Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

В 2011 году компания «Бёрдз Ай» продала 225 миллиардов замороженных горошин; ими можно заполнить 40 олимпийских плавательных бассейнов.

Еще   [X]

 0 

Искусство управления IT-проектами (Беркун Скотт)

В отличие от множества трудов, посвященных руководству проектами и командами, в этой книге не проповедуются никакие новые учения и не превозносятся великие теории. Скотт Беркун считает залогом успеха практику и разнообразие подходов. В книге описываются основные сложности и проблемные ситуации, возникающие в работе менеджера проекта, даны рекомендации по выходу из них.

Год издания: 2014

Цена: 90 руб.

Об авторе: Скотт Беркун (Scott Berkun) — признанный эксперт по управлению проектами, автора нескольких бестселлеров по менеджменту IT-проектов. Скотт Беркун работал в компании Microsoft в качестве руководителя проектов, связанных с такими продуктами, как операционная система Windows, Internet Explorer… еще…



С книгой «Искусство управления IT-проектами» также читают:

Предпросмотр книги «Искусство управления IT-проектами»

Искусство управления IT-проектами

   В отличие от множества трудов, посвященных руководству проектами и командами, в этой книге не проповедуются никакие новые учения и не превозносятся великие теории. Скотт Беркун считает залогом успеха практику и разнообразие подходов. В книге описываются основные сложности и проблемные ситуации, возникающие в работе менеджера проекта, даны рекомендации по выходу из них.
   Издание предназначено не только для лидеров команд и менеджеров высшего звена, но и для программистов, тестеров и других исполнителей конкретных проектных заданий. Также оно будет полезно студентам, изучающим бизнес-менеджмент, проектирование изделий или программную инженерию.
   Текст нового издания значительно переработан автором с целью добиться большей ясности, кроме того, книга дополнена новым приложением и более чем 120 практическими упражнениями.


Скотт Беркун Искусство управления IT-проектами

   Информация, содержащаяся в данной книге, получена из источников, рассматриваемых издательством как надежные. Тем не менее, имея в виду возможные человеческие или технические ошибки, издательство не может гарантировать абсолютную точность и полноту приводимых сведений и не несет ответственности за возможные ошибки, связанные с использованием книги.

   © ООО Издательство «Питер», 2014

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Об авторе

   В качестве независимого консультанта он продолжает учить управлению проектами, разработке программного обеспечения, методологии творческого мышления и проектированию программных продуктов. Скотт выступает с лекциями, ведет семинары и вносит разнообразие в рутину многочисленных производственных конференций. Его труды получили признание на страницах New York Times и Washington Post.

Благодарности

К новому изданию

   Я благодарен команде издательства O’Reilly: Мери Треселер (Mary Treseler), Марло Шифферу (Marlowe Shaeffer), Саре Пейтон (Sara Peyton) и Робу Романо (Rob Romano). Хочу также высказать свое уважение Файсалу Джоудату (Faisal Jawdat), Нейлу Еннсу (Neil Enns), Дэвиду Гоберту (David Gobert), Линде Ли (Linda Lee), Кену Нортону (Ken Norton), Линде Уайтселл (Linda Whitesell) и Стивену Леви (Steven Levy) за долгие часы рецензирования первого издания и предложения по внесению изменений. И большое спасибо всем, кто приобрел первое издание, помог распространить мой труд и дать возможность появиться второму, исправленному изданию.

К предыдущему изданию

   В создании этой книги участвовало множество людей: спасибо ведущему редактору Марло Шиффер (Marlowe Shaeffer) за руководство проектом, Марше Фридман (Marcia Friedman) – за дизайн страниц, Робу Романо (Rob Romano) – за иллюстрации, Джереми Менде (Jeremy Mende) – за дизайн обложки, Эндрю Доулу (Audrey Doyle) – за корректуру, Эллен Троутман-Зэйг (Ellen Troutman-Zaig) – за составление индексного указателя, Гленну Бизигнани (Glenn Bisignani) – за работу в качестве агента по сбыту.
   В следующий список включены люди, не пожалевшие своего времени на то, чтобы дать свои отзывы о ранних проектах глав. Большое спасибо Мишель Бреман (Michelle Breman), Пьерро Сьерра (Pierro Sierra), Эрику Бречнеру (Eric Brechner), Ричарду Стокли (Richard Stoakley), Марку Стацмену (Mark Stutzman), Нэйлу Эннзу (Neil Enns), Джейсону Пасу (Jason Pace), Али Валлаю (Aly Valli), Джо Бельфиору (Joe Belfiore), Биллу Стаплесу (Bill Staples), Лауре Джон (Laura John), Хиллел Куперман (Hillel Cooperman), Стасии Скотт (Stacia Scott), Гвэйн Стоддарт (Gwynne Stoddart), Терри Бронсону (Terri Bronson), Барбаре Уилсон (Barbara Wilson), Террел Леффертс (Terrel Lefferts), Майку Глассу (Mike Glass), Хроматик (Chromatic) и Ричарду Грудману (Richard Grudman). Я особенно благодарен Кену Дай (Ken Dye), моему первому менеджеру в компании Microsoft, и Джо Бельфиору (Joe Belfiore); они предоставили мне перерыв в руководстве программами и сформировали мои представления о том, чем должны заниматься хорошие менеджеры и руководители.
   Дополнительная персональная благодарность моей жене, Джилл Штуцман (Jill Stutzman), известной также как «медвежонок»; Ричарду Грудману (Richard Grudman); команде Reservoir Dogs, включая Криса МакГи (Chris McGee), Майка Виола (Mike Viola), Дэвида Сандберга (David Sandberg), Джо Мирза (Joe Mirza) и Фила Саймона (Phil Simon), а также Ванессе Лонгакре (Vanessa Longacre); Бобу Баксли (Bob Baxley) и замечательным ребятам из команд Gnostron, Unhinged, и PM-clinic. И вообще я благодарен самой идее существования вселенной; слову папайя; большим лесам с высокими деревьями; людям, которые так и не поумнели, их любопытству и умению радоваться, не утраченным, несмотря на прожитые годы; букве Q и цифре 42. Спасибо за тот багаж сведений, который содержится в системе библиотек King County library и всех библиотек по всему миру. Межбиблиотечный обмен The Interlibrary loan program – это настоящий подарок судьбы. Спасибо всем.
   Долгие часы, проведенные за клавиатурой, сопровождались музыкой, не давшей помутиться моему рассудку: White Stripes, Palomar, Aimee Mann, The Clash, Johnny Cash, Social Distortion, Rollins Band, Sonny Rollins, Charles Mingus, Theloneous Monk, Breeders: Last Splash, AudioSlave, MC5, Chris McGee’s greatest mixes, Jack Johnson, Patty Griffin, Akiva, Flogging Molly, Sinatra, Beatles, Bruce Springsteen, PJ Harvey, Radiohead, Ramones, Weezer, Tom Waits, All Girl Summer Fun Band, Best of Belly, Magnetic Fields, Beth Orton, Elliot Smith, and Nick Cave и the Bad Seeds.
   При написании книги не пострадал ни один из руководителей проектов. Но, к сожалению, в самом конце работы ушел из жизни наш пес по кличке Буч, пусть он упокоится с миром, 1991–2004. Он согревал своим теплом мои ноги в ту пору, когда рождались многие идеи и страницы этой книги. Хороший пес, Буч, нам тебя будет не хватать.

Введение

   Мы со специалистами издательства O’Reilly пришли к единому мнению, что раз представилась такая возможность, книге нужно придать большую ценность, дав ей вторую жизнь под новым именем. Книга, которая называлась в первом издании «The Art of Project Management», была исправлена, улучшена, обновлена и дополнена, чтобы вы могли читать ее с еще большим удовольствием. Теперь она называется «Making Things Happen». Если вы удивлены сменой названия, то вот некоторые из причин:
   1. Министерство внутренней безопасности (The Department of Homeland Security) усмотрело в старом названии террористическую угрозу.
   2. Тим О’Рейлли (Tim O’Reilly) понял, что его медиаимперия может мгновенно захватить мировое господство, стоит только ему прибегнуть к уловке со сменой названия и заставить обладателей первой книги купить ее во второй раз.
   3. (А сюда вставьте тот повод, который подсказывает ваше собственное воображение.)
   Как бы то ни было, книга вышла. Я приложил все усилия, чтобы представить ее улучшенный вариант и не потерпеть такого же фиаско, как Джордж Лукас со своими «Звездными войнами». В общем изменилось следующее:
   • Текст переработан с целью добиться большей ясности и краткости. Книга приобрела более четкое изложение, избавившись от оговорок.
   • Книга дополнена более чем 120 наводящими на размышления упражнениями, которые помещены в конце каждой главы.
   • По многочисленным просьбам, ссылки, помещенные в конце книги, были перенесены в сноски в самом тексте.
   • Появилось новое руководство по ведению дискуссий, призванное помочь вам в наборе групп для продолжения обучения.
   Если вы еще не знакомы с каким-нибудь из вариантов этой книги, то предисловие поможет вам составить о ней полноценное представление.
С приветствиями и наилучшими пожеланиями,
Скотт Беркун

Предисловие

   Мне нравится спрашивать «как». Как это работает? Как это сделано? Как это у них получилось? Когда я сталкиваюсь с чем-нибудь интересным, меня переполняют вопросы, в которых присутствует это короткое, но емкое слово. И большинство найденных мною ответов концентрируются на том, как люди проявили свой интеллект и здравый смысл, а не на их знаниях определенных технологий и теорий.
   С годами созидательного труда и сопоставления своего личного опыта с опытом других менеджеров, программистов и проектировщиков, я неплохо освоил искусство управления проектами, которое включает в себя подходы к руководству командами, работу над идеями, организацию работы над проектами, выдерживание рабочего графика, улаживание конфликтных ситуаций и достижение конкретных результатов даже перед лицом серьезных испытаний и неблагоприятно складывающейся обстановки.
   Несмотря на широкое толкование названия этой книги, большую часть своего рабочего опыта я приобрел в технической области, работая, в частности, в корпорации Microsoft. Я проработал в этой корпорации с 1994 по 2003 год, возглавляя команды специалистов, работающих над такими проектами, как Internet Explorer, Microsoft Windows и MSN. Несколько лет я проработал в группе совершенствования разработок корпорации Microsoft, отвечая за обучение и консультации команд в рамках всей компании, и довольно часто получал приглашения выступить с докладами на публичных конференциях, в корпорациях и университетах. Большинство советов, уроков и историй, приводимых в этой книге, являются плодами этого опыта работы.
   Хотя у меня за плечами богатое прошлое разработчика программного обеспечения и веб-приложений, при работе над книгой я расширил область исследований, обратившись к источникам и технологиям, выходящим за рамки разработки и управления. В книге содержится много полезных сведений для людей, принадлежащих миру бизнеса. Я убежден, что трудности в организации, руководстве, разработке и производстве имеют много общего, независимо от области деятельности. В процессе изготовления тостеров, строительства небоскребов, производства автомобилей, создания веб-сайтов и программных продуктов во многом приходится сталкиваться с одними и теми же трудностями, и эта книга написана в первую очередь о том, как эти трудности преодолеть.
   В отличие от некоторых других книг о руководстве проектами, эту книгу нельзя отнести к описанию какого-нибудь великого учения или заведомо инновационной философии. Вместо этого я сделал ставку на практичность и разнообразие. Проекты превращаются в стоящие вещи при правильной расстановке людей, удачном сочетании их мастерства, точек зрения и примененной тактики руководства, независимо от того, имеются у этих людей какие-нибудь прежние заслуги или нет. На мой взгляд, я выбрал для этой книги наиболее разумную структуру, позволяющую сконцентрировать внимание на ключевых ситуациях, и предоставить советы, как наилучшим образом с ними справиться. Основная ставка была сделана на подбор нужных тем и выдачу дельных советов, именно этому отдано предпочтение над всеми остальными соображениями. Надеюсь, что вы согласитесь с тем, что я сделал правильный выбор.

Для кого предназначена эта книга

   Наибольшую ценность книга может представлять для тех людей, кто относит себя к одной или нескольким из следующих категорий:
    Опытные менеджеры и руководители команд. Эта книга подойдет всем, кто играет руководящую роль в разработке проектов любой направленности. Хотя в книге приводятся примеры, связанные с разработкой программного обеспечения, многие понятия легко найдут применение и в других областях деятельности. Если вы официально возглавляете команду или просто являетесь одним из ее самых опытных специалистов и некоторые затрагиваемые темы могут быть вам до боли знакомы, то непосредственный подход, выбранный в книге, поможет прояснить и уточнить ваши взгляды. Даже если вы не сможете согласиться с расставленными мною акцентами, то получите четкие позиции для выработки своей собственной точки зрения.
    Свежеиспеченные менеджеры и руководители команд. Взглянув на темы, перечисленные в оглавлении, вы обнаружите основательный обзор всего, чем обычно занимаются менеджеры и руководители проектов. В каждой главе освещаются типовые ошибки, которые допускаются даже опытными специалистами, а также объясняются причины их возникновения и тактические приемы, помогающие их избежать. Книга дает широкое представление о возложенных на вас новых обязанностях и наиболее разумных действиях, позволяющих с ними справиться. Поскольку большинство глав охватывают довольно обширные темы, в них зачастую приводятся аннотированные ссылки на более подробные источники.
    Простые программисты и тестировщики, а также другие участники разработки проектов. Эта книга позволит вам лучше разобраться в том, во что вы вкладываете свои усилия и какими методами вы можете воспользоваться, чтобы эффективно выполнять свою работу. Если вы когда-либо задавались вопросом, почему проекты так часто меняют направления или почему создается впечатление, что ими плохо управляют, эта книга поможет понять причины происходящего и способы оздоровления ситуации. По крайней мере, чтение этой книги поможет повысить шансы на то, что характер вашей работы изменится (и вы по мере ее выполнения станете лучше разбираться в ситуации). Ну, а если вы со временем рассчитываете возглавить команду, то эта книга поможет вам выяснить, на что это будет похоже в действительности и насколько вы подходите для такого рода деятельности.
    Студенты, изучающие вопросы управления предприятиями, конструирования или разработки программного обеспечения. Я употребил термин студенты в широком смысле этого слова: если вы испытываете личный интерес к этой тематике или всерьез изучаете эти вопросы, эта книга должна привлечь ваше внимание. В отличие от учебников, освещающих подобные темы, данная книга сконцентрирована в основном на изложении различных фактов и ситуаций. В ней приводятся реальные события и раскрывается жизненный опыт, что, собственно, и закладывается в основу уроков и тактических приемов, а никак не наоборот. Я намеренно избегаю проведения параллелей между различными учебными предметами, поскольку по своему опыту знаю, что подобные сопоставления не только не помогают в разработке проектов, но и ничего не дают для осмысления реально создающейся обстановки (нашей вселенной не свойственно делиться на направления, подобно университетским наукам). Вместо этого в книге сочетаются теория бизнеса, философия, тактика управления, процессы проектирования и разработка программного обеспечения в той мере, которая необходима для выработки советов по освещаемой тематике.

Предположения о вас, читатель, придерживаясь которых я работал над этой книгой

    Вы достаточно разумный человек. Полагаю, что при правильно подобранном и достаточно неплохо изложенном материале глав у вас не возникнет потребности в моем участии, чтобы провести время за постепенным выстраиванием сложных информационных конструкций. А я лучше буду почивать на лаврах. Полагаю, что вы для меня – равноценный партнер, возможно, с меньшим или с большим или с несколько отличным от моего опытом работы, который просто зашел ко мне за советом.
    Вы достаточно любопытны и прагматичны. Я использую примеры из многих дисциплин, предполагая, что для вас будут полезны уроки, далекие от разработки программных продуктов и веб-приложений. Они не будут мешать общему повествованию, но для пытливых умов указатели на их источники будут иногда появляться в виде простых сносок. Я предполагаю, что вы стремитесь к обучению, открыты для восприятия различных идей и сможете оценить вполне обоснованные мнения, даже если вы их не разделяете.
    Вы не любите непонятных выражений или пространных теорий. Я не думаю, что заумные выражения и пространные теории способствуют обучению и восприятию новой информации. Я стараюсь избегать их применения, за исключением тех случаев, когда они прокладывают дорогу к ценной информации, которая пригодится чуть позже.
    Вы умеете с иронией относиться к себе самому, к программному обеспечению или к менеджменту. Разработка программного обеспечения и управление проектами могут навеять тоску. Несмотря на то что этой книге не уготована роль веселых комиксов (хотя книга, посвященная разработке программного обеспечения, будь ее автором Марк Твен или Дэвид Седарис, наверняка имела бы успех), я не прочь отпустить шутку-другую по поводу того, что случалось со мной (или с кем-нибудь другим), или привести примеры, расставляющие акценты в шутливой форме.

Как нужно читать эту книгу

   Если что-то вам покажется скучным или найдутся отвлеченные, на ваш взгляд, примеры, можете пропустить это место и читать дальше. Я написал эту книгу с расчетом на тех, кто бегло просматривает содержимое или, столкнувшись с определенной проблемой, нуждается в немедленном совете. Ее главы вполне самодостаточны, особенно те, в которых раскрывается человеческая натура (главы с 8 по 13 и глава 16). Тем не менее последовательное чтение тоже имеет свои преимущества, поскольку некоторые понятия зиждутся на ранее упомянутых, а сама книга примерно придерживается хронологии разработки большинства проектов. В первой главе рассматриваются самые широкие понятия, и она имеет более фундаментальный оттенок, чем все остальные. Если вы задаетесь вопросом, зачем проявлять интерес к руководству проектами или что об этом говорили знаменитости, то эта глава заслуживает внимания. Если же она с самого начала вам не приглянется, я настоятельно рекомендую попытаться перейти к чтению второй главы, прежде чем окончательно отложить книгу в сторону.
   Все ссылки и URL-адреса, приведенные в этой книге, а также дополнительные замечания и комментарии находятся в сети по адресу www.makingthingshappen.org. Если вас заинтересует обсуждение этой книги, обратитесь к приложению, расположенному в самом конце. Там перечислены имеющиеся дискуссионные группы и дан совет, как открыть свою собственную группу.
   А теперь, поскольку у вас хватило мудрости и терпения прочитать это предисловие до конца, я смею предположить, что вы по инерции прочитаете все, что есть в этой книге (номера страниц, сноски и т. п.), и, не снижая скорости, пойдете дальше.

Глава 1. Краткая история управления проектами (и почему ей стоит уделить внимание)

   Во многих организациях должность человека, возглавляющего проект, не называется «Руководитель проекта». И это правильно. Каждый в своей повседневной работе управляет проектом, независимо от того, работает ли он в одиночку или возглавляет команду. На данный момент эти различия не существенны. Я стремлюсь уловить то, что приводит проекты к успеху, и как люди, возглавляющие успешные проекты, этого добиваются. Для успешных стратегий не требуются определенные иерархии, наименования должностей или методы. Стало быть, если вы работаете над проектом и несете за исход дела хоть какую-то ответственность, то все, что будет изложено далее, имеет к вам непосредственное отношение. А если на вашей визитке написано, что вы руководитель проекта – тем лучше.
   Эта книга полезна в трех ипостасях: как сборник отдельных тематических очерков, как единое пространное изложение и как справочник по типовым ситуациям. В каждой главе рассматривается отдельная высокоуровневая задача, предоставляется ее основная структура и предлагается тактика ее успешного выполнения. Но в этой, вводной главе потребовался несколько иной подход: в ней раскрываются три довольно обширные темы, облегчающие понимание всего остального материала, к представлению которых я и хочу перейти.
   Первая из них является краткой предысторией проектов и объясняет, почему мы должны изучать славные дела наших предшественников. Вторая представляет собой некоторый подготовительный материал к различным разновидностям управления проектами, включая некоторые заметки на основе моего опыта работы в Microsoft. И третья – это взгляд на те сложные проблемы, которые лежат в основе управления проектами, и на то, как их можно преодолеть. Хотя эти положения пригодятся несколько позже, но для того чтобы разобраться в материалах следующих глав, они, в принципе, не нужны. И если вам покажется, что в этой первой главе слишком обширный подход к изложению информации, можете запросто перейти к чтению второй главы и к основному содержанию этой книги.

Использование исторического опыта

   Как идея руководство проектами имеет долгую предысторию. Если задуматься обо всем, что было создано за всю историю цивилизованного мира, наберется несколько тысячелетий опыта реализации проектов, из которого можно извлечь уроки. Можно провести пунктирную линию от современных разработчиков программного обеспечения через века к строителям египетских пирамид или к архитекторам римских акведуков. Соответственно своим эпохам руководители проектов выполняли сходные роли по применению технологий для решения характерных для своего времени проблем. Даже сегодня, когда большинство специалистов пытаются совершенствовать методы управления разработкой программ и веб-приложений, они редко обращают внимание на уроки, извлеченные из прошлого. Тот отрезок времени, который используется нами в качестве области обзора полезных знаний, слишком приближен к текущему дню.
   Вся история инженерных проектов свидетельствует о том, что многие из них обладают четко обозначенными общими чертами. У них есть технические требования, проектные решения и ограничения. Они зависят от средств общения, принятия решений и сочетания творческого и логического мышления. Зачастую в проектах фигурирует рабочий график, бюджет и заказчик. Наиболее важной и основной задачей проектов является объединение усилий разных людей в единое, согласованное целое, приносящее пользу другим людям или заказчикам. Из чего бы ни был построен проект, из кода HTML, C++ или стали и бетона, существует незыблемый, основной набор понятий, разделяемый большинством проектов.
   Проявляя любопытство к самым эффективным способам ведения разработки программных продуктов и веб-приложений, я всерьез заинтересовался этими основами. Я изучил другие области, чтобы посмотреть, как в них решаются основные проблемы, присущие их проектам, и удивился тому, как были разработаны и реализованы такие проекты, как космический телескоп «Хаббл» и самолет «Боинг-777». Можно ли воспользоваться чем-нибудь из принадлежащей им совокупности процессов составления технических заданий и планирования? Или же, если взять сооружение небоскреба компании «Крайслер» в Нью-Йорке и храма Парфенон в Афинах, неужели ведущие этих проектов планировали и рассчитывали свои конструкции точно так же, как это делают мои программисты? В чем состояли интересные различия и что можно получить в результате их изучения?
   А как насчет редакторов газет, осуществляющих организацию и планирование ежедневных информационных выпусков? Они занялись производством мультимедийной продукции (изображений и текста) задолго до первых задумок, касающихся веб-публикаций. А как насчет художественных фильмов? Запуска Апполона-13? Изучая эти вопросы, я получил возможность взглянуть на то, как мне приступить к руководству проектами, используя новый стиль работы.
   Но проводимые мной исследования не всегда давали вполне очевидные ответы. Я не мог обещать ускорения поставок или проведения более качественного планирования благодаря следованию советам этой книги, на выработку которых повлияли данные информационные источники. Но я точно знаю, что, посмотрев на все, что делается в других областях и вернувшись в мир программного обеспечения, я взглянул на все, что я делаю и чем пользуюсь, совершенно другими глазами. Передо мной открылись такие возможности внесения изменений, о которых я раньше и не задумывался. В целом я понял, что многие полезные подходы и сравнения я нашел в тех местах, которые никогда не упоминались за весь мой курс изучения информатики в университете. Они никогда не обсуждались на конференциях технического отделения и о них не упоминалось в тематических журналах.
   Ключевые уроки из моего экскурса в прошлое можно свести к трем моментам.
   1. Управление проектами и разработка программного обеспечения не являются неким искусством для посвященных. Любая современная инженерно-техническая работа является еще одной страничкой в длинной истории создания материальных ценностей. Технологии и навыки могут меняться, но многие основные проблемы, затрудняющие разработку и управление, остаются прежними. Практически все, будь то языки программирования или методологии разработки, обладает в известной степени уникальностью, но в то же время является производным от чего-либо другого. Если хочется извлечь как можно больше ценных знаний из прошлого, нужно настроиться на открытое исследование обеих сторон – как уникальной, так и эволюционной – в сравнении со всем, что этому предшествовало.
   2. Чем проще ваше представление о том, чем вы занимаетесь, тем с большей энергией и целеустремленностью вы будете работать. Если сохранять простое представление о том, что мы делаем, то можно найти полезные сопоставления с другими способами создания вещей, которые существуют в окружающем нас мире. Перед вами откроется больше примеров и уроков из истории и современного производства, из которых можно будет что-нибудь позаимствовать, с чем-то провести сравнения или сопоставления. Это созвучно понятию, определяемому японским словом шошин (shoshin) – сознание начинающего[1] или открытое восприятие – основной части многих дисциплин боевых искусств. Любопытство и открытость – вот что предопределяет возможности развития, и для поддержания этого состояния требуется определенная практика. Чтобы сохранить способность обучаться чему-то новому, мы должны избегать искушения обрести узкий и непоколебимый взгляд на то, чем занимаемся.
   3. Просто – отнюдь не означает легко. Лучшие атлеты, писатели, программисты и менеджеры стремились быть среди тех, кто всегда рассматривает свою деятельность как простую по сути, но в то же время и сложную. Следует помнить, что понятие простоты не является эквивалентом легкости. К примеру, что сложного в том, чтобы пробежать марафонскую дистанцию. Побежал – и не останавливайся, пока не пробежишь 42 км 195 м. Казалось бы, чего уж проще-то? Тот факт, что это нелегко, не опровергает простоты процесса. Возглавлять и управлять тоже нелегко, но природа этих процессов – направлять все в нужное русло на достижение намеченной цели – по своей сути проста.
   Ссылки на эти понятия будут встречаться во многих главах. Поэтому, если я буду использовать ссылки, выходящие за стереотипные границы вопросов разработки программного обеспечения, то надеюсь, вы поймете почему. И когда я буду подводить вас к мысли, что принятие решений и составление календарных планов – это простые функции управления, мой расчет будет строиться на том, что вы никоим образом не посчитаете эти функции легкими в осуществлении.

Нужно учиться на ошибках

Дуглас Адамс (Douglas Adams)
   При изучении истории разработки проектов возникает один простой вопрос: почему кто бы то ни было охотно страдает от ошибок и разочарований, которых можно было бы избежать? Если перед нами открыта как древняя, так и современная история работы над проектами и нам платят за то, чтобы мы совершали разумные поступки, независимо от того, откуда мы черпаем вдохновение, почему поощрения за извлечение уроков истории столь редко проявляются со стороны организаций? Хотя проекты завершаются или закрываются (а ведь многие проекты по разработке именно так и заканчиваются[2]) ежедневно, практически ничего не делается для изучения причин произошедшего. Создается впечатление, что менеджеры большинства организаций крайне редко поощряют людей за поиски сведений в этом направлении. Возможно, в этом проявляется страх перед тем, что будет найдено (и страх перед ответственностью за это). А может быть это просто отсутствие интереса с чьей-либо стороны к анализу неприятных или печальных событий, в то время как время вместо этого может быть потрачено на продвижение к следующему, новому изделию.
   В книге Генри Петроски (Henry Petroski) «To Engineer Is Human: The Role of Failure in Successful Design» (Vintage Books, 1992) автор описывает множество прорывов в разработках, происходивших благодаря провалам. В частности, такое случается из-за того, что провалы заставляют нас пристальнее к чему-нибудь приглядываться. Они требуют от нас пересмотра подзабытых предположений (трудно притворяться, что все в порядке, когда прототип горит ярким пламенем). Как говорил Карл Поппер (Karl Popper[3]), есть только два вида теорий: неправильные и несовершенные. Без провалов мы самонадеянно забываем, что наше понимание вещей не настолько совершенно, насколько мы думаем.
   Вся хитрость в том, что следует как можно больше учиться на ошибках других. Мы должны использовать их горький опыт, чтобы воспользоваться им в будущем. Хотя внешние детали неудач могут иметь от проекта к проекту существенные отличия, основные причины или действия команды, приведшие к ним, могут быть полностью перенесены (и обойдены). Даже в наших собственных проектах мы должны избегать привычки устраняться и прятаться от неудач. Вместо этого их нужно рассматривать как возможность чему-нибудь научиться. Какие факторы содействовали их возникновению? Какие из этих факторов могут быть легко минимизированы или устранены? Согласно высказываниям Петроски, самым мощным источником прогресса, которым мы располагаем, являются истинные знания, полученные из настоящих провалов, если, конечно у нас есть мужество тщательно исследовать случившееся.
   Возможно, именно поэтому компания «Боинг», одна из крупнейших фирм по разработке и производству авиационной техники, ведет черную книгу уроков, извлеченных из конструкторских и инженерных просчетов.[4] Боинг ведет эту документацию со дня основания компании и использует ее для помощи современным конструкторам в извлечении уроков из прошлого. Любая организация, организовавшая подобную практику, не только повысит свои шансы на осуществление успешных проектов, но также поможет создать среду, в которой можно будет открыто обсуждать промахи и противостоять им, вместо того чтобы не признавать их существования и прятаться от них. Пожалуй, разработчикам программного обеспечения неплохо было бы завести свою собственную черную книгу.

Веб-разработка, кухни и пункты первой помощи

   Проблема исторических примеров в том, что они не всегда соотносятся с современностью. Порой нелегко воспользоваться уроками спустя десятилетия и доказать сопоставимость каких-то вещей, которые кажутся столь непохожими на то, как это делается сегодня. В качестве альтернативы можно проводить сравнения с интересными разновидностями современных проектов. Хотя такие проекты не обладают солидностью, подкрепленной предысторией подобных разработок, зато они дают доступ к опыту и наблюдению из первых рук. Зачастую именно такое, непосредственное наблюдение является единственным способом получения достаточной информации для наведения мостов между разнообразными идеями.
   К примеру, я знаю одного веб-разработчика, который искренне верит в то, что его работа не похожа ни на какую другую за всю мировую историю. Он считает, что его проект и управление задачами непохожи ни на что из ранее существовавшего, поскольку в процессе веб-разработки он должен принимать сложные инженерные решения, связанные с проектированием и согласованием, а также проверкой изменений буквально в течение нескольких часов или даже минут, а потом публиковать результаты своей работы во Всемирной сети. Он с гордостью перечисляет технологии, которыми овладел, – CSS, XHTML, Flash, Java, – утверждая, что каких-нибудь 50 лет назад они могли бы озадачить самые светлые умы человечества. Я уверен, что вам тоже попадались подобные люди. А может быть и у вас складывались ситуации, когда казалось, что еще никто и никогда не решал такие сложные проблемы.
   Я предложил бы этому разработчику пройти как-нибудь в разгар рабочего дня на кухню его любимого кафе. Побывать на кухне интересно по многим причинам (почитайте замечательную книгу Энтони Бурдэйна (Anthony Bourdain) «Kitchen Confidential» (Ecco, 2001), но мое внимание привлекла производительность работы. Когда впервые сталкиваешься с такой оперативностью управления и скоординированностью действий команды, какие бывают в час пик на профессиональной кухне, начинаешь по-другому относиться к сложности собственной работы. Повара зачастую просто жонглируют сковородками, на которых жарятся блюда из разных заказов, находящиеся в разной степени готовности, и протискиваются между плитами, расположенными в противоположных концах кухни, а официанты тем временем носятся туда-сюда, сообщая о все новых и новых запросах и капризах посетителей.
   И все это происходит в небольших, тесных помещениях, в тридцатиградусную жару при слепящем дневном освещении. И неважно, сколько заказов уносят каждую секунду, новые поступают с неменьшей скоростью. Иногда заказы возвращают назад или, как это бывает и с проектами по разработке программ, клиенты в последнюю минуту просят что-нибудь изменить (за первым столиком не переносят лактозу, а за вторым требуют в придачу соуса и т. п.). Наблюдать за интенсивной работой большой кухни – фантастическое зрелище. На первый взгляд работа носит абсолютно хаотичный характер, но в действительности она настолько интенсивна и точна, что многие команды разработчиков на такое и близко не способны.
   Шеф-повара и их рядовые коллеги – это руководители кулинарных проектов или, как их называет Бурдэйн, авиадиспетчеры (кстати, это еще одна профессия, к которой стоит присмотреться). Несмотря на то что работа кухонной команды менее масштабна и заметна, чем работа руководителей команд разработчиков программ, но по ежедневной интенсивности они не поддаются никакому сравнению. Если не верите, то когда пойдете на обед, попросите официанта провести вас на кухню. Он, конечно, может отказаться, но если получится, то вы не пожалеете. (В некоторых модных ресторанах и барах есть открытые кухни. Попав в такой ресторан, сядьте поближе к кухне и понаблюдайте за кем-нибудь несколько минут. Посмотрите, как размещаются, отслеживаются, выполняются и доставляются заказы. Если попасть туда в часы пик, то вы взглянете на выявление, отслеживание и устранение ошибок совсем другими глазами.)
   Другой не менее интересный наглядный урок управления проектами можно получить в приемных покоях скорой помощи. Мне приходилось смотреть по каналу Discovery и слышать по радио истории о том, как небольшие команды опытных врачей, медсестер и других специалистов работают вместе как проектная команда, которая справляется с разнообразными и не всегда обычными медицинскими случаями, встречающимися у доставляемых пациентов. Неудивительно, что представители именно этой профессии изобрели процесс классификации, вошедший в практику разработчиков программных проектов для распределения по приоритетам проблем и недостатков (этот вопрос обсуждается в главе 15).

   Рис. 1.1. Теоретически во многих отраслях протекают схожие рабочие процессы. Всегда отводится время на планирование, выполнение и доработку (тем не менее не следует обращаться за медицинской помощью на кухню и требовать обед в пункте первой медицинской помощи)

   Мир медицины, особенно травматология, являет собой превосходный образец командной работы, принятия решений в критических ситуациях и результатов реализации проектов, которые ежедневно влияют на судьбы многих людей (на рис. 1.1 дается примерное сравнение этой и других областей работы). Атул Гаванде (Atul Gawande) в своей превосходной книге «Complications: A Surgeon’s Notes on an Imperfect Science» (Picador USA, 2003) написал следующее:
   Мы рассматриваем медицину как хорошо организованную область применения знаний и навыков. Но это не так. Эта область науки далека от совершенства, в ней постоянно меняются представления, используется неточная информация, допускаются ошибки персонала, и все это на грани жизни и смерти. Можно ли назвать наукой все, что мы делаем? Да, конечно, но это еще и навыки, интуиция, а иногда и просто догадки на основе имеющегося опыта. Промежуток между тем, что мы знаем и к чему стремимся, сохраняется. И этот промежуток значительно усложняет нашу работу.
   Это высказывание, как и многие другие в весьма поучительной книге Гаванде, справедливо и в отношении разработки программного обеспечения. Фред Брукс (Fred Brooks) в классической книге «The Mythical Man-Month» (Мифический человеко-месяц), касающейся разработки программ, проводит схожие параллели между командами хирургов и программистов. Несмотря на то что при разработке веб-сайтов или баз данных жизни мало что угрожает, люди из разных команд могут столкнуться с многими схожими ситуациями и сложностями.

Роль управления проектами

   Руководство проектами может быть профессией, работой, ролью или обыкновенным действием. В некоторых компаниях есть руководители проектов, чья работа заключается в наблюдении за всеми проектами, в разработке которых участвует двести человек. В других компаниях эта должность относится к категории рядовых младших менеджеров, чья зона ответственности – небольшой участок крупного проекта. В зависимости от структуры организации, сложившейся корпоративной культуры и целей проекта, управление проектами может быть как неформальной ролью («когда понадобится, то этим кто-нибудь займется»), так и четко выраженной («Винсент, Клод и Рафаэль – полноценные руководители проектов»).
   В этой книге я буду называть руководителями проектов в первую очередь тех, кто возглавляет проекты и занимается управленческой деятельности. Под деятельностью по управлению проектами я буду подразумевать работу по управлению командой при уточнении деталей проекта (общее планирование, составление календарного плана, выработка требований), проведении проекта через этапы проектирования и разработки (ведение переговоров, принятие решений, выработка стратегии миттельшпиля), доведении проекта до завершения (лидерство, разрешение критических ситуаций и проведение стратегии эндшпиля).
   Если в вашей организации структуризация этой разновидности работы носит менее формальный характер, то считайте, что руководитель проекта – это «человек, выполняющий задачи руководства проектом, хотя это для него не является основной работой», или «человек, думающий о проекте в целом». Мне встречалось множество различных способов распределения этой работы в командах, и мои советы в этой книге в большинстве своем подойдут при любом варианте такого распределения. В книге не придается особого значения наименованиям должностей и прочим формальностям, в ней больше говорится о том, как воплощать задуманное. Но чтобы не усложнять повествование, я буду использовать словосочетание руководитель проектов.
   Иногда все прекрасно обходятся и без специально назначенного руководителя проекта. Программисты и их начальники составляют графики и технические планы (если таковые предусмотрены), а бизнес-аналитик или специалист по рынку проводит работы по планированию или составлению технических требований. Все остальные обязанности, которые можно определить как руководство проектом, просто распределяются по специалистам команды. Возможно, люди в команду нанимались с прицелом не только на создание программного кода. И они не стали бы сторониться начального планирования, разработки пользовательского интерфейса или выработки бизнес-стратегии. За счет этого можно добиться существенной оптимизации работы. При условии, что все готовы разделить ответственность за общее дело и разделить обязанности, которые выполнял бы в команде руководитель проекта, то команде понадобится на одного человека меньше. Что может быть лучше простоты и эффективности.
   Но бывает и так, что в отсутствие руководителя проекта работа разваливается. Без человека, чья основная работа заключается в сплочении усилий всей команды, индивидуальные предвзятости и интересы могут сбить команду с нужного направления. Вокруг инженерных и деловых ролей могут сложиться соперничающие группировки, тормозящие прогресс и расстраивающие работу всех участников. Следует учесть, что в пункте экстренной медицинской помощи решение о курсе лечения пациента берет на себя один врач. Это определяет многие последующие решения и действия каждого специалиста команды травматологов. Без такого рода четких полномочий по решению проблем управления проектами команды разработчиков могут столкнуться с неприятностями. Если нет ответственного за установку очередности оказания помощи или нет человека, назначенного для отслеживания выполнения календарного плана и выявления проблем, то эти задачи могут занять опасную позицию за индивидуальными действиями по созданию программного кода.
   Хотя я считаю, что многие профессиональные программисты неплохо разбираются в управлении проектами, чтобы самостоятельно справиться с задачами руководителя, тем не менее они понимают особую ценность человека, специально выделенного для выполнения этой роли.

Управление программами и проектами в Microsoft

   В конце 80-х годов компания Microsoft решала непростую проблему увязывания инженерных работ с маркетинговыми и бизнес-задачами каждого подразделения (кто-то может сказать, что Microsoft и многие другие компании до сих пор не могут решить эту проблему). Некий мудрец по имени Джейб Блюменталь (Jabe Blumenthal) додумался до того, что должна быть специальная должность, и ее исполнитель будет занят выполнением этих двух функций, одновременно играя роль лидера и координатора. Он должен был работать над проектом с первого дня планирования и до последнего дня тестирования. На такую должность следовало бы взять того, кто достаточно хорошо разбирается в программировании, чтобы снискать уважение программистов, но это также должен быть человек, не обделенный талантами и имеющий заинтересованность в более широком участии в создании конечного продукта.
   Чтобы работать в этой роли, этот сотрудник должен иметь склонность к такой разносторонней деятельности, как составление технических условий, обсуждение маркетинговых планов, составление календарных планов, управление командами, осуществление стратегического планирования, выполнение классификации ошибок и дефектов, поддержание командного духа, а также выполнение ряда других необходимых функций, которыми кроме него больше некому как следует заняться. Эта новая роль в компании Microsoft получила название руководителя проектов. В его непосредственное подчинение попадали не все специалисты команды, но руководителю проектов давались существенные полномочия по руководству и управлению проектом. (В теории управления это примерно соответствует идее матричной организации управления,[5] при которой существуют две линии структуры подчиненности специалистов: одна основана на функциях специалиста, а другая – на конкретном проекте. Таким образом, программист или тестировщик может иметь двойную подчиненность: основную, в соответствии со своей функциональной ролью, и второстепенную, но не менее серьезную, в соответствии с проектом, над котором он работает.)
   Джейб сыграл эту роль в разработке продукта под названием Multiplan (который впоследствии перерос в Microsoft Excel), и опыт оказался удачным. В результате улучшились процессы проектирования и разработки, а заодно улучшилась и координация усилий с бизнес-командой, и настроение в коридорах Microsoft существенно повысилось. Постепенно, после множества совещаний и собраний большинство команд компании приняли эту роль. Чтобы вы ни говорили плохого или хорошего о появившихся в результате этого программных продуктах, но идея все-таки была стоящей. Определив роль для рядового универсала, причем не в качестве какого-то мальчика на побегушках или лакея, а в качестве лидера и ведущего команды, компания Microsoft навсегда изменила динамику работы команд разработчиков. Именно в этой роли руководителя проектов я выступал большую часть периода своей работы в этой компании, работая с командами, создававшими помимо всего прочего, Internet Explorer, MSN и Windows. Со временем я даже стал руководить командами руководителей проектов.
   На сегодняшний день я не слышал, чтобы многие компании преуспели в переопределении и ввели какие-то особые формы управления проектами. Я много общался с представителями разных фирм, занимающихся веб-разработкой и разработкой программного обеспечения, но всего лишь несколько раз слышал о наличии у них похожей должности (обычно речь шла о сотрудниках, которые решали инженерные или деловые вопросы или, в редких случаях, – вопросы проектирования). Многие компании в организации работ использовали командную структуру, но лишь немногие определяли роли, в которых заведомо пересекались инженерная и деловая соподчиненности. Сейчас в Microsoft работают более 5000 руководителей программ (всего в этой компании более 80 000 человек), и хотя сам смысл идеи был несколько размыт и искажен, ее основное содержание можно найти во многих командах компании.
   Независимо от того, что написано в моей визитке или каким сведениям от Microsoft вы верите, а каким нет, мои ежедневные функции сводились к функциям руководителя проектов. Проще говоря, это означало, что именно я нес по мере сил ответственность за успешную реализацию проекта и за всех его участников. Во всех главах данной книги описываются основные задачи, связанные с этой деятельностью, от исходного планирования (главы 3 и 4) до составления технических условий (глава 7) и процесса принятия решений (глава 8) и заканчивая руководством разработкой продукта и его выпуском (главы 14 и 15).
   В качестве основы этих навыков выступают соответствующие отношения и индивидуальные черты характера. Не осознав этого, любой человек, возглавляющий проект или руководящий этим проектом, попадет в весьма неблагоприятное состояние.

Взвешенность при руководстве проектами

   Подобрать хороших руководителей проектов довольно трудно, поскольку они должны уметь придерживаться взвешенных подходов. Том Питерс (Tom Peters) в своей статье «Pursuing the Perfect Project Manager»[6] называет конфликтующие подходы парадоксами, или дилеммами. Вполне подходящее название, поскольку разные ситуации требуют разного поведения. Значит, руководитель проектов должен не только осознавать эту особенность своей работы, но и выработать инстинкт на поведение, соответствующее конкретно складывающейся обстановке. Это наводит на мысль, что руководство проектами является искусством, требующим проявления интуиции, рассудительности и опыта эффективного использования этих качеств. Следующий список дилемм составлен по материалам статьи Питерса.
   Проявление эгоизма – Альтруизм. Благодаря той степени ответственности, которая возложена на руководителей проектов, они часто получают огромное личное удовлетворение от своей работы. Понятно, что они вкладывают в свое дело всю душу, и для многих из них именно эта эмоциональная связь позволяет поддерживать напряжение, необходимое для эффективной работы. В то же время руководителям проектов не следует ставить собственные интересы выше интересов проекта. Они должны быть готовы передать решение важных и увлекательных задач и разделить лавры со всей командой. Эгоизм, конечно, может служить подпиткой, но хороший руководитель проектов должен понять, когда он мешает работе.
   Навязывание своей воли – Доверительные отношения. Иногда самым важным является четкое проявление власти и быстрая реакция. Руководитель проектов должен быть достаточно самоуверен и упрям, чтобы контролировать ситуацию и заставить команду совершать определенные действия. Тем не менее основная его задача состоит в том, чтобы избегать экстремальных ситуаций. При хорошо управляемом проекте должна быть создана среда, в которой можно было бы доверить работу и рассчитывать на эффективное сотрудничество.
   Терпимость к неопределенности – Стремление к завершенности. Начальная стадия проекта характеризуется высокой открытостью и изменчивостью, где неизвестное в значительной степени перевешивает известное. В главах 5 и 6 будет показано, что управляемая неопределенность является основой для появления хороших идей, и руководитель проекта должен с ней считаться, если она не поддается управлению. Но в другие периоды, особенно на поздних этапах проекта, на первый план выходят дисциплинированность и точность. Нужно проявить определенную мудрость, чтобы понять, когда следует стремиться к завершенности, а когда вполне устроит приблизительное, принятое на скорую руку решение (см. раздел «Поиск и оценка вариантов» в главе 8).
   Устное – Письменное общение. Несмотря на ту центральную роль, которую приобрела электронная почта в деятельности большинства организаций, занимающихся разработкой программного обеспечения, для руководства проектами особую важность приобретает искусство устного общения. Без совещаний, переговоров, кулуарных обсуждений и мозговых атак обойтись невозможно, и руководитель проекта должен быть на высоте как в восприятии, так и в пропаганде идей в процессе устного общения. Чем больше организация или масштабнее проект, тем большую важность приобретает искусство письменного общения. Независимо от своих личных предпочтений, руководитель проекта должен понимать, когда эффективнее будет устное, а когда – письменное общение.
   Стремление к сложности – Борьба за простоту. Многие люди пали жертвами сложности. Когда они сталкиваются со сложными организационными или инженерными задачами, они тонут в мелких деталях и забывают об общем представлении. Есть и такие люди, которые не признают сложности и принимают плохие решения, поскольку полностью не осознают всех тонкостей происходящего. Взвешенность в данном случае заключается в определении, какое представление проекта наиболее полезно для понимания текущей проблемы или принятия решения, и в умении свободно переключаться между разными представлениями или одновременно держать их в голове (не боясь, что она взорвется). Руководители проектов должны стимулировать команду на борьбу за простоту в их работе, без лишних упрощений там, где нужен хороший, надежный код.
   Беспокойство – Терпеливость. Большую часть времени руководитель проектов должен проявлять требовательность, заставляя подчиненных работать рационально и сосредоточенно. Но иногда беспокойство вредит проекту. Некоторые политические, межведомственные или бюрократические действия неизбежно влекут за собой потери времени – люди должны присутствовать в аудитории или привлекаться к селекторному совещанию, и они должны проявлять терпение. Поэтому относитесь к этому по возможности спокойно и философски. Руководители проектов должны развивать в себе чутье, подсказывающее, когда следует надавить, а когда лучше пустить некоторые процессы на самотек.
   Храбрость – Осторожность. Одним из самых больших заблуждений, присущих почти всем культурам, состоит в том, что храбрым людям якобы не присуще чувство страха. На самом деле это не так. Храбрые люди чувствуют страх и все-таки принимают решение действовать. Руководитель проектов должен иметь здравое отношение ко всему, что идет не должным образом, и признавать возможность такого развития событий. Но он также должен соответствовать такому отношению и обладать мужеством, необходимым для преодоления больших трудностей.
   Уверенность – Скептицизм. Нет ничего более вдохновляющего команду, чем уважаемый всеми лидер, уверенный в том, что он делает. Для руководителя проектов важно быть уверенным в своей работе и понимать истинную ценность тех целей, которые должны быть достигнуты. В то же время не лишним будет и здравый скептицизм (но не цинизм) относительно состояния дел и способов их ведения. Кто-то должен выражать сомнения и задавать вопросы, высказывать предположения и высвечивать сложности. В противовес этому нужно решительно задавать встречные вопросы и оспаривать чьи-то предположения, не разрушая веру команды в то, чем она занята.
   Как отмечает Питерс в своей статье, найти людей, способных проявить все виды этих подходов, удается крайне редко, но еще реже попадаются люди, способные сохранять их тонкий баланс. Многие ошибки, допускаемые любым руководителем проектов, связаны с просчетами в сбалансированном применении одной или нескольких из этих пар противоположных действий. Тем не менее каждый может добиться успехов в улучшении своих собственных возможностей в сбалансированном проявлении этих действий. Поэтому, хотя я и не собираюсь снова особо фокусировать ваше внимание на этом списке дилемм (хотя пару раз он еще будет упомянут), на него все же стоило сослаться. Внимательное изучение этого списка противоположных, но необходимых действий поможет, немного отступив назад, пересмотреть свои действия и вызвавшие их причины и принять более благоразумные решения.

Давление и распри

   Новички в руководстве проектами боятся того, что для успеха требуется внесение изменений. Новые проекты создаются с целью изменить мир путем модификаций, какой-либо созидательной или разрушительной деятельности. Поддержание status quo, если только это не является по какой-нибудь странной причине явной целью, не является успешным результатом. Мир постоянно изменяется, поэтому если веб-сайт или другой проект сегодня уже не так хорош, каким был год назад, значит, он отстал от жизни из-за неправильно сформулированных задач или просчетов при разработке.
   Трудно проигнорировать скрытое давление на руководителей проектов, подразумеваемое при таких обстоятельствах, поскольку оно исходит из их сферы деятельности. Не стоит топтаться на месте, нужно улучшать продукт. Всегда найдется новый способ мышления, новая тема для изучения и практического применения, новый процесс, с которым работа пойдет веселее или эффективнее. Возможно, это больше относится к руководству, чем к управлению, но разница между этими двумя понятиями едва уловима. Как бы вы ни старались их разделить, хорошее управление требует применения навыков руководства, а хорошее руководство – навыков управления. Любой человек, имеющий отношение к управлению проектом, в той или иной степени будет отвечать за обе эти составляющие, независимо от того, как это соответствует его обязанностям согласно штатному расписанию.
   Но возвращаясь к вопросу о давлении, я хочу сказать, что повидал на своем веку немало управленцев, самоустраняющихся от решения вопросов руководства (например, в те моменты, когда команда или проект нуждается в ком-то, кто должен принять решение) и занимающих позицию стороннего наблюдателя, вместо того чтобы оказать помощь или принять непосредственное участие в принятии решений. Если чье-либо занятие заключается лишь в констатации фактов и в наблюдении за всем со стороны, то его место, скорее всего, в бухгалтерии. Когда номинальный руководитель неоднократно в ответ на оказываемое на него давление избегает брать «быка за рога», он не руководит, а прячется от руководства. Не выдерживающие стороннего давления руководители проектов стараются раствориться на его задворках, где от них есть хоть какой-нибудь толк.

Путаница в понятиях процесса и целей

   Некоторые руководители проектов прибегают к количественной оценке того, что в оценке не нуждается. Испытывая сомнения насчет своих дальнейших действий или опасаясь решения самых насущных вопросов, они тратят время на какие-нибудь второстепенные занятия. И по мере роста пропасти между руководителем и проектом, все больше внимания уделяется составлению ненужных диаграмм, таблиц, табелей и отчетов. Вполне возможно, что в какой-то момент времени руководитель проекта начинает верить в то, что эти данные и процесс их обработки – это и есть проект. Его внимание концентрируется на менее значимых вещах, с которыми проще работать (на электронных таблицах или отчетах), а не на чем-то более важном, с чем приходится сталкиваться в процессе работы (связанном с программированием или с календарным планом работ). Может выработаться убеждение, что достаточно лишь следовать определенным процедурам улучшения работы и правильно проставлять табельные данные, чтобы успех проекту был обеспечен (или, если быть более циничным, чтобы любой просчет, который может произойти, не мог быть технически отнесен на счет такого руководителя).
   Чтобы свести к минимуму возможность подобного конфуза, хорошие руководители проектов остерегаются строго определять границы той работы, которой им хочется заниматься, и той, которой не хочется. Они избегают проведения яркой желтой черты между целями руководства проектом и целями самого проекта. Склонность к работе с табелями предполагает наличие вполне определенного процесса с гарантированным конкретным результатом, что абсолютно нереально. В реальности существуют лишь три вещи: цель, объем работ и группа людей. Помочь таким людям в организации работ сможет четкое распределение ролей (см. главу 9), но само по себе распределение ролей не является целью. Ведение табеля может содействовать организации работ по достижению поставленной цели, но само по себе и оно целью не является. Наибольшим просчетом в управлении считается подмена понятий процесса и целей. Мне ли этого не знать, я сам был грешен.
   Несколько лет назад, трудясь над проектом Internet Explorer 4.0, я руководил разработкой нескольких сложных компонентов пользовательского интерфейса, и поскольку в ту пору это был мой самый высокий пост, я ощущал весьма значительное давление обстоятельств. В ответ у меня выработалось убеждение, что умение заполнять контрольные документы защитит меня от провала. Контроль хода работ над проектом действительно нужен, но тут я зашел слишком далеко. Для многостороннего представления данных я построил сложную электронную таблицу, а в моем офисе висела огромная классная доска, пестревшая таблицами и сводками (и я собирался повесить еще несколько таких досок).
   Мой босс не препятствовал этому увлечению, поскольку дела шли неплохо, но только до тех пор, пока не заметил, что я трачу больше времени на заполнение контрольных документов, чем на работу с командой, после чего выбросил большой красный флаг (в качестве предупреждения). Однажды он пришел ко мне в офис и стал свидетелем комедии с заполнением многочисленных контрольных документов и таблиц, усеивающих все плоские поверхности моего кабинета, после чего он усадил меня на стул, закрыл входную дверь и сказал: «Скотт, все это, конечно, хорошо, но твой проект – это твоя команда. Ты должен управлять командой, а не перекладывать бумажки. Хорошо, если они помогают тебе справиться с командой. Но если ты и дальше будешь продолжать в том же духе, то скоро, чтобы справиться с бумажками, ты обратишься за помощью к команде».
   Итак, вместо того чтобы замыкаться на процессах и методиках, руководители проекта должны концентрировать свое внимание на своих командах. Безусловно, в их работе можно использовать простые системы планирования или управления, но они должны соответствовать сложности проекта и рабочей культуре команды. Если точнее, то планирование и контроль должны содействовать команде в достижении целей проекта, а не препятствовать этому. Я уверен, что пока руководитель проекта обращает на это внимание и пользуется доверием команды, недостаток любых процессов, отчетов, контрольных документов или других необходимых руководству проектом механизмов почувствуется еще до того, как проблемы, которые могут быть решены с их помощью, приобретут серьезные очертания.
   В главе 10 мы узнаем, что книжные предписания или указания руководителя на создание какого-то продукта или сам факт, что предписываемая методика использовалась в прошлом месяце или году, не являются основанием для того, что все это применялось и сегодня. Все команды и проекты отличаются друг от друга, поэтому существуют весьма веские основания, чтобы подвергнуть сомнениям все прежние положения. Причина консерватизма в применяемых методах и процессах кроется в том, что излишества в данном вопросе могут превратиться в снежную лавину, увлекающую за собой команду в вязкую западню сложных проектов, как об этом говорится в книге Фрэда Брукса (Fred Brooks) «The Mythical Man-Month». Когда от процессов требуется управление процессами, трудно понять, где осуществляется реальная работа. Именно руководителю команды или проекта чаще всего предоставляется великолепная возможность управлять командой без бюрократических излишеств или наоборот послать ее на полной скорости в нескончаемый водоворот различных процедур и заседаний.

Нужная степень вовлеченности

   Все руководители, от верхушки пятисот наиболее крупный компаний и до тренеров спортивных команд, склонны себя перегружать, вникая во все, что только можно. Они знают, что достигли своего потенциального «потолка» и чрезмерная вовлеченность во все события – это один из удобных (хотя и порочных) способов попытаться компенсировать это обстоятельство. Этим частично объясняется бесконечная мелочная опека, поскольку самым легким приемом для слабого руководителя является властное давление на подчиненных (сопровождаемое в критических ситуациях обвинениями подчиненных в некомпетентности, что, якобы, и потребовало столь пристального к ним внимания). Неуверенные руководители противятся тому факту, что, выражаясь терминами индустриальной революции, они не включены в технологическую линию. Они ничего не производят собственноручно, поэтому их деятельность не следует приравнивать к работе непосредственных производителей продукции.
   Руководителей не нанимают для того, чтобы они проделывали простую работу, ожидаемую от рабочего или программиста. Вместо этого руководители и управляющие нанимаются для повышения отдачи от всех, кто их окружает. Методы их деятельности отличаются от работы на производственном конвейере. Но поскольку многие руководители – это бывшие программисты, выдвинутые на руководящую должность из производственной сферы, шансы на то, что они лучше справляются с созданием программного кода, чем с руководством и управлением людьми, которые этот код пишут, остаются довольно-таки высокими.
   Как и в истории с тренером бейсбольной команды, предполагается, что присутствие руководителя вносит в окружающую среду нечто иное, чем личный вклад другого специалиста. Порой это достигается путем улаживания спорных ситуаций или ограждения команды от политических проблем. В иные моменты это выражается в предоставлении хорошо проработанных высокоуровневых планов или в выискивании мудрых путей обхода неожиданных препятствий. Поскольку такой вид вклада труднее с чем-то соизмерить, многие руководители проектов сражаются с неопределенностью, которая возникает вокруг их роли в общем процессе. Руководителям проще попасть под огонь критики и труднее от него укрыться. Преуспеть и почувствовать удовлетворение от своей работы руководителю команды поможет сочетание убежденности, уверенности в себе и осознание правоты своих действий.

Преимущество собственного взгляда на происходящее

   Лучшим способом поиска точки опоры является использование психологических отличий, вытекающих из отстраненности от производства. Руководитель проекта в силу своих служебных обязанностей, как и следовало ожидать, больше всех остальных уделяет времени на общение с различными людьми в команде, поэтому он приобретает обширный круг информационных источников и более широкий взгляд на проект. Он способен понять взгляд на проект и бизнесмена и разработчика и при необходимости помочь команде разобраться в этих взглядах. Такой расширенный кругозор позволяет передавать особо важные сведения нужным людям и в нужное время. Но такие полномочия способны привести и к более масштабным последствиям, чем те, которые следуют из простого рассказа, помогающего дать всестороннюю иллюстрацию этому положению.
   Я взял в привычку прохаживаться по коридору и заглядывать к программистам, держащим свои двери открытыми. Обычно все сводилось к краткому разговору, в процессе которого я старался их чем-нибудь рассмешить, а заодно и поинтересоваться, над чем они работают. С их согласия я просматривал демонстрационные образцы. Нанося подобные кратковременные визиты с периодичностью в несколько дней, я часто получал неплохое представление о реальном состоянии проекта (в главе 9 мы рассмотрим подобную практику «прогулочного» управления проектом).
   К примеру, как-то утром, работая над проектом IE 5.0, я заглянул в офис Фрэда. Он спорил со Стивом, другим программистом, о том, как они собираются заставить заработать элемент управления для просмотра списка, после того как утром внезапно обнаружились проблемы его совместимости с другими компонентами. Никто из них не хотел с этим связываться. И, исходя из всего мною услышанного, на исправление элемента должно было уйти не менее половины рабочего дня. Я подключился к разговору и подтвердил все то, о чем они говорили. Они кивнули головами, словно спрашивая: «Зачем вам это нужно?» Я сказал, что им нужно пройти вниз и поговорить с Биллом. Они опять спросили, зачем, думая, что дело касается весьма тонких вопросов архитектуры проекта, в которых я не слишком-то разбираюсь. Я улыбнулся и сказал: «Дело в том, что я только что от него, и у него на машине есть уже новый великолепно работающий элемент управления. Минувшей ночью ему удалось решить проблему и все исправить попутно с выполнением других дел».
   Разумеется, здесь речь не о том, что я избавил или уберег человечество от глобальной катастрофы. Если бы я их не направил в нужное место, было бы потеряно впустую несколько часов или половина рабочего дня (хотя, как показано в главе 8, рабочие графики всегда имеют некоторые отклонения от запланированных сроков). Но дело не в этом. Хорошие руководители проектов считают своей обязанностью быть в курсе всех полезных дел команды, как, впрочем, и всего полезного в окружающем мире, а затем применять эти знания, помогая людям справиться с их делами. Все эти, казалось бы, незначительные порции своевременно преподнесенной информации, наподобие той, о которой шла речь в моем рассказе, и делают из середнячков хорошие команды, а из хороших команд – великие. Никакая система отслеживания хода ведения проекта или обнаружения ошибок не сможет целиком заменить собой потребность людей в обсуждении друг с другом текущих событий, поскольку социальные сети всегда мощнее (а иногда и быстрее), чем сети технологические. Сложные задачи, наподобие концепции проекта, перечней функциональных условий и календарного плана, всегда сводятся к массе мелких задач, на которых благотворно сказывается простота обмена ценными знаниями и сведениями внутри команды. И главная роль в обеспечении активности и осмысленности этого обмена принадлежит руководителям проектов.
   Независимо от их масштабности, все предпринимаемые руководителем проекта действия и принимаемые решения должны приносить несомненную пользу всей команде. Она может проявиться спустя неделю или месяц, но хороший руководитель проекта окажет положительное влияние на качество работ, а зачастую и на качество жизни каждого участника проекта. Люди станут по-другому чувствовать свои задачи, открыто говорить, что они стали лучше понимать, чем они заняты и почему, и будут лучше относиться к тому, что им предстоит сделать, нежели к уже проделанной работе. Изменения такого рода происходят на вполне определенном совещании, при приятии решения или проведении дискуссии, но в течение проекта эта атмосфера и предпринимаемые усилия должны существенным образом менять свое направление и совершенствоваться.

Руководители проектов создают уникальные ценности

   В результате хорошие управленцы и руководители часто заслуживают особого уважения у тех программистов, тестировщиков, проектировщиков, специалистов по маркетингу и составителей документации, которые вступают с ними в контакт. Руководитель проекта должен демонстрировать мастерство мышления, стратегии и руководства, оказывающее такое положительное влияние на команду, которое доступно немногим. Зачастую это подразумевает поиск наикратчайших путей и продуманной оптимизации ежедневного технологического процесса или подбадривание и поддержку в нужном направлении и в нужное время. Для этого не обязательно быть каким-то суперменом или особо одаренной личностью (каковой я вне всяких сомнений являюсь). Нужно понимать все преимущество собственного взгляда на окружающую обстановку и иметь желание им воспользоваться.
   Есть один совершенно неопровержимый факт: руководители проектов или лидеры проводят с каждым специалистом своей команды больше времени, чем кто-либо другой. Никто так часто, как они, не присутствует на совещаниях, не обходит так много офисов и не разговаривает с таким количеством разных людей, вносящих свой личный вклад в проект. Они могут принять или повлиять на принятие большего количества решений, чем какой-либо другой представитель данной организации. Если руководитель проекта чем-то доволен, опечален, увлечен или подавлен, часть его настроения имеет свойство отражаться на каждом, с кем он ежедневно сталкивается. Все, что руководитель привносит в проект, будь то хорошее или плохое, становится заразительным для всей остальной команды.
   Поэтому если руководитель проекта на что-то нацелен, чему-то предан, чем-то взволнован и способен в чем-то преуспеть, то шансы на то, что и все другие последуют его примеру, значительно возрастают. Руководители любой направленности имеют приблизительно равный начальный потенциал власти и незначительное число способов приобретения значимости в большинстве производственных условий. Это означает, что если вообще есть возможность способствовать рассмотренным мною до сих пор отношениям и идеям, то все карты находятся на руках у лидеров и руководителей. Это не значит, что руководитель проекта должен быть этакой притягательной героической фигурой, которая способна вести в бой армию программистов лишь слегка пожимая плечами (см. раздел «Комплекс героя» в главе 11). Скорее всего, ему нужна искренняя заинтересованность в оказании помощи своим коллегам по команде и по большей части преуспевать в этом деле.
   В конечном счете, основная идея, в которую я уверовал, состоит в том, что пока вы никому не причиняете боли (кроме возможных конкурентов) и ведете людей в правильном направлении, ничто, кроме того, что вы делаете благое дело, не имеет значения. Пока результат положителен, неважно, сколько идей исходит от вас, а сколько – от кого-то другого. Руководство проектом оправдывает любые средства, необходимые для повышения вероятности и сокращения сроков наступления благополучного исхода. Я использовал одну полезную ежедневную молитву, которая звучала примерно так: «Дай случиться чему-нибудь хорошему». Увидев меня в коридоре или за работой с каким-нибудь программистом у классной доски, люди спрашивали: «Ну что, Скотт, чем ты занят?» А я улыбался и говорил: «Даю возможность случиться чему-нибудь хорошему». Это стало основной составляющей моего ежедневного подхода к каждому человеку, и когда я направлял работу других, эта установка распространялась через них на всю команду. Поскольку пора наконец переходить к конкретике, я выражаю надежду на то, что и вы прочувствуете эту установку и проникнитесь основной идеей этой начальной главы.

Выводы

   • Управление проектами востребовано повсеместно и с незапамятных времен.
   • Если сохранится непосредственность, присущая стилю мышления новичка, появится больше возможностей чему-нибудь научиться.
   • Руководство проектами может быть работой, ролью или деятельностью (советы, приведенные в данной книге, пригодятся независимо от того, как вы это определите).
   • Руководство программами – это вариант руководства проектами, применяемый исключительно в корпорации Microsoft. Оно берет начало в идее матричной организации управления.
   • Руководство и управление требует понимания ситуации и интуитивного чутья наряду с несколькими другими всеобщими дилеммами, включая проявление эгоизма или альтруизма, навязывание своей воли или доверительные отношения, храбрость или осторожность.
   • Остерегайтесь претенциозности и излишней вовлеченности во все дела в процессе своей управленческой деятельности. Процесс должен содействовать работе команды и никак иначе.
   • Если вы штатный менеджер, найдите способы извлечения выгоды из вашего особого взгляда на команду и проект.

Упражнения

   2. Если от хорошего руководителя требуется соблюдение баланса подходов, как может руководитель проекта убедиться в том, что он не зашел слишком далеко в одном направлении по сравнению с другим? Как может руководитель проекта заручиться помощью людей, с которыми работает, чтобы сохранить баланс подходов?
   3. Придумайте повод и устройте вечеринку. (Вы выдержали чтение первой главы, чем не повод?) После преодоления похмельного синдрома и вызволения друзей из «кутузки», рассмотрите следующие вопросы: чем вечеринка отличается от проекта? Сравните трудности и награды за роль организатора вечеринки по сравнению с ролью руководителя реального проекта. В чем различия и сходства?
   4. Подумайте о неудачном проекте, над которым вам приходилось работать. Какой урок и каким образом вы из этого вынесли? Составьте список допущенных ошибок и то, что можно сделать по-другому в следующий раз, чтобы предотвратить повторение случившегося. Процесс составления этого списка заставит вас призадуматься и получить более глубокое представление о всем, что произошло.
   5. Способны ли вы к проявлению качеств лидера или есть ли на вашей памяти события, происходившие благодаря вашей управленческой деятельности? Если вы хотите расширить круг возможностей для проявления лидерских качеств, то что вы можете для этого сделать?
   6. Представьте себе команду, в которой люди вознаграждаются исключительно за то, насколько хорошо они следуют процессам и правилам, а не за достижение конкретных целей. Что произошло бы с качеством работы? На что была бы похожа роль руководителя проекта? Что это говорит о потенциальных опасностях, которые могут быть созданы руководителем проекта?
   7. Менеджеры среднего звена или те, кто руководит этими менеджерами, особенно склонны к излишнему участию во всех делах и в создании ненужных процессов, потому что они занимают среднее положение в структуре организации. Как рассудительный менеджер среднего звена мог бы избежать искушений к проявлению мелочной опеки и установлению слишком большого количества правил?

Часть 1. Планирование

Глава 2. Правда о календарных планах

   Людям свойственно опаздывать. Они часто выбиваются из повседневного графика, пусть всего на несколько минут или пару раз в неделю. (Поскольку возражать люди научились ничуть не хуже, я пойму, если вы откажетесь принимать это утверждение на свой счет.) Студенты опаздывают на занятия, сотрудники – на рабочие совещания, а друзья приходят в бар на десять минут позже назначенного времени. Мы считаем, что понятие «вовремя» относится не к конкретному моменту, а к какому-то интервалу времени, который может быть для кого-то шире, чем для всех остальных. Характерный пример – старшие официанты. Они вас уверяют, что столик вот-вот будет готов, но при этом зачастую заставляют ждать значительно дольше объявленного.[7] Существует множество ситуаций, при которых приходится выбиваться из рабочего графика, сюда можно отнести долгие ожидания у телефонной трубки или очереди на прием к врачу. Такие ситуации заставляют скептически относиться к затее планирования рабочего времени, противоречащей нашему жизненному опыту.
   Стоит ли при этом удивляться, что масса проектов не выдерживаются по срокам их реализации. Многие из нас подходят к их планированию с наихудшими представлениями о своевременности поставок или получений каких-либо компонентов. Мы склонны делать оценки на основе смутных предположений, предсказывая результаты работы, исходя из благоприятного стечения обстоятельств, и в то же время с учетом предыдущего опыта не очень-то доверяем тем графикам, которые просматриваем или сами создаем. Данная глава посвящена ответам на вопросы, почему мы так поступаем, как это влияет на календарные планы проектов и как все-таки избавиться от обозначенных проблем.
   Но перед тем как искать способы составления совершенных календарных планов, мы должны понять, какие именно проблемы решаются с их помощью. Если они столь ненадежны, стоит ли вообще тратить время на их создание? Календарные планы служат нескольким различным целям, лишь некоторые из них непосредственно связаны с фактором времени.

Три цели составления календарных планов

   Что бы вы ни планировали, субботнюю вечеринку или обновление корпоративного сайта, все планы подчинены достижению трех целей. Первая – это определение сроков выполнения. Календарный план предоставляет контракт, связывающий всех участников, подтверждающий вклад каждого специалиста в общее дело, который он намерен внести за определенный период времени. Обычно при обдумывании плана реализации проекта – это первое, что приходит в голову. Планы часто ориентированы не на внутренние, а на внешние по отношению к команде разработчиков факторы, поскольку нацелены на выполнение контракта в соответствии со сроками заказчика. Зачастую клиенты платят не только за сам заказ, но и отдельно за срочность его выполнения (представьте работу почтовых служб). Чтобы предоставить возможность клиентам или партнерам строить планы относительно конкретного проекта, надо согласовать временные параметры по этапам его реализации.
   Вторая цель разработки календарного плана заключается в том, чтобы помочь каждому участнику проекта увидеть свою роль в общей работе и способствовать координации усилий отдельного участника и остальных членов проекта. Пока план носит предварительный характер и содержит лишь наметки сроков поэтапной реализации проекта, маловероятно, что в нем удастся учесть все связи и взаимозависимости. Без календарного плана каждый будет сконцентрирован на выполнении своих собственных задач и не будет думать о том, как его работа повлияет на работу других.
   И только после указания всех деталей с указанием следом за ними исполнителей появится возможность провести реальные расчеты и исследовать допущения. Это справедливо даже для небольших коллективов или отдельных разработчиков. Календарный план оказывает психологическое влияние, поскольку с его помощью оглашаются взятые обязательства. Совсем не просто забыть или проигнорировать то, что вывешено на всеобщее обозрение, напоминая команде о том, что должно быть сделано. Для руководителей проекта существенно и следующее обстоятельство: когда обнародован проект календарного плана, могут быть подняты вопросы о реалистичности некоторых его разделов и может быть сопоставлен объем работ по проекту с тем, что возможно выполнить на самом деле.
   Такой психологический способ называется функцией принуждения. К этой функции относится все, что при вступлении в силу естественным образом вызывает изменения во взглядах, отношении или поведении. Поэтому календарные планы являются функциями принуждения, играющими существенную роль в реализации проектов. Если руководитель проекта будет использовать их должным образом, то каждый, чья деятельность нашла в них отражение, будет вынужден тщательно продумывать возложенную на него работу. Эта функция принуждения является решающим фактором реализации потенциала проекта. Даже если календарный план не выдерживается, удваивается по времени или сокращается вдвое, все обязательства и связи, принятые всеми при его предварительной проработке, могут соблюдаться. Итак, вторая цель создания календарного плана может быть достигнута и сможет полностью оправдать усилия, затраченные на его составление, даже если в нем будут допущены существенные неточности. Например, если проект завершается со значительным опозданием, наличие календарного плана все равно позволит завершить работу над этим проектом.
   Третья цель разработки календарных планов состоит в предоставлении команде средства, позволяющего контролировать ход работы и разбить ее на поддающиеся управлению этапы. Разбиение работы на одно– или двухдневные задания помогает исполнителям осознать объем предстоящих работ. Вообразите, что при строительстве дома бригадир определил задание одной строкой: «Построить дом за 120 дней». При такой «степени детализации» всем, включая и самого бригадира, будет довольно трудно понять, что нужно делать. Но если строитель сможет предоставить объемы работ по неделям, каждый сможет понять, когда и какие задания будут выполняться, в чем заключаются приоритеты, и задать более целенаправленные вопросы и уяснить принимаемые им обязательства. С точки зрения руководителя проекта качественно составленный календарный план дает более понятное видение проекта, на ранней стадии рассеивает претензии, сглаживает оплошности и повышает шансы на благоприятный исход.
   С ростом масштабности и сложности проекта возрастает и роль календарных планов. В больших проектах усиливается взаимозависимость исполнителей, а при выборе решений и сроков повышается вероятность влияния на других людей. Если у вас всего несколько сотрудников, работающих в небольшой команде, то шансы выявить проблемы в работе друг друга намного выше. Ошибки в планировании работ плохо воспринимаются даже в небольшой команде, но в этом случае потерянные полдня компенсируются ударным трудом трех человек в течение того же времени, позволяя наверстать упущенное. Кто-то может задержаться на работе или, если надо, вся команда может сплотиться и помочь отставшим войти в график. При работе над более объемным проектом с привлечением десятков и сотен сотрудников утраченные сутки могут привести к «эффекту домино» и возникновению различных проблем в самых непредвиденных ситуациях, справиться с которыми силами одной команды порой невозможно. Но при любой команде, большой или маленькой, календарные планы дают возможность руководителям и финансистам проекта ставить вопросы, вносить поправки и оказывать помощь команде разработчиков, выявляя возникающие проблемы и оперативно реагируя на них.
   Осознавая эти три цели, нетрудно заметить, что даже самые совершенные календарные планы не решают всех проблем проекта. Планы не могут исправить неудачный проект или его техническое воплощение, не могут защитить проект от слабого руководителя, нечетко сформулированных целей и плохо организованного взаимодействия. Поэтому, сколько бы времени не было затрачено на создание календарных планов, они все равно останутся лишь набором слов и цифр. А вот будут ли они использованы в качестве инструмента управления проектом для его успешного продвижения – зависит от конкретных людей. Осознавая это, пора вытащить толстое руководство и на примере создания программных продуктов исследовать тяжеловесные методологии управления проектами.

Решающие факторы и методологии

   Существует множество различных систем планирования и управления, ориентированных на разработку программного обеспечения. Эти системы часто называют методологиями, то есть наборами методов, направленных на достижение конечного результата в конкретной области. Среди основных методологий разработки программных продуктов можно отметить водопадную и спиральную модели, ускоренную разработку приложений, экстремальное программирование и функционально-ориентированную разработку.[8] Все эти методологии призваны решать сходные проблемы организации и управления проектами. У каждой из них есть свои сильные и слабые стороны, и чтобы решить, какая именно методология подходит для тех или иных проектов, нужно обладать достаточными знаниями и опытом.
   Однако целью главы, да и всей книги, не является сравнение различных методологий. Я полагаю, что есть концепции, положенные в их основу, и именно ими нужно овладеть, дабы добиться успеха при использовании любой методологии. Во всех случаях методологии нуждаются в корректировке и адаптации под особенности команды и проекта, а такая адаптация возможна только при наличии базовых знаний, более глубоких, чем знание самих методологий. Итак, если вы сможете воспринять и применить основополагающие идеи, рассматриваемые в данной главе и во всей остальной книге, то независимо от применяемой методологии ваши шансы на успех возрастут. Я намерен объяснить аспекты некоторых методов, по мере необходимости прояснения некоторых вопросов, но если вы коллекционируете информацию о методологиях, лучше обратиться к другим источникам.[9]
   При всей своей важности для разработки программных средств методы не являются решающими факторами. Нет ничего хуже, чем слепо следовать наборам абсолютно несостоятельных правил только потому, что они изложены в популярных книгах или проповедуются многоуважаемыми гуру. Очень часто я убеждаюсь, что одержимость процессом – весьма тревожный знак, свидетельствующий о затруднениях в руководстве: это может быть попыткой переложить обычные проблемы и ответственность, с которыми сталкиваются руководители, на систему процедур и бюрократических приемов, подменяющих необходимость осмысленных руководящих действий. Возможно, намного более пагубным для команды разработчиков может стать пристрастие к методологии, которой в организации отводится чуть ли не первостепенная роль. Том Демарко (Tom DeMarco) в своей книге «PeopleWare» (Dorset House, 1999) («Человеческий фактор в программировании») отмечал:
   Навязчивая идея применения методологий на рабочем месте – еще один пример высокотехнологичной иллюзии. Она берет начало из веры в то, что технология – это единственное, что на самом деле имеет значение… Какими бы ни были технологические преимущества, они могут быть получены только за счет существенного ухудшения социального климата в команде разработчиков.
   Сосредоточенность на приемах и методах, подменяющая организацию процесса, направленного на поддержку человеческого фактора, приводит к тому, что планирование проектов начинается с наложения ограничений на вклад каждого из участников в его реализацию. При этом может быть установлена уйма правил и инструкций, вместо того чтобы подумать о корректировке или совершенствовании этих правил. Поэтому будьте очень осторожны в применении любой методологии: она не должна подавлять инициативу команды.[10] Наоборот, она должна стать средством поддержки, стимуляции и помощи команде в продуктивной работе (советы по организации процессов см. в главе 10).
   Использование конкретной методологии не может быть единственной причиной своевременного или несвоевременного завершения проекта. Существуют факторы, воздействующие на все проекты, и руководители проектов должны в них разобраться до того, как приступать к любой работе по составлению календарных планов. Но перед тем как говорить об этом, нужно поговорить о составляющих календарного плана.

На что похож календарный план

   Существует одно основное правило составления всех календарных планов – так называемое «правило трех частей». При всей его приблизительности и упрощенности оно предлагает самый простой подход к пониманию сути календарных планов. Если у вас уже есть опыт составления календарных планов, то немного потерпите, поскольку я представлю весь процесс в слишком упрощенном виде. Это делается, чтобы заложить элементарную основу для объяснения, что может не получиться, почему это может произойти и как с этим справиться.
   Правило трех частей работает следующим образом: все отпущенное время разбивается на три части: проектирование, разработку и тестирование. В зависимости от используемой вами методологии эти части могут называться по-другому, но во всех методологиях предусматривается выделение времени на реализацию этих трех этапов. В любой конкретный день или час вы либо определяете то, что должно быть сделано (проектируете), либо фактически создаете продукт (пишите программный код), либо проверяете, анализируете и совершенствуете сделанное (проводите тестирование).
   В соответствии с правилом, на каждый день, отводимый на разработку программного кода, выделяется день на планирование и проектирование и день на проверку и доводку сделанного (рис. 2.1). Вряд ли что-нибудь еще может быть проще – перед вами простой механизм проверки любых существующих календарных планов или создания календарного плана «с нуля». Если все отведенное на реализацию проекта время не разделено приблизительно на три равных этапа работы, должны быть вполне объяснимые причины, почему проекту требуется неравномерное распределение усилий. Если позволяют сроки, правило трех частей допускает некоторый дисбаланс, при котором считается нормальным отводить на тестирование на двадцать и более процентов времени больше, чем на разработку.

   Рис. 2.1. Простейшая схема календарного плана, созданного по правилу трех частей

   Рассмотрим гипотетический проект разработки веб-сайта: если вам на его запуск отвели шесть недель, то первым шагом должно стать деление этого времени приблизительно на три части и на основе полученного результата вычисление времени завершения работы. Если оказывается, что времени на работу с ожидаемым высоким уровнем качества не хватает, значит, что-то в корне неправильно. Надо либо менять календарный план, либо сокращать предполагаемый объем работ (или снижать ожидаемое качество). Выкраивание времени за счет тестирования всего лишь увеличит шансы на то, что время, потраченное на написание кода, уйдет впустую, или будет получен код, малоприспособленный для управления и поддержки. Правило трех частей полезно тем, что заставляет выявить ситуацию, при которой выигрывая в одном, проигрываешь в другом. Добавление новых возможностей выливается не только в дополнительную работу программиста по их реализации, но и влечет за собой неизбежные издержки на проектирование и тестирование, на которые кто-то должен идти. Когда календарный план срывается, причина заключается в неучтенных скрытых или проигнорированных издержках.
Разработка по частям (беспроектный проект)
   Стоит рассмотреть и самый простой вариант: отсутствие проекта как такового. Вся работа делается по мере поступления заказов, которые сравниваются по объему с другой работой и включаются в следующее свободное место календарного плана. Некоторые команды разработчиков, создатели веб-сайтов или отделы программирования информационных систем часто именно таким образом и действуют. Эти организации редко вкладывают деньги в крупные проекты или вообще за них не берутся. Гибкие методы (которые будут вскоре рассмотрены) в силу присущей им возможности перенаправления усилий, простоте и ожидаемости изменений часто рекомендуются таким командам в качестве наиболее естественной системы организации работы. Если вы работаете сразу над несколькими мелкими заданиями (не проектами), вам придется экстраполировать приводимые в данной книге примеры, ориентированные исключительно на проекты.
   И все же правило трех частей применимо и к этим ситуациям. Даже если каждый программист работает в одиночку над выполнением мелких заданий, он, вероятнее всего, затрачивает примерно одну треть общего времени на разработку алгоритма, одну треть – на его реализацию и одну треть – на проверку и отладку. Он может перескакивать по этим этапам взад и вперед каждые несколько минут, но для упрощенного понимания работы какой бы то ни было разновидности правило трех частей применимо для любого масштаба.

Разделяй и властвуй (большие планы равны множеству мелких)

   Там, где проекты усложняются из-за своей объемности или продолжительности, календарные планы делятся на части, каждая из которых имеет собственные периоды проектирования, разработки и тестирования. В экстремальном программировании (Extreme Programming, XP) такие части называются итерациями, в спиральной модели – фазами, а в некоторых организациях их называют этапами. Хотя в XP считается, что эти отрезки времени занимают всего несколько недель, а в спиральной модели счет идет на месяцы, в них заложена одна и та же фундаментальная идея: создание подробных календарных планов для ограниченных периодов времени.
   Чем больше ожидаемых изменений и проектных отклонений, тем короче должен быть каждый этап. Таким образом снижается степень суммарного риска, связанного с выполнением календарного плана, поскольку общий план оказывается поделенным на управляемые фрагменты. Такое деление календарного плана на этапы предоставляет естественную возможность вносить коррективы и повышает шансы на более четкую организацию работ на следующем этапе. (О том, как это делается, рассказывается в главе 14.)
Гибкий и традиционный методы
   Экстремальное программирование и другие гибкие методы предполагают, что будущее всегда изменчиво, поэтому они делают ставку на процессы, включающие естественные изменения направления. Дорогостоящие проекты (скажем, строительство небоскреба, создание игровой видеоприставки или встроенной операционной системы) реализуются по-другому и предполагают большие затраты на планирование и проектирование. При реализации проекта каждый должен следовать решениям, принятым в процессе проектирования, а непомерно высокая стоимость внесения изменений приводит к единственно возможному пути реализации.
   Большинство проектов по разработке программных продуктов представляют собой нечто среднее. В них присутствует некое первичное планирование, но для того чтобы справиться с будущими изменениями требований и желаний заказчиков, работа делится на фазы, в которых время распределяется на проектирование, разработку и проверку качества. Если возникают новые проблемы, их можно решить в течение текущей фазы или поместить в очередь работ для более тщательной проработки и осмысления в следующей фазе.
   В большинстве проектов время, отведенное на первичное планирование, тратится на сбор от заказчиков и бизнесменов информации, достаточной для определения требуемого количества фаз, сути и содержания каждой из них (рис. 2.2). В зависимости от общего плана в каждой фазе может быть отведено больше времени на проектирование или тестирование. Фаза может быть разбита на две меньшие (делая стиль разработки более гибким) или две фазы могут быть совмещены (разработка становится более цельной). Но в любом случае время должно распределяться между фазами таким образом, чтобы можно было воспользоваться преимуществом от проводимых изменений. Сюда включается и реакция на проблемы, возникшие в течение предыдущей фазы, заняться которыми в ходе этой фазы не представилось возможным.
   Все это я объясняю, собираясь перейти к методологии создания календарного плана высшего уровня. В главах 14 и 15 рассматривается порядок управления проектом на протяжении выполнения всего календарного плана, но в них обращается внимание на перспективы управления и руководства, а не на детали применения конкретной методологии. Если вы смогли усвоить материал нескольких последних разделов (даже если вы не совсем согласны с изложенной в них точкой зрения), советы, излагаемые в главах 14 и 15, будут уместны и полезны независимо от того, как вы организовали или спланировали свой проект.

   Рис. 2.2. Большой проект должен представлять собой последовательность более мелких проектов

   Так или иначе, я прошу прощения у всех опытных разработчиков, почувствовавших недомогание при чтении данного раздела или вовсе лишившихся чувств. Заканчивая его, я обещаю, что подобный облегченный и упрощенный взгляд на планирование – это практически все, что вам понадобится, чтобы усвоить понятия, излагаемые в оставшейся части главы.

Почему рушатся планы

   Как только что-нибудь идет не так, обычно винят во всем календарный план проекта. Если кто-нибудь допускает просчет, не выполняет требование или попадает под автобус, критике подвергается календарный план (или сотрудник, ответственный за его разработку). Если электрические сети страны выходили из строя на десять дней или лучшие программисты команды становились жертвами эпидемии, обязательно кто-нибудь скажет: «Я же говорил, что план провалится» – и погрозит планировщику пальцем. С тех пор как люди следуют планам, они задирают вверх планку на недосягаемую высоту. Самые лучшие в мире планировщики, с самими светлыми головами, имеющие в своем распоряжении самые лучшие инструменты, все еще пытаются каким-то образом предсказать будущее, но человеку редко удается достичь высот в этом деле.
   Однако если команда приступает к проекту, всецело осознавая возможные причины, по которым план может провалиться, и предпринимает некоторые меры для минимизации подобного риска, календарный план может стать весьма полезным и точным инструментом создания программного продукта.

Выстрел вслепую издалека

   Если календарный план создан в период первичного планирования, то должны быть приняты сотни решений, способные на него повлиять. Будут возникать проблемы и сложности, которые никто не в состоянии предвидеть, поскольку способов, позволяющих принять их во внимание на ранней стадии теоретического планирования, попросту не существует. До тех пор пока не будут осмыслены требования и не пойдет полным ходом проектирование высокого уровня, руководитель проекта обладает слишком скудной информацией для построения реалистичных прогнозов. Кроме того, довольно часто черновой календарный план создается с вымышленными цифрами и грубыми допущениями, и этот муляж вручается команде под видом правдоподобного плана реализации проекта. Зачастую люди попадают в ловушку, где точность подменена подробностью описания. Впечатляющий календарный план с определенными датами и сроками (подробность) совсем не обязательно отражает реальность (точность). Проще достичь подробности, точность дается намного сложнее.
   Тем не менее рано или поздно все проекты и их планы должны быть запущены в дело. Этот «выстрел в тумане» может быть использован для мобилизации команды и расстановки некоторых границ. Он может инициировать процесс исследования с целью конкретизировать календарные планы, поставить важные вопросы и найти на них ответы. Но если в основу календарного плана легли непроверенные и неисследованные поверхностные предположения, к тому же не подвергающиеся дальнейшему уточнению, степень риска весьма высока. Совершенно очевидно, что в начале проекта оценить требуемое время не под силу никому.
   Барри Боэм (Barry Boehm) в 1988 году в своем эссе на тему разработки программных продуктов[11] писал, что ошибки тем масштабнее, чем раньше при реализации проекта делались расчеты для календарного плана (рис. 2.3). Если все расчеты делались на ранней стадии, отклонения могут составлять до 400 % в обоих направлениях (подозреваю, что ошибки всегда работают против нас, стремясь отнять больше времени, чем мы ожидаем, хотя Боэм в своих данных этого не показал). В период проектирования по мере конкретизации решений расхождение сокращается, но остается еще весьма значительным. И только когда проект достигает стадии реализации, диапазон расчетов календарного плана приобретает разумные очертания, но даже тогда остается 20-процентный разброс вероятности планирования.

   Рис. 2.3. Диапазон возможных отклонений от расчетных сроков в процессе реализации проекта (заимствовано из книги Боэма «Software Engineering Economics»)

   То есть руководители проектов должны усвоить, что расчеты для календарного плана со временем становятся точнее. Календарные планы требуют внимания в ходе реализации проекта и корректировки по мере его продвижения.

Календарный план – это оценка вероятности

   Когда я выпустился из университета и работал над своими первыми крупными проектами (Windows и Internet Explorer), то общий календарный план моей команде должен был представлять кто-то поважнее меня. Поскольку я был слишком молод, чтобы в достаточной степени быть причастным к процессу, в мои обязанности после получения календарного плана входило применение этого главного расписания к деятельности небольшого коллектива программистов и тестировщиков, с которыми я работал.
   Когда мы обсуждали, в чем состоит разница между этим главным планом и календарным планом, созданным моей командой на основе списка работ,[12] главный план казался нам высосанным из пальца. Он был спущен сверху, аккуратно отформатирован, разбит на красивые столбцы из дат и чисел, но при этом казался чем-то искусственным, украденным из будущего.
   При всей своей циничности, мы в основном точно придерживались этих календарных планов. Несмотря на тайну их происхождения, у нас было достаточно оснований доверять своим начальникам, и мы были настолько загружены собственной работой, что особо не переживали за то, что делали они. (В действительности они довольно часто предоставляли элементарные разъяснения для этих первичных спускаемых вниз календарных планов, но мы были настолько заняты и настолько им доверяли, что особого внимания на эти разъяснения не обращали.)
   Позже, когда планирование стало частью моих обязанностей, я понял, в чем состоит невысказанная правда об этих планах. Они не были подарком из будущего. Для составления совершенных календарных планов не существует ни магических формул, ни особой науки. Вопреки моему юношескому восприятию, планирование не было изолированной задачей: оно всегда представляло и охватывало множество различных аспектов настоящего и будущего проекта. Планы являются простой формой предсказания. И неважно, насколько пунктуально они составлены или насколько убедительно выглядят – по сути, это всего лишь сборник множества мелких расчетов, каждый из которых невозможно избавить от различных непредвиденных упущений и неточностей. Хорошие планы получаются только у тех руководителей или команд, которые неуклонно ищут и достигают разумных оценок различных аспектов разработки программных продуктов. Нельзя быть узким специалистом и ожидать при этом, что когда-либо вам удастся создать хороший календарный план.
   Итак, если все в команде согласны, что календарный план – это набор возможных значений, значит, проблема не в самом плане, а в том, как он используется. Если когда-либо календарный план доводится на совещании команды или рассылается по электронной почте, возникает резонный вопрос: какова вероятность соблюдения приведенного в нем графика работ? Если вероятностные оценки не предлагаются (например, что существуют пять наиболее вероятных рисков и предполагается такая-то вероятность их возникновения) и кто-либо из создателей плана не может предложить каких-либо объяснений относительно сделанных допущений, то остается предположить, что выполнение календарного плана возможно, но маловероятно[13] План должен быть открытым для высказываемых командой предложений, чтобы предлагаемые соображения или информация могли дополнить или скорректировать план в целях повышения вероятности его выполнения.
   Весь секрет кроется в том, что календарный план не должен быть совершенным (что, конечно же, радует, поскольку совершенных планов вообще не существует). Планы должны быть приемлемыми для команды и руководства, предоставлять возможность для контроля и внесения корректив, а также иметь вероятность успешного выполнения, удовлетворяющего заказчика, бизнес-интересы или общего спонсора проекта.

Расчет – дело тонкое

   В процессе проектирования (обсуждаемого в главах 5 и 6) одной из задач проектировщиков, программистов и тестировщиков является разбиение проекта на небольшие части работы, которая имеет некие завершенные формы. Эти части, часто называемые элементами структурной декомпозиции работ (Work Breakdown Structure, WBS[14]), или просто работами, становятся строками в главном календарном плане проекта. Работы разумно (скрестите пальцы) распределяются[15] среди программистов команды и в соответствии с ними строится календарный план. Каждая из этих работ должна иметь предполагаемый срок завершения, назначенный программистом, и на основе этих предположений создается календарный план.
   По самому простому определению качественные оценки работ имеют высокую вероятность оправдаться, у поверхностных оценок такая вероятность крайне низка. Я не ожидаю наград за подобное определение, но в нем имеется, по крайней мере, одно рациональное зерно: определять планку каждого проекта – прерогатива его руководителей. Этот процесс требует активного пересмотра оценок, а также нажима на подчиненных, руководства ими и принуждения их к работе с целью добиться соответствующей отдачи. Я думаю, что вполне разумно широко привлекать к расчетам команду тестировщиков и контролеров качества продукции, позволяя им участвовать в обсуждении проекта, задавать вопросы или отпускать комментарии. Как минимум, это поможет им в собственных оценках работ по тестированию, которые могут никак не соотноситься с расчетами на работы программистов. Зачастую тестировщики обладают лучшим видением недостатков проекта и потенциальных причин сбоев, которые другими специалистами могут быть упущены.
Весь мир держится на расчетах
   Трудности планирования заключаются в том, что далеко не всем нравится вести сложные расчеты, за которые потом придется отвечать. Всегда хочется прихвастнуть и козырнуть мастерством («эта книга, фильм или веб-сайт никуда не годится, я бы смог все сделать намного лучше»), но стоит только заставить нас подойти и поставить подпись рядом со своим именем в контракте, в котором детализируется возлагаемая на нас ответственность, взгляд на вещи резко изменяется. Мы знаем, насколько вероятна ситуация, при которой сегодняшние обещания, когда придет время заняться делом, завтра могут обернуться полной несостоятельностью. Может статься, что все окажется намного сложнее, чем мы думали. Программисты – такие же люди, как все, и имеют серьезные основания побаиваться расчетов. Говоря о том, что смогут справиться с задачей в определенные сроки, они рискуют сильно ошибиться.
   По моему опыту, даже если программист разбирается в расчетах и верит в их состоятельность, он все равно берется за них с неохотой. Частично это вызвано несоответствием воображения («при столь скудной информации я не могу представить, как это все должно работать») с требованием точно рассчитать время («скажите мне точно, сколько часов вам понадобится на разработку»). Но не стоит проявлять излишнее сочувствие: подобные сложности возникают у всех, кто занимается разработкой и строительством, строят ли они небоскреб, занимаются перепланировкой кухни или запускают космический зонд для посадки на другие планеты. Я много читал о том, как эти ребята проводят расчеты, и мне вовсе не показалось, что их сомнения и применяемые технологии в корне отличаются от тех, с которыми приходится сталкиваться разработчикам веб-сайтов и программ. Основное отличие состоит во времени, отводимом ими на расчеты, и в рациональности его использования (более детально этот вопрос рассматривается в главах 5 и 6).

Качественное проектирование – залог хороших расчетов

   К чести программистов, самое важное, что я усвоил в отношении качественных расчетов, это то, что они возможны лишь при качественном проектировании и четкой выработке технических требований. Хорошие инженерные расчеты возможны лишь при наличии двух вещей: достоверной информации и хороших специалистов. Если технические требования не выдерживают критики, а программистов просят вообразить что-то конкретное из малопонятных каракулей, нарисованных мелом на доске, все должны четко понять, что в результате будут получены крайне приблизительные и малопонятные расчеты. Из этого следует, что качественные расчеты – дело всех и каждого, коллективные усилия всей команды, всех руководителей и проектировщиков, направленные на то, чтобы сделать все возможное в помощь специалистам при производстве расчетов. Если расчеты воспринимаются рутинной работой или если руководители команд игнорируют процесс, не стоит ожидать надежных или правдоподобных расчетов.
   Если руководители считают слабость расчетов календарного плана допустимой и рост рисков их устраивает, значит, им вполне подойдут и весьма поверхностные расчеты. В небольших и краткосрочных проектах примерные расчеты – именно то, что нужно. Требования могут часто меняться, а характер бизнеса может потребовать большей гибкости. В этом случае весьма приблизительные расчеты вполне допустимы, если только их не путать с высококачественными.
   Я выработал очень удобный прием на случай, когда программист задерживается с расчетами. Я его спрашиваю: «О чем нужно спросить, чтобы придать вам уверенности в расчетах?» Заставив его сосредоточиться, я даю возможность побороть те чувства страха и неуверенности, которые могли им овладеть. Конечно, я должен был бы помочь найти ответы на его вопросы и, возможно, обсудить проблемы, которые, как я считал, он должен был решить самостоятельно, но, по крайней мере, мы поговорим о повышении качества расчетов.
   Вот несколько дополнительных советов, позволяющих добиться качественных расчетов:
    Установите базовые показатели доверия расчетам. Предположение – 40 % доверия, качественный расчет – 70 %, подробный и полный анализ – 90 %. Руководители команд должны прийти к соглашению, насколько точными должны быть расчеты, сколько времени отвести программистам для их проведения и как управлять риском неверных расчетов. Не заостряйте внимание на цифрах: пользуйтесь ими лишь для конкретизации качества расчетов. Расчет с 90-процентным доверием должен означать, что сроки выдерживаются в 9 случаях из 10. Если вы решите обратиться к команде с просьбой поднять качество расчетов, то должны подкрепить свою просьбу выделением дополнительного времени.
    Ведущие программисты должны установить планку качества расчетов за счет постановки квалифицированных вопросов и применения разумных подходов, которые должна перенять вся команда. Сделайте все возможное, чтобы исключить любые предлоги для ехидных замечаний и торможения процесса (например, «не настаивайте на этом», «это всего лишь предположение» и т. д.). Определите разумные потребности для получения качественных расчетов и удовлетворите их наряду с предоставлением достаточного времени на достижение качественных показателей.
    Программистам нужно доверять. Если нейрохирург скажет, что на вашу операцию ему понадобится пять часов, станете ли вы давить на него, требуя сделать ее за три часа? Я сильно в этом сомневаюсь. Иногда давление должно применяться, чтобы заставить людей проявить честность, но только как мера весьма сбалансированная (обычно необходимость в этом возникает по отношению к программистам, завышающим расчеты на нелюбимые работы и занижающим их на любимые). При случае, получение нескольких оценок (от двух разных разработчиков) может стать одним из способов проверки.
    Расчеты зависят от понимания программистами целей проекта. Расчеты основываются на программистской интерпретации не только проектировочных спецификаций (если таковые имеются), но также целей и параметров, заложенных в проект. Джеральд Вейнберг (Gerald Weinberg) в книге «The Psychology of Computer Programming» (Dorset House, 1971) отмечал прямое влияние недостаточно четко поставленных целей высокого уровня на низкоуровневые предположения, допускаемые программистами. Какой бы понятной ни была бы технологическая проблема, подходы программистов к ее решению могут в корне меняться в зависимости от общего замысла всего проекта.
    Расчеты должны основываться на опыте предыдущих работ. Хорошо, если в привычку программистов войдет сохранение преемственности расчетов от проекта к проекту. Эта тема должна стать частью их дискуссии с руководителем проекта; в интересах руководителя выяснить, кто из команды преуспел в тех или иных расчетах. В экстремальном программировании в отношении возможной производительности программиста (или команды), основанной на предыдущих показателях производительности, используется понятие скорость.[16]
    Качество технических условий или проектирования должно быть доведено до уровня, приемлемого для проведения качественных расчетов. Качество выработки технических условий должно стать темой для обсуждения между руководителем проекта и программистами. Чем выше требуемое качество расчетов, тем выше должно быть качество выработки технических условий. Более подробный разговор о качестве выработки технических условий будет вестись в главе 7.
    Существуют известные методы улучшения качества расчетов. Наиболее известным является метод PERT (Program Evaluation and Review Technique – метод оценки и пересмотра планов), в котором предпринимается попытка минимизировать риски путем вычисления усредненной величины из результатов лучшего, среднего и худшего расчетов.[17] Этот метод хорош по двум причинам. Во-первых, всем дается понять, что расчеты сродни прогнозам, отражающим диапазон возможных результатов. Во-вторых, руководителям проектов дается возможность отрегулировать агрессивность или консервативность календарных планов (больший вес может придаваться низким или высоким оценкам).

Элементарные просчеты

   Хотя качественные расчеты оказывают большое влияние на улучшение календарных планов, множество факторов, влияющих на эти планы, буквально перечеркивают их отдельные элементы. Беда в том, что независимо от качества всех расчетов для отдельных работ, реальные риски срыва календарного плана на бумагу не попадают. Хотя шансы подвергнуться эпидемии в большинстве стран мира крайне незначительны, вероятность подхватить грипп или уйти в вынужденный отпуск ведущему инженеру довольно высока. Существует общий перечень подобных элементарных просчетов календарного плана, о которых должны знать все руководители проектов. Жаль только, что желание их остерегаться возникает только после того, как придется обжечься на одном из них. Поэтому руководителям проектов и особенно руководителям плановых отделов для становления нужен опыт работы. Существует множество различных путей развития неблагоприятных ситуаций, но опыт их предвидения приобретается только в том случае, если руководитель несет ответственность за их последствия.
   Я могу предложить вам свой любимый список вопросов, которые помогали мне замечать на ранних стадиях развития потенциальные проблемы составления календарных планов. Большинство из них родилось из вопросов о том, какие были допущены просчеты, заданных по окончании проекта, и из попыток отыскать вопросы, заданные кем-то на ранней стадии, позволившие избежать ту или иную проблему. (Что было упущено? Что не было принято во внимание? Как внести изменения? Что нужно сделать для исправления ситуации?)
   • Существует ли в календарном плане отдельная форма учета дней болезни и отпусков всех сотрудников?
   • Были ли учтены периоды праздников или другие времена года с большими нерабочими периодами (например, от Дня благодарения до Рождества в США или летние отпуска в Европе)? В эти периоды добиться соблюдения намеченных сроков крайне трудно.
   • Допущены ли сотрудники к календарному плану и вменялось ли им (в мягкой форме) в обязанность регулярно отчитываться за проделанную работу?
   • Проводит ли кто-нибудь ежедневный или еженедельный анализ выполнения календарного плана в целом? Обладает ли этот человек достаточными полномочиями, чтобы задавать резонные вопросы и вносить поправки?
   • Чувствует ли команда причастность к календарному плану и ответственность за его выполнение? Если нет, то почему? Внесла ли команда свой вклад в составление календарного плана и в определение объема работ или все это было спущено им сверху?
   • Чего больше было в действиях руководства командой, добавления требований по характеристикам продукта или помощи в их исключении? Говорили ли когда-нибудь руководители команды решительное нет новым объемам работ и предоставляли ли они своей команде разумную философию реагирования на новые (запоздавшие) требования?
   • Находили ли сотрудники поощрение и поддержку, если говорили нет новым требованиям, если те шли вразрез с их целями и представлениями?
   • Какая вероятность была заложена в расчеты? 90 %? 70 %? 50 %? Нашла ли она отражение в главном календарном плане высокого уровня? Был ли клиент, вице-президент или заказчик уведомлен об этом? Обсуждалось ли другое предложение, более затратное по времени, но имеющее более высокую вероятность соблюдения сроков?
   • Имели ли место периодические согласования и пересмотры календарного плана со стороны руководителей команд и руководителей проекта?
   • Учтено ли в календарном плане сокращенное рабочее время в период праздников. (Обычно череда праздников снижает продуктивность работы.) Учтены ли в плане наиболее вероятные разрушительные погодные явления (например, снежные заносы в Чикаго, торнадо в Канзасе или жара в Сиетле)?
   • Был ли достаточно качественным уровень разработки технических требований и проектирования для получения качественных расчетов времени, отводимого на работы?
   • Была ли у расчетчиков достаточная практика или опыт в производстве расчетов времени, отводимого на работы?

Эффект снежного кома

   Даже при правильной реакции на большинство вопросов предыдущего списка вы, к великому сожалению, не гарантированы от провала, поскольку слишком велика степень взаимозависимости всех усилий, прикладываемых к составлению календарного плана. Все принимаемые командой решения, от выбора замысла до оценок, являются основой многих будущих решений. Чем позднее обнаруживается просчет, допущенный на начальной стадии проекта, тем выше степень его влияния на реализацию проекта. Сложность процесса реализации календарных планов легко недооценить, поскольку причинно-следственная связь зачастую не просматривается (последствия становятся заметными только в случае проявления их причин). В худших вариантах, при обнаружении нескольких крупных упущений, шансы на то, что план не рассыплется, стремятся к нулю (рис. 2.4).
   На самом деле все еще хуже. Вероятность наступления ряда независимых событий равна произведению вероятностей наступления каждого отдельного события (так называемая совместная вероятность). Отсюда следует, что если вероятность прочтения вами этой главы до конца равняется девяти шансам из десяти (9/10), а вероятность того, что вы осилите и следующую главу, также равна 9/10, то суммарная вероятность, что вы дочитаете до конца обе главы, равняется уже не 9/10, а 81/100. Это означает, что если у вашей команды 90-процентная вероятность точного следования еженедельному графику работ, с течением времени шансы срыва сроков возрастают. Вероятность – вещь холодная и беспощадная, напоминающая нам, что энтропия существует повсеместно и не благосклонна ни к проектам, ни к их руководителям.

   Рис. 2.4. Эффект снежного кома

Что должно произойти, чтобы календарные планы заработали

   Теперь, когда стало понятно, почему так трудно придерживаться календарных планов, я хочу дать совет, как снизить риски и увеличить полезную отдачу от любого календарного плана. Предлагаемые подходы и поступки идут вразрез с традиционными устоями или привычками, в чем, я думаю, и кроется реальная природа планирования. Поскольку календарный план охватывает весь проект, единственный способ его эффективного использования состоит в том, чтобы приобрести какие-то понятия о природе всего, что требуется для успешной реализации проекта. Это многоплановая задача, относящаяся не только к разработке и управлению.
    Выбирайте продолжительность этапов в соответствии со степенью изменчивости проекта. Чем больше ожидаемых изменений, тем короче должны быть этапы. Небольшие этапы настраивают команду на менее болезненные поправки в ходе реализации проекта. Управленцы получают более короткие контролируемые интервалы, что сокращает риски внесения изменений. Команда должна быть готова к поправкам на стыке этапов, чтобы все ожидали перемен, а не противились им.
    Будьте оптимистом во взглядах и скептиком в планировании. Главное психологическое испытание в планировании – придерживаться надлежащей степени скептицизма, без подавления энтузиазма и устремлений команды. В отличие от принципов создания концептуального документа, в котором должен преобладать оптимистический взгляд на будущее, календарный план должен исходить из противоположных перспектив. Числа, положенные в расчеты продолжительности работ, без каких бы то ни было поблажек должны соответствовать закону Мэрфи («все, что может пойти не так, пойдет не так»). В планах не должно отражаться то, что может произойти при оптимальных условиях. Вместо этого в хорошем плане отображается то, что должно случиться, несмотря на то что несколько существенных положений не оправдали своих ожиданий. Важно привлечь к планированию команду тестировщиков и контролеров качества, поскольку они внесут в разработку свойственный им скептицизм и критический взгляд на вещи.
    Делайте ставку на проектирование. В процессе проектирования закладываются лучшие гарантии от неизвестных и неожиданных осложнений. Качественное проектирование – это единственный способ сделать более гладким преодоление командой фазы разработки и других фаз реализации проекта. Навыки проектирования отличаются от навыков разработки, поэтому самый сильный или самый продуктивный специалист по составлению программного кода не обязательно будет лучшим проектировщиком или специалистом по решению проблем. Качественному проектированию не учат на курсах информатики, несмотря на всю его важность в поиске путей и решений по разработке и управлению проектами. Эта тематика подробнее рассматривается в главах 5 и 6.
    Планируйте контрольные точки для обсуждения исключений и добавлений. В календарные планы должны включаться короткие периоды для его пересмотра, позволяющие руководству критически оценить текущий процесс и учесть новую информацию и отзывы заказчика. Все это должно быть включено в главный календарный план и стать частью любого контракта на разработку проекта. В процессе пересмотра существующие работы могут урезаться или к ним могут добавляться новые, если это будет продиктовано результатами анализа текущей обстановки, проведенного руководством. Естественным временем для таких пересмотров являются промежутки между фазами или, в сокращенном варианте, моменты окончания каждой фазы проектирования или разработки, но они могут проводиться и в любое другое время, если возникнут серьезные опасения или явные расхождения между планом и реальным положением дел. Целью подобных пересмотров должно стать оздоровление проекта, освежение плана, уточнение приоритетов и инициирование следующего этапа выполнения календарного плана при ясном видении обстановки и с верой в будущее (см. главы 14 и 15).
    Посвящайте команду в философию планирования. Какие бы технологии и подходы к планированию не использовались, их нужно доводить до команды. Если каждый программист и тестировщик сможет в общих чертах разобраться в принципах работы календарных планов и конкретной стратегии управления, применяемой в данном проекте, у него появится возможность задавать продуманные вопросы, понять общий замысел и поверить во все то, что планируется сделать.
    Оцените опыт команды в сфере решаемых проблем. Одной из «волшебных» переменных величин в планировании является опытность команды в сфере тех проблем, которые ей предстоит решать. Если команда создает веб-сайт, управляемый базой данных, и пять или шесть программистов ранее уже не раз занимались такого рода работой, есть основания предполагать, что они лучше справятся с проектированием и расчетом графика работ, чем команда, ранее не делавшая ничего подобного. Этот фактор должен стать решающим в определении степени агрессивности или консервативности календарного плана.
    Оцените уверенность и опыт команды в совместной работе. Несмотря на то что расчеты выполняют отдельные программисты, созданием чего-нибудь действительно сложного программисты занимаются вместе, как единое целое. Даже команда, составленная из опытных суперзвезд программирования, не достигнет ожидаемой результативности, если входящие в нее программисты ранее никогда вместе не работали (или не сталкивались все вместе со сложными задачами). Нельзя допускать, чтобы только что сформированной команде поручалась работа над сложным и рискованным проектом или предлагался агрессивный календарный план.
    Беритесь за риски как можно раньше. Если известно, что Салли поручена наиболее сложная работа, учтите это в самом начале календарного плана. Чем выше риск, тем больше времени нужно зарезервировать для того, чтобы с ним справиться. Если вы откладываете учет рисков в календарном плане на более поздний срок, у вас останется меньше степеней свободы, чтобы справиться с этими рисками. То же самое относится к политическим, организационным или ресурсозависимым рискам. Мы поговорим об управлении работами при рассмотрении производственного конвейера в главе 14.

Выводы

   • Большие календарные планы должны разбиваться на более мелкие с целью минимизации рисков и увеличения частоты внесения поправок.
   • Все расчеты имеют вероятностный характер. Поскольку календарные планы опираются на множество оценок, они также носят вероятностный характер. Это обстоятельство отрицательно влияет на их точность, поскольку вероятности накапливаются (80 % × 80 % = 64 %).
   • Чем раньше сделаны оценки, тем менее они точны. Но несмотря на это, приблизительные расчеты – единственный способ создания фундамента для более точных расчетов.
   • Календарные планы должны составляться не с оптимистических, а со скептических позиций. Чтобы пролить свет на предположения и приобрести уверенность в успехе, нужно вложить достаточные силы и средства в проектирование.

Упражнения

   2. Кто из известных вам людей постоянно опаздывает? Меняется ли из-за этого отношение к нему со стороны других сотрудников? Станете ли вы проявлять меньше оптимизма относительно сроков, отводимых ему на какую-нибудь работу? Переживает ли он из-за своих опозданий? Какие существуют мотивации для того, чтобы он изменил своим привычкам?
   3. Найдите оригинал календарного плана предыдущего проекта. Сравните его с реальными событиями. Чтобы вы сделали по-другому, если бы знали все, что знаете теперь? Как воспользоваться этой информацией в интересах следующего проекта?
   4. Проведите день, начиная и заканчивая все дела точно в срок. После задайтесь вопросом, стоило ли ради этого стараться? Почему да или почему нет?
   5. Найдите друга, который работает в какой-нибудь другой сфере. Как он составляет календарное планирование своих проектов? Какими инструментами пользуется для подсчета времени, затрачиваемого на ту или иную работу? Какие в его сфере деятельности наиболее типичные ошибки и чему можно научиться из того, как он с ними справляется? (Если у вас нет таких друзей, то интересно будет поучиться, сравнивая свою деятельность со строительством, кинопроизводством, устроительством свадебных торжеств.)
   6. Правило трех частей – это примерная норма, для которой есть исключения. Какие разновидности проектов требуют другого распределения времени? Могут ли быть проекты, в которых доминирует только одна из этих трех разновидностей работ?
   7. Многие проекты существенно зависят от неподконтрольных вам работ. Какие методы можно применить при составлении календарного плана, чтобы сократить риск подобных зависимостей? Как можно наладить контакт с людьми, ответственными за составление календарного плана, чтобы они создали план, который бы привел к успеху обе команды?
   8. Ваш руководитель настаивает на определенной дате, а ваш опыт подсказывает, что это нереально. Как можно воспользоваться календарным планом, чтобы объяснить вашу обеспокоенность руководителю?
   9. Если элементарные просчеты, рассмотренные в этой главе, касаются большинства проектов, то как должен поступить толковый руководитель проектов: а) поставить в известность команду об их существовании, или б) поощрять людей за стремление уменьшить их влияние на проект? Um delis num velese dip exero eum velenibh ex et, susting exer si.

Глава 3. Как определить, что делать

   По поводу планирования проектов редко кто приходит к единому мнению. Зачастую уйма времени в ходе планирования уходит лишь на то, чтобы прийти к согласию, как именно вести этот процесс. Я думаю, что в любой организации люди оказываются втянутыми в дискуссию о планировании из-за столкновения интересов работающих в ней специалистов разного профиля. Когда на карту поставлены главные решения, которые будут влиять на деятельность людей в течение многих месяцев или лет, всем хочется поучаствовать в их принятии. Здесь бушуют эмоции, кипит энергия, и все опасаются, что их недостаточная активность обернется упущенными возможностями. Подобное состояние легко приводит людей к убеждению, что именно у них самый правильный взгляд на вещи. Или, хуже того, что это единственная точка зрения, заслуживающая внимания.
   Самым трудным при создании программной системы является решение о том, что именно создавать. Никакой другой раздел концептуальной проработки проекта не сравнится по сложности определения подробных технических требований, включая пользовательский, программный и аппаратный интерфейсы. Никакая другая неверно проделанная часть работы не способна так испортить общие результаты. Именно ее труднее всего впоследствии исправить. Поэтому наиболее важной функцией, выполняемой создателем программного продукта в интересах потребителя, является постоянное добывание и обработка требований, предъявляемых к продукту.
Фред Брукс (Fred Brooks)
   Стоит ли после этого удивляться, что книги по планированию, сложенные в углу моего офиса, содержат весьма противоречивые положения. Часть из них сфокусирована на стратегии, другая часть – на процессах разработки, а некоторые – на уяснении запросов потребителей. Но больше всего тревожат не разногласия, а то, что в этих книгах не признается право даже на само существование других подходов. Весьма странное обстоятельство, учитывая, что ни одна из теорий развития бизнеса, совершенствования технологий, работы с клиентами не может существовать без других. Более того, я убежден, что успех в планировании проектов достигается на пересечении различных точек зрения. Любой руководитель, способный понять эту мысль, будет иметь неоспоримое преимущество над тем, кто этого не понял.
   Итак, данная глава посвящена подходам к процессу планирования и выработке взгляда на планирование, предоставляющего наибольшие шансы на успех. Сначала мне следует пояснить некоторые термины и понятия, используемые в различных стратегиях планирования (материал суховат, но необходим для усвоения следующих глав). Если встретятся малоизвестные понятия, я дам определения и объединю разные точки зрения, проведу исследование вопросов, на которые даются ответы при хорошо организованном процессе планирования, и представлю пути организации ежедневной работы, направленной на успешное планирование. В следующих главах процесс создания конкретных разработок, в частности концептуальных документов (глава 4) и технических условий (глава 7), рассматривается более подробно.

Снятие покрова таинственности с вопросов планирования программных продуктов

   Для небольшого индивидуального проекта корпоративного веб-сайта вряд ли стоит затевать столь же сложный процесс планирования, как для проекта отказоустойчивой операционной системы, в реализацию которого вовлечено триста человек и 10 миллионов долларов. Обычно, чем больше людей и сложнее проект, тем больше потребностей в серьезном планировании. Тем не менее планы приносят пользу даже самым простым индивидуальным проектам. Они дают возможность пересмотреть решения, выдвинуть предположения и прояснить соглашения между людьми и организациями. Планы действуют в качестве функции принуждения в борьбе со всеми видами глупости, поскольку требуют, чтобы в процессе рассмотрения других вариантов были решены все основные проблемы. Как сказал Авраам Линкольн: «Если бы у меня было шесть часов на то, чтобы срубить дерево, я бы потратил четыре часа на заточку топора». Я привел эту цитату, чтобы показать, что продуманная подготовка сокращает время работы.
   При планировании проекта нужно найти ответы на два вопроса. Ответ на первый вопрос, «Что делать?», обычно называется выработкой требований. Ответ на второй вопрос, «Как делать?», называется проектированием или выработкой технических условий (рис. 3.1). Требование должно заключаться в тщательном описании критерия, которому работа призвана соответствовать. (Например, требование к приготовлению пищи может состоять в приготовлении недорого, вкусного и питательного блюда.) Хорошо продуманные требования легко понять и трудно неверно истолковать. Для выполнения требований могут быть выбраны различные варианты проектирования, но определить, насколько они соблюдены, можно только глядя на завершенную часть работы. Технические условия представляют собой простой план создания продукта, удовлетворяющего указанным требованиям.

   Рис. 3.1. Самый простой, но весьма удобный взгляд на планирование. Если неизвестно, что делать, значит, не настало время определять, как делать

   Представленные три действия, выработка требований, проектирование (или выработка технических условий) и реализация, настолько объемны, что каждое из них достойно отдельной книги (см. библиографию). Первые два действия рассматриваются с точки зрения перспективы проектного уровня в нескольких последующих главах, а реализации внимание уделено чуть позже (в главах 14 и 15).

Типы проектов

    Супермен-одиночка. В простейшем проекте участвует один человек, который делает все сам, от написания кода, проведения рыночных исследований, планирования выпуска и сбыта программного продукта до приготовления собственного завтрака. При этом он использует собственные источники финансирования.
    Небольшая команда, работающая по контракту. Фирма, состоящая из пяти—десяти программистов и одного руководителя, нанятая заказчиком для создания веб-сайта или программы. С ними заключается контракт, оговаривающий взаимные обязательства. По окончании контракта все связи обрываются до заключения следующего контракта или начала следующего проекта.
    Многочисленная команда штатных сотрудников. Группа из ста человек, работающая в корпорации по найму и начинающая работу над новой версией какого-нибудь программного продукта. Это может быть продукт, предназначенный для продажи (так называемый коробочный продукт), или что-нибудь для внутрикорпоративного потребления.
   Представленные три разновидности проектов отличаются по численности команды, организационной структуре и подчиненности, и эти отличия определяют важные различия в подходах к управлению проектом. Итак, даже если ваш проект в чем-то отличается от этих примеров, они могут использоваться в качестве отправных точек при чтении следующих разделов.

Как на планирование влияет его организация

    Кто выдвигает требования? Кто-то должен выдвигать требования и выставлять их на утверждение заинтересованных сторон (заказчика или вице-президента). В варианте супермена-одиночки все очень просто: все полномочия принадлежат самому супермену. У команды, работающей по контракту, должен быть заказчик, желающий строго контролировать выработку требований и, по возможности, процесс проектирования. Наконец, многочисленная группа разработчиков может иметь в корпорации комиссию или иную структурную единицу, предназначенную для выполнения этой работы (и утверждающую выдвинутые требования). Она может состоять из разных людей, имеющих право выдвигать требования высокого («Это будет спортивный грузовик») и низкого («Он будет проезжать 20 миль на одном галлоне топлива и иметь привод на четыре колеса») уровней.
    Кому поручено проектирование? Аналогично процессу выдвижения требований, кто-то должен осуществлять проектирование самой работы. Проектирование отличается от выдвижения требований, поскольку всегда существует множество возможных проектов, ведущих к удовлетворению конкретного набора требований. Проектирование, как и выдвижение требований, зачастую является договорным процессом между двумя и более заинтересованными сторонами. Один человек или команда может отвечать за ход процесса проектирования и выработку идей (проектировщик), а другой человек (вице-президент) или команда – обеспечивать руководство и оценивать работу первой команды. Учтите, поскольку проектирование – искусство глобальное и от политической власти независимое, люди, которым предоставлено право проектировать, могут не иметь на это особого таланта.
    Кому поручена выработка технических условий? Технические полномочия определяются возможностью выбирать используемые технологические подходы, включая языки программирования, средства разработки программ и техническую архитектуру. Многие из этих решений могут влиять на набор требований, проектирование и бюджет. Разница между техническими и проектировочными решениями едва различима: то, как что-то ведет себя и как оно выглядит, часто имеет много общего с тем, как оно сконструировано. В одних организациях технические полномочия совмещаются с полномочиями по выработке требований и проектированию, в других технические полномочия носят подчиненный характер. И все же лучше, если в организации существуют отношения сотрудничества между различными видами полномочий.
    Кому поручено составление бюджета? Компетенция выделять на реализацию проекта дополнительные финансовые ресурсы или сокращать их может не зависеть от других видов полномочий. К примеру, в ситуации с командой, работающей по контракту, ей могут быть предоставлены полномочия на выработку требований и проектирование, но при каждой потребности увеличения времени или денег, скорее всего, нужно будет обращаться к заказчику.
    Как часто могут пересматриваться требования и проектные решения и как должны приниматься решения о внесении поправок? Ответ во многом зависит от ответов на предыдущие вопросы. Чем больше сторон вовлечено в выработку требований, проектирование и составление бюджета, тем больше усилий понадобится для сохранения баланса интересов в процессе реализации проекта. Есть одно практическое правило: чем меньше у вас полномочий, тем больше настойчивости надо проявлять при пересмотре и утверждении решений и тем больше бойцовских качеств проявлять при их корректировке.
   Хотя я разграничил виды полномочий, вполне возможно, что всеми ими или какой-то их частью будет обладать один и тот же человек. Но чаще всего полномочия распределяются между руководителями групп. Чем сложнее система распределения полномочий, тем больше сил должно быть отдано планированию для достижения эффективности. В главе 16 показано, как справиться с ситуацией, когда требуется более высокий уровень полномочий. На данный момент достаточно знать, что в процессе планирования задействованы все перечисленные виды властных полномочий.

Документы, разрабатываемые при обычном планировании

   Чтобы иметь возможность доводить требования до заинтересованных сторон, их надо кому-то документировать. Для этого существует множество способов, ни один из которых я особо не выделяю. Главное, чтобы был правильно схвачен смысл требований, чтобы эти требования были доступны для обсуждения всеми заинтересованными сторонами, в результате чего могут быть приняты конкретные обязательства, соответствующие объему выполняемых работ. Если избранный вами способ документального оформления требований может это обеспечить, значит, все в порядке. Если нет, подыщите другой способ, отвечающий данным критериям.
   В справочных целях я упомяну некоторые из распространенных способов документального оформления требований и информации, относящейся к планированию. Владея обычной профессиональной фразеологией, совсем нетрудно перенимать различные методы, используемые в разных организациях. Вы можете столкнуться с тем, что некоторые группы документируют требования в свободной форме «а, требования… это вам нужно обратиться к Фрэду». Другие же имеют для этих целей детально проработанные формализованные документы и процедуры их пересмотра, при которых эти документы разбиваются на немыслимо мелкие (возможно, перекрывающиеся) элементы, за которые отвечают разные люди.
    Анализ потребностей рынка (Marketing Requirements Document, MRD). Имеется в виду документ, обобщающий анализ мировой конъюнктуры, проведенный маркетинговой или бизнес-группой. Он предназначен для объяснения благоприятных деловых возможностей и того, как ими можно будет воспользоваться в данном проекте. В одних организациях этот документ носит справочный характер, помогающий обдумывать принимаемые решения. В других он является основой формулировки проекта, используемой в качестве производной для всего остального. Анализ потребностей рынка помогает определить, что собой должен представлять проект.
    Концепция и рамки проекта. Концептуальный документ, вбирающий в себя всевозможные представления о том, каким должен быть проект. Если используется анализ потребностей рынка, то этот документ должен с ним тесно перекликаться. В концептуальном документе определяются цели проекта, смысл их достижения, а также видение в целом характеристик, требований или сроков реализации проекта (см. главу 4). Этот документ непосредственно определяет для проекта ответ на вопрос «что?», то есть в чем его суть.
    Технические условия. В них формулируется конечный результат работ для определенной части проекта. Обоснованные технические условия вырабатываются на основе набора требований. Затем они многократно прорабатываются в процессе проектирования (см. главы 5 и 6), в ходе которого изменениям и уточнениям могут подвергаться и исходные требования. Выработка технических условий завершается, когда они обеспечивают работоспособный план, который в процессе разработки и управления проектом может быть использован для удовлетворения требований (степень их детализации должна быть полностью обговорена с разработчиками и управленцами). Технические условия должны унаследовать как можно больше идей, выдвинутых в концептуальных документах. Они определяют для проекта ответ на вопрос «как?», то есть как его реализовать с конструкторской и технической точек зрения. (Сценарии использования и карточки историй, применяемые в большинстве гибких методов, становятся чем-то вроде технических требований и условий.)
    Структурная декомпозиция работ (Work Breakdown Structure, WBS). Технические условия детализируют объем выполняемых работ, а документы структурной декомпозиции работ определяют, как группа разработчиков должна справляться с их выполнением. Что должно быть сделано в первую очередь? Кто этим займется? Что из себя будут представлять все индивидуальные рабочие задания и как можно отслеживать их выполнение? В зависимости от потребностей проекта эти документы могут быть оформлены предельно просто (в виде электронной таблицы) или довольно сложно (в виде диаграмм и средств выполнения). К разработке документов структурной декомпозиции работ относятся главы 7 и 13. Эти документы определяют для проекта ответ на вопрос «как?» с точки зрения группы разработчиков. (В некоторых методах гибкой разработки все задействованные карточки историй показываются на досках заданий, которые становятся чем-то вроде структурной декомпозиции работ.)

Подходы к планированию – три взгляда на проект

   Можно было заметить, что каждый из ранее упомянутых документов представляет одну из двух точек зрения на проект, деловую или техническую. Во многих проектах эти две точки зрения соперничают друг с другом. В этом заключается главная ошибка планирования. Оно не должно быть двояким, отвечать одним или другим интересам. Здесь нужен синтез всего, в чем выражаются интересы каждого направления.
   Чтобы добиться такого результата, руководитель проекта должен осознать, что каждая точка зрения вносит в проект нечто уникальное, что не может компенсироваться большим количеством чего-нибудь другого (например, какой бы ни была глубина проработки рыночной стратегии, ею не улучшишь технический уровень, и наоборот). Лучшие результаты достигаются в том случае, когда все участники планирования проекта понимают в общих чертах суть каждой точки зрения.
   ВНИМАНИЕ
   При планировании должны быть также учтены и производственные мощности. Если попадаются вопросы или ситуации, не применимые в данном случае в силу иной численности команды или масштабности проекта, то их можно просто пропустить. Я и не рассчитываю, что все охватываемые здесь вопросы применимы к какому-то конкретному проекту. Тем не менее я предоставляю объем информации, применимый не только к текущему, но и к возможным последующим проектам. Здесь представлено множество вопросов с дальним прицелом, и ничего страшного, если некоторые из них не подходят к тому, над чем вы сегодня работаете.

Взгляд бизнесмена

   Деловой взгляд фокусируется на понятиях, влияющих на прибыли и убытки (Profit and Loss, P&L), учитываемые организацией. В эти понятия включаются продажи, прибыль, расходы, конкуренция и издержки. Каждый должен разбираться в своей прибыли и убытках – из прибыли выплачиваются зарплаты или оплачиваются контракты. Когда команда разработчиков не знает, как работает бизнес, многие решения, принимаемые руководством, им кажутся нелогичными или неинтересными. Поэтому в интересах тех, кто отвечает за бизнес-планирование, помочь понять всем другим, почему проект имеет право на существование с деловой точки зрения. В технической сфере деловую точку зрения представляют все, чьи должности именуются бизнес-аналитик, специалист по маркетингу, специалист по развитию бизнеса, планировщик номенклатуры изделий или старший менеджер.
   Некоторые проекты имеют несколько деловых точек зрения. Если вы работаете на фирме, заключившей контракт на создание сервера баз данных, вы должны считаться с деловыми интересами фирмы наряду с деловыми интересами заказчика, чей заказ вы выполняете (в надежде, что эти интересы совпадают). Найти пересечение этих интересов может оказаться не простой задачей. Я не хочу здесь ничего усложнять и буду вести речь о проектах, разрабатываемых в организации с большим штатом сотрудников. Тем не менее перечисленные далее вопросы нетрудно экстраполировать и на более сложные ситуации.
   Хороший деловой взгляд означает, что у команды есть ответы на следующие вопросы:
   • Почему этот проект необходим для нашего бизнеса?
   • Какие неудовлетворенные потребности или желания имеются у наших клиентов?
   • Какие характеристики или услуги мы можем предложить для удовлетворения этих желаний или потребностей?
   • Что сможет побудить клиентов приобрести этот продукт или воспользоваться этими услугами? Что станет причиной такого поступка?
   • Во что это обойдется (с точки зрения затрат людских и материальных ресурсов)? Сколько на это уйдет времени?
   • Каков уровень возможных доходов (или снижения организационных и производственных затрат)? За какой период времени?
   • От производства каких изделий нужно отказаться, чтобы справиться с производством данного продукта?
   • Сможет ли проект внести вклад в нашу долгосрочную деловую стратегию или защитить другие доходные активы? (Даже некоммерческие или IT-организации придерживаются бизнес-стратегии: они всегда выставляют счета на оплату, стремятся получить доход или имеют для поддержки своей деятельности команды, работающие на извлечение дохода.)
   • Как проект поможет нам идти в ногу с конкурентами, обойти или превзойти их?
   • На какие рыночные интервалы времени можно нацелить данный проект?
   Специалисты, ответственные за бизнес-интересы, уделяют этим вопросам самое пристальное внимание, полагая, что ответы на них должны лечь в основу деятельности организации и оказать большое влияние на все решения, связанные с проектом. Конечно же, деловой подход не означает, что все проекты должны быть направлены на извлечение выгоды. Проекты могут также оцениваться на основе их вклада в стратегию бизнеса. Например, стратегический проект может быть необходим организации, но не принести никакой прибыли.
Маркетинг – слово совсем не ругательное
   Самой несправедливой критике бизнесмены подвергаются в среде «технарей», где их обзывают «торгашами». Я думаю, что маркетинг в данном случае получает удар ниже пояса. В терминологии образовательной программы MBA (Master of Business Administration – магистр делового администрирования) маркетинг можно определить четырьмя «P»: Product (продукция), Price (цена), Placement (распространение продукта) и Promotion (продвижение продукта на рынке). Определение вида продукции и цены – процесс творческий. Его цель состоит в том, чтобы проработать идею продукции, продаваемой с прибылью и отвечающей потребностям определенного покупателя. Чтобы добиться в этом деле успеха, необходимы исследования, анализ и творческая работа. Распространение продукта (третья буква «P») подразумевает способы получения продукта покупателем. (Через веб-сайт? Через супермаркет? Из багажника автомобиля?)
   И наконец, продвижение продукта на рынке, что по сложившемуся стереотипу и принимают за маркетинг, – означает распространение положительных отзывов о продукте среди влиятельных людей и потенциальных покупателей. Как ни странно, но продвижение продукта занимает весьма скромную часть рабочего времени бизнес-аналитика или менеджера по продажам (возможно, 10–20 %). Получается, что маркетинговые планы определяются куда больше вопросов, чем внешний вид рекламы или приемы продвижения товара на рынке, которые будут предприняты. К тому же следует заметить, что четыре «P» маркетинга применимы практически ко всему. Всегда есть продукт (защищенный веб-сайт), цена (бесплатный), размещение (интранет) и продвижение (сообщения по электронной почте).
   Но когда деловые перспективы рассматриваются однобоко, проявляется только треть потребностей. На объем продаж влияет качество продукции, но оно не зависит от маркетинга. Качество[19] является производной удачного проектирования и разработки продукта, удовлетворяющего реальные потребности покупателя. Для успешного ведения бизнеса должен быть предложен бизнес-план, сконцентрированный на технологических возможностях (а не на догадках).
   Руководитель проекта, имеющий однобокий взгляд на бизнес и терпящий из-за этого неудачу, может так никогда и не понять, что именно пошло не так, как надо. В результате он будет стремиться работать еще интенсивнее, вместо того чтобы попытаться расширить свой кругозор.

Взгляд разработчика

   Когда я изучал компьютерную науку в университете Карнеги Меллон, разговоры о новых программных продуктах со студентами и профессорами были обычным делом. Мы всегда концентрировали свое внимание на компонентах, использовавшихся в новых программных продуктах, сравнивая их с теми, которые могли бы в них использоваться. Особой ценностью безоговорочно считалось качество разработки: сколько технологических новинок в них использовалось. Вообще-то мы думали, что кругом царит сплошное надувательство. Нашу критику выдерживали далеко не все продукты. Мы удивлялись, почему рынок завален посредственной продукцией. Для объяснения вредных решений, которые, как мы думали, принимались вразрез с понятиями технического совершенства и вопреки здравому смыслу, мы даже изобрели теорию тайного заговора. Зачастую мы во всем обвиняли отделы маркетинга[20] (совсем немногие из нас понимали, чем на самом деле занимаются специалисты по маркетингу). Даже в мои первые годы на производстве разговоры на эту тему велись практически постоянно. Только тогда мы еще больше ко всему присматривались, поскольку конкурировали со многими программными продуктами или веб-сайтами, о которых шли разговоры.
   Наш взгляд на окружающий мир был технократическим, мы замечали лишь технические достоинства. Мы никак не могли понять, почему слабые в техническом отношении продукты иногда очень хорошо продавались, а технически совершенные продукты вовсе не пользовались успехом. Мы также замечали, что качеству разработки не всегда соответствует положительная реакция покупателя. На эти странности у нас было два ответа. Первый состоял в том, что всему причиной колдовство вредителей от маркетинга, а второй – в том, что нам не хватает умных покупателей. Однако мы особо не развивали наши умозаключения и возвращались к созданию программного кода или к розыску чужих программных продуктов, чтобы не оставить от них камня на камне. Я получил возможность произвести переоценку своих взглядов только после того, как прислушался к некоторым толковым специалистам по маркетингу и талантливым разработчикам программных продуктов.
   Во взгляде разработчика на проект основное внимание уделяется тому, как все должно быть создано с точки зрения конструкции и материалов. Вся эстетика в данном вопросе строится исходя из технологических, а не потребительских ценностей. Уклон делается на то, как все будет создаваться, а не на понимание, как созданные вещи окажут пользу развитию бизнеса или потребителю. В стереотипном техническом представлении достаточно создать базу данных, отвечающую эстетическим представлениям разработчика, даже если ни один из покупателей не сможет понять, что с ней делать, или она не будет отвечать коммерческим планам.
   Не менее важными, чем вопросы о разработчиках, затронутые в этом последнем абзаце, являются вопросы, основанные исключительно на технологическом взгляде на проект:
   • Что именно в соответствии с ним (проектом) требуется сделать?
   • Как это будет работать? Как будет работать каждый компонент?
   • Как это будет создаваться? Как мы будем проверять, что это работает в соответствии с нашими предположениями?
   • Насколько надежны, эффективны, расширяемы и производительны существующие и нами создаваемые системы? Существуют ли пробелы между всем этим и требованиями проекта?
   • Какие технологии или архитектуры на данный момент нам полностью доступны? Будем ли мы делать ставку на какую-нибудь новую технологию, которая еще недоступна, но будет вскоре готова к использованию?
   • Какие технологические процессы и подходы соответствуют данной команде и данному проекту?
   • Какими знаниями и деловым опытом обладают наши специалисты? Работу над чем они приостановят, чтобы заняться данным проектом?
   • Чем мы восполним недостаток делового опыта? (Методом проб и ошибок, наймом на работу других специалистов, обучением своих специалистов? Или проигнорируем эти пробелы в надежде, что они волшебным образом исчезнут сами по себе?)
   • Сколько времени займет создание продукта и каков при этом будет его уровень качества?

Взгляд потребителя

   Взгляд потребителя – пожалуй, самый важный из всех трех взглядов на проект. Поскольку сам проект реализуется в расчете на потребителя (и, наверное, в расчете на успешный бизнес, но только при условии удовлетворения запросов потребителя), следовательно, надо приложить все силы на то, чтобы осознать, кем же является этот самый потребитель. Сюда включается изучение того, чем потребители заняты в течение дня, как они это все делают в настоящее время, какие изменения или улучшения смогли бы оказать им ценную помощь в том, чем они заняты. Без этой информации техника и бизнес выстрелят впустую.
   К сожалению, взгляд на проект с точки зрения потребителя является наиболее слабым звеном в работе многих организаций. Обычно на данную оценку проекта сил и средств выделяется меньше всего. В большинстве организаций сотрудников, специализирующихся на изучении потребительских интересов и проектировании изделий с их учетом, намного меньше, чем их коллег по бизнесу и технологиям. Даже если подобные специалисты и принимаются на работу (проектировщики пользовательского интерфейса или инженеры по потребительским свойствам изделий), им в процессе принятия проектных решений зачастую отводятся ограниченные роли и предоставляется возможность выдвижения лишь незначительных требований, а также выделяются весьма скромные полномочия при проектировании.
   В любом случае источников, по которым оценивают потребительские интересы, два – это опросы и исследования. Результатами опросов являются конкретные просьбы и жалобы потребителей. Этот вид информации ценен тем, что потребитель кровно заинтересован в выявлении проблемы («Да, мой компьютер взрывается, стоит мне только нажать пробел»), но он и проблематичен сам по себе, поскольку во многих случаях потребители не имеют конструкторского взгляда на вещи. Они зачастую не видят разницы между проблемами, которые нужно решать, и конкретными способами их решения. Они могут явно требовать реализацию какой-нибудь характеристики, вроде предварительного просмотра вывода на печать, не описав суть проблемы (слишком много бумаги выбрасывается впустую). Если команда проектировщиков начинает работу с изучения проблемы, то может быть найдено множество путей ее решения, которые окажутся дешевле или лучше, чем просто реализация востребованной характеристики. Даже квалифицированные проектировщики часто отстаивают при проектировании собственные интересы.[21]
   Существует два типа экспертов, разбирающихся в потребительском взгляде на вещи и в проектировании в интересах потребителей: инженеры по потребительским свойствам изделий и проектировщики изделий. Инженеры по потребительским свойствам изделий разбираются в том, как люди работают, и предоставляют свои выкладки и результаты исследований в распоряжение команды проектировщиков, помогая тем самым принимать взвешенные решения с первого же дня планирования. Проектировщики изделий или проектировщики взаимодействия с продуктом являются людьми, знающими, как воспользоваться этими данными и преобразовать их в качественное проектирование веб-сайтов или программных продуктов. Если вашей организации повезло иметь в своем штате таких великолепных специалистов, привлеките их к процессу планирования как можно раньше. Попросите их отстаивать свою точку зрения. Если вы работаете без их участия, ваши конкуренты получат явное преимущество. Подумайте над тем, чтобы нанять кого-нибудь, кто мог бы вас проконсультировать и дать совет, где его усилия могут использоваться с наибольшей отдачей.
   Не получая помощи экспертов, руководитель проекта должен уметь обойтись собственными силами. Такой вариант, конечно, возможен, но поскольку потребительский взгляд зачастую не интересен специалистам с технократическим уклоном и малопонятен высшему руководству, он, в отличие от других точек зрения, пользуется существенно меньшей поддержкой. Для сбалансированности со взглядами разработчика и бизнесмена взгляд потребителя должен иметь приоритет, а на его изучение и учет должно быть выделено достаточно ресурсов. В противном случае не удивляйтесь, если его вообще не примут во внимание или данные о нем не будут отличаться достоверностью.
   Потребительский взгляд на проект подразумевает ответы на следующие важные вопросы:
   • Чем обычно заняты люди? (Не наши домыслы и не то, что они об этом рассказывают.)
   • Какие проблемы они испытывают, стараясь заниматься своим делом? Что их ставит в тупик, смущает или расстраивает?
   • Что им нужно или хотелось бы делать, но не представляется возможным?
   • Есть ли конкретные возможности сделать продукт проще, безопаснее, быстрее или надежнее для потребителей?
   • Какие конструкторские идеи по улучшению потребительских свойств продукта, с точки зрения обычных людских занятий, имеют наибольшие перспективы произвести впечатление на потребителя?
   • Как можно исследовать подобные идеи? Какие прототипы прикидки или варианты нуждаются в исследовании, чтобы помочь нам осмыслить потенциал проекта?
   • Какие основные идеи и концепции должны быть представлены в проекте, чтобы донести информацию до пользователей?

Магия единой точки зрения

   Все три взгляда на проект всегда имеют некоторые совпадения. На каждое деловое соображение оказывают влияние технические и потребительские стороны (данная фраза сохраняет смысл при любых перестановках). Поэтому, чтобы лучше справиться с планированием, нужно каждый из взглядов рассматривать на равных основаниях, чтобы видеть все их совпадения и различия. Некоторые решения придется принимать, отдавая предпочтение одним взглядам в ущерб другим, но эти решения не должны приниматься случайным образом. Нужно придерживаться разумной стратегии извлечения наибольшей выгоды из каждого взгляда на проект.
   Затратив время на исследование всех трех взглядов на проект, мы получим возможность принимать разумные стратегические решения. В результате мы сможем решить некоторые наиболее острые проблемы или достичь цели, преследуемые каждым из трех взглядов, определив общую направленность проекта на области их совпадений. Эти области имеют для организации самое существенное потенциальное значение, поскольку одним усилием можно одновременно учесть интересы бизнесмена, разработчика и потребителя.
   Использование диаграммы Венна (подобной той, что изображена на рис. 3.2), которая помогает выправить нездоровый уклон во взглядах, допускаемый инженерами и специалистами по маркетингу, имеет почти такое же по важности значение, как и стратегическое планирование. Она помогает команде увидеть не только те места, где соперничают различные точки зрения, но и те, где они совпадают. На ранней стадии, чаще всего при дискуссиях, ведущихся в процессе планирования проекта, эта диаграмма или что-либо ей подобное (например, диаграмма, включающая перечень потенциальных задач, относящихся к каждому из взглядов на проект) может быть использована для сдерживания в рамках дозволенного предложений, выдвигаемых приверженцами того или иного взгляда на проект. Предлагаемые идеи должны быть спроецированы на эту диаграмму, чтобы стало понятно, в какой степени они отвечают интересам всех трех взглядов. Руководитель проекта играет ключевую роль в проведении такой политики, эффективно используя свои качества универсального специалиста для сведения всех трех взглядов в один.

   Рис. 3.2. Три взгляда на проект

   В частности, этого можно достичь, если с самого начала дать понять, что всегда будут появляться грандиозные технологические идеи, не отвечающие интересам ни бизнеса, ни потребителей, наряду с великолепными идеями в интересах потребителей, безжизненными с точки зрения бизнеса или не имеющими шансов на воплощение средствами используемой технологии. Тогда каждый получит право обличить однобокие идеи и указать на них всем остальным. К тому же это вызовет взаимоуважение различных взглядов, поскольку все будут вынуждены осознать, что в целях достижения успеха необходимо сотрудничать с людьми, компетентными в своих областях.
   Но если к сближению точек зрения не прикладывать никаких усилий, то возникающие конфликты вряд ли будут способствовать поддержанию правильного курса. Тогда совещания по планированию проекта превратятся в поле битвы для критики и защиты мнений, базирующихся на трех разных взглядах (а не на истинных достоинствах идей как таковых). Нередко, когда мне приходилось консультировать команды проектировщиков, меня просили помочь в разрешении проблемы, не имевшей ничего общего с их профессиональными способностями. Имел место неразрешимый или даже невыраженный конфликт мнений о том, к примеру, какой из отделов, разработки или маркетинга, важнее другого. Подобная уверенность в своей исключительности была не только источником проблемы, но и не давала возможности найти причину ее возникновения.
   В прежние годы я и сам порой оказывался втянутым в эти бессмысленные войны. Я был руководителем проекта создания поисковых функций в Internet Explorer 4.0. К нам были назначены два специалиста по развитию бизнеса, которые вели переговоры об использовании основных поисковых машин того времени (Excite, Yahoo! Lycos, AltaVista и т. д.). Мы вели споры с этими экспертами по бизнесу вокруг конструкторских решений, постоянно дебатируя о том, что важнее, интересы клиента или бизнеса. Каждый из нас верил в свою правоту (я выступал за коллектив проектировщиков и разработчиков, а они отстаивали точку зрения бизнесменов). Мы неделями спорили об одном и том же, всегда касаясь конкретных решений и никогда не отступая назад, что позволило бы разглядеть нашу общую скрытую философию, направленную на выпуск качественной продукции. Дела приобрели настолько плохой оборот, что для достижения компромисса пришлось привлечь нашего общего руководителя.
   Я убежден, что более широкий взгляд на окружающий мир поможет каждому участнику процесса. Мы все были настолько эгоистичны и самоуверенны, что не жалели тратить время на битву по мелочам, вместо того чтобы попытаться учесть все точки зрения на то, что мы, собственно, создавали. Нам мог бы помочь более образный концептуальный документ, но в ту пору (примерно в 1997 году) это было невозможно, поскольку задачи бизнеса в Интернете были слишком новыми для производства. Тем не менее, не затевай мы тогда войну, а поделись знаниями друг с другом, возможно, нам удалось бы достичь успеха в поисках взаимовыгодного компромисса.
   Внедрение в проект обобщенного взгляда позволит вам перечеркивать те самые границы, которые сдерживают возможности ваших конкурентов. Вы также сможете вооружиться весомыми аргументами по каждому избранному решению. Вместо пустых утверждений о том, что определенную конструкцию будет легче воплотить в жизнь, вы сможете объяснить, каким образом, с точки зрения маркетинга, будет больше возможностей ее продать (если, конечно, вы все это не выдумаете). Порой такой подход может потребовать чем-то пожертвовать. При поиске лучших решений их не всегда удается увязать с тем, в чем вы сильны, или с теми идеями, которым лично вы отдаете предпочтение. Но если вы будете способны на такие жертвы, то своей убежденностью и искренностью сможете побудить коллег к таким же действиям. Тогда можно будет призвать других специалистов к одобрению своих идей на том основании, что они отвечают интересам проекта. Люди не станут затевать дискуссий по поводу решений, с которыми они не вполне согласны, если поймут, что решения принимаются в условиях объективности и в интересах проекта.

Баланс сил

   При работе в крупной организации следует учитывать распределение сил по всем точкам зрения. Например, если инженеры превосходят по численности бизнес-аналитиков в соотношении три к одному, в принимаемых решениях будет уклон на доминирование технологического взгляда. Соотношение сил – это простое соотношение количества приверженцев того или иного взгляда. Для баланса взглядов соотношение должно быть 1:1:1 (с позиций разработчика, бизнесмена и потребителя). Чем больше несбалансированность, тем больше усилий требуется от руководителей, чтобы ее скомпенсировать.
   Разумеется, примерное количество людей не определяет объем имеющихся у них полномочий. В армии Наполеона были тысячи солдат, но Наполеон был только один. В команде может быть 10 программистов и 1 специалист по маркетингу (10:1:0), но последний может иметь больше полномочий в рамках проекта, определяющих его роль или старшинство. Это означает, что руководитель в состоянии компенсировать натуральное соотношение, наделяя полномочиями тех, кто должен иметь больше влияние на проект. А поскольку сущность проекта со временем меняется, представители различных взглядов должны в разное время получать различный уровень полномочий. О том, как можно поручать принятие решений для достижения нужного баланса в нужное время, рассказывается в главе 12.

Постановка правильных вопросов

   Уточнение набора вопросов, на которые необходимо ответить при планировании – простейший вариант организации работы. Вопросы должны быть извлечены из перечней, составленных на основе трех взглядов на проект, с намерением собрать их в единый план.
   Эти вопросы (часто называемые вопросами планирования проекта) должны быть извлечены из трех ранее рассмотренных перечней. Если проект новый (а не разработка очередной версии продукта), то для определения его основных положений понадобятся исходные вопросы. Если суть проекта заключается в незначительном обновлении существующей системы, то вопросов о бизнесе и потребительских интересах может быть совсем немного. Но независимо от характера проекта нужно просмотреть все вопросы. Тогда на поверхность всплывут не выявленные ранее предположения и дадут всем равноценные исходные точки для обсуждения.
   Перечень вопросов планирования проекта не должен иметь разграничения по основным взглядам на проект. Лучше иметь целостный взгляд на проект, который при необходимости можно разделить на соображения, соответствующие позициям разработчика, бизнесмена или потребителя. Рассмотрим, например, следующий перечень, состоящий из более сложных версий ранее представленных вопросов:
   • Почему появился этот проект? Почему именно мы подходим для его осуществления? Почему его следует реализовать именно сейчас?
   • Что собой представляют три или четыре категории людей, которых можно рассматривать в качестве различных типов потребителей? (Например, для текстового процессора это могут быть студенты, профессионалы и обыкновенные пользователи, для информационной базы данных – продавцы, секретари и руководители.) Как отличаются их потребности и привычки?
   • Какая демографическая информация может помочь разобраться в типаже потребителей? (Возраст, заработок, вид компании, профессия, образование, пользование другими программными продуктами или веб-сайтами и т. д.)
   • Для каких целей каждой из групп используется программный продукт? В какой степени это соответствует целям покупки? Как это соответствует организации продаж продукта? С какими проблемами они столкнулись при использовании продукта для удовлетворения своих потребностей?
   • Кто потенциально может стать новым покупателем и какие характеристики, сценарии работы или типы продукции нам нужно предоставить, чтобы превратить их в реальных покупателей? (Каковы демографические данные этих новых покупателей?)
   • Обладаем ли мы достаточными технологиями и производственным опытом для создания продукта, удовлетворяющего этим запросам или решающего эти проблемы? (По крайней мере, при первой прикидке для каждой выявленной потребности достаточным будет один из следующих вариантов ответа: да, может быть, нет.)
   • Можем ли мы создать технологию или набраться опыта для создания продукта, удовлетворяющего этим запросам или решающего эти проблемы? (Да, может быть, нет.)
   • Присутствуют ли эти значимые возможности в новом продукте или линейке продуктов? Или связаны ли непосредственно с продуктом (линейкой продуктов) выявленные запросы?
   • Существуют ли действенные бизнес-модели для использования нашего делового опыта и технологии в решении выявленных проблем или в удовлетворении запросов? (Смогут ли доходы превысить затраты в обозримом будущем?)
   • Какими должны быть сроки выпуска на рынок следующей версии или следующего продукта? В какие благоприятные моменты лучше всего выпустить продукт?
   • Чем в этой рыночной нише заняты конкуренты? В чем по нашему мнению заключается их рыночная стратегия и как мы можем с ними конкурировать?

Ответы на правильные вопросы

   Ответы на эти вопросы в зависимости глубины и качества, в которых они нуждаются, можно искать на протяжении нескольких часов или нескольких недель, что, в свою очередь, определяется руководителем проекта или группы. На практике, чем более стратегической ожидается направленность проекта, тем более важным становится качество этого вида определений и исследований в интересах планирования. Проектам тактического значения, направленным на решение второстепенных вопросов или краткосрочных потребностей, такая глубина не нужна. Для них, возможно, понадобится проработать лишь некоторые из вопросов, и во многом в основу ответов можно положить ответы на такие же вопросы, которые были даны при планировании предыдущего проекта. Но для серьезных проектов данная информация приобретет особую ценность не только на стадии планирования, но и в промежуточных фазах проекта, при внесении поправок и изменений.
   Наилучшие ответы на некоторые из этих вопросов можно получить от бизнес-аналитиков, на другие – от ведущих программистов или инженеров по потребительским свойствам изделий. Хорошие ответы часто являются результатом дискуссий с участием всех этих специалистов и обмена пояснительными записками, источниками информации и мнениями. На такую работу может быть потрачено много времени и средств, но для планирования это вполне естественно. Чтобы достичь успеха при покупке дома или машины, при переезде в другую страну или при написании книги, требуется потратить немало сил на планирование своих действий. При правильном проведении планирования появится возможность принимать выверенные и быстрые решения в процессе реализации проекта. (Более полно этот вопрос изложен в главе 14.)

Что делать при дефиците времени?

   В худшем случае, даже если нет никаких результатов исследований или на соответствующие исследование нет времени, все равно задавайте эти вопросы. Постановка правильных вопросов в любом случае приведет к двум положительным последствиям. Во-первых, разумные предположения в ответ на правильные вопросы лучше, чем ничего. Даже если у вас есть время лишь на выстраивание предположений, обдумывание правильных вопросов принесет больше пользы, чем обдумывание неправильных. Во-вторых, отсутствие исследований по основным вопросам может стать тревожным сигналом для руководителей и управленческого аппарата. Долговременное благополучие организации зависит от способности строить действенные планы, и даже если инвестиции (привлечение новых специалистов или выделение средств) к данному проекту запоздают, они смогут помочь разработке следующего проекта.

Перечень типичных просчетов при определении конечной цели проекта

   Когда что-нибудь делаешь, то всегда больше плохих способов, чем хороших, и планирование проекта здесь не исключение. В качестве пособия, позволяющего отличить хорошее от плохого, можно воспользоваться табл. 3.1, в которой приводятся несколько неверных подходов, с которыми мне приходилось сталкиваться на практике. Я привожу ее в надежде, что она поможет вам распознать подобные ситуации и понять, почему подобные подходы становятся источником проблем.

   Таблица 3.1. Наиболее распространенные просчеты в определении конечной цели проекта

Процесс планирования

   За время, отведенное для определения параметров проекта, нужно ответить на вопросы планирования. По возможности каждый из взглядов (бизнесмена, разработчика и потребителя) должен иметь, как минимум, по одному стороннику, располагающему результатами исследований, проведенных в его области. Этот человек будет выдвигать идеи и предложения и пересматривать свои соображения вместе со сторонниками других взглядов. Вся суть в том, чтобы экспертная группа была немногочисленной, чтобы работать продуктивно, но в то же время и не слишком маленькой, чтобы каждая точка зрения была представлена достаточным количеством экспертов для широкой и всесторонней оценки. Групповые решения и обсуждение проблем могут даваться группе из десяти человек куда труднее, чем группе из пяти человек (см. главу 9).
   По собственному опыту знаю, что лучше иметь дело с ущемленным самолюбием тех, кто не вносит основной вклад в планирование, чем привлечь к процессу массу людей и возиться с неважно спланированным и сотканным из компромиссов проектом. Состоявшиеся специалисты, которых вы не включите в группу, поймут ваши мотивы, если вы потрудитесь их объяснить, а несостоявшиеся получат возможность для развития или поиска занятия, более подходящего для их самовыражения.
   Если вы используете те документы по планированию, о которых я упоминал в начале главы, то целью группы планирования должна быть выработка и доведение этих документов до всей команды. Как только документы (или, что еще важнее, содержащиеся в них решения) будут готовы, фаза планирования завершается (рис. 3.3).

   Рис. 3.3. Взаимосвязь между уровнями планирования

   Черновой вариант каждого входящего в планирование документа должен быть готов как можно раньше, чтобы до выработки окончательной версии включить в него все обратные связи, выработанные командой. Это могут быть простые циклы обратной связи между документами плана, изображенные на рис. 3.3. После создания чернового варианта анализа потребностей рынка – MRD, появится возможность приступить к работе над концептуальным документом, во время которой будут возникать новые вопросы, касающиеся этого анализа, улучшающие документ до его завершения. Эта же схема работы повторяется при разработке всех документов. Таким образом, даже если сроки окончания разработки документов плана поджимают, некоторые перекрытия по времени разработки каждого из них пойдут только на пользу и повысят качество всего процесса. Как показано на рис. 3.4, когда разработка проекта достигает середины (стадии выполнения), распространение вверх по структуре планирования подобных обратных связей дается все труднее, хотя и не исключается. (Можно считать, что рис. 3.4 иллюстрирует работу нанятой по контракту команды, сфера влияния которой ограничена выработкой технических условий и определением характера и объема работ.)

   Рис. 3.4. Со временем становится все труднее вносить коррективы в верхние элементы структуры планирования, хотя такая возможность не исключается

Повседневная работа

   Рассматривая порядок повседневной работы над документами плана, нужно заметить, что какого-либо волшебного метода выполнения этих совместных задач не существует. Люди есть люди, поэтому невозможно перескочить через время, необходимое для того, чтобы люди с различным складом ума объединились, научились чему-то друг у друга и пришли к компромиссам, необходимым для продвижения вперед. Тут не обойтись без проведения встреч, дискуссий и, возможно, создания рассылок или веб-сайтов, но секретных рецептов радикального изменения такого порядка вещей не существует. Ведите себя как можно проще и непосредственнее. Именно лидер задает тон началу разговора, нацеливает на постановку важных вопросов и обеспечивает присутствие в аудитории нужных людей в нужное время. Тем не менее есть три вещи, которые обязательно следует учесть:
    Наиболее важная часть процесса – распределение ролей. Кто получит полномочия на выдвижение требований? На проектирование? Если к процессу привлекается много людей, как будут приниматься решения? Как быть при равенстве голосов? Если подобные вопросы взаимоотношений решить на ранней стадии, то удастся избежать многих проблем или, что более вероятно, справиться с ними хладнокровно и своевременно. (Наиболее полно проблемы взаимоотношений и распределения ролей рассмотрены в главе 10.)
    О промежуточных пунктах должны знать все. Какие этапы нужно пройти от начала до конца планирования? Непосредственные исполнители сначала должны составить календарный перечень мероприятий, таких как доклады, презентации, совещания или обсуждения документов. Когда конкретно будет завершено планирование как таковое и начнется проектирование или разработка? На все это должны быть даны четкие и доведенные до всех ответы.
    Нужно почаще проводить обсуждения каждого из взглядов на проект. Должна доводиться новая информация или замыслы, подниматься новые вопросы или делаться выводы. На эти обсуждения должны привлекаться специалисты из других подразделений вашей организации или команды, если у них имеется полезный опыт работы или их мнение представляет ценность для группы.
   Руководитель проекта, как правило, несет ответственность за объединение усилий всех участников встреч и дискуссий на решении ключевых вопросов и за фиксацию достигнутых итогов в доступном для всей группы месте. Возникшие вопросы или проблемы должны быть соответствующим образом распределены и обсуждены на следующей встрече.

Исследование потребительских запросов и допускаемые при этом просчеты

   Существует множество разнообразных неправильных подходов к информации о потребителях. Одно утверждение о том, что с интересами потребителя надо считаться, само по себе ничего не значит. Проще всего заявить: «Мы заботимся о потребителях» или «Самое важное – это удовлетворить запросы потребителя», поскольку вряд ли кто-нибудь спросит, как эти утверждения отразятся на деятельности организации. Даже при том, что в последнее десятилетие был достигнут большой прогресс в конкретизации методов исследования и анализа потребительских запросов, большинство этих методов так и не были внедрены в работу организаций управленческой или технической направленности. В практике команд по разработке проектов до сих пор непривычным является привлечение к работе специалистов, обличенных правами принятия решений и занимающихся изучением потребительских запросов, разработкой интерфейсов и улучшением потребительских свойств изделий.
   Безусловно, самая распространенная ошибка – это целиком и полностью полагаться на один-единственный метод исследований. Основная проблема всех исследований, как научных, так и любых других, состоит в том, что конкретное исследование позволяет оценить только одну точку зрения на проблему (мы вернемся к обсуждению этого вопроса в главе 8). Каждый исследовательский метод хорош для оценки одних параметров и не пригоден для оценки других (табл. 3.2). Вы же не станете использовать спидометр для взвешивания или запрос о состоянии своего счета в банке для получения сведений о кровяном давлении (хотя эти два показателя могут быть взаимосвязаны), так и индивидуальные и групповые опросы могут подходить для одних целей и не подходить для других.

   Таблица 3.2. Типичные методы исследования потребительских запросов
   1 Группа опрашиваемых стремится настроиться на полезную отдачу. Никто не хочет обидеть пригласивших, и все проявляют чрезмерную активность в обсуждении идей.
   2 Оцените свое собственное усердие при участии в последнем опросе. Если вы никогда ничем подобным не занимались, задумайтесь над тем, что собой представляют люди, которые тратят уйму времени на участие в опросах.
   3 В оригинале «Usability study». – Примеч. ред.

   Специалисты по исследованию пользовательских запросов занимаются двумя делами: они выбирают метод на основании тех вопросов, на которые должна ответить команда проектировщиков, и пользуются несколькими методами для нейтрализации ограничений и перекосов, возникающих при индивидуальных подходах. В табл. 3.2 показаны некоторые главные исследовательские методы и их основные достоинства и недостатки.
   Когда я работал руководителем отдела программирования в компании Microsoft с самой лучшей командой проектировщиков, у меня был доступ ко многим источникам информации. Я часто запрашивал ответы на специфические вопросы, выходившие за рамки обычных, и в организации всегда находились грамотные специалисты, удовлетворяющие мои запросы. В других, менее обеспеченных квалифицированной поддержкой командах, мне приходилось обходиться собственными силами (как правило, менее успешно, поскольку я был загружен другой работой и не был знатоком под стать узким специалистам).
   Но даже при нехватке ресурсов или финансирования полдня работы, потраченные на поиск ответов на вопросы плана, могут иногда дать вполне приемлемые результаты. Со временем мастерство в проведении этого вида исследований будет возрастать, сокращая будущие временные затраты. Важнее всего то, что проделав часть этой работы самостоятельно, вы станете больше разбираться в данном вопросе и сможете нанять кого-нибудь для этой работы, если будет, наконец, выделен соответствующий бюджет или штатные единицы.
   Повысить ценность данных помогут здравый смысл и некоторая доля скепсиса. Предположения должны подвергаться сомнениям, а те или иные известные необъективные моменты различных видов исследований должны быть выявлены при представлении данных исследований. Совершенных форм представления данных не существует: всегда имеют место необъективность, настороженность, допустимые погрешности и скрытые детали. Руководитель проекта должен уметь видеть сквозь все необъективные нюансы и разумно использовать всю имеющуюся информацию для принятия наилучших решений.

Объединяем все вместе – выработка требований

   При планировании создается большой объем информации и возникает непростая задача, как ее свести к простому плану действий. По большому счету, все взгляды, результаты исследований и стратегические основы синтезируются в единый концептуальный документ. Об этом особом документе мы поговорим в следующей главе. Но на более низком уровне простейшим инструментом становится набор требований.
   Для многих проектов требования являются средством определения их направленности. Требования по определению означают, что команда (с ведома заказчика) к моменту завершения проекта должна их удовлетворить. В наипростейшем смысле определением требований является заказ пиццы с пепперони. Вы объявляете изготовителю пиццы, что вы, собственно, желаете получить. Он может уточнить требования, задавая вопросы («Не желаете ли вы вдобавок минеральной воды?»), или детально обговорить требования («У нас в данный момент нет пепперони, не подойдет ли взамен салями?»). В более сложном случае, при разработке программного продукта, получить качественно выработанные требования намного труднее. Существует множество различных способов интерпретации абстрактных идей, усложняющих процесс выработки требований («Сделайте более высокоскоростной или более отказоустойчивый продукт»).
   Для выработки и документирования требований существует ряд устоявшихся методов, и я рекомендую ознакомиться с ними самостоятельно.[22] В зависимости от уровня имеющихся при выдвижении требований полномочий применяются различные способы решения этой задачи, позволяющие достичь хороших результатов. Особенности этих методов и способы их применения в данной книге не рассматриваются. Тем не менее один метод, отличающийся простотой, легкостью в применении и эффективностью, я могу вам предложить – это метод постановки задач.
   Постановка задач – это описание в одном-двух предложениях конкретных проблем конечных пользователей или клиентов, которые должны быть получены из результатов проведенных исследований или из конкретных пользовательских запросов. Они должны быть изложены в формате, позволяющем понять суть проблемы или потребности, взятой из набора, относящегося к потребительскому взгляду на проект (в противовес взглядам разработчика или бизнесмена). Тем самым будет гарантирована поддержка точки зрения потребителя, она не будет искажена другими точками зрения.
   В качестве примера далее приводится перечень, полученный в ходе постановки задач по разработке корпоративного веб-сайта:
   • С домашней страницы затруднен поиск часто востребуемых разделов.
   • Ведомственная информационная страница долго загружается, заставляя пользователя ждать.
   • Страница запросов к базе данных сбоит при работе с большими таблицами, вынуждая пользователей начинать все заново.
   • Веб-сайт не обеспечивает автоматического доступа к защищенным услугам, а ручной доступ отнимает много времени.
   • Результаты поиска трудно просматривать в существующем формате.
   • На странице регистрации не обеспечен контроль вводимой информации в обязательные поля, поэтому при вводе легко ошибиться.
   • Страница состояния не включает информацию об электронной почте, и пользователи не могут узнать, почему их электронная почта не работает.
   • Отсутствует способ сохранения предпочтений или вариантов появления домашней страницы.
   Заметьте, что это – не отчет об ошибках. Возможно, данные проблемы ранее не рассматривались как обязательные условия работы веб-сайта. Постановка задач должна быть более масштабной и отличаться по виду от перечня ошибок, поскольку сама идея состоит в том, чтобы ухватить упущенные детали, относящиеся к потребительскому взгляду, а не оценивать все неудачи с точки зрения разработчика.
   Каждое из этих утверждений, выраженное одним предложением, может сопровождаться доказательствами или примерами (скажем, копией экрана, иллюстрирующей суть проблемы, или ссылкой на результаты изучения потребительских запросов или других исследований, вскрывших проблему), помогающими изложить предысторию и объяснить, почему и при каких обстоятельствах возникает данная проблема (или почему этому функциональному упущению придается такое значение). Но эти подкрепляющие доказательства не должны смешиваться с самой формулировкой проблемы, с техническими планами или деловыми задачами. Смысл формулировки этих потребительских проблем должен касаться лишь пользователей и их нужд.

Проблемы превращаются в сценарии

   Поскольку постановка задач отражает текущее состояние дел, проект нуждается в чем-то другом, отражающем состояние, которое будет достигнуто по завершении работы. С этой целью нужно переработать постановку задач в нечто иное, называемое формулировкой характеристик или сценарием. Для этого существует масса различных способов. Одним из самых популярных считается метод сценариев использования (use-cases),[23] но существуют и другие методы.
   Каждый сценарий представляет собой краткое описание возможностей клиента, открывающихся в результате реализации проекта, или тех задач, в выполнении которых отпала необходимость, поскольку в результате работы над проектом они были автоматизированы. Идея состоит в том, чтобы описать все это с потребительской точки зрения, избегая при этом любых описаний способов достижения результатов (отложив их на потом). А на этом этапе намного важнее предоставить команде возможность обсудить, какой их сценариев имеет наибольшую ценность. На расстановке сценариев по приоритетам должен отразиться анализ их бизнес-потенциала или возможностей технической реализации.
   Сама по себе формулировка характеристик должна стать способом наиболее легкого представления обо всем, что удалось выяснить в отношении потребительских запросов, и о том, в чем будет заключаться потребительская направленность проекта. Основываясь на предыдущем перечне потребительских запросов, определим, на что могут быть похожи некоторые формулировки характеристик.
   Итак, возможные характеристики проекта X:
   • Часто востребуемые разделы можно будет легко обнаружить на домашней странице.
   • Результаты поиска будут представлены в доступном для большинства пользователей виде, допускающем беглый просмотр.
   • Веб-сайт обеспечит простой автоматизированный доступ к защищенным услугам.
   • Регистрационная страница позволит упростить безошибочный ввод информации.
   • Ведомственная информационная страница будет загружаться, по крайней мере, так же быстро, как и домашняя страница.
   • Интерфейс запросов к базе данных будет по надежности сопоставим с остальными компонентами системы.
   • Пользователи получат возможность видеть состояние сервера электронной почты в простом и удобном формате.
   • У пользователей будет удобный способ сохранять свои предпочтения при настройке системы.
   Формулировка характеристик ни в коем случае не должна включать описание конкретной конструкции, в ней вместо этого должно быть объяснение влияния решений на потребителя. Проще, конечно, сказать, чем сделать. Большинство творческих личностей любят решать проблемы и сделают это автоматически. Загвоздка в том, что скоропалительные решения зачастую бывают поверхностными. Перед принятием решений нужно дать проблемам возможность как следует уложиться в сознании. Нужно просто попросить людей во время совещаний по планированию записать возникающие у них идеи по решениям и обсудить их чуть позже. Исключение можно сделать для тех идей, которые полностью вычеркивают проблему из списка или переводят ее в разряд несущественных.
   Формулировки характеристик можно примерно расположить в порядке важности, что позволить очертить границы проекта. Когда дело дойдет до конструирования, оно пойдет значительно быстрее, поскольку все будут работать над достижением единых результатов (вместо того чтобы отвлекаться на предпочитаемые ими собственные идеи решения проблем). Поскольку очень многое зависит от этих коротких описаний, они должны быть выполнены с особой тщательностью и с учетом того, насколько долго они пригодятся команде проектировщиков. Зачастую, чтобы привести все в порядок, их нужно по нескольку раз просматривать и перерабатывать, но как только они приобретут окончательную форму, потребность в их корректировке по ходу проекта будет возникать крайне редко.

Объединение деловых и технологических требований

   К перечню потенциальных характеристик, выведенных из исследований потребительских запросов, могут быть добавлены дополнительные характеристики, удовлетворяющие деловым и технологическим соображениям. Но сначала нужно ответить на главный вопрос: для чего, собственно, предназначены эти дополнительные требования, если они ничего не дают потребителям? Перед добавлением новых характеристик нужно пересмотреть существующий перечень, чтобы посмотреть, какие из уже имеющихся характеристик представляют эти деловые и технические соображения. Таким образом, общая направленность всей дискуссии будет сосредоточена на выгодах потребителя без запрета на определенные технологические или деловые соображения. Любые характеристики, не основанные на запросах потребителей, должны подвергаться пересмотру, чтобы удостовериться, что они не создадут у потребителей отрицательного впечатления.
   Иногда требуется добавить какую-нибудь характеристику, способствующую увеличению объема продаж, несмотря на ее сомнительную ценность для конечного пользователя, или для удовлетворения потребительских запросов. Но проведение планирования в первую очередь вокруг исследований потребительских запросов, выявления проблем и формулировки характеристик заставит всех оперировать аргументацией в данном контексте. Это дает руководителю проекта осознание равных условий для характеристик, представляющих насущные интересы как потребителя, так и организации.

Выводы

   • Результаты планирования часто определяются тем, кто и какими полномочиями обладал. На планирование оказывают влияние три вида полномочий, связанные с определением перечня требований, конструированием и финансированием.
   • Существует ряд общих разработок для планирования проекта: документы, отражающие анализ потребностей рынка (MRD), документы, определяющие концепцию и рамки проекта, технические условия и документы структурной декомпозиции работ (WBS).
   • Наиболее действенный способ планирования проекта требует учета трех равнозначных взглядов: бизнесмена, разработчика и потребителя. Взгляд на проект с точки зрения потребителя зачастую оказывается наиболее недооцененным и неправильно использованным.
   • Постановка вопросов наводит на правильные размышления и эффективно направляет энергию планировщиков в нужное русло.
   • Процесс выработки требований не отличается простотой, но есть хорошие рекомендации для его успешной реализации.
   • Формулировка проблем и выработка сценариев представляют собой простейший способ определения перечня требований и доведения его до участников проекта. Эти документы легко превращаются в конструкторские идеи, сохраняя видение главных и второстепенных составляющих проекта.

Упражнения

   2. Из трех взглядов на проект – с точки зрения бизнесмена, разработчика и потребителя – какой был представлен меньше других в последнем, реализованном вами проекте? Как это повлияло на качество конечного изделия?
   3. Какова суть некоторых проблем определения требований, не рассмотренных выше? Встречались ли вам заказчики, запрашивающие характеристики, являвшиеся на ваш взгляд ошибочными, или заказчики, менявшие свое мнение уже после начала работы над проектом, как должны разрешаться подобные разногласия?
   4. Предположим, вы были руководителем проекта, при работе над которым инженеры и бизнесмены недолюбливали друг друга, и вели войну вокруг основных решений. Какие действия можно было предпринять с вашей стороны для улучшения взаимоотношений? (Подсказка: Какие вопросы не были подняты? Какие точки зрения не были представлены?)
   5. Представим, что вы решили саботировать проект на этапе планирования. Составьте список наиболее действенных мер, с помощью которых можно было бы завалить все дело. (Если затрудняетесь, то представьте, что возмездие вас не волнует.)
   6. Составьте список мер, которые вы в качестве руководителя, а не саботажника могли бы предпринять для предотвращения действий или в ответ на меры, перечисленные в предыдущем списке.
   7. Какие в проекте были признаки осложнений, потребовавшие слишком большого внимания при планировании? Что можно было бы сделать, если вы как руководитель проекта заметили бы все эти признаки?
   8. Вы когда-нибудь видели человека, пользующегося какими-нибудь вашими разработками? Проведите собственное, совершенно неформальное изучение потребительских свойств продукта. Дайте потенциально новому клиенту рыночный проспект по своему продукту, усадите его перед этим программным продуктом и попросите опробовать все, что согласно этому проспекту позволено делать с вашим продуктом. Не оказывайте абсолютно никакой помощи, как бы этого ни хотелось. Вы узнаете куда больше о важности исследований запросов потребителей, чем из любой книги на эту тему.
   9. Должен ли специалист, составляющий требования, быть тем же самым человеком, который будет конструировать удовлетворяющее им изделие? В чем заключаются проблемы, когда один и тот же человек делает оба дела? В чем заключаются проблемы, когда этим занимаются разные люди?

Глава 4. Разработка качественных концептуальных документов

   Одной из сложнейших задач, относящихся к руководству командами разработчиков, является задача сплочения людей во имя общих целей в течение длительного периода времени. Не существует руководителей, которые не опасались бы, что принятые ими решения никто не воспримет. Возможно, мотивы, руководствуясь которыми люди прислушивались к ним сегодня, завтра будут забыты или проигнорированы. Еще хуже, если сами руководители утрачивают чувство направления, в котором, как предполагается, они ведут проект. Поэтому сложность руководства проектом заключается не только в его запуске в нужном направлении, но и в том, чтобы строго придерживаться выбранного пути.
   В главе 3 был дан краткий обзор документов планирования, где были упомянуты документы, отражающие анализ потребностей рынка (MRD), концептуальные документы и технические условия. В данной главе основное внимание уделено концептуальным документам как наиболее важной составляющей всех материалов планирования. Я объясню, почему на разработку концептуальных документов стоит потратить определенные усилия, какими качествами должны обладать лучшие образцы этих документов, как извлечь из них пользу на протяжении всего процесса реализации проекта. При правильном подходе к делу разработкой концептуальных документов завершается исходная фаза планирования (рис. 4.1).

   Рис. 4.1. Готовый концептуальный документ знаменует окончание фазы планирования, так же как готовность технических условий означает окончание фазы проектирования

   Прежде чем приступить к изложению темы, следует сделать одно замечание: для деления всей области, охватываемой этим документом, существует множество различных способов. В некоторых организациях вообще не используются MRD-документы или бизнес-планы, а относящиеся к ним вопросы попадают сразу в концептуальный документ. Несколько раз я принимал участие в весьма скромных проектах, где вся концептуальная информация помещалась в технические условия. Поэтому не стоит волноваться насчет количества необходимых документов и их названий: я думаю, что главное не в этом. Мои рекомендации подойдут любому используемому вами процессу планирования.

В чем ценность ведения записей

   Дэниел Бурстин (Daniel Boorstin), автор великолепных работ «The Creators» (Vintage, 1993) и «The Discoverers» (Vintage, 1985), как-то сказал, что письменное слово было величайшей из всех технологий, когда-либо изобретенных человеком. Без него нам пришлось бы всецело зависеть от нашей печально известной своей дырявостью памяти,[24] занимаясь такими сложными вещами, как создание динамита (гм, в каком весовом соотношении должны быть нитроглицерин и древесный уголь?) или ядерного реактора (а куда исчезает уран?). Применительно к работе над проектом записи дают возможность однократно определить характер технической работы или зафиксировать общие для всей команды цели, а затем многократно использовать эти сведения. Документирование деталей принятых решений перекладывает с нашей памяти на бумагу все заботы о точности их формулировок и сохранности, после чего их можно восстановить в памяти, всего лишь взглянув на записи. Такая разгрузка памяти позволяет нам решать поставленную задачу полным ходом, имея под рукой ее описание, и пребывать в полной уверенности, что мы всегда, если понадобится (собьемся с курса, столкнемся с разногласиями или запутаемся), сможем вернуться к написанному. Из этого следует, что чем больше в работе сложностей и чем больше прилагаемых к ней усилий, тем выше вероятность того, что запись некоторых деталей решения повысит шансы на ее успешное выполнение.
   Чем крупнее проект, тем сложнее и запутаннее будет характер работы. Команде из трех человек для координации усилий может хватить и разговора в вестибюле, но команда из двадцати, ста или тысячи человек, работающих в разных часовых поясах, такой возможности лишена. В данном случае кто-то действительно должен определить общий план всей работы и оформить его в виде доступного для всех документа, на который каждый мог бы легко сослаться.
   В достаточно крупной организации документирование служит также средством доведения намерений команды до всех заинтересованных лиц. Если группа А может представить свои основные идеи и решения в виде краткого документа, то группы Б и В смогут понять намерения группы А и сразу же поднять вопросы или составить отзывы. Чем сложнее и запутаннее проект, тем важнее становится роль таких кратких документов, поскольку у сложного проекта больше шансов на недопонимание и дорогостоящие ошибки. А в качестве дополнительного преимущества появляется возможность быстрого ввода в строй новых сотрудников (независимо от их должностной принадлежности), потому что они смогут прочитать подборку основных идей проекта самостоятельно и их не нужно будет специально вводить в курс дела.

Какой по объему концептуальный документ вам нужен?

   Мне попадались концептуальные документы объемом в 50 страниц, состоящие из тщательно отформатированных результатов исследований, диаграмм и стратегических замыслов. Приходилось сталкиваться и с документами всего в пару страниц с маркированными пунктами, сопровождаемыми пояснениями, объемом в несколько предложений. Необходимая степень детализации структуры и вида документов плана зависит от характера проекта. Нужно избавиться от догмы, что документы плана – это нечто жестко заданное. В конце концов, это всего лишь документы. Степень их детализации или своеобразия зависит от сущности проекта и культуры проработки документов плана, присущей той или иной команде. Тем не менее качественно разработанные концептуальные документы, хотя и охватывают по сути одни и те же вопросы, отличаются глубиной и серьезностью подхода.
   Рассмотрение следующих вопросов поможет вам определить структурную сложность и трудоемкость вашего концептуального документа:
   • Много ли обоснованных вопросов имеется у самой команды относительно будущей работы? Насколько люди осведомлены о предстоящей работе и о важности ее результатов?
   • Сколько разных людей будет вовлечено в реализацию проекта? Сколько различных организаций представляют эти люди? Каким образом вы сможете правильно оценить ожидаемый вклад каждой организации?
   • Насколько подробно вам лично хотелось бы обосновать заложенные в концепцию решения. (Удачно составленная концепция способна сама по себе дать многим вполне достаточное представление о сути проекта.)
   • В какой мере вы допускаете влияние сторонних организаций на основную направленность проекта?
   • Сколько проницательности, компетентности и рассудительности потребуется от руководителя проекта при принятии ключевых проектных решений? (Очевидно, именно эти свойства будут востребованы при выработке концепции.)
   • Насколько глубоко команда сможет вмешиваться в стратегию проекта в процессе работы над его реализацией?
   • Какие объемы исследований в процессе планирования проекта ожидает от вас руководство? Как вы будете доводить до руководства результаты этих исследований?
   • Возникнет ли в последующем необходимость напоминать команде о целях проекта? Склонны ли сотрудники возвращаться к спорам по отдельным положениям, с которыми они совсем недавно согласились?
   Чем детальнее и точнее вы ответите на данные вопросы, тем большую ценность приобретет концептуальный документ. Если к вашему проекту относится лишь малая толика вопросов, подход должен быть простым и неформальным. А если вы считаете, что к вашей ситуации подходит большинство вопросов, и при их чтении испытываете какой-то внутренний холодок, значит, вам следует отнестись к ответам на них со всей серьезностью.
   Скорее всего эти вопросы имеют отношение к руководству проектами, чем к самому концептуальному документу. Тем не менее концептуальный документ – это единственное средство обратиться ко многим из них одновременно. Даже при работе в одиночку (вариант супермена-одиночки) составление неформального концептуального документа (к примеру, перечня конечных целей) на неделю, месяц или год имеет большое значение для завершения этих периодов времени, имея в результате то, чем можно было бы гордиться. Как только положения документа лягут на бумагу, станет намного проще относиться к ним со всей ответственностью, даже если дело касается только лично вас.

Общекомандные и индивидуальные цели

    Концепция определяет главные цели, относящиеся к проекту в целом. Может также включать концептуальные положения или сверхзадачу. (Главные цели, определяемые в концептуальном документе, иногда называют задачами, чтобы отличать их от целей более низкого уровня.)
    Общекомандные цели. Подраздел концепции, относящийся к сфере ответственности конкретной команды, определяемый несколько глубже, чем общая концепция. (Например, команда А может отвечать за разработку базы данных и достижение связанных с этим целей, а команда Б – за разработку поисковой машины и решение сопутствующих задач, но обе эти команды работают в рамках общей концепции проекта.)
    Индивидуальные цели. Подраздел общекомандных целей, являющийся сферой ответственности отдельного работника.
   Для небольших проектов разница между общекомандными и индивидуальными целями может быть незначительной (рис. 4.2). Проект даже может быть настолько мал, что ее и вовсе не будет. Но для больших проектов, в работу над которыми вовлекаются 50 и более человек, необходимо определить и этот уровень. Работая практически на протяжении всей своей карьеры в составе больших команд (заведомо больше 50 человек), я привык иметь дело с этими тремя уровнями: уровнем, относящемся ко всему проекту в целом (уровень концепции), уровнем, относящемся к отдельным деталям или областям проекта (уровень команды), и уровнем персональных задач для каждого работающего над проектом специалиста (индивидуальный уровень). Первые два уровня являются общими для всей команды, а третий относится к работнику и его руководителю.

   Рис. 4.2. Три уровня целей

   Давайте в качестве примера возьмем некий проект создания корпоративного веб-сайта под названием «Гидра»:
   • Концепция. Веб-сайт «Гидра» предоставит удобный доступ к большинству наиболее востребованных источников корпоративной информации (поиск, учет, инвентарь, внутренние ресурсы, перевозки) из единого места с использованием простого и понятного интерфейса.
   • Общекомандные цели. Команда А будет отвечать за создание доступных и простых в применении систем поиска и учета. Команда Б будет отвечать за создание систем инвентаризации, учета внутренних ресурсов и перевозок.
   • Индивидуальные цели. Фрэд (из команды А) будет заниматься проектированием и разработкой всех функций, необходимых для поисковой системы. Майк (из команды Б) будет курировать все работы по общему устройству веб-сайта и вырабатывать технические условия на создание интерфейса для «Гидры». Боб (из команды Б) будет заниматься проектированием и разработкой всех функций, необходимых для учета внутренних ресурсов и перевозок.
   Здесь прослеживается строгая наследственность сверху вниз: общекомандные цели происходят из целей проекта, а индивидуальные цели – в основном, из сферы целей общекомандных (наиболее важным исключением может стать индивидуальная потребность в обучении или профессиональном росте, которая не может быть удовлетворена в рамках проекта). Если все три уровня хорошо проработаны, станет заметной ежедневная работа всех участников проекта, каждый будет иметь мотивацию на выполнение работы, имеющей для него вполне определенный смысл и являющейся его непосредственным вкладом в реализацию всего проекта. На создание подобной структуры стоит потратить время. Благодаря ей возникает вполне естественный дух сотрудничества и упрощается управление проектом (см. рис. 4.2).
   Этим трем уровням определения должны соответствовать различные документы (или, как минимум, различные обсуждения). Чтобы сохранить целостность концепции проекта, возглавить разработку общего концептуального документа должен руководитель группы или руководитель всего проекта. Затем он должен потребовать от руководителей разработки отдельных компонентов или частей проекта перевести общие указания в цели, относящиеся к их сферам ответственности, по возможности выделяя их них определенные темы и задачи. И наконец, рядовые исполнители должны обсудить со своими руководителями команд свои индивидуальные цели и сферы ответственности, вытекающие из общекомандных целей.

Пять качеств хорошей концепции

   Поскольку первоисточником всех целей является основная концепция, руководитель всего проекта должен приложить немалые усилия именно к ее созданию, чем к выработке других первичных планирующих документов. Хорошая концепция должна отвечать пяти важнейшим характеристикам: она должна быть достаточно простой, целенаправленной, консолидирующей, вдохновляющей и хорошо запоминаемой.

Простота

   Самое важное направление работы – это упрощение смысла проекта. Хорошая концепция должна предоставить ответы на основные вопросы и вооружить всех исполнителей инструментом для принятия решений в рамках их собственной работы. Хотя концепция вызовет и новые вопросы, но в количественном отношении их должно быть меньше тех, на которые уже даны ответы. На ранних стадиях работы над проектом его участники должны постоянно ссылаться на концепцию – при ведении дискуссий, в переписке по электронной почте и на совещаниях, – активно используя ее в качестве вспомогательного инструмента для принятия решений. Руководитель проекта должен внимательно отслеживать ход работы, стремиться уточнить и пересмотреть концепцию, с готовностью включая в нее ранее пропущенные вопросы, повышающие ее полезность для команды. Концепция не должна быть похожа на священную реликвию, заключенную в стеклянный футляр. Она должна больше походить на правила хорошей настольной игры, предоставляя разъяснения для всех ее участников, четко очерчивая границы дозволенного и быстро улаживая споры или налаживая взаимопонимание. Она должна быть потерта на изгибах и краях от постоянного использования и испещрена пометками на полях. Концепция должна быстро положить конец всем подготовительным переговорам и вселить в людей уверенность в успешном претворении проекта в жизнь.

Целенаправленность

   Концептуальный документ – это первоисточник целей проекта. Он задает тон правильной формулировке целей, определяет их количество и объем возможных корректировок в ходе реализации проекта. Четко сформулированная цель определяет ясность намерений всех специалистов команды. Люди должны знать, что именно является критерием достижения цели, а необходимая для этого информация должна предоставляться в формулировке самой цели. Они также должны иметь возможность легко различать, какие действия, скорее всего, будут соответствовать цели, а какие нет. Формулировка целей – дело трудное и крайне субъективное, требующее многократных уточнений для достижения четкости и ясности. Чем меньше будет глобальных целей, тем более действенным станет концептуальный документ. По грубым прикидкам концептуальный документ проекта должен содержать от трех до пяти глобальных целей (для примера см. представленный далее список положений хорошо проработанной концепции).
   Для правильной формулировки целей широко используется деловой подход, выражаемый акронимом SMART (Specific, Measurable, Action-oriented, Realistic, Timely – точность, измеряемость, действенность, реалистичность, своевременность). Идея состоит в том, что если цель соответствует этим пяти требованиям, то, скорее всего, она достаточно хорошо определена для дальнейшего использования (тем не менее остаются субъективные рассуждения о том, насколько конкретной или реалистичной должна быть цель). При формулировке цели можно воспользоваться и другим приемом – отнестись к ней максимально придирчиво и задаться вопросом, не провалится ли проект, если его цель будет достигнута в точном соответствии с ее формулировкой. Затем нужно подумать, а нельзя ли более точно сформулировать цель, нет ли какой-нибудь дополнительной, уточняющей информации.

Консолидирующая способность

   По этой причине лучше всего отделить цели и директивы от всех вспомогательных аргументов и исследований, на основе которых велось планирование. Должно быть определено конкретное место (в виде простого веб-сайта), где можно будет легко отыскать все дополнительные доводы и материалы, что должно подстегнуть всех усердствующих (или скептиков) погружаться в глубины, не отраженные в самом концептуальном документе. Консолидация не означает, что материал должен быть преподнесен в виде нагромождения из случайных подборок справочной информации, она подразумевает наличие некой логической последовательности. При подаче материала должны использоваться единые шаблоны, форматы, или, по крайней мере, вся информация должна легко собираться в единый печатный том: не ради процесса как такового, а потому, что так материал будет легче читаться. Это заставит кого-то (желательно, главного босса) определить конкретное количество ссылок или первоисточников, с которыми должны быть ознакомлены все участники проекта. Указанное количество должно быть отличным от нуля, но в то же время оно не должно превышать пятнадцать или двадцать документов, статей или сообщений.

Вдохновляющая способность

   Вдохновению никогда не способствуют какие-либо поверхностные факторы (а оно, между прочим, необходимо даже весьма поверхностным людям). Чтобы войти в сознание людей, нужна абсолютно понятная, практически ценная задача, ожидающая своего решения, и команда, способная на ее решение и проявляющая к ней определенный интерес. Несмотря на то что в этом деле может помочь убежденность лидера и его умение оказывать влияние на людей, значение качества идей, заложенных в концептуальном документе, ничуть не умаляется. Если читателям концепции будет предложено ясное представление имеющихся возможностей и дан четкий план их реализации, появятся и люди, способные вдохновиться решением обозначенной проблемы. Программисты и инженеры имеют особенность черпать вдохновение в решении сложных технических проблем, но и в существующей практической задаче, которая должна решаться в рамках проекта, подобные сложности найти совсем не трудно. Каждый должен понять, что проект финансируется с целью решения определенной практической, а не только технологической задачи.

Запоминаемость

   Запоминаемость предполагает наличие двух условий: во-первых, идеи должны иметь смысл, и во-вторых, они должны отложиться в сознании читателей и оставаться в нем на весь срок работы над проектом. Они могут запомниться не более чем несколькими характерными особенностями, но этого будет достаточно для уверенности исполнителей в правильной направленности их повседневной работы. (Если концептуальный документ слишком сложен для понимания, добиться желаемого эффекта невозможно. Люди редко запоминают то, в чем не могут разобраться.)
   Запоминанию больше всего способствует прямое и простое изложение мыслей. Если вы сможете впечатлить сутью принятых решений и понятно их изложить, то даже не до конца согласные с ними люди будут помнить их намного дольше, чем решения концептуального документа, изложенные неубедительно и запутанно, но полные идей, в которые они безоглядно верят. Поэтому стремитесь к понятному и убедительному изложению концептуальных взглядов. Вооружите команду четкой концепцией и образом мышления в отношении предстоящей работы. Старайтесь избегать ярких идей, способных увлечь людей на короткое время, или увлечений вычурными и сиюминутными тенденциями, которые могут через пару недель «сойти на нет», полностью обесценивая ранее соответствовавшие им идеи.

Ключевые моменты

   В основу концепции должны быть положены ответы на многие из приводимых далее вопросов. Обычно эти ответы становятся основными заголовками концептуального документа или перечисляются в конце, в разделе вопросов и ответов. (Даже если данные вопросы не нашли свое место в основном документе и отражены в приложении, предполагается, что инженерам свойственно переходить к последним страницам в надежде отыскать что-либо негативное в противовес всему изложенному ранее.)
   Для ответа на многие из приводимых далее вопросов требуется привлечение специалистов по рыночным исследованиям, по изучению потребительских запросов, по проектированию изделий или других доступных вам экспертов, причем делать это нужно своевременно. Часть вопросов намеренно совпадает с вопросами из предыдущей главы, которая посвящалась планированию. Отличие состоит в том, что эти вопросы рассматриваются строго в ракурсе приоритетов и решений, а не содержимого и предположений. Хотя в ходе планирования отводится место и исследованиям, концепция должна быть преподнесена в утвердительной и убедительной форме.
   Каким одним предложением можно определить конкретный выпуск изделия в рамках этого конкретного проекта? (Это часто называется концептуальным положением, или, как говорят штатные шутники команды разработчиков, «формулировкой заблуждения». Примеры подобных предложений будут вскоре предоставлены.)
   • Как этот проект содействует целям организации? Почему он важнее других проектов, которые также могут содействовать достижению этих целей?
   • Какие сценарии или потребительские свойства являются основными для данного проекта? (Приоритет – 1.)
   • Какие сценарии или потребительские свойства, не являющиеся основными, желательно реализовать? (Приоритет – 2.)
   • Что представляют собой потребители продукта? Какие проблемы решаются в их интересах реализацией данного проекта? Какими очевидными признаками или исследованиями (в противовес мнениям и предположениям) подкреплены эти утверждения? Как потребители справляются со своей работой без продукта, реализуемого данным проектом?
   • Кто представляет в организации стороны, заинтересованные в данном проекте (люди, облеченные полномочиями по реализации данного проекта, которые не обязательно должны быть пользователями создаваемого в его рамках продукта)? Какая роль им отводится в проекте? (Заинтересованные стороны будут рассмотрены в главе 16.)
   • Почему потенциальные потребители станут покупать изделие или подписываться на услугу? (Туманные фразы вроде «потому что это круто» или «потому что им не из чего выбирать» в качестве ответа не годятся. Тем не менее допустим краткий обзор того, на что эти потребители тратят средства в данный момент и как новый продукт впишется в их образ жизни, бюджет или устоявшиеся привычки. Разумеется, если имеется в виду продукт из сферы информационных технологий, может прозвучать и ответ «потому что им не из чего выбирать».)
   • Кто является конкурентом в данной области и как продукт, создаваемый в рамках проекта, выдерживает сравнение с изделиями этого конкурента? (В число конкурирующих факторов должны включаться предыдущие реализации подобных проектов или всевозможные нетехнологичные альтернативы, такие как карандаш и бумага. Для наладонного органайзера Palm Pilot простейшей конструкции в качестве первичного конкурента должна рассматриваться обыкновенная бумага, а не другие электронные устройства.)
   • Какие решения, направленные на удовлетворение потребительских нужд, были востребованы или предложены, но определенно не станут частью проекта?
   • Какие существуют не связанные с технологией подходы к исследованию проблемы?
   • Что не планируется выполнять в рамках проекта? (Перечислите без лишнего педантизма те идеи, которые могут кем-то рассматриваться в качестве части проекта, но в него не войдут. Включите в рассмотрение деловые и потребительские взгляды на проект, если очередь до них еще не доходила.)
   • Каковы более-менее вероятные возможности провала данного проекта и как их можно исключить или свести к минимуму? (В ранних прикидках могут быть только оценки рисков без планов, как их избежать или справиться с ними.)
   • Что в успехе данного проекта зависит от других компаний или групп? Зависит ли успех других компаний или групп от реализации данного проекта?
   • Как в общем представлении будет распределена работа между командами? Кто возглавит каждое из основных направлений проекта, какими полномочиями будут наделены эти люди?
   • Какие были выдвинуты предположения, от которых зависит успех проекта? В какой степени данный проект зависит от других проектов, компаний или организаций?
   Каждый вопрос или положение первостепенной важности требует серьезного обдумывания. Руководитель проекта должен отыскать самых толковых и скептически настроенных специалистов команды и поручить им найти уязвимости в логике и обоснованиях, стоящих за ключевыми положениями. Поскольку эти положения лягут в основу всего остального, они должны быть неопровержимыми. Процесс оценки положений проекта лучше провести неформально, один на один или в очень маленькой группе, чтобы руководитель проекта смог объединить все критические замечания и учесть новые взгляды на проект после каждой дискуссии.

Умение четко излагать мысли

   Даже тем из нас, кто обладает способностью неплохо излагать свои мысли, концептуальные и руководящие документы предоставляют потенциальное средство выделиться. Совершенно неожиданно появляется возможность продемонстрировать всей организации полет своей мысли – слишком трудно подавить в себе эгоистические искушения. Но претенциозность сама себя и губит, поскольку вместо передачи идей она их просто затмевает.

Простота дается не легко

   Наиболее распространенной ошибкой при изложении концепции является приравнивание сложности мысли к сложности ее представления. Вопреки расхожим мнениям, изложение сложных идей простым и доступным языком требует значительно большего времени, чем наоборот (подобная взаимосвязь распространяется и на написание программного кода, и на сочинение статей). Основные идеи концепции могут запросто потеряться в десяти страницах выводов, пояснений, графиков и диаграмм. Включение большого количества вспомогательного материала может свидетельствовать лишь о ненадежности авторских выкладок и неумении кратко излагать свои мысли (почитайте любой академический или философский журнал, и вы найдете массу подобных примеров). К сожалению, эту манеру легко перенять. Ей свойственно зарождаться в верхушке организации и, просачиваясь вниз, становиться причиной трудно искоренимых уровней скверного стиля общения. В некоторых компаниях иногда сразу и не поймешь, что документ написан на родном языке.
   Поэтому концептуальный документ определяет не только направление проекта. Он задает тон и устанавливает качественный уровень общения, который людям следует ожидать друг от друга в процессе работы над проектом. Благодаря концептуальному документу у руководителей команд появляется шанс показать всем остальным, как можно перенять этот стиль и организовать качественный обмен информацией. И наоборот, если концептуальный документ раздут, перегружен непонятными словами, высокопарно изложен, изобилует теорией, непоследователен или содержит бредовые идеи, не стоит удивляться тому, что и проект в результате будет страдать теми же недостатками.
   Хорошие концептуальные документы никогда не отходят от основных идей. Они обходятся без предисловий, оговорок и введений, в них не делается попыток скрыть ключевые (и, возможно, спорные) решения, определяющие суть проекта. Поэтому они зачастую невелики по объему и легко читаются. Мне приходилось просматривать множество скверно составленных и раздутых концептуальных документов, которые пугали отнюдь не чрезмерной оригинальностью мысли, а своими физическими размерами. Эффект был неизменным – их просто никто не читал.

У хорошей разработки только один главный автор

   Многие из виденных мною крайне неудачно разработанных концептуальных документов были созданы комиссиями. Порой немногочисленные комиссии могут действовать в качестве хорошего резонатора, но им никогда не удастся сыграть роль ведущего автора или человека, облеченного правами принимать решения. Если нет исключительного взаимопонимания и общего видения (которые, принимая во внимание политику работы комиссий, обычно легко предаются анафеме), перспективы выработки комиссией ясного, краткого и емкого документа весьма сомнительны. Поэтому руководитель проекта или лидер нуждается в полномочиях, позволяющих ему стать автором концепции и выработать ее единолично с полным осознанием того, что суть его работы состоит не в письменном выражении собственной индивидуальности, а в кратком изложении лучших идей и замыслов, выработанных в его организации. Этот главный автор должен стремиться к сотрудничеству, позволяющему свести лучшие идеи и мнения других специалистов в единый документ.
   Каноническим примером единоличного авторства служит Декларация независимости США. В 1776 году Континентальный конгресс сформировал комиссию для выработки этого документа. Комиссия собиралась несколько раз, однако осознав особую важность такой характеристики документа, как доходчивость, поручила разработать проект Томасу Джефферсону. Джефферсон поступил так же, как я рекомендую поступать и команде проектировщиков, – он разработал множество проектов и принял участие в их обсуждении в Конгрессе, по нескольку раз пересматривая некоторые из них. Несколько недель спустя, группа представила Конгрессу окончательный вариант документа. Автор не должен быть постоянно на виду, Джефферсон в процессе работы над Декларацией не занимался сбором подписей и согласованиями. Он просто получил полномочия и использовал свой талант во благо всей группы разработчиков.

Качество не определяется объемом

   Следует понимать, что ясная мысль не требует многостраничного изложения. Самые действенные руководящие документы в мире не отличались большим объемом. Конституция США, включая Билль о правах, содержит всего лишь 7000 слов (около 6 страниц). Десять заповедей состоят из 300 слов. Великая хартия вольностей – из 5000. Светлые головы способны извлечь из идей самую суть и выразить их намного доходчивее любых описаний, занимающих вдвое больше места. Не следует путать понятия объема и качества. К сожалению, из-за того, что объем дается легче, чем качества, мы иногда поддаемся следующему искушению: «Если ничего хорошего не выходит, то можно выиграть хотя бы за счет объема, а вдруг никто не заметит разницы» (еще одна привычка в работе авторитетных комиссий). Итак, с учетом всего вышеизложенного, вполне уместно спросить меня о том, почему же я не сократил объем этой книги. Виноват, не смог.
   Все эти рассуждения предполагают, что к назначению человека, который будет заниматься созданием предварительных версий концептуальных документов и их пересмотром, нужно подходить со всей ответственностью. Вполне возможно, что наилучшим проводником идей в организации окажется человек, не имеющий высоких титулов. Скорее всего, выработка хорошей концепции потребует авторства одного из руководителей проекта, способного трезво оценить наряду со своими собственными сильные и слабые стороны людей, работающим под его началом.

Прикидки, пересмотры и переработки

   В каждой организации бытуют собственные представления о том, как вести планирование проекта. Я не могу предложить вам какой-нибудь простой план из пяти этапов, начинающийся с первого дня, когда никакой концепции еще нет и в помине, и заканчивающийся днем двадцатым (или пятым, или пятидесятым), когда на стол кладется вполне готовая всеми одобренная концепция. В зависимости от того, каким объемом полномочий вы наделены, для всех необходимых согласований и проведения всех переговоров может потребоваться немалый срок.
   Важно то, что процесс выработки концепции начинается еще до того, как завершается работа над тем проектом, которым команда занята в данный момент, и этот процесс должен быть завершен ко времени, когда команда будет готова с полной отдачей сил заняться новым проектом. Иногда в завершающей фазе предыдущего проекта можно отвлечь кого-нибудь от текущей работы с тем, чтобы он потратил половину своего рабочего времени на предварительную проработку рассмотренных ранее вопросов. Затем руководитель команды сможет подхватить у него эстафету и выработать предварительную версию концепции значительно быстрее, чем в том случае работы в одиночку.
   Зачастую в крупных организациях наиболее ответственная часть этого процесса не обходится без участия старшего руководства, чтобы можно было согласовать с ним задачи предстоящей работы (см. главу 16). Нет ли у генерального директора или у других руководителей планов в масштабе всей организации, которые могут повлиять на задуманный проект? Есть ли специалисты или ведущие руководители, у которых обязательно следует проконсультироваться? Есть ли в организации представители руководящего звена (на уровне команд или организации в целом), обладающие нужным опытом или политическим влиянием, с которыми стоит наладить взаимоотношения? Ожидают ли от нас выработки каких-нибудь ключевых идей или, по крайней мере, принимают ли во внимание такую возможность? Нужны ли мы для выработки чего-либо подобного в интересах других проектов, осуществляемых организацией, что могло бы способствовать успеху в их реализации?
   В лучшем случае представители высшего руководства сами дадут внятные ответы на некоторые из этих вопросов, осознав, что если они оставят ключевые вопросы вообще без ответов, то в проект будет внесена никому не нужная неопределенность. В худшем случае на плечи руководителя проекта ляжет тяжкое бремя и ему придется самостоятельно найти ответы на данные вопросы и очертить реальные границы проекта, пользуясь методом проб и ошибок. (Конечно, если вы работаете в небольшой организации, где ответить на вопросы способны только вы сами или люди, равные вам по положению, вся ответственность в сфере управления, плохо это или хорошо, ложится, естественно, на вас.)
   В любом случае суть работы от этого не меняется. Выстраивая график проектирования, начиная со времени завершения предыдущего проекта и заканчивая тем сроком, к которому работа над новым проектом должна уже идти полным ходом, нужно выбрать промежуточные контрольные точки, определяющие готовность предварительной версии, ее рассмотрение с участием всех основных специалистов команды и завершение разработки первого варианта концепции проекта. Ожидается, что в каждой контрольной точке рассмотрения определенное время будет тратиться на переработку и улучшение предварительной версии (не стоит рассчитывать, что в конце каждой рабочей встречи все будут согласно кивать головами). Начните с малого, постепенно наращивая поддержку процесса выработки основных идей, улучшая их содержание после каждой предоставившейся возможности для их всесторонней оценки. Рабочий график данного процесса должен быть доведен до всех заинтересованных лиц (рис. 4.3), и люди, входящие в состав небольшой рабочей группы, не должны прятаться в отдаленных офисах или других зданиях. Они должны быть постоянно на виду и доступны команде (разумеется, с учетом того, что их не следует без дела отвлекать от работы над текущим проектом). Поощрение расспросов и открытости всегда помогают плавному переходу к работе над новым проектом.
   Составной частью этого процесса должна стать презентация всей команде (на так называемом общем совещании) ключевых идей и чернового варианта концепции, которую следует провести не слишком поздно, чтобы не превратить все в пустую формальность, но и не слишком рано, чтобы можно было уже вести разговор по существу. Несмотря на то что новых руководителей часто охватывает чувство страха перед подобным мероприятием, если совещание проводится в тот момент, когда основные идеи уже сформированы, но вопросы еще остаются, каждому участнику проекта представится возможность воспринять концепцию как нечто живое и доступное. Они не станут отвергать концепцию, если в ней еще есть что-то, на что они могут повлиять или по поводу чего могут задать вопросы. Если концепция создается с проведением многократных обсуждений и предоставлением благоприятных возможностей для высказывания критических замечаний, то ее представление команде будет выглядеть естественным событием для всех присутствующих.

   Рис. 4.3. Основной график рассмотрения и корректировки концептуального документа

   Как только концептуальный документ будет готов, стадия планирования завершится (см. рис. 4.3). Команда должна располагать информацией, необходимой для успешного проектирования в соответствии с поставленными целями. Если работа над концепцией велась в той последовательности, которая показана на рис. 4.2, команда должна приступить к проектированию, поскольку основные направления ей были известны заранее.

Перечень неудачных положений концепции (которых следует избегать)

   За свою профессиональную карьеру мне приходилось читать десятки концептуальных документов и самые плохие из них содержали одни и те же стереотипы. Плохо составленные концепции не имеют целостности, не предлагают никакого плана и не выражают совокупности мнений. Вместо этого в них излагаются размышления и прописные истины. Если в концепции нет четкого взгляда на то, что должно быть сделано, руководители команд никогда не станут работать с душой, обрекая проект на провал. Герой фильма «Бойцовский клуб» («Fight club») Тайлер Дурден (Tyler Durden) говорит: «Если вы воткнете себе сзади перья, то все равно не станете курицей». Если вы создаете документ с надписью «концепция» на титульном листе, это еще не означает, что в результате вы получите именно концепцию. Можно делать все по правилам, проводить совещания, пользоваться формализованными документами и все же упустить всю суть, ради которой и создается концептуальный документ. Точно так же, как титул «руководитель проекта» не означает волшебного превращения всего, что вы делаете в действии руководителя, присваивание какому-нибудь документу название концептуального не означает, что он возымеет описанный выше эффект.
   В табл. 4.1 представлено несколько типичных формулировок, встретившихся мне во внушительно выглядевших концептуальных документах, которые обесценивали их в глазах руководства проектом.

   Таблица 4.1. Типичные примеры неудачных концептуальных положений

Примеры концептуальных положений и целей проекта

   В данном разделе я приведу несколько примеров удачных концептуальных положений и целей проекта, исходя из собственного опыта. Кое-что в деталях я изменил, но это не помешает составить представление о том, на что направлен проект и какие цели могут преследоваться на основе предложенной концепции.
   Вот примеры вполне удачных концептуальных положений:
   • SuperEdit 3.0 – это инструмент редактирования, предназначенный для опытных литературных редакторов, позволяющий облегчить их работу, ведущуюся по пяти самым распространенным сценариям, более надежный и быстродействующий по сравнению с SuperEdit 2.0.
   • Superwidgets.com станет ведущим веб-сайтом Интернета, предназначенным для приобретения разного рода небольших приспособлений и устройств снабженцами средних по величине компаний. Он сделает весь процесс приобретения простым, легким и надежным.
   • В версии 5.5 Helpdesk Automated Services Site (HASS) будут учтены десять самых распространенных претензий, предъявленных пользователями из числа преподавателей и студентов университета, при этом исключаются любые негативные влияния на среднюю производительность, надежность или на время отклика системы.
   1. Габариты. Устройство должно помещаться в карман рубашки, быть достаточно легким, чтобы не выглядеть громоздким.
   2. Стоимость. Устройство должно стоить меньше, чем органайзер элитного класса (около 300 долларов США).
   3. Простота. Устройство должно быть в обращении не сложнее бумажного листка, готово к работе сразу после включения и иметь простые элементы управления.
   4. Синхронизация с персональным компьютером. Компьютер должен стать основным средством взаимодействия с пользователем.
   Удачно сформулированные цели проекта, подобные перечисленным, отличаются простотой и ясностью и описывают порядок вещей, который должен сложиться по завершении работы. Следует помнить, что простота является обратной стороной сложности. Было весьма не просто конструктивно и технологически создать устройство, удовлетворяющее всем обозначенным целям. Представленные ранее примеры удачных концептуальных положений могут оказаться трудновыполнимыми для подобных проектов. В зависимости от того, что именно означают понятия «ведущий», «более простой в использовании» и «самые важные претензии», они могут обернуться немалыми трудностями в реализации проекта.

Обоснование концептуальных положений и целей

   Требования, изложенные в концептуальных положениях или в целях проекта, должны быть раскрыты или объяснены в других разделах документа. Значение этих положений для пользовательских нужд, облегчения работы, надежности или учета наиболее распространенных претензий должно быть в достаточной степени разъяснено, чтобы можно было принять вполне обоснованные решения. Если важность данных положений позволяет им стать частью концепции, стало быть, их целесообразно сопроводить конкретными разъяснениями специалистов с такой же степенью детализации и определенности, с которой формулируются технологические цели. Если поставлена цель добиться «простоты использования», но по этому поводу никем не предоставлено никаких разъяснений, команда не будет настроена на достижение этой цели. При выработке концепции руководство должно оценивать потребности в ресурсах для успешной реализации проекта и определять способы заполнения пробелов, имеющихся в ресурсах и мастерстве разработчиков (можно выбрать обучение персонала, поднаем специалистов, корректировку самой концепции или скрещивание пальцев на удачу).

Концепции должны быть наглядными

Дзен-буддистская притча
   Концепции, или по-иному, системы взглядов, названы именно так потому, что они предполагают обращение к нашей способности сформировать визуальное представление какого-то конечного результата. Разглядывая какую-нибудь картину, мы одновременно воспринимаем несколько уровней заложенной в ней информации. Многим самым сложным концептуальным положениям и идеям изображения придают наглядность – изображения воспринимаются намного быстрее и понятнее, чем словесные описания. Я десятки раз в своем офисе вел переговоры с программистами или с разработчиками архитектуры компьютерных систем, которые настойчиво пытались докопаться до сути приводимых аргументов, и все заканчивалось лишь тогда, когда кто-нибудь из нас, в конце концов, подходил к доске, воплощал идею в эскизе и спрашивал: «Вы именно это имели в виду?» После чего обычно раздавался взрыв хохота, вызванный осознанием того факта, что мы затратили впустую уйму времени, пытаясь объяснить суть объектной модели или конструктивных особенностей на словах или на пальцах, в то время как сделать это с помощью доски и фломастера было намного проще и быстрее. Думаю, что в американской культуре основной упор делается на развитие навыков устной речи и умение производить математические выкладки, а не на развитие артистических и изобразительных способностей, поэтому многим профессионалам для приобретения соответствующих навыков требуется некоторая практика. Я убежден, что мы многое теряем, забывая об эффективности выражения идей изобразительными средствами.
   Все лучшие образцы концептуальных документов включали элементы визуализации в виде набросков, макетов или прототипов конечного вида продукта, получаемого при условии следования предложенной концепции. Все они сопровождались пояснительными материалами и предварительными прикидками, которые позволяли получить достаточное представление о сути идеи и помогали целям, изложенным в концепции, укрепиться в сознании изучающих ее людей. Благодаря этому становилось понятным, что макеты далеки от конечной версии создаваемого продукта. Слишком далеки. Зато они являются ранней попыткой наполнить содержанием идеи, заложенные в концепцию, и являются своеобразным предположением, позволяющим обсуждать саму работу, а не только представление о ней, предложенное концепцией.
   Макеты и прототипы зачастую воспринимаются консервативно настроенными инженерами и программистами намного лучше, чем любые диаграммы объектных моделей или примеры кода. В отличие от этих привычных форм абстрактного отображения информации визуальные прототипы показывают нечто пока не существующее, но вполне осуществимое в будущем. Архитекторы небоскребов и конструкторы автомобилей создают множество физических макетов и прототипов, помогающих им осмыслить идеи, над которыми они работают, и получить на них отзывы со стороны. Создатели кинофильмов для тех же целей используют доску с эскизами, изображающими сцены из фильма. В концептуальных документах, претендующих на качественное исполнение, не следует избегать подобных технологий. Демонстрация эскиза конечного вида продукта позволяет каждому осмыслить его вклад в общее дело. После этого входящие в команду разработчики нацеливаются не просто на создание того или иного компонента, у них возникает представление о том, где и в чем этот компонент найдет применение, когда разработка программного продукта будет завершена.

Наглядное представление неочевидных вещей

   Если проект не имеет никакого отношения к пользовательскому интерфейсу или к интерактивному общению с пользователями, это еще не означает, что он не может быть наглядно представлен. Следует задаться вопросом, какие изменения произойдут в случае реализации проекта? Возможно, концепция касается устранения некоторых чисто человеческих проблем или неудовлетворенностей (медлительность серверов, склонность баз данных к частым сбоям и т. д.). Все это может быть наглядно показано путем демонстрации (или симуляции) одного и того же веб-сайта до начала и после окончания работ, или прототипа, позволяющего сравнивать последовательность необходимых действий пользователя до и после, выражая тем самым, насколько все может упроститься с применением новой архитектуры или новой структуры базы данных.
   Существует множество способов визуализации идей, сколь бы абстрактными или технократическими они ни казались. Если проект позволит пользователям проводить меньше времени за рабочим столом, нарисуйте рядом с этим столом пустой стул. Если проект ускорит работу базы данных, покажите два демонстрационных ролика, отражающих ее работу до и после. Если отказоустойчивость встроенной системной API-функции повысится на 10 %, предоставьте показания тестовой программы, используемой для измерения данного параметра до и после реализации проекта. Как бы это ни было скучно для команды, но ей нужно дать наглядное представление о границах индивидуальной работы.
   Если конечный результат работы не может быть наглядно представлен даже в виде эскиза, макета или схемы, я готов утверждать, что концепция вряд ли будет правильно истолкована. Если вы не в состоянии найти какое-нибудь визуальное представление того, что изменится в этом мире под влиянием проекта, стоит призадуматься, не направлен ли этот проект на создание совершенно бесполезных вещей или достаточно ли он понятен, чтобы быть успешно претворенным в жизнь.
   Искусство представления вида будущего изделия и визуализации идей, особенно если к этому процессу привлекаются результаты изучения потребительского спроса, является прерогативой проектировщиков. Иногда их называют дизайнерами потребительских товаров, проектировщиками изделий или даже специалистами по художественному конструированию. Искусством визуализации идей и превращению абстрактных замыслов в детали того, что увидят потребители, можно овладеть только на профессиональной основе. Хотя подобный талант присущ некоторым разработчикам и руководителям проектов, немногим из них удается обратить его в истинное мастерство. Если ставятся цели добиться простоты использования продукта и удовлетворения потребительских запросов, то услуги дизайнеров должны быть востребованы на самых ранних стадиях проработки проектов, а привнесение этого аспекта в концепцию должно стать лишь одним из возможных естественных вкладов в проект со стороны этих специалистов. Если эти услуги дизайнеров привлечены на достаточно ранней стадии и руководство обеспечило реальное внедрение приложенных ими усилий в проект, то это приведет не только к чисто внешней привлекательности продукта, но и будет способствовать повышению его потребительских качеств.

Ежедневное поклонение концептуальным положениям

   Один из оригинальных экземпляров Конституции США помещен в музейное хранилище в Вашингтоне, округ Колумбия, за толстыми листами из сверхпрочного стекла. Хотя этот экземпляр хранится в безопасном и надежном месте, я уверен, что в таком формате его читали немногие. Когда идеи недоступны или остаются в тени, они постепенно уходят в небытие (если только из-за особой ценности их не делают музейными экспонатами). Даже в краткосрочных проектах легко утратить ту общую для проекта канву, в которую должны вписываться ежедневные решения, и недостаток видения основных идей способствует возникновению этой разновидности энтропии. Люди могут быть загружены до предела и успешно работать над решением частных задач, но без частой сверки курса с общими ориентирами им будет довольно трудно понять, что все они движутся в правильном направлении. Концепция, или сборник основных идей и целей проекта, является частью общего процесса, и поэтому она должна постоянно присутствовать в коридорах и офисах людей, выполняющих свою работу.
   Чтобы концепция всегда была на видном месте, несколько ключевых целей проекта должны быть оформлены в виде плакатов, расположенных в наиболее людных местах. Их открытое обсуждение должно вестись на еженедельных или ежемесячных совещаниях после предварительной публичной зачитки. Если командой используется демонстрационный экран или другие вспомогательные средства визуализации, то ключевые моменты должны быть отображены на первом слайде или первой странице. Большинство сотрудников в любое время должны быть в состоянии назвать основные цели проекта, по крайней мере, те из них, к которым они имеют непосредственное отношение или за реализацию которых несут личную ответственность.
   Но этих мер явно не достаточно для поддержания концепции в актуальном состоянии. Лишь то, что люди ее запомнили, еще не означает, что они ее используют в своей работе. Сохранение актуальности концепции требует усилий со стороны руководства команды. Оно должно постоянно обращаться к тем самым мотивам, которые и привели к созданию самой концепции.
   В процессе работы над реализацией проекта на каждом совещании по подведению итогов или постановке задач обращайтесь к следующим вопросам:
   1. Насколько точно концепция отражает наши цели, определенные для этого проекта?
   2. Помогает ли концепция ведущим и рядовым сотрудникам принимать решения, а также отклонять запросы, не имеющие к ней отношения?
   3. Есть ли достойные обсуждения изменения концептуальных положений, позволяющие положительно ответить на два первых вопроса?
   Если руководство организации в состоянии сохранять актуальность концептуального документа, то предоставляет такую же возможность и всем остальным. Концепция и цели проекта сохраняют жизненные силы и могут служить постоянным источником мотивации и ясности действий всей команды.
   Но это вовсе не означает, что концепция должна подвергаться частым корректировкам. Наоборот, существенные изменения, после того как проект наберет полные обороты, должны быть событием исключительным. Но, как и в случае с поправками к Конституции, вполне вероятно, что при определенных обстоятельствах вносимые изменения будут вполне оправданы. И такая возможность позволяет сохранять у всех четкость представлений и осмысленность основных концептуальных замыслов.

Выводы

   • Документирование приносит пользу и создателю концепции, и всей команде. Тем самым закладываются основы для проведения дискуссий и рабочие ориентиры, не зависящие от нашей «дырявой» памяти.
   • Степень детализации вашего концептуального документа зависит от особенностей команды и самого проекта.
   • Цели команды должны быть производными от целей, определенных в концепции, а индивидуальные цели, в свою очередь, от целей, поставленных перед командой.
   • Хорошая концепция отличается простотой, запоминаемостью, целенаправленностью, способностью консолидировать усилия участников проекта и вдохновлять их на его реализацию.
   • Объем не является эквивалентом качества. А краткость требует больших усилий.
   • Концепция должна сохранять актуальность за счет ее повседневной сверки с решениями, принимаемыми в ходе реализации проекта.

Упражнения

   1. Выберите какой-нибудь фильм или книгу, которые, по вашему мнению, вызывают вдохновение. Благодаря каким качествам фильма возможен этот эффект воздействия? Представьте себя режиссером фильма. Составьте краткие концептуальные положения фильма, перечислите те качества фильма, которые вы хотели бы иметь в его окончательной версии. Если вы выбрали такой фильм, посмотрите DVD-комментарии, чтобы услышать, как создателям фильма удалось добиться такого воздействия на зрителей.
   2. Закройте глаза и представьте, на что по завершении будет похож проект, над которым вы работаете. Если завершенный проект преобразовать в художественный фильм, на что будет похож его саундтрек? Будет ли это фоновая музыка (приглушенная музыка, которую можно услышать в лифтах и комнатах ожидания)? Танцевальная музыка? Панк-рок? Подберите для проекта музыку из кинофильма, воспользовавшись помощью специалистов команды, и раздайте им компакт-диск или список воспроизведения.
   3. Исследуйте историю прорицателей. Выберите любых двух из следующего списка: Ганди, Малкольм Х, Торо, Будда, Сократ, Иисус Христос или Конфуций. Какими были их мировоззренческие концепции? Как они развивали свои идеи? Что они делали для выражения этих идей? Для их продвижения и популяризации?
   4. Выберите какой-нибудь день и подсчитайте, какой процент вашего времени ушел на чтение составленных кем-то письменных документов. Обязательно включите сюда текстовые сообщения, электронную почту, моментальные сообщения, веб-сайты, доски объявлений, письма из дома, а также документы, имеющие непосредственное отношение к проекту. Не забудьте подсчитать время, затраченное на записи этих подсчетов. Это упражнение поможет вам понять, почему с учетом всего времени, потраченного на чтение, так важно уделять внимание составлению концептуальных документов.
   5. Что может произойти, если чьи-то индивидуальные цели вступают в конфликт с целями команды или проекта? Кто должен разрешить подобную ситуацию? Какие действия нужно предпринять?
   6. Когда настанет время для команды написать концептуальный документ или технические условия, распечатайте несколько копий Конституции США и оставьте все это на стуле любого из авторов технических условий с запиской: «Они составили технические условия для целого правительства всего на шести страницах. А сколько понадобится тебе для описания отдельной характеристики?» Как на это отреагирует команда?
   7. В начале каждого проекта составьте общий для всех список жаргонных слов, нерекомендуемых к употреблению. Выберите слова, которые, по вашим сведениям, имеются в лексиконе ваших людей, но у которых есть более приемлемые и понятные синонимы (которые нужно предложить). Поместите список на публичном wiki-сайте и позвольте людям по мере работы над проектом вносить в него дополнения.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →