Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Праворукие люди живут, в среднем, на девять лет дольше, чем левши.

Еще   [X]

 0 

Сновидческие традиции ирокезов. Понимание тайных желаний души (Мосс Роберт)

Ирокезы, индейские племена на северо-востоке США, верят, что сны - это реальные переживания души. Они считают, что в сновидениях мы можем путешествовать вне своего тела через время и пространство, в другие измерения или же встречаться с предками и духовными наставниками. Сны раскрывают истинные желания души, помогая освободиться от паутины представлений о нас других людей.

Автор знакомит читателей с мифологией ирокезов, их пониманием снов и методами работы с ними.

Книга «Сновидческие традиции ирокезов. Понимание тайных желаний души» будет интересна тем, кто изучает сновидческие практики народов мира, и хотел бы больше узнать о принципах работы со снами индейцев-ирокезов, а также всем кто хотел бы лучше понимать себя, научиться решать свои проблемы, расшифровывая послания из собственных сновидений.

Источник книги - http://www.e-puzzle.ru

Об авторе: Роберт Мосс - профессор истории и философии античных миров, также является профессиональным Учителем Шаманизма и Исследователем Сновидений. еще…



С книгой «Сновидческие традиции ирокезов. Понимание тайных желаний души» также читают:

Предпросмотр книги «Сновидческие традиции ирокезов. Понимание тайных желаний души»

Роберт Мосс – Сновидческие традиции ирокезов




  • 
    Роберт Мосс - исследователь сновидений с огромным опытом; он - создатель техники активного сновидения, а также методов исцеления на основе синтеза сновидческих практик и шаманских приемов. Роберт - профессор истории древнего мира, писатель, консультант по шаманизму и автор ряда книг о сновидениях.
    Ирокезы, индейские племена на северо-востоке США, верят, что сны - это реальные переживания души. Они считают, что в сновидениях мы можем путешествовать вне своего тела через время и пространство, в другие измерения или же встречаться с предками и духовными наставниками. Сны раскрывают истинные желания души, помогая освободиться от паутины представлений о нас других людей.
    Автор знакомит читателей с мифологией ирокезов, их пониманием снов и методами работы с ними.
    Книга будет интересна тем, кто изучает сновидческие практики народов мира, и хотел бы больше узнать о принципах работы со снами индейцев-ирокезов, а также всем кто хотел бы лучше понимать себя, научиться решать свои проблемы, расшифровывая послания из собственных сновидений.

    ОГЛАВЛЕНИЕ
    Благодарности
     o "1-5" h z Вступление. Сон глазами Ястреба 10
    ЧАСТЬ I. ПУТЕШЕСТВИЕ К СЕРДЦУ ПРАМАТЕРИ
    Diana 1. Духи влюбляются 23
     "bookmark9" o "Current Document" Глава 2. Когда предки приходят на территорию живых 27
     "bookmark15" o "Current Document" Глава 3- Встреча с людьми сновидений 38
    Глава 4. Жизнь в двух мирах 57
     "bookmark32" o "Current Document" Глава 5- Учение Шамана Сердца 66
    Глава 6. Врата к Праматери 74
    ЧАСТЬ II. ИРОКЕЗАМ СНИТСЯ МИР
     "bookmark39" o "Current Document" Глава 7. Код истории и внутренние песни 85
     "bookmark40" o "Current Document" Отава 8. Падающая Женщина создает мир 90
    Глава 9- Битва Близнецов 102
    Глава 10. Зеркало Гайаваты 112
    ЧАСТЬ III. УЧЕНИЕ ОСТРОВНОЙ ЖЕНЩИНЫ
     "bookmark46" o "Current Document" Глава II. Сновидение в Темные времена 129
     "bookmark47" o "Current Document" Глава 12. Рождение могущественной женщины 133
     "bookmark53" o "Current Document" Отава 13- Мир сновидений — Реальный мир 144
    Глава 14. Сестры Камня 152
    ЧАСТЬ І' ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ДРЕВНИЕ ТРОПЫ СНОВИДЕНИЙ
     "bookmark56" o "Current Document" Глава 15- Женщина-Черепаха ищет сновидца 155
    Глава 16. Шаман на завтрак 160
     "bookmark62" o "Current Document" Глава 17. Возвращение сновидений тем. кто в них нуждается 169
    Глава 18. Целительное сновидение 177
    Глава 19- Возвращение души домой через сны 187
    Глава 20. Почитание духов 198
    Глава 21. Певец сознания 209
     "bookmark70" o "Current Document" Эпилог. Опасность потери Неба 216
    Приложение 1. Дополнительные ресурсы, которые могут быть предоставлены автором 223
     "bookmark72" o "Current Document" Приложение 2. Создание крута активных сновидцев в вашем сообществе.... 225
     "bookmark73" o "Current Document" Словарь ирокезских слов 228
    Библиография 233
    
    Мир сновидений — это Реальный мир.
    Высказывание, ПРИНАДЛЕЖАЩЕЕ ИРОКЕ3АМ - СЕНЕКА

    Душа способна подчинять себе судьбу, которая предначертана ей.
    Платон

    Magi cam operare non est aiuc quam maritare miindum. Работа мага состоит в там, чтобы воссоединять миры.
    ПИКОДЕЛЛА МИРАНДОЛА.
    Concusion в s Мagісае

    Тохса іиаша никои’грен — не позволяйте своему разуму опуститься, не забывайте.
    Высказывание, ПРИНАДЛЕЖАЩЕЕ ИРОКЕЗАМ-МОГАВКАМ

    БЛАГОДАРНОСТИ
    Чтобы поблагодарить в достаточной мере всех, кто поощрял, вдохновлял и поддерживал меня на протяжении многих лет с тех пор, как мне начали сниться сны па могавкском языке, и я вступил на путь учителя сновидений, мне понадобилась бы половина этой книги. Но я буду краток, принося благодарности группам друзей и помощников: ирокезам, ученым, сновидцам и помощникам.
    Я начну с благодарности Онквехонве, Настоящим Людям. Я никогда бы даже не подумал о некоторых важных частях этой книги, если бы у меня не было веских причин полагать, что я получу одобрение и советы от великих. В первую очередь — от Арсндиуансн, которую я стал называть Островной Женщиной. В моих путешествиях среди ирокезов в наши дни мне помогли Рэй Гонуя, Том Портер, Питер Джемисон, Хазел Дин-Джон, вождь Дейк Томас и Ян Лонгбот, а также многие другие. Я приношу огромную благодарность Дэвиду Р. Маракл? из могавкской группы «Залив Квинт» за его словарь могавкского языка, который помог расшифровать некоторые из моих сновидений. В каждую минуту1 я понимал бесценность огромного наследия, а иногда и ощутцал присутствие великого ученого-тускарора, изучавшего ирокезов, Дж. ГІ.-Б. Хьюитта.
    Как отмечено в книге, ирокезы привлекали и привлекают внимание некоторых талантливейших ученых. Я извлек огромную пользу из знакомства с результатами многих десятилетий исследований Уильяма И. Фентона, Дииа Р. Шоу и Джорджа Хамелла. (ІІикто из них, конечно, не несет ответственности за то, как именно я использовал их труды.)
    Как я могу отблагодарить сновидцев? За годы, прошедшие с тех пор, как я впервые встретил Островную Женщину, тысячи сновидцев посетили мои семинары и поделились своим опытом со мной, иногда в совместных приключениях внутри миров сновидений. Все они — мои учителя. Ранее я был счастлив встретить Ванду Истер Берч, мою сестру по сновидениям, которая изучала ирокезов, и Уильяма Джонсона. Я нашел вторую сестру по сновидениям в Кэрол Дэвис и удивительно творческого друга по сновидениям в Элизабет Ди Марко. На протяжении долгих лет я многое получал благодаря дружбе и обмену опытом с кругом сновидцев, которые собирались вместе со мной дважды в году на горе в стране могавков среди Андирондакских гор, где сильна энергия Оленя (и где иногда можно увидеть Драконов). Во время наших встреч мы пробуем новые техники и отправляемся в совместные путешествия по снам, ставим пьесы и проводим спонтанные ритуалы.
    Я многое помял, сопоставляя подходы к сути сновидений и к тем работам, которые проводили коллеги из Международной ассоциации исследователей сновидений. Я имею в виду Риту Дваер, Стэнли Крипинера, Яйна Эдгара, Стива и Вивер Ксхейн, Роберта Боснака, Дейдре Баррет, Патрицию Гарфилж, Венди Паньер, Эдварда Брюса Винума, Аада ван Овсрксрка, Алана Ворсли, Ричарда Руссо, Боба и Линн Хосс.
    Мое понимание того, как адаптировать основные шаманские техники для современного общества, существенно развилось благодаря первым тренингам, проведенным с Майклом Харпером, Сандрой Ингсрман и, позднее, с Джессикой Аллен.
    Мои представления о том, как техники сознательного сновидения могут способствовать исцелению образами, были расширены знакомством с работами Ларри Досси, Джона Ахтсрберга и Мэри Уоткинс.
    Хочу поблагодарить исследовательские центры, а также тех спонсоров и помощников, которые на протяжении многих лет предоставляли или создавали помещения для моих семинаров по работе со сновидениями. Они включают центр йоги и здоровья Крипалу в Западном Массачусетсе, институт Исалеп в Биг-Сюре, центр встреч «Точка спокойствия» (около Саратоги, Нью-Йорк) и центр «Восток-Запад» в Сиэтле. Я хотел бы особенно отметить организаторов моих семинаров — бесконечно великодушных и самоотверженных волонтеров Школы сновидений, включая Ирэн Дэ Алессио, которая отлично выполнила свое обещание создать современный «Храм сновидений» в Коннектикуте. А также моих помощников: Карен Сильверштейн, Донну Катсаранис, Сыозан Кениг, Элизабет Ди Марко, Сюзан Морган, Лизу Глазер и Тэда Стефана, Карен ІІелл МакКин, Кэрол Домброз, Клэр МакКэй, Линду Джонс, Джози Ди Сарио и Джо Пинсина, Сюзетт Риос-Шурер.
    Мои литературные и исторические исследования были поддержаны сотрудниками многих библиотек, музеев и исторических объектов. Среди них Джонсон Холл, форт Джонсон, государственная историческая территории Га- нондаган, форт Уильям Генри, форт Тнкондсрога, музей ирокезов, Институт истории и искусства Олбани, Государственная библиотека Нью-Йорка, Историческое общество Ныо-Йорка А также музей и научный центр Рочестера, Государственная историческая ассоциация Ныо-Йорка, Полевой музей естественной истории, Национальный музей человека в Оттаве, Индейский культурный центр лесных земель в Онтарио и Публичная библиотека Олбани.
    В поиске кельтских предков, которые следовали за мной в сновидениях, вдохновляли замечательные работы графа Николая Толстого (которые навели меня на след шотландского Мерлина в земле людей моего отца), Джона и Кайтлин Метыоз, Миранды Грин, Нигеля Пенника и Фрэнка Хендерсона Мак-Йовена.
    В процессе объединения многих снов и набросков, из которых сложилась эта книга, я получил неоценимую помощь и поддержку со стороны Тимоти Уайта, научного и художественного редактора журнала «Барабан шамана*, помогавшего воплотить ранние исследования в две статьи, которые стали основой главы «Встреча с людьми сновидений».
    Я описал во вступлении, как Ястреб привел меня к издателю, чье прозвище было Ястреб. Я чувствовал себя счастливым, обретя новую семыо в удивительном сообществе «фермеров воображения» Внутренних традиций. Я особенно благодарен Джону Грэхему, который знал о призыве древних, Джини Левитан, моему увлеченному редактору, а также Вики Трихи, Сюзанне Ноель и, конечно, Эхуду Сперлингу, издателю, который видит, как говорят ирокезы, «на много взоров вглубь».
    Мою работу’ по сновидениям постоянно поддерживает любящая семья и мои домашние. Я, как всегда, благодарен своей жене Марсии и дочерям за любовь и понимание.
    Больше всего я обязан наставникам и учителям, тем, кто призывал меня «вспомнить небо» и всегда следовать тропой сердца, даже когда мое меньшее «Я» считало это опасным или неудобным. Это поймут все сновидцы.

    Вступление
    СОН ГЛАЗАМИ ЯСТРЕБА
    ПРИЗВАННЫЙ СНОВИДЦЕМ ДРЕВНОСТИ
    В середине 1980-х годов я переехал па ферму недалеко от Чатема, в северной части штата Нью-Йорк, чтобы побыть вдали от суеты больших городов и бизнеса, которым занимался. Я купил эту ферму из-за росшего за домом старого белого д?ба, который пережил удар молнии. Я ощущал древнюю связь между нами. Когда я впервые приехал па ферму, то сел под ним, прислонившись к его могучему стволу, и позволил своему сознанию свободно плыть. И через некоторое время я уже видел то, что происходило на этой земле на протяжении веков, пока дуб рос здесь. Я чувствовал, что по его корням могу спуститься глубоко в землю. Глубинная энергия земли поднималась, сильная и насыщенная, через мои ступни, через основание позвоночника, через мои нижние энергетические центры. Я отпустил свое сознание и поглощал солнечный свет, подобно дереву. Я погрузился в сновидение сердцевины дерева.
    Я открыл глаза и взглянул па небо. Краснохвостый Ястреб медленно кружил надо мной. Его оперение сверкало серебром, а клиновидный хвост отливал красновато-коричневыми оттенками. Несколько раз он издал резкий хриплый крик: «Кррр-кррр-кррр...» Когда я направился обратно к дому, я нашел оставленное мне канюком перо из крыла. Я взял его себе как подтверждение того, что чувствовал, сидя под дубом. Эта земля звала меня.
    После того как я переехал на ферму, краснохвостый Ястреб часто появлялся во время моих прогулок, кружа над моей головой и говоря со мной на языке, которого я не знал, но чувствовал. Однажды ночью Ястреб дал мне свои крылья. Когда над полями появились светлячки, я погрузился в сумерки между бодрствованием и сном. Одним из образов, спонтанно возникших в моем сознании, была двойная спираль. Я исследовал один такой рисунок, выбитый тысячи лет назад на охранном камне огромной гробницы Нью-Грендж во время поездки в Ирландию. Я считал эту гробницу Глазами Богини, в которых переплелись творение и разрушение. Меня затянуло в двойную спираль. Все закружилось, и я легко вышел из своего тела. Я плавно переместился к окну, и оно растянулось, как ириска, пропуская меня. Я наслаждался чуъством полета, поднявшись над деревьями и направляясь к озеру Джордж. Чувство полета ощущалось абсолютно физически, и, радуясь ему, я осознал, что я не был лишен тела, однако не находился и в своей обычной форме. У меня выросли крылья. Это были крылья Ястреба, но их размер подходил для человека. Я наслаждался ощущением воздушного потока и тем, как устремлялся вниз, чтобы рассмотреть береговую линию озера, а затем испытал небольшой дискомфорт, возникший, когда одно из моих крыльев задело иглы старого, иссушенного хвойного дерева.
    Я заметил, что мир внизу будто принадлежит иному времени. Вокруг озера не было признаков вмешательства человека в природу: ни промышленного развития, ни современных дорог, а заселенность этих мест была едва заметна. Я летел над девственными лесами. Я чувствовал, как нечто влекло меня все дальше на юг. Я решил последовать этому зову, нисколько не сомневаясь. Я прилетел к хижине в лесу, и мне казалось, что это место должно находиться где-то поблизости от Монреаля, хотя в той действительности современного Монреаля еще не было.
    Меня приветствовала женщина необычайной красоты, явно властная. На ней был широкий, украшенный бисером пояс. Один его конец был закинут на плечо. Она потрясала поясом в такт темпу своей певучей речи, которая накатывала волнами, подобно воде озера. Я заметил, что бисер ее пояса был цилиндрической формы и в большей части - ослепительно белым, настолько белым, что между нами возникло свечение. Фигурки людей и животных - силуэты мужчины и женщины, держащихся за руки, и волка — выделялись среди более темных бисерин.
    Я был взволнован и заинтригован. Язык женщины прошлых времен был еще более чужим, чем язык Ястреба. В последующих снах и видениях я погрузился еще глубже в мир древней женщины. Хотя язык был мне незнаком, она, как и Ястреб, говорила так, как будто я должен был ее понимать. Я записал отдельные отрывки ее монологов, стараясь передать звучание слов как можно лучше. Затем стал искать людей в нынешнем мире, которые могли бы расшифровать эти слова. Автохтоны определили, что это древняя форма относящегося к ирокезской группе языка могавков, в который были вплетены некоторые слова гуронов. Возможно, так могавки говорили 300 лет назад!
    Постепенно я понял, что древняя женщина, призвавшая меня, была Лрендиуанен, или женщиной, обладающей властью; шпетшентс, или шаманом сновидений и матерыо клана Волков племени могавков. Понял и то, что она говорила со мной, находясь в другом времени и друтом измерении. Я стал называть се Островной Женщиной, отчасти потому, что она родилась среди іуронов — тех, кого могавки называли островными людьми.
    Благодаря контакту с ней я близко познакомился с возможностью путешествий во времени, происходящих в продолжение сна. Мы можем перемещаться в будущее, чтобы разузнать о трудностях и возможностях, ожидающих нас впереди на дороге жизни. Мы также можем обращаться к будущему, как это делала Островная Женщина, для решения проблем, с которыми невозможно работать способами, доступными в текущем времени. Еще более поразительно то, что, как сознательные сноходцы, мы можем входить в настоящее людей, живущих в других эрах, в прошлом или в будущем, и приносить друг другу поддержку, помощь и исцеление. Таким образом, мы можем встречаться даже с самими собой — в другом возрасте.

    ЧЕРЕЗ ЛУННЫЕ ВОРОТА
    Эти путешествия были волнующими, но в целом не слишком удивительными для меня. Мир сновидений — мой дом. Хотя меня восхищало то, что ирокезы на основании неоспоримых фактов утверждают, что мир сновидений есть Реальный мир (они называют наше состояние бодрствования Миром теней или поверхностным миром), я знал это с раннего детства, которое провел в Австралии. Позвольте мне поделиться этой историей. Она рассказывает об изгибах времени, о помощи и исцелении, не имеющих временных границ.
    Когда мне было девять лет, я был направлен в больницу в Мельбурне, Австралия, после жалобы на боль в правой нижней части живота. Доктора выяснит, что мой аппендикс был готов вот-вот разорваться. Врачи сомневались в моей способности перенести операцию, так как я слишком тяжело пережил последний приступ пневмонии из множества тех, что случались со мной прежде.
    Вам лучше попрощаться с ним, — сказал моей матери один из докторов. — Он не сможет этого пережить.
    Находясь под наркозам на операционном столе, я вышел из своего тела, решив, что мне совершенно не хочется наблюдать за кровавым действом, и выскользнул за дверь, которая как будто растянулась, пропуская мое энергетическое таю через коридор, туда, где на сильном плече моего отца рыдала моя мать.
    Я оказался у окна, за которым был свет, весенние краски и смех молодых влюбленных, сидящих на скамейке и купающихся в улыбках друг друга. Я почувствовал притяжение океана. Я не мог видеть берег из окна больницы, поэтому прошел через стекло наружу, туда, где черный дрозд пронзительно запел и взмыл в воздух. Я последовал за птицей и полетел над крышами.
    Паря над городом, я видел огромное лицо луны, ее рот был широко открыт, образуя ворота в луна-парк, популярный парк аттракционов на воде. Я проскользнул через ворота и погрузился во тьму. Я пытался изменить направление, но что-то затягивало меня. Это было подобно падению в шахту, которая уходила на многие мили в глубь земли.
    Я упал в другой мир. Было трудно разглядеть что-либо: мешал дым, валивший из огромной ямы. Гигант с кожей цвета белого пета поднял меня над землей и запел. Люди того мира приветствовали меня. Они были высокими. как бы вытянутыми, очень бледными и не походит ни на кого из виденных мной за мои девять лет, проведенных в поверхностном мире. Они сказали, что видели во сне мое прибытие.
    Прошли годы. Эти люди вырастили меня как своего. Большая часть обучения требовала от меня видеть сны: в одиночестве в пещере или с другими, лежа вокруг огня в доме собраний.
    Во время главного праздника в году, когда костер взвился выше выполненных в виде птиц фиалов дома собраний, я вступил в брак с любимой племянницей шамана-короля этих людей. По мере того как я становился старше, мои воспоминания о жизни на поверхности бледнели и стирались. Я стал отцом и дедом, шаманам и старейшиной. Когда мое тело закончило существование, люди положит его на погребальный костер.
    Вместе с дымом от костра я поднимался вверх, отыскивая тропу среди звезд, где огни галактик стекались тесте — как молоко. Когда я поднялся над своим домом под поверхностью земли, я был поражен красотой жизни. Я погрузился в опьянение залепи, прорвался через земную кору в мир горячего асфальта, машин, поездов — и внезапно вернулся обратно в измученное тело девятилетнего мальчика на больничной койке в больнице Мельбурна.
    Благодаря этому и другим переживаниям раннего детства я знал, что существуют миры вне физической реальности. Но так как я рос в семье военного, в консервативное время, то знал лишь нескольких человек в обычной жизни, с которыми мог безопасно поделиться переживаниями такого рода. Первым человеком, который подтвердил реальность пережитого мною, был коренной австралийский мальчик, воспитанный в традиции, которая ценит сновидения и учит, что мир снов реален.
    Я встретил Джеко, когда жил в далеком от цивилизации пригороде Брисбена. Мы катались на поездах, гуляли в зарослях и рассказывали друг другу свои сновидения. Джеко подтвердил, что сны — это путешествия: мы часто покидали свои тела и отправлялись в будущее или в другие измерения, включая реальности предков и духовных наставников. Дядя Джеко, популярный художник, нашел сюжеты для своей самой важной работы — священных картин, которые не были предназначены для туристов, — отправившись в путешествие во время своих сновидений.
    В снах меня посещали другие наставники. Одним из них был излучающий свет молодой грек, который настаивал на использовании сложного словаря философов — сторонников неоплатонизма, он научил меня тому, что истинное знание можно получить, «вспомнив» то знание, что принадлежит нам на уровне души и духа. Оно существовало до того, как мы начали свои жизни, которые проживаем сейчас. Одним из тех, кто носе-
    тил меня во сне, был пилот королевских воздушных сил времен Второй мировой войны. Еще одним другом из сновидений был большой мужчина с седыми волосами, напоминавший доброго дядюшку. Во время моих изнурительных болезней он обещал мне, что, несмотря на все, я выживу. Он говорил: «Это может показаться странным, но придет день, когда люди не просто будут говорить о своих снах, но и будут желать этого». У этого мужчины была странная просьба. Он хотел, чтобы я солил и перчил свои пончики, когда мать брала меня с собой в кафе магазина «Маерс», чтобы попить чая во время ее походов за покупками. Моя семья посчитала это еще одной моей детской странностью.
    А грек показал золотую змею, обвившую посох, и сказал, что этот знак вылечит меня. Однажды, когда я возвращался домой из школы, то увидел в просвете грозового неба этот же образ змеи, выросший до колоссальных размеров. После этого мои опасные для жизни болезни прекратились.
    По мере того как я следовал своим снам во взрослой жизни, я выяснил, что переход в многомерную реальность возможен и в отсутствие суровых испытаний детства, что каждую ночь в снах открываются врата в миры бесконечных приключений и возможностей. Много десятилетий спустя я вернулся в Австралию из своего нового дома в северной ча- сти штата Нью-Йорк, чтобы обучать техникам работы со снами большие группы слушателей. На выставке искусства коренных жителей Австралии в музее Сиднея я увидел настенные росписи, достаточно точно изображавших существ, с которыми я познакомился после того, как влетел в ворота луна-парка. Это были работы художника из Арнемленда, который называл этих бледных, вытянутых существ «духами мими». Он рассказал, что когда заболевает, то отправляется жить к этим духам, а когда поправляется, то возвращается в обычный мир.
    В Мельбурне я отправился в магазин «Маерс», чтобы поесть пончиков с солыо и перцем в тамошнем кафе. Но оказалось, что пончиков там больше не подают. Когда я взглянул в зеркало, я увидел большого человека с седыми волосами, который навещал меня в детстве. Это был я сам во взрослой жизни. Я понял, что он сдержал свое обещание.

    ЯСТРЕБ ДАЕТ МНЕ ЗЕЛЕНЫЙ СВЕТ
    После нескольких лет, проведенных на ферме, где я начал видеть сны, звучавшие на языке Островной Женщины, новые сны направили меня туда, где я мог осуществить план создания сообщества сновидцев нашего времени. Не успев покинуть ферму, я вдруг почувствовал необходимость вернуться. Для этого не было рациональной причины, я проверил и перепроверил все перед тем, как выйти из дома. Но когда я вошел на кухню, то услышал странный скребущий звук, идущий из гостиной. Я пошел туда и увидел, что нечто движется за экраном большого камина. Оказалось, что это птенец краснохвостого Ястреба каким-то образом провалился в каминную трубу и не мог выбраться на волю. Последнее, что я сделал на ферме, где Ястреб призвал меня исследовать новые миры, — я нежно вынес птенца на улицу, прижав к сердцу, и отпустил его. Я с радостью наблюдал, как он поднялся в небо и скользнул в сторону старого белого дуба, который разделял мои сновидения.
    Я продолжал видеть сны об Островной Женщине и тех, кто жил в ее времени, а Ястреб продолжал направлять меня. Так родилась история, которую я написал и опубликовал в этой книге. Мне снилось, что у меня появился новый издатель, который находится в прелестной сельской местности, вдали от большого города. Примерно в то же время я заметил, что в моей библиотеке стало больше книг с логотипом либо Анубиса, египетского проводника в загробный мир, либо медведя, великого индейского животного-целителя. Это символы «Внутренних традиций», независимого издательского дома, который, как я узнал, находился в деревне Рочестер штата Вермонт. Они стали важным и излюбленным сюжетом моих собственных провидческих путешествий.
    Я решил написать Эхуду Сперлингу, основателю и владельцу издательства «Внутренние традиции». Он быстро ответил, прислав теплое и воодушевляющее письмо. Мы договорились, что я приеду в Вермонт, чтобы познакомиться с сотрудниками компании и посмотреть, какие сны мы можем воплотить вместе.
    Двигаясь на машине к северу от моего нового дома, на стороне могавков, у реки Гудзон, я ожидал знака от Ястреба. История моей связи с индейцами давала уверенность, что, если «Внутренние традиции» были подходящим издательством для того, чтобы опубликовать книгу, Ястреб даст мне знак.
    В тот великолепный осенний день я не утшдел ни одного Ястреба. Но когда я приблизился к деревне, я заметил красивый знак, на котором был нарисован краснохвостый Ястреб с широко распростертыми крыльями. Надпись на знаке гласила: «Поселение Великого Ястреба». Конечно, я резко повернул влево, следуя знаку в поисках Ястребов. Дорога поднялась на холм. Милые домики прятались среди деревьев на извилистых улицах, которые были названы именами хищных птиц: дорога Ястреба-перепелятника, дорога Орлика, дорога Великого Ястреба. Мне потребовалось не много времени, чтобы понять, что «Поселение Великого Ястреба» — это поселок, а не заповедник для птиц.
    Я остановился и спросил нескольких рабочих через окно машины:
    Есть ли здесь Ястребы? Или только люди?
    В основном только люди, — ответил один из них, — к сожалению.
    Я прибыл в очаровательную деревню Рочестер, Вермонт, все еще надеясь на знак. Издательство «Внутренние традиции» занимало причудливое готическое здание с остроконечной крышей справа от утопающей в зелени деревни. Джои Грэхем, образованный и обладающий отличной интуицией издатель, приветствовал меня и показал здание, познакомив со всеми сотрудниками. Я был поражен тем, какими счастливыми и живыми были эти люди. В воздухе витали искорки магии.
    Осматриваясь, я часто слышал упоминания о Ястребе: «Отошлите это Ястребу», «Позвоните Ястребу», «Я иду к Ястребу».
    Джон ответил на мой вопрос. Эхуд Сперлинг жил на дороге Великого Ястреба, и коллеги называли его дом — «Ястреб». Встретившись с ним в офисе, я увидел, что и сам Эхуд обладает острым, пронизывающим взглядом пустынного Ястреба. Он рассказал о своем детском сне, в котором переехал на север, в сообщество художников, писателей, творцов — «фермеров воображения», как он их называл. Он рассказал о том, какое счастье приносит жизнь во сне сейчас. Я ответил, что, если бы этот сон был моим, я мог бы сказать, что он не только показал мне будущий путь, но и дал силы для того, чтобы проявить его в реальности. Мы некоторое время поговорили только о том, как, будучи сновидцами, сможем вместе создавать наш мир.
    Когда я сказал Эх?ду, что ждал знака от Ястреба, он ответил: «Меня называли Ястребом даже до того, как я переехал на дорогу Великого Ястреба».
    Я думаю, что Ястреб дал мне зеленый свет.

    ЧЕТЫРЕ ПУТИ СНОВИДЕНИЙ
    Четыре — это священное число для коренного населения Америки. Поэтому я разделил книгу на четыре части и четыре темы.

    ПУТЕШЕСТВИЕ К СЕРДЦУ ПРАМАТЕРИ
    Первая часть посвящена моей личной одиссее, которая началась, когда Островная Женщина призвала меня. Здесь я расскажу- о своих путешествиях: по книгам и древним документам, по современной Индии и по сновидениям, где я встречался с древними шаманами и учителями на тропах сновидений древних ирокезов.
    В этой главе описывается традиция шаманских сновидений, которая гораздо глубже западной психологии, глубже повседневного мира. Ирокезы понимали, что сны могут быть переживаниями души и откровениями о о желаниях души и священной цели жизни. Во снах мы постоянно путешествуем вне своего тела, не ограниченные пространством и временем, и получаем визуальные послания от друтих путешественников, тоже свободных от физических законов. Наши сны открывают то, что люди Островной
    Женщины называли одинопк — тайное желание души. Важно понимать, чего хочет душа, чего жаждет сердце, в противоположность поверхностным желаниям повседневного разума и ожиданиям, которые мы усваиваем благодаря другим людям, которые постоянно говорят нам, кто мы и что можем или не можем делать. Ирокезы учат, что задача ответственных людей в ответственном обществе состоит в том, чтобы поддерживать сновидцев, помогать им расшифровывать сны и искать в них желания и цель души, а затем предпринимать действия, чтобы воплотить эти намерения души. Таков главный смысл целительства, потому что, если мы не живем так, как того хочет душа, жизнь лишается магии и энергии. Часть души может даже исчезнуть, оставив в нас пустоту.
    Ирокезы верят, что сны являются одним из самых важных способов приобретения и накопления силы. Ирокезы называют эту силу Оренда. Те, кто обладает доступом к Оренде, кто способен накапливать и передавать силу, мот совершать удивительные дела как целители, творцы и лидеры, потому что могут изменять мир.
    Ирокезы также верят, что существа из мира духов постоянно стремятся к общению с нами в пространстве снов, что открывает возможность контакта людей с теми, кто является больше чем людьми, включая богов, с которыми мы можем говорить.
    Вне зависимости от того, насколько кому бы то ни было нравится слово «духи», мой собственный опыт свидетельствует о том, что, как бы их ни называли, существуют два вида духов, с которыми мы встречаемся: духи места, где мы живем, и духи наших предков, живших в разное время, вплоть до тех, с кого начался наш род, где бы это ни произошло.
    Самый простой и часто самый удобный способ взаимодействия с духами — во сне. Связь между снами и визитами умерших зафиксирована в английском языке. Английское слово dream (сон), подобно немецкому traum, датскому droom и соответствующим скандинавским словам, происходит от древнего немецкого слова drauger, которое означает того, кго умер и вернулся навестить живых.
    Погрузившись в более глубокую реальность, увидим, что кроме духов предков и земли мы связаны с духовной семьей, которая не ограничивается кровным родством и не имеет отношения к линейному времени и трехмерному пространству. Хотя в этой книге описывается определенная традиция, мы выясним, что великие шаманы сновидений данной традиции связаны с великими шаманами других традиций и что путь истинного знания может привести обратно к родникам памяти, которые принадлежат всем нам, живущим полной жизныо и не потерявшим ни частицы своей души.
    СНЫ ИРОКЕЗОВ О МИРЕ
    Во второй части рассказаны истории Времени сновидений ирокезов о том, как мир был создан и может быть обновлен.
    Тайная мудрость ирокезов, как и многих других древних людей, скрыта в священных историях. Величайшие из них относятся к Времени сновидений, реальности вне линейного времени, из которой исходят все события и ситуации физической жизни. Эти истории описывают происхождение нашего мира и сложную сеть отношений между людьми и живой Вселенной. В них подробно изложены география многомерной реальности и путей обретения знания о высших мирах. В этих историях мы обретаем смелость и смысл собственных путешествий. Мы можем также найти практическое руководство для исцеления себя и нашего мира.
    В языке ирокезов слово «забыть» передается, как «позволить своему разуму упасть». Тохс а саса никонрен — «не забывай» буквально означает: «не дай своему разуму упасть». В великих историях Времени сновидений ирокезов описаны последствия забвения своего истока и цели человеческого существования.
    УЧЕНИЕ ОСТРОВНОЙ ЖЕНЩИНЫ
    В третьей части мы погружаемся во время и голос Островной Женщины, ирокезского шамана сновидений, которая призвала меня на крыльях Ястреба. Здесь рассказана история деяний великой ирокезской женщины, обладающей силой, и ее удивительной и успешной попытки пересечь время и пространство при помощи сновидений, чтобы помочь своим людям пережить нашествие европейцев и побороть принесенные ими болезни и войны.
    Я уверен в том, что Островная Женщина призвала меня сквозь время и она продолжает призывать других. Я уверен, что в других временах и в других культурах существуют сестры Островной Женщины, которые общаются друг с другом во снах, которые призывают избранных мужчин и женщин поддержать их попытки найти путь через Темные времена для человечества, чтобы защитить Землю и открыть (или — при необходимости — закрыть) врата между мирами.
    Я уже почти закончил эту книгу, когда Островная Женщина явилась в моем сознании и сказала, что принадлежит к сестринской общине провидиц и жриц, которые действуют в различных временах и которые заинтересовались мной. Истории Сестер Камней, как она их называет, должна быть посвящена другая книга, но о Сестрах упоминается и здесь, потому что этого хочет Островная Женщина.
    ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ДРЕВНИЕ ТРОПЫ СНОВИДЕНИЙ
    В четвертой части рассказывается о способах возвращения на древние тропы сновидений. Для Островной Женщины и других посланников, о которых рассказывается в этой книге, это — вопрос чрезвычайной важности. Почему — вы узнаете в эпилоге.
    Должен признаться, что у меня есть срочный план: я хочу сделать все возможное, чтобы помочь возродить культуру сновидений, создать общество, в котором снами делятся и их празднуют везде и всегда — на рабочем месте, в семье и в школе, в учреждениях здравоохранения, в очереди в магазине, в постели с партнером. Если мы оценим сны в нашем обществе так же, как Островная Женщина, то можем исцелять и возрождать мир. Наши отношения будут богаче, станут более тонкими и творческими. Партнеры будут помнить, как уъажать и радовать богов друг в друге. Родители осознают, что на самом деле необходимо их детям, и мы будем учить видеть сны наших детей, которые являются потрясающими сновидцами до тех пор, пока мир взрослых не разрушает их сны.
    В нашей культуре группы сновидцев будут важнейшей частью каждой клиники, больницы и медицинского центра, а доктора будут начинать беседу с пациентами с вопроса об их снах. Цены на медицинские услуги упадут, потому что, когда мы прислушаемся к своим снам, мы получим ключи к самоисцелению и сможем обнаружить, а иногда и предотвратить развитие нежелательных симптомов задолго до того, как они проявятся в теле. Имея развитую культуру сновидений, мы будем помнить, что источники здоровья или болезни являются и физическими, и духовными. Мы будем использовать сны, чтобы отслеживать и останавливать потери энергии, психические атаки и нездоровые отношения между умершими и живыми.
    Как древние ирокезские разведчики снов, мы будем определять вероятные будущие события во сне и научимся не допускать того будущего, которого не хотим. Мы будем помогать друг другу* и нашим лидерам понимать последствия своих действий, видя гораздо дальше давящих сиюминутных событий и просчитывая затраты, прибыли и потери на семь поколений вперед. Мы вспомним о своих обязательствах перед древними и теми (как говорят ирокезы), чьи «лица все еще под землей», и всеми, кто вместе с нами живет в хрупком «пузыре» насыщенного кислородом воздуха.
    В сообществе сновидцев мы будем исцелять наши отношения с уже умершими. Мы будем помнить, что наши сущность и душа не ограничиваются личностыо в одной жизни.
    Возрождение культуры сновидений — это не фантастика. Это — возможное будущее, которое может проявиться благодаря усилиям всех сновидцев, потому что мы все видим сны, и придет время, когда сны прорвутся даже через самый твердый панцирь скептицизма и материализма. Потребуется множество учителей и посланников сновидений, но не будет необходимости в проповедях и спорах. Тс, кто ценит сны и уже освоил их основные техники — такие как процесс молниеносной работы над снами, впервые представленный в данной книге в части 1, главе 16 «Шаман на завтрак», — смогут предоставить другим безопасное пространство, где можно делиться снами и почитать свои сновидения во сне и наяву. Это может произойти тихо и незаметно — на остановке автобуса, в магазине, в очереди на почте
    ria protegido рог derechos de autor
    или на посиделках около кухонного стола, в общении с незнакомым человеком или с близким родственником, который открывается вам впервые.
    Тем, кто лишь начинает делиться своими снами, мы можем подарить подтверждение того, что они не одни, что они не сходят с ума, что их сны — это не просто сны. Мы можем быть учителями в любой момент повседневной жизни. Мы можем вдохновлять всех видящих сны на встречу с собственной силой, признавая их власть над их собственными снами. Не принимая на себя роль экспертов, мы можем предложить совет тем, кто не раз был в мире сновидений. Мы можем поделиться знанием настоящих сновидцев о том, что мы рождены летать и во сне помним, что у души есть крылья.
    Краткое замечание: эпиграфы и стихи, автор которых не указан, написаны мной.

    I
    часть
    ПУТЕШЕСТВИЕ К СЕРДЦУ ПРАМАТЕРИ
    Глава 1. Духи влюбляются
    Глава 2. Когда предки приходят на территорию живых
    Ілава 3. Встреча с людьми сновидений
    Глава 4. Жизнь в двух мирах
    Глава 5. Учение Шамана Сердца
    Глава 6. Врата к ГГраматери

    Различие между прошлым, настоящим и будущим — не более чем иллюзия, хоть и весьма навязчивая.
    Альберт Эйнштейн

    В итоге единственными событиями моей жизни, которые стоят того, чтобы быть рассказанными, являются те, когда вечный мир врывался в мир преходящий. Именно поэтому я, главным образам, говорю о внутренних переживаниях, к которым отношу свои сны и видения.
    К.-Г. Юнг Воспоминания, сновидения, размышления*

    Если человек с рождения одарен талантам к определенным эмоциям, его жизнь странным образом отличается от жизни обычных людей, так как никакие из привычных средств устрашения не действуют па него.
    Уильям Джеймс Не

    Боги пьют из сердца, кик олень из реки.
    Мартин Прехтель «Секреты говорящего ягуара»

    Глава 1
    ДУХИ ВЛЮБЛЯЮТСЯ
    Состояние полного сознательного невежества —
    это прелюдия к настоящему знанию.
    Джнймс Клерк Максвелл

    Иди, осматриваясь в поисках индейского мира духов, и ты увидишь, что уже находишься в нем. Так сказал странник, проходивший здесь прежде. В повседневном понимании я вовсе не искал этот мир, однако вскоре после того, как переехал на ферму в Чатеме, понял, что нахожусь в его глубинах.
    Я не могу сказать, что не был подготовлен. Некоторое время до того, в 1981 году, я с достаточной настойчивостью начал поиски пути души, пути, который вывел бы за рамки отчаяния и замешательства повседневной жизни. Я только что достиг того, что многие люди посчитали бы исполнением мечты. Мое первое литературное произведение - триллер о временах холодной войны — пользовалось популярностью, став бестселлером. Я смог распрощаться с работодателями и покупать авиабилеты в любую точку мира, и куда бы ни отправился, встречавшие всегда хотели пожать мне руку и получить автограф. А я был в глубокой депрессии. На языке ирокезов мое состояние называлось «опущенный ум», но тогда я этого не знал.
    Сны и сердце говорили, что я напрасно растрачиваю талант, и, когда я смотрел на себя во время выступлений перед аудиторией студий и метрдотелями, мне не нравилось то, что я видел. Я наполнял свой банковский счет, но не ту пустоту, которая, как я чувствовал, была внутри меня. Меня толкала вперед жажда жизни, но я стремился ко всему, будто в надежде, что, двигаясь со скоростью падающей звезды, смогу избежать и размышлений о принятых мной решениях, и воспоминаний о более глубоком уровне мироздания.
    Однако сны не оставляли меня, осмеивая планы ненасытного эго, призывая вернуться к истинной жизни. В одном из снов, посетившем меня не один раз после того, как мои триллеры возглавили список бестселлеров «Нью-Йорк тайме», я видел себя работающим в трудовом лагере, под присмотром солдат, одетых, как персонажи комической оперы. Я мог покинуть его в любой момент, но решил остаться, потому что комендант лагеря выдал мне ключ от буфета, где стояли набитые гамбургерами холодильники.
    Еще мне снился лев. Он присутствовал в снах с того времени, когда я был ребенком, хотя в жизни и были периоды, когда я не мог видеть его, как дети из книги «Хроники Нарнии», которые больше не могут видеть Аслана после того, как усвоили взрослый взгляд на вещи. В том сне я наблюдал за толпой людей, которые дразнят сквозь прутья клетки огромного белого льва.
    Оии ведут себя как толпа беззаботных зевак в воскресном зоопарке: бросают мусор на землю, корчат глупые гримасы. Они думают, что дразнить льва безопасно, пока кто-то не замечает, что двери клетки открыты. Люди в ужасе убегают. Я спокойно вхожу в клетку Мне не становится страшно, когда лев направляется ко мне. Он поднимается на задние лапы и кладет передние мне на плечи, как огромная дружелюбная собака. Лев хочет, чтобы я оглянулся и понял, что происходит на самом деле. Обернувшись, я понимаю, что в клетке находятся люди, а вовсе не львы. В месте, где расположился лев, царь природы, — свобода и неограниченные возможности. Белый лев говорит мне глубоким голосом: «Видишь, люди — это единственные животные, которые живут в клетках по собственной воле».
    Так я начал искать путь, который вывел бы меня из клетки, созданной своими собственными руками для себя ради гамбургеров и друтих ограничивающих вещей, и верну?і бы туда, где обитают львы.
    В один ненастный день, когда дождь лил как из ведра, мой гость привел меня в дом африканского жреца-предсказателя, находившийся в старой части Сан-Хуана. Прежде я уже встречался с людьми, практикующими саитерию (синкретическую религию нового света) и почитающими африканских духов, скрывающихся под масками католических святых. В Бразилии я танцевал все ночь под музыку барабанов во время церемоний каидобле, на которых срываются маски святых и ориша племени йоруба и духи предков получают приглашение «овладеть» танцующими, говорить и исцелять через них. Я читал, что в традиции йоруба существует высший путь, который содержит глубокие знания, зашифрованные в стихах, и ведет к развитию непосредственных взаимоотношений с Высшим «Я». Хотя барабаны возбудили интерес, больше всего меня заинтриговал высший путь. В П?эрто-Рико, где я собирал материал для одного из романов, я узнал, что бабсиіао, или «отец тайн», который был мастером высшего пути, жил в столице и был готов поговорить со мной.
    Эйд принял меня неформально, в кругу' семьи. Диплом на стене свидетельствовал о том, что он получил степень доктора наук в области электротехники.
    Я последователь силы в двух смыслах, — с тонким юмором отметил он, — как знахарь и как доктор наук.
    Он привел меня в свое священное пространство, в изобилие цвета и запаха. Мы сидели вместе на полу, на жесткой циновке, и он бросал бронзовые медальоны, соединенные друт с другом цепочкой, чтобы проявить од>' — священные узоры пророчеств Ифы. Оду вызывали поток облеченного в поэтическую форму знания, проистекавшего из глубин памяти. С губ бабалао слетали имена королей и героев. Он рассказал историю короля древности, который был подавлен последствиями необдуманных действий и постоянными раздорами между его женщинами и собирался повеситься на дереве. Но вместо того чтобы убить себя, король стал богом. Эта история неким образом имела отношение ко мне. Эйд объяснил, что, согласно
    результатам его гадания, я являюсь «сыном» двух восточно-африканских богов (не самая распространенная ситуация), которые подарили мне свою защиту7 и свои противоположные индивидуальности. Казалось, что среди ориша, как и среди других богов, процветают соперничество и зависть.
    Тс двое богов защищают тебя от других ориша, — сказал мне Эйд.
    Я решил, что в этой беседе с бабалао было что-то, так как он очень
    точно описал мои обстоятельства жизни и будущие перспективы: богатство, семья, деньги, эмоциональная жизнь, — значительная часть информации была недоступна даже для меня в то время, и мне пришлось проверить ее позже. Он сказал мне:
    Сны в твоей жизни очень важны, гораздо важнее, чем ты думаешь. Всегда следуй своим снам, и наступит день, когда мир услышит о них.
    Эйд помедлил с ответом на мой главный вопрос о моем пути. Он, нахмурившись, наблюдал за падением медальонов, бормоча:
    Тебя сопровождают многие тайны.
    Он снова подбросил их и закрыл глаза, пробираясь через леса поэтической памяти.
    Наконец он взглянул на меня и провозгласил с видимой неохотой:
    Твой путь подобен моему пути.
    Что это значит? — спросил я. Затем внезапно понял: — Ты имеешь в виду, что я должен стать африканским знахарем?
    Мне было не до шуток. Эйд напомнил, что речь идет об универсальной традиции, хотя ее направление было африканским. Этот путь вел в святой город племени йоруба в Нигерии, где я мог пройти обучение и посвящение в сан жреца Ифы, если бы ответил на его призыв. Бабалао в тот день был готов провести две предварительные стадии инициации и связаться с людьми в Африке, чтобы ускорить мой переезд туда.
    Если бы предложение не было таким странным и Эйд не выказывал бы столь явного нежелания его озвучивать, мой детектор жульничества мог бы подать сигнал, сообщая что-нибудь вроде: «Этот парень знает, что у меня есть деньги и что я отчаянно желаю духовного исцеления, и он собирается по-крупному меня надуть». Но детектор не зазвучал, потому что происходящее было в высшей мере истинным и оно вело меня глубже, чем в мир, в котором я потерялся.
    Я согласился на то, чтобы пройти через первую ступень инициации на пути Ифы в тот день, но я отказался от второй, во время которой необходимо было взять на себя ритуальные обязательства. Будучи человеком, употребляющим в пищу мясо, я все же порицаю жертвоприношения, но с практической точки зрения убийство кур или коз может создавать грязь и беспокоить соседей во многих частях света. Я почувствовал облегчение, когда Эйд сказал, что, к его удивлению, африканские силы не требовали того, чтобы я принес им жертву.
    Единственная жертва, которую ориша хотят получить от тебя, - это твоя любовь.
    Я пообещал, что они получат ее. Относительно же приглашения в Африку я чувствовал, что необходимо обдумать это предложение.
    Иди домой и посмотри сон об этом, — сказал Эйд. — Ты увидишь знаки.
    Он назвал несколько из них, один въелся в мою память:
    Рядом с тобой разгорается огонь. Ты его еще не видишь, но очень скоро ты почувствуешь тепло его пламени.
    Я вспомнил об этом предсказании, когда прилетел обратно в Ныо-Йорк. Я подумал тогда, что Эйд, видимо, выразился метафорично, имея в виду новые потрясения, может быть, эмоциональную бурю в моей личной жизни. Я не понимал, насколько точной может быть эта традиция.
    Через десять минут после того, как я вошел в свою квартиру на седьмом этаже в западной части Восемнадцатой улицы, я услышал странный звук, донесшийся снаружи гостиной, окна которой выходили во двор и к другому дому. Я бросился к окну и увидел горизонтальный пласт огня, вырвавшегося из здания напротив. Огонь лизал окна, через стекло я чувствовал его тепло.
    Сирены, пожарные, полицейские, кареты «скорой помощи»... Мне сказали, что в квартире в здании напротив, произошел химический взрыв и что спасатели по прибытии нашли хозяина мертвым.
    Это был первый знак. На протяжении последовавших удивительных дней и ночей были и другие, когда я видел цвета, для которых нет названий в человеческих языках, потому что они не входят в спектр, доступный человеческому глазу. Я чувствовал глубокую связь с Африкой, и лев бродил вместе со мной в моих снах. Я так жаждал более глубокой жизни, что было бы совсем не трудно покинуть квартиру на Манхэттене, отдать роскошные костюмы Армии спасения и разорвать выгодные контракты с издателями и кинорежиссерами. Но такое решение пугало, даже приводило в ужас тех, кого я любил. На меня оказала влияние и мысль о том, что, возможно, совсем не случайно я был рожден белым австралийцем, пожизненно связанным с западными традициями. Возможно, придется отказаться от поставленной цели, если я свяжу себя с весьма специфичной с точки зрения культуры африканской традицией, даже при том, что моя душа хорошо знакома с ней, думал я.
    Я позвонил своему другу сантеро, который представил меня Эйду, и рассказал ему7 о своем решении. Я не собирался следовать пути жреца йоруба, по крайней мере не проходить обучение. Друг ответил мне:
    Роберт, есть кое-что, что тебе следует знать. Духи подобны людям. Они влюбляются. И так как духи влюблены в тебя, они продолжат призывать тебя. Они будут надевать разные маски и костюмы, пока ты не вступишь в отношения с ними.

    Глава 2
    КОГДА ПРЕДКИ ПРИХОДЯТ НА ТЕРРИТОРИЮ ЖИВЫХ

    Расстояние между живыми и мертвыми не шире, чем край кленового листа.
    Прекрасное Озеро, предсказатель племени сенека, ирокезы

    АНУБИС НА ЗАДНЕМ ДВОРЕ
    Один из набросков оракула Ифы может сообщить предсказателю следующее: «Предки приходят на территорию живых*. Это время опасности и магии, когда умершие близко и завеса мира духов истончается или исчезает. Я вступил в этот период, когда переехал на ферму, где встретился с белым дубом и краснохвостым Ястребом в 1986 году, а духи надели другие маски.
    Мы уехали из Кривой бухты на ферму с двумя огромными черными собаками. Это были две дворняги из Кривой бухты: помесь немецкой овчарки и лабрадора, но значительно крупнее, чем представители данных пород. Я назвал старшую собаку Киплингом, как и черную собаку философа-пьяиицы из КГБ, героя моего триллера «Московские правила*. Киплинг преданно любил свою человеческую ссмыо, и я любил его больше, чем любую другую собаку в моей жизни. Когда пес поднимал уши, то становился очень похожим на Анубиса - египетского стража пути в страну мертвых (Анубис сопровождал умерших и направлял тех, кто путешествует по снам). Самые нежные мои воспоминания о годах, проведенных в Кривой бухте, связаны с Киплингом, когда зимой мы гуляли с ним по засыпанным снегом пустынным пляжам.
    Ему нравились долгие прогулки по лесу около нашего нового дома. Часто Киплинг, его сестра по кличке Бренди и я бродили часами. Киплинг любил ловить сурков, и я позволял ему это, так как их мясо чистое, а поры сурков представляют опасность для лошадей. Но я никогда не позволял ему преследовать белохвостых оленей, которые в большом количестве бродили между деревьев после того, как я сделал территорию заповедником, или лис, чьи владения скрывались в зарослях сумаха.
    В ночь перед Хеллоуином, в первый год нашего пребывания на ф&heip;

  • комментариев нет  

    Отпишись
    Ваш лимит — 2000 букв

    Включите отображение картинок в браузере  →