Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Рост бороды в среднем составляет 140 мм в год

Еще   [X]

 0 

За гранью земной жизни. Доказательство Рая, подтвержденное очевидцами (Миллер Стив)

Дж. Стив Миллер посвятил свой труд явлению, которое еще пятьдесят лет назад игнорировалось научным сообществом или воспринималось как нарушение психики. В наше время накоплен огромный материал по этой теме, который в специальной литературе называется опытом умирания, клинической смертью или околосмертными переживаниями (ОСП) и который ставит неизбежные вопросы: «Есть ли жизнь после смерти? Есть ли Бог и Царствие Небесное?» Автор всесторонне и глубоко рассматривает как мнения специалистов-медиков, так и непосредственный опыт людей, переживших ОСП, и дает на эти вопросы утвердительный ответ.

Год издания: 2014

Цена: 129.9 руб.



С книгой «За гранью земной жизни. Доказательство Рая, подтвержденное очевидцами» также читают:

Предпросмотр книги «За гранью земной жизни. Доказательство Рая, подтвержденное очевидцами»

За гранью земной жизни. Доказательство Рая, подтвержденное очевидцами

   Дж. Стив Миллер посвятил свой труд явлению, которое еще пятьдесят лет назад игнорировалось научным сообществом или воспринималось как нарушение психики. В наше время накоплен огромный материал по этой теме, который в специальной литературе называется опытом умирания, клинической смертью или околосмертными переживаниями (ОСП) и который ставит неизбежные вопросы: «Есть ли жизнь после смерти? Есть ли Бог и Царствие Небесное?» Автор всесторонне и глубоко рассматривает как мнения специалистов-медиков, так и непосредственный опыт людей, переживших ОСП, и дает на эти вопросы утвердительный ответ.


Дж. Стив Миллер За гранью земной жизни. Доказательство Рая, подтвержденное очевидцами

   Посвящается отважным исследователям, обладателям неуемного любопытства, которое толкает их раздвигать границы науки; они не боятся подвергать сомнению укоренившиеся взгляды
   J. STEVE MILLER
   NEAR-DEATH EXPERIENCES
   AS EVIDENCE FOR THE EXISTENCE OF GOD AND HEAVEN

   Copyright © J. Steve Miller, 2012


   Знания, которые перевернули представления о потустороннем мире

Вступительное слово

   Хотя лично я не испытывал околосмертных переживаний (ОСП), они значительно изменили мою жизнь. Долгие годы учебы не подготовили меня к первой встрече с ОСП. Это произошло внезапно, за ужином, с женой моего близкого друга. Тогда я был совершенно ошарашен! Помню, я еще подумал: такие происшествия способны изменить взгляды на жизнь, смерть и бытие Божие. Поэтому я решил собирать сообщения об ОСП и анализировать их. Работа с ОСП изменила мое мировоззрение и заставила пересмотреть систему ценностей.
   Будучи онкологом-радиологом (я занимаюсь лучевой терапией злокачественных опухолей), я ежедневно общаюсь с пациентами, которые сознают, что их земная жизнь может скоро закончиться. Изучение ОСП позволило мне по-иному относиться к своим пациентам. Я помогаю им смотреть на свою болезнь без страха. За более чем 35 лет ученые провели целый ряд исследований, связанных с ОСП, и опубликовали результаты. Вопросами ОСП занимаются специализированные журналы; им посвящены многочисленные книги. Лично я собрал на своем сайте www.nderf.org более 3000 отчетов об ОСП. Хотя дальнейшие клинические испытания всегда приветствуются, мне кажется, что сегодня главная проблема для мыслителей во всем мире заключается в том, чтобы просеять огромный объем собранных сведений и сделать выводы.
   В число важных вопросов как для исследователей ОСП, так и для обычных людей входят следующие: служат ли ОСП убедительным доказательством бытия Божия и жизни после смерти? в чем суть доказательства? в чем его достоинства и недостатки? Если хотя бы в части ОСП люди в самом деле побывали в потустороннем мире, как новые знания способны повлиять на мою систему ценностей?
   Хотя на данную тему написано много книг и статей (в том числе и мной), я считаю, что книга Миллера вносит ценный вклад в литературу об ОСП. Во-первых, Миллер предлагает свежий взгляд на проблему. Он доступно объясняет самые сложные места, приводя неизбитые сравнения. Во-вторых, он старается избегать свойственного специалистам профессионального жаргона, который скорее не объясняет, а затемняет смысл.
   В-третьих, ему замечательно удалось в сжатой форме изложить результаты многочисленных исследований. Сосредоточившись на доказательственной ценности ОСП, Миллер пишет о достоинствах и недостатках тех или иных трудов, не перегружая читателей избыточными подробностями.
   Если это ваше первое знакомство с околосмертными переживаниями, пристегните ремни! Вы отправляетесь в волнующий полет, способный перенести вас в такие места, о существовании которых вы и не подозревали.

   Джеффри Лонг,
   доктор медицины, автор книги «Доказательство жизни после смерти»

Предисловие

Представь, что ты заснул
и что тебе приснился сон.
Что, если бы во сне своем
попал на небо ты
и там сорвал цветок
и странный и красивый?
И что, когда проснулся ты,
цветок бы был в руке твоей.
Ах, что тогда?

Сэмюэл Тейлор Кольридж
   В самом деле, что тогда?

   Вот что, по сути, обещают нам многие исследователи околосмертных переживаний – взгляд в вечность, подкрепленный доказательствами. В своей книге я собираюсь проверить, выполнили ли они свое обещание.
   Что такое околосмертные переживания, подкрепленные доказательствами?
   Пациентке предстоит сложная операция на головном мозге, в ходе которой придется понизить температуру ее тела примерно до 50 °F (10 оС); кровоток также временно прекращен. По результатам трех основных показателей – прямой линии на электроэнцефалографе, отсутствию стволовых рефлексов и резкого снижения кровотока в мозгу – пациентка находится в состоянии клинической смерти. Однако позже она сообщает, что во время операции чувствовала себя вполне живой и наблюдала за ходом операции откуда-то извне своего тела. Она вспомнила во всех подробностях, о чем говорили врачи и сестры во время операции, и описала специальные инструменты, которыми пользовались хирурги. Даже если ее живые, сознательные внетелесные ощущения имели место до временного прекращения кровотока, операция проходила под общим наркозом, а для контроля за стволовым отделом мозга в уши пациентке вставили наушники, из которых доносились щелчки громкостью 100 децибел с частотой свыше 10 раз в секунду. Если не считать небольшого операционного поля на голове, все ее тело было закрыто1.
   Кто сообщил о произошедшем? Некий аноним, написавший на специальный сайт и добавивший свой рассказ в выборку? Пациентка? Врачи? Могла ли она угадать, о чем говорили врачи, или видеть инструменты до операции?
   Если все так и было, какая гипотеза лучше всего объясняет произошедшее?
   Позже я еще вернусь к этому примечательному эпизоду и ко многим интереснейшим исследованиям, которые выводят доказательства жизни после смерти за рамки случайных совпадений.

Почему появилась эта книга?

   • рассказы людей, которые, по их словам, побывали на небесах;
   • доказательства, которые они приводят;
   • знакомство с основными исследователями в данной области;
   • значение результатов клинических испытаний и их экспертная оценка в научной литературе;
   • результаты моих бесед с людьми, испытавшими ОСП, и вывод о том, что любой из нас способен ознакомиться с доказательствами, расспросив близких и друзей, достойных доверия;
   • обзор материалистических гипотез;
   • влияют ли на ОСП ожидания и культурные различия;
   • как ОСП сочетаются с традиционными христианскими вероучениями;
   • рекомендации для дальнейших исследований.

Мое богоискательство

   Сорок лет назад, в шестнадцатилетнем возрасте, я проникся важностью богоискательства. Вот каков был ход моих рассуждений. Поскольку земная жизнь – всего лишь краткий миг по сравнению с вечностью, я должен первым делом понять, есть ли Бог, и, если Он есть, постичь, чего Он хочет от моей жизни. Слова Иисуса Христа, которые иногда вдохновляли меня, гораздо чаще не давали мне покоя: «Ибо, какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мк., 8: 36).
   Но я столкнулся с трудностью.
   Видите ли, я всегда был и остаюсь скептиком. Скептиком не в узком смысле слова, который подразумевает критику только религии, а в общем смысле. Я все подвергаю сомнению.
   В моем словаре содержится такое определение слова «скептик»: «Человек, который по натуре сомневается или относится критически к тому, что он слышит, читает и т. д.». Это про меня! Перед словарной статьей должна быть моя фотография.
   Когда кто-нибудь сообщает о скандальной речи или выходке политического лидера (независимо от партии), меня интересует:
   • Кто сообщил об этом?
   • В каком издании?
   • В каком контексте?
   • Возможно ли, что на репортера повлияли его политические взгляды?
   • Написан репортаж объективно или с единственной целью вызвать сенсацию?
   Как вы, наверное, можете себе представить, скептицизм заставлял меня без конца сомневаться в прописных истинах и подвергать их скрупулезному изучению. Хотя еще в старших классах школы я посвятил свою жизнь Господу, вскоре в моей жизни стали возникать периоды сомнения, в течение которых я мучительно размышлял о Боге и христианских ценностях.

Мои научные поиски

   В результате годы моей учебы можно назвать годами богоискательства. Я посещал пять учреждений высшего образования: колледжи, университеты и последипломные курсы, главным образом в поисках сверхъестественной правды. Я выбирал предметы, связанные с познанием Бога и религии, – философию религии, мировые религии, Библию, древнегреческий язык, древнееврейский язык, философию науки, дедуктивную логику, историю философии, этику, социологию, психологию, психологию религии, теологию и т. д.
   Вне зависимости от того, были ли мои преподаватели агностиками, христианами или буддистами, я подвергал сомнению их взгляды и проводил независимые исследования, стараясь отделить факты от вымысла, личные пристрастия от неудобной правды. В свободное время я часто читал книги, в которых отстаивались или оспаривались те или иные религиозные верования; кстати, мне удалось собрать приличную библиотеку такой литературы. Широкий взгляд на религиозные и философские учения помогает мне при изучении отдельных доказательств – например, околосмертных переживаний.
   Естественно, я искал Бога не только учась, но и через молитву; я старался все время держать душу открытой ко всему новому.

Как биография и опыт повлияли на мои исследования

   Во-первых, я много читаю и документально подтверждаю приведенные мной сведения. Поэтому, если вам захочется погрузиться в проблему подробнее или проверить мои выводы, сделанные на основе отдельных исследований, вы можете обратиться к первоисточникам. Помимо многочисленных сносок, приложения и примечания, составляющие значительную часть книги, дают возможность подробнее ознакомиться с материалом – его накопилось так много, что неискушенные читатели, боюсь, могут просто утонуть в этом море данных. Так что, если какие-то доводы покажутся вам неубедительными или неполными, загляните в конец книги; возможно, вы найдете там дополнительные сведения. Если вам покажется, что я не привел важных источников или неверно истолковал те, к которым обращаюсь, прошу написать мне на электронную почту по адресу: jstevemiller@ gmail.com.
   Во-вторых, я стараюсь не употреблять безапелляционных выражений, например не пишу «Это уже доказано». Отчасти такое стремление связано с моим скептицизмом, но, кроме того, я стремлюсь к точности. В то время как в математике и дедуктивной логике доказывают теоремы, для области естественных наук и права больше подходят «веские основания» или «свидетельства».
   Пример: в течение многих веков ученые считали, что все лебеди белые, поскольку они могли наблюдать десятки тысяч белых лебедей. На основе такого веского доказательства многие склонны были уверенно объявлять: «Доказано, что все лебеди белые». Но затем, в конце XVII века, голландская экспедиция посетила Австралию, и там ее участники увидели черного лебедя. Единственное наблюдение развенчало версию о том, что «все лебеди белые».
   Так что, прошу вас, не думайте, что я преуменьшаю силу своих доводов, когда пишу об «убедительных доказательствах» или «достаточных свидетельствах». Мы принимаем самые важные, судьбоносные решения после того, как взвешиваем все доводы за и против, а не просто настаиваем на своей убежденности в чем-то. Обвинительный приговор убийце выносится на основании достаточных доказательств. Однако всего одна улика против способна опровергнуть наш вердикт. Мы выбираем машины, дома, супругов и профессию на основе достаточных доказательств. По-моему, в реальном мире вообще нет места такому явлению, как абсолютная, логическая уверенность в чем-либо; она пребывает в мире абстракций, например в математике.
   В-третьих, я стараюсь писать как можно проще. Отсутствие веских доводов часто маскируют сложными специальными терминами и запутанными формулировками. Например, я предпочитаю называть инфаркт миокарда, о котором написано во многих трудах по ОСП, просто сердечным приступом.
   В-четвертых, я не претендую на истину в первой инстанции. Наоборот, я признаю, что мне еще многое предстоит узнать. Мои исследования нельзя назвать исчерпывающими и всесторонними. Я постарался прочесть лучшие источники, излагающие разные точки зрения. Повторяю, если вам покажется, что я упустил что-то важное, напишите мне об этом.

Вступление


В поисках Шангри-Ла

   Лучше всего побеседовать с большим числом людей, которые, по их словам, независимо друг от друга посещали Шангри-Ла, и сравнить их рассказы, одновременно оценивая интеллект, правдивость и здравомыслие самих рассказчиков. Неплохо также, если рассказчики представят доказательства, подтверждающие, что они там побывали, например сувенир, который можно найти только в Шангри-Ла.
   В сущности, те же самые вопросы возникают, когда речь заходит о жизни после смерти. Поскольку известно, что чаще всего можно лицом к лицу встретиться с Богом после смерти, никто не предполагает отправиться к месту встречи на весенние каникулы. Таким образом, нам остается одно: расспросить разумных людей, которые, по их словам, побывали в потустороннем мире.
   Но как они могут доказать, что пережитое ими – не просто яркие сны? И какие подкрепляющие доказательства они способны представить? Эти и другие вопросы долго не позволяли мне воспринимать околосмертные переживания всерьез.
   До недавних пор.

Глава 1
Околосмертные переживания четырехлетнего мальчика

   Мое внимание привлекли некоторые особенности. Во-первых, отец мальчика – добропорядочный гражданин, не последний человек в небольшой сельской общине (глава компании по производству гаражных дверей, а также пастор, тренер по реслингу и член добровольной пожарной дружины). Если бы он что-то выдумывал, скорее всего, соседи вскоре заподозрили бы его во лжи и начали задавать неудобные вопросы. Рано или поздно его доброе имя было бы опорочено, соседи объявили бы его рассказ выдумкой и отзывались о нем примерно так: «Отец мальчика со странностями, да и жена у него истеричка, а сам Колтон просто врун. Мой сын учится с Колтоном в одной школе. На прошлой неделе Колтон уверял учителя, что у него есть ручной единорог».
   Кроме того, маленькая сельская община – не огромный город вроде Лос-Анджелеса, где соседи в бедных кварталах зачастую не знают друг друга. Там мальчику и его родителям легче было бы распространить выдумку и выдать ее за правду.
   Во-вторых, в книге присутствовало веское подкрепляющее доказательство. Колтон поделился сведениями, которые он никак не мог узнать обычным путем, так сказать, из земных источников. Он уверял, что на небе встретился со своей сестренкой, о которой родители ему не рассказывали – у матери случился выкидыш. Кроме того, он подробно описал своего деда, в том числе назвал некоторые вещи, которые, скорее всего, нигде не мог услышать. Он видел, как его отец молится в соседней больничной палате – по его признанию, палату и отца он видел как бы извне своего тела.
   Книга оказалась интересной, но не стала для меня исчерпывающим доказательством существования жизни после смерти. Мне нужно было нечто большее. Чтобы удовлетворить мой скептический ум, требовались:
   • подтверждения врачей и медсестер;
   • показания соседей, которые подтвердили бы, что Колтон и его родители – честные люди;
   • доказательства, что Колтон не мог подслушивать родителей незаметно для них и узнать, например, о своей сестренке;
   • доказательства, что его переживания не выдуманы и не были ярким сном, возникшим на основе его религиозного воспитания. Кроме того, мне показалось странным, что
   Колтон ни с кем не поделился своими переживаниями сразу после того, как пришел в себя. Разве маленькие дети не спешат сообщить о чем-то важном, едва родители возвращаются домой?
   С точки зрения подкрепляющих доказательств рассказ Колтона не произвел на меня сильного впечатления – и все же чем-то зацепил. На четвертой стороне обложки я прочел комментарий писателя, который интересовался околосмертными переживаниями. Он написал, что рассказ Колтона совпадает со многими изученными им околосмертными переживаниями. Если и другие люди испытали нечто подобное и подкрепили свои ощущения убедительными доказательствами, здесь есть о чем подумать. Может быть, подобные переживания доказывают, что жизнь после смерти есть.

Глава 2
Изучение околосмертных переживаний

   Вот почему я стал искать книги об ОСП, написанные серьезными, объективными авторами (а не телепроповедниками или сектантами из разных течений так называемой религии «нового века», нью-эйдж). Меня интересовали авторы, получившие дипломы о соответствующем образовании, которое позволяло им проводить крупномасштабные исследования с участием многих респондентов. Начал я с книги доктора Реймонда Моуди «Жизнь после жизни»3, в которой нашел много плодотворных идей. Моуди – врач-психиатр по образованию. Он оценивал данное явление с медицинской точки зрения. Кроме того, он получил и философское образование, которое часто помогает ученым точнее оценивать гипотезы и быть аккуратнее в выводах.
   Я начал с Моуди, потому что он – один из первых исследователей и популяризаторов ОСП. До него об ОСП почти не знали. Поэтому маловероятно, что опрошенные им люди ранее читали об ОСП или видели соответствующие передачи по телевизору. Таким образом, люди, с которыми беседовал Моуди, едва ли могли испытывать некие переживания и состояния, потому что слышали о них и, таким образом, заранее знали, чего ожидать.
   Моуди воспитывался в нерелигиозной семье; его отец, хирург, насмешливо называл религию «суеверием в условиях стационара». Ничего удивительного, что в юности Моуди считал смерть концом жизни4. Когда он изучал философию в Виргинском университете, один из его преподавателей упомянул доктора Джорджа Ритчи, преподававшего психиатрию в медицинской школе университета. Его признали мертвым, а он позже пришел в себя и рассказывал о фантастических ощущениях «по ту сторону». Заинтересовавшись, Моуди пошел на лекцию доктора Ритчи.
   Доктор Ритчи умирал от двустороннего воспаления легких (на лекции он демонстрировал свидетельство о своей смерти). Находясь в состоянии клинической смерти, он покинул тело и наблюдал за разными местами сверху. Позже, посетив те места, где он побывал в своем ОСП, он понял, что его наблюдения были точными5. Он мог проходить сквозь людей и стены. Законы пространства и времени как будто перестали существовать – достаточно было подумать о какомто месте, и он немедленно переносился туда.
   Вернувшись в больничную палату, он увидел собственное тело, и чей-то голос сказал: «Встань! Здесь присутствует Сын Божий!» Появилось величественное существо и показало ему его жизнь во всех подробностях, от рождения до того мига, когда его объявили мертвым, и все за кратчайший период в несколько секунд. Существо спросило: «Каких успехов ты добился в жизни?» Ритчи ответил: «Я – скаут-орел, бойскаут первой степени». Существо ответило: «Да, только этим ты и можешь похвастаться».
   Затем существо село рядом с ним и позволило доктору Ритчи мельком взглянуть на Царствие Небесное. Наконец доктор Ритчи вернулся в тело6.
   Моуди подружился с доктором Ритчи; позже он посвятил Ритчи свою книгу «Жизнь после жизни» и вслед за Ритчи выбрал специализацию по психиатрии. По словам Ритчи, когда он рассказывал о своем опыте, люди часто подходили к нему и признавались, что тоже испытывали нечто подобное. Тема ощущений во время клинической смерти все больше волновала Моуди. Может быть, все испытавшие то же, что доктор Ритчи, видели одно и то же, но не хотели делиться своим опытом, боясь, что их объявят сумасшедшими?7
   Когда Моуди начал преподавать философию в университете Южной Каролины, как-то после лекции к нему подошел один студент и довольно раздраженно предложил ему побеседовать о по-настоящему важных вещах, например о жизни после смерти. Студент описал, как попал в автомобильную аварию и врачи объявили его мертвым. До того, как его реанимировали, он вдруг очутился в полном сознании вне своего тела. Он летел по туннелю и встретился с неким существом, которое показало ему всю его жизнь. Происшествие изменило его. Собственный опыт казался студенту более интересным и значимым, чем вся мировая философия.
   Моуди начал расспрашивать своих студентов, не было ли и с ними чего-то подобного. Некоторые делились с ним своими воспоминаниями. Поступив в медицинскую школу, Моуди продолжал опрашивать коллег – врачей и преподавателей и всех, кто готов был поделиться воспоминаниями, и записывал их рассказы на магнитофон. Эти рассказы, которых набралось около ста пятидесяти, легли в основу его книги8. В ней Моуди собрал фрагменты своих бесед, разложив их по 15 общим характеристикам, таким как, например, вылет из тела, общение с умершими родственниками, полет в туннеле, встреча со светлым существом и панорама собственной жизни, которая проходит перед глазами.
   Рассказы оказались ошеломляюще похожими и вместе с тем индивидуальными и подробными; в них часто содержались подкрепляющие доказательства. Далее Моуди изучил и исключил возможные естественные объяснения, такие как кислородное голодание, психологические ожидания или последствия наркоза во время терминальных состояний9.
   «Жизнь после жизни» на многое открыла мне глаза, и мне захотелось узнать больше. С того времени, как вышла книга Моуди, прошло не одно десятилетие, и нужно было оценить современное положение дел. Кроме того, все опрошенные Моуди люди жили в Америке. Хотя они придерживались разных религиозных убеждений, можно предположить, что преобладающее в американском обществе христианское мировоззрение, по крайней мере частично, повлияло на характер их ощущений. Я задался вопросом: не способны ли ОСП представителей других культур подтвердить, уточнить или опровергнуть выводы Моуди?
   На сцену выходит доктор Пим ван Ломмель, всемирно известный нидерландский кардиолог, который написал книгу «Сознание за пределами жизни: наука околосмертных переживаний». Работая в кардиологическом отделении больницы, где часто реанимируют пациентов в состоянии клинической смерти, он начал переосмысливать свои материалистические воззрения. Вот что пишет ван Ломмель: «Я воспитывался среди ученых и привык к тому, что все можно объяснить с редукционистской и материалистической точек зрения. И вплоть до того времени я всегда принимал это за неоспоримую истину»10.
   Что же изменило его взгляды?
   Многие пациенты после реанимации подробно рассказывали о своих путешествиях «на ту сторону»; они сообщали о том, что с ними было, пока они находились в состоянии клинической смерти. В то время как их неподвижные тела лежали на больничных койках или операционных столах, самописец электроэнцефалографа чертил прямую линию, а мозг, как считается, не мог находиться в сознательном состоянии, они переживали яркие, фантастически насыщенные ощущения, в корне изменившие их жизнь. После реанимации они рассказывали, что чувствовали себя совершенно живыми, только находились в другом месте. По словам одного пациента, «оказывается, мертвые вовсе не умерли!»11. Подкрепляющие доказательства (подтверждение того, что пациенты видели и о чем узнали в состоянии клинической смерти) указывают на то, что их опыт был реальным.
   Проснувшееся любопытство побудило ван Ломмеля начать двадцатилетнее исследование околосмертных переживаний. Он опрашивал пациентов почти сразу после того, как они признавались в своих ОСП, а затем повторно опрашивал их спустя много лет, чтобы проверить, по-прежнему ли их воспоминания и перемены в жизни соответствуют первоначальным рассказам. Его испытания проведены так грамотно, что их результаты опубликованы в престижном медицинском научном журнале «Ланцет»12.
   Исследование ван Ломмеля заинтересовало меня еще и из-за места действия. Он опрашивал пациентов в Нидерландах, стране, где большинство населения не верит в жизнь после смерти13. Если люди, до того не верившие в загробную жизнь, делились яркими воспоминаниями о том, как очутились на небесах, едва ли можно приписать их переживания довольно скучным ожиданиям пустоты, которая должна была наступить после смерти. Что примечательно, воспоминания пациентов из Нидерландов во многом совпадали с рассказами пациентов Моуди из Америки.
   Ван Ломмель сделал обзор нескольких независимых исследований ОСП, которые проводились после Моуди. Наконец, для любителей «искать добра от добра» он написал несколько глав теоретических изысканий о мозговой деятельности и предложил возможные объяснения, основанные на квантовой физике. Его труды снабжены отличным справочным аппаратом и показывают хорошее владение соответствующей литературой.
   К какому же выводу приходит ван Ломмель?
   Околосмертные переживания не вписываются в рамки материалистического мировоззрения. Жизнь после смерти есть. Его пациенты рассказывали не о ярких снах, но о вполне реальных путешествиях в потусторонний мир, важнейшей частью которых стала встреча с существом света14.
   После ван Ломмеля я переключился на другие основные исследования в данной области. Каждый труд вызывал дополнительные вопросы, ответы на которые я находил в других работах. Подробный список книг, фильмов и т. п. я привожу в Приложении 9 «Руководство к дальнейшим исследованиям». Так как сейчас выходит целое море литературы, посвященной ОСП, важно выбрать серьезные труды, основанные на анализе многочисленных случаев.
   Об ОСП пишут не только в книгах. Статьи об околосмертных переживаниях появляются в солидных научных журналах. До 2005 года в научной периодике вышло более 900 статей, посвященных ОСП. Статьи об ОСП появлялись в том числе на страницах таких журналов, как «Психиатрия», «Ланцет», «Помощь тяжелобольным», «Журнал изучения околосмертных переживаний», «Американский психиатрический журнал», «Британский психологический журнал» и «Неврология»15. За тридцатилетний период, прошедший после опубликования книги Моуди «Жизнь после жизни», 55 отдельных ученых и групп исследователей опубликовали не менее 65 трудов, в которых описывается более 3500 случаев ОСП16.
   Важно отметить, что серьезные ученые, как правило, не стремятся пропагандировать свои теологические или философские воззрения. В большинстве работ, которые я прочел, авторы начинают исследования, сомневаясь в том, что ОСП включает в себя сверхъестественный опыт, но постепенно убеждаются в этом под грузом доказательств. Они оценивают результаты объективно, привлеченные интересным явлением, которое способно не просто рассказать, что происходит с нами после смерти, но и объяснить саму цель нашего существования.
   Кроме того, я и сам проводил неофициальные беседы с друзьями, родными и теми, кто верит. Даже после того, как я прочел множество научных трудов, живущий во мне скептик продолжал ворчать: «Если эти переживания так распространены, как говорят, почему я не слышал ни об одном случае ОСП в кругу моих близких людей?» И я начал расспрашивать друзей и родных. К моему изумлению, оказалось, что люди, не доверять которым у меня нет оснований, люди, лишенные каких бы то ни было скрытых мотивов, также побывали в потустороннем мире и поделились своими переживаниями со мной. В приложении 3 я подробно рассказываю, как любой может приступить к изучению ОСП, начав с расспросов среди знакомых и родственников.

Глава 3
Коллаж околосмертных переживаний

   ОСП – явление нередкое. Исследования показали: 4 процента граждан Германии и США сообщили о подобном опыте. Получается, что ОСП испытывал один из 25 человек, а в целом – более 9 миллионов американцев17. Но если вы не слышали об ОСП от своих друзей или родственников, не удивляйтесь. Люди склонны держать такие воспоминания при себе, так как боятся, что их сочтут сумасшедшими18. Этим, в частности, объясняется, почему Колтон не сразу рассказал о своих ОСП родителям. (Правда, может быть, Колтон не сразу поделился своими переживаниями, потому что сразу после ОСП был еще тяжело болен. Кроме того, поскольку четырехлетний мальчик, возможно, не осознавал всей необычности того, что он пережил, он не рассказывал об ОСП, пока с ним не завели наводящий разговор.)
   Исследователи делятся поразительными подробностями многих тысяч ОСП. Рекомендую желающим читать рассказы респондентов во всем их разнообразии, чтобы получить более полное впечатление. Кроме того, я рекомендую расспросить нескольких человек, испытавших ОСП, лицом к лицу. Одно дело – читать о чем-то, и совсем другое – слушать рассказ о том же из уст человека, которому ты доверяешь и которого уважаешь.
   Далее я подробнее остановлюсь на том, что я имею в виду под околосмертными переживаниями. Я не стану приводить «воспоминания очевидцев» целиком – их можно без труда найти во многих других работах. Вместо этого я соберу отдельные места из многих сообщений, взятых из исследований по ОСП и моих личных бесед, чтобы получился своеобразный коллаж – сжатый, связный рассказ. Пожалуйста, учтите, что большинство респондентов испытали многие элементы ОСП, но не все. Например, некоторые покидают свои тела, видят, как медики пытаются их оживить, разговаривают с несколькими умершими родственниками, а затем возвращаются в свои тела, не пролетев по туннелю к существу света. Заметьте также, что большинству из них с трудом удается выразить свои переживания словами. Судя по всему, в земной жизни просто нет достаточно близких аналогий.
   Итак, перед вами несколько свидетельств очевидцев, побывавших «по ту сторону»19.
   «Раньше я ни разу не слышал об околосмертных переживаниях и никогда не интересовался паранормальными явлениями и тому подобными вещами».
   «Вдруг я осознал, что парю над операционным столом и наблюдаю за тем, как люди в белых халатах суетятся над лежащим на столе человеческим телом. Потом до меня дошло, что тело – мое собственное. А еще я услышал, как доктор сказал: наверное, я умер. (Позже он подтвердил, что говорил это, и очень удивился, что я все слышал. Поэтому я предупредил их, чтобы они осторожнее выражались во время операций.)»
   «Я был там. Я был на другой стороне. Человеческими словами этого не опишешь. Наши слова слишком ограниченны и не способны дать представление».
   «Все было реальным, настоящим – таким же настоящим, как я сейчас, когда сижу напротив вас и разговариваю с вами. И ничто уже не убедит меня в обратном».
   «Мне не нужно было думать; я все знал. Я проходил сквозь все. Я сразу же понял: здесь нет ни времени, ни пространства».
   «Я видел самые ослепительные цвета, которые были тем более удивительны, что я дальтоник».
   «Боль прошла, и мне стало так хорошо! Я не чувствовал ничего, кроме покоя, уюта, легкости. Мне казалось, что все мои беды ушли. Никогда еще мне не было так спокойно. Никогда еще я не чувствовал себя таким счастливым. Все было так чудесно, что вряд ли мне удастся это описать».
   «Мной овладело чувство покоя, которого я никогда не знал на земле… Всепоглощающее чувство любви нахлынуло на меня, не земное чувство, с которым я был вполне знаком, но нечто другое, что невозможно выразить словами. Я видел такую красоту, которую не опишешь словами. Я смотрел на величественный пейзаж, на красивые цветы и деревья, названий которых я не знаю. Казалось, что они находятся очень далеко от меня, за несколько сот миль, и в то же время я видел все до мельчайших подробностей. Все было и далеко, и близко одновременно. Все предметы были объемными и в тысячу раз красивее, чем те края, куда я езжу в отпуск весной».
   «Меня все время окружали любящие сверхъестественные существа света».
   «У меня сложилось впечатление, что это – совершенно другое измерение. И если там чего-то недоставало, то нашего земного понятия времени».
   «Все было пронизано неописуемой любовью».
   «Знания и мысли, которые проходили сквозь меня, были ясными и чистыми».
   «Я встретился с мистером ван дер Г., отцом лучшего друга моих родителей. После того как я проснулся, я рассказал о встрече родителям, и они ответили, что, пока я был в коме, мистер ван дер Г. умер и его похоронили. Я никак не мог знать о его смерти».
   «Я видел и мертвую бабушку, и какого-то мужчину, который с любовью смотрел на меня, хотя я его не знал. Десять лет спустя, на смертном одре, моя мать призналась, что я родился вне брака… Мама показала мне фотографию. [На ней был] тот самый незнакомый мужчина, которого я видел больше десяти лет назад».
   «Я пролетал через этот черный вакуум на предельной скорости. Наверное, его можно сравнить с туннелем. Мрак был такой глубокий и непроницаемый, что я совершенно ничего не видел; но я испытал самое чудесное, самое беззаботное ощущение, какое только можно себе представить».
   «Я видела яркий свет, и по пути туда слышала чудесную музыку и любовалась яркими цветами, которых никогда не видела раньше. Свет… был такой, какого я никогда прежде не видела; он отличается от всего, к чему мы привыкли, например от солнечного света. Он был белый, необычайно яркий, и все же на него можно было смотреть без труда, не щурясь. Это вершина, кульминация всего сущего. Энергии, особенно любви, тепла, красоты. Я погрузилась в ощущение безграничной любви».
   «…с того мига, как свет заговорил со мной, мне стало по-настоящему хорошо – я понимал, что нахожусь в полной безопасности и окружен любовью. Любовь, которая от него исходила, невозможно ни представить, ни описать. С ним было так замечательно! Кроме того, он не лишен чувства юмора! Мне очень, очень не хотелось покидать это существо».
   «Вся моя жизнь до тех пор предстала передо мной в виде панорамного, трехмерного изображения, и каждое событие оценивалось по меркам добра и зла; я понимал все причины и следствия. И я все время не только наблюдал за происходящим со своей точки зрения, но и знал мысли всех участников тех или иных событий, как будто они перенеслись в меня. Значит, я видел не только то, что я делал или думал, но даже и то, как мои мысли и поступки влияли на других. Как будто во мне открылось всевидящее око. И еще я понял, что самое важное – это любовь. Не могу сказать, сколько времени продолжались обзор моей жизни и проникновение в ее суть; наверное, довольно долго, потому что я успел увидеть все события. В то же время мне показалось, что прошла всего доля секунды, потому что я видел все одновременно. Время и расстояние как будто перестали существовать».
   «Мне стало ясно, почему я заболел раком. И самое главное, зачем я пришел в этот мир. Какую роль в моей жизни играли все члены моей семьи, где место каждого из нас в общем великом замысле и в целом – в чем смысл жизни. Ясность и прозрение, которые пришли ко мне в том состоянии, просто невозможно описать».
   «Мне хотелось остаться там… и все же я вернулся. Назад, к боли, к оглушительным крикам и пощечинам врача. Я вне себя от ярости, просто вне себя! С того мига началась настоящая борьба за то, чтобы жить своей жизнью внутри моего тела, со всеми ограничениями, которые сковывали меня тогда… Но позже я понял, что на самом деле то ощущение было благословением, потому что теперь я знаю, что сознание и тело раздельны и что жизнь после смерти есть. Мое мировоззрение перенесло радикальную трансформацию».
   Позже, изучая свои ОСП со всех точек зрения, испытавшие их люди сразу отметают предположения, будто увиденное ими было ярким сном или галлюцинацией. Они верят, что в самом деле побывали в потустороннем мире. Вот почему они неохотно делятся своими воспоминаниями с врачами и даже с друзьями и родными. Было бы легко сказать: «Вы не представляете, какие чудеса приснились мне во время операции! Все было как наяву! Хотите послушать?»
   Но так они сказать не могут.
   Они верят, что все было на самом деле, что их переживание – больше чем просто сон. Им не по себе. С ними произошло событие, в корне изменившее их жизнь, но они боятся, что им никто не поверит. Не зная о распространенности подобных явлений, они держат свои воспоминания при себе или осторожно рассказывают о них самым близким людям, родственным душам20.
   Ван Ломмель проводил повторные опросы пациентов, испытавших ОСП, через два года и восемь лет после события. И все говорили о том, что их жизнь изменилась кардинально. В этом отношении они отличались от пациентов из контрольной группы, которые перенесли сердечный приступ, но без ОСП. Пациенты, испытавшие ОСП, больше не боятся смерти, понимают, что самое главное в жизни – это любовь. Они, как правило, тяготеют к профессиям, направленным на помощь людям, и выказывают большее сочувствие и сострадание.
   Кроме того, материальные ценности уже не играют для них такой важной роли. Поэтому им иногда бывает неудобно жить в земном, вещественном мире, где не принято ставить на первое место духовные ценности21.

Глава 4
«Естественные» объяснения

   ОСП пытаются объяснить с разных точек зрения, и стремление понять суть явления можно только приветствовать. Наука развивается по мере того, как ученые предлагают тому или иному явлению возможные объяснения или выдвигают различные гипотезы об их причинах и стараются понять, какие гипотезы наиболее разумны в свете доступных данных.
   Есть много людей, считающих, что ОСП – это реальные ощущения жизни после смерти. Доводы в пользу подобной позиции я рассмотрю позже. Вначале мне бы хотелось представить доводы противоположной стороны. Моуди22, Сейбом23, ван Ломмель24, Сартори25 и другие ведущие исследователи ОСП уделяют много внимания гипотезам своих оппонентов и в конечном счете находят их объяснения недостаточными.
   Так как книга, которую вы держите в руках, не претендует на исчерпывающую информацию и служит скорее введением в тему, я вкратце рассмотрю некоторые основополагающие материалистические доводы, а другие источники информации лишь назову (ниже, в приложениях и примечаниях, я подробнее остановлюсь на содержании дискуссий) для тех, кто хочет ознакомиться с вопросом подробнее.
   Более всесторонние сведения содержатся в труде Криса Картера «Наука и околосмертные переживания» (Chris Carter. Science and the Near-Death Experience). Вся книга (почти 300 страниц) посвящена вдумчивой, аргументированной оценке основных «естественных» гипотез ОСП, подкрепленной научными обоснованиями.
   Основные «естественные» гипотезы разделяются на пять категорий: материалистические, теоретические, методологические, психологические и физиологические. Возможно, вам скоро станет скучно (кое-кто из моих первых читателей признался, что терпеть не может подробностей). В таком случае смело читайте только главные вопросы, схватите суть и переходите к следующему разделу, вместо того чтобы бросать книгу совсем и не узнать о позитивных свидетельствах.

Толкование ОСП с материалистических позиций

   В соответствии с этим возражением то, что мы называем сознанием, обычно рассматривается как высшая функция мозга, причем оно всецело зависит от мозга. Доказательство: с возрастом наше сознание функционирует обычно менее эффективно. Пожилой человек может сказать: «Я соображаю уже не так хорошо, как когда-то». Если сознание способно существовать независимо от стареющего мозга, тогда почему мы в 100 лет не можем соображать так же хорошо, как в двадцать пять? И как быть с болезнями, влияющими на сознание, например болезнью Альцгеймера? Ведь при них наблюдаются снижение памяти, нарушения речи, восприятия. Болезнь влияет на такие мозговые функции, как, например, способность принимать решения. Если сознание независимо от мозга, почему оно настолько зависит от мозга с точки зрения его функционирования?
   В свете таких возражений многие утверждают: то, что мы называем сознанием, должно быть единственно функцией мозга. И в таком качестве сознание не может существовать отдельно от мозга. Поэтому околосмертные переживания следует истолковывать исключительно через призму мозговых функций.

   Ответ № 1: снижение умственных способностей можно с таким же успехом объяснить тем, что мозг действует как приемник.
   Представьте, что вы никогда в жизни не видели радиоприемника. Вы включаете его и слышите музыку. Но откуда идет эта музыка? Она хранится в приемнике, подобно тому как музыка, которая доносится из CD-плеера, записана на компакт-диске, который вставляется в плеер?
   Несколько наблюдений поддерживают гипотезу, согласно которой все действительно «спрятано в машинке». Во-первых, если вы уроните радиоприемник, из динамиков послышится неприятный треск. Во-вторых, если вы подкрутите клавишу настройки на один тип музыки, слушать другую будет уже труднее. Исходя из данных наблюдений нетрудно сделать вывод, что музыка всецело зависит от радиоприемника и содержится исключительно в радиоприемнике. «Если сломать приемник, невозможно будет слушать музыку, – возможно, возразите вы. – Поэтому, скорее всего, музыка заключена в приемнике и зависит от него. Если приемник уничтожить, вместе с ним пропадет и музыка».
   Подобная цепочка рассуждений заводит вас в тупик. Радиоприемник не производит музыку; это просто приемник, позволяющий вам слушать музыку. Естественно, состояние радиоприемника влияет на качество музыки, которую вы слушаете с его помощью. Но невидимые волны, которые несут музыку по радио, способны передавать музыку независимо от того, способен ваш приемник воспринимать ее или нет. Радиоприемник может сломаться, но волны, несущие музыку, не умирают.
   Ван Ломмель, Картер и многие другие высказывают аналогичное предположение о том, что мозг служит приемником для сознания. Сознание связано с мозгом до тех пор, пока мы пребываем в нашем теле, но не зависит от мозга с точки зрения его существования. Мозговые травмы влияют на нашу способность доступа к сознанию, подобно тому как поломка радиоприемника мешает нам принимать радиосигналы. Похоже, что данная гипотеза имеет такое же право на существование, как и гипотеза, что сознание – просто функция мозга, и вполне вписывается в наши наблюдения (умственный упадок во время болезни Альцгеймера, старения и т. д.)27.

   Ответ № 2: ОСП представляют веское доказательство того, что сознание вполне живо и здорово, когда мозг умирает. Подкрепляющие доказательства подробно описывают деятельность сознания вне тела (например, парение над телом, наблюдение за ходом операции, неизвестные ранее подробности, о которых сообщили умершие родственники, и т. д.). На подкрепляющих доказательствах мы подробнее остановимся в главе 5.

   Возражение № 2: я материалист. Я верю в то, что можно увидеть и потрогать. Мозг увидеть можно. Но сознание, действующее отдельно от тела, сродни привидениям, гоблинам и феям. Все это лежит за пределами науки, поскольку это невозможно ни увидеть, ни пощупать28.

   Ответ: в наши дни наука признает, что крошечные строительные кирпичики материи – не твердые тела, которые можно увидеть и пощупать. Они больше похожи на невидимые волны, то есть больше похожи на сознание, чем на частицы. Конечно, некоторым само понятие сознания, существующего отдельно от тела, кажется довольно глупым; возможно, они просто проспали крупнейшие научные открытия начала XX века или так и не отделались полностью от старых научных догм. Раньше физики склонны были считать атомы наименьшей неделимой частью материи. Им казалось, что материю можно полностью объяснить с помощью математических формул, наблюдая за тем, как атомы вращаются, отталкиваются друг от друга или соединяются, образуя новые вещества.
   Но теперь мы знаем, что атомы не неделимы. Более того, они на 99,999 процента состоят из пустого пространства29. А частицы атома, которые вращаются в этом пустом пространстве, нельзя назвать в полном смысле твердыми. Мы не «видим» электроны собственными глазами даже после того, как самые мощные микроскопы увеличивают их во много раз. Мы наблюдаем за их взаимодействием, поэтому и знаем об их существовании, но нам трудно точно представить, какие они, что собой представляют. Мы знаем, что они есть, но не можем знать, где именно они находятся, когда мы за ними не наблюдаем. Более того, у ученых имеются веские доказательства того, что у электронов на самом деле нет места до тех пор, пока за ними не наблюдают. По сути своей, электроны как будто больше напоминают невидимые волны, чем частицы, за которыми можно наблюдать. И тем не менее их деятельность влияет на то, что мы называем физическими явлениями.
   Мои слова кажутся вам странными? Добро пожаловать в странный мир квантовой физики! Какими бы причудливыми они ни казались, свойства элементарных частиц снова и снова подтверждаются многочисленными экспериментами; сегодня сведения о них входят в школьную программу.
   Что я хочу этим сказать? Ученые работают с невидимой, неосязаемой материей (например, с электронами) каждый день. Эта неосязаемая материя взаимодействует с тем, что мы называем физической материей, и обеспечивает ее «строительными материалами». Хотя неосязаемую материю невозможно увидеть или пощупать, это еще не означает, что ее не существует. Мы знаем, что электроны существуют, не потому, что можем их увидеть, а потому, что видим результаты их взаимодействия. Поэтому мне кажется крайне ненаучным с ходу отмахиваться от гипотезы сознания, существующего независимо от тела, только потому, что сознание невозможно увидеть. Если мы найдем достаточное доказательство его взаимодействия, мы сумеем поверить в него, даже если не в состоянии будем полностью понять все механизмы.
   Как писал астроном В.А. Фирсов, «весьма нелогична гипотеза о том, что есть только материя и нет никакого сознания. Эта гипотеза расходится с данными, полученными современной физикой, которые показывают, что нет материи в традиционном смысле этого слова»30.
   Великий физик Вернер Гейзенберг писал: «Атомы – не вещи. Электроны, которые образуют оболочку атома, – больше не вещи в смысле классической физики, не вещи, которые можно недвусмысленно описать при помощи таких понятий, как местоположение, скорость, энергия, размер. Когда мы спускаемся на уровень атома, объективный мир в пространстве и времени более не существует, и математические символы теоретической физики относятся просто к возможностям, но не к фактам»31.
   Известный математик и физик Джеймс Дин, работавший в Кембридже и Принстоне, писал: «Поток знания ведет к немеханической реальности; Вселенная постепенно начинает больше походить на огромную мысль, чем на машину. Сознание больше не кажется случайным, незваным гостем в царстве материи; мы должны скорее приветствовать его как правителя царства материи»32.
Теоретические возражения
   Возражение № 3. Если душа есть у всех, разве не должны все люди, перенесшие остановку сердца, испытать ОСП?33

   Ответ № 1. Возможно, ОСП есть у всех, просто не все о них помнят. Например, люди, испытавшие неприятные, тягостные околосмертные переживания, иногда упоминают о них сразу после реанимации, а затем забывают о них, скорее всего стремясь их подавить34.

   Ответ № 2. Может быть, ОСП «запускает» не остановка сердечной деятельности, а другое физическое явление, которое иногда, но не всегда сопровождает остановку сердца. Как показывают исследования, у многих людей, испытавших ОСП, сердце не останавливалось. Таким образом, можно предположить, что физический «пусковой механизм», если он существует, – не остановка сердца, а нечто иное.

   Ответ № 3. Возможно, «пусковой механизм» имеет вовсе не физическую природу. Не забывайте, ОСП – не окончательная смерть, а лишь мимолетное соприкосновение со смертью. Если Бог в самом деле есть, Он знает, что ОСП – отступление от земной жизни, а не окончательный вход в загробную жизнь. Может быть, Он допускает туда только тех, кому нужно мельком взглянуть на потусторонний мир (например, чтобы лично в чем-то убедиться или понять необходимость изменить свою жизнь), ненадолго заглянуть в вечность35.

   Возражение № 4. Иногда то, что люди видят «по ту сторону», не расходится с реальностью. Например, они встречаются с теми, кто еще не умер, видят мифологических существ или делают предсказания, которые не сбываются36.

   Ответ № 1. Подобные ОСП встречаются довольно редко, поэтому еще нет соответствующей статистики. Например, касаясь сбывшихся и несбывшихся предсказаний, Моуди замечает, что предсказания делает «небольшая в процентном отношении доля от всех, испытавших ОСП»37. Я подробно изучил отчеты о 100 ОСП на сайте доктора Лонга, но не нашел ни в одном отчете вышеуказанных черт. Судя по всему, они встречаются крайне редко.

   Ответ № 2. Вполне ожидаемо, что в основной поток повествования вплетаются и странные, необычные куски.
   Подобное вполне предсказуемо, так как во время продолжительной болезни или травмы у людей возникают различные ощущения, которые накладываются друг на друга. Конечно, некоторые респонденты путают галлюцинации и яркие сны с ОСП, особенно в тех случаях, когда они то теряют сознание, то приходят в себя, иногда по нескольку раз. При тяжелых черепно-мозговых травмах человек вполне способен испытывать не только «классические» ОСП, но и галлюцинировать, например беседовать с персонажами «Улицы Сезам». Позже все воспоминания сливаются. Если бы подобные ощущения были типичными для ОСП, у нас появились бы основания подвергнуть сомнению весь опыт в целом. Но они, очевидно, не типичны.

   Ответ № 3. Некоторые люди, сообщающие о подобных ОСП, возможно, страдают психическими расстройствами, или склонны ко лжи, или хотят что-то выгадать своими рассказами. Так, подкупленный радиопроповедник может сообщить, что он испытал ОСП, в котором Господь сказал ему, что конец света наступит в 2015 году. И даже если конец света в 2015 году не наступит, слова радиопроповедника едва ли заставляют усомниться во всех сообщениях о потустороннем мире.

   Возражение № 5. Но ведь нельзя на 100 процентов быть уверенным в том, что подобные явления невозможно истолковать научными методами. Возможно, когда-нибудь ученые докажут, что ОСП – результат вполне естественных, материальных событий38.

   Ответ. Совершенно верно. И если такой день настанет, я пересмотрю все свои убеждения и самокритично признаюсь: «Ну и ну! Оказывается, насчет ОСП я ошибался!» Но, к сожалению, я не могу перенести доказательства из будущего в настоящее, оценить их и пересмотреть мои убеждения сегодня.
   Будущие научные доказательства, возможно, могут ниспровергнуть теорию Большого взрыва, квантовую механику, теорию относительности и многие другие научные теории, которые сейчас, в свете современных исследований и экспериментов, кажутся нам наиболее разумными. И все же ученые верят в эти теории, потому что сегодняшние доказательства явно свидетельствуют в их пользу. Будущие доказательства – нечто неизвестное, на что нельзя полагаться.
Методологические возражения
   Возражение № 6. О многих случаях ОСП сообщается через много лет после того, как они были испытаны. Скорее всего, воспоминания о пережитом были приукрашены. Рассказы об ОСП на самом деле лишь смутно напоминают первоначально испытанные ощущения39.

   Ответ № 1. Некоторые исследователи опрашивали пациентов сразу же после ОСП, часто в то время, когда они еще находились в больнице40.

   Ответ № 2. Опросив тех же самых пациентов повторно через много лет, ученые обнаружили, что их рассказы в самом главном не изменились. Их не приукрашивали41. Эти дальнейшие исследования дают нам основание верить в точность рассказов, поведанных другим исследователям через много лет после пережитых ощущений. Как сказала пациентка, которая делилась со мной своим ОСП, случившимся 38 лет назад, «я все помню, как будто это происходило вчера».

   Возражение № 7. Возможно, исследователи подгоняют результаты, потому что они обычные люди, поверившие в жизнь после смерти42.

   Ответ. Почти все исследователи, труды которых я читал, отмечают, что до того, как начали изучать ОСП, они в них не верили.
   Ван Ломмель особо оговаривает, что до своих исследований он был радикальным материалистом и редукционистом, то есть он не верил в Бога, рай и ад и достоверность религиозных переживаний. По его признанию, «раньше я верил, что смерть – это конец»43. До того, как доктор Ролингс («За дверью смерти») встретился с ОСП, он «всегда считал, что смерть – это безболезненное исчезновение». Для него религия была «сплошным надувательством»44. Доктор Сейбом начал изучать ОСП с целью их опровергнуть, доказать, что околосмертные переживания можно объяснить с естественно-научной точки зрения. И только после года исследований он начал верить в то, что люди на самом деле покидали свои тела45. Позже Сейбом придет к такому выводу: «Я искал такое [естественно-научное] подтверждение последние пять лет, но пока не нашел ни одного подходящего»46. Сартори сочла первое ОСП, с которым она столкнулась, «принятием желаемого за действительное»47. Похоже, ни один из ученых, труды которых я читал, не приступал к исследованиям, заранее веря в паранормальные явления, и не стремился с помощью ОСП подтвердить свои взгляды.
   По словам доктора Брюса Грейсона, профессора кафедры психиатрии и нейробихевиористики в Виргинском университете и одного из наиболее уважаемых исследователей в данной области, «почти никто из исследователей околосмертных переживаний не начинал с веры в раздельное существование сознания и тела. Они приходили к этой гипотезе на основе того, что обнаруживали в ходе своей работы»48.
Психологические объяснения
   Возражение № 8. Описание операционных, больничных палат и врачей, которые делают сердечнолегочную реанимацию, можно объяснить тем, что многие видели подобные сцены в сериалах про врачей49.

   Ответ № 1. Возможно, для некоторых ОСП такое возражение подходит. Но когда исследователи говорят о подкрепляющих событиях, они не имеют в виду общие фразы вроде «Я видел людей в белых халатах… один из них надавливал мне на грудную клетку». Истории, которые респонденты рассказывают в подтверждение, включают неожиданные подробности, которые невозможно было бы угадать. Например, во время операции на открытом сердце пациент, который находился вне своего тела, заметил, что его кардиохирург «растопырил локти и взмахивал ими, как будто пытался взлететь». Рассказывая об ОСП, он упомянул и о странном поведении хирурга, и тот очень удивился: откуда пациент это узнал? Оказывается, у хирурга была странная привычка. Если он еще не размылся и не хотел ни к чему прикасаться руками, он прижимал руки к груди и давал ассистентам указания с помощью локтей. Исследователь подтвердил данный факт, справившись у кардиолога, доктора Энтони Ласаля50.

   Ответ № 2. В испытаниях, проведенных доктором Сейбомом, принимала участие контрольная группа пациентов, перенесших остановку сердца, но не сообщавших ни о каких ОСП. Когда он спрашивал, что, по их мнению, происходило во время реанимации, когда у них остановилось сердце, пациенты из контрольной группы делали серьезные ошибки, в отличие от точных описаний пациентов, сообщавших об ОСП51.

   Возражение № 9. Вполне естественно, что им мерещилась загробная жизнь, ведь психологически они были заранее подготовлены к чемуто подобному распространенными мнениями о жизни после смерти52.

   Ответ № 1. Жизнь после смерти НЕ ожидали увидеть те, кто не верил в загробную жизнь, а их число составляло значительную долю опрошенных ван Ломмелем в Голландии.

   Ответ № 2. Даже для тех, кто верил в загробную жизнь, многое из того, что они увидели и ощутили, оказалось совершенно неожиданным.
   Во-первых, многие, если не большинство, не знали заранее, что они умирают. Для подавляющего большинства респондентов их ощущения появились не ближе к концу продолжительных болезней вроде рака, когда люди понимают, что скоро умрут, и таким образом психологически готовятся к смерти. Многие говорят о том, что ощутили боль в груди, а затем – вдруг – на мониторе появлялась ровная линия, поэтому у них не было возможности подумать: «Я умираю». Как пишет ван Ломмель, «большинство пациентов не испытывали страха смерти перед остановкой сердца; все происходило настолько внезапно, что они даже не замечали этого»53.
   Даже те, кто понимал, что им угрожает смерть, помнят, что первая психологическая реакция, которую испытывают люди, столкнувшись с возможностью смерти, является часто отрицанием, а не принятием54.
   Похоже, что на ОСП не влияет ожидание смерти, тем более что большая часть респондентов смерти и не ожидала. В полном соответствии с данным наблюдением во многих случаях ОСП, когда человек парит над телом, он не сразу понимает, что умер. Очевидно, смерти он не ожидал.
   Важно также, что многие сообщают о своем изумлении на разных этапах ОСП. Они с изумлением осознают, что видят собственное тело сверху. Их ошеломляет, что никто из присутствующих их не видит и они могут проходить сквозь других людей. Я могу продолжать до бесконечности. Если с ними произошло то, чего они и ожидали, почему они удивляются? Я прочел несколько сот отчетов об ОСП и не нашел ни одного респондента, сообщавшего: «Я так и знал, что так и будет, когда я умру». Во всех отчетах все было прямо наоборот. Как обнаружили исследователи, «ощущения часто вступают в полную противоположность с особыми религиозными или личными убеждениями и ожиданиями человека, связанными со смертью»55.

   Ответ № 3. Даже для людей, выросших в религиозных семьях, типичное предсмертное переживание оказывалось совсем не тем, чего они ожидали.
   Если бы я верил, что скоро умру, я бы, наверное, ждал окончательной смерти, а не такой, из которой можно вернуться. Так, если отталкиваться от детских представлений о христианстве, моя мысленная картина смерти состоит из того, что я стою в очереди и жду, когда увижу Бога в человеческом обличье, который сидит на троне. И я, конечно, не жду, что вначале увижусь с любимыми людьми в месте, лишенном пространства и времени, где я парю над своей больничной койкой и общаюсь без слов с умершими родственниками, лечу по туннелю и т. д. Более того, я не ожидал бы никаких подробностей, перечисленных Моуди, по крайней мере, не в том духе, в каком сообщают пережившие данные ощущения люди, хотя я и верю в загробную жизнь.
   Повторяю, если бы я заранее знал, что скоро умру, мои представления были бы связаны с картинами окончательной, финальной смерти, а не чего-то промежуточного, откуда можно вернуться.

   Ответ № 4. Хотя сегодня многие слышали или читали об ОСП и, таким образом, имеют какое-то представление о том, чего ожидать, в 70-х годах ХХ века, когда Моуди опрашивал своих пациентов, об ОСП почти ничего не было известно широкой публике.

   Возражение № 10. Некоторые ОСП соответствуют культуральным ожиданиям56.

   Ответ № 1. Часто упомянутые различия проявляются не в самих ОСП, но в их интерпретации. Например, иудей сообщает, что видел Иегову; христианка сообщает, что видела Иисуса; мусульманин сообщает, что видел Аллаха. Но в ходе дальнейших расспросов выясняется, что каждый из них, скорее всего, видел ослепительно-яркий свет и говорил с ним и они приняли его за Божество из своего сверхъестественного наследия57.

   Ответ № 2. Если ОСП посылает Бог, вполне понятно, что Он персонализирует их, чтобы переживания стали более яркими и утешили каждого.
   Пример: когда ОСП возникают у детей, они часто видят умерших домашних любимцев, а не умерших родственников (о которых пятилетние дети, возможно, еще ничего не знают).

   Ответ № 3. Повторяю, самое поразительное в околосмертных переживаниях – их удивительное сходство, вне зависимости от пола, расы, этнической принадлежности, социоэкономического статуса, образования, религиозных (или нерелигиозных) предпочтений. Это было продемонстрировано более чем в дюжине научных трудов58.
Физиологические возражения
   Возражение № 11. Отдельные элементы ОСП возникают после электростимуляции мозга или у летчиков, утративших способность ориентироваться в пространстве. Известно, что иногда во время долгих, утомительных полетов летчики видят себя вне самолета и смотрят на себя со стороны. Во время электростимуляции мозга некоторые видят определенные части тела из положения вне своего тела.

   Ответ № 1. Описываемые переживания резко отличаются от тех, что испытывают люди во время ОСП. Видение собственного тела на расстоянии (воспоминания, которые мы без труда могли бы извлечь из мозга, так как обычно представляем себя с высоты птичьего полета, например, и видим, как идем по пляжу)59 значительно отличается от яркого, ошеломляющего, взаимного сообщения «напрямую» с усопшими друзьями и родными и обзора личной жизни, которую респонденты обсуждают с существом света.

   Ответ № 2. Широкоизвестные сообщения об электрической стимуляции, магнитной стимуляции при эпилептических припадках, которые порождают ощущения, сходные с ОСП, были исследованы и найдены неубедительными. Они не демонстрируют «поразительного сходства» с ОСП60. При височной эпилепсии пациенты рассказывают о «случайных спонтанных ощущениях»61. Эрнст Роден, главный врач Центра по изучению эпилепсии в Мичигане и профессор неврологии Университета Уэйна, заявил: «Несмотря на то что за свой тридцатилетний опыт я видел не одну сотню пациентов, страдающих височной эпилепсией, я ни разу не сталкивался с [классическими составляющими ОСП] симптомами»62.

   Возражение № 12. Летчики-истребители во время быстрого набора скорости иногда видят туннель, отключаются и видят во сне друзей63.

   Ответ. Их ощущения широко изучались; они совершенно не похожи на ОСП. Их сны именно сны, а не ощущения, характерные для ярких, сильных, меняющих жизнь ОСП. В своих грезах летчики видят живых друзей и родственников, а не умерших людей. Так называемое видение туннеля, испытываемое летчиками, возникает в результате отсутствия периферического зрения; они не испытывают ощущения движения или полета в туннеле. Оно порождается снижением кровяного давления в глазах, которое предшествует временной потере зрения. Перед ними не проходит вся их жизнь. Ощущение не заканчивается с решением вернуться назад. Сны лишены связности и последовательности. Одному казалось, что он дома, с семьей, другому, что он в продовольственном магазине, еще одному казалось, что он плыл в океане на спине64.

   Возражение № 13. Некоторые элементы ОСП возникают в результате гипоксии65.

   Ответ № 1. Во многих ОСП у пациентов не отмечалось нехватки кислорода. В некоторых случаях ОСП случались до любого физиологического стресса66, например во время автокатастрофы67 или в больнице, когда велось тщательное наблюдение за уровнем кислорода в крови68.

   Ответ № 2. Исследователи-кардиологи не понаслышке знают, как гипоксия влияет на состояние их пациентов, и все же отрицают гипотезу с нехваткой кислорода. Важно, что ван Ломмель, Сейбом и Ролингс не просто практикующие врачи, но именно кардиологи – и не просто обычные, средние кардиологи. Доктор Ролингс принимал участие в Национальной программе повышения квалификации Американской ассоциации кардиологов69, читал лекции для врачей. Доктор ван Ломмель – всемирно известный кардиолог. Доктор Сейбом был доцентом кафедры кардиологии в медицинской школе Университета Эмори. Кардиологи ежедневно следят за тем, как влияют на их пациентов аноксия (отсутствие кислорода) и гипоксия (недостаток кислорода), особенно во время остановки сердца, когда отсутствие кислорода способно всего за три – пять минут вызвать обширные поражения мозга.

   Ответ № 3. Проводилось много экспериментов, в ходе которых уровень кислорода в организме снижался, поэтому результаты воздействия кислородного голодания на организм изучены довольно хорошо. Снижение уровня кислорода приводит к апатии, раздражительности, рассеянности, снижению памяти. По мере того как уровень кислорода сокращается, человек все более теряет способность ориентироваться в пространстве; затем он теряет сознание. При отсутствии кислорода мозг перестает функционировать. Картина прямо противоположна той, которую рисуют люди, испытавшие ОСП. Они сообщают о необычайно ярких ощущениях, обострении ясности мысли и состоянии крайнего покоя, умиротворения. В нескольких тысячах опытов, когда исследователи постепенно снижали уровень кислорода в организме испытуемых, ни один не сообщил об ОСП70.

   Ответ № 4. Мы часто можем точно определить время ОСП, исключив те переживания, которые респондент испытывал непосредственно перед кратковременной потерей сознания или сразу перед реанимацией. Сообщения пациентов о том, что они видели, находясь вне тела, например подробные описания того, что происходило в операционной или в больничной палате, похоже, позволяют исключить предположение о том, что ОСП случаются непосредственно перед потерей сознания или перед реанимацией.

   Ответ № 5. ОСП очень сильно отличаются от ощущений, вызванных нехваткой кислорода. Один летчик ВВС Великобритании испытал аноксию (состояние, при котором ткани человеческого организма получают недостаточное количество кислорода) на большой высоте, а затем, несколько лет спустя, перенес ОСП. По его словам, два этих события в корне отличались друг от друга71.

   Ответ № 6. Давайте в рамках обсуждения допустим, что, если лишить мозг притока кислорода, он выдаст полномасштабные ОСП. Что это доказывает? В конце концов, чем больше лишать мозг кислорода, тем ближе вы подходите к смерти. Таким образом, на самом деле вы утверждаете всего лишь, что «находясь при смерти, люди склонны испытывать ОСП»! Но это нам известно и так. Выкачайте из человека некоторое количество крови, и он, возможно, испытает ОСП. Ударьтесь головой о грузовик, который едет со скоростью 70 миль в час, и вы, возможно, испытаете ОСП. Лишите себя кислорода надолго, и вы, возможно, ощутите ОСП72.

   Ответ № 7. Даже если мы найдем «пусковой механизм», то едва ли объясним ОСП. Представьте, что я говорю десятилетнему ребенку, когда мы оба сидим за компьютером: «Не понимаю, как все происходит! Я печатаю несколько слов в поисковой строке моего браузера, и на мониторе возникает трейлер «Хоббита». Скорее всего, ребенок недоверчиво покачает головой и скажет: «Вот старый дурак! Все дело в этой кнопке – нажмешь кнопку «Пуск», и все начнется!»
   Разумеется, нажатие на кнопку запускает программу. Но нахождение «пускового механизма» компьютера не приближает нас к объяснению того, как все устроено внутри компьютера.
   Так что теоретически, даже если однажды ученые и научатся воздействовать на участок мозга, способный «запустить» четкое, интерактивное предсмертное переживание, они всего лишь найдут «пусковой механизм», благодаря которому все это происходит.
   Без ответов останутся более серьезные вопросы:
   • Что происходит на самом деле?
   • Исходят ли те ощущения, которые я запустил, единственно из мозга, или я просто нащупал в мозгу некую кнопку, которая открывает дверь в потусторонний мир?
   • Почему так происходит?
   Если бы ОСП были чисто физиологическим явлением – яркие зрительные образы, которые жестко запрограммированы в мозгах большинства людей и только ждут, когда кто-то нажмет кнопку «Пуск» (посредством кислородного голодания, подсоединения электродов к голове и т. д.), почему запрограммировано именно такое, весьма предсказуемое, переживание, а не бесконечное число других возможных переживаний? И какое мировоззрение лучше всего способно объяснить его присутствие в мозгу – атеистическое или религиозное?
   Если бы ОСП были не внетелесным опытом, а просто заложенными в мозгу яркими, согласованными снами высокой четкости, тогда с атеистической точки зрения они должны были бы приводить к важному преимуществу в борьбе за выживание. В противном случае с точки зрения классического дарвинизма подобные ощущения никогда не возникли бы и не сохранились. Но какое преимущество в борьбе за выживание способны дать ОСП? Вместо того чтобы побуждать людей, испытавших ОСП, стремиться к более долгой земной жизни и к трате своих ресурсов ради этой цели, ОСП побуждают людей относиться к земной жизни не так цепко и сосредотачиваться не на собственном выживании, а на благополучии других людей.
   С материалистической точки зрения гораздо полезнее тех ОСП, о которых рассказывают респонденты, были бы ощущения, в которых существа света, насупившись, напоминают человеку, как он поглощал бигмаки и шоколадки и отказывался от полезных овощей и физических упражнений.
   Позволю трем самым уважаемым специалистам по ОСП – доктору Брюсу Грейсону, доктору Эмили Уильямс Келли и доктору Эдварду Ф. Келли суммировать современное положение дел в связи с физиологическими объяснениями.
   «…Теории, выдвинутые до сих пор, состоят по большей части из необоснованных домыслов о том, что может происходить во время ОСП. Ни один из предложенных нейрофизиологических механизмов во время ОСП не действует. Например, не удалось выделить в мозгу человека галлюциногенного кетаминоподобного вещества естественного происхождения (Страссман. 1997. P. 31). Более того, некоторые из данных теорий, например о роли ожидания или кислородном голодании, не сочетаются с теми данными, которыми мы располагаем»73.
Размышления о материалистических гипотезах
   Вот вкратце некоторые другие гипотезы, которые также подвергались рассмотрению за последние 35 лет изучения ОСП и были признаны несостоятельными:
   • Эйфорию могут вызывать природные химические соединения, которые естественным путем вырабатываются в мозгу и высвобождаются во время стресса. (Хотя данный довод и объясняет чувство умиротворения, он едва ли объясняет появление всех специфических элементов ОСП74.)
   • ОСП могут возникать под влиянием лекарств, вводимых пациентам во время остановки сердца (но как же быть с ОСП, испытанными в отсутствие этих лекарств?)75.
   • Возможно, люди, испытавшие ОСП, склонны к бреду (респондентов проверяли с точки зрения их психического здоровья. Их нашли психически здоровыми; они ничем не отличаются от людей, которые не пережили ОСП, с точки зрения «возраста, пола, расы, религии, религиозности, интеллекта, невротического состояния, экстравертности, тревожности или тестов Роршаха»)76.
   • Возможно, пациенты все выдумывают (но тогда почему их рассказы так последовательны? И каковы их мотивы? Не надо забывать, что в основной своей массе люди, испытавшие ОСП, крайне неохотно рассказывают о своем опыте из страха, что их высмеют)77.
   • Возможно, ОСП – козни сатаны (в таком случае почему эти переживания побуждают людей искать Бога, любить ближних своих и быть добродетельными?).
   • Возможно, ОСП возникают от сочетания нескольких физиологических и психологических факторов. (См. приложения, посвященные двум попыткам истолковать ОСП: книге Сьюзен Блэкмор «Гипотеза об умирании мозга» и книге доктора Кевина Нельсона «Духовный путь в мозгу».)
Резюме
   Ни одно из изученных мной материалистических объяснений не разъясняет природы ОСП. Как говорится в выводах одного серьезного труда, в котором ОСП изучались вплоть до 2005 года,
   • «…исследования пока не выявили характеристики, которая либо подтверждает, либо исключает существование, охват, природу или последствия ОСП»78;
   • «…существует очень мало доказательств, которые поддерживают ту или иную гипотезу»79. Другие обзоры в научной литературе завер шаются сходным образом80.
   Если сейчас дело обстоит именно так, как быть с сенсационными статьями, которые выходят время от времени? Авторы в броских заголовках утверждают, что нашли вполне естественное объяснение ОСП. Например, в 2011 году в журнале «Сайнтифик Америкен» появилась статья под названием «Спокойствие духа». Обнаружено, что околосмертные переживания имеют вполне научное объяснение. Последние опыты нашли объяснение «панораме жизни» и «свету в конце туннеля». Они вызваны отклонением от нормы в выработке дофамина и кислородным голоданием».
   Авторы этой и других прочитанных мной статей явно незнакомы даже в общих чертах с обширными исследованиями ОСП, проведенными за последние 35 лет. Во всех подобных статьях повторяются одни и те же устаревшие гипотезы, которые за долгие годы не раз признавались несостоятельными81. Рецензию на статью из «Сайнтифик Америкен» см. в приложении 2.
   На сегодняшний день гипотезы о естественных причинах ОСП признаны слабыми. Но это не значит, что мы должны вместо них принять гипотезу о сверхъестественном происхождении ОСП. Можно предположить, что когда-нибудь в будущем для ОСП найдут вполне естественное объяснение, которое устроит всех. Однако свидетельства, представленные в следующем разделе, позволяют усомниться в возможности объяснить ОСП естественными причинами.

Глава 5
Представляют ли ОСП убедительные доказательства существования Бога и Царствия Небесного?

   Как я написал в предисловии, принимая судьбоносные решения, мы обычно взвешиваем все доводы за и против, ищем удовлетворяющие нас свидетельства, а не просто настаиваем на своей убежденности. Абсолютные доказательства можно встретить лишь в таких науках, как математика. Я могу точно доказать, что 1 + 1 = 2, но только потому, что мы заранее согласились с определением каждого из этих знаков, и потому, что мое маленькое уравнение в настоящее время никак не соотносится ни с чем в реальном мире.
   Но представьте, что жена попросила меня: «Осмотри-ка дом перед тем, как мы ляжем спать.
   Сколько здесь сейчас народу?» Я, возможно, загляну во все комнаты и отвечу: «Я насчитал только нас двоих» (применив мою арифметику, Чери плюс я – итого нас получается двое). Но, поразмыслив и введя в уравнение не абстрактные цифры, а реальные вещи, я начинаю сомневаться. В конце концов, проверил ли я все до одного шкафы и чердак? И даже если я тщательно осмотрел весь дом, откуда мне с абсолютной уверенностью знать, что кто-то из наших детей не влез в окно сразу после того, как я заглянул в его комнату?
   Что я хочу этим сказать? Всегда найдутся свидетельства за и против любого принимаемого нами решения, и любое явление можно объяснить с разных точек зрения. Когда мы принимаем самые важные решения в жизни, касаются ли они нашей личной жизни («Жениться на ней или нет?»), науки («Верна ли теория относительности?») или в зале суда («Виновен ли он?»), мы взвешиваем доказательства, решая, какая версия больше соответствует тем данным, которые мы наблюдаем. Некоторые называют данный метод «умозаключениями на основе лучшего объяснения».
   Несмотря на то что существует множество гипотез, которые пытаются объяснить ОСП с материалистической точки зрения, не позволяйте количеству предложенных объяснений затенить суть.
   Мы можем целый день обсуждать новые гипотезы82. Но в конце дня нашей задачей будет решить, которое объяснение лучше подходит к имеющимся данным.
   Простоты ради сведем все многообразие объяснений к двум, которые можно толковать в широком смысле.

   Объяснение № 1, сверхъестественное. Во время околосмертных переживаний человек на самом деле жив и сознание его, находясь вне тела, функционирует в полную силу в потустороннем мире.

   Объяснение № 2, естественное. ОСП можно объяснить только в привязке к мозговым функциям. Возможно, подобные переживания возникают в результате нехватки кислорода, психологических ожиданий или в силу других естественных причин. Если явление можно адекватно объяснить естественными причинами, нет необходимости предполагать независимо функционирующего сознания и Царствия Небесного.
   Выше мы рассмотрели основные доводы, выдвигаемые в защиту естественного подхода. Давайте рассмотрим доводы в пользу сверхъестественного подхода. Читая эти строки, задайте себе вопрос: «Какая из двух гипотез лучше объясняет известные факты?»

   Вещественное доказательство № 1. Описания, данные пациентами, которые находились вне своего тела, больничных палат или места происшествия, служащие подкрепляющими доказательствами.
   По словам Моуди, «несколько врачей признались… что они крайне потрясены, потому что их пациенты, не имеющие медицинских знаний, подробнейшим образом и совершенно правильно описывали процедуры, которые применялись в ходе их реанимации, хотя во время происходящего врачи были уверены в том, что пациенты, которых они реанимируют, «мертвы»83.
   Вот пример: в парке нашли человека в коматозном состоянии; прохожие пытались сделать ему непрямой массаж сердца. Его доставили в отделение кардиореанимации; он по-прежнему находился в коматозном состоянии. Медсестра извлекла у него зубные протезы и положила их на тележку. Прошло около полутора часов, давление и сердечный ритм пациента стабилизировались, но он оставался в коме, и его перевели в блок интенсивной терапии. Через неделю пациент вышел из комы, и его снова перевели в отделение кардиореанимации, где он увидел ту самую медсестру и сказал: «…Вы знаете, где мои протезы». Он описал тележку, на верхней полке которой стояли флаконы, с выдвижным поддоном, куда положили его протезы. По его словам, он наблюдал за всем происходящим сверху, находясь вне своего тела. Далее он точно описал операционную и всех присутствовавших, отметив: он очень боялся, что они перестанут его оживлять. Медсестра все подтвердила, в том числе и то, что во время реанимации они «не испытывали оптимизма относительно прогноза для данного пациента»84.
   И это вовсе не исключительный случай. В книгах и статьях, которые я читал, приводится множество подобных случаев с подробными подкрепляющими доказательствами85. В число доказательств ясного восприятия в то время, как респондент пребывал вне своего тела, входят рассказы о местонахождении предметов, которые считали потерянными, точное воспроизведение разговоров медиков в то время, когда пациенты находились под общим наркозом, узнавание неожиданных или необычных для них предметов, рассказы о людях в других комнатах, которые, например, молились, яркие, подробные описания хода операции, встречи «на той стороне» с людьми, о чьей смерти респонденты еще не могли знать, встречи с людьми, которых респонденты никогда не видели и о чьем существовании не подозревали (например, с мертворожденными братьями, сестрами, с биологическим отцом, которого позже узнавали на фотографиях) и т. д.86
   Случаи, в которых встречаются подкрепляющие доказательства, разбросаны по всей специальной литературе87. К счастью, профессор Дженис Холден, глава консультативного отдела в Университете Северного Техаса, выделила свыше 100 таких случаев, подкрепив их ссылками на публикации с номерами страниц. На самом деле ОСП с подтверждением гораздо больше, но Холден исключила из их числа, например, ОСП из автобиографий, из книг, не связанных с систематическим изучением ОСП, и «отдельные случаи, которые невозможно отрецензировать». Она включила в свой перечень только такие ОСП, когда респонденты в самом деле находились на пороге смерти (если вас интересуют ОСП, подкрепленные доказательствами, см. выборку Холден в приложении 8).
   Будь я атеистом, подобное привело бы меня в замешательство. Такое трудно объяснить с естественно-научной точки зрения. Если все перечисленное – просто удачные догадки, как предполагают некоторые88, сторонникам естественного происхождения ОСП следует выдвинуть разумное объяснение, почему люди так хорошо что-то угадывают именно во время ОСП. А может быть, великие отгадчики по какой-то непонятной, но вполне естественной причине склонны к ОСП? Пусть попробуют свои силы в телевикторине. Судя по состоянию дел на сегодняшний день, объяснение, включающее удачные догадки, не выдерживает критики. Достаточно лишь прочесть подробное изложение таких ОСП89.
   Доктор Сартори, проводя проспективное исследование ОСП, которое продолжалось пять лет, проверила «гипотезу удачных догадок». Она просила пациентов, перенесших остановку сердца, но не испытавших внетелесного опыта, угадать, что происходило во время реанимации. Вот что пишет Сартори: «Двадцать восемь из этих пациентов не могли даже приблизительно угадать, что с ними делали. Трое стали описывать сценарий, основанный на том, что они видели в популярных телесериалах про врачей, а двое кое-что угадали. Все они ошибались и неверно называли процедуры и аппаратуру. Многие предполагали, что при реанимации использовался дефибриллятор, тогда как на самом деле его не было. <…> Их догадки служат разительным контрастом с подробными и точными отчетами пациентов, которые, по их словам, во время реанимации находились вне своего тела и наблюдали за происходящим»90.
   Кардиолог Майкл Сейбом проделал замечательный опыт, опросив своих пациентов, переживших ОСП, о ходе операции. Настроенный вначале скептически относительно их заявлений о том, что они вылетали из тела, он постепенно изменил свое мнение после того, как понял, насколько подробно и точно они описывали все, что происходило в операционной. Сейбом замечает, что в каждом отдельном случае восстановление жизненных функций идет по-разному и маловероятно, что пациенты могли угадать, какие процедуры и в каком порядке применялись именно к ним. Относительно одного пациента Сейбом пишет: «Когда я попросил рассказать, что именно он видел, он описал ход реанимации в таких подробностях и так точно, что позже я мог бы использовать его рассказ для обучения врачей»91.
   Представьте, что вас отобрали присяжным и вам предстоит вынести вердикт по делу одной пациентки. Врач приказал перевести ее в психиатрическое отделение после того, как она, придя в себя после остановки сердца, утверждала, будто побывала на небе и беседовала с ангелами. Защита утверждает, что пациентка совершенно здорова психически и на самом деле побывала на небесах. Обвинение возражает: это невозможно и все, кто утверждает подобное, бредят. В течение восьми часов прений представители защиты приводят к присяге 100 человек, переживших ОСП, и все они показывают, что тоже побывали в потустороннем мире. Каждого пациента, испытавшего ОСП, сопровождают врачи, медсестры и члены семьи, которые подтверждают все, что те видели или слышали, находясь вне своих тел. Убедительны ли такие доказательства для непредвзятых присяжных?

   Вещественное доказательство № 2. Люди, испытавшие ОСП, сообщают об усилении мыслительных способностей в то время, как их мозг был серьезно поврежден.
   ОСП невозможно объяснить процессами, происходящими в мозгу, если мозг не функционирует настолько хорошо, чтобы обеспечить яркое сознание. Вот что первоначально смущало ван Ломмеля в отношении его первых пациентов, испытавших ОСП. Все происходило в такое время, когда их мозг, судя по всему, не действовал92. Чтобы подробнее разъяснить это положение читателям, ван Ломмель написал несколько глав, посвященных тому, что происходит в мозгу при внезапной остановке сердца, и тому, что нам вообще известно о функциях мозга93.
   В самом деле, бывают атипичные случаи сохранения сознания под наркозом или во время остановки сердца. Крайне небольшой процент людей (0,18 процента, или менее чем двое из тысячи)94 сообщали о кратких эпизодах прихода в сознание под общим наркозом. Те, кто в самом деле находился в сознании (иногда из-за неправильного введения наркоза), отмечали, что им было неприятно95. Отмечены случаи, когда люди ненадолго приходили в сознание во время кардиореанимации96, перед тем как восстанавливается сердечный ритм. Но подобные случаи описаны в специальной литературе именно благодаря тому, что они встречаются очень редко.
   Намного чаще встречаются типичные описания, приведенные людьми, которые находились под общим наркозом или перенесли остановку сердца. Они ничего не помнят. В подобных обстоятельствах мозг не способен ни поддерживать сознание, ни формировать воспоминания97. И все же в такое время люди, пережившие ОСП, сообщают не о смутных, спутанных воспоминаниях, но о ярком сознании, «живее, чем в жизни». Их мозг как будто находился в гипервозбужденном состоянии. Перед некоторыми за короткий отрезок времени проходила вся их жизнь.
   И их воспоминания, как мы видели, совсем не туманны и не мимолетны (как можно было бы ожидать при поврежденном мозге) и сохранились настолько хорошо, что и несколько десятилетий спустя такие люди, по их словам, помнят все до мельчайших подробностей, как будто это было вчера.
   Подкрепляющие доказательства, приведенные пациентами, которые наблюдали за происходящим в операционной или в больничной палате, находясь вне своего тела, подтверждают, что многие ОСП нельзя считать просто яркими снами, которые случились непосредственно перед потерей сознания или на ранних стадиях реанимации. Другие медицинские данные выступают против того, что пациенты собирали по крупицам какие-то сведения, пока были еще в сознании. За те краткие промежутки, когда мозг теряет или заново обретает сознание, из-за оттока крови от мозга (например, во время остановки сердца) или под наркозом деятельность мозга спутанна и туманна. Память также серьезно повреждена98.
   Вот пример, который мы вкратце излагали в предисловии.
   Памела Рейнольдс, тридцатипятилетняя певица, перенесла сложную операцию по поводу крупной артериальной аневризмы, расположенной рядом с мозговым стволом. В связи с труднодоступностью аневризмы решено было провести операцию с остановкой сердца. По сообщению кардиолога Майкла Сейбома и нейрохирурга Роберта Спецлера, во время операции тело пациентки охлаждалось примерно до 50 °F (10 °C), принудительно останавливалось дыхание и сердцебиение, а кровь отводилась от головы. Глаза пациентки были заклеены лентой, в уши вставлялись наушники с динамиками. Динамики издавали щелчки громкостью около 100 децибел, позволяющие убедиться, что электроэнцефалограмма плоская, то есть мозг не реагирует. Все ее тело, кроме небольшого операционного поля на голове, было закрыто простынями. Во время операции Рейнольдс испытала яркие ОСП, при которых она наблюдала за ходом части операции и позже сообщила врачам, что видела, описав в точнейших подробностях специальный инструментарий, который применялся в ходе операции. Например, она обратила внимание, что для трепанации черепа доктор применил дрель, больше похожую на электрическую зубную щетку, чем на обычную пилу, как ей представлялось прежде. «Отдельные ее детали хранились в чемоданчике, похожем на тот, в котором мой отец хранил торцевые гаечные ключи, когда я была маленькая… И я отчетливо помню, как женский голос сказал: «У нас проблема. У нее слишком узкие артерии». А потом мужской голос ответил: «Попробуйте с другой стороны». Позднее подтвердилось, что сначала врачи пытались подсоединить аппарат искусственного кровообращения к правому легкому, однако артерии оказались слишком маленькими, и им пришлось подсоединяться к левому легкому. До операции все инструменты были накрыты, так что пациентка никак не могла видеть их заранее.
   Далее Рейнольдс рассказала, что летела по туннелю, беседовала с умершими родственниками, которые выглядели как в расцвете жизни. Потом ей напомнили, что пора возвращаться, и она вернулась в свое тело. Важное замечание: Рейнольдс описывала все, что с ней происходило во время ОСП, последовательно и связно, начиная с начала операции и до того, как ее проводили «с другой стороны» и к ней вернулось сознание.
   Доктора Сейбом и Спецлер (директор Неврологического института Барроу) подтвердили верность всех наблюдений Рейнольдс в операционной. Даже если отдельные части ее предсмертного переживания имели место до принудительной остановки сердца, это яркое и подробное переживание она перенесла под действием общей анестезии, когда ее мозг был отключен. Перед откачкой крови ее глаза закрыли. На ее слух воздействовали громкие щелчки с частотой от 11 до 35 кликов в секунду. Громкость в районе 100 децибел примерно равна шуму поезда метро, свисту чайника или стрекоту газонокосилки. Даже если успокаивающие лекарства не до конца подействовали на нее, щелчки должны были помешать ей слышать, а лента на глазах не давала ей видеть. Откуда она могла знать такие подробности, если не наблюдала за происходящим извне своего тела?99
   Если в то время, как мозг не реагирует, сознание остается поразительно ясным, четким и даже расширенным100, гипотеза о жизни после смерти (сознание может существовать независимо от мозга), похоже, объясняет произошедшее лучше, чем материалистическая гипотеза (сознание – продукт исключительно деятельности мозга).

   Вещественное доказательство № 3. Присутствие поразительно последовательных, связных и вместе с тем неожиданных элементов – совсем не то, чего можно было бы ожидать в случае психологически индуцированного сна или видения.

Поразительная последовательность

   Подумайте о произвольности снов. Если 20 человек заснут взволнованными, у некоторых во сне в самом деле отразится их волнение, но у каждого сны будут, скорее всего, совершенно разными. Одному приснится, что он общается с каким-то неприятным, отталкивающим типом. Другому – что он ставит палатку в зарослях ядовитого плюща.
   Если мы опросим несколько сот человек, заснувших во взволнованном состоянии, и окажется, что 95 процентов из них приснился один и тот же сон – например, что они очутились в огромном городе, населенном зомби, – мы будем потрясены и озадачены. Мы будем еще больше озадачены, если все наши информанты одинаково опишут этих зомби, причем совершенно не так, какими их показывают в фильмах ужасов, например: «Все зомби у меня во сне общались между собой с помощью азбуки Морзе, которую они выстукивали друг у друга на плечах». Так как никто не ожидал таких неожиданных последствий, скорее всего, одинаковые сны невозможно будет объяснить101.
   Вот почему есть что-то очень необычное в том, что Моуди называет «поразительным сходством» в сообщениях об ОСП102. То, что ощущают люди «по ту сторону», складывается в довольно последовательную картину жизни в другом измерении. Откуда такая последовательность, если речь идет всего лишь о состоянии сна? С одной стороны, каждое сообщение об ОСП индивидуально (это касается, например, содержания разговоров и знакомых, которых встречают в другом измерении). С другой стороны, отзывы на удивление последовательны в том, что касается специфической, часто неожиданной природы этой потусторонней жизни.
   Как пишет доктор Ролингс, «примечательная повторяемость событий и сходные ощущения в совершенно непохожих случаях… исключает вероятность совпадения или связанных обстоятельств во время этого внетелесного существования»103.

Неожиданные подробности

   Однако многое из того, что сообщают испытавшие ОСП, оказывается совершенно неожиданным. Кто бы мог подумать, что в ОСП чаще всего общаются мысленно, то есть напрямую, без помощи речи? Кто бы мог подумать, что в другом измерении время и пространство перестают существовать и все предметы можно видеть одновременно вблизи и издали с одинаковой четкостью, а за один миг перед глазами проходит вся жизнь? Возможно, кто-то и ожидает увидеть яркий свет, но неожиданными становятся признания в том, что на этот ослепительно-яркий свет можно смотреть не щурясь.
   Если бы такие последовательные элементы были связаны с человеческими ожиданиями, люди, испытавшие ОСП, наверняка признавались бы, что пережили именно то, что они и ожидали. Но дело обстоит совершенно по-другому. Да и кто заранее мог бы ожидать такого, кроме тех, кто изучал специальную литературу об ОСП?
   43 процента пациентов ван Ломмеля ранее даже не слышали об ОСП, тем более не верили в них104. Те, кто осведомлен об ОСП, верит в их реальность и ожидает, что нечто подобное случится, похоже, составляют крайне малый процент населения, особенно в Нидерландах, где более половины населения «более-менее уверены в том, что смерть – конец всего»105. Таким образом, средний пациент-голландец, скорее всего, ожидает, что после смерти он не увидит совершенно ничего.
   Кроме того, не забывайте, что до выхода книги Моуди об ОСП почти не говорили. Маловероятно, что кто-то из его пациентов слышал об ОСП. Более того, именно Моуди первым ввел термин «околосмертные переживания».
   Моуди первым выделил 15 характерных общих элементов, о которых люди сообщают на удивление последовательно (позднее его выводы подтвердили другие ученые). Одиннадцать элементов, о которых я упоминаю ниже, на самом деле имеют место во время ОСП. Изучая эти общие элементы, я пришел к выводу: во всех них имеются черты, которые значительно отличаются от того, чего я ожидал бы от смерти. Смею предположить, что я – типичный представитель так называемых средних религиозных американцев; я во многом похож на тех, с кем беседовал Моуди.
   Еще раз повторюсь: не забывайте, что мои ожидания, как и ожидания почти всех, кто находится при смерти, относятся к смерти окончательной, а не к околосмертным переживаниям. Вряд ли кто-то, находясь на пороге смерти, думает: «Я скоро умру и вернусь к жизни!»
   Итак, вот некоторые из общих элементов ОСП, выделенных Моуди, которые расходятся с тем, чего бы ожидал я:
   • Невыразимость, невозможность передать свои ощущения словами. До того, как я начал изучать ОСП, я предполагал, что, случись со мной нечто подобное, я бы без труда описал все, что со мной произошло.
   • Врач или кто-то другой говорит, что я умер, – такого я не ожидал.
   • Ощущение мира и покоя. После смерти и перед Страшным судом я, наверное, ожидал бы невероятного волнения и даже страха, но ни
   как не полного умиротворения, о котором рассказывают испытавшие ОСП.
   • Неприятный шум – жужжание или звон. Этого я не ожидал.
   • Темный туннель – слышал об этом, но не ожидал.
   • Ощущение выхода из тела. Да, я ожидаю, что окажусь за пределами земного тела, но не в больничной палате, не рядом с теми, кто еще жив, и не буду смотреть на собственное тело с потолка.
   • Встреча с умершими родственниками и близкими. Да, я ожидаю, что увижу тех, кто умер до меня, но после какой-то встречи с Богом. Я не жду, что буду общаться с другими существами непосредственно, мысленно. Я представляю, как говорю по-английски и слышу, как мне отвечают, так как английский – мой родной язык.
   • Существо света. Я жду встречи с Богом, но представляю Его в телесном облике (с лицом, руками), а не просто светом.
   • Обзор жизни. Я ожидаю некоей награды за поступки, совершенные в земной жизни, но не такого обзора жизни, о котором сообщают люди, – без чувства времени, когда прошедшие события почти проживаешь заново, а не просто наблюдаешь за ними со стороны, когда заново испытываешь все чувства, которые я переживал, когда совершал те или иные поступки. Кроме того, я ожидаю, что это наступит после слов Бога об искуплении
   Иисуса. (На самом ли деле мне прощаются грехи?)
   • Черта или граница – я не ожидаю, что достигну такого места, где, перейди я некую границу, мне уже не удастся вернуться назад.
   • Возвращение – я не надеюсь после смерти вернуться в свое тело. Иными словами, я жду последнего экзамена, а не экзамена в середине семестра.
   Так что я никак не могу согласиться с теми, кто утверждает: «ОСП – всего лишь яркий сон, порожденный определенными установками, связанными с тем, что люди слышали о потустороннем мире». Все оказывается совсем не соответствующим моим ожиданиям и не согласуется с тем, чего ждет подавляющее большинство. Моуди приходит к выводу: «…в целом сообщения содержат совсем не то, что, по нашим традиционным представлениям, происходит с мертвыми»106.
   И поскольку многие даже не понимают, что умирают, как можно считать, что их ощущения внушены некими психологическими ожиданиями?107
   Представления о том, что происходит после смерти, довольно широко различаются. В нескольких научных трудах показано, что представления о загробной жизни до ОСП не влияли на возникновение ОСП. На их возникновение не влияли ни предварительные знания о них, ни религиозные убеждения, ни уровень образования108. Многие из тех, кто испытал ОСП, ранее вообще не верили в жизнь после смерти. По словам ван Ломмеля, «религиозные убеждения или их отсутствие у неверующих и атеистов оказалось несущественным…»109.
   Люди склонны неоднократно сообщать, как изумило их то, что они ощущали, и подчеркивать, насколько неожиданными оказались многие их ощущения110.
   • Ван Ломмель говорит о «крайнем изумлении», с которым пациенты сообщали о таких элементах, как нахождение в больничной палате вне своего тела, когда окружающие не видели и не слышали их111.
   • Один испытуемый сообщил: «Все случившееся меня просто ошеломило, застало меня совершенно врасплох»112. Сочетание ошеломляющей логичности и связности происходящего с неожиданными подробностями гораздо больше убеждает в том, что некоторые люди на самом деле побывали в потустороннем мире (сверхъестественная гипотеза), чем в том, что они видели яркие сны, порожденные их ожиданиями (естественная гипотеза).

   Вещественное доказательство № 4. ОСП завершаются логично, а не прерываются резко, вдруг, что отличает их от снов и галлюцинаций.
   Данное доказательство неразрывно связано с предыдущим, но, наверное, заслуживает особого рассмотрения. В течение примерно недели старайтесь сразу после пробуждения вспоминать свои сны. Как они обычно заканчиваются – как фильмы, с концом сюжета, или прерываются на середине?
   Проанализировав собственные сны, которые я видел в течение нескольких месяцев, я обнаружил, что все они прерывались как-то вдруг, часто на середине фразы. Никакого «конца фильма» не было. Развивался какой-то сюжет, происходил какой-то разговор, но вдруг, когда я просыпался, все резко обрывалось. И если вдуматься, именно этого мы ждем от снов и галлюцинаций. Они обрываются, когда мы просыпаемся или приходим в сознание, независимо от того, на каком месте они прерываются, потому что сны не рассчитаны на продолжение после того, как мы просыпаемся.
   Если ОСП – сны или галлюцинации, разве не логично предположить, что они тоже будут резко обрываться после окончания действия лекарства или восстановления сердечной деятельности?
   Однако ОСП заканчиваются последовательно и логично – как фильмы, а не как сны. Мег Райан находит идеального парня. Они влюбляются друг в друга и переезжают в дом своей мечты. Конец. Мы были бы шокированы, если бы фильм вдруг резко оборвался на середине сюжета, на середине фразы. Почему? Потому что сюжетные линии в кино выбраны не наугад – они спланированы, записаны в сценарии, где предусмотрен именно такой конец.
   Моуди называет «возвращение» одним из общих элементов ОСП113. Большинство пациентов Лонга, испытавших ОСП, сообщают о том, что сами приняли решение вернуться в тело114. Сейбом пишет, что «решение о «возвращении» было принято либо под влиянием, либо по указанию сверхъестественного существа»115.
   Эти замечания показались мне важными. И все же, думал я, как быть с ОСП, в которых не было вопроса, возвращаться или нет? Может быть, они оборвались на середине фразы и их обладатели вдруг, неожиданно для себя, снова очутились в своих телах? Хотя я никогда не читал ни о чем подобном, может быть, такие случаи нередки, просто ученые о них не пишут? Я решил сам исследовать этот вопрос. Я внимательно перечел 50 ОСП, начав с самых недавних и последовательно двигаясь назад, и еще более 50 ОСП жителей незападных стран, представленных на сайте доктора Лонга116. Я ожидал, что хотя бы в некоторых будет упоминаться о внезапном окончании ОСП, поскольку в большинстве исследований есть ссылки на аномалии и отдельные случаи. Однако ни в одном из ОСП не сообщалось о внезапном окончании. Наоборот, большинство респондентов упоминали о беседе, окончившейся их решением вернуться, или просто осознанием того, что настало время вернуться. Но даже в тех случаях, когда сознательного решения вернуться не было, я не нашел упоминания о том, что ОСП обрывались резко, на полуфразе.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →