Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

В 17 веке в термометрах вместо ртути использовали Бренди.

Еще   [X]

 0 

Договор с Дьяволом (Мащинов Сергей)

Данная книга основана на реальных событиях. Главный герой по своему безрассудству попадает на больничную койку и оказывается между жизнью и смертью. Он оказывается в ином измерении, в другой реальности. Ему предстоит распутать клубок жизненных хитросплетений в крайне сжатые сроки, чтобы отстоять свою душу. Что может быть там, за занавесом жизни? С кем ему там предстоит встретиться и удастся ли вернуться назад? Во многие вещи в жизни верится с большим трудом, но приходит время, и мы начинаем понимать, что иногда самое невероятное может оказаться реальностью.

Год издания: 2015

Цена: 69.9 руб.



С книгой «Договор с Дьяволом» также читают:

Предпросмотр книги «Договор с Дьяволом»

Договор с Дьяволом

   Данная книга основана на реальных событиях. Главный герой по своему безрассудству попадает на больничную койку и оказывается между жизнью и смертью. Он оказывается в ином измерении, в другой реальности. Ему предстоит распутать клубок жизненных хитросплетений в крайне сжатые сроки, чтобы отстоять свою душу. Что может быть там, за занавесом жизни? С кем ему там предстоит встретиться и удастся ли вернуться назад? Во многие вещи в жизни верится с большим трудом, но приходит время, и мы начинаем понимать, что иногда самое невероятное может оказаться реальностью.


Сергей Мащинов Договор с Дьяволом

   © Сергей Мащинов, 2015
   © ООО «Написано пером», 2015
* * *
   Посвящается моему отцу, другу и учителю
   2015 г.

Предисловие

   Здравствуйте, дорогой Читатель. Хочу рассказать Вам одну занятную историю, которая произошла со мной весной 2012 года. После того, что со мной случилось, я стал смотреть совсем иначе на многие вещи в нашей повседневной жизни. Да, как бы банально это ни звучало, но это именно так. Сразу хочу предупредить, я не писатель и пишу первый раз в жизни. Довольно-таки трудно делать первый раз то, чем никогда не занимался, о чём, в общем-то, имеешь только поверхностное представление. И всё же я решился на это. Кто-то, прочитав написанное, может сказать – это бред сумасшедшего. Кто-то скажет – это очередная «страшилка». Мне совершенно не хочется доказывать обратное. Что такое может случиться с каждым из нас. Что в нашей жизни очень много неизвестного и порой пугающего. Множество тайн не известных до сих пор науке. Того, о чём мы интуитивно знаем или что чувствуем, но даже себе боимся в этом признаться. Как бы парадоксально это ни звучало – сверхъестественного…
   Каждый должен судить сам. Больше всего я хочу, чтобы каждый, прочитавший эту историю, хоть немного задумался над тем, как он живёт. Как он поступает с близкими, с родными, да и вообще со всеми окружающими его живыми существами. Как относится в целом к жизни. К тому, что нам даётся свыше. Умеет ли он ценить жизнь и радоваться ей со всеми её поворотами, изгибами и ухабами.
   Всё, что здесь будет описано, происходило со мной в здравом уме и твёрдой памяти. Очень хочется подчеркнуть именно эти слова, потому как изложенное мной выходит за рамки привычного нам понимания вещей.
   К тому времени, как произошла эта история, я прожил уже половину жизни, и ко всякого рода сказкам и рассказам относился недоверчиво, как любой человек среднего возраста и реалистичных взглядов на жизнь. Кто-то может сказать, человек просто злоупотреблял алкоголем и у него начались видения. Кто-то скажет, всё это случилось на фоне нервного срыва, болезни. Многое можно будет сказать и подумать, судить об этом только Вам. Но повторюсь, всё происходило со мной, когда я пребывал в абсолютно здравом уме.
   Есть множество событий, не находящих объяснения с научной точки зрения. Все их принято считать галлюцинацией, помешательством (в разных его проявлениях), выдумкой нездорового воображения. Да как только не называют подобного рода рассказы. А может, мы просто боимся называть вещи своими именами?
   Ведь, я больше чем уверен, у каждого человека хоть раз в жизни было то, во что он не мог бы поверить, или что нельзя объяснить даже самому себе. Давайте не будем лукавить хотя бы иногда… Не нужно бояться, что вас поднимут на смех или назовут, мягко говоря, душевнобольным. Давайте учиться быть правдивыми хотя бы сами с собой. Думаю, всему есть логическое объяснение. Ведь у каждого когда-то возникал вопрос: «А что будет после того, как умру, будет ли другая жизнь, будет ли вообще что-то?» Написано уже множество книг и научных трудов по этому волнующему всех живущих людей вопросу. Есть большое количество аргументов за и против существования жизни после смерти. Большое количество рассказов людей, переживших клиническую смерть, наталкивает нас на размышления. Только мало кто верит во все эти истории по-настоящему. Человек так, видимо, устроен: пока сам не попробует, не будет убеждён, а порой даже попробовав находит бредовые объяснения тому, что пережил.
   Итак, думаю, можно начинать.

Глава 1. Начало

   1 марта 2012 года мне исполнилось 42 года. Если кто-то помнит, в этот знаменательный год многие с особым трепетом ждали очередного конца света. По телевидению и в газетах были постоянные страшилки по этому поводу. Заголовки газет пестрили всякими советами и предостережениями. По телевидению даже показывали фильмы, каким будет конец человечества. Календарь майя заканчивал своё летоисчисление именно 2012 годом. По мнению множества псевдоучёных, жизнь на Земле должна была закончиться.
   В этот знаменательный год я работал в некой компании по продаже стройматериалов. Работа была неплохая с финансовой точки зрения, да и физических усилий особо не требовалось. В основном работа с бумагами и клиентами. Небольшой кабинет, стол, компьютер и восемь часов рабочего времени. Обыкновенная заурядная должность в небольшой компании.
   Мой злосчастный день рождения выпал на середину рабочей недели, это был четверг. В этой организации существовала традиция в свой праздник накрывать стол для сотрудников компании. В обед в комнате для переговоров собирался состав работников, непосредственно работавших в самой конторе, и в течение часа или двух происходило поздравление именинника. В день своего рождения я сидел и слушал однообразные, монотонные поздравления коллег. Все присутствующие неторопливо поедали угощение, запивая его горячительными напитками. Велась отвлечённая беседа. Хочу заметить, все праздники там проходили, как правило, по одному сценарию, и в целом было скучновато. Создавалось впечатление, что каждый ест свой десерт и норовит убежать, сославшись на занятость по работе. Одним словом, обстановка не располагала к бурному дружескому застолью. Так вот, наскоро выслушав поздравления, я бочком скрылся в своих покоях.
   Следующий день кое-как отработал, а вечером всё же начал праздновать свой день рождения по-настоящему. Ничего, конечно, такого особенного не было, поздравят одни, придут посидят другие, ну, в общем, всё как заведено с давних времён. Стол периодически чем-то пополнялся, жареным, пареным, солёным, вяленым, ну и, конечно, спиртным. Я выпивал со всеми появляющимися гостями, веселился, казалось бы, радовался жизни, но радости уже как таковой не было. Не было того ощущения праздника, который должен быть на день рождения.
   Может, годы начинали заявлять о себе. Не знаю, может, нервы, уже совсем расшатались. Только всё у меня было как-то не так, как хотелось. Семейная жизнь к тому времени уже совсем стала расползаться по швам. Не было ни понимания, ни одобрения с обеих сторон. Всё рушилась на глазах, или, верней, уже и не было чему рушиться. Всё, к чему стремился, разваливалось. А может, старые обиды искали выход, этого объяснить теперь не могу. Факт тот, что в меня как будто вливали алкоголь. Может, так я пытался отключиться от всех проблем, которые снежным комом накатывались на мои плечи. Тяжесть непонимания, груз непрощённых обид, всё это не давало спокойно жить.
   В результате «грустный праздник» незаметно растянулся на четыре дня… Было грустно, за что-то обидно, вообще всё не так, как должно быть при нормальной, размеренной жизни… Каждый ждёт от своего праздника чего-то и, не дождавшись, начинает дурить по-своему. А меня эта дурь и глупость затягивали всё глубже и глубже…
   В понедельник пришлось позвонить на работу и взять два дня отдыха за свой счёт. Когда начал приходить в сознание, у меня внутри всё безумно болело. Никого не хотелось видеть и слышать. В душе была полная пустота и разочарование Сутки провалялся дома в надежде, что всё пройдёт само собой. Стоит отметить, у меня уже на протяжении нескольких лет был гепатит С. В принципе, мне вообще нельзя было употреблять алкоголь и есть праздничные блюда. В меня же как будто кто-то пихал всё это насильно.
   Утром, восьмого марта, мне стало совсем плохо – подкашивались ноги, периодически уходило сознание. Тошнота и боль внутри не проходили ни на минуту. Думаю, это не было результатом моих возлияний, это было что-то другое. Может, это был всё же нервный срыв, так давно меня преследовавший. Одним словом, пришлось вызвать «скорую». Бригада скорой помощи застала меня в довольно печальном состоянии. Лёжа на кровати, мне кое-как удалось объяснить причину такого состояния. Давление зашкаливало за двести, печень была сильно увеличена. Попытались снизить давление, ни к каким результатам это не привело. Состояние у меня было ужасное. Врачи этой скорой помощи бывали у меня не в первый раз, и они уже знали обо всех моих хронических заболеваниях. В общем, помучившись со мной дома, они приняли решение о моей госпитализации.

Глава 2. Больница

   Восьмое марта – женский праздник, поэтому в городскую центральную больницу меня приняли довольно быстро и положили в терапевтическое отделение. Я живу на окраине города, поэтому до больницы пришлось ещё полтора часа тащиться по пробкам, несмотря даже на праздничный день и завывание сирены «скорой помощи». Больница была недавно после ремонта, очень неплохая изнутри. Вкратце опишу больничные апартаменты, чтобы Читателю легче было в дальнейшем разобраться в хитросплетениях моего рассказа.
   Положили меня в трёхместную палату прямоугольной формы, примерно три на пять метров. Окно находилось напротив входной двери, всё как обычно в типовых сооружениях. Заменённые дверные и оконные проёмы радовали глаз своей новизной. Входные двери палаты были со стеклом и заклеены плёнкой, через которую видно только очертания. То есть видно через неё, если прильнуть лицом прямо к стеклу. Уличное окошко было отмыто наилучшим образом, и в нём играли переливы света. Моя кровать стояла сразу на входе, так что дверь оказывалась позади меня, чуть в стороне. Одна кровать впереди моей, вторая – у другой стены.
   Палата находилась в самом конце общего коридора, в который выходили двери остальных палат. Все двери были обклеены такой же плёнкой. От моей двери до туалета тридцать три шага, десятью шагами далее располагалось фойе с диванами для посетителей. За моей палатой дальше по коридору были служебные помещения и в самом конце столовая.
   В соседи по палате мне достался дедушка со слабым слухом и мужчина лет пятидесяти. Оба они были малоразговорчивые, а в данной ситуации это было для меня очень немаловажно. Мне никто не задавал лишних вопросов и не беспокоил пустой беседой.
   На койку меня определили вечером, около шести часов, медсестра поставила капельницу, сделала несколько инъекций и дала выпить пару таблеток. Уже через полтора часа от алкоголя и переедания у меня в организме ничего не осталось. Осталась только ужасная боль внутри, при которой невозможно было ни ходить, ни лежать, ни есть. Однако голова была на удивление светлая. Я просто лежал, скрючившись от сильной боли, и молчал. Последние годы мне довольно часто приходилось попадать в больницы. От соседей по палате очень многое зависит в тихой размеренной жизни больных. Такие вещи, как спокойный сон или помощь в нужный момент. Насколько это было возможно в данной ситуации, я был доволен всей окружающей меня обстановкой.
   Вечерело, больница понемногу погружалась в сон, выключили свет по всему отделению. Как обычно бывает в муниципальных больницах, всё сразу успокаивается и замолкает. Медперсонал надевает мягкие бесшумные тапочки, и наступает полная тишина, иногда нарушаемая шумом железных колёс каталки, перевозящей вновь поступивших больных.
   В это время слышны только стоны тяжелобольных и храп тех, кто, видимо, идёт на поправку. Мне, как я понял, с этим тоже повезло. Через какое-то время стало слышно мирное сопение соседей. Спать мне совсем не хотелось, хотя это было необходимо в данной ситуации. Я лежал и просто думал о своей покатившейся под откос жизни.
   Подумать на тот момент было над чем. Думал, как опять запустил здоровье, как совсем разладилась семейная жизнь. Было жалко дочку, себя… Переживал, как ни странно, за работу, за родителей, живущих в соседнем доме, что опять испугал их своим безответственным поведением по поводу здоровья. Много на тот момент мыслей лезло в голову, и только сильная боль внутри выворачивала всё на изнанку. Я понимал, что для того, чтобы вылечиться, мне необходимо побольше спать. И вот закрыл глаза…

Глава 3. Мир за закрытыми глазами

   Когда глаза закрылись, я даже не сразу понял, что происходит. У меня при закрытых глазах появились какие-то видения. Впечатление было примерно такое, как, когда вы попадаете в кинозал, выключается свет и перед глазами возникает большой экран с изображением. Здесь было то же самое, только глаза у меня были закрыты, а изображение было везде, вокруг меня. Такое впечатление, что находишься в середине происходящего. Когда-то в детстве у меня было что-то подобное. Когда силой детского воображения я придумывал себе всяческие сюжеты, весёлые истории, и казалось, они происходят наяву. Здесь было по-другому. Я реально видел! Это не было игрой воображения. Всё было настолько красочным, и реальным, настоящим. Попробовал открыть глаза – всё пропадало, лежал спокойно на кровати, в палате сопели соседи. Закрывал глаза, и опять возникало изображение.
   Передо мной появлялись разнообразные ландшафты, леса, моря, реки, луга. Я как будто пролетал над ними в ускоренном темпе, успевая при этом всё рассмотреть. Мне казалось, даже самые мелкие вещи не ускользали от моего взора.
   Я смотрел на какую-то заснеженную гору, настоящий белый снег. Казалось, будто видна была каждая снежинка. Они переливались и поблёскивали на солнце. Учитывая, что уже почти десять лет я жил на юге, и снег видеть приходилось довольно-таки редко, мне очень нравилось это зрелище. Заснеженная гора была очень высокой, и вокруг её верхушки проплывали белоснежные облака. В мыслях появлялось желание, вот бы прокатится здесь на лыжах… Зрелище просто завораживало своим размахом.
   И вот уже мимо проносились зелёные луга. Изображение было настоящим, и двигалось в нём всё, как в настоящей жизни. Травка была ярко-зелёная, создавалось впечатление, что вот-вот почувствую её запах. Только запаха уловить совершенно не удавалось, его просто не было. Очень сильно хотелось поваляться на этом зелёном ковре, только понимание того, что это невозможно, вводило в какое-то оцепенение, ведь на самом деле я находился там, в больнице.
   Вот по травинке ползёт божья коровка, казалось, можно разглядеть даже волоски на её лапках. Всё выглядело настолько реальным! Даже в лучшие молодые годы мне не доводилось обладать таким чудесным, острым зрением.
   И вот внезапно переношусь на берега красивейшей реки. Вода в реке настолько прозрачна, что вижу на дне песчинки. Они поблёскивали на солнце всеми цветами радуги. Над этими песчинками степенно проплывает огромная рыба. Она медленно и надменно раскачивает своими красными плавниками. Я видел, как от слабого ветерка по берегам колышется трава. Всё вокруг было настолько настоящим, что временами дух захватывало. Всё было настоящее, кроме одного – совсем ничего не было слышно. Звук полностью отсутствовал. Мимо проплывали леса, поля, горы, озёра, моря, но нигде не было ничего слышно.
   Я слышал похрапывание соседей, скрип дверей в больничном коридоре, но там, в мире за закрытыми глазами, не слышал абсолютно никаких звуков. Хотя в лесу видел, как поют птицы, как на речке ветер пригибает траву, как волны моря накатывают на берег. Звука не было. Мне даже понравились эти путешествия, создавалось впечатление, что я осматривал весь земной шар. Картинки постоянно менялись и всё время были новые. Ни одно из моих видений не повторялось, ни разу я не возвращался туда, где уже побывал.
   Открыв глаза, чувствовал, как внутри под рёбрами нестерпимо болело. Голова была полностью светлая. Если бы не было боли, то, наверное, был бы счастливым человеком. От новых эмоций и впечатлений голова шла кругом. Я столкнулся с чем-то, ранее мне совершенно незнакомым, неведомым. Размышления потихоньку заполняли мой мозг.
   Мне ставили большое количество уколов, в том числе и диуретических препаратов, соответственно, я поплёлся до места общего пользования. В этой больнице оно одно на всё отделение.
   Когда вернулся в палату, было уже около трёх часов ночи. Я закрыл глаза в надежде опять что-нибудь увидеть и не ошибся – сразу появились пейзажи. Мне даже нравилось смотреть и размышлять, как это может происходить. Но в тот момент я ещё не очень-то задумывался, что это такое и откуда берётся, меня это просто отвлекало от боли. Было относительно хорошо, и спокойно.
   Пейзажи в моих видениях ни разу не повторялись. Я побывал в таких местах, которые никогда ранее не видел, получал настоящее удовольствие от того, что созерцал. Несколько раз открывал глаза, чтобы убедится в том, что не сплю. Я не спал! Снова и снова закрывая глаза, возвращался туда, в мир прекрасных видений, где все было ярко и красочно, где не было этой ужасной боли. Чувствовал себя там первопроходцем, изучающим неизвестные места на нашей Земле. Где листва на деревьях была настоящей, снег на вершинах гор белый-белый. Где, казалось, ещё не ступала нога человека. Я всё это видел, но ничего не ощущал и не слышал. Как ни пытался напрягать слух, только звуки больницы доносились сквозь мрак боли. Мне нравилось это путешествие, и думать, откуда оно взялось и сколько продлится, не хотелось. На тот момент я не особо задумывался, что это и откуда. Всё было настолько интересно и красочно. Даже по телевизору ни разу не видел такого разнообразия. Столько разных красок за один раз! Столько новых впечатлений с такой скоростью перемещения мне не снилось даже во сне.


   Я, наверное, никогда не замечал, насколько красива и чудесна наша земля. Сколько прекрасных вещей в нашей повседневной жизни, на которые мы не обращаем внимания. Вечно куда-то спешим, торопимся, размениваем свою жизнь неизвестно на что. И вот только когда с нами случается что-то по-настоящему плохое, попадаем в тупик, в тяжёлую ситуацию, только тогда начинаем открывать глаза. Как-то странно это звучит, но я «открывал», получается, глаза с закрытыми глазами…
   И вот из коридора стали доноситься звуки пробуждающегося отделения, заскрипели двери, начали ходить люди, Мои глаза открылись, и все видения пропали, будто их и не было. В больнице начинался очередной рабочий день. Медсестра пошла по палатам ставить уколы тяжёлым больным. Я посмотрел на часы, была половина седьмого утра. Абсолютно непонятно, как для меня прошла эта ночь – понимал, что ни минуты не спал, но, как ни странно, спать почти не хотелось, только сильная боль по-прежнему выворачивала все внутренности.
   Больничный день пошёл своим чередом – процедуры, уколы, завтрак. Принимать пищу так и не мог, кое-как запихнув в себя несколько ложек каши, поплёлся обратно на свою уже становившуюся родной койку. Ходить и нагибаться было ужасно больно, чтобы лечь на кровать, нужно было перетерпеть сильнейшую боль, поэтому я почти весь день лежал и думал о произошедшем со мной прошедшей ночью.
   Спать не хотелось абсолютно. Лёжа и глядя в потолок, корчась от боли, я пытался хоть как-то собрать все мысли в единое связное целое. К сожалению, у меня это не получалось. Да и зачем было сильно ломать голову, если все эти видения мне очень нравились.
   Здесь, дорогой Читатель, я, конечно, слукавил. Не было этого спокойствия, как я ни пытался себя успокаивать. Чувство неизвестности где-то внутри начинало терзать настораживающими вопросами. Предчувствия чего-то неизвестного и пугающего неумолимо лезли в моё подсознание.
   Первый больничный день шёл к завершению, больные готовились ко сну, а я с нетерпением ждал, когда появится возможность проверить, случится ли опять то, что произошло накануне. Очень хотелось попутешествовать по неведомым мне местам.
   Шум в больничном коридоре утихал. За окном понемногу наползала вечерняя пелена, замолкали радостные, весенние голоса птиц. Даже ветер, казалось, перестал забавляться с молодыми листочками. Там, за окошками, шла размеренным шагом обыкновенная повседневная жизнь. В эту жизнь мягкой и бесшумной походкой заходила весна. А ведь большинство из нас даже не задумывается, а что может случиться завтра или даже сегодняшней ночью? Мне уже тогда начинало казаться, что, закрывая глаза, я попадаю куда-то в другую жизнь…
   Наступала ночь. Ужасная боль внутри всё не унималась. И вот всё стихло, больница погрузилась в сон, и я закрыл глаза…

Глава 4. Фильмы

   Практически сразу что-то расплывчатое замелькало под закрытыми веками, а потом как будто наводилась резкость. Предчувствия меня не обманули! Я снова видел изображения, только характер их изменился – это было больше похоже на фильм. Было ощущение стороннего наблюдателя. Будто смотришь где-то в большом кинотеатре. Только такое впечатление, что сможешь смотреть это с любой стороны, сбоку, сзади, спереди, сверху… В тот момент мне это даже нравилось и как-то, опять же, забавляло, что ли.
   Просёлочная дорога, по ней едет телега, в телеге сидят люди, всю эту картину я наблюдаю как бы сзади. Вот переношусь в сторону и вижу: лиц разобрать не могу, но по одежде понимаю, в телеге сидят двое мужчин и женщина. Неожиданно фигуры в телеге расплываются и все обрывается.
   Появляется новая картинка: я уже в каком-то городе, едут машины, ходят люди. Что интересно, у людей постоянно меняются лица. Это обстоятельство начинает настораживать и наталкивать на размышления. Сам город виден отчётливо и во всех его проявлениях. Город абсолютно незнакомый, в нём мне точно никогда не приходилось бывать. Отсюда следует вывод, это не воспоминания. Что же всё-таки мне видится в этих сюжетах? Куда меня переносит сознание, если это, конечно, оно?
   Периодически открывал глаза и проверял, не сплю ли, – нет, не спал, лежал спокойно на кровати и по-прежнему ощущал нестерпимую боль, лекарства, по-моему, совсем не помогали. Мысли неумолимо начинали лезть в голову. Если это не мои воспоминания, то что это могло быть? Вопросы возникали один за другим, и ответов на эти вопросы не находилось. Только отчётливо понимал, это не может быть плодом моего воображения, слишком всё реально выглядело. Для того чтобы всё это представлять, нужно было хотя бы это раньше видеть, а я точно знал, что ничего подобного в своей жизни не видел.
   А там, в мире за закрытыми глазами, я постоянно собирался посмотреть что-нибудь, что хочется мне, пытался придумать какой-нибудь сюжет этих видений, но всё постоянно обрывалось и начиналось что-то новое.
   И тут до меня дошло, что я этим не управляю, – что-то или кто-то мне навязывал, точнее показывал происходящее за моими закрытыми глазами. Мозг отказывался понимать, что это такое. Я как будто смотрел отрывки из фильмов, причём фильмов, которые раньше не видел. Бывал, так сказать, в местах, о существовании которых даже не догадывался. Да, в буквальном смысле могу сказать, что там находился. Только ничего не слышал и не чувствовал физически. Меня так же никто там не замечал и не ощущал. Мелькали большие и маленькие города, сёла, деревни. Подолгу не задерживался нигде. Постоянно всё менялось. Всё кругом было настоящим и живым. Ездили машины, троллейбусы, мигали рекламные щиты. Обычная жизнь городов, если не брать в расчёт, что я ведь там не мог находиться в этот момент. Реальным было всё, кроме того, что нет звука. А самое главное, что меня тогда беспокоило, это то, что лиц у людей нет! То есть они, конечно, есть, только я их не вижу, или, правильнее сказать, они от меня ускользают, что ли… Нет определённых очертаний… Тогда объяснений этому найти не удавалось совершенно.
   После трёх часов ночи в сюжетах отрывков начала нарастать агрессия. Виделись пожары, взрывы, порой откуда-то текла кровь, эпизоды какой-то войны, взрывы кораблей, самолётов. Звука, запахов по-прежнему не было.
   У меня возникло двоякое чувство, как будто сознанием я там, в этом фильме, а телом на больничной койке. Там мне не страшно, хотя кругом взрывы, пожары, катастрофы. Умом я понимал, что этого быть не может, происходит что-то очень странное и необычное. Неизвестность продолжала сверлить вопросами мой и без того уставший мозг. Страха ещё не было, скорее недоумение. Ведь, как мне казалось, я был там просто сторонним наблюдателем.
   Хотелось спать, а спать я не мог. Как только закрывались глаза, сразу появлялись эти изображения, и мне приходилось их смотреть. Невыносимая боль никак не успокаивалась. В больнице было тихо и спокойно. Соседи, наверное, видели красочные, радужные сны. А вот я по какой-то причине был этого лишён. Снова и снова приходилось смотреть эти уже не радующие воображение сюжеты.
   Вдруг в голову пришла мысль, что какая-то сила пытается мне что-то показать. Я начал анализировать то, что видел вчерашней ночью и сегодня. Если вчера я видел весь мир во всех его прелестях и красках, то сегодня всё кардинально изменилось. Может быть, мне показывают некую модель жизни на Земле – как всё может быть прекрасно и как всё это прекрасное может быть загублено, разрушено, уничтожено?..
   Тогда меня осенила очередная бредовая догадка: может, мне показывают то, как мир катится в пропасть, к концу света? В то время когда происходила данная история, кругом твердили о конце света. Кто-то строил себе подземные бункеры, кто-то Ноев ковчег… В общем, средства массовой информации были переполнены подобной ерундой. Многим людям свойственно верить в разного рода пророчества, а тут все как сговорились по этому поводу. Я относился к этой теории конца света весьма скептически, и всё же в голову уже лезли разные мысли и по этому поводу тоже.
   Тем временем жестокость и агрессия в сюжетах, которые мне приходилось смотреть, начинали усиливаться – горели люди, разбивались машины, самолёты, тонули корабли. За всю ночь ни один эпизод ни разу не повторился. Часов в пять утра почувствовал, что совсем устал, боль внутри только усилилась. Голова отказывалась что-либо понимать. Несколько раз задумывался, может быть, схожу с ума. Но открывая глаза, понимал, что здесь, в реальной жизни, все по-прежнему. Здесь больница, кровать, сопение соседей.
   Мысли вихрем летали в голове. Начинался кавардак. Уже очень хотелось спать, а спать, как вы понимаете, не мог. Только закрывались глаза, сразу начинались сюжеты. Причём такие сюжеты я уже совсем не хотел смотреть. Только получалось, и деваться было некуда. Наступал полный дискомфорт от этих, так сказать, видений. Хотя ещё совершенно не знал как это всё и называть. С уверенностью можно было сказать только одно, то, что это происходящее уже не забавляло, не приносило чувства отвлечённости. Всё настораживало, пугало, вводило в полное замешательство.
   Так в замешательстве и новых видениях прошла вторая ночь. В больнице наступило утро с его обычной больничной суетой. Как всегда, медсёстры пошли ставить уколы, вызывать на процедуры. Мои соседи нехотя поднимались с постелей. В душе я где-то начинал им завидовать. Ведь как это оказывается прекрасно – просто ночью спать, и видеть простые чёрно-белые сны…

Глава 5. День как день…

   Я старался больше лежать, так как боль не унималась ни на минуту. Лежал и пытался понять, что же всё-таки со мной происходит по ночам, но по-прежнему разумного ответа не находилось. Странно, но голова была на удивление светлой – врачи, медсестры или соседи по палате только начинали говорить, я понимал их с полуслова. Они не успевали закончить фразу, я уже знал, что они скажут. Мозги работали, как мне казалось, наверное, с двойной скоростью. Судорожно искал я ответ на возникавшие вопросы, но ответа так и не было. Была только пронизывающая боль внутри.
   На тот момент не находя других объяснений происходящему со мной, всё больше думал о конце света. Почему-то казалось, именно это показывает неведомая для меня сила. Может, потому, что все вокруг тогда об этом твердили, может, просто не мог найти подходящего, правильного объяснения.
   В голову пришла мысль позвонить старшему брату и все ему рассказать, но меня остановило то, что не смогу правильно все ему объяснить. Он совершенно точно скажет, что я сошёл с ума или меня посетила «белочка» – что, собственно, одно и то же. Если бы мне кто-то рассказал такое, тоже, наверное, вряд ли бы поверил. Поднял бы на смех и наговорил кучу глупостей.
   Представил себе, как буду рассказывать по телефону свои видения, и понял, это не совсем правильный выход. Рассказать такое врачам у меня просто не хватило, наверное, смелости. Как-то не хотелось попадать на приём к психиатру. Получалось, выхода-то у меня и не было. Мало того что никто не поверит, так ещё и сумасшедшим объявят.
   Ведь людям действительно крайне тяжело поверить в такие вещи. Тем более в те, которые с ними никогда не случались. Мы ведь привыкли верить только в то, что видим и ощущаем сами. Что можем потрогать руками. Здесь была абсолютно другая ситуация. Даже я порой сомневался в том, что вижу и что со мной происходит. Разум отказывался во всё это верить, в то, что было там, в мире за закрытыми глазами. Наверное, можно даже выразиться – в другом измерении…
   Я решил дождаться вечера, в надежде, что всё пройдёт само собой и что всё это были просто сны. Но видения не заставили себя долго ждать. Уже с открытыми глазами мне начал чудиться силуэт человека на дереве, которое виднелось за окном нашей палаты. Мне казалось, этот силуэт пытается что-то мне сказать. Я лежал на постели с вытаращенными глазами и не мог поверить в то, что вижу.
   Дерево было выше моего этажа (палата была на третьем). Получалось, что я смотрю где-то на вторую его половину. Ветер перебирал молодые листочки. На дереве весело щебетали птички, устраивая там шумный переполох. Вдруг мне начало мерещиться, что в листве появился зелёный человеческий силуэт. Он будто махал мне руками и пытался что-то показать или указать на что-то… Это был просто силуэт, без определённых форм и очертаний. На тот момент я, конечно, думал, мне это всё мерещится. Отвернулся на некоторое время, но, повернувшись снова, увидел силуэт на прежнем месте. Это, конечно, мог быть результат моих бессонных ночей, плод моего воображения. Только тогда мне казалось, что со мной опять пытается наладить контакт неведомая сила. Мне ничего не оставалось, как просто отвести взгляд в другую сторону и попытаться забыть этот момент. Увести свои мысли от того, что мне виделось в оконном проёме и чему никак не мог найти объяснения.
   Дорогой Читатель, Вы даже не можете себе представить, сколько мыслей кружилось тогда в моей голове. Я всё отчётливо понимал и был абсолютно адекватен. Только никак не мог найти разумных ответов, что же со мной происходит по ночам с закрытыми глазами. Вспоминал и перебирал в голове все, что раньше читал и где-либо слышал. Нет, ответа у меня не находилось. Даже предположения у меня на тот момент разумного не было. Верней, оно, конечно, было, но в такое предположение мой рассудок поверить абсолютно отказывался.
   В виде эксперимента решил попробовать уснуть днем. Настроился и постепенно закрыл глаза. Меня будто подхватило и понесло вихрем. Картинки никуда не делись, только неслись с бешеной скоростью, разглядеть что-то толком было невозможно, только понятно было, сюжет опять очень неприятный. Всё мелькало и проносилось. Так у меня раньше бывало перед потерей сознания, когда всё вихрем пролетает перед глазами. Пришлось открыть глаза и не повторять этих попыток. Лежать уже не было сил, и я начал несмело выбираться в коридор.
   Больничные дни не отличаются разнообразием. Всё вокруг было как всегда, те же люди, те же врачи, посетители… Нормальная повседневная жизнь больницы. Спустился на улицу подышать воздухом. Там поболтал с такими же больными, если меня можно было на тот момент считать таким же… На улице по-весеннему пригревало солнышко. Всё было хорошо, если не думать, что скоро опять наступит ночь и придёт неизвестность, и ещё эта не отпускающая боль.
   Так десятое марта подходило к завершению, впереди была ночь. Я ждал и боялся этой ночи. По всему отделению начал гаснуть свет. Постепенно смолкли отдалённые голоса и звуки. Наступала пугающая ночь. Глаза начали закрываться, и я не стал этому сильно сопротивляться.

Глава 6. Наползающий страх

   И опять всё повторилось. Только на этот раз перед моим взором предстала совершенно иная картина. Я находился в месте, которое даже не мог себе объяснить или описать. В буквальном смысле туда провалился. Вокруг серая земля, неба как будто не было совсем. Какой-то полумрак, отдалённо это было похоже на туман или пелену. Всё какое-то давящее, страшное, неуютное, по-прежнему никаких звуков. Пока привыкали глаза, постепенно разглядывал всё вокруг. Пустые железные банки, куски шифера, какие-то обломки чего-то, мятая бумага… Страх медленно, но очень уверенно заползал в моё сознание. Ответов по-прежнему никаких не было, только появлялись очередные вопросы. Начинал двигаться, но ощущения были очень странные, не понимал – иду, лечу или это все проплывало мимо меня.
   Кругом валялся разный хлам, обрывки, обломки, огрызки. Вот вижу, из земли торчит кость с остатками мяса на ней, становится жутковато. Картина постепенно менялась, появлялись скалы, земля становилась какого-то странного цвета, на ней не было ни единой травинки, кустика, дерева. Вообще ничего живого там не было. Что-то подобное доводилось видеть раньше в фильмах-катастрофах. Мёртвая земля. По-прежнему была полнейшая тишина. Всепожирающая тишина… От неё становилось ещё страшней.
   Было ужасно жутко, и я открыл глаза. В реальном мире ничего не изменилось – я все так же лежал на своей кровати, сильнейшая, но уже привычная боль пожирала меня изнутри. За окном вдалеке слышен шум проезжающих машин. Слышны ещё какие-то посторонние звуки. В отделение тихо, но всё равно здесь тишина другая. Там, в мире за закрытыми глазами, она была полнейшая, давящая, пугающая…
   Сомнений больше нет, мне реально что-то показывали, заставляли это смотреть. Но что и кто? Самое страшное, я не мог найти смысла всех этих видений. Ведь если рассуждать логически, показывали для чего-то. Отсюда сразу куча вопросов. Кто показывал, зачем, для чего??? И самый страшный ответ, какой приходил на ум, что будет продолжение этого необъяснимого просмотра. Мозг лихорадочно работал, но ответа на всё возникающие вопросы не находилось.
   Два часа ночи, безумно хотелось спать, очень боялся закрывать глаза, зная, сейчас всё опять повторится. Но глаза закрывались уже против моей воли. И вот глаза закрылись самопроизвольно.
   Вокруг та же серая земля, полумрак и всё в каком-то тумане. Это даже невозможно описать словами. Если предыдущие дни всё было ярким и чётким, то сейчас всё по-другому. Как бы расплывчато, размазано, что ли… Можно, конечно, всё разобрать, рассмотреть, если сильно напрячь зрение. Не было резкости и чёткости изображения. То ли свет не такой, то ли ещё что-то.
   Теперь видел странных людей, они бежали ко мне. Приближались, я видел их одежду, но не мог сосредоточиться и разглядеть лиц. Всё ближе и ближе. Вот вроде разглядываю лицо, к моему ужасу, оно стекает и остаётся голый череп с кусками мяса. Пустые глазницы, оскаленный рот. В этот момент человек, бегущий рядом, бьёт непонятным предметом по этому черепу. Фонтан крови! Но никто не падает, и вся эта куча пробегает сквозь меня. Да, создавалось впечатление, они пробегали сквозь меня. Ни разу в жизни не сталкивался с таким ощущением. Мне даже в самых страшных моих кошмарах такое не могло присниться.
   В ужасе открыл глаза. Сердце колотилось так, что мне казалось, оно сейчас пробьёт грудную клетку. Опять пришла мысль о том, что мне показывали конец света. Видимо, это соображение не давало мне покоя, потому как я абсолютно не мог найти другого объяснения происходящему. Как бы то ни было, ответа найти совершенно не удавалось. Последние трое суток были совершенно без сна. Мысли молнией летали в голове. Как же сильно хотелось спать, да ещё эта неуёмная боль внутри. Решил попробовать пальцами не давать глазам закрыться, но потерпел полную неудачу. Глаза закрылись сами собой.
   Вокруг почти ничего не изменилось, та же мёртвая земля, тот же мусор вокруг.
   Теперь постоянно что-то происходило, со всех сторон кто-то бежал, пролетал, шевелился. Вот из земли торчит человеческая рука, вернее то, что от неё осталось, вдалеке бежит какой-то мужчина, за ним другой. Догоняет и чем-то срубает ему голову, бьёт фонтан крови, отрубленная голова катится с пригорка, брызгая струйками крови. Перевожу взгляд – там бегают странные существа: верхняя часть человеческая, а нижняя какого-то копытного животного. Есть существа, у которых, наоборот, голова то ли быка, то ли козла, а вот туловище человека. Причём, что интересно, разглядеть голову животного мог во всех подробностях вплоть до цвета шерсти на ней, а вот лиц людей разглядеть было совершенно невозможно. Их будто не было постоянных, они или стекали, или сгорали, или я просто не мог их уловить. Везде кто-то кого-то чем-то бил, вокруг всюду хлестала в разные стороны тёмная кровь. Однако я понимал, что меня это не касается, я же ничего в мире за закрытыми глазами не чувствовал, ни запахов, ни звуков, меня нет там физически. Эти существа совершенно не обращали на меня никакого внимания, или, скорей всего, они просто даже не видели, что кроме них есть кто-то ещё. Ощущал себя там сторонним наблюдателем. Это, конечно, немного сглаживало мой безумный страх.
   Периодически мне приходилось открывать глаза, чтобы как-то успокоиться от увиденного, но помогало это ненадолго – глаза закрывались самопроизвольно и «кино» продолжалось.
   Сюжеты мелькали с невообразимой скоростью. Всё это происходило в каком-то крайне непонятном месте. Там не было ни солнца, ни неба, вообще ничего, что напоминало бы нашу обыкновенную землю. Была только непонятная пелена или туман. Вся эта обстановка кругом безумно пугала и вводила в оцепенение. Ничего подобного я никогда не видал и ни с чем подобным не сталкивался в своей жизни.
   Помимо того что вокруг постоянно кто-то кого-то режет и рвёт, ещё появляются другие видения, от которых кровь совсем переставала циркулировать по венам. Я стоял где-то на холме. Вокруг всё двигалось, и шевелилось с какой-то неопределённой настойчивостью. Останавливаю своё внимание на противоположном холме. Там наверх ползёт огромнейшая обезьяна. Огромная, по сравнению со всеми этими существами, бегающими вокруг. На их фоне это существо напоминало по размерам гиганта из страшных сказок про циклопов. Она вскарабкивается, падает и с неимоверным упорством ползёт опять вверх. Её шерсть торчит какими-то пучками, видны проплешины. На спине и лапах, похоже, запёкшаяся кровь. Вокруг корост на её теле роились мухи. Это было крайне пугающее и отвратительное зрелище.
   Над головой в этот момент пролетала абсолютно лысая собака, тоже весьма внушительных размеров. Кожа на ней была какого-то очень бледного цвета. Блеск её обезумевших глаз наводил неподдельный ужас. Были оскалены окровавленные кривые клыки. Ещё летали то ли летучие мыши, то ли это всё же птицы, только выглядели они ужасно отвратительно. Всё это виделось очень даже отчётливо по сравнению с лицами пробегающих мимо существ.
   Внизу, на этой мёртвой земле, ползала тьма непонятных и ужасных насекомых. Величина их была не меньше ладони. Они вызывали омерзение. Это даже не насекомые, а какие-то чудовища маленького размера. Внизу, там, где у меня должны были быть ноги, пробегало что-то длинное похожее на гусеницу, только с кучей лапок и клешнями, как у скорпиона, спереди. Этих «насекомых» я видел тоже очень отчётливо, вплоть до каждой чёрточки на их безобразном теле. Они постоянно появлялись из расщелин и дырок в этой мёртвой, серой земле. У некоторых из насекомых торчали окровавленные, очень частые, в несколько рядов, как у акулы, зубы. Ужас и отвращение уже не покидали меня ни на мгновенье. Вокруг этих насекомых была какая-то непонятная, прозрачная слизь.
   Постоянно приходилось открывать глаза, чтоб хоть как-то перевести дух. Хватало, правда, этого совсем ненадолго. Глаза закрывались сами по себе, и всё начиналось вновь.
   В очередной раз, провалившись в этот мир за закрытыми глазами, наблюдал такую картину. Стояла большая картонная коробка. Вся грязная, испачканная, думаю, кровью и слизью ужасных насекомых. По ней бежала изодранная, плешивая, разных цветов кошка. Только кошка эта была величиной с маленькую полевую мышь. За ней мчалась здоровенная, размером с дикого кота, крыса. Хвост этой крысы свисал с коробки, пасть оскалена в жуткой гримасе. Лапы её с огромными когтями окроплены кровью. Малюсенькая кошка, судя по всему, уже знала свою участь, ужас можно было прочитать в её испуганных маленьких глазках. Всё это я не только видел, но и чувствовал всем своим нутром.
   С каждым разом создавалось впечатление, будто глаза открывать всё трудней, и трудней. В какой-то момент начала охватывать паника, что однажды вообще не смогу открыть глаза и останусь навсегда в этом ужасном мире за закрытыми глазами… В промеж у тка х, когда мне удавалось открыть глаза, лежал и судорожно пытался думать, что же делать дальше. Только подолгу пролежать мне не удавалось. Глаза опять закрывались.


   Вот на меня шла группа людей, я видел их лица, но они сразу же менялись на другие. Вот другая группа проходила сбоку, их лица я тоже мог разглядеть, но и они сгорали или смазывались. Вокруг бегали люди-животные. Интуитивно я понимал, что творится что-то ужасное. И опять не видел ни одного повторения чего-либо, кроме мёртвой земли и скал. Даже одежда на этих существах всегда была разная. Меня постепенно охватывал ужас. Я мечтал о том, чтобы наступило утро, появились медсестры, и всё это закончилось… Наблюдал, как получеловек запрыгнул на спину другого такого же и вцепился в него зубами. В разные стороны брызнули струйки крови. Всё, что двигалось вокруг, постоянно друг друга резало, било, рвало зубами и когтями. Постоянно видел оторванные пальцы, уши, лица без кожи. В разные стороны летела шерсть, зубы, вырванные глаза…
   И наконец-то в больничном коридоре послышались первые спасительные шаги и отдалённый голос медсестры. Это были самые желанные шаги, которые я мог когда-либо слышать. Никогда раньше мне не приходилось так радоваться наступлению утра. Хотя в целом ведь это ничего не меняло. Ночь была абсолютно без сна. Не удалось поспать ни одной минуты. Только хмурые мысли всё больше овладевали моим рассудком. Ответа на вопросы так и не было, и где искать выход из сложившейся ситуации, я так и не знал… Постепенно наползала паника.

Глава 7. Предчувствие

   Кое-как поднявшись с постели, пошёл умываться, боль так и оставалась со мной, напоминая о себе с каждым шагом или движением. На обходе главврача выяснилось: давление у меня по-прежнему под сто восемьдесят, печень не уменьшалась. Врач покачала головой и ушла, а я понял, всё так же плохо. Больше всего меня угнетало то, что не могу никому рассказать о том, что не спал уже трое суток, почему не сплю и что вижу по ночам. Ведь давление, скорей всего, держалось от того, что не спал всё это время. Организм совершенно не мог расслабиться и работал уже, видимо, на износ.
   Я, конечно, слукавлю, если не напишу, что на самом деле меня посещала мысль о приближении того, что у нас принято называть концом земной жизни. Были эти мысли. Конечно, я понимал, что со мной творится что-то неподдающееся объяснению. Только ведь если нет объяснения, то и поверить в это практически невозможно.
   До обеда мне кое-как ещё удалось продержаться, чтобы не впасть в полное безумие. Потом лёг, расслабившись, на кровати и решился – будь что будет, закрыл уже совсем отяжелевшие веки. Меня словно подхватило каким-то вихрем и понесло в неизвестном направлении, вокруг все мелькало, прыгало, кружилось. В голове вертелась одна мысль: «Спать, спать, спать…» Очнулся примерно через двадцать минут весь в холодном поту, абсолютно не понимая, где я и что со мной. Несколько минут приходил в сознание, пытаясь понять, спал или нет. Был это обморок или потеря сознания, теперь не смогу узнать и рассказать. Но, как ни странно, мне показалось, стало немного легче. Мозг работал отлично, силы, правда, уходили со скоростью звука и возвращаться, видимо, совсем не торопились. Я даже ощутил некий прилив оптимизма, начал верить в то, что больше мои ночные приключения не повторятся. Было, конечно, понимание того, что всё равно не спал нормальным сном, а ведь впереди ждала пугающая неизвестность, и отвертеться от этого обстоятельства у меня уже вряд ли получится.
   Весь оставшийся день прошёл в размышлениях о том, что я видел и ощущал по ночам. Иногда становилось жутко от того, что совершенно не понимал, с чем сталкиваюсь и как с этим бороться. Где искать выход из сложившейся ситуации. К боли, которая так и не уменьшалась, уже как-то привык, но впереди меня ждали неизвестность и страх приближающейся ночи! Этот страх переворачивал всё в моём сознании. Это был страх не чего-то определённого, а страх неизвестности. Такова страха я раньше не знал и сталкивался с ним впервые. Всё внутри холодело от одного понимания того, что скоро наступит ночь.
   Оттягивая приход ночи, пытался подольше вечером поболтать с соседом по палате, чтобы хоть как-то отсрочить неизбежность. Только вот разговор как-то не очень клеился. Все мои мысли, видимо, были далеко от этой беседы, и в двадцать три сосед сказал, что засыпает, через пять минут было слышно его мирное похрапывание. Наступила ночь и темнота. Самая ужасная ночь за всю мою прожитую жизнь неумолимо пришла и начала окутывать своими тёмными и холодными щупальцами.

Глава 8. Паника

   Глаза самопроизвольно закрылись, и мне показалось, что я куда-то упал. Потихоньку разбираясь в происходящем, стал понимать, что лежу на земле, на той самой мёртвой земле из прошлых видений. Да, я действительно лежал там. Не знаю, как это объяснить, мысленно, что ли, лежал. Своего физического тела я так и не видел там, в мире за закрытыми глазами. Вокруг было всё вчерашнее, те же помойки, мусор, огрызки, обрывки… Только вокруг меня быстро носились фигуры людей. Звук! Появился звук! Теперь я слышал всё очень отчётливо.
   Всё вокруг орало, шумело, хохотало. Прошло, наверное, несколько минут, пока я понял, что нахожусь среди постоянно бегающей в разные стороны толпы. Самое страшное, что все эти существа меня видели и огибали, пробегая мимо. Безумие и хаос творились вокруг. Голова совсем отказывалась что-нибудь понимать в этом шуме и неразберихе. Полнейшее недоумение овладевало моим сознанием. Но вот эти персонажи начинают подбегать ко мне вплотную и орать что-то прямо мне в лицо. То есть я уже не просто наблюдатель, а участвую в этом кошмаре. Да-да, теперь они орали именно мне и пытались орать прямо в самое ухо!
   Ужас заставил меня открыть глаза. Лёжа на кровати, я не мог пошевелить ни одной частью своего тела от сковавшего страха, холодящего всё моё существо. Тело отказывалось выполнять команды мозга. Было полнейшее оцепенение от страха и неожиданности. Мозг подсказывал: то, что видел раньше – ерунда по сравнению с тем, что меня ждало впереди. Боль заметно усилилась, но спать хотелось невыносимо. Оцепенение потихоньку прошло. «Как бы там ни было, мне придётся разобраться в происходящем», – подумал я и закрыл глаза.
   – Летит самолёт, синяя трава, река вверх по течению, ты попал, лестница, дебил паршивый… – орет мне прямо в ухо какой-то субъект, начинает громко смеяться и убегает в сторону. На его месте сразу появляется второй и несёт примерно такую же ересь. Это даже не были предложения, это обрывки каких-то фраз, крики, вопли. Сводящий с ума постоянный хохот. Только убегал один, как на его месте появляется другой. Я пытался куда-нибудь убежать, спрятаться, но они были везде, и все время орали и хохотали. Теперь я не только слышал звук, но и мог осознанно передвигаться в этом хаосе. Передвигаться неизвестно куда, везде была одна и та же картина: серая земля, мрак и кучи мусора. Дымка или пелена, всё вчерашнее, только теперь с неистовым хохотом и криком. Не вынеся этого кошмара, я с усилием открыл глаза. Сердце бешено стучало. В палате было всё тихо и мирно. Здесь, в нормальном мире, всё ещё было хорошо и спокойно, но, как выяснится позже, это тоже было ненадолго…
   Лёжа с открытыми глазами на своей кровати, я обдумывал, что же делать теперь дальше? Сначала появилась мысль о том, что я всё-таки сошёл с ума, но, немного поразмыслив, я пришёл к выводу, что это не так: как мне казалось, сумасшедший не в состоянии контролировать свое поведение, мысли, анализировать их. «Значит, придётся искать ответы там, за закрытыми глазами», – подумал я и провалился в небытие другого мира.
   Как ни странно, теперь я мог видеть их лица, но периодически они по-прежнему менялись или смазывались. Одежда на них была в основном повседневная: футболки, кофты, рубашки, спортивное что-то, всё очень простое, только одежда всегда была разная, не было ничего одинакового. Попытался заговорить с тем, кто ко мне подбегает, и, как ни странно, мне стали отвечать! Однако разговор не получался, собеседник начинал хохотать и убегал от меня прочь. На его месте тут же появлялся другой персонаж.
   – Что происходит?!
   – Ты сам виноват, но есть выход…
   И тоже убегает с хохотом. Я стал кричать в эту толпу, чтобы все заткнулись, а в ответ услышал шквал хохота. Безумно хотелось спать, боль усиливалась… Мне опять ничего не оставалось, как открыть глаза.
   На меня в тот момент нападала неудержимая истерика! Там находиться было невозможно, а в больнице до смерти хотелось спать. Там, за закрытыми глазами, мне тоже хотелось спать, но это желание было как-то притуплено, как-то не так ярко выражено… Я попытался успокоиться и подумать. Пришло понимание того, что там они мне, кроме крика, сделать ничего не могут, потому как там тела у меня нет совсем, своё тело я чувствовал в реальном мире, в больничной палате. Значит, физической боли там почувствовать не смогу. Это как-то немного успокаивало. Хотя о каком спокойствии можно было говорить в данной ситуации? Выбор у меня был невелик, нужно идти туда, ведь в любом случае это к чему-то должно привести. Всё всегда к чему-то приходит, вот только оставался мучивший меня вопрос – к чему? И вот я опять со страхом закрыл глаза.
   В тот же момент как проваливаюсь, дикий крик сразу врезается в ухо. Это просто набор слов. В нём абсолютно нет здравого смысла. Только делается это с неимоверной силой и прямо в ухо. Приходит страх за мои барабанные перепонки, как бы они не лопнули от такого безумного крика. Поворачиваю голову и вижу – лицо орущего персонажа сразу меняется дру гим, и он с диким хохотом убегает прочь.
   В ту же минуту появляется другой и тоже пытается что-то говорить, а точнее кричать. Несколько бессвязных слов, и он исчезает. Спокойствия нет, и уже я кричу изо всех сил в эту гогочущую толпу:
   – Кто вы такие, что вам от меня нужно?!
   Несколько фигур приближаются ко мне и, как ни странно, отвечают.
   – Ты должен пойти на разговор – как бы нараспев говорит один.
   – Согласие, разговор, смирение… – твердит второй.
   В тот же момент оба они начинают хохотать и исчезают в орущей и хохочущей толпе. Нервы мои уже не выдерживают совсем. В полном бешенстве ору в толпу:
   – Да я и здесь смогу спать! Ничего вам всем от меня не добиться!
   На самом же деле я абсолютно не понимал, что от меня нужно этим беснующимся крикунам. Только знал: что-то они всё же хотели сказать, донести до меня. Вот только что?! Мозги отказывались работать в этом шквале хохота и крика. Не успеваю даже толком задуматься, как откуда-то появляется паровоз. Всё это начинает напоминать полную ахинею. Откуда паровоз, если нет железной дороги, нет рельс. И всё-таки да, это настоящий паровоз. Останавливается он в нескольких метрах от меня и гудит разрывающим уши гудком.
   Ничего более не придумав, я как бы залезаю под этот паровоз и решаю, что буду назло всем этим крикунам спать прямо здесь. Происходящее всё больше начинает напоминать какой-то безумный сон. Только точно знаю, что не сплю. Ложусь на мёртвую землю и совершенно серьёзно собираюсь спать. Только вот как можно закрыть глаза, когда они уже закрыты?!..
   В этот самый момент появляется передо мной какая-то хохочущая физиономия и кричит:
   – Хрен тебе, а не спать, ничего у тебя не получится! (Я заранее извиняюсь перед Читателем, но некоторые фразы мне, с Вашего позволения, придётся цитировать.)
   Тут же персонаж исчезает с хохотом. Совсем запутавшись, не могу понять, что же происходит. Голова идёт кругом. Всё идёт кувырком, всё не так, как было в предыдущие ночи. По-прежнему остаётся только боль внутри… Пытаясь сосредоточится, начинаю считать, в ожидании того, что хоть это меня как-то успокоит и вернёт равновесие. Только эти бестии постоянно выныривают со всех сторон с дикими воплями или хохотом. Ни на секунду я там под поездом не оставался один. Они были постоянно разные и пытались кричать мне прямо в ухо. О том, чтобы считать, не могло быть даже речи, сбивался на первых же цифрах. Сосредоточиться было просто невозможно.
   Уже самому безумно хотелось кричать, только вот сил почти уже не было. Пробовал запеть песню, пытаясь хоть как-то собраться с мыслями. Эта идея тоже провалилась на корню. Верней сказать, это они её провалили с большим успехом. В целом у них очень получалось сбить меня с толку и ввести в полный ступор.
   Последним усилием воли включаю и без того уже ничего не соображающую голову. Вспоминается сюжет мистического фильма. Там было что-то подобное, и у человека в сознание появлялись всякие голоса и люди. С бешеной скоростью фильм проносится в голове. И вот уже из-под поезда кричу в эту беснующуюся толпу:
   – Сейчас я вспомню, как с вами бороться, и вам конец!
   Сам, конечно, в тот момент мало верил в свои угрозы, но ведь попробовать можно было. Лучше бы не пробовал. В ответ на меня налетел такой шквал мата, какого не приходилось слышать ещё в своей жизни. Да, я не перепутал, мат летел именно в мой адрес. Это был действительно шквал мата, угроз, оскорблений и хохота. Вся эта суматоха была предназначена для меня. Чтобы собраться с разлетавшимися в разные стороны мыслями, с неимоверным трудом открываю глаза. Состояние ужасное, внутри по-прежнему нестерпимо болело. Голова кружилась. Впечатление, будто глаза провалились куда-то в череп. Всё кругом плыло. И только мирное сопение соседей как-то возвращало к реальной, настоящей жизни. Понимая, что в больнице всё так же по-прежнему, понемногу начал приходить в себя после всего увиденного и услышанного.

Глава 9. Перекур

   Всё глубже заползала неутешительная мысль: сошёл с ума. Если даже так, то необходимо сказать врачам. Но ведь я же понимал, я не сумасшедший! Только если всё рассказать врачам, то мне действительно пришлось бы доказывать обратное. Да и как мне всё это рассказывать?! Мне бы пришлось рассказывать им во всех подробностях, что со мной творилось последние трое суток. После такого рассказа мне была бы одна дорога – в больницу для душевнобольных. Это значит, пропадут права на машину, да и вообще с работой потом можно попрощаться. В нашей стране, как, впрочем, и в других странах, довольно предвзятое отношение к посетителям таких больниц. Раз я рассуждал о таких вещах, то мне казалось, что уже, значит, не совсем свихнулся. Но что же тогда там, в мире за закрытыми глазами? Как мне с этим бороться, как это всё объяснить? Безумно хотелось спать! Ведь уже четвёртые сутки как я был абсолютно без сна. Начинали подкашиваться и без того уставшие ноги.
   Нет, рассказать врачам – не вариант. Но ещё одну ночь мне уже точно было не пережить. Организм, видимо, уже исчерпал все свои потаённые резервы. Безумная боль внутри не прекращалась ни на минуту. Где же было искать выход?!
   И вот в голову пришла ещё одна бредовая идея. Нужно поехать к народной целительнице. Она не назовёт меня сумасшедшим. Вот только где искать эту знахарку? Да и я точно понимал, что утром ехать уже не куда не смогу, ноги и ходить-то отказывались, а ехать вообще будет не под силу.
   Может, попросить, чтоб мне прямо сюда её привезли? Нет, это тоже не вариант. Всё это пришлось бы объяснять врачам, да и вообще где гарантия, что она поедет или просто не окажется шарлатанкой, каких сейчас несметное количество.
   Тут в памяти всплыл один момент из прошлой жизни. Лет, наверное, шесть назад я сильно повредил ногу. Прыгнул с волнореза в море и попал на камень. Что-то случилось с суставом. Ходил с большим трудом, сильно хромая. В больницу так и не смог собраться по всяческим бестолковым причинам. Вот тогда мне посоветовали одну знахарку, жившую в нашем районе. За несколько сеансов она реально поставила меня на ноги своими заговорами и растираниями. В конце своего курса лечения она мне предложила погадать. Ну, я согласился без задней мысли. Если честно, не очень во всё это верил. Только думаю, хуже ведь мне не будет, денег немного она за это возьмёт да и наколдовать лишнего, наверное, не сможет.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →