Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Граненый стакан создала в 30-е годы прошлого столетия Вера Мухина.

Еще   [X]

 0 

Вопрос доверия (Рэдклифф)

автор: Рэдклифф

Доверять всегда непросто, особенно после пережитого некогда предательства. Но возможно ли обрести счастье, если твое сердце заперто на замок?

Успешная бизнес-леди Майкл Лэсситер и специалист по сетевой безопасности Слоан, которую она нанимает, чтобы защитить свой самый важный актив, делают шаг навстречу друг другу. Первая книга из серии «Справедливость» известного ЛГБТ-автора Рэдклифф.

Год издания: 0000

Цена: 150 руб.



С книгой «Вопрос доверия» также читают:

Предпросмотр книги «Вопрос доверия»

Вопрос доверия

   Доверять всегда непросто, особенно после пережитого некогда предательства. Но возможно ли обрести счастье, если твое сердце заперто на замок?
   Успешная бизнес-леди Майкл Лэсситер и специалист по сетевой безопасности Слоан, которую она нанимает, чтобы защитить свой самый важный актив, делают шаг навстречу друг другу. Первая книга из серии «Справедливость» известного ЛГБТ-автора Рэдклифф.


Рэдклифф Вопрос доверия

   Radclyffe
   A Matter of Trust

* * *
Глава 1
   – «Слоан Секьюрити».
   – Я застряла в жуткой пробке на 76-м шоссе. Клиент уже подошел?
   Джейсон взглянул на человека, встреча с которым была назначена на девять утра. Посетитель сохранял олимпийское спокойствие.
   – Ага, – протянул он, прекрасно зная, что его босс не любила сюрпризов. Помимо всего прочего, Джейсону вменялось в обязанности предотвращать неожиданности, но похоже, на сей раз он боссу не помощник.
   – Черт, – выдохнула Слоан, в очередной раз пытаясь протиснуться между машинами на скоростной автомагистрали, которая перестала быть скоростной уже лет двадцать. – Я ничего не могу поделать. Предложи ему кофе или еще что-нибудь. – С этими словами она отключилась, бросила мобильник на пассажирское сиденье рядом с потертым кожаным портфелем и попыталась разглядеть, где же заканчивается этот плотный поток почти не двигавшихся автомобилей перед ней. Вот что получаешь, когда ночуешь не дома.
   Но вчерашний ужин с очаровательной собеседницей как-то незаметно затянулся, а последовавшее приглашение остаться на ночь оказалось более чем заманчивым. К тому же проект, над которым она работала, близился к завершению, все системы были налажены и функционировали без перебоев. Поэтому Слоан не увидела никаких причин, способных помешать совместить маленькое удовольствие с работой. Не то что бы это входило у нее в привычку, но иногда с ней такое случалось. Хозяйка дома, где проходил ужин, оказалась весьма гостеприимной, вспомнила Слоан с улыбкой.
   Она планировала, что утром заедет домой, примет душ и переоденется, прежде чем отправится в свой офис в центре города. В работе на самого себя была масса преимуществ, не последним из которых была возможность распоряжаться своим временем по собственному усмотрению. Тем не менее, когда Слоан проверила поступившие для нее сообщения с телефона в спальне Дайан, бодрый тенор Джейсона оповестил ее о том, что ее ждет незапланированная встреча. Выругавшись сквозь зубы, Слоан привела себя в порядок в просторной ванной Дайан, натянула свежую футболку, которую ей одолжила хозяйка, и помчалась в офис.
   Зарычав и резко вывернув руль, Слоан объехала вставший намертво автобус. Она не любила опаздывать. Клиент, на встречу с которым она спешила, попросил о срочной встрече. Притом, что ее рабочий график был забит на несколько недель вперед, Джейсон предупредил ее, что этот случай – особый. У него не было времени даже послать факс на ее ноутбук с краткой информацией, которую он обычно готовил для Слоан перед первой встречей с новым клиентом.
   – Крутая компания, мощные связи, и деньги не проблема, – вот что он сообщил Слоан не терпящим возражений тоном.
   Она полностью доверяла мнению Джейсона. Именно поэтому он занимался всей административной работой, связанной с ее бизнесом, за исключением вопросов, которыми она занималась лично. Он заботился обо всех деталях проектов и иногда помогал ей непосредственно на месте. Джейсон был неплохим компьютерщиком, поэтому их фирме не требовались дополнительные сотрудники. Они зарабатывали деньги благодаря талантам Слоан, а помощников всегда можно было привлечь со стороны в случае необходимости.
   – Поверь, ты захочешь работать с этим клиентом, – заверил ее Джейсон.
* * *
   Услышав, как громко хлопнула дверь, Майкл Лэсситер оторвалась от чтения деловых новостей в «Нью-Йорк Таймс» и посмотрела на влетевшую в офис черноволосую женщину, одетую в кожаный пиджак, ослепительно белую футболку и джинсы. Отлично сложена, рост под метр восемьдесят, ни грамма лишнего веса и, пожалуй, на пару лет младше, чем я со своими тридцатью тремя, прикинула Майкл.
   Стройный блондин, сидевший за широким столом из орехового дерева, оторвался от монитора и посмотрел на возникший в офисе сгусток энергии. На его красивом лице читалось легкое неодобрение, сквозь которое проступала скрытая нежность.
   – Прости, – извинилась перед блондином женщина, поворачиваясь в сторону клиента. При виде Майкл она на миг смутилась, но тут же шагнула к ней навстречу, протягивая руку:
   – Госпожа Лэсситер? Извиняюсь, что заставила вас ждать. Я Джей-Ти Слоан.
   Неожиданно мелодичный низкий голос и совершенные черты лица женщины, дополненные пронзительным взглядом темно-фиолетовых глаз, ввергли Майкл в растерянность. Но уже через пару секунд она пришла в себя и поднялась с места, машинально расправив складочки на темно-синей шелковой юбке.
   – Ничего страшного, госпожа Слоан.
   – Просто Слоан, – широко улыбнувшись, попросила Слоан. Ее фирменная улыбка и ямочки на щеках растопили не одно сердце. Впрочем, Майкл Лэсситер против этих чар, видимо, устояла. Взгляд ее сверкающих голубых глаз ничуть не потеплел, а на прекрасном лице не дрогнул ни один мускул.
   – Пройдемте в мой кабинет, там нам будет удобнее, – предложила Слоан, указав на двустворчатую дверь в дальней части помещения. Потом она бросила взгляд на Джейсона, наблюдавшего за ними с нескрываемым любопытством. – Принесешь нам кофе? – сказала она тоном, мало похожим на просьбу.
   Вздохнув, Джейсон отправился варить свежий кофе. Откуда ему было знать, что Майкл – женщина?! Он успел проверить лишь данные о компании, в которой она работала. Для более серьезного сбора информации, который он обычно проводил, времени не оставалось.
   В соседней комнате Слоан расположилась за антикварным дубовым столом, привезенным из дома родителей десять лет назад. Сначала этот стол побывал в ее вашингтонском офисе, потом хранился на складе, когда она исчезла на несколько месяцев, и, наконец, занял свое место здесь, в ее главном офисе, который находился на верхнем этаже здания в так называемом Старом городе. Ее клиентка предпочла разместиться в просторном кожаном кресле, напротив стола.
   Краем глаза Слоан заглянула в раскрытую папку, которую Джейсон положил ей на стол. В папке была таблица с основной информацией по клиенту: имя, адрес компании, причина, по которой клиент обратился к ним. В конце таблицы было предусмотрено место для заметок, куда Джейсон обычно вносил нестандартные сведения или выделял самое важное. На этот раз Джейсон просто напечатал: «Президент компании Майкл Лэсситер». И ни слова о том, что Майкл Лэсситер не мужчина. Не то что бы это напрягло Слоан, но она предпочитала иметь максимально полную информацию перед встречей с потенциальным клиентом. Информация – сила, и Слоан сама решала, будет ли она заниматься тем или иным делом или нет. Еще одно преимущество работы на себя. Она выбирала проекты на свое усмотрение и при этом ни перед кем не отчитывалась.
   Слоан оторвалась от изучения материалов и обнаружила, что сидящая напротив женщина в безукоризненно сшитом костюме в открытую ее разглядывает. Не отдавая себе отчета, Слоан принялась рассматривать собеседницу в ответ. Из-под двубортного пиджака выглядывала белая блузка, довольно модная и подобранная со вкусом. Взгляд Слоан переместился на руки Майкл, которые свободно лежали у нее на коленях. Обручального кольца на пальце не оказалось. Женщина вообще не носила никаких колец. Из украшений на Майкл были лишь изящные золотые серьги с жемчугом. Благородный металл прекрасно гармонировал с природным золотистым цветом безупречно уложенных волос, доходивших до плеч, а серые жемчужины подчеркивали гладкую белоснежную кожу шеи. Слоан перевела взгляд чуть выше, и их глаза встретились. По выражению лица Майкл Лэсситер было ясно, что такое разглядывание для нее не в новинку.
   – Простите за опоздание, – снова извинилась Слоан, тут же осознав, что повторяется.
   Она уже не раз имела дело с представителями крупных компаний, хотя чаще всего это были мужчины. Агрессивные, самоуверенные, и непременно стремившиеся во всем добиваться преимущества. На Слоан было непросто произвести впечатление, еще труднее было ее запугать. Сейчас был ни тот, ни другой случай, но сказать, что она чувствовала себя абсолютно комфортно, Слоан не могла. Сидевшая перед ней женщина была прекрасна, словно ценное произведение искусства, выставленное в музее и отделенное от зрителей бархатными канатами и пуленепробиваемым стеклом. А рядом стояла неброская табличка с надписью «Руками не трогать».
   – Все в порядке, всякое бывает, – ответила Майкл, легонько пожав плечами.
   Но только не с вами, могу поспорить.
   Нарушая странную гипнотизирующую тишину, возникшую между ними, Слоан взяла авторучку и вытянула блокнот с желтой разлинованной бумагой из стопки таких же, лежавших справа от нее на столе.
   – Расскажите мне, что конкретно вам нужно?
   Майкл Лэсситер скупо улыбнулась одними губами и ответила:
   – А я думала, это вы мне расскажете, что мне нужно.
   – Хорошо. Тогда, быть может, вы посвятите меня в предысторию? Догадываюсь, что это как-то связано с вашей компанией.
   Впервые за все время клиентка выдала свой дискомфорт. В ее глазах промелькнуло что-то похожее на боль. Майкл Лэсситер немного выпрямилась в кресле и посмотрела прямо в фиолетовые глаза Слоан.
   – Возможно, вам уже известно, что примерно шесть лет назад мы с моим мужем создали компанию «Лэсситер Дизайнс». Мы запустили пробный проект, но неожиданно для нас самих, это оказалось довольно удачным начинанием, и по мере развития современных технологий наши услуги стали пользоваться повышенным спросом. За последние три года наша компания стремительно выросла. Сейчас в ней работает несколько сотен человек, и у нас есть филиалы в Нью-Йорке, Чикаго и Вашингтоне.
   Да, и при текущих темпах роста вы вполне можете попасть в пятую сотню самых богатых компаний страны, вспомнила Слоан. Об этом ей сообщил Джейсон, также подобрав рекламные проспекты и финансовые отчеты компании. Лэсситеры были настоящим мозгом своей фирмы. Им удавалось предугадывать будущие тенденции, убеждать инвесторов финансировать их проекты и таким образом реализовывать свои идеи. Успех компании зависел от полноты и точности передачи основной идеи дизайнерами их фирмы.
   – Продолжайте, – попросила Слоан, делая заметки.
   – Могу ли я рассчитывать на конфиденциальность нашей беседы? – поинтересовалась Майкл.
   Слоан медленно подняла голову, впервые заметив легкие признаки напряжения в собеседнице: слишком уж прямо та сидела в кресле, ее очаровательный подбородок был слегка напряжен, а вокруг пытливых голубых глаз пролегала слабая тень усталости.
   – Я не адвокат, госпожа Лэсситер, и не священник. Однако мой бизнес строится на полной конфиденциальности. Если в конце нашего разговора мы придем к выводу, что наши цели не совпадают, то можете быть уверены, все что вы мне здесь скажете, будет забыто навсегда.
   Теперь пришел черед Майкл тщательно перебирать в уме информацию, которую она собрала о Слоан. Разумеется, репутация Слоан была ей известна. Отзывы других клиентов «Слоан Секьюрити» и рекомендации различных официальных учреждений были исключительно положительными. Майкл пристально посмотрела на собеседницу, обратив внимание на ее невозмутимость и внимательный взгляд. Слоан пользовалась репутацией необычайно эффективного, изобретательного и высококлассного специалиста. Еще ее называли безжалостной и склонной к соперничеству, и Майкл не сомневалась, что чисто технически Слоан действительно могла обеспечить необходимый уровень услуг. Вопрос был лишь в том, насколько можно ей доверять.
   Добыть личную информацию о главе «Слоан Секьюрити» оказалось куда сложнее. О прошлом Слоан не было известно вообще ничего, и даже те, кто был с ней довольно хорошо знаком, не могли сказать наверняка, чем она занималась до появления в городе несколько лет назад. Хотя слухи ходили разные, начиная от версий об агенте ЦРУ, работавшим под прикрытием, и вплоть до преступника, ворочавшего темными делами. Так или иначе, но уже в двадцать девять лет она была лидирующим специалистом в своей области. А у Майкл было такое чувство, что ей понадобится самый лучший профессионал.
   Тишина нарастала, пока женщины внимательно смотрели друг на друга. Фиолетовый и голубой, пламя и лед – каждая из них искала что-то во взгляде другой. Наконец, Майкл прервала молчание:
   – Об этом пока никому не известно и не должно быть известно еще какое-то время. Я ухожу от мужа, и мы расторгаем наши деловые отношения.
   Слоан никак не отреагировала. Ее не интересовали социальные или политические последствия этой новости, хотя они были весьма серьезными. Куда важнее оказывалось то, что возможные неурядицы в такой крупной компании, как «Лэсситер энд Лэсситер», могли затронуть финансовый рынок. Стоило инвесторам узнать о реорганизации на столь высоком уровне, как котировки акций компании непременно подверглись бы сильным колебаниям. Стань эта информация достоянием общественности до завершения процесса реструктуризации, это серьезно повлияет на перспективы, как самой компании, так и ее акционеров. Поэтому Слоан не удивилась опасениям Майкл относительно возможной утечки информации. То, что Слоан сейчас услышала, не нуждалось в комментариях. Важность этого признания была и без того очевидна. Тем не менее, у Слоан было такое чувство, что Майкл сказала не все. Она едва кивнула, продолжая смотреть на собеседницу.
   Майкл слегка улыбнулась, прекрасно понимая, что Слоан ждала, когда же она назовет истинную причину своих тревог. Она подозревала, что менее опытный человек, возможно, не стал бы копать глубже. По крайней мере, большинство мужчин на этом точно бы остановились. Но Майкл видела, что Слоан интуитивно чувствовала, что в деле есть нечто большее. Майкл мысленно отметила для себя, что в общении со Слоан ей придется быть осторожнее, иначе у нее не останется никаких секретов.
   – Причины, по которой мне необходимо держать эту информацию в тайне, очевидны. Но ваши услуги требуются мне потому, что я опасаюсь, что мой муж попытается установить контроль над компанией любыми доступными ему средствами, – ровно продолжила Майкл.
   Слоан бросила ручку на блокнот и откинулась на спинку кожаного крутящегося кресла. Она соединила пальцы в форме пирамиды на уровне груди и на мгновение задумалась. После чего тихо подытожила:
   – Итак, что мы имеем. В настоящее время вы возглавляете одну из самых быстро развивающихся корпорации в стране, в сфере компьютерного дизайна. Ваш муж, – Слоан слегка помедлила, задумавшись, – вице-президент компании, если я правильно помню. – Получив от Майкл утвердительный кивок, Слоан продолжила: – Вы собираетесь с ним развестись и предполагаете, что он попытается сохранить контроль над компанией за собой. Я нужна вам для того, чтобы обеспечить безопасность ваших внутренних систем и защиту ваших операций. И вы хотите, чтобы я все это проделала, не вызывая подозрений насчет планируемого вами переворота?
   Майкл изобразила улыбку, в ее голубых глазах застыла тревога.
   – Я бы не стала называть это переворотом, госпожа Слоан, – сказала она с ноткой раздражения в голосе. – Идея создания этой компании принадлежала мне, и изначально компания финансировалась из моих личных средств. У меня всегда лучше получалось изобретать, чем управлять. Но видение проекта, как мне кажется, было полностью моим. Талант моего мужа проявился в подборе персонала и организационных вопросах компании. Уверяю вас, я не планирую ничего противозаконного и даже ничего коварного. Я собираюсь защитить свою компанию от нападения, которого я ожидаю в ту самую минуту, когда мои адвокаты свяжутся с моим мужем.
   Слоан наклонилась вперед и снова взяла ручку.
   – Какие у нас сроки? – спросила она.
   Майкл пожала плечами.
   – Думаю, это во многом будет зависеть от вас. Я не хочу ничего начинать до тех пор, пока не буду уверена в том, что текущие проекты и будущие разработки в безопасности. До этого момента я намерена сохранять статус-кво.
   Услышав эти слова, Слоан изучающе посмотрела на собранную, невозмутимую женщину, сидевшую напротив нее. Несмотря на мелкие признаки внутреннего напряжения, она прекрасно себя контролировала. Внешне спокойная, она, казалось, не имела никакого отношения к войне, готовой разразиться в финансовом мире. Такое противоречие внешнего и внутреннего могло привести к катастрофическим последствиям, и примеров тому было множество. Тот факт, что она была замужем за человеком, с которым у нее назревал масштабный конфликт, казалось, совсем не волновал ее. Слоан на мгновение задумалась, продолжала ли Майкл Лэсситер интимную жизнь с мужем, и сразу напомнила себе, что это уж точно не ее дело. Тем не менее, она успела подумать, что тогда эта женщина шла на своего рода сделку ради сохранения компании за собой. Слоан пришло в голову, что это похоже на проституцию и слишком унизительно для столь, несомненно, совершенной особы. Здесь Слоан все же заставила себя вернуться к насущным проблемам.
   – Для начала нам необходимо придумать легенду, объясняющую, почему я буду проводить так много времени в вашем головном офисе. Мне также, нужно будет посетить все филиалы вашей компании. Нужно будет встретиться с вашими системными администраторами и, конечно же, получить неограниченный доступ ко всем уровням программных приложений и данных.
   После этих слов Майкл Лэсситер, похоже, позволила себе немного расслабиться, с ее губ сорвался едва слышный вздох.
   – Это значит, что вы беретесь за мое дело?
   Слоан пожала плечами.
   – Мы еще не обсудили условия работы и мой гонорар.
   Майкл встала и протянула Слоан свою тонкую, изящную руку. Слоан тоже поднялась с кресла и молча пожала ее.
   – Эти детали уже не имеют значения. Все, что мне нужно – ваша осторожность и ваш талант, – сказала Майкл.
   – С этим проблем не будет, могу вас заверить, – ответила Слоан. Рука, которую она держала, была необыкновенно твердой, и Слоан почувствовала легкое нежелание отпускать ее. Когда она все-таки сделала это, Майкл Лэсситер развернулась и вышла из кабинета, не сказав больше ни слова.
* * *
   В дверном проеме возник Джейсон. Он оперся бедром о косяк, и выразительно скрестил на груди руки. Его подогнанные по фигуре брюки, однотонная рубашка и галстук в сочетании с начищенными до блеска лоферами просто кричали о том, какой он преуспевающий денди.
   – Должен ли я поинтересоваться, где ты была вчера вечером?
   Слоан оторвалась от бумаг.
   – Думаю, не стоит.
   Она потерла лицо руками, впервые осознав, что устала. И дело было не только в том, что она не выспалась. Обычно секс действовал на нее расслабляюще. Но, к сожалению, удовольствие не дается даром. Дайан Карсон намекнула ей, что не прочь видеться с ней чаще. Сама идея показалась Слоан заманчивой по многим причинам, но настойчивые нотки в голосе девушки насторожили ее. Для начала, придется убедиться, что правила игры четко понятны обеим сторонам, дабы избежать нежелательных осложнений в будущем.
   Джейсон, которому явно дали понять, что для расспросов сейчас не подходящее время, безуспешно пытался скрыть свое недовольство.
   – По крайней мере, мы получили новый контракт сегодня?
   – Да, мы получили, – скупо ответила Слоан, о чем тут же пожалела, увидев обиду в глазах Джейсона. – Слушай, прости, – добавила она со вздохом. – Я мало спала сегодня.
   – И что, я в этом виноват? – Джейсон завалился в кресло, в котором до этого сидела Майкл Лэсситер. При виде убийственного взгляда Слоан он решил сменить тему разговора. – Итак, поведай мне о Снежной королеве.
   Слоан одарила его предупредительным взглядом. Но, когда Джейсон, театрально склонился, сжав руки у сердца в безмолвной мольбе «пожалуйста», Слоан не выдержала и рассмеялась.
   – Мне с ней работать, Джейсон, а не на свидания бегать!
   – Я тебя умоляю, можно подумать, здесь есть большая разница! – парировал Джейсон.
   Слоан покачала головой, продолжая улыбаться.
   – Время от времени я и так встречаюсь с одной из клиенток, неофициально, так сказать. Мы не смешиваем личное с бизнесом. Кроме того, уверяю тебя, с этой такой номер не прокатит.
   Джейсон задался вопросом, действительно ли Слоан сказала это с легким сожалением или ему это почудилось, но благоразумно решил промолчать. Вместо этого он шутливо спросил:
   – Почему же не прокатит?
   – Во-первых – и это самое главное – она натуралка, – сказала Слоан окончательно и бесповоротно. Может, она и прослыла человеком, у которого от женщин не было отбоя и который не склонен к длительным отношениям, но у нее тоже имелись свои правила. Не связываться с натуралками было одним из них.
   – Ну, все течет, все меняется, – заметил Джейсон.
   – Не тот случай.
   Джейсон понял, что, по крайней мере, на данный момент тема закрыта. Он знал, что, если продолжит расспросы, то Слоан, скорее всего, потеряет терпение. Ему уже не раз доставалось, и провоцировать ее ему не хотелось. Поэтому он решил просто сменить тему:
   – Так ты придешь завтра вечером?
   – Конечно, приду! – с чувством сказала Слоан. Ей нравились представления Джейсона, правда, ей до сих пор не верилось, что эта страстная сексуальная соблазнительница, в которую Джейсон превращался на сцене, на самом деле была мужчиной, которого она вычислила несколько лет назад в коридорах Министерства юстиции в Вашингтоне. Тогда он выглядел вполне традиционным. Слоан частенько задумывалась, кем же был Джейсон по сути – Джейсоном или Жасмин. Ей нравился и тот, и другая, и Слоан не могла не признать, что чувствовала легкую сексуальную провокацию, когда Жасмин флиртовала с ней. Мало того, что Джейсон работал на нее; ситуация становилась еще более запутанной из-за того, что он был гетеросексуальным мужчиной.
   – Отлично, потому что Жасмин купила новое платье, – сказал Джейсон, поднимаясь и тщательно поправляя безупречные стрелки на брюках. Он подмигнул Слоан, и на какое-то мгновение его красивое лицо приняло облик Жасмин. – Я уверен, тебе понравится.
   Слоан снова рассмеялась.
   – Почему бы тебе не поиграть в моего помощника для разнообразия?
   Джейсон ушел, ничего не ответив, и Слоан задумчиво посмотрела ему вслед, размышляя о встрече с Майкл Лэсситер. Предложенная ей работа не была чересчур сложной. Теперь, когда все ведущие корпорации и большинство средних фирм были зависимы от компьютерных систем, взломы и кражи программ стали обычным делом. Большинство людей, у которых были установлены подобные системы, не знали о них практически ничего, а те, кто знали, редко заботились об их защите. Слоан предвидела необходимость создания сетевых средств защиты задолго до того, как эта необходимость была признана. Когда стало известно, с какой легкостью можно взломать систему и изменить содержащиеся в ней данные, специалисты по компьютерной безопасности стали пользоваться огромным спросом. Слоан угадала эту тенденцию, и ее предшествующий опыт помог ей стать настоящим профессионалом в этой области.
   Что интриговало и беспокоило Слоан в предстоящем деле – это ее наниматель. Майкл Лэсситер поразила ее как человек, способный жить с последствиями своих решений. Правда, раз или два Слоан показалось, что она видела, как в глазах этой удивительной женщины промелькнул страх. И Слоан не понимала, почему это ее тревожило.
Глава 2
   Майкл развернулась в кресле, чтобы посмотреть в окно своего кабинета. Головной офис ее компании располагался в самом центре города и занимал двадцать первый этаж офисного центра, окна которого выходили на реку, разделявшую Пенсильванию и Нью-Джерси. Наступил вечер пятницы, шел восьмой час, и уже темнело. Если бы Майкл захотела, то могла бы рассмотреть, как вереницы автомобилей, стремящихся поскорее добраться до дома, пересекают широкую реку сразу по нескольким мостам. Но Майкл смотрела в никуда, задумавшись о чем-то своем.
   Обычно ее посещали идеи, которые потом воплощал кто-то другой. Ее приводили в восторг концепции, возможности, обдумывание новых шагов в эволюции взаимодействия людей и технологий. Ей нравилось думать, как бизнес может использовать необычайные достижения в электронике и информатике, как для глобального взаимодействия, так и в повседневной жизни. По мере усложнения компьютерного оборудования сфера его применения стремительно расширялась. Работая с командой дизайнеров, Майкл придумывала разнообразные проекты, которые затем реализовывались благодаря компьютерным аналитикам, инженерам, стратегам-экономистам и Джереми. С их помощью ее идеи можно было продать. Все, что Майкл уже создала и еще надеялась создать, хранилось в неприступной компьютерной системе компании.
   Но сейчас она не могла предвидеть будущее. До последнего времени у нее не было причин жаловаться на жизнь. Ее занимала лишь работа и те усилия, которые они вместе с Джереми предпринимали для воплощения их общей мечты в жизнь.
   Майкл познакомилась с Джереми Лэсситером почти пятнадцать лет назад, когда только поступила в Кембриджский институт дизайна, а он к тому моменту уже был искушенным аспирантом Массачусетского технологического института. В ту пору Майкл едва исполнилось семнадцать, опыта общения у нее не было, несмотря на привилегированное воспитание. Своим недюжинным интеллектом она отпугивала большинство мальчиков-сверстников. Но когда они с Джереми встретились на занятиях по теории дизайна, тот оценил ее идеи и оказал ей поддержку. Они часами разговаривали, мечтали и, в конце концов, воплотили свои мечты в реальность. Их последующая свадьба казалась чем-то само собой разумеющимся.
   Майкл никогда не приходило в голову, что их отношениям недоставало страсти и романтики. Она не осознавала свою потребность в этих вещах. Возможно, она так бы и продолжала не обращать внимания на приступы острого одиночества, которые доставляли ей, чуть ли не физическую боль, не узнай она о романе Джереми с молоденькой девушкой-дизайнером, работавшей в их компании. Майкл не столько переживала, сколько чувствовала себя сбитой с толку. Она не считала себя особенно изобретательной по части любовных игр, но она никогда не отказывала Джереми. Хотя секс с мужем оставлял ее равнодушной, это не вызывало у Майкл беспокойства. Однако, очевидно, Джереми требовалось что-то еще. Майкл подумала, что могла бы просто закрыть глаза на его интрижку, но коль скоро ей стало об этом известно, сама мысль продолжать фальшивые отношения была ей противна. Кроме того, Майкл была уверена, что, в конечном счете, Джереми попытается усилить свой контроль над компанией. И ей нужно было быть готовой к этому.
   Майкл откинулась на рельефную спинку своего черного кожаного кресла. Она была одна в этом безупречном, стильном кабинете, фотография которого удостоилась центрального разворота в престижном журнале «Архитектурный дайджест». Впрочем, многолетний успех не вскружил Майкл голову. Она не видела окружающие ее предметы, не любовалась красивым закатом. Она прикрыла глаза, и перед ее мысленным взором предстало лицо Джей-Ти Слоан. В Слоан чувствовалась сила, надежность и нотка агрессии – она была самим воплощением уверенности. Майкл вздохнула. Она надеялась, что не ошиблась в женщине, которую наняла вчера. Ведь одной ей точно не справиться.
   – Я пошла. Программу совещания, намеченного на понедельник, я отправила в отдел развития, – мягкий голос, раздавшийся за спиной Майкл, прервал ее раздумья.
   Майкл развернулась в кресле, и устало улыбнулась брюнетке в дверном проеме.
   – Да, хорошо. Спасибо.
   Личная секретарша Майкл изучающе посмотрела на начальницу.
   – Вы выглядите усталой. Почему бы вам не пойти домой?
   – Да, скоро уже пойду, – солгала Майкл, оценив заботу в голосе секретарши. Зачем мне идти домой? Джереми, наверное, нет, а если бы он и был там, то видеть его мне совсем не хочется. Лучше отдохнуть здесь.
   Майкл вдруг почувствовала себя такой одинокой, как никогда прежде. Не из-за рухнувшего брака, а из-за того, что у них с Джереми никогда не было подлинной близости. Она заставила себя улыбнуться и помахать секретарше на прощанье, после чего погасила в кабинете свет и закрыла глаза.
* * *
   – Черт, прошу прощения! – воскликнула Слоан, увидев, как Майкл Лэсситер щурится в полном недоумении. Слоан сразу приглушила свет, который она включила на полную мощность, когда вошла в кабинет. Было девять часов вечера, и она не ожидала, что к этому времени в офисе кто-нибудь еще останется. Уж тем более не президент компании, в одиночестве сидящий в темном кабинете. Слоан не могла не заметить, что следы усталости на лице Майкл теперь стали заметнее. Под глазами женщины пролегли тени, и выпрямилась она в кресле с явным усилием.
   – Ничего страшного, – сказала Майкл. Она потерла глаза, отчаянно пытаясь сориентироваться. Так, за окном темно. Значит, скоро ночь. Она села прямо, поправила волосы обеими руками. – Что вы здесь делаете?
   Улыбнувшись одним уголком рта, Слоан ответила:
   – Работаю. Вы же сами сказали, что я могу провести быструю проверку систем, когда я звонила сегодня днем, помните?
   – Я не думала, что вы имели в виду сегодняшний вечер, – сухо сказала Майкл, обретая полный контроль над собой. – Что вы делаете в моем кабинете?
   Слоан оперлась затянутым в джинсы бедром на подлокотник дорогого кожаного дивана и обвела кабинет взглядом. Перед диваном стоял низкий стеклянный столик, вокруг которого располагались другие предметы мебели цвета сливочного масла. Прямо напротив дивана Майкл Лэсситер сидела за большим письменным столом с двумя тумбами, заставленным мониторами, клавиатурами и плоскими экранами. Майкл выглядела одновременно стильно и холено в шелковом брючном костюме зеленого цвета и туфлях на низком каблуке из светлой кожи. Ее золотистые волосы были лишь слегка взлохмачены после того, как Майкл поправила их руками. Временная дезориентация сменилась спокойствием, но какое-то мгновение перед этим она выглядела беззащитной и даже юной.
   Слоан поспешно отвела взгляд от Майкл, не обращая внимания на легкое влечение, которое она почувствовала к главе компании. Кабинет был очень просторным, с окнами, выходившими на три стороны, с небольшой нишей слева, где располагалась маленькая кухня и бар. По правую сторону расположился впечатляющий рабочий терминал с несколькими компьютерами, видеоаппаратурой и чертежными досками. Круто. Главный офис, ничего не скажешь.
   Слоан вдруг поняла, что Майкл ждет объяснений.
   – Ваши компьютеры. Я не смогу эффективно выявить взломы, пока не проверю ваши компьютеры. Отсюда ноги растут, фигурально выражаясь.
   Слоан опять ухмыльнулась, и Майкл с неудовольствием обнаружила, что улыбается ей в ответ.
   – Разумеется. – Она встала с кресла, собрала свои бумаги в небольшой портфель, добавив: – Тогда вам понадобятся пароли.
   – Нет, не понадобятся.
   Майкл в упор посмотрела на Слоан.
   – Никто не знает мой пароль. Даже моя секретарша.
   – Как часто вы его меняете? – мягко спросила Слоан, направляясь к терминалу.
   Майкл пожала плечами.
   – Понятия не имею. Каждый раз, когда система предлагает мне это сделать.
   Слоан уселась в кожаное кресло, пощелкала несколько секунд клавиатурой и мышью, после чего плоский монитор с диагональю почти пятьдесят сантиметров ожил. Слоан продолжила смотреть файлы, что-то бормоча себе под нос.
   – Информация почти никогда не уничтожается полностью, чаще всего она наслаивается. Немного напоминает археологию: нужно лишь знать, где копать.
   – Чудесно, – с сарказмом отозвалась Майкл. – Хорошо, что Джереми не слишком интересуется всеми этими деталями.
   Слоан посмотрела на сидевшую за столом блондинку, в очередной раз подумав, как же чертовски она хороша, даже с этими следами стресса, которые сегодня оставили еще более глубокие тени под ее глазами.
   – Да ему и не надо. Он может нанять кого-нибудь.
   – Да, как я вас. – Майкл постаралась не выдать своего беспокойства. Ей не нравилась мысль о борьбе с Джереми или о серьезном конфликте, который мог начаться между ними до того, как они разделят общий бизнес. Но Майкл хотела защитить свою компанию. Это все, что у нее было.
   – Надо радоваться тому, что вы наняли меня первой, – пошутила Слоан. Потом она нахмурилась, увидев что-то на экране компьютера. Кликнула куда-то мышкой несколько раз, откинулась в кресле и снова посмотрела на Майкл. – Здесь хранится большая часть ваших разработок?
   – Здесь и на моем ноутбуке дома. Я синхронизирую файлы, когда вхожу в систему. Руководители филиалов получают краткие сведения о будущих проектах, но без подробностей. Я разрабатываю их самостоятельно. – Как почти все в моей жизни, подумала Майкл про себя. Она была замкнутым ребенком, неуклюжим подростком, малообщительной студенткой, пока не появился Джереми, который нашел время выслушать ее. За последние пятнадцать лет она, так или иначе, повзрослела и почувствовала потребность в самоутверждении. А когда этот момент наступил, их с Джереми уже мало что связывало. Осталась лишь внешняя оболочка супружеской жизни, а теперь и она треснула по швам. Внезапно до Майкл дошел низкий голос Слоан. – Что вы сказали? Извините, я задумалась.
   – Я говорила, что нам нужно как можно скорее сделать для вас карточку с микрочипом, благодаря которой доступ к этой части системы будете иметь только вы.
   Майкл подняла бровь.
   – Что это еще за штука?
   Слоан не отрывалась от монитора, продолжая просматривать файлы. Она обожала этот процесс. Ее захлестывало возбуждение от поиска глубоко спрятанных секретов. Это было похоже на охоту с погоней, как раз то, что она очень любила. Ее недруги поговаривали, что это же самое привлекало Слоан и в отношениях с женщинами, – охота. Но что о ней думали другие, саму Слоан мало заботило.
   – Идентификационная карта со встроенным микрочипом. В Европе это уже обычное дело, – рассеянно пояснила Слоан, продумывая стратегию работы. – Их используют практически везде, как кредитки. Эти карточки содержат электронную информацию о пользователе и имеют пин-код, благодаря чему можно проводить безопасные операции.
   – Я что-то слышала об этом. Но какое отношение это имеет к моему компьютеру? – поинтересовалась Майкл, следя за работой Слоан.
   – В некоторых компаниях используются прототипы компьютеров, в которых предусмотрены слоты для карт со встроенными микросхемами. Эти карты позволяют идентифицировать пользователя, а для остальных компьютер блокируется.
   – Прототипы? Где же вы их достанете?
   Слоан молча порылась в своей рабочей сумке и вытащила оттуда диск. Лишь загрузив программу, позволяющую отслеживать попытки взлома системы, она посмотрела на Майкл и ответила:
   – У меня свои способы. – В ее глазах сверкнул озорной огонек.
   – Законные, я полагаю?
   – О, разумеется! – на этот раз Слоан усмехнулась.
   Майкл была просто очарована. Этой новой для нее сферой и этой женщиной. И то, и другое было для нее загадкой, и она хотела узнать больше.
   – Как вы к этому пришли? – спросила она.
   Слоан пожала плечами.
   – Интернет – это пока непаханое поле, и мы катастрофически не готовы к встрече с ним. Всемирная паутина стремительно становится основой коммуникаций, торговли и даже культуры. Она открыта для всех, там нет ни законов, ни правил, ни средств, позволяющих остановить или предотвратить преступление. Я увидела в этом безграничные возможности для применения своих знаний и опыта. – Слоан запнулась, осознав, что говорит вещи, которые она редко с кем обсуждала. С Майкл Лэсситер было так легко общаться, к тому же она была привлекательной женщиной. Вот черт. Плохо, очень плохо! Слоан замолчала и сосредоточилась на информации на мониторе.
Глава 3
   Слоан потянулась и взглянула на свои часы, с удивлением обнаружив, что они молча просидели больше часа, каждая за своей работой. Она посмотрела на Майкл, не заметив задумчивой улыбки на лице главы компании и не зная, что Майкл наблюдала за ней последние пятнадцать минут.
   – На сегодня все? – спросила Майкл.
   Слоан утвердительно кивнула.
   – Так вы кибер-полицейский? – уточнила Майкл. Ее раздирало любопытство, и ей было по-настоящему интересно.
   Слоан хрипло рассмеялась, вспомнив, как когда-то, в другой жизни, так ее снисходительно называли коллеги. – Не совсем. Лучше сказать, специалист по компьютерной безопасности. Вообще-то, я скорее человек, помешанный на компьютерах, только без очков на носу и отверток, торчащих из карманов.
   Как бы ты себя ни называла, ты все равно другая, подумала Майкл. Уже давно она не разговаривала с кем-то с таким интересом, причем речь шла ни о продажах, ни о разработках, ни о каком-либо другом аспекте ее работы. Пожалуй, такого не было со времен их знакомства с Джереми, когда они могли полночи проболтать друг с другом, выдумывая мир, который сейчас становился реальностью.
   – В роли компьютерного ботаника я вас как-то совсем не представляю, – рассмеялась Майкл.
   Слоан засмеялась вместе с ней.
   – Видели бы вы меня лет в двенадцать.
   – Значит, вы всегда хотели этим заниматься?
   После этого вопроса Слоан сразу захотелось сменить тему. Она ни с кем не обсуждала свое прошлое, даже с немногочисленными друзьями. Слоан посмотрела Майкл прямо в глаза, готовясь уйти от ответа, и вдруг увидела во взгляде женщины то, чего не встречала уже долгое время. Простой интерес, без намеков или претензий. Когда женщины расспрашивали ее о личной жизни, чаще всего это было прелюдией перед соблазнением. Слоан научилась обходить личные моменты стороной, в противном случае она могла оказаться в невыгодной ситуации. Однако Майкл, похоже, задала свой вопрос исключительно по-дружески, и Слоан отбросила привычную защиту. Ей не было нужды защищаться от Майкл Лэсситер, потому что между ними ничего не намечалось, а значит, опасности не было.
   – Я увлеклась компьютерами задолго до большинства своих сверстников, и мне легко давалась компьютерная грамота. Довольно скоро я уже стала забираться в такие места, куда лезть, наверное, не следовало, но возможности меня пьянили. Одно тянуло за собой другое.
   – Это у нас с вами общее, – заметила Майкл.
   Слоан посмотрела на нее с удивлением.
   – Что именно?
   – Ранняя увлеченность чем-то таким, чего другие люди понять не могут. – На ее лице появилось отрешенное выражение, и Майкл задумчиво продолжила: – Ты становишься не таким как все, и порой это тяжело выносить.
   – Это точно.
   Их взгляды встретились, и Майкл поняла, что Слоан многого не сказала. Майкл была уверена, что Слоан тщательно подбирает слова. В ее низком голосе звучала резкая нотка, выдававшая боль. Майкл задумалась, пережила ли Слоан ту же самую изоляцию и одиночество, которую испытывала она до встречи с Джереми. Внезапно Майкл осознала: то, что она принимала за партнерство, на самом деле, по всей видимости, было лишь зависимостью. Она увидела Джереми словно другими глазами. Теперь он показался ей далеким, расчетливым, чужим.
   Слоан заметила печаль, промелькнувшую в выразительных глазах Майкл.
   – Вы ужинали? – повинуясь какому-то странному порыву, неожиданно спросила Слоан.
   Майкл уставилась на нее в недоумении. Вопрос застал ее врасплох и заставил осознать, что она и вправду проголодалась. То, что Слоан спросила ее об ужине, удивило Майкл. Слоан была не похожа на человека, который легко идет на сближение, – как, собственно, и сама Майкл.
   – Еще нет, – осторожно ответила Майкл, гадая, к чему все это.
   Слоан помедлила, не особо понимая, почему она это делает. Возможно, потому, что у них обеих, похоже, были непростые времена в прошлом. Слоан пожала плечами. Она же просто проявляет дружелюбие, ведь так?
   – Я собираюсь на одно шоу в Старом городе. Один мой друг будет там выступать, и еда в заведении вполне сносная. Составите мне компанию?
   В голове Майкл раздался предупреждающий звоночек, но на фоне мыслей о предстоящей долгой ночи поход на какое-то представление казался вполне безобидным развлечением.
   – Почему бы и нет?
   Действительно, почему бы и нет.
* * *
   Пока они добирались до места, Майкл раз десять чуть было не отказалась от этой затеи. К несчастью, она согласилась поехать на машине Слоан, что в тот момент казалось вполне здравым решением. Она не подумала, что не сможет быстро уйти, если вечер обернется катастрофой. Она сидела на переднем сидении двухдверного спортивного автомобиля и смотрела в окно на оживленные городские улицы. Было почти одиннадцать вечера, и эта апрельская пятничная ночь выдалась не по сезону теплой – по улицам гуляло необычно много людей, все наслаждались хорошей погодой. Майкл поняла, что редко выбиралась в город в такое время, если не считать возвращения из офиса домой. Да и то ее голова была занята поиском ответов на вопросы, которыми большинство людей вообще не задавалось. В этом было одно из ее преимуществ – в способности видеть как задачу, так и способы ее решения на проектной стадии. Было бы неплохо, если бы эта способность распространялась и на ее личную жизнь, подумала Майкл.
   Рядом с ней за рулем сидела Слоан, сосредоточившись на дороге. Она умело вела машину, действуя энергично, но осмотрительно, и была полностью поглощена маневрированием на узких, заполненных людьми улицах. Майкл с удивлением обнаружила, что не чувствует дискомфорта, совершая этот нехарактерный для себя поступок. Она редко с кем общалась помимо необходимых деловых встреч, и когда им с Джереми необходимо было появиться на каком-нибудь развлекательном мероприятии, делала это с большой неохотой. Она не чувствовала себя комфортно, когда ей приходилось завязывать обычные разговоры с почти незнакомыми людьми. Майкл попыталась вспомнить, когда в последний раз они с Джереми выходили куда-то вдвоем, и не смогла. Она не понимала, как она позволила втянуть себя в эту странную вылазку в город.
   – Вам не нужно оставаться, если вам что-то не понравится, – сказала Слоан, словно читая ее мысли.
   Майкл в упор посмотрела на Слоан, изучая черты ее лица в мерцающем свете уличных фонарей и фар встречных автомобилей. Свет ненадолго озарял лицо Слоан, прежде чем оно вновь скрывалось в темноте салона. В этих коротких вспышках света Майкл рассмотрела волевой подбородок, четко очерченные скулы и красивый прямой нос. Она не могла видеть глаза Слоан, но ей этого и не требовалось. Темно-фиолетовый цвет этих глаз уже отпечатался в ее памяти. Майкл вспомнила, что провела с этой женщиной уже несколько часов, и их беседа носила достаточно откровенный характер. Но вот что странно, вместо неловкости Майкл ощущала удивительную легкость.
   – Я могу о себе позаботиться, госпожа Слоан. Пожалуйста, не беспокойтесь обо мне.
   – Просто Слоан, – снова попросила ее спутница. Она ненадолго перевела взгляд на Майкл, после чего вернулась к дороге. – Я нисколько не сомневаюсь, что вы способны позаботиться о себе. Я лишь имела в виду, что, возможно, вы не привыкли к подобного рода развлечениям.
   Майкл думала, что ее ждет какой-нибудь концерт, скажем, что-нибудь джазовое, ну или бар с пианистом.
   – А что именно делает ваш друг?
   Слоан усмехнулась, продолжая маневрировать на парковке. Она выключила двигатель и повернулась лицом к Майкл. Без всякого умысла Слоан забросила правую руку на спинку пассажирского сидения. Салон двухместного «бокстера» был не слишком просторным, и пальцы Слоан случайно задели правое плечо Майкл. – Это шоу трансвеститов.
   Майкл дернулась – скорее от внезапного прикосновения, чем от неожиданного ответа. Она сглотнула и сказала ровным голосом:
   – Конечно, шоу трансвеститов. Я так и думала.
   Слоан рассмеялась, оценив самоконтроль своей спутницы. Она освободилась от ремня безопасности и открыла дверь.
   – Пойдемте. У меня зарезервирован столик прямо у сцены.
   Майкл ждала на тротуаре, пока Слоан обойдет машину и присоединится к ней. При взгляде на эту неоспоримо красивую женщину Майкл подумала, боже мой, что я делаю!
Глава 4
   Гримерная здесь была одна на всех. Жасмин сидела перед зеркалом, обрамленным со всех сторон лампами, за длинным столом, тянувшимся вдоль всей стены с такими же зеркалами. Она закончила наносить тушь и потянулась за блеском для губ, чтобы подчеркнуть темно-красную помаду, которую она выбрала для сегодняшнего представления. Тонкой кисточкой Жасмин осторожно нанесла блеск на верхнюю губу, а затем проверила, как лежит тональный крем на лице. Она перевела взгляд, услышав, как в гримерную вошел еще один из участников шоу. Статная брюнетка в облегающем красном платье опустилась в кресло рядом с Жасмин и изучающе посмотрела на свое отражение в зеркале. Убедившись, что все в порядке, она повернулась лицом к Жасмин.
   – Ты бы посмотрела, с кем пришла твоя Слоан, – сказала брюнетка подчеркнуто будничным тоном.
   Жасмин повернулась к ней, подняв бровь от изумления.
   – Да ты что? Слоан не говорила, что будет не одна.
   – В общем, она сидит за своим столиком в компании потрясающей блондинки.
   – Натуральная блондинка с сорок четвертым размером? – спросила Жасмин, чувствуя слабую тревогу. – Элегантная, как Ингрид Бергман, и сексуальная, как Шэрон Стоун? Вот с такой блондинкой?
   Кристал поднялась с места, разгладила несуществующие складки на своем платье, еще раз посмотрелась в зеркало, поправив дорогой накладной бюст, и изобразила губами легкий поцелуй.
   – Похоже, что это она.
   Жасмин ненадолго прикрыла глаза:
   – Вот черт!
   – Опять проблемы с повесой-боссом?
   Жасмин взяла черное облегающее платье, надела его через голову и разгладила вниз по телу, напомнив себе, что это ее не касается.
   – Со Слоан все в порядке, – протянула она. – Просто я хочу, чтобы она уже нашла себе кого-нибудь постоянного.
   Жасмин тщательно пристроила недешевый парик поверх тонкой шапочки, прикрывавшей ее собственные белокурые волосы. Так было бы лучше для бизнеса, для моих нервов и для нее самой. Особенно для нее.
   Кристал рассмеялась.
   – Это Слоан-то? О, не думаю, дорогая. Она не из тех, кто женится.
   Последовав за Кристал, Жасмин вышла из ярко-освещенной гримерной и направилась к закрытой занавесом сцене. Она знала Слоан гораздо лучше, но не собиралась выдавать чужие тайны.
* * *
   Майкл придвинула свой стул ближе к круглому столику, чтобы ее реже задевали суетившиеся официанты и прибывавшие в спешке опоздавшие зрители. Она украдкой оглядывала заведение: здесь было много народу и очень шумно. Постоянные посетители излучали такую заразительную энергию, что она даже заулыбалась. В зале царила атмосфера неформальной вечеринки, но Майкл чувствовала себя расслабленно, несмотря на непривычную для нее обстановку.
   – Выпьете что-нибудь? – прокричала Слоан, наклонившись к Майкл. Она поставила тарелку с неожиданно аппетитными сэндвичами в центр маленького столика.
   – Можно мне вина? – прокричала Майкл в ответ. Майкл могла поспорить, что народу в клубе было гораздо больше дозволенного. Заявись сюда начальник пожарной охраны, все бы вмиг оказались на улице.
   Слоан скорчила мину.
   – Вино я здесь не пробовала. Боюсь, оно не самого лучшего разлива.
   – Тогда как насчет водки с тоником?
   Слоан утвердительно кивнула.
   – Это безопаснее, – сказала она, вливаясь в толпу.
   Майкл смотрела, как Слоан без усилий проходит сквозь шумное сборище людей, двигаясь с изяществом, окруженная легкой аурой уверенности, которая говорила, что Слоан привыкла, что перед ней расступаются. Оставшись в одиночестве, без харизматичной Слоан, отвлекавшей ее, Майкл вновь задумалась о том, что она делает. Она едва знала эту женщину, никогда не бывала в местах, подобных этому клубу, и боялась сказать что-нибудь такое, что поставило бы ее в неловкое положение. Но, несмотря на свои опасения, Майкл чувствовала всплеск возбуждения. Она месяцами никуда не ходила, если не считать офиса и редких деловых поездок в другие города. Это мероприятие выбивалось из привычной налаженной жизни, однако было необходимо, как глоток свежего воздуха.
   – Привет, я Сара, – обратилась к Майкл, стройная рыжеволосая девушка в коричневых брюках-чинос и легком белом свитере с высоким горлом. Она взяла стул и присела к столику, за которым уже и без того было тесно. Увидев озадаченный взгляд Майкл, она добавила: – Я подруга Слоан.
   Майкл протянула руку, чтобы поздороваться:
   – Майкл Лэсситер.
   Сара внимательно ее осмотрела, отметив про себя отличную стрижку, легкий, но безупречный макияж и дорогой сшитый на заказ костюм, хотя он и выглядел в стиле кэжуал.
   – Если вы трансвестит, то лучший из всех, что я встречала, – объявила девушка.
   Майкл уставилась на Сару, безуспешно пытаясь подобрать хотя бы отдаленно подходящий ответ.
   – Госпожа Лэсситер – мой деловой партнер, Сара, – ровным голосом сказала подоспевшая Слоан и присела на свободный стул.
   Поставив на стол напитки, Слоан посмотрела на свою спутницу. Она постаралась не выдать своего изумления: на прекрасном лице Майкл проступили легкие признаки серьезного шока.
   – Сара – доктор восточной медицины, Майкл.
   Это объясняло легкий запах специй, окружавший Сару, и сдержанное выражение ее гладкого, ровного лица, которое Майкл неожиданно нашла очень приветливым. Впрочем, это не объясняло, почему она была здесь или откуда она знала Слоан. Но искать здравый смысл во всем происходящем не имело смысла.
   – Понятно, – кивнула Майкл.
   Сара рассмеялась и коснулась руки Майкл.
   – Слоан никогда не перестанет шифроваться, даже когда в этом нет особой необходимости. Мы познакомились много лет назад, когда обе работали в Таиланде. А после, я осталась там на учебу. Мы лишь недавно встретились после моего возвращения в Штаты.
   Майкл понимающе кивнула, словно эти слова Сары все прояснили. Она заметила, как взгляд Слоан на мгновение потемнел от неприятных воспоминаний, но не стала интересоваться, в чем дело.
   – Потом Слоан пригласила меня на представление Жасмин, и с тех пор я стараюсь не пропускать ни одного ее шоу, – добавила Сара, словно не обращая внимания на сердитый взгляд Слоан. – Вы когда-нибудь ее видели?
   – Еще нет, – ответила Майкл. Она не видела смысла говорить, что она еще ни разу в жизни не видела столько женщин, которые на самом деле могли быть вовсе не женщинами, все это пока не укладывалось у нее в голове. К счастью для нее, свет в клубе погас, предвещая начало шоу и избавляя Майкл от дальнейших объяснений.
   А потом представление настолько захватило ее, что стало уже не до разговоров.
Глава 5
   Майкл не могла припомнить, когда еще получала столько удовольствия от шоу. Трудно было сказать, что понравилось ей больше: костюмы, музыка или талантливые исполнители. К ее удивлению, голоса участников шоу оказались просто чудесными. На протяжении всего представления Майкл чувствовала присутствие Слоан позади себя. Слоан мягко смеялась над шутками, энергично аплодировала каждому исполнителю и в перерывах наклонялась к Майкл, рассказывая ей что-нибудь из истории «Кабаре». В какой-то момент она исчезла на непродолжительное время, и вскоре вернулась с новым напитком для Майкл, поставив бокал перед ней с теплой улыбкой. Слоан была тактична, внимательна и невероятно очаровательна. Майкл никогда не встречала кого-то, похожего на нее.
   Когда в клубе зажегся свет, Майкл обнаружила, что сидит вплотную к Слоан за крошечным столиком. Вокруг было по-прежнему шумно и чтобы хоть как-то слышать друг друга, Майкл и Слоан пришлось почти стукнуться лбами.
   – И как вам в итоге? – спросила Слоан, ее глаза светились от удовольствия.
   – Это было прекрасно! – с чувством ответила Майкл. – Они просто замечательно пели, и на них было так приятно смотреть. Костюмы великолепны, они напоминают мне «Райских птичек».
   Слоан рассмеялась и кивнула Майкл.
   – Надо не забыть сказать об этом Жасмин, ей будет приятно.
   При упоминании имени Жасмин Сара наклонилась к ним и вступила в беседу.
   – У Жасмин чудесный голос, правда? – сказала она скорее утвердительно.
   Майкл кивнула в ответ, а Слоан внимательно посмотрела на Сару, уловив нотку восхищения в голосе девушки. Лицо Сары порозовело от удовольствия, глаза светились от возбуждения, а энергия, казалось, просто распирала ее. И Слоан догадывалась, почему. От ее внимания не скрылся тот факт, что девушка не пропустила ни одного шоу Жасмин после того вечера, как Слоан впервые привела Сару на представление. Слоан заметила и то, что Сара не отрывала взгляда от Жасмин, когда та была на сцене или сидела с ними за одним столиком после шоу. Слоан знала, что Жасмин никогда не показывалась в своем эстрадном амплуа за пределами клуба, и не была уверена, что Сара правильно поймет историю Жасмин. Слоан держала свои догадки при себе, ибо не в ее правилах было вмешиваться в личные отношения других людей, особенно друзей. Она лишь сказала:
   – Жасмин просто фантастическая.
   В этот момент предмет их обсуждения появился из коридора за сценой, осторожно прокладывая себе путь между людьми и хаотично расставленных столиков. Когда Жасмин приблизилась к ним, Слоан галантно встала и предложила ей стул. В знак благодарности Жасмин быстро поцеловала ее в губы. Слоан усмехнулась, стирая пальцем легкий след помады, оставшийся на ее губах.
   – Я так рада, что вы задержались после шоу, – сказала Жасмин, присаживаясь на стул. Она села нога на ногу, и приподнявшийся край платья обнажил стройные гладкие ноги в чулках, прекрасным окончанием которых были атласные красные туфли на шпильках. – Похоже, вы хорошо проводите время, и я не желаю пропустить ни одной минуты веселья!
   – Мы как раз говорили, как восхитительна ты была на сцене, – сказала Сара, утопая взглядом в Жасмин.
   Даже при тусклом освещении в тумане сигаретного дыма Слоан увидела, что от этих слов Жасмин покраснела. Вслед за Сарой свое восхищение выразила и Майкл. Слоан была рада, что Майкл понравилось шоу. Она до сих пор не понимала, что на нее нашло, что она позвала сюда свою новую клиентку. Обычно она так не делала: не приглашала практически незнакомых людей, особенно замужних натуралок, развлечься с ней в городе. Просто когда они с Майкл поздним пятничным вечером сидели в том холодном, с большим количеством окон кабинете на высоком этаже, у Слоан возникло чувство, что Майкл Лэсситер очень одинока. Почему это должно ее, Слоан, волновать – это был уже другой вопрос, и на него ей не слишком хотелось отвечать. То, что она так остро чувствовала руку Майкл рядом со своей, лежавшей на тесном столике, тоже беспокоило Слоан. Она посмотрела на часы, увидев, что пошел уже второй час ночи.
   Почувствовав что-то вроде облегчения, Слоан обратилась к Майкл:
   – Уже поздно. Вас отвезти обратно в офис или подбросить домой? – Тут Слоан поняла, что ее слова могут быть восприняты как приглашение к чему-то более интимному. Она быстро поправилась:
   – Я имею в виду, что могу отвезти вас, куда скажете, если вам не хочется садиться за руль.
   Майкл слегка улыбнулась, притворившись, что не заметила дискомфорта Слоан.
   – На самом деле сегодня я приехала в центр на электричке. Поэтому сейчас мне понадобится такси.
   – Вот еще, – твердо сказала Слоан. – Я сама отвезу вас домой. Мне совсем не трудно. Вы готовы?
   Майкл бросила взгляд на Сару и Жасмин, которые что-то увлеченно обсуждали. При этом ладонь Сары ненавязчиво лежала на руке Жасмин. Большинство завсегдатаев уже потянулись к выходу, и с некоторой долей сожаления Майкл осознала, что вечер подошел к концу.
   – Да, готова, – сказала она, быстро поднимаясь со стула.
   Они попрощались с Сарой и Жасмин, которые лишь отстраненно помахали им в ответ, не прерывая оживленной беседы. Слоан улыбнулась при взгляде на своих друзей и легонько взяла Майкл за руку, чтобы провести ее сквозь толпу к выходу.
   – Похоже, они хорошие друзья, – заметила мимоходом Майкл, когда они вышли на улицу. Она все еще держала Слоан за руку, и эта рука была удивительно сильной, гладкой и теплой. И это мягкое, уверенное прикосновение оказалось на редкость приятным.
   – Они не так давно познакомились, но, судя по всему, сразу поладили, – сказала Слоан. Она ни с кем не обсуждала связь между Джейсоном и Жасмин, и хотя Слоан предполагала, что Майкл могла бы это понять, она все же сменила тему. – Я очень рада, что вам понравилось.
   С этими словами она отпустила пальцы Майкл, сняла свой «порше» с сигнализации и открыла дверь для своей спутницы.
   – О да, я отлично провела время, – ответила Майкл, пристегивая ремень безопасности. Она повернулась к Слоан. – Спасибо, что пригласили меня.
   На мгновение Слоан почувствовала себя неудобно, прекрасно памятуя о том, что Майкл только что наняла ее и что она совсем не знала этого человека. Находясь наедине с женщиной, Слоан обычно чувствовала себя уверенно. Но сегодня все было иначе. Майкл Лэсситер была не из тех, с кем можно было просто развлечься. Слоан подозревала, что Майкл даже не знала правил этой игры. Она посмотрела на Майкл, в который раз поразившись ее спокойной элегантности и собранности и с легкой улыбкой произнесла:
   – Извините, если вечер застал вас врасплох.
   – Вовсе нет, – рассмеялась Майкл. – Как только я выяснила, что большинство присутствовавших в клубе красавиц были мужчинами, а красивые мужчины на самом деле были женщинами, мне стало куда проще.
   – Впервые слышу такое объяснение, но, пожалуй, оно вполне соответствует действительности. – Слоан посмотрела на Майкл и без раздумий добавила: – Вы были там исключением. Вы очень красивы и уж точно не мужчина.
   Майкл застыла, от комплимента Слоан ее бросило в жар. Если Джереми и называл ее красивой, то явно не таким тоном. В голосе Слоан прозвучала особая чувственность. Майкл посмотрела на блики лунного света, игравшие на лице Слоан, и вдруг осознала, что просто прекрасной назвать эту женщину недостаточно. Она была не то что мускулистой, но в то же время одним словом «прекрасная» не передать всей ее привлекательности. Слоан была стройной и крепкой, с приятными чертами лица. Майкл вдруг поняла, что откровенно рассматривает Слоан, и отвела взгляд в сторону.
   – Спасибо, – мягко сказала она, не зная, что еще добавить.
   «Порше» летел по ночным улицам. Майкл и Слоан ощущали присутствие друг друга, и ни одна из них не чувствовала желания нарушить тишину. Когда Слоан остановилась на круглой парковке перед большим каменным особняком в одном из старейших и богатых кварталов города, Майкл неожиданно почувствовала разочарование. Она посмотрела на свой дом и поняла, каким холодным и безликим он выглядел. В отдельных окнах горел свет: благодаря электронному таймеру лампочки загорались и гасли через неравные промежутки времени. Это создавало ощущение присутствия хозяев дома, хотя в действительности Майкл и Джереми редко пересекались у себя дома. Чаще всего они находились в противоположных частях страны по делам компании, решая стратегические или маркетинговые вопросы. Целыми днями дом пустовал, или же они ненадолго появлялись в нем, да и то чаще всего в разное время. Они редко спали вместе, и Майкл с облегчением увидела, что «феррари» Джереми на парковке не было. По какой-то неясной причине ей не хотелось засыпать рядом с ним этой ночью.
   Слоан обошла свой «порше» спереди и открыла пассажирскую дверь. Когда Майкл вышла из машины, она сказала:
   – Утром я собиралась поработать у вас в кабинете. Вы могли бы предупредить охрану, чтобы они были готовы к моему появлению?
   – Не беспокойтесь об этом, к тому времени я уже буду в офисе. Просто скажите охранникам, чтобы они позвонили мне для подтверждения, когда придете.
   Стараясь не обращать внимания на легкую волну удовольствия от услышанного, Слоан просто кивнула.
   – Тогда спокойной ночи, госпожа Лэсситер, – мягко сказала она. В ее голосе прорезалась странная хрипотца. Она пыталась побороть в себе настойчивое желание провести пальцами по щеке Майкл.
   Поддавшись воздействию притягательного голоса, Майкл ненадолго замешкалась, едва заметно наклонившись к Слоан. Наконец, она просто улыбнулась и ушла. Слоан вернулась в машину, но не тронулась с места, пока массивная дверь дома не закрылась за Майкл Лэсситер. Но даже после этого прощальная улыбка Майкл не выходила у нее из головы.
Глава 6
   В девять утра Слоан шла по ярко освещенному коридору высокотехнологичного отдела компании Майкл. Двери рабочих кабинетов, переговорных комнат и зон отдыха сменяли друг друга через неравные промежутки. Коридор заканчивался на восточной стороне здания угловым кабинетом Майкл, занимавшим немалую часть пространства. Слоан удивилась, увидев, что в приемной Майкл уже кто-то работал. Девушка стояла спиной к Слоан за большим подковообразным столом, сортируя документы в картотеке.
   – Простите, – обратилась к ней Слоан, решив, что это секретарша Майкл. – Госпожа Лэсситер ожидает меня.
   Девушка обернулась и при виде Слоан негромко вскрикнула от удивления. Глаза девушки заметно расширились, а ее привлекательное лицо слегка покраснело.
   – Боже мой, Слоан! Что ты здесь делаешь?
   – Привет, Энджела, – спокойно ответила Слоан, скрыв свое удивление под маской невозмутимости. – Работаю. Странно, что ты этого не знала. – Слоан не была уверена, насколько секретарша была в курсе дел Майкл Лэсситер и естественно не хотела ни перед кем объясняться. – Не знала, что ты здесь работаешь.
   Энджела пожала плечами, досадно улыбнувшись.
   – Учитывая, что мы с тобой не виделись почти два с половиной года, не удивительно. Конечно, тебя никогда не интересовали подробности моей личной жизни. Насколько я помню, твои интересы всегда были ограничены вполне конкретными вещами.
   Слоан подумала, что, возможно, заслужила этот упрек, особенно если вспомнить, что она довольно резко порвала с Энджелой Страйкер. Они познакомились на одном местном политическом мероприятии и после этого еще несколько раз встречались. Но Энджела хотела, быть для нее единственной, чего Слоан никак не могла гарантировать. Слоан решила, что лучше всего будет быстро разорвать их связь, пока они обе не пожалели об этом. Тем не менее, сейчас в ответ на обвинения Энджелы, Слоан предпочла промолчать. Жизненный опыт подсказывал ей, что пытаться оправдывать свои действия там, где речь идет об уязвленном самолюбии и разбитых мечтах, абсолютно бесполезное занятие. Проще всего оставить впечатление, будто ей все равно.
   – Так она меня ждет? – спросила Слоан, кивнув головой в сторону закрытой двери позади Энджелы.
   Лицо девушки слегка исказилось от гнева, но она быстро взяла себя в руки.
   – Не знаю. Сейчас проверю.
   Спустя минуту Слоан снова оказалась в роскошном кабинете наедине с Майкл Лэсситер, одетой в бежевые брюки и темно-коричневый кашемировый свитер с V-образным вырезом. Слоан старалась не обращать внимания на то, что под тонким свитером на Майкл больше ничего не было.
   – Привет, – поздоровалась она.
   – Доброе утро, – улыбнулась в ответ Майкл.
   Слоан положила свой портфель рядом с компьютерным терминалом, а потом посмотрела на Майкл.
   – Вы давно здесь?
   Поежившись, Майкл отвела взгляд.
   – Уже какое-то время. Мне плохо спалось.
   – Мне жаль, – искренне отозвалась Слоан. Ей самой с трудом удалось заснуть этой ночью. Она бесцельно бродила по своему лофту, не включая основного света. И только тусклый свет луны освещал ее квартиру. Слоан обнаружила, что ей некуда деть переполнявшую ее энергию. Она продолжала прокручивать в голове прошедший вечер и вспоминала, как везла Майкл домой. Давненько она не проводила столько времени с женщиной, которая не стремилась ее соблазнить. Да и вообще с Майкл все было по-другому. Что-то витало в воздухе между ними, от чего у Слоан по коже бежали мурашки. Но это было не просто желание. Не банальное влечение, пробужденное феромонами, к которому она привыкла. Может, все дело в том, что Майкл Лэсситер просто-напросто ей нравилась. К тому же Слоан не оставляла равнодушной сама мысль о том, что эта сдержанная женщина могла провести ночь в одиночестве, мучимая бессонницей и тревогами.
   Слоан распрямила плечи и выдохнула. – Что ж, мне пора приступать к работе. Быть может, мне удастся успокоить вас хотя бы насчет этой проблемы.
   – Есть свежий кофе, – предложила Майкл.
   – Спасибо, я воспользуюсь вашим предложением буквально через минуту, – рассеянно пробормотала Слоан, уже усевшись за центральный компьютер и быстро набивая команды.
   Пару секунд Майкл позволила себе полюбоваться Слоан: ей нравилась предельная сосредоточенность на лице компьютерного специалиста. Она отметила, как раскованно и по-домашнему Слоан выглядела в своих полинявших джинсах и белой рубашке со слегка потрепанными манжетами. Потертые коричневые ботинки прекрасно гармонировали с джинсами и рубашкой и завершали портрет этой женщины, которая ничего не стремилась сказать своим внешним видом. Никаких понтовых костюмов. Майкл задумалась, догадывалась ли Слоан, насколько привлекательна излучаемая ей уверенность. Майкл встала, подошла к кофеварке, налила кофе в две керамические кружки и отнесла одну из них Слоан.
   – Черный пойдет? – спросила она, ставя кружку с кофе справа от Слоан.
   – Что? – переспросила Слоан, не отрываясь от монитора. Но когда аромат отличного кофе французской обжарки все же привлек ее внимание, она посмотрела вверх на Майкл. – Вам совсем не обязательно приносить мне кофе, но спасибо, – добавила она с обаятельной улыбкой.
   – Это самое меньшее, что я могу сделать для вас в благодарность за вчерашний вечер, – призналась с улыбкой Майкл.
   Слоан развернулась в кресле так, чтобы видеть лицо Майкл, и взгляд ее фиолетовых глаз посерьезнел.
   – Не благодарите меня, я наслаждалась каждым мгновением.
   Майкл покраснела. Она не понимала, почему эти слова Слоан доставили ей такое удовольствие.
   – Лучше я позволю вам поработать, – мягко сказала она, удаляясь от стола, за которым сидела Слоан.
   Лишь спустя несколько минут Слоан смогла сконцентрироваться на диагностике, которую проводила, но и после этого она отчетливо осознавала присутствие Майкл, которая делала какие-то наброски за чертежной доской. От этих невидимых флюидов, витавших в воздухе, кожу у Слоан снова стало покалывать. Она изо всех сил старалась не обращать на это внимания.
   – Так, так, так, – сказала Слоан себе под нос спустя несколько минут.
   Майкл оторвалась от работы, заметив, что Слоан слегка нахмурилась.
   – Что там?
   Слоан подняла вверх руку, призывая Майкл проявить терпение, пока она внимательно читала информацию в нескольких окнах, открытых у нее на экране.
   – Вчера вечером я поставила здесь второй уровень защиты к уже имевшейся сетевой защите. Хотела проверить, будет ли какая-нибудь активность. Судя по всему, кто-то пытался залезть через черный ход.
   Майкл отложила карандаш, повернулась на своем высоком стуле и внимательно посмотрела на Слоан.
   – Что-то серьезное? – спросила она.
   Слоан пожала плечами.
   – Не обязательно. Тысячи людей по всему свету постоянно пытаются взломать чужие системы – просто шутки ради. Они запускают программы, которые ищут открытые сети, не важно, частные или корпоративные. В момент обнаружения такой сети запускается программа-разведчик. Она открывает файлы системы и позволяет хакеру ознакомиться с их содержимым. Я так полагаю, все компьютеры вашей компании объединены между собой, как в центральном офисе, так и между филиалами.
   – Да, по крайней мере, в большинстве отделов, имеющих отношение к маркетингу и развитию, – подтвердила Майкл. – Мы проводим достаточно много он-лайн конференций между различными подразделениями, особенно когда к одной разработке привлекается несколько заводов, поэтому мы решили создать свою компьютерную сеть. Доступ к ней имеют лишь финансовые и кадровые отделы, по крайней мере, в главном офисе, но, честно говоря, я никогда не задумывалась, насколько хорошо эта система защищена.
   – Забудьте, я этим займусь, – Слоан откинулась на спинку кресла и потерла лицо обеими руками. Ей хотелось выпить еще одну чашку кофе, но не хотелось просить об этом Майкл. Она и без того удивилась, когда Майкл принесла ей кофе. Она не привыкла, чтобы о ней заботились таким образом. – Возможно, вы облегчили себе работу, создав сеть, – добавила Слоан, – но в то же время это сделало вашу систему более уязвимой. Что насчет домашних компьютеров? Сколько примерно человек могут зайти в сеть компании через свои личные машины?
   Этот вопрос рассмешил Майкл.
   – О боже, понятия не имею! Может, несколько сотен. Сначала у нас не было своей сети. Но число компьютеров росло, и нам нужно было поддерживать контакт друг с другом, поэтому мы объединили все компьютеры в одну сеть. Ее никогда не проверяли целиком, не видели в этом необходимости. – Поднявшись со стула, Майкл подошла к рабочему месту Слоан и взяла пустую кружку из-под кофе. В маленькой нише, где стояла дорогая французская кофемашина, Майкл налила им еще по одной чашке кофе и затем вернулась к Слоан, встав слева от нее. Она поставила на стол чашку с кофе и посмотрела на экран компьютера. – Можете сказать, кто это?
   – Спустя какое-то время, может быть, – ответила Слоан и с благодарностью взяла кофе. – Спасибо, – тихо сказала она.
   – Боюсь, если я предприму слишком откровенную попытку заблокировать доступ к системе кому-то другому, особенно Джереми, это вызовет у него ненужные подозрения, – размышляла Майкл вслух. – Я же не хочу ничего предпринимать, пока вы не обезопасите все мои важные данные.
   Слоан кивнула, понимая, что решать вопрос об обеспечении безопасности нужно было с учетом общей ситуации, в которой находилась Майкл.
   – Простите, не хочу совать нос не в свои дела, но как по-вашему, что может сделать ваш муж?
   Майкл оперлась бедром об угол широкого стола, на котором стояло множество электронной аппаратуры. Она тяжело вздохнула, в ее глазах проявилась тревога.
   – Я не знаю, – ответила она.
   Смутившись, Слоан, посмотрела на нее. Неужели Майкл не могла предположить, на что будет способен ее муж, когда она уйдет от него? Неужели она так плохо его знала, или он ее? Внезапно Слоан забеспокоилась о другом.
   – Ваш муж когда-нибудь, – она запнулась, затем мягко продолжила, – применял силу?
   Какое-то мгновение Майкл выглядела неуверенной, а потом порозовела.
   – Нет, никогда. Он может вспылить, хотя чаще всего, когда он злится, он становится холоднее и еще более замкнутым. Мне кажется, он считает, что отгородиться – самое страшное для меня наказание.
   В голосе Майкл чувствовалась боль и смущение, и Слоан подумала, что ее муж действительно знал, как ранить ее и, похоже, умело этим манипулировал. Слоан ощутила презрение к этому человеку.
   – Простите, мне не следовало расспрашивать вас об этом.
   Майкл мягко положила руку на плечо Слоан со словами:
   – Ничего страшного, это больше ничего для меня не значит.
   Слоан кивнула и повернулась к компьютеру. Ей нужно было заниматься тем, для чего ее наняли, и перестать беспокоиться о личной жизни Майкл Лэсситер. Не ее это было дело – заботиться о том, как прогнать страдание, заметное во взгляде Майкл, или о том, как развеять печаль, которая частенько сквозила в ее голосе.
   – Я постараюсь отыскать какие-нибудь ответы, – пообещала она.
   Майкл помолчала, догадываясь, что Слоан дала ей понять, что с головой погрузилась в работу. Она немного удивилась тому, что слегка расстроилась, когда Слоан перестала уделять ей внимание. Ее гостья так и не взглянула больше в ее сторону, и Майкл тихонько отошла от нее. Они больше не разговаривали, лишь попрощались в конце.
Глава 7
   После ухода Слоан Майкл собрала документы и диски с материалами, над которыми собиралась поработать дома, и сложила их в портфель. Закрывая дверь в кабинет, она с удивлением обнаружила, что Энджела все еще сидит за столом в приемной.
   – Почему вы еще здесь?
   – Вчера вечером Фостер прислал отчет по телекоммуникационному проекту. Я подумала, вы захотите, чтобы подборка документов по проекту была отправлена в отдел маркетинга к понедельнику, поэтому я решила начать с ними работать. Я уже все отсортировала, и скоро можно будет отправлять все на печать.
   Майкл улыбнулась, с мягкой укоризной покачав головой.
   – Вы же знаете, Энджела, что я не требую от вас работать по субботам во второй половине дня, если только речь не идет об исключительной необходимости. – Посмотрев на свои часы, Майкл добавила: – А сейчас уже явно перевалило за полдень. Я ценю ваши усилия, и, вы правы, эти документы мне понадобятся. Но они вполне могут подождать до понедельника.
   – Тогда я буду собираться, – с благодарностью в голосе сказала Энджела. Вечером у нее было свидание, а ей еще нужно было сделать кучу вещей до того, как за ней заедет Карен. Она наклонила голову и внимательно посмотрела на Майкл. Ее босс выглядела усталой и еще, как ни странно, грустной. – У вас все в порядке? – спросила Энджела.
   Майкл немного напряглась, ей не нравилось говорить о себе. Хотя Энджела вот уже три года работала ее личной секретаршей и неплохо знала ее, как впрочем, и остальных сотрудников компании, друзьями они не стали. Майкл доверяла девушке, но не делилась с ней секретами.
   – Да, конечно. У меня все нормально, – ответила она.
   Энджела остановилась на этом формальном ответе, зная, что дальнейшие расспросы бесполезны. Поэтому она ловко перевела разговор на другую тему, которая ее очень интересовала.
   – Кстати, я заметила, что у вас новый компьютерный консультант. Наш Мейфилд что, увольняется?
   Майкл замешкалась, пытаясь решить, как лучше объяснить появление Слоан в офисе. Она вполне доверяла Энджеле, но ей показалось, что будет не слишком честно – нагружать секретаря информацией, которую ей придется держать в секрете. Энджела редко работала с Джереми напрямую, но они, разумеется, довольно часто контактировали, так что Энджела могла оказаться в щекотливой ситуации.
   – Нет, Мейфилд никуда не собирается, – сказала Майкл обычным тоном, имея в виду их штатного системного администратора. – Слоан просто выполняет специальную работу лично для меня.
   – Да уж, в чем в чем, а в этом Слоан точно преуспела. Она прямо-таки специалист по личным делам, – фыркнула Энджела.
   Майкл посмотрела на Энджелу в некотором замешательстве:
   – Я не поняла?
   Секретарша лишь покачала головой. Порой Майкл была такой наивной.
   – Джей-Ти Слоан – настоящий сердцеед, – объяснила Энджела, не пытаясь скрыть горечь в голосе. – Ей нравится сочетать работу с удовольствием, если вы понимаете, о чем я, и женщины – это ее специализация. Хотя, насколько я могу судить, с вами у нее вряд ли что-либо получится.
   Майкл почувствовала, что отчего-то краснеет. Она знала, что Слоан лесби, но вчера вечером не придала этому значения. Возможно, она поспешила, приняв приглашение Слоан в «Кабаре», хотя Майкл серьезно сомневалась, что Джей-Ти Слоан обратит на нее внимание в том самом смысле. Приглашение Слоан показалось вполне безобидным и вылилось в один из самых приятных вечеров, который случился у Майкл за довольно долгое время.
   – Я полагаю, госпожа Слоан вряд ли будет интересоваться мною в этом контексте, – сказала Майкл тоном, закрывающим тему.
   Энджела уставилась на босса, не понимая, как так могло получиться, что Майкл действительно не осознавала своей привлекательности. Мало того, что она была сногсшибательно красивой женщиной. Ко всему прочему Майкл была умной, цельной и доброй – редкое сочетание для успешной бизнес-леди. Энджела несколько месяцев боролась со своим влечением к Майкл. Она понимала, что ничего не добьется, причем не только потому, что ее харизматичная начальница была замужем, но и потому, что Майкл Лэсситер, похоже, не подозревала о том интересе, который вызывала у окружающих. Энджела не раз наблюдала тщетные попытки мужчин – и даже некоторых женщин – закрутить с Майкл служебный роман. Но та просто-напросто не видела ничего и никого вокруг. Она всегда была слишком увлечена какой-нибудь очередной идеей.
   – Для Слоан любая женщина – это возможность. Просто не принимайте ее слова и поступки всерьез, и с вами все будет в порядке, – посоветовала Энджела, собирая вещи перед уходом.
   – Спасибо, я приму это к сведению, – сухо сказала Майкл.
   Она решительно стерла из памяти воспоминания о голосе Слоан и постаралась выбросить из головы, быстро сменяющие друг друга образы с этим незаурядным профилем, вычерченным в лунном свете. Майкл заставила себя сосредоточиться на своем последнем проекте. За многие годы бегство в работу стало для нее вполне привычным делом. Она и сама не осознавала, насколько гулкие отзвуки ее шагов в пустом коридоре отражали пустоту, разраставшуюся в ее жизни.
* * *
   – Мне нужно, чтобы ты нашел для меня кое-какую информацию, – попросила Слоан, медленно продвигаясь в послеполуденной городской пробке.
   – Да? И о ком же? – поинтересовался Джейсон на том конце провода.
   – Я хочу знать все, что можно о Майкл Лэсситер, ее семье и Джереми Лэсситере.
   – Какие-то проблемы с новым проектом? – не скрывая удивления, спросил он. Это была нетипичная просьба, особенно при работе Слоан с частными компаниями. К тому же, несмотря на репутацию плейбоя, для Слоан было не свойственно ходить на свидания с клиентками, по крайней мере, до завершения проекта. Своим появлением в «Кабаре» в компании с Майкл, она изрядно удивила Джейсона. Конечно, оставалась вероятность, что он просто неправильно истолковал взгляды, которые Слоан бросала в сторону Майкл тем вечером, и она вовсе не увлеклась новой клиенткой.
   – Да пока нет. Просто у меня такое чувство, что наступит момент, когда мне понадобится вся возможная информация о Лэсситерах, – сказала Слоан. Она не видела смысла объяснять Джейсону свое беспокойство, поскольку не могла толком объяснить его даже самой себе. Просто она не могла рассчитывать на то, что Джереми Лэсситер сдастся без боя. В подобных столкновениях информация нередко становилась мощным оружием, и если она может как-то помочь Майкл Лэсситер, то сделает это. Слоан сказала себе, что это лишь хорошо оплачиваемая работа и ничего больше. И уж конечно, ничего личного.
   – Где ты? – со вздохом спросил Джейсон.
   – Еду в тренажерный зал, – ответила Слоан. – Только что закончила первичное сканирование системы компании Лэсситер.
   – Слоан, дорогуша, сегодня суббота. Готов поспорить, у тебя есть планы на вечер, да?
   Слоан нахмурилась. У нее действительно были планы, но по какой-то причине она не горела желанием претворять их в жизнь.
   – Я ужинаю с Дайан Карсон, – призналась она.
   – Вот-вот. У меня, пожалуй, тоже есть планы, и я не собирался убивать весь вечер на перетряхивание чужого грязного виртуального белья.
   Слоан рассмеялась.
   – Ладно, можешь сделать это в понедельник утром.
   Джейсон обреченно вздохнул.
   – Что мы вообще ищем? Мне потребуется помощь наших товарищей? – спросил он.
   – Не думаю, что нам понадобится помощь. Ничего секретного вроде бы нет. Я лишь хочу, чтобы ты нашел все, что можно, об обоих Лэсситерах, до и после их брака, личную и профессиональную информацию.
   Джейсон уловил скрытое беспокойство в ее голосе и, неожиданно став серьезным, спросил еще раз:
   – У тебя точно нет проблем?
   – Нет, – скупо проронила Слоан. Последние несколько часов, что она провела в кабинете с Майкл, они практически не разговаривали. Когда Слоан закончила работу и собралась уходить, она поймала себя на мысли, что на самом деле ей не хочется покидать Майкл. Она с трудом удержалась, чтобы не спросить ее о планах на выходные. В раздражении Слоан провела рукой по волосам, выругавшись на какого-то придурка, пытавшегося ее подрезать, и продолжила: – Я всего-навсего хотела бы знать, с чем конкретно имею дело, Джейсон. Неужели я прошу слишком много?
   – О нет, что ты, – немного театрально ответил Джейсон с ноткой сарказма в голосе. – Слушаюсь и повинуюсь!
   Слоан рассмеялась, несмотря на тревогу.
   – Просто сделай это для меня, Джейсон.
   – Ваше желание для меня закон, – так же театрально продолжил он, и после секундного замешательства добавил: – Между прочим, звонила Сара и просила тебя перезвонить.
   – Да? Она сказала, в чем дело?
   – Нет, мы мало говорили, – смущенно сказал Джейсон.
   Слоан была приятно поражена тому, насколько быстро и легко сдружились Жасмин и Сара. Однако Джейсон, по всей видимости, чувствовал себя не в своей тарелке, когда Сара звонила или заходила в офис.
   – Ладно, хорошо, спасибо. Я позвоню ей после спортзала, когда доберусь до дома.
   – Постарайся никого не обидеть и не разбивать сердец до конца выходных, ладно? – сказал он полушутя.
   – Так и быть, договорились, – пробормотала она, пересекая сразу три полосы движения, под звонкую какофонию автомобильных гудков и выразительные жесты раздраженных водителей.
* * *
   – Не мешало бы прицепить к тебе следящее устройство, – услышала Слоан приятный женский голос.
   Она подняла голову и поверх штанги увидела лицо Сары, которая склонилась над ней с легкой улыбкой на губах.
   – Да уж, – буркнула Слоан, делая очередной подход. – Ты не первая, кто мне об этом говорит. Как ты нашла меня?
   Сара подставила по два пальца с каждой стороны под перекладину штанги, уперлась в пол и стала повторять движения вместе со Слоан, готовясь принять на себя больше веса, если та начнет уставать.
   – Я позвонила в офис еще раз, и Джейсон сказал мне, что ты поехала в спортклуб. Если хочешь реально выложиться, мы могли бы устроить спарринг, только скажи.
   Слоан сморгнула капельку пота, скатившуюся к глазу. Она энергично поднимала тяжести вот уже сорок минут, и ее мышцы начали гудеть от усталости. Но ей так и не удалось избавиться от чувства тревоги, не покидавшего ее с тех пор, как она попрощалась с Майкл. По этой причине идея хорошей схватки пришлась Слоан по душе. Она поместила штангу на стойку и тыльной стороной ладони смахнула с лица капли пота.
   – А я-то уж было решила, что ты стала сама миролюбивость со своей восточной медициной, йогой и всем прочим, – поддела она Сару.
   – Полагаю, что процесс надирания тебе задницы можно считать разновидностью медитации, Слоан. – В глазах Сары сверкнул огонек вызова.
   Слоан рывком поднялась со скамьи.
   – Тогда вперед, сенсей, – шутливо сказала она.
   Спустя десять минут они стояли лицом к лицу в примыкавшей к тренажерному залу студии. Обменявшись поклонами, они встали в боевую стойку. Слоан встретила Сару в полной готовности: слегка замотанные руки выставлены на уровне лица, локти смотрят внутрь, тело балансирует на носочках в базовой кикбоксерской стойке. Сара повернулась к ней боком на полусогнутых коленях, ее руки, готовые отразить удар, были немного вытянуты вперед.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →