оказалось не столь… счастливым. Кто, боги, ну кто мог предположить, что на той территории обосновался другой змеелюд? Они вообще не очень любили жить под открытым небом, предпочитая пещеры. Из-за чего велись постоянные войны с хонками.
   Кроме того, неизвестный оказался светлым. Но неправильным. По силе он явно не уступал зеленым, а по скорости – черным. Самое противное было в другом. Как проигравший Хас обязан был стать рессом. Ведь проиграл он, по сути, свою жизнь. И даже то, что победитель оказался не осведомлен о традициях боев (что было весьма удивительно, учитывая ступень), ничего не меняло.
   Но самое интересное было в другом – отец не гневался. Только как-то странно посмотрел и пробормотал что-то вроде «Может, это и к лучшему…». Правда, что здесь хорошего, темный так и не понял. Лорд потом еще долго совещался с Лайрасаром. После чего попытался выяснить все, что касалось неожиданно появившегося змея.
   Что он там узнал, Хас не спрашивал. Просто потому, что было некогда. Разозленный поражением своего ученика Лайрасар усилил тренировки, так что молодому черному стало некогда задавать лишние вопросы. А тут еще повстречал удивительно красивую зеленую…
   И надо же так случиться, что она оказалась сестрой Кайрешшера Ла'Шаэр'Кетте! Тут впору молиться богам, жалобно вопрошая их о причине такой невезучести. Друзья сочувствовали, но ничем помочь не могли. Не им тягаться с зеленым. Тот был значительно старше, так что шансов у любого из них было маловато.
   И вот теперь такое заявление! Отец решил пригласить этого странного светлого пожить среди Клана Раах'Тасса! Оказывается, пока Хас предавался любовным терзаниям, Лайрасар успел еще раз встретиться с победителем и что-то о нем разузнать. Правда, вроде бы должна была приехать и Тиниир, что радовало. При всей ее… взбалмошности с ней было довольно легко. Во всяком случае, она не замирала каменным столбом и действительно интересовалась серпентерами.
   М-да, если светлый появится, им будет очень тяжело. Им всем. Остальные не оставят подобного несоответствия без своего внимания. Хотя если этот парень такой сильный, вот пусть и объяснит этим пресловутым «всем», как они заблуждаются.
   Так и не определившись, как отнестись к подобной новости, Найрхас решил отложить метания до возвращения ла'элларис. И уже тогда решать, что делать. Пока же нужно спать, а то утром на тренировке Лайрасар опять начнет ехидно выспрашивать, что же он делал всю ночь.

   Мм, что-то в последнее время жизнь у меня какая-то странная пошла. Просыпаюсь, влипаю в неприятности, пытаюсь из них вылезти и снова засыпаю. Хоть глаза не открывай. Но надо. Там же дед волнуется. И ректор. Да и самому мне несколько неудобно. Привык уже находиться среди людей, а теперь даже как-то одиноко.
   На запястье подняла головку полупрозрачная змеюшка. А я о ней и забыл совсем. Висит себе что-то, ну и пусть висит. Есть не просит, с советами не лезет, жизни не учит – так чего будить? Тварюшка зашипела, укусила за большой палец и скатилась на пол. Неужели обиделась? Так я же ничего такого не имел в виду…
   Приподнявшись на локтях, проследил за своим полупрозрачным «отпрыском». Кстати, спать среди каменных колец было на удивление хорошо. Давно так не высыпался. А маленькая радужная змейка тем временем решительно направлялась к дверям, обнаружившимся за статуей. Словно почувствовав мой взгляд, она обернулась и вопросительно зашипела. Мол, что лежишь? Вставай давай, пора в путь-дорогу. Пришлось подхватить вещи и проследовать за своеобразным гидом.
   Мелкая змеюшка прекрасно ориентировалась в этих местах. Она доползла до створок и решительно на них зашипела. Словно устыдившись своего поведения, двери плавно и бесшумно распахнулись, пропуская нас внутрь.
   За ними оказался небольшой зал, из которого куда-то вели три арочных проема. Тут уже и мне стало любопытно. Насторожив гребни, чтобы случайно не налететь на хозяев или просто обитателей этих помещений, я двинулся вперед. Не то чтобы так уж и боялся, но лишних объяснений хотелось бы избежать…
   За крайним левым проемом была комната, больше всего похожая на кабинет. Все здесь было сделано с размахом. Помещение, конечно, уступало залу со статуей, но было ненамного меньше холла грессе. Вся мебель была под стать. Массивный, огромный стол. Не менее внушительные шкафы, заставленные всевозможными книгами, карта на свободном от них куске стены. При моем приближении на стенах мягко засветились матовые шары. Несколько подобных же светильников на высоких подставках скрывались между стеллажами.
   А сиденья, находившиеся здесь, были явно приспособлены под змеелюдов. Хм, это что, дом кого-то из серпентеров? Любопытно, как же они живут в естественных, так сказать, условиях.
   Предназначение следующей комнаты я не понял. С одинаковым успехом она могла быть как гостиной, так и столовой. Затем следовала спальня, пленившая меня с первого взгляда. Особенно тем, что имела собственный спуск к небольшому озерку. Библиотека и снова непонятная комната. Вот, собственно говоря, и все. Надо ли уточнять, что и прочая здешняя мебель явно была рассчитана на шас-саари?
   Кстати, не зря она такая массивная. Можно не беспокоиться, что неосторожным движением хвоста что-то сломаешь. Хотя, если сильно постараться… Так, что-то меня не туда занесло. Правда, был еще один момент, который меня насторожил. Все здесь выглядело так, словно хозяин ненадолго ушел и вот-вот вернется. Не было затхлого запаха брошенного помещения. Да что там – даже пыли не было!
   Змейка оставила меня сразу же после посещения кабинета. Она забралась на стол, залезла в какую-то хрустально-серебряную штуковину и всем своим видом показала, что никуда отсюда не двинется. Кроме того, она непреклонным тоном потребовала, чтобы я оставил здесь и ее «дом», в смысле – свиток. Как первоначальный, так и все полученные. Нет, мы с ней не разговаривали. Просто это было понятно, как… Не знаю даже, с чем сравнить. Наверное, больше всего это походило на разговор с самим собой.
   Меня это несколько нервировало. Хотя я до сих пор не почувствовал присутствия живых существ, но не хотелось самовольно занять чужое жилище. Правда, оно мне все больше и больше нравилось. Интересно, а сколько могут стоить такие апартаменты? И можно ли мне поселиться в них или нет?.. Так, о чем я думаю?
   Перебравшись в центральный зал и устроившись между каменными витками статуи, я попытался снова связаться с кем-нибудь. Почему-то первой на ум пришла Тин. Сигнал ушел на редкость чисто, легко. И уже через мгновение я получил отклик. Правда, звучал он несколько странно…
   – Ты?! – как-то придушенно пискнула девушка, и следом меня настигло смущение пополам с раздражением. Словно застукал на чем-то запрещенном. – Тебя где носит? И кто позволял лезть ко мне в голову? Где ты сейчас находишься?!
   Постепенно смущение уходило, зато раздражение сильно окрепло.
   – И тебе доброго утра, – спокойно отозвался я, напрочь игнорируя чувства собеседницы. – Ты не могла бы мне сказать, как я могу найти нашего куратора?
   Девушка поперхнулась, запыхтела и наконец возмущенно выдала:
   – Как я тебе могу сказать, если не знаю, где ты находишься!
   – А ты где? Давай лучше я к тебе, – выдвигаю встречное предложение. Почему-то мне совсем не хочется рассказывать про эту красоту. Никому.
   – Ладно, иди на сигнал, – тяжко вздохнула Тин, активируя ментальный «маячок».
   Прикинув направление, я подхватил вещи и двинулся вперед. Прямо напротив морды каменного змея располагались другие двери, которыми я и воспользовался. Правда, потом не стал идти по проложенным коридорам, скользнув в какой-то лаз. Короткое путешествие по пыльным и затянутым паутиной переходам – и я вываливаюсь в тесную, засыпанную щебнем пещерку. Пришлось отряхиваться, используя заклинание, чтобы привести себя в порядок. И только после этого направляться к источнику зова.
   За поворотом предо мной открылось завораживающее зрелище. Змеелюды действительно жили под землей. Но как они тут устроились! Не знаю, в моем родном мире среди фэнтезийных рас специалистами по камню считались гномы. Никогда не видел работы хонков, но если все это построили серпентеры…
   Вышел я на своеобразную набережную. Прямо рядом со мной текла широкая подземная река. Она вырывалась из стены несколькими герек[5] выше и целым каскадом звенящих водопадов падала вниз. А затем величаво и неспешно текла дальше. Этот берег был выложен камнем. Выглядевшие однотонными плиты на самом деле несколько различались. Поэтому казалось, что рисунок живет, что ты вот-вот его увидишь, но увы. Видение постоянно ускользало.
   Берега связывал между собой мост. Прочное и одновременно какое-то воздушное сооружение, украшенное резьбой, выгибалось над водой. Оба конца его стерегли статуи змеелюдов раза в полтора больше оригиналов. Правда, я еще никогда не видел змеев в доспехах. Особенно – таких. Но притягивали взгляд не они. Вниманием сразу завладевало то, что высилось на другом берегу.
   Казалось, что какой-то могучий волшебник или божество взяли замок и осторожно вплавили его в самое сердце скалы. Хаотические, созданные природой выступы и провалы плавно перетекали в изящные башни и украшения. Громадные ворота были наглухо закрыты, а по обеим сторонам широкого прохода высились изготовившиеся к броску змеи. Поменьше, конечно, чем стоящая в зале, но и они впечатляли.
   – Эл! – недовольно окликнули меня, отрывая от созерцания архитектурного шедевра. Напротив моста, где-то на середине набережной, бил ввысь фонтан. По всей видимости, он был посвящен какой-то битве, поскольку вода лилась из пастей и якобы ран сражающихся. Среди них проглядывали представители едва ли не всех рас. Правда, больше всего было змеев, но это можно понять.
   Рядом с этим произведением искусства стояла недовольная девушка, прожигая меня взглядом. Кстати, почему-то только сейчас я обратил внимание на представителей населения этого города. Столько змеелюдов за один раз я не видел никогда! Да что там, единственным часто виденным серпентером был я сам. Ну ладно, было еще несколько, но все наши встречи оказались уж слишком мимолетны. И чаще всего заканчивались дракой. Интересно, здесь тоже возникнет такая ситуация? Правда, местные не обращали на меня никакого внимания, но мне все равно стало немного неуютно.
   То и дело оглядываясь, я приблизился к Тин. На удивление, гневных выкриков и упреков не последовало. Может, потому, что из-за фонтана появилось шейге[6] черных змеелюдов, плотным кольцом окруживших нас. Мне это не понравилось. Однако девушка отреагировала на них довольно спокойно, ничем не выказывая страха или неуверенности.
   – Пойдем, – махнула она мне рукой и направилась куда-то в сплетение улиц.
   Город змеелюдов представлял собой захватывающее зрелище. Некоторые «дома», так же как и замок, были словно выточены из скалы, другие же чем-то напоминали обычные и даже имели крышу. Зачем она тут, я так и не понял. Кроме того, мне сразу бросилось в глаза резкое разграничение. Местные обитатели явно предпочитали общество себе подобных. Причем – подобных по цвету. Там, где шли мы, чаще всего встречались черные. Иногда мелькали темно-зеленые, пару раз я видел даже коричневых, но ни одного, чешуя которого была бы посветлее. Единственным светлым пятном среди всего этого безобразия была моя шкура.
   На которой лично убедился, что подобных мне тут не жалуют. Хоть гребни и были сложены, но почти ощутимые волны недоумения и… мягко скажем, неприятия накатывали как волны в океане. По всей видимости, местные никак не могли понять, что я тут делаю и почему до сих пор жив. И сопровождающие потребовались явно не для защиты от нас. Скорее – нас от прочих. Сказать, что такая постановка вопроса меня сильно нервировала, значит, не сказать ничего. Она бесила. Почему, ну почему здесь то же самое? Какая разница, какого цвета моя шкура?!
   Обидно… Как же, другой мир! Везде одно и то же. Пришлось упорно изучать рисунок мостовой, иначе я бы точно не выдержал и попортил бы кому-то чешую. А также зубы, кости и прочее, что там еще можно испортить. Эти мысли крутились в голове всю дорогу до конечного пункта, так что на место назначения я прибыл почти невменяемым. Клянусь, всего одно слово – и взялся бы за клинки. Плевать на то, что было бы потом, но эта… брезгливость меня просто достала!
   Наконец мы вошли в какой-то дом, немного поплутали по коридорам и оказались в довольно просторном зале. Не таком, конечно, как со статуей, но довольно впечатляющем. Правда, все это рассмотрел гораздо позже. Сейчас перед моим глазами был только пол. Смотреть по сторонам я просто-напросто боялся. Не знаю, что за подарки преподнесла мне третья ступень, но чую, что мог бы убить и взглядом.
   – Элх-х-хар? – в повисшей тишине кто-то пошипел мое имя.
   Пришлось все же медленно поднять голову, чтобы столкнуться взглядом с черным змеелюдом, стоящим в центре. Он невольно подался назад, но тут же выровнялся. Затем медленно и осторожно приблизился почти вплотную, не отрывая взгляда.
   – Ты устал? Голоден? Может, расскажешь, что с тобой произошло и как ты добрался до нас? – В голосе темного не было ни намека на превосходство или пренебрежение. Только живое беспокойство и участие.
   Нет, не жалость – именно участие. И еще – он говорил искренне. Сейчас я намного лучше «слышал» чувства других. От собеседника исходило дружелюбие и нечто похожее на желание защитить. Удивление подобным приемом разбило застывшее озеро ярости, давая возможность взять себя в руки. Но лучше всего с моим гневом справился кое-кто другой. Не знаю, где сидела эта наглая псина, но буквально в следующий момент мощный удар в грудь повалил меня на пол, а радостно повизгивающий Бобик смачно вылизал все лицо.
   – Тьфу, пшел вон! Отстать! Фу, отст… тьфу, брысь! Кому говорю??!
   Угу, так он и послушался. Эта туша соизволила слезть с полупридушенного меня только тогда, когда убедилась, что не осталось ни одного сухого места на моем лице. Ну что тут можно сказать?..
   – На холодец пущу, свинья невоспитанная! – утираясь и поднимаясь, пригрозил ему.
   – Гав-гав-гав! – радостно поддержал меня этот псин, видимо не осознавая, что в этот момент я был очень близок к предпочтениям корейской кухни. Но, глядя на радостно прыгающего вокруг зубастика размером с теленка, все же передумал.
   Нет, это создание умудрилось подрасти еще! Бобик уже ничем не напоминал того маленького мокроносого щенка, которого я вытащил из пещеры. Зверюгу, больше всего похожую на помесь волка, льва и дикобраза, только покрупнее и с тремя рядами зубов, уже как-то было неловко называть щенком. Разве что слоненком. Во всяком случае, от его прыжков пол ощутимо вздрагивал.
   Зато гнев ушел полностью. Вернее, он притух, мелькая на задворках сознания. И только теперь я смог оглядеться по сторонам. В помещении находилось довольно много народу. Из знакомых здесь присутствовали те шас-саари, с которыми встречался еще в Танаре. Радости на их лицах не было ни на грош. Рядом стояла Тин, так же нелюбезно разглядывая мою персону. В противовес им на лицах старшего поколения читался интерес и облегчение. К ним относились мой «учитель» из грессе и тот самый серпентер, который первым заговорил со мной. Последний, кстати, разглядывал меня с неприкрытым любопытством. Кстати, я же не поздоровался!
   – Здравствуйте, – поприветствовал я присутствующих.
   – Тебе лучше? – поинтересовался незнакомый мне змеелюд, складывая руки на груди.
   – Да, спасибо… – Делаю паузу и смотрю ему в глаза, предлагая представиться.
   – Ла'Ссаран Миксааш Раах'Тасса[7], – представился мой собеседник. Хм, это как понимать?
   – Элхар Кессер, – наклоняю голову. М-да, по сравнению с его именованием выгляжу бледно.
   – Можешь звать меня Миксааш, – спокойно предлагает змеелюд.
   – А все остальное? – не могу удержаться от вопроса. Тин за спиной придушенно пискнула. С чего бы это?
   – Титул и наименование рода, – охотно поясняет собеседник и радушно предлагает: – Пойдем есть. Ты, наверное, голоден.
   Ну… не то чтобы так уж сильно, но есть хочется. Вот только мне интересно, почему все остальные скромно так стоят у стены и не отсвечивают? Фактически, разговариваем только мы. Все остальные ненавязчиво маячат сзади, создавая фон. И девушка, которая, насколько я помню, любит верховодить, даже она тихо и мирно старалась не высовываться. Интересно, кто бы мне все объяснил, а?..
   Но решение этого, несомненно, интересного вопроса пришлось отложить на потом. Поскольку стоило только мне увидеть заставленный всяческими яствами стол, как голод, где-то пропадавший все это время, напомнил о себе. Да так, что я едва слюной не захлебнулся. Не знаю, что подумали обо мне окружающие, но, пока в пределах досягаемости не осталось ни одного блюда, ни на что не реагировал.
   Да и потом, честно говоря, далеко от стола отходить не хотелось. Как же, на нем осталось еще столько всего вкусного! Да и двигаться было трудновато. Наверное, не стоило так наедаться, но сидеть и просто нюхать это разнообразие было выше моих сил.
   Я смущенно покосился на восседавшего с другой стороны стола Миксааша. И наткнулся на понимающий и немного ироничный взгляд. Мол, интересно, где же это ты так оголодал? Ой, можно подумать, что они голодных серпентеров не видели.
   – Рассказывай, – кивнул темный, откидываясь на спинку кресла.
   Пожав плечами, я рассказал, как оказался незнамо где, как пошел по единственной дороге и сколько шисов плутал. Правда, умолчал о своем сне и посещении странного помещения со статуей. Почему-то делиться этим мне не хотелось. Окончание звучало несколько по-другому. Что я просто решил попробовать, может, удастся с кем-нибудь связаться, – и мне несказанно повезло. Тин меня услышала. Вот и все.
   Девушка кивнула, подтверждая сказанное. Миксааш задумчиво потер подбородок, искоса поглядывая на меня. Кажется, он уловил недосказанность, но выводить меня на чистую воду не стал. А может, его интересовало совсем другое, но спрашивать змеелюд то ли не захотел, то ли по какой-то причине не мог. В последнее верилось с трудом.
   – Скажите, – все же не выдержал я, – а почему все остальные молчат?
   – Когда разговаривают Лорды, никто не имеет права вмешиваться, – показав клыки в усмешке, ответил серпентер.
   Так, кажется, меня уже когда-то называли Лордом, но не соизволили объяснить, чем это чревато. И чего от меня теперь ждут окружающие. А то я же могу по незнанию такого наворотить, что потом самому стыдно будет. И объяснение, что знать не знал и ведать не ведал, не поможет. Как говорят, незнание закона не освобождает. И даже не смягчает. Хотя они сами виноваты, что про них ничего не известно, но опять же – это не объяснение.
   Почему-то признаваться вслух, что понятия не имею, как себя вести, мне не хотелось. Не знаю, может быть, нарушаю этим какие-то законы или правила, но я мысленно попросил Миксааша помочь мне в этом деле, попутно извинившись, вдруг что не так. Темный пристально посмотрел на меня и едва заметно кивнул. После чего обвел взглядом всех присутствующих и властно произнес:
   – Лайрасар, проведи Лорда в его комнату. Кажется, нашему гостю надо отдохнуть.
   Угу, это он верно подметил. Глаза стали закрываться сами по себе. Еще немного, и я бы заснул прямо за столом. Точно не стоило так наедаться. Но сделанного уже не вернешь. Хотя… есть, конечно, способ, но меня могут не понять. Так, что-то мысли не туда пошли, надо прекращать издеваться над собой и хорошенько выспаться. Тогда и голова нормально работать будет.
   Путь, по которому мы двигались, я не запоминал. Вернее, не обращал на него внимания. И так найду, если понадобится. Комната, отведенная в мое пользование, оказалась довольно уютной. Точнее, их было две. Небольшая типа прихожая с парой кресел и сама спальня.
   Дверей не было как таковых. От общего коридора комнату отделяло тяжелое, расшитое серебряной нитью покрывало. Ну и паутина заклинания. Если хозяин апартаментов не желал никого видеть, то касался специального вензеля, и вышивка становилась красной. Тогда попасть в помещение становилось просто невозможно. Все равно что ломиться через гранитную плиту.
   Получался такой эффект из-за того, что покрывало было сплетено из специальной ткани, которую делают только змеелюды. Вышивка же была частью заклинания. Кстати, подслушать при такой «дверке» тоже не получалось. Так что за свои секреты я мог быть полностью спокоен.
   Саму же спальню от «прихожей» отделяла тоже своеобразная «шторка». Правда, состояла она из множества мелких, достающих до пола цепочек. Закрепленные на них в произвольном порядке колечки издавали мелодичный звон. Эдакое предупреждение о входе.
   Но самым красивым во всем этом было ложе. Широкое, просторное и удобное даже на вид. А ворох подушек, покрывал и шкур просто завораживал. С блаженным стоном я рухнул на все это великолепие, зарылся поглубже и отключился. Хватит с меня переживаний.
   Последнее, что я помню, – недовольное сопение Бобика и рухнувшая сверху тяжесть его туши.
   Тин была удивлена, обеспокоена и рассержена одновременно. Этот чешуйчатый гад опять куда-то влез, а получает за это, как всегда, она. Когда после нее из портала вылетел поскуливающий зверь и воронка схлопнулась, то девушка не забеспокоилась. Ничего, сейчас еще раз откроют – и все. Но ничего подобного не произошло. Зато с Лордом Миксаашем связался ректор. О чем они говорили, Тин не услышала, но змей после разговора явно занервничал. Он подозвал к себе Хаса и что-то ему приказал.
   Молодой змеелюд некоторое время раскачивался, словно болванчик, а потом ответил. Что именно было сказано, Тин не поняла. Шас-саари общались на своем языке. Но каким-то внутренним чутьем определила, что неприятности начались. А поскольку Эла до сих пор нет, то и виноват во всем, несомненно, он!
   Дальше стало еще веселей. Ла'Ссаран отправил патрули, Хас с товарищами постоянно находился при нем. Так что поговорить со старым другом не было никакой возможности. Напряжение все возрастало, пока наконец в какой-то момент в ее голове не прозвучал на удивление сильный и чистый сигнал. Эл нашелся!
   Тин сразу же сказала об этом Хасу, и вот она направляется к Фонтану Слез. Светлый появился на удивление быстро, хотя совсем не с той стороны, откуда его ждали. Ладно, главное, что он все же нашелся. Только, боги и демоны, где же его носило?! Осунулся, похудел…
   Путь назад был очень странным. Серпентер все ниже и ниже опускал голову, пока не уткнулся взглядом в мостовую, а у идущей рядом девушки по коже стали маршировать мурашки. Хотелось как можно дальше отодвинуться от Элхара, но скользящие рядом воины не давали этого сделать. Странный озноб не отпускал вплоть до парадного зала. Там ей удалось скользнуть в сторону и спрятаться за спиной Хаса, который тоже изо всех сил старался не встречаться глазами со светлым.
   Когда же из любопытства девушка попыталась взглянуть на поднявшего голову серпентера, то чуть не грохнулась в обморок. Такой ярости во взгляде нет, наверное, даже у заклятого врага. Как же Миксааш на него спокойно смотрит?
   И не только смотрит. Темный Лорд и общался с Элом как с равным. Даже Хас не удостаивался такого, это Тин знала точно. Невольно покосившись на объект раздумий, девушка отметила, что стоявший рядом с ней друг воспринимал все если не равнодушно, то очень спокойно. Интересно, с чего бы это довольно несдержанный по характеру змеелюд так себя ведет?
   Застолье не затянулось. Видно было, что гость не только сильно проголодался, но и устал. Так что вскоре светлый вышел из зала, направляясь в свои комнаты. А темные так и остались за столом. Миксааш некоторое время продолжал задумчиво рассматривать дверь, за которой скрылся Эл. Никто не пытался нарушить это молчание, продлившееся до тех пор, пока в зал не скользнул Лайрасар и не склонился перед Лордом в поклоне. По всей видимости, задание было выполнено.
   – Любопытный мальчик, не находишь? – поинтересовался Ла'Ссаран у своего воина. – Ты видел его глаза?
   – Я думал, что он тебя убьет, – пожал плечами правая рука Лорда и его родной брат.
   Да, Миксааш и Лайрасар были братьями, что, впрочем, совсем не мешало им сосуществовать. Кроме того, Тин ни разу не слышала, чтобы младший претендовал на место старшего. Вместо этого он собрал под свою руку лучших воинов и был надежной опорой Лорду.
   – Знаешь, Мик, будь с ним поосторожней, – вполне серьезно попросил он. – С этим парнем и с реметом справиться было сложно, что же он выдаст, сменив ступень…
   – Я тоже почувствовал, – кивнул Миксааш. – Но ничего, он сам подсказал мне, чем его занять. Не думаю, что у парня будет много времени…
   – Но приглядеть стоит, – поддержал брата Лайрасар. – Кстати, не знаешь, с чего он так взбесился?
   – Думаю, нашему гостю не понравилось отношение к цвету его чешуи. – Лорд внимательно посмотрел на воина. – Мальчик он вспыльчивый, как бы чего…
   Младший молча склонил голову, они многое понимали без слов. Родственники, что еще можно сказать. Если же остальные только теряются в догадках – это змеев не касается! Нет чтобы растолковать, объяснить…
   – Кстати, Хас, чтобы ни на минуту не оставляли своего Лорда без присмотра, ясно?
   – Да, отец, – покорно склонил голову Найрхас.
   Тин невольно передернулась. Она знала темного не так уж и долго, но кое-что успела понять. Например, его почти болезненную гордость. А теперь не только ему, но и его близким друзьям приходится прислуживать! И не кому-нибудь, а светлому. Черные же всегда относились к ним если не с презрением, так с неприязнью точно. Сложно представить, что здесь творилось, когда узнали об изменении статуса Хаса. Бедняга…
   – Кстати, девушка, вам тоже пора спать, – прервал ее размышление спокойный голос Миксааша. Вот уж кто настоящий Лорд, не то что некоторые выскочки…

   Из записок Мастера Нармета
   У змеелюдов, оказывается, очень интересная система формирования имен. По тому, как зовут представителя этой расы, можно понять его социальный статус. Для этого они используют изменяющиеся приставки. «Чистые» имена без всяких дополнений носят только правители Клана. Правда, все равно используют титул, но это скорее дань внешним расам. Не все сразу могут понять, кто перед ними. Да и внушительней звучит…
   Далее, приставка Ла' говорит о том, что шас-саари относится к правящей семье. Причем вне зависимости от того, кем приходится самому правителю. Иногда, в случае если родич не кровный (ну мало ли, приняли в семью за особые заслуги), приставка видоизменяется на Лай'.
   Лар' говорит о том, что перед вами глава простой семьи или уважаемый взрослый и самостоятельный змеелюд. Чаще всего если тебе не представились полным именем, то, определив Клан по цвету чешуи, можно спокойно обратиться к любому шас-саари, используя именно эту приставку. А когда поправят и представятся полностью, то обращаться так, как будет разрешено.
   Приставка Ларе' используется для обращения к любому взрослому и самостоятельному змеелюду, не заслужившему особого положения в Клане. Чаще всего подобное именование применяется для молодых серпентеров, которые уже вышли из детского возраста, но еще не заслужили права на приставку Лар'.
   Честно говоря, я сам немного не понимаю разницу между этими двумя именованиями, но думаю, что лучше использовать при знакомстве приставку Лар'. По крайней мере, не обидишь незнакомого шас-саари, принизив его достоинство. Хотя спрашивается, зачем надо было придумывать такие дебри? Именовались бы как все, просто и незатейливо…
   Лаши' используется для именования несамостоятельных змеелюдов, подростков, а также опекаемых и тому подобное. Правда, если эти подростки не относятся к правящей семье. Тогда используется все равно приставка Ла'.
   Тари' используется для именования детей. То есть до перехода на ступень ремета все змеелюды имеют эту приставку. Мол, ребенок такого-то или такого-то Клана. Но поскольку эта раса хранит своих детей, как иные сокровища не охраняют, то встретить кого-то с этой приставкой весьма затруднительно. Разве что самому сунуться в детский сектор, но вряд ли туда пустят чужака. А если все-таки обнаружат… живым уйти будет весьма затруднительно.
   Ну а считающаяся обезличенной приставка Раш' чаще всего используется для именования змеелюдов во внешнем мире, когда они хотят скрыть свой статус. Ну или, по крайней мере, просто не хотят его оглашать. Толку-то, если все равно не поймут?

С-сеш-ш су[8]

   Утром я проснулся с четким осознанием того, чем следует заняться. А также того, что хватит прятаться и плыть по течению. Это я мог позволить себе там, в том мире. Здесь же… раз собрался стать чем-то бо́льшим, нежели просто чешуйчатой гадиной, то пора браться за дело. Время – это один из ресурсов, который не возобновляется.
   Все, достаточно отговариваться привыканием и незнанием. Если что-то неизвестно – узнай. Пора уже искать собственное место в этом мире. Или создавать его, если вдруг ничего не понравится. Дальше прятаться за спиной деда как-то несолидно. Мне не пять лет и даже не десять, чтобы играть в ребенка.
   С такими мыслями я выскользнул из-под покрывал, сладко потянулся и огляделся по сторонам в поисках воды. Привычка умываться по утрам никуда не делась. Правда, здесь наблюдалась явная нехватка жидкости. Даже обычного тазика видно не было. Ну да ладно, потом найду…
   Бобик заворчал, но все же слез с кровати. Сонно потер лапой морду, широко зевнул и уставился на меня. Мол, ну и что дальше? А дальше у нас завтрак, затем до обеда – занятия с Миксаашем, затем помашем с-кешером и на сладкое – навестим «детишек». Ну это я так планирую. Как оно обернется в действительности…
   Кстати, надо будет поставить там телепортационный маячок. Чую, что скакать туда-сюда придется много и часто. А каждый раз заново искать ориентиры не хочется.
   Ну да ладно, натягиваем одежду, приглаживаем встрепанные со сна волосы, прихватываем оружие и отправляемся в трапезную, или как тут называется это помещение. На кухню меня не пустят, да и что-то подсказывает, что новоявленный учитель такого решения проблемы не поймет. Вряд ли местные Лорды шуршат по кухням, как рядовые серпентеры.
   Выскользнув из комнаты, я нос к носу столкнулся со своими старыми знакомыми, если можно так их назвать. Во всяком случае, эту компанию я встречал уже не раз. Правда, драться они не полезли, хотя особым благорасположением тоже не пылали. Скорее были раздражены и разозлены. На меня почему-то. За что, интересно? И Тин тут же, пытается незаметно зевнуть, протирая слипающиеся глаза. Если она так спать хочет, то зачем вскакивать? Или кто на завтрак не успел, тот ест уже в обед? Интересные порядки…
   – Ну и где тут у вас кормят? – вежливо интересуюсь у всех сразу. Может, кто-нибудь и ответит.
   – Там же, где и вчера, – недовольно буркает самый старший. Тот, на котором я два раза опробовал свое оружие. Кстати, если они такие невежливые, то не хочется брать с них пример.
   – Элхар, – представляюсь, протягивая руку. Парень некоторое время недоуменно смотрит на меня, затем криво ухмыляется.
   – Найрхас, – наконец выдает он, копируя мой жест.
   Видимо, рукопожатие здесь все же не сильно распространено, поскольку приходится самостоятельно стискивать его ладонь. Ответное пожатие было таким же крепким. Пристально смотрю на остальных, вопросительно приподнимая брови.
   – Нойшер, – наконец-то догадывается стоящий рядом с нами темный. Он поменьше первого, и волосы скорее светло-пепельного окраса, нежели белого.
   – Тасмаар, – более уверенно представляется последний, выскальзывая из-за спин товарищей. Желтая отметина на его лбу заметно меньше, чем у других. Мы тоже обменялись рукопожатиями и уже более уверенно заскользили в сторону знакомого зала.
   – Может, вы притормозите?! – неожиданно раздалось из-за спины.
   Недоуменно обернувшись, я с удивлением уставился на запыхавшуюся Тин. Видимо, двигались мы все же излишне шустро. Хотя и недостаточно. В коридорах уже было вполне оживленно.
   Поэтому заметили нас очень быстро. Надо ли уточнять, какими именно чувствами сопровождалось дальнейшее продвижение? Нет, я точно кого-нибудь поубиваю, может, хоть тогда эти змеи негроидные немного поумнеют? Но не думаю, что Миксааш спокойно отнесется к уменьшению поголовья (или похвостья?) его Клана. Хотя… зачем убивать? Я радостно оскалился пришедшей в голову идее. Тренировки – это очень даже хорошая мысль. А если кому-то хорошо попортят чешую, то кто же виноват?..
   Удовлетворенно зашипев, я прикрыл глаза, продолжая путь. И в залу скользнул уже почти спокойным. Предвкушение возможности отыграться грело не хуже полуденного светила. Спутники удивленно посматривали на меня, не рискуя, впрочем, задавать вопросы.
   Стол был уже накрыт, хотя темного Лорда не наблюдалось и не ощущалось. Не понимаю, это мы рано пришли или кое-кто задерживается? Не хотелось бы показаться невоспитанным, но хороший хозяин своих гостей голодом морить не будет. Особенно если это молодой и растущий серпентер. Если перефразировать древнего классика – не стой меж змеелюдом и голодом его! Бобик поддержал меня согласным поскуливанием, умильно глядя на стол.
   Однако когда хозяин стола все же явился, то странности не закончились. Рассаживались кому как захотелось. Причем первым выбирал себе место сам Миксааш. Остальные занимали те стулья, которые оставались. Кроме того, народ хоть незаметно, но постоянно следил за своим Лордом и старался есть только то, что он уже попробовал. Как мне кажется, старший змей тоже следил за нами, но делал это очень незаметно.
   С чего такие шпионские игры, я так и не понял. Да и на столе выбирал блюда по принципу, что ближе стоит и до чего можно дотянуться. На аппетит никогда не жаловался, так что уделял внимание собственной тарелке, а не анализу содержимого соседней. Псину тоже выдали полную плошку, иначе он бы никому не дал спокойно есть. Под конец трапезы темный Лорд внимательно осмотрел учиненное мною опустошение, переглянулся с Лайрасаром и задал мне оригинальную задачку:
   – Элхар, среди этих блюд было несколько, содержащих яд трех видов. Скажи мне, ты знаешь, что это были за яды, время и как они действуют, а также какое от них необходимо противоядие?
   – Э-э-э-э, – задумчиво протянул я, – наверное, они мне не попались… Было слабительное, от чесотки и приворотное зелье. Хотя я бы назвал его рвотным, вкус еще тот. Если не верите, попробуйте сами! – предлагаю, двигая на средину стола не понравившееся мне блюдо. Остальные почему-то энтузиазма не проявили, отодвигаясь подальше.
   – Ты уверен? – переспросил Миксааш, буравя меня пристальным взглядом.
   – Меня дед учил, – пожал плечами я. – А он Мастер Магии.
   – И ты не боишься, что последнее зелье сработает? – ехидно уточнил Лайрасар.
   – Нет, – мотнул я головой, – ибо подобные зелья не действуют на мой организм ввиду примененных средств! В смысле дедушка постарался оградить, – поясняю, видя недоумение в глазах окружающих.
   Почему-то на полный желудок меня тянет на высокий штиль. И совсем я не соврал. Немного приукрасил, и все. Разглашать некоторые особенности организма пока еще рано. Мало ли что у них тут творится. Уже одно высказывание Миксааша наводит на размышления. Очень даже интересная картинка внутренней жизни серпентеров вырисовывается. Утренний бокал с ядом – это что, вместо аперитива?
   Похоже, змеюшник здесь в прямом смысле этого слова. И Лорды друг друга терпеть не могут, хотя демонстрируют поразительное дружелюбие. На словах, исключительно на словах. Это о многом говорит. Например, о том, что внешних войн не ведется. А также о том, что нет общности. Есть некоторые анклавы, временные союзы, всяческие договоренности, но единого правительства нет.
   С одной стороны, это хорошо. Получи змеи централизованную власть – соседям останется зарыться в песочек и не стонать. С другой же стороны, такая ситуация ни к чему хорошему не приведет. Сперва они успешно порежут друг дружку сами, а с теми, что останутся, закончат другие. Врагов у чешуйчатых много.
   Почему это волнует меня? Ну начнем с того, что моей новой расовой принадлежности никто не отменял. Шкуру просто так не перекрасишь, даже если твой дед крутой маг. Да и вопросов продолжения рода никто не сбрасывал со счетов. Нармет мне обещал, что с «возрастом» все образуется само собой. Надеюсь, он не имел в виду пятую ступень. Было бы досадно. Ну и просто не хотелось, чтобы змеелюды исчезли. Могу я чего-то желать просто так, без объяснения причин?!
   Подняв голову, наткнулся на пристальный, изучающий взгляд Миксааша. Хм, кажется, не один я здесь такой умный. Только вот у меня получается читать мысли и эмоции других в силу природных данных, а темный это делает с помощью накопленного опыта. Или удачно прикидывается. Очень удачно…
   – Ты готов? – Это не вопрос, это скорее дань вежливости. Или все-таки нет? Во всяком случае, проверять не стал, а молча направился вслед за Лордом. Кстати, никто из присутствовавших на завтраке за нами не последовал. Даже Лайрасар. Бобик, предатель эдакий, посмотрел на заставленный стол, на меня и… остался. И еще, надо будет не забыть связаться с дедом. Просто потому, что соскучился.
   Кабинет Миксааша очень напоминал помещение, спрятанное за статуей гигантской змеи. Только размерами поменьше и более… индивидуальное, что ли? Во всяком случае, чувствовалось, что хозяин проводит здесь немало времени. Другое дело, чем именно он тут занимается, но это уже личные догадки каждого.
   Мы с ним расположились у небольшого столика, оккупированного книгами, свитками и какой-то пузатой бутылкой. Надеюсь, это не очередная разновидность яда. Что-то в последнее время стала наблюдаться странная тенденция. Чуть только перебираюсь на новое место, как тут же норовят травануть. Нет, ну вот чем я им всем мешаю, а?!
   Беседа у нас пошла совсем не так, как мне представлялось. Казалось бы, логично начать с истории, традиций, особенностей Клана, так? Оказалось, что Лорд думает несколько иначе. Он начал с… рессов. Что это такое и как с ними бороться. В принципе он прав, и я даже могу его понять. Как-никак единственный сын умудрился схлопотать в лоб именно от меня. И никуда теперь от этого не денешься.
   Однако интересная картинка вырисовывается. Змеелюды – раса довольно агрессивная. Я бы даже сказал – излишне агрессивная, и при этом в их среде царит если не железная, то очень строгая дисциплина. А свои традиции шас-саари чтят и уважают. Это не говорит о том, что при возможности серпентеры их не обходят, но если прижмешь к стенке – выполнят все. Так и в моем случае. Вроде бы парни могли промолчать, скрыть свое поражение. С моей стороны никаких претензий бы не поступило. Надо оно мне, такое счастье? Но нет, рассказали и официально заделались моими рессами. Нянькайся теперь с ними…
   Да, как их ла'элларис я обязан заботиться, воспитывать, защищать в случае чего. Интересно, а сопли им вытирать не надо? Ну ладно, это так, лирика. Ребята тоже обязаны сопровождать меня, выполнять приказы и, случись вдруг беда, прикрыть собственным чешуйчатым хвостом. Вот мне интересно, если я должен их защищать, а они меня в свою очередь прикрывать, то… в общем, запутался.
   Кроме того, их социальный статус напрямую зависит от меня. Будут уважать меня – будут уважать и их. Ну и все такое прочее в том же духе. Единственным плюсом во всем этом было то, что рессы физически неспособны предать. То есть Найрхас даже своему отцу не вправе разглашать то, о чем я прикажу ему молчать. Для парня теперь я царь, бог, отец и мать в одном лице. Да и для остальных рессов – тоже.
   Кроме того, мне вменялось в обязанности выучить языки ближайших соседей – ноков и руумов. Это радовало гораздо больше, потому что я их уже учил. Вернее, читал по ним словари. Но признаваться в этом не собирался. Пока что. Правда, возникло желание поинтересоваться насчет третьего, но опять же воздержался. Не хочу участвовать в местных политических играх, а Миксааш, по всей видимости, этого страстно желает.
   Ну да ладно, поживем – посмотрим. Только я еще не понял, каким боком тут Тин. Хоть она и ходит постоянно с моими рессами, но в то же время как бы сама по себе. Правда, Реклар отправил нас вместе, так что она вроде бы должна быть равна по статусу мне… или я опять что-то не понимаю?
   Оказалось, что все обстоит именно так. Серпентеры довольно прохладно относятся к иным расам, особенно на своей территории. Так что хоть Лорд и договорился с ректором, но это не гарантирует девушке абсолютной неприкосновенности. А вот если она двигается в составе компании – то совсем другое дело. При этом ответственность за ее поступки несет самый старший по статусу в этой компании.
   В общем, мне придется присматривать и за ней. Если не хочу в ближайшее время получить на руки хладную тушку этой магички недоделанной. Подобного мне совсем не хотелось, так что придется озаботиться и этой проблемой.
   Время до обеда пролетело незаметно. Как оказалось, здесь на трапезу зовут чем-то вроде колокольчика. Только непонятно, откуда доносится звук. В любом месте ты слышишь его так, словно звякнули именно что рядом с твоим ухом. Кстати, надо не слишком плотно наедаться и взять чего-нибудь с собой. А то потом будут весьма активные физические упражнения. Мне захотелось проверить пару предположений. Во что же это все выльется, будет видно позже.
   Но, увы, так просто темный Лорд меня отпускать не захотел. Сразу же после обеда, прошедшего приблизительно так же, как и завтрак, разве что без вопросов об отравлениях, Миксааш пригласил меня и рессов следовать за собой. Причем сделал это таким тоном, что не возразишь. А Лайрасар проконтролировал, не заблудился ли кто-нибудь, не отстал ли в длинных переходах…
   Вышли мы в просторное помещение, половину которого занимало… озеро! Нет, самое настоящее озеро. Я даже сперва своим глазам не поверил, неужели? Думал, мне придется мотаться в то место со статуей, чтобы пополоскаться. Оказывается, здесь тоже имеются свои водоемы.
   Вопросительно оглядываюсь на Лорда. Мало ли, может, я что-то не так понимаю? Может, это у них какое-то священное озеро и купание в нем равносильно плевку на хвост. Но нет, он приглашающе махнул в сторону воды. Скидываю одежду на пол и, едва сдерживая счастливый вскрик, ныряю. Уф, красота-то какая! М-да, иногда для счастья надо совсем немного…
   Выныриваю уже в нескольких герек от берега. На нем все еще мнутся мои рессы, робко оглядываясь назад и тоскливо косясь на воду. Кажется, разговоры о неприязни серпентеров к воде все-таки имеют под собой основание. Но если я должен долгое время находиться среди этих хвостатых, то не мешает им поменять некоторые привычки. Например, вот так.
   Ныряю под воду и быстро плыву к тому месту, где все никак не решаются окунуться остальные. Там резко выпрыгиваю из воды, хватаю двоих за руки, а остальных сшибаю хвостом. В озеро мы падаем дружной компанией. Весело становится сразу всем, так что стремлюсь побыстрей отплыть от этих недружелюбных существ. И не зря. Судя по выражениям лиц, ощипать мне хвост хотят все, включая Миксааша. Тот подошел слишком близко, так что и его окатило поднятой волной. Один Бобик радовался, гавкая на всех подряд и изредка прыгая в озеро.
   Однако чтобы свершить месть, им надо сперва меня догнать. И поймать. Но если с одним делом они кое-как справлялись (особенно когда их поджидал), то с другим были проблемы. Я утопляться категорически не хотел, макая с головой своих преследователей. И Тин, раз уж она оказалась тут. Народ отплевывался, ругался, грозился. Но зато хоть немного научился плавать, а то стыдно на них смотреть…

   Сволочь! Тьфу. Гад! Бульк. Придушу мерзавца! Хвост на шею намотаю! Не посмотрю, что он мой ла'элларис, намну холку так, что он еще долго будет это помнить! Змей водяной, чтоб ему. И отцу припомню. Что ему в голову стукнуло устроить омовение именно сегодня? Хотел поиздеваться над светлым? Ха, кто еще над кем издевается! Эта гадина серого цвета явно решила, что озеру в берегах тесно. Поэтому стоит его вывести погулять. Ну или хотя бы облить всех, находящихся в пределах досягаемости.
   Не знаю, какого он все же колера, но то, что его мамочка грешила с водными змеями, – несомненно! Поймать в воде этого верткого и скользкого типа просто невозможно. Подразнит, подпустит поближе – и махнет хвостом. Только его и видели. При этом явно наслаждается процессом как макания нас в воду, так и собственным купанием.
   Не могу понять, что тут хорошего? Мокро, сыро, вода в нос и уши заливается, волосы липнут… чему радоваться? А этот смеется и прыгает чуть ли не до потолка. Извращенец! Ладно бы сам купался, а нас зачем туда же тащить? Подкрадется и ка-а-а-ак дернет за хвост! Только и успеваешь, что пузыри пускать. Я столько воды за всю свою жизнь не выпил, сколько нахлебался за одно купание. Она меня уже на дно тянет, скоро водяным стану.
   И не угомонится же, сволочь чешуйчатая. Нужно его поменьше кормить, а то излишне энергичный получается. А вот если не давать еды, то будет вялым и сонным. Какая красота! Тихо и мирно дрыхнущий в своей комнате ла'элларис. Не надо никуда спешить, терпеть эту мерзкую воду… спи себе…
   Буль-буль-буль! Тьфу!! Все, Элхар, ты труп! Слышишь, тебе не жить!!! Это я, Хас, тебе говорю. Эй, ребята, помогайте!

   Надо же, не думала, что у меня получится. С того самого момента, когда в одном старом фолианте нашла гравюру города в Ташор'Ассарах[9], я только и думала о том, как попасть туда. На поверхности очень мало вещей, созданных змеелюдами, и очень мало тех, кто имеет храбрость спускаться в их пещеры.
   Жаль, что никто не устанавливает официальных отношений с серпентерами, иначе можно было обратиться к послу… да кто ж туда поедет? Змеи вполне заслужили свою репутацию, хотя среди них встречаются и довольно рассудительные и уравновешенные личности. Как, например, Лорд Миксааш.
   Наверное, только из-за этого я и подружилась с Хасом. Сперва. Потом оказалось что и он не такой уж страшный, как пишут в книгах. С другой же стороны, правды там вполне предостаточно. Хотя бы для того, чтобы не делать слишком уж заметных глупостей. Или просто не нарываться. Если постоянно помнить, что находиться с шас-саари – это все равно что находиться рядом со взрывоопасным зельем, то жить можно.
   А когда тебя принимают в Ближний круг, то можно узнать много интересного. Да и относятся к тебе более снисходительно, позволяя то, за что другого вполне могут если не убить, то покалечить. Ну или просто изгнать.
   Зато сейчас мое терпение воистину вознаграждено. Созерцание красот Ташор'Ассарах того стоит. Конечно, если сперва притопить одну светлую скотину, которая мешает этому наслаждению! Хотя, с другой стороны, наблюдать за резвящимися в воде змеелюдами тоже удовольствие не из последних. Если тебя при этом не накрывает случайно поднятой волной.
   Ну их, этих великовозрастных идиотов, я лучше на берегу посижу. Оттуда лучше видно…

   Я лежал на камне в дальнем конце озера, время от времени лениво окатывая себя водой. Накупались мы от души, что называется. Капало даже с потолка, не говоря уже о стенах. А он был не таким уж и низким. Рессы и Тин обсыхали на берегу, настороженно косясь на меня. Угу, пару раз я стягивал их в воду, но они сами виноваты. Я же еще не наигрался…
   Миксааша видно не было, он куда-то отправился, зато Лайрасар смотрел на меня как-то очень неодобрительно. Нет, а кто просил его подходить так близко к воде? Успокоить нас все равно не получилось, зато тоже окунулся. И почему они все так не любят купаться? Это же просто замечательно…
   Прерывая мои ленивые размышления, в помещение вошел темный Лорд и поманил меня рукой. Пришлось перебираться на другой берег. Правда, делал это подальше от разозленных серпентеров. Однако тут меня поджидал сюрприз. Миксааш пришел в сопровождении целого выводка… детенышей змеелюдов. Я впервые увидел маленьких шас-саари.
   Понятия не имею, какого они возраста. Но эшесы точно. Если брать человеческие, то выглядели они где-то лет на одиннадцать, может, меньше. Большеглазые, хрупкие какие-то. Кроме того, по ним совсем не определишь, мальчик перед тобой или девочка. Неужели из них действительно вырастают большие серпентеры?
   Пока я разглядывал это чудо природы, дети шустро разложили на каменных возвышениях странные приспособления и выжидательно уставились на главу черных. Тот в свою очередь разъяснил мне, что я должен лечь животом на длинный каменный постамент и не шевелиться. Если учесть, что все ребятки сгрудились как раз возле моего будущего лежака, то мне стало немного неуютно.
   Однако лечь пришлось. Очень уж Лайрасар выразительно потирал руки. В тот же миг дети буквально налетели на меня, как пчелы на мед. Одни завладели руками, подтачивая и полируя когти. Я ехидно похмыкал, глядя, как они испортили две пилки. Наконец мелкие переглянулись, вооружились какими-то каменными брусками, и дело пошло. Со скрипом, скрежетом, но пошло. Надо же, и что это за камень такой?
   Однако вскоре мне стало не до раздумий. Сразу несколько расчесок принялись тянуть мои волосы в разные стороны. Уй, выдернете же с корнем!! Вырваться не получилось, рессы навалились всем весом, не давая мне даже дернуться. Остальные детишки, чтоб им, чистили и полировали чешую. Дедушка, забери меня обратно!!! Я буду слушаться и перестану таскать продукты с кухни!
   Не знаю, сколько продолжалось это издевательство. Как по мне, так целую вечность. Тин явно отыгрывалась за принудительное купание, приняв активное участие в моем причесывании. Но все заканчивается, наконец и эта пытка прекратилась.
   Как только рессы перестали прижимать меня к ложу, я вскочил и постарался хотя бы на глаз оценить масштаб надругательства. Осторожно пощупал голову и понял, что пропал. Все волосы заплели во множество косичек разной толщины. Они замысловато переплетались, перекрещивались и перетекали одна в другую. В некоторые были вплетены цепочки, провисавшие в самых неожиданных местах.
   Боюсь даже подумать, как это выглядело со стороны. Три косички разной длины свободно болтались у левого виска, тихо позвякивая металлическими украшениями на концах. Кроме того, по спине стелились еще три. Одна толстая по центру, в которую собрали все остальные волосы, и две тонкие по бокам. Ужас! Сколько я эту «красоту» расплетать буду?! Хорошо хоть, что обруч оставили. При этом аккуратно переплетя его с волосами. Так что просто снять украшение теперь не получится.
   На руки тоже стоило поглядеть. Мои аккуратные закругленные когти клиновидно заточили. Теперь как бы самому не порезаться. Хорошо хоть не накрасили, с них станется. Садисты! Кроме того, чешуя словно дыбом встала – до того мерзкие ощущения. Хотелось почесаться всем телом о ближайшую стену.
   Не дали. Вместо этого выделили какие-то куски тканей и кучу ремней. Правда, забыли объяснить, что с этим делать? Малышня была занята, издеваясь над моими рессами, так что обязанность наставника взял на себя Лайрасар. Все выданное оказалось одеждой, эдакой туникой без рукавов, с глубокими вырезами как спереди, так и сзади. Практически это были четыре куска материи, схваченные на плечах. А уже на нее надевалась целая система ремней. Они охватывали торс, плечи и соединялись с поясом. Кроме того, на них были петельки, в которые, по всей видимости, что-то вставлялось. На плечах закрепили стальные пластинки, а еще на хвост надели три странных разомкнутых обруча с насечкой. Как они там держались и не спадали, я понятия не имею.
   Выглядело это… как для меня, так очень странно и непривычно. Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стало подвывание Бобика и ехидное хихиканье Тин, искоса разглядывающей меня. Раздражение ударило в голову, и я, подхватив валяющийся на полу с-кешер, вылетел за дверь. Нет, ну кто дал им право так со мной обращаться? Еще бы ленточки вплели, чего уж там мелочиться. С-с-с-с-сволочи!
   Душа настоятельно требовала кого-нибудь покусать или просто побить. С такими мыслями я вылетел в просторный и высокий зал, наполненный шас-саари. Находившиеся у стен просто переговаривались, в то время как в центре сражались пары или группы. Кажется, я все же нашел местный тренировочный зал.
   Прямо предо мной как раз заканчивалась схватка. Противники явно были неравны, поскольку более крупный серпентер, явно издеваясь, гонял другого бойца. В какой-то момент он увидел меня. Хм, кажется, первая жертва не заставит себя долго ждать. Одним движением темный отправил своего противника в полет к стене. А потом нагло улыбнулся мне и сделал финт оружием. Кстати, здесь все сражаются затупленными с-кешерами. Так что я оставил свой клинок на специальной подставке у стены, где разжился и тренировочным.
   На наш бой практически не смотрели. Правда, только до тех пор, пока мой противник не врезался в особо крупную компанию у стены. Он тоже никак не мог понять, как существо, к которому он не испытывает ничего, кроме презрения, вдруг так его ударило? Ну-ну, я еще и не так могу. Особенно когда злой до невозможности!
   Вместо него ко мне кинулись несколько шас-саари. Стало веселей. Я с наслаждением зарядил им тренировочным оружием, да так, что некоторые на мгновение позабыли, как дышать. Теперь на нас обернулись почти все. Остальные бои как-то сами собой завершились, и все стянулись к нашему пятачку. Угу, не каждый день увидишь, как светлый внаглую пинает таких «великих и могучих воинов»! Ярко демонстрируемое «трепетное чувство» к светлым родственникам только подстегнуло мою злость. Так я себя даже во время линьки не чувствовал. Зато оторвусь на полную!
   Предыдущие противники тоже продержались недолго. Теперь меня осторожно брал в кольцо уже десяток серпентеров. Хм, как раз пришло время опробовать свою задумку. Нагло ухмыльнувшись врагам, я активировал Кольцо Силы. Как они летели… Дружно, красиво, с грохотом приземляясь на спину и злобно шипя при торможении. Ну, кто следующий?!
   Теперь уже атаковал я. По принципу: «Кто не спрятался, я не виноват». Да и другого выхода просто не было. Все присутствующие в зале посчитали своим долгом размазать меня ровным слоем по стене. Угу, так вам и дался! Поиграем в догонялки?!
   Оружие разлетелось на мелкие щепки, не выдержав очередного удара. Так что пришлось срочно заимствовать у противников. Кроме того, излишний энтузиазм нападавших был мне на руку. Они настолько мешали друг другу, что не воспользоваться этим было просто преступлением. Зачастую удары доставались не мне, а ближайшему серпентеру.
   Также выручало то, что я оказался более гибким и быстрым, чем мои противники. Кроме того, весомым доводом в нашем споре оказалась магия. Оказывается, что если долбануть молнией в хвост змеелюду, когда он на тебя замахивается, то чаще всего страдают его соседи. А то и парочка.
   Но разряд не единственный выход. Вязкий камень так замечательно сковывает их продвижение, что просто загляденье. А огненная магия чудесно жжет оружие. Или раскаляет его до такой степени, что они сами его бросают. Наверное, в меня, но чаще всего в соседа. Который совсем не радуется раскаленной болванке, упавшей на его хвост.
   Так что эта толпа больше мешала сама же себе, чем создавала реальные проблемы. Правда, это длилось до тех пор, пока свалкой не заинтересовались другие. Не знаю, наверное, это была личная гвардия Миксааша, но выглядели они серьезно.
   Это сейчас я знаю, что можно было отступить, а тогда гордость пополам со все еще играющей злостью заставила только крепче стиснуть оружие. Какое-то другое, когда и об кого я сломал свой тренировочный с-кешер, уже и не вспомню. Семеро шас-саари грамотно окружили меня. Вновь использованное Кольцо Силы их слегка подвинуло, и только. Так, кажется, на них антимагические амулеты.
   С первых ударов стало понятно, что только за счет своей скорости я не выиграю. Да и живым вряд ли останусь. Ребята даже затупленным оружием вполне могут мне «случайно» сломать шею. А что они это сделают, сомнений не было. Ненавидели они на редкость дружно. Нет, ну что я успел им сделать, а?!
   Пришлось срочно искать выход, при этом большей частью уворачиваясь от чужих ударов, чем нанося собственные. Вроде бы решение нашлось. Самое главное, чтобы оно подействовало…
   Когда дед объяснял мне про антимагические амулеты, то говорил, что они тоже не всесильны. Эти игрушки рассеивают магию, направленную на владельца. Непосредственно на владельца. Все остальные чары они не трогают, иначе людей с подобными «украшениями» не пускали бы в помещения, содержащие мало-мальскую магию. Так что и на них нашлась управа. И называлась она косвенная магия. Например, ты магичишь на дерево, и оно падает на владельца амулета. Соответственно никакого защитного действия не будет. Заклинание было направлено на дерево, а не на владельца.
   Так и здесь, я накладывал заклинания на пол, на воздух, всячески замедляя и мешая черным добраться до меня, в то время как сам расправлялся с одним-двумя противниками. Нет, один на один я бы составил им конкуренцию, но вот так вот, скопом на одного… кроме того, правила в нашей схватке отсутствовали как таковые. Вернее, было всего одно – нет никаких правил. Хорошо, что еще браслеты не снял, иначе бы без переломов не обошлось…
   – Стоять!!! – Голос не то что прогремел, буквально ввинтился в уши. Меня отбросило в сторону, как и моего противника. Хотя тот отлетел раньше, получив удар в грудь.
   Я стоял посреди пустого пространства, сжимая в каждой руке по с-кешеру и тяжело дыша. Когда успел обзавестись дополнительным, в упор не помню. Противников осталось всего двое. Радует, но, если учесть мое состояние, я сдохну раньше.
   В проеме двери стоял Миксааш, сложив на груди руки и гневно сверкая глазами. Именно он прервал наше развлечение. Интересно, это он сам орал или кого-то попросил? Но вопрос я задать не успел, темный Лорд властно приказал:
   – Элхар, немедленно вернись в свою комнату!
   Вот так вот, это меня, такого страшного и ужасного, прогоняют. Только остающимся тоже разгона не миновать. Ишь как Миксааш ноздри раздувает. Но останавливаться и слушать совсем не хотелось. Тело настоятельно требовало отдыха. Если честно, то только гордость не давала мне завыть прямо тут.
   Буквально пулей долетев до собственной комнаты, я рухнул на кровать и до хруста закусил край одной подушки. Иначе точно бы заорал в голос. Бобик залез на кровать, тревожно заскулил, тыкаясь носом в щеку. Затем принюхался ко мне и стал лизать места ударов. Я вогнал когти в кровать и заколотил хвостом по полу. Больно, твою ж налево! Однако когда первый приступ прошел, наступило заметное облегчение.
   Не знаю, почему так, ведь открытых ран не было. Чешуя прекрасно справлялась с защитой, однако удары ощущались. Ничего, вот подучусь… Додумать не успел, Бобик занялся другим ноющим местом, и все повторилось сначала. Правда, теперь еще на виски легли прохладные ладони, и боль как-то отодвинулась.
   Недоуменно подняв голову, я наткнулся на сочувствующий взгляд Тин. Лихорадочно огляделся, но больше никого в комнате не было. И хорошо. Не хотелось бы перед рессами показаться вот так, колотя хвостом по полу от боли.
   – Не дергайся, – попросила девушка, сосредоточенно прикусив губу. – Я пока плохо умею…
   Пришлось вновь улечься на живот и на всякий случай вцепиться в покрывала. Приступы повторялись еще несколько раз, но уже не такие оглушающие. Оказывается, я пропустил несколько сильных ударов. Остальные даже не почувствовались. Наконец медицинские процедуры закончились. Я свернулся клубком на кровати, почесывая за ухом млеющую псину, а Тин все так же сидела рядом, подобрав под себя ноги.
   – Спасибо, – искренне благодарю, невольно передергивая печами. Воспоминания не самые приятные.
   – Извини… – Девушка упрямо разглядывала исключительно покрывало.
   – Э… за что? – недоумеваю. Действительно, за что ей извиняться-то?
   – Я не должна была смеяться, – поясняет она, бросая на меня косой взгляд. М-да, кажется, я что-то пропустил. Настораживаю гребни, однако от соседки тянет только виной и симпатией, что ли?
   – Да ладно, я действительно выгляжу смешно во всем этом, – примирительно машу рукой. Кстати о примирении, а когда ужин? А то что-то есть хочется…
   Тин еще раз искоса взглянула на меня, но ничего не сказала. Она явно хотела о чем-то поговорить, однако не решалась начать. Потому смотрела на что угодно, только не на меня.
   – Говори уже, – не выдерживаю ее терзаний. От такой бури эмоций у меня голова болеть начинает. Причем сильно так.
   – Эл… ты… – мнется она, теребя какое-то покрывало. Ткань не выдерживает и расползается на ленточки. Угу, это же об него я уже успел когти поточить. Девушка испуганно оглядывается на дверь и засовывает останки поглубже.
   – Ну? – нетерпеливо подгоняю, а то мы так ни до чего не договоримся.
   – Ты тему уже выбрал? – наконец решается Тин.
   – Тему чего? – теперь уже моя очередь недоумевать. Кажется, пропустил я много чего.
   – Тему самостоятельной работы, – разъясняет она, вопросительно глядя на меня. – Ну помнишь, ректор говорил.
   Угу, он много чего говорил. И если я как следует напрягу память, то даже вспомню, что именно. Другое дело, что мне совсем не хочется ее напрягать. Да и самостоятельную работу делать тоже не горю желанием. И так нахватался дел как собака блох, а доводить их до ума кто будет? Дедушка?
   – Нет, не выбрал, – сознаюсь, но не дополняю, что и выбирать не собираюсь.
   – Тогда поможешь мне? – Тин просительно заглядывает в глаза, умильно хлопая ресницами. Угу, плавали, знаем. Еще по прошлому миру помню подобное «хлопанье».
   – Что ты хочешь? – интересуюсь исключительно из любопытства. Если мне не сложно…
   – Ну Лорд же тебе свою библиотеку покажет, да? – Может, и да, а может, и нет, откуда я знаю? – Так ты посмотри там и мне что-нибудь, ладно?
   – Ладно, посмотрю, – тяжело вздыхаю, понимая, что от некоторых привычек так просто не отделаешься.
   – Спасибо! – счастливо взвизгивает девушка, кидаясь обниматься. Мы вместе благополучно заваливаемся на разомлевшего от ласки Бобика. Псина воет дурным голосом, пытаясь выбраться из-под барахтающихся нас. И конечно, Миксааш не нашел другого момента, чтобы нанести мне визит. Кто же теперь виноват, что подушка попала так удачно?..

   Нет, Элхар сам виноват. Нечего девушек обижать. Если бы не топил нас, никто бы не хихикал над ним. С другой стороны, в наряде Лорда Эл действительно выглядит несколько… странновато. Не то чтобы одежда ему не идет, но все равно – по-дурацки. Наверное, из-за того, что мы привыкли видеть его в человеческой одежде. Или из-за худосочности. На фоне более плотных черных он смотрится эдакой посеребренной статуэткой, а не могущественным и опасным Лордом. Правда, новая прическа ему идет больше, чем предыдущая растрепанная пародия на косу.
   Но злорадство при виде картины «приведение Элхара в порядок» просто зашкаливало. Ну да, мы немного перестарались с расчесыванием, только он сам виноват. Нечего было так запускать волосы. Вскоре ему пришлось бы стричься, вряд ли подобные колтуны можно было бы удалить по-другому. Зато я искренне удивилась. У него такие мягкие и густые волосы… У того же Хаса они жесткие, как суровая нить.
   Эх, если бы обстричь эту гриву да сплести шарф… наверное, такая красота бы получилась… ой, что-то мысли у меня не туда пошли. Я его вообще терпеть не могу. Иногда. Только вот странно, когда я заплетала ему височные косы, то нащупала какое-то утолщение. Глазами же ничего заметно не было. Надо будет либо попросить Хаса взять мне из библиотеки книгу про Кланы, либо самой спросить. Вот так, на память, я даже не скажу, какие Кланы могут похвастаться височными «украшениями». А поточней ощупать не получилось. Эл постоянно дергал головой, видимо, прикосновения к этим выростам были достаточно… ощутимы.
   Ну вот, вырвался. Посверкал на нас глазами и скрылся. Можно теперь и собой заняться. Вот за что люблю серпентерские ванны, так за то, что после них обязательно следует применение масел и приятный массаж. А прически у них получаются просто волшебные. Интересно, Хас до сих пор может все это делать? Надо спросить, когда у него будет хорошее настроение.
   Кстати, что-то рессы обеспокоились. Ишь, метут хвостами пол. Да и Лайрасар подобрался. По всей видимости, что-то происходит. Скорее всего, опять светлый во что-то вляпался! Нет, ну не может он сидеть спокойно. Вечно ему надо влезть в неприятности. Такое впечатление, что ему без них жизнь не мила.
   Странный он какой-то. То сонный, словно неделю подушки не видел, а то словно его укусил бешеный шург. Хотя шург у него тоже есть. Правда, нормальность этого «Бобика» тоже подвергается сомнению, но что взять со зверя? Каков хозяин, таков и питомец…
   Словно подтверждая мои размышления о неприятностях, в дверях помещения возник какой-то незнакомый серпентер и что-то быстро протараторил Лорду. Переглянувшись с Лайрасаром, Миксааш выскользнул из комнаты. Рессы с тоской проводили его взглядами, но не посмели прерывать процедуры. Змеелюды довольно редко уделяют внимание собственной внешности, но уж если это делают…
   Кстати, зачем просить Хаса? Можно же обратиться к Элу. По всей видимости, Лорд серьезно взялся за его обучение, так что у светлого больше шансов найти нужную мне литературу. А почему я таким заинтересовалась… ну… в конце концов, ректор же дал нам задание написать самостоятельную работу! Так почему бы мне не обозначить ее как-то так: «Сравнение основных признаков различных Кланов» или что-то в этом роде?
   Ладно, попробуем сперва этот план, ну а если не получится – будем думать дальше!
   – Элхар, это просто недопустимое поведение! – Темный Лорд рассердился не на шутку. Ему действительно не повезло, поскольку запущенная подушка была пожеванной. От столкновения со столь неожиданным препятствием она окончательно пришла в негодность, обсыпав нежданного визитера перьями. Тогда я воочию узрел великого Пернатого Змея!
   Но это ладно, мелочи жизни. Другое дело, что мне пришлось помогать очищать его от всего этого, поскольку показаться своим подданным в столь оригинальном оформлении Миксааш отказывался напрочь. Примененное заклинание Ветра привело прическу змеелюда в растрепанное состояние, так что пришлось еще и расческу пожертвовать. После чего Тин тихонько улизнула, а я с покорностью приговоренного к смерти проследовал на эшафот, то есть в кабинет Лорда.
   Вот там мне и досталось по полной программе. Сперва темный в довольно едких выражениях прокомментировал мое поведение в тренировочном зале. Коротко он обозвал это действо всеобщей свалкой – и был в чем-то прав. А дальше стал рассказывать, что своим поведением я подрываю уважение к Лордам, поскольку веду себя как неуравновешенный пацан, а не взрослая, разумная особь.
   И все это с вариациями, дополнениями и уточнениями. Мое самообладание подверглось нешуточному испытанию. Я мужественно терпел некоторое время, но под конец откровенно сорвался:
   – Хватит! Вы мне тут всю чешую отполировали своими заявлениями про гордость, честь, достоинство и прочие качества Лорда! А теперь получается, что я должен молча сносить все оскорбления и вести себя «разумно», а не достойно?!
   От переполнявших эмоций я даже вскочил, приподнявшись на хвосте. Как ни странно, но Миксааш отнесся к этой вспышке довольно спокойно. Он пристально посмотрел на меня и сказал:
   – Вот это ты никогда забывать не должен. Ты понял, никогда!
   После чего воспитательный процесс сошел на нет и мы отправились подкрепиться. До ужина было еще далеко, а есть уже хотелось. Там же обнаружились где-то пропадавшие рессы. Они виновато посмотрели на меня и скромно выстроились возле стены. Не понял, а они что, есть не будут?
   На мой немой вопрос Лорд ответил маловразумительно:
   – Они провинились.
   Когда? В чем? Что они уже успели натворить?!
   Аппетит уменьшился, но не пропал полностью. Так что разговор был отложен на более позднее время. И другое место. Выяснять отношения под пристальным взглядом Миксааша мне не хотелось. В конце концов, это наши внутренние дела. Чужие здесь абсолютно лишние.
   Как оказалось, ребята были виноваты в том, что отпустили меня одного. Защитить там вряд ли бы получилось, но находиться рядом были обязаны. Когда же я хотел возмутиться подобными порядками, то Хас мне четко и внятно объяснил, что ресс – это что-то вроде тени, слуги и телохранителя в одном флаконе. Даже не слуги, а… исполнителя, что ли?
   – Может, вы и спать со мною будете?! – не выдержал я.
   – Если хочешь, – на полном серьезе ответил Тасмаар. В ответ я обшипел их с ног до головы. Ну их… в озеро, таких рессов.
   День до вечера был испорчен безвозвратно. Троица таскалась за мной, как выводок цыплят за курицей. Вдобавок еще и Тин подключилась к общему сумасшествию. Правда, один положительный момент в этом всем был. Когда мы натолкнулись на несколько групп других змеев, недавнего презрения не осталось. Опаска, недоумение, злость, раздражение… много чего. Есть чем гордиться.
   Правда, отловивший нас Лайрасар быстро вернул с небес на землю. Раз уж я так выделился, то сражаться мне с теми противниками до тех пор, пока не смогу одним оружием победить всех. За магию будут по голове гладить. Чем-нибудь тяжелым.
   Слов нет, одно шипение.
   Но надо же как-то попасть в ту комнату, где теперь обитает одна маленькая полупрозрачная змейка. Иначе она меня съест. Только даже своих рессов я в это дело посвящать не хочу. Должна же у меня быть своя личная жизнь? Выход, как мне казалось, я придумал довольно быстро. Просто вытолкал всех из своей комнаты, заявив, что хочу остаться один. Заперся изнутри и приступил к построению портала. Бобика пришлось взять с собой, а то эта псина устроила такой плач на реках вавилонских, что хоть уши затыкай.
   Перенеслись мы вполне успешно. Зверюшка галопом умчалась исследовать новые территории, а я оправился в комнату, приветливо махнув рукой статуе. Помещение за время моего отсутствия как-то неуловимо изменилось. Если раньше оно было несколько чуждое, то теперь вызывало ощущение дома. Уходить отсюда не хотелось все сильнее и сильнее. Шары, правда, освещали только участок со столом. Вдоль стен они вспыхнули только тогда, когда я вошел.
   Да и остальные помещения стали выглядеть не так обезличенно, что ли. Интересно, это кто тут в мое отсутствие распоряжался?
   Змейка встретила радостным шипением, а от избытка чувств чуть не перевернула свое хрустальное обиталище. М-да, хоть кто-то меня здесь любит. Правда, в данном случае – гастрономически. Поскольку первым же делом вцепилась в запястье и блаженно замерла. Ладно, не буду мешать. Тем более что и без того есть чем заняться.
   Свиток, перевязанный красной лентой, лег на стол. Рядом с ним я положил чистый лист пергамента и раскрытый словарь. Часть его уже прочитал, а какие слова не вспомню – поищу в книге. Тянуть дальше просто невозможно, любопытство заест…
   Хм, это у меня такой интересный вывих характера или подобное присуще всем радужным? Почему, начав дело, я не могу бросить его незаконченным? Вспомнить хотя бы рисование карты подземных туннелей. Сколько там ходов я над ней просидел? Здесь случилось нечто похожее. Пока не перевел весь свиток, даже головы не поднял.
   Хотя прекрасно ощущал, как сползла с запястья змейка, заинтересованно усевшись на краю листа и наблюдая за моей работой. Как пришел набегавшийся Бобик, укоризненно посмотрел на меня и завалился спать. При этом он по своей детской привычке зажал в челюстях мой хвост. Нет, я его решительно не понимаю. Кошмарина такая, что змеелюды шарахаются, а ведет себя как щенок. Видимо, задержка в развитии…
   Так вот, возвращаясь к свитку. Не знаю, насколько точным оказался мой перевод, тем более что текст получился несколько корявым. Но суть меня поразила. Пришло это письмо ни много ни мало, а от самого Владыки руумов. Ой, что называется. Каким боком еще и он тут? Только высокой политики мне не хватало…
   Угу, не хватало – получите. Правитель Шарра оказался еще одним держателем договора. Вернее, не так – Договора. Даже в послании он писал это слово с большой буквы. А дальше шло уж совсем невозможное. С чего-то руум посчитал меня Ла'Ссаайре, Верховным Лордом серпентеров. И дальше желал всяческих благ, здоровья, процветания и прочего, попутно выражая надежду, что «хорошие отношения между нашими государствами если и претерпят изменения, то только в лучшую сторону». Конец цитаты.
   Ой-и… Ну и что мне теперь делать? Писать ответное письмо, мол, обознатушки вышли, мы тут ни при чем? И что нам вообще подобных подарков в виде натурального крупномасштабного гадюшника и даром не надо? Серпентеры, по моему мнению, умудрились испортить отношения практически со всеми!
   Почему-то мне кажется, что руумы подобного ответа не поймут. Тем более его не поймет Владыка. Насколько я помню наставления Миксааша, эта раса отличается полным отсутствием юмора и редким упрямством. Так что придется изображать из себя требуемую личность. Только непонятно, сколько времени.
   М-да, жизнь прямо как в сказке. Чем дальше – тем страшнее.
   На второй свиток, перевитый черно-золотистой лентой, я смотрел с откровенным страхом и неприязнью. Развернув – убедился. Тоже официальное послание. Детально перевести не смог, но содержание было приблизительно то же. Во всяком случае, словосочетание «царственный собрат» и вариации на тему «мир, дружба, пирожок» присутствовали.
   – Бобик, ты не знаешь, где здесь самая мягкая стена? – поинтересовался я у мирно дрыхнущего псина. Тот лениво приоткрыл глаз, пожевал захваченный хвост и снова отрубился. Зато змейка удивленно приподнялась на столе, заглядывая в глаза. Мол, и зачем тебе это?
   – Головой постучаться хочу, – под нос пробурчал я, подтягивая другой лист поближе.
   Дела множились и ширились, так что надо навести в них хотя бы относительный порядок. А то даже не знаю, за что хвататься в первую очередь! Мне уже времени не хватает, а что будет дальше?
   Задумчиво погрызя самописку, чем привел ее в полностью нерабочее состояние, я наконец смог внятно перечислить все взваленные на мой хрупкий хвост задачи. Итак, что тут у нас? Рессы, обучение языкам, обучение магии, воинские искусства, изучение внутреннего уклада змеелюдов (по просьбе деда, а также из-за нежелания быть белой вороной), помощь Тин (по возможности) и игры в «высокую политику». Ага, прокорм домашних питомцев и устройство личной жизни.
   Что может подождать? А ничего. Все горит, все надо срочно… ладно, зайдем с хвоста. Что можно сделать быстрее? Выучить языки. Кроме того, это надо для дальнейших игр. Значит, в первую очередь становимся полиглотом, а потом начинаем решать другие проблемы. О! А почему бы не попросить у деда языковой амулет? Задача при этом может решиться за считаные дни! Выучил же я этот всеобщий, или как он там называется… Точно, в ближайшие дни свяжусь с Нарметом и попрошу у него помощи.
   Кстати, к обучению можно пристегнуть и рессов, пусть тоже трудятся. А то так и будут темными до конца жизни, хи-хи… тем более что темными они будут все равно. Цвет чешуи обязывает.
   Уже что-то. Тогда сюда же впишем и тренировки с оружием, поскольку Лайрасар все равно обещал заняться. Все остальное пока по возможности и появлении свободного времени. Только чувствую, что в ближайшее семидневье мне его не видать, как… хм… Ладно, проехали.
   Сладко потянувшись всем телом, я встал и стал собираться назад. Скоро наступит время ужина, а там можно будет в библиотеке временно засесть. Если получится, конечно.

   Из переписки Мастера Нармета и Мастера Реклара
   В ответ на твое письмо, Нармет, сообщаю, что мы не смогли определить, что за зверь покушался на твоего внука. Да и зверь ли. Касательно того, почему его не заметили, – мы отследили точечный портал, настроенный именно на змеелюда. Нет, не конкретно на Элхара. Любой представитель шас-саари, оказавшийся в пределах досягаемости заклинания, послужил бы активатором.
   Но если вспомнить, что в грессе на тот момент было всего два представителя этой расы… Миксаашу я тоже написал на всякий случай. Может, хотели убрать именно Лайрасара? Хотя и остальные версии сбрасывать со счетов не стоит.

   Реклар, я посмотрел в Малой Королевской библиотеке. Знаешь, что я тебе скажу? Срочно вспоминай все навыки боевого мага. Мне тоже придется этим заняться. И не думай, что я впал в старческий маразм, до этого мне еще слишком далеко.
   Так вот, к чему я это все пишу. Помнишь «Легенды»? А последнюю страницу помнишь? Так вот, я нашел кое-что весьма любопытное. Твой «нежданный визитер» называется ойром. И является одним из домашних питомцев Пожирателей. Помнишь еще таких? Кстати для справки. Выводился специально для войны против шас-саари.
   Правда, в книге пишется, что взрослая особь была довольно серьезным противником. При всем моем уважении к Элхару, подобного уровня у него еще нет. По всей видимости, к нему подослали и молодого ойра. Знаешь, мне это все настолько не нравится, что я готов забрать Эла назад. Понимаю, что ему лучше быть там, может, перестанет вести себя как человек. Но с другой стороны…
   Реклар, присмотри за ним, хорошо? Он же еще молодой, дурной…
   Так вот, возвращаясь к ойрам. По силе они ничем не уступают змеям. Покрыты густой шерстью, чтобы обладающие ядовитыми зубами до кожи не добрались. Скорость тоже не меньше, чем у серпентеров. А если учесть разницу в росте, то сам можешь представить, что обученная особь может сделать со змеелюдом. Мальчику просто повезло, просто повезло…
   Келес, с этим сорванцом я точно поседею!!!
   Кстати о магии. Лучше не пытаться. Если ойры действительно воспитываются Пожирателями, то имеют зеркальную защиту. Что это такое, тебе объяснять не надо? Правда, не понимаю этого, среди шас-саари магов ничтожно мало. Или это только сейчас, а раньше было больше?..
   Ладно, об этом мне расскажет внук. Если, конечно, среди серпентеров информации по этому вопросу больше.
   В общем, мне не нравится, что древние легенды стали оживать. С одной стороны, радужные тоже легенда, но очень уж красивая. Против возрождения подобной я не возражаю. А вот остальное… кстати, попытаюсь собрать все странности, которые начались приблизительно су цикла назад. Может, что-то было и раньше, но возьму именно этот отрывок как отправную точку. Что-то мне не нравится подобное развитие событий…
   Нармет, ты, конечно, всегда отличался излишней… мечтательностью, скажем так, но сейчас я почему-то склонен тебе верить. Наверное, потому, что сам видел радужного со всеми его гребнями. Ты прав, красавец парень. Если бы он отправился к Миксаашу в своем естественном обличье… Ты представляешь, как бы зашевелилось это змеиное гнездо!
   Не понимаю, почему ты настаиваешь на поддержании маскировки. К тому же она трещит по швам. Я хоть и усилил твой амулет, но он едва справляется. Надо будет послать мальчику еще. Думаю, они у него будут часто ломаться. Эти твои «поделки» не рассчитаны на подобную… мощь.
   А что касается Пожирателей, то непременно проверю эту идею. Мне казалось, что их тогда выгнали, или это не так? Вообще, кто-нибудь знает, чем там все закончилось? В хрониках сплошные догадки и допущения. Знаешь, меня вот только что посетила мысль – а не замешаны ли «эти» и здесь? Смотри, информации о них практически никакой, как бороться – тоже неизвестно. Так что в случае открытой войны нам придется очень тяжело.
   В общем, твою мысль понял, будем смотреть, что можно сделать. Кстати, как думаешь, Миксааша предупредить или не стоит?..
   Реклар, давай сперва удостоверимся, что это не старческий бред двух маразматиков. Может, этот ойр был диким. Мало ли, остались пережитки с прежних времен? А потом уже поделимся информацией. Правда, тут как бы не оказалось поздно, но Актар милостив. Будем надеяться, что успеем.
   Ладно, ты посматривай, как там мой сорванец. А то я по нему уже скучаю. Да и Эйша все причитает, когда же он вернется. Ей почему-то кажется, что ребенка (ха, это «дите» тяжелее нас с тобой вместе взятых!) постоянно морят голодом. Я уже устал ей доказывать, что в вопросах питания шас-саари очень придирчивы и разборчивы.
   В общем, как найду что-то еще, непременно напишу. Но и ты не забывай старого друга.

   Ох, как голова болит… кто это меня? И главное, чем? Зачем – не спрашиваю. Хотя тоже интересно. Но пока надо найти ответы на первоначальные вопросы. Потягиваюсь и переворачиваюсь на спину. Но так лежать несколько неудобно, поэтому снова сворачиваюсь в клубок. Память охотно показывает все, что мне бы хотелось знать.
   Началось все тихо и мирно. На ужин я появился бодрый, с четким планом на ближайшее семидневье. Только вот почему-то рессам эта бодрость совсем не понравилась. Точнее, они даже передернулись под моим взглядом. Их проблемы. Нечего было набиваться. Я никого не звал и силком не тянул. А если кто-то и получил по носу, так в следующий раз будет умнее. Я надеюсь.
   Миксааш окинул эту пантомиму любопытным взглядом, но спрашивать ничего не стал. Мы бодро смели со стола все, что там присутствовало. Кроме посуды, конечно. Но больше вопросов на тему присутствия посторонних примесей в еде не поступало. Меня это радует все больше и больше. Некоторые «специи» только портят вкус блюд.
   А вот потом… Хас поймал меня на выходе, когда я уже хотел ринуться в библиотеку. Шер и Тас ловко подхватили под руки и затащили в какую-то нишу. Тин бдительно оглядела коридор и нырнула следом.
   Это еще что за дела?
   – Эл, – тихо окликнула она меня, – ты что на вечер планируешь?
   – Вообще-то в библиотеке посидеть хотелось, – раздраженно отвечаю. В небольшом отнорке шейге отнюдь не мелких змеелюдов помещались с трудом. Плюс к этому Бобик и девушка. То и дело чей-то хвост норовил устроиться поверх моего.
   – Вот! Что я вам говорила! – развернулась она к троице темных. Те задумчиво посмотрели на меня, а потом Хас предложил:
   – А как ты смотришь на изменение планов?
   – Что предлагаете? – заинтересовался я.
   – Тут неподалеку есть довольно интересное место, – подхватил Шер. – Мы приглашаем тебя туда!
   – Ну пошли тогда… – Непонятно было, зачем такая конспирация.
   Хотя это быстро прояснилось, когда мы очутились на месте. Никогда еще не видел серпентерскую таверну. Наверное, Миксааш явно не одобрял подобного «отдыха». Хотя здесь могло быть и еще что-то. Как я потом узнал, их бы туда просто не пустили. Рессы не могут посещать подобные заведения без согласия своего ла'элларис. А согласие это должно быть высказано лично. То есть главный приходит в подобное место и просит обслуживать его… свиту. Тогда рессы могут находиться здесь и без присмотра своего «старшего».
   Кстати о самом злачном заведении. Мне кажется, что где-то существует некий закон или правила оформления подобных помещений. Поскольку эта практически ничем не отличалась от «Веселого Волшебника», которого посещал наверху. Разве что со скидкой на основных завсегдатаев.
   В смысле мебель здесь была преимущественно каменная, столы вряд ли можно было оторвать от земли, а лавок вообще не было. Вместо них стояли эдакие недоколонны. Зато сидеть на подобных «стульчиках» было удобно. Правда, не знаю, что здесь подают и чем поят, но пока мне нравилось.
   Единственный, кто перестал получать удовольствие от посещения, была Тин. Ей сидеть на подобной конструкции было неудобно. Ноги не доставали до земли, жестко, и спину опереть не на что. Да и отношение к ней было не самое хорошее. Вообще, на наш столик косились довольно неприязненно. Но, выхватывая взглядом закрепленные у меня на плечах щитки, отводили глаза.
   Трактирщик тоже не проявил особой радости по поводу нашего присутствия. Правда, обслужил все равно быстро. Хорошо, что у меня в кошельке до сих пор было несколько монет. Заказывали темные, я только слушал и запоминал. И если блюда мне были знакомы, то подобные названия напитков я слышал впервые.
   Потом я понял, что есть мы не собираемся, поэтому сразу потянулся к принесенным кружкам. Выцепил самую крайнюю, чем-то неуловимо отличавшуюся от остальных. Внутри было нечто похожее по цвету на молоко. Удивленно понюхав, убедился, что нет, не оно. Пахло пряностями, чем-то терпким, незнакомым…
   Все остальные молча посмотрели на меня, удивленно замерев. Но ничего не сказали, припав к своим емкостям. Тин налили чего-то другого, напоминающего вино. Может, это оно и было.
   На вкус напиток был просто восхитительным. Он имел как бы два оттенка. Пока пьешь – один, а когда проглатываешь, то остается совсем другой. Свою порцию я выпил очень быстро. Единственное, что мне не понравилось, – количество. Этого напитка было катастрофически мало. Вернее, всего одна кружка. Кувшина трактирщик не принес. Пришлось пить то, что было.
   Хас ерзал по сиденью, словно на ежа сел, а встать воспитание не позволяет. Его хвост то и дело свивался в кольца. При этом все время почему-то задевая меня. Пришлось придавить своим. А на недоуменный взгляд пояснить:
   – Хватит ерзать!
   Остальные покосились на нас, но опять же промолчали. Да что они такие неразговорчивые? Настроение неуклонно ползло вверх, словно задалось целью измерить мою длину и достать до потолка. Интересно, а какова длина серпентера в чувствах? Ой, куда-то меня не туда…
   Мысли начали путаться. Хотя странно это, вроде и выпил немного. В прошлый раз мне понадобилось почти полтора кувшина практически чистого спирта, чтобы ощутить опьянение. А тут с одной кружки…
   Дверь заведения громко хлопнула, и Хас замер. Да, я не оговорился, именно что дверь. Наверное, это единственное место, которое закрывалось массивной каменной плитой. Правда, петель было не видно. Да и открывалась она не вперед или назад, а по типу японских, в сторону.
   Сам же серпентер больше напоминал изваяние имени самого себя. Только глаза двигались, отслеживая объект интереса. Мне даже стало любопытно, что же он там такое углядел? Проследив направление взгляда, я чуть сам не сверзился на пол.
   Змеелюдка!!! Самая настоящая змеелюдка!
   Хм, в чем разница между серпентером и серпентерой? На первый взгляд так ее вообще нет. Разве что размеры. Мужчины выглядят крупней и как-то… мощней. Наверное, это общий показатель для любой расы, так как именно самец является хранителем и защитником. Правда, кроме некоторых видов, но мы их считать не будем.
   Длина волос… если считать, что предо мной классический образец «дамы», то все представители расы шас-саари носят длинные волосы. Во всяком случае, косы у местной девушки не уступали по длине косам сопровождающих.
   Разве что… у мужчин передние пластины были уже привычной мне V-образной формы. А у девушки просто полукруглые, как когда-то у меня. Не знаю, какой она ступени. Может, тоже потом их сменит. А может, и нет.
   Ну и самое главное отличие – грудь все же была вполне различима. Конечно, не так чтоб очень. При большом старании ее вполне можно было спрятать. Но зато я узнал самое главное различие. Серпентеры различают пол друг друга не по виду, как можно подумать, а по… некоему запаху. Мне сразу стало понятно, что, обряди ее хоть чучелом огородным, все равно любой встречный-поперечный шас-саари признает в ней серпентеру.
   Кстати, маленькое уточнение. Вошедшие оказались другой расцветки. Их чешуя была темно-зеленой, но не изумрудного, а травянистого оттенка. Явно из другого Клана. По внешнему виду несколько напоминали черных, но выглядели крупней и как-то мускулистей, что ли? Волосы у всех были пепельно-серебристого отлива, желтые глаза и черный ромбовидный рисунок по хребту. И такого же колера отметина посреди лба.
   А! Количество. Шейге змеелюдов и, собственно, змеелюдка.
   Что еще можно о них сказать? Наглые, самоуверенные, хамоватые. Они мне не понравились даже больше, чем черные. Вот в принципе и все.
   Хас же не сводил со змеиной девушки взгляда, хотя и старался смотреть незаметно. А от бушевавших в нем эмоций у меня стала медленно, но верно съезжать крыша. Серпентера тоже бросила взгляд на наш столик. И вот тут я понял, что ничего не понимаю. Ладно, я светлый. Неприязнь темных ко мне можно объяснить, но почему они друг дружку так презирают?! Во всяком случае, эмоциональный фон «дамы» можно было расшифровать так: «И что эти тараканы здесь делают?»
   Никогда не сидели холодной ночью у жаркого, но относительно небольшого костра? Когда бок, повернутый к пламени, вот-вот начнет покрываться зажаристой корочкой, а другой – тоже корочкой, но ледяной? У меня возникли именно такие ощущения. С одной стороны, мозги плавил бушующий в Хасе гормон, а с другой – леденило презрение зеленых.
   Моя крыша не выдержала подобного издевательства и помахала мне на прощание шифером… чешуя на кулаках просто засвербела от желания почесать ее о чью-то наглую, зеленую рожу. Я впервые почувствовал настоятельное желание устроить драку. Самую настоящую, трактирную, безо всяких правил.
   Ну относительно без правил.
   Самый крупный из пришедших почувствовал мой взгляд и поднял голову. Отводить глаза я не стал, только ухмыльнулся как можно пакостней и лениво отвернулся. Мол, было бы на что смотреть. От вражеского столика потянуло нешуточным удивлением и злостью. Похоже, так к ним еще не относились.
   Тем более светлые.
   Уши уловили скрип отодвигаемого «стула» и шелест чешуи в нашу сторону. Я насторожил все гребни, следя за приближением чужака. Вот он остановился практически рядом. Рессы его заметили, но вели себя как-то странно. Хас уткнулся взглядом в стол. От него тянуло какой-то обреченной злостью и почти детской обидой. Тас и Шер тихо вздохнули и тоже уткнулись в кружки. Или я что-то не понимаю, или это не первая их встреча.
   Единственная, кто вел себя более-менее естественно, была Тин. Она с тщательно скрываемым беспокойством переводила взгляд с нас на незваного визитера. Наконец я решил тоже обратить на него внимание. Медленно повернулся, прошелся оценивающим взглядом от головы до хвоста, презрительно фыркнул и отвернулся.
   Офигели все, кто находился в таверне. Включая зеленого. Он явно пытался что-то мне сказать, но, кроме возмущенного бульканья, ничего не выходило. Зрелище было буквально душераздирающее. От смеха. Никогда не видели, как змея пытается раздуть несуществующий капюшон? Вот нечто подобное нам и изобразили.
   Кстати, ядовитых клыков у этого представителя другого Клана не было. Я специально ему в рот при одном зевке заглянул. Кажется, это стало для него последней каплей касторового масла.
   – Ф-ф-ф-ф цс-с-с-ентр! – не то просвистел, не то прошипел он.
   Уф, ну слава Келесу! А то я думал, что мне придется в лучших традициях плюнуть ему на хвост. Ядом. Парень даже удивился такой моей покладистости. Правда, рессы почему-то возжелали поймать меня за хвост, но не успели. Белая жидкость оказалась очень коварной, выключив всяческое соображение. Зато злость буквально из ушей текла.
   Дальнейшее действо больше напоминало цирк или филиал дурдома. Зеленый атаковал короткими парными кинжалами, а мне это казалось почему-то очень смешным, поэтому над каждым неудачным выпадом противника я ржал как ненормальный или мерзко подхихикивал. Наконец противнику это надоело, и он достал с-кешер. Веселье тут же куда-то улетучилось, оставив одну злость.
   Знаете, что я вам скажу? Не стоит размахивать длинной палкой перед носом пьяного змеелюда. Он почему-то на это очень обижается. Поймав клинок за древко, я просто и незатейливо впечатал собственный кулак в лицо противника. Под рукой что-то тихо хрупнуло, а голова зеленого сильно запрокинулась. Мне показалось, что у него позвонки не выдержат.
   Парень отшатнулся от меня и поднес руку к носу. Вернее, к тому месту, где он запланирован природой. Так как бесформенное образование, густо залитое черной кровью, органом нюха назвать уже нельзя было.
   Никогда не видели, как шас-саари звереют? Незабываемое зрелище. Мой противник ломанул вперед как бык на корриде. Самое верное определение. Только ждать я его не стал, в последний момент скользнул в сторону и другим кулаком попробовал на прочность его скулу. Уй, как по камню бьешь! Больно. Утешает то, что противнику больней. Измененная траектория привела его голову в соприкосновение со столом.
   А мне Савиш всегда говорил, что слепая ярость вредна для здоровья. Правда, он что-то еще говорил о трезвой голове, но, может, я его неправильно понял?
   Вставал зеленый долго и вдумчиво. Тряс головой, вытирал рукой кровавые сопли, что-то невнятно бормотал сквозь зубы. Наконец поднялся, оскалился, как голодный Бобик, и зашипел. Та-а-а-а, я лучше умею! Приподнявшись на хвосте, я выпустил ядовитые зубы, оскалился и выдал громкое шипение-свист. При этом постарался вложить в него все, что думаю о противнике, его отношению к другим и расе шас-саари в целом.
   Банг! – лопнул на стойке мощный стеклянный штоф.
   Крак! – вторил ему стоявший внизу кувшин.
   Хрусть, – не выдержала у кого-то кружка столь страстных объятий.
   В таверне повисла напряженная тишина. Неожиданно по нервам ударило чувство опасности. Больше на инстинктах, я шарахнулся в сторону. Там, где только что находилась моя шея, просвистело лезвие с-кешера. А принадлежало оружие… серпентере! Ей-то что надо?!
   На нее у меня просто рука не поднялась, так что пришлось срочно уворачиваться. Тем более что с восприятием стали происходить какие-то странности. Оно то усиливалось непомерно, то падало практически до нуля. Надо это дело срочно заканчивать. Как назло, идей не было. Мало соображая, что творю, я вырвал с-кешер у зеленого. Затем каким-то образом реквизировал у дамочки, отбросил ее к стене и метнул оба оружия.
   Рука не поднимается, а вот хвост с этой задачей справился просто замечательно.
   С-кешеры, злобно провыв пластаемым воздухом, воткнулись в стену. Их лезвия глубоко вошли в деревянную облицовку. Правда, при этом они образовали эдакие «ножницы», зажав между собой шейку воительницы, но это уже мелочи.
   А мне все сильней хотелось выбраться из неожиданно закружившегося помещения. Кое-как найдя выход, я скользнул наружу и сполз по ближайшей стене. Над головой послышались знакомые голоса. «Рессы», – машинально опознало отключающееся сознание. Еще помню, как меня подняли, подхватили под мышки и куда-то потащили. После этого голова отказалась работать окончательно, и наступило блаженное забытье.

   – Тин, ты это видишь?! – тихо прошипел Хас, поудобней устраивая руку обвисшего ла'элларис у себя на плече.
   – Что именно? – переспросила девушка, проверяя коридоры на наличие посторонних. Светиться никому не хотелось.
   – Посмотри на его цвет, – не отставал темный.
   Остальные тоже стали присматриваться к окрасу светлого. Еще совсем недавно равномерный, он неожиданно пошел какими-то странными волнами. Чешуя безжизненно висящего шас-саари становилась то темней, то светлей. На мгновение она вообще слабо засветилась, но тут же снова все стало как прежде.
   – Что это с ним? – Тин не на шутку испугалась. Одно дело злиться на кого-то и обещать ему страшные кары, и совсем другое, когда чело… э… существу действительно плохо.
   – Я понял! – неожиданно остановился Тас, тащивший хвост. Из-за резкого рывка транспортируемый едва не грохнулся на пол.
   – Что?! – на два голоса поинтересовались змеелюды.
   – Элхар… он носит какой-то амулет, который скрывает его настоящий окрас! – Сказано было таким тоном, будто раскрывалась всемировая тайна.
   – Тьфу ты, – сплюнул Шер. – А то мы не догадывались…
   – Догадываться и точно знать – это разные вещи, – вступилась за друга Тин. – И давайте пойдем, а то еще поймают…
   Некоторое время они хранили молчание, нарушаемое только сопением следующего за ними зверя. Тот даже с некоторой торжественностью нес самый кончик хвоста Элхара. При этом все попытки отобрать его наталкивались на угрожающее рычание и демонстрацию впечатляющих клыков.
   При этом во время драки шург даже не попытался вмешаться. Он вообще вел себя довольно странно. Как щенок гонялся за собственным хвостом, проникновенно скулил на люстру и заплетался в лапах. В общем, ошарашенные змеелюды пытались понять, когда эта псина успела напиться?! Сами они мешать бою не могли. Поединок был один на один, поэтому пришлось сидеть на месте и следить за тем, как Эл разбивает лицо сопернику.
   Злорадство скрывали изо всех сил, но улыбки оказались все же очень заметными. Что несказанно бесило зеленых. Они тоже вмешаться не могли и тем более вызвать чьего-либо ресса прежде его ла'эллариса. Так что приходилось ждать окончания поединка.
   Которое не заставило себя ждать. Правда, совсем не такое, какого ожидали за столиком зеленых.
   – Нет, ну интересно же! – наконец не выдержала Тин.
   – Что? – переспросил Хас.
   – Говорю же, интересно, какого он цвета на самом деле, – расшифровала свое высказывание девушка.
   – Предлагаешь поискать амулет прямо сейчас? – ехидно отозвался Шер.
   – Ну… – Она задумчиво оглянулась на безжизненно повисшего на руках своих рессов серпентера.
   – Р-р-р-р-р-р!!! – высказал свое отношение к обыску хозяина Бобик. – Р-р-р – гав-гав-гав!!!!
   Ради этого он даже на какое-то мгновение выпустил свою любимую игрушку.
   – Ну нет так нет, – обиженно ответила Тин, – и нечего так ругаться…
   Сгрузив бесчувственное тело на кровать, они вышли в коридор. Только и успели увидеть, как светлый изогнулся, принимая боле удобную позу. В следующее мгновение Бобик нагло заблокировал вход. Стало ясно, что попасть в комнату до того, как проснется хозяин, будет невозможно.
   – А это идея, – задумчиво потянул Хас, направляясь в собственные покои.
   Что ни говори, а ходить в рессах у светлого (пусть даже и такого) не очень приятно.
   – Ты о чем? – поинтересовалась девушка, с трудом сдерживая зевок. Это серпентеры могут спать всего ничего, а людям надо больше времени.
   – Я о твоей идее снять с него амулет, – ответил темный, задумчиво разглядывая стены коридора. Словно он их в первый раз видит.
   – Вообще-то это нехорошо, – засомневался Шер. – Если он скрывает свой цвет, значит, это ему важно.
   – Мне тоже интересно, – поддержал своего друга Тас. – Только как вы собираетесь это делать? Вряд ли Эл согласится расстаться с амулетом.
   – И ночью не получится, – вынужденно признала Тин. – Бобик никого не пустит. Шурги очень трепетно относятся к собственной территории и семье. Порвет и не задумается.
   – Значит, надо искать другой путь! – не пожелал отступать от своего Хас.
   – Вот и будем искать, – закончил обсуждение Шер. – Но завтра. Пока же пошли спать, а то еще утром влетит…

   М-да, что называется. Только приехал, а уже успел и напиться и подраться. Кажется, я становлюсь натуральным серпентером. Даже по характеру. Мне бы этого очень не хотелось. Думаю, дед подобного поведения тоже не одобрил бы. Нет, надо срочно браться за ум. Хватит с меня поиска приключений. И так жизнь как в миксере. Только успевай поворачиваться.
   Кроме того, Миксааш тоже не упустит случая прочитать мне очередную лекцию. Тут вообще плохо получается. Только-только говорили про достойное поведение, и на тебе – кабацкая драка. Не думаю, что у местных Лордов принято напиваться до полного отключения мозгов и бить физиономии другим посетителям. Даже если они тебе ну очень не нравятся.
   Кроме того, из всего этого можно сделать несколько выводов. Например, что хоть яды на меня не действуют, но пьянею я все равно. Если, конечно, то было опьянение, а не что-нибудь еще. Уж больно странные ощущения. Такое впечатление, что у меня разладился весь организм. Кроме того, не стоит пить незнакомые напитки в незнакомом месте. Тем более – у серпентеров. Уж они-то знают, что на них действует, а что – нет.
   В общем, почувствовал свою силу и расслабился. Надо было, чтобы тот зеленый мне все-таки чешую начистил. Может, тогда бы мозги на место встали… да чувство самосохранения снова работать начало. Кроме того, надо держать себя в руках. Мало ли, не понравился змеелюд. Да и не должен, не девушка же. Это же ведь не повод лезть в драку?
   Хм, куда-то я не туда. Сперва доказываю Миксаашу, что имею собственное достоинство, из-за чего устроил свалку в тренировочном зале, а теперь снова переигрываю. Так дело не пойдет. Мне не нравится подобное отношение к собственной персоне. Не нравится – и все тут. Кроме того, формально, он первый начал.
   Ну да ладно, вспомним лучше что-нибудь приятное. Например, виденную вчера змеелюдку. Хотя тут тоже не все хорошо. Кажется, окрас и в этом деле играет не последнюю роль. М-да, миры разные, но законы жизни везде одинаковые. Хоть поговорки про одежку здесь не знают, но следуют ей с завидным упорством.
   Правда, вспоминать все же было приятно…
   – Гав! – звонко вмешался в мои размышления Бобик.
   Он уже переминался возле двери, ненавязчиво намекая, что голоден. Я, кстати, тоже. Но это не оправдает моего появления за столом в помятом и сонном виде. Хорошо, что в комнате теперь имеется тазик с водой. Не зря просил Миксааша распорядиться о подобной мелочи. Так что быстро умываемся, приглаживаем волосы, одергиваем одежду и… остаемся на месте. Почему никто не сказал, что мне теперь совсем не идет желтый цвет? В своей «тунике» я выглядел как поганка бледная, одна штука. Надо попросить у Миксааша что-нибудь другого цвета. Желательно – черного.
   В обеденном зале я появился последним, остальные уже собрались. Ничего, голодным не останусь. Темный Лорд встретил меня укоризненным взглядом, видимо, уже знает. Остальные «виновники торжества» скромно стояли у стены, покаянно опустив головы. Хм, в отличие от них я хоть и не оправдываю собственного поведения, но и извиняться не буду.
   Миксааш некоторое время мерился со мной взглядами, но быстро понял, что раскаяния не дождется. Так что молча махнул рукой, приглашая к столу. Кто бы мне еще объяснил, чего это Тин так косится? Мне от ее взгляда неуютно становится. Сам так же труднодоступные блюда гипнотизирую… Да и Бобик почему-то сменил позицию, усевшись как раз между нами.
   Неужели очередная пакость? И ей не надоедает? Самое интересное, как у нее на все это времени хватает?! Тут столько дел, ни вздохнуть ни выдохнуть, а она умудряется еще и свиней подкладывать! Да не просто так, а тщательно спланированных. Вот бы ее энергию – да в мирное русло…
   Ну ладно, чем бы дитя ни тешилось… у меня сейчас другая проблема. Надо же как-то ответить на письма. Причем, как мне кажется, на языке оригинала. Может, я неправ, надо уточнить у Миксааша. Заодно постараться связаться с дедом и спросить, нельзя ли снова помочь мне с изучением языков? Ну так же, как я учил местный?
   Кроме того, пора приводить в исполнение составленный ранее план. И гонять собственных рессов до тех пор, пока на хвосте держаться не смогут. Это лучшая гарантия того, что в следующий раз никуда не влипнут. Заодно со мной. Ибо все приключения происходят из-за большого количества свободного времени. Когда существу нечем заняться, оно ищет. Неважно что, но чаще всего это бывают неприятности.
   В общем, завтрак прошел на редкость мирно, если не считать многообещающей улыбки Миксааша. Видимо, он тоже решил занять слишком проворную компанию, чтобы у нас времени не оставалось ни на что другое. В чем-то я его целиком и полностью поддерживаю, а если еще и методы совпадут с моими… думаю, особо стараться да напрягаться Лорду не потребуется. Сам справлюсь. Во всяком случае – постараюсь.
   И правда, после того как все насытились, нас недвусмысленно попросили в кабинет. Там перед разом оробевшими рессами выложили по внушительной стопке книг и вежливо попросили потом ответить на вопросы. Тин надо радоваться и скакать до потолка. Сбылась ее мечта – она получила доступ к личной библиотеке Миксааша. Только почему-то особого энтузиазма не чувствуется. Ну да ладно, у меня есть о чем поговорить с Лордом.
   Темный хоть и удивился, почему я задаю такие вопросы, но ответил. Оказалось, что здесь имеется своеобразный письменный этикет. В смысле правила переписки, так будет вернее. По правилам, автор должен писать на том языке, который считает родным. Если же он пишет на языке адресата, то как бы ставит его выше себя и признает его своим… Лордом. Это наиболее близкое определение.
   Ну или если письмо имеет, скажем так, не мирный характер, то подобный ход является оскорблением. В общем, при большой политике войны не миновать. А при личном общении – мордобития.
   Далее. Ответ должен писаться на том языке, на котором составлено послание. Менять нельзя ни в коем случае. Иначе опять будет нарушение этикета со всеми вытекающими последствиями.
   Кстати, переписка на другом языке, не имеющем отношения ни к адресату, ни к адресанту, не допускается вообще. Шифровки, пиктограммы, хоть наскальная роспись – это пожалуйста, а вот использовать другой язык… Хм, как по мне, так полнейшая чушь. Почему я не могу самостоятельно выбрать язык общения? Ага… общаться можно хоть как, а вот официальная переписка…
   Угу, теперь понятно. Личное – это личное, а политика совсем другое дело.
   Кроме того, также имеет значение, кто именно писал письмо. Например, если надо написать письмо подчиненному, то это можно поручить и секретарю. А вот если равному или, упаси Келес, вышестоящему, то только своими собственным ручками. Причем с так называемыми «равными» тоже свои заморочки. Здесь принимается во внимание, насколько ты уважаешь адресата, какие у вас складывались отношения ранее…
   В общем, местные к этому привыкли и действуют на уровне автомата. А мне придется этому обучаться.
   Хм, если брать мой конкретный случай, то можно сказать, что меня считают равным, уважают и приглашают дружить семьями, ой, то есть державами. В смысле, что они против меня ничего не имеют и готовы рассмотреть все предложения.
   С одной стороны, это радует. Мол, какие серьезные люди (вернее, нелюди) готовы принять меня в свое общество. А с другой – напрягает: чем за все эти авансы расплачиваться. Но самое интересное, что вообще происходит? Зачем они ко мне обратились и что им в результате нужно? Да и смогу ли я это самое нужное дать, оставшись при своей шкуре?
   Вопросы, вопросы, вопросы… где бы на них ответы найти? Можно, конечно, обратиться к Миксаашу, но интуиция упорно твердит, что ничем хорошим это не закончится. Не думаю, что местные «шишки» так запросто пишут обычному змеелюду. Если же и пишут, то радости от этого мало. Обычно внимание столь высоких личностей чаще всего выходит боком.
   Кроме того, не удержался и спросил про разделение полов. Сколько уже среди змеелюдов, а только недавно увидел особь противоположного пола. Интересно же, это их так мало или я чего-то не знаю? Оказалось, что верны оба предположения. Девушек действительно рождается меньше, чем парней. Поэтому обычно с созданием семьи бывают проблемы.
   Пока еще ребенок совсем маленький, то детей воспитывают всех вместе. В самом защищенном месте Клана имеется эдакое «гнездо». В нем мальки под присмотром женской части населения подрастают до тех пор, пока не смогут постоять за себя хоть немного. Ну или позвать кого-нибудь старшего на помощь. В любом случае за границы Клана их никто не выпустит, но от комаров отобьются. В смысле подраться мелкие серпентеры тоже любят.
   При этом и учат их всему одинаково – и оружием махать, и по дому помогать. В частности, устраивать гигиенические процедуры. Оказывается, мне оказали завидное доверие, позволив увидеть подрастающее поколение. Да и то подобное произошло только потому, что в той пещерке присутствовало достаточно взрослых, способных защитить малышню в случае чего.
   На первых порах детей охраняют как зеницу ока. Любых, неважно даже, какой они расцветки. Серпентеры с удовольствием дерутся между собой, но если у кого-то хватит ума просто обозначить угрозу для детей… наверное. это единственный мотив, который может объединить все Кланы. Правда, при этом змеи не остановятся, пока не уничтожат врага подчистую.
   Когда молодые змеелюды переходят на ступень ремета, то детей разделяют. И с этих пор мальчики воспитываются отцами, а девочки – матерями. Или любой другой женской особью. Однако это не говорит о том, что местные дамы не могут за себя постоять. Еще как могут.
   Правда, это им редко приходится делать. Змеи сами кого угодно порвут на мелкое конфетти, если почуют угрозу. Ребятам тоже жить хочется. А также плодиться и размножаться. Причем активно. М-да, больная тема. Для меня. Хотя и для некоторых тоже. Например, насколько я помню, Хас буквально пожирал глазами ту зеленочешуйчатую.
   Только ему грозит мощный облом. Кланы очень редко смешивают кровь. Этому есть два объяснения. Одно официальное, а одно более житейское. Первое гласило, что кровь Клана не должна разбавляться. Второе трактовалось как «Самим мало!».
   Вот такие вот чешуйчатые «Ромео и Джульетта».

   Такие вот милые обычаи приняты среди серпентеров. С одной стороны, я их прекрасно понимаю, а с другой – недоумеваю. Если они такие все чадолюбивые, то почему их численность постоянно сокращается? Даже если вспомнить, что внутренние разборки для них вполне привычное дело. Все равно не сходится. Детской смертности как таковой у шас-саари практически нет. Организм ребенка-змеелюда защищен, наверное, даже лучше, чем взрослого!
   Вопрос: что происходит? У меня ответа нет.
   Разговор на столь отвлеченные темы не занял много времени. Остальное мы посвятили изучению языков руумов и ноков, как ближайших соседей. Сам Миксааш вполне свободно говорил как на одном, так и на другом. Кроме того, он обещал мне рассказать, почему у нас с ними довольно теплые и дружественные отношения. Ведь не думаю, что чешуйчатые как-то сдерживают свой характер, общаясь с представителями этих рас. Наверное, дело в чем-то другом.
   Кстати, надо не забыть выгулять Бобика, а то он уже стал напоминать бревно на ножках. Скоро совсем растолстеет, разленится и будет только есть да спать, есть да спать. Нет, будем заниматься зарядкой. Вот пойду на тренировку к Лайрасару и псина припрягу. Правда, пока еще не знаю как, но сделаю. О! А почему бы ему не защищать хозяина во время боя? За хвост противника укусить, пока он на меня замахивается. Или еще что-нибудь в том же духе.
   Надо как следует подумать. Пока же позанимаемся языками…

   – Шейгаль, ты уверен, что у нас все получится? – Райгаль был обеспокоен не на шутку. Конечно, в случае, если план удастся, выгоды были просто колоссальными, но если они проиграют… темные не простят им подобного. Никогда.
   – Райгаль… – Один из Знающих, входящий в Совет и являющийся приближенным самого Ла'Ссарана Кэсс'Тарха, развернулся к своему собеседнику. – Неужели ты сомневаешься в моих знаниях? Неужели ты сомневаешься во мне?
   Лиловые глаза вопрошающего опасно сузились. Шейгаль принадлежал к Клану Хранителей и занимал в его иерархии не самое последнее место. Скорее даже одно из первых. Но его всегда не удовлетворяло сложившееся положение. Точнее, бесило. Ему казалось несправедливым, что больше всего влияния имеют «тупые рубаки», как он называл всех темных скопом.
   Когда-то давно молодой, наивный и полный энтузиазма светлый шас-саари нашел в громадных библиотеках своего Клана один потрепанный фолиант. В нем говорилось, что когда-то представители Кэсс'Тарха ценились больше, нежели даже самые лучшие из темных. Ведь даже сам Ла'Ссаайре имел светлую чешую, и никто не смел ему перечить.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →