Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

За последние 4000 лет не было одомашнено ни одно новое животное.

Еще   [X]

 0 

Исторические районы Петербурга от А до Я (Глезеров Сергей)

На страницах книги вы найдете популярные очерки об исторических районах старого Петербурга, о предместьях, вошедших в городскую черту, и районах, ставших новостройками совсем недавно, ведь автор твердо уверен: историческое наследие Петербурга – это не только центр.

Год издания: 2013

Цена: 249.9 руб.



С книгой «Исторические районы Петербурга от А до Я» также читают:

Предпросмотр книги «Исторические районы Петербурга от А до Я»

Исторические районы Петербурга от А до Я

   На страницах книги вы найдете популярные очерки об исторических районах старого Петербурга, о предместьях, вошедших в городскую черту, и районах, ставших новостройками совсем недавно, ведь автор твердо уверен: историческое наследие Петербурга – это не только центр.
   Вы познакомитесь с обликом и достопримечательностями тех районов города, где местные жители и гости столицы бывают очень редко, а может, и вовсе никогда туда не заглядывают. Сергей Глезеров расскажет о них через призму своего отношения к ним. Обо всех от А до Я, от Авиагородка до Яблоновки. Книга прекрасно иллюстрирована и будет интересна краеведам, историкам и всем любителям Санкт-Петербурга.


Сергей Глезеров Исторические районы Петербурга от А до Я

   Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав. Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

Предисловие

   Одним словом, Петербург – это уникальное и порой весьма причудливое сочетание исторических районов и местностей, иногда абсолютно не похожих друг на друга. Понятие «исторический район» в последние годы уже довольно прочно вошло в петербургскую краеведческую терминологию. К примеру, «Топонимическая энциклопедия Санкт-Петербурга» сообщает, что «исторические районы – это преимущественно местности и населенные пункты (села, деревни, поселки, хутора), существовавшие в XVII – XX вв. на территории нынешнего Санкт-Петербурга и в разное время поглощенные городом».
   Классическими примерами подобных исторических районов служат Купчино и Ржевка, Гражданка и Лесной, Озерки и Коломяги, Нарвская и Невская заставы. Причем даже сами эти исторические районы были крайне неоднородны и могли включать в себя различные места и местности. Порой они так и назывались, по именам владельцев земли. К примеру, в Удельной можно было найти «Кропоткинские места», в Лесном – «Латкинские места», и даже в центре города, на Фонтанке, было «Вильбовское место».
   Кстати, в окрестностях старого Петербурга было немало названий, включавших в себя понятие «новое» – Новая Деревня, Ново-Саратовка, Ново-Парголовская колония и т. п. Это подчеркивало «новое» по отношению к первоначальному поселению, поэтому «новое» подчас уходило в такую же глубь истории, как и «старое». В центре Петербурга вплоть до конца XIX в. бытовало название «Новые места» – так со времен Екатерины II звалась территория влево от Измайловского проспекта, когда она только начала застраиваться.
   Очень важно, что в летописи Петербурга исторические районы нередко носили народные, неофициальные названия. Холодный, чопорный чиновничий Петербург, столь безжалостный к пресловутому «маленькому человеку», был тем не менее истинно народным городом. Своеобразные народные городские названия – одно из проявлений этой «народности».
   «Губернский город Санкт-Петербург» на протяжении всей своей дореволюционной истории имел репутацию как у самих горожан, так и у жителей Российской империи и иностранцев, самого европейского, «нерусского» города России. И вместе с тем Петербург – русский город. Достаточно хотя бы заметить, что в первые десятилетия строительства «петровский парадиз» возникал вовсе не по четкому плану, а в классической средневековой традиции, под стенами крепости, как стихийное поселение работных людей, со всей России согнанных на стройку.
   Карта Петербурга с окрестностями, 1913 г.

   Народные имена петербургских местностей словно бы приближали парадную столицу к простому обывателю, давали ему почувствовать свой город родным, близким, доступным. Некоторые из народных названий настолько прижились, что перешли в официоз, а некоторые до сих пор не отражены ни на планах, ни на табличках и указателях, а живут в устной речи и передаются, как предание, из уст в уста от поколения к поколению. Иные имена и вовсе канули в Лету, унеся с собой в прошлое целые пласты петербургской истории. Кто теперь уже вспомнит, где были Козье болото и Куликово поле?
   Описание многообразия районов столицы можно встретить у самых разных литераторов. К примеру, вот каким представал Петербург на страницах знаменитого романа В.В. Крестовского «Петербургские трущобы»: «В Мещанских, на Вознесенском и в Гороховой сгруппировался преимущественно ремесленный, цеховой слой, с сильно преобладающим немецким элементом. Близ Обухова моста и в местах у церкви Вознесенья, особенно на Канаве и в Подьяческих, лепится население еврейское… Васильевский остров – это своего рода staus in statu – отличается совсем особенной, пустынно-чистоплотной внешностью с негоциантски-коммерческим и как бы английским характером. Окраины городского центра, как, например, Английская, Дворцовая и Гагаринская набережные, и с другой стороны Сергиевская и параллельно с нею идущие широкие улицы представляют царство различных палаццо, в которых засел остаток аристократический и вечно лепящийся к нему, как паразитное растение, элемент quasi аристократический или откупной… Но все то, что носит характер почвенный, великороссийский, – все это осело в юго-восточной окраине города, все это как-то невольно тянет к Москве и даже, по преимуществу, сгруппировалось в части, которая и название-то носит Московской».
   Еще одно немаловажное обстоятельство. Современный Петербург – это не только блистательный центр, но и его новостройки, так называемые «спальные районы». Современная Северная столица – это причудливое сочетание блистательного центра города, парадного фасада северной столицы, которым мы по праву гордимся, и окружающих его со всех сторон новостроек, которые, кажется, как близнецы, похожи друг на друга.
   Автор этой книги твердо уверен: наше историческое наследие – это не только уникальный центр Петербурга. Новые районы города – тоже часть культурного наследия Северной столицы. В них не меньше питерской истории, чем даже на Невском проспекте. На первый взгляд, новые, «спальные», районы мало чем отличаются друг от друга. Но это только на первый взгляд.
   Не секрет, что более половины горожан живет сегодня за пределами собственного «старого Петербурга» – то есть города, сложившегося, условно говоря, к 1913 г. Даже если взглянуть на карту, то новые районы по площади более чем в два раза больше «старого» города. Именно в новостройках живет сегодня большая часть петербуржцев, для них они стали привычной средой обитания. Здесь выросло уже не одно поколение горожан, которые «центр» и «новые районы» воспринимают подчас как два разных города.
   Для жителей новостроек все начиналось с чистого листа, и многие из них, к сожалению, очень смутно представляют себе историю этих мест, поскольку здесь не осталось практически никаких следов старины, которые служили бы связующей нитью между прошлым и настоящим. Такова была судьба очень многих бывших предместий Петербурга, ставших районами новостроек. Именно поэтому они, наверное, и кажутся нам ныне такими безликими и одинаковыми, а главное, – совершенно лишенными исторических корней.
   «К сожалению, у людей, живущих, например, в домах 137-й серии (да и не в серии дело! – С. Г.) , нет образа своего района, – говорит молодой петербургский художник, выпускник Академии художеств Александр Дашевский, считающий себя певцом новостроек – здесь ему дышится легче, чем в старом городе. – Для большинства жителей новых районов все, что находится за пределами квартиры, – это пустое, бессмысленное пространство. Они здесь живут, ходят на работу и в магазины, но не чувствуют это место. Раз в полгода к ним приезжают родственники, и они вместе с гостями выезжают в центр. Получается, что центр – это Петербург. А все остальное – нет. А ведь это тоже Питер – и „хрущевки“, и „брежневки“, и более современные дома. Получается, что у многих тело живет в одном пространстве, а голова – в совершенно другом».
   Однако как Петербург возник не на пустом месте, а на обжитых землях древней Ингерманландии, так и питерские новостройки возникли не на голом пространстве, а месте уникальных предместий. Купчино, Автово, Пискаревка, Ржевка, Ручьи – все эти привычные для нас районы новостроек еще совсем недавно, каких-нибудь полвека назад, были деревнями и поселениями. Многие из них возникли уже в «петербургский» период истории, а история некоторых уходила в глубь веков – в те времена, когда за много веков до Петра I на этих землях, как отмечает этнограф Наталья Юхнева, жили финноязычные аборигенные племена, которые были предками води, ижоры, вепсов и карел, потом появились ильменские и новгородские славяне – предки современных русских, а затем, уже в XVII в., пришли финны. Так что знаменитые пушкинские строки о «пустынных волнах», на берегах которых стоял Петр I, – не более чем красивый миф.
   Старые петербургские окрестности представляли собой своеобразный конгломерат поселений, напрямую связанных со столицей. Среди них – селения русских крестьян, финнов-ингерманландцев, фабрично-заводские поселки, усадьбы столичной знати.
   Особый мир представляли собой поселения немецких колонистов. Их было немало в окрестностях Петербурга. Как известно, немецкие колонисты появились в России в эпоху царствования Екатерины Великой, которая в начале 1760-х гг., для улучшения ведения сельского хозяйства, пригласила своими манифестами иностранцев различных сословий селиться в России. Откликнулись на призыв просвещенной государыни главным образом германские подданные. Прибывающие немцы стали образовывать свои поселения – колонии, а звать их стали колонистами. Постепенно им становилось тесно в рамках своих поселений, они арендовали новые земли и образовывали новые колонии.
   Немецкие поселения были особым миром – замкнутым и обособленным. Внешний их облик хранил некоторые черты Германии и резко отличался от русского окружения: широкие улицы, обсаженные деревьями в два ряда, сады, иногда кусты роз в цветнике. Колонисты вели замкнутый образ жизни, свято хранили свои национальные и религиозные традиции, поэтому их поселения были своеобразными немецкими уголками на российской земле. Между собой колонисты говорили по-немецки, женились и выходили замуж только за немцев из других колоний. Но в отношениях колонистов с жителями близлежащих мест никогда не было межнациональных конфликтов.
   Среди предместий Петербурга заметное место занимали дачные поселки горожан, ставшие возникать с конца XIX в. на землях, отдававшихся внаем. Сперва в них жили только летом, но когда вскоре жизнь в столице стала дорожать, горожане стали переселяться сюда и на зиму.
   Несмотря на разнородность питерских предместий, они становились своеобразным мостом между столицей и Россией, ибо совсем рядом с «блистательным Санкт-Петербургом» люди жили старинными, патриархальными традициями. «Я проехал как-то вверх по Неве на пароходе и убедился, что… окраины – очень грандиозные и русские», – заметил как-то Александр Блок, подчеркивая национальные черты в столь нерусском, казалось бы, Петербурге.
   Александра Блока можно назвать одним из тех петербургских поэтов, кто воспевал именно красоту и очарование непарадного, окраинного, а порой и вовсе захолустного Петербурга. Действительно, поэт был великим любителем прогулок по городу и ближним окрестностям. Точнее, не прогулок, а странствий и скитаний. Его дневники, записные книжки и письма к родным пестрели упоминаниями о частых и длительных прогулках. В них – особый облик Петербурга. Образ не фешенебельной изысканной столицы, а города бедных, пустынных, но очень милых сердцу окраин.
   Вот лишь несколько характерных записей поэта, датированных началом 1910-х гг. «Гулял – Гаванское поле, вдали на фоне не то залива, не то тумана – петербургская pineta. Несказанное». «Я эти дни занимался главным образом изучением Шуваловского парка и его парголовских окрестностей. Удивительные места». «Вчера вечером тихо гуляли с Пястом. Необычайный, настоящий запах сена между Удельной и Коломягами».
   Поэт В. Пяст, близко знавший Блока и часто сопутствовавший ему в странствиях по Петербургу и окрестностям, вспоминал: «Излюбленными его местами были: Петровский остров, Острова и вся Петербургская сторона; Удельный парк; впоследствии – Озерки, Шуваловский парк, Лесной; еще позднее – Сестрорецк, Белоостров; отчасти и Петергоф, и места за Нарвской заставой».
   «Я приникал к окраинам нашего города, знаю, знаю, что там, долго еще там ветру визжать, чертям водиться, самозванцам в кулаки свистать! – восклицал Александр Блок в письме к своему близкому другу литератору Е.П. Иванову. – Петербург – гигантский публичный дом, я чувствую. В нем не отдохнуть, не узнать всего, отдых краток там только, где мачты скрипят, барки покачиваются, на окраине, на островах, совсем у ног залива, в сумерки».
   Как отмечает охтинский краевед Наталья Столбова, петербургская литературная традиция никогда не чуралась окраинного Петербурга – будь то пушкинский «Домик в Коломне» или блоковская «Незнакомка». А применительно к Охте пронзительно звучат строки Иосифа Бродского «От окраины к центру», написанные в 1962 году…
   Стремительно развиваясь, город постепенно поглощал свои предместья. Этот процесс начался не в 1960-х гг., не в 1930-х гг. и даже не в эпоху строительного бума начала ХХ в. Как известно, когда-то, до середины XVIII в., границей города служила Фонтанка, и именно за ней возникали усадьбы столичной знати, некоторые из них чудом уцелели до сих пор. О том, что эта местность была «загородом», и сегодня напоминает название Загородного проспекта. В XIX в., когда бывшие предместья за Фонтанкой застраивались городскими кварталами, едва ли кто сожалел об их исчезновении.
   Общественное движение в защиту старого Петербурга зародилось только в начале ХХ в., когда процесс утраты прежнего облика города стал особенно явным, и остро встал вопрос о необходимости защиты исторического наследия. Одним из борцов за старый Петербург был историк искусства, краевед В.Я. Курбатов. Достаточно лишь привести несколько цитат его книги «Петербург: Художественно-исторический очерк и обзор художественного богатства столицы», изданной в 1913 г., чтобы понять, какой болью и тревогой отзывалось в нем исчезновение мельчайших деталей прежнего облика Петербурга.
   «Совсем еще недавно вдоль Александровского проспекта тянулись тихие каналы, окаймленные аллеями, – сообщал Курбатов о нынешнем проспекте Добролюбова. – Каналы уже исчезли, а теперь засыпаются протоки между питомниками и Пеньковым буяном. Скоро распродадут их на участки, и исчезнет одно из поэтичнейших мест Петербурга».
   «Местность между Малой Невкой и Большим проспектом застраивается так быстро, что уже теперь осталось очень мало деревянных домиков, заполнявших два-три года тому назад все улицы, – сетовал Курбатов, говоря о Петербургской стороне. – Курьезны мелкие улицы вблизи Спаса Колтовского, но они быстро теряют свой захолустный характер».
   Одним словом, тема «эволюции петербургских окраин» (такой термин появился на страницах столичной печати еще в начале прошлого века) появилась не сегодня и не вчера. К примеру, в 1912 году в журнале «Огонек» отмечалось, что за последние десять лет «мертвые прежде проспекты Васильевского острова и Петербургской стороны, точно по мановению волшебного жезла, превратились в точные подобия Невского проспекта – с его шумным оживлением, блеском электричества, лампионами театров и кинематографов». «И эволюция окраин еще не завершилась, – говорилось далее. – Не за горами превращение Петербурга в „мировой город“, состоящий из сети развившихся в обширные города пригородов и предместий».
   Тем не менее процесс поглощения городом своих предместий во второй половине ХХ в. имел для них катастрофический характер. За редким исключением, под ножом бульдозера исчезало практически все. Других методов освоения бывших пригородных пространств тогда попросту не существовало. Так наш город оказался почти окольцованным безликими районами, одинаковыми районами новостроек, похожими друг на друга, как близнецы.
   Пожалуй, главная беда современных питерских новостроек в том, что в них потеряна нить преемственности, они лишились своих исторических корней.
   Контрасты между новостройками и «осколками» прежней жизни особенно явно бросаются в глаза в Удельной. Фото автора, 2008 – 2009 гг.

   Для многих исторических предместий их поглощение городом стало настоящим стихийным бедствием. Можно сколь угодно много говорить о неизбежном поступательном ходе истории, о техническом прогрессе, но в данном случае речь идет об утрате культурного наследия. Осознание этого наступило уже гораздо позже.
   Под нож бульдозера уходили не только бывшие предместья с многовековой историей, где было бы вполне возможным сохранение отдельных уникальных реликвий. Во время застройки новых районов неузнаваемым образом менялся ландшафт местности: срезались мешавшие строителям холмики, бугорки и пригорки, засыпались пруды, ручьи и реки. А многие из тех, что остались, меняли свои русла или «заковывались» в трубу коллектора.
   Недаром специальный репортаж, появившийся в «Ленинградской правде» в декабре 1980 г., так и назывался: «Пропала речка Ивановка, или Как реки меняют свои русла».
   «Человек стоял и растерянно оглядывался вокруг, – такими словами начиналась эта статья. – Он много лет не был в городе и никак не мог узнать этот район. И не потому вовсе, что от прежней болотины, расстилавшейся здесь, не осталось и следа. Он знал: город давно перешагнул прежние границы, приподняв и покрыв асфальтом топкие окраинные низины, застроив их домами. Изумляло другое. Точно помнил: именно тут, пробиваясь к Невской губе зарослями, сплетенными из тростника, кустарника, петляла река Дудергофка… Но ее не было на прежнем месте».
   И не только Дудергофка принудительно изменила свой маршрут. При застройке района юго-западнее Ленинского проспекта речку Дачную спрятали в коллектор и направили ее воды в речку Красненькую. Аналогично поступили с речкой Волковкой, плутавшей в свое время по территории, где разместились купчинские новостройки. Ее прежнее русло засыпали, выгадав солидную площадь под дома, а новое вытянули вдоль железной дороги.
   Подобное вторжение в природу воспринималось как естественный и неизбежный процесс. Действительно, и в петровские времена изменяли русла речек, протекавших в новопостроенном граде и вокруг него. Однако речь о другом: сегодня среди равнинных новостроек, застроенных одинаковыми, типовыми домами, мы порой вздыхаем: как не хватает здесь хотя бы небольшого кусочка природы… Поэтому большими счастливчиками считают себя те жители новостроек, которые имеют у себя под боком парк, сквер или хотя бы небольшую зеленую рощицу. А если посредине нее протекает речка или расположен небольшой пруд – это уже очень неплохо. Чудесно, что сохранялись в районах новостроек Оккервиль, Муринский ручей, Черная речка…
   Тем не менее в новых районах кое-где все-таки сохранились приметы прошлого – то в виде участка чудом уцелевшей сельской улицы, то в виде просто старого дачного домика в окружении стеклянно-бетонных громад. Даже если от прежней старины не осталось совершенно ничего, кроме названия, перешедшего от бывших предместий на возникший на их месте «спальный район», то это тоже немало. Ведь, как замечал писатель Лев Успенский, «имена мест – такие же памятники прошлого, как башни древних крепостей, краски старинных икон, черепицы боярских теремов или деревянные мостовые Господина Великого Новгорода».
   Больше всего повезло тем названиям бывших предместий, которыми обозначали станции метро. Это крепко-накрепко утвердило их в городской топонимике. И таких станций в нашем городе немало: «Купчино» и «Удельная», «Озерки» и «Автово». Отрадно то, что в последние годы память о давно забытых названиях исторических районов возвращается на карту города. К примеру, на картах последних лет нанесены очень многие названия исторических районов, которые, пожалуй, помнят лишь старожилы. В их числе – Вологодско-Ямская слобода, Клочки, Мурзинка и т. п.
   Не менее отрадно и то, что на карте города, благодаря деятельности Топонимической комиссии, появляются новые названия, несущие в себе напоминание о существовавших прежде исторических районах. К примеру, в конце 2009 г. безымянный дотоле переулок в Кировском районе стал Волынкиным – в память о существовавшей в тех краях Волынкиной деревне.
   И еще одно немаловажное обстоятельство. Для тех самых пресловутых безликих новостроек, выросших на месте бывших окрестностей Петербурга в 1960-х гг., уже скоро наступит юбилей – пятьдесят лет. Полвека – это весьма серьезный срок для такого, в общем-то, достаточно еще молодого, в сравнении с Римом или Лондоном, города, каким является Петербург. (Да, сегодня уже многие из районов новостроек «состарились», и проекты реновации хрущевок – лишнее тому доказательство!)
   Время проходит незаметно, и сегодня можно уже с полным правом сказать: ленинградские новостройки, возникшие в 60-х, 70-х и даже 80-х гг. прошлого века, имеют право на свою собственную историческую память. Это летопись их возникновения, детства, юности, отрочества, зрелости. Без истории новых районов Ленинграда – Петербурга, возникших за последние полвека, история нашего города будет неполной.
   Более того, история продолжается и творится прямо у нас на глазах. Вот почему на страницах этой книги вы найдете очерки не только об исторических районах старого Петербурга или предместьях, вошедших в городскую черту, но и о районах, ставших новостройками совсем недавно. Пройдет совсем немного времени, и их с полным правом можно будет именовать историческими. Некоторые из них еще только на бумаге, некоторые уже начинают возводиться.
   Обо всех районах, которым еще только предстоит стать историческими, но которые уже имеют право на описание своей истории (или, уж точно, предыстории!), также говорится на страницах этой книги. Действительно, на наших глазах вырастают новые районы в границах Петербурга и в его ближайших окрестностях – «Северная долина» и «Балтийская жемчужина», Кудрово и «Новый Оккервиль», застраивается район у Лахтинского разлива. Уже не говоря о том, что на карте города за последние десять – пятнадцать лет появились десятки, если не сотни названий отдельных кварталов и даже микрорайонов, придуманных застройщиками. Достаточно пройтись хотя бы по северным окраинам города. Тут можно увидеть «Поэму у трех озер» и «Шуваловские высоты», «Новую академию» и «Серебряные ключи». Даже такому претенциозному названию микрорайона, как «Лондон-Парк», нашлось здесь место.
   Особенно стараются застройщики малоэтажного элитного жилья: здесь едва ли не каждая группа домов имеет свое название. Иногда оно привязывается к существующей местности (например, «Никитинская усадьба», «Графский пруд», «Алексеевский поселок» в Коломягах), а порой оно просто рождается в чьей-то озаренной голове, являясь результатом фантазии, эрудиции или просто настроения. Некоторые названия прямо апеллируют к чувствам будущих хозяев. Логика здесь весьма проста. Хотите почувствовать себя новой аристократией? Тогда можете смело выбирать для места своего жительства, ну, к примеру, «Северный Версаль» у Лахтинского разлива…
   Не исключено, что многие из подобных названий, придуманные ради рекламной кампании, не приживутся и забудутся. К примеру, сколько ни старались творцы рекламной кампании элитного жилого комплекса «Граф Орлов» на Московском проспекте, пытаясь ввести в городской обиход понятие «Золотая миля», оно так и не прижилось. Хотя, вполне вероятно, некоторые из современных названий, возникших по чьей-то рекламной прихоти, останутся в городской топонимике и спустя какое-то время станут «историческими районами». Как говорится, поживем – увидим. А пока у нас сегодня есть уникальная и прекрасная возможность стать свидетелями, летописцами современной истории Петербурга…
   В первое десятилетие 2000-х гг. вышло немало серьезных краеведческих трудов, посвященных отдельным историческим районам Петербурга. Среди них – «Невская застава: берег левый, берег правый» Д.Ю. Шериха, «Шувалово и Озерки» и «Нарвская застава» Г.И. Зуева, «Охта. Старейшая окраина Петербурга» Н.П. Столбовой, «Северные окрестности Петербурга» Е.Л. Александровой, «Мурино. Хроника трех столетий» Н.Я. Серебряковой, «Прогулки по старой Коломне» Г.И. Беляевой и еще много других книг – всех просто не перечесть!
   Серьезным подспорьем стали публикации в журналах «История Петербурга», «Адреса Петербурга», в «Новом топонимическом журнале», а также в «Квартальном надзирателе» – приложении к петербургскому городскому журналу «СПб.Собака.RU». Каждый выпуск «Квартального надзирателя», издававшегося под редакцией известного петербургского историка Льва Яковлевича Лурье, посвящался одному из кварталов Петербурга.
   Важнейшими источниками самых разнообразных сведений по давней и недавней истории петербургских предместий стали многочисленные интернет-сайты, где порой можно встретить уникальные свидетельства. Пальму первенства в этом отношении уверенно держит интернет-сайт Алексея Шварева «Окрестности Петербурга: география, история, описания достопримечательных мест и событий» (http://www.aroundspb.ru) – в настоящее время этот сайт находится в ряду самых мощных ресурсов краеведческой информации по Петербургу и всему Северо-Западу России. Сегодня, наверное, редкий исследователь Петербурга не пользуется информацией с этого сайта, поскольку, к примеру, именно здесь собрана уникальная коллекций карт Петербурга и Петербургской губернии XVIII – XX вв. Но особенное внимание привлекает форум «Окрестностей Петербурга», где проходят жаркие и оживленные дискуссии практически по всем темам, связанным с историей Северной столицы, и столь актуальным сегодня проблемам сохранения историко-культурного наследия нашего города.
   Признаюсь, сайт «Окрестностей» с давних пор является одним из моих серьезных рабочих инструментов. Информация и иллюстрации, которые появляются здесь, порой совершенно уникальны, поскольку они основаны на эксклюзивных находках и наблюдениях. Подобные сведения зачастую невозможно встретить ни в каком другом источнике. Участники форумов – люди по-хорошему въедливые и дотошные, готовые буквально носом рыть землю, чтобы дойти до интересующей их исторической детали. Малейшие оплошности и неточности они подмечают мгновенно…
   Сразу оговорюсь: эту работу не стоит считать научной в полном смысле этого слова. Скорее, это сборник популярных очерков об исторических районах и местностях Петербурга, написанных через призму авторского отношения к ним. Поэтому, да простит меня читатель, очерки порой получились достаточно разными по объемам. Автор будет благодарен за подсказки и дополнения к тем главам, которые могут показаться короткими и неполными.
   Читатели, без сомнения, заметят: в книге очень много информации о современности. Сделано это сознательно. По твердому убеждению автора этих строк, оценки и характеристики отдельных районов, мест или улиц, даваемые нашими современниками в самых различных источниках, не менее важны и ценны, чем подобные же комментарии петербургских газет вековой давности. Вот почему и те, и другие на равных правах соседствуют на страницах этой книги.
   Это издание – не только попытка рассказать жителям районов новостроек о прошлом их мест обитания (ведь многие до сих пор считают, что до новостроек никогда ничего не было – просто голое поле, пустое место), но и познакомить жителей Петербурга с обликом и достопримечательностями тех районов, где они бывают очень редко, а может быть, и вообще никогда не бывали. Ведь, согласитесь, большинство петербуржцев живет достаточно замкнуто. И очень часто случается так, что те, кто живут на севере города, практически не представляют себе, что такое Юго-Запад, а обитатели Купчина с легкостью могут заблудиться в новостройках Веселого Поселка или Ржевки-Пороховых. Одним словом, помочь читателям узнать больше о районах, где им не приходилось бывать, или посещаемых крайне редко, – вот одна из целей этой книги.
   Пытливый читатель обязательно задаст совершенно правильный вопрос: а каковы же территориальные границы исследования? Отвечу на этот вопрос следующим образом. Не было никакого смысла включать в книгу очерки обо всех местностях в границах сегодняшнего Петербурга: тогда бы пришлось вести рассказ и про дачные места за бывшей финляндской границей (Курортный район), и про ожерелье дворцово-парковых пригородов. Поэтому все местности, включенные в эту книгу, ограничены реальной (!) городской чертой современного Петербурга. Иными словами, город заканчивается там, где за последними высотными домами новостроек простираются поля. Или там, где на шоссе, ведущем из города, стоит перечеркнутый знак «Санкт-Петербург».
   Тем не менее и на это правило, как обычно, есть исключения. Автор никак не мог обойти вниманием местности, хоть и относящиеся официально к Ленинградской области, но фактически уже давно включившиеся в орбиту петербургской жизни. Среди них – поселки Мурино, Бугры и Девяткино за северными окраинами Петербурга, деревня Кудрово за восточной границей, где в настоящее время развертывается масштабное строительство городов-спутников. Вошла в книгу и Ново-Саратовка: хоть и относится она к Ленинградской области, но без рассказа о ней неполным будет повествование о немецких колонистах в предместьях Петербурга. Да и между жителями Рыбацкого и Ново-Саратовки в давние времена были нерушимые связи. Об этом тоже идет речь в книге…
   И, напоследок, еще один весьма немаловажный вопрос, на который, на мой взгляд, до сих пор нет однозначного ответа: можно ли склонять названия районов, заканчивающиеся на букву «о»? Согласно неписаным правилам, существовавшим с давних пор, те названия, что образованы от русских (славянских) слов, склонять можно (Шувалово), а те, что произошли от нерусских, не склоняются (Автово, Парголово). Правда, тут надо знать предельно точно: от какого именно слова пошло названия, а чтобы выяснить это, порой требуется провести серьезное исследование.
   Географические названия населенных пунктов, станций, городов на «о» в современном русском языке постепенно переходят в разряд существительных, не изменяемых по падежам. Вероятно, это объясняется тем, что в последние десятилетия в разговорно-обиходной речи эти топонимы все чаще употребляются как несклоняемые.
   Прежние справочники, выходившее еще лет десять назад, строго требовали изменения этих слов по падежам, современные же издания отмечают тенденцию к несклоняемости географических наименований на «о», ныне особенно широко распространившуюся. Из устной речи неизменяемая форма проникла и в письменные источники, в частности в публицистику.
   «Как же все-таки говорить правильно: в Кемерово или в Кемерове, к Автово или к Автову, от Перова или от Перово?» – задается совершенно справедливым вопросом купчинский краевед Денис Шаляпин и дает следующий ответ: «В настоящее время в свободном употреблении функционируют оба варианта – склоняемый и несклоняемый, следовательно, оба могут считаться нормативными». А между тем изначально все подобные названия были склоняемыми. Достаточно вспомнить строки из М.Ю. Лермонтова: «Недаром помнит вся Россия про день Бородина!» Согласитесь, склонение названия «Бородино» в лермонтовском тексте не вызывает никаких вопросов и вовсе не режет слух. Кстати, в петербургских газетах начала ХХ в., описывавших петербургские предместья и являющихся одним из важнейших источников этой книги, названия местностей на «о» практически всегда склонялись.
   В современном русском литературном языке, как отмечает Денис Шаляпин, действуют такие нормы: если имеется родовое слово (город, район, село и т. п.), то правильно не склонять: из района Купчино, в сторону района Парголово. Если же родового слова нет, то возможны оба варианта, склоняемый и несклоняемый: в Автово и в Автове, в сторону Мурино и в сторону Мурина.
   Для себя Денис Шаляпин сделал однозначный вывод: склонять топоним «Купчино» допустимо. «Делать это можно, – отмечает краевед, – учитывая, в частности, то, что Купчино – топоним русский, образован от слов „покупка“, „купец“. Этимологически он ни коим образом к финно-угорскому названию не относится, кроме отдаленного созвучия. Но в разговорной речи не все так просто. Мной был проведен несерьезный социологический опрос среди друзей и знакомых. На вопрос „Где вы живете?“ 90 % респондентов, а может и более, ответили «В Купчино». А далее мнения разделились. Примерно половина заявила, что гуляют они по Купчину и никуда из Купчина уезжать не собираются. Получается нечто среднее. Используются отдельные падежи. Совершенно очевидно, что несклоняемая форма пользуется большей популярностью. Несмотря на это, я остаюсь сторонником склонения топонима „Купчино“»…
   Ну вот, все необходимые уведомления к теме исторических районов и местностей Петер бурга сделаны. Можно отправляться в путь…

А

Авиагородок

   По проекту планировки Ленинграда, разработанному в конце 1920-х гг. под руководством архитектора Л.А. Ильина, предусматривалось, что создаваемый с правой стороны Пулковского шоссе аэропорт будет соседствовать с жилым городком и вузом. Этот небольшой жилой район получил название «Авиагородок». Его строительство началось в 1931 г. К лету 1941 г. было сооружено несколько жилых домов, общежитие, здание института инженеров ГВФ с клубом (ныне в нем располагается Академия гражданской авиации), а также школа, здравпункт, магазин, служебные и производственные постройки.
   На юго-восточной оконечности Авиагородка в 1932 г. открыли аэропорт для воздушных сообщений. Авиалинии связали тогда наш город с Москвой, населенными пунктами Ленинградской области, Крайнего Севера и Северо-Западом страны. Аэропорт носил название «Шоссейная» – от названия близлежащей железнодорожной станции. В 1937 – 1941 гг. по проекту архитекторов А.И. Гегелло, Н.Е. Лансере, Л.Н. Ротинова и Ф.П. Шелоумова было сооружено здание аэровокзала.
   Большинство построек Авиагородка, оказавшегося вблизи линии фронта, было разрушено во время Великой Отечественной войны. В 1946 – 1948 гг. Авиагородок восстановили силами треста «Аэропортстрой». Восстановленный аэропорт «Шоссейная» вновь вступил в строй в 1948 г. – ныне в этом здании расположен международный аэровокзал «Пулково-II». С 1960-х гг. Авиагородок стал районом массового жилищного строительства. Улицы Авиагородка с 1976 г. носят названия, связанные с авиацией: Взлетная, Вертолетная, Пилотов, Стартовая, Штурманская (последняя связывает Авиагородок с Пулковским шоссе).

Автово

   «Имперский стиль в тихих двориках» – так называлась заметка об Автово, появившаяся в январе 2009 г. в популярной петербургской газете «Metro» в серии очерков, посвященных петербургским районам. «Здесь тихие зеленые дворики, а люди приветствуют друг друга на улицах, – говорилось дальше в публикации журналистки Инны Горбуновой. – До петергофских фонтанов на автобусе – полчаса, а до аэропорта на машине – всего пятнадцать минут. Автово я считаю этакой границей между городом и пригородом, и жить здесь неплохо – все близко, а тишина – как в деревне»…
   Условные границы современного Автово – от линии Окружной железной дороги, пересекающей проспект Стачек у «Кировского завода», до речки Красненькой и старинного Красненького кладбища, которые отделяют Автово от соседнего района – Дачного. Еще в середине 1950-х гг. за речкой начинались пригородные поля и рощи: здесь проходила граница города. Поэтому два помпезных 10-этажных дома, стоящие по обе стороны проспекта Стачек у нового автовского моста, оформляли торжественный въезд в город.
   Про название этой местности до сих пор в ходу старинная легенда о том, что будто бы после опустошительного ноябрьского наводнения 1824 г. государь Александр I объезжал места вдоль Петергофской дороги, больше всего пострадавшие от стихии. Одно селение было полностью уничтожено водой, и разоренные крестьяне столпились вокруг царя и стали жаловаться на свою «жисть».
   Автово на карте Петрограда, 1916 г.

   Государь участливо слушал их, а потом подозвал к себе одного старичка и велел ему рассказать, кто и что потерял. «Все, батюшка царь, погибло, – стал причитать старичок. – Вот у афтово домишко весь унесло, у афтово – двух коней, у афтово – четырех коров затопило, афтово…» Он мог продолжать дальше и перечислил бы, наверное, еще многих, но царь перебил его, сказав: «Хорошо, это все у Афтова, а у других что погибло?» Тогда придворные объяснили императору, что старичок попросту беззубый, и потому он говорит «афтово» вместо «этого», на что Александр I посмеялся и приказал выстроить на месте затопленной деревни новую и назвать ее «Афтово».
   Легенда, однако, не имеет ничего общего с действительностью. История деревни восходила еще к древним допетровским временам, когда в этих краях, как отмечает финский историк Сауло Кепсу, находилось несколько деревень – Лаурола, Нипрола, Лахта у Моря, Йермоево, Перкино и др. После Русско-шведской войны середины XVII в. эта сельская община получила название Аухтуа («auhto» – значит песчаного происхождения). По другим данным, название пошло от финского «аутто» – пустое место, пустошь.
   Хозяевами дворов в Аухтуа в последние годы шведского правления были, в основном, ижоры, а остальное население прибыло, главным образом, из Финляндии. В связи с тем, что через деревню проходила дорога на Нарву (теперь по ее трассе проходит проспект Стачек), здесь было много кабаков.
   Когда начал строиться Петербург, а земли вдоль дороги стали раздаваться петербургской знати, деревня стала входить в орбиту петербургских предместий. Так она постепенно превратилась в Автово, а в начале XIX в. на Петергофское шоссе из Кронштадта перевели казенный чугунолитейный завод, ставший впоследствии Путиловским, Автово стало фабричной окраиной.
   Как отмечает историк Юрий Пирютко, деревня Автово, восстановленная по повелению императора Александра I через год после разрушительного наводнения 1824 г., находилась в районе нынешней станции метро «Автово». От полуциркульного пруда в центре Автово расходились пять каналов, пересеченных двумя дугообразными протоками, прорытыми специально для осушения земли. Вдоль каналов строились «типовые» крестьянские дома в один и два этажа.
   Автово – прифронтовая полоса: пересечение проспекта Стачек и улицы Зайцева, зима 1941/42 г.

   В начале ХХ в. в Автово снимали летние дачи небогатые петербуржцы. «Дачный поселок Автово – деревушка между Лиговом и Нарвским шоссе, – писал „Петербургский листок“ весной 1909 г. – От Петербурга шесть верст, от казенной лавки две с половиной версты. Сообщение только конное, но так как ни у дачников, ни у крестьян нет лошадей, то сообщаются „на своих двоих“»…
   В начале 1930-х гг. Автово еще сохраняло свой пригородный характер. «Там, где от трамвайной линии по улице Стачек отходит ветка на Турухтанный остров, расположен поселок Первое Автово, – сообщалось в путеводителе по Ленинграду 1933 г. – За воротами Северной судостроительной верфи построен второй городок этого поселка, а подойдя ближе по улице Стачек к Болотному переулку, можно увидеть в глубине его вновь отстроенные деревянные дома третьего рабочего городка».
   Болотный переулок, название которого существовало в 1896 – 1955 гг., проходил между нынешними проспектами Стачек и Маршала Жукова. Его название происходило от Автовского болота, в которое упирался этот переулок.
   «От Болотного переулка, по правую сторону улицы Стачек (если иметь за спиной „Кировский завод“. – С. Г.), несколько в стороне от дороги идет линия старого Автова (Второе Автово), построенного в 1824 г. (как предполагают, по проекту архитектора Стасова), – читаем дальше в ленинградском путеводителе 1933 г. – Здесь дома расположены веером около полукруглого пруда. Из пруда радиусами выходят два протока за деревню; один из них засыпан и пересечен дорогой, через другой же переброшен мост… Деревня оканчивается у полотна ветки, соединяющей Морской канал – через станции Автово и Пущино – с северной частью порта и с Октябрьской железной дорогой. Здесь оканчивается город».
   Торжественный марш войск через Триумфальную арку в Автово, 8 июля 1945 г.

   В середине 1930-х гг. в Автово пришла большая стройка. Проект застройки первых кварталов Автово разработал руководитель мастерской Ленпроекта профессор А.А. Оль. В основу проекта он положил принцип радиальной планировки с центром на Комсомольской (тогда – Круглой) площади. Три первых квартала в Автово заложили в начале 1936 г.
   «На самом краю города, за Кировским заводом, на месте, где улица Стачек сворачивает к Петергофскому шоссе, строятся первые кварталы нового Автова – одного из центральных районов будущего Ленинграда», – говорилось в «Красной газете» в ноябре 1936 г.
   Как отмечает краевед Георгий Иванович Зуев в книге «Нарвская застава. На перепутье трех веков», первые жилые дома в Автово предназначались для трудящихся Кировского завода, Судостроительного завода им. А.А. Жданова, «Красного химика», аккумуляторного предприятия, завода пишущих машинок, а также для специалистов Ленпромстроя, Балтфлота и Главморпрома. Эти предприятия и являлись основными застройщиками нового Автово. К началу войны здесь успели возвести более тридцати жилых домов, две школы и несколько дошкольных учреждений.
   Дальнейшие планы строительства отодвинула война. А когда в сентябре 1941 г. немецкие войска подошли к самым стенам Ленинграда, Автово оказалось в прифронтовой полосе. Жителей Автова эвакуировали, в домах расположились войска. Угловые здания превратились в опорные укрепленные узлы обороны, повсюду соорудили баррикады и доты. Кроме того, в зданиях разместились командные и наблюдательные пункты стрелковых и артиллерийских соединений. У шлагбаума железной дороги перед Красненьким кладбищем находился контрольно-пропускной пункт.
   Одной из последних исторических реликвий, оставшихся от старого Автово, являлась товарная железнодорожная станция Автово на дороге в Угольную гавань. Ее возвели в 1880-х гг. на проложенной тогда же линии на Турухтанные острова и к дамбам Морского канала. В октябре 2008 г. станцию снесли при расширении железнодорожного полотна. Фото автора, 15 октября 2008 г.

   И здесь же, у въезда в Автово, на проспекте Стачек, в июне 1945 г. всего за одну ночь по проекту архитектора В.А. Каменского воздвигли временную Триумфальную арку, через которую 8 июля торжественным маршем прошли воины-победители Ленинградского фронта. Арка простояла недолго и была разобрана.
   Спустя шестьдесят лет после окончания войны, в середине 2000-х гг., возникла идея воссоздать арку в виде величественного памятнике Великой Победе и установить ее на Комсомольской площади в Автово. Автором идеи выступил писатель-фронтовик, почетный гражданин Петербурга Даниил Гранин. Планировалось, что Триумфальную арку восстановят к 9 мая 2008 г., однако затем в силу различных причин этот срок отодвинули. Планируется, что Триумфальные ворота образца 1945 г. воссоздадут на века – в камне…
   После войны продолжилось осуществление довоенных планов застройки проспекта Стачек и Автово. В 1955 г. здесь появилась одна из первых восьми станций метро, связавшая Автово с центром.
   Центральной площадью нового Автово стала Комсомольская. Авторами ее застройки являлись архитекторы В.А. Каменский и М.Г. Майофис. В сквере возле Комсомольской площади 27 октября 1968 г., в канун 50-летия комсомола, торжественно открыли памятник «Героическому комсомолу». В его основание заложили послание потомкам – комсомольцам 2018 г., которым предстоит прочесть послание своих дедов и отцов в день столетия комсомола. Тогда, в 1968 г., никто не предполагал, что история круто изменится, и комсомол не доживет до конца ХХ в.
   Если же все-таки в 2018 г. кто-то захочет прочесть послание, замурованное в капсуле у подножия, то найдет там и такие пафосные строки: «Мы не завидуем вам. И вы не завидуйте нам. Мы в общем могучем потоке вечной молодости мира идем через века и миры, и над нами веет красное знамя Ленинской революции – наша Слава и наша Забота. Несите его дальше! Совершенствуйте мир и самих себя во имя торжества коммунизма!»…

Александрино

   Так называлась усадьба, построенная на Петергофской дороге в 70-х гг. XVIII в. для президента Адмиралтейской коллегии графа Ивана Григорьевича Чернышева. Правда, имя «Александрино» она получила только в самом конце XIX в., когда перешла в собственность владельца имения Ульянка графу Александру Дмитриевичу Шереметеву – известному музыкальному деятелю и композитору, почетному председателю Музыкального исторического общества, основателю «Пожарной добровольческой команды имени Петра Великого».
   Участок, где находится усадьба, с начала XVIII в. не раз переходил из рук в руки. В 1718 г. он был пожалован сенатору и дипломату П.А. Толстому, затем, после его ареста, дом конфисковали и пожаловали возвращенному из ссылки государственному деятелю С.В. Лопухину. Затем, когда Лопухин снова впал в немилость и вновь отправлен в ссылку, дачу конфисковали и передали «в вечное владение» князю В.Н. Репнину. После его смерти в 1748 г. имение отошло к его сыну, а в 1762 г. владельцем стал И.Г. Чернышев. Именно при нем и построили усадебный дом, своим обликом весьма напоминавший Таврический дворец.
   После смерти И.Г. Чернышева в 1797 г. усадьба перешла к его сыну, а когда тот разорился, в 1809 г. продал усадьбу «с публичного торга по вексельным искам» купцу 1-й гильдии Федору Ильину. Его наследникам усадьба принадлежала до 1898 г., когда ее новым владельцем стал А.Д. Шереметев.
   После революции дворец дачи «Александрино» стал обыкновенным жилым домом с коммунальными квартирами: большие комнаты разделили перегородками на «клетушки», а в зале держали свиней. Вдоль восточной границы парка в 1930-х гг. построили «Стандартный поселок № 3».
   Во время войны усадьба находилась на переднем крае обороны и пострадала от обстрелов. В 1960-х гг. главное здание отреставрировали, но без воссоздания интерьеров и служебных флигелей. Сейчас в нем (дом № 226 по пр. Стачек) размещается детская художественная школа.
   Незастроенные пространства близ парка Александрино с начала 2000-х гг. стали привлекать строительные фирмы. Здесь появились элитные жилые комплексы «Чистые пруды» (под номерами 1 и 2). Их строительство вызвало бурные протесты жителей района, поскольку четыре шестнадцатиэтажных дома возводили на территории зеленой зоны. Недаром общественная акция, проводившаяся в сентябре 2006 г., называлась «Посетите наш парк, пока он еще есть».
   Кроме того, на границе с парком Александрино во второй половине 2000-х гг. возвели жилой комплекс, получивший одноименное название «Александрино». Как отмечалось в рекламных проспектах, «не стремясь реставрировать утраченные иллюзии, авторы проекта создали вдохновенный ансамбль, в котором поэзия нового времени вобрала в себя лучшее из архитектурного наследия прошлого…
   Однако радужные мечты порой весьма далеки от реальности. Как выглядел парк Александрино совсем недавно, весной 2009 года, можно было прочитать на страницах газеты «Мой район»: «Сегодня, гуляя по парковой зоне, хочется плакать. Возможно, благодаря уплотнительной застройке, возможно, благодаря нашему, так сказать, русскому менталитету, возможно, благодаря „деятельности“ паркового хозяйства, но парк превратился в помойку, свалку отходов, сгоревших и брошенных машин и промышленного мусора… Бедные утки плавают среди бутылок, оберток, банок. Этот список можно продолжать очень долго»…
   Впрочем, не все так беспросветно. Будем надеяться, что парк ожидают лучшие времена. Одной из его новых достопримечательностей станет памятник знаменитому рок-музыканту Виктору Цою.
   В начале 2010 г. губернатор Петербурга разрешила установить в парке Александрино памятник лидеру группы «Кино», несмотря на введенное в городе правило: увековечивать чью-то память не менее чем через тридцать лет после смерти персоны. К тому времени со смерти Цоя прошло двадцать лет. Напомним, он трагически погиб 15 августа 1990 г. Парк Александрино выбран не случайно – это памятное место для поклонников певца. Сам музыкант с семьей жил неподалеку от парка – в доме на пр. Ветеранов, 99.

Александровская слобода

   Александровская слобода, в просторечии «Александровка», находилась за Московской заставой. На картах начала ХХ в. она отмечена по обе стороны Московского шоссе (ныне проспекта), между Корпусным аэродромом и линией Окружной железной дороги. Теперь этим местам соответствует обширная территория по обе стороны от станции метро «Электросила». «Топонимическая энциклопедия Санкт-Петербурга» 2003 г. определяет границы бывшей Александровской слободы следующим образом: между Балтийской и Соединительной железнодорожными линиями, Рощинской улицей, Витебской железнодорожной линией, улицей Орджоникидзе, Краснопутиловской улицей и Ленинским проспектом.
   Тем не менее исторически Александровская слобода возникла вовсе не там, где ее обозначали на картах начала прошлого века. Находилась она южнее Николаевской (Чесменской) военной богадельни. От названия слободы пошло и наименование Александровской улицы, проходившей от нынешней улицы Ленсовета до Витебского проспекта. По своему местонахождению она примерно соответствует современной улице Типанова.
   Как отмечает один из ведущих специалистов в сфере петербургской топонимики Алексей Ерофеев, «Александр II повелел строить дома для инвалидов войн с семьями – так и возникла Александровская слобода». Кстати, в самом конце 2000-х гг. Алексей Ерофеев выступил с предложением назвать в память об Александровской слободе безымянную площадь на пересечении Московского проспекта, улиц Фрунзе и Победы Александрово-Слободской. Однако в Топонимической комиссии понимания не нашел. Главным возражением послужил следующий аргумент: «Звучит по-московски, не характерно для Петербурга».
   Что же, в этом тоже есть доля правды. Действительно, сегодня понятие «слобода» для Петербурга, претендующего на роль культурной, европейской столицы России, звучит как-то по-купечески, архаично. Тем не менее, нельзя забывать, что в прошлые времена, начиная с самого основания нашего города, понятие «слобода» было весьма широким, в чем сможет убедиться и читатель этой книги: слободам XVIII в. здесь уделено немало внимания…
   Итак, Александровская слобода за Московской заставой. Находилась она на хороших плодородных землях и летом была настоящим райским уголком за Московской заставой. Не случайны и некоторые характерные названия проходивших в слободе Райского переулка (он существовал с 1909 до 1920-х гг.) и Благодатного переулка (ныне улица). Правда, сегодня помпезные сталинские громады и убогие «хрущевки» ничем не напоминают о прежнем «райском уголке».
   В 1937 г. к северо-западу от перекрестка Московского проспекта и современной Благодатной улицы между домами на северной стороне Благодатного переулка, в сотне метров от Московского проспекта, напротив пожарного депо оборудовали трамвайную конечную станцию «Благодатный переулок». В 1961 г. кольцо вместе с линией до Московского проспекта ликвидировали. Теперь на его месте располагаются сквер и жилой дом (Благодатная ул., 20).
   Александровская слобода на карте Петрограда, 1916 г.

   О любопытных страницах жизни и быта этих мест блокадной поры рассказывал житель блокадного Ленинграда, профессор биолого-почвенного факультета Санкт-Петербургского государственного университета Виктор Лапицкий в своей биографической повести «Колесики и винтики ХХ в.», изданной в 2009 г.
   «С великим трудом отцу удалось добиться у начальства нашего с мамой перевода под крыло исправительно-трудовой колонии № 1, где он работал, – вспоминал Виктор Лапицкий. – Арестантский паек в те времена не был изобильным, но и это подразумевало регулярное питание и спасение от голодной смерти…
   На Международном проспекте (ныне – Московский проспект) за Московским райсоветом мы проехали через заставу, где строжайшим образом проверялся въезд и выезд за территорию города. Еще несколько минут, и вот мы у цели нашего путешествия на Благодатном переулке. Здесь проходил второй рубеж внутренней обороны города. Первый рубеж располагался за недавно построенным Домом Советов. В предвоенные годы участок Международного проспекта южнее Благодатного переулка только начинал застраиваться, и здесь имелись одиночные здания индустриального типа постройки. Мы поселились в угловом пятиэтажном доме, выходившем одним своим крылом на Благодатный переулок, а другим – на Московский проспект.
   Перед третьим, южным крылом находился пустырь, простиравшийся вплоть до территории нынешнего Московского парка Победы. Наш дом, построенный перед войной, не был еще полностью введен в эксплуатацию. Обитаемые помещения находились только на втором этаже, где нам было отведено две комнаты. Во дворе нашего дома находились гараж и конюшня. Справа, в тупиковой части Благодатного переулка, где ранее было кольцо трамвая маршрута № 3, располагались бараки для заключенных и мастерские трудовой колонии.
   Новые условия нашей жизни резко отличались от быта блокадной комнатки на Петроградской стороне. По современным понятиям, это соответствовало бы переезду на лечение в санаторий. Во-первых, мы получили систематическое питание, пусть скромное, но регулярное. Стандартное меню состояло из супа-лапши, каши-размазни, хлеба.
   Недостаток витаминов восполнялся хвойным настоем, рыбьим жиром, которые могли предотвратить цингу. Один раз нам с мамой преподнесли литровую баночку квашеной капусты – деликатес блокадного времени. Я быстро сдружился со сверстниками – детьми сотрудников колонии, которые промышляли у дверей пищеблока. Здесь из ведра для пищевых отходов мы извлекали подгоревший лук, зеленые капустные листья и прочие остатки с барского стола. Оказалось – жить можно! Вторым важным моментом в борьбе за выживание было наличие настоящего медицинского пункта, где имелись разумный доктор и медицинская сестра.
   Третий фактор, стабилизировавший нашу психику, состоял в меньшей эффективности артиллерийских обстрелов. Дело в том, что хотя мы находились в 6 – 7 км от переднего края обороны, большинство снарядов дальнобойной немецкой артиллерии перелетали через Благодатный переулок и поражали цели в центре города»…

Село Александровское

   В XVIII в. по берегу Невы получила большие земельные участки придворная знать. В середине XVIII в., как отмечает историк Дмитрий Шерих, здешние земли оказались во владении Никиты Юрьевича Трубецкого – вельможи елизаветинских времен, генерал-прокурора, генерал-фельдмаршала и обладателя многих других почетных званий и титулов. Его дочь Елена вышла замуж за генерал-прокурора времен Екатерины II князя Александра Алексеевича Вяземского, поэтому село стало его владением.
   Как писал историк Михаил Пыляев, при Екатерине II генерал-прокурор имел огромную власть, соединяя в своем лице обязанности трех министров – юстиции, внутренних дел и финансов, а также должность начальника тайной полиции.
   «Просвещенная государыня» бывала здесь у Вяземского, и тот нередко «угощал ее пирами». А когда в селе на средства государственной казны по проекту архитектора Николая Львова построили церковь, которую в народе до сих пор за ее необычные архитектурные формы зовут «Кулич и Пасха», по воле Екатерины ее назвали Троицкой. Отсюда, кстати, пошло и наименование расположенного позади нее Троицкого поля (ему посвящен отдельный очерк в этой книге).
   Храм до сегодняшнего времени является одной из местных достопримечательностей и уж точно главной святыней этих мест. Его освятили в 1790 г., практически без изменений он сохранился на протяжении более двухсот лет. Удивительно, что ему удалось уцелеть в советское время: для храмов за Невской заставой это было уникальным явлением. Церковь закрывали ненадолго, в 1938 – 1946 гг., да и то не под склад картошки, а для вполне культурного дела – библиотеки…
   Еще в царствование Екатерины село выкупили у Вяземского, и впоследствии здесь, по указанию императора Павла I, устроили бумагопрядильную мануфактуру, которую Павел по имени своего сына – будущего царя Александра I – назвал Александровской. Главной рабочей силой на мануфактуре были питомцы Императорского воспитательного дома (о них пойдет речь в очерке, посвященном расположенной неподалеку Куракиной даче). Тем не менее фабрика не могла целиком рассчитывать на труд подростков, поэтому кроме них здесь работали и взрослые мастеровые, а также инвалиды и вольнонаемные рабочие из близлежащих деревень.
   Александровская мануфактура. По рисунку А. Бараева. 1840-е гг.

   Впоследствии мануфактура кроме пряжи, тканей, тканых картин на шелке стала изготавливать игральные карты для всей России. Спустя некоторое время, в 1817 г., это производство передали отдельно выстроенной на территории мануфактуры карточной фабрике – ныне это комбинат цветной печати. При этом новой фабрике, открытой в 1819 г., предоставили полную монополию на производство игральных карт, сохранявшуюся вплоть до 1917 г. Корпуса бывшей карточной фабрики сохранились до нашего времени на пр. Обуховской Обороны, 110.
   Что же касается Александровской мануфактуры, то ее упразднили в 1863 г. – предприятие не выдержало конкуренции в условиях развивавшегося капитализма. Постройки передали Морскому ведомству. В том же году здесь началось строительство сталелитейного завода, который по имени своего основателя, горного инженера Павла Матвеевича Обухова, получил название Обуховского. 15 апреля 1864 г. на Обуховском заводе отлили первую стальную пушку.
   «Перед революцией Обуховский завод был крупнейшим поставщиком вооружения для русской армии и флота, – отмечает историк Дмитрий Шерих. – Здесь делали лафеты, самодвижущиеся мины, но главное – орудия разных калибров. Даже знаменитая пушка „Авроры“, давшая сигнал к штурму Зимнего дворца, была сделана на Обуховском… Выпускали тут и гражданскую продукцию, в том числе кирпич и разного рода изделия из металла. В 1908 г. здесь производили отливку части бронзового памятника Александра III по модели Паоло Трубецкого – массивной фигуры коня».