Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Согласно формулировке Комиссии по лесному хозяйству Великобритании, Лондон – «крупнейший городской лес в мире».

Еще   [X]

 0 

Натаниэль Фладд и сокровища дракона (ЛаФевер Робин)

Кто-то пробрался в пещеры вивернов – последних потомков драконов на Западе, а это является грубым нарушением договора, который люди и драконы заключили много лет назад. Натаниэль и его тетя Фила должны найти виновника, пока драконы не начали мстить. Но в пещеры попасть не так-то просто, туда ведут запутанные туннели. К тому же, кажется, кто-то преследует Натаниэля. Встретиться с недругом в темноте под каменной толщей скал… Брр! Никому не пожелаешь! Но отважный мальчик готов встать на защиту себя, своей тети и даже, если потребуется, дракона!

Год издания: 2015

Цена: 119 руб.



С книгой «Натаниэль Фладд и сокровища дракона» также читают:

Предпросмотр книги «Натаниэль Фладд и сокровища дракона»

Натаниэль Фладд и сокровища дракона

   Кто-то пробрался в пещеры вивернов – последних потомков драконов на Западе, а это является грубым нарушением договора, который люди и драконы заключили много лет назад. Натаниэль и его тетя Фила должны найти виновника, пока драконы не начали мстить. Но в пещеры попасть не так-то просто, туда ведут запутанные туннели. К тому же, кажется, кто-то преследует Натаниэля. Встретиться с недругом в темноте под каменной толщей скал… Брр! Никому не пожелаешь! Но отважный мальчик готов встать на защиту себя, своей тети и даже, если потребуется, дракона!


Робин Лафевер Натаниэль Фладд и сокровища дракона

   Калебу Арсу,
   новому сокровищу нашей семьи.
Р.Л.Л.
   Фреду,
   другу и наставнику.
К.М.
   R.L. LaFevers
   Nathaniel Fludd: Beastologist Book 3. The Wyverns’ Treasure
   Text copyright © 2010 by R.L. LaFevers
   Published by special arrangement with Houghton Mifflin Harcourt Publishing Company
   © Олейникова Е.В., перевод на русский язык, 2015
   © Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

Глава первая

Конец сентября, 1928 год
   – Держись! – крикнула тетя Фила через плечо. – Идем на посадку! Поле тут неровное.
   Упершись ногами в клетку с ласками, Нат вцепился в борта самолета. Интересно, все пилоты так отвратительно совершают посадки или только тетя Фила?
   Самолет очень быстро носом пошел к земле, срезав верхушку дерева, добрых три фута кроны, и от ужаса Нат зажмурился.
   Они бухнулись наземь с такой силой, что мальчик подбородком ударился о колени. Во рту тут же появился привкус крови – прикусил язык. Самолет прыгнул еще раз, тетя Фила выключила двигатель, но железная машина продолжила катиться по инерции.
   – Ну что, закончились эти прыжки безумные? – спросила Мазя, высовываясь из рюкзака.
   – Если хочешь спросить, сели мы или нет, то мы сели, – ответил Нат, потрепав ее по голове.
   А тетя Фила уже была внизу:
   – Давай клетку.
   Нат отдал ей клетку и спрыгнул следом с рюкзаком через плечо. Ему хотелось смеяться от счастья, что под ногами – земля.
   Тетя Фила открыла задвижку клетки, и Роланд с Салли, обрадовавшись свободе, стремглав бросились к ближайшим деревьям.
   – Они вернутся, как вы думаете? – спросил Нат, глядя им вслед.
   – Конечно. Через пару дней. Это же их дом. Да, кстати, о доме, – сказала тетя Фила, – надо решить насчет твоего гремлина. Где она будет жить?
   Услышав эти слова, Мазя зарылась поглубже.
   Тетя Фила не любила гремлинов. Она считала их паразитами и была очень недовольна, когда Нат спас Мазю. Но Мазя стала лучшим другом Ната, и теперь он не представлял себе жизни без нее.
   Нат ничего не ответил тете. Для разговоров пока не самое лучшее время. Вот когда тетя Фила хорошенько поужинает и примет горячую ванну, тогда он и попробует ее уговорить. Ничего не подозревая о его хитром плане, тетя Фила уперла руки в боки и посмотрела на их дом.
   – Интересно, где Корнелиус? Обычно он всегда меня встречает.
   – Может, обиделся, что мы вообще вернулись? Он говорил, что я вам все испорчу.
   – Ты тогда все слышал, да? Так я и знала. Не обращай внимания на старину Корни. Он столько лет прожил бок о бок с Фладдами, что стал очень опасливым. Ладно, идем в дом, – сказала тетя, хватая рюкзак. – Меня спасет хорошая кружка крепкого чая.
   Тетя Фила пошла к дому, но у двери резко остановилась, и Нат с разбегу на нее налетел.
   – Как странно.
   – Что?
   – Входная дверь снята с петель.
   Тетя нахмурилась, приложила палец к губам и осторожно открыла дверь. Нат не сразу понял, что стряслось. Этот дом и так никогда не сверкал чистотой, но сейчас тут стоял невообразимый бедлам: столы перевернуты, ящики вытащены из бюро, одни карты сорваны со стен, другие вообще исчезли, навигационные инструменты скинуты с полок.
   – Корни, – прошептала тетя Фила. Затем громче, с нотками паники в голосе: – Корнелиус!
   Она бросилась на кухню. Кастрюли на полу, повсюду разбитые чашки.
   – Корнелиус! Ты здесь?
   Но в ответ – ничего, только оглушительная тишина. Тетя Фила сникла. И вдруг – еле слышный шорох.
   – Филомена? Это вы?
   – Корнелиус! – чуть не подпрыгнула тетя Фила, и когда из-под кухонной раковины выглянул дронт, она просияла от облегчения. – Ты цел!
   – Ага, – крякнула птица. – Если избиение до полусмерти означает «цел»…
   И правда, перья у бедного дронта совсем растрепались.
   – Дай-ка я посмотрю на тебя!
   Корнелиус изо всех сил пытался выглядеть жалко.
   – Мальчик вернулся с вами. Живой, – просопел он.
   «Да, глупый ты дронт, я вернулся, и я живой!» – хотелось крикнуть Нату. Но вместо этого он пнул консервную банку на полу и сказал:
   – У тебя в хвосте мусор застрял.
   Корнелиус переполошился и вскрикнул:
   – Где?
   Нат довольно улыбнулся, а тетя Фила с упреком на него посмотрела.
   – Как я тебе и говорила, Корнелиус, Нат отлично справился. Рассказывай, что произошло. – И тетя Фила принялась осторожно осматривать Корнелиуса, нет ли где серьезных ран.
   – Два дня назад во дворе сел самолет, – начал дронт. – Сначала я решил, что это вы. Вас очень долго не было, – сказал он обиженно.
   – Пришлось срочно вылететь в Африку. Там василиск вырвался на свободу. Точнее, его кто-то выпустил. Но сначала ты рассказывай, а потом я.
   – Я пошел к выходу, вам навстречу, но тут кто-то распахнул дверь, да с такой силой, что она слетела с петель прямо на меня! Мне страшно повезло, что я остался жив.
   – Это точно, повезло, – нежно пробормотала тетя Фила.
   – От удара я упал и потерял сознание. И хорошо, потому что налетчик принял меня за чучело. Это меня и спасло.
   Дронт замолчал, дожидаясь, что тетя Фила его пожалеет.
   – Этот незнакомец обшарил весь дом сверху донизу. Вы только посмотрите, какой он устроил беспорядок! Негодник!
   В рюкзаке у Ната закопошились: Мазя высунулась, чтобы лучше слышать.
   – Он был один? – спросила тетя Фила.
   – Да. Обыскал тут все, зато ушел с пустыми руками. Я спрятался и долго ждал, когда можно будет выйти.
   – Ты что, просидел тут два дня? – спросил Нат.
   Корнелиус окатил Ната презрением.
   – Известно, что преступники возвращаются на место преступления. Я собирался… для пущей безопасности… Что это?.. – спросил он, увидев впервые Мазю. – Что это такое?
   – Гремлин, – отмахнулась тетя Фила. – Потом объясню. Ты успел рассмотреть незнакомца?
   – Еще бы. Целых три часа, пока он тут громил дом, мне ничего не оставалось, кроме как его рассматривать. От ужаса я моргнуть боялся, а то он бы догадался, что я живой. Как будто у криптозоолога могут быть чучела!
   – Как же он выглядел? – нетерпеливо спросила тетя Фила.
   Корнелиус посмотрел на нее большими желтыми глазами.
   – Он был похож на вас.

Глава вторая

   – Уверен?
   – А какого роста? – вмешался Нат.
   – Чуть ниже Филомены.
   – Толстый? Худой?
   – Толстый. Как бочка, – ответил дронт. – А почему ты расспрашиваешь? Можно подумать, ты бы узнал Фладда при встрече, – высокомерно добавил он.
   – Я видел в Аравии мужчину, похожего по описанию, – запальчиво ответил Нат. – Он пытался украсть Книгу Чудовищ, но мы с Мазей ее отбили.
   Корнелиус пропустил слова Ната мимо ушей и вернулся к вопросу тети Филы.
   – Так вот, он был очень похож на вас. Такие же рыжие волосы. Я столько лет прожил с Фладдами, что узнаю любого из вашего рода с первого взгляда.
   – А я думал, что вы – моя единственная родня, – сказал Нат тете Филе. Он был окончательно сбит с толку.
   – Он что, до сих пор не знает об Октавии Фладде? – с упреком спросил дронт у тети Филы.
   – Дел было полно, – отмахнулась она. – Не до разговоров нам было.
   – Кто это, Октавий Фладд? – спросил Нат.
   – Помнишь, я рассказывала тебе о восьмом сыне Фладда, паршивой овце в нашем роду?
   Нат кивнул.
   – Корнелиус считает, что таинственный гость – тоже Фладд. Кажется, его зовут Овадий, не помню, надо проверить. Сведения об этой ветви нашего рода очень обрывочные.
   – Если он Фладд, то как это все понимать? – И Нат снова оглядел перевернутые вверх тормашками вещи.
   – Сказано же, его предок был паршивой овцой в семье, – сухо вставил дронт.
   – Это очень длинная история, – вздохнула тетя Фила.
   Она взяла мусорное ведро из-под раковины и начала собирать туда осколки разбитой посуды.
   – Октавию Фладду было поручено исследовать северо-восток, Россию и Московию. В этих студеных тоскливых землях он сам со временем превратился в холодного несчастного человека, прекратил сообщать информацию для общей работы по составлению карт и ничего не писал о своих открытиях. Сэр Манго Фладд забеспокоился и отправил к нему другого своего сына, Генрикуса. Однако Октавий решил, что родной отец с братьями замышляют против него недоброе и хотят выгнать его из тех безлюдных земель. Он стал мстить, и Генрикус еле ноги от него унес.
   – И что? Сколько лет прошло с тех пор, – сказал Нат и кинул в мусорку расплющенный пирог.
   – Злоба рождает злобу. Октавий вырастил сыновей в ненависти к Фладдам, а те тот же урок преподали своим детям. Мы никогда не поддерживали с ними связь. Многие годы они оттесняли нас от своих земель, и мы помимо воли оказались втянуты в какое-то отчаянное соревнование. Они нападают на любого Фладда, осмелившегося зайти в те запорошенные земли. Ой…
   – Что такое? – хором спросили Корнелиус и Нат. Птица при этом смерила Ната суровым взглядом.
   – Незнакомец из Африки знал, где искать феникса и василиска. Так может, Географика у него? Там же все карты Манго Фладда.
   – Единственный экземпляр Географики был у отца мальчика, – добавил Корнелиус.
   – Да-да. Меня сейчас осенило: родители Ната исследовали северные моря. Овадий мог решить, что они хотят нарушить границу его владений.
   – Хотите сказать, что он имеет отношение к их гибели? – спросил Корнелиус. – А может, просто Географику забрал?
   Ната по очереди сначала бросило в жар, а потом прошиб озноб.
   – Так их убили? Или они выжили?
   – Слишком много вопросов, – ответила тетя Фила. – Надо будет узнать.
   Воцарилась тишина. Все трое задумались. Решив, что опасность миновала, Мазя, крадучись, вылезла из рюкзака Ната и забралась к нему на плечо.
   – Слишком много вы, ребята, болтаете о чепухе. Пожевать ничего не найдется?
   – Гремлин? – с недоумением спросил дронт у Ната. – Ты выбрал себе гремлина в товарищи? Ни один уважающий себя криптозоолог не сделал бы такой глупости. Зверь у криптозоолога должен быть… импозантным. Вот додо, к примеру. Или сатир. У Вольфганга Фладда как раз был сатир. А у Гордона Фладда – мантикора.
   – А у Леопольда полярный медведь, – задумчиво добавила тетя Фила.
   – Да уж, паразитов себе в товарищи не выбирал никто, – фыркнул дронт.
   – Сам ты паразит! – С этими словами Мазя спрыгнула с плеча Ната и с воинствующим видом подбежала к чашке.
   – А ты так умеешь? – крикнула она, глянув презрительно на крылья птицы. – Попробуй это сделать своими перьями!
   Тонкими пальчиками она схватила чашку – в ее руках размером с раковину – и, пыхтя, потащила к мусорке. Нат еле успел вернуть ее на полку.
   – Твоя тетя их выбрасывает! Почему мне нельзя?
   – Потому что эта чашка целая, а тетя выбрасывает осколки, – прошептал Нат, взяв гремлиншу на руки.
   Ушки у Мази опустились. Она еще раз глянула в мусорку на осколки, потом на чашку, искренне не понимая, в чем разница. Еще бы! Она же никогда в своей жизни не видела посуды.
   – Придумала! – объявила тетя Фила.
   Нат и Мазя обернулись к ней как по команде. Что она задумала? Если речь о Мазе, то Нат готов ее защищать. Он выпрямил плечи.
   – Завтра едем в Лондон. Надо встретиться с адвокатом родителей Ната, – сказала тетя Фила. – Наверняка он знает больше, чем мы.
   В груди у Ната вспыхнула надежда, и тут же пропало всякое желание спорить.

   Они наскоро поужинали консервированными сардинами на подгоревших тостах. После этого тетя Фила сходила к соседке и договорилась об уборке.
   Нат так устал, что по пути в спальню несколько раз споткнулся. Когда-то он считал свою комнату плохо обставленной и неуютной. Но после стольких ночей на песке и голой земле она показалась ему верхом роскоши.
   – Фу, здоровая какая! Тот еще сарай, – сказала Мазя, сморщив носик и прижавшись к Нату. – Не нравится мне тут. Пусто. – И она поежилась.
   Любая комната покажется огромным сараем, если всю жизнь провести в тесных самолетных двигателях.
   – Кровать зато мягкая, – возразил Нат, обращая внимание своей подруги на приятные мелочи.
   Но Мазя посмотрела на окно и просияла:
   – Еда!
   Она подлетела к подоконнику, схватила дохлую муху и закинула ее в рот.
   – Фу, гадость какая, – скривился Нат.
   – Я же говорила, что есть хочу.
   – А я спать, – вздохнул он.
   Перед сном мальчик решил принять ванную. Мазя сказала, что тоже хочет. Пришлось объяснять ей, что люди купаются наедине. Хорошенько потеревшись мочалкой, Нат, уже в пижаме, позвал Мазю. Пока он чистил зубы, она смотрела на воду.
   – Если хочешь, залезай, – предложил Нат. – Смоешь с себя грязь и масло.
   – Не хочу. На этот мокрый ужас ни один гремлин не согласится.
   – Вода не ужас. Ты ведь никогда не купалась. А вдруг тебе понравится?
   – Ты ведь никогда не пробовал машинное масло. А вдруг тебе понравится? – парировала она.
   Нат сначала открыл рот, потом закрыл.
   – Не понравится, – наконец сказал он.
   – Вот именно, – ответила она с самодовольной улыбочкой, сложив руки на груди.

   Несмотря на уютную постель, заснул он не сразу. Сотни мыслей не давали расслабиться. Сумасшедшими мотыльками они носились в его голове, разбиваясь об одну-единственную надежду, которую он не посмел высказать вслух: а может, его родители живы?

Глава третья

   Тетя Фила помогла Нату забраться в смешную маленькую коляску, завела двигатель и помчалась на железнодорожный вокзал. Надо сказать, что мотоцикл она водила примерно так же, как и самолет.
   Влюбленная в мотоцикл Мазя потеряла дар речи, увидев целый поезд.
   – Гигантский самолет! – воскликнула она и захлопала в ладоши от счастья.
   – Он не летает, а бегает по рельсам, – объяснил Нат. – Видишь колеса?
   – Плевать мне на колеса. Я хочу двигатель, – облизнулась Мазя.
   – О чем я и волновалась, – нахмурилась тетя Фила. – Дай только этим гремлинам волю, они любую машину освоят. Надо было ее дома оставить.
   – Дома? Рядом с самолетом? – спросил Нат, невинно глядя на нее, будто не понимая, о чем это она.
   – Глаз с нее не спускай, – предупредила тетя Фила. – Вернемся из Лондона, надо будет что-то предпринять.
   Нат и Мазя переглянулись.
   – Веди себя хорошо, – сказал Нат, сунул Мазю в рюкзак, завязал на шнурок и не стал слушать ее протестующие крики.
   В вагоне он поневоле вспомнил последнее путешествие на поезде. На этот раз все будет совсем по-другому. Во-первых, он не один, а с тетей. Во-вторых, после всего, что с ним стряслось, вояж до города это так, приятная прогулка. Всю дорогу Нат рисовал в альбоме.
   Поезд прибыл в Лондон к обеду. Они вышли из вокзала и сели в двухэтажный автобус.
   – Два этажа? У него что, два двигателя? – спросила Мазя.
   – Нет, один, – ответила тетя Фила. – Немедленно спрячься, пока тебя не заметили.
   Она отпустила Ната на второй этаж автобуса, чего ему никогда не позволяла мисс Ламптон. Когда автобус прибыл на нужную остановку, тетя Фила сверилась с записями.
   – Где-то на этой улице, – сказала она.
   – Знакомые места, – ответил Нат.
   – Прекрасно, тогда идем.
   Они дошли до дома номер 436.
   – Ставен на окнах не припомню, – сказал Нат, почесав в затылке.
   – Похоже, тут никто сейчас не живет, – закусила губу тетя Фила.
   Окна были наглухо закрыты, а на двери висел огромный замок. На всякий случай тетя Фила постучала, но ей никто не ответил. Нат сел на верхнюю ступень и уткнул подбородок в колени.
   – Неприятная новость, – сказала тетя Фила, присев рядом.
   – Что дальше? – спросил Нат. Голос его дрожал, он откашлялся.
   – Попробуем найти мисс Ламптон. Где она жила раньше?
   – Она все время жила со мной, сколько я себя помню, – покачал головой Нат. – Не представляю ее в другом месте.
   – У нее же есть дом, семья. Может, родители твои о ней что-нибудь писали? Надо проверить их почту.
   – Говорю же вам, они не писали писем, – угрюмо ответил Нат.
   – Это всего лишь твоя версия, – заметила тетя Фила. – Пошли быстрей, если успеем, к пяти вечера будем у тебя.

Глава четвертая

   В крохотном Аптон-Даунсе не было ни автобусов, ни такси, но станционный смотритель узнал Ната и разрешил ему взять свой велосипед.
   – Нас двое, а велосипед один, – сказал Нат, пряча Мазю подальше от смазанной жирной мазью цепи.
   – Не беда, – утешила его тетя Фила и похлопала по рулю велосипеда. – Запрыгивай.
   – Куда?! На руль?
   – Конечно. Мы в детстве часто так катались. Что стоишь, залезай. Я тебя подсажу.
   Нат кое-как устроился на руле, и тетя Фила осторожно поехала по улице. По дороге его чуть не растрясло: наезжая на кочку, он каждый раз громко щелкал зубами.
   Очередной поворот, и вот уже крыши родного дома. Сердце мальчика подпрыгнуло, и он тут же забыл, что руль впивается в ребра. Родной дом! Всего каких-то две недели прошло, а как будто все два года позади.
   Они свернули на тропку к дому. Поразительно, как заросла лужайка. Обычно она всегда аккуратно подстрижена, а теперь трава по колено. Сам дом стал совсем запущенным, ненужным, он смотрел в мир пустыми глазами-окнами, а над его крышей большой тучей висело одиночество. Слезая с велосипеда, Нат сглотнул слезы. Не сделали они и шага, как тетя Фила положила ему руку на плечо.
   – Что?
   – Дверь приоткрыта.
   И правда, темно-зеленая дверь была на пару сантиметров приотворена. Неужели здесь кто-то есть? Взволнованный Нат бросился к дому.
   – Мисс Ламптон, мисс Ламптон, я вернулся!
   Он вбежал в холл и невольно замер на пороге от гулкой пустоты.
   – Ее здесь нет, Нат. Дверь открыта, потому что в твоем доме тоже был обыск.
   И правда: темно-зеленый диван, на котором никто никогда не сидел, был распорот в лоскуты. Пушистая белая набивка рассыпалась по полу. Со столов все сметено, лампы перевернуты. На кухне воняет скисшим молоком.
   – Фу, – сказала Мазя, зажимая нос.
   – Вдруг кто-то есть наверху, – сказала тетя Фила, уже ни на что не надеясь. – Пойдем, посмотрим.
   Нат провел ее на второй этаж.
   – Чья это спальня? – спросила тетя Фила возле первой комнаты справа от лестницы.
   – Мисс Ламптон.
   – Отлично.
   Она вошла в комнату и нахмурилась.
   – А где все ее вещи?
   – Не знаю, – пожал плечами Нат.
   – Она уезжала с тобой в Лондон с вещами?
   Нат вспомнил жалкие пожитки в чемодане, который по ошибке забрал.
   – Нет, у нее почти ничего не было.
   – Значит, она сюда возвращалась. Хм.
   Тетя Фила быстро осмотрела комнату, но не нашла ничего интересного. Даже в мусорную корзину возле кровати заглянула, достала какую-то бумагу и сунула в карман.
   – Что это? – спросил Нат.
   – Так, ничего, – отмахнулась она. – У нее был кабинет или библиотека?
   – Нет, у нас одна библиотека, на первом этаже. Давайте, покажу.
   И он бросился вниз по лестнице: скорей бы уйти из этой пустой комнаты.
   – Вот.
   В библиотеке он когда-то делал уроки под строгим оком мисс Ламптон. Здесь тоже был обыск, тоже что-то искали. Все книги и бумаги со столов сметены на пол. Высокие книжные шкафы опрокинуты, содержимое вывалено на ковер.
   – Ничего не понимаю, – сказала тетя Фила. – Если Географика у Овадия, что он искал?
   Нат пнул попавший под ноги глобус. Тот медленно покатился по полу.
   – А может, Географики у него нет.
   – Тогда как он нашел животных?
   – Вы говорили, есть другие бестиарии.
   – Да, но не такие точные. Минутку. А здесь что?
   Тетя Фила подошла к большому письменному столу из красного дерева, подняла опрокинутый стул и быстро выдвинула все ящики.
   – Ну тут и кавардак, – заметила Мазя.
   – Да уж, – согласился Нат. До сих пор не верится, что это его дом, его родной дом. Представить трудно, что здесь мог случиться обыск.
   – Мда, – вздохнула тетя Фила. – Ничего интересного. Ни журналов, ни писем. Поверить не могу, что твои родители не писали о путешествиях и открытиях. Это же часть семейного протокола: все заносить в журнал, на случай если… – Она замолчала и откашлялась. – Переходим к плану «Б»!
   И тетя громко хлопнула ящиком.
   – Что еще за план «Б»? – спросил Нат.
   – Пока не знаю. Но скоро придумаю.
   Вместе с Мазей Нат вышел во двор. Гремлинша тут же погналась по лужайке за стрекозой, а мальчик опустился на крыльцо и согнулся, обхватив себя руками. Никаких ответов, никаких новых зацепок. Когда тебе дарят надежду, а потом ее отбирают, – это еще хуже, чем когда надежды нет совсем.
   Раздался визг. Потом слабый стук. Нат выпрямился, придя в себя. Мази нигде нет. Зато кто-то отчаянно копошится в траве. Мальчик шагнул к трепещущим зарослям.
   – Мазя?
   – Я что-то поймала! Оно большое!

Глава пятая

   – Нат, где отцовские… что это она поймала?
   – Сейчас проверю.
   Мальчик раздвинул траву и увидел, что Мазя вцепилась в какую-то птицу и яростно пытается вытащить ее из зарослей. Птица была с Мазю размером и отчаянно била крыльями.
   – Голубь! – крикнул Нат тете Филе.
   – Тихо, тихо ты, мешок с перьями, – сквозь зубы процедила Мазя, уперлась ногами в землю и дернула птицу на себя.
   – А ну, брось немедленно!
   От крика Нат и Мазя застыли на месте.
   – Тебе что, мало самолетов, поездов, мотоциклов? – возмущенно спросила тетя Фила. – Ты моего почтового голубя решила слопать?
   Нат и Мазя в растерянности молчали.
   – Это почтовый голубь. Он принес письмо. Видишь? – и тетя Фила показала на записку, примотанную к лапке. – Отпусти!
   – Я добыла его в честном бою, – нахмурилась Мазя.
   – Сейчас же отпусти, – сказала тетя Фила своим самым строгим голосом.
   – Отпущу – он улетит, – буркнула Мазя, но, зыркнув на тетю Филу, выпустила добычу.
   Сердито воркуя, голубь поднялся в воздух, подлетел к тете Филе и сел ей на плечо, таращась на гремлина.
   – Не знал, что ты голубями питаешься, – сказал Нат, пока тетя Фила отвязывала пакетик с лапки голубя.
   – Я тоже не знала, – пожала плечами Мазя. – Я вообще ем все, когда голодная.
   – Вот тебе и ответ, почему мы не связываемся с гремлинами, – заметила тетя Фила, разворачивая записку. – Это от Корнелиуса. Он пишет, что получил письмо из Уэльса от смотрителя вивернов. Виверны взбесились. Нужна наша помощь.
   – Кроме нас, некому помочь? – спросил Нат. – Мы же заняты!
   – Ты хотя бы представляешь, что способен натворить взбесившийся виверн? – спросила тетя Фила, глядя на племянника поверх письма.
   – Нет, – сердито ответил Нат. – Я даже не знаю, что такое виверн.
   – Это летающий дракон, единственный оставшийся в живых представитель отряда драконообразных в Западной Европе. Вспомни драконов из детских книжек – огонь из пасти, загубленные урожаи, высохшие реки. Они воруют скот, маленьких детей. Бесчинствуют, в общем. Бешеного виверна может усмирить только криптозоолог. Ну а здесь, – мягко добавила тетя Фила, – здесь нам делать нечего.
   – Мы уедем, так ничего и не узнав?
   – А что ты предлагаешь?
   Нат не знал, что предлагать, но уезжать ему точно не хотелось.
   – А как же мои родители?
   – Тут пока тупик. А там сотни людей пострадают. Обсудим все по дороге. Надо срочно выезжать, иначе быть беде.
   Что-то большое, горячее и колючее поднялось у Ната в груди, но он поскорее загнал это чувство внутрь и поплелся за тетей Филой к велосипеду, со всего маху дав пинка некстати подвернувшемуся камешку.

   На станции Аптон-Даунс тетя Фила попросила разрешения позвонить и сообщила смотрителю вивернов, что сядет на первый же поезд до Беддгелерта. Смотритель пообещал ее встретить.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →