Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Масса 10 000 триллионов муравьев примерно равна массе всех людей на Земле.

Еще   [X]

 0 

Таинство венчания и православный брак (Сборник)

автор: Сборник

Эта книга для тех, кто собирается венчаться и для тех, кто уже давно женат, но не венчан. В этой книге вы найдете много полезных советов и ответы на многие вопросы: что такое брак с духовной точки зрения? Что такое православный брак? Кого Церковь благословляет на брак, а кого нет? Когда совершается Венчание? Как подготовить себя к Венчанию и объясняется духовный смысл этого великого, прекрасного и удивительного Таинства.

Год издания: 2006

Цена: 89.9 руб.



С книгой «Таинство венчания и православный брак» также читают:

Предпросмотр книги «Таинство венчания и православный брак»

Таинство венчания и православный брак

   Эта книга для тех, кто собирается венчаться и для тех, кто уже давно женат, но не венчан. В этой книге вы найдете много полезных советов и ответы на многие вопросы: что такое брак с духовной точки зрения? Что такое православный брак? Кого Церковь благословляет на брак, а кого нет? Когда совершается Венчание? Как подготовить себя к Венчанию и объясняется духовный смысл этого великого, прекрасного и удивительного Таинства.


Таинство Венчания и православный брак

   ОДОБРЕНО
   Издательским Советом Русской Православной Церкви

Предисловие


   Венчание – не просто обряд, а одно из Таинств Церкви. Как через Таинство Крещения человек рождается для новой жизни, становится членом Церкви Христовой, так и в Таинстве Брака зарождается новая семья, и мужу и жене дается благодать для начала семейной жизни.
   Что такое брак с духовной точки зрения, как подготовиться к этому Таинству – этим вопросам и посвящена данная книга.
   В книгу вошли статьи современных авторитетных священников-богословов, в которых раскрывается глубокий духовный смысл Таинства Брака. Кроме того, в ней большое место уделяется практическим вопросам: как подготовиться к Таинству Брака, препятствия к церковному венчанию; дни, в которые совершается венчание; в каких степенях родства разрешается бракосочетание, что такое свойство (двухродное, трехродное) и т. д.
   Отдельно разбираются чинопоследования обручения и венчания, разъясняется символическое значение обрядовой стороны Таинства (кольца, венцы).
   Книга написана доступным языком и предназначена, прежде всего, для тех, кто пока еще далек от церковной жизни и, тем не менее, желает освятить свой брак через участие в церковном Таинстве.

Часть 1
Таинство Брака

Чинопоследование Таинства Брака

   В современной церковной практике чинопоследование Таинства Брака состоит из двух частей, следующих непосредственно друг за другом: обручения и венчания.

Как происходит обручение

   То, что обручение совершается в храме, означает, что муж принимает жену от Самого Господа. Чтобы яснее внушить, что обручение совершается перед лицом Божиим, Церковь повелевает обручающимся предстать в притворе храма, тогда как священник находится в алтаре.
   Чин обручения начинается каждением жениха и невесты. Затем священник трижды благословляет зажженными свечами сначала жениха, потом невесту, произнося: «Во Имя Отца и Сына и Святого Духа», и дает им свечи. На каждое благословение сначала жених, потом невеста трижды осеняют себя крестным знамением и принимают от священника свечи.
   Троекратное осенение крестным знамением и вручение жениху и невесте зажженных свечей – начало духовного торжества. Огонь дает тепло, потому зажженные свечи, которые держат в руках жених и невеста, являют радость встречи двух любящих людей, знаменуют ту любовь, которую они отныне должны питать друг к другу и которая должна быть пламенна и чиста. Зажженные свечи знаменуют также целомудрие жениха и невесты и пребывающую благодать Божию. Свечи даются в напоминание о евангельской притче, где говорится о том, что девы (т. е. девственники) выходили навстречу Жениху с возжженными светильниками (Мф. 25,1-12). Поэтому свечи не даются, если люди вступают в брак во второй или третий раз. Свечи должны гореть на протяжении всего последования Таинства Брака.
   Каждение означает невидимое, таинственное присутствие с нами благодати Святого Духа, освящающего нас и совершающего святые Таинства Церкви.
   Затем священник произносит начальный возглас: «Благословен Бог наш всегда, ныне и присно и во веки веков». По обычаю Церкви, всякое священнодействие начинается славословием Богу, а при совершении Таинства Брака оно имеет и особое значение: брачующимся их брак представляется делом великим и святым, таким, через которое славословится и благословляется имя Божие.
   Мир от Бога необходим брачующимся, и сочетаются они в мире, для мира и единомыслия. Диакон возглашает: «Миром Господу помолимся…»
   Затем диакон произносит, между другими обычными прошениями, прошения о врачующихся от лица всех присутствующих в храме. Первая молитва Святой Церкви о женихе и невесте – это молитва о ныне обручающихся и о спасении их. Святая Церковь молит Господа за жениха и невесту, вступающих в брак. Цель супружества – благословенное рождение детей для продолжения человеческого рода. Вместе с тем Святая Церковь произносит моление, чтобы Господь исполнил любое прошение жениха и невесты, относящееся к их спасению.
   Затем читаются две краткие молитвы, в которых воздается хвала Богу, соединяющему разделенных и положившему союзы любви. Первую молитву священник произносит вслух. В ней он молит Господа о том, чтобы Он Сам благословил жениха и невесту на всякое благое дело. В этой молитве вспоминается благословенный брак Исаака и Ревекки (см. Быт. 24) и исполнение обетования Божия в их потомстве и испрашивается, чтобы жених и невеста стали друг для друга богоизбранными, подобно Исааку и Ревекке. Затем священник, преподав мир всем, повелевает жениху и невесте, и всем присутствующим в храме преклонить свои головы пред Господом, в ожидании от него духовного благословения, а сам тайно читает молитву.
   Эта молитва возносится к Господу Иисусу Христу, Жениху Святой Церкви, которую Он обручил Себе.
   После этого священник берет кольца со святого престола и надевает сначала кольцо жениху, трижды осеняя его крестообразно, говоря: «Обручается раб Божий (имя жениха) рабе Божией (имя невесты) во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь».
   Потом надевает кольцо невесте, также с троекратным осенением ее, и произносит слова: «Обручается раба Божия (имя невесты) рабу Божиему (имя жениха) во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь».
   Кольца имеют при обручении очень важное значение: это не просто дар жениха невесте, а знак неразрывного, вечного союза между ними. Над кольцами особых молитв не читается. Перед обручением кольца кладутся в алтаре на святой престол, как бы перед лицом Самого Господа Иисуса Христа. Этим подчеркивается, что через прикосновение к святому престолу и возлежание на нем они могут принять силу освящения и низвести на брачующихся благословение Божие. Кольца на святом престоле лежат рядом, выражая тем самым взаимную любовь и единение в вере жениха и невесты.
   После благословения священника жених и невеста меняются кольцами. Жених надевает свое кольцо на руку невесте в знак любви и готовности жертвовать всем жене своей и помогать ей всю жизнь; невеста надевает свое кольцо на руку жениху в знак своей любви и преданности, в знак готовности принимать от него помощь всю жизнь. Такой обмен производится трижды в честь и славу Пресвятой Троицы, Которая все совершает и утверждает (иногда кольца меняет сам священник).
   В древности вместо колец обручались перстнями, которые в то время являлись именными печатями. И жених, к примеру, давал свой перстень невесте для того, чтобы «приняв попечение о домашнем хозяйстве, имела чем запечатывать вещи, стоящие сбережения» (Климент Александрийский). Поэтому, взаимно отдавая свои перстни, жених и невеста свидетельствовали, что они вверяют друг другу свою честь, свои права и спокойствие. С этих пор они будут жить друг для друга, будут обмениваться друг с другом всем, – и эта взаимность между ними будет постоянная, бесконечная (как в перстне – круге – нет конца, так и союз супружеский должен быть вечен, неразрывен). Таким же вечным должен быть христианский брак. И даже смерть не может его разорвать.
   Кольцо жениха – обычно золотое, символизирует своим блеском солнце, свету которого уподобляется муж в брачном союзе.
   Кольцо невесты – серебряное, как подобие луны, меньшего светила, блистающего отраженным солнечным светом…
   Затем священник снова молит Господа о том, чтобы Он Сам благословил и утвердил обручение, Сам осенил положение колец благословением небесным и послал обручающимся Ангела Хранителя и руководителя в их новой жизни. На этом обручение заканчивается.

Как совершается венчание

   Жених и невеста, держа друг друга за руки, с зажженными свечами, изображающими духовный свет Таинства, торжественно входят на середину храма. Им предшествует священник с кадильницей, указывая этим, что на жизненном пути они должны следовать заповедям Господним, а их добрые дела будут, как фимиам, возноситься к Богу. Хор встречает их пением 127-го псалма, в котором пророк-псалмопевец Давид прославляет благословленное Богом супружество. Перед каждым стихом псалма хор поет: «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе».
   Обрученные жених и невеста становятся на одно «подножие» (на разостланный кусок материи) в знак того, что они должны будут разделять одинаковую участь во всем – как счастливую, так и неблагополучную.
   Жених и невеста перед лицом всей Церкви еще раз подтверждают свободное и непринужденное желание вступить в брак и отсутствие в прошлом со стороны каждого из них обещания третьему лицу вступить с ним в брак.
   «Имеешь ли ты искреннее и непринужденное желание и твердое намерение быть мужем (имя невесты), которую видишь здесь перед собою?» – спрашивает священник, и жених отвечает: «Имею, честный отче». – «Не связан ли ты обещанием другой невесте?» – «Нет, не связан».
   Затем, обратившись к невесте, священник спрашивает: «Имеешь ли ты искреннее и непринужденное желание и твердое намерение быть женою (имя жениха), которого видишь перед собою?» – «Имею, честный отче». – «Не связана ли обещанием другому жениху?» – «Нет, не связана».
   Далее начинается таинственное освящение супружества Божественною благодатью – чин венчания. Начинается венчание литургическим возгласом: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь», которым провозглашается сопричастность брачующихся Царству Божиему.
   После великой ектении[1] о душевном и телесном благосостоянии жениха и невесты священник произносит три пространные молитвы.
   Первая молитва обращена к Господу Иисусу Христу. Священник молится: «Благослови брак сей: и подай рабам Твоим сим жизнь мирную, долгоденствие, целомудрие, любовь друг к другу в союзе мира, семя долгожизненное, неувядаемый венец славы; сподоби их увидеть чада чад своих, ложе их сохрани ненаветным. И даруй им от росы небесной свыше и от тука земного; исполни дома их пшеницы, вина и елея, и всякой благостыни, так чтобы они делились избытками с нуждающимися, даруй и тем, которые теперь с нами, все, потребное ко спасению».
   Во второй молитве священник молит Триединого Бога, чтобы Он благословил, сохранил и помянул брачующихся: «Даруй им плод чрева, доброчадие, единомыслие в душах, возвысь их, как кедры ливанские, как виноградную лозу с прекрасными ветвями, даруй им семя колосистое, дабы они, имея довольство во всем, изобиловали на всякое благое дело и Тебе благоугодное. И да узрят они сыновей от сынов своих, как молодые отпрыски маслины вокруг ствола своего, и, благоугодивши пред Тобою, да воссияют, как светила на небе, в Тебе, Господе нашем».
   Затем, в третьей молитве, священник еще раз обращается к Триединому Богу и умоляет Его, чтобы Он, сотворивший человека и потом из ребра его создавший жену в помощницы ему, ниспослал и ныне руку Свою от святого жилища Своего, и сочетал брачующихся, венчал их в плоть едину, и даровал им плод чрева.
   После этих молитв наступают важнейшие минуты венчания. То, о чем священник молил Господа Бога пред лицом всей Церкви и вместе со всею Церковью – о благословении Божием – теперь совершается над бракующимися, скрепляет и освящает их супружеский союз.
   Священник, взяв венец, знаменует им крестообразно жениха и дает ему целовать образ Спасителя, прикрепленный к передней части венца, и произносит: «Венчается раб Божий (имя) рабе Божией (имя) во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь».
   Благословив таким же образом невесту и дав ей приложиться к образу Пресвятой Богородицы, украшающему ее венец, священник произносит: «Венчается раба Божия (имя) рабу Божию (имя) во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь».
   Украшенные венцами[2] жених и невеста предстоят пред лицом Самого Бога и всей Церкви Небесной и земной и ожидают благословения Божия. Настает торжественнейшая, святейшая минута венчания!
   Священник говорит: «Господи, Боже наш, славою и честию венчай я (их)!». При этих словах он, от лица Бога, благословляет их. Это молитвенное возглашение священник произносит трижды и трижды благословляет жениха и невесту.
   Венцы – знамения царской власти. Их возложением преподается брачующимся благословение соделаться родоначальниками, как бы князьями дома, царями всего будущего потомства, а вместе возлагается обязанность пользоваться дарованною властью ко благу подвластных им. Помимо того, поскольку в древности венцами украшались главы победителей, возложение венцов на жениха и невесту служит для них как бы наградой за их целомудренную жизнь до брака. «Венцы, – объясняет свт. Иоанн Златоуст, – полагаются на главах брачующихся в знамение победы, для того, чтобы показать, что они, непобедимые страстью до брака, таковыми приступают и к брачному ложу, т. е. в состоянии победителей похоти плотской. А если кто был уловлен сладострастием, отдал себя блудницам, то для чего ему, побежденному, иметь и венец на главе своей?» В самом деле, что должны мыслить и чувствовать при возложении венцов брачующиеся лица, не сохранившие до брака своего целомудрия?.. Должны чувствовать себя недостойными венцов, и в этом глубоком сознании собственного недостоинства принять твердое намерение изгладить свои прежние грехопадения покаянием и богоугодными делами.
   Словами: «Господи, Боже наш, славою и честию венчай я (их)!» – священник как бы говорит: «Господи! Как эта чета украшена теперь венцами, так украшай брачный союз этот во всю жизнь их славой и честью, всеми дарами Своего благословения: да сияют новые супруги в жизни чистотой и святостью, как сияют их венцы, – и да сподобятся венцов небесных, уготованных в будущей жизни победителям, побеждающим лукавые обычаи мира сего и всякую похоть, подаваемых за соблюдение супружеской верности, за подвиги христианские».
   Так св. Церковь провозглашает венчающихся родоначальниками новой христианской семьи – малой, домашней церкви и тайнодейственно низводит на брачующихся благодать Всесвятого Духа, освящающую их супружество, естественное рождение и воспитание детей. С этой минуты жених – уже муж своей невесты, невеста – жена своего жениха; с этой минуты муж и жена связаны нерасторжимыми узами брака, по непреложному слову Христа Спасителя: что Бог сочетал, того человек да не разлучает (Мф. 19,6).
   Затем читается Послание к Ефесянам святого апостола Павла (Еф. 5, 20–33), где брачный союз уподобляется союзу Христа и Церкви, за которую предал Себя возлюбивший ее Спаситель. Любовь мужа к жене – это подобие любви Христа к Церкви, а любовно-смиренное повиновение жены мужу – подобие отношения Церкви ко Христу. Это – взаимная любовь до самоотвержения, готовность пожертвовать собой по образу Христа, отдавшего Себя на распятие за грешных людей, и по образу истинных Его последователей, страданиями и мученической смертью подтвердивших свою верность и любовь к Господу.
   Последнее изречение апостола: а жена да боится своего мужа – призывает не к страху слабого перед сильным, не к боязни рабыни по отношению к господину, но к страху опечалить любящего человека, нарушить единение душ и телес. Тот же страх лишиться любви, а значит, присутствия Божия в семейной жизни, должен испытывать и муж, глава которому – Христос. В другом послании апостол Павел говорит: Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим (1 Кор. 7, 4–5).
   Муж и жена – члены Церкви и, будучи частицами полноты церковной, равны между собой, повинуясь Господу Иисусу Христу.
   После Апостола читается Евангелие от Иоанна (Ин. 2,1-11). В нем благовествуется о Божием благословении супружеского союза и его освящении. Чудо претворения воды в вино Спасителем прообразовало действие благодати Таинства, которым земная супружеская любовь возвышается до любви небесной, соединяющей души о
   Господе. О нравственной перемене, необходимой для этого, говорит святой Андрей Критский: «Брак честен и ложе непорочно, ибо Христос благословил их в Кане на браке, вкушая пищу плотию и претворив воду в вино, – явив это первое чудо, чтобы ты, душа, изменилась» (Великий канон, в русском переводе, тропарь 4, песнь 9).
   После прочтения Евангелия произносятся от лица Церкви краткое прошение о новобрачных и молитва священника, в которой мы молимся Господу о том, чтобы Он сохранил сочетавшихся в мире и единомыслии, чтобы брак их был честным, ложе их – нескверным, сожительство непорочным, чтобы сподобил их дожить до старости при исполнении от чистого сердца заповедей Его.
   Священник возглашает: «И сподоби нас, Владыко, со дерзновением неосужденно смети призывати Тебе, Небеснаго Бога Отца, и глаголати…». И новобрачные вместе со всеми присутствующими поют молитву «Отче наш», основание и венец всех молитв, заповеданную нам Самим Спасителем (см. Мф. 6,9; Лк. 11, 2).
   В устах бракосочетавшихся она выражает решимость служить Господу своею малой церковью, так чтобы и через них на земле воля Его исполнялась и царила в их семейной жизни. В знак покорности и преданности Господу они преклоняют головы под венцами.
   После Молитвы Господней иерей прославляет Царство, силу и славу Отца и Сына и Святого Духа и, преподав мир, повелевает преклонить головы пред Богом как пред Царем и Владыкой и, вместе с тем, Отцом нашим.
   Затем приносится чаша с красным вином, или, вернее, чаша общения, и священник благословляет ее на взаимное общение мужа и жены. Вино при венчании подается в знак радости и веселья, напоминая о чудесном превращении воды в вино, совершенном Иисусом Христом в Кане Галилейской.
   Священник троекратно дает молодой паре испить вина из общей чаши[3] – сначала мужу как главе семьи, потом жене. Обычно вино отпивают по три маленьких глоточка: сначала муж, потом жена.
   Общая чаша – знак того, что отныне во все время последующей супружеской жизни все у супругов должно быть общее, одни желания и намерения, и что все они должны делить между собою пополам: и счастье и несчастье, и радости и скорби, и труды и покой, и подвиги и венцы за подвиги.
   Преподав общую чашу, священник соединяет правую руку мужа с правой рукой жены, покрывает их руки епитрахилью[4] и поверх нее кладет свою руку. Это означает, что через руку священника муж получает жену от самой Церкви, соединяющей во Христе навеки. Священник трижды обводит новобрачных вокруг аналоя, на котором лежат Крест и Евангелие.
   При первом обхождении поется тропарь «Исайе, ликуй…», в котором прославляется таинство воплощения Сына Божия Еммануила от Неискусобрачной Марии.
   При втором обхождении поется тропарь «Святии мученицы…». Увенчанные венцами, как победители земных страстей, они являют образ духовного брака верующей души с Господом.
   Наконец, в третьем тропаре, который поется при последнем обхождении аналоя, прославляется Христос как радость и слава новобрачных, надежда их во всех обстоятельствах жизни: «Слава Тебе, Христе Боже, апостолов похвало, мучеников радование…»
   Это круговое хождение означает вечное шествие, которое началось в этот день для этой четы. Супружество их будет вечным шествием рука об руку, продолжением и явлением совершенного Таинства. Конечная цель и исполнение брака, как и всей нашей земной жизни, – в Царстве Божием. Помня об общем кресте, возложенном на них (Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов (Гал. 6,2)), они всегда будут исполнены благодатной радости этого дня.
   По окончании торжественного шествия священник снимает венцы с супругов, приветствуя их словами, исполненными патриархальной простоты и потому особенно торжественными:
   «Возвеличися женише якоже Авраам, и благословися якоже Исаак, и умножися якоже Иаков, ходяй в мире и делаяй в правде заповеди Божия».
   «И ты невесто, возвеличися якоже Сарра, и возвеселися якоже Ревекка, и умножися якоже Рахиль, веселящися о своем муже, хранящи пределы закона: зане тако благоволи Бог».
   Затем в двух последующих молитвах священник просит Господа, благословившего брак в Кане Галилейской, воспринять и венцы новобрачных неоскверненными и непорочными в Царствии Своем. Во второй молитве, которой предшествует возглас: «Главы ваши Господеви приклоните», эти прошения запечатлеваются именем Пресвятой Троицы и иерейским благословением. По окончании ее новобрачные целомудренным поцелуем свидетельствуют святую и чистую любовь друг к другу.
   Далее, согласно обычаю, новобрачных подводят к Царским вратам, где жених целует икону Спасителя, а невеста – образ Божией Матери; затем они меняются местами и прикладываются соответственно: жених – к иконе Божией Матери, а невеста – к иконе Спасителя.
   Здесь же священник дает им Крест для целования и вручает им две иконы: жениху – образ Спасителя, невесте – образ Пресвятой Богородицы.
   Завершается чинопоследование возглашением многолетия новобрачным.

Как подготовится к венчанию

   Брачная жизнь должна начинаться с духовного приготовления. Церковь рекомендует подготовиться к Таинству Брака подвигом поста, молитвы, покаяния и причащения. Перед самым вступлением в брак жениху и невесте следует поговеть, а в день венчания причаститься Святых Христовых Таин.
   Желающий достойно причаститься Святых Христовых Таин должен, по крайней мере, за 2–3 дня молитвенно подготовить себя к этому Таинству: больше и усерднее молиться дома утром и вечером, посещать церковные богослужения. Такая молитвенная подготовка необходимо сопряжена с телесным постом (воздержание от скоромной пищи – мяса, яиц, молока и молочных продуктов) и воздержанием от брачных отношений (несмотря на то, что брак был уже зарегистрирован в ЗАГСе). Накануне дня причащения нужно обязательно быть на вечерней службе. К домашним вечерним молитвам добавляется правило ко Святому Причащению (оно включает в себя каноны: покаянный Господу Иисусу Христу, молебный ко Пресвятой Богородице, Ангелу Хранителю, а также Последование ко Святому Причащению).
   Духовная подготовка к Таинству, несомненно, важна и для тех, кто уже много лет прожил в светском браке, прежде чем решил венчаться. Она, как и для молодоженов, связана с супружеским воздержанием, т. е. перед Таинством Брака им следует пожить как брат и сестра.
   В дореволюционной России, когда церковный брак обладал законной гражданской и юридической силой, браковенчание православных обязательно совершалось при поручителях – в народе их называли дружка, подружив или шаферы, а в богослужебных книгах (требниках) – восприемники. Поручители подтверждали своими подписями акт браковенчания в метрической книге; они, как правило, хорошо знали жениха и невесту, поручались за них. Поручители принимали участие в обручении и венчании, то есть во время обхождения жениха и невесты вокруг аналоя придерживали венцы над их головами.
   Теперь поручители (свидетели) могут быть или же не быть – по желанию брачующихся. Поручители обязательно должны быть православными, желательно церковными людьми, должны относиться к Таинству Брака с благоговением. Обязанности поручителей при бракосочетании в своей духовной основе такие же, как восприемников в Крещении: как восприемники, опытные в духовной жизни, обязаны руководить крестниками в христианской жизни, так и поручители должны духовно руководить новой семьей. Поэтому раньше в поручители не приглашались люди молодые, не женатые, не знакомые с семейной и супружеской жизнью.

Что необходимо для венчания

   Невесте необходимо помнить о святости храма и величии Таинства Брака, поэтому она должна позаботиться о минимальном, практически не заметном макияже и неброском маникюре. Обязателен головной убор – фата или косынка. Женщине нельзя надевать брюки. Руки, плечи, спина и грудь должны быть закрыты (при необходимости нужно позаботиться о накидке). Также нужно помнить, что могут возникнуть проблемы с длинной и пышной фатой в том, что она может испортиться, если коснется горящих свечей. Платье может быть любого цвета (но по традиции невеста должна быть в белом платье, даже если она преклонных лет).

О поведении в храме во время чинопоследования Таинства

   Часто кажется, будто жених и невеста, сопровождаемые родными и друзьями, пришли в храм не для молитвы, а на действо. Ожидая окончания Литургии, они разговаривают, смеются, ходят по храму, становятся спиной к образам и иконостасу. Всем приглашенным в храм на браковенчание надо знать, что во время бракосочетания Церковь ни о ком больше не молится, как только о двоих лицах – женихе и невесте (разве только один раз произносится молитва «за воспитавших родителей»). Невнимание и неблагоговение жениха и невесты к церковной молитве показывает, что они пришли в храм только из-за обычая, из-за моды, по требованию родителей. Между тем этот час молитвы в храме имеет влияние на всю последующую семейную жизнь. Все находящиеся при бракосочетании, и особенно жених и невеста, должны горячо молиться во время совершения Таинства.

Препятствия к церковному венчанию

   Церковный брак невозможен:
   1) при вступлении в брак более трех раз;
   2) если жених и невеста находятся в близком родстве;
   3) если кто-либо из вступающих в брак объявляет себя убежденным атеистом, пришедшим на венчание лишь по настоянию одного их супругов или родителей;
   4) если хотя бы один из супругов не крещен и не готов принять крещение перед венчанием;
   5) если один из будущих супругов фактически состоит в браке с другим лицом (гражданский брак должен быть расторгнут в установленном порядке, а если предыдущий брак был церковный, то необходимо разрешение архиерея на его расторжение и благословение на вступление в новый брак);
   6) если хотя бы один их супругов исповедует нехристианскую религию (мусульманство, иудаизм, буддизм);
   7) если кто-то однажды связал себя монашеским обетом безбрачия, также невозможен брак священников и диаконов после их рукоположения;
   8) если между женихом и невестой есть кровное родство, а также родство духовное, обретенное через восприемничество при крещении, или если есть достаточно близкая степень свойства желающих венчаться.
   Различают кровное родство и «свойство», то есть родство между родственниками двух супругов. Кровное родство существует между лицами, имеющими общего предка: между родителями и детьми, дедом и внучкой, между двоюродными и троюродными братьями и сестрами, дядями и племянницами (двоюродными и троюродными) и т. д.
   Свойство существует между лицами, не имеющими общего предка, а породнившимися через брак. В свойстве находятся родственники мужа с родственниками жены, родственники жены одного брата и родственники жены другого брата или родственники первой и второй жены одного мужчины.
   Духовное родство существует между крестным отцом и его крестником и между крестной матерью и ее крестницей, а также между родителями воспринятого от купели и восприемником того же пола, что и воспринятый (кумовство).

В каких случаях требуется разрешение архиерея на венчание

   В случае брака православного с лицом другого христианского вероисповедания (католиком, протестантом). Между восприемниками одного младенца (между крестными одного крестника). Что же касается совершеннолетия жениха и невесты, их психического и физического здоровья, добровольного и свободного согласия, то, поскольку без выполнения этих условий не может быть зарегистрирован гражданский брак, Церковь при наличии свидетельства о браке освобождается от выяснения этих обстоятельств.

Второй брак

   На второй брак Церковь смотрит неодобрительно. Она допускает его лишь только в качестве снисхождения к человеческим слабостям. Второй брак долгое время не получал церковного благословения, то есть Таинство Брака в данном случае не совершалось церковным обрядом. Это было естественно, потому что Таинство Брака совершалось через совместное причащение Тела и Крови Христовых в Таинстве Евхаристии, а второй брак воспринимался как грех, как некая уступка плоти, и те, кто выбирал такой путь, подвергались епитимии, то есть отлучению от причастия на какое-то время, и таким образом не могли участвовать в Евхаристии. Тем самым, церковной полноты брака здесь быть не могло. Тем более строго относилась Церковь к третьему браку. Сейчас же Церковь в порядке икономии[5] стала допускать благословение второго и даже третьего брака. Четвертый брак запрещается категорически и считается уже несовместимым с пребыванием в Церкви.
   Чин венчания второбрачных отличается от первого чина. Если венчальные молитвы очень торжественные, радостные, то молитвы о второбрачных имеют всегда покаянный смысл. Обручение совершается, в чине венчания нет вопрошений о добровольном и непринужденном вступлении в брак, венцы на брачующихся возлагаются.
   По чину второбрачных венчание совершается только в том случае, если и жених, и невеста вступают во второй (или третий) брак. Если же один из них вступает в брак впервые, венчание совершается по обычному чину.

Дни, в которые венчание не совершается
(Даты указаны по новому стилю)

   2. Накануне двунадесятых праздников: Рождества Пресвятой Богородицы (20 сентября), Введения во храм Пресвятой Богородицы (3 декабря), Сретения (14 февраля), Вознесения Господня (39-й день после Пасхи), Троицы (49-й день после Пасхи).
   3. Накануне великих праздников: Обрезания Господня (13 января), Рождества Иоанна Предтечи (6 июля), святых первоверховных апостолов Петра и Павла (11 июля), Покрова Пресвятой Богородицы (13 октября).
   4. В продолжение постов: Великого (семь недель перед Пасхой), Петрова (от второго понедельника после Троицы до праздника Петра и Павла), Успенского (14–27 августа), Рождественского (28 ноября – 7 января).
   5. В продолжение Святок (7-20 января).
   6. В Неделю мясопустную (воскресенье перед масленицей).
   7. В течение Сырной седмицы (масленица, одна неделя до начала Великого поста).
   8. В Неделю сыропустную (прощеное воскресенье, воскресенье перед Великим постом).
   9. В течение Пасхальной (Светлой) седмицы (неделя после Пасхи).
   10. Накануне и в сам день Усекновения главы святого Иоанна Предтечи (10, 11 сентября).
   11. Накануне и в сам день Воздвижения Креста Господня (26, 27 сентября).

Какой должна быть свадебная трапеза

   Торжественно и радостно совершается Таинство Брака. От множества народа: близких, родных и знакомых, от блеска свеч, от церковного пения как-то невольно становится празднично и весело на душе. После венчания новобрачные, родители, свидетели, гости продолжают праздник за столом. Но как же неприлично при этом ведут себя иногда некоторые приглашенные. Не редко здесь упиваются, произносят бесстыдные речи, поют нескромные песни, дико отплясывают. Такое поведение было бы позорным даже для язычников, «неведущих Бога и Христа Его», а не только для нас, христиан. Святая Церковь предостерегает от такого поведения. В 53-м правиле Лаодикийского Собора сказано: «Не подобает на браки ходящим (то есть даже родственникам жениха и невесты и гостям) скакати или плясати, но скромно вечеряти и обедати, как прилично христианам». Брачный пир должен быть скромен и тих, должен быть чужд всякого невоздержания и неприличия. Такое тихое и скромное пиршество благословит и Сам Господь Бог, освятивший брак в Кане Галилейской Своим присутствием и совершением первого чуда.

Часть 2
О родстве и свойстве

   Различают родство кровное и родство духовное.

Кровное родство

   Кровным родством называется связь двух или нескольких лиц (мужского и женского пола), образующаяся путем происхождения, естественного их рождения одного от другого или от одного общего им всем родоначальника. Близость или отдаленность кровного родства определяется степенями. Степени считаются по числу рождений, то есть сколько рождений между данными лицами, в такой степени родства они и находятся. Так, между внуком и дедом – два рождения, следовательно, и две степени кровного родства. Ряд степеней, продолжающихся непрерывно, одна за другой, составляет родственную линию. Степень, от которой идут две или более линии, называется в отношении к ним коленом, а самые линии в отношении к своему колену – отраслями или поколениями.
   Родственные линии, по своему направлению, бывают двух родов: прямые, которые в свою очередь подразделяются на восходящие и нисходящие, и боковые или побочные. Отсюда и самое кровное родство надо понимать в двух видах: кровное родство по прямой линии – восходящей или нисходящей – и кровное родство по боковым линиям.
   Прямая восходящая линия составляется из степеней или рождений, идущих от данного лица к его предкам: отцу, деду, прадеду и т. д.
   Прямая нисходящая линия составляется из степеней или рождений, идущих от данного лица к его потомкам: сыну, внуку, правнуку и т. д.
   Боковыми линиями называются, одна в отношении к другой, две (или более) отрасли, происходящие от одного общего им родоначальника: так, двоюродные братья, происходя от общего им родоначальника – отца их отцов – деда, состоят в кровном родстве по боковым линиям. Боковые линии бывают: первая, вторая, третья и т. д. Первая боковая линия идет от первой восходящей степени, т. е. от отца и матери данного лица к его братьям и сестрам, от них к племянникам и т. д. Вторая боковая линия идет от второй восходящей степени, т. е. от двух дедов и двух бабок данного лица к его дяде, от него к двоюродному брату и т. д. Третья боковая линия идет от третьей восходящей степени, т. е. от четырех прадедов и четырех прабабок к их нисходящим.
   В кровном родстве по прямой – восходящей или нисходящей – и по боковым линиям брак воспрещается до четвертой степени включительно. Собственно говоря, браки в кровном родстве по прямой линии вообще воспрещаются, так как вступление в брак в пятой степени этого родства является уже немыслимым и незаконным по летам брачующихся. В пятой степени кровного родства по боковым линиям хотя и допускается вступление в брак, но на это необходимо предварительно испросить разрешение архиерея.

Вычисление степеней кровного родства по прямой – восходящей или нисходящей – и по боковым линиям

   При вычислении степеней кровного родства, прежде всего, необходимо иметь в виду, что между мужем и женой не полагается степени, так как между ними нет рождения. С другой стороны, определение степеней кровного родства не находится ни в какой зависимости от того, через кого происходит это родство: по мужской ли линии (через отца – по восходящей и через сына – по нисходящей линии) или по женской линии (через мать – по восходящей и через дочь – по нисходящей линии); точно так же и в боковых линиях (через сестру или брата и т. д.). Счет степеней в том и другом случае одинаков.
   Чтобы определить степень кровного родства между данными лицами по прямой – восходящей или нисходящей – линии, необходимо лишь сосчитать число рождений между ними. Так, между правнуком и прадедом три рождения (по восходящей линии), между прапрадедом и праправнуком четыре рождения (по нисходящей линии), следовательно, у внука с прадедом – третья степень кровного родства по восходящей линии, а у прапрадеда с праправнуком – четвертая степень того же родства по нисходящей линии.
   Чтобы определить степень кровного родства между данными лицами по боковым линиям, необходимо лишь, так же как и при определении кровного родства по прямой линии, сосчитать число рождений между ними: начиная от одного из них до общего их родоначальника и от сего последнего до другого из лиц, между которыми отыскивается степень родства.
   Так, в первой боковой линии, например, с двоюродным внуком или двоюродною внучкой человек состоит в четвертой степени родства.
   Во второй боковой линии с родным дядей или теткой – в третьей степени родства.
   В третьей боковой линии с двоюродным дедом или бабкой – в четвертой степени родства.

Духовное родство

   Духовным родством называется родство, происходящее через восприятие кем-либо крещаемого при Святом Крещении. Это родство признано препятствием ко вступлению в брак лишь между восприемниками, с одной стороны, и воспринятыми и родителями последних – с другой, то есть духовное родство существует между крестным отцом и его крестником и между крестной матерью и ее крестницей, а также между родителями воспринятого от купели и восприемником того же пола, что и воспринятый (кумовство).

Свойство

   Свойством называется родственная связь, возникающая через брак лица одного рода с лицом другого рода. Таким образом, существенное различие свойства от кровного родства заключается в том, что в кровном родстве все родственники принадлежат к одной фамилии, к одному роду, в свойстве же путем брака сближаются, делаются «своими» лица двух или нескольких самостоятельных, отдельных родов, имеющих каждый своего особого родоначальника. Отсюда и самое название этого сближения – свойство.
   Виды свойства обусловливаются числом отдельных родов, сближенных путем брака. Так, если через брак вступили в родственную связь лица двух родов, то свойство будет двухродное, если лица трех родов, то и свойство будет трехродное и т. д.

Свойство двухродное

   1) между одним из супругов и кровными родственниками другого, например, между мужем и родным братом жены;
   2) между кровными родственниками одного супруга и кровными родственниками другого супруга, например, между родным братом мужа и родным братом жены.
   Сводными братьями и сестрами называются те, которые имеют обоих родителей разных, но сближенных между собою браком отца одного и матери другого из таких детей. Между собою сводные братья и сестры находятся во второй степени, но не кровного родства, как родные дети, а двухродного свойства, а в отношении к новому своему отцу (отчиму) или матери (мачехе) каждый из них состоит в первой степени двухродного свойства.
   Единокровными братьями и сестрами или детьми называются те, которые произошли от одного отца, но разных матерей.
   Единоутробными братьями и сестрами или детьми называются те, которые произошли от одной матери, но разных отцов.
   Как единокровные, так и единоутробные дети между собою состоят во второй степени кровного родства, так же как и дети от одного отца и одной матери. Поэтому единокровное дитя по отношению к новой своей матери-мачехе и единоутробное дитя по отношению к новому своему отцу-отчиму состоят в первой степени двухродного свойства.
   Препятствием к браку является двухродное свойство до четвертой степени, а также браки с сестрой невестки (жены брата) и с сестрой зятя (мужа сестры).
Вычисление степеней двухродного свойства
   При счете степеней в свойстве необходимо, как и в родстве кровном, иметь в виду принцип единства между мужем и женой, то есть, что между ними степени нет. Для определения степени двухродного свойства между двумя данными лицами стоит лишь сосчитать число рождений, в каждом роде отдельно, от одного из данных лиц до того «супруга» из этого же рода, через брак которого с «супругом» из другого рода возникло сближение, свойство родов, восходя при этом в каждом роде от данного лица лишь до ближайшего общего его родоначальника с «супругом». Сумма рождений, сосчитанных таким путем в каждом роде, и будет показателем степени свойства между данными лицами.
Примеры вычисления степеней двухродного свойства
   Между одним супругом и кровными родственниками другого:
   1) муж с родным братом жены – во второй степени двухродного свойства;
   2) муж с родной племянницей жены – в третьей степени.
   Из этих примеров видно, что кровные родственники жены находятся с ее мужем в таких же степенях свойства, в каких степенях кровного родства они с ней состоят, то есть кровные родственники одного супруга в тех же степенях свойственники другому супругу.
   Между кровными родственниками одного из супругов и кровными родственниками другого:
   1) родной брат мужа с родной племянницей жены – в пятой степени двухродного свойства;
   2) родной племянник мужа с родной племянницей жены – в шестой степени.

Свойство трехродное

   1) между одним из супругов и свойственниками другого супруга, например, между мужем и женой родного брата моей жены, то есть невесткой моей жены,
   2) между кровными родственниками одного из супругов и свойственниками другого супруга, например, между родным братом мужа и женой родного брата жены, то есть невесткой последней.
   В трехродном свойстве браки воспрещаются безусловно лишь в первой степени.
Вычисление степеней трехродного свойства
   При вычислении степеней трехродного свойства между двумя данными лицами, из которых одно всегда входит в состав первого, а другое – третьего рода (или, конечно, наоборот), следует определить двухродное свойство одного из данных лиц с тем лицом во втором роде, через брак которого с одним из членов третьего рода получилось сближение трех родов, а затем – двухродное свойство того же лица во втором роде с другим данным лицом. Сумма полученных в том и другом случае степеней двухродного свойства и будет показателем степени трехродного свойства между данными лицами.
Примеры вычисления степеней трехродного свойства
   Между одним из супругов и свойственниками другого супруга:
   1) муж с дочерью невестки жены – в третьей степени трехродного свойства;
   2) жена с невесткой мужа – во второй степени. Между кровными родственниками одного из
   супругов и свойственниками другого супруга:
   1) родной брат мужа и невестка жены – в четвертой степени трехродного свойства;
   2) родной племянник мужа и невестка жены – в пятой степени.

Современные названия родственников




   В дальнейшем двухродном свойстве названия родственников к каждому из супругов заимствуются от кровного родства, с прибавлением слов: по мужу, по жене, например: дед, племянник и т. д. по мужу или жене.

   В трехродном свойстве

Старинные названия родственников


Часть 3
Православное понимание брака


Основы социальной концепции русской Православной Церкви (Вопросы личной, семейной и общественной нравственности)

   1. Различие между полами есть особый дар Творца созданным Им людям. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их (Быт. 1, 27). Будучи в равной степени носителями образа Божия и человеческого достоинства, мужчина и женщина созданы для целостного единения друг с другом в любви: Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут два одна плоть (Быт. 2, 24). Воплощая изначальную волю Господа о творении, благословенный Им супружеский союз становится средством продолжения и умножения человеческого рода: И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею (Быт. 1, 28). Особенности полов не сводятся к различиям телесного устроения. Мужчина и женщина являют собой два различных образа существования в едином человечестве. Они нуждаются в общении и взаимном восполнении. Однако в падшем мире отношения полов могут извращаться, переставая быть выражением богоданной любви и вырождаясь в проявление греховного пристрастия падшего человека к своему «я».
   Высоко оценивая подвиг добровольного целомудренного безбрачия, принимаемого ради Христа и Евангелия, и признавая особую роль монашества в своей истории и современной жизни, Церковь никогда не относилась к браку пренебрежительно и осуждала тех, кто из ложно понятого стремления к чистоте уничижал брачные отношения.
   Апостол Павел, лично для себя избравший девство и призывавший подражать ему в этом (1 Кор. 7, 8), тем не менее, осуждает лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей, запрещающих вступать в брак (1 Тим. 4, 2–3). 51-е Апостольское правило гласит: «Если кто… удаляется от брака… не ради подвига воздержания, но по причине гнушения, забыв… что Бог, созидая человека, мужа и жену сотворил их, и таким образом, хуля, клевещет на создание, или да исправится, или да будет извержен из священного чина и отвержен от Церкви». Его развивают 1-е, 9-е и 10-е правила Гангрского собора[6]: «Если кто порицает брак и гнушается женою верною и благочестивою, с мужем своим совокупляющеюся, или порицает оную, как не могущую войти в Царствие [Божие], да будет под клятвою. Если кто девствует или воздерживается, удаляясь от брака, как гнушающийся им, а не ради самой красоты и святыни девства, да будет под клятвою. Если кто из девствующих ради Господа будет превозноситься над сочетавшимися браком, да будет под клятвою».
   Священный Синод Русской Православной Церкви в определении от 28 декабря 1998 года, ссылаясь на эти правила, указал на «недопустимость негативного или высокомерного отношения к браку».
   2. Согласно римскому праву, легшему в основу гражданских кодексов большинства современных государств, брак является соглашением между двумя свободными в своем выборе сторонами. Церковь восприняла это определение брака, осмыслив его исходя из свидетельств Священного Писания.
   Римский юрист Модестин (III век) дал следующее определение брака: «Брак есть союз мужчины и женщины, общность всей жизни, соучастие в божеском и человеческом праве». В практически неизменном виде это определение вошло в канонические сборники Православной Церкви, в частности, в «Номоканон» патриарха Фотия (IX век), в «Синтагму» Матфея Властаря (XIV век) и в «Прохирон» Василия Македонянина (IX век), включенный в славянскую «Кормчую книгу». Раннехристианские отцы и учители
   Церкви также опирались на римские представления о браке. Так, Афинагор в своей Апологии к императору Марку Аврелию (II век) пишет: «Каждый из нас считает своей женою ту женщину, на которой он женат согласно законам». «Апостольские постановления», памятник IV века, увещают христиан «заключать брак в согласии с законом».
   Христианство восполнило языческие и ветхозаветные представления о браке возвышенным образом союза Христа и Церкви. Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною посредством слова; чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна. Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь, потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа (Еф. 5,22–33).
   Для христиан брак стал не просто юридическим договором, средством продолжения рода и удовлетворения временных природных потребностей, но, по слову святителя Иоанна Златоуста (IV век), «таинством любви», вечным единением супругов друг с другом во Христе. Изначально христиане запечатлевали брак церковным благословением и совместным участием в Евхаристии, что являлось древнейшей формой совершения Таинства Брака.
   «Те, которые женятся и выходят замуж, должны вступать в союз с согласия епископа, чтобы брак был о Господе, а не по похоти», – писал священномученик Игнатий Богоносец[7].
   Согласно Тертуллиану (вторая половина II века), брак, «скрепленный Церковью, подтвержденный жертвоприношением [Евхаристией], запечатлевается благословением и вписывается на Небесах Ангелами». «Необходимо призвать священников и молитвами и благословениями утвердить супругов в совместной жизни, чтобы… супруги в радости проводили жизнь, соединяемые помощью Божией», – говорил святитель Иоанн Златоуст. Святитель Амвросий Медиоланский (IV век) указывал, что «брак должен быть освящаем покровом и благословением священническим».
   В период христианизации Римской империи законность браку по-прежнему сообщала гражданская регистрация. Освящая супружеские союзы молитвой и благословением, Церковь, тем не менее, признавала действительность брака, заключенного в гражданском порядке, в тех случаях, когда церковный брак был невозможен, и не подвергала супругов каноническим прещениям. Такой же практики придерживается в настоящее время Русская Православная Церковь. При этом она не может одобрять и благословлять супружеские союзы, которые заключаются хотя и в соответствии с действующим гражданским законодательством, но с нарушением канонических предписаний (например, четвертый и последующие браки, браки в недозволительных степенях кровного или духовного родства).
   Согласно 74-й новелле Юстиниана (538 год), законный брак мог заключаться как экдиком (церковным нотариусом), так и священником. Подобное правило содержалось в эклоге императора Льва III и его сына Константина V (740 год), а также в законе Василия I (879 год). Важнейшим условием брака оставалось взаимное согласие мужчины и женщины, подтвержденное перед свидетелями. Церковь не выражала протестов против такой практики. Лишь с 893 года, согласно 89-й новелле императора Льва VI, свободным лицам было вменено в обязанность заключать брак по церковному обряду, а в 1095 году император Алексий Комнин распространил это правило и на рабов. Введение обязательного бракосочетания по церковному обряду (IX–XI века) обозначало, что решением государственной власти все правовое регулирование брачных отношений передавалось исключительно в юрисдикцию Церкви. Впрочем, повсеместное введение этой практики не следует воспринимать как установление Таинства Брака, которое искони существовало в Церкви.
   Порядок, установленный в Византии, был усвоен и в России по отношению к лицам православного вероисповедания. Однако с принятием Декрета об отделении Церкви от государства (1918 год) бракосочетание по церковному чину лишилось юридической силы; формально верующим предоставлялось право принимать церковное благословение после регистрации брака в государственных органах. Однако на протяжении длительного периода государственного преследования религии совершение торжественного венчания в церкви фактически оставалось крайне затруднительным и опасным.
   Священный Синод Русской Православной Церкви 28 декабря 1998 года с сожалением отметил, что «некоторые духовники объявляют незаконным гражданский брак или требуют расторжения брака между супругами, прожившими много лет вместе, но в силу тех или иных обстоятельств не совершившими венчание в храме… Некоторые пастыри-духовники не допускают к причастию лиц, живущих в «невенчанном» браке, отождествляя таковой брак с блудом». В принятом Синодом определении указано: «Настаивая на необходимости церковного брака, напомнить пастырям о том, что Православная Церковь с уважением относится к гражданскому браку».
   Общность веры супругов, являющихся членами Тела Христова, составляет важнейшее условие подлинно христианского и церковного брака. Только единая в вере семья может стать «домашней Церковью» (Рим. 16, 3–4; Флм. 1, 2), в которой муж и жена совместно с детьми возрастают в духовном совершенствовании и познании Бога. Отсутствие единомыслия представляет серьезную угрозу целостности супружеского союза. Именно поэтому Церковь считает своим долгом призывать верующих вступать в брак только в Господе (1 Кор. 7, 39), то есть с теми, кто разделяет их христианские убеждения.
   Упомянутое выше определение Священного Синода также говорит об уважении Церкви «к такому браку, в котором лишь одна из сторон принадлежит к православной вере, в соответствии со словами святого апостола Павла: Неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим (1 Кор. 7, 14)». На этот текст Священного Писания ссылались и отцы Трулльского собора[8], признавшие действительным союз между лицами, которые, «будучи еще в неверии и не быв причтены к стаду православных, сочетались между собою законным браком», если впоследствии один из супругов обратился к вере (правило 72). Однако в том же правиле и других канонических определениях (IV Вс. Соб. 14; Лаод. 10, 31[9]), равно как и в творениях древних христианских писателей и отцов Церкви [Тертуллиан, святитель Киприан Карфагенский (III век), блаженный Феодорит (393–458), блаженный Августин (354–430)], возбраняется заключение браков между православными и последователями иных религиозных традиций.
   В соответствии с древними каноническими предписаниями, Церковь и сегодня не освящает венчанием браки, заключенные между православными и нехристианами, одновременно признавая таковые в качестве законных и не считая пребывающих в них находящимися в блудном сожительстве. Исходя из соображений пастырской икономии, Русская Православная Церковь как в прошлом, так и сегодня находит возможным совершение браков православных христиан с католиками, членами Древних Восточных Церквей и протестантами, исповедующими веру в Триединого Бога, при условии благословения брака в Православной Церкви и воспитания детей в православной вере. Такой же практики на протяжении последних столетий придерживаются в большинстве Православных Церквей.
   Указом Святейшего Синода от 23 июня 1721 года было разрешено на вышеуказанных условиях совершение браков находящихся в Сибири шведских пленников с православными невестами. 18 августа того же года данное решение Синода получило подробное библейское и богословское обоснование в особом Синодальном Послании. На это послание Святейший Синод ссылался и впоследствии при разрешении вопросов о смешанных браках в губерниях, присоединенных от Польши, а также в Финляндии (указы Святейшего Синода от 1803 и 1811 годов). В этих областях, впрочем, дозволялось более свободное определение конфессиональной принадлежности детей (временно такая практика иногда распространялась и на прибалтийские губернии). Наконец, правила о смешанных браках для всей Российской Империи были окончательно закреплены в Уставе духовных консисторий (1883 год). Примером смешанных браков являлись многие династические бракосочетания, при совершении которых переход неправославной стороны в Православие не был обязательным (за исключением брака наследника Российского престола). Так, преподобномученица великая княгиня Елисавета вступила в брак с великим князем Сергием Александровичем, оставаясь членом Евангелическо-
   Лютеранской Церкви, и лишь позднее, по собственному волеизъявлению, приняла Православие.
   3. Церковь настаивает на пожизненной верности супругов и нерасторжимости православного брака, основываясь на словах Господа Иисуса Христа: Что Бог сочетал, того человек да не разлучает… Кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует (Мф. 19, 6, 9). Развод осуждается Церковью как грех, ибо он приносит тяжкие душевные страдания и супругам (по меньшей мере, одному из них), и особенно детям. Крайне беспокоит современное положение, при котором расторгается весьма значительная часть браков, особенно среди молодежи. Происходящее становится подлинной трагедией для личности и народа.
   Единственным допустимым основанием развода Господь назвал прелюбодеяние, которое оскверняет святость брака и разрушает связь супружеской верности. В случаях разнообразных конфликтов между супругами Церковь видит свою пастырскую задачу в том, чтобы всеми присущими ей средствами (научение, молитва, участие в Таинствах) оберегать целостность брака и предотвращать развод. Священнослужители также призваны проводить беседы с желающими вступить в брак, разъясняя им важность и ответственность предпринимаемого шага.
   К сожалению, иногда по причине греховного несовершенства супруги могут оказаться неспособными сохранить дар благодати, воспринятой ими в Таинстве Брака, и уберечь единство семьи. Желая спасения грешников, Церковь дает им возможность исправления и готова после покаяния вновь допустить их к Таинствам.
   Законы Византии, установленные христианскими императорами и не встречавшие осуждения Церкви, допускали различные основания для развода. В Российской Империи расторжение брака на основании существующих законов производилось в церковном суде.
   В 1918 году Поместный Собор Российской Православной Церкви в «Определении о поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью» признал в качестве таковых, кроме прелюбодеяния и вступления одной из сторон в новый брак, также отпадение супруга или супруги от Православия, противоестественные пороки, неспособность к брачному сожитию, наступившую до брака или явившуюся следствием намеренного самокалечения, заболевание проказой или сифилисом, длительное безвестное отсутствие, осуждение к наказанию, соединенному с лишением всех прав состояния, посягательство на жизнь или здоровье супруги либо детей, снохачество, сводничество, извлечение выгод из непотребств супруга, неизлечимую тяжкую душевную болезнь и злонамеренное оставление одного супруга другим. В настоящее время этот перечень оснований к расторжению брака дополняется такими причинами, как заболевание СПИДом, медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания, совершение женой аборта при несогласии мужа.
   В целях духовного воспитания брачующихся и содействия укреплению супружеских уз священники призываются к тому, чтобы в беседе, предшествующей совершению Таинства Брака, подробно разъяснять жениху и невесте идею нерасторжимости церковного брачного союза, подчеркивая, что развод как крайняя мера может иметь место только в случае совершения супругами деяний, которые определены Церковью как поводы для развода. Согласие на расторжение церковного брака не может даваться ради угождения прихоти или для «подтверждения» гражданского развода. Впрочем, если распад брака является свершившимся фактом – особенно при раздельном проживании супругов, – а восстановление семьи не признается возможным, по пастырскому снисхождению также допускается церковный развод. Церковь отнюдь не поощряет второбрачия. Тем не менее после законного церковного развода, согласно каноническому праву, второй брак разрешается невиновному супругу. Лицам, первый брак которых распался и был расторгнут по их вине, вступление во второй брак дозволяется лишь при условии покаяния и выполнения епитимии, наложенной в соответствии с каноническими правилами. В тех исключительных случаях, когда допускается третий брак, срок епитимии, согласно правилам святого Василия Великого (IV век), увеличивается.
   Священный Синод Русской Православной Церкви в Определении от 28 декабря 1998 года осудил действия тех духовников, которые «запрещают своим духовным чадам вступление во второй брак на том основании, что второй брак якобы осуждается Церковью; запрещают супружеским парам развод в том случае, когда в силу тех или иных обстоятельств семейная жизнь становится для супругов невозможной». При этом Священный Синод постановил «напомнить пастырям о том, что в своем отношении ко второму браку Православная Церковь руководствуется словами апостола Павла: Соединен ли ты с женою? не ищи развода. Остался ли без жены? не ищи жены. Впрочем, если и женишься, не согрешишь; и если девица выйдет замуж, не согрешит… Жена связана законом, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет, свободна выйти, за кого хочет, только в Господе (1 Кор. 7, 27–28,39)».
   4. Особая внутренняя близость семьи и Церкви видна уже из того, что в Священном Писании Христос говорит о Себе как о женихе (Мф. 9, 15; 25,1-13; Лк. 12,35–36), а Церковь изображается в качестве Его жены и невесты (Еф. 5,24; Откр. 21, 9). Климент Александрийский (II век) называет семью, как и Церковь, домом Господним, а святитель Иоанн Златоуст именует семью «малой церковью». «Скажу еще и то, – пишет он – что брак есть таинственное изображение Церкви». Домашнюю церковь образуют любящие друг друга мужчина и женщина, соединенные в браке и устремленные ко Христу. Плодом их любви и общности становятся дети, рождение и воспитание которых, по православному учению, является одной из важнейших целей брака.
   Вот наследие от Господа – сыновья! награда – плод чрева, – восклицает псалмопевец (Пс. 126, 3). О спасительности чадородия учил апостол Павел (1 Тим. 2,15). Он же призывал отцов: Не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем (Еф. 6, 4). «Дети – не случайное приобретение, мы отвечаем за их спасение… Нерадение о детях – больший из всех грехов, он приводит к крайнему нечестию… Нам нет извинения, если дети у нас развращены», – наставляет святитель Иоанн Златоуст. Преподобный Ефрем Сирин (IV век) учит: «Блажен, кто воспитывает детей богоугодно». «Истинный отец не тот, который родил, но тот, который хорошо воспитал и научил», – пишет святитель Тихон Задонский. «Родители главным образом ответственны за воспитание своих детей и вину за дурное воспитание их никому не могут приписывать, кроме себя», – проповедовал священномученик Владимир, митрополит Киевский. Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, – гласит пятая заповедь (Исх. 20, 12). В Ветхом Завете непочтение по отношению к родителям рассматривалось как величайшее преступление (Исх. 21,15,17; Притч. 20, 20; 30,17). Новый Завет также учит детей с любовью слушаться родителей: Дети, будьте послушны родителям вашим во всем, ибо это благоугодно Господу (Кол. 3, 20).
   Семья как домашняя церковь есть единый организм, члены которого живут и строят свои отношения на основе закона любви. Опыт семейного общения учит человека преодолению греховного эгоизма и закладывает основы здоровой гражданственности. Именно в семье, как в школе благочестия, формируется и крепнет правильное отношение к ближним, а значит, и к своему народу, к обществу в целом. Живая преемственность поколений, начинаясь в семье, обретает свое продолжение в любви к предкам и отечеству, в чувстве сопричастности к истории. Поэтому столь опасно разрушение традиционных связей родителей с детьми, которому, к сожалению, во многом способствует уклад жизни современного общества. Принижение социальной значимости материнства и отцовства сравнительно с успехами мужчин и женщин в профессиональной области приводит к тому, что дети начинают восприниматься как ненужная обуза; оно также способствует отчуждению и развитию антагонизма между поколениями. Роль семьи в становлении личности исключительна, ее не могут подменить иные социальные институты. Разрушение семейных связей неизбежно сопряжено с нарушением нормального развития детей и накладывает долгий, в известной мере неизгладимый, отпечаток на всю их последующую жизнь.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

   Трулльский собор – Шестой Вселенский Собор или Пято-шестой. Пято-шестым он называется потому, что явился непосредственным продолжеием Пятого Собора, созванного императором Юстинианом II. Собор начал свои заседания 7 ноября 680 г. и закончил в сентябре следующего года. Так как первая часть Собора занималась исключительно догматическими вопросами в связи с ересью монофелитов, то он был созван вновь 1 сентября 691 г. для составления правил и окончился 31 августа 692 г. Заседания обоих Соборов происходили в части императорского Дворца, которая называлась Труллой, и потому этот собор также называют Трулльским.

9

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →