Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Каждый год около 4000 человек получают повреждения от пакетиков чая

Еще   [X]

 0 

Хаос и порядок в Интернете. Основы сетевой самоорганизации. Онтологическое исследование (Масленников Роман)

автор: Масленников Роман категория: Интернет

Спорим, вы никогда не смотрели на Интернет под философским углом? Вот как вы смотрите на него сейчас.

Год издания: 0000

Цена: 99 руб.



С книгой «Хаос и порядок в Интернете. Основы сетевой самоорганизации. Онтологическое исследование» также читают:

Предпросмотр книги «Хаос и порядок в Интернете. Основы сетевой самоорганизации. Онтологическое исследование»

Хаос и порядок в Интернете. Основы сетевой самоорганизации. Онтологическое исследование

   Спорим, вы никогда не смотрели на Интернет под философским углом? Вот как вы смотрите на него сейчас.
   С потребительской целью – пожалуйста! Для быстрой справки о чем-то или о ком-то – сколько угодно! По досуговой нужде – разумеется, молчу-молчу.
   А знаете ли Вы, что Интернет был предсказан еще Платоном? Да и у русских философов-космистов имелись на его счет кое-какие мнения.
   В общем, если Вы желаете знать, в чем же Вы проводите большую часть своего рабочего дня, но и досуга тож, узнать подробности своего виртуального бытия – добро пожаловать в науку!
   По прочтении данной книги, возможно, Вы измените свое отношение к Интернету. И совершенно точно, Вы измените отношение к себе.
   Книга адресована молодым ученым, аспирантам, студентам. Всем пытливым умам, желающим знать, как обстоит дело в окружающем мире «на самом деле». А также всем, кто знает что такое «диал-ап» и помнит про времена ограничения доступа к Сети…
   Чего не будет в данной книге? Соцсетей! Остановимся, пожалуй, на блогах. Но это не значит, что Вы не сможете провести экспертную оценку и этого сегмента Интернета с помощью предложенного философского инструментария и методологии.
   P.S. (Кто убил Лору Палмер?) Причастен Интернет к «развалу» СССР? Ответ – под обложкой.


Масленников Роман Михайлович Хаос и порядок в Интернете*. Основы сетевой самоорганизации. Онтологическое исследование

Благодарности

   доктору философских наук,
   председателю Тверского филиала Российского Философского общества,
   президенту Тверского клуба ученых,
   профессору Вячеславу Эмериковичу Войцеховичу;
   доктору философских наук,
   профессору Тверского государственного технического университета Владимиру Борисовичу Гухману;
   доктору философских наук,
   заслуженному работнику высшей школы Российской Федерации, почетному профессору Тверского государственного университета. Губману Борису Львовичу;
   а также всему Тверскому государственному университету (www.university.tversu.ru).

Предисловие

Когда Интернета еще не было…


   В далеком 1999 году я увлекся психологией и социологией массы, толпы, публики. С Интернетом тогда действительно было очень сложно – доступ по специальному пропуску, в библиотеке университета. Позволите мне небольшую зарисовочку?

   Дома имелся – максимум – это «диал-ап», то есть доступ в Сеть через телефонную линию. Услуга для избранных – у тех, кого был дома домашний телефон. А еще ведь по нему звонили родители, да соседи из дома напротив специально приходили. Это я к тому, что «надолго занимать аппарат нельзя!» Тут уж не до Интернета, если с телефоном-то не все управляются.

   Слов «вай-фай» или «интернет в телефоне» тогда вообще никто и не знал, и даже не помышлял об этом. Предел мечтаний – оптоволоконная высокоскоростная сеть у друга на работе. А тех, кто работал в тверской Интернет-компании «ТелеNET», считали просто кастой жрецов. У них Интернет был и дома, по тому же диал-апу – специальному безлимитному корпоративному паролю. Надо сказать, что через эти корпоративные доступы «кормились» еще человек пять-десять вокруг, кто знал, что к чему. Жаль, что такой компании больше нет… Они спонсировали штук 5 хороших «интернет-party» в тверском ночном клубе «От заката до рассвета». Эх, что-то я разностальгировался!..
   Так вот, тема поведения масс меня интересовала уже в 11 классе средней школы. Затем я стал изучать «толпы» в Интернете. Но дело шло туго – не было никакого научного и методологического аппарата для исследования этой «новинки». А потом меня вдруг увлекла синергетика. Не без помощи будущего научного руководителя, Философа с большой буквы, профессора Вячеслава Войцеховича, который преподавал сей интересный и новый предмет. И синергетика оказалась тем самым ключом к разгадке философии Интернета, постановки этого явления как онтологической проблемы. Благодаря ей, для меня в новом свете раскрылся и Парменид, и Платон, и философы Нового времени, русские космисты и, конечно, пост-модернисты. Обо всем об этом вы узнаете в этой книге.

   И вот я решил уже основательно от толп, сформированных благодаря непосредственной близости своих членов, (законы движения которых установлены еще Ле Боном и др.)? перейти к виртуальным массам. Как же с ними управляться?… Вот, скажете, «мол, еще Интернетом не научились пользоваться, а уже управлять им хотят»… Да, философы всегда наперед смотрят. Так вот, для понимания, что в Интернете и как синергетика и подходила идеально.

Интернет со звездочкой

Скуке – нет!

   Надо сказать, что даже на моей защите кандидатской диссертации, – не говоря уже о времени до нее, – Интернет считали «бесперспективной темой», не стоящей внимания. Однако, таковы законы научных советов в провинциальных городах! Были тогда, по крайней мере – не знаю, как сейчас… Очень надеюсь, что сейчас ситуация изменилась в корне. Интернет же доступен как никогда. А тогда считалось хорошим тоном иметь на кафедре подключенный к Сети компьютер. Хороший тон соблюдали, сами понимаете не все… Сейчас – пожалуйста, виртуалься через любой смартфон!

   Так вот, когда я писал диссертацию, абсолютно точно, тема меня по-настоящему увлекала! Но чем больше было правок от научных работников, бюрократическо-оформительских поправок, советов со стороны, и неудачных предзащит, – тем становилось труднее. И – скучнее!

   Одна просьба так прямо и звучала: «Чтобы вам защититься, молодой человек, надо сделать текст поскучнее!» Я ушел в депрессию. Но… сумел из нее вернуться и довести дело до конца. Говорят, что процент защит кандидатских диссертаций невелик – и я, кажется, теперь понимаю, по какой причине.

   Вообще, сама защита диссертации, особенно кандидатской – процесс довольно сложный именно в процедурном плане. Бытует мнение, что защита кандидатской научной степени – это в каком-то роде обозначение преданности ученым нормативам. Мол, если сможешь сломать себя, прогнуться под неизменчивый научный мир, переступить через свои живые убеждения в пользу скучной научности, (как мне видится), то – может быть, и научное сообщество под тебя прогнется. А может и нет. Не проверял и не собираюсь: кандидатской хватило:)
   И судьба данного текста как раз такова. Сначала он был живой, страстный. Потом стал «поскучнее». Но вместе с тем, – справедливости ради отмечу это, – он обрел и некую стройность, как бы причесанность. И вот сейчас я решил сделать этот текст «вдвойне полезным», то есть осуществить его «третью перегонку»: обратно к легкости. Насколько это получилось – судить Вам!

   Приятного Вам чтения!
Роман Масленников
кандидат философских наук

Ведение

I. Что же такое «Интернет»?
Кроха-сын к отцу пришел,
И спросил кроха:
«Что такое Интернет?
Хорош иль плохо?»

   Интернет является не только сложной человеко-машинной системой, но и новым социальным явлением, средоточием сетевых форм бытия человека. Современные коммуникация, наука, техническая деятельность, искусство, образование функционируют и развиваются благодаря Всемирной глобальной сети (World Wide Web, WWW) – Интернету[1] (Internet). Изменив формы коммуникации, Интернет[2] привёл к переосмыслению бытия общества и бытия человека, их фундаментальных форм – движения, пространства, времени, смысла жизни, к возобновлению дискуссий вокруг старых проблем о социальной субстанции, о социальной энергии и информации, к возникновению новых смыслов экзистенции. Отсюда и представление об Интернете как проблеме социальной онтологии.

   За более чем сорокалетний срок существования Интернета он исследовался с математической, информационной, технической, социальной, психологической, военной, экономической, культурологической и тому подобных точек зрения. Все эти частные взгляды не дают ответа на вопрос о философском и ещё фундаментальнее – онтологическом смысле Интернета. Разработка этой проблемы позволит сформировать целостное мировоззренческое знание о Сети, найти общие закономерности Интернет-бытия и развития, как самого объекта исследования, так и включенного в Интернет-бытие человека (субъекта).

   Интернет представляет собой новую форму бытия – единства материального и духовного миров и самого человека: вещей, идей, мыслей, образов. Поэтому Интернет с его новыми формами и отношениями является предметом социальной онтологии. Как социальный феномен он все глубже входит в систему взаимоотношений общества, трансформируя пространственно-временные характеристики этих отношений и вызывая множество вопросов о его месте и роли в социальном процессе[3].

   Исследования Интернета начались ещё около 40 лет. Они проводились в различных направлениях частно-научных, конкретных точек зрения: технической, информационной, математической, физической, энергетической, социальной, психологической, экономической, военной, политической и т. п. Они стали подготовительной основой для последующих – уже общенаучных исследований Сети.

   Раньше всего обобщающие работы такого рода появились в США – это публикации Марка Постера, Марка Роуза, Катрин Хейлс, Фридриха Китлера, Памелы Самуэльсон, Джона Перри Барлоу. Затем на Западе появились работы таких авторов как Вудбури М., Кастельс М., Маклюэн М., Мюнх Р., Слоуман А., Спирс Р. и Ли М., Тоффлер Э., Фуко М., Шенк М. и других[4].

   Параллельно с ними появились исследования таких российских авторов как Абдеев Р.Ф., М.А. Басин, И. Дацюк, С.П. Капица, Леонов А.М., Михайлов В.А., Михайловский В.Н., Никитаев В.В., Носов Н.А., Пронин М.А., Ракитов А.И., Рейзема Я.В., Соколов А.В., Таратута Е.Е., Трофимова Г. Н., Урсул А.Д., Федотова В.Г., Феоктистов Г.Г., Хайм М., И. Шилович, Цвылев Р.И.[5]

   Наконец, в последние годы возник философский уровень исследований, проводящийся на уровне философии науки, философии техники, философской антропологии, социальной философии. При этом авторы приближаются к постановке онтологических, эпистемологических, аксиологических проблем.

   В этих исследованиях Интернет рассматривают как часть современной научной картины мира, как важный элемент научной парадигмы, как часть «общества знания» и общественного сознания человечества 21-го столетия. Эти учёные изучают Сеть в контексте синергетики, виртуалистики, теории сложности, антропного принципа и в целом постнеклассической науки, развившейся в последние 40 лет. Исследователями Интернета в этом смысле являются такие учёные и философы как академик РАН Степин B.C., Чернавский Д.С., Алексеева И.Ю., Аршинов В.И, Астафьева О.Н., В.Э. Войцехович, Грязнова Е.В., Гухман В.Б., Катречко С.Л., Кутырёв В.А., Нехамкин А.А., Никитаев В.В., Лепский В.Е., Малышко А.А., Павлова Е.Д., В.М. Розин[6].

   Эти авторы ставят целое собрание вопросов о связи Интернета и сознания: об изменении природы человека, о возможности «вечности» для виртуального человека, о возможных и параллельных мирах, о «расслоении» сознания, о сетевом сознании как «пост-сознании» и т. п. Сформулированы первые онтологические и гносеологические вопросы о Сети: о специфике движения, пространства и времени в среде WWW, о теле и душе виртуального человека, об истине и лжи, о субъектах и псевдо-субъектах и т. п. Возникла даже линия поисков исторических предшественников Интернета в Древнем мире – в Египте и Греции.

   Все эти исследования – от общенаучных до философских – затрагивают многие вопросы, касающиеся оснований и даже «метафизики» Интернета, однако среди них отсутствуют работы, которые могли бы дать целостное представление о Сети как проблеме социальной онтологии.

   Теоретическая неразработанность и практическая значимость этой проблемы обусловили выбор темы данного исследования, объектом которого стал Интернет как социально-культурный феномен, а предметом – Интернет как проблема социальной онтологии.

   Цель данной книги – постановка проблемы Интернет-бытия как важного понятия современной социальной онтологии, предложение путей решения проблемы и дальнейшего её осмысления. В рамках данной работы охарактеризованы модели индивидуального и социального бытия в Интернете на основе конкретных способов современного существования в Сети (сайт, блог). Проведен также анализ и систематизация новых ценностей таким образом, чтобы они были концептуально целостными и убеждающими в осмысленности виртуальной реальности. Достижение поставленной цели предполагает решение ряда задач:
   – Выявление идеи универсальной коммуникативной системы и виртуального бытия в истории мировой философской и научной мысли;
   – Определение онтологического смысла Интернета: специфики сетевого бытия, сущности Сети как особого «мира» человеческого бытия; ответить на вопросы: что значит быть в Интернете, т. е. в каких смыслах нечто (вещь, идея, человек) существует или не существует в Сети; что такое реальность в Интернет-мире; что такое потенциальное существование и что такое актуальное бытие в Сети, как установить уровень потенциальности пребывания вещи или человека в Интернет-мире?
   – Раскрытие гносеологического смысла Интернета: какими методами человек способен установить подлинность, достоверность того или иного утверждения о вещи и человеке в Сети; как различить истину и ложь, т. е. отличить истинное утверждение об объекте, существующем в Интернете, от утверждения ложного, иллюзорного, кажущегося, а также от вероятного и неопределённого?
   – Формулировка представления об аксиологическом смысле Интернета: установить, какие ценности (известные или новые, а также духовные, интеллектуальные, материальные) становятся важными, актуальными, значимыми для людей, активно использующих Интернет в своей жизни? В частности, ответить на вопрос: какие из актуальных ценностей могут быть связаны с обществами нового типа – информационным, «знаниевым», сетевым, ноосферным?

   В процессе решения данных задач обосновывается основная гипотеза исследования: «Интернет является социально-антропологическим феноменом, изменяющим бытие человека в обществе, его мировоззренческие представления и социально-философские концепции, развивает новые виды коммуникации, свободы и творчества, ведёт к образованию цивилизации нового, „сетевого“ типа».

   Иными словами, Интернет является важнейшим социально-антропологическим явлением современности, который задает вектор и стиль (стратегию и тактику) мышления человека, его действий, ключевых сфер деятельности индивида, общества и человечества в целом. Особенно сильно Интернет влияет на мышление, на действия человека и, наконец, на многие продукты его деятельности. Это прекрасно видно в области массовых коммуникаций: «Интернет-телевидение», «блогосфера», «интерактивное СМИ». Научным сообществом признано существенным фактором современного общества, что масс-медиа, во-первых, стали, по сути, средствами персональной коммуникации «от человека (технологизированного) к человеку (технологизированному же)[7]», а во-вторых, СМИ создали обратную связь со своим абонентом (возникло интерактивное общение – с телезрителем, радиослушателем и т. п.).

   В данной книге будет сделана попытка создания теоретической модели, в которой описывается философия Интернета как нового мировоззрения, выделяются гипотетические элементы, составляющие такую модель, устанавливаются основные факторы и закономерности, определяющие сознание, мышление и поведение человека современности.

   Источниками исследования являются теоретические труды современных российских и зарубежных философов и учёных (М.А. Басин, И.И. Шилович, С.П. Капица, С.П. Курдюмов, Г.Г. Малинецкий, В.И. Аршинов, В.М. Розин, В.Э. Войцехович)[8]. В корпус источников входят также произведения классиков философии прошлого и мыслителей последнего столетия. Обширную базу для изучения данного вопроса составили философы античной школы (Платон, Аристотель), представители немецкой классической философии (И. Кант, Г. Гегель и другие), русские космисты (Н.Федоров, В. Вернадский), а также представители неопозитивистской (Р. Карнап) и постмодернистской европейской (Ж. Делез, Ф. Гваттари, Ж. Бодрийяр) и американской философских школ (М. Постер, К. Барнет).

   Используемые методы исследования определены особенностями темы. В работе применяются исторический, сравнительный, диалектический, системно-синергетический методы; коммуникативно-сетевой подход; общелогические методы – анализ и синтез, дедукция и индукция, моделирование, обобщение, интерпретация и т. п., а также мониторинг пространства Интернета в режиме «онлайн»[9].

   Книга состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и Интернет-ресурсов).

   Основная часть книги содержит две главы: глава I «Интернет как новый феномен общественного бытия и предмет социально-философского анализа» и глава II «Специфика сетевого бытия».

   Глава I «Интернет как новый феномен общественного бытия и предмет социально-философского анализа» посвящена предпосылкам Интернета в истории философии и науки, в ней рассматриваются идеи, подготовившие его возникновение в 20-м столетии.

   В первом параграфе «Интернет как предмет социально-философской рефлексии» анализируются и сравниваются различные определения понятия «Интернет», основных при этом насчитывается пять. Далее, последовательно рассматриваются исторические предпосылки Интернета.

   Во втором параграфе «Идеи мировой универсальной коммуникационной системы и виртуального бытия в истории философии и научной мысли» анализируются философские концепции, которые подготовили в дальнейшем появление научных концепций и теорий, приведших к возникновению Интернета, – открытия в алгебре, информатике, кибернетике, в области вычислительной техники.

   В третьем параграфе «Интернет е перспективе социальной синергетики» излагаются те научные и технические достижения 20-го столетия, которые непосредственно и привели к открытию Сети. Проводится анализ Интернета в контексте социальной синергетики.

   Глава II «Специфика сетевого бытия» посвящена изложению начал концепции Интернет-бытия.

   В первом параграфе «Интернет-бытие децентрализованной системы» анализируются отношения понятий «бытие», «небытие», «реальность», «виртуальное бытие», актуальное, потенциальное в контексте сетевого существования. Ставится вопрос о возможности бытия в Интернете, т. е. даётся онтологическое обоснование Сети.

   Во втором параграфе «Пространство и время как характеристики Интернета» развивается диалектика бытия и небытия в Интернете, рассматриваются понятия пространства и времени в Сети, анализируются субстанциональные основания Интернета.

   В третьем параграфе «Движение и развитие в Интернет-коммуникации» рассматриваются понятия Интернет-бытия: движение и развитие, закладываются начала системы категорий (бытие и небытие, покой и движение, порядок и хаос, потенциальное и актуальное, единое и многое и др.).

   Четвертый параграф «Специфика основных философских категорий Интернет-бытия» раскрывает особенности проявления онтологических, гносеологических, аксиологических категорий, ряда понятий социальной философии и философской антропологии в Интернет-бытии.

   В пятом параграфе «Интернет и будущее человеческого сообщества» анализируется влияние вносимых Всемирной сетью ценностей на общество: на глобальную коммуникацию, образование, экономику, политику, науку.

   Новизна исследования, как мне кажется, заключается в следующих положениях:
   – впервые в отечественной философской литературе введена и обоснована концепция Интернет-бытия, раскрывающая сущность Интернета как социального феномена, вносящего принципиально новое содержание в культуру. Основанная на известных категориях (бытие и небытие; субстанция; вещь-свойство-отношение и других) концепция вводит новые понятия, ранее неизвестные (например, «необытие» как критерий Интернет-небытия и другие) и раскрывает роль человека в Сети;
   – проанализированы прообразы Интернета как коммуникативной системы в истории философской и научной мысли, включая русскую философию. Осмыслены причины возникновения Интернета в мире и России, намечены перспективы развития российского Интернета (Рунета);
   – выделены уровни актуального и потенциального бытия в Интернете, установлены критерии выделения этих уровней и условия существования объекта как на том, так и на другом уровнях;
   – введены и описаны модели бытия в Интернете как неодушевленных предметов и абстракций, так и одушевлённых, в том числе проанализирована модель сетевого бытия человека.
Основные положения книги, которые доказываются далее:
   1. Корни, предтечи и прообразы Интернета как универсальной коммуникативной системы можно найти в истории философии. В частности, ряд идей, учений, способствовавших развитию информатики и последующему возникновению Интернета, имеется в западной философии (Пифагор, Платон, Аристотель; Р. Декарт, Г.В. Лейбниц и другие), у русских космистов (Николай Федоров, Константин Циолковский, Владимир Вернадский и другие), а также философов постмодерна (Ж. Делез, Ф. Гваттари). Прообразы Интернета можно классифицировать согласно группам его основных функций, таких как:
   1) прообраз средства связи и взаимодействия субъектов;
   2) прообраз средства общения и обмена информацией, коммуникативная среда;
   3) прообраз системы сетевого типа;
   4) прообраз базы знаний.

   Уже в древнегреческой философии можно найти идейные прообразы будущего Интернета, выражавшие потребность общества в коммуникации и в «базе знаний». Пифагорейцы заложили традицию исследования реальности исходя из числовой гармонии. Базисный образ «нуль и единица» позволил охватить единым мысленным взором целые миры. Благодаря понятию-образу «логос» Гераклит определяет диалектику как единую объективно-логическую закономерность, лежащую в основе любого процесса. Бытие и небытие Парменида стали первой парой категорий в истории философии и в то же время подтолкнули мысль в направлении «расслоения» реальности на уровни по степени актуализации потенциального. Теория идей Платона и её мифом о пещере стала структурообразующим стержнем, вокруг которого в дальнейшем «вращалась» (в основном) западная философская мысль. Теория идей позволила осознать специфичность информации и мира информационных объектов, его несводимость к миру вещей. Наиболее близкими к идее всемирной Сети у Аристотеля оказались теория категорий и логика. Первая оказалась наиболее эффективной для понимания бытия в духе всеобщего Логоса. Подход Аристотеля многократно повторяли тысячи лет в самых разных областях, в том числе в основаниях математики (С. Маклейн, С. Эйленберг). Это способствовало уже в 20-м столетии осознанию идеи общей коммуникативной Сети. В свою очередь логика как теория правильного мышления привела науку к автоматизации мышления, к открытию компьютеров и Интернета. Отсюда видно, что мыслители Древней Греции ощущали потребность в коммуникации и понимании, а также хранении больших объемов информации и знаний, что и было реализовано через 2 тысячи лет.

   Философы Средневековья также были озабочены проблемой объединения разнородных знаний. В этот период была осознана идея «виртуса», «виртуальной реальности» и начала вызревать идея «Сети», которая в дальнейшем выросла в основную систему Интернета – сетевую организацию. В философии и науке Нового времени к развитию в Интернет-направлении «подталкивали» идеи универсальной математики, выдвинутая Р. Декартом, а также идея объединения алгебры с логикой и идея возможных миров, выдвинутые Г. Лейбницем.

   Классическая немецкая философия на новом уровне развивает античные учения, подготовившие идею коммуникативной среды и базы знаний. И.Кант показывает высокую объяснительную силу учения о категориях, что повлияло в дальнейшем на математику и её основания в 20-м столетии, а это способствовало возникновению Интернета. Г. Гегель создаёт учение об эволюционирующей самосогласованной системе категорий.

   Идеи русских космистов созвучны разработанным в 20 веке информационным и кибернетическим теориям. Космисты предчувствуют концепцию Сети, причём в основном как коммуникационной среды и базы знаний. Возникает учение о ноосфере Вернадского, развиваются идеи, близкие к понятию «виртуальная реальность».

   В современной философии и науке окончательно оформляется теоретический базис концепции Интернет-бытия, концепции «виртуального мира», «искусственного интеллекта», представление об объективности информации и другие. Наиболее близки к концептуальной проработке оснований Интернет-бытия оказались представители постмодернистской школы Ж. Делез и Ф. Гваттари.

   2. Интернет эволюционирует, развиваясь от обычной человеко-машинной системы через искусственный интеллект к саморазвивающейся – рефлексивной, коммуникативно-сетевой системе, так сказать, «планетарному мозгу». В философском смысле это можно представить как восхождение от физического уровня движения субстанции к интеллектуально-психическому и далее ноосферному. Решающими факторами эволюции являются социальные потребности людей: потребности в общении друг с другом, с организациями, с миром и потребность в творчестве и самовыражении.

   Интернет эволюционирует в направлении приближения к природе человека. А именно, от сайтов к блогам, т. е. от статических «неодушевленных» вещей Сеть переходит к динамичным, гуманизированным системам. Блоги – быстро изменяющаяся форма персонального общения, которая более полно отвечает сущности человека, в частности, соответствует такому свойству личности как творчество. Коммуникативную функцию наиболее полно на настоящий момент выражают так называемые «социальные сети». Эти Интернет-образования нового типа (веб 2.0, веб 3.0) нацелены на саморазвитие, самонаполнение, самооценку, самоконтроль и т. п., тем самым способствуя непрерывному эволюционному росту Сети.

   Интернет эволюционирует в направлении к такому состоянию, как «прозрачность», при котором пользователь моментально и максимально просто, в любое время, может найти в Сети необходимый объект (информацию, сайт, явление или установить контакт с другим человеком или сообществом и многое другое) и рассмотреть его со всех возможных сторон, начиная с проверки подлинности существования объекта, его программной структуры и статистики внимания к нему со стороны всех Интернет-пользователей до многополярных мнений и оценок объекта, представленных в блогосфере. Таким образом, с точки зрения социальной онтологии каждый участник Сети не только стремится обрести свое всё более актуальное состояние, перейти из малозаметного (потенциального) положения в более заметное, известное (актуальное) состояние, но и актуализировать окружающие его объекты.

   3. Интернет-бытие – это новый вид бытия человека – виртуального бытия наряду с физическим и духовным бытием. Интернет-бытие – часть виртуального бытия человека (с позиций виртуалистики), с другой стороны – Интернет-бытие – разновидность информационного бытия (с позиций теории информации). Специфика собственно человеческого, социального и экзистенциального бытия в виртуальном Интернет-бытии проявляется в том, что:

   1) индивидуальное бытие, являющееся главным на физическом плане, вытесняется коллективным Интернет-бытием. Размывается индивидуальная неповторимость. Так, текст, выставленный в Сети автором, начинает своё инобытийственное существование – свободно цитируется, комментируется, переписывается. В результате автор и комментаторы становятся как бы неразличимыми. Они равноправные творцы текста. Индивидуализм вытесняется коллективизмом, т. к. неповторимые свойства личности развиваются через коллективные формы самовыражения – «ячейки» Интернет-матрицы.

   2) Человек, «погруженный» в Сеть, изменяется в экзистенциально-антропном отношении: усиливается и развивается потребность в коммуникации, в творчестве, в самовыражении, самопреобразовании и даже ощущение себя «вселенским, космическим» существом, мгновенно перемещающимся чуть ли не в любую точку Интернет-вселенной – в пространстве-времени, культуре и т. п.

   3) Важнейшей экзистенциально-антропной проблемой Интернет-бытия является проблема субъекта и псевдо-субъекта. Как отличить человека, действующего в Интернете, от искусственного субъекта – программы, функционирующей в Сети и успешно подделывающейся под человека? По-видимому способность к творчеству, выдвижению принципиально новых идей и образов и даёт возможность отличить субъект (человека) от псевдо-субъекта.

   4) В Интернете в принципе возможен «контроль каждого над каждым». Отсюда этическая проблема сохранения частной жизни, тайны неповторимой индивидуальности человека.

   5) Свобода самовыражения, являющаяся одной из важнейших ценностей Интернета, способствует движению к гражданскому обществу и становится предпосылкой к формированию «сетевой власти». Интернет явил собой конец индустриальной цивилизации и стал зачатком будущего сетевого общества (ноосферной, информационной, «знаниевой» цивилизации).

   6) Специфический язык Сети становится одним из источников формирования нового международного языка глобализирующегося человечества. В таком языке происходит переход от традиционных линейных языков к, так сказать, новому иероглифическому языку. Это проявляется в современных «иероглифах» (например, клипах – движущихся картинках, создающих в сознании зрителя гештальт – единый динамичный живой образ), а также в различных видах интеграции знания. В языке Сети проявляются элементы универсального мышления (математика, музыка и др.).

   7) Интернет создал предпосылки для возникновения – «сетевого общества», в котором каждый связан с каждым. Ослабевают иерархические формы организации, усиливаются сетевые, в которых «все равны». Уже сегодня возникли и функционируют нетрадиционные формы социальности, порождённые Сетью (их зачатками стали движение флэш-моб, виртуальные коллективы – семьи, научные институты, художественные группы и даже коллективы с девиантным поведением (например, ОПГ хакеров), возникающие как на основе реальных людей, обладающих физическим телом, так и псевдо-субъектов). Виртуально-сетевые коллективы выдвигают множество новых проблем для социальной философии.

   4. Благодаря всё более глубокому проникновению Интернета в социальную жизнь и экономику, изменяется не только сознание человека, но и его подсознание, возникает ощущение и понимание не только информационно-виртуального, но и объективного существования «Интернет-бытия». Существования подобного существованию потенциального, виртуального, мира информации, мира идей, «третьего мира» Поппера и т. п. Наша цивилизация всё сильнее зависит от Сети, а в наиболее широкой и фундаментальной философской категории «бытие» проявляется её специфическая часть «Интернет-бытие». Интернет-бытие можно понимать как виртуально-информационную реальность, обладающую специфическими свойствами. Онтологические, гносеологические, аксиологические категории приобретают необычные свойства. Становясь категориями «социально-виртуальной» онтологии категории бытия и небытия, движения и покоя, пространства и времени изменяются, обретают более широкое содержание.

   В социально-виртуальной онтологии проявляется и категория Интернет-небытия. Отношение к понятию небытия было противоречивым. Парменид отвергал её, ряд других древнегреческих мыслителей признавали. Аристотель сближал понятия актуального с бытием, а потенциального с небытием. Его точка зрения стала влиятельной в дальнейшем. Интернет-небытие – это частный вид потенциального существования, при котором субъект, событие, объект, будучи длительное время неупоминаемыми в Сети, «погружаются» в мир потенциального на всё более глубокий, «тёмный» уровень, постепенно переходя из состояния бытия в состояние небытия – состояние, неактуализируемое на виртуально-информационном уровне.

   Интернет-бытие – это одна из разновидностей всеобщего бытия, частный случай бытия информационно-виртуального бытия; все, что может находиться в поле внимания и понимания человека, погруженного в Сеть.

   Интернет-пространство – форма существования информации (главной «субстанции» Интернета), мера близости событий, объектов, субъектов Интернет-бытия. Ключевое понятие в Интернет-пространстве – близость событий, в частности, мера как количественная характеристика близости. Близость объектов, событий, субъектов Интернет-бытия, или сетевого бытия, может быть определена количеством шагов («кликов» или «линков» – ссылок), которые необходимо совершить в Интернет-пространстве, чтобы связать один объект с другим.

   Интернет-пространство обладает специфическими свойствами, отличающими его как от пространства в философском смысле, например, в диалектическом материализме, так и от научного (математического или физического) пространства: релятивностью, многомерностью, дискретностью, неоднородностью, некоммутативностью и анизотропностью.

   Интернет-время – форма существования информации, характеризующая последовательность событий в Интернет-бытии. В сетевом бытии время – это внутренняя последовательность событий при установлении информационной связи между двумя и более субъектами, объектами и т. п. Время имеет смысл только в окрестности определённой вещи, цепи событий, но не «вообще», не абсолютно. Сетевое время проявляет специфические свойства, отличающие его как от времени в диалектическом материализме, так и от привычного для нас физического времени, – релятивность, многомерность, дискретность и др.

   Информация Сети «живёт» в особых формах существования – сетевых пространстве и времени, которые тесно связаны друг с другом.

   Фундаментальные онтологические категории (бытие и небытие, движение и покой, пространство и время, актульное и потенциальное, вещь, свойство, отношение, элемент, структура, система и другие), будучи адаптированными к миру Интернета, приобретают специфический смысл, отличный от их смыслов во многих философских учениях. Весьма специфическими становятся гносеологические и аксиологические категории.

   Главной проблемой гносеологии является проблема истины. Истинное знание – такое утверждение об объекте, субъекте и т. п., которое: 1) подтверждается всеми надёжными поисковыми системами, 2) входит в систему утверждений об объекте, все из которых при последующей проверке также подтверждаются. В эту систему входят утверждения о существовании объекта, его свойствах, отношениях и связях. По сути, здесь проявляются аналоги основных функций научной гипотезы – описательной, объяснительной, предсказательной, системной функций.

   Каковы критерии истины? Подобно тому, как в научном познании выделяют логические и эмпирические способы подтверждения и опровержения (непротиворечивость и факты), в Интернет-познании проявляются их аналоги. Используются виртуально-логические и виртуально-эмпирические методы, но кроме того, и внешние по отношению к Сети – «физически-эмпирические» методы проверки. К последним можно отнести, в частности, проверку с помощью внешних источников познания (наблюдения и эксперимента): обычной почты, факса, телефона и коллективного наблюдения, сопоставления эмпирических фактов.

   6. Интернет изменяет социальное бытие человека. Трансформация социального бытия под влиянием Интернета проявляется в коммуникативных процессах (наиболее явно в журналистике, экономике, бизнесе, политике, науке) и прежде всего в таких процессах и тенденциях как 1) усиление гуманизации общества, 2) ускорение демократизации общества, 3) трансформация власти, 4) развитие общества неиерархического типа, так сказать, общества «МЫ», 5) сдвиг современных философских учений в направлении к субъект-объектному содержанию.

   1) Под гуманизацией общества понимается развитие «человекомерных» факторов, утверждающих достоинство человека, его равноправие и даже приоритет по отношению к государству и другим крупным формам организации социальной жизни. Интернет быстро развивается в направлении «человекомерности» (личные сайты, блоги и т. п.), демонстрируя открытость человека или организации и готовность к свободному диалогу со всем сетевым миром и тем самым «подталкивая» социум к гуманизации и других – закрытых, «негуманизированных» сфер человеческой деятельности. В силу диалектики развития гуманизация сопровождается и отдельными всплесками «дегуманизации». Например, в виде возможности контроля каждого над каждым, которую предоставляет Сеть. Контроль подрывает традиционные основы частной жизни, исключая анонимность и интимность общения, позволяя «компетентным органам» постоянно следить за пользователем. В результате создатели Интернета проводят «мягкое насилие» над всем человечеством и могут организовать «полицейское» государство.

   2) Интернет «уравнивается в правах» всех участников сетевого общества. Государство, компания, банк, индивид – все в принципе равны. Например, государственный аппарат в виде сайтов органов управления, Госдумы, суда вынужден общаться с посетителями виртуальных приемных. Развивается проект «электронное правительство». Поэтому Интернет вынуждает бюрократию демократизироваться, сокращая последние ресурсы иерархической власти – её закрытость, «сакральность», возможность обмана населения и манипулирования им.

   3) Интернет стал самым доступным и открытым средством самовыражения. Свобода самовыражения – одна из важнейших ценностей Интернет-общества, способствующая продвижению России к гражданскому обществу и трансформации власти, её изменению в направлении к ослаблению властной иерархии, иерархии насилия и формированию «сетевой власти» в самоорганизующемся социуме.

   4) Сетевой принцип организации основан на равноправии субъектов. В Интернете нет иерархии, нет «начальника» – все равны. И отдельный человек, и государство как субъекты равноправны. Обмен информацией, общение любых субъектов (от индивида до государства, ЕС, НАТО или ООН) персонифицируется и в конечном итоге сводится к обмену смыслами между человеком и человеком. Информация как «субстанция» Сети создаёт общество без «собственности», без приватной жизни – мир «МЫ», оставляя всё меньше места для чисто индивидуального, духовно-интимного, экзистенциального, «монадного» существования человека.

   5) Под влиянием Интернета подвергаются концептуальным изменениям даже самые устойчивые и фундаментальные – мировоззренческие структуры, в том числе философские учения. Учения выходят за рамки субъект-объектной парадигмы и обретают, так сказать, субъект-объектный смысл, сближающий внешнее и внутреннее в сознании человека. В частности, понятие истины пересматривается вследствие совместного развития таких взаимосвязанных процессов как трансформация науки, глобализация, компьютеризация, интернетизация. Идеал объективной (бессубъектной) истины начал критиковаться ещё столетие назад, со времени возникновения специальной теории относительности и квантовой механики. В 21-м столетии философы пытаются сформулировать понятие истины в духе новой – постнеклассической науки (B.C. Стёпин). Её составляют синергетика, антропный принцип, виртуалистика, теория сложности. Их специфика в новом – человекомерном понимании знания – как единства субъекта и объекта. Возникает рациональность «сетевого» типа и соответствующее постнеклассическое понимание истины. Так методы исследования становятся всё более сетевыми, виртуальными. Например, за последние полвека натурные опыты в эмпирических науках оказались большей частью заменены компьютерными экспериментами.

   Итак, книга представляет собой социально-философский, онтологический анализ Интернета. Этот вопрос не был до настоящего времени достаточно изучен в философской литературе. Выводы исследования имеют научно-практическое значение. Они могут быть использованы в преподавании курса социальной антропологии; онтологии и теории познания, касающихся современных форм бытия и познания; социальной философии, социологии, политологии, а также при разработке учебных программ и лекционных курсов, затрагивающих аспекты философских оснований информатики, виртуалистики, синергетики, теории сложности и постнеклассической науки в целом.

   Апробация результатов исследования. Основные результаты исследования нашли отражение в 11 публикациях автора. Они доложены на I Международной междисциплинарной научной конференции «Идеи синергетики в естественных науках» (Тверь, 2005), 9-х Вавиловских чтениях (Йошкар-Ола, 2005); московских конференциях «Развитие России» (Институт бизнеса и политики, 2007) и «Демография и демографическая политика в современной России» (Институт проблемного анализа, 2007).

   Тезисы данной работы были апробированы в издании Российского философского общества «Вестник РФО» на протяжении 2007–2009 гг. Кроме того в «Вестнике РФО» автор ведёт постоянную рубрику «Философия в Интернете», а также в российской блогосфере на базе специально созданного Интернет-сообщества «Интернет-философия», расположенного по адресу: http://communitv.liveioumal.com/inet_hilosophy/.

Глава 1. Интернет как новый феномен общественного бытия и предмет социально-философского анализа

1.1. Интернет как предмет социально-философской рефлексии

   За время работы в Интернете у пользователей складываются различные мнение об этом феномене. Для кого-то Интернет является средством коммуникации, для кого-то источником знаний, бизнесом и т. д. Соответственно пользователи дают различные характеристики, раскрывающее то или иное свойство Сети. Например: «классная вещь», «помойка», «незаменимое средство общения», «океан», «хаос». Однако есть и «официальное определение», сформулированное 24 октября 1995 года Федеральным сетевым советом (FNC), обозначающее Интернет как глобальную информационная систему. Среди технических свойств нам будет интересно следующее ее свойство: «Интернет обеспечивает, использует или делает доступной, на общественной или частной основе, высокоуровневые сервисы, надстроенные над описанной здесь коммуникационной и иной связанной с ней инфраструктурой».

   Вот как определялся Интернет в рамках проекта «ВикипедиЯ» (в 2009 году[10]), который является четким, контролируемым, объективным и претендующим на полноту порталом-справочником: «Интернет (пишется с прописной (заглавной) буквы, читается [интэрнэ́т], от англ. Internet) – всемирная система объединённых компьютерных сетей; образует глобальное информационное пространство, служит физической основой для Всемирной паутины и множества систем (протоколов) передачи данных. Часто упоминается как Всемирная сеть и Глобальная сеть. В обиходе иногда говорят Инет». Заметим, что если сейчас слово Интернет употребляется в обиходе, то чаще всего имеется в виду Всемирная паутина и доступная через неё информация, а не сама физическая сеть. Свои определения предлагают «офф-лайновые»[11] словари, в частности, энциклопедия «История философии» (Мн.: Интерпрессервис; Книжный Дом, 2002):

   «Интернет – феномен культуры, конституировавшийся в последней трети 20 в. на технологической основе общемировой системы компьютерных сетей и в определенном смысле представляющий собой модельную объективацию содержания и функционирования ноосферы. Интернет являет собой своего рода вариант гипермедиа, синтетически объединяющий как содержательно артикулированные феномены мультимедиа (вербальный текст, видеотекст, звуковой текст и т. п.), так и функционально артикулированный феномен гипертекста, т. е. разветвленную систему связей (ссылок) между текстами и документами мультимедиа».

   Если в течение первых тридцати лет существования Интернет его возможности (электронная почта, файловые серверы, службы информационного поиска и т. п.) были использованы в основном в административной, военной и научной средах, то возникновение в 1993–1994 такой подсистемы Интернета, как WWW (от англ. World Wide Web – «всемирная паутина», автор концепции – Т. Бернерс-Ли, 1990), т. е. всемирно распределенной базы гипертекстовых документов, обеспечивающей максимальную доступность для пользователя мультимедийной информации, сделало Интернет одним из наиболее значимых социокультурных феноменов конца 20 века[12]. В самом деле, Интернет может быть охарактеризован как социокультурный феномен, фактически определяющий лицо как цивилизации, так и культуры конца 20 – начала 21 в.

   Интересный этимологический анализ понятия Интернет провели М.А. Басин и И.И. Шилович[13]. Термин Internet переводится как «Международная сеть». Если мы посмотрим на близкие однокоренные слова «Inter» и «Net», а также на слова, ассоциативно связанные с ними, изучим их переводы, то обнаружим и подчеркнем интересные связи и зависимости. Основатель даосизма Лао-Цзы рекомендовал следующий прием познания сути вещей: «При установке порядка появились имена. Поскольку возникли имена, нужно знать предел их употребления. Знание предела позволяет избавиться от опасностей. Зная все имена, мы избавимся от такой опасности[14]». В результате такого подхода с использованием словаря мы оставили несколько слов, которые, по нашему мнению, позволят нам обогатить составленный образ. Аллегоричные переводы некоторых производных от слова Inter (всего их более 30) таковы: «взаимодействие, взаимосвязь» (interplay), «хоронить» (inter), «запрещать, воспрещать» (interdict), «внутренний; душевный, сокровенный» (internal), «вопрос, допрос, опросный лист» (interrogatory), «встреча, беседа, разговор (с глазу на глаз); интервью» (interview) и другие. Переводы слова Net (Сеть) столь же разноплановы: сеть, сети, тенета, западня; ловить сетями, расставлять сети (переносить); попасть в сетку (о мяче); плести сети; чистый доход, нетто (о весе, доходе).

   В целом, трактовки переводов можно объединить в группы позитивно (включать, прорастание, встреча и т. п.) и негативно (хоронить, воспрещать, допрос, помеха, препятствие и т. п.) окрашенных слов. Помимо крайностей в слове «Интернет» можно увидеть и переходные процессы (пересекать, промежуточный, межзвездный, междуцарствие и т. п.), а также то, что является близким лично для каждого конкретного человека (беседа, разговор с глазу на глаз, истолкование, внутренний, собеседник и т. п.). Все это рисует нам определенный смысловой ассоциативный ряд явления под названием Интернет: «противоречивый», «переходный», «близкий».

   Но вернемся к определениям Интернета. Вот что говорит автор лингвистического анализа понятия Internet И.И. Шилович: «Существуют десятки, а то и сотни определений Internet. Это понятие настолько глобально, что право на существование имеют практически любые формулировки… Трехуровневое определение Internet – это Сеть сетей, Сеть информационных ресурсов, а также людей, которые эти ресурсы создают и используют. К этому мнению я могу добавить, что Internet – необозримый полигон для испытаний результатов нашего творчества, а также мощнейший аттрактор и аккумулятор такого творчества». Получается, что Интернет – это не только «собрание» технологий, но и собрание сообществ.

   В свете синергетической парадигмы, которая наиболее «приспособлена» к философской рефлексии данного феномена, (об этом подробнее ниже), из вышесказанного можно заключить, что Интернет есть уникальный пример грандиозной самоорганизующейся системы. К настоящему моменту Сеть мало изучена как социальная система.
   Таким образом, мы, согласно перечисленным авторам определений, можем выделить следующие важнейшие свойства Интернета:
   1) Интернет как средство связи и взаимодействия субъектов.
   2) Интернет как средство общения и обмена информацией, коммуникативная среда.
   3) Интернет как структура, как аспект технической системы.
   4) Интернет как база знаний.
   5) Интернет как новое социально-философское явление.

   В этой связи выделяется пять уровней понимания Интернета. Во-первых, это технический уровень. Он исследуется узкими специалистами.
   Во-вторых, это социальный феномен. Изучается социологами, психологами, антропологами и социальными философами. В-третьих, это «информационное поле» (набор информации, данных и т. п.). Исследуется специалистами по теории информации.

   Следующие, 4-й и 5-й уровни понимания Интернета приближаются или даже соответствуют мировоззренческому. Это гипотетические представления. 4-й уровень: Интернет как часть ноосферы, как часть «платоновского мира идей». 5-й уровень: Интернет как специфический тип мировоззрения (разработан на уровне гипотезы – в том числе и в данной работе). Этот уровень понимания включает совокупность предельно общих идей (ценностей, знаний и т. п.) и исследуется философами М. Постером, В. Розиным, Е. Грязновой, К. Муравьевой, Е. Павловой[15], целой школой виртуалистики (М. Пронин). Как социальное явление Интернет изучен в рамках американской философской школы. Можно выделить таких авторитетных авторов как: автор концепции Интернета John Berners-Lee или «Tim Liri», Charles Dunlop, David Lyon, Timothy McGuire, Pamela Samuelson, и др.[16]. В частности, американские философы занимаются проблемой авторства в Интернете (Michel Foucault, Mark Rose)[17] тендерных отношений (Joan Landes, Susan C. Herring)[18], проблематикой «Большого Брата» (Pamela Samuelson, David Lyon)[19], в которой раскрывается тема тотального информационного слежения за человеком с помощью Сети. Стоит заметить, что американские философы (MarieLaure Ryan, Mark Poster, Burnett Kathleen)[20] в аспекте изучения Интернета активно развивают идеи постмодернистской школы, в частности, Ж. Делеза, Ф. Гваттари и Ю. Хабермаса (Mark Poster, Burnett Kathleen и др.).

   Отметим, что Интернет как социально-философское явление тесным образом связан с такими понятиями как виртуальная реальность, виртуально-информационная реальность и социальная реальность. Эти понятия рассматриваются и обосновываются в монографии Е.В.Грязновой «Виртуально-информационная реальность в системе „Человек – Универсум“»[21]. Рассмотрение проблематики Интернета как частного случая виртуалистики, на наш взгляд, допустимо, но неспецифично.

   Тема Интернета как социально-онтологической проблемы обретает смысл лишь вследствие предположения о том, что возникновение Сети обозначило важнейший качественный скачёк в эволюции человечества выход на следующий уровень развития разума. Вслед за освоением Интернета мы неизбежно откроем и новый тип мировоззрения, в частности, новые философские учения, а может быть, и новые типы религии, искусства и новые типы творения. Впрочем, уже сейчас мы можем вести речь не столько об открытиях, сколько об эволюционных изменениях, которые Интернет привнес в сознание человека и общественные отношения.

   Задача данной работы состоит в том, чтобы проанализировать Интернет-бытие с философской точки зрения. Сформулировать и обосновать философию Интернета задача более масштабного порядка, которая вряд ли может быть решена в рамках одной отдельно взятой книги. Однако поставить такую задачу возможно. Мы попытаемся рассмотреть все три составляющие метафизики – онтологию, а также (в меньшей степени) теорию познания – гносеологию и аксиологию Интернета. Мы будем использовать понятийный аппарат социальной философии для того, чтобы построить концептуальную базу для дальнейшего построения философии Интернета в виде теоретической системы.

1.2. Идеи мировой универсальной коммуникационной системы и виртуального бытия в истории философии и науки

   Всякое явление, событие, открытие только тогда существенно для эволюции человека, когда оно имеет множество корней, причин, так сказать, «прародителей». Тогда оно не случайно, а необходимо, закономерно, принципиально важно и достойно пристального философского внимания и научной рефлексии. Если Интернет как социальное явление имеет множество «прародителей», предшественников, прототипов в познании и практике, то можно предположить, что этот феномен не случаен, а закономерен.
   Рассмотрим историю философской мысли Запада, а также в какой-то мере научной мысли, с целью обнаружения тех идей, понятий, учений, теорий, которые подготовили возникновение Сети как всеобщей мировой связи «каждого с каждым», как прообраз планетарного «мозга».
   Как мы выяснили выше, Интернет можно представить, как:
   1) средство общей связи и взаимодействия людей (субъектов);
   2) средство общения и коммуникативную среду;
   3) коммуникативную систему, элементами которой являются люди и техника;
   4) базу знаний (здесь вспомним К. Поппера и его теорию «Третьего мира»)
   5) новое социально-философское явление.
   Именно эти прообразы (естественно за исключением последнего) мы и попытаемся определить в истории философского и научного познания.

   Древнегреческая философия. В античности отметим следующих философов и их идеи, которые можно считать прообразами универсальной коммуникативной системы (Сети): Пифагор и Гераклит с их учениями о «логосе» как числе и слове, Парменид с учением о бытии и небытии, Левкипп и Демокрит, разработавшие атомизм; Платон с «мифом о пещере» и учением о вещах и идеях, Аристотель, создавший категориальный подход к бытию; Плотин, завершивший великие философские открытия греков учением о Едином.

   Главный онтологический принцип в учении Пифагора: «Всё есть число»[22]. Пифагорейцы исследовали реальность исходя из числовой гармонии. К Интернету это имеет самое прямое отношение, так как виртуальный мир строится на таких началах как арифметика, дискретная математика, двузначные коды передачи данных, «цифровые изображения», числовые IP-адреса и тому подобное. Из цифровых кодов «нуля» и «единицы», образно выражаясь, строятся целые миры.

   Космология Гераклита свидетельствует о его внимании к поиску метафизических оснований мира. Гераклит исходит из убеждения, что мир объективен и своим существованием не обязан никому – ни богам, ни человеку, что основой всего сущего является своеобразная подвижная, обладающая способностью к превращению огненная стихия, и что способ существования мира определяется ему самому присущими закономерностями. Центральное положение философии Гераклита гласит: «Этот космос, тот же самый для всех, не создал никто ни из богов, ни из людей, но он всегда был, есть и будет вечно живым огнем, в полную меру разгорающимся и в полную меру погасающим»[23]. Проблемы космологии рассматривались у Гераклита совокупно и даже в единстве с вопросами социальной онтологии, и эта последняя по преимуществу доставляла критерии для общих суждений о сущем, о его природе, о закономерностях и формах его развития[24].

   Откуда происходят вещи, по мнению Гераклита, что является их первоосновой? Так же, как пифагорейцы выступили с идеей числа как первоначала, Гераклит положил первоосновой всего сущего «логос», одна из сторон которого – слово. Гераклит большое внимание уделял исследованию понятия «логос». Он говорил: «А что, если не вещи предшествуют словам, которые должны всего лишь обозначать вещи; что, если „вначале было Слово“, которое всегда и везде одно и то же, а вещи – лишь воплощение этого Слова в том или ином материале?»[25]. Как мы увидим ниже, именно Пифагор (с идеей числа) и Гераклит (с идеей логоса-слова) оказались весьма проницательными для того, чтобы установить два основных субстанциональных основания Интернета.

   Важный вклад в основание онтологии внес Парменид. Его главный принцип «Бытие есть, небытия нет» будет подробно разобран далее в параграфе, касающемся диалектики бытия и небытия в Интернете. Новое чаще всего является хорошо забытым старым – гласит народная мудрость. Так и предпосылки Интернета можно разглядеть еще в античности. Здесь нельзя не вспомнить Платона и его «Символ пещеры» (Платон, «Государство», книга седьмая). Этот миф является важнейшим образом всей западной философии, её метафизики, гносеологии и диалектики. Остановимся на нем подробнее.

   Читая строки «Символа пещеры», представим себе людей, которые живут в подземелье, в пещере с входом, направленным к свету, который освещает во всю длину одну из стен входа. Представим также, что обитатели пещеры к тому же связаны по ногам и по рукам, и, будучи недвижными: «с малых лет у них на ногах и на шее оковы, так что людям не двинуться с места, и видят они только то, что у них прямо перед глазами, ибо повернуть голову они не могут из-за этих оков». Они обращают свои взоры вглубь пещеры («люди обращены спиной к свету, исходящему от огня, который горит далеко в вышине»).

   Далее мы видим блестящую аналогию с современным человеком, большую часть времени проводящим в Интернете: «Между огнем и узниками проходит верхняя дорога, огражденная невысокой стеной вроде ширмы, за которой фокусники помещают своих помощников, когда поверх ширмы показывают кукол»[26]. Очевидна аналогия с сущностью сайтов, за технической ширмой не видно ни кодировок, ни сложных программных разработок, а только лишь взору открывается дизайн и интерактивные сервисы.

   Вне пещеры кипит жизнь, люди что-то говорят, и их говор «эхом» отдается внутри пещеры, как отзвуки реальной жизни тем или иным предстают в Интернете. Так узники пещеры не в состоянии видеть ничего, кроме теней, отбрасываемых статуями на стены их мрачного обиталища, они слышат лишь эхо чьих-то голосов. Однако они полагают, что эти тени – единственная реальность, и, не зная, не видя и не слыша ничего другого, они принимают за чистую монету отголоски эха и теневые проекции («такие узники целиком и полностью принимали бы за истину тени проносимых мимо предметов»). Важнейшую проблему проверки истинности информации в Интернете мы затронем ниже. Так что же символизирует этот миф? Вот, по крайней мере, четыре значения мифа о пещере:

   1. Это представление об онтологической градации бытия, о типах реальности – чувственном и сверхчувственном – и их подвидах: тени на стенах – это простая кажимость вещей; статуи – вещи чувственно воспринимаемые; каменная стена – демаркационная линия, разделяющая два рода бытия; предметы и люди вне пещеры – это истинное бытие, ведущее к идеям; а Солнце в данном случае является – главной идеей, идеей Блага («…от Солнца зависят и времена года, и течение лет, и оно ведает всем в видимом пространстве, и оно же каким-то образом есть причина всего того, что человек… видел раньше в пещере»; «идея блага – это предел… именно она – причина всего правильного и прекрасного»).

   2. Миф символизирует ступени познания: созерцание теней – воображение (eikasia), видение статуй – верования (pistis), от которых мы переходим к пониманию предметов как таковых и к образу Солнца, сначала опосредованно, потом непосредственно, – это фазы диалектики с различными ступенями, последняя из которых – чистое созерцание, интуитивное умопостижение.

   3. «Миф о пещере» приоткрывает нам сущность любой коммуникативной системы (в частности, Интернета и того влияния, которое он оказывает на человека). Люди, прикованные к компьютерам, подключенным к Сети, не видят ничего другого, кроме того, что они просматривают на экране монитора. И это – «тени проносимых мимо предметов» – для них и есть истина. Впрочем, это относится ко многим средствам массовой информации. А реальный мир «пещерные люди» принимают за «эхо и отголоски» теней, будто они умеют говорить. И постижение истин и реалий подлинного бытия для таких узников пещеры является очень болезненным занятием. Можно ли постигать истину, будучи узником пещеры, а если можно, то как? Вот путь, предлагаемый Платоном:

   «Начинать надо с самого легкого: сперва смотреть на тени, затем – на отражения в воде людей и различных предметов, а уж потом – на самые вещи; при этом то, что на небе, и самое небо ему легче было бы видеть не днем, а ночью. То есть смотреть на звездный свет и Луну, а не на Солнце и его свет… И наконец, этот человек был бы в состоянии смотреть уже на самое Солнце, находящееся в его собственной области, и усматривать его свойства, не ограничиваясь наблюдением его обманчивого отражения в воде или в других ему чуждый средах»[27].

   То есть, можно для увлеченного Интернетом человека трактовать это как постепенную перефокусировку внимания с Интернет-образов (теней) на зеркала, где он может увидеть себя – каким он стал за время, проведенное в Интернете (отражения в воде людей и различных предметов), а уже потом на реальный мир (вещи). И только потом можно обращаться к постижению высоких истин (самое Солнце).

   Миф о пещере Платона – это одна их первых попыток обнаружения иного, нежели чем физическое, бытия. Появлению идеи виртуальности в философии и науке предшествовало становление понятий «идея», «копия копии», «virtus» и возможных (множественных) миров в период античности и средневековья. В частности, употребление виртуального в значениях: внутренней силы; фактора, определяющего становление и существования вещи; потенциального, но реально существующего свойства, обнаруживаемого в опыте; динамизма идеи, можно найти у Пифагора, Платона, Аристотеля, М. Цицерона, Л. Сенеки, Августина Блаженного, Фомы Аквинского, Николая Кузанского, И. Д. Скота и других.

   Ядром философского учения Платона является его теория идей. Идея для Платона не есть понятие человеческого ума. Идея есть «истинно сущий род бытия». Она объективна, безотносительна, независима от времени и пространства, бестелесна, вечна, недоступна чувственным восприятиям и постигается только разумом. Идея предстает как источник бытия вещей, как идеальный образец, взирая на который Демиург создает мир чувственных вещей. Идея – не только порождающая модель, но и смысловой предел вещи, заключающий в себе все многообразие ее чувственных воплощений.

   Мир идей обладает структурой. На вершине пирамиды находится наивысшая идея – идея Блага. Миру идей, то есть миру истинно сущего бытия, противостоит не мир чувственных вещей, а мир небытия, т. е. материи. Решая вопрос о характере взаимосвязи идей и вещей, Платон говорит о трех видах отношений: подражании, причастности и присутствии. Пирамида идей у Платона выступает как «виртуальная» причина, источник и цель существования всех материальных объектов. То есть, структура многослойного бытия была заложена еще в античности и позже, через 2 тысячи лет реализовалась в Интернете.

   Интернет как человеко-машинная система является глобальной информационной средой, полной идей. Идеи рождаются и «живут» в Сети, эволюционируют, но не исчезают бесследно. Интернет подобен огромной библиотеке, которая в отличие от привычных нам библиотек физического плана бытия, способна к, условно говоря, самостоятельному движению, эволюции и жизни. Но жизнь идей в Интернете сама по себе ничего бы не стоила, если бы в Сети отсутствовал человек, изобретающий и открывающий идеи. Кроме того, что Интернет тесно связан с понятием идеи и «идеальное», он напрямую соотносится и с понятием «виртуальное». Любое виртуальное событие выступает как со-бытие ряда разных реальностей, данных в своей инобытийной форме. Это – место, где встречаются основные виды реальности (природа, социум, психика)[28].

   Существенную роль в подготовке идеи Интернета сыграл Аристотель. Прежде всего это учение о категориях. В меньшей степени это относится к учению о материи и форме, а также к понятию энтелехии – внутренней силы, потенциально заключающей в себе цель и окончательный результат.

   В 20-м столетии идею Аристотеля (и Канта) о бытии как системе категорий подхватили уже математики. В 1945 году американцы С. Маклейн и С. Эйленберг создали математическую теорию категорий как новое основание своей науки, – основание гораздо более общее, чем теория множеств. Сами авторы, математики, получившие образование в школе Д. Гильберта, известной своей глубиной и интересом к философии, ссылаются на Аристотеля и Канта как гениев, подавших им идею категорий. Однако наилучшие применения их теория получила в области теоретического программирования, в теории сложности, где удалось прояснить, «навести порядок» в материале, который долгое время не поддавался ясному пониманию. Огромные объёмы сложной многоуровневой информации удалось упорядочить благодаря теории категорий. Именно по этой (математическо-компьютерной) причине, например, в 80-е годы 20-го века возникла возможность создания СОИ (противоракетной обороны). Тогда США пытались получить стратегическое преимущество в холодной войне против СССР. Хотя попытка создания СОИ провалилась (по ненаучным – прежде всего экономическим причинам), тем не менее, интерес всего научного сообщества к теории категорий (и математической, и философской) значительно усилился. Понятия «категория», «онтология» и им подобные попали в монографии, а затем и учебники дискретной математики, программирования, сложных компьютерных систем, в том числе и Интернета.

   Плотин завершает древнегреческую философию. Его учение о Едином содержит идею объединения всего сущего, в том числе синтеза знаний. Не только в математике и эмпирических науках пытаются объединить знания. В области, где пересекаются когнитивные науки, теория информации, антропология, виртуалистика, также пытаются объединить разрозненные идеи, отдельные теоремы, интересные результаты в какую-то интегративную теорию, или если не удаётся построить логическую систему, то хотя бы стройное учение. Одним из конкретных и удачных примеров возможности носителя для такого объединительного знания и стал сам Интернет.

   В древнегреческой философии еще не отчетливо, не конкретно, а косвенно стали проявляться прообразы и модели будущего Интернета, среди которых более всего выделяются его коммуникационные аспекты и черты Сети как «базы знаний». Это может свидетельствовать о том, что потребности в коммуникации, а также хранении больших объемов информации и знаний были актуальны ещё в античности, но почти не реализованы. Может быть, поэтому до нашего времени дошло так мало работ древних мыслителей.

   Средневековая философия. В период Средневековья философы также выдвигали концепции, которые можно признать отдалёнными аналогами и прообразами современного Интернета. Наиболее близкими к «сетевому познанию», к Интернету по духу, стилю мышления являются Августин, Фома Аквинский и Николай Кузанский.

   Понимание Интернета как Сети следует из мысли Августина о свободе человека, которую он толковал как осознанное следование по одному из двух путей – пути «к Богу» и «от Бога». Таким образом, человек с момента выбора ставил себя в зависимость, помещал себя в своеобразную Сеть. Следует отметить, что такое понимание свободы впоследствии стало типичным для средневековых мыслителей (Фома Аквинский, Иоганн Дуне Скот). Похожую позицию Августин занимает по отношению к обществу и природе, которые рассматриваются им только в их отношении к Богу: «Хочу понять Бога и душу. – И ничего более? – Совершенно ничего» («О жизни блаженной» (386), «Исповедь» (400)). Особенно уделим внимание тому факту, что именно в эпоху Средневековья были разработаны аналогичные Интернет-бытию понятия «virtus», «виртуальности», виртуальной реальности.

   Активно понятие «virtus» использовалось в философии Средневековья для обозначения потенциальной действующей силы (для разрешения вопроса о механизме сосуществования и взаимопроникновения реальностей разного уровня). Например, Дуне Скотт применял данный термин для объяснения связи всеобщей и абсолютной сущности с активностью единичных вещей. При таком подходе виртуальная реальность есть присущая реальности потенциальность в виде идеальной реальности, порождающей вещественные реальности.

   Сходные мотивы становятся актуальными в 19-м столетии (в естественных и гуманитарных науках) и особенно в 20-м столетии в связи с выдвижением системно-структурного подхода, гипотезы о «Новом Средневековье», выдвинутой Н. А. Бердяевым[29], и другими идеями. Под «Новым средневековьем» Бердяев понимал «ритмическую смену эпох, переход от рационализма новой истории к иррационализму или сверхнационализму средневекового типа». Интернет являет собой ни что иное как сверхнационализм в чистом виде. Кстати, наступление нового этапа в жизни цивилизации связывают именно с Интернетом и привносимыми им ценностями «Нового Средневековья» (закрытость, замкнутость, самодостаточность, нелюдимость, анонимность и др.). Организации и виртуальные сообщества нарушают национально-территориальные пространства, создавая собственные правила поведения.

   Если Вестфальский мир в 17-м веке закрепил границы национальных государств, то через триста лет Интернет подготовил разрушение Вестфальской системы. В будущем глобализированном мире система суверенных государств перестаёт быть образцом международного сообщества (Михайлов В.А., Михайлов С.В.).

   Таким образом, несмотря на физическую закрытость, духовную замкнутость и аскетизм философы Средневековья были озабочены проблемой объединения, и вследствие этого начала вызревать идея «Сети», которая в дальнейшем выросла в основную парадигму Интернета – сетевую организацию.

   Философия Нового времени. В Новое время (в 17 – первой половине 19 вв.) идеи, подготовившие приход Интернета, появились у Декарта, Лейбница, Спинозы. Один из основателей рационализма Рене Декарт ввел «идею универсальной математики», которая близка идее построения сайтов Интернета по единым стандартам html-кодирования. Декарт же является автором знаменитого мысли «Cogito ergo sum» («Мыслю, следовательно, существую») – из которой следует образ бессубъектного «мыслящего мышления» – прообраз искусственного интеллекта, в том числе «мыслящей» Сети.

   Лейбниц объединил логику и алгебру, впервые написал логические уравнения (так сказать, «уравнения мышления») и этим положил начало математической логике, автоматизации мышления и будущему искусственному интеллекту.

   Барух Спиноза, еще один яркий представитель философии Нового времени, изложил свою «Этику»[30], написанную в духе Евклида, на основе наиболее фундаментального, онтологического понятия Бога, или субстанции (то, что лежит в основании). Важнейшими свойствами субстанции являются:
   1) «causa sui» («причина самой себя»), т. е. субстанция не имеет никаких других причин, кроме самой себя;
   2) самосогласованность, т. е. субстанция – самосогласованная система атрибутов и модусов.

   Этим Спиноза, во-первых, выступил против господствовавшего тогда, в 17 веке механицизма, показал его ограниченность, а во-вторых, подготовил идею всеобщей взаимосвязи в духе коммуникационной среды, т. е. мира, в котором каждый общается с каждым. В 20-м столетии такой средой и стал Интернет. Следует заметить, что, на мой взгляд, если бы Декарт и Лейбниц попали в 20-й век, то они увидели бы в Интернете, прежде всего, базу знаний (числовые массивы знаний). А это продолжение пифагорейской традиции.

   Бытие в концепции Лейбница представлено как система, состоящая из элементов – монад, описываемых как вечные «духовные атомы», «живое зеркало Вселенной», содержащее в себе все ее прошлое и будущее. Совокупность монад, составляющая мир, находится в непрерывном развитии, не сопровождающемся ни возникновением, ни разрушением монад. Лейбниц не рассматривает общество как отдельную проблему, но, в силу всеобщности его идеи «универсального развития», можно представить социум как систему, состоящую из непрерывно развивающихся, изменяющихся элементов. Развитие такой системы происходит в результате гармоничного, согласованного развития этих элементов. «Предустановленная гармония» этого развития имеет источником единый образ ее прошлого и будущего состояния. В этой мысли великого философа и математика легко видеть прообраз сетевой структуры Интернета. Что же касается понятия «виртуальное», то в Новое время оно в большей степени начинает использоваться как частно-научная категория, проникая в отдельные сферы конкретного знания. Так, в естествознании за ним закрепляется смысл способности, потенции, возможности. Данные значения встречаются в работах Г. Галилея, И. Бернулли, Гвидо Убальди[31].

   В философии Нового времени нельзя выделить какой-то определенной главенствующей идеи, которая бы направляла мыслителей в продвижении к созданию Интернета. С другой стороны, в 17–19 веках сложился философский, методологический и теоретический базис Интернета, после создания которого возникновение Сети на техническом уровне стало лишь делом времени.

   Классическая немецкая философия. Наряду с античной философией классическая немецкая философия признана наиболее плодотворным периодом в истории мировой философской мысли. Основные идеи, созвучные концепции Интернета были глубоко отражены такими немецкими философами как И. Кант, И.Г. Фихте, Ф.В. Шеллинг, Г. Гегель, К. Маркс, Л. Фейербах, А. Шопенгауэр.

   Остановимся подробнее на идеях Канта (1724–1804). Он развил их в учении о познании, точнее об активной роли субъекта (человека, учёного) в процессе исследования объекта. До Канта познание понимали в основном как простой акт отражения субъектом свойств объекта. В действительности же всё гораздо сложнее. В «Критике чистого разума» немецкий философ показывает, что человек может познать только то, что соответствует априорным формам познания, которые изначально даны человеку до всякого чувственного опыта. Применительно к проблематике Интернета это означает, что мы видим в Интернете только то, что готовы увидеть и не видим того, что есть в нём (вещь-в-себе), но не чувствуется, не осознаётся и не познано нами. Если у нас пока не развиты соответствующие способы и формы познания (органы чувств, категории, интуитивные переживания и т. п.).

   Проблема вещи-в-себе прямо возникает в Интернете как сложной самоорганизованной человеко-машинной системе. Простой человек, начинающий пользоваться Интернетом, только удивляется и восхищается: «Как это возможно, что это такое?». Для него Интернет – своеобразная вещь-в-себе. Только внимательное изучение элементов, структуры, функций Интернета постепенно приоткрывает его и делает вещью-для-нас. Но это очеловеченный образ Интернета – образ, искажающий и извращающий эту вещь. Если мы сделали Сеть, это ещё не значит, что мы полностью понимаем её.

   Диалектическую онтологию Гегеля, базирующуюся на категории Абсолютного Духа можно считать одним из самых выдающихся учений, приблизивших появление Сети как общекультурного феномена. Самое важное – это самосогласованная система категорий, которые рефлектируют друг сквозь друга, как бы «светятся» друг через друга. Помимо системности у Гегеля возникает эволюционность. Система рождается, расцветает, проходит всё более сложные стадии развития. Ничто, нечто, вещь, покой и движение, содержание и форма, потенциальное и актуальное – эти и другие категории дали импульс последующему развитию сходных учений, концепций, теорий в различных конкретных областях познания, в том числе в математической логике, математике, вычислительной технике и, наконец, привели к созданию Сети.

   По мнению Г. Ле Бона диалектика Гегеля и фрейдизм стали предшественниками современного общества – «общества толпы» и «сетевой цивилизации». Движение масс от коллективного бессознательного до воцарения развитой коллективной души, которая научилась осмысливать происходящее парадоксальными истинами, позволило сомкнуться с техническим прогрессом. Отсюда мы опять же приходим к идее искусственного интеллекта.

   Соединения мировой коллективной души и искусственного интеллекта и должны породить виртуальный мир. Именно в нем проявится разрушительная сила толпы, которая, по меткому замечанию Ле Бона[32], «затопила всю поверхность истории». Останется ждать того момента, когда эта сила будет нейтрализована и направлена на созидающее множение пока еще действующей реальности. А для этого массы мирового масштаба, которые до сих пор действовали в замкнутом поле государственности и породили рудименты большевизма, фашизма и столь же разрушительное потребительское общество; осваивая планетарные информационные потоки, масса постепенно пройдёт путь подъема на более высокий уровень виртуальной организации – техномассу, что на базе искусственного интеллекта, сможет построить такое общество, где все люди действительно будут равны. Но это особая тема, которая нуждается в детальном осмыслении. Ведь стержнем, вокруг которого начала вращаться история, становится виртуальный человек глобального периода.

   Как мы видим, опять всплывает идея виртуально-информационной реальности и виртуально-информационного субъекта. В одной только России в последние годы опубликованы десятки философских монографий и глубоких статей о виртуально-информационной реальности, защищено множество диссертаций по философским проблемам, связанным с Сетью. Настало время пояснить, что подразумевается под этим термином[33]. Виртуально-информационная реальность – есть диалектическое единство двух видов реальности: информационной и виртуальной, одна из которых образована информацией (отраженное разнообразие) и существует актуально, т. е. только в процессе взаимодействия, а другая виртуацией (разнообразие), существующей виртуально, т. е. вне процесса взаимодействия. Понятие виртуально-информационной реальности конкретизируется через выделение пяти основных ее видов: абиотической, биотической, психической, технической и социальной. То есть, применительно к данной ситуации – прогнозу появления «нечеловека-видимки» следует отметить два момента. Первый – факт появления нового квази-реального субъекта, который будет столь же влиятелен, как и реальные люди. В принципе, если мы заглянем в виртуальное пространство блогосферы российского Интернета, можно увидеть, что это уже начинает происходить – тысячи вымышленных пользователей ежедневно навязывают свою точку зрения практически анонимно, а точнее – от имени вымышленных людей. И второе, этих вымышленных людей уже окрестили «лжеюзерами», и это неспроста, ибо понятие «нечеловека» близко понятию «нелюдя», что в русской традиции имеет резко отрицательный оттенок. Сможет ли современное общество избавиться от данной иллюзии, уничтожить этот стереотип?

   Отметим еще некоторые идеи классической немецкой философии, которые стали мировоззренческими «кирпичиками» для последующего Интернета. Во-первых, это «лестница самопознания», впервые высказанная И.Г. Фихте (1762–1814); она указывает нам на самополагание субъекта в процессе познания. Эту идею многократно использовали в последующем не только философы, но и математики, логики, физики, психологи, а также устроители Сети. И, во-вторых, это Ф.В.Й. Шеллинг (1775–1854), разрабатывавший учение о Едином (подобно Плотину[34]). Интернет как единство духа и природы, метафорически выражаясь, есть единое поле интеллектуального и физического.

   Классическая немецкая философия развивает идеи античной философии, которые стали далёкими предшественниками и прообразами Интернета.

   Русская философия. В России идеи-предшественницы Сети выдвигали, прежде всего, такие ученые как Н.Ф. Фёдоров, B.C. Соловьёв, П.А. Флоренский, В.И. Вернадский.

   Основатель русского космизма Н.Ф. Фёдоров (1829–1903) развивал образы-понятия бессмертия и вечной жизни («наука и техника – это средство для достижения всеобщей Пасхи, возрождения предков»), которые были созвучны идеям Соловьёва, Вернадского. Все эти представления близки идее «мировой души» Платона, а потому стали философскими основаниями и даже прообразами Интернета. Действительно Сеть как бы сохраняет мертвых – в виде информации, воплощая мечту философа о вечной жизни.

   В.С. Соловьев (1853–1900) был в своих взглядах близок к таким мыслителям как Платон, Плотин, Гегель, Шеллинг – о них было упомянуто выше. Отмечу здесь его самые близкие к концепции Интернета идеи, принципы Соловьёва: это «все едино» (о всеобщей взаимосвязи всего со всем), предвидение «синтеза науки, философии и религии» (как средство перехода человека на сверхприродный уровень жизни), а также развитие понятия «соборность», введённого ещё славянофилами Киреевским и Хомяковым.
   

notes

Примечания

1

2

   – Сеть коммуникации людей с помощью связанных друг с другом компьютеров.
   – Банк информации.
   – Банк всевозможных знаний и другие.
   Можно говорить и о степенях общности термина Интернет:
   – машинный,
   – энергетический,
   – информационный,
   – «знаниевый»,
   – ноосферный,
   – «платоновский» (как совокупность идей) и другие. Подробные пояснения к каждому из уровней будут даны по ходу текста работы.

3

4

   Poster Mark, «What's the Matter with the Internet»), 1998. Rose Mark, «Authors and Owners: The Invention of Copyright)), (Cambridge: Harvard University Press, 1993). Samuelson Pamela, „A Big Media Beaten Back)), 1997. McLuhan M., Hutchon K., McLuhan E. – City as Classroom: Understanding Language and Media. The Book Society of Canada Limited, 1977. Foucault Michel, „What is an Author?“) 1984 Woodbury M. Defining Web Ethics // Science and Engeniring Ethics. 1998. Vol. 4, N 2. Кастельс M. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М., 2000. Маклюэн М. Понимание медиа: внешние расширения человека. – М., 2003. Мюнх Р. Диалектика и динамика развития глобального информационного общества // Социология на пороге XXI века: Новые направления исследований. М., 1988. Spears R., Lea М. Social influence and the influence of the „social“ in computer-mediated communication. L., 1992. Тоффлер Э., Третья волна. – M., 1999.

5

   Абдеев Р.Ф. Философия информационной цивилизации. М., 1994. Басин М.А., Шилович И.И. Синергетика и Internet. СПб., 1999. Дацюк С. Теория виртуальной реальности, 1997. Капица СП., Курдюмов СП., Малинецкий Г. Г. Синергетика и прогнозы будущего. М.: Наука, 1997. Леонов А. М. Наука о сложности в эпоху постмодерна. Якутск, 2004. Михайлов В.А., Михайлов СВ. Интернет как социальное явление, проект РГНФ № 04–03 -00045а. Михайловский В.Н. Формирование научной картины мира и информатизация. Философские очерки. СПб, 1994. Носов Н.А. Виртуальная психология. М., 2000. Павлова Е.Д. Сознание в информационном пространстве. М., 2007. Пронин М.А. Тридевятое царство, тридесятое государство… М., 2003. Вып. 21. Ракитов А.И. Философия компьютерной революции. М., 1991. Раскладкина М.К. Интернет как средство организации информационно-политического пространства России. СПб, 2006. Рейзема Я.В. Информатика социального отражения (Информационные и социальные основания общественного разума). М., 1990. Соколов А.В. Метатеория социальной коммуникации. СПб, 2001. Таратута Е.Е. Философия виртуальной реальности. СПб, 2007. Урсул А.Д. Информатизация общества: Введение в социальную информатику. М., 1990. Федотова В.Г. Информационное общество и книги для элит и масс // Общество и книга: от Гутенберга до Интернета. М., 2001. Феоктистов Г.Г. Информационная безопасность общества // Социс. – 1996. № 5. Хайм М. Метафизика виртуальной реальности // Исследования по философии современного понимания мира. Вып. 1. М., 1995. Цвылев Р.И. Постиндустриальное развитие. Уроки для России. М., 1996.

6

   Стёпин B.C. Теоретическое знание. М., 2000. Чернавский Д.С. Синергетика и информатика. М., 2004. Алексеева И.Ю. Человеческое знание и его компьютерный образ. М., 1992. Аршинов В.И., Синергетика как феномен постнеклассической науки. Москва. 1999. Астафьева О.Н. Синергетический дискурс современных информационно-коммуникативных процессов // Синергетическая парадигма. М., 2004. Войцехович В. Э., Куда эволюционирует наука? К синергетической парадигме познания // Синергетическая парадигма. М., 2004. Грязнова, Е.В. Виртуально-информационная реальность в системе «Человек – Универсум» (монография). – Н. Новгород, 2006. Гухман В.Б. Философия информационного подхода. Тверь, 2000. Катречко С.Л. Интернет и сознание: к концепции виртуального человека // Влияние Интернета на сознание и структуру знания. М., 2004. Кутырёв В.А. Культура и технология: борьба миров. М., 2001. Лепский В.Е., Рапуто А.Г. Моделирование и поддержка сообществ в Интернет.-М., 1999. Малышко А.А., Дух, душа и виртуальная реальность // Вестник МГТУ: Труды Мурманского гос. Тех. ун-та. 2008. Т.П. № 1. Нехамкин А.А., Философские проблемы виртуальной реальности (историко-философский анализ). Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата философских наук. Мурманск, 2008. Никитаев В.В. Пространство и время WWW // Влияние Интернета на сознание и структуру знания. М., 2004. Павлова Е.Д., Сознание в информационном пространстве. М., 2007. Розин В.М. Мышление и творчество. М., 2006.

7

8

   Басин М.А., Шилович И.И. «Синергетика и Internet»). СПб., 1999; Войцехович В. Э., Виртуалистика в контексте синергетики и антропного принципа // Социальная синергетика и актуальная наука. Йошкар-Ола, 2008; Капица С. П., Курдюмов С. П., Малинецкий Г. Г. Синергетика и прогнозы будущего. М., 1997; Влияние Интернета на сознание и структуру знания. Институт философии РАН. Отв. ред. В.М. Розин. М., 2004; Аршинов В.И Синергетика как феномен постнеклассической науки. М., 1999.

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

   Стоит отметить здесь прообраз Интернета, который обрисовал французский психолог и антрополог Густав Ле Бон (1841–1931). Он одним из первых попытался теоретически обосновать наступление «эры масс» и связать с этим общий упадок культуры. Ле Бон полагал, что в силу волевой неразвитости и низкого интеллектуального уровня больших масс людей ими правят бессознательные инстинкты, особенно тогда, когда человек оказывается в толпе. Здесь происходит снижение уровня интеллекта, падает ответственность, самостоятельность, критичность, исчезает личность как таковая. Некоторые современные философы, в какой-то мере развившие его идеи, в частности В.Монахов («Вымысел правды»), полагают, что предтечей и движущей силой виртуального мира служит всемирная глобализация масс – объединение каждого с каждым и всех с каждым («по-душное объединение») при помощи информационных потоков Интернета.

33

34

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →