Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Моча кошек светится под Blacklight.

Еще   [X]

 0 

Магия превращений (Охотников Сергей)

Чародей Гримгор, его дочь Оливия и ученик Николас честно пытались начать новую тихую жизнь на ранчо в Америке: маг охранял поезда с ценным грузом, ребята брали уроки превращения в животных у индейца по имени Танцующий Волк. И никаких происшествий! Пока однажды в руки мастеру Гримгору не попалась загадочная бронзовая табличка… А дальше неприятности посыпались одна за другой: оказалось, что индеец неспроста обучал юных волшебников своему искусству, за табличкой охотятся, а на дом колдуна напали ацтеки. И это далеко не всё! Нику понадобятся вся его смекалка, мужество и новое умение превращаться в других существ, чтобы разобраться в этой истории!

Год издания: 2013

Цена: 59.9 руб.



С книгой «Магия превращений» также читают:

Предпросмотр книги «Магия превращений»

Магия превращений

   Чародей Гримгор, его дочь Оливия и ученик Николас честно пытались начать новую тихую жизнь на ранчо в Америке: маг охранял поезда с ценным грузом, ребята брали уроки превращения в животных у индейца по имени Танцующий Волк. И никаких происшествий! Пока однажды в руки мастеру Гримгору не попалась загадочная бронзовая табличка… А дальше неприятности посыпались одна за другой: оказалось, что индеец неспроста обучал юных волшебников своему искусству, за табличкой охотятся, а на дом колдуна напали ацтеки. И это далеко не всё! Нику понадобятся вся его смекалка, мужество и новое умение превращаться в других существ, чтобы разобраться в этой истории!


Сергей Охотников Магия превращений

   ©Охотников С., 2013
   ©Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2013

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Глава 1. На новом месте

   Полгода прошло с того дня, как наши друзья с помощью живой воды одержали победу над некромантами. Мастер Гримгор решил покинуть Русь и так своего мнения и не изменил. Курень на дубовых ножках совершил невероятно долгое путешествие, через всю Сибирь и Дальний Восток. За это время Николас и Оливия многому научились, освоили новые языки, овладели колдовским искусством классической анимации, перейдя на следующую ступень мастерства. Девочка не без успехов упражнялась в кулинарии, правда, и без крупных поражений тоже не обошлось. В феврале по льду перешли Берингов пролив и оказались на Аляске. Там колдун защитил поселок золотоискателей от бандитов и три раза спасал замерзающие экспедиции. После этого он получил рекомендательное письмо к одному влиятельному управляющему Тихоокеанской железнодорожной компании. Так мастер Гримгор превратился в мистера Мак-Грегора и занялся охраной особо ценных грузов. Николас и Оливия поселились на небольшом ранчо в гористой местности на границе Невады и Калифорнии. Согласно легенде мальчик теперь назывался племянником Мак-Грегора, кузеном Оливии. За последние месяцы он заметно подрос, вытянулся и еще больше похудел. Ребята обзавелись одеждой на американский манер и подходящим акцентом. Поначалу жизнь на ранчо казалась скучной, но вскоре даже дочь колдуна привыкла. При этом она постоянно возмущалась по поводу нового занятия мастера Гримгора:
   – Да что это вообще за работа такая – сидеть и мешки с зерном охранять? Ты же великий колдун! Можешь что угодно делать, а пошел работать сторожем!
   Мастер Гримгор только смеялся:
   – Сторожить мешки с зерном – то, что надо! Пойми, сейчас нам нельзя привлекать внимания. Пройдет годик-другой – все позабудут великого колдуна Гримгора. Спокойно заживем на новом месте. Соседи будут знать, кто мы и чем занимаемся. Даже если Трибунал начнет разнюхивать, так и скажут – Мак-Грегор – сторож, мешки с зерном охраняет. Вот тогда придумаем какое-нибудь новое колдовство, обещаю!
   Он теперь постоянно был в разъездах и нашел для ребят нового учителя. Им оказался молодой индеец из племени Камо по имени Танцующий Волк. Поначалу он совершенно не понравился Оливии. Грубый, немногословный, с глупыми украшениями из зубов и перьев – Танцующий Волк не слишком походил на колдуна, скорее на охотника или лесоруба. Ему было всего шестнадцать, но выглядел он гораздо старше. Новый учитель не стремился снискать расположение ребят. Шаман приходил из резервации[1], забирал учеников и заставлял часами слушать лес или горы.
   – Дети-колдуны должны понимать душу скал, деревьев, орла, парящего в небе, и койота, рыщущего по земле. Так говорил мой дед, Каменный Ветер, – любил повторять индеец.
   Он с трудом объяснялся по-английски и учил ребят индейскому языку науатль[2]. Николас был не против таких прогулок. Все лучше, чем сидеть безвылазно на ранчо. Оливия же очень скоро начала терять терпение.
   – Совершенно бесполезные занятия! – возмущалась девочка. – Какой от них толк? Ну, услышу я голос сосны, дальше что? Она, что ли, сама на дровишки срубится и в печку прыгнет?
   Танцующий Волк не спешил раскрывать тайны индейского знания, поэтому мастеру Гримгору пришлось объяснять:
   – Эта техника, так же, как русское шаманство, произошла из Гипербореи, но развивалась по другому пути. Если вы овладеете индейским искусством, то сможете принимать форму различных животных, и не только.
   – Ничего себе! – воскликнул Николас. – Но Танцующий Волк нам ничего про это не рассказывал.
   – Может, ты сам нас всему научишь, папочка? – спросила Оливия.
   – Тут я ничем не смогу помочь, – улыбнулся колдун. – Индейское шаманство можно освоить только в юности. А я в свое время такой возможности не имел. Так что учитесь у Танцующего Волка.
   На следующем занятии учитель повел ребят на стремительный горный ручей.
   – Слушайте голос молодой воды, – сказал он. – Станьте быстрыми и изменчивыми, как эта речка.
   – Когда ты научишь нас превращаться в животных? – поинтересовалась девочка напрямую.
   Индеец покачал головой:
   – Чтобы идти чужой тропой, Юная Луна, ты сначала должна забыть свою.
   Вот так Оливии и Нику снова не удалось продвинуться в обучении. Они просто сидели и слушали песню воды. Танцующий Волк придумал для ребят индейские имена и упорно называл Оливию Юной Луной, а Николаса – Крадущимся Койотом. Иногда он рассказывал истории, которые всегда начинал с вопросов.
   – А слышал ли ты, Крадущийся Койот, о Мексике, стране ацтеков?
   – Конечно! – воскликнул Николас. – Но в Европе мало что о ней знают. Говорят, они в союзе с лемурийскими некромантами!

   Танцующий Волк покачал головой:
   – Когда-то давно они жили здесь, на севере, в месте под названием Ацтлан, и слушали голоса ветра, воды и земли, пребывая в гармонии с миром. Однажды с запада пришел черный бог войны. Он говорил с народами этой земли, но все от него отвернулись. Только ацтеки его слушали. И чем больше они открывали уши для черного бога, тем меньше слышали голоса ветра, воды и земли. От этого ацтеки стали злыми и несчастными. Земля прогнала их, и они ушли далеко на юг.
   Танцующий Волк замолчал, ожидая вопросов. Тогда в разговор вступила Оливия:
   – Ацтеки, конечно, злые. Зато они смогли защитить свою страну от захватчиков! – Дочь колдуна давно думала, как бы уязвить странного учителя.
   Черные глаза индейца блеснули огнем, но отвечал он спокойно:
   – Ты неверно толкуешь эту историю, Юная Луна. Она о том, что твой слух и разум должны быть чисты, только тогда ты сможешь идти чужими тропами.
   Он резко поднялся на ноги, побежал прочь от ручья и скрылся за высокой сосной. В следующее мгновение из-за дерева вышла пума, американский горный лев. Хищник прыгнул и оказался прямо перед ребятами. Николас спешно поднял в воздух увесистый камень. Ученик колдуна давно завел привычку тайком именовать различные тяжелые предметы. Пума грозно рыкнула и скрылась в лесу. А Танцующий Волк в тот день так и не вернулся, ребятам пришлось самим возвращаться на ранчо.
   – Теперь мы хотя бы знаем, что он действительно разбирается в индейском шаманстве, – сказала Оливия по дороге домой.
   Пока они пытались учиться, мастер Гримгор работал. На этот раз он сопровождал золотой поезд из Сан-Франциско. Колдун развалился в кресле возле тяжелого бронированного сейфа, рядом лежала пара револьверов. От большинства американских ганфайтеров[3] Мак-Грегора отличали солнечные очки с зелеными стеклами и длинный плащ из темно-серой кожи. Ну и с револьверами колдун обращался особенным образом.
   Путешествие на восток не предполагало каких-то особых опасностей. Время сейчас было мирное, а свои бандиты предпочитали держаться подальше от поездов, охраняемых мистером Мак-Грегором. Удачливого перевозчика преследовала слава колдуна, от которой тот постоянно отмахивался:
   – Бросьте! Какая еще магия? Все это бабушкины сказки. Колдовство уже сто лет как под запретом.

   Но вот поезд пронзительно взвизгнул и затормозил с отвратительным скрежетом. Мастер Гримгор проехался на своем кресле, оттолкнулся от стены, вскочил на ноги, подбежал к небольшому окошку и осторожно выглянул из вагона. Чисто! Бескрайняя травянистая равнина, и никакого намека на скачущих всадников и прочие неприятности.
   – Помощник шерифа! Миротворец! Давайте сюда! – скомандовал колдун – револьверы поднялись в воздух и послушно подлетели.
   Он осторожно приоткрыл бронированную дверцу, выпустил на свежий воздух оружие и выглянул сам: признаков нападения нет. Тогда колдун приказал револьверам ждать в вагоне, а сам спрыгнул на землю и закричал:
   – Эй, старина Хамфри, что за беда? Почему встали?
   Паровоз выпустил струйку белого пара. Из окошка высунулся круглолицый краснощекий машинист:
   – Рельсы раскурочены, Мак! Взорвали целый чертов ящик динамита! Впереди встречный почтовый с востока, вот ему досталось: паровоз и два вагона сошли с рельс!
   Мастер Гримгор покачал головой – только этого ему не хватало.
   – Пойду гляну, что там! – закричал в ответ колдун. – Выставь охрану, запрись и никого к себе не впускай.
   Он забрал револьверы, запер бронированный вагон на ключ и уже собрался было идти осматривать место взрыва, но тут появился Патрик Пик, гражданский экспедитор железнодорожной компании.
   – Вы не должны отлучаться от груза, Мак-Грегор, – завизжал низенький человечек в толстых очках. – Возможно, это засада! Не забывайте, мы сопровождаем груз особой ценности.
   – Дружище Патрик, вам ведь известна моя репутация? – Мастер Гримгор посмотрел на экспедитора поверх очков.
   – Многое говорят. – Мистер Пик побледнел, засмущался. – Но я не верю подобным слухам. Подозрение в колдовстве – это уже слишком!
   – Что бы там ни говорили, – мастер Гримгор улыбнулся, – я ее заслужил. Подумайте об этом, прежде чем в следующий раз указывать, что мне делать.
   Насвистывая веселую песенку, колдун пошел вперед, к локомотиву. Обойдя небольшой изгиб путей, он увидел все, что старина Хамфри так живо описывал. Взрыв действительно был мощный, так что половина встречного состава сошла с рельс и завалилась набок. Огромная воронка раскурочила железную дорогу. Колдун увидел яркую белую молнию, которая с грохотом ударила в бок одного из вагонов. Мастер Гримгор призвал небольшой пылевой вихрь и побежал вслед за ним. Заклинания, особенно приметные, вроде файерболов, требовали прикрытия. Впрочем, и сам колдун нуждался в защите от прицельного выстрела. Так, под покровом пыльной бури, он подобрался ближе к покореженным вагонам. Снова ударила молния, причем не с неба – она била с ближайшего холма. Еще одна вспышка, и по обшивке вагона пролегла глубокая рваная трещина.
   «Бронированный. Такой же, как мой с золотом», – понял колдун.
   По всему выходило, что в деле замешано особо сильное колдовство. Конечно, правильней было бы ударить по неизвестному чародею с большого расстояния и неожиданно. Но мастеру Гримгору страсть как хотелось посмотреть, кто же там так ловко кидается молниями. Поэтому колдун осторожно, не снимая маскировки, обошел опасный холм. Каково же было его удивление, когда он увидел на пригорке автомобиль с большим медным шаром на крыше. Рядом с машиной стоял высокий господин в костюме и при галстуке. Лицо у джентльмена было совсем не бандитское, с высоким лбом, остреньким носом и ухоженными усиками, и как будто знакомое. Мастер Гримгор смутно припоминал, что видел фото этого человека в газетах или что-то в том же роде. Усатый господин покрутил какую-то рукоятку на автомобиле, и еще одна молния ударила в бронированный вагон. Колдун не хотел причинять вреда этому интеллигентному господину, тем более что он мог оказаться какой-то знаменитостью из газет, но у мистера Мак-Грегора имелись четкие инструкции, которые предписывали ему предупреждать любые грабежи поездов. Да и вообще, будь ты хоть сто раз знаменитость из газет, это не означает, что можно разбойничать. Оставалось только выбрать подходящее заклинание – не слишком разрушительное, но достаточное для прекращения грабежа. Одна идейка появилась. И вот, когда интеллигентный господин снова покрутил рукоятку, молния повела себя неожиданно: сорвалась с медного шара, протянула яркое белое щупальце вперед, но врезалась в невидимую преграду и отразилась в автомобиль. Машина подпрыгнула на месте, плаксиво взвизгнув клаксоном. В первое мгновение джентльмен выглядел не расстроенным или раздосадованным, а скорее задумчивым.
   – Странно, – сказал он по-английски с заметным акцентом. – Такое поведение электрического разряда не согласуется с законами электродинамики.
   Впрочем, господин тут же опомнился, попробовал вызвать еще одну молнию, но машина отозвалась только облачком сизого дыма. Тогда интеллигентный преступник направился к поезду, рассчитывая хоть чем-нибудь поживиться. Молния ударила в землю прямо возле его ног. Потом вторая рядом с первой. И вот уже разряды посыпались как из рога изобилия.
   – Они выследили меня! Они здесь! – в ужасе воскликнул он и бросился к своему автомобилю.
   Машина нехотя завелась и укатила прочь. Только тогда мастер Гримгор отпустил пылевой смерч и спустился к поезду. Что же там такого ценного? Золото, драгоценные камни или акции нефтедобывающей компании? Добравшись до вагона, колдун испустил вздох разочарования: за дырой в бронированной обшивке размещались какие-то провода и механизмы. По мнению мастера Гримгора, очередная новомодная ерунда. К тому же добраться до них через узкую щель в броне было невозможно. Он уже собрался уходить, когда заметил на земле странный предмет – бронзовую пластинку, размером с книгу. Колдун подобрал артефакт и увидел, что тот испещрен неведомыми письменами, а с обратной стороны бронзовая окантовка переходит в прямоугольник из полированного зеленоватого нефрита. Вот это уже было интересно! Мастер Гримгор больше ста лет практиковал классическую анимацию и успел за это время выучить огромное множество языков. Он был уверен, что таинственные письмена принадлежат одной из великих цивилизаций далекого прошлого, а потому артефакт подобрал и спрятал в складках плаща.
   «Отдам только ответственному лицу по описи», – решил мастер Гримгор и отправился к своему золотому поезду.
   Рельсы восстановили довольно быстро из запаса обоих составов. За все это время никто не подошел за бронзовой табличкой. Такой поворот событий мог означать что угодно. Например, артефакт был невероятно секретным, и всякого, кто о нем узнал, ожидали неприятности. Мастер Гримгор так и не придумал, что делать с находкой. А поезда уже разошлись встречными курсами.
   Одного колдун не учел: интеллигентный господин хоть и сбежал, но не окончательно. Скрывшись за ближайшим поворотом, он покинул автомобиль с большим биноклем под мышкой. Так джентльмен получил возможность понаблюдать за действиями мастера Гримгора. Лишь только колдун взял в руки прямоугольный артефакт, преступник облегченно воскликнул:
   – Это не один из них! Просто посторонний! Что ж, тогда не все потеряно!
   Несостоявшийся грабитель записал номер золотого поезда, дождался отправления составов и укатил прочь на своем странном автомобиле.

Глава 2. Первое превращение

   После случая с превращением в пуму Танцующий Волк стал открывать больше индейских секретов. Он начал учить юных колдунов захвату голоса. В целом упражнение было знакомо ребятам по классической анимации и русскому шаманству: следовало слушать, удерживая зрительный контакт с объектом и направляя на него руку. Если европейцы в этом случае отдавали приказы, русские увещевали и уговаривали, то индейцы впитывали внешнюю силу и стирали собственные мысли.
   Отношение к урокам сразу же изменилось. Особенно у Оливии. Девочка взахлеб рассказывала о своих ощущениях:
   – Я ловлю теплый восходящий поток и расслабляю крылья. Воздух тверд и упруг, как молодая дичь. Он перебирает мои перья, рождая музыку полета. Движение! Там внизу за камнем что-то живое! Еда! Сладкая кровь и хрустящие косточки.
   После таких разговоров она пару минут казалась потерянной. Ника все это немного пугало. Зато Танцующий Волк не мог нарадоваться на ученицу:
   – Юная Луна имеет хороший слух и гибкий ум, – говорил индеец.
   Успехи Николаса были куда скромнее. Мальчику легко удавалось поймать голос зверя, птицы или даже дерева, но дальше дело не шло: полностью стереть мысли не получалось. Рано или поздно Ник срывался, переставал слушать и начинал разговаривать с объектом магического воздействия.
   «Не лети туда. Там владения полковника О`Нила, а он очень меткий стрелок», – думал Николас.
   Орел уходил с опасного курса, и колдовство на этом заканчивалось.
   – Крадущийся Койот имеет слишком беспокойный разум, – так объяснял неудачи Танцующий Волк.
   В общем, Ник начал понимать – не быть ему великим индейским шаманом. Это ученик колдуна мог пережить с легкостью, но ему не нравилась все возрастающая симпатия Оливии к учителю-индейцу. Оба были увлечены занятиями и успехами девочки.
   – Танцующий Волк говорит, что скоро я смогу сделать первое перевоплощение! – радостно восклицала дочь колдуна. – Это самое сложное. Дальше будет проще. Представляешь?!
   Николасу оставалось только тяжело вздохнуть и ответить:
   – Представляю…
   И вот наступил какой-то особенный индейский праздник. Учитель отвел ребят в каменистую пустыню. Весь день они собирали редкий в этих местах хворост, перемазались в мелкой красной пыли, а к вечеру им было велено разводить костры: Николасу на одном краю небольшой долины, а Оливии – на другом. Ночь на пустыню упала стремительно – черная, непроглядная, с яркими россыпями звезд. Стало холодно, хотя весь день ребята изнывали от жары. Танцующий Волк велел ученикам сидеть у огня всю ночь и слушать.
   – Огонь и звезды сожрут ваш привычный разум, – сказал индеец.
   Потом он шагнул в ночь и растворился в черноте. Ник сидел и слушал. Вскоре мальчик уже знал, сколько койотов рыскает в округе, какие в пустыне водятся ядовитые змеи и что ела на ужин сова. А еще у него была припасена маленькая подзорная труба. В нее мальчик периодически поглядывал на костер Оливии. Так, на всякий случай, – все-таки ночью в пустыне может быть опасно.
   Прошло часа два. Нику начало казаться, что мир сжался до небольшого рыжего пятна, а за его пределами пустота и тьма. Звери держались подальше от огня, только одинокий волк бродил по склонам и выл на жалкий огрызок месяца. Костер и звезды не смогли сожрать разум Николаса: то ли разум был невкусный, то ли мальчик слишком часто отвлекался, глядя в подзорную трубу. До поры до времени все было спокойно. Оливия сидела у костра и смотрела на огонь. Ник видел черный силуэт девочки на фоне беспокойного пламени. Но вот начало происходить нечто странное: огонь ярко вспыхнул, темная фигура Оливии стала меняться. Появились широкие крылья, исчезли, потом снова вернулись.
   – Ух ты! У нее получилось! – воскликнул Николас.
   Но тут мальчик увидел еще кое-что: силуэт крадущегося горного льва. Хищник осторожно подбирался к дочери колдуна.
   – Танцующий Волк? – Ник не мог знать этого наверняка. А вдруг лев самый настоящий, дикий.
   В любом случае он легко мог съесть Оливию. Девочка уже почти превратилась в птицу и скорей всего оказалась бы легкой добычей. На этот случай у Николаса был припасен камень. Он специально оставил его возле костра подруги.
   – Гранит! – скомандовал ученик колдуна. – Полетели!
   Но, видимо, камень был слишком далеко и не слышал. А горный лев подкрался еще ближе: он прижался к земле, так что на фоне костра видны были только торчащие уши. Николас вскочил, побежал к тлеющему вдалеке костру, споткнулся, упал и снова закричал:
   – Гранит! В атаку!
   На этот раз получилось. Камень взмыл в воздух и хорошенько приложил горного льва по задней лапе – большая кошка взвыла от боли. Оливия в этот момент окончательно превратилась в сову. Птица неуклюже подпрыгнула, сделала первый неловкий взмах крыльями, а потом все-таки взлетела и скрылась в черном небе. Ник поднялся, потирая ушибленную коленку, добрался до костра девочки. Там никого не было.
   Она вернулась только на рассвете, перепачканная, в изодранной одежде, но довольная, с горящими глазами.
   – Как все прошло? – спросил мальчик.
   – Великолепно! Это так здорово, превратиться в птицу и скользить по черному упругому воздуху. Ты знал, что самое приятное в полете – это свободное парение?
   Николас только покачал головой:
   – Когда ты превращалась, к тебе подобрался горный лев. Он запросто мог тебя съесть.
   – Но не съел же, – пожала плечами Оливия.
   «Я это так не оставлю», – подумал Ник.
   Когда ребята вернулись домой, там их уже поджидал мастер Гримгор с рассказом об ограблении поезда. Оливия, конечно же, принялась описывать свое первое превращение. В общем, мальчику толком не дали вставить слово. Вскоре колдун вернулся на железную дорогу для нового дела. И в тот же день на ранчо пришел Танцующий Волк. Индеец заметно хромал, подволакивая правую ногу. Подозрения Ника вспыхнули с новой силой. Но Оливия ничего не хотела слушать, она желала превращаться! К тому же учитель принялся осыпать девочку комплиментами:
   – Юная Луна нашла самую быструю дорогу к духам птиц. Юная Луна необычайно талантлива и станет сильнейшей шаманкой, – и все в таком же духе.
   Николас совсем расстроился. Он пытался предупредить дочь колдуна:
   – Не слушай его! Танцующий Волк что-то замышляет. Видишь – у него нога болит? Это потому, что в ту ночь он превратился в пуму и пытался тебя съесть, а я бросил в него камень!
   Та лишь рассмеялась:
   – Да ты просто завидуешь, Ники! В первый раз у меня что-то получается, а у тебя нет.
   – Да при чем тут это! – взорвался он. – Не нужны мне эти ваши глупые превращения! Мастер Гримгор без них как-то обходится, значит, и мне без надобности.
   – И ничего не глупые! – с жаром возразила девочка. – Знаешь, как замечательно лететь по небу и видеть внизу малейшее крохотное движение?! Ничего ты не знаешь!
   Ник тяжело вздохнул – спорить было бесполезно. С этого дня мальчик совсем перестал интересоваться индейским шаманством. Он исправно ходил на занятия с Оливией и Танцующим Волком, слушал голоса, но даже и не помышлял о превращении. Вместо этого Николас начал целенаправленно вооружаться. Во-первых, взялся за топор, прирученный еще на Руси. Каждый день Ник тренировал питомца, обучая ударам и стремительным атакам. Во-вторых, ученик колдуна проименовал на ранчо почти все, что было пригодно для сражения, и устроил по периметру систему ловушек. Каждая западня состояла из ямы и доски с известным именем. Простейшее колдовство – доска отодвигается, и нарушитель падает в ловушку. Самым слабым местом в обороне была жизненная сила. Без нее много не наколдуешь. Ник долго работал по методике мастера Гримгора и значительно увеличил собственный запас энергии, но этого было недостаточно. Всякий колдун знает, что стоит чуть зазеваться, отдать лишнее – и потратишь собственную жизнь, станешь дряхлым старичком. Заемной энергии на ранчо тоже было немного – недельный запас овощей и фруктов, чахнущая под солнцем трава да парочка сосен на скалах. Но Николас не особенно расстраивался по этому поводу.
   «Пусть только сунется! Здесь, на своей территории, я его на раз-два сделаю!» – думал мальчик.
   Другое дело уроки на природе, которые теперь случались чуть ли не каждый день. Николас именовал два ножа: один всегда носил с собой, второй подарил Танцующему Волку. Оставалось только надеяться, что индеец не забросит его куда подальше. Чтобы такого не произошло, нож был выбран самый лучший, охотничий, с удобной ручкой и широким острым лезвием.
   Впрочем, очень скоро мальчик понял, что оружие – не самое важное в обеспечении безопасности Оливии. В то утро ребята с учителем отправились в лес, прошлись извилистой тропой вокруг высоченной секвойи, нырнули в молодую рощицу.
   – Духи говорят, что Юная Луна вновь готова к превращению, – сказал Танцующий Волк.
   Она захлопала в ладоши. Неспособного Николаса оставили возле муравейника слушать голоса насекомых, а учитель и ученица углубились в чащу. Мальчик задержался на месте только для виду, а потом пошел следом за Оливией. Он видел, как девочка села под раскидистым кленом, посмотрела на солнце сквозь большой зеленый лист и стала слушать голоса леса. Где-то через четверть часа она начала превращаться. Ник почувствовал, что подглядывать за трансформацией нехорошо, и отвернулся. Прошла минута, ученик колдуна осторожно вышел из-за дерева – подруга исчезла из-под раскидистого клена, теперь там бродил милый олененок в белых пятнышках. Зверек учуял человека и побежал прочь. Двигался он быстро и проворно, так что очень скоро затерялся среди зелени. Мальчик побрел следом, но вскоре остановился:
   – Так мне за ней не угнаться: потеряю Оливию и сам заблужусь.
   В голову лезли нехорошие мысли о крадущихся по лесу хищниках, в частности горных львах. Ник был в отчаянье:
   – Все мои приготовления полная ерунда! Нужно как-то выследить их. Но как? Подзорная труба в густом лесу бесполезна! Звери здесь ориентируются по запаху и на слух…
   Тут ученик колдуна все понял и занялся индейским шаманством. Найти Оливию оказалось довольно просто – она была как олень, только внутри девочка. Точней понять не получалось, да и не требовалось. Николас сразу побежал сквозь чащу, потом снова применил шаманский слух и немного скорректировал направление. Вскоре он почувствовал, что девочка близко, и остановился. Нужно было просканировать лес на предмет опасных хищников. Мальчик включил шаманский слух и обнаружил волка, довольно близко. Кажется, внутри у него был индеец. Но точно понять не получилось – оба настороженные, хитрые, кровожадные и идут по следу. Мысли зверя почти полностью состояли из запахов. Обыкновенных сереньких ароматов мха, деревьев и опавших листьев. И ярких, приметных – оленя, человека, белки, зайца. Волк шел по следу.
   – Не трогай оленя, – закричал ему Ник. – Он пахнет твоей кровью!
   Серый хищник замер, как от удара, сел на землю и протяжно завыл. А ученик колдуна дождался, пока Оливия-олень нагуляется по лесу, и вернулся к муравейнику.
   – Отлично пошаманили! – сказала она после занятий.
   В ее растрепанных волосах застряла паутина, репейник и еще что-то липкое.
   – Согласен. Неплохо, – улыбнулся он в ответ.

Глава 3. Духи индейских предков

   Во время занятий ребята путешествовали по обширной территории. Иногда они шли целый день, чтобы добраться до какого-нибудь особенного озера с удивительно голосистой рыбой. Танцующий Волк почти всегда провожал их домой, но в редких случаях мог уйти прямо с занятий по своим делам. Однажды после визита в каменистую пустыню шаман объявил:
   – Дети-колдуны вернутся домой сами. Танцующий Волк должен говорить с духами предков.
   Ученик заметил, что индеец немного взволнован, хотя обычно спокоен и молчалив, как скала. Ребята пошли своей дорогой, а учитель – своей. Ник выждал, пока Танцующий Волк скроется из виду, а потом сказал безо всякого выражения:
   – Сегодня как-то мало позанимались. Давай еще потренируемся – может, и я в кого-нибудь превращусь!
   – Давай! – радостно согласилась Оливия. – Я так мечтала снова полетать, потому что бегать по земле оленем – удовольствие сомнительное!
   Они оставили вещи в небольшой пещерке и разошлись на двадцать шагов. Девочка принялась выслеживать в небе подходящую птицу, а Ник поспешил отыскать индейца. Благо Танцующий Волк не успел уйти далеко, так что мальчик отправился за ним. Шаман ловко карабкался по скалам, пока не добрался до уединенной рощи, отрезанной со всех сторон отвесными обрывами. В этом тайном месте сохранялись нетронутыми индейские тотемные столбы. На темном, растрескавшемся дереве красовались странные дикие лики зверей и богов. Шаман начал плясать вокруг тотемов, завывая и выкрикивая заклинания. Николас следил за ним издалека и пытался припомнить рассказ учителя о резных раскрашенных столбах. Кажется, они были местом поклонения. На тотемах вырезались священные животные, от которых, по преданиям, произошли индейские племена.
   Вот он превратился в волка, завыл и стал ритмично припадать то на задние, то на передние лапы. Странный танец продолжался почти полчаса, а потом с неба спикировал орел и сел на верхушку тотемного столба. Тогда Танцующий Волк обратился в ворона, взмахнул крыльями и сел рядом с хищной птицей. Николас напряг свой шаманский слух, отбросил прочь все лишние мысли. Орел и ворон поднялись в небо и закружились над рощей. Ученик колдуна чувствовал – это не просто птицы, внутри каждого из них человек. И эти двое говорят друг с другом. Понимать их было сложно, но все-таки мальчик уловил кое-что из странной беседы.
   – Как дорога из мира духов, дедушка? – спрашивал Танцующий Волк.
   – Добрый путь, гладкий, твоими стараниями.
   Индейцы обменялись любезностями, поговорили про родственников, врагов и друзей. Вскоре они перешли к главному, и Николас навострил уши.
   – Теперь я понимаю, почему ты разрешил мне учить бледнолицых, – сказал шаман. – Девочка-колдунья наделена великой силой Луны. Я съем ее в облике зверя, и мое могущество возрастет многократно.
   Шпион мысленно вскрикнул. Орел и ворон тревожно заметались, поднялись высоко в небо, но потом все-таки успокоились и продолжили полет.
   – Забудь про могущество, Танцующий Волк, – отвечал дух индейца. – Оно не помогло ни мне, ни твоему отцу. Ты еще слишком молод, ты должен прожить много зим и спасти наш народ. Бледнолицые не умеют слушать, они ведают только свой путь, не понимают ветер, землю и воду. Они копят силу, которая губит нас, но после уничтожит их самих и все вокруг.
   – Каменный Ветер говорит мудро.
   – Слушай, Танцующий Волк, что открывают духи предков. – Орел начал подниматься в небо. – В доме детей-колдунов спрятана могущественная древняя вещь. Постарайся добыть ее и найти правильное применение.
   – Что еще за старинная штука?! Нет у нас ничего такого! – подумал мальчик.
   – Ищи получше и найдешь, – отвечал Каменный Ветер.
   – С кем это ты говоришь, дедушка? – поинтересовался Танцующий Волк.
   Только тут Николас понял, что случайно встрял в разговор.
   – Нас подслушивают! – воскликнул Каменный Ветер.
   Орел вознесся высоко в бледно-голубое небо, а потом устремился к Нику на полной скорости, со свистом рассекая воздух. В полете хищная птица выросла раза в два, ее окружило тусклое сине-зеленое сияние. Мальчик успел отметить, что орел не обычный, а мертвый, с голым костяным черепом, пустыми глазницами и слипшимися гнилыми перьями. Шаманский слух Николаса уловил момент, когда голос птицы исчез полностью, сменившись диким завыванием индейских душ. Ученик колдуна скрылся за скалой и начал спускаться по склону, спотыкаясь и сбрасывая мелкие камешки. Мертвый орел пронесся над самой его головой, обдал смрадным дыханием могильного холода. Мальчик вскочил, бросился к следующему большому камню и спрятался за ним. При этом костяные когти едва не отрезали ему ухо. Впереди лежал длинный подъем к хвойному лесу. Там, за деревьями, можно было скрыться от летающей твари. Преодолеть склон и не угодить в когти было не просто – укрытий на каменистом подъеме почти не имелось. Ник проверил карманы. К несчастью, все его оружие, кроме одного ножа, осталось дома. Вот только метать клинки с помощью анимации он еще как следует не научился.
   – Ну, Холодок, – взмолился ученик колдуна, – не подведи!
   Орел снова атаковал. Ник упал на землю и откатился под камень. После чего подскочил и бросился бежать вверх по склону. Хищник поднялся в небо для нового удара. Мальчик прибавил шагу и успел скрыться за низкой кривой сосной, чудом прилепившейся к камням. Орел со всего маху врезался в деревце, согнул его и отбросил Ника на землю. Острые когти рассекли воздух возле самой груди. Мертвая птица издала громкий клекочущий звук и устремилась к жертве. Ученик колдуна почти не мог пошевелиться, чтобы не угодить под удар, и начал осторожно отползать на спине. Из пустых глазниц орла появились длинные полупрозрачные черви и потянулись к мальчику. Ник осторожно вытащил нож, направил его лезвием в грудь мертвой птицы и воскликнул:
   – Холодок, вперед!
   С такого расстояния невозможно было промахнуться – клинок ударил чуть ниже облезлой шеи. Орел заклекотал, ослабил натиск, отчего сосна тут же разогнулась и отбросила охотника на несколько метров. Николас кинулся бежать. Спасительный подлесок был уже близко. Но тут с неба спикировал ворон и приземлился прямо на его пути. Птица замотала головой, будто отряхиваясь, и превратилась в молодого индейца с длинными черными косами.
   – Крадущийся Койот добегался. – Шаман улыбнулся и вытащил из-за пояса широкий охотничий нож.
   Ник обернулся. Мертвый орел медленно поднимался в небо. Из его груди торчала рукоятка, но крови видно не было.
   «Деваться некуда», – понял мальчик.
   Он пошел вперед на индейца.
   – Никогда не бери подарков у колдуна, Танцующий Волк, – серьезно проговорил Ник, а потом скомандовал: – Медвежатник, удар!
   Ученик направил движение анимированного клинка вниз. В результате получилось, что шаман вдруг выпрямил согнутую руку и всадил нож себе в бедро. Хищник в небе громко вскрикнул и устремился вниз. Тело гигантской птицы начало разваливаться, из него вылетали воющие призраки, сыпались черви. Ник рванул вверх по склону мимо Танцующего Волка и скрылся в лесу, прежде чем индейцы оправились от удара. Мальчик пробежал сотню метров, не оборачиваясь. Воздух в этом месте был пропитан стойким ароматом хвои. Приятный запах баюкал и успокаивал. Ник забрался на скалистый выступ, огляделся, но не обнаружил погони. Только теперь, оказавшись в относительной безопасности, он вспомнил про дочь колдуна. Место их встречи было внизу, дальше по каменистому каньону.
   – Я не должен возвращаться туда, если индейцы идут по моему следу, – решил Николас. – Но бросать Оливию одну в диких горах тоже не выход.
   Ученик колдуна подумал и выбрал компромиссный вариант. Постоянно оглядываясь, он осторожно прокрался через лес и оказался где-то над местом встречи. Девочка была далеко внизу, в самом центре красной пустоши. Николас взобрался на сосну и еще раз хорошенько осмотрелся. Убедившись в отсутствии преследователей, мальчик спустился на самый край обрыва. Сначала он думал кинуть что-нибудь вниз, чтобы Оливия заметила. Но так можно было произвести слишком много шума. Сообразив это, Ник решил анимировать какой-нибудь камешек. Задача была особой: камни, в отличие от других вещей, не слишком привередничали по поводу языка, а всем именам предпочитали научные названия своей породы. Те, что имели особо приметную форму, могли принять человеческое название. Но только если люди их часто видели и отмечали схожесть с каким-то предметом. В общем, это была специальная наука – колдовская геология, и Николас ее только осваивал, а потому у него ушло некоторое время, чтобы подобрать нужный камешек.
   – Шпат! Гранит! Известняк! – восклицал ученик колдуна.
   В конце концов он анимировал подходящий булыжник, осторожно провел его вниз по каньону и шлепнул вниз, прямо у ног Оливии. Девочка ойкнула, начала вертеть головой. Тогда Ник снова поднял и уронил камень, а потом понес его по воздуху, указывая направление. Тогда она уже заметила мальчика и замахала ему. Николас поманил подругу рукой. Дочь колдуна пожала плечами, зашла за скалу. Через минуту она вылетела оттуда небольшой серой птичкой, быстро преодолела каньон, приземлилась за ближайшим деревом и вышла оттуда уже девочкой.
   – Никак не могу научиться нормально трансформироваться с одеждой, – сказала Оливия с досадой: ее брюки и блузку как будто пожевал большой зубастый зверь. – Что вообще такого случилось, что ты цирк камней устроил?
   – Идем скорее домой, – Ник старался казаться спокойным. – Так, немного поцапался с твоим индейским другом… И его покойным дедушкой.
   Она закатила глаза – мол, опять придираешься к Танцующему Волку. Но мальчик ничего рассказывать не стал, а просто потащил дочку колдуна к дому обходной дорогой через ручей. По пути Оливия все-таки не выдержала и начала расспросы. Ник поначалу отмалчивался, говорил: «Ты все равно не поверишь». Но в конце концов сдался и выложил все от начала до конца. Как следил за шаманом до рощи тотемов. Как подслушал разговор, попался и убегал от мертвого орла. Выслушав рассказ, она пожала плечами:
   – Индейцев можно понять. Британцы захватили их земли, а племена согнали в резервации. Кто теперь будет слушать воду, землю и ветер? Кто позаботится о природном равновесии?
   – Юную Луну не смущает, что Танцующий Волк собирался скушать ее в виде птички? – ехидно спросил ученик колдуна.
   – Нас с тобой так просто не возьмешь, Ники! – Оливия лукаво подмигнула. – Себя, конечно, съесть не дам, но вообще я за индейцев! Соединенная Британия использует против них пушки и запрещенное колдовство! Никакой трибунал не указ американцам! Ужасно несправедливо!
   – А мне все равно, что будет с этими индейцами! – возразил мальчик. – Пусть их хоть на съедение лемурийским некромантам отправят. Если они покушались на тебя, значит, враги, и точка!
   – Ерунда! – ответила Оливия. – Единственная глупая выходка. Что же, нам терять из-за нее такого замечательного учителя?
   Тут настала очередь Николаса закатить глаза и тяжело вздохнуть. За такими разговорами ребята вышли из леса. И он совершил поступок, о котором скоро пожалел, – предложил зайти на ранчо полковника О’Нила за подмогой. Девочка не стала спорить. Отставной военный как раз принимал у себя шерифа округа. Почтенные джентльмены расположились возле дома на складных стульях. Они выпивали виски и палили из ружей по птицам. Ник попросил телегу, чтобы поскорее добраться до дома, а еще сказал полковнику, что опасается нападения индейцев.
   – Слышал, Джимми, – О’Нил протянул шерифу раскуренную сигару. – Краснокожие снова откопали топор войны. Как считаешь, стоит их проучить?
   – Если будет доказано, что они напали первыми… – отвечал представитель закона, выдыхая дым ровными расходящимися кольцами.
   – Ты имеешь основания не доверять этим честным детям? – поинтересовался полковник.
   Шериф хищно усмехнулся. О’Нил пальнул в небо и приказал кликнуть своих молодцов. Полковник участвовал в последней Мексиканской войне, вышел в отставку всего пять лет назад и содержал собственную небольшую армию ганфайтеров. Последние два года она простаивала, теряла хватку и наносила материальный ущерб хозяйству. Поэтому он ухватился за первый попавшийся повод пострелять в индейцев. Через полчаса к резервации направились пятнадцать конных стрелков и автомобиль с устаревшей моделью пулемета (правда, машина завязла, не доехав до индейского поселения).
   – Вот что ты наделал?! – восклицала девочка в неуклюжей медленной повозке по дороге домой. – Из-за тебя пострадают ни в чем не повинные люди!
   Мальчик отмалчивался. И только у самого ранчо Мак-Грегоров признал вину.
   – Прости, я слишком боялся за тебя, – сказал он. – Думал, полковник взрослый серьезный человек и не станет делать ничего плохого.
   – Может, быстро сгоняем в резервацию и поможем индейцам? – с надеждой спросила Оливия.
   – Ни в коем случае! Ты видела, у этих головорезов настоящий пулемет! Не успеешь опомниться – вжжжик! Никакое колдовство не поможет! – отрезал Николас.
   – Ладно, – согласилась дочь колдуна.
   Но стоило друзьям добраться до дома, она тут же заперлась в своей комнате, превратилась в ястреба и полетела в резервацию. Девочка оказалась там, когда люди полковника уже выбирали позицию для атаки. К счастью, доставка пулемета к месту боя потребовала значительного времени. Оливию в поселке немного знали, да и нападение бледнолицых считали вполне возможным. Так что долго никого убеждать не пришлось, и индейцы выскользнули из деревни за пару минут до начала стрельбы. В результате свинцовый град обрушился на пустые вигвамы и жертв удалось избежать.

Глава 4. Ждите гостей

   В тот вечер Танцующий Волк не вернулся домой. Его сил хватило только на то, чтобы отправить дедушку в мир духов и кое-как залечить ножевую рану. Шаман заночевал в лесу и отправился в резервацию на следующий день. Увидев сожженный поселок, уничтоженные заготовки на зиму, индеец решил, что его племя погибло. Он упал на колени, зарычал, как горный лев. В нем пробудился гнев, таившийся с самого детства. Тогда стычки с бледнолицыми были обычным делом, и в одном таком сражении погиб его отец. Юный индеец забыл, для чего стал шаманом. Если бы он начал слушать воду, землю и ветер, то обнаружил бы своих родичей в лесу за озером. Гнев был слишком силен и затуманил разум жаждой мести. Даже боль в раненой ноге больше его не беспокоила. Танцующий Волк вымазал лицо пеплом родной деревни и побежал к Запретной пещере. Там, по преданиям племени Камо, обитал злой бог. Индеец обратился в горного льва, выследил молодую косулю, вымазался ее кровью и взял тушу для жертвоприношения. Потом шаман отыскал скрытый узкий лаз в скале и погрузился в холодную тьму пещеры. Он отлично видел ночью при свете одних лишь звезд, но здесь чернота была столь непроглядной, что пришлось зажечь факел. Пробравшись по узкой тропке, шаман обнаружил злого бога – ужасную каменную статую. Она изображала человека в одежде из перьев и черепов. Голову украшала маска с высоким гребнем. Танцующий Волк положил косулю под ноги божества, наполнил кровью каменные чаши и принялся танцевать, взывая к древнему злу. Индеец слушал статую шаманским слухом, просил явиться, покарать бледнолицых и забрать награду – тот самый волшебный предмет, о котором говорили духи предков. Действо продолжалось несколько часов. Он едва стоял на ногах, но все равно плясал, как безумный, и превращался то в одного зверя, то в другого. В какой-то момент Танцующий Волк понял, что еще пара минут, и он свалится без сил. Божество неожиданно откликнулось:
   – Не люблю оленину. Предпочитаю человеческие жертвоприношения.
   Шаман упал на колени:
   – Слушаюсь, злой бог!
   – Зови меня Уицилопочтли[4], если, конечно, сможешь выговорить, – отвечала статуя, подмигивая багровыми огоньками в глазницах черепов. – Так что там за ценный предмет? Давай по делу, без плясок и стенаний.
   Индеец поспешил выложить все, что знал. Отдельно упомянул про то, что Мак-Грегоры колдуны, даже дети. И что глава семейства охраняет важные грузы на железной дороге.
   – Думаю, он взял драгоценности у гигантской железной гусеницы, – завершил он рассказ.
   – Интересно… – сказал Уицилопочтли, после чего повисло долгое молчание. Танцующий Волк успел испугаться, что на этом общение с богом закончилось, но через несколько минут прозвучал ответ: – Жди здесь моих людей, покажешь дом бледнолицых колдунов.
   – Слушаюсь! Мой народ нуждается в твоей помощи, Уицилопочтли! Помоги вернуть нашу землю, и мы воздадим тебе кровью бледнолицых!
   Шаман еще долго стоял на коленях и ждал ответа, но злой бог больше не говорил с ним.
   В это время Николас спал крепким сном, ведь всю прошлую ночь мальчик не смыкал глаз, напрасно ожидая нападения. Проснулся ближе к вечеру, когда солнце уже скрылось за скалами.
   – Нужно отыскать ценную вещь, про которую говорили духи, – решил он.
   Что бы это могло быть? На всем ранчо и среди личных пожиток мальчика не было ничего достойного.
   – Если и есть тут что-то ценное – то оно наверняка принадлежит мастеру Гримгору.
   Шарить в вещах учителя Ник не хотел и обратился за помощью к Оливии.
   – У папы полно разных колдовских артефактов. Но лучше не лезть в его комнату, – резонно ответила девочка. – Хотя постой! Думаю, это та странная прямоугольная пластинка! Ну, помнишь, бронзовая с одной стороны… Ее папа в последний раз притащил.
   – Точно! – воскликнул Николас. – Раз покойный дедушка только сейчас заговорил про ценную вещь, это точно она! Раньше-то у нас ее не было.
   Ребята переглянулись и отправились на второй этаж в спальню с массивной дубовой дверью. Мастер Гримгор запросто мог запечатать ее заклинанием, в воспитательных целях. В прошлый раз незаконное вторжение закончилось печально – мальчик с девочкой неделю не могли отмыться от волшебной синей краски с блестками. Поэтому Ник осторожно открыл дверь и сразу же отскочил обратно в коридор. Ученики колдуна выждали еще минуту – ничего необычного не произошло. Тогда ребята вошли в комнату. Но стоило переступить порог, как под ногой Оливии громко треснула деревянная половица. Тут же случился небольшой салют из красочных фиолетовых шариков. Николас оттолкнул подругу в сторону, а сам бросился на пол. Так им удалось отделаться лишь парочкой ярких пятен.
   – Несмываемые, – пробурчала дочь колдуна.
   – Мастер Гримгор приедет, и они исчезнут сами собой. Тут уж ничего не поделаешь, – ответил Ник.
   Бронзовая пластинка лежала на видном месте – посреди письменного стола. Ученик колдуна сразу же взял ее и вывел Оливию из комнаты. Ребята спустились в гостиную, взяли хлеба, молока и принялись изучать артефакт. Он был с одной стороны металлическим, с другой имел бронзовую, покрытую значками окантовку и центральный прямоугольник из зеленоватого камня.
   – Похоже на поднос, – сказала Оливия.
   – Или на подставку для квадратных кастрюлек… Нет, так у нас ничего не получится, – вздохнул Николас.
   – Если эта штука такая ценная, то наверняка связана с магией, – сказала дочь колдуна.
   Идея была здравая и очевидная, так что они сразу же начали исследовать пластинку с помощью магической энергии. Ник прослушал ее шаманским слухом.
   – В ней какая-то мелодия! – удивленно воскликнул мальчик.
   – Дай-ка мне. – Оливия взяла пластинку и принялась барабанить по ней пальчиками в такт колдовской музыке.
   И вдруг артефакт ожил! Значки на бронзе зажглись, а на зеленоватом камне проступили ярко-зеленые картинки и подписи.
   – Не зря меня папа мучил уроками на клавесине, – гордо объявила девочка.
   – Вот это номер! – восторженно проговорил Ник и дотронулся до каменного экрана, который на ощупь оказался теплым. Зеленая картинка тут же переменилась.
   – Что-то вроде книжки, – сказала Оливия. – Только у автора не оказалось под рукой бумаги.
   Николас так и не успел посмеяться этой шутке – со стороны ворот раздался пронзительный визг автомобильного клаксона.
   – Папа приехал! – девочка обрадовалась и побежала к дверям.
   – Постой! – поспешно воскликнул Ник. – Мастер Гримгор должен вернуться только в воскресенье, а сегодня среда.
   – Ну, может, поезда перестали наконец-то опаздывать. Не дури, идем открывать ворота. – Дочь колдуна едва могла устоять на месте от нетерпения.
   – Сначала посмотрим и спросим, кто приехал. – Николас старался говорить строго, но лицо Оливии слишком сияло, и мальчик невольно улыбнулся.
   Так или иначе, но ребята сначала открыли небольшое скрипучее окошко.
   – Кого там некроманты принесли?! – мальчик не стал выглядывать и говорил деланым голосом, который казался ему хриплым и взрослым.
   – Мистер Мак-Грегор, я к вам с важным делом! – отвечали из-за забора. – Полагаю, к вам попала одна вещица. Вы просто не представляете ее истинную ценность. Она невероятна! Позвольте мне войти в ваше поместье и разъяснить все детали, – говорил незнакомец с акцентом, но очень вежливо и доброжелательно.
   В это время Ник и Оливия наблюдали за ним через небольшую щель в заборе.
   – Этакий городской франт, в костюме, с тросточкой и усиками, – прошептала дочь колдуна. – Мне кажется, он совсем не опасен.
   – Сейчас и проверим, – тихо сказал Ник, а потом перешел на громкий хриплый голос: – Уходите, мистер! Нет у нас ничего ценного! И Мак-Грегора нет, уехал он!
   – Простите, а с кем я говорю? – незнакомец зажег фары своего автомобиля, чтобы разогнать вечерний полумрак.
   – Ни с кем! – прохрипел мальчик, но так отвечать было совсем уж нехорошо, и он стал врать напропалую: – Сторож я! Старый индеец. Хозяин приказал никого не пускать.
   – Послушайте, сторож или кто вы там на самом деле! – взорвался господин с усиками. – Открывайте немедленно, или я разнесу в щепки ваши ворота!
   – Вот видишь, – прошептал Николас на ухо Оливии. – Вполне опасный господин. Иди в дом – будешь в резерве. Я его задержу. Если что, обращайся в птичку и лети к мастеру Гримгору.
   – Давай вместе против него, а? – робко проговорила дочь колдуна, зная, как тяжело спорить с другом, когда дело касается ее безопасности.
   – У меня тут все предусмотрено, – уверенно сказал Николас. – А ты следи из окна, если что пойдет не так…
   Оливия тяжело вздохнула и вернулась к дому. Ник спрятался за сараем и стал ждать. Через пару минут из-за забора послышалось низкое гудение, а потом в ворота ударила ослепительная белая молния, и одновременно грянул гром. Крепкие стальные петли выдержали. Тогда незваный гость прибавил мощности, и засверкали отборные молнии, в руку толщиной. С оглушающим грохотом стальные ворота упали во двор, утащив за собой несколько бревен забора. Господин с усиками переместил какую-то рукоятку на приборной панели автомобиля, и молнии прекратились. Но последняя все-таки проникла во двор и ударила в землю у самого дома. В этот момент Ник увидел испуганное лицо дочери колдуна за стеклом. Гость осмотрел разрушения и остался недоволен. Пара бревен и тяжелый стальной лист перегородили въезд во двор. Тогда незнакомец достал из кармана небольшой блестящий револьвер и осторожно перебрался через завал. Видно было, что оружие он держит опасливо, без сноровки бывалого стрелка. Незваный гость направился к дому, и Николас понял, что нужно действовать прямо сейчас. Для начала мальчик впитал жизненную силу из запасов молока в холодном погребе. Этому способу использования заемной энергии его научил мастер Гримгор еще на Руси.
   «В молоке много текучей жизненной силы, – говорил колдун. – Ее можно впитать на большом расстоянии, даже из погреба соседского дома. Правда, от этого оно тут же прокисает».
   Господин с усиками почти добрался до дома, когда Ник анимировал тяжелую колоду для колки дров. Здоровенный пенек пролетел по воздуху и сбил незваного гостя с ног, прямо на одну из ловушек. Тогда ученик колдуна приказал сосновой доске по имени Веточка отползти – незнакомец попытался встать на ноги, но тут же провалился в глубокую яму. Николас отправил в полет керосиновую лампу: с ее помощью мальчик отыскал и подобрал оброненный гостем револьвер. Теперь можно было знакомиться. Керосинка залетела в яму-ловушку и повисла над головой господина. Ник подошел к краю и деловито сказал:
   – Никогда не вламывайтесь без приглашения в жилище колдуна. Особенно если он дома. А теперь давайте рассказывайте все сначала – кто вы такой и зачем заборы ломаете?
   Пленник щурился, пытаясь разглядеть Николаса. Свет лампы мешал это сделать как следует, но незнакомец и без того догадался, что перед ним мальчик:
   – Может, позовешь кого-то из взрослых? У меня срочное дело к мистеру Мак-Грегору.
   Ник тяжело вздохнул:
   – Говорю же, нет тут больше никого. Только ты, я и… – он решил не рассказывать про Оливию, а то мало ли что, – и одна маленькая птичка. Если так хочется говорить со взрослыми, то посиди тут до воскресенья. Всего-то три с половиной дня осталось.
   Николас отозвал лампу и сам пошел прочь от ямы. Девочка уже выбежала из дома и поджидала его.
   – Ну как? – прошептала дочь колдуна. – Что за тип? Некромант?
   – Нормально. Сейчас не выдержит и все расскажет. Ты только раньше времени не влезай, пусть думает, что я здесь один.
   – Эй, мальчик! – закричали из ямы.
   – Вот видишь, – прошептал Николас и вернулся вместе с лампой к своей ловушке, Оливия встала чуть позади так, чтобы ее не было видно из ямы.
   – Я ученый-изобретатель, исследую электродинамику, магнетизм, переменный ток. Меня зовут Никола Тесла, – начал рассказывать пленник.
   – Тезки, значит. Я Николас, племянник мистера Мак-Грегора, – отвечал ученик колдуна. – Значит, вы изобрели молнию, которая заборы ломает?
   – Да, – неохотно ответил Тесла. – Но заборы – это несущественно. Главное – принцип передачи электромагнитного импульса по воздуху!
   Ник почувствовал, что ученый сейчас начнет объяснять про электричество и магнетизм, а потому поспешил перейти сразу к делу:
   – Вот и сидели бы в лаборатории, если ученый! Зачем же вломились к нам на ранчо?! Вы бы еще поезд ограбили!
   Тесла отмахнулся:
   – К поездам мы еще вернемся. Если уж так настаиваете, расскажу историю про один артефакт. Но это может быть опасно: вы станете для них нежелательным свидетелем, как ваш покорный слуга!
   Николас снова вздохнул:
   – Как вы заметили, мы, Мак-Грегоры, не робкого десятка, умеем за себя постоять. Так что рассказывайте!
   – Как пожелаете, – сказал Тесла и начал излагать свою историю.
   По его словам, в молодости он произвел значительный переполох в научном мире своими опытами и идеями, но заработать капитал на открытиях не смог. Тогда, почти двадцать пять лет назад, Тесла получил приглашение от известного изобретателя и богача Томаса Эдисона поработать в его фирме. Молодой ученый перебрался в Америку и взялся за дело.
   – Мой босс, Эдисон, показывал мне необычные каменные таблички с зелеными письменами и научил их читать, – рассказывал Никола. – В них содержались поразительные знания и необычайные научные факты.
   Поначалу их сотрудничество было плодотворным. Молодой изобретатель запатентовал для компании множество самых разных устройств – лампу, двигатель, радиопередатчик. Но потом ученые рассорились.
   – Он требовал, чтобы я создавал самые простейшие вещи. Говорил, сначала надо продать обычную лампочку, потом ту, что будет служить в два раза дольше, потом более яркую и так до бесконечности. А там, в этих табличках, знания такие, что и лампы никакие не нужны – можно сразу северное сияние по ночам зажигать!
   Тесла делал вид, что подчиняется боссу, а сам тайком разрабатывал свои электрические проекты. Когда об этом узнал Эдисон, молодого изобретателя выкинули с работы. Николас открыл собственную компанию, но столкнулся с настоящим заговором.
   – Все наши крупные банкиры и промышленники – члены одного тайного общества, – говорил ученый. – Они все заодно! Никто не хочет великих открытий. Это форменный заговор! Они хотят зарабатывать миллионы на лампочках: сначала на обычной, потом на улучшенной и так далее.
   Так Тесла стал одиночкой. Он создал множество электрических машин, но так и не смог ничего запустить в масштабное производство. Но вот изобретатель узнал о планах Эдисона открыть лабораторию в Калифорнии. Никола предположил, что его бывший босс отправит туда таблички с древними знаниями, и спланировал ограбление поезда. Все бы удалось, если бы не мистер Мак-Грегор. Свой рассказ Тесла закончил на восторженной ноте:
   – Мне бы только добраться до сокровенных знаний в табличке! Мы бы смогли провести электричество в каждую захудалую деревню, навсегда избавили бы Землю от голода и холода, покончили бы с такими отвратительными пережитками прошлого, как некромантия!
   Вот бы еще знать, как включается этот артефакт… – добавил Тесла, немного смутившись. – Эдисон всегда приносил табличку работающей и показывал из своих рук.
   – Ха! – только и сказала Оливия – мол, элементарная это была для нее задачка.
   – Кто там?! – изобретатель немного испугался.
   – Так, маленькая птичка, – ответил Николас. – Оливия, можешь выходить, думаю, он не опасен.
   – Приветствую прекрасную юную леди, – Тесла широко улыбнулся.
   В это время мальчик уже тащил лестницу, чтобы вызволить изобретателя из ямы.
   – Идемте в дом. Продолжим разговор за чашкой чая, – сказал ученик колдуна.

Глава 5. Воин-ягуар

   – Мы построим плавучие города, а всю энергию в них будут вырабатывать ветер и волны!
   Оливии такие разговоры нравились, и она начинала фантазировать:
   – А пресную воду там будут добывать специальные жуки-солееды!
   Иногда Никола надолго погружался в теорию и бормотал странные формулы. Тогда Оливия начинала зевать. Мальчику вообще было не до всех этих научных фантазий. Пару раз он замечал за окном огромную кошку. Но это был не горный лев, а другой хищник, массивный и пятнистый. Он смотрел из темноты круглыми зелеными глазами, а когда замечал взгляд ученика колдуна, прятался во мраке. Еще Ника беспокоила судьба бронзовой таблички. Конечно, плавучие города и северное сияние по ночам – это замечательно, но артефакт принадлежал Эдисону. И вообще, решать должен мастер Гримгор.
   – Идемте спать, – снова сказал он. – Завтра продолжите изучение. Можете оставаться у нас до приезда мистера Мак-Грегора.
   Тесла кивнул, но через минуту позабыл о предложении. Впрочем, и он вскоре утомился. Все разошлись спать.
   Большой пятнистый ягуар следил за окнами с крыши сарая. Когда в доме погас свет, хищник оскалился и спрыгнул на землю. Пахло колдовством. Большой кот поморщился и принялся обходить магические ловушки. Так он выбрался с огороженной территории, побежал в лес и отыскал стоянку индейцев. В лагере горел костер, что чрезвычайно разозлило ягуара. Он решил загрызть воина, дремлющего у огня. Зверь приготовился к броску, но в последний момент передумал, застыл на месте и обернулся человеком. Это был ацтек, воин-ягуар[5]: высокий, мощный боец, в меховом плаще и штанах, раскрашенных черно-желтыми пятнами. Его голову украшала оскаленная морда большой кошки, а хищный орлиный нос – огромная нефритовая серьга. Воин пнул ногой спящего индейца – тот полетел кувырком, задел костер, вскочил на ноги и тут же, заметив шлем ягуара, склонился в почтительном поклоне. После этого он получил звонкую пощечину.
   – Зачем костер развели? Хотите, чтобы враг вас обнаружил? – грозно спросил воин-ягуар.
   – Прости, Тлакаэль, – отозвался провинившийся. – Здесь очень холодно… – Боец был одет не по погоде в набедренную повязку, плащ и сандалии. – К тому же чичимек[6] сказал, что в доме только дети бледнолицых.
   Танцующий Волк гневно сверкнул глазами – он сидел тут же, привязанный к дереву. На шум быстро собрались остальные ацтеки – их было двадцать. Трое носили красные плащи с белой каймой, что являлось знаком особых воинских заслуг.
   – Слушайте, воины! – рявкнул Тлакаэль. – Костер потушить! В этих местах могут быть другие бледнолицые или чичимеки! Выступаем в предрассветных сумерках, а сейчас отдыхайте, молите Уицилопочтли о знатной битве и множестве пленных.
   Тлакаэль ушел в чащу, обратился ягуаром и отправился отдыхать на дерево. В кошачьем облике он спал очень чутко и не пропускал ни одного подозрительного шороха. Когда ночь сменила свой цвет на бледно-серый, предводитель повел отряд к ранчо Мак-Грегоров. Ацтеки шли цепочкой, пригнувшись, почти бесшумно. Они были вооружены короткими копьями и топорами из железа бледнолицых. Воин-ягуар нес настоящий древний меч – плоскую деревяшку, утыканную по ребрам острыми осколками обсидиана. Черные полупрозрачные кусочки камня едва заметно светились.
   Танцующий Волк остался в лагере, связанный. Он понимал, что ацтеки ему не доверяют. Их предводитель Тлакаэль опасался, что шаман подстроил ловушку, поэтому индеец спокойно позволил себя связать и не пытался вырваться. Но стоило ацтекам покинуть лагерь, пленник превратился в маленькую птичку, освободился таким образом от пут и полетел к ранчо Мак-Грегоров. Там он и поджидал отряд, прямо у ворот. Один из воинов замахнулся на индейца копьем, но Танцующий Волк сохранял спокойствие.
   – Не иди первым, пошли кого-нибудь вперед, – сказал он Тлакаэлю.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →