Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

У кенгуру три влагалища.

Еще   [X]

 0 

Мифы и легенды австралийских аборигенов (Смит Рамсей)

Знаменитый антрополог Рэмсей Смит одним из первых подверг фольклор древней Австралии глубокому анализу. Примитивное на первый взгляд сознание племен, изолированных от чужеземного влияния, с течением времени превратилось в сокровищницу оригинальной мудрости. Парадоксы далекого континента непроницаемы для непосвященных, но благодаря этой книге путь к их постижению стал кратким.

Год издания: 2008

Цена: 69.9 руб.



С книгой «Мифы и легенды австралийских аборигенов» также читают:

Предпросмотр книги «Мифы и легенды австралийских аборигенов»

Мифы и легенды австралийских аборигенов

   Знаменитый антрополог Рэмсей Смит одним из первых подверг фольклор древней Австралии глубокому анализу. Примитивное на первый взгляд сознание племен, изолированных от чужеземного влияния, с течением времени превратилось в сокровищницу оригинальной мудрости. Парадоксы далекого континента непроницаемы для непосвященных, но благодаря этой книге путь к их постижению стал кратким.


Рамсей Смит Мифы и легенды австралийских аборигенов

   Посвящается моим бесценным и глубокоуважаемым друзьям, ректору университета сэру Вилльяму Тернеру и профессору Д. Дж. Каннинхему, с которыми мне посчастливилось работать в австралийской антропологической экспедиции

Предисловие

   Мифология народов мира стала для антропологов предметом глубокого и тщательного изучения. По общему признанию, австралийская раса считается самой древней и компактной из всех, существующих ныне. Однако ее мифология не привлекала к себе особого внимания и изучалась лишь фрагментарно. Лишь незначительные попытки предпринимались для того, чтобы представить ее в такой форме, которая потребовала бы и повлекла за собой серьезные научные исследования.
   Несколько лет назад я писал об аборигенах Австралии: «Чем больше мы узнаем об этом черном парне, тем больше убеждаемся в существовании целых подземных рек, скрытых и неизученных антропологических фактов; я также говорил, как и у всех других жителей планеты, у этих аборигенов имеется набор сказок, созданных главным образом для воспитания молодежи, историй, придуманных специально для становления моральных принципов, распространения полезных сведений и наставлений». Австралийские легенды, если использовать этот термин в более широком смысле, довольно многочисленны. Однако, когда мы соприкасаемся с мифологией, верования аборигенов начинают вызывать у нас неподдельный интерес, сопряженный с практическими трудностями. Если мы воспринимаем миф как «сказку, передаваемую с доисторических времен, историческую по форме, но фактически включающую в себя элементы ранних религиозных воззрений в отношении происхождения вещей, действия сил природы, становления устоев общества, истории рас и народов и тому подобное», то в этом случае, имея дело с аборигенами, мы сталкиваемся с «формирующимся фольклором», и это самое интересное.
   Эта книга не предназначена для того, чтобы дать какой-нибудь научный анализ, общий обзор, частичное исследование или краткое изложение мифологии австралийских аборигенов. Она представляет собой сборник рассказов различных племен. Если некоторые из этих историй могут показаться скучноватыми, то в этом отношении они напоминают легенды других народов, западных и восточных, цивилизованных и отсталых.
   Все изложенное в той или иной степени тесно связано с природными условиями самой страны, а также с привычками, религией, обычаями, наблюдениями, взаимосвязями, занятиями и отдыхом, составляющими жизнь аборигенов. Для правильного понимания этой мифологии, ее значения и моральной ценности нам необходима некоторая информация об этих факторах. Эти данные приводятся частично в самих рассказах и частично в сносках. Хотя в некоторых случаях действительные слова «действующих лиц» этих событий или в их диалогах изменены, они звучат естественно, как бы являясь языком самого слушателя. Это помогает отразить местный колорит и создать живую атмосферу.

Глава 1
ИСТОКИ

ОБЫЧАИ И ТРАДИЦИИ АБОРИГЕНОВ

   Аборигены давно знали о четырех сторонах света, четырех божественных ветрах – северном, южном, западном и восточном. По легенде – аборигены прибыли в Австралию с земли, расположенной на северо-западе. По одной из версий, они были вынуждены бежать в Австралию, спасаясь от ужасных муравьев а это может означать, что они бежали от нашествия смертоносных муравьев либо от доисторической расы, такой же безжалостной и многочисленной, как муравьи.
   По всей вероятности, с момента их прибытия в Австралию много тысяч лет назад нравы и обычаи этого народа практически не изменились. Они жили в гармонии с природой и в течение столетий не прогрессировали и не регрессировали. Законы племени оставались незыблемыми и неизменными. Одни поколения сменяли другие, но все люди проходили ту же самую строгую и неизменную подготовку членов племени.
   Повязка на лоб из Центрального Квинсленда
   У каждой расы имеется свой традиционный лидер и законодатель, который определил моральные и социальные устои, а также традиции племени. Нурундери[1] был великим предводителем аборигенов, и его законам детей учат с младенчества. Он распределил среди различных племен и семей охотничьи территории, и с древнейших времен границы этих территорий остаются неизменными.
   Мальчики обязаны пройти церемонию посвящения, и они стойко и терпеливо переносят сложные испытания, которые им готовят старейшины племени. Такие церемонии проводятся очень торжественно. В умах детей кипит любопытство в отношении чего-то загадочного, строго для них запрещенного и недоступного.
   Приглушенное пение, сопровождаемое ритмичным постукиванием заостренной палки о землю, создает впечатление большой марширующей армии. На рассвете делается перерыв, во время которого все едят и обсуждают важные вопросы. Это продолжается в течение двух часов, после чего начинается церемония.
   Вдруг покой нарушает тихий, вибрирующий звук десятка, а то и более бол-рорэ[2]. Некоторые из них имеют весьма внушительные размеры – примерно восемнадцать дюймов в длину, четыре дюйма в ширину, широкие в середине и сужающиеся к обоим концам, как сигара. Длина других составляет всего шесть дюймов. Громкость их звука варьируется. Иногда она достигает силы звука сильного ветра, а затем постепенно снижается до стона, напоминающего вздох сожаления. Это представление продолжается до следующего восхода солнца. За этим следует еще один перерыв, во время которого племена завтракают. Такие церемонии продолжаются шесть или более недель, а весь процесс посвящения и церемониальных торжеств длится несколько лет.
   Бол-рорэ
   Взрослые хорошо знают, что детский ум лучше воспринимает и усваивает учение, чем в более зрелом возрасте. Поэтому вечерами взрослый человек, сидя у костра, распевает свою песню и приглашает детей прийти и послушать его историю. Дети окружают его, готовые выслушать какую-нибудь сказку. О чем бы ни рассказывалось в историях – о животных[3], птицах, рептилиях, рыбах, насекомых, земле, море, озерах, реках, деревьях, кустарниках, растениях или людях-гигантах – все это символизирует для человека либо что-то хорошее, либо злое.

   Когда дети племени узнают от старших все традиции и легенды расы, они одновременно получают знания обо всех премудростях буша и обретают навыки, необходимые для охоты. Они также проходят через три обряда посвящения, чтобы стать полноправным взрослым членом племени.
   Первое испытание заключается в преодолении голода. Для этого детям предстоит совершить двухдневный поход или провести охоту без пищи, а затем предстать перед костром, на котором готовится великолепная кенгурятина или другой местный деликатес. Они имеют право взять лишь небольшой кусочек этого блюда.
   Корзинка для питури
   Питури – местное название кустов рода Duboisia, листья которого содержат стимулянт. Аборигены их жуют
   Плошка для еды из Центральной Австралии
   Следующим является испытание болью. Юным мальчикам и девочкам предстоит вытерпеть прокол носа, татуировку тела и полежать на горячих углях, покрытых тонким слоем веток.
   Следующая проверка – испытание страхом. Мальчикам и девочкам рассказывают страшные и пугающие истории о призраках и мулдарпе, злом духе или нечистой силе. После всех этих испытаний они укладываются спать в каком-нибудь безлюдном месте либо возле кладбища племени. А ночью старшие, обмазавшись белой глиной и надев берестяные маски, появляются перед ними, издавая страшные звуки. Дети, которые не испугались, признаются полноправными членами племени.
   Юношам и девушкам, которые не прошли этих испытаний, запрещается вступать в брак. Предстоящую свадьбу сначала обсуждают все старейшины племени. Дядя со стороны матери считается самым уважаемым родственником, и в конечном итоге именно ему предстоит выбрать будущую жену для племянника. Фактическая же церемония бракосочетания проводится во время праздничных торжеств. Учитывая местные условия жизни, секс регулируется весьма строгими законами.
   В определенном плане взрослый абориген обладает широкими знаниями. Хотя их вряд ли можно назвать научными, тем не менее это очень точные знания, поскольку его навыки наблюдений за окружающей средой максимально развиты. К примеру, живущий в примитивных условиях абориген прекрасно знает анатомию, повадки и места обитания всех животных буша. Он знает всех птиц, их повадки и даже их язык любви – свадебные песни. По различным признакам, а также по положению звезд на небе он может определить приближение различных сезонов года. Он великолепно освоил искусство читать следы человека и может узнать следы любого из своего племени. Отпечатки ног так же индивидуальны, как и отпечатки пальцев. Следы – это целая наука.
   Языки и обычаи австралийских аборигенов разных племен довольно разнообразны, и все же они во многом похожи. Легенды, как правило, имеют один и тот же сюжет, который пересказывается с некоторыми лингвистическими различиями. Например, все племена Южной Австралии считают, что изначально они пришли с северо-запада, дошли до реки Дарлинг и прошли по ее руслу до озера Александрия. Племена мигрировали не одновременно, а поэтапно, сохранив при этом названия племен и очередность их прибытия. В этих легендах невозможно найти ни малейшего намека на то, что до них Австралия была населена.
   Самый важный сезон года для аборигенов – это весна. Именно в этот период готовятся значимые торжества, во время которых аборигены поют или рассказывают о святых традициях.
   Кремневый нож и ножны
   Некоторые звезды и созвездия, такие как Млечный Путь, Южный Крест, Пояс Ориона или Облако Магеллана, упоминаются в этих легендах и несут определенный смысл. Небеса называются Ваиирри, а их правитель – Непелле. С незапамятных времен аборигены знали и практиковали искусство ментального внушения. Для снятия боли шаманы-врачеватели использовали заклинания и другие аналогичные способы.
   Небольшая корзинка, которую носят на шее
   Живя в естественных условиях и по племенным законам, аборигены строго соблюдали определенный кодекс законов, который помогал им сохранять чистоту расы. И, лишь вступив в контакт с представителями белой цивилизации, они стали нарушать племенные законы и обычаи. Им нечем было заменить эти древние законы и давно установленные правила, в результате чего цивилизация стала причиной болезней и вырождения аборигенов.

ИСТОРИЯ СОТВОРЕНИЯ МИРА[4]

   Бажжара и Арна услышали во сне голос Великого Духа, который сказал: «Отправляйтесь и расскажите всем эту историю, так как я выбрал вас для этой миссии». А вот и сама история.
   Изначально вся Вселенная была погружена во тьму. Эта тьма была молчаливой и неподвижной, а Земля внутри нее оставалась холодной и безжизненной. На поверхности Земли возвышались горы с остроконечными пиками. Землю также покрывали холмы, долины и равнины, глубокие пещеры и карстовые пустоты. В этих пещерах встречались формы жизни, но не разумные. На Земле не было ветра, даже небольшого его дуновения.
   Долгое-долгое жуткое время смертельное спокойствие царило над всем этим. И в этой темноте и спокойствии спала прекрасная молодая богиня[5]. Однажды Великий Дух Отец тихо прошептал ей: «Ты долго спала, и теперь просыпайся, иди подари жизнь Вселенной и всему, что в ней заключается. Делай так, как я тебе велю. Сначала разбуди траву, затем растения, а потом деревья. Когда же лик Земли покроется травой, растениями и деревьями, засели их насекомыми, рыбами, ящерицами, змеями, птицами и животными. Потом отдохни, пока все эти создания, сотворенные тобой, не разовьются настолько, чтобы выполнить задачу, ради которой они появились на Земле. На Земле нет места тому, что не приносит пользу другим частям этого творения».
   Молодая богиня глубоко вздохнула, всколыхнув спокойную доныне атмосферу, и сказала Великому Духу Отцу, что готова выполнить его поручение. Она открыла глаза, и все ее существо наполнил яркий свет. Тьма перед ней рассеялась. Она оглядела Землю и увидела, насколько та была пуста. Затем, быстрее чем метеор, она преодолела огромное расстояние до Земли. Она устроила себе дом на равнине Налларбор[6], относясь бережно и с любовью ко всему, что ее окружало.
   Выйдя из своего дома на равнине, она направилась в западном направлении и, обойдя Землю вокруг, вернулась к отправной точке. Там, где ступали ее ноги, появлялись трава, кусты и деревья. Потом она повернула на север и шла в том направлении, пока не миновала юг и не вернулась к отправной точке своего путешествия. Так она продолжала обходить Землю, пока та вся не покрылась растительностью. После этого, отдыхая от своих трудов, Богиня Солнце неожиданно услышала голос, который велел ей отправляться дальше в каверны Земли, чтобы принести туда жизнь. Она так и сделала и принесла с собой тепло и свет в эти темные и холодные разделы мира. Из-под Земли доносились крики духов: «О Матерь, зачем ты потревожила нас? Мы правили этими разделами Земли многие миллионы лет». Мать Богиня Солнце провела под Землей целый день, исследуя все закоулки подземелий и озаряя все вокруг своим светом. Затем из Земли появились полчища прекрасных насекомых различных цветов, размеров и форм. Они стали перелетать с куста на куст, смешивая все краски вокруг, отчего Земля становилась все более прекрасной. Потом Мать Солнце легла отдыхать.
   Некоторое время она отдыхала, чтобы дать возможность насекомым приспособиться к новым условиям их жизни. Потом на колеснице света она посетила вершины гор, величественно возвышающиеся на лике Земли. После этого она воспарила на могущественном ветре, который доставлял ее в самые отдаленные уголки Земли в мгновение ока. На этом же ветре она вернулась домой на равнину Налларбор. Затем некоторое время, равное двум восходам солнца, она отдыхала, и на этой стадии творения солнце не заходило. Оно непрерывно светило, и нигде на Земле не было темноты, за исключением ее чрева. Отдохнув, Богиня Солнце посетила еще одну пещеру, или бездну. Она заглянула в ее глубины, и ее лицо, сиявшее любовью, рассеяло тьму. Когда она ступила на темное, холодное и безжизненное дно пещеры, от ее присутствия твердый лед растаял. Затем она поднялась наверх и отправилась домой на равнину Налларбор. Из этой бездны появились змеи и ящерицы без ног, которые заскользили на своих животах по поверхности Земли. Из этой каверны также стала вытекать река, петляя по долине, а в ее водах стала водиться рыба всех видов, большая и маленькая.
   Затем Матерь Солнце оглядела свою работу и сказала, что это хорошо. Она повелела, чтоб новая, сотворенная ею жизнь была гармоничной повсеместно. Матерь Солнце снова посетила вершины гор и увидела там деревья, кусты, траву, бабочек, жуков, змей и ящериц, сушу и воду и осталась довольна своей работой. Ветер снова подхватил ее и пронес по всем закоулкам Земли, а потом вернул назад домой на равнину Налларбор. Там она некоторое время отдыхала перед тем, как возобновить свою работу по сотворению мира.
   Когда Мать Богиня появилась снова, ее сопровождали насекомые, змеи и ящерицы, которые боготворили ее и желали видеть, как она сотворит жизнь в следующей каверне. И опять, когда она спустилась на дно каверны, темнота рассеялась. На всех уступах и на дне пещеры можно было видеть духовные формы птиц и животных. Когда Мать Богиня поднялась из этой бездны, могущественный ветер снова подхватил ее и, как на колеснице, отнес домой на равнину Налларбор. Через несколько дней после ее посещения каверны оттуда появилось множество птиц различной расцветки, а затем множество животных всех форм, размеров и окраски. Все они отправились прямиком к Матери Богине, чтобы полюбоваться ее величием. Оттуда они ушли удовлетворенные и довольные жизнью. Богиня Солнце немного отдохнула, убедившись, что Отец Всех Духов был доволен тем, что она создала.
   После этого Матерь Солнце повелела, чтобы на Земле были короткие периоды сезонных изменений. Первым, на определенное время, должен был наступить жаркий период, за ним – холодный, но они не должны нести с собой чрезвычайную жару или холод, которые могли бы нанести вред созданиям или растительности, существующим на Земле. Матерь Солнце повелела, чтобы такая жара и холод остались только в самых отдаленных уголках Земли. Свет и тьма также должны сменять друг друга.
   В начале весны Матерь Солнце призвала насекомых, рептилий, птиц и животных собраться вместе, и огромное их количество пришло с севера, где рождается и проживает северный ветер. Другое их множество пришло с юга, из мест обитания южного ветра, а также с запада, где проживал западный ветер. Но самое большое их количество пришло с востока, царственного дворца и колыбели солнечного света и солнечных лучей. Когда все они собрались вместе, Матерь Солнце ласковым и спокойным голосом обратилась к животным, птицам, рептилиям и насекомым.
   Она сказала: «Послушайте, о дети мои, я – ваша мать-кормилица. Великий Дух Отец дал мне силы сотворить вас из Земли. Моя работа на Земле окончена, и теперь я направляюсь в высшие сферы, где буду вашим светом и жизнью. Когда я уйду, я оставлю вместо себя другое существо, которое будет править вами. Вы будете его слугами, а оно будет вашим богом и повелителем. Вы все будете претерпевать определенные изменения. Со временем ваши тела вернутся обратно в Землю, и жизнь, которую я вызвала, а Великий Дух Отец даровал вам, перестанет существовать в этой форме на Земле. Она перенесется в те места возле моего обиталища, откуда будет светить и направлять тех, кто придет после вас. Вашим пристанищем станет Земля Духов. Но это произойдет лишь после того, как вы проживете свою жизнь, исполните желания своих сердец и достигнете состояния, в котором будете готовы встретить это изменение. А теперь я вас покидаю».
   И тут Матерь Солнце воспарила над Землей и стала подниматься все выше и выше в необъятные высоты. Все животные, птицы, рептилии и ящерицы с испугом в глазах наблюдали за отбытием Богини Света и Жизни. Так они и стояли, наблюдая за тем, как лик Земли окутывала темнота. Это странное явление наполнило их страхом и печалью, а когда темнота сгустилась, они смолкли. Им показалось, что Матерь Солнце бросила их. Так они и стояли, пока не увидели, как восток озарился восходом. В растерянности они наблюдали за постепенным появлением света. Все стали обсуждать происходящее: «Мы все видели, как Матерь Солнце удалилась на запад, так что же теперь идет к нам с востока?» Так они и стояли, наблюдая за тем, как Матерь Солнце поднимается на восточном небе и улыбается им. Все стояли как вкопанные, наблюдая за своей любимой Богиней.
   Она же, не останавливаясь, продолжала свой путь на запад. И тогда собравшиеся поняли, что лучистую улыбку Матери Солнца всегда будет сменять период тьмы, а это значит, что темный период предназначен для отдыха. И тогда все разбежались в разные стороны, ища пристанища в дремучих лесах, зарываясь в Землю или отдыхая на сучьях деревьев. Цветы, которые открылись на свету, теперь закрылись и уснули, однако австралийская акация продолжала бодрствовать всю ночь. Она хотела сохранить свою форму и цвет как в темноте, так и на свету. Дух воды маленького ручейка настолько любил солнечный свет, что стал подниматься все выше и выше, пока не исчез из виду. Он так горестно плакал и рыдал в своих попытках достичь света, что истощил себя скорбью, вернулся обратно на Землю и остался лежать на деревьях, кустах и траве в виде прекрасных и сверкающих капель росы.
   Когда на восточном небосклоне вновь забрезжил рассвет, птицы первыми заметили этого вестника прихода Матери Солнца. Они так возликовали, что одни начали чирикать и щебетать, другие – непрестанно смеяться, а третьи – распевать прекрасные хвалебные песни. Когда Матерь Солнце взглянула на них с восточного небосклона, капли росы устремились к небу, желая встретить и сопровождать свою Матерь Солнце, и это положило начало утру и вечеру. И тогда все живые создания поняли планы Великой Матери Солнца.
   По прошествии множества лет эти живые создания начали проявлять недовольство своим существованием. Некоторые рыдали потому, что не могли летать, другие томились оттого, что им приходится проводить слишком много времени в воде. Некоторые роптали, другие постоянно спали, отказываясь есть и наслаждаться жизнью.
   Тогда Матерь Солнце вновь вернулась на Землю, собрала всех и сказала: «О дети Земли, разве я не извлекла вас на свет из чрева Земли? Разве я не вдохнула в вас жизнь? О недовольные создания, я подарила вам жизнь и право решать за себя. Делайте так, как считаете нужным, но вы раскаетесь в своем выборе».
   И тогда животные, птицы, рептилии и насекомые сделали так, как возжелали. И в каких только странных существ в результате не превратились: в кенгуру, плащеносную ящерицу, различные формы летучих мышей, пеликанов с огромными клювами, утконоса, летающую лисицу, глупо выглядящего старого вомбата, лягушку, которая достигает зрелости таким странным образом! Сначала она появлялась в виде головастика, имеющего только тело и хвост, затем в том месте, где тело переходит в хвост, у него появляются ноги. Через некоторое время хвост отваливается, и тело развивается дальше уже с четырьмя ногами.
   Мыши, которые хотели превратиться в птиц, теперь стали летучими, но их тела не покрывали перья. Тюлень, которому надоело бродить по лесам и холмам, пожелал жить так, как он это делает сегодня. Сова горько рыдала, желая получить огромные ясные глаза, которые могут видеть ночью. Ее желание исполнилось, но теперь она не может видеть днем, и поэтому днем вынуждена прятаться в пещере или в дупле дерева, так как больше не переносит яркий свет и не может смотреть в лицо Матери Солнцу. Коала устыдился своего прекрасного хвоста, которым восхищались все животные, и пожелал избавиться от него. В результате его хвост отмер, и теперь бедный коала стесняется появляться в компании динго, который гордится своим хвостом и радостно виляет им при встрече с другими животными. Посмотрите, как некоторые насекомые исполнили свои желания. Одни теперь напоминают кусочки древесной коры, другие – палочки или сухие веточки.
   Такие разнородные создания ясно демонстрируют, к чему могут привести недовольство и глупые желания. Когда Матерь Солнце поняла, что эти странные создания могут спровоцировать смуту на Земле, она сказала: «Я ниспошлю вам частичку себя, о дети Земли. Желание моего сердца снизойдет к вам еще до того, как я появлюсь завтра». Итак, на следующее утро, когда животные, птицы, рептилии и насекомые пробудились ото сна, они увидели утреннюю звезду, сияющую на восточном небосклоне над равниной Налларбор. Все собрались перед звездой, но та с ними не заговорила, а осталась сидеть, устремив свой взор на восток. Когда Матерь Солнце поднялась, то сказала: «Я дарую вам сына Мира Духов, и он будет одним из вас». Потом она сказала сияющей утренней звезде: «О сын мой, правь здесь, и я пришлю тебе подругу. Когда я скроюсь за западным небосклоном и тьма покроет всю Землю, ты увидишь яркую форму, которая появится на западном небосклоне. Это правительница ночи, которая поддержит твое сияние и разделит с тобой радости света».
   Так все и произошло. Когда Богиня Света, Матерь Солнце, проехала на своей колеснице света по небесам и скрылась на западе, а тьма накрыла своим покрывалом все небо, обещанный помощник явился и залил своим светом всю Землю. Так, по желанию Богини Солнца, родилась Луна. Луна спустилась на Землю, стала женой утренней звезды, и у них появилось четверо детей. Эти дети росли и размножались в форме человеческой расы, а когда умирали, они занимали свое место на небесах в виде звезд.
   Аборигены говорят, что звезды являются детьми дочерей и сынов утренней звезды и красавицы Луны, созданных Матерью Солнцем. Бажжара и Арна, пророки Мира Духов, говорят: «Вы, дети Земли, должны помнить, кому вы обязаны своим рождением, и не должны стремиться к изменению своего положения, подобно животным, птицам, рептилиям, насекомым и рыбам. Помните также о своем превосходстве над этими созданиями и о том, что вы, ваши дети и дети ваших детей в конце концов вернетесь к Великому Отцу Всего, Вечному Духу».

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

   Давным-давно, когда еще нынешние люди не существовали, Австралию населяли странные создания – животные, птицы и рептилии, которые были такими же, какими мы их видим сегодня. Эти создания – кенгуру, вомбат, эму, орел, варан и ромбический питон – представляются рассказчиками легенд нашего времени как обладающие человеческим разумом и способностью вещать о своих чувствах и обмениваться друг с другом идеями. Но вместе с этим они обладают свойствами и привычками обычных животных.
   Когда Богиня Солнце, или Богиня Рождения, перемещалась по Земле, исходящие от нее свет и тепло произвели на свет различные формы животных, птиц, рептилий, ящериц и рыб, но не человека. Позже, по своему подобию, она вызвала к жизни существо, которое сегодня считается Отцом Всего, Великим Отцом или Духом Человечества. Когда Богиня Рождения оглядела свои творения, она осталась довольна тем, как выразила себя на Земле. Тогда она обратилась к Отцу Всех Духов и сказала: «Я передаю тебе всю власть, чтобы ты завершил работу по сотворению мира».
   Сказав это, Богиня Рождения вознеслась в бескрайние просторы космоса, где ее теперь можно видеть каждый день и откуда она наблюдает за плодами своего творения, одаряя всех светом, теплом и жизнью.
   Теперь Великий Дух Отец получил возможность одновременно присутствовать повсеместно и решил дать результатам творения чуть больше разума, чтобы помочь им обустроить свою жизнь и позаботиться о более слабых животных, птицах, рептилиях и рыбах. Он еще не определил, в какой форме это должно произойти, и поэтому взял малую частичку себя и, взглянув на нее, подумал: «Теперь, одарив этим мир, я буду проявляться в этом мире». Хорошенько все обдумав, он решил взять частичку не от себя, а от своего разума и поместить ее в кенгуру или в вомбата, пока не придет время появиться человеку. Причина того, почему Отец Всех Духов не отдал жителям Земли частичку себя, заключалась в том, что эта частичка станет развиваться, и, таким образом, в творении проявится суть его самого, что может принизить его величие, его божественность и его высокое положение. Да и Богиня Рождения не советовала ему поступать так[7].
   В данный период существования животных и птиц этот разум направлял эти создания на учреждение церемоний посвящения и законов и обычаев, определяющих супружество. Теперь эти создания стали знающими и мудрыми, а с течением времени разум внутри их совершенствовался и искал пути самовыражения. Крылья эму и орла стали терять перья, а кенгуру, вараны, животные и ящерицы дивились тому, что их хвосты с течением лет становились все короче. В некоторых случаях хвост исчезал полностью. Вомбат и исполинская гладкая ящерица сцинк потеряли свои хвосты, когда бродили в поисках пищи, и чувствовали себя довольно беззащитными, когда вернулись домой без того, что считалось их лучшим украшением. Они выглядели настолько странно, что стали предметом многочисленных издевательств и насмешек со стороны окружающих.
   Вместе с тем более разумные существа понимали, что они претерпевают удивительные изменения и переход из одного физического состояния в другое. Некоторые рыбы обнаружили, что они больше не могут жить в реках, озерах и морях в определенные периоды года. Тогда они выбрали местом обитания сушь и стали жить вместе с ящерицами и рептилиями. Когда такое изменение произошло впервые, несколько рептилий сидели на берегу реки, а когда увидели, что рыба выбралась из воды и стала приближаться к ним, разбежались в разные стороны в поисках убежища. Одни взобрались на деревья, другие в испуге бросились в воду, хотя раньше к ней не приближались. По мнению аборигенов, утконос, крыса и горный дьявол – молох являются наиболее разительными свидетельствами силы разума, проявившейся в этих странных существах. Похоже, это единственные существа, которые приняли форму птиц и рептилий. Другие же создания, такие как кенгуру, вомбат, варан и ромбический питон, обрели определенную схожесть с современным человеком. Некоторые напоминали человека головой и лицом, другие – ногами и пальцами на них, у третьих грудь напоминает человеческую. Животные, птицы, рептилии и рыбы смешались в такой тесный клубок, что каждый из них на некоторое время позабыл о своей собственной индивидуальности. Они начали обсуждать особенности друг друга, а также то, что считали недостатками.
   Подобные замечания вызвали острую неприязнь и ненависть, которые закончились горем, кровопролитием и смертью. Эти создания начали ссориться, а потом и воевать друг с другом. Семейства сов постоянно враждовали с семействами ястребов. Ни семейства ястребов, ни семейства сов не желали прислушиваться к увещеваниям семейств лебедей жить с ними в мире. Сороки поссорились со всеми птицами и небольшими животными, особенно с семействами мышей и крыс. Сокол наводил наибольший ужас на пернатые племена, хотя и не был таким большим, как орел. Все боялись его из-за скорости, с которой он атаковал одну или даже несколько своих жертв. Без какого-либо предупреждения он бросался вниз на них с ветки дерева, на которой сидел, либо с утеса или камня на склоне горы.
   Богиня Солнце с огромной печалью смотрела с высот на свои творения, наблюдая за тем, как они терзают, убивают и пожирают друг друга. Она не знала, как наладить ход вещей и установить мир. Тогда она призвала к себе Отца Всех Духов и сказала: «Разве я не одарила тебя всей силой творца и не дала тебе власть над результатами моего творения? Лишь я одна могу дарить такую силу. Лишь я одна могу делать так, и никто не вправе оспорить мою работу. Когда я брожу по земле, пыль и вода дают начало жизни животным, птицам, рыбам и насекомым различных форм и размеров. Одни живут на Земле, другие в море, а третьи вынуждены умирать, чтобы поддержать жизнь других. Некоторые питаются растительностью, а некоторые – другими созданиями. Всем живым существам приходится искать пропитание с самого начала их существования. Теперь же я вижу результаты плана, который ты осуществил, одарив частью своего разума каждое из этих существ. Скажи мне, почему ты так сделал?»
   Отец Всех Духов ответил: «О Богиня Рождения и Жизни, я думал, что создал план, по которому будет протекать вся жизнь на Земле. Животные, птицы, рептилии, ящерицы и рыбы стали обладать разумом, но он оставался на Земле, не выходил за ее пределы и не мог отразиться на высших и благородных созданиях. Я всегда следовал твоим указаниям и выполнял твои желания. Разум появился не из праха, подобно другим формам, а снизошел непосредственно от тебя. Мне не дано создать живую форму и вселить мой разум в ее тело. Мои мысли не в силах придумать какую-либо форму и красоту, в которых не отражалось бы благолепие твоего искусства. Мои мысли не принадлежат одному мне, они связаны с тобой. Ты знаешь, что я не вправе создать форму или фигуру, напоминающую тебя. Однажды, созерцая множество форм живых созданий, которые бродили, ползали, плавали и летали вокруг, я подумал, что, может быть, частичка моего разума, внедренная в кенгуру, вомбата или рыбу, когда-нибудь произведет на свет форму разума, которая будет править жизнью и помогать всем другим формам выполнять твою великую идею. Существуя в каждом отдельном существе, она обретет опыт всего разнообразия жизненных форм. Затем, в одно прекрасное время, разум проявится в форме, совершенно отдельной и независимой от всех остальных форм, но все же сохранив при этом частичку изначальной формы. Это заставит новое создание понять, что он принадлежит к старому порядку, но не связан с ним. Он сможет возвыситься до высших сфер и даже до тебя, о Богиня Рождения».
   Тогда Богиня Рождения сказала Отцу Всех Духов: «Отныне и во все времена созидателем будешь ты, поскольку я убедилась в том, что ты правильно мыслишь и сможешь разумно распорядиться всеми результатами моего творения. Ты лучший правитель всех живых форм. Даже человек должен поклоняться тебе и признавать тебя богом над всеми».
   И тогда Отец Всего покинул Богиню Солнце, чтобы продолжить порученную ему работу. Таким образом, с этого дня и дальше во всех происходящих на Земле изменениях прослеживалась концепция нового порядка существ, обладающих разумом, полученным от Отца Всех Духов. Он повелел ветрам подхватить его разум и разнести его по всем самым отдаленным уголкам Земли. Когда этот разум распространился на север, юг, восток и запад, могущественные ветра всколыхнули воды океанов, и те огромными валами опрокинулись на скалистые берега. Молния сверкнула и, ударив в склон горы, разметала осколки камней по ветру. Кенгуру, вомбат, эму и фактически все живые существа в страхе разбежались в разные стороны. Одни скакали и прыгали, другие, извиваясь, ползли, а третьи летели на великую равнину, чтобы спастись от разлетавшихся осколков камней. Там они нашли большую пещеру, приготовленную для такого случая Богиней Рождения, когда она впервые посетила Землю. Все поспешили укрыться там от бушующих стихий. Когда они спрятались в пещере, разразился страшный ливень, и потоки воды залили всю Землю. Животные, птицы, рептилии, ящерицы и насекомые – все в ужасе трепетали, наблюдая за происходящим. Никогда до этого они не видели такого буйства стихий. Когда же буря прекратилась, а солнце скрылось на западном небосклоне, все создания, большие и малые, провели ночь в этой пещере.
   На следующий день на всей Земле не было слышно ни звука. Повсюду царили тишина и спокойствие. Некоторое время никто не отваживался выглянуть наружу. Только старый варан высунул голову и тут же спрятался обратно. Все кинулись к нему с вопросом: «Что ты там видел?» – «О, – сказал он, – я видел удивительное создание, ужасного монстра с одним глазом, сияющим, как Луна. Но, подождите секунду, его глаз ярче, чем Луна, он почти такой же яркий, как Солнце». Затем, обернувшись к орлу, он сказал: «Теперь выгляни ты и поведай нам о том, что увидишь». Тогда орел направился к выходу из пещеры и выглянул наружу. Он сказал: «Я вижу некое существо размером чуть больше, чем кенгуру. Его глаза не больше, чем у варана, но очень яркие! В них отражается сила и мощь. Мне кажется, что они видят меня насквозь. Я все еще дрожу от того, как они на меня посмотрели». И тогда орел предложил выглянуть ворону. Ворон почувствовал, как по его телу пробежали мурашки, и сказал: «Зачем ты просишь меня посмотреть на это существо? Разве варан не сказал тебе, что у него большие, яркие и сверкающие глаза? Разве орел не подтвердил слова варана? Почему теперь я должен смотреть на него?» Однако он все же попытался выглянуть наружу, но быстро отпрянул от выхода, отчего зимородок-хохотун засмеялся, совсем забыв, в каком серьезном положении они все находятся. Ворон был очень испуган, но старался выглядеть смелым, это еще больше раззадорило зимородка-хохотуна, он просто не мог удержаться от смеха: «О ворон, должно быть, ты увидел свой собственный призрак и перепугался, что он заберет тебя в Таинственную Землю». На что ворон сердито ответил: «С чего ты взял, что я испугался? Я никогда не боялся врага, каким бы большим и сильным он ни был. Ты не вправе говорить мне такие слова».
   Все присутствующие знали, что ворон великий воин и никого не боится. Тогда зимородок-хохотун сказал: «Я, как и все другие, заметил, как ты подсознательно вобрал голову в плечи и быстро вернулся в пещеру, словно испугался какой-то опасности». В обычной ситуации ворон обязательно набросился бы на надоедливого и насмехающегося зимородка, но на сей раз он сдержался.
   И тогда все животные, птицы и рептилии воспользовались возможностью взглянуть на это странное новоявленное существо. Они смотрели на него с большим интересом, любопытством и уважением, и каждый видел в нем что-то, чего другие не узрели. Потом все собрались вместе, чтобы обсудить увиденное, и каждый по-своему рассказывал об этом новом Разуме, который прибыл к ним вместе с дождем, громом и молнией. Однако все сошлись в одном, и это был яркий свет, который исходил от этого бесформенного существа. Как бы странно это ни выглядело, но любые лучи света, попадавшие во взор смотрящего, запечатлевались как в его памяти, так и в теле и были ясно видны всем окружающим. Все собравшиеся стали обращать внимание друг друга и на те изменения, которые происходили с их телами. Они сильно испугались и не отваживались выходить из пещеры даже для поисков пропитания для себя, своих жен или своих детей. Так все и оставались там без пищи и воды.
   Потом, в один из прекрасных дней, когда орел больше не мог терпеть муки голода и жажды, он прикончил безобидную крысу, напился ее крови и наелся ее плоти. Так началось великое уничтожение безобидных и слабых животных и птиц, разум которых был слабее, чем у их более сильных и разумных собратьев.
   Тогда Разум Человечества понял, что, если это смертоубийство продолжится дальше, оно приведет к уничтожению многих существ, и поэтому Разум в своей бесформенности подошел к входу в пещеру и предложил трясогузке Вилли[8] выйти и выслушать то, что он должен сказать. Трепеща от страха, трясогузка Вилли подошел к выходу из пещеры. Он почувствовал чье-то присутствие, словно легкий и нежный ветерок прикоснулся к его щекам и ушам. Потом он услышал голос, который прошептал ему: «Возвращайся в пещеру и попроси все создания выйти и собраться на вершине холма на севере. Тогда все увидят, какой я есть». Трясогузка Вилли вернулся в пещеру и громко крикнул: «Выслушайте меня, о создания! Разум велел мне передать вам его послание, которое он прошептал мне на ухо. В полдень, когда Богиня Солнце и Богиня Рождения будет стоять над нами, всем особям мужского и женского полов, старым и молодым, надлежит собраться на холме. Там мы станем свидетелями того, как величие и власть Богини Солнца проявится в рождении нового порядка и естества Разума, который призван править здесь и создавать все другие существа. Таково было его послание. Не бойтесь. Мы сможем мирно и безопасно отравиться в леса и рощи в поисках пищи и воды».
   Все взрослые отцы семейств, представлявшие это разнообразие, отправились на поиски пищи и воды для своих жен и детей. На следующее утро все поднялись очень рано, позавтракали и отправились на вершину холма, выбранную для рождения человека, Высшего Разума, зачатого Богиней Солнцем. Они взяли с собой достаточно еды на два дня и уселись в тени деревьев и скал, напряженно ожидая назначенного срока. На случай каких-либо непредвиденных событий они выставили часовых. Когда же Богиня Солнце предстала перед ними, все старые и молодые, женские и мужские особи, переполненные волнением, поднялись на ноги. И тогда молодой орел, восседавший на скале, торжественным голосом обратился ко всем собравшимся: «О создания! Посмотрите на север! Что вы видите?» Старейшины ответили: «Мы видим, как что-то, напоминающее столб дыма, движется на запад». Орел снова спросил: «О создания! Обратите свой взор на запад. Что вы видите?» И старейшины ответили: «Мы видим еще один столб дыма, который двигается на юг, а северный столб, похоже, следует за западным». И опять орел обратился ко всем торжественным голосом: «О создания! Что видят ваши глаза?» Старейшины снова ответили: «Мы видим третий столб дыма, который, похоже, движется к месту восхода солнца. Разве это не свидетельство власти, мудрости и славы Богини Рождения, Матери Жизни. Давайте же помолчим». Между тем северный ветер со своим столбом преследовал западный ветер, чтобы догнать его и присоединиться к нему. Западный же ветер со своим столбом пыли гнался за южным ветром, чтобы присоединиться к нему. Южный ветер гнался за восточным, словно желая присоединиться к нему. Восточный же ветер двигался медленно, словно ожидая, что другие ветра со своими столбами присоединятся к нему. Когда эти столбы пыли появились впервые, между ними было примерно семьдесят километров, и они кружили вокруг холма, на котором находились собравшиеся. Кружась, они перемещались по спирали и подходили все ближе и ближе. Кое-кто из существ испугался, но трясогузка Вилли сказал им: «Не бойтесь, так как вам еще предстоит лицезреть вашего бога и правителя, который станет Отцом Человечества, когда его сотворит Богиня Рождения».
   Теперь, когда эти столбы пыли оказались примерно в двух километрах от собравшихся, они поднялись вверх примерно на два километра над вершиной холма. Затем, постепенно, они приняли форму огромного гриба. Примерно с час он оставался неизменным, а затем потихоньку опустился к вершине холма. Орел слетел со своего места на скале и присоединился к собравшимся, а облако постепенно опускалось, пока не достигло того места на скале, где до этого восседал орел. Неожиданно грибовидное облако стало принимать форму водного смерча, изгибаясь над вершиной холма, и пролилось на его восточную сторону дождем и уменьшилось в размерах почти до шести метров. Затем из чистого неба молния ударила в центр облака, вызвав вспышку огня. В сиянии этого огня появилась совершенная форма человека в его сегодняшнем виде. Пламя постепенно угасло, а фигура человека осталась стоять во всем своем совершенстве, окруженная ореолом горделивого Разума. На один день Богиня Солнце оставалась в середине своего пути между зенитом и западным горизонтом, наблюдая с удовлетворенной улыбкой за плодами своего творения. Это был единственный случай, когда Богиня Солнце отдыхала во время своего пути по небу. Она это сделала для того, чтобы выразить своей улыбкой любовь и одобрение своей работе и показать, что человек должен править на Земле всеми, кто обитает на ней и в море. Человек спустился со скалы, поравнялся со всеми существами и стал беседовать с кенгуру, эму, вараном, орлом и самой важной персоной – трясогузкой Вилли. Так Разум в своей физической форме познакомился со своими прежними сотоварищами.
   После этого Богиня Солнце продолжила свой путь и никогда больше не останавливалась. Человек же начал свое физическое существование бок о бок с животными, птицами, рептилиями и насекомыми. Во время этого сосуществования наступил момент, когда он пожелал узнать больше об образе их жизни. Первым существом, которое он повстречал, был оливковый тирани[9], маленькая птичка, по цвету и форме напоминающая сороку. Человек сказал ему: «О мой друг, вспомни то время, когда я жил в тебе и старался превратить тебя в некую другую форму, которая должна была стать моим постоянным пристанищем, но ты отказался расшириться, как того требовал мой разум. Мой разум настолько велик, что он живет во всех созданиях. Некоторые из них в определенной степени отвечали величию моих мыслей, но не настолько, чтобы я мог навсегда поселиться в них. Тогда Отец Всех Духов повелел мне выйти из всех созданий, и я повиновался ему. Долгое время я обитал среди стихий – ветра, дождя и молнии. Теперь я вышел из этих состояний и обладаю формой, в которой ты меня лицезреешь. Но мне хотелось бы услышать и о твоем жизненном опыте». И тогда оливковый тирани начал рассказывать свою историю на птичьем языке, которым он пользуется по сей день.

ИСТОРИЯ ОЛИВКОВОГО ТИРАНИ

   «Однажды я сидел на дереве, которое росло у ручья, несущего свои воды летом и зимой. Я обнаружил этот источник во время своих скитаний, а поскольку он не пересыхал в засуху и всегда оставался прохладным, я решил устроить там свой дом. В один прекрасный день, когда я любовался окрестностями и думал о том, как прекрасно все кругом, я взглянул вниз, на Землю, и увидел свои следы на мягкой грязи. Я слетел вниз и стал их рассматривать. Набрав полный клюв глины, я взлетел обратно на дерево и аккуратно поместил эту глину на ветку. Я сидел в раздумьях, ожидая вдохновения. Прошел примерно час, и, взглянув на глину, я увидел, что она засохла. Неожиданно мне пришла мысль построить из этой глины дом. Во время строительства я пел: «О Богиня Солнце! Мой дом и это место у прохладного, освежающего источника воды, творящего жизнь, – это дар от тебя». Потом я забрался в гнездо и вскоре уснул. На следующее утро я проснулся рано и отправился на охоту. Собрав достаточно еды на целый день, я вернулся домой в гнездо.
   По возвращении я с удивлением заметил, что кто-то ждет меня там. Это была прекрасная девушка тирани. Я спросил ее, как она тут очутилась и как узнала, что здесь живу я. Она ответила: «Вместе с другими девушками и молодыми женщинами я собирала пищу, но мы расстались в поисках воды. Я потеряла остальных, и вот я здесь». Похоже, она устала, и я предложил ей отдохнуть в моем доме. Она поблагодарила меня и спокойно уснула, а я остался сидеть на ветке дерева, отгоняя от нее назойливых комаров. Потом я взглянул на ее прекрасные черты и почувствовал любовь к ней. Пробудившись ото сна, она вздрогнула, увидев меня, сидящего рядом. Оглядевшись вокруг, она поняла, что потерялась и оказалась в весьма щепетильном положении рядом с незнакомцем. И тогда она заплакала горькими слезами. Я постарался успокоить и подбодрить ее ласковыми словами. Потом я предложил проводить ее обратно к матери, отцу и другим родственникам. Так мы отправились на юг и летели, пока не достигли небольшого журчащего ручейка. Она тут же узнала свой дом. По прибытии она рассказала матери и отцу историю о своих скитаниях, о том, как она попала в дом к незнакомому молодому человеку и как внимательно он отнесся к ней. Мать и отец поблагодарили меня за доброе отношение к их дочери.
   Я поклонился им и полетел обратно. Прожив три месяца в одиночестве, я заметил, что почти все живые существа с удовольствием занимались устройством семейных отношений. Я пожелал испытать ту же радость. Однажды вечером я услышал, как сорока поет любовную песню своей возлюбленной. Я слышал, как молодые самцы бандикутов[10] дерутся за право стать мужем и повелителем молодой самочки бандикута. Были и другие птицы и животные, чей разум был более развит, и они подыскивали себе пару среди особей других видов. Эму выбрал себе пару из племени варанов, а некоторые другие племена птиц устраивали браки с племенами рептилий. Орел взял в жены дочь из семейства ворона. И все это время мое сердце тосковало по девушке, которая провела ночь в моем доме, и ее присутствие все еще ощущалось здесь. Порой, когда я отдыхал в своем гнезде и нежный южный ветерок ласкал мою разгоряченную голову, мне казалось, что это ее нежные прикосновения. Однажды ночью мне приснилось, что я слышу ее зов. Тогда я вскочил и стал петь ей любовную песню, но вскоре понял, что это был просто сон. Я вновь отправился спать, но несколько раз ночью вскакивал с постели, потому что мне казалось, что слышу ее. Не в состоянии дольше ждать, я решил расправить крылья и полететь на юг в надежде на ее благосклонность. Итак, в одно прекрасное утро, еще до восхода солнца, я отправился на юг прямиком к ее дому и приземлился примерно в ста метрах от него.
   Как только на востоке над горами взошло солнце, я уселся на дереве, выпрямил спину, расправил крылья, выпятил грудь и, приподняв голову, со всей любовью, стучавшей в моем сердце, преданно запел ей: «Я хочу создать семью». Затем я умолк и некоторое время прислушивался, не прозвучит ли ее ответ. Я подумал – может быть, она спит, но этого не могло быть, ни один оливковый тирани не спит в это время. Потом мне пришла другая ужасная мысль – может быть, я опоздал и какой-нибудь молодой тирани уже попросил ее руки и увел ее за собой. И все же мне казалось, что такого не может быть, когда вспоминал выражение ее лица в тот незабываемый день, когда она прилетела к моему дому, а я благополучно доставил ее назад к родителям и родственникам. Тогда ее взгляд говорил сам за себя. Я заглянул в окошко ее души и понял, что она любит меня. Как же она могла забыть меня и принять другого, которого не любит? Я знал, что такого не может быть, и поэтому снова поднял голову и со всей любовью запел: «Я намерен создать семью».
   Как только я произнес последние слова своей песни, в воздухе послышался нежный голосок моей прелестной птички, повторяющей слова моей песни. Встреча с ней меня глубоко потрясла. Меня переполнили радость и восхищение, и я запел: «Давай улетим. Моя грудь готова разорваться от радости и любви к тебе, подобно кустам, которые взрываются сладко пахнущими цветами». В ответ она повторяла слова моей песни. И не успела она допеть последний стих, как я подлетел к ней. Она слышала шелест моих крыльев и скромно сидела, поджидая меня. Я присел рядом с ней, мы выпятили грудки, посмотрели вверх на небеса и вместе запели песню, восхваляющую Богиню Солнце, Мать Всех Живых Существ, которая одарила нас жизнью и пропитанием и ниспослала всем живым существам величайший из всех даров – взаимную тягу к родственной душе, стремление принадлежать друг другу и иметь детей от подобного себе.
   Затем некоторое время мы сидели молча, обмениваясь чувствами и эмоциями на языке, который не может выразить ни песня, ни речь, ни какое-либо другое средство общения. Так мы сидели до тех пор, пока солнце не прошло половину своего пути на восточном небосклоне, а когда мы очнулись от наших любовных мечтаний, мы увидели мать и отца моей прелестной птички, которые наблюдали за нами, сидя на другом дереве. Мы расправили крылья, подлетели к отцу и матери моей прелестницы, распрощались с ними и отправились на север, в страну пыльных бурь и изнуряющей жары. Перед этим я сказал родителям жены, что, когда они состарятся и пожелают увидеться со своей дочерью, они могут прилететь в мой дом. Мы с женой жили очень счастливо, у нас получилась большая семья, а наши дети разлетелись в разные части этой страны».
   Когда оливковый тирани закончил свою историю, они расстались. Разум остался один и стал обдумывать все, сказанное ему. Никогда раньше великий Разум не чувствовал себя так одиноко. Эта история маленького тирани тронула в его душе струну, звучание которой вызвало желание найти спутника жизни. Ему не хотелось выбирать одну из форм среди всего множества, населявших Землю, потому что, когда он жил в кенгуру, вомбате, эму и других, они оставались глухи к его пожеланиям и советам. Поэтому он решил, перед тем как что-нибудь предпринять, посоветоваться с трясогузкой Вилли, который мог бы ему помочь. Разум все же надеялся, что среди множества особей он сумеет найти одну, которая могла бы стать ему преданной спутницей.
   И тогда Разум отправился на поиски. Когда он нашел трясогузку Вилли, он сказал: «Я услышал прекрасную историю о жизни оливкового тирани. Эти птицы не берут в супруги никого из другого вида. Можешь ли ты рассказать мне о каком-либо браке, в котором объединяются двое из различных видов?» – «О да, – ответил трясогузка Вилли, – это орел, ворон, кенгуру и эму. Все они создали семьи вне их собственного вида».
   Вот история орла и ворона.

ОРЕЛ И ВОРОН

   Однажды вождь вороньего племени решил предложить свою дочь в жены единственному сыну вождя племени орлов. Семьи лебедей, пеликанов и какаду возражали против такой свадьбы, но двое вождей проявили упрямство и настояли сделать по-своему. Другие птичьи племена побоялись возражать, поскольку семья орлов была очень могущественной, а семью воронов все боялись даже больше, чем семью орлов, из-за их разума и хитрости. Дочери вороньего племени были очень красивыми, а молодые орлы благопристойны, и все они жаждали соединиться семейными узами. Эти создания были наполовину людьми и наполовину птицами, потому что в них присутствовал Разум. Они оставались такими определенное время, пока все не рухнуло из-за смешанных браков. Богиня Солнце повелела, что после смерти они не получат забвения, а вернутся в первое состояние своего бытия.
   В период первого существования человека в его человеческой форме орел был королем всех птичьих племен. Он поручил соколу управлять его подданными и следить за тем, чтобы все его желания исполнялись. Сокол правил железной рукой, не зная ни симпатии, ни жалости. Неожиданно он сваливался с небес на обвиняемого и убивал его.
   И вот в один прекрасный день молодой вождь орел влюбился в прекрасную дочь ворона. Тогда сорока при встрече с зимородком-хохотуном и киллункилли[11] сказала: «Это конец власти орла. Дочь ворона никогда не подчинится его приказам. Молодому орлу придется приложить огромные усилия, чтобы сломить упрямство девушки-ворона. Но здесь кроется один секрет. Молодая девушка не решится убежать из дома, так как боится бдительного сокола, но она скорее уморит себя голодом, чем станет рабыней орла. Она будет стараться все сделать по-своему, а орел – все переиначить, однако все несчастья начнутся тогда, когда племя ворона вернется в свою собственную страну». За многие годы до свадьбы орла и ворона племена сорок и киллункилли тоже намеревались создавать смешанные браки, но племя орлов запретило им это делать.
   Прошла свадьба, молодожены жили мирно, но в один прекрасный день орел отправился на охоту, а когда вернулся, увидел, как его жена беседует с сорокой и киллункилли. В нем вспыхнула ревность, и он строго-настрого приказал ей оставаться в лагере и не выходить из дома. Жена воспротивилась его приказам, и ему пришлось прибегнуть к более строгим мерам, но он побоялся что-либо предпринимать открыто. Если об этом узнают в семействе ворона, они незамедлительно явятся сюда вооруженные и готовые к схватке. И тогда каждый день, когда подавалась еда, молодой вождь съедал большую ее часть, оставляя жене лишь маленькую порцию. Таким образом он стал постепенно изнурять ее голодом. Когда же у нее появился ребенок, молодой вождь стал давать ей еще меньше еды. Он прекрасно знал, что мать не позволит ребенку голодать и будет отдавать всю пищу малышу. Постепенно мать все больше и больше слабела, и однажды ее нашли в лагере мертвой. Молодой вождь призвал оливкового тирани и приказал ему немедленно позвать семью воронов, так как его жену нашли мертвой в лагере. При этом он заметил, что, возможно, племена сорок или киллункилли воспользовались своими волшебными палочками или заостренными косточками, чтобы умертвить ее.
   Узнав о смерти молодой жены, семейство ворона сильно расстроилось и поклялось отомстить, если причиной смерти стала жестокость его соседей. С этого момента все живые существа будут считаться их врагами и будут безжалостно убиты, будь то животные, птицы, рептилии или рыбы. Когда вороны оказались в миле от дома орла, они стали кружить над его лагерем, печально крича: «Ва-ва-ва». Вороны проделали так три раза, а потом спустились прямиком к мертвому телу. Затем они стали причитать так громко, что их крики были слышны за мили. Заслышав эти печальные крики, все существа приходили и выражали свое сочувствие осиротевшей семье. Потом семейство ворона обернуло тело прекрасной девицы куском коры, обмотало его волокнами дерева и поместила в развилку дерева, после чего вернулось домой в свою страну.
   Только старший брат девушки не присутствовал на похоронах. Он не проронил ни слова, ни слезы, а все сидел, размышляя о смерти сестры, которую так сильно любил. Когда его семейство отправилось на похороны, он попросил никому не говорить о его отсутствии. Если же орел спросит, где он, они должны сказать, что он куда-то улетел, но они не знают куда. Он, ворон, намеревался посетить своего зятя, орла, так, словно ничего не знает о смерти своей сестры. Подождав два месяца, он, наконец, отправился навестить своего зятя. Ворон отправился один, захватив с собой воммеру[12]. Он подозревал, что его сестра умерла из-за жестокости ее мужа, и поэтому решил забрать жизнь сына своей сестры, которого теперь воспитывал его отец, орел. Теперь орел в любое время мог жениться снова, взяв в жены дочь любого другого племени, и тогда он уже не сможет уделять своему сыну достаточно заботы и внимания, которые были ему так необходимы.
   Орел устроил свой лагерь на скалистом холме. С его восточной стороны располагалась равнина, простирающаяся на милю, а за ней находились заросли кустарника. На западе заросли кустарника простирались до основания холма, на котором располагался дом орла. Ворон разбил свой лагерь в зарослях кустарника с восточной стороны, чтобы подойти к дому своего зятя по равнине[13]. Однажды рано-рано утром, когда орел сидел со своим сыном перед их вурли[14] и жарил мясо на завтрак, он заметил одинокую фигуру, появившуюся на восточном участке зарослей. Орел узнал в этой фигуре своего шурина и старшего брата своей покойной жены. Силуэт его шурина говорил о том, что он испытывал глубокое горе. Пройдя две трети равнины, ворон остановился, словно у него не осталось сил идти дальше. Тогда орел встал и повернулся к нему спиной[15], обратив свой взор на запад.
   Повернувшись к пришельцу спиной, орел сказал сыну: «Я вижу, что идет твой дядя. Если ты взглянешь прямо на восток, на равнину, то увидишь, что он сидит там, давая отдых своим ногам». Маленький мальчик с любопытством посмотрел на равнину и обрадовался, что идет его дядя. Он был готов побежать ему навстречу, но отец сказал: «Он выглядит так, словно прошел долгий путь, и, наверное, очень голоден». Когда орел произнес эти слова, ворон поднялся с земли и направился к их лагерю, прихрамывая, словно натер ноги. Видя страдания своего несчастного шурина, орел повернулся к сыну и сказал: «Сын мой, возьми мясо с углей и отрежь верхний кусок, а потом пойди и сорви верхушку вон того низкорослого эвкалипта». Мальчик помчался к кустам, сорвал верхние побеги и спешно вернулся к отцу, сгорая от желания услужить своему дяде. Отец взял мясо и уложил его на зеленые листья, чтобы все было готово. Затем он сказал сыну: «Иди встречай своего дядю».
   Мальчик побежал навстречу дяде и сказал: «Мой бедный старый дядя, пойдем, и раздели с нами еду, которую мы приготовили для тебя. Она очень проста, но восстановит твои силы после долгого и трудного путешествия. Пойдем же!» Ворон поднялся и, хромая, пришел в лагерь. Он уселся рядом с ребенком и начал ласкать его, приговаривая: «О сын моей дорогой сестры, твой дядя прошел долгий путь из незнакомой страны, чтобы увидеться с тобой перед тем, как его призовут в Страну духов. Я воспользовался первой же возможностью, мой мальчик, чтобы прийти и повидать тебя». Тогда ребенок обнял своего дядю за шею и сказал: «О дядя, когда я увижу свою мать? Куда она ушла? Наверное, очень далеко? Не отведешь ли ты меня к ней?» На что ворон ответил: «Скоро ты встретишься со своей матерью». Ребенок поблагодарил дядю, а затем поднялся и сел рядом с отцом.
   Когда пришел ворон, орел сидел примерно в пятидесяти шагах от них, все еще глядя на запад. Когда ворон поел, он сказал своему зятю: «Я очень устал от долгого пути, я не спал три ночи и шел день и ночь, чтобы добраться до вас. Теперь мне нужно отдохнуть». Ворон отправился к дереву, которое бросало на землю приятную, прохладную тень. Маленький мальчик принес подстилки, положил их на землю, и его дядя улегся на них. Вскоре он уснул, а мальчик сидел рядом и следил за тем, чтобы его ничто не беспокоило. Ворон выспался, а когда он проснулся, солнце уже село на западе. Все это время орел отсутствовал в поисках новой жены. Он посетил семейство бандикутов в надежде встретить благосклонность их девиц, но его постигло разочарование. Во время разговоров с эму и сорокой он узнал, что семейство бандикутов желало соединиться с семейством ворона, поскольку считало союз с вороном более выгодным для себя, чем родство с орлом. Поэтому орел вернулся домой очень рассерженным и решил сделать пребывание ворона весьма неприятным. Призвав к себе сына, он сказал: «Сын мой, твой дядя устал после долгого путешествия, у него стерты ноги, и он не может охотиться, чтобы добыть пропитание, поэтому он полностью зависит от нашей щедрости. В мое отсутствие ты будешь брать лишь столько пищи, сколько нужно только тебе одному, а когда твой дядя попросит кусочек, ты скажешь ему: «О дядя, отец оставил еду только для меня, так неужели ты оставишь сына своей покойной сестры голодным? Неужто бы моя мать лишила меня пропитания, необходимого для поддержания моих сил?»
   На рассвете, наутро второго дня орел отправился навестить семью бандикутов. Когда мальчик завтракал, дядя попросил у него немного еды, но ребенок ответил ему так, как велел отец. Бедный старый дядя печально склонил голову и, несмотря на стертые ноги, был вынужден отправиться на охоту, чтобы добыть себе пропитание. На следующий день ворон решил осуществить цель своего визита в лагерь орла. Для этого он изготовил специальное копье с острым кремневым наконечником. Добыв достаточно пищи, он позвал мальчика и плотно накормил его. Ребенку сильно захотелось пить, и тогда дядя сказал: «Пойди и напейся вон из того источника». Мальчик так и сделал, а потом крикнул от источника воды: «О дядя, видишь ли ты меня?» Дядя спросил: «Где ты?» И укрепил свое копье на воммере. Затем он метнул копье и убил ребенка. После этого дядя стал танцевать, чтобы по возвращении отец подумал, что здесь побывало много народу, произошла жестокая схватка и пришельцы убили ребенка.
   Кремневый наконечник копья
   Орел вернулся, когда солнце уже село на западе, и ворон рассказал ему, что здесь походило много народа, ему пришлось сражаться с ними, но им все же удалось убить ребенка. Орел тут же поклялся, что он не сомкнет глаз ни днем, ни ночью, пока не отомстит убийцам его сына. Затем он вернулся в лагерь и сидел там, горюя над смертью своего мальчика. На следующее утро он поднялся рано и отправился, чтобы тщательно изучить следы и попытаться узнать хотя бы один конкретный отпечаток ноги. К своему изумлению и ужасу, он понял, что все эти следы от множества ног принадлежали одному человеку, и этим человеком был его шурин – ворон. Его охватила жажда мести, так как перед ним был не только убийца его сына, но и тот, кто однажды просил себе в жены дочь бандикутов. И тогда он решил убить ворона. Орел вернулся в лагерь и завернул мертвое тело своего ребенка в волокна низкорослого эвкалипта и чайного дерева – лептоспермума. Затем он попросил дядю подойти и вырыть могилу. Ворон начал копать, и когда, углубившись примерно на два метра, он мельком взглянул из могилы вверх, то увидел над собой искаженное ненавистью лицо орла. Продолжив работу, ворон довольно быстро расширил яму до размеров могилы. Потом он спросил: «Достаточно ли глубока могила?» В ответ отец бросил ему сверху тело мертвого ребенка, и быстро закидал могилу травой, ветками и землей. Он хотел похоронить ворона вместе с ребенком, но ворон стал рыть тоннель по направлению к рощице низкорослых эвкалиптов, находящейся примерно в двух километрах от могилы. Эта работа заняла у него весь день.
   Орел остался доволен проделанной работой. Он разом отделался и от убийцы своего ребенка, и от ненавистного соперника – претендента на руку девицы-бандикут. И тогда он решил вновь отправиться к семейству бандикутов, сообщить им эту новость и снова попросить руки девицы-бандикут, на этот раз не опасаясь получить отказ. Когда он поведал семейству бандикутов о кончине ворона, трясогузка Вилли сказал: «Друзья, не дайте себя обмануть. Когда я недавно пролетал над долиной, я три раза слышал сверху знакомый голос ворона. Я взглянул на небо, но никого там не увидел. И тогда я снова отчетливо услышал голос: «Вака, ваш, вакару-у-у». Я снова огляделся вокруг – и опять ничего не увидел, но почувствовал, как холодок побежал по моей спине. Я помчался по равнине так быстро, как только ноги могли меня нести, а вдогонку мне все раздавался голос ворона. Как же он может быть мертв, если я слышал его голос? Орел, это был голос старшего брата твоей покойной жены». Орел обеспокоился и попросил трясогузку Вилли отправиться и осмотреть его дом, а также дома двух его братьев, которые располагались к северу от его жилища, все ли там в порядке и смогут ли они выдержать осаду. Когда трясогузка Вилли выполнил его поручение, орел вернулся домой, и они оба расположились на ночной отдых. Но они не могли заснуть, потому что постоянно слышали странный, скорбящий и умирающий голос ворона: «Вака, вака, ва», причем от последнего слова «ва» – кровь стыла в жилах.
   Наконец трясогузка Вилли набрался храбрости и выглянул из лагеря. Ночь стояла ясная, на небе не было ни облачка, и ярко светила полная луна. Он взглянул на запад и неожиданно увидел блеск молнии на ясном небе, и в тот же момент в спокойном ночном воздухе раздался голос ворона. И тут орел и трясогузка Вилли вспомнили, что еще в начале сотворения мира ворон сделал молнию своим тотемом, когда увидел ее красоту и мощь. Их охватил страх, и тогда орел велел трясогузке Вилли: «Беги в дома моих братьев и посмотри, все ли у них в порядке. Если буря уничтожит мой лагерь, я буду искать убежище у тебя». Трясогузка Вилли спешно отправился в путь и примерно через час прибыл в лагерь брата орла. Отдохнув с полчаса, он посмотрел на лагерь орла. Непосредственно над ним нависло темное облако, из которого полыхали молнии и слышались непрерывные раскаты грома, и сквозь весь этот шум до него доносился крик «Ва, вака, ва!», причем последнее слово звучало так, словно кто-то испытывал агонию.
   Неожиданно яркие всполохи молний блеснули в облаках и зигзагом метнулись к лагерю орла. Яркая вспышка света озарила все вокруг. Орел бросился бежать к лагерю, где его ждал трясогузка Вилли, дрожа от страха. Добежав до лагеря, орел упал у ног трясогузки Вилли, перепуганный до смерти. Трясогузка Вилли осторожно уложил его на спину, всунул ему в рот мокрую палочку и стал ждать, пока тот не придет в себя. Они постоянно слышали ужасающие крики ворона, от которых их обоих била смертная дрожь. Они щипали себя за уши, выдирали волоски на верхней губе и засовывали траву в ноздри, чтобы чихнуть. Все это они проделывали для того, чтобы убедиться, что они еще живы и это им не снится. Затем ужасный звук пронзил их уши, и они в страхе увидели, что облако изменило свой курс и движется прямиком к их лагерю. Трясогузка Вилли поведал орлу, что происходит, и тогда орел сказал: «Отправляйся в следующий лагерь и приготовься к моему прибытию». Трясогузка Вилли помчался прочь из лагеря в поисках следующего убежища. На бегу он все еще слышал стоны ворона. И тут он увидел, как вспышка яркого огня ударила в землю в том самом месте, где находился их последний лагерь, а в следующий момент заметил, как к нему изо всех сил бежит орел.
   Когда орел примчался в лагерь, он упал в изнеможении, и трясогузка Вилли стал приводить его в чувство с помощью воды. И тогда орел сказал: «Я расплачиваюсь за свои грехи. Меня преследует дух моего шурина, которого я живьем закопал в могилу в моем первом лагере. Теперь он пришел отомстить. О, куда же мне теперь бежать? Как я могу искупить жестокость, с которой я относился к моей жене? Зачем я желал тех, кто не принадлежит к моему виду? Теперь все мои надежды рухнули. У меня больше нет сына». – «Есть только один способ избавиться от этого проклятия, – сказал трясогузка Вилли, – нужно вернуться к могиле и вырыть тело твоего шурина. Может быть, его дух удовлетворится тем, что ты раскаялся в своих грехах». И тогда орел сказал трясогузке Вилли: «Я чувствую, что что-то должно произойти. Что-то должно круто изменить всю мою жизнь. Да, мы сделаем так, как ты советуешь, когда буря утихнет». – «Я думаю, – сказал трясогузка Вилли, – что буря будет преследовать тебя до тех пор, пока не сломит твое тело, разум и душу. Таково желание духа ворона».
   Как только он произнес эти слова, вновь послышались вселяющие ужас крики «Вака, вака!», отчего орел и трясогузка Вилли задрожали всем телом. И тогда трясогузка Вилли продолжил: «Наши пальцы, руки и ноги, похоже, оцепенели. Нам страшно двинуться с места. Когда буря приблизилась, мы легли лицом на землю, и голос ворона стих. Немного успокоившись, орел сказал мне: «Немедленно отправляйся на поиски убежища». Я подчинился и был счастлив убраться подальше от всего этого ужаса, который окружал нас. Пробежав примерно километр, я добрался до гор, нашел укрытие под нависающей скалой и стал наблюдать за тем, как буря подходила все ближе и ближе к лагерю орла. Потом за шумом грома я расслышал голос ворона. Мне показалось странным, что порой голос ворона звучал с издевкой, словно ворона забавляли наши тщетные попытки убежать от него. Из «Ва-ха-ха!» «ва» пропало, а «ха» непрестанно повторялось и походило на резкий смех. Затем удары молнии, ярче, чем прежние, сделали темную ночь светлой как день. Огромный столб огня стал подниматься с того места, где скрывался орел. Я наблюдал за тем, как это пламя начинало обретать форму, пока не превратилось в прежний образ орла. Он радостно расправил крылья, словно был рад избавиться от того состояния, когда был наполовину человеком и наполовину птицей. Прокричав «Пиллчорке, пиллчорке!», он воспарил, поднимаясь все выше и выше, пока не оказался выше молнии, грома, дождя и бури.
   Когда наступило утро, высоко в небесах я услышал голос. Потом до меня донесся шум, будто где-то бушевала страшная буря. Этот шум все приближался и приближался, пока я не увидел, как кто-то спустился на вершину горы. Это был орел. Он вернулся в состояние, которое изначально было уготовано ему Богиней Рождения, еще до того, как Отец Всех Духов одарил его разумом». Ворон во время посещения Земли в виде вспышек молнии обгорел и стал цвета сгоревшего угля. Окрас ворона из чисто-белого стал черным. Он тоже был наказан за убийство своего племянника и желание жить наполовину человеком и наполовину птицей, и за это был возвращен в прежнее состояние. Были и другие формы, которые вернулись в свое прежнее состояние бытия, но некоторые из них в результате прежних браков до сих пор напоминают кое-какие другие виды. До того как жениться на дочери ворона, орел соединился браком с семейством змей. Вот каким ужасным было состояние свадебных обычаев, позволявших животным жениться на представителях племен птиц и рептилий.
   Тогда Человеческий Разум стал обдумывать все, что сказали ему оливковый тирани и трясогузка Вилли. Он ушел и стал жить в одиночестве на горе. Через некоторое время он снова явился к трясогузке Вилли и попросил предоставить подтверждение этой истории. Трясогузка Вилли сказал Человеческому Разуму: «Ты видел семейство летучих мышей, утконоса и некоторых представителей ящериц? Когда-то они являлись отпрысками птичьих племен, но потом сочетались смешанными браками с животными и рептилиями»[16]. Человеческий Разум оглянулся и увидел, что трясогузка Вилли говорит правду.
   Затем Разум удалился спокойно все обдумывать. Между тем шли годы, и поколение за поколением приносило большие и чудесные перемены. Человеческий Разум снова спустился с вершины горы и поселился среди животных, птиц, рептилий и рыб. Он изучал их образ жизни и накапливал знания о них. Все виды теперь сочетались браками со своими собственными сородичами и, таким образом, возвращались к обычаю, установленному Богиней Рождения. Он видел, как сорока со своим компаньоном сооружала гнездо и дом. День за днем он с восхищением наблюдал за происходящим. В один прекрасный день, когда гнездо было готово, он увидел, что одна из птиц теперь сидит в гнезде, и поинтересовался почему. На другой день, когда гнездо пустовало, он заглянул в него и обнаружил там то, что сначала принял за маленький камушек. Это было первое яйцо, которое он увидел. Через некоторое время он заметил, что птицы подлетают к гнезду, держа что-то в клювах. И тут он увидел, как из гнезда высунулась маленькая головка. Это крайне возбудило любопытство Человеческого Разума, и он стал внимательно наблюдать за поведением животных, птиц, рептилий, ящериц и всех живых созданий. Он заметил, что все они самовыражались в соответствии со своей природой, и в результате происходило воспроизводство каждого конкретного вида.
   После всего увиденного ему стало очень одиноко, потому что вокруг не было ни одного живого существа, которое могло бы выразить свои чувства к нему. Он почувствовал, что во всем этом творении остался совсем один. Ему поведали о тех неприятностях, которые возникли в результате бракосочетания орла и ворона, а также о неудовольствии Богини Рождения по поводу таких смешанных браков. Он видел, что во всем творении нет ни одного живого существа, которое могло бы стать его спутником жизни, никого, кто мог бы понять его чувства. Разум вспоминал, что, когда жил с кенгуру, вараном и орлом, они оказались неспособными ответить на его чувства и желания. И тогда он закричал Богине Рождения: «О Мать, я одинок. Неужто ты хочешь, чтобы я жил один, я, у которого есть разум и душа, пришедший из высших источников, разве я не похож на животных и птиц, которые появились из Земли? Одари же и меня помощником и спутником, который поможет мне осуществить твою волю».
   И тогда Богиня Рождения обратилась к Отцу Всех Духов и попросила его отправиться к Человеческому Разуму и сказать: «Ты есть человек. Ты величественнее всех созданий, которые ходят или ползают по Земле, плавают по воде или в ее глубинах. Никакие другие существа не могут реализовать свои желания так, как это можешь ты. Если ты честен в своих стремлениях и у тебя открытое сердце, ты сможешь выполнить свои желания. Отправляйся, осмотри все создания и выбери себе спутника».
   Когда ночь окутала своим покрывалом небо, Человеческий Разум уснул и увидел во сне множество различных существ. Потом ему привиделась некая форма, напоминавшая его самого, но она была намного прекраснее и привлекательнее, чем дочери кенгуру, эму или варана. Похоже, это была Королева, Богиня Всех Живых Женских Форм, шедевр, созданный Богиней Рождения. Растянувшись на земле, Разум крепко спал, но неожиданно проснулся и обнаружил, что это было лишь видение. Он больше не ложился спать, а так и просидел все утро, пока не взошло солнце. Выйдя из кустов, в которых укрывался от темноты и росы, он стал бродить и собирать травы и ягоды, пока, наконец, не оказался на открытой поляне в лесу.
   Там Разум присел на бревно и стал обдумывать то, что он видел во сне, но не смог вспомнить всю картину, так как воспоминания приходили к нему лишь отрывочно.
   Оглянувшись, Разум увидел кенгуру, опоссумов, змей и птиц с их компаньонами и отпрысками. Этот вид напомнил ему о его единственной потребности и желании. Разум погрузился в раздумья, и его сон явился ему в своем полном виде. Каждое утро он осматривал все вокруг в поисках предмета, который в какой-либо мере походил на прекрасную форму, которую он видел во сне. Но ни одно животное, птица или рептилия даже близко не походили на его идеал. Тогда он решил поискать свое желание среди растений и обнаружил большое дерево эвкалипта, перенесшее множество бурь, дававшее убежище птицам и защищавшее животных и рептилий от летней жары. Затем он увидел цветущую акацию и остановился, чтобы полюбоваться ею. Среди цветов его внимание привлекла варатах[17]. Так он и бродил среди деревьев, кустов и цветов, размышляя о том, что если воплощение его мечты будет прекрасным, то больше ему ничего и не надо. В конечном счете он выбрал себе в спутники куст ксантореи. Разум долго наблюдал за тем, как рос и поднимался его кустик, как сквозь листву пробивался высокий и прямой стебель цветка. Он устроился на ночь возле цветка и наблюдал за его ростом. Разум видел, как постепенно сладкие, производящие мед цветы появлялись на стебле, который грациозно покачивался от ласковых дуновений ветерка. И тогда Богиня Рождения увидела, что Человеческий Разум сделал свой выбор, и его жена должна появиться из растений.
   Проснувшись однажды утром, Человеческий Разум с удивлением увидел, что все птицы, животные и рептилии собрались вокруг куста ксантореи, который ему так понравился. На нем играли лучи солнца, и все цвета, казалось, разделились. Постепенно эти цвета стали соединяться друг с другом, пока не слились в один, очень яркий свет. Этот свет окружил куст ксантореи, подобно ореолу, и тут Разум заметил ту фигуру, которую видел во сне. Все присутствовавшие при этом племена запели хвалебную песню Богине Рождения и Созидания. Человеческий Разум в форме человека приблизился и поприветствовал свою спутницу, которая появилась из куста ксантореи. Он взял ее за руку и повел за собой, так как она не осознавала полностью, где находится, и, казалось, брела как во сне. В таком состоянии она оставалась в течение многих лет. Человек провел ее по различным местам, укрывая под нависшими скалами, в пещерах и в зарослях кустов. Он никогда не отходил от нее далеко и внимательно следил за тем, чтобы кто-нибудь не попытался украсть ее у него. Единственный способ, с помощью которого он мог передать ей свои мысли, – это нежно прикоснуться рукой к ее голове. В таких случаях она изредка бросала на него свой взгляд. Он брал ее голову двумя руками и, порой с некоторым усилием, поворачивал ее к себе. Разум поворачивал ее голову в том направлении, в котором она должна была следовать за ним.
   Потом он начал учить ее принимать различные виды пищи. Спустя многие годы обучения и подготовки разум женщины постепенно начал развиваться. Она стала наблюдать и различать животных, птиц, рептилий, рыб, насекомых, кусты, деревья, реки, ручейки, озера и море. Та забота, с которой человек относился к своей женщине, подстегивала его сознание и мышление. Когда человек впервые появился на Земле, он просто существовал и бродил по равнинам, безразлично взирая на густые леса, либо праздно сидел на берегу реки, наблюдая за тем, как кенгуру и другие животные приходили на водопой. Он любовался мощными водопадами, плавал или нырял в спокойной воде. Иногда человек замечал круги на воде, которые расходились там, где рыба выпрыгивала из воды и снова ныряла обратно. Все эти наблюдения способствовали развитию и расширению его разума. Но его главное желание так и оставалось неисполненным. Он был создан для того, чтобы защищать кого-то другого. Он должен был добывать пищу для нее и охранять ее от всех опасностей. Это была первая работа человека. Следующая задача заключалась в том, чтобы научить ее понимать, что он говорит, и отвечать ему.

РОЖДЕНИЕ БАБОЧЕК

   В один прекрасный день молодой какаду упал с верхушки дерева, сломал себе шею и, мертвый, остался лежать на земле. Все животные собрались вокруг него и пытались вернуть его к жизни. Они прикасались к нему копьями, но он ничего не чувствовал, они открывали ему глаза, но он ничего не видел. Животные совершенно растерялись, так как не понимали, что такое смерть. Все знахари пытались разбудить какаду, но не добились успеха.
   Для обсуждения смерти птицы было созвано общее совещание. Первой попросили говорить сову, которая из-за ее огромных глаз считалась очень мудрой. Но сова хранила молчание. Затем объяснить секрет смерти попросили орла, великого вождя птиц. Орел взял круглый камушек и бросил его в реку. Все увидели, как камушек упал в воду и исчез там. Обернувшись к племенам, орел прокричал: «Этой загадке нет никакого объяснения, этот камушек перешел к другому существованию, так же как и какаду».
   Но такое объяснение не удовлетворило собравшихся, и они попросили выступить ворона. Все знали, что ворон очень коварен, но вместе с тем обладает широкими знаниями. Ворон вышел вперед, взял вит-вит[18] и бросил ее в воду реки. Сначала оружие скрылось под водой, но потом постепенно всплыло на поверхность. «Вот как, – сказал ворон, – объясняется эта великая тайна. Мы все проходим через другой мир существования, а затем возвращаемся обратно».
   Такое объяснение потрясло все племена, и тогда орел спросил: «Кто из вас отважится пройти через это существование и проверить, можно ли оттуда вернуться?» Несколько особей из племен животных и рептилий вызвались пройти эту проверку. «Очень хорошо, – сказал орел, – но вам придется пройти через существование, в котором вы не будете видеть, чувствовать, обонять, прикасаться или слышать, а затем вернетесь к нам в другой форме».
   Когда пришла зима, все существа, которые прячутся в норах и дуплах и спят там все зимние месяцы – варан, опоссум, вомбат и змея, – ушли.
   Следующей весной все племена собрались вместе и стали ждать возвращения тех, кто пытался разрешить эту загадку. Наконец варан, опоссум, вомбат и змея вернулись, все очень голодные. Когда они предстали перед собравшимися, орел сказал: «Вы все вернулись в той же форме, в которой ушли, хотя змея и сменила свою кожу».
   И все же собравшиеся жаждали решить загадку смерти. Наконец племя насекомых, мотыльки, водяные клопы и гусеницы добровольно вызвалось найти решение этой загадки. Все другие, и особенно зимородки-хохотуны, стали насмехаться над ними, так как всегда считали насекомых неразумными и глупыми. Но насекомые продолжали настаивать, и тогда орел дал им разрешение. Однако насекомые не стали прятаться. Водяные клопы попросили, чтобы их завернули в тонкую кору и бросили в реку, другие попросили, чтобы их спрятали под кору деревьев, а третьи – чтобы их поместили под землю. «А теперь, – сказали различные жуки и гусеницы, – мы вернемся весной в другой форме и встретимся с вами в горах». После этого все племена разошлись до следующего года.
   По положению звезд на ночном небе все животные знали, когда наступит весна, и, когда этот срок подошел, всех охватило большое волнение. Животные чувствовали, что наконец-то эта загадка будет решена. За день до того, как насекомые должны были вернуться, орел разослал извещения, и все животные, птицы и рептилии собрались в горах в ожидании важного события. В ту ночь стрекозы, комары и светлячки стали виться вокруг костров как предвестники большого события, которое должно было состояться на следующее утро. Деревья, кусты и цветы тоже обещали принять участие. Стрекоза перелетала от лагеря к лагерю, от племени к племени, рассказывая всем о том, какое замечательное событие их ждет – все увидят, как насекомые вернутся после смерти в своих новых телах.
   На рассвете все животные, птицы и рептилии вышли, чтобы стать очевидцами торжества. Акация распушила свой великолепный желтый цвет, варатах – свой ярко-красный, а все другие цветы расцвели многочисленными красками.
   Как только солнце показалось над вершинами холмов, среди горных вершин появились стрекозы, ведя за собой разноцветных бабочек. Бабочки каждого вида и расцветки появлялись поочередно. Первыми появились желтые. Они порхали и рассаживались по деревьям и цветам. За ними появились красные, синие и зеленые, и так – пока не прилетели все семейства.
   Животные были просто восхищены и громко кричали от восторга. Птицы были настолько довольны, что впервые запели. Все выглядело в лучшем виде. Когда же последние бабочки прилетели на гору, они спросили у собравшихся: «Разве мы не решили загадку смерти? Разве мы не вернулись в другой форме?» И вся природа ответила им: «Да, вы сделали это».
   И теперь все это можно наблюдать каждую весну.

СМЕШЕНИЕ ЯЗЫКОВ

   Давным-давно, во времена многих рассветов и восходов, солнце освещало землю, даруя жизненную энергию животным, птицам, рептилиям и насекомым. Солнце проделывало свой путь по небесам к загадочному западу. Нигде не было ни облачка разочарования или печали, был один лишь вечный солнечный свет. Творение улыбалось, а у животных, птиц, рептилий и насекомых был один общий язык. Кенгуру и варан могли беседовать и обмениваться идеями также, как орел и утконос, вомбат и стрекоза. Каждый старался угодить, развеселить и понять другого, одновременно следуя своим собственным предрасположенностям.
   Пищей для животных, птиц и рептилий служили овощи и рыба. Раз в году они все собирались, чтобы устроить великие торжества, корробори[19], и провести великие свадебные церемонии. Но пришло время, и они задумали сделать что-нибудь такое, что изменило бы условия всей жизнедеятельности расы. Кое-кто предлагал поженить кенгуру с эму, динго с вараном, а коалу с лирохвостом. Но если одни поддерживали эти предложения, то другие резко выступали против. Среди тех, кто был за, оказались кенгуру, эму, динго, варан, ромбовидный питон, коала, пеликан, какаду и лирохвост. Против выступали черепаха, лягушка и ворон.
   Символ корробори – народного празднества аборигенов Северо-Западной Австралии
   Трое последних противостояли всем племенам. Большинство почувствовало, что столкнулось с мощным антагонистом в лице ворона, чей ум и хитрость могли перевесить их грубую силу. И тогда сторонники этого предложения стали обдумывать, какую тактику им следует избрать. Динго поинтересовался у черепахи, но та не сказала, где и когда ворон намерен начать свою кампанию. Затем спросили у лягушки, но и она тоже отказалась что-либо сообщить.
   Пока одна сторона готовила свои бумеранги, вадди[20], тростниковые копья и другое оружие, три конфедерата – ворон, черепаха и лягушка, чьим оружием был только разум, – стали собираться на вершине горы или на открытой местности равнины, где не было ни деревьев, ни кустов. Там они сидели и обсуждали метод своей атаки. Все трое были единомышленниками и решили, что, если заставить их противников страдать от голода, они начнут злиться друг на друга и вскоре забудут о своих глупых идеях.
   Было три вещи, которыми все племена восхищались, и этими тремя вещами их оппоненты владели в совершенстве. Во-первых, ворон считался величайшим сочинителем местных песен, отличным танцором и лицедеем. Во-вторых, лягушка тоже была отличной танцовщицей, даже лучше ворона. Он слыла артисткой, художницей и умела, как никто, разукрашивать свою кожицу, поэтому пользовалась большой популярностью. Она обладала прекрасным голосом, который был слышен за мили, и что самое замечательное – она была чревовещательницей. Только у черепахи не было ни голоса, ни других способностей. И тогда эти трое решили воспользоваться своими способностями и пригласили животных, птиц, рептилий и насекомых на великое представление.
   Первым номером стал танец черепахи, имитировавший кенгуру. Он вызвал большое любопытство и изумление. Все животные, птицы, рептилии и насекомые с интересом следили за танцем черепахи. Перешептываясь, собравшиеся выражали свое восхищение тем, как прекрасно медлительная черепаха исполняла танец кенгуру. «Ура! Ура!» – кричали все. В действительности же танцевала лягушка, которая прикрепила на спину куламон[21], а на грудь – щит.
   Вадди из Тасмании
   Вторым номером был объявлен танец лебедя в исполнении ворона, черепаха готовилась петь песню лебедя. Черепаха встала перед аудиторией и начала петь, а ворон танцевал под ее песню. Животные, птицы и рептилии не могли понять, как черепаха может петь. На самом же деле песню исполняла хитроумная лягушка – чревовещательница. Собравшиеся с энтузиазмом воспринимали это восхитительное представление медлительной и безголосой черепахи. «Ура! Ура!» – кричали все.
   Представление продолжалось три дня и три ночи. На четвертое утро все проголодались, и кенгуру сказал пеликану: «Возьми сеть и отправляйся рыбачить. Все изголодались». Пеликан отправился и поймал несколько рыб, и различные племена единодушно поручили ворону распределить их. «Давайте пойдем вон туда и приготовим рыбу, – предложил он, – вы же знаете, что законы племени запрещают готовить рыбу там, где она была поймана. Но, чтобы заняться этим, у нас слишком мало рыбы. Постарайтесь поймать еще несколько штук».
   Пеликаны забросили сеть и поймали еще несколько рыб.
   «Отправляйтесь в другое место и разжигайте костер там, готовить пищу здесь незаконно», – продолжал повторять ворон, пока собравшиеся не потеряли терпение.
   Все стали упрекать ворона, а хитрая лягушка поддержала его, но сделала это голосом кенгуру. Получилось так, что кенгуру оскорблял эму, потом варан стал выкрикивать оскорбления в адрес зимородка-хохотуна, а вомбат – обижать динго. Таким образом, все рассердились друг на друга. Улучив момент, лягушка крикнула: «К бою! К бою!»
   Все племена настолько разозлились, что стали грубо обзывать друг друга. Все вызывали друг друга на бой, и в воздух взвилась туча копий и бумерангов. Кругом царил ужасный шум, и лишь лирохвост оставался в стороне и не участвовал в этих оскорблениях, пытаясь помирить собравшихся, но никто его не слушал.
   Бумеранги. Тот, что справа, возвращается
   Со времени этого великого сражения животные, птицы, рептилии и насекомые – все стали говорить на своем собственном языке, но, поскольку лирохвост не участвовал в схватке и старался всех помирить, эта птица теперь может подражать им всем.

СЕКРЕТ ДОБЫЧИ ОГНЯ

   Среди животных, птиц и рептилий, прославивших как свои имена, так и названия своих племен, следует упомянуть летучую мышь, которая, обладая чудесным бумерангом, подаренным ей ящерицей, вернула племенам свет и тепло; коалу – великого астронома, философа, открывателя и навигатора; пеликана – искусного рыбака и водяную крысу, которая открыла для всех огонь. До этого чудесного открытия огня вся пища, животная и растительная, употреблялась сырой, и в холодные времена зимой народ чувствовал себя очень несчастным. Малыши динго, кенгуру, вомбатов и бандикутов постоянно плакали и ежились, потому что у них не было достаточно одежды, чтобы согреться.
   В один прекрасный день жена водяной крысы сказала своему мужу: «О мой дорогой, у меня есть одна прекрасная мечта! Помнишь ли ты тот биллабонг[22], к которому приходил, чтобы навестить меня, когда цвели прекрасные водяные лилии? Я сидела на коряге на берегу и думала о тех днях, когда ты ухаживал за мной, и вдруг прямо из чистой воды появилась стрекоза. Она поспешила к водяной лилии и уселась там. Потом она вернулась к тому месту, откуда появилась, и продолжила свой полет над поверхностью воды. Неожиданно из воды поднялся большой и прозрачный пузырь и стал дрейфовать по направлению к водяной лилии, а стрекоза следовала за ним. Потом появилось много других стрекоз. Они осторожно подняли пузырь из воды и аккуратно поместили его на водяную лилию. Я с удивлением следила за всем происходящим и думала о том, что бы это могло значить. И тут у меня мелькнула мысль о том, что это дух водяной лилии танцует вокруг цветка и поднимается в небеса. Но в этот момент пузырь лопнул. О дорогой, как это было прекрасно! Малыш водяной крысы мирно лежал на цветке водяной лилии».
   Некоторое время молодой муж водяной крысы сидел в задумчивости, а потом встал, поцеловал жену и поспешил к тому месту, о котором она говорила. Добравшись до него, он несколько раз обошел берег реки в поисках подходящего места для строительства дома для своей жены. Выбрав участок возле биллабонга, он начал рыть под корнями большого эвкалипта. Он продолжал рыть до тех пор, пока путь ему не преградил корень дерева. Это его расстроило, но он не желал оставить место, которое так много значило и для него, и для его жены, и тогда он пустил в ход зубы, чтобы прогрызть себе путь. Когда он кусал и грыз корень, из-под его зубов неожиданно вылетела искра. Так повторялось снова и снова. Завершив строительство дома и устлав его мягкой травой, водяная крыса поспешил к жене и пригласил ее следовать за ним.
   Молча они проследовали к своему новому дому. Жена вошла внутрь и уселась в уютном гнезде. Ее охватило чувство уюта и расслабления, и вскоре она уснула спокойным сном. Когда она проснулась, муж рассказал ей о своем удивительном открытии и показал, как добывать столь необходимый дар – огонь. Затем он поспешно ушел, чтобы рассказать об этом своему отцу, матери, брату и сестре, а те разнесли эту новость всем членам племени водяных крыс. Все собрались, смотрели на огонь, ощущали успокаивающее тепло, исходящее от него, и тогда племя водяных крыс решило сохранить этот секрет для себя и не раскрывать его племенам черепах, водоплавающих птиц, кенгуру, динго или кому-либо еще. Так племя водяной крысы стало жить в комфорте в любую погоду и в любом климате.
   Сквозь тростник кенгуру, вомбат, варан и черепаха заметили огонь, и тогда черепахи поползли по траве к дому водяной крысы, чтобы разузнать, что это такое. Но водяная крыса был слишком умным для них и, когда заметил их приближение, спрятал огонь. И тогда другие племена попросили племя орла поручить орлу выведать этот секрет у водяных крыс. Орел согласился, и одним солнечным утром, когда на небе не было ни облачка, приступил к делу. Он поднимался все выше и выше в голубое небо, пока не превратился в маленькую точку. Наконец он полностью скрылся из вида, но его острый глаз позволял ему видеть на большом расстоянии. Он видел реку и все предметы вокруг и заметил, что водяная крыса добывает огонь с помощью палочки. Словно молния, орел бросился с небес на землю, рассекая воздух со звуком сильного ветра. Все живые существа стояли в оцепенении, и даже водяная крыса не мог пошевелиться. Орел набросился на водяную крысу, схватил его своими острыми когтями и вновь взмыл высоко в небо. «Открой мне свой секрет, – приказал он водяной крысе, – иначе я брошу тебя на землю».
   Испугавшись за свою жизнь, водяная крыса рассказал ему, как добывать огонь. Так этот секрет из племени эгоистичных водяных крыс перешел к другим племенам.

УДИВИТЕЛЬНАЯ ЯЩЕРИЦА

   После того как водяная крыса показал всем, как добывать огонь (см. «Секрет добычи огня») трением двух палочек или ударяя одним кремнем о другой, каждое племя унесло с собой горящий факел. От него зажигали другой огонь, и племена разводили костры из сучьев и ветвей деревьев, запаляя один от другого. При переходе из одних охотничьих угодий в другие одному из членов племени поручалось следить за тем, чтобы факел не потух во время перехода. Таким способом огонь поддерживался очень длительное время. Но однажды разразилась сильнейшая буря с ветром и дождем. В то время все жили на равнине, и, когда бросились искать укрытие в горах, их огни потухли. Это несчастье коснулось всех племен, даже водяных крыс.
   Несколько поколений назад водяные крысы раскрыли свой секрет для всех, но сейчас совершенно забыли о нем, так как поддерживали огонь, зажигая одну палку от другой.
   Теперь орлу и всем вождям племен животных, птиц, рептилий и насекомых дозволялось иметь по две жены, которые обязательно должны были быть сестрами. Все племена ожидали, что орел возьмет себе жену из племени птиц или животных, и все сильно удивились, когда он направил своего посланника, сокола, привести двух прекрасных дочерей змеи. Они явились в сопровождении своих дядей, братьев их матери. Люди с изумлением и любопытством наблюдали за их приближением. Когда они подошли к лагерю семейства орла, где вождь восседал в своем вурли, он поднялся и распростер руки, приветствуя их.
   Дяди сказали: «О орел, вождь всех птичьих племен, мы рады чести, оказанной нам таким великим племенем, как твое, снизошедшим до того, чтобы выбрать жен среди дочерей нашего племени. Мы с радостью отдаем их тебе. Они навсегда станут твоими слугами». Орел не произнес ни слова, взял девушек за руки и так стал их повелителем.
   Эти две сестры были известны, да известны и по сей день, как змеи-девицы. Члены их семейства отличаются ярко-красным окрасом своих тел. Для аборигенов красный цвет означает яростный нрав, теплое гостеприимство и заживляющее действие. Семейство, к которому они принадлежали, обладало всеми этими свойствами.
   Во времена этой истории всю пищу ели сырой. И вот однажды орел отправился на охоту, а примерно в полдень его молодые жены прилегли погреться на солнышке. Они расположились на отдых на брошенных термитниках, напоминавших пеньки деревьев, испещренные крошечными отверстиями. И вдруг жар солнца, соединившись с теплом их тел, вызвал в термитнике огонь. Когда они увидели огонь, который горел без дыма, обе воскликнули: «О, чудо из чудес! Какое открытие! Давай забросаем огонь песком, чтобы никто его не увидел». С тех пор они строго хранили свой секрет. Однажды орел вернулся домой с пищей, поделил ее между всеми поровну и отправился спать, так и не поев сам. Тогда сестры поспешили к термитнику (который превратили в очаг), аккуратно сгребли с него песок и начали готовить себе еду. Закончив приготовление пищи, они снова засыпали огонь, уселись и стали есть. Затем они вернулись к своему мужу, королю птиц, и уселись по обе стороны от него.
   Орел проснулся голодным и велел подать себе еду. Обе жены поспешно обслужили его. Когда орел ел, он сказал своим женам: «Странно, но я чувствую запах приготовленной пищи. Вас кто-то угощал?» – «О нет, – воскликнули обе, – как ты мог подумать, что мы, твои жены, могли быть удостоены таким давно забытым благом прежде, чем другие?» – «Ну, довольно, жены мои, – воскликнул орел, – разве мой нюх изменил мне? Вы готовили рыбу? Где та часть пищи, которую я оставил вам? Покажите мне ее». – «Мы съели то, что ты нам дал», – ответили они, но не сказали, съели ли они эту еду сырой или приготовленной.
   Орел ничего больше не сказал и улетел в поисках пищи. Вернувшись, он разделил то, что принес, но на этот раз не отправился спать, а уселся и тут же съел свою порцию. Он пригласил жен присоединиться к нему, но те отказались. «Почему, – спросил орел, – вы всегда сразу же съедали ту пищу, которую я вам приносил, но в последнее время вы едите скрытно! Ну, давайте, жены мои, ешьте прямо сейчас». Но они снова отказались, и тогда орел сказал: «Я думаю, что опять полечу на охоту. Прощайте, жены». На этот раз он намеревался застать их врасплох и поэтому отлетел недалеко, совершил круг и вернулся назад. Однако сестры были очень хитры. Они распознали его хитрость и поняли, что он их подозревает.
   Когда же орел увидел, что его жены не ели в его отсутствие, он сказал: «Поешьте, жены мои. Вы обе голодны. Ешьте, чтобы восстановить свои силы». – «Мы подождем, пока ты не принесешь нам немного рыбы», – ответили жены.
   Итак, орел улетел за гору и добрался до биллабонга. Там он уселся на сук большого эвкалипта и стал наблюдать за прудом. Кормящийся в воде окунь поднялся близко к поверхности. Раздался свист крыльев, орел стрелой метнулся к своей добыче и глубоко вонзил когти в рыбу. Затем он поспешил к своим женам, отдыхавшим на солнышке. Когда они услышали шелест крыльев своего повелителя и вождя, они спешно поднялись, чтобы приветствовать его. Он отдал им пищу, которую они так страстно желали, и пригласил их отведать еды. «Но, – ответили жены, – мы только что поели и уже не голодны. С твоего милостливого позволения мы пойдем отдыхать».
   С тех пор как орел почувствовал запах жареной пищи, он стал с подозрением относиться к поведению своих жен. Однажды он улетел прочь, встретился с сорокой и поделился с ним своими сомнениями. «Так как же нам поступить, чтобы разузнать, действительно ли они вновь открыли утраченный секрет огня? – спросил он. – Не отправишься ли ты по племенам в поисках добровольцев, желающих мне помочь?» Тогда сорока отправился в путь и первым попросил о помощи какаду. «О да, – ответил какаду, – я постараюсь узнать, скрывают ли эти жены огонь». Много дней он провел в окрестностях, высматривая признаки дыма. Он думал так: «Если они зажгут огонь, я увижу, как поднимается дым». Но вскоре ему надоело ждать, и какаду решил изменить свою тактику и проследить за женами орла, когда они получат пищу от своего мужа.
   Каждый раз, когда орел возвращался домой с добычей, он отдавал часть ее своим женам и отправлялся отдыхать. Когда они видели, что он спит, они потихоньку уходили и готовили себе пищу, а какаду крался за ними через кусты, но его неуклюжие лапы постоянно путались в кустах, и ему приходилось расчищать себе путь клювом. Издаваемый им шорох предупреждал сестер, и они отползали от огня и преспокойно укладывались отдыхать в кустах. Немного подождав, какаду решал, что прошло достаточно времени, и продолжал свой путь. Но его лапы снова путались в траве, а иногда он даже падал.
   Через некоторое время какаду пришел к сороке и рассказал ему о своей неудаче. Тогда сорока попросил эму понаблюдать за женами орла, думая, что тот будет видеть дальше какаду, потому что у него длинная шея. Эму попытался выполнить его просьбу, но также неудачно. «Ну ладно, – сказал сорока, – так из этого ничего не выйдет. Царь птиц, орел, выпустит указ о том, что любой, кого в будущем постигнет неудача, будет убит или наказан как-либо по-другому. Мы должны приложить все усилия. Давайте окружим его жен кольцом и будем его постепенно сжимать, пока не обнаружим их. Тогда кто-нибудь явно увидит, что они делают».
   С этим согласились все – сорока, какаду, сорокопут, зимородок-хохотун, эму, маленький крапивник и многие, многие другие из племени птиц. Они встали в большой круг и начали постепенно сужать его к тому месту, где жены орла готовили пищу. Какаду, который постоянно путался в своих неуклюжих ногах, доставил зимородку-хохотуну большое удовольствие. Когда они подобрались ближе к сестрам и почувствовали запах готовящейся пищи, все с любопытством стали вглядываться вперед, напрягая глаза, вытягивая шеи и вставая на цыпочки. Но в этот момент какаду, как всегда, поскользнулся и упал. Зимородок-хохотун больше не мог сдержаться и разразился громким смехом. Тогда все поняли, что теперь бесполезно пытаться разгадать этот секрет, и поэтому потихоньку разошлись, сгорая от стыда.
   И тогда птицы попросили о помощи племя животных, но те потерпели еще большую неудачу, чем птицы, потому что, когда они чувствовали аппетитный запах пищи, жарящейся на огне, их рты наполнялись слюной, и они сломя голову бросались вперед, спотыкаясь о коряги и корни. Сестры, заслышав их приближение, засыпали огонь и скрывались в траве и кустах.
   Воспылав гневом, птицы и животные стали угрожать сестрам, что убьют их, если те не раскроют свой секрет. Сорока сказал: «Почему вы скрываете от племен такую нужную всем благодать?» На что сестры ответили: «Не забывай, что мы жены великого вождя птиц, и ты не можешь заставить нас говорить».
   Все понимали силу этого ответа и, понурив головы и стыдясь своего поражения, разбрелись по своим вурли. Когда зимородки-хохотуны возвращались домой, подшучивая над неудачами других, они повстречали племя ящериц, которое вернулось с охоты с большой добычей и теперь строило себе вурли, чтобы провести там ночь. Ящерицы пригласили зимородков-хохотунов провести с ними ночь, и те с радостью согласились. Когда они расселись и стали наслаждаться вечерней трапезой, один из членов семейства маленьких ящериц сказал: «О, если бы у нас был давно желанный огонь, какой бы прекрасный вечер у нас получился с приготовленной едой, светом и теплом!» – «Да огонь есть, – сказал зимородок-хохотун, – и мы должны постараться отнять его у жен орла. Они строго хранят этот секрет. Все наши умелые охотники пытались выведать этот секрет у них, но потерпели неудачу. Потом мы собрались все вместе, окружили их, но какаду в последний момент запутался своими неуклюжими ногами в траве и упал. Вы же знаете, какой он возбудимый, и, когда это с ним произошло, он начал визжать и кричать. Нам даже показалось, что на него набросился Злой Дух. Естественно, такой шум предупредил жен орла о нашем приближении. Может быть, вы предложите способ выведать у них этот секрет?»
   Долгие часы в течение ночи маленькая ящерица напряженно думала, а затем отправилась спать и спокойно уснула. Поутру ящерицы отправились домой, но одна маленькая ящерица выразила желание остаться и вместе с другими племенами попытаться выведать секрет огня. И тогда она направилась в то место, где, как она заметила, две змеи проводили время, когда отсутствовал их муж.
   Через некоторое время маленькая ящерица вернулась в лагерь и попросила какаду, сороку и других представителей их племени, а также кое-кого из племен животных и ящериц выделить по нескольку умелых охотников от каждого племени, которые могли бы ее сопровождать. Она попросила их следовать по ее следам, но на расстоянии, и они отправились в путь. Ящерица шла примерно в ста ярдах впереди, петляя между зарослей кустов. Так они шли, пока не оказались в месте, где все с возбуждением почувствовали запах, похожий на аромат готовящейся пищи.
   Тогда маленькая ящерица сказала, что дальше она пойдет одна, пока не достигнет того места, где, по ее мнению, могут находиться змеи. Эту часть пути, составлявшую несколько ярдов, она проползла на животе, иногда вставая на три ноги, – четвертой она указывала другим, когда им следует приближаться к ней, а когда останавливаться. Потом она проползла по кустам и траве еще дальше и еще раз огляделась вокруг, чтобы определить, как далеко находились змеи. Затем она подняла одну ногу, призывая всех затаиться. Потом она опустила эту ногу и подняла другую. Она видела, как змеи готовили еду на огне в хитро спрятанном брошенном термитнике, а потом, спрятавшись за ним, наслаждались едой. Ящерица осторожно подкрадывалась, то и дело останавливаясь и подавая знаки другим то правой, то левой ногой. На протяжении всего пути она несла с собой тростинку, а когда подобралась достаточно близко, сунула ее в термитник и оставила там на несколько минут. Вытащив наконец тростинку, она увидела, что та горит, и стремглав побежала туда, где ее ждали остальные, по дороге поджигая траву и кусты, отчего вся местность оказалась охвачена огнем.
   Когда змеи увидели, что их секрет раскрыт, они очень рассердились и поклялись, что отомстят любому живому существу, которое окажется на расстоянии их удара, нанеся ему смертельную рану. С того дня, когда маленькая ящерица похитила их секрет и эта новость разнеслась по всей стране, они стали самыми страшными врагами для всех племен животных, птиц и ящериц. Змеи еще больше разозлились оттого, что сами теперь лишились огня. Они могли пользоваться им только тогда, когда он горел внутри термитника, но сейчас его похитили, и змеи не могли снова разжечь его и пользоваться им.
   Задача, которую маленькая ящерица выполнила в тот день, была настолько трудной, что, несмотря на прошествие многих лет, она так никогда и не смогла оправиться от ее последствий. Вы и сейчас можете видеть ее в любой точке страны, среди камней и кустов, крадущейся, то и дело останавливающейся и поднимающей то одну, то другую ногу, словно она подает кому-то сигнал остановиться или подойти. Эта одна из самых странных особенностей, которая осталась с ней как свидетельство того давно минувшего дня, когда ее предшественник вернул дар огня всему миру.

ЛУНА

   В одно время Луна была человеком. Это был веселый парень, проводивший много времени насвистывая, распевая и смеясь. Правда, порой у него было весьма унылое настроение. Причина крылась в том, что ему никак не удавалось добиться симпатии со стороны хотя бы одной прекрасной девушки из тех, которые его окружали. Несмотря на веселый нрав, ему не дано было покорять сердца этих девиц. Они лишь смеялись и подшучивали над ним, потому что он был толстым и туповатым. Каждую ночь он скитался с места на место в надежде найти себе жену. Но когда какое-либо племя видело, что он отправляется в поход, оно тут же оповещало всех вокруг: «Внимание, приближается Луна и ищет себе жену, предупредите об этом девушек».
   В одну ясную, безоблачную ночь звезды ярко сияли и сообщали всем, где взять достаточно еды и набраться сил, чтобы противостоять Злому Духу. Весело насвистывая, Луна прогуливался вдоль берега реки и привлек к себе внимание двух дочерей одной вдовы. Дрожа от возбуждения, они тихо сидели в ожидании его приближения. Девушки рассуждали так: «Если человек обладает таким красивым голосом, он должен быть весьма симпатичным!» И вот наконец он появился, и, увы, они увидели очень толстого мужчину с короткими ногами, очень тонкими руками и огромной головой с сияющими глазами. «Какой смешной человек!» – засмеялись девушки. Они побежали к реке, сели в каноэ и погребли через поток. Луна стал кричать и жалобно просить их перевезти его через реку. На середине потока девушки перестали грести и крикнули ему в ответ: «Мы слышали о тебе. Нас предупредили, что ты любишь флиртовать, и не велели общаться с тобой. Плыви через реку сам». – «О, – воскликнул Луна, – пожалейте меня, во имя Плеяд, которые показали всем девушкам, как надо заботиться о ближних. Взгляните на небо, как они расстроятся, когда увидят ваше отношение ко мне!»
   Тогда сестры вспомнили, как все местные девушки старались подражать прекрасным образам этих очаровательных дев, которые сейчас сверкают на небе, напоминая им, как творить добро для друга и недруга. Немного подумав, они покорились духу Плеяд, погребли обратно и сошли на берег. Девушки пригласили Луну сесть в каноэ, и он забрался в лодку. Тогда они сказали: «Мы взяли тебя в каноэ, но ты сам будешь грести через поток». – «Но я не умею грести», – возразил Луна. «Ну, хорошо, – согласились добросердечные девушки, – так и быть, мы перевезем тебя через реку».
   Не проплыли они и четверти расстояния, как Луна стал щекотать девушек под мышками. Они рассердились и потребовали, чтобы он прекратил так грубо себя вести. На некоторое время он перестал, но, когда они добрались до середины потока, снова принялся их щекотать. На этот раз без суеты они столкнули его в глубокие и чистые воды реки, и, пока он опускался ко дну, девушки видели, как его сияющее лицо глядело на них. Опускаясь все глубже, он становился все меньше и меньше, пока можно было разглядеть только часть его лица, но и оно постепенно исчезло, и от него остался лишь небольшой отблеск. В конце концов и он скрылся из вида. Тогда девушки отправились домой и рассказали своей матери и всему племени историю о флиртующем молодце – Луне и о том, как он погрузился на дно реки. С помощью дымовых сигналов эта новость быстро облетела всю страну, и, когда ворон узнал об этом, он разослал во все концы земли послание: «Луна не будет больше сиять постоянно. С этого времени и дальше вы сможете видеть его, приходящим из Страны духов на западе. Причем будет видна лишь часть его лица, но эта видимая часть будет увеличиваться от ночи к ночи, пока вы не сможете увидеть все его лицо. Потом он постепенно исчезнет на востоке, и вы не увидите его целый сезон. Затем он снова появится на западе в виде тонкого месяца, настороженно подглядывающего за нами, словно ему стыдно показать свое лицо полностью. Постепенно, укрепляясь в своей уверенности, он будет все больше и больше открывать свой лик. Шаг за шагом он будет смотреть на нас все с большей уверенностью, становясь все более видимым и стараясь своей серебристой улыбкой добиться благосклонности какой-либо из девушек. Это ему не удастся, и он постепенно исчезнет, чтобы скрыть свое разочарование»[23].

ЛЕНИВЫЕ ВАРАНЫ И ЧТО С НИМИ ПРОИЗОШЛО

   Эта история принадлежит племени с реки Муррумбитги. В ней говорится, что эта местность стала первым постоянным домом семейства варанов после того, как они покинули свой дом в Шоалхавене, и до того, как разошлись по всем другим частям Австралии. Когда они обитали в этой части страны, здесь не было быстротекущей реки Муррумбитги. Здесь протекала лишь одна река Мюррей, которую сформировал древний понд, рыба, которую обычно называют треска-Мюррей.
   По одному из обычаев, который соблюдали животные, птицы и рептилии, члены каждого племени сочетались браком с представителями не своего племени, а какого-либо другого. В случае с варанами мужчина должен был жениться на девушке из племени сорок. Иногда женой варана становилась чирок, маленькая птичка, по виду похожая на сороку, но меньшая по размеру.
   В те времена в районе Муррумбитги к северу от племени варанов проживало семейство великих охотников, известное как племя дикобразов. К югу от них жило еще одно хорошо известное семейство – племя эму. Они тоже были охотниками, но не достигли таких высот в знании буша, как дикобразы. После прибытия этих племен с их родного острова в Море Тысячи Островов отличие местных условий и климата привело к изменению жизни всех, и особенно семейства варанов. На своей родине они считались очень трудолюбивым семейством, они обрабатывали землю и выращивали овощи и фрукты. Но после прибытия в Австралию климат заставил их невзлюбить овощную пищу, и их охватило непреодолимое стремление к плотской еде. Вараны стали мясоедами и убивали меньших по размеру ящериц своего собственного вида. Иной раз молодой дикобраз, покидая пещеру своих родителей, мог заблудиться, и тогда, подобно ребенку, он начинал плакать. Заслышав этот звук, вараны сразу узнавали в нем крик отчаяния, начинали подзывать его, и, когда маленький дикобраз приходил на этот зов, вараны набрасывались на беззащитное существо и разрывали его.
   Когда вараны изменили свою диету, стало заметно, что они стали довольно ленивыми, праздными и нечестными. Они воровали пищу у соседей, дикобразов и эму. Как ни странно, но в течение многих лет эти два племени не могли поймать воров. Вараны были настолько хитрыми, что им всегда удавалось уничтожить все свидетельства. Окрестные племена знали, что вараны ленивы, и тоже подозревали, что те крадут их еду, но не могли их обвинить, пока самым неожиданным образом в их руки не попало доказательство вины варанов.
   В один прекрасный день дикобразы организовали охотничью экспедицию, и вараны узнали об этом. В назначенный для охоты день вараны направились туда, где собирались дикобразы, вооруженные своими копьями и нулла-нулла[24]. Старейший охотник племени дикобразов давал указания. «Десять из вас, – говорил он, – пойдут на север, десять – на юг, десять – на восток и десять – на запад. Вы будете идти прямо, пока не пройдете определенное расстояние, а затем разойдетесь в стороны и станете возвращаться назад, к центру, постепенно сжимая круг».
   Нулла-нулла из Квинсленда
   Вараны, которые все это время прятались и подслушивали, теперь вышли из своего убежища и выглядели так, словно были удивлены. Они извинились за беспокойство и спросили, куда направляются дикобразы. На что те ответили: «О, все в порядке, мы отправляемся на охоту». – «О, – сказал один из варанов, – позвольте нам пойти с вами». – «Извините, – ответил один из дикобразов, – но мы считаем, что вы не сможете помочь нам в этом деле. Вы сами знаете, что не умеете охотиться, и поэтому будете нам просто обузой». – «Да, мы не охотники. Мы об этом знаем, но может быть, вы все-таки позволите нам пойти с вами. Мы надеемся собрать меду, и я уверен, что некоторые из вас знают, где его найти. Мы признаем, что не умеем охотиться, но и вы должны признать, что не умеете лазать по деревьям, но очень-очень любите мед. Так позвольте нам пойти с вами».
   Дикобразы действительно любили мед. Они готовы были отдать за него все, а сейчас получили предложение от варанов, которые прекрасно лазали по деревьям. Это предложение было настолько соблазнительным, что дикобразы не смогли от него отказаться. И тогда они согласились, чтобы вараны сопровождали их. Предприятие оказалось очень успешным. Те, кто шли впереди и первыми увидели добычу, убили нескольких опоссумов и подвесили их на ветку дерева, а те, кто шли за ними, сняли эту добычу и отнесли в назначенное место встречи.
   В это время вараны тоже были очень заняты. Заметив пчелу, они следовали за ней, пока не находили рой. Тогда они взбирались на дерево и при этом громко стучали по нему своими каменными топорами, чтобы дикобразы думали, что это очень трудная работа для варанов – взбираться на дерево, вырубая для этого ступени. Но стук топоров был всего лишь обманом. Вараны умели взбираться на деревья, не вырубая при этом в его коре ступеньки.
   Когда же дикобразы и вараны прибыли на место встречи, каждый со своей добычей, дикобразы очень устали от охоты, преследования добычи и доставки ее в назначенное место. Перед тем как отправиться отдыхать, они разожгли большой костер и стали свежевать опоссумов. Когда дикобразы подготовили опоссумов для жарки, вараны угостили их своим медом. Потом вараны предложили дикобразам прилечь отдохнуть, а они пока приготовят еду. Они обещали разбудить дикобразов, когда пища будет готова.
   Дикобразы согласились, это их устраивало, и улеглись спать, а в это время один из членов племени варанов ушел и взобрался на большое дерево эвкалипта, возвышавшееся на границе охотничьих территорий варанов и дикобразов. Это дерево служило убежищем и удобным командным пунктом, с которого вараны следили за тем, что делали дикобразы.
   Пока дикобразы спали, другой варан стал удалять все препятствия на пути к этому дереву, а остальные члены его племени помогали готовить опоссумов. Повар помещал каждого опоссума в середину костра, хвостом наружу, чтобы использовать этот хвост как рукоятку. Время от времени кто-нибудь из дикобразов поднимался и спросонок спрашивал: «Готова ли еда?» На что варан отвечал: «Нет, еще немного» – и дикобраз ложился спать дальше. Через некоторое время другой дикобраз повторял тот же вопрос: «Пища готова?» – а варан давал тот же ответ: «Нет, еще немного». Так продолжалось до тех пока, пока этот вопрос не задали все дикобразы, и каждый получил тот же самый ответ. В конце концов дикобразы заподозрили, что творится что-то неладное.
   И тогда варан, которому было велено вести наблюдение, залез на самую верхнюю ветвь эвкалипта. Когда он увидел, что все готово, а поблизости нет ни одного дикобраза, он подал сигнал своему племени принести добычу. Но повару не удалось пойти со всеми, так как в этот момент один из дикобразов приподнялся во сне и задал свой обычный вопрос. Повар подождал, когда дикобраз снова уляжется, затем резко вскочил на ноги, схватил опоссумов за хвосты и побежал к эвкалипту. Но когда он выхватывал опоссумов из костра, горячий уголек отлетел, упал на живот одного из дикобразов и обжег его так, что тот вскочил, запрыгал от боли и наступил на одну из горячих головешек. Дикобраз разметал огонь по другим своим спящим товарищам и обжег их. Те тоже вскочили, крича от боли.
   Дикобраз, который проснулся первым, пострадал не сильно и быстро пришел в себя. Взглянув на костер, он не увидел ни опоссумов, ни повара. Тогда он огляделся вокруг и увидел, что повар бежит со всех ног с зажаренными опоссумами по направлению к эвкалипту. Он закричал: «Смотрите, вон бежит варан с нашими опоссумами!» Тогда все дикобразы схватили горящие головешки и бросились за ним в погоню. Им удалось настигнуть варана, когда тот находился примерно в десяти ярдах от подножия дерева. Один из дикобразов взмахнул головешкой и ударил ею по спине варана в тот момент, когда тот уже почти забежал за дерево. Преследуемый дикобразами, варан все бегал и бегал вокруг дерева, получая удар за ударом горячими головешками по всему телу, отчего вокруг разлетались сияющие искры. Тогда один из дикобразов остановился и стал ждать, пока варан обежит вокруг дерева. Искры разлетелись в разные стороны, когда варан получил очередной удар головешкой по голове, но он все равно не выпускал из рук добычу. Тогда в отчаянии он бросился на ствол эвкалипта и быстро полез вверх, пока не достиг дупла, места отдыха его племени, где уже собрались все вараны. Усевшись там, они плотно поели, а когда закончили, спрятали остатки опоссумов в надежном месте.
   А внизу, на земле, дикобразы продолжали выкрикивать в их адрес непрерывные угрозы, но, как ни странно, им вовсе не пришло в голову поджечь само дерево. Время от времени они пытались забросить горящие головешки в дупло, но все их попытки заканчивались неудачей, и, переполненные горем и сожалением, они отправились домой, грозя варанам возмездием.
   Варан, который украл опоссумов, вскоре сильно заболел. Его тело было покрыто ранами от горящих головешек. Когда он поправился, от ожогов остались шрамы, которые перешли потом ко всем варанам в качестве напоминания об этой краже, совершенной ими в те давние дни.
   Через несколько месяцев, когда варан оправился от ран, его племя отправилось домой, в свой лагерь, и зажило прежней жизнью.

КАК ЭГОИСТИЧНЫЕ ВАРАНЫ ПОТЕРЯЛИ СВОИХ ЖЕН

   Вскоре после событий, о которых рассказывалось в предыдущей истории, на страну обрушилась сильная засуха. Дождей долго не было, и все водоемы пересохли. Племена дикобразов и эму не знали, что им делать, так как среди них было много престарелых и немощных. Многие болели, у других было много детей, и поэтому их племена переживали большие трудности. У них не было возможности спуститься к реке Мюррей, у которой они могли бы жить хорошо и комфортно.
   Засуха не сказалась только на племени варанов, так как у них был секретный резервуар с водой, которой могло хватить на многие-многие годы. Однако плач маленьких детей и стоны больных и престарелых тронули сердца жен варанов, и они стали скрытно бродить среди племен, делая все возможное, чтобы удовлетворить их нужды и уменьшить страдания. В один прекрасный день они попросили своих мужей рассказать, где находится каменный резервуар с водой, так как хотели снабдить водой престарелых, больных и детей в семействах дикобразов и эму. Но эгоистичные вараны отказали им, и, что еще хуже, сказали своим женам: «Раз вы проявляете такой интерес к потребностям других, мы будем давать лишь столько воды, сколько вам необходимо для удаления собственной жажды».
   Жены поняли, что уговаривать их упрямых мужей бесполезно, но про себя решили, раз им уже столько раз отказывали прежде, столько раз им пришлось переживать унижение от этих отказов, на этот раз они не станут терпеть такое оскорбление. И тогда они отправились на поиск резервуара. Они захватили с собой специальные палки, чтобы мужья подумали, что они собираются накопать ямса и корней растений. Но вместо этого они отправились по следам своих мужей, которые привели их к горе. У подножия горы женщины полностью потеряли все следы, и поэтому им пришлось вернуться в долину, собрать немного ямса и трав и отправиться по домам. Они приготовили ямс на углях, а затем уселись со своими семьями и стали есть. Время он времени один из варанов спрашивал жену, где она отсутствовала столь необычно долго. При этом он говорил: «Я заметил следы глины, которая встречается у подножия горы. Ты ходила туда?» На что та или иная жена отвечала: «Как ты мог такое подумать? Ты что, думаешь, что мы искали ямс на вершине горы? Мы ищем и выкапываем ямс на низкой, плоской равнине, а не в скалистых горах. Но почему ты спрашиваешь об этом?» Не произнеся больше ни слова, вараны разлеглись на шкурах опоссумов.
   Утром, когда солнце поднялось на востоке над вершинами гор, мужчины племени варанов отправились на поиски пищи, и их жены тоже поднялись. Собравшись вместе, они стали обсуждать, как им раскрыть секрет резервуара. Одна, самая умная из них, сказала: «Разумный план – отправиться на гору, разбить там лагерь, соорудить миа-миа и наблюдать. Итак, кто из нас самая храбрая? Давайте сядем и подумаем, кто пойдет».
   Так они сидели молча некоторое время, а затем одна из них поднялась, и все посмотрели на нее. Это была жена вождя. Она сказала: «Сестры, я беру это на себя. Пойду я. Считаю, что это мой долг, как жены вождя. Кто пойдет со мной и поможет мне нести вещи для лагеря?»
   Поднялись две молодых жены и сказали: «Мы пойдем с тобой».
   В спешке они собрали вещи жены вождя, и три женщины быстро направились к горе, пока вождь и другие не вернулись с охоты. На половине пути к вершине горы было место, с которого открывался хороший вид на окружающую долину, и особенно на лагерь варанов. Соорудив миа-миа, две молодые женщины вернулись домой, оставив жену вождя на горе.
   Вечером молодой вождь собрал всех варанов в своем миа-миа и спросил, не видел ли кто-нибудь его жену и не знает ли что-нибудь о ее исчезновении. Все выразили свое сожаление и ответили, что ничего об этом не знают и не имеют понятия о том, почему она покинула лагерь. Собравшиеся заверили вождя в том, что сделают все возможное, чтобы найти его жену, если кто-нибудь держит ее пленницей в своем доме.
   Тогда вождь призвал уточек тиль-тиль[25] – жен варанов. Вождь и старейшины строго допросили их, но те стояли опустив головы и ничего не отвечали. Тогда допрашивающие стали им угрожать, но те только отрицательно качали головой и продолжали хранить молчание. Тогда вождь приказал всем женам вернуться в их миа-миа. Когда же тиль-тиль вернулись домой, вождь сказал мужчинам: «У меня есть подозрение, что, пока мы отсутствовали на охоте, эму наведались в наш дом, забрали мою жену и отдали ее молодому вождю своего племени. Поэтому завтра, когда солнце еще не взойдет над вершинами гор, каждый, кто может сражаться, возьмет с собой три кайке, четыре вадди, четыре панкети[26] и нулла-нулла, и мы отправимся в их земли на поиски моей жены. Потом, если ее там нет, мы вернемся и отправимся в земли дикобразов. Сегодня же вечером пусть каждый отправляется в свой миа-миа и ждет сигнала: «Немедленно поднимайся!»
   Все мужчины-вараны отправились прямиком по домам и крепко заснули. Они поднялись рано и отправились в страну эму. Как только вараны ушли, тиль-тиль поднялись и собрались вместе, чтобы обсудить, что им делать дальше. Одна из них высказала мысль, что две молодые женщины, которые сопровождали жену вождя, должны спешно отправиться к ней и сообщить о том, что произошло в ее отсутствие. И когда вождь со своими воинами направлялся в землю эму, думая, что они похитили его жену и отдали ее в жены молодому вождю эму, девушки тиль-тиль побежали к горе, чтобы сообщить жене вождя обо всем случившемся. Сидя спокойно, она выслушала все, что они рассказали, и ответила: «Пришло время нашего избавления. Нас отдали в жены тем, кто не принадлежит к нашей расе и виду. Я сделала открытие. На рассвете, когда я крепко спала, один из тукони[27] вошел в мою миа-миа и сел у огня погреться. Неожиданно проснувшись, я увидела его, удобно устроившегося здесь. Я так испугалась, что закричала, но он взглянул на меня и сказал: «Не бойся, я твой друг и друг всех, кто оказался в беде или в горе. Мы с моим товарищем видели, как ты с двумя девушками пришла с равнины. Тогда несколько моих собратьев посетили ваш лагерь и все узнали о тебе. Ты ищешь водный резервуар, и к этому месту тебя привел разум моего племени. Ты спала, но, если ты последуешь за мной, когда я появлюсь снова, я покажу тебе одну расщелину на вершине этой горы».
   Когда тукони вернулся, жена вождя варанов поднялась и последовала за ним на гору. Когда они поднялись на вершину, он предложил ей присесть и отдохнуть. Отойдя на несколько шагов, маленький дух-человек произнес что-то, похожее на куу-ии[28] и тут же, словно из-под земли, появилось множество маленьких человечков. Их тела были раскрашены красной охрой и белой глиной, а головы украшали белые перья какаду, которыми, словно браслетами, были также обвязаны их запястья. В руках они держали копья примерно двух футов длиной, из поясов, сделанных из шкуры опоссума, торчали по три маленьких бумеранга и вадди. Они окружили своего предводителя, готовые выслушать его указания. После краткого разговора они расступились, он вышел из их середины, подошел к жене варана и остановился перед ней. Люди последовали за ним, и он сказал своим охранникам: «Послушайте, о мои братья. Мы были назначены невидимыми существами, которые находятся вокруг нас: Духом Добра, Духом Воды, Духом Еды, Духом Удовольствия, Духом Молнии и Грома, Ветра и Ливня и, наконец, Духом Солнечного Света. Вараны скрывают от племен, обитающих в этой стране, столь необходимую воду, которая заперта в этой горе. Они пользуются этим даром только сами и отказываются поделиться им с престарелыми и немощными людьми и детьми других племен. Более того, они отказались удовлетворять нужды своих собственных жен. Окажите этой женщине помощь, в которой она нуждается, и выпустите воду, хранимую в этой горе».
   Маленький дух-человек вернулся к жене вождя, взял ее за руку, провел несколько шагов к напоминавшему резервуар отверстию в скале и предложил взглянуть туда. Она заглянула и увидела воду, искрящуюся и кристально чистую. «Пей», – сказал он, и она стала пить, пока не утолила свою жажду. «А теперь, – сказал он, – ты должна спуститься с горы, а когда окажешься у ее подножия, встретишь двух молодых женщин. Попроси их немедленно вернуться в лагерь и велеть всем другим собраться в северной части долины у границы территории дикобразов и ожидать там твоего прихода».
   Тогда она отправилась в путь и сделала так, как ей было велено. Две молодые женщины тоже поспешили в лагерь, чтобы передать ее сообщение, а все другие тиль-тиль собрались в северной части долины и стали ждать. А в это время жена вождя стояла у подножия горы в ожидании дальнейших указаний. И вот тукони снова появился рядом с ней и сказал: «О женщина, эти добрые и великие духи оказали тебе честь выпустить воды, которые уже давно жаждали высвободиться из оков, в которых томились долгие-долгие годы. Ты совершишь благодеяние для всех племен, животных, птиц, рептилий и насекомых. Ты должна всегда помнить об этом великом событии. Расскажи своим детям о милости, которую ниспослал на тебя Дух Воды. Возьми это». Он дал ей тростниковое копье и велел: «По моему сигналу воткни его в склон горы и освободи тамошние воды».
   Тукони снова исчез, а жена вождя осталась стоять в одиночестве, размышляя о странности всего происходящего. Она ущипнула себя за руку и ударила по ноге, чтобы убедиться, что это не сон, и почувствовала эти прикосновения. «Я не сплю, – сказала она, – как это прекрасно!» И в этот момент послышался голос: «Воткни копье в гору». Она уперла острие копья в склон горы и с силой толкнула. Постепенно копье входило все глубже и глубже, пока полностью не скрылось. Затем послышался голос тукони: «Теперь беги к своим сестрам и спасай свою жизнь». Жена вождя побежала по долине так быстро, как только ноги могли ее нести. Когда она пробежала половину расстояния, в воздухе раздался громкий шум, напоминающий сильный ветер. Это был шум воды, вырвавшейся из заточения и с грохотом устремившейся вниз по долине со скоростью сильного ветра.
   Жена вождя добежала до своих сестер тиль-тиль и, задыхаясь, сообщила им, что вода из горы заливает долину. Когда она говорила, они увидели, как пыль поднимается по склону холма, а потоки воды заливают долину, вырывая с корнем и унося с собой большие деревья. С изумлением они наблюдали за тем, как вода проносится мимо них, чтобы соединиться с рекой Мюррей. Достигнув реки, вода успокоилась и превратилась в речной поток. Тильтиль пришли на берег реки, уселись в тени деревьев и стали наблюдать за тем, как их дети плещутся и купаются в воде.
   На следующий день вараны вернулись в свой лагерь и с удивлением увидели, что теперь река отделяет их от жен и детей. Они здорово расстроились, и вождь закричал женщинам через реку и спросил, откуда появился этот водный поток. Ему ответил знакомый голос жены: «Из отверстия в скале, где ты и другие вараны скрывали воду от нас и других племен и использовали ее только для себя. Но, о вождь, твоя жена раскрыла твой секрет и освободила воду, этот великий дар, принадлежащий всем существам, и поэтому мы, которые были вашими женами, решили больше вам не принадлежать. С этих пор ваш дом будет на деревьях, а мы не желаем быть и не будем больше вашими женами».
   Причиной их расставания стал эгоизм варанов, и с тех пор тиль-тиль отказывались становиться женами варанов. Храня в памяти это давнее событие, связанное с освобождением воды, они теперь устраивают свои дома в ветвях эвкалиптов и строят гнезда из грязи или глины в форме горы, в которой томилась вода. В этих маленьких, похожих на гору домах они откладывают яйца, высиживают их, а когда маленькие птички появляются на свет, мать на птичьем языке рассказывает им, как давным-давно она, подавленная горем, искала воду, чтобы утолить жажду, и как маленький человечек помог ей в ее поисках и показал, где находится вода, сказав при этом, что их племя на протяжении многих последующих поколений будет иметь дом в память об этом событии и воспитывать в нем своих детей.
   Что же касается варанов, то из-за их строптивого нрава и стремления обокрасть тех, кто испытывал трудности и опасности на охоте, они обречены не только носить на своих телах отметки, полученные в наказание за нехорошие дела, но быть наказанными за свое эгоистичное отношение ко всем окружающим, и особенно к собственным женам, тиль-тиль, тем, что утратят гордость своего сердца – прекрасный резервуар, хранивший большой запас чистой и освежающей воды. Более того, их сокровище теперь превратилось в непреодолимый барьер, который всегда будет отделять их от жен и детей. В горе они разбрелись по всем частям Австралии, и теперь в определенные сезоны года они роют норы в земле, зарываются туда и рыдают там, в темноте, холодными ветреными ночами, пока крепко не заснут до тех пор, когда весна снова призовет их взвалить на себя все тягости жизни. В отместку за потерю жен они теперь грабят гнезда тиль-тиль, воруют их яйца, считая, что, уничтожая эти яйца, они могут положить конец существованию своих бывших жен.

ЧТО ОЗНАЧАЮТ НЕКОТОРЫЕ НАСКАЛЬНЫЕ РИСУНКИ АБОРИГЕНОВ[29]

   В Манли, примерно в шести милях от Сиднея, можно видеть рисунки аборигенов, выполненные на плоских поверхностях скал. Среди них есть рисунок мужчины-аборигена, который распростер обе руки и держит в одной из них вадди, а рядом изображена еще одна человеческая фигура, напоминающая акулу. На другом рисунке изображены четверо мужчин с бумерангом над головой одного из них и рыбой между ногами другого. Или вот еще две фигуры, почти овальные по форме, а на одном из овалов вырезаны небольшие круги. Все это, как и сами рисунки, имеет определенное значение.
   Тотемы племен. Рыба, помещенная между ног человека на рисунке в Манли, свидетельствует, что рыба является тотемом племени, жившего в этой местности. Перед тем как племя могло занять свою охотничью территорию, оно должно было выбрать свой тотем – рыбу, животное, птицу или рептилию. Но это могли быть и солнце, луна, ветер, молния или гром. Поэтому в некоторых случаях можно видеть фигуру, олицетворяющую собой солнце или полумесяц.
   Бусы из зубов кенгуру
   Этот тотемизм играл важную роль в социальной жизни аборигенов. Если, например, человек совершал проступок или нарушал закон племени, он становился изгоем и отправлялся в какую-нибудь отдаленную часть страны. Крадучись он продвигался вперед, внимательно прислушиваясь к каждому звуку, всматриваясь в плотную листву зарослей, изучая по дороге каждый след, читая каждую отметину на стволах деревьев и на поверхностях камней. Если его заметят, это будет означать для него смерть. Наконец, острый глаз изгоя замечает фигуру тотема своей матери. Отбросив все страхи, он открыто следует по каменистой тропе, которая приводит его в лагерь. Он показывает вождю нитку, на которую нанизаны зубы кенгуру и пучок перьев эму, и кладет их на видное место, не произнося при этом ни слова. Это знак того, что он принадлежит к тотему племени кенгуру, а его мать – к тотему племени эму. В одном из этих племен его обязательно примут, он станет одним из них и будет участвовать во всех их деяниях.
   В Манли есть еще два рисунка: след валлаби и кенгуру и фигура мужчины и оружие, которое может быть бумерангом или нулла-нулла. Это означает, что племя с тотемом валлаби занимало эту территорию, а племя с тотемом кенгуру пришло сюда позже, стало воевать с племенем тотема валлаби, выгнало его и заняло эту территорию. А может быть, племя тотема эму, недовольное своей жизнью, пожелало изменить свою охотничью территорию. Они объявили войну племени тотема кенгуру и захватили их страну. Тогда вождь приказал вырезать его тотем на той же скале, что и было сделано. Изучая различные фигуры, вырезанные на поверхности одной скалы, можно определить, какие племена с различными тотемами, изображенными на рисунках, обитали на этой местности.
   На скале также вырезаны и другие фигуры. Овал с маленькими кругами, о котором говорилось выше, может представлять собой путь солнца по небосводу. Другими словами, это показывает, что аборигены обладали знаниями о движении земли. В каждом племени есть старейшины, которые изучают звезды и их положение на ночном небосклоне. В определенные периоды года и с определенными интервалами они могут провозгласить: «Земля уже повернулась»[30]. Смысл всего этого заключается в обучении молодого поколения основам астрономии.

Глава 2
МИФЫ О ЖИВОТНЫХ

ЭГОИСТИЧНАЯ СОВА

   Давным-давно, когда на Земле еще не было людей, на ней обитали птицы, животные и рептилии. Раз в году, весной, различные племена встречались и проводили фестиваль рассказчиков, танцевали и веселились. Считалось, что в племени птиц были лучшие рассказчики. Какаду крикнул: «Давайте же приготовимся к этому великому празднеству». Все отправились в буш и стали украшать себя листьями и ветками. Оттуда они вернулись, красуясь нарядами, и стали танцевать перед ромбовидным питоном, кенгуру и другими представителями племени животных. Животные и рептилии криками приветствовали танцующее пернатое племя. После таких похвал и восхищения пернатое племя зазналось. Какаду, который всегда считался очень задорным парнем, подошел к орлу, вождю пернатого племени, и сказал: «О отец орел, разве мы, пернатое племя, не величественнее кенгуру, ромбовидного питона, варана, да и всех других?» Орел ответил: «О сын мой какаду, конечно же мы выше всех других племен».
   Услышав это, другие племена очень рассердились, и после долгих споров пернатое племя вызвало другие племена на бой, чтобы доказать свое превосходство. Но одно семейство, племя летучих мышей, оставалось в стороне, не принимало никакого участия в спорах и отказалось бороться за ту или иную сторону. Но тем не менее вождь племени летучих мышей собрал свое семейство и велел всем подготовиться к битве и ждать. Как только они увидят, какая из сторон побеждает, они присоединятся к ней и помогут одержать победу.
   И вот началось великое противостояние. Животные и птицы стали метать друг в друга вадди и копья, другие сошлись в рукопашной схватке, размахивая нулла-нулла. Когда стало видно, что птичье племя побеждает, а племена животных, включая кенгуру с его армией, отступают, вождь племени летучих мышей приказал своему семейству включиться в битву: «Отправляйтесь на помощь орлу! Вперед! Уничтожьте кенгуру и его армию!» Итак, племя летучих мышей встало бок о бок с какаду, зимородком-хохотуном, вороном и сорокой. Летучие мыши очень ловко бросали бумеранги и обращались с этим оружием так быстро, что многочисленные бумеранги, летавшие вокруг, напоминали облако.
   Деревянный меч и дубинки
   Когда в битве наступило затишье, кенгуру созвал свою армию и стал подбадривать воинов, стоявших в ожидании следующей атаки врага. Животные увидели, как их вождь смело встречает врага, в них вселилась храбрость, и они, яростно сражаясь, заставили племя птиц отступить. Как только вождь племени летучих мышей увидел, что совершил ошибку, он призвал своих последователей покинуть ряды птичьего племени и перейти к их врагу. Таким образом, летучие мыши теперь присоединились к животным и стали сражаться против птиц. Маятник войны стал раскачиваться все с большей амплитудой. Верх брали то животные, то птицы, а летучие мыши постоянно перебегали от одной стороны к другой. Наконец кенгуру и эму столкнулись лицом к лицу в смертной схватке, и кенгуру, взглянув в глаза эму, крикнул: «О эму, зачем нам сражаться? Кругом так много крови и боли, горя и смерти!» Кенгуру, который всегда считался добрым животным, предложил эму пожать друг другу руки и прекратить войну. Эму согласился, и оба решили стать друзьями. Увидев, что их вожди пожимают друг другу руки, племена животных и птиц последовали их разумному примеру. Какаду пожал руку динго, зимородок-хохотун – вомбату, и все вокруг, племена животных, птиц и рептилий, стали пожимать друг другу руки. Кругом воцарились мир и дружба, и все племена были переполнены радостью. Одно лишь племя летучих мышей не знало, что им теперь делать, так как они оказались предателями для обеих сторон, им пришлось уйти и остаться жить с лукавыми совами, которые всегда жили самостоятельно, в стороне от всех и обожали темноту.
   Великое Солнце, правящее всем, наблюдая за всеми схватками и убийствами, которые происходили среди племен, очень рассердилось и спрятало свое лицо. Землю окутал мрак, и жизнь в темноте создавала огромные трудности для всех племен. Ходить в темноте было нелегко, и все постоянно спотыкались. Птицы не могли петь. Единственные, кто против этого не возражал, – это совы и летучие мыши, так как они обожали темноту. Когда эму и кенгуру снова повстречались, эму сказал: «О кенгуру, что же нам делать? Наши дети не могут играть в темноте, а нам трудно добывать себе пищу и одежду». Кенгуру задумался, и ему пришла идея. Он предложил эму повсюду разжечь костры, чтобы кругом было светло. Тогда эму отправился к ворону, фазану, сороке и какаду и попросил их помочь собрать запас дров, чтобы поддерживать огонь костров. Они долго собирали повсюду дрова, пока не составили достаточный запас топлива.
   Эму снова пришел к кенгуру и объяснил ему всю серьезность положения. Кенгуру некоторое время медитировал, а затем посоветовал эму созвать все племена и обсудить с ними проблему топлива и огня. Эму обошел все лагеря и пригласил всех прийти на великое собрание. Все племена животных, птиц и рептилий собрались на встречу и расселись кругом, чтобы обсудить, каким образом обеспечить свет или вернуть солнечное сияние. Как обычно, больше всех говорил какаду, но так и не смог предложить способ возвращения света.
   Маленькая ящерица, которая сидела у ног кенгуру, наконец сказала: «О кенгуру, сова и летучая мышь знают, что нам делать. Я слышала, что они могут вернуть солнечный свет». И тогда было решено послать ящерицу пригласить сову и летучую мышь принять участие в их совещании. И вот маленькая ящерица отправилась в путь, спотыкаясь в темноте, чтобы позвать сову и летучую мышь. Когда она нашла их, то сказала: «О вождь сов и вождь летучих мышей, кенгуру просит вас прийти и принять участие в нашем собрании. Вы придете?» – «О да, – ответили сова и летучая мышь, – мы придем». Маленькая ящерица поспешила назад, а ее сердце переполняла радость, потому что она возвращалась к кенгуру с хорошими новостями. Когда, наконец, они пришли, кенгуру спросил их, могут ли они вернуть всем свет или солнечное сияние. Вновь прибывшие заявили, что знают, как вернуть свет и солнце, но сделать это отказались.
   И тогда кроншнеп и динго стали долго и громко выть, тоскуя по свету. Даже сегодня можно слышать, как они завывают. Несмотря на это, сова, которая любила темноту и обладала коварным сердцем, отказалась вернуть другим свет, потому что и она сама, и ее дети обожали темноту. И тогда кроншнеп сказал: «О тетя, неужели ты откажешь своему племяннику? Во имя моих детей и детей других племен дай нам свет». Но сова опять отказала им.
   Тогда племена животных, птиц и рептилий громко закричали: «О тетя, дай нам свет! О тетя, дай нам свет!» Этот крик был настолько жалобным, что растопил ледяное сердце летучей мыши, она вспомнила обо всех нехороших поступках, которые совершила ранее, и сказала себе: «Пришло время искупить все грехи, которые я совершила». И тогда летучая мышь прокричала: «Я дам вам свет!»
   Все животные, птицы и рептилии перестали рыдать, а летучая мышь спросила, у кого из них есть с собой бумеранг. Ящерица, которая пригласила сову и летучую мышь принять участие в собрании, ответила: «Бумеранг есть у меня, и я с радостью отдам его тебе».
   И ящерица дала свой бумеранг летучей мыши, которая обратилась к собравшимся: «Я чувствую, что приношу большую жертву. Я люблю темноту, и моим детям нравится играть и кувыркаться в полной темноте, но я знаю, что если я принесу эту жертву, то заслужу всеобщее одобрение».
   С этими словами она взяла бумеранг и изо всех сил запустила его на север, и тот, обогнув Землю, вернулся с юга. И снова бумеранг был запущен с той же целью на запад, облетел вокруг Земли и вернулся с востока. И только летучая мышь снова собралась метнуть бумеранг, как зимородок-хохотун сказал: «Погоди немного, о летучая мышь. Нам не нужна демонстрация метания бумеранга. Нам нужен свет». – «Да, – ответила летучая мышь, – я знаю, что вы с нетерпением ждете появления солнца, и для этого я разгоняю великую тьму. Я хочу дать вам свет и оставить темноту себе».
   И она снова, с еще большей силой метнула бумеранг, на этот раз на запад, и тот, обогнув Землю, вернулся с востока, и, когда он еще кружился над головой летучей мыши, та крикнула: «Посмотрите на восток! Появляется свет! Появляется свет!» Взглянув в указанном направлении, племя птиц так обрадовалось, что начало щебетать, чирикать и насвистывать, как при восходе солнца. А летучая мышь все кричала: «Свет идет! Свет идет!» И как только бумеранг коснулся земли, взошло солнце. О, какое это было счастье! Кенгуру запрыгали от радости, динго носились кругом и кувыркались, а зимородок-хохотун засмеялся от всего сердца, как он это делает и по сей день. Неразлучники бегали вокруг и танцевали, попугаи хрипло кричали, а какаду болтали больше обычного. Все были счастливы, кроме коварной совы. Летучая мышь подождала метать бумеранг, пока солнце не закрепилось на западном небосклоне, а затем вернулась домой в свою пещеру.
   Теперь, когда сова отваживается выйти из своего дома в дневное время, все пернатые племена, летающие в округе, ищут возможность клюнуть ее за то, что она была такой эгоистичной и отказалась дать им солнечный свет. Но если летучая мышь выходит из дома на закате или поздним вечером перед закатом, ни одна из птиц не набрасывается на нее. Все относятся к ней с добром, потому что она пожелала искупить свои нехорошие поступки и совершила в конце концов доброе дело, вернув величественный солнечный свет, дарующий жизнь и энергию всем земным созданиям.
   Что же касается маленькой посланницы, ящерицы, то она до сих пор любит сидеть и смотреть на солнце, а если вы внимательно приглядитесь, то увидите, что она до сих пор носит на шее бумеранг, который уступила летучей мыши, чтобы та отделила темноту от света.

ПОЧЕМУ ЛЯГУШКИ ПРЫГАЮТ В ВОДУ

   Абориген Австралии – очень внимательный наблюдатель. Он пристально изучает повадки и особенности животных и птиц, а затем с удовольствием объясняет причины всего происходящего и извлекает из того, что видел, уроки. Урок, который преподают лягушки в этой легенде, говорит о том, что человек неполноценен без женщины, а когда люди остаются в одиночестве, их преследуют страхи и неудачи. Преодоление страхов – это одна из первейших задач в культуре и подготовке молодежи аборигенов.
   Вот легенда о лягушках.
   В одно прекрасное время все мужчины-лягушки почувствовали разочарование и оставили своих жен и сестер. Каждый ушел в свою сторону и стал жить самостоятельно. Но однажды ночью, когда они готовили себе еду, с ними произошло что-то странное. Каждый почувствовал, что с юга к нему кто-то подкрадывается. Лягушка ничего не видела, но чувствовала чье-то приближение. И вот неизвестный голос попросил немного пищи. Лягушка оглянулась по сторонам, но никого не увидела.
   «Хорошо, – сказала лягушка, – я дам тебе немного еды, но кто ты такой? Я тебя не вижу». – «О, это не важно, кто я, – ответил голос, – ты меня увидишь позже. Я устал. Я путешествовал по всему миру. Дай мне что-нибудь поесть».
   И тогда лягушка угостила голос рыбой. Лягушка видела, как рыба исчезает, но не могла понять, кто ее ест.
   Когда трапеза закончилась, голос сказал: «Я устал. Можно я буду спать сегодня здесь?» – «О да», – ответила лягушка и через несколько минут услышала чей-то храп.
   Но сама лягушка не могла уснуть. Она вскочила и стала бегать вокруг и кричать: «Кто ты такой? Дай мне взглянуть на тебя и прикоснуться к тебе». И голос ответил: «Ты увидишь меня, когда я буду идти завтра по равнине».
   На следующее утро голос пробудился раньше лягушки и ушел из лагеря до того, как лягушка успела задать какой-либо вопрос. Лягушка только слышала, что голос уходит.
   На следующий вечер лягушка стояла на бугре возле своего лагеря и ждала, когда голос вернется. Но увидела лишь небольшой вихрь, вилли-вилли[31], кружащийся над равниной. Ураган приблизился и стал кружить над ее лагерем. И тогда голос сказал лягушке: «Ну вот я и здесь». – «Но, – сказала лягушка, – я тебя не вижу. Я хочу увидеть тебя своими глазами». – «Ну, хорошо, – ответил голос, – ты увидишь меня завтра вечером».
   В то время все лягушки жили на берегу реки, поблизости от воды. Когда наступил следующий вечер, лягушка запрыгнула на большое бревно и стала ждать прихода голоса. Взглянув на равнину, она увидела, что приближается огромный вилли-вилли. Яростно задул ветер, и ураган обрушился на лагерь. Шторм бушевал над лагерем лягушки, и огромные эвкалипты раскачивались в разные стороны под его мощными ударами. Затем последовал ужасный порыв ветра, и послышался голос: «Я есть…» – но лягушка так испугалась, что не стала слушать до конца, а нырнула в реку и оставалась под водой, пока буря не закончилась.
   Старейшины аборигенов рассказывают эту историю детям. Они говорят, что именно по этой причине лягушки теперь прыгают в воду при малейшем дуновении ветра. «Посмотрите, посмотрите, – говорят они, – какими пугливыми стали лягушки, когда стали жить самостоятельно».

КИНИ ГЕР – МЕСТНАЯ КОШКА

   Кини Гер был одним из тех, кто творил жестокие и смертоносные деяния. У него были голова, рот, уши и тело современной местной кошки, но руки и ноги, а также пальцы на них напоминали человеческие. Он не умел мыслить и размышлять, ему не были даны чувства любви или жалости, но он обладал привычкой подкрадываться и обожал жестокость, как кошки наших дней. Он любил убивать даже тогда, когда только что поел. Ему нравилось смотреть, как жизнетворящая кровь вытекает из раны жертвы. Самым счастливым моментом для него было наблюдать, как глаза его жертвы стекленеют, и она испускает последний вздох.
   Молва о его жестокости широко разнеслась в округе, и мудрый старый кенгуру стал обдумывать план, как отучить это неестественно жестокое существо приносить смерть. Он отобрал мужчин из каждого племени, которые обучали молодых, и велел им передать своим подопечным, чтобы они не отлучались далеко в одиночку по делам или ради удовольствия. В целях общей безопасности молодым следовало выполнять указания старших. Воины-охранники обучались мастерству владения копьем и бумерангом, и любой, кто отправлялся на охоту или для того, чтобы отнести куда-либо палочку-письмо[32], мог воспользоваться услугами этих охранников. Но убийства продолжались.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

   Трясогузка Вилли – обыкновенный черно-белый австралийский веерохвост. Аборигены считают трясогузку Вилли одним из самых разумных живых существ. Некоторые племена страшатся ее появления возле их лагеря. Люди не отваживаются разговаривать, когда она рядом, и порой лагерь из сорока – пятидесяти человек хранит полное молчание, пока птица не улетит. Люди опасаются, что трясогузка Вилли услышит каждое их слово, а потом отправится и поссорит их с соседним племенем. Некоторые племена считают, что эта птица находится на услужении Зла и сеет раздор среди людей. По мнению других, эта птица находится в контакте с душами умерших. Если трясогузка Вилли услышит, что кто-то неуважительно отзывается о душах умерших, она сейчас же отправится и сообщит об этом оскорбленному духу, и тот вернется и будет преследовать обидчика. К трясогузке Вилли относятся с таким большим уважением, так как он был первым живым созданием, с которым разговаривал Разум в самом начале творения.

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →