Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Тостеры в Гаване до 2008 года были запрещены.

Еще   [X]

 0 

Парижский сплин (Бодлер Шарль)

«Парижский сплин» – произведение поэта и критика, классика французской и мировой литературы Ш. Бодлера (1821 – 1867).*** Это сборник стихотворений в прозе – классический образец такого жанра. Париж Бодлера – таинственный и сумрачный, полуреальный и полумистический. Он весь – в видениях сна или наркотического бреда. Ибо в этом глубоко социальном произведении поэт описывает нищету, болезни, убогость и страдания людей, вынужденных существовать «на дне» большого города. Также автор рассказывает о чувствах парижан, которым выпало жить в «эпоху упадка».

Год издания: 0000

Цена: 59.9 руб.



С книгой «Парижский сплин» также читают:

Предпросмотр книги «Парижский сплин»

Парижский сплин

   «Парижский сплин» – произведение поэта и критика, классика французской и мировой литературы Ш. Бодлера (1821 – 1867).*** Это сборник стихотворений в прозе – классический образец такого жанра. Париж Бодлера – таинственный и сумрачный, полуреальный и полумистический. Он весь – в видениях сна или наркотического бреда. Ибо в этом глубоко социальном произведении поэт описывает нищету, болезни, убогость и страдания людей, вынужденных существовать «на дне» большого города. Также автор рассказывает о чувствах парижан, которым выпало жить в «эпоху упадка».


Шарль Пьер Бодлер ПАРИЖСКИЙ СПЛИН (Отрывки)

Странник

   – У меня нет ни отца, ни матери, ни сестры, ни брата.
   – Друзей?
   – Вы употребляете слово, смысл которого мне до сих нор непонятен.
   – Родину?
   – Я не знаю, под какой широтой она находится.
   – Красоту?
   – Я полюбил бы ее охотно – в божественном и бессмертном образе.
   – Золото?
   – Я его ненавижу, как вы ненавидите Бога.
   – Гм, что же ты любишь, необычайный странник?
   – Я люблю облака… летучие облака… вон они… Чудесные облака!

Отчаяние старухи

   И она подошла, желая поулыбаться ему приятной улыбкой.
   Но ребенок заметался от ужаса под поцелуями доброй, но дряхлой женщины и наполнил весь дом пронзительным криком.
   Тогда добрая старушка удалилась в вечное свое одиночество и плакала в уголке, говоря себе: «Ах, для нас, старых баб, прошло время нравиться даже невинным существам; мы приводим в ужас младенцев, которых хотим любить!».

Собака и духи

   И собака, виляя хвостом, что, полагаю, у этих бедных созданий соответствует смеху или улыбке, подходит и с любопытством подносит свой мокрый нос к открытому флакону, потом, вдруг в ужасе отскочив, она лает на меня, точно упрекая.
   – Ах, несчастный пес, если бы я дал тебе пакет экскрементов, ты бы нюхал его с наслаждением и, может быть, съел бы. Итак – и ты, недостойный спутник печальной жизни моей, похож на толпу, которой нельзя никогда подносить тонкие духи: они ее злят, ей нужны тщательно выбранные отбросы.

Дурной стекольщик

   Бывают натуры вполне созерцательные и совсем не способные к действию; однако, под влиянием чего-то таинственного и неведомого, они порой действуют с такой стремительностью, на которую сами себя не считают способными. Человек, который, боясь найти у консьержа неприятное письмо, целый час подлым образом топчется перед собственной дверью, не смея выйти; или человек, который две недели бережет письмо нераспечатанным или только через шесть месяцев решается на поступок, который нужно было сделать год тому назад, – такие люди иногда чувствуют, что какая-то неодолимая сила стремительно толкает их к действию, как стрелу из лука. Моралист и врач, притязающие на всеведение, не могут объяснить, откуда столь внезапно находит на эти ленивые и разнеженные души такая безумная воля к действию, и почему, неспособные на самые простые и необходимые вещи, такие души в известную минуту обретают избыток мужества для самых нелепых, а часто и самых опасных поступков.
   Один мой приятель, самый безобидный мечтатель на свете, однажды поджег лес, чтобы посмотреть, по его словам, правда ли огонь распространяется так быстро, как это утверждают. Десять раз подряд опыт не удавался; но на одиннадцатый он удался даже слишком.
   Другой способен закурить сигарету, стоя возле бочки с порохом – чтобы увидеть, чтобы узнать, чтобы испытать судьбу, чтобы заставить себя проявить энергию, чтобы рискнуть, чтобы познать прелесть страха или без всякой цели, по прихоти, от безделья.
   Это – род энергии, внезапно бьющей ключом из скуки и вечной задумчивости; и те, в ком он проявляется так повелительно, в общем, бывают, как я сказал, самыми бездеятельными и мечтательными существами на свете.
   Человек до того робкий, что опускает глаза даже перед взглядами людей; человек, которому приходится собирать всю свою бедную волю, чтобы войти в кафе или подойти к театральному бюро, в котором сидящие контролеры кажутся ему облеченными величием Миноса, Эака и Радаманта, – такой человек вдруг бросится на шею проходящего старика и станет пламенно целовать его перед изумленной толпой.
   Почему? Потому что… потому что это лицо ему показалось неодолимо привлекательным? Может быть, но вполне законно предположить, что он и сам не знает почему.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →