Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Эму по-португальски значит «страус».

Еще   [X]

 0 

Лейтенант Решетнёв и адская мясорубка (Решетнёв Сергей)

Два рассказа о моём деде, который во время Великой Отечественной войны командовал автомобильным эшелоном, подвозившим реактивные снаряды «Катюшам».

Год издания: 0000

Цена: 40 руб.



С книгой «Лейтенант Решетнёв и адская мясорубка» также читают:

Предпросмотр книги «Лейтенант Решетнёв и адская мясорубка»

Лейтенант Решетнёв и адская мясорубка

   Два рассказа о моём деде, который во время Великой Отечественной войны командовал автомобильным эшелоном, подвозившим реактивные снаряды «Катюшам».


Лейтенант Решетнёв и адская мясорубка Два рассказа о моём деде, который в Великую Отечественную войну командовал эшелоном, подвозившим «Катюшам» реактивные снаряды Сергей Решетнёв

   © Сергей Решетнёв, 2015

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Лейтенант Решетнёв и адская мясорубка


   Впрочем, эта досада на то, что война идёт, а он где-то совсем близко, но не там, не в самой гуще, была уже привычной. Михаил старался воспитывать в себе хладнокровие. Это важная черта характера настоящего командира. 1 января ему должно было исполниться 32 года. Не пацан. Всё надо принимать. Все принимать спокойно. Ненужной суетой и паникой ты только усиливаешь неприятности. Всё надо принимать. И смерть. И то – куда тебя ставит жизнь. И делать своё дело. А дело наше нехитрое – вовремя доставить груз туда, куда нужно. Сегодня это снаряды к реактивным установкам. И они ой как нужны сейчас на передовой.

   Офицеры называли это орудие гвардейскими минометами. А солдаты – «гитара», «секретка», «адская мясорубка» и «Раиса Сергеевна». А ещё проще – установка БМ-1. Снаряды РС-132 с ракетными двигателями. Едешь с таким на машине и на каждой кочке молишься Богу, которого нет, чтобы пронесло. А, не дай опять же Тот, которого нет, нагрянет юнкерс, и даже не бомбой, а точной очередью по снарядам полоснёт. И шофер и сопровождающий попадают сразу в то место, которого нет. «Мне-то ещё не так обидно и страшно, – думал лейтенант, – а вот моим хлопцам, которым по восемнадцать едва… У меня-то и жена есть, и пожил я… Но, чёрт, чёрт, которого тоже нет, умирать не хочется…. Но, будет же всё равно смерть? И на своей земле, за правое дело – ещё не худший вариант. Так что хватит хандрить!»

   А всё-таки не мог избавиться лейтенант Решетнёв, от гадкой мысли, что жизнь его как-то обходит стороной. И женился он как-то неправильно. И в армии по призыву оказался в двадцать восемь. И только отслужил, почти уже дом видел, а тут – война, и уже два года, и конца не видать. Да ладно бы ещё самый фронт, а то – служба обеспечения. И чего, спрашивается, изучал эти машины, механизмы? В танкисты не взяли по росту, в лётчики что-то самого не тянуло. Машины, машины. «Ты, – говорит майор Семантиков, – хорошо матчасть знаешь, тебе тут самое место». И, главное, именно потому что он лучше разбирается в моторах, даёт Михаилу ЗИСы уже войной покалеченные, такие что приходится из трёх собирать один, а командиру второго взвода лейтенанту Ерёмину вручил сразу, как только пришли, «Studebakerы». Ну что это, как не ядрёное невезение и всепожизненная несправедливость?

   От штаба, через ремонтный цех, лейтенант быстрым шагом шел к машинам своего взвода. Задание было срочным, хотя и привычным – доставить на позицию ракетных установок снаряды. Но, сосало под ложечкой неприятно от предчувствия, ожидал лейтенант нового налёта на свой эшелон. Два разу уже было, почему же не будет и в третий? И главное, в одном и том же месте.

   Хороши вокруг леса для тайных дел. Легко по ним скрытно подвезти куда надо что надо. Северо-Западный фронт, окрестности озера Ильмень. Болото, лес, болото с лесом. Но вот попался один открытый участок. И не объедешь его: слева бурелом, справа гадь непроходимая. А полю, напрямую – считай километра два. И, надо же, как только выскочат на ровное место машины со снарядами, тут и «лаптёжники» сверху, ревут, что есть мочи. А покидать машины нельзя, спастись шофёру и сопровождающему – только груз потерять. Вот и жми на газ, водила, пока не убило. Хрясь, хрясь, и не успел лейтенант глазом моргнуть, как эшелон стал редким, как улыбка каторжника.

   И надо писать рапорт, объяснять потери и просить пополнение. Семантиков смотрит волком. Говорит: «Стоит ли тебя, Решетнёв, опять со снарядами отправлять? Может сразу их в болото кинуть? Или пусть пехота их на руках через лес пронесёт? А то что-то сильно тебя люфтваффе любит. Чем ты им не угодил? Чего они тебя одного причёсывают, да так, что скоро лысым останешься и без взвода?»

   «Не могу знать!» – отвечает подтянутый и всегда безупречно выбритый лейтенант Михаил Решетнёв. Выправкой своей, кстати, он ещё больше раздражал майора. Ну откуда в крестьянском мужике такая стать? В данную минуту, всё раздражало в лейтенанте майора. А вообще же Семантиков относился к лейтенанту бережно. И плохие машины Решетнёву давал, понимая, что только этот кропотливый и въедливый мужик сделает из них настоящий всепроходимый и быстродействующий эшелон.

   Михаила и самого терзало это бесконечное невезение. Он уже подходил к грузовикам. Заметил, как его ребята расслабились. «Неужели погрузились?» Нет, вон ещё ящики не разобраны. Раздался свист. Это красноармеец Шумов, длинный как жердь («Сам, как ракета», – подумал Решетнёв), предупредил ребят. Вскочили. Знали, что хотя Михаил Николаевич в доску свой, но дисциплину любит. «Почему лежим? Кто грузить будет? Приказ слышали?» «Так точно, – вытянулся хитроглазый сержант Ермолов, – так ведь устали, только из рейса, и опять „грузить“. Не уж-то на складах грузчиков нет? Мы ж механики и шофера́, а не ханырики».

   «Ну, нет сейчас свободных рук. А вы что же будете стоять и наблюдать, пока другие не погрузят? А там, на передовой, пусть наши миномётчики сидят и матерят нас? А фрицы пусть их расстреливают как зайцев весной? А вы будете сидеть и наблюдать?» Сказал лейтенант, а в голове так четко отпечаталось, как на машинке по жёлтой канцелярской бумаге «наблюдать».

   «Бегом, марш!» Ребята рассыпались к машинам и по двое стали затаскивать тяжёлые РС-132 в покалеченные, но ходкие ЗИСы. Хитроглазый сержант Хомяков и тут не упустил случая показать свою близость к начальству, ну и немного разрядить обстановку: «Тов. лейтенант, разрешите обратиться?» Михаил нехотя кивнул. «А правда, что скоро вот на таких ракетах, а может чуть побольше, будут и люди летать и грузы разные перевозить?» Лейтенант не знал что ответить. И обижаться вроде не на что, и разговоры разговаривать некогда. «Не знаю, может и будут. Только тебе Хомяков этого увидеть не придётся». «Это ещё почему, товарищ лейтенант?» «Болтаешь много, Хомяков, а пока ты болтаешь, враг он не дремлет, от так весь Советский Союз захватит». Ребята рассмеялись, хоть и шутка была не из лучших. «Да поди не захватит, вон мы щас подвезём миномётчикам снаряды, они как вдарят по фрицу. А нам бы вот, будь у нас ракеты, перелететь бы то ведьмино поле от опушки до опушки, чтобы немец нас не бомбил…». Лейтенант уже не слушал. Печатная машинка в его голове напечатала: «ракеты». «Ракеты» встали рядом со словом «наблюдать».
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →