Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

На флаге Ирана 22 раза повторена надпись «Аллах Акбар».

Еще   [X]

 0 

Тайны руки (Дебарроль Адольф)

Более 100 лет прошло с того времени, когда известный французский хиромант А. Дебарроль создавал эту книгу, увлечено споря с оппонентами и, безусловно, соглашаясь с теми, кого он назвал своими учителями.

Мы живем в иное время, многие тайны прошлого открылись нам, мы дали научные определения многим явлениям, о которых с наивной простотой рассуждает автор, но, как и он, и многие его предшественники, внимательно разглядываем свою руку, пытаясь по загадочным линиям и знакам раскрыть ее тайны.

Источник книги - http://www.natahaus.ru/

Об авторе: Адольф Дебарроль - известный французский хиромант еще…



С книгой «Тайны руки» также читают:

Предпросмотр книги «Тайны руки»

Тайны руки

   С первых страниц вы попадете в необычный мир – в мир учений о хиромантии, астрологии, френологии, право на существование которых оспаривалось во все времена, начиная с древнейших, но, тем не менее, волнующих и привлекающих внимание человечества до сих пор. Впрочем, пропаганда оккультных наук не входит в наши задачи. Мы рады возможности дать новую жизнь незаслуженно забытой книге. Надеемся, что читатель сам сделает вывод о художественной ценности произведения и о том, насколько его содержание соответствует современному миропониманию.
   Если же вы, улыбнувшись, решите провести вечер на манер ваших прабабушек, всматриваясь в руки, в лица друзей, вы глубже постигнете их горести и заботы, их красоту и своеобразие. Это шаг на пути к человеческому общению, это способ научиться любить и понимать близких людей. Любовь и понимание, пожалуй, одно из сильнейших лекарств для нашего больного и измученного общества.


Ад. Де-Бароль Тайны руки

От редакции

   С первых страниц вы попадете в необычный мир – в мир учений о хиромантии, астрологии, френологии, право на существование которых оспаривалось во все времена, начиная с древнейших, но, тем не менее, волнующих и привлекающих внимание человечества до сих пор. Впрочем, пропаганда оккультных наук не входит в наши задачи. Мы рады возможности дать новую жизнь незаслуженно забытой книге. Надеемся, что читатель сам сделает вывод о художественной ценности произведения и о том, насколько его содержание соответствует современному миропониманию.

   Если же вы, улыбнувшись, решите провести вечер на манер ваших прабабушек, всматриваясь в руки, в лица друзей, вы глубже постигните их горести и заботы, их красоту и своеобразие. Это шаг на пути к человеческому общению, это способ научиться любить и понимать близких людей. Любовь и понимание, пожалуй, одно из сильнейших лекарств для нашего больного и измученного общества.

ПРЕДИСЛОВИЕ

   Но если это изучение основано на истине, тогда понятно если ему предаются ревностно и пылко, но не потому, что оно представляет собою возможность значительных материальных выгод, а потому что ему предназначено играть важную роль в воспитании наших детей, представляющих собою прогресс в будущем.
   От воспитания, хорошо или дурно направленного, зависят, как известно, счастье или несчастье всей жизни. Человек хорошо организованный несомненно может сойти с ложного пути, на который вступил в юные годы, но высокое умственное развитие при условиях дурного воспитания может имеет место чрезвычайно редко.
   Порождаются ли наши инстинкты влиянием планет или нет, оставим этот вопрос пока в стороне. Если даже допустить совершенно иную причину их возникновения, все же несомненно, что мы рождаемся с особыми наклонностями, с качествами и недостатками, присущими нашей природе. Этим наклонностя предназначено вести нас к счастью или несчастью, сообразно направлению, которое мы им дадим. Очевидно, что получаемое нами воспитание в высшей степени будет влиять на сказанное направлеше. И так если оно имеет такое большое влияние на счастье отдельных лиц и вследствие этого на счастье общее, на счастье всех людей, почему же не стремиться, всеми возможными способами, улучшить, усовершенствовать это воспитание?
   Почему же не принять и не допустить после строгого обсуждения применение всякаого рода усовершенствований, удостоверенных точными доказательствами?
   Такая цель достойна внимания, о ней следует подумать, и самый здравый смысл это требует.
   Но философские школы скептически к этому относятся и проходят равнодушно мимо этого вопроса.
   И теперь еще продолжают подсмеиваться над френологией, хиромантией и оккультными науками, но теперь смеются уже менее, потому что рано или поздно истина всегда торжествует.
   Благодаря этим наукам, до сих пор гонимым, наступит время когда люди не будут уже иметь возможности притворяться и будут вынуждены выступить без масок, потому что маска не будет уже в состоянии принести пользу. Время это уже близко.
   Те, кто будут обладать этими науками и уметь применять их, получать такое преимущество над другими, что всем надоест скромничать и они в свою очередь займутся изучением этих наук. Тогда человечество совершит громадный шаг вперед. Конечно, всегда найдутся люди, закрывающие глаза пред всяким светом, потому что по их мнению обязательно должен быть класс людей руководимых, класс фатально обязанный повиноваться. Но свет распространится так сильно, что в конце концов и им придется примкнуть к большинству.
   Во всяком случае надо сознаться, что френология и хиромантияя требуют любезнаого содействия тех, характер которых желают изучить, но хирогномия в этом не нуждается и для нее достаточно одного взгляда.
   Приближаясь к личности, в которой он ищет покровителя или друга, посвященный знает уже, что нужно делать, чтобы ему понравиться. Если он имеет дело с врагом, он знает его уязвимое место и вперед знает каким способом надлежит на него нападать. Что касается детей, френология, хиромантия, хирогномония, физиогномония могут быть применяемы к ним свободнее.
   Если эти науки представляют собою истину, если при их помощи можно угадать наклонности и способности маленького существа, появившегося на свет, и с первых же дней его жизни начать развивать хорошие наклонности и способности, какую громадную услугу возможно оказать человечеству!
   Каждый, даже наименее одаренный, обладает по крайней мере смутным разумением, обращающимся в разум только тогда, когда его правильно направляют к той или другой цели, к которой они действительно призваны, потому что только там будет полезно их существование. Как бы силен был мир, если бы ни одна божественная искра не исчезла бы на земле, подобно тому, как ни одна былинка не погибает в Природе, этом высочайшем разуме!
   Люди слабы потому, что они не развиваются и не растут подобно былинке, повинуясь величественному Голосу Великой Кормилицы, потому что невежество или безразсудство мешают им услышать этот голос, нашептывая им совершенно иное.
   Неужели вы думаете, что так будет всегда? Плод никогда не созревает немедленно. Нужны целые дни, то солнца, то дождя; он должен быть сначала зародышем, вслед за тем цветком, и под конец только становится плодом. На это нужны месяцы! Его зрелость может быть задержана прохладой последних дней осени, изморозью и приближением зимы, но все же он созреет. Потому что если Бог где либо начертал свою волю, она неизбежно должна быть рано и поздно прочтена и всегда фатально является кто либо способный ее прочесть и разъяснить другим, когда наступит надлежащее время и плод оказался созревшим.
   Милость Господа неисчерпаема и безконечна.
   Господь поместил в Природе всякую науку и всякое указание, но только Он желал чтобы размышляли для того, чтобы понять и изучали – чтобы познать.
   Когда студент разрезает труп, он удивляется, он поражен. Ни одно чудесное явление природы нельзя сравнить с неподражаемостью внутреннего устройства человеческого тела, но надо чтобы любовь к науке вооружила скальпелем руку мыслителя. И внешность тела человеческого не менее изумительна, но перестают удивляться чудесам, видимым ежедневно.
   Провидение, по кажущемуся капризу, представляющемуся на первый взгляд не справедливым, сотворило сильного и слабого, богатого, властителя и раба, словом ops’a и inops’a.
   Вместе с тем, так как оно разум и справедливость, чтобы предоставить человеку его свободную волю и способы к сопротивлению, чтобы не допустить его падать от изнеможения на каждом шагу, так как жизнь даже для властных и сильных является беспрерывной борьбою, Провидение начертало характер каждого на лице, на выемках и извилинах его черепа, на очертаниях его рук. Затем подобно тому, как оно сказало земледельцу: вскрой недра земли и посей пшеницу, которая будет тебя питать; и затем сказала водолазу: ищи жемчуг на днe морей, подобно этому она сказала каждому: выучись читать. Я ничего не даю без труда – говорит она – я примешиваю к венку из лавровых листьев крапиву, жгущую лоб; я выжимаю яд болезни в чашу развратников; к богатству я присоединяю пресыщение и скуку; за каждое наслаждение я заставляю платить, потому что наслаждение награда, а награда должна быть заслужена трудом и усилиями. Ищи и ты обрящешь.
   Затем, от времени до времени сжалясь над ограниченностью и ослеплением людей, она посылает им свыше одаренное существо для их вразумления. Иногда это поэт, потому что поэзия горячка разумности и этот избранник может в опьянении своих порывов войти в сношения с высшими мирами и бросая безсвязные слова, как Кумейская Сивилла, осветить мрак неизвестного.
   Иногда это великий полководец, объединяющий народы; иногда законодатель цивилизующий и вслед за ними выступает провозвеститель.
   Такими были Ореей, Гермес Трисмегист, Виргилий, Аполлонус.
   Иногда это: Лафатер. Лафатер читает на лице человека хитрость лисицы, свирепость тигра, кротость ягненка; он сравнивает, находит, но погруженный в свои созерцания пред лицом Великой природы, ослепленный ярким светом, который он видит за приподнятой им завесой, он колеблется, лепечет смущенно, указывает не решаясь определить и умирает убитый пьяным солдатом, не окончив своего великого дела. Но путь был указан; Галль следует по пятам его, но более холодный, более вычисляющй, но гораздо менее поэт и выступает вперед вооруженный аналогией, основой всякой истинной науки. Он все взвешивает, все проверяет, изучая безмолвно, в тиши, ничего не возлагая на случайность и наконец наступает день когда он сказал: Я нашел.
   Лафатер кроткий, нерешительный, встретил вокруг себя недоверие, но Галль, с его железным характером, с его твердым убеждением и непоколебимой волей, приобрел тотчас последователей, что понятно было несомненным успехом. У него были враги, но это не уменьшает триумфа.
   На короткое время его слава равна была славе одного великаго полководца, на которого тогда были устремлены взоры всей Европы и даже говорят что хотя на момент, но полководец отнесся ревниво к изобретателю. Но вскоре весь этот шум утих и хотя Галль был причислен к знаменитым людям его эпохи, но система его была забыта и почти заброшена.
   Но надо признать, что система эта действительно очень трудна и на первый взгляд мало удобна к применению. Чтобы применять ее мешают волосы, мешает прическа. Только лоб вполне свободно поддается изучению, но органы лба представляют собою почти исключительно только признаки качеств, а приходится главным образом изучать недостатки человека. Необходимо изучить его инстинкты и прежде всего дурные, чтобы принять меры к противодействую и торжеству над ними. Только вслед за тем надлежит заняться добрыми инстинктами и качествами, чтобы воспользоваться ими как орудием борьбы против дурных инстинктов.
   И вот появляется вслед за тем третий провозвестник. Это: г. д’Арпантиньи.
   Он угадывает характер по форме пальцев, подобно тому как угадывают инстинкты и судьбу человека по расположению бугров на руке и линиям, бороздящим ладонь. Но природа, одарив его пониманием великой вещи силою наития, полагала это достаточным и не дала ему возможности разъяснить вполне его превосходное изобретение. Для этого объяснения необходимо было искать причины Природе, но человек воображения живет вне Природы.
   Его книга блещет умом, переполнена тонкими наблюдениями, рассуждениями чрезвычайно верными, цитатами изумительно хорошо подобранными, портретами написанными мастерской рукою, но тем не менee он недостаточно ясен, недостаточно понятен.
   Эта книга оказалась бы недостаточной, если бы не была комментирована, потому что г. д’Арпантиньи, как многие люди, обладающие глубокими познаниями, предполагает, что его читатели хорошо знакомы с основными научными данными, дающими возможность свободно следить за его изложением.
   Его метода – великолепная клавиатура, но она очень смутно научает способам воспользоваться этим инструментом!
   После долгих попыток упростить и уяснить его систему, в правильности которой мы ежедневно убеждались, несомненными доказательствами, мы наконец пришли к решению о возможности найти способ сделать ее доступной для всех, разъясняя ее помощью той науки, которую древние философы назвали Каббалой (традиция).
   Тройственная серия послужила нам исходным пунктом. Все приспособливалось превосходно и мы желали идти дальше. Нам необходимо было искать доказательства в физиологии, химии и физике. Мы искали ощупью, так как даже строгая медицина не могла нам содействовать. Однако знаменитый Биша очень много нам помог.
   Монтень, Рабеле Гердер, Бальзак и другие выдающиеся умы, высказывавшие воззрения сходные с нашими, нас поддерживали, и ободряли идти вперед.
   После многих тревог и сомнений, мы пришли к полному убеждению в правильности наших взглядов, и тогда решились издать эту книгу, снабженную многочисленными цитатами, чтобы этим еще более склонить читателя разделить наши убеждения, или по крайней мере отнестись к ним с полным доверием.
   К хирогномонии мы присоединили дополняющую ее хиромантию, эту науку извращенную и прямо исковерканную в XVI веке, благодаря невежеству и шарлатанизму различных уличных колдунов, но которую нам удалось, после пятнадцати лет усиленных и серьезных изучений, восстановить в ее надлежащем виде. Мы в особенности обращали внимание на астральные знаки и на различные их значения. Занимаясь этими изысканиями, мы имели возможность изучить одну за другой все книги о хиромантии и при помощи сравнивания могли искать истину среди множества заблуждений и погрешностей.
   К хирогномонии и к хиромантии мы присоединили несколько соображений и очерков о френологии и физиогнамонии и усиливались доказать, указывая их общий пункт исхода, что эти различные науки, тесно соприкасаются друг к другу, и не могут быть разделены.
   Таким образомъ мы не изобретали ни хирогномонии, изобретенной г. д’Арпантиньи, ни хиромантии, изобретенной в Индии, и почти такой же древней как Mир. А между тем мы содействовали прогрессу этих наук, доказывая их основательность, ссылаясь то на одну, то на другую и обогащая каждую новыми открытиями, возникающими из ежедневного применения обеих систем. Мы во всяком случае установили прочно, что обе эти науки указывают на инстинкты и до некоторой степени предсказывают судьбу. Я говорю, до некоторой степени, потому, что фатализм всегда подчинен свободной воле. Магометане говорящие: «так написано» заблюждаются, но во всяком случае для людей, которые не оказывают никакого сопротивления своим наклонностям, действительно все оказывается ничем иным как: так написано.
   Цель распространения этих истин: побудить тех, кому что либо угрожает в будущем, принять меры для предотвращения опасностей.
   Спокойно спят на корабле до тех пор, пока уверены, что далеки от подводных скал, но бодрствуют и бросают лот, если приближается ураган, и если на пути и у берегов грозят подводные скалы.
   Да удастся нам изменить в счастье печальное будущее! Мы сочтем себя в высшей степени счастливыми, если читатель сочувственно отнесется к нашим усилиям.
   Автор

ТАЙНЫ РУКИ

   Когда в чудную летнюю ночь мы всматриваемся в необъятные пространства неба, усеянного звездами, ощущаем какое-то смутное, неопределенное волнение. Нам и жутко, и вместе с тем приятно, и как бы влечет вверх к небесам.
   Это потому, что в такие минуты душа, эта искра божества, уже не охваченная земным туманом и заботами, стремится вознестись к небу и трепещет, порываясь освободиться из своего заточения. В такие минуты она тоскует по своей родине и, такие душевные стремления ни сколько не противоречат истине и мудрости, так как действительно, небо – отечество души.
   Жалкая точка в необъятной Вселенной, земля, смиренно вращается среди других планет, подавляющих ее своей громадностью. Эти миры-гиганты увлекли бы ее в свой водоворот, если бы тяготение не было так мудро распределено.
   Напрасно будут отрицать, что состояние звездного неба не производит впечатления в момент рождения ребенка на его органы, еще бездеятельные, но способные воспринять всякое могучее воздействие. Магнетическое отражение неба может, подобно тому, как феи наших сказок, одарить новорожденного великодушными инстинктами или вселить в него пагубные наклонности, сообразно влияниям звезды, к которой в этот момент тяготеет весь механизм миров.
   Послушайте что говорит Библия! Прислушайтесь к словам великаго пророка! В книге Иова глава 37, стих 7, мы читаем:
   «Бог вложил знаменья в руки людей ради того, чтобы все могли познавать свои дела».
   И Моисей говорит:
   «Закон Господа будет начертан на челе и на руках твоих!»
   Вот в силу этих указаний стремящихся разъяснить эти знамения и эти знаки совершает святое дело.
   Проникать в эти изумительные тайны, это значит беседовать с Богом!
   Существо человеческое вступает в жизнь, готовое страдать, если оно доброе, а если злое, готовое вредить и рвать в клочья все преграждающее ему путь.
   Оба они, стремясь к лучшему, должны сопротивляться небесному притяжению, охватившему их с момента рождения, и роковым образом влекущее их как к добру, так и к злу. Это и есть Рок.
   Но во всяком случае для борьбы с Роком человек обладает свободным выбором и Волею!
   Мы должны, и в этом состоит преследуемая нами цель, увлечь читателя в область Магии или лучше сказать священной Каббалы, как именовали ее древние маги. Она ничего общаго не имеет с нелепостями науки, носящей наименование: «Черная Магия»; напротив, это квинтэссенция разумности и нравственности, и представляет собою традицюнную науку тайн Природы, открытие которых непосвященным в былые времена глубокой древности наказывалось смертью.
   Индийский Символ «Адда-Нари» – знакомя нас с основаниями способа управления народами, необходимыми во времена зарождения цивилизации, объяснить нам, в силу чего древние маги требовали сохранения тайны и глубокаго безмолвия.
   Прилагаемый при этом рисунок изображает Изиду индуссов или Природу.
   На ее лбу знак лингвама или всемирного воспроизведения (генерации).
   Справа лежит у ног ее тигр – это символ злого и невежественного человека; слева лежит бык – это добрый человек; это неофит.
   Изида стоит во весь рост между злым и добрым, между возмущением и повиновением.
   У нее четыре руки, изображающие собою четыре стихии, и признаки этих стихий находятся в каждой из рук.
   Огонь изображен мечем, воздух кольцом или ожерельем; земля – цветущей веткой дерева в виде скипетра; вода изображена кубком.
   Поток молока вытекает из головы Изиды, проходит перед глазами быка с намордником, низвергается у его ног и катится к ногам тигра, который его не видит.
   Молоко знаний не течет для злого. Если он хочет выпить молока, то ему нужно нагнуться, нужно чтобы он увидел молоко, а чтобы его увидеть, надо искать.
   Обе руки Изиды, обращенные в сторону тигра, держат одна из них меч и огонь, другая – воздух и ожерелье. Воздух – изображение бури.
   Злой должен быть обуздан и сдерживаем огнем и железом; он должен носить ошейник (ожерелье) и бури скопились над его головой.
   Природа покрыта завесой со стороны злого. Злой ничего не должен знать; к нему не должно быть сострадания. На Природе надето ожерелье. Со стороны быка с намордником это ожерелье состоит из человеческих голов: это символ интеллектуальности, соединяющейся с разумом и образующей собою божественную цепь; со стороны злого – ожерелье обращается в железную цепь.
   Цепи, тюрьма, рабство грозят злому, так как злой – это тигр; он вооружен, он силен; он любит кровь и резню, а бык, смирный и полезный должен быть защищаем от него.
   Тигр смотрит на орудия обуздания, висящея над его головой и остается неподвижен, хотя глядит свирепо и тревожно.
   Со стороны быка с намордником Природа без покрывала, так как по отношению к нему у нее нет тайн, и для него в обеих руках Изиды – в одной руке – цветущая ветка, изображающая изобилие, разумность, разверзающую свой бутон; это пальма, скиперт, награда; а в другой руке она держит кубок, приближаемый ею к потоку молока для утоления жажды быка, а также для его питания.
   Змея, голова которой обращена в сторону доброго, обвивается вокруг шеи Изиды. Это изображение источника жизни, электричества, магнетизма, света и великого магического деятеля.

   На ней три треугольных ожерелья: это изображение трех миров. Со стороны тигра на ней девять браслетов: это число изображающее тайну. Со стороны быка у нее пять браслетов: это число изображающее разумность.
   Две смотрящие друг на друга змеи обвиваются вокруг руки, держащей цветущую ветку: это символ равновесия, астрального света, тайны жизни.
   Она все дала доброму; она дает ему даже шкуру злого, которую носит у пояса со стороны доброго.
   И все моральное значение этой фигуры резюмируется одним только единственным знаком, именно в руке Изиды находится цветущая ветка, приглашающая к молчанию.
   Эзотеризм: это то, что надлежит скрывать.
   Экзотеризм: это то, что не нужно скрывать.
   Изида держит открытыми три первые пальца, обозначающее в хиромантии силу, власть и фатальность. В то же время у нее закрыты безымянный палец, а также – мизинец, изображающие собою свет и науку.
   Символы такого рода встречаются беспрестанно в древности.
   Так, например, тот же самый аллегорический смысл представляет собою седьмая таблица Таро, в первой книге, написанной иероглифами и приписываемой Еноху или Гермесу, следовательно относящейся к самой глубокой древности.
   Девизом древних Магов служило:
   «Знать, дерзать, желать и молчать».
   Они принимали в свое сообщество только людей, в разумности которых они убедились и доказавших полную неустрашимость и непоколебимую твердость воли, претерпев ужасные испытания, предшествовавшие посвященю.
   К этому надо добавить, что древние Каббалисты отнюдь не имели целью господство или власть, потому что тайны, основанные на разумe, поучали только бескорыстию, отречению от земных благ, любви к науке, словом – учили только добродетели.

SANCTA KABBALA[1]

   Происхождение Каббалы теряется во мраке глубочайшей древности. Появилась ли она из Индии? Появилась ли она из Египта? Никто этого не знает; но достоверно то, что египтяне и индусы знакомы были с ней с незапамятных времен. По возвращении из путешествия по Востоку сведения о каббале были доставлены в Грецию Пиеоагором. Тогда Греция отличалась уже светом просвещения.
   В глубокой древности все народы исключительно занимались овцеводством и скотоводством. Среди этих пастухов, как это часто встречается, рождались люди высоко одаренные, с высшим складом ума. Их воображение, очищенное полным уединением жизни в пустынях, возбужденное глубокой тишиной и приятной прохладой ночей, после истомляющего дневного зноя, искало в созерцании неба, всегда ясного и усеянного блестящими звездами, пищу меланхолически – поэтическому настроению их созерцательной природы и они избирали себе излюбленные созвездия и привыкали тщательно следить за их движением. Видя их то сверкающими, то совершенно исчезающими из вида, подобно Солнцу и Луне, они вскоре начали несколько понимать всю сложность и все великолепие этого дивного механизма, приводившего в правильное и единообразное движете все миры. Умы их, восхищенные этим таинственным наблюдением, мало-помалу пристрастились и увлеклись расследованием причин.
   Но не один только блистающий звездами свод небесный привлекал их благоговейное внимание и вызывал радость. С другой стороны, прислушивались они к подземному гулу, всматривались в мрачные пропасти и их охватывало смутное чувство страха, иногда вызывая уныние и печальное настроение.
   Вскоре они поняли тайны магическаго мира, и осознали существование трех миров, соединенных вместе единой цепью, находящейся в деснице Единого Бога.
   Оракул Аполлона провозглашал Нерукотворного, ни кем не созданного, но Самого себя создавшего Бога, пребывающего среди огня Эфира и находящегося во главе всякаго рода иepapxии.
   В мистериях древней греческой религии, жрец, обращаясь к посвященному, говорил: «Созерцай с восхищением Владыку Вселенной: он Един и пребывает всюду».
   За шестьсот лет до Р. X. Пиоагор заимствовал у египетских жрецов идею об едином, всемогущем Боге.
   Отрывок из книги Оцеллуса из Лукании, одного из учеников Пиеагора, служит этому доказательством. Отрывок этот сохранен потомству Стобеем, и в нем говорится: «Гармония сохраняет мир, и Бог – творец этой гармонии». Впоследствии, присоединившись к Пиеагорову учению, Платон[2] говорил: «Бог, о котором я вам говорю, есть Бог единый, неизменный, бесконечный»! Антисфен[3] сказал: «Среди различных народов обожают многие божества, но сама Природа нам указывает только одного Единого Бога». В свою очередь Анаксагор говорит: «Единый Бог распределил Матери и создал миры».[4] Архитас признает три принципа: Бога, материю и форму».[5]
   «Евзебий, Лактанций, Юстин и Афинагор, единодушно утверждают, что единство Бога было признаваемо древними философами и служило основашем их мистерий.
   Св. Павел видел в Фалерне следующую надпись на жертвеннике: Deo ignoto «(Неведомому Богу»).[6]
   Высшие умы древности, во внимание разницы в умственных способностях и в развитии людей, признавали две истины: положительную для сильных умом и чистыми душою, а также другую истину, так сказать аналогическую, приспособленную к людям менее разумным и болеe материальным.
   «Что дозволено сказать я скажу, – пел посвященный Орфей, – но необходимо, чтобы двери были заперты и посторонним вход прегражден»!
   «Мои Слова – продолжал он – будут обращены к Божественному Существу. Обратите к нему все силы вашего разумения: всходите вверх прямым путем и благоговейно созерцайте единого царя вселенной. Единый Бог состоит из себя самого и из всего существующего». «Никто из смертных его не видел, но Он видит все».
   «Я покажу вам следы его пребывания. Я покажу вам признаки воздействия могучей десницы Бога. Но какое то облако мешает мне его видеть».[7]
   Мистическая ассоциация выделила из себя людей долженствовавших управлять массами: жрецы, цари и знатные (благородные).
   Общество разделилось на два класса: опс и инопс.
   В глазах патриция плебей был только раб и проклятый.
   Для опса Существо, называемое инопс, было предназначено только для страданий.

   Ореические Мистерии.[8]
   «Генезис мрачный: это хаос». «Генезис лучезарный: это мир; это Существо».
   «Небо, ранее чем оно сделалось блестящей занавесью, было примитивным амниосом».[9]
   «Разумные сущности постепенно создают богов, полубогов, героев, великих людей (viri), невинных и преступных».
   «Человеческие души в первый раз снизошедшие на землю, опускаются на нее из Epaipasов).
   1) Epaipas. Атмосферная облочна; материальная часть неба.
   «Юпитер называемый: Омбриос, Плувиус, Телепос, черпает их в своих космогонических сокровищах и посылает их вселяться в тела».

   Гермес
   Каббалисты полагают, что игральные карты, которыми и до сего времени пользуются наши современные сивиллы, есть первая книга с рисунками, появившаяся раньшe изобретения азбуки.
   Но первая книга начертанная эмблемами (символами), это «Таро». Мистики пытались проникнуть в ее смысл. В 1540 г. Гильом Постель, которого изучение этой книги довело до сумасшествия, издал сочинение: «Clef des choses cachees» (Ключ к сокровенным вещам).
   В своем сочинении «Le Monde primitif analyse et Compare avec le monde moderne». (Первоначальный мир анализированный и сравненный с миром современным). Курт де Гибелин, автор с громадной эрудицией, пытался разъяснить эти символы с помощью каббалы.
   Надо полагать, что «Таро» в XVI веке претерпело сильные искажения, что можно заключить уже из того, что фигуры носят костюмы эпохи этого столетия. Как бы то ни было, евреи приписывают сочинение этой книги Еноху. Египтяне признают ее автором Гермеса, а греки признают ее составленной Кадмом.
   Однако это утверждают только учения, а всемирное народное предание приписывает их Гермесу, как источнику всякой магии.
   Гермес (Меркурий) обозначает также человеческий гений и вообще высокую разумность.
   Гермес именуется: Трисмегист (т. е. трижды великим), потому что в каждом мире есть один Гермес.
   Таким образом, Гермес является синонимом разумной деятельности многих веков, соединенной в одно целое.
   Помимо «Таро» приписывали Гермесу также и другие книги, так например: «Pymandre», «Asclepios» и прочее, а также «La table d’Emeraude» (Изумрудная Скрижаль), вкратце содержащая в себе всю Каббалу в полном ее составе. Если эта таблица названа «Изумрудная», так это потому, что, как утверждают многие, она была начертана на изумрудах.
   Вот что было изображено на этой таблице.

   Изумрудная таблица
   «Это истинно – без всякой лжи – чрезвычайно правдиво».
   «Что наверху такое же и внизу, а что внизу такое же как наверху, чтобы совершить чудеса одной и той же вещи».
   «И так как все вещи были и произошли чрез посредство одной и потому все эти вещи произошли от этой единой вещи силою применения».
   «Солнце его отец, луна его мать, ветер носил его во чреве, земля его кормилица, отец всякого «Телема» и всего на свете. Его сила полна, если она преобразована в землю».
   «Ты отделишь землю от огня, тонкое от плотного осторожно и очень искусно».
   «Он поднимается с земли к небу и снова опускается на землю и воспринимает силу вещей высших и низших».
   «Ты таким способом приобретешь всемирную славу, и в силу этого всякий мрак удалится от тебя».
   «Эта сила сильнейшая из всех сил, так как она превозможет всякую тонкую вещь и проникнет всякую плотную вещь».
   «Таким образом был создан мир».
   «Из этого возникнут великолепные применения, средство к которым имеется здесь».
   «Вот в силу этого я был наименован Гермес Трисмегист, обладающий тремя частями философии всего мира».
   «То, что я сказал о воздействии Солнца уже совершено и окончено».

   Три Mиpa
   Как мы уже говорили Халдейские пастухи вскоре сознали существование трех Миров: Мiръ вещественный, Мир нравственный и Мир божественный.
   И так небо, земля и ад соответствуют:
   Небо – божественному Mиpy.
   Земля – миру нравственному.
   Ад, место мрака – миру вещественному, невежественному и лишенному света.
   Но то, что после этого особенно поразило Магов: это тайна сотворения.
   Сначала было только два лица: Отец и Мать, вслед за тем явилось три лица с появлением ребенка.
   Итак, число три в мирах и число три в творении.
   «Тернер» сделался для них гармоническим догматом, ключем ко всем наукам и ко всем тайнам.
   Древние маги сознали три лица в Боге и следующим образом определили эти три лица.
   Кетер: Высшее могущество, существо неведомое, недоступное пониманию, существо вне всякой науки и не существующее в нашем интеллектуальном отражении.
   Шохмах: Мудрость, идеал высочайшего разума, и идеал самый совершенный мог бы быть только его отражением.
   Бинах: Разумность, свобода, основанная на высшем порядке, движущая сила всякаого движения и причина всякаго рода инициативы. Она, движение, представляющее собою непременное условие всякой жизни и есть жизнь сама по себе, вызванная борьбою между активной интеллектуальностью и сопротивляющейся мудростью (благоразумием) уравновешенными высшим разумом.
   Изображенные треугольником эти силы представят:
   Кетер
   Верховный разум, уравновешивающее могущество.

   Природа беспрерывно проявляет отражение триединства, предчувствованного магами.
   Кислород[10] уходит к полюсу движения, водород – к полюсу сопротивления, а азот присоединяется то к одному, то к другому, сообразно той роли, которую он играет в комбинации. Такое же точно положение занимают и другие тела, как металлоиды, так и металлы.
   Всюду окисляющее движение, покой выщелачивающий и равновесие между ними обоими представляемое азотом и его комбинациями.
   «Существует только три пункта во всей звучащей иерархии: тонический, то есть опорная точка, ее противник и терция, точка безразличная, направляющаяся к точке противников, если они одерживают верх.
   Водород, в силу своего абсолютного негативизма соответствует тоническому; кислород в силу своих противодейственных свойств соответствует квинте, а безразличность азота предоставляет ему роль терции.[11]
   Аристотель помещает каждую добродетель посредине двух пороков, из которых один грешит чрезмерностью, а другой незначительностью.
   Итак всюду – триединство. «Итак, как все гармония, так как то, что наверху такое же, как то, что внизу, а то что внизу, такое же как то, что наверху, – человек вращается в трех мирах не равного совершенства, но аналогического и действует в них тройственной своей личностью».
   Следовательно небо, земля и ад, как мы уже говорили, соответствуют мирам:
   Материальному, – Интеллектуальному, – Божественному.
   Посредством Mиpa материального мы принадлежим к миру низшему, аду.
   Посредством мира интеллектуального – принадлежим к земле.
   Посредством мира божественного – принадлежим к миpy высшему, то есть к небу.
   И мы состоим в гармонии с этими тремя мирами в силу трех существ, заключающихся в нас и состоящих: тело материальное – тело звездное – душа (mens).
   Или, выражаясь иначе: оболочка земная – разум и душа, исходящая из неба и смерти не подлежащая.
   Следовательно: инстинктами, – причинностью, небесными влечениями происходящеми всегда сообразно законам аналогии в силу неизбежного воздействия трех миров или трех соответствующих классов в среде человечества.
   Народ, – буржуа, купец, дворянин, священник, ученый, артист.
   Эти три мира существуют во всех государствах, каково бы ни было их правительство, даже и в государствах республиканских, имеющих претензии на умение все уравнивать (нивелировать).
   Так например в Америке.
   Мир инстинктивный: простой народ, рабочие, мастеровые, носильщики.
   Мир интеллектуальный: коммерсант (купец), строитель судов.
   Мир высший: президент и члены палат, аристокpaтия, индивидуально переходящая, но вечная по принципу.
   Даже самое творение восходит к совершенству тремя степенями:
   Царство минеральное, царство растительное, царство животное.
   Всюду мы встречаемся с тернерами и мирами.
   Тоже самое и в Магии: принцип, осуществление, применение.
   В Богословии: Воплощение, Искупление, Бог.
   В душе человеческой: действие, мысль, любовь.
   В семье: отец, мать, дитя.
   По мнению Гердера все Слова первобытного языка (язык еврейский) могут быть сведены к корням состоящим из трех букв.
   Скажем еще более этого: все в рироде представляет собою серии и следовательно так как природа триединая, триединство есть серия, рассматриваемая в резюмированной форме.
   Солнечный спектр, состоящий из восьми цветов, рассматриваемый на некотором расстоянии, представляет собою только три цвета: красный, желтый, синий. Гамма, состоящая из семи тонов, сводится, сохраняя полное созвучие: mi, sol, ut и т. д. от терции к терции.
   В солнечном спектре замечается факт, тождественность которого с другими не может быть подвергнута какому бы то ни было сомнению, а именно тождественность со звуковым кругом (cercle tonal).
   Так, например, расположим:
   Do Красный
   si фиолетовый.
   Iа синий.
   Sol Синий
   fa зеленый.
   Mi Желтый
   re оранжевый.
   Вы можете исключить из Абсолютных Созвучий все устраняемые ноты, также точно как вы можете устранить из ряда главных (существенных) цветов все промежуточные оттенки, то есть все устраняемые цвета.
   И вот маги, более мудрые, более знающие, чем мы, кончили тем, что признали Единого Бога в трех лицах, и как бы они его ни называли: закон, принцип, Эфир, но эти маги преклонялись пред нашим Богом!
   Их высокая разумность разъяснила им божественную тайну, которая впоследствии была нам гораздо полнее разъяснена воскрешением Иисуса Христа.
   Г. Люкас с большим основатем утверждает в своей книге: «Chimie nouvelle», что почти все религиозные символы Христианства возникли из этих вышеуказанных метафических идей. По его мнению, благодаря Отцам Церкви, из которых почти все были в первое время неоплатониками, эти идеи усвоены христианством.
   Согласно Платону, ученика Пифагора, вера в Бога представляет собою физику будущего, так как Природа воспроизводит деяния Самого Бога, единообразная по принципу хотя – многобразная по своим применениям.
   Таким образом ясно, что тройственная система установлена в силу неизбежности, в силу необходимости, а также в силу ее разумности; она была основана на законах Природы, этом отражении Божества.
   В своей книге Louis Lambert Бальзак дает такое определение трем мирам:
   «Мир идей подразделяется на три сферы: инстикта, абстракциии и специализации».
   Самая значительная часть человечества, она же и самая слабая, пребывает в сфере инстинкта.
   «Инстинкты рождаются, действуют и умирают не восходя до второй степени человеческой интеллектуальности, то есть «Абстракции».
   «Абстракция (обсуждение, вычисление) дает начало обществу. Если она, по сравнению с инстинктом, есть почти божественная сила, то по сравнению с даром, специализация слаба, и с ней сравниться не может. Посредством абстракции возникают законы, искусства, общественные интересы и общественные идеи. При помощи абстракции человек судит обо всем: добре, зле, добродетели, преступлении».
   «Специализация (гений, интуиция, вдохновение, электрическая концепция) заключается в том, что видят материальные вещи также хорошо, как вещи духовного мира. Самые лучшие человеческие гении это те, кто исходя из мрака абсгракции, достигает света специализации».
   «Спещализация несомненно самое совершенное выражение человеческих способностей, и звено, связывающее мир видимый с мирами высшими, совершенными.
   В силу этого можно определить три степени развития человека»:
   Инстинктивный: низшая степень.
   Абстрактный: высокая степень.
   Специализационный: наивысшая степень.
   «Существует три мира: Естественный, Духовный, Божественный».
   «Вследствие этого существует три культа: материальный, духовный, божественный, выражаемые действием, словом, молитвой, или выражая факт иначе: разумение и любовь».

   Неизбежность борьбы: Жакин и Бохас
   Бальзак, хотя смутно, но высказал, что борьба представляет собою закон природы и что человек, – дитя земли, отталкивает и притягивает как земля, и этим только может быть поддержана и сохранены жизнь и движение, а движение это и есть – Жизнь.
   С первых же дней появления на свет начинается борьба. Сначала она проявляется в борьбе смеха и слез. Если мы из радостей и горестей детства не находим нужным вывести заключение, значит мы уклоняемся от наблюдения.
   Послушайте магов, послушайте наших мудрецов и все в один голос вам скажут, что симпатии возникают из противоположностей.
   Гармония в этом мире, по мнению Плутарха, есть комбинация противоположностей, как струна лиры или тетива лука, то натянутая, то растянутая. Как сказал поэт Еврипид: «Зло всегда нераздельно от добра». Неизбежно требуется смесь однаого с другим.
   Эти противоположности – закон роковой. Так, например, в любви, этом великом и важнейшем чувстве в жизни. Вы ощущаете неудержимое влечение к существам, вкусы и наклонности которых совершенно противоположны вашим, но вы все же соединяетесь с ними, конечно, не для счастья, так как это невозможно, потому, что при совместной жизни вы должны пожертвовать своими вкусами и наклонностями или принудить, чтобы ради вас ими пожертвовали. В конце концов всегда будут слезы, и роковым образом страдание всегда неизбежно.
   И несмотря на это, относительно существа, во всем вам противоположного, разум почти всегда бессилен, так как это, очарование, опьянение, а как одно, так и другое усыпляют разум.
   Страдание есть пробный камень избранных натур, и великим душам Природа предназначает величайшие страдания, так как только испытаниями они докажут свое божественное происхождение.
   Эта борьба, одна из главнейших тайн Магии, обозначалась наименованиями Жакин и Бохас. Это название носили две символическия колонны пред главной дверью Соломонова Храма, представлявшими собою аллегорически день и ночь, порок и добродетель, ангела и демона.

   Продолжение трех миров
   Френология в свою очередь признает три миpa: инстинкты, чувства и разум. Мы встретим также и весьма отчетливыми эти три мира в хирогномии; кроме того они инстинктивно найдены Т. д’Арпантиньи в хиромантии индейцев, а также в планетных знаках.
   Прежде чем заняться изложением нашей системы, мы обратим внимание читателей на тайны, указанные в Еврейской книге «La Revolutions des ames», и в трактате о снах, книге Синезия, догмате возобновленном впоследствии Сведенборгом. Происхождение этих верований неизвестно, но во всяком случае они возникли в самые первобытные времена Каббалы и, как обыкновенно, приписываются Гермесу. Но нам кажется, что это скорее орфическая мистерия об oпсе и инопсе, гуманизированная в отличавшуюся терпимостью первую эпоху христианства.
   Природа создает беспрерывно – это ее основное стремление.
   В пространствах, в лесах, на горах, над фонтанами, на волнах моря, вращаются молекулы, имеющие со временем произвести свое влияние и стремящиеся сгруппироваться с целью завоевания себе жизни.
   Эти молекулы вращаются почти в зачаточном виде в астральном свете и проникают во внутрь женщины в момент упоения, вызываемого возпроизвeдeниeм (зарождешем) и там, при помощи астрального тока, входят в ближайшее соприкосновение с женщиною во время ее беременности, вызывая в ней странные влечения, неудержимые желания и даже ясновидения. Вот там эти молекулы воспринимают то, что древние называли Cortex, то есть оболочку, тело, соединяя таки образом тело звездное с веществом, чтобы при своем появлении в свет обладать божественным пламенем, никогда не умирающим!
   Это пламя, место пребывания mens’a, в первое время своей жизни, так как тело еще не способно повиноваться, и он находится в полном бездействии, точно спит.

   Триединство человеческое
   Но когда ребенок в силах действовать, когда разум в гармонии с организацией тела, тогда начинается борьба, продолжающаяся до самой смерти, между тремя существами пребывающими в нем: mens’ом, звездным телом и земным телом. Это опять-таки тоже самое, что мир божественный, мир абстрактный и мир инстинктивный.
   Тело земное, состоящее из материи и неизбежно долженствующее снова возвратиться в землю, наклонно к материальным наслаждениям и стремится соблазнить и совратить прелестью чувственных наслаждений этот самый mens, предназначенный для обуздания и управления телом.
   Звездное тело служит посредником, промежуточным существом между душою и материальным телом, оно служит связью между сердцем, как источником жизни тела и мозгом, сосредоточием жизни души.
   Mens, душа, это божественная искра, пребывающая в нас! Это наш проводник, наше сознание, наш светоч в течение нашей земной жизни. Душа, повторяем снова, должна подчинить себе тело. Но если, напротив, mens допустил грубым страстям тела овладеть собою, если он допустил грязные наслаждения, несправедливость и все что низменно и дурно, тогда в день смерти астральный труп приобретает господство над духом и удерживает его пленным, как и во время жизни и передает его во власть звездного тела, увлекающего его в вихри астрального света.
   Тогда, по воззрениям Каббалистов, все же преисполненным величественной поэзией, если даже не сочувствовать этим идеям, душа, изъятая из своей гармонической сферы, испытывает жестокие муки и все напряженные усилия направлены к тому, чтобы найти новую телесную оболочку, и снова появиться на свет претерпевать испытания второго сушествования, во время которого она могла бы, побеждая порочные инстинкты, погубившие ее, вознестись после смерти к той звезде, влияние которой, главным образом, господствовало над ней во время ее жизни.
   Таким образом mens снова заключае себя в плен в новое тело, чтобы снова начать новую жизнь, но уже как возвратная душа.
   Но разница большая! В первый раз он был новой душой – все ему улыбалось, он подобно опсу пользовался орфическими мистериями, богатством и красотой. Теперь же он возвращается бедным, некрасивым и униженным. Он был господином, теперь он раб.
   Если он мужественно и стойко вытерпит страдания, и душа его, возобновленная и закаленная бедствиями, устоит против дурных влечений, тогда он, покидая свою отвратительную и страдальческую оболочку, снова направит блестящим образом свой путь к звезде своих стремлений.
   Но если он снова не выдержит и допустит себя до падения, тогда он возвращается идиотом, или чахоточным, импотентными со дня рождения, приговоренным к ежегодному физическому страданию и вскоре он, очищенный страданием, отходит в вечность. Вероятно по этой причине у Аравитян и в долинах Швейцарии, к помешанным относились как к людям, помеченным перстом Божиим.[12]
   В заключение наших разъяснений добавим, что звездное тело представляет собою наш инстинкт, подобно тому как mens является нашим разумом; он (инстинкт) должен молчат, когда наше разумение бодрствует, и может овладеват нами снова только когда мы спим, но во всяком случае он всегда посредник между душою и телом материальным и его влияние иногда может принять широкие размеры. Согласно воззрениям каббалистов, он мало-помалу принимает форму животных, к которым та или другая наша наклонность наиболее нас приближает и, таким образом, даже видоизменяет черты лица, общее телосложение, походку, вызывая смутное сходство с теми или другими животными.
   Mens, это единственная вещь, отличающая нас от животных, обладающих подобно нам звездным телом. Они могут читать в астральном свете подобно тому как сомнамбулы, которым сообщают эту способность, погружая mens в сон, в искусственное оцепенение, посредством астрального опьянения, исходящего от магнетизера.
   «Инстинкт, – говорит Кювье, – есть нечто в роде сна или видения, постоянно овладевающего животными и они по-видимому обладают в своем sensorium commune (центр ощущений), образы или ощущения прирожденные и постоянные, вызывающие у них решимость действовать подобно тому, как действуют при ощущешях обычных и случайных».
   Идиоты, также действующие по инстинкту, часто приобретают дар ясновидения и нередко они возвещали о том, что происходило на отдаленном расстоянии, как Франсуа Les bas bleus, о котором говорит Нодье, и как многие пастухи, всецело предающиеся инстинктивно – созерцательной жизни.
   Впрочем есть несколько степеней в идиотизме: те, кто крайностями разврата доводит mens до полного бездействия и живут только инстинктом, представляют крайнюю степень. Они говорят, ходят и действуют как трупы, как мертвецы. Это ближе всего сходно с обращением человека в привидение.

   Астральный Свет
   Дыхание состоит из двух противоположных движений: вдыхания и выдыхания, обусловливающих жизнь. Раз эти движения прекратились, прекратилась и самая Жизнь.
   В силу закона Гармонии, управляющего всей Природой, все существующее вдыхает и выдыхает.
   Дышат животные и подобно им дышат также существа, стоящия на низшей ступени творения.
   Цветок, растение, дерево вдыхают в себя кислород и выдыхают азот; море также дышит, так как приливы и отливы соответствуют вдыханию и выдыханию, и наша кормилица земля тоже дышит.
   – Земля – это человек! – сказал Сведенборг.
   Этим дыханием земля сообщается со своими детищами и втягивает их в эту необходимую цепь, соединяющую ее со всеми мирами. Все груди, как небесные, так и земные, воздымаются одинаковым движением.
   Вдыхание и выдыхание земли – это астральный свет. Мы называем астральным, так как земля планета, то есть звезда.
   Как учит Гермес, с самых отдаленных высот неба нисходит беспрерывно всемирный дух, неиссякаемый источник света и огня, который пройдя все сферы небесные и оказавшись постепенно конденсированным, постоянно притекает к земле – это вдыхание.
   Точно также воздействием центрального огня земного Солнца, от земли поднимаются постоянные Эммакации, стремящиеся от скопившихся нечистот (это выдыхание).
   Этот вечный круговорот жизненных молекул изображен в книге Бытия, под символом таинственной лестницы Иакова, по которой всходили и нисходили ангелы.
   Природа, посредством аналогии, нам ежедневно открывает эту великую тайну: Солнце притягивает воды болот и, образуя из них великолепные облака, низвергает эту воду обратно на землю в форме благотворного дождя. Действие каждой планеты находится в соотношении с деятельностью солнца.
   Так и человек, подобно звезде, вдыхает сердцем и мозгом и распространяет вокругь себя флюид, выраженный голосом, жестами и глазами.
   В центре земли имеется необъятный очаг астрального света, постоянно поддерживаемый пропитыванием солнечным светом и беспрестанно снова возвращающейся к Солнцу. Каждая звезда имеет центральное ядро, находящееся в связи со всеми звездами. Даже человек обладает центральным ядром, связывающим его с водоворотом света.
   Mир намагнетизирован Солнечным светом, а человек намагнетизирован светом астральным. Все, что совершается в теле планеты, повторяется в нас. «Человек Микрокосм (маленький мир)», говорили древние и вслед за ними говорил Рабле. В нас имеются три аналогических, и вместе с тем, иерархических мира, подобно тому как и во всей Природе.
   Таким образом, ясно, что в нас имеются три центра флюидического притяжения и отталкивания: мозг, сердце и детородные органы. Каждый из этих органов притягивает одной своей стороной и отталкивает другой стороной и, благодаря этим органам, человек сообщается с всемирным флюидом, передаваемым ему нервной системой.
   Мы употребляем слово флюид, но не будем входить в споры о значении этого слова. Некоторые подразумевают под этим вибрацию, другие – истечениe, третьи – движение, и по нашему мнению, это последнее определение самое верное.
   По этому поводу мы приведем здесь мнние г. Луи Люкаса, с которым мы вполне согласны:
   «В былые времена во всем, что касалось Световых явлений, признавали системы вибрации и истечения (испускания, выделения). Весьма вероятно, что обе эти системы представляют собою только две стороны явления гораздо более широкого, а именно всеобщего движения».
   «Вибрация – есть coстояние до такой степени специальное, и до такой степени случайное, или выражаясь вернее, обособленное, так что оно должно быть разссматриваемо большей частью, как движение сложное, или вызывающее сложные явления».
   «В акустике это движение всегда совершается вне вещества; то же самое можно сказать о волнах, производимых ветром. Между тем, по отношению к Свету ничего подобного не усматриваем. Движение равномерно в своем ходе и однородно и все его признаки обнаруживают не вибрацию, но гораздо большее проникновение, выражающееся теплотою и электричеством».
   «Вибрация есть только известный способ определения факта. Она может произойти при эмиссионных движениях, но это не может служить общим принципом действия, производимого движением, в его нормальном состоянии.
   Скопление внутреннего движения в телах клонится к постоянному и неизбежному изменению равновесия, между тем оно обязательно сходно и равномерно в своих проявлешях.
   Говоря эмиссия, подразумевают изменение аккумуляции (скопление).
   Говоря вибрация, подразумевают сходство и постоянство.
   Итак, обе системы, эмиссивная и вибрационная, могут смело идти рука об руку, сохраняя тем не менее существенную индивидуальность, то есть обособленность, которую до сего времени не умели распознать, потому что этому мешала слепая односторонность и нетерпимость узко понятых теорий. В заключение необходимо сказать, что движение бывает иногда скрытым от нас, когда оно в состоянии эмиссионном или круговом, но между тем мы тотчас обратим на него внимание, когда оно сделается нам приметным вследствие толчка.
   Каким же образом наименоват эту беспрерывную работу иногда скрытую, иногда заметную, иногда вибрацюнную?
   Это несомненное движение, капризное, неравномерное, подобное мерцанию звездд, и скорее всего подобное проблескам солнечного света во время бури.
   Но это с точки зрения древних ученых было именно то, что они назвали: «астральный свет».
   Четыре элемента: свет, теплота, электричество, магнетизм, словом эти четыре флюида или вибрации, во всяком случае невесомые, являются четырьмя проявлениями того единого принципа воспроизведение, понимание и демонстрирование которого нами утеряно, но оно было известно древним ученым, дававшим ему наименование: «азот». Это слово они всегда изображали двумя латинскими буквами, одной греческой буквою и еще одной буквою, заимствованной из Еврейской азбуки. Писалось это слово так:

   АZΩת

   А, это первая буква латинской азбуки;
   Z, последняя буква той же азбуки;
   Q (омега), последняя буква греческой азбуки;
   ת (тау), последняя буква еврейской азбуки.
   Таким образом это служит единым и всемирным изображением трех миров:
   Z – мир латинский, то есть мир естественный;
   Q – мир греческий, то есть мир духовный;
   ת – мир еврейский, то есть мир божественный.
   Франмасоны изображали астральный свет в виде пламенеющей звезды: солнце распространяет свои лучи на луну, отражающую их на пламенеющую звезду, а эта последняя, их распространяет обратно к солнцу, и таким образом образуется треугольник.

   Виргилий как Каббалист
   Виргилий в седьмой книге своей «Энеиды» дает ясное определение астральнаго света и мы с удовольствием цитируем здесь эти великолепные стихи, в которых pечь идет о том, как снизойдя в Ад, Эней вопрошал своего отца Анхиза:
«О pater, anne aliquas ad coelum hinc ire putandum est
Sublimes animas iterumque in tarda reverti
Corpora? Quffi lucis miseris tarn dira cupido?»
«Dicam equidem, nee te suspensum, nate, tenebo».
Suscipet Anchises, atque ordine singula pandit.
«Principle coelum ac terras, camposque liquentes,
Lucentempque globum Lunae, Titaniaque astra
Spiritus intus alit, totam que infusa per artus
Mens agitat Molem, et magno se corpore miscet.
Inde hominum pecudumque genus, vitseque volantum,
Et quse marmoreo fert monstra sub aequore pontus.
Igneus est ollis vigor et coelestis origo
Seminibus, quantum non noxia corpora tardant
Terrenique habetant artus moribundaque membra».

   Вот перевод этих стихов, сделанный Делилем:
«О правда ли отец, что в новых телах,
Освободясь из грубой темницы своей,
Душа, этот чистый огонь, туда погружается?
Но помнит ли она о своих страданиях долгих,
Едва-ль вся Лета заглушит ее бедствия.
Сын мой! – ответил так старик, – Стремишься ты
Проникнуть в глубь тайн мировых,
Так выслушай меня. Прежде всего огня источник,
Как вечный поток, распространен по всей вселенной,
Своим невидимым пламенем согревая вещество.
В былое время он дал жизнь Природе всей,
Возжог он солнце и звезды разные,
Проник в морей пучины и носился в воздухе,
И пламени сего досталась искра каждому.
И этот дух божественный, эта вселенская душа,
Дыханием жизни одухотворив все тела,
Весь этот мир громадный в движение приводит
Наполняющий, питающий плодотворным пламенем своим
Все в воздухе и на земле и под водою живущее.
И Божества этот луч неоцененный
Чист как небеса из своего источника исходя!»

   Еще в другом из своих произведений, именно в IV книге «Георгики», Виргилий говорит еще определеннее. Так, например, изумляясь и восхищаясь инстинктом пчел, доходит до высказывания предположения, что и они получили искру этого воспетого им пламени, то есть божественного Духа. Вообще мы находим, что Виргилий превосходно разъяснил разницу между звездным телом, сообщающимся с астральным светом, и создает инстинкт, животных и mens, действительно представляющей собою искру Божества.
   Пиеагор, Платон, Левкип, Эпикур, Плиний, Макробий и все посвященные древнего мира признавали всемирный флюид, как душу распространенную по всей вселенной, оживотворяющую все существа и невидимой цепью соединяющей их всех воедино.
   Если верить Порфирию, так вот что отевчал Дельфийский Оракул вопрошавшему его о том, что такое Бог:
   «Бог есть источник жизни, начало всего сущего, хранитель всех существ. В нем вмещается необъятное пламя громадной глубины, это пламя все производит. Сердце не должно опасаться прикосновения этого пламени такого нежного, приятного, спокойный жар которого вызывает продолжительную гармонтю мира. Все преисполнено Богом; он всюду пребывает. Никто его не создал. Он Всеведущий».
   Для древних ученых Бог был итогом, собранием в одно всех существ. Они говорили:
   «Юпитер это все то, что ты видишь, и все то, что движется».
   Наименование «Иегова» у евреев имеет подобное же значение:
   ת דת
   Это наименование, прочитываемое справа налево, состоит из четырех букв, в сущности заключающихся только в трех буквах, так как одна из них повторяется два раза. Эти буквы следующие: иод, хе, во, хе. Итак иод: это принцип (начало) активный или фаллус; хе: принцип пассивный, следовательно женскаго рода (cteis); во: это lingham или соединение фаллуса и ктеиса, а повторение хе это спелый плод, раскрывающийся для того, чтобы бросить свое семя, то есть это: рождение или сотворение.
   Наименование Бога Евреев Иегова, означает всемирное творениее, душу, жизнь всей Природы, то есть, теже самые силы, которым поклонялись и обоготворяли Аристотель, Платон, Виргилий. Но наш материальный и разрозненный век едва ли поймет величие этих образов.
   Древше каббалисты шли еще далee. Всегда стремящиеся все опоэтизировать и придать жизнь человеческую всей Природе, они утверждали, что небо и земля взаимно любят друг друга.
   Небо,[13] говорит Плутарх, согласно воззрениям людей выполняло функции отца, а Земля – функции матери. Небо было отцом, потому что ниспосылало семя в недра земли посредством дождя, а земля, принимая семя, оплодотворялась им и рожала, становясь таким образом матерью».
   Таким образом древние ученые признавали брак между небом и землею, и вследствие этого появились итафаллические торжества и праздники и освещение культа Фаллуса и Ктеиса в древних святилищах.
   Такого же рода происхождение культа Лингвама, было и у индейцев, который представляет собой соединение детородных органов двух полов, выставляемых этими народами в храмах Природы, чтобы быть всегда существующей эмблемой всемирной плодотворности.

   Эфирное
   Итак, для посвященных, эфир, – душа Вселенной, астральный свет были двигатели Природы, а сама Природа была лучезарным проявлением Могущества Бога.
   Бог был всегда с ними и около их. Он заставлял вращаться необъятные числом и величиною шары в небесных сферах и в то самое время, когда он наполнял Солнце громадными потоками пламени, по его велению произростала былинка, травы и Он же давал жизнь насекомому, сокрытому в муравье. Бог был везде: в воздухе, в водах и в недрах земли. Таких воззрений держались: Пифагор, Платон, Сократ и другие ученые древнего миpa.
   По учению каббалистов душа дышит подобно телу. Близость болот, стоячих вод вызывает в голове лихорадки, горячки и заразные болезни, также точно невинная душа совращается и заражается, в соприкосновении с дыханием нечистых душ, и погибнет, если не скроется от них. Сохраняйте себя чистыми, чтобы не омрачить тяжелыми испарениями разврата блеск света, сияющего в вас!
   «Свет, – говорит Беркелей, – это язык Божества, смутно понимаемого нашими чувствами и мы, в тысячях форм и оттенков, едва лепечем божественные слова».
   Бальзак в своей книге «Луи Ламбер» говорит:
   «Все на свете продукт Эфирной субстанции, общей основы многих феноменов, известных под весьма неподходящими именованиями: электричества, теплоты, света, флюида, гальванизма и прочее. Всеобщность превращений этой субстанции представляет то, что вульгарно принято называть: материя. Таким образом, по отношению к человеку, четыре вида материи: звук, цвет, запах и форма имеют одно и тоже происхождение».
   Как известно, по воззрениям Магии звук, цвет, запах и форма имеют одно общее происхождение и исчезают или соединяются с астральным светом, частью которого они всегда состоят.

   Сны и предсказания
   То, что именуется воображением, есть только присущая нашей душе способность ассимилировать образы и отражения, содержащиеся в свете.
   Формы предметов, будучи только видоизменениями света, пребывают в свете, куда направляет их отражение. А потому, астральный свет, или земной флюид, называемый нами великим магическим деятелем, преисполнен образами или отражениями.
   Ничего не теряется в Природе и ничто не забывается. Следы, казавшиеся исчезнувшими в нашем воспоминании, в действительности не исчезли и какое-нибудь случайное обстоятельство их вызывает и напоминает нам о них. Но каким же образом мы их видим? Как мы уже говорили, мы видим их в астральном свете, передающем их нашему мозгу, посредством механизма нашего нервнаго аппарата.
   Легкое дуновение ветерка, шелест листьев, запах дождя, вид моря, все достаточно, чтобы вызвать в нас воспоминания, по-видимому, о давно уже забытом. В состоянии бодрствования, предметы реального мира мешают нам видеть астральные образы, которыми мы очевидно окружены, так как mens преобладает над нашим звездным телом и препятствует пользованию этой нашей способностью; но когда мы спим, mens как бы засыпает и звездное тело входит в сношеше с этими образами весьма часто смутными и странными, но иногда верными и вполне определенными.
   Бальзак рассказывает, что когда он учился в школе, его школьным товарищем и другом бы Луи Ламбер. Получив дозволение на другой день посетить знаменитый по красоте месоположения замок Рошамбо, оба они были в неописуемом восторге и с трудом могли дождаться следующего дня. Когда они наконец пришли к холму, с которого открывался вид на замок и его окрестности, Ламбер с изумлением сказал Бальзаку: «Да все это я видел сегодня ночью во сне и отлично узнаю эти группы деревьев, даже цвет воды этой реки и каждую башенку замка».
   Таким образом ясно, что крайне возбужденное состояние Ламбера указало ему в астральном свете эти образы или напряжением воли, возбужденной страстным желашем увидеть замок, в его мозгу, во время сна, вызвано было фотографическое изображение замка и его окрестностей.
   Наступит день, когда эти странные явления будут разъяснены, но уже и теперь каббалисты претендуют на понимание этих явлений.
   Самой вероятной причиной нервного возбуждения является электричество, центром направления которого служит головной мозг. Сомнамбулы, лучше чем во сне, не теряя сознания своего, существовали посредством внезапного электрического толчка, вызванного магнетизером, могут все видеть отчетливо там, куда магнетизер направляет их покорную мысль, для сосредоточения которой достаточно иногда долго и пристально вглядываться в стакан с водою, или в кофейную гущу.
   Мы видели недавно, как Анри Деланж, серьезно и усиленно занимавшийся мистицизмом, первым в Париже возобновил забытые опыты, принудить какую-либо нервную особу видеть в воде стакана пейзажи, дома, обстановку комнат, не только поблизости, но и в отдаленных странах. Он достигал этого, изумительно сильным напряжением своей воли.
   Сомнамбулы и подверженные экстазу обыкновенно обладают ясновидением и оно наиболее определенно, когда абстракция очень усиленна. Таким образом, беременные женщины более ясно и отчетливо видят, потому что ни гораздо болee находятся под влиянием астрального света, способствующего формированию их ребенка, нежели другие.
   Были люди доходившие до того, что без всякой посторонней помощи, вполне сосредоточивались и впадали в состояние ясновидения одной только силою своей воли. Одним из таких был известный Аполлоний Тианский. Поставив свою душу в нервное сношение с окружающим электричеством, они, как бы в магическом зеркале, видели отражение предметов существовавших далеко и даже видели отражение того, что будет в будущем и таким образом могли предсказывать, и при этом не впадали не только в каталепсию, но даже и в экстаз.
   Человек высшего порядка силою разума и усиленным напряженем воли, может повелевать своим звездным телом и пользоваться им как орудем или как покорным рабом.

   Видения. Гороскопы. Предчувствия
   Не может ли человек сделать что-либо еще большее? Не может ли он, так сказать, «раздвоиться» и появиться в один и тот же день и в один и тот же час в двух различных местах, весьма отдаленных друг от друга?
   Ничего в мире не может быть достовернее и прочнее установленного, как присутствие отца Альфонса-Мари де Лигвори, епископа Св. Агаты около умиравшаго папы Ганганели в то время, как этот самый Лигвори был всеми видим у себя в доме, на большом расстоянии от Рима, и в это время молившись, впал в состояние экстаза.
   Когда он пришел в себя, тотчас сказал стоявшим около него и молившимся вместе с ним людям: «Друзья мои, святой отец только что умер!»
   Два дня спустя, приехавший курьер, привез известе о смерти Папы, и час смерти его вполне совпадал с тем временем, когда епископ пришел в себя после экстаза.
   Вальтер Скотт в своей книге: «Демонология» говорит: «Можно, я полагаю, придти к заключению, что человечество уже с незапамятных времен имело умы, подготовленные верить в сверхестественное, веря в существование интеллектуального мира и выводя из этого общего положения несомненную истину, что каждый человек, от нищего до монарха, после того как сыграли на земле свою роль, продолжают существовать, хотя лишенные телесности и могут еще, если на это имеется соизволение Верховного Существа, присоединяться и входить в сношения с живущими на земле. Эта безусловная возможность появления усопших на земле должна быть признаваема всеми, верующими в Бога и в его Всемогущество».
   По всей вероятности мы окружены призраками, невольно вызываемыми нашими воспоминаниями. Однажды Казот сказал: «Эта зала переполнена гостями, но я легко различаю между ними тех, кого уже нет на земле, по испускаемому ими из себя сияния». Но надо сказать, что Казот был замечательным ясновидящим и всем известно знаменитое предсказание, сделанное им на обеде знатных людей. Об этом предсказании говорил Лагарп.
   Когда Шопфер, отлично известный всему Лейпцигу, вызывал в магическом зеркале призраки родственников лиц, обращавшихся к нему с этой целью, он делал только то, что постоянно выполняет каждый фотограф. Он крайне увеличивал зрительную силу.
   «Наша душа – говорил Рабле[14] – порывается к небу, то есть к своей отчизне и видит ее воображением». В свою очередь Гофман в своем «Фло» говорит:
   «С тех пор как Хаос исчез в созданной Материи, дух земли образует все видимые формы, извлекаемые им из этой существующей материи и вследствие этого происходят также сны и призраки. Эти фигуры как бы наброски того, что есть или того, что должно бы быть».
   Астральный свет сохраняет все отражения и, следовательно, ежедневный вид неба. Этот же свет содействует зачатию ребенка и его развитию во чреве матери. Знаки, отпечатлевшиеся в астральном свете в силу притяжения сфер, как это открыто мудрецами и в особенности Парацельзом, снова воспроизводятся на телах, образовываемых астральным светом. Люди имеют эти знаки на всем теле, но преимущественно на лбу и на лице. Знание и объяснение этих знаков представляет собою искусство предсказывания. То, что астрологи усматривают в звездах, тоже самое хироманты узнают по руке, черты и знаки которой возпроизводят отражение расположения звезд в момент появления человека и вступления его в жизнь. Это искусство основано на логике.
   Природа не запрещает, то есть не препятствует разгадывать ее тайны, потому что она сама преисполнена предупреждений, предостережений и пророчеств. Провидение даровало людям интуицию оккультных наук, чтобы предугадывать несчастья и избегать их, или чтобы вперед смириться и быть готовым претерпевать эти бедствия. Но Провидение еще более благодетельно: тем, кого оно признает слабыми и иногда даже душам избранным, оно ниспосылает предчувствия, чтобы предупредить их о приближающихся бедствиях.
   Предчувствия ничто иное, как своего рода предугадывания. Во все времена и у всех народов случалось, что в войны даже самые храбрые возвещали товарищам, что они будут убиты в предстоящем сражении и действительно слова их сбывались.
   Бальзак в своем романе «Cousin Pons» говорил: «Если рассматривать только вероятную, возможную сторону гадания, верить в то, что предшествовавшие события в жизни человека и тайны, ему одному известные, могут быть немедленно изображены стасованными и снятыми им картами, которые составитель гороскопа распределяет кучками, согласно таинственным правилам, – это, пожалуй, можно назвать нелепостью, абсурдом. Но ведь абсурдом называли изобрение пара, абсурдом называли воздухоплавание, а в давнопрошедшее время абсурдом называли книгопечатание, изобретение пороха, очков, граверного искусства и в недавнее время фотографии. Даже такой человек, как Ришелье посадил в Бисетр (дом для умалишенных) известного Соломона де Ко, когда этот нормандский мученик явился к нему со своим проектом применения пара к мореплаванию».
   Теперь мы перейдем к феномену еще более изумительному – воздействию воли на астральный свет.

   Лучеиспускание. Магическая цепь
   Каждый человек, одаренный сильной волей и твердо желающий чего-либо достигнуть, оказывает сильное влияние на других людей. Эта лучезарность, делающаяся более вибрирующей, более влиятельной, в силу овладевшего им своего рода лихорадочного состояния, электризует, подчиняет себе лучистост окружающих его людей и увлекает их, овладевая ими. Энергия воли несомненно действует заразительно.
   Бальзак говорил: «Фанатизм, да и вообще все сильные ощущения и чувства силы живые, влиятельны. У некоторых людей они могут сделаться всепоглощающим потоком воли».
   Вальтер Скотт в своей «Демонологии» говорил: «Когда общее сознание опасности и огонь энтузиазма овладевают чувствами многих людей внезапно и одновременно, тогда умы всех испытывают как-бы электрический толчок, переходящий от одного к другому».
   Г. Тьер в своей книге «Histoire de la Eevolution» говорил: «Большие народные собрания нас возносят, отрывают от себя самих и тесно связывают со всеми другими».
   Как Бальзак, так и Вальтер Скотт, а также Тьер отметили, сами того не сознавая, магическую цепь. И действительно магическая цепь, это энтузиазм, это трепет, вызывающий созвучную вибрацию в каждой отдельной индивидуальности общего круга и возбуждающий нервные и жизненные силы своими симпатическими токами, связывающими нас с внешним миром.
   Нет сомнения, что это значит: овладеть посторонними волями и принудить их усвоить вашу волю. Это равносильно обращению их в приверженцев, в подданных, в рабов!
   Можно образовать цепь тремя способами: знаками, словом и соприкосновением. Устанавливают знак принятием его по общему соглашению, как изобразителя известного рода силы. Таким образом христиане входили в сообщение между собою посредством крестного знамения; масоны сообщались наугольником, освещенным Солнцем, а маги сообщались знаком микрокосма и т. д.
   Магическая цепь, образованная словами, изображалась древними золотой цепью, исходящей из рта Гермеса. Ничего не может сравниться с электричеством красноречия: лучшим доказательством служит Петр Пустынник, поднявший всю Европу, провозгласив три слова: «Так хочет Бог!»
   Tpeтий способ образования магической цепи заключается в соприкосновении. Между личностями, часто встречающимися друг с другом, ток обнаруживается весьма скоро и наиболее сильная воля, почти немедленно порабощает все другие воли. Непосредственное, прямое соприкосновение рук дополняет гармонию настроений и вот потому-то рукопожатие служит признаком симпатии и дружбы.[15]
   Всем проповедникам, всем ораторам известна мощь магической цепи электрически-воздействующей, исходя от кафедр на всех собравшихся. Вот при таком условии происходят чудеса, и Святой Винцент де Поль, могучим своим словом, умел заставить знатных женщин снять с шеи и из ушей все драгоценные украшения и все золотые цепи, ради создания приюта для покинутых детей, существующего еще и в наше время.

   Г. Юм
   Прежде чем закончить наш беглый обзор Каббалы, мы скажем несколько слов о человеке, поразившем весь Париж изумительными магическими чудесами, совершенными им перед многочисленными и безупречными свидетелями.
   Юм извлекает свое могущество из астрального света, которым он насквозь проникнут и, кроме того, если верить магам и многим ученым, эту силу сообщает ему содействие элементарных духов, витающих в астральном свете.
   По нашему мнению, Г. Юма можно смело сравнить с электрическим скатом, и это сравнение тем более кажется верным, потому что после нескольких сеансов его мощь ослабевает и даже совсем исчезает и он нуждается в значительном отдыхе, чтобы снова зарядиться электричеством, как это обыкновенно делает электрический скат. Есть геркулесы по силе физической, как есть геркулесы по силе моральной. Г. Юм геркулес по силе электрической; он совмещает в себе электрическую силу ста человек, быть может даже и тысячи человек, и вот потому он может, если вздумает, перемещать тяжелую мебель, отворять двери, окна, ломать столы или вызвать появление рук.
   Каждый может по-своему судить о г. Юме, но что касается нас, мы ровно ничего не знаем о его жизни, характере и прошлом, но одно только мы можем вывести заключение: несомненно то, что наш мир в прямом сообщении с двумя внешними мтрами: небесным и адским.
   Полагаем, что мы достаточно поговорили о Каббале, так как не имели намерения составить целый курс об этой науке. Что касается другой магии, порожденной ребяческой гордостью человека, мнящей себя в силах повелевать элементарными духами, словом «Черная Магия», так о ней достаточно сказать два слова: ее настоящее наименование: Помешательство.
   В заключение мы скажем еще следующее, резюмирующее собою всю Магию:
   Самая великая сила магии, это – Воля.
   Первое правило в Каббале следующее: «Все что хочешь сегодня, когда-либо получишь, если не желаешь невозможнаго!»

ХИРОГНОМОНИЯ

   Между тем, наоборот, хирогномония появилась внезапно, без всяких прецедентов или, по крайней мере, без прецедентов кому либо известных, так как не подлежит ни малейшему сомнению, что все оккультные науки были разработаны в древности, но впоследствии утеряны; однако они были начертаны в астральном свете и теперь открывают свои тайны созерцанию умов высшего порядка. Г. д’Арпантиньи, в предисловии к своим сочинениям, говорил: «Я претендую только на одну честь, именно то, что мне первому удалось открыть плодотворную область этой науки».
   Однажды я спросил г. д’Арпантиньи каким образом он изобрел свою систему, и на это, с обычной своей скромностью, он мне ответил: «Наитием, внушенным мне Богом».
   Как-то в своем предисловии я сказал, что книга г. д’Арпантиньи не вполне ясна и потому я здесь замечу, что это происходит в силу того, что у автора весьма длинные пальцы, так как длинные пальцы доказывают пристрастие к изображению мелочных подробностей.
   Вследствие своих длинных пальцев, он входит в массу мелочных, хотя прелестных подробностей, даже слишком прелестных, так как благодаря им, теряется из вида главная идея.
   Г. д’Арпантиньи – человек, обладающий прекрасными манерами; он очень любезен и очень мил и, вместе с тем, чрезвычайно скромен и нисколько не превозносится своим замечательным открытием.
   В обществе, для всех, он никто иной как блестящий, остроумный капитан, а ученост свою он таит от всех.
   Под влиянием своего сильного влечения к анализу, он заметил, что пальцы математиков и людей обрабатывающих железо всегда узловатые, а руки артистов всегда ровные и гладкие. Он посетил множество артистов и у всех нашел ровные и гладкие кисти рук. Вслед за тем, он обошел кузницы, фабрики и после того посетил землемеров, математиков и, за весьма малыми исключениями, у всех нашел пальцы узловатыми. С того дня он разделил всех людей на две категории.
   1-я – люди с ровными гладкими руками;
   2-я – люди с узловатыми руками.
   В людях с гладкими руками, он признал впечатлительность, самопроизводительность, интуицию, внезапное вдохновение, заменявшее собою вычисление, каприз, способность судить по первому взгляду и, в силу этого, влечение к искусствам.
   Что касается людей с узловатыми пальцами, он признает у них рассудительность, любовь к порядку, способность к вычислениям и вообще к точным наукам.
   После весьма продолжительных исследований, а именно после тридцатилетнего изучения, он создал систему, основанную на фактах, но не счел нужным разъяснять их происхождение и причины. Но мы будем исследовать его открытие именно там, где мы найдем его: доказательства хиромантии мы найдем в магии, а следовательно в трех мирах.
   Начнем с большого пальца, резюмирующим все другие знаки на руке.

   Большой палец
   Ньютон сказал:
   «За отсутствием всяких других доказательств, большой палец мог бы меня убедить в существовании Бога».
   «Подобно тому, как животные, – говорит г. д’Арпантиньи, – мы обладаем волей инстинкта и решимостью инстинктивной; но большой палец представляет собою только разумную волю, только разумную логику и разумную решимость».
   «Большой палец обезьян весьма мало гибок и по этой причине очень мало или вовсе неспособен к противоположению, рассматривается некоторыми естествоиспытателями как подвижная пятка.
   С магической точки зрения большой палец заключает в себе три мира, очерченных весьма определенно и в доказательство, мы буквально будем следить за тем, что говорит об этом г. д’Арпантиньи. По его мнению первый сустав тот, на котором имеется ноготь, представляет собою волю, изобретательность, инициативу (почин).
   В некоторых случаях он представляет собою кроме того стремление к господству, к преобладанию.
   Это – Божественный Мир Каббалистов. Второй сустав есть признак логики, то есть понимания, суждения и рассудительности, это – Мир абстрактный. Возвышение (бугор), образуемое во внутренней стороне у подошвы большого пальца обнаруживает, или как выражаются хироманты (название этого возвышения – Холм Венеры), «освещает» более или менее значительную наклонность к любви.[17] Он представляет собою третий сустав. Это – Мир Материальный. Г. д’Арпантиньи встречается с хиромантией с того момента, когда вступает в область хирогномонии. Как известно адепты узнают судьбу по ладони руки. И вот пред нами три мира со всеми их принадлежностями: свободный выбор и вдохновение – разумность – материя.

   Первый сустав
   Часть большого пальца (первый сустав) снабженная ногтем, та, которая вдыханием, как мы это докажем впоследствии, находится в непосредственном соотношении с астральным светом (вибрацией флюида), равно как и все первые, то есть верхние суставы всех пальцев. В силу этого, этот сустав необходимо признать божественным. И как бы для того, чтобы дать урок, дать указание людям, что воля представляет собою все и может достигнуть всего, часть самая возвышенная большого пальца, резюмирующая всю кисть руки, является выражением хотения, желания, подобно тому, как самая возвышенная часть черепа есть орган хотения, и как сама возвышенная часть лица, на которой глаза и брови, выражает хотение. Таким образом, каждая личность, у которой первый сустав большого пальца длиненный и крепкий, обладает могучей, энергичной волей, большой верой в свои силы и чрезвычайно сильным желанием достигнуть совершенства в своих произведениях и деяниях. Если же этот сустав чересчур длиннный, воля доходит до крайнего стремления к господству и тирании. Если же первый сустав среднего размера, тогда уже нет господства, а пассивное сопротивление и инертная сила. Если же первый сустав короткий – воля очень слаба, неустойчивость, нерешительность, недоверие к себе и склонность присоединяться к чужому мнению. Если сустав чрезвычайно короток, обнаруживается полная беспечность, неспособность к сопротивлению, разочарование, потеря надежды, энтузиазма, тоскливое настроение и беспричинные вспышки веселости.

   Второй сустав
   Если он длинен и крепок – обнаруживает логичность, разумность и мягкость взгляда. Если он короток – логика и разумность слабы.
   Третий сустав
   (Возвышение на большом пальце)
   Этот сустав, в сущности, представляет собой ни более ни менee как подошву или корень большого пальца и имеет весьма важное значение в ладони и кисти руки.
   Если он очень толстый и длинный, обнаруживается грубая страсть, резкая чувственность. Если он средних размеров и умеренной толщины, при том в гармонии со всей кистью руки – человек влюбчив, но не впадает в крайности. Если же сустав слабый, дряблый, плосокий и мало выдающийся, обнаруживается слабая чувствительность. Теперь сделаем несколько выводов из обнаруженных склонностей.

   Если первый сустав у кого-либо, будучи длинным и толстым – обнаруживает сильную волю, при чем, второй сустав короток, обнаруживает слабость воли, тем не менee обладает стремлением к господству. Он будет хотеть энергично, но неразумно, без логики. Человек, у которого второй сустав длинный и крепкий (логика), а первый сустав (воля) короткий – обнаруживает больше разумности и больше логики нежели воли; он все видит ясно, рассуждает разумно, но беспрестанно колеблется; он будет составлять великолепные проэкты, но никогда у него не хватит духа их осуществить; его разум убеждает его идти вперед и он сделает два шага, но тотчас остановится и будет идти медленно, когда логика говорит ему, что необходимо бежать.
   Человек, третий сустав которого на большом пальце (плотская любовь) очень развит, но при этом первый сустав (воля) у него среднего размера, будет в силах сопротивляться чувственным страстям, но только по инерции или усиленно отвлекая свои мысли разными серьезными делами. В особенности он будет в силах владеть собою, если второй сустав (логика) значительно развит, но для достижения этой цели нужно избегать изысканных кушаний, вина и возбуждающей музыки.
   Развратные мужчины, женщины распутного поведения, обязательно имеют первые два сустава короткими и слабыми, а третий сустав чрезвычайно развитый.
   Резюме
   Имеющий первый сустав длинным – человек дельный со светлой головою. У кого первый сустав короткий – человек с добрым сердцем. У кого первый сустав длинный – может управлять всеми своими инстинктами, в особенности если при этом второй сустав тоже длинный. Имеющий первый сустав средних размеров, может сопротивляться своим страстям, но следует первому влечению и подвержен вспышкам нетерпения. Имеющим первый сустав очень коротким, при втором мало развитом, не в силах сопротивляться никакой из страстей своих. В особенности женщина подвержена вспышкам гнева, отчаяния, необъяснимому энтузиазму и будет плакать и смеяться в одно и тоже время. Хотя такие личности любят искренно и от всего сердца, но они не в силах хранить тайну, и первому встречному расскажут все о себе.
   Орган логики (второй сустав) если чрезвычайно развит, заменяет иногда волю разумом. Главари сект, честолюбцы, инициаторы, люди настойчивые этим отличаются.
   Дантон, Галилей, Декарт, Ньютон, Лейбниц, Сент Симюн обладали большими пальцами чрезвычайно больших размеров, а у Вольтера большой палец был громадных размеров. Наоборот Альберт Дюрер, Шекспир, Монтень, Лафонтен, Стерн, Людовик XVI, имели очень короткие первые суставы.
   Пальцы
   Первый сустав имеет три разновидности в форме:
   1) ногти заострены и пальцы весьма гладкие и ровны;
   2) ногти почти прямоугольные и пальцы гладкие, ровные;
   3) ногти лопатообразные и пальцы гладкие и ровные.
   Пальцы заостренные обнаруживают – религюзность, экстаз, поэтичность, изобретательность.
   Мир божественный
   Пальцы прямоугольные обнаруживают – любовь к порядку, подчинение принятым условиям и приличиям, организация, резюмирование, симметрия, размышление, мысль, разумность.
   Мир абстрактный
   Пальцы с ногтями лопатообразными (расщепленными), названными так, потому что ноготь каждого пальца имеет форму лопаты более или менee углубленной, обнаруживают: решимость, потребность в физическом движении, наклонность к положительной жизни, материальным интересам, любовь без нежности, стремление к комфорту, часто отважность и желание возвысить себя.


   Мир материальный
   Прежде чем коснуться дальнейших подробностей, я попытаюсь найти поддержку развиваемой мною системы в сочинешях некоторых из наших знаменитых медиков.
   Известный ученый Биша в книге под наименованием «Жизнь животная и жизнь органическая» дает два физиологических доказательства. Первая жизнь имеет своим центром мозг, а вторая имеет центром большой симпатический нерв.
   Таким образом, согласно этому в нас имеются два существа, два отдельных существования, и наконец, третье существо бесспорно представляет собой телесную материю: кости, мускулы и остов корпуса тела.
   Но заключается ли жизнь только в соединенной деятельности мозга, большого симпатического нерва и материальнаго тела с их изумительными усложнениями аппаратов нервных и мускульных?
   Когда человек испускает последний вздох, то мозг, большой симпатический нерв, кости и мускулы, неизменно остаются на своих местах, но жизнь в них уже исчезла.
   Человек становится тем, что древние так великолепно выразили статуей Прометея, но только эта статуя ожидала божественного огня, чтобы снова жить полной жизнью, а наше тело совершенно лишается божественного огня. Следовательно, есть дыхание, есть свет творящий жизнь. Свет все оживотворяет. Принцип един, но способы, средства применения далеко не те же самые.
   Как, например, укажем: глаз и мозг. Глаз приспособлен к восприятию света, но сам по себе он не светит. Без воздействия на него света, его изумительный аппарат бесполезен. Так же точно мозг, изумительно приспособлен к восприятию впечатлений, ошущений и созданию мысли, но это не мысль и он ждет животворящей его идеи, представляемой собою светом.
   Теперь посмотрим, признают ли Биша и другие физиологи жизненный принцип.
   Вот что говорит Биша:
   «Существует орган, служащий местопребыванием причины, чувства (ощущений); этот орган передает мозгу различные видоизменения, испытываемые им в своих жизненных силах, но нам совершенно неизвестны способ и средство сообщения между ними».[18]
   По нашему мнению способ сообщения между ними свет. В свою очередь физиолог и психолог Мюллер говорил: «Местопребыванием (сидалищем) ощущений нельзя признавать нервы, доставляющие мозгу токи нервной системы, необходимые для вызова (производства) ощущений; также точно нельзя признавать, чтобы это было делом спинного мозга, у которого только единственная роль: это доставлять свое воздействие общему Sensorium’y».
   Но мы спросим, что же такое этот общш сенсориум? Тот же самый физюлог отвечает на наш вопрос: «Общий сенсориум – это часть мозга, подвергающаяся душевным движениям».[19]
   Но что же такое душа? Полагаем, что несомненно душа есть та причина чувства и ощущений, о которых говорит Биша и, по нашему мнению, это ничто иное как свет.

   Физиология: Биша, Мюллер
   Медицина не отрицает, что два признаваемые ею в человеке существа обладают различающимися друг от друга инстинктами и находятся в борьбе между собою (Жакин и Бохас).
   Следовательно, чтобы сохранить спокойствие, необходимо чтобы mens подчинил себе звездное тело и тело материальное. Знаменитый Биша говорил:
   «Жизнь животная исключительно присвоена царству животному».
   «Органическая жизнь, есть жизнь общая для всех организованных существ, как растений, так и животных».[20]
   «Нервная система должна быть подразделена на две общие системы, имеющая главными центрами, одна мозгь и все к нему принадлежащее, а другая – все его ганглионы».[21]
   «Из этих двух систем первая принадлежит исключительно к животной жизни с одной стороны онъ деятель (агент) передающий мозгу внешние впечатления, предназначенные вызывать ощущения, а с другой стороны он служит проводником желаний этого органа, выполняемым мускулами, зависимым от воли».
   «Вторая система почти всюду распределенная в органах пищеварения, кровообращения, дыхания, выделений, зависит особым образом от органической жизни и роль ее гораздо более неясная, нежели роль предыдущей системы».[22]
   «Мозг головной и мозг спинной должны быть рассматриваемы как источник деятельности большого симпатического нерва, так как не будь этого, деятельность прекратилась бы весьма быстро».[23]
   Следовательно, по признанию известнейших медиков, мы состоим из двух существ: одно из них обладает способностью мыслить, обладает разумом, зрением, слухом, обонянием, осязанием, вкусом, чтобы вызывать к деятельности и возбуждать эту разумность. Кроме того, имеетъ рот и руки для выражения пожеланий своей воли, а также ноги, чтобы двигаться, следовательно само по себе соединяет мысль с действием.
   Другое же существо – слепое, немое, капризное, занято только материей и живет жизнью материи.
   В конце концов истиные мудрецы пришли к заключению:
   Для сохранения равновесия и спокойствия необходимо чтобы mens поработил звездное тело и тело материальное.
   По мнению Биша, все что относится к жизни животной, всегда симметрично, но все то, что относится «к жизни органической, никогда не бывает симметрично. Вот, что он говорил: «Жизнь животная симметрична;[24] нервы оптические, аккустические, язычные, обонятельные, размещены симметрическими парами; мозг замечательно правильной формы; его отдельные части совершенно сходны одна с другой со всех сторон. Между тем, мускулы и нервы не бывают правильны, как только они не принадлежат к царству животному».
   Если mens и материя морально разделены в нас, то и физически они должны быть разделенными! В другом месте Биша говорил: «Вполне очевидно существование демаркационной линии, весьма резко очерченной и разделяющей нервы ганглионов (узлов) от нервов мозга и это совершенно неточное, неправильное воззрение, рассматривать ганглюнные нервы, как бы образующими общий, единый нерв, тем или друтим способом происшедший от головного мозга».[25]
   Следовательно, между ними есть только сообщение, как господин общается с рабом.
   «Такимъ образом, продолговатый мозг является местопребыванием влияния воли; он вместе с тем, вместилище способности чувствовать, но смутно и без размышления. Способность же, исключительно принадлежащая головному мозгу, чувствовать сознательно, представляет собою рассудочную волю».[26]
   Но, впрочем, сам головной мозг, как мы могли в этом убедиться выше, проявляет деятельность только в силу какого-то высшего, верховного влияния. По нашему убеждению, перед нами три различные друг от друга силы: мозг, большой симпатический нерв и тело материальное, воодушевленные светом.

   Итак, как мы уже говорили выше, заостренный, тонкий палец обнаруживает воображение.
   Палец прямоугольный: рассудок.
   Палец лопатообразный (расщепленный): движение и деятельность во что бы то ни стало.
   Другие пальцы, а также большой палец, весьма понятно, точно также подразделяются на три весьма определенные сустава.
   Первый сустав, вооруженный ногтем, именуется божественным. Второй сустав, средний, принадлежит логике; а третий, соединяющий пальцы с ладонью кисти руки, обнаруживает материальные инстинкты. Пальцы бывают гладкие (ровные), то есть без ясно выделяющихся узлов или они имеют узлы, в первом соединении, или во втором, или как в том, так и в другом. Эти различные формы, производят различные влияния. Мы лично создали свою особую систему, основанную на трех мирах и на вдыхании флуидическом, признанном еще во времена глубочайшей древности. Это вдыхание, такие мистики, как Парацельз, Сведенборг, Батист Порта, Афанасий Киршер, Максвель, Ван Гельмонт, Тенцель Вирдиг, Роберт Флуд, Яков Бём, объясняли магнетическим сношешем с планетами.
   В «Physiologie» Мюллера, переведенном на французский язык Журдано, мы можемъ прочесть следующее:
   «Быть можетъ существует между этими двумя феноменами, именно нервным принципом и электричеством, соотношение пока еще неизвестное, но аналогичное тому соотношению, которое уже установлено между электричеством и магнетизмом».
   В другомъ месте Мюллер говорил: «До сих пор еще неизвестно, действительно ли когда действуют нервы, по ним пробегает невесомое вещество с неподлежащей какому-либо вычислению скоростью. Но быть может воздействие нервного принципа заключается только в колебании (oscillation) невесомого начала, уже существующего в нервах, и вибрирование нервов вызывается головным мозгом».
   Из этого следует, что медицина нисколько не отрицает невесомое начало (principe), а следовательно не отвергает электрический флуид.
   Магия учит нас, что этот флуид, то есть невесомое начало, есть цепь, соединяющая нас со звездами, и следовательно, мы имеем основание верить магии, так как не расходимся в воззрениях с учеными медиками.

   Гердер
   Знаменитый Гердер еще более близок к нам, как видно из его бессмертной книги: «Идеи о Философии. Истории Человечества». Он определяет общий центр ощущений (sensorium Communum), как и мы его признавали раньше, чем познакомились с этой книгой Гердера. Вот что он говорил:
   «В самых сокровенных глубинах существа, где возможно приметить первые зародыши жизни, находят элемент, непроницаемый и активный, означаемый нами не вполне определенными наименованиями: свет, эфир, жизненная теплота, но который по всей вероятности есть именно тот sensorium, посредством которого Творец всего сущего согревает и оживотворяет миры. Это небесный луч, сообщающийся с бесчисленным множеством органов, распространяющий и совершенствующийся постепенно. Весьма возможно, что все силы на земле воздействуют посредством этого двигателя и воспроизведение, это чудо земного творения, совершается, связанное с ним неразрывно».
   «По всей вероятности наше тело так устроено, даже в самых несложных и грубых его частях, чтобы быть способным привлекать в возможно большем количестве этот электрический поток, который должен быть им разработан и по отношению к нашим самым благородным, возвышенным способностям, орудием нашего усовершенствования нравственного и физического, не может быть грубый электрический флуид, но какой либо другой элемент, перерабатываемый и изготовляемый нашим организмом, который будучи несравненно более усовершенствованным, сохраняет с ним некоторые сходственные черты. Словом моя мысль та, что в этих проявлениях воздействует ни что иное, как свет и небесный огонь, проникающий во все живущее на земле и соединяющее в одно все самые разнообразные земные силы».
   По первому впечатлению можно бы предположить, что знаменитый философ признает существование нескольких флуидов, но это не та: Гердеръ хочет только сказать, что электрический флуид приготовляется иначе нашей организацией, сообразно тому, насколько совершенны и благородны оживляемые им части нашего тела.; но во всяком случае это один и тот же флуид.
   Доказательства существования флуидического дыхания мы встречаем и у других ученых.
   Аристотель говорил, что силы души проявляются при помощи «легкого дуновения» (aura), наполняющего своды черепа над мозгом.
   Гумбольдт говорил, что вокруг нервов человека существует невидимая атмосфера.
   В журнале «Univers» г. Шантрёль напечатал отчет об открытии г. Коллонга следующее: «Исследуя личности, подвергаемые его наблюдениям, г. Коллонг определяет их возраст, темперамент; узнает утомлены ли они, или нет, здоровы ли, или больны и тяжелая ли или легкая болезнь и, наконец, определяет близка ли смерть. Для всего этого ему нужно только, чтобы палец руки или ноги, исследуемой личности, был вложен в его ухо. Тогда слышится продолжительный шум, похожий на жужжание и к этому шуму, чрез правильные промежутки времени, присоединяется отчетливое трещание, слышимое отдельным от жжужания. Как одно, так и другое г. Коллонг называел: трепетание и съеживание. Если вкладываемый в ухо палец принадлежит мертвому человеку, никакого подобного шума не слышно. Если производить это с помощью куска пробки или стали, жужжание становится значительно отчетливее.
   Жужжание явление общее и оно слышится во всех частях живого тела, а трепетание и съеживание существует преимущественно в оконечностях пальцев рук и ног (Traite de dynamoscopie par Collongues).

НАША СИСТЕМА

   Как мы видели, свет является великой симпатической цепью, связывающей между собою все миры, а следовательно и человека.
   Согласно воззрениям каббалистов существует три мира. Символы их мы нашли на руках; мы нашли их в хирогномонии и тотчас найдем их в френологии и в физиогномонии.
   В нас имеется три личности: mens, звездное тело и тело материальное.
   Из этих трех личностей, только тело материальное для нас осязаемо и ощутимо. Другие тела, раз только признано их существование, находятся в полной аналогии с телом материалъным. Тело материальное дышит, следовательно и другие тела должны дышать, но каждое из нихъ имеет свое, особого рода дыхание. Mens вдыхает и выдыхает ресницами, волосами головы, руками и ногами. Астральное тело дышит пупком и детородными органами.
   Непосредственное сообщение нервов с мозгом совершается, как известно, посредством нервов головного мозга; тем же путем сообщаются руки, эти рабы мысли, с головным мозгом. Дыхание небесное, эмиссия вибрация или флуид достигают рук и передают им свое влияние. Если флуид или вибрация не встречают никаких препятствий, они тотчас влияют на мозг и впечатление совершается внезапное. Это в особенности бывает тогда, когда ровные и гладкие пальцы заострены и привлекают электричество точно намагниченное ocтрие громоотвода. Если заостренные пальцы ровны и гладки и следовательно, представляют собою хороший и беспрепятственный проводник, впечатление будет немедленным. Ясновидящие, изобретатели, метафизики, люди, всегда мечтательно настроенные, поэты, имеют заостренные пальцы. Но вместе с тем, заостренные и гладкие пальцы бывают у священников, впадающих в экстаз, у глубоко верующих, талантливых проповедников, служащих посредниками между небом и землей. Из среды таких людей вышли: Мильтон, Шекспир, Шиллер, Гете, Сведенборг, Шатобриан, Виктор Гюго и Жорж Санд.
   Пальцы прямоугольные задерживают флуид на один момент и, если они ровны и гладки, обнаруживают абстрактный мир в поэзии и искусстве. Такими пальцами обладали Мольер, Ренар, Лафонтен, Вольтер, Пуссэн, Людовик XIV, Тюрен и Вобан.
   Пальцы лопатообразные (расщепленные) по своей ширинне представляют еще болеe значительное задерживание флуида.
   Заметьте, что в нашей системe мы нисколько не расходимся с медициною, так как Мюллер в своей физюлогии, говоря о быстроте действия невесомого флуида, добавляетъ: «Находят весьма вероятным, что быстрота нервного воздействия часто изменяет области нервной системы и даже сообразно особенностям отдельного индивидуума, как это доказано результатами опытов, о которых докладывался реферат в Общем Собрании естествоиспытателей, происходившем в Гейдельберге. Доклад делали Тревиранус, а также Николаи, директор обсерватории в Мангейме».
   Итак, люди с заостренными и гладкими пальцами становятся поэтами, артистами способными к вдохновению и даже к предвидению и прорицанию; они будутъ страстно любить изящные искусства и отличаться любовью к форме и изяществу.
   Люди с пальцами прямоугольными, ровными и гладкими будут обладать наклонностью к нравственным наукам, а также к политическим, социальным и философским наукам. Так как у них пальцы ровные и гладкие, они будут любить искусство, но только основанные на истине и природе, но не на воображении.
   Люди с пальцами лопатообразными и гладкими любят вещи полезные и физически ощутительные; у них инстинктивное понимание жизни реальной, положительной и непреодолимая потребность в движении и очень часто, любовь к работе руками. Они любят собак, лошадей, охоту, судоходство, земледение, торговлю, вычисления, механические искусства, изучение законов, администрацию и позитивизм.
   Люди с заостренными пальцами не умеют содержать все в хорошем порядке. Что касается имеющих прямоугольные пальцы, они любят порядок, однако у них как-то все выходит только для виду, но в их ящики лучше не заглядывать. Люди с пальцами лопатообразными составляют нечто среднее между первыми и вторыми; они все приводят в порядок, когда у них найдется свободное время, но кажется, что это делается скорее из любви к движению.
   В живописи заостренные пальцы дали нам Рафаэля, Перуджино, Фиезола, Корреджю и вообще художников с сильным воображением. Пальцы прямоугольные дали нам Гольбейна, Альберта Дюрера, Пусена, Леопольда Робера и живописцей действительного, осязаемого.
   Узлы и их влияние
   Узлы на пальцах видоизменяют склонности и способности, обнаруживаемые пальцами всех трех категорий.
   Суставы больших пальцев разделены на три мира подобно тому, как и суставы большого пальца. Первый сустав, часть снабженная ногтем, принадлежит к миру божественному. Второй сустав принадлежит к миpy абстрактному. Третий сустав принадлежит к миру материальному.
   Узлы представляют собой переходы между тремя мирами. Узлы задерживают ход флуида. Он скапливается как поток, встречающий препятствие и отступающий назад, и собирает в большом изобилии свою воду для того, чтобы преодолеть препятствие и пройти далee. Первый узел, преграждающий переход от мира божественного к миру абстрактному, то есть от сустава ногтевого к суставу среднему, принадлежит отчасти к миру божественному, отчасти к миpy абстрактному.
   То же самое относится ко второму узлу, преграждающему переход от мира абстрактного к миру материальному.
   Согласно указаниям д’Арпантиньи, узел, помещающийся между первым суставом (ногтевым) и вторым, указывает на порядок в идеях:
   Мир абстрактный
   Узел, помещающийся между вторым и третьим суставами, указывает вещественный, внешний порядок.
   Мир материальный
   Из этого видно, что мы нисколько не расходимся с г. д’Арпантиньи.
   Узел философский
   Первый узел называемый философский, представляет собой границу между мирами божественным и нравственным; это первая борьба между идеей и разумом.

   Первый сустав доставляет нам мысли, поглощаемые им изъ света и они задерживаются и как бы контролируются первым суставом, который их словно обсуждает. Человек, имеющий на пальце философский узел, любит расследовать идеи, являющиеся ему и другим; он склонен к сильному сомнению – во всем требует веских доказательств. Этот узел почти всегда встречается у всех республиканцев и у всех склонных к рассуждениям и сомнениям.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

1 комментарий  

0
Федор

да нечего

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →