Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Принц Чарлз (р. 1948) дольше всех в истории британской монархии пробыл и остается наследником престола – 60 лет.

Еще   [X]

 0 

Русский язык и культура речи (Введенская Л.А.)

Соавтор: Черкасова М.Н.

Учебное пособие включает основные понятия культуры речи, учит навыкам бытового и делового общения; расширяет представление о русском языке, его возможностях; знакомит с особенностями звучащей речи, с невербальными средствами общения; обучает правилам речевого этикета.

Об авторе: Введенская Людмила Алексеевна - заслуженный профессор Ростовского университета, доктор филологических наук, автор около 200 публикаций, известных в России и в других странах. Многие ее исследования посвящены проблемам семасиологии, лексикологии, лексикографии, культуре речи, ораторскому искусству. еще…



С книгой «Русский язык и культура речи» также читают:

Предпросмотр книги «Русский язык и культура речи»

Русский язык и культура речи

   Уровень культуры во многом зависит от степени владения родным языком и речью, от умения общаться, уважая партнера. Особенно это актуально для людей, не имеющих филологического образования, а их – подавляющее большинство. Восполнить пробелы в культуре речи и призвана предлагаемая книга.
   Для студентов нефилологических вузов, преподавателей, читающих дисциплину «русский язык и культура речи», а также для всех, кто хотел бы научиться писать и говорить правильно и красноречиво.


Коллектив авторов Русский язык и культура речи: Учебник

Введение

   В соответствии с государственными образовательными стандартами высшего профессионального образования для всех специальностей введена дисциплина «Русский язык и культура речи». Мотив очевиден: коммуникативная компетенция многих выпускников нефилологических вузов, в которых не предусматривалось изучение лингвистических дисциплин (кроме иностранного языка), далеко не всегда достаточна для продуктивного общения в профессиональной сфере.
   Вместе с тем возникла проблема учебника, вызванная рядом обстоятельств:
   • влияние лингвистических курсов, которые уже были разработаны и читались (деловое общение, психология общения, речевая коммуникация, речевой этикет и др.);
   • направление подготовки и специальность (техническая, технологическая, экономическая и т. д.);
   • объем аудиторных часов по учебному плану (24, 36, 51, 72 ч.). Все это не могло не отразиться на концептуальных подходах к построению курса в зависимости от воздействия тех или иных обстоятельств. В результате у студентов есть широкий выбор учебников и учебных пособий по русскому языку и культуре речи (что является весьма положительным фактором).
   Обозначив свое понимание положений примерной (типовой) учебной программы, авторы данного учебника исходили из того, что обучение русскому языку в школе предполагает прежде всего эмоционально-образный подход, цель которого – продемонстрировать красоту и глубину родного языка, помочь школьникам осознать роль и значение языка в постижении русской национальной культуры, истории, гражданственности.
   В качестве методологических постулатов учителя приводят, например, высказывания русских писателей – И.С. Тургенева: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины – ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык»; А.Н. Толстого: «Русский язык! Тысячелетиями создавал народ это гибкое, неисчерпаемо богатое, умное, поэтическое и трудовое орудие своей социальной жизни, своей мысли, своих чувств, своих надежд, своего гнева, своего великого будущего»; К.Г. Паустовского: «Русскийязык богат, образен и точен. Нет такой самой сложной мысли и самого сложного человеческого состояния, которое нельзя было бы с полной ясностью передать на русском языке».
   В вузе же задача иная – на основе школьных знаний, умений и навыков, сформированных на образцах классической литературы, развить коммуникативную компетенцию специалиста, понимание языка как носителя информации, средства достижения цели в общении, прежде всего профессиональном.
   Именно информационно-прагматический подход к обучению русскому языку является основой данного учебника, предназначенного для студентов-нефилологов. Авторы стремились не только сформировать устойчивое представление о культуре речи, ее основных понятиях, функциональных стилях русского языка, особо выделив официально-деловой стиль, но и спроецировать эти понятия, нормы и требования на письменное и устное общение в бизнесе, предпринимательстве, сервисе и политике.
   Это и предопределило структуру учебника, включающего два раздела. В первом разделе излагаются понятия о языке как системе, культуре речи, стилях речи и практической стилистике. Преподавателю рекомендуется акцентировать внимание учащихся на использовании норм культуры речи, стилевых требованиях в ситуациях общения и по возможности моделировать эти ситуации.
   Особое внимание при изучении официально-делового стиля следует уделить аналитической работе с деловым текстом, используя профессиональные термины, присущие конкретной специализации студента.
   Изучая монологическую речь, следует подчеркнуть, что именно она представляет сегодня наибольшую трудность для молодежи в связи с ограниченными возможностями приобретения риторического опыта. Учащиеся должны в обязательном порядке подготовить дома (самостоятельная работа под контролем преподавателя) и воспроизвести на практическом занятии монолог, рассчитанный на 4–5 мин.
   Немаловажное значение придается в учебнике социально-этическим аспектам общения, речевому этикету, грубые нарушения которого нередки, к сожалению, не только в бытовой коммуникации.
   Каждая глава первого раздела завершается контрольными вопросами и заданиями.
   Второй раздел носит преимущественно практический характер. Его цель – привить учащимся устойчивые навыки правильной устной и письменной речи.
   В данном учебнике, несмотря на его сравнительно небольшой объем, читатель найдет все, что необходимо для совершенствования использования языка.

Раздел 1
Язык, стиль, общение

Глава 1
Язык как система. единицы языковой системы

Разделы науки о языке

   Мы постоянно используем устную или письменную речь и редко задумываемся над тем, каково строение литературного языка. Для нас он средство, инструмент достижения определенной цели. Для лингвистов язык – это объект специальных научных исследований, результаты которых обобщаются в виде статей, монографий, словарей. Языкознание, или лингвистика (от лат. lingua – язык), – это наука о языке, сложившаяся в связи с потребностью людей в осмыслении такого явления, как язык.
   Лингвисты выяснили, что язык – это не нагромождение слов, звуков, правил, а упорядоченная система (от греч. systema – целое, составленное из частей).
   Характеризуя язык как систему, необходимо определить, из каких элементов он состоит. В большинстве языков мира выделяются следующие единицы: фонема (звук), морфема, слово, словосочетание и предложение. Единицы языка неоднородны по своему строению. Есть единицы относительно простые, скажем фонемы, а есть и сложные – словосочетания, предложения. При этом более сложные единицы всегда состоят из более простых.
   Поскольку система – это не случайный набор элементов, а их упорядоченная совокупность, для понимания того, как «устроена» система языка, все единицы необходимо сгруппировать по степени сложности их структуры.
   Итак, самая простая единица языка – это фонема, неделимая и сама по себе незначимая звуковая единица языка, служащая для различения минимальных значимых единиц (морфем и слов). Например, слова пот – бот – мот – кот различаются звуками [п], [б], [м], [к], представляющими собой разные фонемы.
   Минимальная значимая единица – морфема (корень, суффикс, приставка, окончание). Морфемы уже имеют какое-либо значение, но самостоятельно употребляться еще не могут. Например, в слове москвичка четыре морфемы: москв-, – ич-, – к-, – а. Морфема москв-(корень) содержит как бы указание на местность; – ич– (суффикс) обозначает лицо мужского пола – жителя Москвы; – к– (суффикс) означает лицо женского пола – жительницу Москвы; – а (окончание) указывает, что данное слово является существительным женского рода единственного числа именительного падежа.
   Относительной самостоятельностью обладает слово – следующая по степени сложности и важнейшая единица языка, служащая для наименования предметов, процессов, признаков или указывающая на них. Слова отличаются от морфем тем, что они не просто имеют какое-либо значение, но уже способны что-то называть, т. е. слово – это минимальная номинативная (назывная) единица языка. В структурном плане она состоит из морфем и представляет собой «строительный материал» для словосочетаний и предложений.
   Словосочетание – соединение двух слов или более, между которыми имеется смысловая и грамматическая связь. Оно состоит из главного и зависимого слов: новая книга, ставить пьесу, каждый из нас (главные слова выделены курсивом).
   Наиболее сложной и самостоятельной единицей языка, с помощью которой можно уже не только назвать какой-то предмет, но и что-то сообщить о нем, является предложение – основная синтаксическая единица, которая содержит сообщение о чем-либо, вопрос или побуждение. Важнейшим формальным признаком предложения является его смысловая оформленность и законченность. В отличие от слова – единицы номинативной (назывной) – предложение является единицей коммуникативной.
   Современные представления о системе языка связаны прежде всего с учением о его уровнях, их единицах и отношениях. Уровни языка – это подсистемы (ярусы) общей языковой системы, каждая из которых обладает набором своих единиц и правил их функционирования. Традиционно выделяются следующие основные уровни языка: фонемный, морфемный, лексический, синтаксический.
   Каждый из уровней языка обладает своими, качественно отличными единицами, имеющими разные назначение, строение, сочетаемость и место в системе языка: фонемный уровень составляют фонемы, морфемный – морфемы, лексический – слова, синтаксический – словосочетания и предложения.
   Единицы языка связаны между собой парадигматическими, синтагматическими (сочетаемостными) и иерархическими отношениями.
   Парадигматическими называются отношения между единицами одного и того же уровня, в силу которых эти единицы различаются и группируются. Единицы языка, находясь в парадигматических отношениях, являются взаимопротивопоставленными, взаимосвязанными и тем самым взаимообусловленными.
   Единицы языка являются противопоставленными в силу их определенных различий: так, русские фонемы «т» и «д» различаются как глухая и звонкая; формы глагола пишу – писал – буду писать различаются как имеющие значения настоящего, прошедшего и будущего времени. Единицы языка являются взаимосвязанными, поскольку объединяются в группы по сходным признакам: так, русские фонемы «т» и «д» объединяются в пару в силу того, что обе они – согласные, переднеязычные, взрывные, твердые; указанные ранее три формы глагола объединяются в одну категорию – категорию времени, так как все они имеют временное значение.
   Синтагматическими (сочетаемостными) называются отношения между единицами одного уровня в речевой цепи, в силу которых эти единицы связываются друг с другом, – это отношения между фонемами при их связи в слоге, между морфемами при их связи в слова, между словами при их связи в словосочетания. Однако при этом единицы каждого уровня строятся из единиц более низкого уровня: морфемы строятся из фонем и функционируют в составе слов (т. е. служат для построения слов), слова строятся из морфем и функционируют в составе предложений.
   Отношения между единицами разных уровней признаются иерархическими.
   Строение каждого уровня, отношения единиц между собой являются предметом изучения разделов языкознания – фонетики, морфологии, синтаксиса лексикологии.
   Фонетика (от греч. рhone – звук) – раздел языкознания, изучающий звуки языка, их акустические и артикуляционные свойства, законы их образования, правила функционирования (например, правила сочетаемости звуков, распределения гласных и согласных и т. д.).
   Морфемный и синтаксический уровни языка изучаются двумя лингвистическими дисциплинами – соответственно морфологией и синтаксисом.
   Традиционно морфология и синтаксис объединяются, составляя два относительно самостоятельных раздела, в более общую лингвистическую науку – грамматику (от греч. gramma – письменный знак) – раздел языкознания, содержащий учение о формах словоизменения, строении слов, видах словосочетаний и типах предложения.
   Морфология (от греч. morphe – форма, logos – слово, учение) – один из разделов грамматики, изучающий морфемный состав языка, типы морфем, характер их взаимодействия и функционирования в составе единиц более высоких уровней.
   Синтаксис (от греч. syntaxis – составление, построение) – это раздел грамматики, изучающий закономерности построения предложений и сочетания слов в словосочетании. Синтаксис включает в себя две основные части: учение о словосочетании и учение о предложении.
   Лексикология (от греч. lexikos – словесный, словарный, logos – учение) – это раздел языкознания, изучающий слово и словарный состав языка в целом. Лексикология включает в себя следующие разделы:
   ономасиология (от греч. onoma – «имя», logos – учение) – наука, исследующая процесс называния. Ономасиология отвечает на вопрос, как происходит называние, присвоение имен предметам и явлениям внешнего мира;
   семасиология (от греч. semasia – обозначение, logos – учение) – наука, изучающая значения слов и словосочетаний. Семасиология исследует смысловую сторону языковой единицы, сопоставляя ее с другими единицами того же уровня. Она показывает, как в единицах языка (словах) отображается внеязыковая действительность;
   фразеология (от греч. phrasis – выражение, logos – учение) – наука, изучающая устойчивые обороты речи языка, природу фразеологизмов, их типы, особенности функционирования в речи. Фразеология выявляет специфику фразеологизмов, особенности их значения, отношений с другими единицами языка. Она разрабатывает принципы выделения и описания фразеологических единиц, исследует процессы их образования;
   ономастика (от греч. onoma – имя) – наука, изучающая имена собственные в широком смысле слова: географические названия изучает топонимика, имена и фамилии людей – антропонимика;
   этимология (от греч. etymon – истина, logos – учение) – наука, изучающая происхождение слов, процесс формирования словарного состава языка. Этимология объясняет, когда, в каком языке, по какой словообразовательной модели возникло слово, каково было его первоначальное значение, какие исторические изменения оно претерпело;
   лексикография (от греч. lexikon – словарь, grapho – пишу) – наука, занимающаяся теорией и практикой составления словарей. Она разрабатывает общую типологию словарей, принципы отбора лексики, расположения слов и словарных статей.
   Язык – это система знаков любой физической природы, выполняющая познавательную и коммуникативную функции в процессе человеческой деятельности. Люди могут пользоваться различными знаковыми системами: телеграфный код, транскрипции, стенография, таблицы, цифры, жесты, дорожные знаки и т. п. В самом общем плане языки разделяются на естественные и искусственные.
   Естественным называют язык, который возник вместе с человеком и развивался естественным путем, при отсутствии сознательного воздействия на него человека.
   Искусственные языки – это знаковые системы, созданные человеком как вспомогательные средства для разных коммуникативных целей в тех областях, где применение естественного языка затруднено, невозможно или неэффективно. Среди искусственных языков можно выделить плановые языки, являющиеся вспомогательными средствами международного общения (эсперанто, идо, волапюк, интерлингва); символические языки науки, например языки математики, химии, физики, логики; языки человеко-машинного общения, например языки программирования, информационно-поисковые языки.
   Естественный язык принципиально отличен от создаваемых в естественных науках, математике, технике систем знаковых обозначений. Так, систему обозначений в науке, систему телефонных номеров, дорожных знаков мы при определенных обстоятельствах можем заменить на более удобную. Нужно помнить, что эти знаковые системы создаются искусственно и служат средством общения только в узком кругу специалистов.
   Изучение знаковых систем является предметом специальной науки – семиотики, которая исследует возникновение, строение и функционирование различных знаковых систем, хранящих и передающих информацию. Семиотика изучает естественные и искусственные языки, а также общие принципы, составляющие основу структуры всех знаков.
   Знак – это материальный предмет (в широком смысле слова), выступающий в процессе познания и общения в качестве представителя или заместителя некоторого другого предмета, явления и используемый для передачи информации.
   В семиотике различают два типа знаков: естественные (знаки-признаки) и искусственные (условные). Естественные знаки (знаки-признаки) содержат некоторую информацию о предмете (явлении) вследствие естественной связи с ними: дым в лесу может информировать о разведенном костре, морозный узор на оконном стекле – о низкой температуре воздуха на улице и т. д. В отличие от знаков, которые существуют отдельно от предметов и явлений, знаки-признаки являются частью тех предметов или явлений, которые люди воспринимают и изучают (например, мы видим снег и представляем зиму). Искусственные (условные) знаки специально предназначены для формирования, хранения и передачи информации, для представления и замещения предметов и явлений, понятий и суждений.
   Знак не является частью (или существенной частью) того, что он представляет, замещает, передает. В этом смысле он искусствен и условен. Условные знаки служат средством общения и передачи информации, поэтому их называют также коммуникативными, или информативными знаками (знаками-информаторами). Существует множество информативных знаков и их систем, различающихся назначением, структурой и организацией. Основные виды информативных знаков – сигнал, символ, языковой знак.
   Знаки-сигналы несут информацию по условию, договоренности и не имеют никакой естественной связи с предметами (явлениями), о которых они информируют. Сигнал – это звуковой, зрительный или иной условный знак, передающий информацию. Сам по себе сигнал не содержит информацию – информацию содержит знаковая ситуация. Например, зеленая ракета может означать начало атаки или начало какого-либо празднества; школьный звонок означает окончание или начало урока, а звонок в квартире – это сигнал, приглашающий открыть дверь, и т. д. Содержание сигнала как условного знака, таким образом, варьируется в зависимости от ситуации, от количества сигналов (например, три звонка в театре означают начало спектакля).
   Знаки-символы несут информацию о предмете (явлении) на основе отвлечения от него каких-то свойств и признаков. Символ отличается от сигнала тем, что его содержание наглядно, и тем, что он свободен от ситуативной обусловленности. Например, изображение соединенных во взаимном пожатии рук – это символ дружбы, изображение голубя – это символ мира, герб – это изображение какого-либо предмета как признака принадлежности определенному государству, городу и т. д.
   Языковые знаки – это знаки человеческого языка, основные информативные знаки.
   Основные признаки знака: двусторонность (наличие материальной формы и содержания), противопоставленность в системе, условность/мотивированность.
   В знаке выделяются две стороны – означаемое (понятие, содержание, смысл знака, его внутренняя сторона, то, что воспринимается нашим сознанием) и означающее (внешнее выражение знака, его формальная сторона, то, что воспринимается органами слуха или зрения).
   Как правило, знаки в системе противопоставлены, что предполагает различность их содержания. Например, длинные и короткие гудки в телефонной трубке означают соответственно «линия свободна» – «линия занята». Противопоставленность знаков ярко проявляется в случае нулевого обозначающего. Рассмотрим ситуацию. Для того чтобы какой-то предмет (или звук, жест и т. д.) мог стать условным знаком, он обязательно должен быть противопоставлен какому-то другому предмету (или звуку, жесту и т. д.), иначе говоря, он должен войти в систему знаков.
   К примеру, поставленная на подоконник ваза может стать сигналом об опасности только в том случае, если обычно ее там нет. Если же она всегда стоит на подоконнике, она ничего не может обозначать, тогда она – просто ваза. Для того чтобы приобрести способность что-то обозначать, она должна быть противопоставлена другому знаку, в данном случае – нулевому (т. е. значимому отсутствию материально выраженного знака).
   Условная связь между означающим и означаемым основана на договоренности (сознательной) (красный свет – «путь закрыт»). Условной связью, например, является закрепленность длительности или краткости звучания гудка в телефонной трубке с занятостью или незанятостью телефонной линии. Мотивированная (внутренне обоснованная) связь основана на сходстве означающего с означаемым. Признак мотивированности очевиден при изображении на дорожном знаке поворота, бегущих детей и т. д.
   Языковой знак, как всякая двусторонняя языковая единица, обладает формой (означающее знака) и содержанием (означаемое знака). Как и все прочие знаки, они всегда материальны и означают что-то помимо самих себя. Языковые знаки всегда условны, т. е. связь означаемого и означающего у них произвольна (но при этом, будучи однажды установленной, она становится обязательной для всех носителей данного языка). Как и все условные знаки, они всегда являются членами знаковой системы, а следовательно, обладают не только значением, но и значимостью.
   Помимо свойств, общих для всех знаков, языковые знаки имеют еще и особые, только им присущие особенности. К их числу относится линейность: языковые знаки всегда следуют друг за другом, никогда не совмещаясь в пространстве (при письме) или во времени (в устной речи). Можно представить себе неязыковой знак (скажем, сигнал) в виде звучащего в определенный момент аккорда из трех звуков, каждый из которых имеет свое значение. Но не существует языковых знаков, в которых в пространстве или во времени совмещалось бы несколько единиц. Они всегда следуют друг за другом, составляя линейную цепь.
   Другая особенность языковых знаков связана с диахроническим аспектом их существования: языковой знак характеризуется изменчивостью и одновременно стремлением к неизменчивости. Такое противоречие объясняется тем, что язык используется обществом, которое, с одной стороны, нуждается в постоянно изменяющемся языке для выражения своих меняющихся знаний о мире, а с другой стороны – в неизменной, стабильной системе общения, так как любые изменения в языке поначалу вызывают затруднения в общении. Поэтому на языковые знаки постоянно действуют две разнонаправленные силы, одна из которых подталкивает их к изменению, а другая стремится их удержать в неизменном виде.
   К языковым знакам следует отнести значимые единицы языка – морфемы, слова, предложения.
   Однако знаковость морфем очень ограничена, поскольку морфемы являются составными частями слов и имеют значения только в составе слов. В полной мере знаками в языке являются слова. Они представляют понятия, являются их символами или знаками; слова способны входить в состав предложения и по необходимости оформлять предложение. Полноценным коммуникативным знаком является предложение. В предложении как высшей знаковой единице приводятся в действие все знаки и сигналы языка, а сами предложения образуют связь друг с другом, с контекстом и ситуацией речи. Предложение обеспечивает языку возможность передавать любую конкретную мысль, любую информацию.
   Язык как важнейшая знаковая система отличается от всех остальных вспомогательных (специализированных) знаковых систем.
   Языковая знаковая система является всеобъемлющим средством передачи и хранения информации, а также оформления самой мысли, выражения эмоций, оценки и волеизъявления, в то время как специализированные знаковые системы служат для передачи ограниченной информации, перекодировки уже известного.
   Сфера употребления языка универсальна. Он используется во всех областях человеческой деятельности, тогда как специализированные знаковые системы имеют ограниченную сферу употребления. Язык как знаковая система создается постепенно и развивается в процессе своего функционирования, а специализированные средства общения, передачи и хранения информации являются результатом разового соглашения людей, имеют продуманный и искусственный характер.

Язык и речь. Функции языка

   Язык неразрывно связан с обществом, его культурой и людьми, которые живут и трудятся в обществе. Принадлежащий обществу язык и его использование каждым отдельным человеком – два разных, хотя и тесно взаимосвязанных явления: с одной стороны, это общественное явление, некая совокупность единиц, правила употребления которых хранятся в коллективном сознании носителей языка; с другой стороны, это индивидуальное использование какой-то части этой совокупности. Сказанное позволяет разграничивать два понятия – язык и речь.
   Язык и речь образуют единый феномен человеческого языка. Язык это совокупность средств общения людей посредством обмена мыслями и правил употребления этих средств; язык как сущность находит свое проявление в речи. Речь представляет собой использование имеющихся языковых средств и правил в самом языковом общении людей, поэтому речь может быть определена как функционирование языка.
   Таким образом, язык и речь тесно взаимосвязаны: если нет речи, то нет и языка. Чтобы в этом убедиться, достаточно представить себе, что существует некий язык, на котором никто не говорит и не пишет, и при этом не сохранилось ничего, что было бы написано на нем раньше. В этом случае разве мы можем знать о существовании этого языка? Но и речь не может существовать без языка, поскольку речь – это его практическое использование. Язык необходим, чтобы речь была понятной. Без языка речь перестает быть собственно речью и превращается в набор бессмысленных звуков.
   Несмотря на то что язык и речь, как уже говорилось, образуют единый феномен человеческого языка, каждый из них имеет свои, противоположные, особенности:
   1) язык – это средство общения; речь – это воплощение и реализация языка, который посредством речи выполняет свою коммуникативную функцию;
   2) язык абстрактен, формален; речь материальна, в ней корректируется все, что есть в языке, она состоит из артикулируемых звуков, воспринимаемых слухом;
   3) язык стабилен, статичен; речь активна и динамична, для нее характерна высокая вариативность;
   4) язык является достоянием общества, в нем отражается «картина мира» говорящего на нем народа; речь индивидуальна, она отражает лишь опыт отдельного человека;
   5) для языка характерна уровневая организация, которая вносит в последовательность слов иерархичесие отношения; речь имеет линейную организацию, представляя собой последовательность слов, связанных в потоке;
   6) язык независим от ситуации и обстановки общения – речь контекстно и ситуативно обусловлена, в речи (особенно поэтической) единицы языка могут приобретать ситуативные значения, которые в языке у них отсутствуют (пример – начало одного из стихотворений С. Есенина: «Отговорила роща золотая березовым веселым языком»).
   Понятия язык и речь соотносятся, таким образом, как общее и частное: общее (язык) выражается в частном (речи), частное же (речь) есть форма воплощения и реализации общего (языка).
   Являясь важнейшим средством общения, язык объединяет людей, регулирует их межличностное и социальное взаимодействие, координирует их практическую деятельность, обеспечивает накопление и хранение информации, являющейся результатом исторического опыта народа и личного опыта индивида, формирует сознание индивида (индивидуальное сознание) и сознание общества (общественное сознание), служит материалом и формой художественного творчества.
   Таким образом, язык тесно связан со всей человеческой деятельностью и выполняет разнообразные функции.
   Функции языка – это проявление его сущности, его назначения и действия в обществе, его природы, т. е. его характеристики, без которых язык не может существовать. Главнейшие базовые функции языка – коммуникативная и когнитивная, имеющие разновидности, т. е. функции более частного характера.
   Коммуникативная функция означает, что язык является важнейшим средством человеческого общения (коммуникации), т. е. передачи от одного лица другому какого-либо сообщения с той или иной целью. Язык существует именно для того, чтобы обеспечивать общение (коммуникацию). Общаясь друг с другом, люди передают свои мысли, чувства и душевные переживания, воздействуют друг на друга, добиваются общего взаимопонимания. Язык дает им возможность понять друг друга и наладить совместную работу во всех сферах человеческой деятельности, являясь одной из сил, которые обеспечивают существование и развитие человеческого общества.
   Коммуникативная функция языка играет ведущую роль. Но язык может выполнить эту функцию благодаря тому, что он подчинен строю мышления человека; поэтому возможен обмен информацией, знаниями, опытом.
   Из этого неизбежно следует вторая основная функция языка – когнитивная (т. е. познавательная, гносеологическая), означающая, что язык – важнейшее средство получения новых знаний о действительности. Когнитивная функция связывает язык с мыслительной деятельностью человека.
   Помимо перечисленных язык выполняет еще ряд функций:
   • фатическая (контакто-устанавливающая) – функция создания и поддержания контакта между собеседниками (формулы приветствия при встрече и прощании, обмен репликами о погоде и т. п.). Общение происходит ради общения и в основном неосознанно (реже – сознательно) направлено на установление или поддержание контакта. Содержание и форма фатического общения зависят от пола, возраста, социального положения, взаимоотношений собеседников, однако в целом такое общение стандартно и минимально информативно. Стандартность, поверхностность фатического общения помогают устанавливать контакты между людьми, преодолевать разобщенность и некоммуникабельность;
   • эмотивная (эмоционально-экспрессивная) – выражение субъективно-психологического отношения автора речи к ее содержанию. Она реализуется в средствах оценки, интонации, восклицании, междометиях;
   • конативная – функция усвоения информации адресатом, связанная с сопереживанием (магическая сила заклинаний или проклятий в архаическом обществе или рекламные тексты – в современном);
   апеллятивная – функция призыва, побуждения к тем или иным действиям (формы повелительного наклонения, побудительные предложения);
   • аккумулятивная – функция хранения и передачи знаний о действительности, традициях, культуре, истории народа, национальном самосознании. Эта функция языка связывает его с действительностью (фрагменты действительности, выделенные и обработанные сознанием человека, закрепляются в единицах языка);
   • метаязыковая (речевой комментарий) – функция истолкования языковых фактов. Использование языка в метаязыковой функции обычно связано с трудностями речевого общения, например при разговоре с ребенком, иностранцем или другим человеком, не вполне владеющим данным языком, стилем, профессиональной разновидностью языка. Метаязыковая функция реализуется во всех устных и письменных высказываниях о языке – на уроках и лекциях, в словарях, в учебной и научной литературе о языке;
   • эстетическая – функция эстетического воздействия, проявляющаяся в том, что говорящие начинают замечать сам текст, его звуковую и словесную фактуру. Отдельное слово, оборот, фраза начинают нравиться или не нравиться. Эстетическое отношение к языку означает, таким образом, что речь (именно сама речь, а не то, о чем сообщается) может восприниматься как прекрасное или безобразное, т. е. как эстетический объект. Эстетическая функция языка, будучи основной для художественного текста, присутствует и в повседневной речи, проявляясь в ее ритмичности, образности.
   Таким образом, язык полифункционален. Он сопровождает человека в самых различных жизненных обстоятельствах. С помощью языка человек познает мир, вспоминает прошлое и мечтает о будущем, учится и учит, работает, общается с другими людьми.

Культура речи

   Язык – это не только важнейшее средство общения между людьми, но и средство познания, которое позволяет людям накапливать знания, передавая их другим людям и другим поколениям.
   Совокупность достижений человеческого общества в производственной, общественной и духовной деятельности называется культурой. Поэтому можно сказать, что язык является средством развития культуры и средством усвоения культуры каждым членом общества. Культура речи – важнейший регулятор системы «человек – культура – язык», проявляющийся в речевом поведении.
   Под культурой речи понимается такой выбор и такая организация языковых средств, которые в определенной ситуации общения при соблюдении современных языковых норм и этики общения позволяют обеспечить наибольший эффект в достижении поставленных коммуникативных задач.
   Согласно этому определению культура речи включает три компонента: нормативный, коммуникативный и этический. Важнейшим из них по значимости является нормативный аспект культуры речи.
   Языковые нормы – явление историческое. Их появление обусловило формирование в недрах национального языка обработанной и закрепленной на письме разновидности – языка литературного. Национальный язык – общий язык всей нации, охватывающий все сферы речевой деятельности людей. Он неоднороден, поскольку в его составе присутствуют все разновидности языка территориальные и социальные диалекты, просторечие, жаргон, литературный язык. Высшей формой национального языка является литературный – язык нормированный, обслуживающий культурные потребности народа; язык художественной литературы, науки, печати, радио, театра, государственных учреждений.
   Понятие «культура речи» теснейшим образом связано с понятием «литературный язык»: одно понятие предполагает другое. Культура речи возникает вместе со становлением и развитием литературного языка. Одна из основных задач культуры речи – сохранение и совершенствование литературного языка, который имеет следующие признаки:
   1) письменная фиксация устной речи: наличие письменности оказывает влияние на характер литературного языка, обогащая его выразительные средства и расширяя сферы применения;
   2) нормированность;
   3) общеобязательность норм и их кодификация;
   4) разветвленная функционально-стилистическая система;
   5) диалектическое единство книжной и разговорной речи;
   6) тесная связь с языком художественной литературы;
   Что же такое норма? Под нормой понимают общепринятое употребление языковых средств, совокупность правил (регламентации), упорядочивающих употребление языковых средств в речи индивида.
   Таким образом, средства языка – лексические, морфологические, синтаксические, орфоэпические и др. – складываются из числа сосуществующих, образуемых или извлекаемых из языка пассива.
   Норма может быть императивной (т. е. строго обязательной) и диспозитивной (т. е. не строго обязательной). Императивная норма не допускает вариантности в выражении языковой единицы, регламентируя только один способ ее выражения. Нарушение этой нормы расценивается как слабое владение языком (например, ошибки в склонении или спряжении, определении родовой принадлежности слова и др.). Диспозитивная норма допускает вариантность, регламентируя несколько способов выражения языковой единицы (например, чашка чая и чашка чаю, творог и творог и т. д.). Вариантность в употреблении одной и той же языковой единицы часто является отражением переходной ступени от устаревшей нормы к новой. Варианты, видоизменения или разновидности данной языковой единицы могут сосуществовать с ее основным видом.
   Возможны три степени соотношения «норма – вариант»:
   а) норма обязательна, а вариант (прежде всего – разговорный) запрещен;
   б) норма обязательна, а вариант допустим, хотя и нежелателен;
   в) норма и вариант равноправны.
   В последнем случае возможно дальнейшее вытеснение старой нормы и даже рождение новой.
   Будучи достаточно устойчивой и стабильной, норма как категория историческая подвержена изменениям, что обусловлено самой природой языка, находящегося в постоянном развитии. Возникающая в этом случае вариантность не разрушает нормы, а делает ее более тонким инструментом отбора языковых средств.
   В соответствии с основными уровнями языка и сферами использования языковых средств выделяются следующие типы норм:
   1) орфоэпические (произносительные), связанные со звуковой стороной литературной речи, ее произношением;
   2) морфологические, связанные с правилами образования грамматических форм слова;
   3) синтаксические, связанные с правилами употребления словосочетаний и синтаксических конструкций;
   4) лексические, связанные с правилами словоупотребления, отбора и использования наиболее целесообразных лексических единиц.
   Языковая норма имеет следующие особенности: устойчивость и стабильность, обеспечивающие равновесие системы языка на протяжении длительного времени;
   • общераспространенность и общеобязательность соблюдения нормативных правил (регламентаций) как взаимодополняющие моменты «управления» стихией речи;
   • литературная традиция и авторитет источников (при этом следует помнить об авторской индивидуальности, способной нарушить нормы, что является оправданным);
   • культурно-эстетическое восприятие (оценка) языка и его фактов; в норме закреплено все лучшее, что создано в речевом поведении человечества;
   • динамический характер (изменяемость), обусловленный развитием всей системы языка, реализующейся в живой речи;
   • возможность языкового «плюрализма» (сосуществование нескольких вариантов, признающихся нормативными) как следствие взаимодействия традиций и новаций, стабильности и мобильности, субъективного (автор) и объективного (язык), литературного и нелитературного (просторечие, диалекты).
   Нормативность, т. е. следование нормам литературного языка в процессе общения, справедливо рассматривается как основа, фундамент речевой культуры.
   С вопросами норм, их вариантности тесно связано понятие кодификации (от лат. codificatio) – лингвистически достоверного описания фиксации норм литературного языка в специально предназначенных для этого источниках (учебниках грамматики, словарях, справочниках, пособиях). Кодификация предусматривает сознательный отбор того, что предписывается употреблять как правильное.
   Вторым по значимости после нормативности является коммуникативный компонент культуры речи.
   Высокая культура речи заключается в умении найти не только точное средство для выражения своей мысли, но и наиболее доходчивое (т. е. наиболее выразительное), и наиболее уместное (т. е. самое подходящее для данного случая), и, следовательно, стилистически оправданное, как заметил в свое время С.И. Ожегов.
   Язык выполняет ряд коммуникативных задач, обслуживая разные сферы общения. Каждая из сфер общения в соответствии со своими коммуникативными задачами предъявляет к языку определенные требования. Коммуникативный компонент играет решающую роль в достижении целей общения. Соблюдение норм языка, всех правил этики общения не гарантирует создание удовлетворительных текстов. Например, многие инструкции по использованию бытовой техники перенасыщены специальной терминологией и поэтому непонятны неспециалисту. Если какая-либо лекция читается без учета того, что реально известно слушателям о предмете лекции, у лектора мало шансов быть «принятым» аудиторией.
   Язык располагает большим арсеналом средств. Главнейшее требование к хорошему тексту – использование таких языковых средств, которые с максимальной полнотой и эффективностью выполняют поставленные задачи общения (коммуникативные задачи). Изучение текста с точки зрения соответствия его языковой структуры задачам общения получило в теории культуры речи название коммуникативного аспекта культуры владения языком.
   Соединение знания языка с опытом речевого общения, умение конструировать речь в соответствии с требованиями жизни и воспринимать ее с учетом замысла автора и обстоятельств общения обеспечивают совокупность коммуникативных качеств речи. К ним относятся: правильность (отражение соотношения «речь – язык»), логичность («речь – мышление»), точность («речь – действительность»), лаконизм («речь – общение»), ясность («речь – адресат»), богатство («речь – языковая компетенция автора»), выразительность («речь – эстетика»), чистота («речь – нравственность»), уместность («речь – адресат», «речь – ситуация общения»).
   Совокупность коммуникативных качеств речи в речевой жизни индивида объединяется в понятие речевой культуры отдельной личности, а также социального и профессионального сообщества людей.
   Еще один аспект культуры речи – этический. В каждом обществе существуют свои этические нормы поведения. Этика общения, или речевой этикет, требует соблюдения в определенных ситуациях некоторых правил языкового поведения.
   Этический компонент проявляет себя главным образом в речевых актах – целенаправленных речевых действиях: выражение просьбы, вопроса, благодарности, приветствия, поздравления и т. п. Речевой акт осуществляется в соответствии с особыми, принятыми в данном обществе и в данное время правилами, которые определяются многими факторами, не имеющими отношения к лингвистике, – возрастом участников речевого акта, официальными и неофициальными отношениями между ними и т. п.
   Особая область этики общения – явные и безусловные запреты использования определенных языковых средств, например в любых ситуациях категорически запрещается сквернословие. Под запретом могут находиться и некоторые интонационные языковые средства, например разговор на «повышенных тонах».
   Таким образом, этический аспект культуры речи предполагает необходимый уровень этики общения в разных социальных и возрастных группах носителей литературного языка, а также между этими группами.
   Обеспечение максимальной эффективности общения связано со всеми тремя выделяемыми компонентами (нормативным, коммуникативным, этическим) культуры речи.
   Современный русский литературный язык, выражая эстетически-художественную, научную, общественную, духовную жизнь народа, служит самовыражению личности, развитию всех форм словесного искусства, творческой мысли, нравственному возрождению и совершенствованию всех сторон жизни общества на новом этапе его развития.

Контрольные вопросы и задания

I

   2. Раскройте содержание понятия «система языка».
   3. Назовите и охарактеризуйте основные единицы языка. Что является основой их выделения и противопоставления?
   4. Что такое уровни языка? Перечислите их.
   5. Что такое парадигматические, синтагматические и иерархические отношения языковых единиц? В чем проявляются основные различия между ними?
   6. Какие разделы включает в себя наука о языке?
   7. Какими свойствами обладает языковой знак?
   8. Что такое линейность языкового знака?
   9. В чем проявляется произвольность языкового знака?
   10. О каком свойстве языкового знака свидетельствуют пары слов: коса (женская) – коса (песчаная); мир (спокойствие) – мир (Вселенная)?
   11. Как соотносятся понятия «язык» и «речь»?
   12. Назовите и охарактеризуйте функции языка.
   13. Дайте определение культуры речи.
   14. Что такое литературный язык? Какие сферы человеческой деятельности он обслуживает?
   15. Назовите основные признаки литературного языка.
   16. Какие три аспекта культуры речи считаются ведущими? Охарактеризуйте их.
   17. Раскройте содержание понятия «норма литературного языка». Перечислите характерные особенности языковой нормы.
   18. Охарактеризуйте коммуникативные качества речи.
   19. Назовите основные типы языковых норм.

II

   1. Единицами языка являются:
   а) слово, предложение, словосочетание;
   б) фонема, морфема, суждение;
   в) словосочетание, понятие, морфема.
   2. В средствах оценки, интонации, междометиях реализуется:
   а) эмотивная функция языка;
   б) фатическая функция языка;
   в) когнитивная функция языка;
   г) апеллятивная функция языка.
   3. К характеристикам речи относятся:
   а) материальность;
   б) стабильность;
   в) линейная организация;
   г) независимость от ситуации;
   д) индивидуальность.
   4. Языкознание (лингвистика) – наука:
   а) о естественном человеческом языке;
   б) о свойствах знаков и знаковых систем;
   в) о психических процессах, связанных с порождением и восприятием речи;
   г) о структуре и свойствах научной информации;
   д) о быте и культуре народов.
   5. Общую типологию словарей разрабатывает:
   а) лексикография;
   б) семасиология;
   в) лексикология;
   г) грамматика.
   6. С мыслительной деятельностью человека язык связывает:
   а) когнитивная функция;
   б) эмотивная функция;
   в) фатическая функция;
   г) апеллятивная функция.
   7. Универсальным средством общения людей язык является, выполняя:
   а) коммуникативную функцию;
   б) фатическую функцию;
   в) метаязыковую функцию;
   г) эмотивную функцию.
   8. К характеристикам языка относятся:
   а) абстрактность;
   б) активность, высокая вариантность;
   в) достояние всех членов общества;
   г) уровневая организация;
   д) контекстная и ситуативная обусловленность.
   9. Единицы языка связаны иерархическими отношениями, когда:
   а) фонемы входят в звуковые оболочки морфем;
   б) предложения состоят из слов;
   в) морфемы при их связи образуют слова.
   10. Для называния и различения объектов окружающей действительности служит:
   а) номинативная функция языковой единицы;
   б) коммуникативная функция языковой единицы;
   в) формообразующая функция языковой единицы.
   11. Для называния и различения объектов окружающей действительности служит:
   а) номинативная функция языковой единицы;
   б) коммуникативная функция языковой единицы;
   в) формообразующая функция языковой единицы.
   12. Для установления связи между явлениями и передачи информации служит:
   а) коммуникативная функция языковой единицы;
   б) номинативная функция языковой единицы.
   13. Смыслоразличительную функцию выполняет:
   а) фонема;
   б) морфема;
   в) слово;
   г) предложение.
   14. Словообразующую и словоизменительную функцию выполняет:
   а) морфема;
   б) фонема;
   в) слово;
   г) словосочетание.
   15. Номинативную функцию выполняет:
   а) слово;
   б) предложение;
   в) морфема;
   г) фонема.
   16. Слова, образующие синонимический ряд, антонимическую пару, вступают:
   а) в парадигматические отношения;
   б) синтагматические отношения;
   в) иерархические отношения.
   17. Звуки или морфемы в составе слова, слова или словосочетания в составе предложения могут служить примером:
   а) синтагматических отношений;
   б) парадигматических отношений;
   в) иерархических отношений.
   18. Смысловая оформленность и законченность – признак:
   а) предложения;
   б) словосочетания;
   в) слова.
   19. Коммуникативным знаком является:
   а) предложение;
   б) морфема;
   в) слово.
   20. К естественным знакам относятся:
   а) знаки-признаки;
   б) знаки дорожного движения;
   в) дым в лесу;
   г) символы.
   21. К искусственным знакам относятся:
   а) знаки-информаторы;
   б) языковые знаки;
   в) морозный узор на стекле;
   г) жаркое солнце.
   22. Способность языкового знака комбинироваться с другими знаками – это его:
   а) комбинационность;
   б) линейность;
   в) системность;
   г) двусторонность.
   23. Язык отличается от других знаковых систем тем, что он:
   а) материален;
   б) социален;
   в) обслуживает общество во всех сферах его деятельности.

Глава 2
Функциональные стили русского языка

Понятие стиля

   Слово «стиль» (от. греч. stylus – стержень для письма на восковых дощечках) приобрело в дальнейшем значение «почерк», а позднее стало означать манеру, способ, особенности речи.
   Стили языка получили название функциональных потому, что они выполняют важнейшие функции, являясь средством общения, сообщения определенной информации и воздействия на слушателя или читателя.
   Язык полифункционален – он выполняет, как уже говорилось, несколько функций, формирующих основные разновидности языка. Используя эти стили, язык оказывается способным выразить сложную научную мысль, глубокую философскую мудрость, точно и строго сформулировать законы, превратиться в поэтические строфы или отобразить в эпопее многоплановую жизнь народа. Функции и функциональные стили обусловливают стилистическую гибкость языка, многообразные возможности выражения мысли.
   Функция языка формирует стиль, определяя ту или иную манеру изложения – точную, объективную, конкретно-изобразительную, информативно-деловую. В соответствии с этим каждый функциональный стиль выбирает из литературного языка те слова и выражения, те формы и конструкции, которые могут наилучшим образом выполнить внутреннюю задачу данного стиля.
   Функциональные стили являются исторически сложившимися и социально осознанными системами речевых средств, которые используются в той или иной сфере общения и соотносятся с той или иной сферой профессиональной деятельности.
   Современному русскому литературному языку присущи книжные функциональные стили: научный, публицистический, официально-деловой, которые используются преимущественно в письменной форме речи, – и разговорный, применяющийся главным образом в устной форме речи.
   Многие ученые в качестве функционального стиля выделяют еще и художественный (художественно-беллетристический), т. е. язык художественной литературы. Однако эта точка зрения вызывает справедливые возражения: писатели в своих произведениях используют все многообразие языковых средств, поэтому художественная речь не представляет собой систему однородных языковых явлений – напротив, она лишена какой бы то ни было стилистической замкнутости, ее специфика зависит от особенностей индивидуально-авторских стилей. По мнению В.В. Виноградова, «понятие стиля в применении к языку художественной литературы наполняется иным содержанием, чем, например, в отношении стилей делового или канцелярского и даже стилей публицистического и научного. Язык художественной литературы не вполне соотносителен с другими стилями, типами или разновидностями книжно-литературной и народно-разговорной речи. Он использует их, включает их в себя, но в своеобразных комбинациях и в функционально преобразованном виде»[1].
   Стили литературного языка чаще всего сопоставляются на основе анализа их лексического состава, так как именно в лексике заметнее всего проявляется их различие.
   Закрепленность слов за определенным стилем речи объясняется тем, что лексическое значение многих слов помимо предметно-логического содержания имеет и эмоционально-стилистическую окраску. Например, слова: мать, мама, мамочка, мамуля, ма; отец, папа, папочка, папуля, па – имеют одно и то же значение, но различаются стилистически, поэтому используются в разных стилях: мать, отец – преимущественно слова официально-делового, остальные слова – разговорно-обиходного стиля.
   Синонимы: врун – лжец, плакаться – сетовать, нехватка – дефицит, большущий – гигантский – отличаются друг от друга по стилистической окраске: первые слова каждой пары употребляются в разговорно-обиходной, а вторые – в научно-популярной, публицистической, официально-деловой речи.
   Помимо понятия и стилистической окраски каждое слово способно выражать чувства, а также оценку различных явлений действительности.
   В языке существуют две группы эмоционально-экспрессивной лексики: слова с положительной и отрицательной оценкой. Так, слова отличный, прекрасный, превосходный, чудесный употребляются с положительной, а слова скверный, гадкий, безобразный, противный – с отрицательной оценкой.
   В зависимости от эмоционально-экспрессивной оценки слово употребляется в различных стилях речи. Эмоционально-экспрессивная лексика наиболее полно представлена в разговорно-обиходной речи, которая отличается живостью и меткостью изложения. Характерны экспрессивно окрашенные слова и для публицистического стиля. Однако в научном и официально-деловом стилях речи эмоционально окрашенные слова, как правило, неуместны. В разговорной речи употребляется преимущественно разговорная лексика, которая не нарушает общепринятых норм литературной речи. Однако ей свойственна известная свобода. Например, слова читалка, препод, шпора вместо читальный зал, преподаватель, шпаргалка вполне допустимы в разговорной речи, но неуместны при официально-деловом общении.
   Разговорные слова противопоставлены книжной лексике.
   Обычно тот или иной функциональный стиль характеризуется определенными специфическими особенностями, которые, в свою очередь, создаются и набором определенных языковых единиц, и специфичной речевой системностью данного стиля. Однако нередко та или иная стилевая черта оказывается присущей одновременно нескольким стилям. Например, точность называют особенностью научного, делового, а иногда и других стилей.
   Каждый функциональный стиль представляет собой сложную систему, которая охватывает все языковые уровни: произношение слов, морфологические средства, лексико-фразеологический состав речи и синтаксические конструкции.
   Рассмотрим функциональные стили русского языка более подробно.

Научный стиль

   Научный стиль принадлежит к числу книжных стилей литературного языка, которым присущ ряд общих условий функционирования и языковых особенностей: предварительное обдумывание высказывания, монологический характер, строгий отбор языковых средств, нормированность речи.
   Возникновение и развитие научного стиля связано с развитием разных областей научного знания, разных сфер человеческой деятельности. На первых порах стиль научного изложения был близок к стилю художественного повествования – его отделение произошло в александрийский период, когда в греческом языке начала формироваться строгая научная терминология, впоследствии дополненная терминами на латинском языке, ставшем интернациональным научным языком европейского средневековья. В эпоху Возрождения ученые стремились к сжатости и точности научного описания. Образцом научного языка можно считать строгое логическое изложение Ньютона.
   В России научный язык и стиль начал складываться в первые десятилетия XVIII в., когда стала создаваться русская научная терминология. Научные труды М.В. Ломоносова и его учеников ускорили формирование научного стиля, а окончательно он сложился во второй половине XIX в. – в период научной деятельности крупнейших ученых этого времени.
   Научный стиль имеет ряд общих черт, проявляющихся независимо от характера самих наук (естественных, точных, гуманитарных) и жанров высказывания (монография, научная статья, доклад, учебник и т. д.), что позволяет говорить о специфике стиля в целом. Вместе с тем вполне естественно, что, например, тексты по физике, химии, математике заметно отличаются по характеру изложения от текстов по филологии, философии или истории.
   Стиль научных работ определяется их содержанием и целями научного сообщения (как можно более точно и полно объяснить факты окружающей нас действительности, показать причинно-следственные связи между явлениями, выявить закономерности исторического развития и т. д.). Научный стиль характеризуется логической последовательностью изложения, упорядоченной системой связей между частями высказывания, стремлением авторов к точности, сжатости, однозначности выражения при сохранении насыщенности содержания.
   Нередко научный стиль называют «сухим», лишенным элементов эмоциональности и образности. Однако зачастую в научных работах, в частности полемических, используются эмоционально-экспрессивные и изобразительные средства языка, которые (будучи, правда, дополнительным приемом) заметно выделяются на фоне чисто научного изложения и придают научной прозе дополнительную убедительность. Вот, например, отрывок из научной работы известного хирурга середины ХЕК в. Н.И. Пирогова: «Подобно каллиграфу, который разрисовывает по бумаге сложные фигуры одним и тем же росчерком пера, умелый оператор может придать разрезу самую различную форму, величину и глубину одним и тем же взмахом ножа… Как скоро вы привели этот лоскут в плотное соприкосновение с окровавленными краями кожи, жизнь его изменяется, он, подобно растению, пересаженному на чужую почву, вместе с новыми питательными соками получает и новые свойства. Он, как чужеядное растение, начинает жить за счет другого, на котором прозябает: он, как новопривитая ветка, требует, чтобы его холили и тщательно сберегали, пока он не породнится с тем местом, которое хирург назначает ему на всегдашнее пребывание».
   Основная функция научного стиля – не только передача логической информации, но и доказательство ее истинности, а часто – новизны и ценности.
   Функция доказательности проявляется в формальной структуре стиля. В образцах некоторых разновидностей научного стиля, например математической, аргументация нередко прямо именуется доказательством.
   Педагог Е.И. Кореневский, подтверждая, что доказательность – одна из важнейших функций научного стиля, критикует стиль некоторых методических сочинений: «.в них отсутствует описание пути, каким пришел автор к мысли о необходимости применять тот или иной прием в преподавании. Зачастую конкретный вопрос методики излагается у нас так, как будто бы до этого времени никто в печати и не касался его. В результате всего этого – отсутствие настоящей доказательности в методических сочинениях, что лишает их убедительности»[2].
   Вторичная функция научного стиля, связанная с его основной функцией, – активизация логического мышления читателя (слушателя). В научно-учебном подстиле научного стиля эта функция приобретает первостепенное значение. Задача научно-популярного подстиля иная: заинтересовать неспециалиста научной информацией.
   Основная функция научного стиля обусловила его основные отличительные признаки. В зависимости от «чистоты» их проявления научный стиль делится на три основные разновидности – три подстиля: собственно научный, научно-учебный, научно-популярный (близкий к художественному и публицистическому стилям). В литературе подстили нередко именуются стилями.
   Кроме того, научный стиль имеет разновидности в зависимости от рода науки (точнее, цикла наук). Так, физико-математическая и общественно-политическая разновидности научного стиля представляют собой его противоположные полюсы.
   Оценивая роль научного стиля русского языка, надо иметь в виду, что он не только обслуживает отечественную научную и научно-педагогическую сферу, но и становится важным фактором международного научного общения.

Лексика

   Важнейшим компонентом лексики являются термины, т. е. слова (или словосочетания), обозначающие логически сформулированные понятия и тем самым несущие логическую информацию большого объема. Роль терминологической лексики в общей лексической системе языка неуклонно повышается. Научно-техническая революция вызывает перестройку понятийного аппарата многих наук и возникновение новых научных отраслей, что порождает новые терминологические системы и вносит существенные изменения в уже существующие. В развитых языках около 90 % лексики составляют научные и технические термины. Однако в каждой узкой отрасли науки и техники количество специальных терминов не превышает 10–15 %, а в узкой – 150–200 ед.
   Бóльшую роль играют интернационализмы, т. е. слова, встречающиеся в ряде языков и обладающие в той или иной степени фонетическим, грамматическим и семантическим сходством. Некоторые научные тексты почти на 50 % состоят из интернационализмов. Приведем примеры интернационализмов (в скобках даны их английские параллели): агитировать (agitate), ретроспективно (retrospect), спидометр (speed), пуризм (pure), препарировать (prepare), феномен (phenomenon), пролонгировать (prolong), экспрессия (expression), контейнер (container), конструкция (construction) и др. Полное семантическое соответствие присуще таким русско-английским параллелям, как аналог – analog, атрибутивный – attributive, астрономия – astronomy, система – system и др.
   Другим важным компонентом лексики собственно научного подстиля является общенаучная лексика.
   Как упоминается в частном словаре общенаучной лексики (изд-во МГУ, 1970), наиболее употребительными словами в шести разновидностях научного стиля (математической, физической, химической, биологической, медицинской, геолого-географической) являются следующие слова: число, система, функция, точка, уравнение, случай, один, значение, другой, элемент, можно, процесс, множество, часть, время, вещество, величина, только, плоскость, получить, различный, определить, вода, равный и др.
   Одной из особенностей употребления общенаучных слов является их многократное повторение в научном тексте. Так, в трудах по теоретической механике, физике, математике наиболее употребительными глаголами являются: быть, иметь, найти, получать, обозначать, определять, следует, называться, рассматривать, требуется, представлять собой, являться и др.
   Повторение одних и тех же слов в художественной речи считается дефектом, но в научной речи – это закономерность, стилевая примета.
   Другая особенность употребления общенаучных слов – использование в научном тексте только одного значения многозначного слова. Так, глагол вызывать, имеющий в общенародном языке семь значений, употребляется только в одном значении – «возбудить, породить»; глагол занимать, имеющий шесть значений, – в значении «заполнять собой какое-либо пространство, место»; глагол изобразить, имеющий пять значений, – в значении «представлять собой, выразить» и т. п.
   Вместе с тем ряд слов (и словосочетаний) употребляется в научных текстах преимущественно в «служебном» значении; для них характерно «смысловое опустошение»: вид («имеется в виду…»), данный («данные примеры»), в количестве, в форме, путем, является, заключается, имеется, выступает и др.
   В научном стиле используется и абстрактная лексика. Приведем пример из научной статьи С. П. Обнорского: «Русский язык – великий язык великого русского народа. Язык входит существенным слагаемым в понятии нации. Он служит главнейшим орудием культуры, основным фактором духовного развития нации, ее творчества, национального самосознания. Именно в языке полнейшим образом – и притом в осмыслении самого народа – отпечатлеваются все этапы истории этого народа от отдаленнейших времен, все ступени, по которым направлялось движение его культуры. Поэтому богатое прошлое народа, интенсивное развитие его культуры – залог богатого и мощного развития самого языка данного народа. Таков именно русский язык. В его силе и богатстве нашли свое выражение длительность пройденного народом исторического процесса и интенсивность культурного развития русской нации во всем течении ее истории»[3].
   В этом тексте содержится много абстрактных существительных: фактор, развитие, творчество, самосознание, осмысление, движение, выражение, длительность, интенсивность, течение и др., употребленных в прямом (номинативном) значении.
   Фразеология научного стиля характеризуется наличием составных терминов (солнечное сплетение, прямой угол, точка пересечения, точка замерзания, точка кипения, звонкие согласные, причастный оборот, сложноподчиненное предложение и т. д.), различного рода клише (состоит из… заключается в… представляет собой… применяется для… и т. п.).

Морфология

   Яркая отличительная черта собственно научного подстиля – преобладание имен существительных. В научном тексте существительных в среднем почти в четыре раза больше, чем глаголов. Это можно легко объяснить номинационной направленностью научного стиля, главное – обозначить, описать явление. Повествование же, широко пользующееся глаголами, здесь занимает незначительное место, поэтому научный стиль по соотношению глагольной и именной лексики резко отличается от художественного. Это же соотношение отличает научный стиль от делового.
   Наиболее употребительными существительными среднего рода являются слова, обозначающие абстрактные понятия: время, движение, условие, количество, явление, отношение, действие, свойство, образование, изменение, распределение, направление, состояние, влияние и др.
   Научной речи присущи и особенности употребления форм числа имен существительных: конкретные существительные в единственном числе часто используются в обобщенном значении. С другой стороны, в научном стиле немало отвлеченных, а также вещественных существительных, обычно не употребляющихся в форме множественного числа: стоимости, частоты, температуры, величины, состояния и др.
   Употребление глагола в собственно научном подстиле также имеет особенности: круг личных форм глагола сужен – совсем не употребляются формы 2-го лица ед. и мн. числа.
   Особенности употребления временных форм глагола являются ярким показателем научного стиля.
   Формы прошедшего времени в текстах собственно научного подстиля очень часто приобретают отвлеченное значение, синонимичное настоящему, вневременному. Сравним описания одного и того же опыта: «Если при этом чашки весов остались в равновесии (исход Р…), то фальшивой является одна из 12 отложенных монет… Если перевесила первая чашка (исход П), то либо…»; «Действительно, если опыт. имеет исход Р, то фальшивой является единственная сомнительная монета. Если опыт. имеет исход П, то либо.».
   Формы будущего времени также имеют здесь ярко выраженный вневременной характер. Приведем примеры синонимии форм будущего и настоящего времени в одном и том же тексте: «Функцию F9 мы будем называть отрицанием дизъюнкции… Функция F10 носит название функции равнозначности».
   Подобное «временнóе» употребление глагола специфично именно для научной речи. Свободная замена одного времени глагола другим свидетельствует о значительном ослаблении категории времени глагола в научном стиле. Глаголы как бы утрачивают свою глагольность, приобретая взамен качественность, поскольку становятся выражением не действия или состояния, а свойства. Ослабление или даже опустошение значения времени глагола создает предпосылку для весьма интенсивного образования отглагольных существительных – суффиксальных и бессуффиксальных: гранение, плавление, приводнение, калибрование, намагничивание, агрегатирование, вакуумирование, кодирование, экранирование, обезвоживание, заливка, задувка, анкеровка, калибровка, стыковка, ослан-цовка, формировка, перемотка, подогрев, сжим, вылет, заход и др.
   Преобладание имени существительного над глаголом, резкое ослабление глагольности – характерные черты морфологии собственно научного подстиля.
   В области морфологии наблюдается также использование более коротких вариантных форм мужского рода, что соответствует принципу экономии языковых средств: вместо клавиша – клавиш (в значении «наконечник рычажка в разного рода механизмах»), вместо манжета – манжет (в значении «кольцо для скрепления концов труб») и др.
   В научных работах зачастую форма единственного числа имен существительных употребляется в значении множественного: волк – хищное животное из рода собак (называется целый класс предметов с указанием их характерных признаков); липа начинает цвести в конце июня (конкретное существительное употреблено в собирательном, обобщающем значении); изучается форма уха, носа, глаз (слово форма употреблено вместо формы, так как оно относится и к последующим существительным).
   В научно-технической литературе вещественные и отвлеченные существительные нередко употребляются в форме множественного числа: смазочные масла, высококачественные стали, красные и белые глины; большие глубины, низкие температуры, шумы в радиоприемнике; годовой и квартальный ремонты.

Синтаксис

   В собственно научном подстиле господствует логический, книжный синтаксис. Фраза отличается грамматической и смысловой полнотой и высокой логико-информативной насыщенностью. Типичны осложненные и сложные конструкции как наиболее приспособленные для концентрированного выражения движения мысли, авторской аргументации, связи между явлениями. Логическая определенность достигается посредством подчинительных союзов (часто причинно-следственных), градационных и резюмирующих слов типа во-первых, следовательно и т. п. Предложения, как правило, повествовательные; вопросительные предложения употребляются лишь при постановке проблемы, полемике и т. п. Например: «Но что такое звуковой тип? С чисто физической стороны понятие звукового типа произвольно». Порядок слов также отражает логическую направленность предложения.
   В целом синтаксис строг и стилистически однороден; в нем почти отсутствуют эмоциональные разговорные эллиптические конструкции.
   Среди простых предложений широко распространена конструкция с большим количеством зависимых, последовательно нанизываемых существительных в форме родительного падежа. Такая конструкция, отличающаяся компактностью и логической ясностью, обусловлена номинационным характером научного стиля, т. е. выдвижением на первый план имени и ослаблением семантической роли глагола. Пример: «Попытки обобщения опыта работы в этой области свидетельствуют о том, что теоретическое содержание понятия нормы в первом приближении, как говорят математики, освоено». Следует иметь в виду, что типичное для собственно научного подстиля нанизывание падежей считается неуместным в других стилях.
   В научных текстах широко употребительны конструкции с причастными и деепричастными оборотами, являющимися средством выделения мысли в информативно насыщенном предложении: «Для того чтобы подсчитать информацию об этом опыте, содержащуюся в другом опыте А, мы рассмотрели вспомогательный опыт В, получаемый при помощи объединения в один-единственный исход целой группы исходов В, отличающихся друг от друга не больше чем на малую величину».
   Вместе с тем в текстах собственно научного подстиля употребляются и простые предложения, лишенные книжной усложненности. Они выделяются своей «обычностью» на фоне книжного усложненного синтаксиса, поэтому их нередко используют для наиболее существенной мысли (аргумента, формулировки, вывода и т. п.), например: «Существуют два источника элементарного сигнала в узле».
   Требование однозначности высказывания делает невозможными синонимические замены, особенно если это касается терминов, поэтому в собственно научном подстиле нередки повторы, считающиеся нежелательными в художественной и публицистической речи (если они не несут там специальной функции), например: «Легко видеть, что с помощью простейших эквивалентных преобразований информацию, заданную в любом конечном алфавите, можно записать в алфавите, содержащем только две буквы. Такой алфавит мы будем называть стандартным двубуквенным, или двоичным алфавитом».
   Сложное предложение в собственно научном подстиле должно быть логически четким, поэтому усложненных конструкций немного. Части сложных предложений стилистически однородны, разговорные синтаксические элементы в них отсутствуют. Преобладает союзная, чаще подчинительная, связь между частями сложного предложения. Бессоюзные сложные предложения употребляются преимущественно при перечислении и классификации:
   «Понятие инвариантного модального значения должно отвечать следующим условиям:
   1) оно должно обнаруживаться в одной из организующих его противоположностей, в любом предложении;
   2) с ним как со стержневым должны быть соотнесены вторичные виды модальных характеристик».
   Особенно широко распространены в точных науках свои, «научные» средства связи между предложениями в составе сложного синтаксического целого, например: пусть. – тогда. Предложения, начинающиеся со слова пусть, условно можно назвать предложениями предположения или гипотетичности: «Пусть выполнены предпосылки предыдущей теоремы… Тогда при любом… имеем…». В сложном целом предложений гипотетичности может быть несколько: «Пусть в теории Т множество выводимых формул… Пусть выполнена как схема… Тогда множество таких К…».
   Основной формой проявления научного стиля является письменная речь. Устная форма вторична, так как она основана на заранее написанном тексте. Поэтому интонация, будучи тесно связанной с логической структурой предложения, имеет подчиненный характер; ей не свойственны какие-либо эмоционально-экспрессивные функции. Предложение, используемое в научном тексте, с точки зрения ритмико-интонационной структуры представляет собой стилистически нейтральную фразу с ударением на конце фразы. Сознательное устранение оттенков – смысловых и тем более эмоциональных – с целью однозначного выражения логической информации в процессе ее развертывания, естественно, предполагает прямой порядок слов и их строгую фиксацию в структуре предложения.
   Научный стиль, имеющий три подстиля и множество разновидностей, обслуживает одну из важных сфер человеческой деятельности и общественного сознания – сферу науки, а также связанную с нею сферу обучения и просвещения.

Публицистический стиль

   Публицистический стиль считается особенно сложным и разветвленным, характеризующимся многочисленными переходными (межстилевыми) влияниями. Основные его подстили – политико-агитационный (воззвания, приказы, прокламация), официальный политико-идеологический (партийные документы), собственно публицистический – в узком смысле слова (памфлеты, очерки, фельетоны и т. п.), газетный.
   В свою очередь, каждый подстиль подразделяется на разновидности в зависимости от жанровых и иных особенностей. Жанровые различия здесь очень ощутимы.
   Весьма сложным оказывается внутристилевое расслоение газетной речи. Стилевые различия в ней обусловлены прежде всего преобладанием в конкретном тексте одной из основных газетных функций – информативной или пропагандистской. Кроме того, некоторые специфические газетные жанры (передовица, репортаж, интервью, информация и др.) отличаются по стилевым особенностям от всех прочих. Различия стиля объясняются и направленностью издающего органа, специализацией газеты, тематикой содержания и авторской манерой изложения.
   В газетных жанрах весьма ощутимы переходные, межстилевые влияния, например воздействия художественно-беллетристического стиля на очерк, фельетон, репортаж. Очерк является синтетическим художественно-публицистическим жанром, и это отражается в его стиле, однако газетный очерк отличается по стилю от собственно художественного. Газета, являясь популяризатором знаний в области техники, экономики и т. п., использует в ряде своих материалов особую разновидность научно-популярного или научно-публицистического стиля. Воздействие научного стиля проявляется также в проблемных статьях, где дается аналитико-обобщенное изложение предмета речи. Несмотря на разнообразие газетных материалов (что находит отражение в стиле речи), можно говорить об общих принципах построения газетной речи, об общности ее функций, структуры и стилевой окраски, следовательно, о газетном подстиле в целом.
   Публицистика как сфера массовой коммуникации имеет и другие разновидности: радиопублицистика, кинопублицистика, телепублицистика. Каждой из них помимо общих черт, свойственных публицистике, присущи свои лингвостилистические различия. Выделяется и такая специальная сфера, как ораторская речь – особый публицистический подстиль, представляющий собой сложное взаимодействие письменно-публицистической и устно-публицистической речи. Вопрос о статусе ораторской речи в функционально-стилевом расслоении языка до сих пор не решен. Это устная форма продуманной, обычно заранее подготовленной, искусной речи, предполагающей специальное воздействие на слушателей. Ораторская форма речи неоднородна и тяготеет к функциональным стилям, соответствующим сферам их применения: ораторская публицистическая речь, академическое красноречие, судебное красноречие. Это тот сложный случай, когда пересекаются функциональные стили и формы речи. Все эти внутренние разновидности объединяет общая цель – воздействие на слушателей с расчетом достижения заранее предусмотренного эффекта.
   Публицистический (идеолого-политический) стиль обслуживает широкую сферу общественных отношений – общественно-политических, культурных, спортивных и др. Наиболее полно публицистический стиль используется в газетах и общественно-политических журналах, а также на радио и телевидении, в документальном кино.
   Публицистический стиль применяется и в письменной, и в устной формах, которые в рамках этого стиля тесно взаимодействуют и сближаются, причем основой более часто является письменная форма.
   Публицистический стиль выполняет две основные функции – информационную и воздействующую – и используется для выражения разносторонней и всеобъемлющей информации. В газете получают широчайшее и регулярное отражение события в стране и за рубежом, но при непременном условии, что они представляют общественный интерес. Информационная функция неотделима от функции воздействия.
   Информационная функция свойственна и другим стилям, например художественному, но характер информации здесь иной: в художественном произведении действительность предстает не прямо, не непосредственно, а в художественно-обобщенной форме, являясь результатом творческой фантазии художника; публицистика же отражает жизнь непосредственно, ее информация фактографична и документальна. Это не свидетельствует о том, что публицистике чужды типизация и обобщение, однако они проявляются не столько в воспроизведении самих фактов, сколько в их истолковании и освещении. Соотношение художественной литературы и публицистики, обусловленное различным характером сообщаемой ими информации, напоминает соотношение художественного и документального кинофильмов.
   Функция воздействия не только объединяет публицистику и художественную литературу, но и разделяет их, так как характер ее в этих стилях принципиально различен. Функция воздействия в значительной мере определяется формой выражения позиции автора в художественном и в публицистическом произведениях: автор-публицист обычно выражает свою позицию прямо и открыто, а позиция автора-художника обычно проявляется в сложной речевой и композиционной структуре художественного произведения.
   Жанрами публицистического стиля являются выступления на собраниях политического характера, передовая статья, теоретико-политическая статья, идеологическая консультация, международный обзор, корреспонденция, репортаж, фельетон, памфлет, морально-этическая статья, очерк, спортивные обозрения и др.
   Наиболее полно и широко во всем разнообразии жанров публицистический стиль представлен на газетных полосах – это постановления и приказы, политические доклады и речи, идеологические консультации и т. д. Поэтому понятия «язык газеты» и «публицистический стиль» нередко рассматриваются как тождественные или близкие.
   Не все, что публикуется на страницах газеты, относится к публицистическому стилю. Так, стихотворение или рассказ, где бы они ни публиковались, относятся к художественному стилю, а постановление или приказ – к официально-деловому и др. Собственно газетными следует считать такие жанры как передовая статья, корреспонденция, репортаж, фельетон, международный обзор, спортивное обозрение, информация. О стилевом единстве газеты свидетельствует и то обстоятельство, что далеко не всякий жанр и не всякая словесная форма вписываются в язык газеты.
   Важнейшим лингвистическим признаком газетно-публицистического подстиля является тесное взаимодействие и взаимопроникновение выразительных, эмоционально воздействующих речевых средств и стандартных средств языка, широко употребляемых именно в данном стиле.
   Выразительность газетной публицистики обусловлена агитационно-пропагандистской функцией и отличается от выразительности языка художественной литературы. Присущая газете ориентация на массового многоликого читателя, широта и разнообразие тематики, открытость ее идеологических позиций – все эти особенности газеты требуют использования броских, мгновенно воспринимаемых выразительных средств.
   Стремление к стандартизации языковых средств отражает информационную функцию газеты и в еще большей мере – условия ее функционирования.
   Стандартными обычно считаются такие языковые средства, которые часто воспроизводятся в определенной речевой ситуации или (шире) в определенном функциональном стиле. Немало речевых стандартов в научном и официально-деловом стилях. Газетно-публицистический подстиль также имеет свои речевые стандартные средства: добрая традиция, кровавый переворот, международная гуманитарная помощь, нажить политический капитал, обострение обстановки и т. д.
   Однако термин «стандарт» для газетно-публицистического подстиля следует понимать в более широком смысле, имея в виду не только специфические газетные, но и все языковые средства, которые отличаются стилистической и эмоциональной нейтральностью.

Лексика

   Как типичные газетные обороты речи воспринимаются такие словосочетания, как выйти на передовые рубежи, маяки производства и др.; их не употребляют или почти не употребляют в разговорном, научном и других стилях литературного языка.
   Наиболее специфична для публицистического стиля общественно-политическая лексика и фразеология. Именно с ней связано само формирование публицистического стиля.
   Общественно-политическая лексика (общество, свобода, приватизация, гласность, равенство и др.) настолько органично входит в словарь публицистического стиля, что этот разряд слов целиком включается в публицистическую лексику.
   Публицистический стиль непрерывно обогащается новыми словами и выражениями (мирное сосуществование, цепная реакция, холодная война, выйти на орбиту, разрядка напряженности), использует интернациональную политическую лексику (парламент, электорат, инаугурация, спикер, импичмент, департамент, муниципалитет, легитимный, консенсус, рейтинг, эксклюзивный, коррупция, конверсия, презентация и др.) и научную терминологию, быстро выходящую за рамки узкоспециального употребления (Интернет, принтер, виртуальный мир, стагнация, дефолт, холдинг, инвестиция, дилер, спонсор и др.).
   Публицистический стиль мгновенно усваивает новые понятия и соответствующие слова и словосочетания, отражающие социальные и политические процессы в обществе: финансовое оздоровление, альтернативные выборы, баланс интересов, новое политическое мышление, политика диалога, декоммунизация общества и др. Закрепляются необычные сочетания, в которых оценочные прилагательные характеризуют социальные и политические процессы: бархатная революция, хрупкое перемирие, сторонник шелкового пути.
   Особого внимания заслуживает в публицистическом стиле использование речевых стандартов, клише: работники бюджетной сферы, служба занятости, международная гуманитарная помощь, коммерческие структуры, силовые ведомства, ветви российской власти, по данным из информированных источников, словосочетания типа служба быта (питания, здоровья, отдыха и т. д.).
   От речевых стандартов, закрепившихся в публицистическом стиле, следует отличать речевые штампы – шаблонные обороты речи, имеющие канцелярскую окраску и возникшие под влиянием официально-делового стиля: на данном этапе, в данный отрезок времени, на сегодняшний день, подчеркнул со всей остротой и т. п. Как правило, они не вносят ничего нового в содержание высказывания, а лишь засоряют предложение.
   К речевым штампам относятся универсальные слова, которые используются в самых различных, часто слишком широких, неопределенных значениях: вопрос, мероприятие, ряд, определенный, отдельный и т. д.
   Речевыми штампами являются и парные слова (слова-спутники); использование одного из них обязательно влечет за собой и употребление другого: проблема – обязательно нерешенная, назревшая, мероприятие – обязательно проведенное и т. д. Становясь штампами, такие сочетания утрачивают экспрессивно-оценочное звучание, лишая речь живых красок.
   С годами одни речевые штампы постепенно сменяются другими, поэтому их невозможно перечислить. Важно уяснить суть этого явления и препятствовать возникновению и распространению речевых штампов.
   В материалах на международные темы достаточно часто употребляются слова с негативной оценкой, часто стилистически сниженные: пиратский курс, политика агрессии и провокаций, наемники колониализма.
   Для публицистического стиля характерно употребление социально окрашенных слов-синонимов. Например, в одной из заметок о наемниках, которых пытались использовать против Народной Республики Анголы, их характеризуют следующим образом: институт так называемых добровольцев, пушечное мясо, воскрешенный из времен средневековья институт ландскнехтов – платных наемных солдат, банда наемных убийц.
   Подобные слова и выражения получают функционально-речевую окраску публицистического стиля.
   Отличительной чертой публицистического стиля, получившей в дальнейшем широкое развитие, является необычность лексической сочетаемости, т. е. сочетание слов, несовместимых по своей семантике или по эмоционально-стилистической окраске: проповедник кнута, апостол невежества.
   Публицистическому стилю присущи разнообразные морфологические и синтаксические средства, и лишь о некоторых из них можно сказать, что они имеют отношение именно к данному стилю.

Морфология

   Среди словообразовательных моделей известной продуктивностью отличаются отдельные типы отвлеченных существительных с суффиксами – ость, – ство, – ние, – ие.
   Многие из них используются в том случае, когда публицистика выполняет информационную функцию: личность, сотрудничество, управление, доверие; другие, содержащие эмоциональную или социальную оценку, связаны с функцией воздействия: преданность, непримиримость, единство, осуждение, братство (эти типы продуктивны и в научном стиле).
   Довольно часто встречаются образования с русскими и старославянскими приставками, называющие общественно-политические понятия: межпартийный, межконтинентальный, всеобщий, общеизвестный, сверхмощный и т. п.
   Активно используются интернациональные словообразовательные суффиксы (-а, -ция, -ра, -ист, -изм, -ант) и иноязычные приставки (анти-, архи-, гипер-, дез-, контр-, про-, пост-, транс-и др.): изоляция, агентура, расист, диверсант, антифашист, контрмеры, прозападный, дезинформация, архиреакционный, посткоммунистический, гиперинфляция, трансъевропейский и т. п.; обычно это слова общественно-политического характера.
   Распространены образования с эмоционально-экспрессивными аффиксами типа -щина, -ичать, ультра-: бытовщина, важничать, ультраправый, а также слова, образованные путем сложения: общественно-политический, социально-экономический и др.
   Книжную окраску получают образованные с помощью иноязычных суффиксов прилагательные: биогенный, вулканогенный, телегеничный, фотогеничный, диссертабельный, коммуникабельный и др.
   Журналисты часто употребляют сложные слова: взаимовыгодный, всеевропейский, повсеместный, добрососедский, многосторонний и др. В целях экономии речевых средств здесь применяются и аббревиатуры: ЧП, ГКЧП, АО, СНГ, ОМОН и сокращения слов: федерал (федеральный), нал (наличность), эксклюзив (эксклюзивный).
   Распространена субстантивация прилагательных и причастий, особенно в заголовках: «Лучшим, достойным отдадим свои голоса», «Правые готовятся к атакам».
   Среди активных морфологических форм выделяются формы возвратно-среднего и страдательного залогов глагола, они связаны с информационной функцией и способствуют объективности изложения: Пакистан относится к числу морских стран; военная напряженность спадает, политические страсти накаляются; кладовые резервов открываются в творческом поиске. Очень активны формы страдательного причастия прошедшего времени: меры приняты; российско-американские переговоры завершены.
   Для жанра репортажа и близких к нему жанров характерно употребление настоящего времени глагола, так называемого настоящего репортажа, свидетельствующего о том, что автор является очевидцем или даже участником описываемых событий.

Синтаксис

   Публицистические произведения отличаются правильностью и четкостью построения предложений, их простотой и ясностью. Используются монологическая речь (преимущественно в аналитических жанрах), диалог (например, в интервью), прямая речь. Журналисты мастерски применяют различные синтаксические приемы экспрессии: необычный порядок слов (инверсию), риторические вопросы, обращения, побудительные и восклицательные предложения. В публицистическом стиле представлены все виды односоставных предложений – номинативные, неопределенно– и обобщенно-личные, безличные (нам сообщают; в заметке говорится). Профессор Н.С. Валгина указывает на такую отличительную особенность публицистического синтаксиса: номинативные, присоединительные и парцеллированные конструкции, придающие фрагментарность речи, «создают иллюзию свободной, непринужденной беседы, что способствует проявлению контакто-устанавливающей функции речи»[5].
   Важную стилеобразующую функцию выполняют своеобразные по синтаксическому оформлению заголовки, а также зачины текстов. Они выполняют и рекламную функцию: от заголовка и зачина текста во многом зависит, обратит ли читатель внимание на эту публикацию. В заголовках и зачинах текста зачастую используются те разновидности словосочетаний и синтаксических конструкций, которые неупотребительны в других стилях. Примеры заголовков: Изыскать резервы!; Мир тебе, планета!; Учить дисциплине! Примеры зачинов: Кавказ! Кто, заслышав это слово, не пытался… представить Можно ли планировать прошлое?
   Своеобразие публицистического стиля наиболее ярко и многогранно выражается именно в экспрессивных средствах всех уровней языковой системы.
   Язык рекламы лишь условно можно отнести к публицистическому стилю.
   Синтаксис рекламных текстов, которые могут размещаться на плакатах, этикетках и т. д., рассчитан на быстрое восприятие, поэтому он прост, в нем используются номинативные, неполные предложения, часты обращения, побудительные конструкции, однородные члены. Характерно употребление вопросительных и восклицательных предложений, которые подчеркивают «призывный» стиль рекламы.
   Разные жанры публицистики характеризуются различным соотношением книжных и разговорных черт в синтаксисе. В международных обзорах, например, книжных черт больше, чем в жанре «раздумий», возможны синтаксический параллелизм, анафорическое повествование, создающее известную торжественность речи; среди разговорных черт преобладают короткие предложения с четкой синтаксической структурой, построение текста в виде вопросов и ответов, предложения без внешних (языковых) способов связи с предыдущим.

Разговорный стиль

   Разговорный стиль (разговорная речь) используется в широкой сфере личных, т. е. неофициальных, внеслужебных отношений. Этот стиль чаще называют разговорно-бытовым, но более точно было бы назвать его разговорно-обиходным, так как он не ограничивается только бытовой стороной, а используется как средство общения практически во всех сферах жизни – бытовой, семейной, производственной, общественно-политической, учебной, научной, культурной, спортивной.
   Функцией разговорного стиля является функция общения в своем «первородном» виде. Речь порождается потребностями непосредственного общения двух собеседников или более и выступает средством такого общения; она создается в процессе говорения и в зависимости от ответной реакции собеседника – речевой, мимической и т. п.
   Огромную роль в звучащей речи играют интонация, логическое ударение, темп, паузы. В условиях непринужденного общения человек в значительно большей мере, чем при наличии официальных отношений, имеет возможность проявлять свои личностные качества – темперамент, эмоциональность, симпатии, что насыщает его речь эмоциональными и стилистически окрашенными (в основном – стилистически сниженными) словами, выражениями, морфологическими формами и синтаксическими конструкциями.
   В разговорной речи функцию общения может дополнить функция сообщения или функция воздействия. Однако и сообщение, и воздействие проявляются в непосредственном общении, а потому занимают подчиненное положение.
   Наиболее общими факторами разговорно-обиходного стиля являются личный, неофициальный характер отношений между участниками общения; их непосредственное участие в общении; развертывание речи в процессе говорения без предварительной подготовки.
   Хотя эти факторы тесно между собой связаны, их роль в формировании собственно языковых особенностей разговорного стиля далеко не однородна: два последних фактора – непосредственное участие в общении и неподготовленность общения – тесно связаны с устной формой речи и порождены ею, а первый фактор – личный, неофициальный характер отношений – действует и при письменном общении, например в личной переписке. Напротив, при устном общении отношения между его участниками могут быть официальными, служебными, «безличными».
   Языковым средством, используемым во время личных, обыденных, неофициальных отношений между говорящими, свойственны дополнительные оттенки – непринужденность, более резкий оценочный момент, большая эмоциональность по сравнению с нейтральными или книжными эквивалентами, т. е. эти языковые средства являются разговорными.
   Благодаря дополнительной («разговорной») окраске подобные языковые единицы широко употребляются и за пределами разговорной речи – в художественных и публицистических, а также в научных текстах.
   Нормы разговорно-обиходного стиля, проявляющегося в устной форме, существенно отличаются от норм остальных функциональных стилей, для которых определяющей (хотя и не единственной) является письменная форма. Нормы разговорно-обиходного стиля не устанавливаются и официально не регламентируются, т. е. не подвергаются кодификации.
   Отсутствие нормативных руководств по устной разговорной речи, автоматическое воспроизведение языковых средств в речи порождает весьма распространенную среди неспециалистов иллюзию, будто разговорная речь вообще не имеет нормы: как скажешь, так и ладно. Однако сам факт автоматического воспроизведения в речи уже готовых конструкций, фразеологических оборотов, разного рода штампов, т. е. стандартизированных языковых средств, соответствующих определенным стандартным речевым ситуациям, свидетельствует о мнимой или, во всяком случае, ограниченной свободе говорящего строить свою речь как угодно. Разговорная речь подчиняется строгим закономерностям, имеет свои правила и нормы: факторы книжной и вообще письменной речи воспринимаются в разговорной речи как чуждые. Строгое (хотя и неосознанное) следование готовым стандартам является нормой заранее не подготовленной устной речи.
   С другой стороны, неподготовленность речевого акта, его привязанность к ситуации наряду с отсутствием четкого представления о норме обусловливают весьма широкую свободу в выборе вариантов. Границы нормы становятся зыбкими, расплывчатыми, сама нормативность резко ослабевает. Непринужденная бытовая, состоящая из коротких реплик диалогическая речь допускает значительные отклонения от общепринятых норм вследствие свойственного ей импульсивного характера.

Лексика

   Лексическим средством, способным наиболее полно удовлетворить потребности обиходного общения, является самый богатый и разветвленный пласт словарного состава языка – общеупотребительные, нейтральные слова. Нейтральная лексика, как известно, широко употребляется и в других функциональных стилях, однако в разговорном стиле ее удельный вес значительно выше, чем в научном и официально-деловом.
   Вместе с тем обиходное общение подразумевает конкретизацию понятий, выделение чувственно воспринимаемых признаков. Поэтому появляется потребность в таких словах, которые не только выражают общее понятие, но и означают какой-либо его отличительный признак. Словами, более конкретными по значению, являются, как правило, разговорные и просторечные, отличающиеся от своих нейтральных синонимов не только стилистически, но и семантически: разговорное плестись, означающее манеру передвижения, и нейтральное идти; лепетать и говорить; скоблить и брить; маячить и виднеться; вынырнуть и выскочить; захватить и застать; гладкий и толстый и т. п.). Так, по причинам семантического характера, в разговорной речи находит довольно широкое применение разговорная и просторечная лексика.
   Обыденный характер разговорного стиля обусловливает известные стилистические ограничения. Слова, имеющие оттенок торжественности, типа вкушать, возвещать, воздвигнуть, шествовать, горнило, отчизна, животворный, кажутся в разговорной речи неуместными и вычурными, и если в ней и употребляются, то лишь шутливо, иронически, благодаря чему присущая им повышенная стилистическая окраска снижается. Инородными кажутся в разговорной речи и такие книжные слова, которые имеют явно холодную тональность: резюме, прецедент, автаркия.
   Часть книжных слов, имеющих слабую стилистическую окраску, не вносит диссонанса в обыденный характер разговорно-обиходного стиля и находит в нем весьма широкое применение: баллотироваться, безутешный, декларативный, изгладить, невозвратимый и др. Высокий общеобразовательный и культурный уровень российских людей, их активное участие в общественной жизни способствуют вовлечению в широкий оборот многих книжных слов, что, в свою очередь, является одной из важнейших причин их дальнейшей нейтрализации. Такие слова, как актуальный, бесспорный, бескрайний, вариант, неотъемлемый, неуклонный и др., имеющие в Толковом словаре Д.Н. Ушакова пометку «книжн.», в новых словарях зачислены в разряд стилистически нейтральных.
   Весьма употребительны в разговорной речи многие общественно-политические и общенаучные термины, номенклатурные наименования: революция, социализм, коммунизм, диктатура, класс, анализ, синтез, реакция, космос, космонавтика, экскаватор, бульдозер, автоматика, радиация и т. п.
   В разговорной речи, как известно, немаловажную роль играет оценочно-эмоциональный момент. Одним из действенных средств выражения эмоциональной оценки являются разговорные и просторечные слова, сниженная стилистическая окраска которых часто взаимодействует с оценочно-эмоциональными оттенками. Так, барин (о человеке, который уклоняется от труда, перекладывает свою работу на других) – не только разговорное, но и уничижительное, насмешливое; бахвалиться – просторечное и неодобрительное; бедняга – разговорное и сочувственное или ироническое; безголовый (в переносном значении) – разговорное и презрительное; вихлять – просторечное и неодобрительное; втесаться – просторечное и осуждающее; вышколить – разговорное и слегка насмешливое и т. п.
   В речи персонажей художественных произведений отражены наиболее характерные особенности лексики разговорного стиля. Произведения художников слова свидетельствуют, что существенным компонентом лексики живой разговорной речи носителей литературного языка являются разговорные и просторечные слова.
   В разговорной речи существует круг характерных «семантических единств» («актуальных смыслов», «суперсмыслов»), которым соответствуют обширные классы слов: характеристика трудовой деятельности человека, его участия в ней, его отношения к ней; характеристика интеллекта, целесообразности поступков; характеристика речи с точки зрения ее внешнего оформления, содержания, направленности на адресата; характеристика эмоциональных состояний, отношений и взаимоотношений. Например, характеристика трудовой деятельности человека включает слова болеть (за дело), работяга, трудяга; безотказный; хлопотать, потеть; дармоед, нахлебник; спихивать, отлынивать, отбояриваться; прохлаждаться и т. п.
   Разговорно-обиходный стиль богат фразеологизмами. В сущности, подавляющее большинство фразеологических оборотов возникло именно в разговорной речи: не по адресу, открывать Америку, нести ахинею, не ахти как, ни бе ни ме, лиха беда, с жиру бесится, ударить по карману, ни за какие блага, бок о бок, брать быка за рога, брать себя в руки, бросаться в глаза, не велика важность, валять дурака, от горшка два вершка.
   Сопоставительный анализ частотных словарей свидетельствует об относительной бедности лексики устной разговорной речи по сравнению с речью письменной (выборка объемов в 400 000 словоупотреблений устной речи дала 14 800 разных слов, а выборка того же объема словоупотреблений письменной речи – 24 224 слова).
   Семантические стяжения образуются способом устранения прилагательного: дипломная работа – диплом, хирургическое отделение – хирургия.
   Большой интерес вызывает вид номинации под названием «имя ситуации» – высказывание, смысл которого настолько специфичен, фразеологичен в силу спаянности с ситуацией, что образует максимально обобщенные «зоны смысла»: картошка, хлопок, (поездка на уборку картошки, хлопка); кофе не забудь (не забудь выключить кофеварку).
   Выделяются также «слова-дублеты» – вариантные наименования, которые употребляются в тех случаях, когда вещь не имеет определенного названия в обиходе. Например, вантуз, т. е. предмет для прочистки раковин в домашних условиях, в обиходе получает целую серию названий: груша, прочищалка, пробивка, прокачка, откачка, продувка, качалка, резинка, насосик, тыркалка, для раковины.
   Важнейшая особенность подобных наименований – их факультативность, нестабильность.

Морфология

   Соотносительная активность морфологических разрядов слов и отдельных словоформ в разговорном стиле иная, чем в других функциональных стилях. Такие формы глагола, как причастие и деепричастие, в разговорной речи практически не употребляются. Отсутствие деепричастий может в какой-то мере компенсироваться вторым сказуемым, выражающим «сопутствующий» признак: «А я сижу пишу»; «У них наказывают, а я жалею не наказываю»; «Вижу: идет шатается». Известную аналогию (но, конечно, не тождество) с оборотами типа «Достань, пожалуйста, плоскогубцы, которые лежат на полке» (или «лежащие на полке») составляет конструкция: «Достань, пожалуйста, плоскогубцы… вон там на полке лежат» (или: «вон там на полке»).
   В разговорной речи употребительны формы на – а(-я), (-в)ши(съ), напоминающие деепричастия: «Я понедельник весь не вставая лежала»; «Дальше иди никуда не сворачивая до самого магазина». Такие формы считаются наречиями деепричастного вида. Формы же типа «А специалист-то он знающий?», конечно, являются прилагательными.
   Иным, чем в других стилях, является соотношение в разговорно-обиходном стиле полных и кратких прилагательных. Краткие формы большинства качественных прилагательных не употребляются, преимущество отдается кратким прилагательным типа благодарен, верен, доволен, нужен, для которых полные формы не характерны, а также прилагательным, имеющим значение несоответствия меры качества, например «платье коротко тебе».
   Для разговорно-обиходного стиля характерна распространенность незнаменательных слов (местоимений, частиц); знаменательные слова употребляются реже. При ситуативной привязанности разговорной речи местоимения с их обобщенной семантикой применяются вместо существительных и прилагательных: «Будь добр, достань мне ту… ну… что на верхней полке… слева» (книгу); «А какой он? – Да такой… знаешь…»; «Здравствуйте… это вы… а он где?» и т. п. Почти в 25 % случаев незнаменательные слова употребляются не столько для выражения каких-то оттенков смысла, сколько для заполнения вынужденных в разговорной речи пауз: «Что ж… раз пришли… ну… будьте, ну… считайте себя гостем»; «Ну… я не знаю… делай как хочешь»; «А ведь Павел прав… а ведь он все-таки… вот… нашел, значит… решил вот задачу».
   По данным Э.А. Столяровой, существительных в разговорной речи насчитывается в среднем 142 на 1000 слов, тогда как в художественной речи – 290, в устной – 295, в письменной научной речи – 386; прилагательных насчитывается соответственно 39, 82, 114, 152 на 1000 слов.
   Среди падежных словоформ имени существительного наиболее активной оказывается форма именительного падежа, что объясняется особенностями разговорного синтаксиса, т. е. распространенностью конструкций с «именительным темы» («Купи там… ну кефир, сыр… да… вот еще… колбаса… ее не забудь»; «А Дворец съездов… ты туда попала?»), а также употребительностью существительных в именительном падеже при разного рода добавках, уточнениях («А ты иди прямо, прямо… там дом такой… так ты мимо»; «Ну, всех не упомнишь… Света… вот ее я знаю»).
   В разговорной речи определенная группа вещественных существительных употребляется в счетной форме в значении «порция этого вещества»: два молока (два пакета или бутылки), две сметаны, два борща и т. п.
   Активизируется также форма женского рода при обозначении профессии, должности: кассирша (вместо официального «кассир»), библиотекарша (вместо «библиотекарь»), врачиха (вместо «врач») и т. д.

Синтаксис

   Непосредственный контакт участников речевого акта, мгновенный учет внеязыковой реакции собеседника (мимика, жесты и т. п.), общение в форме диалога, привязанность к ситуации обусловливают различного рода неполноту, недоговоренность сообщения.
   В частности, в разговорной речи широко распространены структуры, способные выполнять функции и отсутствующей части высказывания – например, так называемое главное самостоятельное и придаточное самостоятельное. Так, в конце беседы, затрагивающей сложные, конфликтные вопросы, решение которых оказалось проблематичным, или даже спустя значительное время после такой беседы человек произносит: «Ой, не знаю, не знаю». Благодаря особой интонации эта структура выполняет функцию не только главного, но и незамещенного придаточного предложения: «…что дальше будет (…что из этого получится)». Еще больше оснований говорить о главном самостоятельном, когда в предложении используется местоимение такой или наречие так, т. е. указательные слова, после которых, однако, отсутствуют придаточные предложения: «Не такие уж у тебя грязные руки…», «Я так умею шить…».
   Предложения употребляются в качестве «придаточных самостоятельных» лишь в тех случаях, когда включенное в них содержание незамещенного главного находит выражение в интонации и союзе или союзном слове или подсказывается самой структурой предложения: «что есть она, что нет ее» (вместо «все равно, что есть она, что нет ее»).
   Разговорный стиль отличается многообразием типов неполных конструкций.
   Например, весьма характерна незамещенная синтаксическая позиция глагола-сказуемого в конструкциях типа он домой. То, что подобное высказывание будет правильно понято вне ситуации контекста, доказывает его системную языковую природу. Незамещенными могут быть самые разнообразные разряды глаголов – глаголы движения: «Ты куда? – Только в магазин»; глаголы речи: «Не очень-то это интересно – ты покороче»; «Ну это я вам в похвалу»; глаголы со значением, близким к «обращаться»: «Мы уж с этим и в райком, и в газету»; со значением, близким к значению «заниматься, учиться»: «Она каждое утро – гимнастикой. Регулярно»; со значением, близким к значению «читать, изучать»: «Ну, с моими знаниями немецкого я, наверно, так за неделю эту книжку»; со значением, близким к значению «бить»: «А здорово они его»; «Мне кажется, это его клюшкой» и т. д. Незамещенным может быть и глагол в неопределенной форме: «Нам бы завтра в театр»; «Я не мог бы об этом».
   Известно, что разговорная речь отличается повышенной эмоциональностью, что достигается различными способами. Важную роль играют порядок слов и интонация. Так, чтобы акцентировать внимание на той части сообщения, которая выражена прилагательным в роли сказуемого, ее делают началом предложения; она перетягивает на себя логическое ударение и отделяется от существительного безударного связкой быть: маленькая была речушка; отличные были грибы. Как отмечает О.А. Лаптева, особый интерес представляют конструкции, в которых единственное назначение наречного слова – заполнить пустующее ударное звено в целях сохранения экспрессии речи: «Так она мне нравится!»; «Вот попробуй ее возьми, она так начнет кусаться!». Употребление ударных местоимений такой, какой, какой-то, никакой позволяет поддерживать видимость постоянной эмоциональной напряженности речи: такая была жара, ужасная; такой был шум; а мы такие купили цветы.
   Употребительны в разговорной речи экспрессивные конструкции, в которых информативный центр высказывания стремится к максимальной формальной независимости от остальной части высказывания – например, так называемый именительный темы. Правда, «именительный темы» употребляется и в других функциональных стилях, как в письменной, так и устной форме, представляя собой стилистический прием, цель которого – привлечь внимание читателя или слушателя к наиболее важной, с точки зрения говорящего, части высказывания. А.М. Пешковский высказал предположение, что употребление «именительного темы» в лекторской речи «возникает из желания выделить данное представление и тем облегчить предстоящее соединение этого представления с другим. Мысль преподносится при этом как бы в два приема: сперва выставляется напоказ изолированный предмет, и слушателям известно только, что про этот предмет сейчас будет что-то сказано и что пока этот предмет надо наблюдать; в следующий момент высказывается сама мысль»[6].
   В разговорной речи этот процесс расчленения высказывания на две части происходит автоматически. То, что в лекторской речи делается для облегчения слушателя, в разговорной речи может делаться говорящим для облегчения самого себя, например: «Небо – оно все в тучах»; «Лекция – она где будет?»; Николай Степанович? – Николая Степановича сегодня не будет»; Колбаса – нарежьте, пожалуйста»; «Она мне очень понравилась – картина». О.Б. Сиротина выделяет «именительный темы» в «качественных ситуациях», широко распространенных не только в устной (литературной и диалектной), но и в письменной речи. Для этих конструкций характерно ярко выраженное значение качественной характеристики подлежащего: «Бабка – она всех переговорит» (т. е. «болтливая»).
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

1 комментарий  

0
alina

alina.cucovici@mail.ru

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →