Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Глагол «chork» в английском языке означает «производить звук, какой издают раскисшие от воды башмаки».

Еще   [X]

 0 

Комментарий к Федеральному закону от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» (постатейный) (Чаннов Сергей)

В книге приводится постатейный комментарий к Федеральному закону от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления». В комментарии проведен анализ положений нового Закона, связанных с возможностью граждан и организаций получать информацию о деятельности органов власти, а также подведомственных им организаций, и даны конкретные рекомендации по его применения как пользователями информации, так и субъектами, ее предоставляющими. В необходимых случаях в комментарии приводятся ссылки на другие соответствующие законодательные и подзаконные акты, регламентирующие порядок предоставления информации.

Год издания: 2010

Цена: 90 руб.



С книгой «Комментарий к Федеральному закону от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» (постатейный)» также читают:

Предпросмотр книги «Комментарий к Федеральному закону от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» (постатейный)»

Комментарий к Федеральному закону от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» (постатейный)

   В книге приводится постатейный комментарий к Федеральному закону от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления». В комментарии проведен анализ положений нового Закона, связанных с возможностью граждан и организаций получать информацию о деятельности органов власти, а также подведомственных им организаций, и даны конкретные рекомендации по его применения как пользователями информации, так и субъектами, ее предоставляющими. В необходимых случаях в комментарии приводятся ссылки на другие соответствующие законодательные и подзаконные акты, регламентирующие порядок предоставления информации.
   Комментарий предназначен самому широкому кругу читателей, заинтересованных в своевременном и полном получении информации от государственных и муниципальных структур. Он может быть также полезен представителям государственных органов, органов местного самоуправления и подведомственных им организаций, ответственных за предоставление информации. Комментарий также может быть использован преподавателями, аспирантами и студентами при изучении курсов «Конституционное право Российской Федерации» и «Информационное право».


Комментарий к Федеральному закону от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» (постатейный)

Авторский коллектив

   Велиева Джамила Сейфаддин кызы, кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой конституционного права Поволжской академии государственной службы им. П.А. Столыпина – введение, статьи 1–8;
   Филатова Анна Валериевна, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры административного права и государственного строительства Поволжской академии государственной службы им. П.А. Столыпина – статьи 20–22;
   Чаннов Сергей Евгеньевич, кандидат юридических наук, заместитель заведующего кафедрой административного права и государственного строительства Поволжской академии государственной службы им. П.А. Столыпина – статьи 23–26.

Принятые сокращения

   СЗ РФ – Собрание законодательства Российской Федерации
   БНА ФОИВ – Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти
   ВВС РФ – Вестник Верховного Суда Российской Федерации
   Ведомости СНД РФ и ВС РФ – Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации

Введение

   На современном этапе прослеживается интенсивное развитие информационных отношений в России. Неотъемлемой составляющей государственно-правового регулирования в условиях современного общества является правовое управление информационной средой, т. е. сферой деятельности субъектов, связанной с созданием, преобразованием и потреблением информации. Гарантированное ст. 29 Конституции Российской Федерации право каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом заложило основу развития информационных отношений в России.
   Права и свободы человека и гражданина, связанные с обращением информации, определены Конституцией Российской Федерации и включают: право доступа к информации, затрагивающей права, свободы и обязанности человека и гражданина, право на тайну частной жизни (ст. 23 и 24), тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23), право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ст. 29), свободу слова (ст. 29).
   Конституция Российской Федерации содержит ряд важных положений, гарантирующих обеспечение информационных прав:
   1) защита прав субъектов в информационной сфере в Российской Федерации в достаточной степени определена и закреплена в Конституции Российской Федерации, гарантирующей государственную защиту прав и свобод человека и гражданина;
   2) любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения;
   3) важной особенностью положений Конституции Российской Федерации является право каждого человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения;
   4) Конституция Российской Федерации возлагает на органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностных лиц обязанность по обеспечению каждому заинтересованному лицу возможности ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом;
   5) Конституция Российской Федерации гарантирует право каждого на достоверную информацию о состоянии окружающей среды. Сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с федеральным законом;
   6) граждане имеют практическую возможность узнать информацию о деятельности органов государственной власти, местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, общественных формирований. Однако сложность заключается в отсутствии правовой регламентации самого механизма реализации права на доступ к информации.
   Вместе с тем проблема доступа к информации оборачивается проблемой информационной открытости различных систем, или, используя другой популярный термин, информационной прозрачности общественных отношений и деятельности различных социальных, государственных и общественных систем.
   Таким образом, проблемы, возникающие при реализации права на информацию, можно свести к следующим: несовершенство механизма поиска имеющейся информации или усложненность этого механизма, ухудшающая процесс доступа к ней; необоснованные правовые ограничения на доступ к информации, несмотря на наличие соответствующих норм в законодательстве; отсутствие механизма ответственности должностных лиц органов государственной власти за нарушения прав граждан в информационной сфере.
   В развитие понятия информации как объекта правового регулирования конституционных прав и свобод человека и гражданина и в развитие норм Конституции Российской Федерации в последующем был принят ряд документов. Важное место среди них занимает Указ Президента Российской Федерации «О дополнительных гарантиях прав граждан на информацию»[1]. В этом документе, исходя из того, что право на информацию является одним из фундаментальных прав человека, определено, что в России деятельность государственных органов, организаций и предприятий, общественных объединений, должностных лиц осуществляется на принципе информационной открытости, который предполагает, во-первых, доступность для граждан информации, представляющей общественный интерес или затрагивающей личные интересы граждан; во-вторых, систематическое информирование граждан о предполагаемых или принятых решениях; в-третьих, осуществление гражданами контроля за деятельностью государственных органов Российской Федерации, организаций и предприятий, общественных объединений, должностных лиц и принимаемыми ими решениями, связанными с соблюдением, охраной и защитой прав и законных интересов граждан. При этом установлено, что в информационных программах государственных телерадиовещательных компаний до сведения граждан в обязательном порядке доводятся в день их выпуска основные положения правовых актов и решений государственных органов по основным вопросам внутренней и внешней политика!.
   Принятая в 2000 г. Доктрина информационной безопасности Российской Федерации содержала положение о том, что современный этап развития общества характеризуется возрастающей ролью информационной сферы, представляющей собой совокупность информации, информационной инфраструктуры, субъектов, осуществляющих сбор, формирование, распространение и использование информации, а также системы регулирования возникающих при этом общественных отношений[2]. Информационная сфера, являясь системообразующим фактором жизни общества, активно влияет на состояние политической, экономической, оборонной и других составляющих безопасности Российской Федерации.
   Доктрина послужила основой для формирования государственной политики в области обеспечения информационной безопасности Российской Федерации.
   Построение информационного общества и обеспечение права на доступ к информации требуют слаженного взаимодействия государственных и негосударственных структур. Такое взаимодействие продиктовано прежде всего существованием потребности личности в различного рода информации.
   Как было отмечено в Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации 2008 г., информационное общество характеризуется высоким уровнем развития информационных и телекоммуникационных технологий и их интенсивным использованием гражданами, бизнесом и органами государственной власти.
   Динамика показателей развития информационной и телекоммуникационной инфраструктуры и высоких технологий в России не позволяет рассчитывать на существенные изменения в ближайшем будущем без совместных целенаправленных усилий органов государственной власти, бизнеса и гражданского общества. Необходимо уже в среднесрочной перспективе реализовать имеющийся культурный, образовательный и научно-технологический потенциал страны и обеспечить Российской Федерации достойное место среди лидеров глобального информационного общества[3].
   Целью формирования и развития информационного общества в Российской Федерации, согласно Стратегии, является повышение качества жизни граждан, обеспечение конкурентоспособности России, развитие экономической, социально-политической, культурной и духовной сфер жизни общества, совершенствование системы государственного управления на основе использования информационных и телекоммуникационных технологий.
   Следовательно, вышеизложенное соответствует интересам не только личности, но и общества и государства в информационной сфере.
   Однако формирование современной информационной и телекоммуникационной инфраструктуры, предоставление на ее основе качественных услуг и обеспечение высокого уровня доступности для населения информации и технологий потребовало принятие специальных законов, регламентирующих реализацию доступа к информации о деятельности органов государственной власти.
   Целью принятия таковых законов является также повышение эффективности государственного управления и местного самоуправления, взаимодействия гражданского общества и бизнеса с органами государственной власти, качества и оперативности предоставления государственных услуг.
   Следует сказать, что еще в 2002 г. было принято постановление Правительства РФ «О федеральной целевой программе «Электронная Россия (2002–2010 годы)», согласно которому использование информационных технологий в современном обществе является необходимым условием обеспечения соответствия государственного управления ожиданиям и потребностям населения[4]. В развитие данного акта была принята и Концепция формирования в Российской Федерации электронного правительства до 2010 г.[5].
   В соответствии с вышеназванной Концепцией формирование в Российской Федерации электронного правительства имеет следующие цели:
   повышение качества и доступности предоставляемых организациям и гражданам государственных услуг, упрощение процедуры и сокращение сроков их оказания, снижение административных издержек со стороны граждан и организаций, связанных с получением государственных услуг, а также внедрение единых стандартов обслуживания граждан;
   повышение открытости информации о деятельности органов государственной власти и расширение возможности доступа к ней и непосредственного участия организаций, граждан и институтов гражданского общества в процедурах формирования и экспертизы решений, принимаемых на всех уровнях государственного управления;
   повышение качества административно-управленческих процессов;
   совершенствование системы информационно-аналитического обеспечения принимаемых решений на всех уровнях государственного управления, обеспечение оперативности и полноты контроля за результативностью деятельности органов государственной власти и обеспечение требуемого уровня информационной безопасности электронного правительства при его функционировании.
   Очевидно, что выполнение изложенных целей требовало принятия специальных законов, регламентирующих порядок реализации права на доступ к информации о деятельности государственных органов.
   Несомненно, принятие Федерального закона от 9 февраля 2009 г. № 8 – ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления»[6] (далее – Закон) можно охарактеризовать как положительное явление[7]. Сказанное в полной мере относится и Федеральному закону от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации»[8].
   Значимость принятых законов состоит не только в возможности обеспечения доступа к информации о деятельности государственных органов, но и в возможности осуществления гражданского контроля. При этом содержание контрольной деятельности общества должно включать: а) наблюдение за деятельностью подконтрольных субъектов; б) получение всесторонней информации о выполнении ими предписаний; в) анализ таких данных; г) предупреждение и выявление правонарушений[9].
   В предлагаемом комментарии дается разъяснение основных положений Федерального закона от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», а также рекомендации по его применению на практике, которые адресованы как органам государственной власти и местного самоуправления, так и пользователям информации.

Комментарий к Федеральному закону от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления»

   Принят Государственной Думой 21 января 2009 г. Одобрен Советом Федерации 28 января 2009 г.

Глава 1 Общие положения

Статья 1. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

   1) информация о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления – информация (в том числе документированная), созданная в пределах своих полномочий государственными органами, их территориальными органами, органами местного самоуправления или организациями, подведомственными государственным органам, органам местного самоуправления (далее – подведомственные организации), либо поступившая в указанные органы и организации. К информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления относятся также законы и иные нормативные правовые акты, а к информации о деятельности органов местного самоуправления – муниципальные правовые акты, устанавливающие структуру, полномочия, порядок формирования и деятельности указанных органов и организаций, иная информация, касающаяся их деятельности;
   2) государственные органы – органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации и иные государственные органы, образуемые в соответствии с законодательством Российской Федерации, законодательством субъектов Российской Федерации;
   3) пользователь информацией – гражданин (физическое лицо), организация (юридическое лицо), общественное объединение, осуществляющие поиск информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления. Пользователями информацией являются также государственные органы, органы местного самоуправления, осуществляющие поиск указанной информации в соответствии с настоящим Федеральным законом;
   4) запрос – обращение пользователя информацией в устной или письменной форме, в том числе в виде электронного документа, в государственный орган или орган местного самоуправления либо к его должностному лицу о предоставлении информации о деятельности этого органа;
   5) официальный сайт государственного органа или органа местного самоуправления (далее – официальный сайт) – сайт в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (далее – сеть «Интернет»), содержащий информацию о деятельности государственного органа или органа местного самоуправления, электронный адрес которого включает доменное имя, права на которое принадлежат государственному органу или органу местного самоуправления.
   1. Согласно Закону в понятие «информация о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» включается любая информация, относящаяся к деятельности этих органов. При этом таковая информация может быть создана в пределах собственных полномочий самого государственного органа и органов местного самоуправления либо поступить в указанные органы и организации. Видимо, в данном случае имеется в виду информация, относящаяся к деятельности государственного органа или органа местного самоуправления.
   Интересно то, что Закон к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления относит также законы и иные нормативные правовые акты, а к информации о деятельности органов местного самоуправления – муниципальные правовые акты, устанавливающие структуру, полномочия, порядок формирования и деятельности указанных органов и организаций, иную информацию, касающуюся их деятельности.
   В то же время непонятно, почему законодатель к информации о деятельности органов местного самоуправления относит только муниципальные правовые акты, тогда как порядок формирования и деятельности муниципальных органов могут быть предусмотрены и федеральными законами.
   2. Внимание привлекает трактовка Законом понятия «государственные органы». К ним Закон относит – органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации и иные государственные органы, образуемые в соответствии с законодательством Российской Федерации, законодательством субъектов Российской Федерации.
   Из текста статьи вытекает, что понятие «государственный орган» шире, нежели понятие «орган государственной власти». Об этом также свидетельствует позиция Верховного Суда Российской Федерации, изложенная в Постановлении Пленума от 10 февраля 2009 г. № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих»[10]. В нем говорится, в частности, о возможности оспаривания по правилам гл. 25 ГПК РФ решения, действия (бездействия) лиц, выступающих от имени федеральных органов государственной власти, а также иных федеральных государственных органов.
   Следует отметить, что среди ученых существует мнение, согласно которому «понятие государственного органа является родовым по отношению к понятию органа государственной власти»[11].
   Известный ученый Д.Н. Бахрах выделяет общие признаки, характерные в целом для государственных органов. Эти органы:
   1) являются организованными коллективами:
   2) являются автономными частями государственного аппарата;
   3) осуществляют государственные функции, реализуют публичный интерес;
   4) действуют от имени государства и в то же время от своего имени;
   5) обладают собственной компетенцией;
   6) несут ответственность перед государством за свою деятельность;
   7) учреждаются государством;
   8) имеют положение, структуру и осуществляют деятельность, регламентированную правом[12].
   В числе признаков, характеризующих государственные органы, выделяют также:
   наличие государственно-властных полномочий; функционирование в условиях сочетания строгой нормативной деятельности в формально-процедурном отношении с широкой возможностью принятия волевых решений;
   непосредственное занятие работой по подготовке, принятию и проведению в жизнь решений в сфере исполнительно-распорядительной деятельности государства[13].
   Ученые представители теории права под государственным органом понимают учреждение, участвующее в пределах своей компетенции в осуществлении функций государства и наделенное для этого соответствующими властными полномочиями[14].
   Как видно из приведенных определений, принципиальных различий в определении понятий «орган государственной власти» и «государственный орган» не наблюдается[15].
   3. К пользователям информации комментируемый Закон относит граждан (физических лиц), организации (юридические лица), общественные объединения, государственные органы, органы местного самоуправления.
   Такую конструкцию нельзя назвать безупречной. Представляется более верным указывать в качестве субъекта прав на доступ к информации не только граждан РФ, но и иностранцев и лиц без гражданства. Более того, термин «юридические лица» охватывает не все заинтересованные субъекты. Как быть в данном случае индивидуальному предпринимателю, фермерскому хозяйству (они уже не граждане, но и не организации), если им нужна информация?[16]
   Более того, такая формулировка противоречит и самой Конституции РФ, которая в ст. 29 (ч. 4) закрепляет право каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.
   Иными словами, согласно Конституции носителями исследуемого права выступают не только российские граждане, но и иностранцы и лица без гражданства. Анализируемая норма явно ограничивает правовые возможности иностранцев и лиц без гражданства. Хотя законодательно установлено, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ).
   4. Комментируемый Закон дает определение запроса. Запрос понимается не только как право на получение любой информации в любых формах и из любых источников при условии соблюдения законодательно установленных требований, но и как возможность не обосновывать необходимость получения информации.
   5. Комментируемый Закон вводит понятие «официальный сайт государственного органа или органа местного самоуправления». В целях реализации права граждан и организаций на информацию в электронной форме государственные органы и органы местного самоуправления подключают свои информационные системы к сети «Интернет», открывают для неограниченного доступа официальные сайты, выделяют адреса электронной почты для получения запросов и передачи запрашиваемой информации.
   Такой сайт должен содержать информацию о деятельности государственного органа или органа местного самоуправления.

Статья 2. Сфера действия настоящего Федерального закона

   2. Если федеральными конституционными законами, федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации предусматриваются особенности предоставления отдельных видов информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, положения настоящего Федерального закона применяются с учетом особенностей, предусмотренных этими федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
   3. Если законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, принятыми по предметам ведения субъектов Российской Федерации, предусматриваются особенности предоставления отдельных видов информации о деятельности государственных органов субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, положения настоящего Федерального закона применяются с учетом особенностей, предусмотренных этими законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.
   4. Действие настоящего Федерального закона распространяется на отношения, связанные с предоставлением государственными органами и органами местного самоуправления информации о своей деятельности по запросам редакций средств массовой информации, в части, не урегулированной законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации.
   5. Действие настоящего Федерального закона не распространяется на:
   1) отношения, связанные с обеспечением доступа к персональным данным, обработка которых осуществляется государственными органами и органами местного самоуправления;
   2) порядок рассмотрения государственными органами и органами местного самоуправления обращений граждан;
   3) порядок предоставления государственным органом, органом местного самоуправления в иные государственные органы, органы местного самоуправления информации о своей деятельности в связи с осуществлением указанными органами своих полномочий.
   Вместе с тем при реализации прав на доступ к информации пользователи могут пользоваться и нормами иных нормативных актов, в том числе базовым законом – Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее – Закон «Об информации…»).
   2—3. Согласно комментируемой норме, если другими нормативными актами предусматриваются особенности предоставления отдельных видов информации, то положения настоящего Федерального закона применяются с учетом этих особенностей. Представляется верной позиция С.Н. Шевердяева о том, что данная установка разрушает краеугольный характер этого Закона в информационном законодательстве, обрекая его на дополняющую функцию в отношении иных актов[17].
   Действующее законодательство предусматривает предоставление различного рода информации: о государственной тайне, о коммерческой тайне, о персональных данных и т. д. Кроме того, существуют законодательно оформленные виды конфиденциальной информации – врачебная тайна, налоговая тайна, тайна усыновления и другие.
   Аналогичная норма содержится и в ч. 3 комментируемой статьи относительно субъектов Российской Федерации. Следует сказать, что в ряде субъектов были приняты законы, регламентирующие порядок предоставления информации: Закон города Москвы «О гарантиях доступности информации о деятельности органов государственной власти города Москвы»; Закон Санкт-Петербурга «О гарантиях конституционных прав граждан на информацию о решениях органов власти Санкт-Петербурга»; Закон Волгоградской области «О порядке предоставления информации органами государственной власти Волгоградской области»; Закон Калининградской области «О порядке предоставления информации органами государственной власти Калининградской области»; Областной закон Новгородской области «О порядке предоставления информации органами государственной власти Новгородской области»; Закон Приморского края «О государственных информационных ресурсах и порядке предоставления информации органами государственной власти Приморского края» и др.
   Однако целесообразно было бы именно в этом комментируемом Законе решить все ключевые вопросы доступа, не размывая его значение.
   4. Комментируемая часть соотносит нормы Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» и Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» (далее – Закон «О средствах массовой информации») как специальное и общее. Действительно, ст. 39 Закона «О средствах массовой информации» предусматривает право редакции запрашивать информацию о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц. Такой запрос информации возможен как в устной, так и в письменной форме. Запрашиваемую информацию обязаны предоставлять руководители указанных органов, организаций и объединений, их заместители, работника! пресс-служб либо другие уполномоченные лица в пределах их компетенции.
   При этом отказ в предоставлении запрашиваемой информации возможен, только если она содержит сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну.
   5. Комментируемый Закон делает оговорку, что действие настоящего Федерального закона не распространяется на следующие отношения:
   1) связанные с обеспечением доступа к персональным данным, обработка которых осуществляется государственными органами и органами местного самоуправления. Отношения, связанные с обработкой персональных данных, осуществляемой федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, иными государственными органами, органами местного самоуправления, не входящими в систему органов местного самоуправления муниципальными органами, юридическими лицами, физическими лицами с использованием средств автоматизации или без использования таких средств, если обработка персональных данных без использования таких средств соответствует характеру действий (операций), совершаемых с персональными данными с использованием средств автоматизации, регулируются Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»[18];
   2) связанные с рассмотрением государственными органами и органами местного самоуправления обращений граждан. Порядок такого рассмотрения регламентируется Федеральным законом от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»[19];
   3) связанные с предоставлением государственным органом, органом местного самоуправления в иные государственные органы, органы местного самоуправления информации о своей деятельности в связи с осуществлением указанными органами своих полномочий – по мнению законодателя, подобные вопросы должны регламентироваться посредством принятия иных подзаконных нормативных правовых актов или заключения соглашений между самими государственными органами, органами местного самоуправления. Так, например, постановлением Правительства РФ от 29 декабря 2008 г. № 1057 «Об утверждении Положения о межведомственной интегрированной автоматизированной информационной системе федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих контроль в пунктах пропуска через государственную границу Российской Федерации» предусмотрено, что иным органам исполнительной власти и организациям может быть предоставлено право доступа к информации в соответствии с законодательством Российской Федерации[20].
   Следует сказать, что такое право у государственных органов, органов местного самоуправления предусмотрено нормами действующего законодательства.
   Статья 13 Федерального закона от 18 июля 1999 г. № 183-Ф3 «Об экспортном контроле» (ред. от 7 мая 2009 г.) устанавливает, что федеральные органы законодательной власти, а также федеральные органы исполнительной власти, осуществляющие полномочия в области экспортного контроля, имеют право запрашивать и получать документы и информацию, необходимые для целей экспортного контроля[21].

Статья 3. Правовое регулирование отношений, связанных с обеспечением доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления

   1. Правовое регулирование отношений, связанных с обеспечением доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, осуществляется в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, настоящим Федеральным законом, Федеральным законом от 22 декабря 2008 года № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации»), другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Правовое регулирование отношений, связанных с обеспечением доступа к информации о деятельности государственных органов субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, осуществляется также законами, иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, а в отношении органов местного самоуправления – муниципальными правовыми актами.
   2. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, применяются правила международного договора.
   На федеральном уровне это – Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы, иные нормативные акты Российской Федерации.
   К числу федеральных конституционных законов следует отнести: Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»[22] (ред. от 2 июня 2009 г.), Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» (ред. от 29 января 2010 г.)[23], Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 г. № 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» (ред. от 10 июня 2008 г.)[24], Федеральный конституционный закон от 28 июня 2004 г. № 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации» (ред. от 24 апреля 2008 г.)[25].
   В числе федеральных законов следует назвать: Федеральный закон от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления»[26], Федеральный закон от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации»[27]; Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»[28], Федеральный закон от 10 января 2003 г. № 20-ФЗ «О Государственной автоматизированной системе Российской Федерации «Выборы» (ред. от 25 декабря 2008 г.)[29], Федеральный закон от 17 августа 1995 г. № 147-ФЗ «О естественных монополиях»[30] (ред. от 25 декабря 2008 г.); Закон РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» (ред. от 9 февраля 2009 г.)[31] и др.
   К числу иных нормативных правовых актов РФ, которыми регулируется право на доступ к информации, относятся:
   постановление Правительства РФ от 28 января 2002 г. № 65 «О федеральной целевой программе «Электронная Россия (2002–2010 годы)» (ред. от 10 сентября 2009 г.)[32];
   постановление Правительства РФ от 24 ноября 2009 г. № 953 «Об обеспечении доступа к информации о деятельности Правительства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти» (вместе с «Требованиями к технологическим, программным и лингвистическим средствам обеспечения пользования официальным сайтом Правительства Российской Федерации в сети «Интернет»)[33];
   постановление Правительства РФ от 10 сентября 2009 г. № 723 «О порядке ввода в эксплуатацию отдельных государственных информационных систем» (вместе с «Положением о регистрации федеральных государственных информационных систем»)[34];
   приказ ФМС России от 29 октября 2007 г. № 422 «Об утверждении Административного регламента исполнения Федеральной миграционной службой государственной функции по организации и ведению адресно-справочной работы»[35];
   приказ ФНС России от 2 июля 2007 г. № ММ-3-18/407@ «Об Интернет-сайте ФНС России» (ред. от 21 января 2009 г.) (вместе с Положением об Интернет-сайте ФНС России)[36];
   приказ ФНС России от 5 декабря 2007 г. № ММ-3-18/667@ «Об Интернет-сайтах территориальных органов на базе единого централизованного программно-технического комплекса» (ред. от 21 января 2009 г.) (вместе с Типовым положением об Интернет-сайте Управления ФНС России по субъекту Российской Федерации)[37];
   приказ Росстата от 11 июля 2008 г. № 163 «Об утверждении Регламента ведения и информационной поддержки официального Интернет-сайта Росстата»[38] и др.
   На уровне субъектов – законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.
   На местном уровне – муниципальные правовые акты.
   2. В части 4 ст. 15 Конституции РФ закреплено общее правило, согласно которому в случае, если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, применяются правила международного договора.
   Международные договоры РФ наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются в соответствии с Конституцией РФ составной частью ее правовой системы. Согласно ст. 5 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» (далее – Закон «О международных договорах Российской Федерации»), если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Положения официально опубликованных международных договоров РФ, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в РФ непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров РФ принимаются соответствующие правовые акты.
   Для практической реализации указанных положений необходимо учитывать ряд следующих факторов.
   Во-первых, перед внутригосударственными законодательными нормами приоритетом обладают только те международные договоры РФ (в том числе и в сфере технического регулирования), которые в соответствии с установленным законодательством порядком ратифицированы и опубликованы. Именно ратификация придает международному договору РФ юридическую силу федерального закона и наделяет его свойствами приоритета по отношению к другим законам. Нератифицированные международные договоры не обладают иерархическим приоритетом в случае возникновения коллизии между положениями Закона и положениями вышеупомянутых договоров.
   Во-вторых, международный договор РФ, устанавливающий иные по сравнению с национальными нормами правила, не отменяет действия последних. Его преимущественная сила может проявляться только на стадии правоприменения. Несоответствие норм внутригосударственного закона и международного договора РФ не ведет к автоматической отмене или неприменимости этого закона. В силу ч. 6 ст. 125 Конституции РФ приоритет международных договоров РФ не может быть исключительным, поскольку международные договоры РФ, не соответствующие Конституции Российской Федерации, не подлежат введению в действие и применению.
   В-третьих, следует принимать во внимание, что устанавливаемые международным договором РФ правила подлежат применению в случаях, если:
   Российская Федерация в лице компетентных органов государственной власти выразила свое согласие на обязательность для нее международного договора посредством одного из действий, перечисленных в ч. 1 ст. 6 Закона «О международных договорах Российской Федерации». Согласие на обязательность может быть выражено путем подписания договора; обмена документами, образующими договор; ратификации договора; утверждения и принятия договора; присоединения к договору;
   международный договор вступил в силу для Российской Федерации.
   Особенностью информации как объекта прав является то, что основы ее правового режима заложены международными актами, причем это касается как правового режима открытой информации, так и специальных правовых режимов информации, например режима персональных данных. С помощью международно-правовых режимов в целом мировое сообщество пытается решить наиболее глобальные проблемы, имеющие значение для всех стран (использование воздушного пространства, территориальных вод, космоса, связи и т. д.). У Российской Федерации при возникновении соответствующих обязательств появляется необходимость сообразовывать внутренние интересы со всеобщими принципами и международными договоренностями[39].
   В сфере доступа к информации действует ряд международных актов.
   22 июля 2000 г. на о. Окинава Великобритания, Германия, Италия, Канада, Россия, США, Франция приняли Хартию глобального информационного общества[40]. В этой Хартии устанавливаются основные принципы вхождения государств в такое общество и провозглашаются основные положения, которые страны «восьмерки» будут согласованно применять, а также могут применять все остальные страны мира[41]. Хартия является важнейшим документом, призванным организовать и активизировать деятельность стран и правительств на пути активного формирования глобального информационного общества.
   Россия подписала также Европейскую социальную хартию[42]. Согласно ст. 21 Хартии для обеспечения эффективной реализации права работников на информацию и консультации на предприятии Стороны обязуются принять меры, предоставляющие работникам и их представителям в соответствии с национальным законодательством и практикой право:
   а) быть регулярно и исчерпывающим образом информированным об экономическом и финансовом положении предприятия, однако в раскрытии конфиденциальной информации, могущей нанести ущерб интересам предприятия, может быть отказано;
   б) учитывать в консультациях по поводу предлагаемых администрацией предприятия решений, которые могут существенно затронуть интересы работников, особенно тех решений, которые оказывают серьезное влияние на ситуацию с занятостью на предприятии.
   Однако несмотря на то, что Россия ратифицировала данную Хартию, она на 3 июня 2009 г. еще не вступила в силу для России[43].

Статья 4. Основные принципы обеспечения доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления

   1) открытость и доступность информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом;
   2) достоверность информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления и своевременность ее предоставления;
   3) свобода поиска, получения, передачи и распространения информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления любым законным способом;
   4) соблюдение прав граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту их чести и деловой репутации, права организаций на защиту их деловой репутации при предоставлении информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления.
   1. Открытость и доступность информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления созвучен с принципом гласности, который означает обеспечение открытости и доступности информации о принятых решениях и действиях, а при осуществлении взаимодействия, когда все действия органов государственной власти, органов местного самоуправления осуществляются открыто, – за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Систематическое информирование населения является обязанностью органов власти ввиду значимости принимаемых актов, решений как для страны, так и для регионов и граждан[44].
   Принцип открытости означает презумпцию доступности информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, за исключением информации с ограниченным доступом, которая включает сведения, отнесенные в установленном порядке к государственной тайне, и конфиденциальной информации.
   Информационная открытость органов государственной власти – это такая организация их деятельности, при которой гражданам, их объединениям, коммерческим структурам, другим государственным и муниципальным органам обеспечивается возможность получать необходимую и достаточную информацию об их деятельности, принимаемых решениях и другую общественно значимую информацию при соблюдении установленных федеральным законодательством ограничений[45].
   Сказанное подтверждается нормами действующего законодательства.
   Принцип открытости информации предусмотрен в большинстве нормативных актов. Например, Федеральный закон от 22 апреля 1996 г. № 39-Ф3 «О рынке ценных бумаг» (ред. от 27 декабря 2009 г.) (ст. 50)[46], Федеральный закон от 7 мая 1998 г. № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» (ред. от 27 декабря 2009 г.) (ст. 24)[47], Федеральный закон от 1 декабря 2007 г. № 315-Ф3 «О саморегулируемых организациях» (ред. от 27 декабря 2009 г.) (ст. 46)[48], Федеральный закон от 14 апреля 1995 г. № 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» (ред. от 27 декабря 2009 г.) (ст. 4)[49] и др.
   Указ Президента РФ от 31 декабря 1993 г. № 2334 «О дополнительных гарантиях прав граждан на информацию» не только конкретизирует принцип информационной открытости деятельности государственных органов, организаций и предприятий, общественных объединений и должностных лиц[50]; он предусматривает:
   доступность для граждан информации, представляющей общественный интерес или затрагивающей личные интересы граждан;
   систематическое информирование граждан о предполагаемых или принятых решениях;
   осуществление гражданами контроля за деятельностью государственных органов, организаций и предприятий, общественных объединений, должностных лиц и принимаемыми ими решениями, связанными с соблюдением, охраной и защитой прав и законных интересов граждан;
   создание условий для обеспечения граждан Российской Федерации зарубежными информационными продуктами и оказания им информационных услуг, имеющих зарубежное происхождение.
   К общедоступной информации в соответствии со ст. 7 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» относятся общеизвестные сведения и иная информация, доступ к которой не ограничен. А.А. Самохвалов считает, что понятие общедоступности информации имеет неоднозначное и широкое содержание и приводит два подхода к его рассмотрению. Согласно первому, данное понятие может употребляться в отношении информации, которая должна быть раскрываема без ограничений, т. е. на которую нельзя установить свое господство в связи с законодательным ограничением. Суть такой информации заключается в том, что она не может иметь ценности для гражданского оборота, поскольку ее распространение не зависит от воли обладателя. Второй подход рассматривает иное понимание общедоступности, заключающееся в том, что такая информация является общеизвестной, распространяемой, например, средствами массовой информации[51].
   Вместе с тем А.В. Нестеров считает, что новости не являются общеизвестными[52]. Понятие «общеизвестные сведения» используется, например, в процессуальном законодательстве и означает информацию (наряду с преюдициальными фактами), не требующую представления в суд каких-либо доказательств общеизвестности. Полный перечень источников таких сведений привести сложно, в нем окажутся и литература справочно-энциклопедического характера, и общедоступные учебные пособия[53].
   Несмотря на провозглашение в нормах действующего законодательства открытости различных видов социально-значимых информаций, на практике могут возникнуть серьезные трудности при реализации права на доступ к информации.
   Например, как часть государственных информационных ресурсов экологическая информация обладает открытостью и общедоступностью. Данное положение нашло отражение во многих законах, предусматривающих также право на доступ к экологической информации. Например, Закон РФ от 15 мая 1991 г. № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в ст. 46 гарантирует гражданам и общественным объединениям Российской Федерации своевременное получение полной и достоверной информации по вопросам, касающимся чернобыльской катастрофы, уровней загрязненности радионуклидами местностей, в которых они проживают (работают), степени загрязненности продуктов питания и имущества, а также других требований и условий соблюдения режима радиационной безопасности.
   Федеральные законы от 1 мая 1999 г. № 94-ФЗ «Об охране озера Байкал» (ст. 23)[54], от 19 июля 1998 г. № 113-Ф3 «О гидрометеорологической службе» (ст. 14)[55], от 9 января 1996 г. № З-ФЗ «О радиационной безопасности населения» (ст. 23)[56], от 2 мая 1997 г. № 76-ФЗ «Об уничтожении химического оружия» (ст. 20)[57], от 21 ноября 1995 г. № 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии» (ст. 13)\ от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (ст. 6)[58], от 4 мая 1999 г. № 96-ФЗ «Об охране атмосферного воздуха» (ст. 29)[59] и т. д. также закрепляют право на доступ к экологической информации, исходя из принципов открытости и общедоступности информации.
   Принцип открытости экологической информации заложен и в Экологической доктрине Российской Федерации[60]. В ней кроме прочего закрепляются принципы, составляющие основу государственной экологической политики, право гражданского общества, органов самоуправления и деловых кругов участвовать в подготовке, обсуждении, принятии и реализации решений в области охраны окружающей среды и рационального природопользования; в числе основных задач в этой области названо обеспечение государственных и муниципальных органов, юридических лиц и граждан достоверной информацией о состоянии окружающей среды и ее возможных неблагоприятных изменениях, предусмотрены пути и средства достижения этой цели. Информационные аспекты имеют и положения Доктрины, касающиеся экологического образования и просвещения.
   Открытость экологической информации и обеспечение безопасности личности, общества и государства при ее предоставлении является чрезвычайно важным принципом[61].
   Следовательно, на правовой режим экологической информации распространяются общие положения об открытости информации (открытость информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления и свободный доступ к такой информации, кроме случаев, установленных федеральными законами, является одним из принципов правового регулирования отношений, возникающих в сфере информации), а также о порядке и основаниях ограничения доступа к ней[62]. Такое ограничение устанавливается федеральными законами в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
   Вместе с тем происходит явное нарушение конституционного права на открытость экологической информации.
   В результате существования тенденции к засекречиванию экологической информации во многих случаях граждане и общественные организации встречают все большие трудности в получении доступа к ведомственной экологической информации.
   Так, Закон Российской Федерации «О государственной тайне» определяет перечень сведений, не подлежащих отнесению к государственной тайне и засекречиванию (ст. 7). К их числу относятся сведения о чрезвычайных происшествиях и катастрофах, угрожающих безопасности и здоровью граждан, и их последствиях, а также о стихийных бедствиях, их официальных прогнозах и последствиях; о состоянии экологии, здравоохранения, санитарии, демографии, образования, культуры, сельского хозяйства, а также о состоянии преступности; о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина.
   Однако если анализировать содержание ст. 5 этого же Закона, где установлен перечень сведений, составляющих государственную тайну, то в этом перечне обнаружится ряд категорий, в которых так или иначе могут содержаться сведения экологического свойства. Например, сведения:
   о разработке, технологии, производстве, об объемах производства, о хранении, утилизации ядерных боеприпасов, их составных частей, делящихся ядерных материалов;
   о свойствах, рецептурах или технологиях производства новых видов ракетного топлива или взрывчатых веществ военного назначения;
   о проектировании, строительстве и эксплуатации режимных и особо важных объектов, а также об отводе земель, недр и акваторий для этих объектов:
   о проектных работах и технологиях, имеющих важное оборонное или экономическое значение, влияющих на безопасность государства;
   об объемах стратегических видов полезных ископаемых и др. Таким образом, в самом законодательстве заложена коллизия норм – информационные данные, которые имеют экологическое значение, отнесены к секретным. Такая ситуация складывается по причине отсутствия в российском законодательстве специального определения понятия экологической информации; формулировки о ее доступности (открытости) несколько уязвимы с точки зрения защиты прав граждан, поскольку они прямо не называют информацию о факторах воздействия.
   Отсюда складывается практика уголовного преследования граждан за сбор и публикацию информации о загрязнении окружающей среды военно-промышленным комплексом. Примером здесь может служить громкий судебный процесс в отношении А.К. Никитина. А.К. Никитин, бывший офицер военно-морского флота, согласился на работу для норвежской неправительственной организации по составлению доклада этой организации «Северный флот: потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона». В октябре 1995 г. органы безопасности возбудили против заявителя[63] уголовное дело по обвинению в государственной измене в форме шпионажа за разглашение информации об авариях на российских атомных подводных лодках. Органы безопасности назначили две группы экспертов: одну, чтобы исследовать, содержал ли доклад сведения, составляющие государственную тайну; другую, чтобы дать оценку ущербу, причиненному разглашением таких сведений. Рассмотрение дела началось в городском суде в октябре 1998 г., но вскоре было приостановлено, так как дело было направлено судом для производства дополнительного расследования. Суд вынес постановление о производстве дополнительной экспертизы, но в результате протеста прокурора о продлении срока расследования было объявлено только в марте 1999 г.
   Несмотря на заключение экспертов о том, что вышеупомянутый доклад содержал сведения, составляющие государственную тайну, по делу заявителя городским судом в декабре 1999 г. был вынесен оправдательный приговор, поскольку суд установил, что заявитель имел основания полагать: использованная им для доклада информация имела чисто экологическое значение. Позднее законность данного приговора была подтверждена Верховным Судом Российской Федерации.
   Есть интересная правовая позиция Конституционного Суда РФ по данному делу[64]. По мнению Конституционного Суда Российской Федерации, определение федеральным законом сведений, составляющих государственную тайну вызвано необходимостью защиты суверенитета России, обеспечения ее обороны и безопасности и соотносится с предписаниями ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации, допускающей в указанных целях ограничение федеральным законом прав и свобод человека и гражданина, а следовательно, и права на информацию. Исходя из этого, законодатель вправе устанавливать перечень сведений, которые могут быть отнесены к государственной тайне, регулировать отношения, связанные с их рассекречиванием и защитой, определять порядок допуска и доступа граждан к таким сведениям.
   Обязанность соблюдать законодательство о государственной тайне вытекает из общеправовой обязанности органов государственной власти, местного самоуправления, должностных лиц, граждан и их объединений соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы (ч. 2 ст. 15 Конституции Российской Федерации). Следовательно, ст. 1 Закона Российской Федерации «О государственной тайне», воспроизводящая применительно к определенной сфере общественных отношений требования ч. 2 ст. 15 и ч. 4 ст. 29 Конституции Российской Федерации, соответствует ее положениям.
   С другой стороны, как указал Суд, человек, его права и свободы согласно ст. 2 Конституции Российской Федерации являются высшей ценностью. Права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти и обеспечиваются правосудием (ст. 18 Конституции Российской Федерации).
   Исходя из этих конституционных положений, законодатель, определяя средства и способы защиты государственной тайны, должен использовать лишь те из них, которые в конкретной правоприменительной ситуации исключают возможность несоразмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина.
   Определенной гарантией доступности экологической информации служит наличие в действующем законодательстве норм, устанавливающих запрет на ограничение такой информации. Например, согласно Федеральному закону от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» коммерческую тайну на предприятиях не могут составлять «сведения о загрязнении окружающей среды, состоянии противопожарной безопасности, санитарно-эпидемиологической и радиационной обстановке, безопасности пищевых продуктов и других факторах, оказывающих негативное воздействие на обеспечение безопасного функционирования производственных объектов, безопасности каждого гражданина и безопасности населения в целом»[65]. Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» также запрещает ограничивать доступ к информации о состоянии окружающей среды[66].
   Однако дискуссионным остается вопрос об ответственности государственных и муниципальных органов, их должностных лиц за непредоставление экологической информации в установленные сроки, в полном и достоверном виде.
   Так, например ст. 8.5 КоАП РФ предусматривает ответственность за сокрытие или искажение экологической информации. Недостатком данной статьи является то, что она не предусматривает ответственности за отказ в предоставлении экологической информации[67].
   В целом можно сказать, что в результате политика! гласности и на волне общественного подъема (1991–1993 гг.) был сделан значительный шаг вперед в области реализации права на экологическую информацию. Вместе с тем проблемы, связанные с реализацией права на экологическую информацию, до сих пор остаются. Будет ли способствовать комментируемый Закон улучшению ситуации в данной сфере, покажет время.
   2. Достоверность информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления и своевременность ее предоставления. В общем значении достоверность – это соответствие сведений действительности, их неискаженность.
   Основными требованиями при обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления являются:
   достоверность предоставляемой информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления;
   соблюдение сроков и порядка предоставления информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления;
   изъятие из предоставляемой информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления сведений, относящихся к информации ограниченного доступа;
   создание государственными органами, органами местного самоуправления в пределах своих полномочий организационно-технических и других условий, необходимых для реализации права на доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, а также создание государственных и муниципальных информационных систем для обслуживания пользователей информацией;
   учет расходов, связанных с обеспечением доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, при планировании бюджетного финансирования указанных органов[68].
   На достоверность информации влияют такие ее свойства, как адекватность и полнота. Свойство достоверности информации имеет основное значение для принятия решений. Недостоверная информация может приводить к решениям, имеющим негативные экономические, социальные и политические последствия.
   3. Свобода поиска, получения и распространения информации прямо следует из Конституции РФ (ст. 29). Согласно Закону от 27 июля 2006 г. «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» граждане и юридические лица вправе осуществлять поиск и получение любой информации в любых формах и из любых источников при условии соблюдения требований, установленных федеральными законами. Лицо, желающее получить доступ к информации
   о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, не обязано обосновывать необходимость ее получения.
   Применительно к сфере государственного управления это означает право каждого гражданина Российской Федерации получать значительный массив различных типов информации, создаваемой государственными органами и необходимой гражданам как активным участникам демократического развития своей страны и, что особенно важно, для повседневной жизни. Это та созданная государственными органами информация, которая реально является общественным достоянием[69].
   При этом законодатель делает оговорку – все способы поиска, получения и распространения информации должны быть предусмотрены нормами действующего законодательства.
   4. Необходимость соблюдения прав граждан на неприкосновенность своей частной жизни не вызывает сомнений. Составляющей частной жизни любого лица является соблюдение тайны личной корреспонденции, содержащейся в переписке, телефонных переговорах, почтовых, телеграфных и иных сообщениях.
   Такое положение соответствует ст. 23 Конституции Российской Федерации, которая закрепила право каждого на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения, что относит судебный контроль к числу гарантий, препятствующих необоснованным ограничениям указанного права человека и гражданина. Статья 24 Конституции Российской Федерации запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия.
   Названные конституционные положения нашли отражение в нормах действующего законодательства.
   Так, ст. 53 Федерального закона от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи» устанавливает, что сведения об абонентах и оказываемых им услугах связи, ставшие известными операторам связи в силу исполнения договора об оказании услуг связи, являются конфиденциальной информацией и подлежат защите в соответствии с законодательством Российской Федерации, а сведения об абонентах-гражданах не могут быть включены в данные для информационно-справочного обслуживания и использоваться для оказания справочных и иных информационных услуг без письменного согласия абонента[70].
   Персональные данные также относятся к категории конфиденциальной информации. Не допускается сбор, передача, уничтожение, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица, а равно информации, нарушающей личную тайну, семейную тайну, тайну переписи! телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений физического лица без его согласия, кроме как на основании судебного решения.
   Особенными видами ограниченно оборотоспособной информации, обеспечивающими реализацию прав и свобод человека в сфере гражданского оборота, являются сведения, содержащие тайну завещания и тайну усыновления ребенка, поскольку установленное государством ограничение на оборот этих видов информации является гарантией реализации конституционных прав граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну.
   О тайне завещания, в частности, говорится в ст. 1123 ГК РФ[71]. Положения ГК РФ о тайне завещания являются одним из примеров того, как положения ч. 1 ст. 23 Конституции РФ развиты и закреплены в гражданском законодательстве. В ГК РФ прямо указано на недопустимость разглашения сведений, касающихся содержания завещания, его совершения, изменения или отмены. Обеспечение тайны завещания при помощи способов защиты гражданских прав закреплено в ст. 12 ГК РФ.
   Тайна усыновления ребенка также является важной гарантией соблюдения прав граждан на неприкосновенность частной жизни. Положения о тайне усыновления ребенка закреплены в ст. 139 Семейного кодекса РФ 1995 г.[72], а также в ст. 273 Гражданского процессуального кодекса РФ 2002 г.[73]; законодательно установлены и меры обеспечения сохранности сведений, составляющих тайну усыновления ребенка. В частности, за разглашение сведений, составляющих тайну усыновления ребенка, предусмотрена уголовная ответственность (ст. 155 УК РФ).
   Вместе с тем нельзя сказать, что вопросы, связанные с соблюдением права на неприкосновенность частной жизни, решены в полном объеме.
   Так, несмотря на то что ст. 23 Конституции Российской Федерации допускает ограничение права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных отправлений только на основании судебного решения, п. 3 ст. 63 Федерального закона от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи» предусматривает возможность ограничения этих прав также в случаях, предусмотренных федеральными законами[74]. В связи с этим включение в ст. 63, 64 Федерального закона от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи» дополнительных ограничений прав, предусмотренных ст. 23 Конституции Российской Федерации, как то: «в случаях, предусмотренных федеральными законами», является явным противоречием Основному закону Российской Федерации[75].
   Введение в Федеральный закон от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи» понятия «тайна связи» позволит избежать его неоднозначного толкования, а также обусловлено тем, что отдельно существующие «тайны» переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений являются лишь способами (средствами) сохранения конфиденциальности информации.
   Федеральный закон от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи» не устанавливает субъектов, которым гарантируется тайна связи, поэтому возможно сделать заключение, что гарантии распространяются на всех пользователей услуг связи: и юридических, и физических лиц, как являющихся гражданами, так и не являющихся таковыми.
   В целом для повсеместного исполнения конституционных гарантий прав на неприкосновенность частной жизни необходимо установить в федеральном законе исчерпывающий перечень случаев прямого ограничения таких прав в соответствии с конституционными основаниями и решениями Европейского Суда по правам человека; закрепить во всех законах, касающихся сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни, дополнительные механизмы охраны и защиты прав; определить механизмы установления ответственности должностных лиц и журналистов, превысивших свои полномочия.

Статья 5. Информация о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, доступ к которой ограничен

   2. Перечень сведений, относящихся к информации ограниченного доступа, а также порядок отнесения указанных сведений к информации ограниченного доступа устанавливается федеральным законом.
   Основным исключением из общего правила о публичности в деятельности органов государственной власти и местного самоуправления является режим охраняемой законом тайны, в особенности – государственной тайны, под которой понимаются защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации[76].
   Ограничение доступа к информации устанавливается федеральными законами в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
   Однако вопрос законодательного определения информации ограниченного доступа и разработки критериев отнесения сведений к этому виду информации, а также определения границ между открытой и закрытой информацией требует правового разрешения.
   Законом РФ от 21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне» установлен правовой режим секретной информации, который также нуждается в совершенствовании.
   Перечень сведений, составляющих государственную тайну, был утвержден Указом Президента РФ от 30 ноября 1995 г.[77].
   Порядок отнесения сведений к государственной тайне определен достаточно четко и прозрачно, но существуют также проблемы реализации этих правовых норм, что подтверждается судебной практикой.
   В связи с этим важно отметить, что зарубежное законодательство о доступе к информации предусматривает две дополнительные гарантии в аналогичных ситуациях. Во-первых, всякий отказ в предоставлении информации должен быть мотивирован со ссылками на законодательство, для того чтобы его можно было оспорить в суде.
   Во-вторых, если документ содержит секретные сведения, он предоставляется заинтересованным гражданам в той части, которая секретных сведений не содержит, если же выделить такие фрагменты в тексте невозможно, то информация предоставляется в виде отдельной составленной экспертом записи, характеризующей несекретные сведения этого документа, и только в случае, если и этого сделать невозможно, следует отказ в предоставлении информации.
   2. Перечень сведений конфиденциального характера утвержден Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. № 188[78]. С ее правовым режимом связано еще больше неопределенности, чем с режимом секретной информации.
   Названным Указом конфиденциальная информация определена как: тайна частной жизни, тайна судопроизводства, служебная тайна, профессиональная тайна, коммерческая тайна, изобретательская тайна. Однако представляется, что необходим федеральный закон о конфиденциальной информации или информации конфиденциального характера, поскольку большая часть информации ограниченного доступа законодательно не урегулирована[79]. Например, такая разновидность профессиональной тайны, как тайна переписки, согласно ст. 23 Конституции Российской Федерации должна относиться к праву каждого человека, а не только к праву специалиста определенной профессии.
   Адекватных мер по соблюдению и защите требует профессиональная тайна. Такие меры должны предусматривать защиту конфиденциальной информации, составляющей предмет тайны, не только от вмешательства посторонних лиц, но и от ее неправомерного, в том числе по неосторожности, использования самим специалистом – профессионалом. Однако согласно действующему законодательству правовая защита профессиональных тайн имеет место только тогда, когда на специалиста (или организацию) федеральными законами возложена обязанность соблюдения конфиденциальности (п. 5 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 147-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»). Во всех остальных случаях непосредственной правовой защите может подлежать лишь первоначальная тайна, нарушенная в связи с нарушением профессиональной тайны[80].
   Одним из главных вопросов, связанных с перспективами реализации комментируемого Закона, является проблема недостаточной определенности правового режима информации ограниченного доступа (ст. 5). Прежде всего это касается служебной тайны.
   Вопрос срочного принятия Закона о служебной тайне чрезвычайно важен для полноценной реализации Закона о доступе к информации. Это, собственно, не недостаток данного Закона, а недостаток всего информационного законодательства. Действительно, информация ограниченного доступа является, пожалуй, единственным полноправным (по содержанию, а не по процедуре) исключением из принципа открытости информации. Однако нынешняя ситуация в практике такова, что органы власти на абсолютно легальной основе могут признавать содержащей служебную тайну практически любую информацию, что нивелирует все достижения рассматриваемого Закона[81].
   Указ Президента РФ «Об утверждении Перечня сведений конфиденциального характера» также содержит упоминание персональных данных в качестве конфиденциальной информации. Действующий ныне Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» аналогичным образом говорит о персональных данных в статье об ограничении доступа к информации, однако прямо не называет их в качестве конфиденциальной информации или информации ограниченного доступа, указывая лишь на особый порядок доступа к ним, предусмотренный специальным законом. Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» (далее – Закон «О персональных данных»), что интересно, также не характеризует персональные данные в целом как конфиденциальную информацию, даже более того, наряду с просто определением «персональных данных» содержит определение «общедоступных персональных данных» – термин, который невозможно логически соотнести с информацией ограниченного доступа.
   Суть ограничения доступа к информации о персональных данных по аналогии с другими видами информации ограниченного доступа должна заключаться в установлении особого порядка доступа к ним, их использования и распространения. Но в Законе «О персональных данных» (ст. 19) закреплено лишь крайне общее требование – предпринять организационные и технические меры по охране от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, распространения персональных данных, а также от иных неправомерных действий. Технические меры, которые обязан предпринять оператор, можно считать достаточно определенными, поскольку действуют аналогичные нормативные положения, связанные с защитой иных видов конфиденциальной информации. Такая деятельность по защите конфиденциальной информации осуществляется путем лицензирования и сертификации средств защиты информации Федеральной службой по техническому и экспортному контролю на основании соответствующих положений[82]. Но вот что касается организационных мер, то здесь совершенно отсутствуют какие-либо четкие указания на этот счет.
   В целом регламентация режима отдельных видов конфиденциальной информации закреплена в самостоятельных нормативных актах. Информация, составляющая служебную или коммерческую тайну, защищается способами, предусмотренными Гражданским кодексом и другими законами.
   Так, Федеральный закон от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» регулирует отношения, связанные с установлением, изменением и прекращением режима коммерческой тайны в отношении информации, составляющей секрет производства (ноу-хау).
   Обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице производится в соответствии с Федеральным законом от 20 августа 2004 г. № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».

Статья 6. Способы обеспечения доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления

   1) обнародование (опубликование) государственными органами и органами местного самоуправления информации о своей деятельности в средствах массовой информации;
   2) размещение государственными органами и органами местного самоуправления информации о своей деятельности в сети «Интернет»;
   3) размещение государственными органами и органами местного самоуправления информации о своей деятельности в помещениях, занимаемых указанными органами, и в иных отведенных для этих целей местах;
   4) ознакомление пользователей информацией с информацией о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления в помещениях, занимаемых указанными органами, а также через библиотечные и архивные фонды;
   5) присутствие граждан (физических лиц), в том числе представителей организаций (юридических лиц), общественных объединений, государственных органов и органов местного самоуправления, на заседаниях коллегиальных государственных органов и коллегиальных органов местного самоуправления, а также на заседаниях коллегиальных органов государственных органов и коллегиальных органов органов местного самоуправления;
   6) предоставление пользователям информацией по их запросу информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления;
   7) другими способами, предусмотренными законами и (или) иными нормативными правовыми актами, а в отношении доступа к информации о деятельности органов местного самоуправления – также муниципальными правовыми актами.

Статья 7. Форма предоставления информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления

   2. Форма предоставления информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления устанавливается настоящим Федеральным законом, Федеральным законом «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
   Форма предоставления информации о деятельности государственных органов субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления может устанавливаться также законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, а в отношении информации о деятельности органов местного самоуправления – муниципальными правовыми актами. В случае, если форма предоставления информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления не установлена, она может определяться запросом пользователя информацией. При невозможности предоставления указанной информации в запрашиваемой форме информация предоставляется в том виде, в каком она имеется в государственном органе, органе местного самоуправления.
   3. Информация о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления в устной форме предоставляется пользователям информацией во время приема. Указанная информация предоставляется также по телефонам справочных служб государственного органа, органа местного самоуправления либо по телефонам должностных лиц, уполномоченных государственным органом, органом местного самоуправления на ее предоставление.
   4. Информация о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления может быть передана по сетям связи общего пользования.
   Документированная информация – это зафиксированная на материальном носителе путем документирования информация с реквизитами, позволяющими определить такую информацию или в установленных законодательством Российской Федерации случаях ее материальный носитель (п. 11 ст. 2 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»).
   Электронный документ, исходя из ч. 3 ст. 11 того же Закона, – это электронное сообщение, подписанное электронной цифровой подписью или иным аналогом собственноручной подписи.
   2. Форма представления информации может быть графической (чертежи, схемы, графики); физической (образец изделия, устройство, оборудование, агрегат или его составная часть, интегральная микросхема, программа для ЭВМ, в частности исходный текст и объектный код), звуко– и видеозапись; электронной (электронный документ); фотографической; письменной (рукопись, машинный текст) и устной (произнесение в виде консультации, сообщения в ходе переговоров, исполнение в виде показа или демонстрации, например при исполнении договора передачи конфиденциальных коммерческих или производственных навыков (опыта)).
   Особой формой представления информации является документ, под которым в законодательстве понимается зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать.
   Исследуя вопросы информационного обслуживания, В.В. Брежнева приводит следующие многоаспектные классификационные группы информационных услуг, выделяя типы услуг по их видам[83]: информационные услуги, предоставляемые в результате документного обслуживания (адресные справки, предоставление во временное пользование документов из фондов, предоставление в постоянное пользование документов из полнотекстовых баз данных, электронная доставка документов);
   информационные услуги, предоставляемые в результате библиографического обслуживания (предоставление устных справок, библиографических пособий, тематические подборки, списки цитируемой литературы и т. д.);
   информационные услуги, предоставляемые в результате фактографического обслуживания (фактографические справки, базы данных, справочники, досье, бизнес-справки, новостные ленты, дайджесты прессы);
   информационные услуги, предоставляемые как результат проведения информационных исследований (дифференцированное обеспечение руководства, тематические аналитические обзоры, отчеты о результатах библиографических исследований, отчеты о маркетинговых исследованиях, отчеты о патентных исследованиях, отчеты по результатам коммуникативного аудита и т. д.);
   консультационные услуги (обучение пользователей, консультации по поиску в сетевых ресурсах, фонде и т. д.)[84].
   Согласно комментируемой статье форма предоставления информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления устанавливается федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. На уровне субъектов Российской Федерации – законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, а в отношении информации о деятельности органов местного самоуправления – муниципальными правовыми актами. А если таковая форма не установлена, она может определяться запросом пользователя информацией, а при невозможности предоставления указанной информации в запрашиваемой форме информация предоставляется в том виде, в каком она имеется в государственном органе, органе местного самоуправления.
   3. Устная форма обращения за информацией о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления согласно комментируемой части статьи возможна во время приема, по телефонам справочных служб государственного органа, органа местного самоуправления либо по телефонам должностных лиц, уполномоченных государственным органом, органом местного самоуправления на ее предоставление.
   Среди основных нормативных актов, составляющих правовую базу реализации некоторых способов доступа граждан к информации о деятельности органов власти, можно назвать Закон РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации», который закрепляет право редакции запрашивать информацию о деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений, их должностных лиц. Запрос информации возможен как в устной, так и в письменной форме[85].
   В соответствии с ч. 3 ст. 23 Таможенного кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо может обратиться с запросом о предоставлении необходимой информации как в устной, так и в письменной форме[86]. Устный запрос подлежит рассмотрению таможенным органом в день получения указанного запроса. При подаче письменного запроса ответ должен быть дан в письменной форме в течение 10 дней со дня получения указанного запроса.
   4. Комментируемый Закон предусматривает возможность передачи информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления по сетям связи общего пользования. Сеть связи – это технологическая система, включающая в себя средства и линии связи и предназначенная для электросвязи или почтовой связи (п. 24 ст. 2 Федерального закона «О связи»). Согласно ч. 1 ст. 12 того же Закона единая сеть электросвязи Российской Федерации состоит из расположенных на территории Российской Федерации сетей электросвязи следующих категорий: сеть связи общего пользования; выделенные сети связи;
   технологические сети связи, присоединенные к сети связи общего пользования;
   сети связи специального назначения и другие сети связи для передачи информации при помощи электромагнитных систем.
   При этом под сетями связи общего пользования понимается комплекс взаимодействующих сетей электросвязи, в том числе сети связи для распространения программ телевизионного вещания и радиовещания. Сеть связи общего пользования предназначена для возмездного оказания услуг электросвязи любому пользователю услугами связи на территории Российской Федерации и включает в себя сети электросвязи, определяемые географически в пределах обслуживаемой территории и ресурса нумерации и не определяемые географически в пределах территории Российской Федерации и ресурса нумерации, а также сети связи, определяемые по технологии реализации оказания услуг связи. Сеть связи общего пользования имеет присоединение к сетям связи общего пользования иностранных государств.

Статья 8. Права пользователя информацией

   1) получать достоверную информацию о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления;
   2) отказаться от получения информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления;
   3) не обосновывать необходимость получения запрашиваемой информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, доступ к которой не ограничен;
   4) обжаловать в установленном порядке акты и (или) действия (бездействие) государственных органов и органов местного самоуправления, их должностных лиц, нарушающие право на доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления и установленный порядок его реализации;
   5) требовать в установленном законом порядке возмещения вреда, причиненного нарушением его права на доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления.
   Основы законодательства об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. (ст. 19)[87] предоставляют гражданам РФ право на регулярное получение достоверной и своевременной информации о факторах, способствующих сохранению здоровья или оказывающих на него вредное влияние, включая информацию о санитарно-эпидемиологическом благополучии района проживания, рациональных нормах питания, о продукции, работах, услугах, их соответствии санитарным нормам и правилам, о других факторах. Эта информация предоставляется органами государственной власти и органами местного самоуправления в соответствии с их полномочиями через средства массовой информации или непосредственно гражданам.
   Подобный механизм предусмотрен и в ст. 11 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера»[88] и конкретизирован порядком сбора и обмена в Российской Федерации информацией в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. Вместе с тем Закон только в отношении органов местного самоуправления предусматривает своевременное оповещение и информирование населения. За государственными органами аналогичные полномочия не закреплены.
   

notes

Примечания

1

   Указ Президента РФ от 31 декабря 1993 г. № 2334 «О дополнительных гарантиях прав граждан на информацию» (ред. от 1 сентября 2000 г.) // САПП РФ. – 1994. – № 2. – Ст. 74; СЗ РФ. – 1997. – № 3. – Ст. 367; 2000. – № 36. – Ст. 3636.

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

61

62

63

64

65

66

67

68

69

70

71

72

73

74

75

76

77

78

79

80

81

82

83

84

85

86

87

88

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →