Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

До 1885 года водка продавалась на вынос только ведрами (12,3 л.)

Еще   [X]

 0 

Молчание в тряпочку (Луганцева Татьяна)

Если судьба хочет сыграть с кем-нибудь злую шутку, она посылает ему Яну Цветкову! Не зря Яна стала внештатным сотрудником детективного агентства. И не зря ее первым делом оказалась слежка за красавицей-женой богатенького бизнесмена, которая привела начинающую сыщицу в частный пансион для престарелых и инвалидов. Никто в пансионе и представить себе не мог, чем обернется для них появление этой эффектной женщины. Яна, правда, тоже не предполагала, что ей предстоит очутиться в… покойницкой. А по прошлому богатому опыту Цветкова знала: если она попадала в морг, то это не к добру… Яна находилась в мертвецкой не одна, а на пару с покойником. Пластиковый мешок с телом лежал на соседнем столе. Она покосилась на своего соседа, и кровь застыла у нее в жилах от ужаса. Мешок шевелился, и даже очень энергично…

Год издания: 2006

Цена: 49.9 руб.



С книгой «Молчание в тряпочку» также читают:

Предпросмотр книги «Молчание в тряпочку»

Молчание в тряпочку

   Если судьба хочет сыграть с кем-нибудь злую шутку, она посылает ему Яну Цветкову! Не зря Яна стала внештатным сотрудником детективного агентства. И не зря ее первым делом оказалась слежка за красавицей-женой богатенького бизнесмена, которая привела начинающую сыщицу в частный пансион для престарелых и инвалидов. Никто в пансионе и представить себе не мог, чем обернется для них появление этой эффектной женщины. Яна, правда, тоже не предполагала, что ей предстоит очутиться в… покойницкой. А по прошлому богатому опыту Цветкова знала: если она попадала в морг, то это не к добру… Яна находилась в мертвецкой не одна, а на пару с покойником. Пластиковый мешок с телом лежал на соседнем столе. Она покосилась на своего соседа, и кровь застыла у нее в жилах от ужаса. Мешок шевелился, и даже очень энергично…


Татьяна Луганцева Молчание в тряпочку

Глава 1

   – Вы – директор частного детективного агентства, так ведь?
   – Так, – уныло кивнул мужчина, уже жалея, что пришел на эту встречу.
   – Значит, вы занимаетесь раскрытием преступлений? – продолжал радовать своей сообразительностью Ричард.
   – Это громко сказано, – ответил мужчина, – мы открылись совсем недавно, еще не успели наработать свою клиентуру и вообще занимаемся в основном слежкой за неверными супругами.
   – Замечательно! – прожег его темными глазами Ричард. – Какие-нибудь трупы?
   – Боже упаси! – всплеснул руками директор детективного агентства. – Ничего такого серьезного!
   – Плохо! Очень плохо! – печально констатировал Ричард, затягиваясь сигаретным дымом.
   – В каком смысле плохо? – осторожно спросил директор агентства, поежившись.
   – В самом прямом! – Ричард отбил пальцами барабанную дробь по стеклянной поверхности стола и пояснил: – Дело в том, что мою жену вряд ли заинтересует простая слежка, она привыкла иметь дело с настоящими преступлениями.
   – Что значит – иметь дело?! – встревожился мужчина, уже во второй раз пожалев, что пришел на встречу в офис к этому странному высокому человеку с всклокоченными темными волосами, горящими глазами и шрамом через всю левую щеку.
   «Кто знает этих «новых русских»? – подумал он. – Может, сейчас закажет кого-нибудь убить, чтобы поразвлечь свою ненормальную супругу – любительницу острых ощущений?!»
   Ричард между тем продолжал:
   – Дело в том, что моя жена обладает удивительной способностью влипать в самые невероятные ситуации. Сначала ее это пугало, потом она привыкла к такому положению вещей, а с течением времени ей стало не хватать приключений и расследований запутанных преступлений. Яне без этого скучно. Вот поэтому я и хочу, чтобы Яна работала у вас. У нее дар! В детективном агентстве моей супруге будет очень интересно!
   – Знаете что?! – возмутился директор детективного агентства. – Я не могу брать всех подряд с улицы ради их развлечения…
   – Моя жена не все подряд! – прервал его Ричард. – Я выбрал ваше агентство, потому что оно не известное, небольшое и спокойное. Сколько у вас работает сотрудников?
   – Всего четверо. Я, мой секретарь Валерия и два агента – Дмитрий Иванович и Женя.
   – Почему вы пришли на эту встречу по моей просьбе? – спросил его Ричард.
   – Я думал, что иду к потенциальному клиенту, который даст мне задание.
   – Я и дам вам задание, только выслушайте меня! – сказал Ричард. – Как я понял из разговора, ваше агентство не процветает?
   – Пока не процветает, – хмуро поправил его директор, – ну, худо-бедно…
   – Сколько вы платите своим сотрудникам?
   – Я не намерен обсуждать наши личные дела с вами! Вы не наш бухгалтер!
   – И все же?
   – Месяц на месяц не приходится, – замялся директор, – а потом, мои люди работают не ради денег, они работают ради желания получить острые ощущения, работают на голом энтузиазме!
   – Вот! Именно этого и не хватает моей жене! Только вы…
   – Григорий Андреевич, – напомнил мужчина.
   – …Григорий Андреевич, так и не ответили на мой вопрос.
   – Ну, хорошо! – сдался директор агентства. – Я плачу им по сто пятьдесят – двести долларов в месяц, в зависимости от количества дел и заработанных гонораров.
   – Не густой же у вас навар, шестьсот-восемьсот долларов в месяц на все агентство… Так вот, я ежемесячно буду вносить на счет вашего агентства по три тысячи долларов. – Ричард присел напротив своего посетителя и снова закурил сигарету.
   Григорий Андреевич широко открыл глаза и рот.
   – Это за что же вы будете платить нам такие деньги? Что мы должны делать для вас?
   – Сущий пустяк – взять на работу мою жену. У нее тоже тяга к острым ощущениям. Почему кто-то может работать у вас в штате, а она нет? Чем она хуже? Я не думаю, что у всех ваших сотрудников есть юридическое образование.
   – У меня и у Дмитрия Ивановича юридическое образование, – ответил все еще пораженный суммой, названной Ричардом, Григорий Андреевич, – Женя тоже кое-что смыслит в сыскном деле, а должность секретаря у нас уже занята.
   – Возьмите ее внештатным сотрудником.
   – И все? – осторожно поинтересовался Григорий Андреевич.
   – И все! Поручите Яне какое-нибудь несложное, неопасное дело, и пусть дитя тешится… – махнул рукой Ричард в возбуждении, стряхнув пепел на пол.
   Григорий Андреевич сглотнул и подумал:
   «Ну и пусть какая-то богатая дамочка посидит у нас в офисе на телефоне или сделает пару снимков объектов наблюдения. Зато на деньги, что будет платить нам ее ненормальный муженек, мы сможем на самом деле раскрыть какое-нибудь серьезное дело и прославиться!»
   – Я согласен! – вслух произнес он, сам не ведая, чем обернется для него это согласие.
   – Конечно, моя жена не должна знать, что я плачу за ее пребывание у вас, – предостерег Ричард Григория Андреевича, – она очень гордая и не простит мне такого унижения. Пусть считает, что людям действительно понадобилась ее помощь.

Глава 2

   Григорий Андреевич уныло осмотрел скудную обстановку так называемого офиса, расположенного в обычном пятиэтажном доме и гордо носящего название «Сыскное бюро». Офис представлял собой две соединенные вместе квартиры, однокомнатную и двухкомнатную, и соответственно состоял из трех комнат. Одна комната выполняла функцию приемной с секретарским столом и четырьмя жесткими стульями, вторая служила кабинетом директора, а третья комната предназначалась для двух сотрудников агентства. Один санузел остался на месте, а другая ванная комната была преобразована под архив со стеллажами, полностью заваленный бумагами, правовыми справочниками и грудами папок для еще новых, неоткрытых дел.
   Валерия – секретарь, хрупкая девушка с зелеными глазами и волосами цвета соломы с рыжеватым оттенком – прижала палец к губам и прошипела пожилому мужчине с палочкой:
   – Тише… шеф не в духе.
   – А когда он был в духе? – нарочно громко в ответ возразил Дмитрий Иванович.
   – Нет дел, нет настроения… – ответила Лера.
   – Тишина… – покачал головой Дмитрий Иванович, которого все за глаза звали просто «дед».
   Он был бывшим сотрудником милиции, и, хотя Дмитрий Иванович давно находился на заслуженном отдыхе, он не мог представить своего существования без помощи людям, так сказать, без очищения общества от опасного преступного элемента. Он на голом энтузиазме работал в детективном агентстве, и ему нравилось, когда его называли сыщиком. Дмитрий Иванович имел одну слабость, а именно – любовь к спиртному.
   Вторым сотрудником сыскного бюро являлся молодой парень Женя, с детства влюбленный в детективные романы. Он даже хотел идти учиться на следователя, но, к счастью, благоразумие пересилило, так как Евгений был еще и меркантильным человеком и прекрасно понимал, какую ничтожно маленькую зарплату получали милиционеры. Эта заработная плата не отвечала его запросам и амбициям. Поэтому Евгений поступил в Университет иностранных языков и выучил три из них в совершенстве. Он очень неплохо зарабатывал, занимаясь переводами художественной литературы. Но его детская увлеченность не прошла, и вот теперь Женя являлся сотрудником детективного агентства и страшно гордился этим. Это был худой парень высокого роста с темно-каштановыми волосами и глубоко посаженными карими глазами. У Евгения было бледное лицо, так как он болел тяжелейшей формой астмы, поэтому он периодически доставал ингалятор и вдыхал лекарство, так необходимое для его жизни.
   Женя сидел на стуле напротив Леры и лениво жевал жвачку, Дмитрий Иванович потирал больное колено и кряхтел, Валерия уныло рисовала веселые рожицы в своем блокноте. В таком виде их и застала высокая и худая молодая женщина со светлыми волосами, собранными в хвост, в ярко-малиновом костюме. Леру поразило то, что с таким костюмом эта дама надела дорогие туфли ядовито-зеленого цвета и шейный платок из шелка в крупный сине-желтый рисунок. Женщина оглядела присутствующих большими голубыми глазами и приветливо улыбнулась.
   – Здравствуйте, я к Григорию Андреевичу.
   Валерия махнула рукой на дверь, где разместился их начальник, и, когда за высокой особой закрылась дверь, высказала свои предположения:
   – Наверняка богатая клиентка пожаловала. Боится потерять своего «золотого теленка», приревновав его к какой-нибудь молоденькой девочке.
   Через пять минут из кабинета вышел сам шеф со странной посетительницей, которая светилась улыбкой. Григорий Андреевич прокашлялся.
   – Товарищи… кхе, разрешите представить вам нашего нового сотрудника Яну Карловну Цветкову.
   – Кого?! – опешила Лера, выронив ручку на пол.
   – Нового агента – сыщика, – повторил Григорий Андреевич, пряча глаза.
   Яна сияла, словно медный таз. Сотрудники переглянулись между собой, не совсем понимая своего начальника.
   – А где будет располагаться Яна Карловна? – осторожно поинтересовалась секретарь.
   – Не в кабинете же начальника, – сердито ответил Григорий Андреевич, – другая комната занята двумя сотрудниками… значит, Яна разместится с тобой.
   Яна с готовностью села на стул и уставилась восторженными глазами на Леру. Секретарша хлопала длинными светлыми ресницами и смотрела на эту худую женщину, расположившуюся напротив нее, весьма недоверчиво.
   – Григорий Андреевич, – робко начала она, – вы не говорили нам, что возьмете еще одного сотрудника. Наоборот, вы всегда грозились уволить кого-нибудь из старых работников из-за нехватки материальных средств и дел.
   – Я могу работать без зарплаты! – с энтузиазмом в голосе заверила присутствующих Яна.
   – Яна Карловна будет нашим внештатным сотрудником, это вопрос решенный! – с нажимом в голосе повторил шеф. – Я – начальник и имею право принимать на работу кого захочу и кого посчитаю нужным!
   «На какую работу?!» – подумал Дмитрий Иванович.
   «Какого черта?! Да он с ума сошел!» – решил Евгений.
   «Неужели он завел себе любовницу?» – смело предположила Валерия.
   С такими мыслями сотрудники детективного агентства и приняли Яну. Мужчины хмуро разошлись по кабинетам, Лера стала методично чертить что-то в блокноте, а сама Яна просто светилась от счастья и трещала без умолку:
   – Я и представить не могла, какой подарок захочет сделать мне мой муж! Когда он сообщил, что я буду помогать в работе настоящим детективам, я сначала даже не поверила! Я очень люблю расследовать разные дела и распутывать преступные сети!
   «Ну и особа! – подумала секретарь. – Да она не в себе! Григорий Андреевич, видимо, тронулся, если принял ее на работу! «Распутывать преступные сети»! Просто ужас какой-то! И я теперь буду вынуждена слушать весь этот бред целый день?!»
   – Над чем сейчас работаете?! – поинтересовалась Яна.
   – Я только секретарь, – сухо ответила Валерия.
   – Вы же должны быть в курсе всего! Много хитрых дел на потоке?
   – Я не выдаю производственные тайны, и здесь не конвейер по производству зубочисток!
   – Понятно! – засмеялась Яна. – Вы мне не доверяете! Ничего, я заслужу доверие своими делами! Вот, помню, когда я пришла заведовать моргом, то служащие тоже приняли меня в штыки. Я добьюсь вашего расположения, если сразу возьмусь расследовать какое-нибудь дело!
   «Вот этого как раз и не хотелось бы, – тоскливо подумала Лера, – и так на волоске висим. В любой момент лицензию отнять могут. Еле концы сводим!»
   Вскоре в их офис вошел мужчина в дорогом костюме и, брезгливо поморщившись, оглядел тесное помещение.
   – И это детективное агентство?
   – Оно самое! – радостно ответила Яна, вскакивая ему навстречу.
   Мужчина оглядел ее с ног до головы и скривился в подобии улыбки.
   – С кем из сотрудников я могу поговорить?
   – Вот… – начала Лера, но была нахально прервана Яной Карловной:
   – Со мной!! Я в данный момент абсолютно свободна от всех дел и всецело смогу посвятить себя распутыванию вашей проблемы!
   – А Григорий Андреевич… – попыталась было возразить Валерия, мгновенно вспотев.
   Но Яна постучала пальцем с ярко накрашенным ногтем по поверхности стола и, открыв соседнюю дверь, громко крикнула:
   – Мальчики! Освободите, пожалуйста, кабинет для конфиденциального разговора с моим клиентом!
   «Мальчики» в виде бледного Жени с ингалятором в руке и почтенного возраста Дмитрия Ивановича с палкой поспешно вышли из кабинета, под напором Яны, так сказать, не успев опомниться.
   Она протащила туда растерявшегося клиента и, усадив его на жесткий стул, сама развалилась в кресле за столом Дмитрия Ивановича. Яна взяла в одну руку курительную трубку деда, а в другую – ручку, причем в первой не было табака, а во второй – стержня, но Яну это нисколько не смущало, именно так, по ее представлению, должна была выглядеть настоящая сыщица. Яна приняла серьезный вид. Мужчина поежился и отряхнул брюки от пыли, которые уже успел испачкать в этом тесном грязноватом помещении.
   – Уже можно говорить?
   Яна кивнула, впившись в его лицо синими глазами, не мигая, словно гончая, взявшая след.
   – У вас точно сохраняется тайна клиента? – уточнил мужчина.
   – Все останется между нами, – заверила его Яна, – даже если меня будут пытать, я не произнесу ни слова!
   Мужчина поежился во второй раз и тихо сказал:
   – Мне кажется, что мне изменяет жена…
   «Это не преступление», – хотела ответить Яна, но вовремя опомнилась и, придав лицу сочувствующее выражение, приготовилась слушать.
   – Понимаете, я владелец двух супермаркетов, приносящих неплохой доход. У меня в подчинении находится большой штат сотрудников, и каждый день мне необходимо проверять и подписывать кучу документации. Поэтому вполне естественно, что я целыми днями бываю на работе! К тому же я часто езжу в командировки заключать договоры о поставках товаров в мои магазины. Я стал замечать в последнее время, что моя жена охладела ко мне. И я не уверен, что она не развлекается на мои денежки с молодым любовником в мое отсутствие! Я хочу, чтобы вы установили за ней слежку и сделали, если удастся, компрометирующие ее фотографии, – добавил клиент и посмотрел на дорогие часы, – и тогда я уже поговорю с ней в суде! Она не получит даже мизерной части моего имущества, пусть и не рассчитывает на это!
   Яна понимающе кивнула, хотя на душе у нее было очень тоскливо. Не такого дела она ожидала в детективном агентстве.
   Мужчина представился Анатолием Борисовичем, сказал, что его жену зовут Алиса, и дал Яне все свои координаты. Потом он поинтересовался о размере гонорара для выполнения этой работы.

Глава 3

   – Никто, – честно ответила Лера, – вы же сами взяли ее сыщицей, вот она и взяла дело.
   – Не согласовав со мной?! – кипятился шеф.
   – А зачем? Такие дамочки смело шагают по жизни, считая, что им все можно, – сказала Лера.
   – Мне вообще показалось, что у этой особы не все в порядке с головой, – заметил Евгений.
   – С виду приятная девушка, – возразил Дмитрий Иванович, – но, как говорится, в тихом омуте…
   – В кои-то веки пришел по виду, можно сказать, состоятельный клиент, и сейчас она его спугнет. Он же не дурак и сразу поймет, что связался не с профессионалами.
   – Дело не в этом, – сник Григорий Андреевич, – дело в том, что… – И он поведал своим сотрудникам о необычной просьбе Ричарда Тимуровича: устроить его жену к ним на работу.
   – Она не должна была заниматься ничем по-настоящему! Видели бы вы его, глаза горят, шрам через всю щеку, одно слово – бандит! Он готов за нее по три штуки долларов в месяц отдавать, но, смею предположить, если с Яной Карловной что-то случится, ее муженек нас здесь всех перевешает!
   – Как ты мог пойти на такую авантюру, Гриша!! – сокрушенно покачал головой Дмитрий Иванович. – Ты же опытный сыщик! Это же чистой воды подстава! Какой нормальный человек будет выбрасывать такие деньги ради хобби своей подруги?!
   – У богатых свои причуды, – хмуро возразил Григорий Андреевич, – может, достала она его сильно? И ему все равно, сколько это будет стоить денег, лишь бы она занялась чем-нибудь.
   – Она может достать! – горячо согласилась Лера. – Я с ней находилась вместе всего пять минут, а уже была готова на все, лишь бы уйти куда-нибудь! Яна Карловна мне рассказала, что когда-то заведовала моргом, может, это тоже ее так супруг развлекал?
   – Семейка сумасшедших, – констатировал шеф.
   – Но деньги-то нам нужны, – напомнил Женя.
   – Вот именно! Поэтому отнеситесь к ее присутствию с пониманием, – согласился Григорий Андреевич.
   – А что она будет делать? – спросила Лера. – Темперамента-то у Яны Карловны хоть отбавляй!
   – После мы обговорим все с ее мужем и разыграем сценку убийства или воровства со специально приглашенными актерами, а Яна возьмет убийцу и на этом успокоится. Все оплачивает ее муж.
   – Какое извращение… – прошептала Валерия.
   – Мы не театр, мы – детективное агентство, – недовольно пробормотал Дмитрий Иванович, – куда мы катимся? На что еще, Гриша, мы пойдем ради денег?
   – Три тысячи долларов ежемесячно, – напомнил шеф.
   – Но сейчас-то к нам пришел настоящий клиент, и наша гончая взяла след, – напомнил Женя.
   – Вот и я волнуюсь! – согласился дед.
   – Да ничего страшного не случится, – махнула рукой Лера, – я таких клиентов насквозь вижу, обычный рогатый супруг. Дело наверняка о супружеской неверности. Пусть Яна побегает, может быть, и сама не захочет больше играть в сыщицу и оставит нас в покое.
   – Плохо, что сегодня от нас уйдут наши законные пятьсот долларов, – расстроенно протянул Женя, имея в виду стандартный тариф, установленный у них в фирме за проведение наблюдения за объектом.
   – Главное, чтобы эта дамочка ни во что серьезное не влипала! – еще раз предостерег собравшихся сотрудников шеф.
   – Вот!! – Дверь в кабинет начальника с грохотом открылась, и ворвавшаяся вихрем Яна закружилась по комнате. – Я взяла свое первое дело! Слежка за неверной женой!
   Все присутствующие облегченно вздохнули. Яна, победно улыбаясь, вывалила из своей сумочки на стол пачки денег в американской валюте, перевязанные резинками, пояснив:
   – Наш гонорар!
   Люди остолбенело уставились на доллары.
   – Ч…что это? – заикаясь, спросил Григорий Андреевич. – С…сколько здесь?
   – Десять тысяч долларов, – отчеканила Яна, – это за нашу работу, то есть за слежку с доказательствами.
   – Не может быть! Что вы там делали с клиентом в кабинете?! – выдохнул Евгений.
   – Женя, прекрати! – оборвала его Лера, зная, что Женя может быть грубоват в общении с людьми.
   – Боже! Зачем вы взяли столько денег!! – в ужасе вскричала Валерия, обращаясь уже к Яне, всплеснув худыми руками, покрытыми очаровательными веснушками, впрочем, как и ее милое личико.
   – Я не брала! Анатолий Борисович сам мне отдал все, что у него было. Правда, я намекнула ему, что слежка непростое дело. По три часа лежать в окопе… то есть сидеть в засаде. Проглядывать все глаза за наблюдаемым объектом в бинокль ночи и дни без сна и обеда! А подслушивающие устройства и бьющиеся дорогие фотокамеры, у нас же есть такие средства? – уточнила Яна, и ее вопрос повис в воздухе.
   Все молча переваривали информацию, а Лере казалось, что она стала свидетелем съемок фильма про Джеймса Бонда.
   – А погони и драки? – не унималась Яна. – Эти деньги всего лишь малая частичка того имущества, которым мой клиент не хочет делиться с неверной женой.
   Дмитрий Иванович с открытым ртом слушал пламенную речь нового сотрудника.
   «Ну и хватка у нее», – одобрительно подумал он.
   «Боюсь, что мы не уследим за Яной Карловной», – в этот же момент думала и Лера, полагаясь на свою женскую интуицию, вслух же она произнесла:
   – А клиент не высказал своего недовольства, что платит такую крупную сумму денег?
   – Да что вы в самом деле! Уж не думаете ли вы, что я сама их у него отняла?! Анатолий Борисович был рад дать нам аванс, на прощание он пожелал мне «ни пуха, ни пера»!
   – Видимо, он был рад просто унести ноги, – ухмыльнулся Женя.

Глава 4

   На следующее утро Яне в помощники дали Дмитрия Ивановича, и они вместе с фотоаппаратом, купленным на деньги из суммы, выданной клиентом, отправились по домашнему адресу Анатолия Борисовича. Время было раннее. Яна зевала, а Дмитрий Иванович кряхтел и жаловался на боли во всех суставах. Они расположились в сквере напротив элитного дома, недавно построенного по оригинальному проекту. Яна огляделась вокруг. На огромной площади с тоненькими, недавно посаженными деревьями и детской площадкой находились только они двое. Причем она надела широкие штаны цвета хаки с отвисшими карманами и камуфляжную футболку Ричарда на десять размеров больше, чем ей требовалось. На глаза Яна нацепила черные очки, а на шею повесила бинокль и железную бирку мужа с номером, которая осталась у него со времен службы в Афганистане.
   – Если мне суждено погибнуть на службе, – рассудила Яна, – то хоть по номеру все равно выйдут на моего мужа и сообщат о несчастье.
   – Ты бы еще ордена и медали прицепила, если они есть, – проворчал дед.
   – Свои награды я заслужу сама! – гордо тряхнула светлым хвостом Яна, настраивая бинокль.
   – Я подозреваю, что мы не выглядим незаметно, да и в твоей красной машине марки «Пежо» мы тоже были бы приметны, – заметил Дмитрий Иванович, – пойдем посидим в кафе, все равно в такую рань никто из дома не выйдет.
   Это была первая ошибка Яны, откуда она могла знать о давних взаимоотношениях Дмитрия Ивановича с алкоголем. Расположившись в небольшом кафе за столиком у окна, дед тут же заказал себе сто граммов коньяка.
   – Коньяк с утра? – удивленно спросила Яна.
   – Исключительно для расширения сосудов, я плохо себя чувствую.
   – Примите таблетку, – посоветовала Яна.
   – И таблетку приму, – согласился Дмитрий Иванович, запихивая в рот таблетку от высокого давления и запивая ее коньяком.
   После трехсот граммов спиртного Дмитрий Иванович и понятие «наблюдатель» стали несовместимы.
   – Вы посидите тут, – посоветовала Яна, – может быть, соберете какие-нибудь сведения о семье нашего объекта, а я поеду за подозреваемой, как только она покинет дом.
   На том они и порешили, так как старый милиционер подняться со стула все равно уже не мог. Яна поймала частную машину марки «Жигули» шестой модели с шофером пенсионного возраста и, устроившись поудобнее на заднем сиденье, расположилась у подъезда, где проживала семья, терпящая крах. Водителю было обещано по пятьсот рублей за каждый час пользования его машиной. Через полчаса из подъезда наблюдаемого дома вышел Анатолий Борисович с миловидной девушкой под руку. Яна напряглась. Видимо, эта молодая девушка и являлась женой ее клиента. На вид ей было лет двадцать пять, стройная, среднего роста, слегка вьющиеся темные волосы, подстриженные под каре, и бледная, почти прозрачная кожа. Эта девушка обладала необыкновенным шармом, причем в такой степени, что если бы она поделилась своим обаянием еще с тремя-четырьмя женщинами, то у нее все равно этого обаяния осталось бы с лихвой. Анатолий Борисович сел в массивный джип с шофером и поехал в сторону центра. Его жена посмотрела на часы на изящном запястье и, сев в небольшую машину цвета золотого песка, направилась в противоположную сторону.
   – За ней! – скомандовала водителю Яна, указав рукой на «Фабию».
   Жена клиента детективного бюро Алиса остановилась у небольшого ресторана и заказала себе кофе с булочкой, два раза позвонила кому-то по сотовому телефону, один раз позвонили ей. Затем Алиса отправилась дальше. Вскоре она подъехала к библиотеке, сдала какие-то книги в абонементе и, взяв стопу журналов, расположилась в читальном зале. Яна разместилась неподалеку с каким-то сборником научных статей и наблюдала за Алисой, уверенная в том, что жена Анатолия Борисовича приехала сюда ради тайной встречи или передачи любовного послания.
   – Хорошее выбрали прикрытие, – хмыкнула Яна, – библиотека!
   Но Алиса действительно внимательно читала книги и пролистывала журналы, выписывая себе в блокнот какие-то заметки, совершенно не смотря по сторонам. Один раз к ней подошел молодой человек. Яна подалась вперед, обратившись в слух. Они говорили недолго и очень тихо. Яна расслышала только последнюю фразу парня, сказанную на повышенных тонах:
   – Ну, как хочешь! Пожалеешь, сама не знаешь, от чего отказываешься!
   Яна поняла, что парень просто хотел познакомиться с Алисой и получил от ворот поворот, к чему явно не привык. Лицо Алисы было сосредоточенно и чем-то очень озабочено. Несмотря на то что волосы у нее были темные, глаза поражали своей прозрачной синевой. Яне, несмотря на предвзятое отношение к жене клиента, не удалось избежать чар Алисы, и она попала под ее чертовское обаяние. А ведь Яна даже не разговаривала с ней! Потом Алиса собралась и поехала дальше, шофер с Яной последовали за ней. Машина выехала за город, Яна уже начала было нервничать, когда «Фабия» вдруг повернула налево. Новоявленная сыщица попросила водителя остановиться и пешком пошла по дороге, ведущей к небольшим, двухэтажным корпусам за зеленым забором. Именно за воротами этого комплекса скрылась жена клиента Яны. Место было тихое и спокойное. На закрытых воротах висела табличка: «Прогресс. Частный пансион для людей пожилого возраста и инвалидов». Яна присвистнула.
   – Возможно, Алиса навещает здесь кого-нибудь из родственников? Обычный дом престарелых, вряд ли Алиса изменяет тут мужу со стариками и инвалидами, если только с каким-нибудь доктором…
   Яне оставалось лишь ждать. «Фабия» выехала из частного пансиона через шесть часов. После этого Алиса вернулась домой и больше не покидала его. Яна вместе с нанятым водителем дождались, когда к дому подрулил джип ее мужа и сам Анатолий Борисович вошел в подъезд. Она расплатилась с водителем и договорилась встретиться с ним на следующее утро на том же месте, за такое же вознаграждение.
   – Снова будем следить за этой дамочкой? – полюбопытствовал пенсионер.
   Яна утвердительно кивнула. Потом она забрала Дмитрия Ивановича из сквера напротив со скамейки, на которой он лежал в совершенно невменяемом состоянии. Он выпил две бутылки коньяка, видимо, предотвратив обширный инфаркт, горланил песни, кричал во весь голос, что поставил «жучки» и завел новых осведомителей. Посмотрев на «осведомителей» Дмитрия Ивановича, Яна увидела бомжей и местных алкашей.
   Следующие два дня Яна проводила слежку, повторяя точно уже известный маршрут. Алиса выходила из дома вместе с мужем, завтракала, посещала библиотеку и скрывалась за закрытыми воротами частного пансиона, всегда возвращаясь к приезду мужа. Дмитрий Иванович проводил свое наблюдение у дома клиента в сквере, совмещая приятное с полезным, а именно – промывая больные почки большим количеством пива, как мочегонным. Яна не возражала, потому что рада была работать одна, чтобы ей никто не мешал, так она смогла бы доказать свою значимость. Правда, когда Яна забирала Дмитрия Ивановича вечером третьего дня и грузила уже в свой «Пежо», дед выдал ей одну мысль:
   – Мои наблюдатели, кореша и осведомители поговорили с жителями дома об этой супружеской паре.
   – С кем? С бабульками-сплетницами?
   – Нет, там такие не живут. Все семьи артистов, бизнесменов, но у них почти у всех есть прислуга, ну, горничные, повара, готовые за лишние деньги посудачить о своих хозяевах.
   – Ну, и?.. – оживилась Яна, удивляясь тому, что при полном отсутствии координации движений у ее напарника сохранилась ясность ума.
   – Так вот, живут они вдвоем, прислуги у них нет. Причем все отзываются об Анатолии Борисовиче как о весьма неприятном типе, заносчивом и надменном. К жене он относится грубо. Несколько раз из их квартиры слышались женские крики о помощи, плач и удары, словно он избивал ее. Об Алисе, наоборот, все отзываются как о милейшей девушке, которая с достоинством несет тяжкое бремя брака. На вопрос, не видел ли кто-нибудь Алису с другим мужчиной, или не приводила ли она постороннего домой в отсутствие мужа, все дали отрицательный ответ. Меня горячо заверили, что эта девушка на такое неспособна. А вот Анатолия Борисовича видели, и не раз, в компании девиц легкого поведения, причем сам муженек находился в состоянии сильного подпития, – закончил свою речь Дмитрий Иванович и отключился, захрапев на весь салон автомобиля.
   Яна задумалась…

Глава 5

   Ася, лучшая подруга Яны, целый день крутилась как белка в колесе. Утром она завозила детей в садик, днем присутствовала на судебных разбирательствах в качестве адвоката или встречалась с клиентами. Вечером Ася Юрьевна забирала дочек из сада. Разница между девочками была в один месяц, так как одного ребенка Ася родила сама, а другого удочерила от умершей при родах двоюродной сестры. Вечера Ася коротала в полном материнском счастье и при этом же в полном женском одиночестве, хотя Ася была очень интересной и умной женщиной и могла бы найти себе мужчину для длительных отношений или, наоборот, для коротеньких встреч. Беда ее состояла в том, что, как считала сама Ася, над ней тяготел злой рок: «Влюбляться тебе, Асенька, всю жизнь в тех мужчин, в которых не следует!»
   – Вспомни хотя бы того типа, который слинял, как только я помогла ему написать диссертацию? – жаловалась она подруге как-то вечером, когда Яна заехала к ней в гости.
   – Ну да, а твой Борис вообще насильником оказался, – согласилась с ней Яна, вспомнив мужчину, от которого Ася родила дочь.
   – Точно! Была даже пара алкоголиков и неустойчивых личностей, которые еще к сорока годам не нашли себя! А помнишь, Яна, Геннадия, который все время бегал к своей маме и жаловался, что его притесняет женщина и заставляет стирать свои носки.
   – Ага! А его мама поясняла ему: что с тебя взять, если ты постоянно общаешься с уголовниками?
   – Мне надо плакат над дверью повесить: «Согрею, накормлю, а также одарю любовью бандитов, бомжей и прочий сброд! Заметьте, ничего не требуя взамен!» – развеселилась Ася.
   – Но сейчас-то ты счастлива! Не надо утрировать!
   – Да, только где оно, счастье-то? – возмутилась Ася, имея в виду свое последнее сильное чувство к Сергею – молодому человеку на семь лет младше ее. Он был абсолютно бесшабашным, как говорит молодежь, безбашенным. Сергей любил, по его словам, Асю и появлялся в ее жизни всегда без предупреждения, принося с собой всплеск эмоций, и так же внезапно исчезал. Ася никогда не знала, появится ли он снова. Она лишь сильно на это надеялась, так как чувствовала настоящий вкус жизни только рядом с ним.
   – Где сейчас Сережа? – спросила Яна, понимая, что подруга нервничает из-за того, что этот парень давно не объявлялся.
   – А я знаю? Он же непредсказуем, как прогноз погоды! Может, в Америке, где пишет компьютерные программы или игры, за которые он получает бешеные деньги. Знаешь, Яна, я больше не встречала людей с таким бездумным отношением к деньгам. Он совершенно не заботится о завтрашнем дне, не думает о том, что следует отложить или накопить какой-то капитал. Хотя, правильно, зачем ему?! У Сережи нет семьи, нет детей, ему не о ком заботиться и не о ком думать!
   – Зачем ты так? – упрекнула Асю Яна. – Ты же знаешь, что он никогда не забывает о твоих девочках! Сергей делает для тебя все!
   – Когда он появляется, он безумно балует девчонок, дарит им кучу подарков, позволяет ездить на себе верхом в прямом и переносном смысле. Но если честно, этот момент меня тоже немного пугает, так как девочки очень привязались к нему, все время спрашивают, когда дядя Сережа приедет, а я и сама не знаю, когда и на сколько… Ему заработать много денег ничего не стоит, потом он раздает их налево и направо своим вечно нуждающимся друзьям. Конечно же, он подсовывает деньги и мне, причем в буквальном смысле. Так как я отказываюсь брать, то он тайно оставляет их в разных местах. Не поверишь, после его последнего отъезда я нашла в общей сумме пять тысяч долларов в банке из-под чая у себя под подушкой, словно женщина легкого поведения, и в рулоне туалетной бумаги. Мне Дашенька сказала: «Мама, не покупай больше эти маленькие зеленые бумажки, ими плохо вытирать попу!» Представляешь? Я и возразить ему ничего не могу, он будто дитя в каком-то своем мире. Один раз Сергей вернулся с Северного полюса, куда его пригласили знакомые полярники посмотреть белых медведей. Ему их в зоопарке мало было увидеть, для этого надо лететь в Арктику! Бедная я женщина, связалась с детским садом.
   – А если Сергей захочет сфотографироваться с кенгуру, вы полетите в Австралию? – уточнила Яна.
   – Вполне возможно… – задумалась Ася, – он участвует в сафари в Африке, ходит в горы с друзьями-альпинистами, а я дико волнуюсь за него, ты понимаешь?! Я никогда не знаю, вернется ли он ко мне, не случится ли с ним что? Он же не признается мне, но я нутром чувствую, считая синяки у него на ребрах, что Сергей продолжает участвовать в этих безумных боях без правил! Он не может без адреналина, а я не могу без него, круг замкнулся! А еще я его жутко ревную, до боли в сердце, вот так! У Сергея друзья по всему миру, и везде красотки, всех цветов кожи и национальностей, которые не откажут ему. Разве нужна ему я – старая адвокатша с багажом из двоих детей, с нудным характером и старомодными взглядами на жизнь?! – Ася умоляюще смотрела на Яну большими карими глазами.
   – Честно?
   Ася кивнула, сглотнув.
   – Не нужна! – серьезно ответила Яна и рассмеялась. – И все же Сергей всегда возвращается к старой адвокатше, и я думаю, что он любит ее, несмотря ни на что!
   – Он сумасшедший! – расплакалась Ася. – Все равно рано или поздно эта сказка закончится и Сергей уйдет к молоденькой девчонке!
   – Не забывай, что он – сын Ричарда. А Ричард любит только одну женщину – меня! – самодовольно сказала Яна.
   – Ричарду уже за сорок, и ты не знаешь про его буйную юность! Сергей – пример его бурной молодости. А сейчас Ричард просто боится: жить с тобой страшно, а уж если изменить… да ладно, шучу! Сергей совсем не похож на своего отца, он, как ни странно, похож на тебя, вас обоих знает милиция, и по вас обоих плачет психушка! Вот если бы ты была его матерью, тогда было бы понятно…
   – Не юродствуй! – прервала истерику подруги Яна. – Сергей – порядочный парень, и он не будет тебе изменять. Он тебе не врет, так же как я никогда не вру Ричарду! А если у Сережи изменится что-то на личном фронте, я думаю, ты будешь первая, кто узнает об этом!
   – Вот этого я и боюсь!
   – Любимым мужчинам надо доверять, – тоном учительницы произнесла Яна.
   – И это говоришь мне ты?! Да ты готова была Ричарда испепелить от ревности!
   – Вот и учись на моих ошибках! – сказала Яна.
   – Мне кажется, что в любви все делают одинаковые ошибки! – парировала Ася.
   – Принимай своего парня таким, какой он есть! Сергей же всегда был честен с тобой и ничего конкретно не обещал? Так ведь?
   – Так. А что он мог бы пообещать конкретно, если сам не знает, где будет через час, не то что через несколько лет?
   – Он же предупредил, что не готов к семейной жизни?
   – Предупредил. Только с его характером он никогда не будет к ней готов, ну, может, лет в восемьдесят, когда его разобьет паралич.
   – Ты сделала свой выбор сама, теперь не ропщи!
   – Ты права… – уныло согласилась Ася и, нервно закурив, добавила: – Я так соскучилась по Сергею, а от него никаких известий. Я не знаю, где он, жив ли?..
   – Типун тебе на язык. Мобильник отключен? – поинтересовалась Яна.
   Ася кивнула, тряхнув густой гривой каштановых волос.
   – Дик тоже не знает, где его сынок. Я бы не сказала, что у них очень доверительные отношения…
   – Это и неудивительно. Ричард узнал, что у него есть взрослый сын спустя двадцать пять лет после его рождения. Доверительные отношения трудно теперь строить! Хорошо, что они тепло друг к другу относятся.
   – Это правда. Ладно, будем ждать твоего сорвиголову.
   – А что мне остается? На других мужчин я все равно и смотреть не могу! Остается только ожидание…

Глава 6

   – Ну и что мы имеем? – почесал затылок шеф и сам же ответил: – Да ничего! Клиент заплатил нам деньги за доказательства измены, а мы их не имеем!
   – Интересное дело! – всплеснула руками Яна. – А если этих доказательств и не будет?! То, что Алиса изменяет ему, это пока только его домыслы! Пусть радуется, что его предположения оказались неверными! Деньги мы ему не вернем! Мы проделали такую колоссальную работу, скоро по просьбе Дмитрия Ивановича за семьей Киселевых будет следить весь район!
   – И это называется работаем без огласки! – нахмурился директор детективного агентства, пригладив пятерней кудрявую русую шевелюру. – Хорошо, ты не сфотографировала жену клиента с мужчиной, но она по шесть часов пропадает в закрытом пансионе. Что Алиса там делает? Кого навещает? Возможно, там и сокрыты доказательства для ее мужа?!
   – Туда не попасть, – хмуро ответила Яна, разглядывая сломанный длинный ноготь, поясняя: – Охрана… и даже дырочки в заборе нет, чтобы подсмотреть.
   – Получается, что мы ничем не помогли нашему клиенту. Он пришел к нам за помощью, пожаловался нам, что его жена стала рассеянной, не обращает на него внимания. Пусть Алиса не изменяет ему, но что-то с ней происходит?! Он знает, что она полдня проводит в этом пансионе? – спросил шеф.
   – Нет, – ответила Яна, – я звонила ему и тактично спрашивала, знает ли он, где в данный момент находится его жена? Анатолий Борисович ответил, что звонит ей регулярно и получает ответы, что Алиса находится дома, в магазине, на рынке или в салоне красоты. Она никогда не говорит ему, что находится в библиотеке или в пансионе.
   – Значит, она что-то скрывает, отсюда и перемены в ее поведении, – подытожил Григорий Андреевич.
   – Я также спросила, чтобы не попасть впросак, есть ли у них престарелые родители или родственники?
   – Ну и?..
   – Анатолий Борисович был очень удивлен и сказал, что у его жены нет родственников, она воспитывалась в детском доме, а затем в интернате. У самого него отец умер три года назад, а мама живет со старшей дочерью в Англии и находится в полном здравии и материальном благополучии. В лоб спросить его о пансионе «Прогресс» я не рискнула, так как это уже будет вмешательством в личную жизнь Алисы, – добавила Яна, понимая, что жена клиента вызывает в ней симпатию.
   Григорий Андреевич с долей удивления и уважения посмотрел на свою новую сотрудницу и спросил:
   – Что предлагаешь?
   – Есть одна думка… – туманно ответила Яна, – нужен дряхлый и больной дед, Дмитрий Иванович подойдет!
   – Что?! – испуганно поежился Григорий Андреевич.
   Яна уверенно припарковала свой автомобиль у ворот «Прогресса» – пансиона для людей пожилого возраста и инвалидов. Она в яркой кожаной куртке и короткой юбке из цветного трикотажа обошла машину, открыла дверцу и выволокла с заднего сиденья скрюченного, стонущего деда и потащила его к воротам, шипя:
   – Не переиграй, а то сейчас не возьмут в пансион, им ведь не нужна совсем развалина, иначе их будут подозревать бог знает в чем!
   – Ох, повелся я на твою выдумку, – сокрушался Дмитрий Иванович, – интересно, а у них спирт медицинский есть? Мне он просто необходим для растираний!
   Яна решительно нажала на кнопку вызова. Через минуту ворота открылись, и на них мрачно уставился молодой человек в темной одежде.
   – Пропуск, – коротко сказал он без всякого выражения на лице.
   – Я к вашей заведующей – Лилии Степановне Песцовой, мы договаривались с ней по телефону, – ответила Яна, думая, что разговаривает с манекеном.
   – Кто вы?! – Ни один мускул не дрогнул на лице охранника.
   – Яна Карловна Цветкова, – назвала свое настоящее имя Яна, предполагая, что ее могут проверить, – а этот дедушка со мной.
   Мужчина тихо переговорил с кем-то по рации и, пропустив Яну с кряхтящим Дмитрием Ивановичем внутрь двора, провел их по чистым, светлым коридорам здания к кабинету с табличкой «Директор». Навстречу посетителям встала толстая, некрасивая, но ухоженная женщина с холеными руками, с жидкими короткими волосами, очками на пол-лица, в дорогой одежде.
   – Лилия Степановна, – представилась она, обдав вошедших запахом дорогих духов.
   Яна в ответ тоже представилась и расположилась в удобном кресле, предварительно усадив на диванчик своего напарника.
   – Я хотела бы устроить в ваш пансион моего крестного, – без обиняков начала разговор Яна.
   Лилия Степановна улыбнулась хитрой, неискренней улыбкой.
   – Уважаемая Яна Карловна, вы должны понимать, что у нас частное, закрытое заведение, и попасть сюда не так-то просто. Я пыталась объяснить вам это по телефону, но вы все равно настояли на личной встрече, еще и пожилого человека с собой привезли.
   – Да, я знаю! Поэтому я и хочу пристроить этого божьего одуванчика у вас. Я знаю, что он будет в надежных руках.
   – Это так, – благосклонно кивнула головой директриса.
   – Я готова заплатить любые деньги! – горячо сказала Яна, тряхнув светлыми волосами.
   Лилия Степановна недовольно наморщила носик.
   – Я готова выполнить любые ваши условия, – быстро сориентировалась Яна, чем заслужила одобрительную улыбку на толстом, лоснящемся лице.
   – Вот это правильный ход. Я расскажу вам о наших условиях. Как вы уже заметили, в пансионе ваш родственник будет находиться под надежной опекой. У него будет своя комната, круглосуточный контроль за состоянием его здоровья со стороны медицинских работников. У нас здесь здоровое, диетическое питание, которое три раза в день будут привозить на тележке, если он захочет, прямо ему в комнату. Предусмотрена двухчасовая прогулка ежедневно на свежем воздухе в нашем саду, разбитом позади главного корпуса. Он сможет смотреть телевизор, слушать радио и читать периодическую прессу. Также у нас есть своя библиотека – классическая литература, поэзия, проза военных лет, ну вы понимаете, как раз рассчитанная на солидный возраст пациентов. Ваш родственник будет общаться со своими сверстниками, найдет себе друзей и подруг, да, да, бывало и такое! А вы сможете спокойно жить, зная, что у него все замечательно! Это не какое-нибудь богом забытое место, а качественный пансион нового поколения. Забота и уход – вот наш девиз!
   – Это именно то, что надо. Говорите ваши условия, Лилия Степановна, – промямлила Яна, с трепетом глядя на свою «избавительницу от забот» честными глазами.
   Директриса возвела водянистые светлые очи кверху и вздохнула:
   – Я надеюсь, Яна Карловна, что вы умная женщина и прекрасно понимаете, что ничего бесплатного и одновременно хорошего в этом мире нет. Поэтому я подобрала обслуживающий персонал с расчетом на то, чтобы и они что-то имели за качественную работу. Чем больше будет стимул, тем больше человек выложится на работе. Я набрала иногородних девочек – медицинских сестер – на должности сиделок, и каждый человек, попавший сюда, должен завещать свою квартиру в Москве нашему заведению, то есть фактически сотруднице, которая ухаживала за ним и скрашивала его последние дни. Поэтому мы принимаем в нашу семью только москвичей, и только на таких условиях. Если у вашего дедушки нет жилья, вы должны купить квартиру, причем любую, можно даже однокомнатную в непрестижном районе, и передать ее нам. Хочу сразу вам сказать, что никакого здесь криминала нет. Вы вправе проверить любую интересующую вас документацию.
   – У вас пансионеры часто умирают? – осторожно поинтересовалась Яна.
   Неприятная, странная улыбка появилась на лице директрисы во второй раз. Она расправила складки на блузке и сложила большие ладони на столе.
   – Конечно, люди пугаются, если им предлагают отдать на каких-либо условиях жилье. Слишком много вокруг шарлатанов и мошенников. Но я всегда честна со своими клиентами и никогда никого не заставляю подписывать бумаги, все основательно не взвесив и не подумав. Выбор всегда за вами! Для чего нам нужно жилье, я вам тоже честно объяснила. А что касается смертей… – Лилия Степановна усмехнулась. – Вы же понимаете, что не изобрели еще лекарства для вечной жизни, а пансионеры наши в основном далеко не молодые люди и, как правило, не очень здоровые… Отсюда вывод: даже при сверхзаботе и сверхуходе они, естественно, умирают. Но заметьте, Яна, они умирают своей смертью!
   «Как мило! – подумала Яна. – Старички отправляются в рай, а сотрудники получают их квартиры! Только при чем здесь Алиса? Она и так имеет приличную квартиру. К кому же она тогда сюда приезжает?»
   Неприятный холодок пробежал по спине Яны, это сплошная авантюра – устроить в пансион Дмитрия Ивановича. Она уже хотела было сказать, что ей не подходят такие условия, но тут она посмотрела на напарника и с удивлением отметила боевой пыл на раскрасневшемся лице деда и озорной глаз, лихо подмигивающий ей.
   – Мне, дочка, здесь очень нравится! Если можно, уважь мою старость, оформи меня именно в это заведение, – попросил он Яну, тем самым давая ей понять, что отступать он не собирается.
   После этой реплики Яна решила идти до конца в своем расследовании.
   – Нас устраивают ваши требования. У моего дедули есть квартира, по большому счету она мне не нужна, если эта сделка избавит меня от забот… то есть поможет счастливо прожить моему родственнику последние годы.
   Дмитрий Иванович удивленно смотрел на Яну, видимо, пытаясь сообразить, какую квартиру она собирается отписать этой толстой акуле. Сам-то он жил с младшей дочкой от второго брака и двумя внуками в двухкомнатной, малогабаритной квартире.
   – Я могу оставить Дмитрия Ивановича сейчас у вас, а послезавтра я приеду к вам с нужными бумагами, и тогда мы оформим квартиру на вашу организацию?
   – Вот это уже разговор, – блеснула зубами Лилия Степановна, пожалев, что перед ней сидит не мужчина, а красивая женщина. Директрисе пансиона нравилось работать с клиентами-мужчинами, правда, они не отвечали ей взаимностью. Больше всего она не любила ярких, видных женщин и особенно молоденьких девушек, потому что на них обращали внимание мужчины, которых обожала Лилия Степановна. В общем, получался замкнутый круг.
   Лилия Степановна толстым пальцем с широким коротким отполированным ногтем нажала на кнопку звонка внутреннего вызова. Через минуту в кабинет вошла Алиса собственной персоной в накрахмаленном белоснежном медицинском халатике и кожаных сабо цвета ванили. Яна вспыхнула и изменилась в лице, но потом взяла себя в руки, вовремя сообразив, что Алиса ни разу не видела ее и ни о чем не подозревает. Она и не догадывается, что Яна следует за ней как тень уже четвертые сутки, собственно говоря, ради этой встречи они и оказались с Дмитрием Ивановичем в «Прогрессе».
   – Познакомьтесь, пожалуйста, одна из моих лучших медицинских сестер-сиделок Алиса Киселева. Если Алиса возьмет вашего крестного на попечение, вы не пожалеете, уверяю вас. Сколько у тебя, Алисочка, сейчас подопечных?
   – Двое, – красивым, чистым голосом ответила жена Анатолия Борисовича.
   – Возьмешь себе еще и этого дедушку? – спросила директриса.
   Алиса кивнула, как-то сникнув. Лилия Степановна захлопала ладошками с массивными перстнями на пальцах.
   – Вы будете довольны, Яна Карловна!
   – Я не сомневаюсь, – ответила Яна, подумав: «Надо же, какая удача. Она будет приставлена к человеку, который должен за ней следить».
   Яна пристально посмотрела на Алису. Жена Анатолия Борисовича не обрадовалась появлению нового клиента, скорее даже была опечалена. Ее бледное лицо побледнело еще больше, она как-то испуганно, жалостливо смотрела на Дмитрия Ивановича и силилась выдавить из себя улыбку.
   «Наверное, ей не нужна квартира», – предположила Яна.
   – Чем больше медсестра берет клиентов, тем больше у нее шансов получить жилье, – сказала Лилия Степановна, улыбаясь.
   «Ну, да, чем больше стариков находится под наблюдением, тем больше шансов, что кто-то из них откинет копыта…» – снова подумала Яна и мило улыбнулась директрисе в ответ.
   Лилия Степановна продолжала распинаться:
   – Но количество набора пациентов медсестра определяет сама, чтобы не страдало качество ее работы. Алиса работает у нас не круглосуточно, поэтому трое клиентов – предел для нее. Вы должны быть благодарны ей за согласие.
   – Уж как я благодарна! – подтвердила Яна и встала, понимая, что разговор подошел к концу. До ворот ее провожала сама директриса.
   – Я привезу все документы на переоформление квартиры на ваш пансион, – заверила ее Яна.
   – Конечно, дорогая, я буду ждать.
   – Скажите, а у вас есть врачи-мужчины? – спросила Яна, уже знавшая, что Алиса находится в «Прогрессе» не как навещавшая кого-то, а как сотрудник.
   – Мужчины? – переспросила Лилия Степановна. – Двое, невропатолог и хирург. Оба доктора приходящие, то есть приезжают один раз в неделю на осмотр и обследование наших подопечных. Кому надо, тому назначают лечение, кто лечится, того проверяют и корректируют назначения.
   Яна остановилась у своей машины и, сняв ее с сигнализации, решила задать еще один вопрос:
   – А нарколога у вас в штате нет?
   Лилия Степановна метнула на нее взгляд поверх очков.
   – Есть проблемы у Дмитрия Ивановича? Если возникает необходимость в каком-то узком специалисте, мы обязательно его приглашаем! Не волнуйтесь, вы передали заботу о своем близком человеке нам! Можете спать спокойно!
   – Я не волнуюсь, – рассеянно ответила Яна, сильно покривив душой. Почему-то беспокойство охватывало ее с каждой минутой все сильнее и сильнее.
   Отъехав от пансиона, Яна позвонила мужу и сказала:
   – Ричард, ты можешь со своими связями за один день оформить на меня какую-нибудь однокомнатную квартиру?
   – За один день?
   – Да, очень надо.
   – Я постараюсь, но зачем тебе это нужно?
   – Это необходимо для выполнения моего задания в детективном агентстве.
   – Хорошо, – согласился Ричард, не привыкший отказывать жене в чем-либо.
   Он сразу же перезвонил Григорию Андреевичу и сказал несколько раздраженно:
   – Я просил не нагружать мою жену работой!
   – Она ведет обычную слежку за неверной женой.
   – Яна только что попросила меня купить для нее однокомнатную квартиру. Не для того ли, чтобы сдать жилье в аренду неверной супруге и застать ее там же с поличным?
   Григорий Андреевич почесал затылок:
   – Черт бы побрал эту Яну Карловну! Что она опять задумала?

Глава 7

   Дмитрий Иванович осмотрел свою комнату – светлые обои в цветочек, небольшой журнальный стол, по бокам от него два старых, но в приличном состоянии кресла. Напротив окна стояла односпальная простая кровать под чистым покрывалом, на стенах висели репродукции картин Айвазовского. Незатейливый интерьер завершали не совсем подходящие к общей цветовой гамме шторы и подлатанные в нескольких местах тюлевые занавески, не доходящие до слегка облупленной батареи.
   «Жить здесь можно, если знаешь, что это не навсегда», – подумал старый следователь.
   – Располагайтесь, – мило улыбнулась ему Алиса.
   – Я расположусь, милочка, не волнуйтесь, – ответил он своей сиделке и про себя подумал: «Я прослежу за тобой, детка, чем ты тут занимаешься. Что ты за штучка, если твой муж готов платить такие деньги, чтобы вывести тебя на чистую воду?»
   Оставшись один в номере, Дмитрий Иванович выглянул в окно, которое было заделано толстой решеткой, как в тюрьме. Несколько соток земли вокруг здания занимал запущенный яблоневый сад. Почему-то это зрелище не вызывало восторга, а скорее наоборот. Старые, неухоженные, корявые яблони напоминали пожилых, немощных обитателей пансиона, доживающих свой век вместе со своими болезнями и воспоминаниями. Дмитрий Иванович, предавшись размышлениям, к которым располагало это место, не заметил, как на улице стало смеркаться. Он услышал шум машины и, выглянув в окно, увидел, как по дороге уезжает машина Алисы. В салоне, кроме нее, никого не было.
   Следователь вышел в длинный коридор, решив осмотреться и познакомиться с обитателями «Прогресса». Он любил работать с людьми, считая, что они даже неосознанно могут дать много полезной информации. Чистый пол, покрытый линолеумом и пропахший хлоркой, блестел и скорее напоминал пол в больницах. Коридор вел в два холла. Один холл был заставлен стульями, плотно стоящими друг к другу перед цветным телевизором. Другой представлял собой столовую. Около десятка квадратных деревянных столов с четырьмя стульями вокруг каждого ожидали своих жильцов к завтраку, обеду, полднику и ужину. Дмитрий Иванович прошел мимо поста медсестры, который сейчас пустовал. Наметанным глазом он рассмотрел под яркой настольной лампой лист врачебных назначений для живущих в пансионе «Прогресс». Бывший следователь понял, что, кроме его комнаты под номером восемь, заселены еще семь комнат, а две пустовали, то есть всего в здании располагались десять комнат для жилья. Дмитрий Иванович ничего не понимал в латыни, поэтому он положил лист медицинских назначений лекарств на место и пошаркал по коридору дальше, думая, что на всякий случай надо будет переписать список лекарств, которые дают здешним обитателям. Он остановился у комнаты под номером один и, секунду подумав, постучал.
   – Войдите? – раздался нерешительный голос с вопросительной интонацией.
   Дмитрий Иванович оказался в комнате по размерам идентичной его комнате. Она была обклеена другими обоями, обставлена другой мебелью, такой же старой, но в хорошем состоянии. На кровати полулежал мужчина примерно одинакового с Дмитрием Ивановичем возраста, он с недоверием взглянул на вошедшего.
   – Я ваш новый сосед, клиент… пациент… не знаю, как правильно себя назвать, – сказал сыщик.
   – Понятно, такой же никому не нужный человек, попавший в такую же безвыходную ситуацию, – пессимистично проскрипел старик.
   Дмитрий Иванович почесал затылок.
   – Выпить есть?
   Старичок испуганно округлил глаза.
   – Да вы что?! Как вы вообще сюда попали?!
   – Я зашел познакомиться и поговорить, – честно ответил Дмитрий Иванович, отметив, что его так и не пригласили присесть.
   – Нам не разрешено ходить друг к другу после отбоя, – зло ответил старичок.
   – Мне говорили о свободном общении между стариками.
   – О каком общении вы говорите? Мы здесь доживаем свой век, и больше ничего!
   – Мрачный вы тип… извините…
   – Борис Ефимович.
   – Дмитрий Иванович. Давно вы здесь?
   – Полгода, – буркнул новый знакомый Дмитрия Ивановича.
   – Кто за вами ухаживает?
   – Медицинская сестра Ангелина.
   – А вы знаете Алису? – поинтересовался сыщик.
   – Темненькая девушка с грустными глазами? Она мне очень нравится. Она здесь новенькая сиделка и, по-моему, самая человечная. Алиса еще не успела зачерстветь.
   – А остальные что? Бесчеловечные? – спросил напарник Яны.
   – Дмитрий Иванович, я вас к себе не звал! – неприязненно сказал старик. – Мне давно пора спать! Если кто-то узнает, что я еще не сплю, будут ругаться. – Борис Ефимович отвернулся от Дмитрия Ивановича, показывая, что разговор окончен.
   Сыщик удалился из комнаты номер один расстроенный, так как был явно расположен провести приятный, дружеский вечер среди сверстников с пивком, а может, и с водочкой.
   В комнате номер два ему вообще не открыли. В третьей палате Дмитрию Ивановичу отворила дверь полная женщина со свирепым выражением лица и в бигуди. На вид ей можно было дать лет шестьдесят.
   – Кто такой?! Что тебе надо?! – кричала женщина на незваного гостя, тот даже растерялся.
   – Я познакомиться…
   – С ума сошли?! Я уже лежу в кровати и не знакомлюсь с неизвестными мужчинами!
   – Так познакомимся и не будем неизвестными!
   – Нахал! Вот я сейчас вызову охрану! – Грозная женщина захлопнула дверь перед его носом, все еще крича. – Песок сыпется, а он все туда же! Нигде от этих мужиков покоя нет!
   «Здесь живут не только престарелые, но и больные люди… видимо, и агрессивно настроенные тоже, так сказать, психически больные. Ничего не скажешь, хорошая, дружеская обстановка…» – подумал Дмитрий Иванович.
   Следующая комната носила название «Процедурная». Сыщик не удержался и заглянул туда. На медицинской кушетке храпела накрытая клетчатым одеялом без пододеяльника рыжая полная девица в униформе медсестры. Дмитрий Иванович осмотрел голые кафельные стены, стеклянный шкаф с медикаментами, и его взгляд остановился на бутылке с надписью «Спирт семидесятипроцентный». Сердце зашлось в радостной пляске. Прокравшись мимо сладко спящей медсестры, Дмитрий Иванович взял бутылку с драгоценной жидкостью и поспешил дальше. Когда он проходил мимо комнаты под номером шесть, дверь внезапно раскрылась, и на пороге появилась миниатюрная женщина пожилого возраста. Она казалась моложе своих лет, то, что в народе называется «маленькая собачка до старости щенок».
   – У нас новенький! – радостно произнесла она звонким голосом. – Давайте знакомиться! Элеонора Михайловна!
   Дмитрий Иванович даже растерялся, он не привык к такому радушному приему в этом заведении и чуть было не выронил драгоценную ношу.
   – Проходите, – пригласила его женщина, одетая в милый ситцевый халатик в мелкий цветочек.
   – Элеонора… – прокашлялся сыщик.
   – Для друзей просто Эля, – кокетливо засмеялась женщина, поправляя жидкие крашеные волосы рукой с ярким маникюром, сразу переводя Дмитрия Ивановича в разряд своих друзей.
   Дмитрий Иванович хорошо разбирался в людях, поэтому смело предположил, что Элеонора Михайловна из тех женщин, которые умеют правильно распоряжаться мужским вниманием. Войдя в ее такую же, как и у всех остальных жителей «Прогресса», стандартную комнатку, Дмитрий Иванович огляделся. Старая мебель была обтянута выцветшим розовым материалом, на окне висели тяжелые, какие-то театральные атласные портьеры, на столе стоял переносной телевизор. Элеонора Михайловна перехватила его взгляд и сказала, услужливо указывая на кресло:
   – Присаживайтесь, дорогой гость.
   – Дмитрий Иванович, – представился напарник Яны, ощущая легкую дрожь в коленках от такого женского внимания.
   – Ну да, Дима, правда, у меня уютно? И даже телевизор есть. Медицинский персонал рад, когда мы можем спокойно лежать в кроватях и смотреть телевизор.
   Дмитрий Иванович облизал пересохшие губы, разглядывая худую, аккуратную коленку Элеоноры, которая торчала из распахнувшихся пол халата. Поэтому он не сразу заметил, что его новая знакомая с удивлением смотрит на его ношу, которую он тщательно пытался укрыть в кармане, и смутился. Впервые он пришел к даме не с шампанским и цветами, а с бутылкой медицинского спирта и в казенных тапочках, которые ему выдали вместе с чистым бельем, халатом и полотенцами.
   – Я тут это… – начал оправдываться старый сыщик, покрываясь потом.
   – Вы – молодец! Наконец-то в наших рядах появился настоящий мужчина! Сейчас мы с вами и выпьем за знакомство! Погодите, я разбавлю немножко спирт кипяченой водой.
   Дмитрий Иванович возрадовался такой стремительности и понятливости Элеоноры Михайловны. Эля быстренько разлила спирт по кофейным чашкам и, разбавив водой, протянула одну новому знакомому, вторую чашку взяла сама.
   – За любовь! – выдохнула она, озорно подмигнув бывшему следователю.
   Дмитрий Иванович чуть не подавился, но смог сосредоточиться и выпить свою порцию. После двух-трех тостов глаза у обоих собеседников заискрились, а щеки зарумянились.
   – Какой здесь контингент жителей? – спросил Дмитрий Иванович, чувствуя, как по телу разливается приятное тепло от спиртного.
   – А! – Элеонора пренебрежительно махнула рукой. – Одни старики да душевнобольные, не на кого глаз положить, пока не появился ты… конечно же… – И она засмеялась, обнажив два ряда крепких мелких зубов. – Из мужчин в нашем отделении живут только двое. В палате номер один находится один старикашка с прескверным характером хронического нытика, а второй дед живет рядом со мной, вообще человек-растение, он даже не выходит из комнаты второй месяц, видимо, его скоро переведут в блок номер два. Остальные жильцы – женщины в количестве пяти человек, но самая приятная из них – это я! – Элеонора Михайловна сильно накренилась влево и чуть не упала со стула, глупо захихикав.
   – Я не сомневаюсь, – заверил ее старый детектив и спросил: – А что это за блок номер два?
   – Он находится в другом крыле, там живут одни лежачие больные, и их значительно больше, чем нас, – пояснила Элеонора, разливая остатки спирта.
   – Лежачие?..
   – Ну, те, кто не ходит сам! От старости или по инвалидности. За ними некому ухаживать, или родственники не хотят этого делать и сдают их сюда под хороший присмотр, успокаивая этим свою совесть. Медперсонал лечит их, кормит, купает, переворачивает, чтобы не возникали пролежни. Мы их фактически не видим, только иногда, в хорошую погоду, их выкатывают на каталках погреться на солнышке. Там мне и смотреть не на кого. Мне нужен мужчина не лежачий, а стоячий!
   Дмитрий Иванович поперхнулся во второй раз.
   – А много людей переходят из одного отсека в другой? – спросил он, стараясь перевести разговор в менее опасное русло.
   Элеонора хитро прищурила глаза.
   – Ну, из второго отсека к нам никого не переводили, там все безнадежные. А от нас туда запросто можно попасть!
   – Как это?!
   – Ну, Дмитрий Иванович, мы же с вами не дети, не сегодня завтра инсульт или инфаркт, а с ними и неподвижность, паралич, а там и до второго отсека недалеко. Но пока еще в нас горит огонь желания…
   Элеонора Михайловна придвинулась к сыщику и невзначай положила ему руку на колено. Дмитрий Иванович не на шутку запаниковал. Он растерял свой боевой дух, так как давно не был с женщиной, которая делает весьма недвусмысленные намеки. Элеонора вздохнула:
   – Мы должны использовать свой шанс, пока нас не перевели во второй отсек!
   – Как такая… общительная женщина оказалась в этом тихом и закрытом учреждении? – поинтересовался Дмитрий Иванович, переводя дух.
   – Пути неисповедимы… так получилось. Я всю жизнь искала свое счастье. Кем только не работала – и танцовщицей, и официанткой, и банщицей, и массажисткой, кстати, могу сделать вам бесплатный сеанс расслабляющего массажа.
   – Спасибо, – поперхнулся Дмитрий Иванович.
   – А вот с личной жизнью у меня не складывалось. Мужчины шли чередой и только брали от меня, а взамен моей безграничной любви не давали ничего. Последний мой муж отобрал у меня и квартиру. Детей у меня нет, возможно, это самая главная ошибка в моей жизни. Но об этом сожалеть слишком поздно. И вот в итоге я оказалась здесь. – Элеонора Михайловна горестно развела маленькими руками. – Но я не теряю оптимизма и надеюсь тут встретить такого же одинокого человека, как и я, и отдать ему всю мою нерастраченную нежность. Вы, Дмитрий Иванович, согласитесь стать моим последним мужчиной?
   Старый сыщик просто терялся под напором откровенности Эли.
   – Я?! Ну… мы совсем не знаем друг друга…
   – А что нам надо знать? Мы вдвоем будем доживать свою жизнь. Если мы оказались здесь, значит, нам обоим больше некуда идти и никуда не деться друг от друга… – философски заметила Элеонора.
   – Других вариантов нет, – согласился Дмитрий Иванович и остался со своей новой знакомой тряхнуть стариной и вспомнить молодость.
   Утром он успел проскользнуть в свою комнатку, с грустью понимая, что опять занимается не тем, что от него требовалось. Еще не давала покоя его совести мысль о пустой полулитровой бутылке медицинского спирта, позаимствованной им из процедурного кабинета.
   За завтраком в столовой Дмитрий Иванович решил приглядеться к людям, с которыми ему теперь предстояло жить. Элеонора Михайловна сияла как медный таз, наряженная в цветастый новый халат, причесанная и накрашенная. Она украдкой бросала многозначительные взгляды на своего поклонника. Женщина в бигуди ела кашу, запивая какао, ни на кого не обращая внимания. Нескольких пожилых людей Дмитрий Иванович видел первый раз. Выделялась одна бабулька в опрятном трикотажном спортивном костюме и с кудрявыми седыми волосами, которые нимбом сияли вокруг ее головы и шевелились от легкого дуновения ветерка, напоминая пушинки на одуванчике. Сыщик почувствовал к ней явную симпатию и, подойдя, поздоровался.
   – Вы наш новый друг по несчастью? – поинтересовалась она.
   – Почему в этом пансионе все думают и говорят о несчастье? – спросил Дмитрий Иванович.
   Бабулька рассмеялась:
   – Потому что, какой бы превосходный уход за нами ни был, мы все понимаем, что оказались здесь по одной простой причине.
   – Какой?
   – Той, что мы больше никому не нужны. Я здесь самая счастливая! – хвастливо добавила бабушка.
   – Почему?
   – Вы же все безвозвратно отписали свое жилье пансиону? Я тоже отдала свою квартиру. Но дело в том, что у меня есть еще одна квартира, и в любой момент я могу уйти отсюда. А вы все здесь словно заложники… Кстати, вы уже стали новой жертвой нашей Эллочки?
   Дмитрий Иванович покраснел словно мальчишка.

Глава 8

   Ася провела длинным пальцем по поверхности своего рабочего стола и наморщила свой курносый носик. В последнее время в офисе поменялась уборщица, которая явно манкировала своими обязанностями. Ася в светлом костюме из тонкой шерсти села за свой рабочий стол и посмотрела на фотографию дочек в красивой рамочке. Она улыбнулась и выложила документы из своей большой кожаной сумки. В их адвокатской конторе консультировало шесть адвокатов, в двух комнатах располагалось по три человека, а их секретарь Сабина записывала клиентов к ним на прием, разгребала документацию, отвечала на телефонные звонки и при этом умудрялась успевать варить им кофе и улыбаться.
   Ася зевнула и посмотрела на своего соседа Анкудинова Анатолия Александровича – рыхлого мужчину с брюшком, светлыми, жидкими волосами, имеющего прекрасную жену и двух очаровательных дочек-близняшек. Его жена часто приходила к ним в бюро и угощала всех свежеиспеченными пирожками или печеньем, за что Анатолий Александрович ее всегда ругал и стеснялся такой собачьей привязанности своей супруги. Ксения, так звали его жену, в свое время сделала непоправимую ошибку. Они учились вместе в институте, Ксения подавала неплохие надежды, но потом вышла замуж, родила двоих детей и осталась на хозяйстве.
   – Два адвоката в семье – это слишком много, – как-то сказал Ксении муж, чем и решил ее судьбу окончательно. Она принесла себя на алтарь их семейного счастья, постепенно превращаясь в обычную домохозяйку, забывая знания, полученные в институте, пока Анатолий Александрович трудился, купаясь в лучах адвокатской славы и женского внимания. Кстати, адвокат он был действительно неплохой. Ася осмотрела его спущенные носки, волосатые ноги, выглядывающие из-под вечно коротковатых брюк, и подумала: «Сколько я уже живу одна? А ведь Толя лет пять как набивается ко мне в любовники. А что, если взять и закрутить с ним роман примерно так на месяц?»
   – Что смотришь, красавица? – встрепенулся Анатолий, заерзав на стуле полными бедрами. – Давно к тебе твой неандерталец не приезжал? Не сыпал конфеты твоим девочкам и не кружил голову нашей секретарше?
   Голос у Анатолия Александровича был очень красивый и звучный, в зале суда он производил неизгладимое впечатление. Это было, пожалуй, единственное, что нравилось в нем Асе. Она скривила недовольную мину, про себя подумав, что мозги этого неандертальца, то есть Сергея, нарасхват во всем компьютерном мире. А кружить головы он может кому угодно и сколько угодно, так как не является ничьим мужем.
   – Асечка, не грусти, цветочек мой аленький, дядя Толя может пригласить тебя в обеденное время в ресторан.
   Ася вздохнула и подумала: «Нет, месяц мне с ним не выдержать. Слушать эти глупости… недельку еще можно попробовать…»
   Вскоре подошел третий адвокат. Это была вечно спешащая и вечно опаздывающая Зинаида Леонидовна с пышной прической, пышной грудью и полным отсутствием чувства юмора. Свои приходы на работу она расценивала не иначе как выполнение трудовой повинности.
   – Как же я устала от своих оболтусов! – выдохнула она, плюхнув авоськи на стол.
   – Что еще натворили твои разбойники? – поинтересовался Анатолий Александрович, имея в виду двух сыновей Зинаиды Леонидовны от разных мужей.
   – Одного закинула в садик, другого в школу, и там и там воспитатели и учителя хотели поговорить со мной. Я, конечно, знала, что разговор будет нелицеприятным, и под видом срочных дел в суде быстренько убежала.
   Зинаида Леонидовна отдышалась, оттягивая вырез пуловера вниз, чтобы струя прохладного воздуха от вентилятора освежила большой бюст.
   Анатолий Александрович снова заерзал на скрипучем стуле, так как он не в силах был сосредоточиться, пока коллега делала воздушные процедуры.
   «Примерная супруга, заботливая мать, – подумала Ася, – а ведь и она успела закрутить роман с Толей, при этом являясь подругой его жены. Правда, их связь была давно. Сейчас Анатолий Александрович перешел на младшую возрастную категорию, на секретарш, на курьерш, на сопливых клиенток. Это часто происходит, со снижением потенции у мужчин возрастает интерес к более молодым женщинам, то есть существует обратная зависимость. Ко мне он клеится скорее по инерции, так как, по-моему, я единственная, от кого Толя получил отказ в свое время. Я сегодня приду домой и снова останусь одна… Как мне надоели эти нескончаемые ожидания Сергея! Жизнь проходит в его ожидании! А если он вообще больше не появится?! У меня же должна быть своя личная жизнь?»
   – Толя, – сказала Ася громким голосом, – ты, может, зайдешь ко мне сегодня вечером, у меня не работает кран в ванной и надо поменять прокладки на кухне.
   Вырез пуловера Зинаиды Леонидовны вернулся на место. Она удивленно уставилась на Асю. Сам Анатолий тоже растерялся, услышав от женщины, которой добивался целых пять лет, столь откровенный, ничем не прикрытый намек.
   – Я?.. А… это…
   «Вот так всегда, – грустно подумала Ася, – хорохорятся, а как доходит до дела, сразу боевой дух куда-то девается».
   – Детей дома не будет, – добавила Ася, постучав ручкой по поверхности стола, делая акцент на этой информации. Она решила отвезти детей сегодня вечером к Агриппине Павловне.
   У Анатолия Александровича был такой идиотский вид, что Асе на минуту показалось, что он сейчас пойдет открывать входную дверь на стук ее ручки.
   – В… вечером? – переспросил он, озираясь по сторонам, все еще не веря, что Бастилия пала.
   – Да, часов в восемь я буду ждать. Адрес мой у тебя есть, – подтвердила Ася, поняв, что неделю ей с Толей не продержаться. Один день. Есть мужчины на всю жизнь, а этот будет на один день, вернее, ночь.
   Дверь открылась, и в кабинет заглянула девушка-секретарь в полосатой кофточке и бежевой короткой юбке.
   – Доброе утро всем! Пришла клиентка, кто возьмет?
   – Какая она? – оживился вышедший из ступора Анатолий Александрович и возомнивший себя султаном в гареме.
   – Молодая, экстравагантная женщина, – ответила Сабина, жуя жвачку.
   – Не самый лучший клиент, но это мой контингент, – потер руки Анатолий Александрович.
   Ася хмыкнула, доставая пудреницу, а Зинаида Леонидовна затараторила, рассовывая свои покупки по ящикам:
   – У меня сейчас и так много дел, я ничего не успеваю! Сегодня еще две бабушки со своими завещаниями подойдут, выжили из ума под старость и все ходят, переделывают завещания то на внука, то на сына, то на дочь, в зависимости от того, кто на них косо посмотрел и кто позвонил в воскресенье, узнать о состоянии здоровья.
   Сабина оглядела присутствующих темными проницательными глазами и гордо удалилась за дверь. Через минуту в кабинет вошла высокая женщина в шортах, дорогих кроссовках и облегающей спортивной футболке. На вид ей можно было дать лет тридцать пять – сорок. Длинные высветленные волосы лежали по плечам, слегка подкрашенные глаза смотрели надменно из-под молодежной, выщипанной челки. Глаза Анатолия Александровича плотоядно заблестели, и Ася подумала о том, уложится ли она с ним за один час или нет? Оставаться с ним на целую ночь совсем не хотелось.
   – Мне сказали, что я могу обратиться к Асе Юрьевне Кудиной, – проговорила женщина с легким акцентом.
   Ася чуть не засмеялась.
   «Ай да Сабина! Вот ведь какая вредная девица! Толя хотел взять клиентку себе, а эта девчонка делает ему все назло. Наверняка Сабина мстит ему за то, что в свое время Анатолий Александрович легко бросил ее, поменяв на следующую пассию».
   – Присаживайтесь, – обратилась Ася к вошедшей клиентке.
   – Спасибо, – женщина спортивной, пружинящей походкой прошла к Асиному столу и вальяжно расположилась на стуле, скрестив стройные ноги.
   – Как вас зовут? – спросила Ася.
   – Алла. Просто Алла. Я не совсем понимаю, что творится в этой стране? – Алла уставилась на Асю голубыми глазами с совершенно глупым выражением лица.
   «Я пока тоже ничего не понимаю», – подумала Ася, а вслух сказала:
   – Вы объясните мне поподробнее, какие у вас проблемы?
   – Поподробнее… – задумалась Алла. – Я росла в Москве и воспитывалась своей бабушкой Стефанией Митрофановной. Дело в том, что отца у меня не было, а мать, ее дочка, бросила меня сразу же после моего рождения. Бабушка очень любила меня, я занималась музыкой, иностранными языками, увлекалась спортом и хорошо училась…
   Алла поправила свои пышные волосы.
   – В возрасте двадцати лет я познакомилась с американцем, вышла замуж и уехала жить в Америку. Конечно, я переживала за бабушку, особенно в первое время… – Алла отвела глаза. – Но бурная жизнь в Лос-Анджелесе закрутила меня, понимаете?
   – Много работали? – поинтересовалась Ася.
   – Я? Да нет… я вообще никогда не работала. Я вышла замуж за состоятельного американца.
   – Вы сидели с детьми? – догадалась Ася.
   – Нет, мы с мужем решили не портить мою потрясающую фигуру, тем более что у него есть двое детей от первой жены – американки. Я, знаете ли, занималась собой. Я ходила по магазинам, казино, ресторанам, салонам красоты и фитнес-клубам. Это очень трудная работа – поддерживать себя в отличной форме, чтобы не потерять свое место под солнцем!
   Ася, казалось, начала понимать жизненные приоритеты Аллы.
   – Как давно вы уехали из России?
   – Двадцать восемь лет назад.
   – Сколько раз вы были на родине за это время?
   – Нисколько… – немного смутилась Алла.
   – А ваша бабушка?
   – Да… с ней как-то нехорошо получилось… Так быстро время летит. Правда, я посылала ей поздравления на Новый год, то есть на Рождество…
   Ася вздохнула и, открыв папку с документами, погрузилась в их изучение, чтобы Алла не видела выражения ее глаз.
   – Что сейчас произошло такого, что вы приехали на родину, забросив свои занятия собой?
   – Как-то случайно в Америке я нашла старые фотографии, на которых я запечатлена с бабушкой в ее квартире в Москве. Муж у меня коллекционер, человек, занимающийся бизнесом и хорошо разбирающийся в предметах искусства. Именно он и заметил на стенах бабушкиной квартиры ценные полотна, то есть картины. Я сразу же прилетела сюда и с удивлением узнала, что квартира моей бабушки отписана какому-то пансиону.
   – Пансиону? – переспросила Ася.
   – Ну, да. Вроде как мою бабушку три года назад разбил паралич, и ей посоветовали «добрые» люди переехать жить в частный дом престарелых, а взамен этого завещать им свою квартиру со всем имуществом. Это что же такое творится?! Обман и воровство на законных основаниях! Я ездила в пансион под названием «Прогресс». Это наглость! Директриса пансиона Лилия Степановна открыто посмеялась мне в лицо. Она отдала мне все ксерокопии документов переоформления бабушкиной квартиры на их «Прогресс». Она словно издевалась надо мной, говоря, идите, мол, проверяйте, сколько хотите, вы ничего не добьетесь, так как у нас все законно.
   Ася произнесла:
   – У вас один выход: если ваша бабушка составит другое завещание и признает вас единственной наследницей. Может быть, она согласится, если вы заберете ее себе? Если узнает вас, конечно… Вы вообще видели ее, когда приезжали в пансион?
   – Нет… а зачем? Я разговаривала с директрисой, мне надо было урегулировать свои материально-имущественные дела.
   Ася уныло посмотрела в окно.
   «Что у меня за профессия? Почему я должна общаться с людьми, которые мне крайне неприятны?»
   – Эти чудовища из дома престарелых подстраховались! – Алла взяла свои ксерокопии документов и начала ими обмахиваться. – Мою бабушку признали недееспособной, и теперь все дела за нее ведет руководство пансиона.
   – Боюсь, в таком случае я ничем не смогу вам помочь, – проговорила Ася, просматривая документы, – если только не созывать новую психиатрическую экспертизу через суд. Но тогда еще надо будет долго и нудно доказывать судье необходимость этого.
   – У меня нет времени ждать, я уже должна уезжать в Америку!
   – Сожалею, но бумажная волокита в России осталась. К тому же нет гарантии, что ценные картины уже не распроданы попечителями вашей родственницы.
   Алла погрустнела:
   – Мне рекомендовали вас как хорошее адвокатское бюро, берущееся за сложные дела.
   – Сожалею…
   – Сожалеть будете потом, когда я подам на вас в суд за профнепригодность! – закричала Алла, вскочила и, взяв свои документы, выбежала из комнаты, громко хлопнув дверью.
   – Ну и стерва! – протянул Анатолий Александрович, подмигивая Асе.
   – Пренеприятнейшая особа, – согласилась с ним Зинаида Леонидовна.
   – Я на обед, – сказала Ася, беря сумку и пиджак со спинки стула, – с перерыва я не вернусь, сразу же еду в СИЗО.
   – Тогда до вечера? – встав со стула и заискивающе заглядывая в ее карие глаза, спросил Анатолий.
   – В восемь часов, – подтвердила Ася, думая, что если постараться, то она отмучается с ним и за полчаса.
   Полдня она провела в беседах с двумя клиентами в тюрьме, один из которых был задержан за сексуальные домогательства, а другой – за пьяный дебош. Ася старалась не думать о предстоящем свидании с Анатолием Александровичем. Но стрелки часов неумолимо приближались к назначенному времени, ноги Аси стали ватными – она не хотела идти домой. Она вспоминала улыбку Сережи, его фигуру, насмешливые зеленовато-коричневые глаза…
   «Нет, я не о том думаю, – оборвала Ася полет своей мечты, – я должна думать о толстых ногах в коротких брюках, зычном голосе, а также о том, что завтра Анатолий Александрович поставит еще одну галочку в своем блокноте с телефонами в длинном списке женских имен. Я должна думать о том, что больше не смогу есть пирожки Ксении, так как они попросту застрянут у меня в горле».
   Ася судорожно вытрясла содержимое своей сумки на столик в столовой, где она пила десятую за сегодняшний день чашку кофе, и набрала номер мобильного телефона мужа Яны.
   – Ричард, это я, Ася. Не смог бы ты сделать для меня доброе дело?
   – Здравствуй, Ася. Все, что угодно.
   – Я сегодня вечером буду страшно занята и совсем забыла, что в восемь часов вечера ко мне домой придет сантехник. Не мог бы ты приехать ко мне и дождаться его прихода? Запасные ключи от моей квартиры есть у Яны и у моей соседки по лестничной клетке. Она вечерами всегда дома, а я предупрежу ее.
   – Хорошо, буду у тебя в девятнадцать тридцать. Может быть, я сам смогу что-то сделать? – поинтересовался Дик.
   – Спасибо, не надо, Ричард. Доверимся профессионалам… Ты не обращай на этого сантехника внимания, он несколько странный и рассеянный. Он даже может прийти с цветами и без инструментов, мне кажется, он слегка влюблен в меня.
   – Не беспокойся, все будет хорошо.
   – Спасибо, Дик! Привет Яне.
   – Целую. Пока.
   Анатолий Александрович с ужасом созерцал высокого мужчину с широкими плечами и страшным шрамом через всю левую щеку, полудлинные вьющиеся волосы его лежали на вороте рубашки кремового цвета, расстегнутой на одну пуговицу.
   – Сантехник? – спросил мужчина у него, осматривая Анатолия Александровича с цветами и бутылкой дорогого коньяка в коробке в руках.
   – Я?.. А…
   – Заходите, я жду вас. – Ричард взял цветы и буквально втащил окаменевшую фигуру адвоката в комнату. – Не время пить, выпьем, когда закончите работу. Меня Ася предупредила, что вы придете чинить кран.
   – Да?! – искренне удивился Анатолий Александрович.
   – Сантехнические инструменты в ванной, прошу вас, приступайте.
   – Спасибо, – пролепетал Анатолий и поплелся в ванную, спотыкаясь и стукаясь обо все углы, понимая, что романтического ужина, на который он рассчитывал, не будет.

Глава 9

   – Жанна и Роман, супружеская пара каскадеров, которые согласилась нам помочь.
   Григорий Андреевич уныло опустил плечи, задумываясь, кто из них более сумасшедший – Яна или Ричард?
   – Значит, вы не отказались от своей идеи разыграть перед вашей женой серьезное преступление?
   – Да, пусть Яна почувствует себя необходимой в настоящем деле. Что ей эта ваша слежка за неверной супругой?
   – Вы не правы! Яна Карловна довольна своей работой, да и с этим делом не все так гладко… – попытался заступиться за Яну Григорий Андреевич.
   Но у Ричарда при всех его достоинствах был один крупный недостаток, он не хотел ничего слышать, когда считал, что он прав, и слышал в этот момент только себя.
   – Я представляю себе инсценировку следующим образом, – сказал Ричард, – вы даете моей супруге задание понаблюдать за определенным пунктом обмена валюты. Якобы до вас дошла информация, что на него может быть совершено нападение. Яна прибывает на место. Жанна выходит из пункта обмена валюты, он, кстати, располагается в здании одного коммерческого банка, на ней будет надето что-нибудь яркое и вызывающее, чтобы привлечь внимание. Роман на мотоцикле заезжает на тротуар, и они разыгрывают сцену, будто он ее сбивает, вырывает сумку и скрывается с места преступления. Зная Яну, могу смело предположить, что на месте ей не усидеть. Яна на машине преследует преступника, Роман завозит ее в тупик и сдается.
   – Прямо вот так просто? Сдается беззащитной женщине? – недоверчиво переспросил Григорий Андреевич.
   – Нет, там случайно будет проезжать милицейская машина с переодетыми друзьями каскадеров. Яна выступает в роли свидетеля и сдает нарушителя в руки правосудия. Она счастлива, что смогла помочь и что преступник обезврежен. А за ребят не беспокойтесь, они профессионалы, и никто из них не пострадает.
   Яна, заехавшая по делам в свою стоматологическую клинику, и не подозревала, что за ее спиной строятся козни. Она весело щебетала с Викой – администратором, когда зазвонил ее сотовый телефон.
   – Яна Карловна… – раздался какой-то безжизненный голос Григория Андреевича, – готовится ограбление банка… тьфу, то есть ограбление обменного пункта валюты… или женщины, выходящей из банка… Нам поступили сведения, что будет совершено нападение… вы должны сейчас поехать туда и посмотреть, то есть пронаблюдать… то есть предотвратить нападение. Ограбление будет произведено примерно в пятнадцать часов по адресу…
   Шеф Яны отключился, а она на минуту оцепенела с трубкой в руке. Такого бреда она еще не слышала. Яна растерянно посмотрела на Вику и прошептала:
   – Знаешь, Вика, я, видимо, чего-то не понимаю в этой жизни. Раньше я сетовала, что мне не доверяют в детективном агентстве ничего серьезного, ни во что меня не ставят. А сейчас мой начальник, по-моему, хватил лишку. Он решил, что я в одиночку смогу предотвратить ограбление то ли банка, то ли обменного пункта валюты… Он посылает меня предотвратить это преступление.
   Вика с уважением посмотрела на Яну.
   – Я думаю, что ты в детективном агентстве на хорошем счету… – протянула она.
   – Слишком уж… ну да ладно, я улажу этот вопрос! – Яна решительно встала, твердо приняв какое-то решение.
   Уже за рулем своего «Пежо» Яна задумалась:
   «Интересно, а если переложить выполнение порученного мне задания на других, Григорий Андреевич обидится? Ведь главное – это положительный результат, а какими средствами я достигну этого результата, не так уж и важно! Съезжу я лучше к Дмитрию Ивановичу и доведу до конца мое первое дело!»
   И Яна набрала номер их знакомого с Ричардом следователя Евгения Павловича и сообщила ему о полученной информации из достоверных источников. Потом Яна с легким сердцем и чистой совестью направила свой автомобиль к пансиону «Прогресс».
   Подъехав к «Прогрессу», она оставила машину неподалеку и подошла к высокому, плотному забору. Они договорились встретиться здесь. Яна должна была передать маленький фотоаппарат Дмитрию Ивановичу, чтобы он смог сделать для клиента Яны фотографии.
   Встречи родственников с подопечными пансиона носили строго ограниченный характер, проходили в присутствии персонала, дабы не травмировать плохими новостями из дома, по словам Лилии Степановны Песцовой. Все передачи тщательно просматривались, и фотоаппарат, который Яна принесла для своего напарника как его хобби, был тут же забракован.
   – Когда вы привезли своего родственника к нам и подписали все бумаги, вы тем самым передали нам все полномочия опеки над ним. Теперь мы отвечаем за состояние его здоровья и жизнедеятельности. Нам не надо, чтобы старый человек скакал по лужайкам и нервничал, получится фотография или нет, – пояснили Яне.
   – Завтра в саду на прогулке подойди к дальнему ограждению, – шепнула тогда Яна Дмитрию Ивановичу и, чмокнув его в щеку, удалилась.
   И вот теперь она уже устала стоять у забора, периодически стуча по нему рукой.
   – Дмитрий Иванович, вы здесь? Дмитрий Иванович, это Яна…
   – Дмитрий Иванович лежит, он решил отдохнуть после обеда, – произнес четкий женский голос за спиной Яны.
   Яна мгновенно обернулась и столкнулась со взглядом прозрачно-голубых глаз Алисы.
   – А я… тут… ехала мимо, дай, думаю… проверю, как тут поживает дедушка… – глупо улыбаясь, пролепетала она.
   – Ну да, я слышала, как в вас проснулись чувства любви к старику, – скептически улыбаясь в ответ, ответила жена Бориса Андреевича.
   – А вы, девушка, не очень-то приветливы.
   – Извините, просто я всегда за то, чтобы старики доживали с семьей, а не в таком пансионе.
   – Странно, ведь вы работаете в нем… Ваши слова могут не понравиться Лилии Степановне.
   – Мне все равно, – лаконично сказала Алиса.
   – Ладно, не бойтесь, я не скажу, – примирительно произнесла Яна, – но и вы окажите мне, пожалуйста, услугу.
   Алиса вопросительно посмотрела на нее.
   – Я хотела передать Дмитрию Ивановичу фотоаппарат, он без него не может жить. Фотоаппарат не приняли в передачу, вот мы и договорились, что я перекину его через забор. Что такого, если старый человек сфотографирует закат солнца или беззубую улыбку какой-нибудь знакомой бабульки?
   Алиса пожала худенькими плечами.
   – У администрации свои правила, но мне не жалко, я передам ему фотоаппарат, – Алиса взяла его из рук Яны и пошла, перебирая стройными ножками, к воротам «Прогресса».
   «Какая я хитрая, – подумала Яна, ухмыльнувшись, – заодно и ее проверю, передаст фотоаппарат или нет? Она и не подозревает, что несет оружие против себя!»

Глава 10

   – Все уже собрались, никто не рискнул опоздать, зная про вашу пунктуальность.
   – Для всех, кроме Яны и Агриппины Павловны, меня нет, – сказал Ричард, беря документы.
   В просторном кабинете Ричарда за длинным столом для совещаний сидели все заведующие секциями его торгового комплекса и директора фирм, арендующие помещения у него в здании для своих офисов или магазинов.
   – Господа, – начал свою речь Ричард, – я позвал вас для того, чтобы сообщить, что большую часть первого этажа хочет арендовать один коммерческий банк. Познакомьтесь с директором банка Олегом Олеговичем Раевским.
   Мужчина в летах, небольшого роста, подтянутый и спортивный, кивнул присутствующим.
   – Я вызвал вас узнать ваше мнение об этом, – добавил Ричард.
   – Вы директор, вам и решать, – протянула молодящаяся женщина – директор туристической фирмы, разместившейся на первом этаже, закидывая ногу на ногу и обнажая при этом загорелое гладкое бедро.
   Ричард скользнул глазами по ее ногам и продолжил:
   – Банк даст нам много положительных моментов. Во-первых, новых клиентов для всех ваших и моих магазинов. Во-вторых, принесет еще больший оборот денег. Олег Олегович установит банкоматы, и покупатели смогут здесь же снимать требуемые суммы денег и оплачивать покупки.
   – Олег Олегович, вы будете оформлять кредиты? – поинтересовался директор ювелирного салона.
   – Я рассматриваю это предложение Ричарда Тимуровича, но только для покупателей торгового центра.
   – Появятся пункты обмена валюты. Со своей стороны мы обеспечим хорошую территорию банку, много клиентов и охрану. По-моему, это взаимовыгодное сотрудничество. У кого-то есть возражения? – Ричард оглядел собравшихся темными глазами.
   – Извините, Ричард Тимурович, – директор туристической фирмы Варвара Витольдовна томно закатила искусно накрашенные глаза, – но сейчас офис моей фирмы находится на первом этаже. Где же теперь мы будем размещаться? Где нам, бедненьким, придется ютиться?
   – Ютиться никому не придется. Ваш офис и пункт прачечной мы перенесем на второй этаж, на лучшую территорию. Я потесню свой супермаркет.
   – Я хотела бы остаться на первом этаже, – упрямо поджала пухлые губки Варвара Витольдовна.
   – Вы не можете остаться внутри помещения банка, я не думаю, что это хорошая идея, – нахмурился Ричард.
   – Мы согласны переехать, Ричард Тимурович, – ответил мужчина средних лет, представляющий интересы сети прачечных, – только с сохранением телефонного номера, так как у нас уже много постоянных клиентов.
   – Естественно, ваши номера останутся за вами, – успокоил его Ричард.
   – А я не согласна! – перекрыл общий гул голосов истеричный выкрик Варвары Витольдовны. – Если только вы, Ричард, не попробуете переубедить меня в турне на двоих в любую точку земного шара, я могу это устроить в ближайшие выходные, – нагло заявила она, поменяв ноги. Варвара Витольдовна, видимо, думала, и зря, что ее самое сильное место – это ее ноги. Отсюда, вероятно, было ее пристрастие к коротким юбкам, дорогим чулкам и туфлям на высоченных каблуках.
   Ричард побагровел. Все присутствующие делали вид, что они ничего не слышали.
   – Варвара Витольдовна, – прокашлялся Ричард, – мы вас очень уважаем, но тем не менее нам, наверно, придется расстаться с вашей фирмой. Мне искренне жаль, но контракт на аренду помещения с банком для меня, несомненно, более выгоден.
   – Ладно! Ладно! – махнула рукой директор туристической фирмы. – Мы тоже согласны на перемещение, каменный вы наш! Непонятно, что вы нашли в такой сумасбродной особе, как ваша жена?
   – Давайте не будем сейчас обсуждать личные качества моей жены! – резко прервал ее Ричард, который уже начал терять терпение. Он даже пожалел, что когда-то сдал в аренду этой озабоченной особе помещение. С тех пор она преследовала его. Постоянно приносила какие-то буклеты на секс-туры в Азию, на эротические оргии в африканские деревни. При этом Варвара Витольдовна предлагала свою особу в качестве гида.
   – Не скажите! – встала в позу Варвара Витольдовна. – Дела вашей жены нас очень даже касаются! Если она влипнет в судебное разбирательство, вы все свои и наши деньги спустите на адвокатов.
   – Почему моя жена должна обязательно влипнуть в судебное разбирательство? – раздраженно отреагировал Ричард.
   – Насколько мне известно, оно ей уже грозит, не так ли? – обратилась она к директору магазина женского белья, принадлежащего Ричарду. – Тучи уже сгустились у нее над головой.
   Ричард перевел взгляд на съежившегося на глазах Дениса Сергеевича.
   – В чем дело?
   – Я собирался сам в ближайшее время рассказать вам, шеф…
   – В чем дело? – повторил Ричард, не повышая голоса, играя желваками на щеках.
   – Яна Карловна приходила к нам и приобрела пару комплектов нижнего белья…
   – Это не преступление! Или она не расплатилась?! Но магазин мой! Вы что, не могли принести мне чек на любую сумму, на которую она приобрела товар?!
   – Дело не в этом… – проблеял вспотевший Денис Сергеевич.
   – Тогда в чем?!
   – У нас в одной из примерочных кабин сломался крючок для одежды…
   – Вы что издеваетесь?! – взревел Ричард. – Моя жена сломала крючок, и вы из-за этого хотите подать на нее в суд?!
   – Нет, что вы!! Крючок был сломан еще до ее прихода!
   – Вы хотите, чтобы Яна прибила другой?!
   – Нет, конечно! Просто Яна Карловна, выбирая между двумя бюстгальтерами, решила повесить их рядом и сравнить, – лепетал директор секции женского белья.
   – Ну и что?!
   Денис Сергеевич вздохнул, вытирая узкий лоб такой же узкой ладонью.
   – Один бюстгальтер она повесила на крючок, а другой…
   – Ну?!
   – Другой повесила на шпильку, которую воткнула в щель кабины… – выдохнул Денис Сергеевич.
   – Все!! Хватит!! Мне надоело слушать этот бред! Я все понял! Моя жена испортила вашу драгоценную кабину!
   – Нет, Ричард Тимурович, успокойтесь, – простонал Денис Сергеевич, – она чуть-чуть выколола глазик моему сотруднику…
   Ричард оторопел:
   – Как это… чуть-чуть выколола глазик?
   – Ну… – замялся Денис Сергеевич, – у нас в отделе женского белья работает один паренек, Виталик, очень симпатичный и смышленый мальчик. Ну, понимаете, толковый парень. Дамам, особенно в возрасте, очень нравится, когда он помогает им в выборе белья. Виталик даже помогает им застегивать бюстгальтер или грацию… Вы ведь понимаете, о чем я говорю, шеф? – Директор магазина обратился к онемевшему Ричарду, словно тот всю жизнь носил бюстгальтеры и грацию и постоянно испытывал неудобства при их застегивании. Денис Сергеевич, не получив от Ричарда ответа, продолжил свой незатейливый рассказ, облизав пересохшие губы:
   – У нас даже появились постоянные клиентки, которые приходили в смену, когда работал Виталик. Им нравилось, как он застенчиво мял кружевное белье в своих нежных руках и краснел, восторгаясь формами покупательницы. Есть дамы, которые приходят одни, без спутников, и получают удовольствие от того, что на них в неглиже с неподдельным восхищением смотрит чужой, симпатичный, молодой человек. Бывают откровенно уродливые дамы, у которых нет мужчин, а Виталик смотрит на них и в каждой находит изюминку, такая у него работа! Кстати сказать, ему в таких случаях достаются неплохие чаевые! Проказник! Он мог… Ой, извините, я отвлекся. Ну, так вот! Поэтому я и закрывал глаза на некоторые его шалости. Иногда он любил подсматривать за тем, как дамы примеряют белье в кабинках. Виталик заходил за ширму и смотрел в ту самую щель, в которую Яна Карловна вставила шпильку. Конечно, она и предположить не могла, что за ней подглядывают! Но до нее ни одной женщине не приходило на ум вставить что-либо в эту щелку. Когда Яна Карловна пришла к нам, Виталик с радостью предложил ей свои услуги, но вы же знаете независимость вашей жены! Она пресекла его потуги в самом зародыше, набрала белья кричащих расцветок и уединилась в примерочной кабине. Виталик, обидевшись, решил подсмотреть за женой хозяина, а в итоге получилось то, что получилось. Сейчас он находится в глазном отделении городской больницы. Врачи спасли ему глаз и даже обещают процентов на восемьдесят восстановить зрение. Но у Виталика есть богатые покровительницы, они раздосадованы тем, что их любимец не работает. Они навестили его в больнице и насоветовали мальчишке подать на Яну Карловну, как на даму весьма состоятельную, в суд за нанесение тяжких телесных повреждений. Так что Яне Карловне скоро придет повестка в суд… – грустно закончил Денис Сергеевич, посматривая на Ричарда.
   Все сотрудники ошарашенно смотрели на шефа, который машинально в течение всего этого рассказа переключал кондиционер с самого теплого режима на самый холодный и обратно. С минуту длилось молчание. Затем Ричард в упор посмотрел потемневшими глазами на Дениса Сергеевича и хрипло сказал:
   – Слушай меня внимательно! Ты с сегодняшнего дня у меня больше не работаешь! Твой Виталик тоже! Передай этому жиголо, что если он не заберет свое заявление, то я вышибу ему второй глазик! И я думаю, вряд ли его слепого будут катать в инвалидной колясочке его покровительницы, если он не сможет больше по достоинству оценить их формы! Ты знаешь, что я не шучу! Правильно Яна сделала! А теперь пошел вон! Я ясно выразился?!
   Денис Сергеевич, знавший, что с Ричардом шутки плохи, встал и, быстро собрав бумаги в папку, заспешил на выход.
   – Стой! – Громогласный возглас Ричарда заставил остановиться в дверях теперь уже бывшего директора магазина женского белья.
   Ричард нагнал его двумя скачками, прохрипев:
   – Я увольняю тебя, так как ты был в курсе, что сотрудник-маньяк подсматривает за клиентками, а за то, что ты знал, что он пошел подглядывать за моей женой, получи от меня лично! – И Ричард ударил его кулаком по лицу.
   Денис Сергеевич как стоял, так и вывалился спиной в приемную, открыв дверь затылком, под звонкий крик секретаря шефа. На душе у Ричарда стало сразу же легче.
   – Извините за небольшое недоразумение, свидетелями которого вы стали, – извинился он перед сотрудниками.
   – Ну, что вы, шеф, мы понимаем ваши чувства, так ему и надо… – раздались вокруг возгласы.
   Одна Варвара Витольдовна со вздохом произнесла:
   – Ну вот, узнаю обо всем в последнюю очередь… если бы я знала раньше, что в нашем торговом комплексе молоденький мальчик помогает выбирать белье… я бы отоваривалась только там!
   – В принципе собрание можно считать законченным, так как никто, насколько я понимаю, против открытия филиала коммерческого банка в нашем торговом комплексе не возражает? – спросил Ричард, пропуская реплику заведующей туристической фирмой мимо ушей.
   Включился селектор, и тревожный голос Лены произнес:
   – Ричард Тимурович! К вам пришли.
   – Я же сказал, Лена, чтобы меня не беспокоили, а если я сломал нос этому негодяю…
   – Из милиции! – оборвала его Лена, пока шеф не ляпнул лишнего.
   – Из милиции? – удивился Дик.
   – Что им надо? – зашушукались сотрудники.
   – Может быть, Яна Карловна еще кому-нибудь воткнула шпилечку? – ехидно протянула Варвара Витольдовна, смахивая соринку с округлой коленки.
   В кабинет Ричарда ввалился грозного вида следователь с бычьей шеей и толстыми щеками и два сотрудника в штатском.
   – Ричард Тимурович?! – гаркнул следователь и коротко представился: – Царьков.
   – Я! – ответил Дик, словно на перекличке в пионерском лагере, пригладив взлохмаченные волосы.
   – Проедемте с нами в управление, – четко выговаривая слова, произнес следователь.
   – На каком основании? – возмутился Ричард.
   – Вы обвиняетесь в организации нападения на банк на углу Тенистой улицы. Свидетели, которые утверждают, что именно вы наняли их разыграть это представление, правда, неясно, для каких целей, задержаны.
   Ричард побледнел:
   – Позвольте, я все объясню! Это было не по-настоящему, все было разыграно! Я надеюсь, никто не пострадал?
   – Вот в управлении и объясните, а также всему подразделению ОМОНа, что сорвали им весь рабочий день. Спасибо какой-то молодой женщине, судя по голосу, что дала нам наводку на готовящееся ограбление. Все вам богачам заняться больше нечем! Беситесь с жиру!
   Ричард молча взял пиджак и направился за сотрудниками милиции. По тому, как заикал Олег Олегович, он понял, что Варвара Витольдовна и дальше сможет пугать посетителей своими обнаженными бедрами на первом этаже, так как аренда помещения для банка уже явно не нужна его владельцу. Вряд ли теперь уверения Ричарда, что это ошибка и что у него в торговом центре банку Олега Олеговича ничто не грозит, будут достаточно убедительны.

Глава 11

   Ричарду пришлось проявить весь свой адвокатский талант, объясняя милиции, что за представление разыгрывалось сегодня у коммерческого банка. Большую помощь ему оказал Евгений Павлович, знакомый следователь. Друг помог Ричарду отделаться административным штрафом, то есть просто взяткой. В любом случае Ричард получил предупреждение от органов внутренних дел и чувствовал себя очень неудобно перед людьми, занимающимися серьезным делом, которых сорвали на вызов из-за его дурости. Он не понимал, почему главная героиня, то есть Яна, для которой разыгрывался весь этот спектакль, так и не прибыла на место происшествия, да, честно говоря, и не хотел ничего знать. Ричард обрадовался, что Яна осталась в полном неведении, и постарался замять всю эту некрасивую историю.
   Он с утра встал, принял холодный душ, побрился, надел бледно-желтую шелковую рубашку, горчичного цвета костюм из дорогого сукна и спустился в столовую к завтраку. За большим овальным столом уже сидели Яна в белом брючном костюме, сын Вова на детском стульчике и Агриппина Павловна в темном платье и нарядном фартуке с оборками. Яна светилась счастьем деловой женщины, день которой расписан по минутам. Она одной рукой держала фарфоровую чашку с кофе, а другой кормила ребенка кашей. Агриппина Павловна разрезала горячий яблочный пирог. Ричард на секунду задержался на ступеньках лестницы и залюбовался семейной идиллией.
   – Вот бы так было всегда… – размечтался он, – ради такого счастья я готов на многое!
   – Я налила тебе кофе, – поприветствовав его, сказала Яна.
   – Доброе утро, спасибо.
   Ричард расположился напротив жены и, окинув ее взглядом темных глаз, поинтересовался:
   – Как твои дела в детективном агентстве, дорогая?
   – Отлично. Мне там очень нравится работать. Сначала меня приняли в штыки, но я докажу, что способна на расследование запутанного дела!
   – Запутанного дела?! – напрягся Ричард. – Мне же говорили, что ты занимаешься слежкой за неверной супругой?
   – Кто тебе говорил? – удивилась Яна, и ложка с кашей для ребенка замерла на полпути.
   Ричард подавился кофе.
   – Очень горячий… – виновато улыбнулся он.
   – Ты не ответил на мой вопрос.
   – Ты же мне и говорила…
   – Я этого не помню, – нахмурила лоб Яна.
   – Ты просто забыла. Мне пора! – прервал зыбкую тему Ричард и, поцеловав Вову, вышел из дома. Скоро Яна услышала, как отъезжает его «Мерседес».
   – Ой, мой бедный мальчик, совсем не позавтракал! – сокрушенно произнесла домоправительница. – Так торопился, что забыл свою папку с документами, а у него сегодня важное совещание! – забеспокоилась Агриппина Павловна.
   – Я завезу ее ему, – пообещала Яна, доедая кусок пирога и запивая его последним глотком кофе.
   Секретарь Ричарда Лена с неприязнью рассматривала трех девиц, расположившихся в приемной Ричарда Тимуровича и поджидавших его прихода. Лена испытывала к своему шефу платоническую любовь и была ему очень предана, несмотря на то что Ричард безоглядно влюблен в свою супругу. Лена уже смирилась с тем, что жена обожаемого ею шефа является бесшабашной и экстравагантной особой. Лена даже по-своему успела привязаться к Яне, и теперь она бережно охраняла их семейное счастье и строго блюла супружескую верность Ричарда.
   «Пусть хоть в мечтах один мужчина останется порядочным…» – думала Лена.
   Девицы были все, как одна, красивые, молодые и стройные, правда, одетые черт знает во что. На одной красовалась короткая красная лакированная юбка, на другой – черные чулки с поясом и малюсенькие шортики с серебристым отливом, а на третьей был надет сетчатый мешок, сквозь который проглядывало голое тело. Две из них были крашеными блондинками, а одна – яркой брюнеткой.
   «Все крашеные! – со злостью подумала Лена. – Не то что у Яны Карловны, у нее натуральный цвет!»
   – Девушки, – лилейным голосом произнесла секретарь, – а вы по какому вопросу к Ричарду Тимуровичу?
   – По личному, – блеснула белозубой улыбкой одна из блондинок с короткой стрижкой.
   Лена тяжело вздохнула и тут же с облегчением вскочила со своего места, завидев шефа.
   – Ричард Тимурович, тут к вам три девушки!
   – Хорошо! Проводи всех в мой кабинет. Очень здорово, что они пришли!
   – А кто они?
   – Профессиональные актрисы.
   И все три разряженные девицы прошмыгнули мимо рассерженной Лены.
   Девушки расположились в кабинете Ричарда, изящно закинув ногу на ногу. Ричард сел напротив них, облокотившись о стол. Одна из девушек, лукаво улыбнувшись, сказала:
   – Извините, Ричард, что мы в таком виде. Мы прямо со съемок фильма, где играем профессиональных проституток. Не было времени переодеться.
   Одна из девушек со светлыми волосами была той самой девушкой Жанной, которая участвовала в «ограблении банка».
   – Я рассказала Оле и Диане, что вам требуется. Изобразить труп, чтобы ваша жена обнаружила его и поверила в происходящее, а также обезвредила убийцу. Надеюсь, все пройдет более удачно, чем в прошлый раз, когда мы с Ромой загремели в милицию, неся сущий бред. Правда, мы не до конца понимаем, для чего вам это надо?
   – Моя жена, чувствуя себя сыщицей, очень счастлива. У нас в доме установились мир и покой, она не влезает больше ни в какие неприятные истории, что мне еще надо?
   – Странное представление у вашей жены о мире и покое…
   Вдруг одна из присутствующих девушек шмыгнула носом, и все собравшиеся посмотрели на нее.
   – Извините, у меня несколько дней назад умерла собака, ей было двенадцать лет. Она всю жизнь жила у нас… я никак не могу успокоиться…
   – Какой породы был пес? – спросил Ричард.
   – Ротвейлер, кобель. В доме теперь такая пустота… Никто не ходит по коридору, не стучит миской с кашей на кухне, не храпит в кресле… Я еще не привыкла, так и кажется, что он сейчас войдет в комнату и тюкнется мне в коленки мокрым черным носом. – И девушка заплакала, приложив руки к лицу.
   Все кинулись ее утешать. Ричард достал бумажный носовой платок.
   – Не плачь! Тебе надо взять щенка, он отвлечет тебя от грустных мыслей.
   – Он не заменит мне Джеральда…
   – А ты бери собаку не в замену старой, а как нового друга. У моих друзей во Франции есть две суки породы ротвейлер, они их периодически вяжут, хочешь, я достану для тебя хорошего щенка? – предложил свою помощь Ричард.
   – Хочу… – размазывая косметику на лице, ответила девушка.
   – Хорошо, я свое слово сдержу, только скажи, какого пола хочешь щенка?
   – Кобелька… мальчика… как мой Джеральдик…
   Яна припарковала свой автомобиль у торгового комплекса на специально отведенном для нее месте на автостоянке рядом с «Мерседесом» мужа и вышла, держа папку с документами Ричарда под мышкой.
   – Привет, Леночка, – поздоровалась она с секретаршей мужа.
   Та встрепенулась.
   – Яна Карловна, давно вы к нам не заходили!
   – Я вся в делах! Мой у себя?
   – У себя…
   Яна решительно пошла к двери. Лена, вскочив в мгновение ока, своим щуплым телом преградила ей путь. Вид у нее был, словно она бросилась на амбразуру.
   – Не ходите туда!
   – Лена, я должна передать ему документы.
   – Оставьте их мне, я передам! Не ходите в кабинет!
   – Лена, что с тобой?! Почему? – недоумевала Яна.
   – Яна Карловна, вы должны сохранить свою семейную жизнь с Ричардом Тимуровичем! – горячо сказала Лена.
   – Я постараюсь, Лена. – Яна заметила, что еще немного – и у секретарши ее мужа начнется истерика. Щеки ее пылали, а глаза лихорадочно блестели.
   – Обещаете мне?
   – Обещаю!
   – Тогда сейчас вы должны тихо уйти.
   – Что?
   – Да, просто уйти и сделать вид, что вас здесь сегодня не было вовсе! Вы ни в коем случае не должны заходить к мужу в кабинет. И вообще, вам надо предупреждать Ричарда Тимуровича о своем приходе по телефону!
   – Но почему?! – Яна начинала терять терпение.
   – Лучше вам, Яна Карловна, ничего не знать, и тогда все пойдет по-прежнему.
   – Нет, Лена, по-прежнему уже ничего не пойдет, пока я не узнаю, в чем дело?!
   – Так я и предполагала с самой первой минуты, зная ваш неугомонный характер, – сокрушенно сказала Лена, обмякнув и сникнув. – Поймите, Ричард Тимурович очень положительный мужчина, он прекрасный человек, начальник, заботливый муж и отец, и у него могут быть свои слабости. Да, даже такие мужчины иногда хотят отдохнуть от семьи. – Голос Лены дрожал.
   – Я все понимаю, – успокаивала Яна, усаживая секретаршу на стул и гладя ее по голове, как ребенка.
   – И вы должны простить ему это! Сделать вид, что ничего не знаете. Именно так поступают мудрые женщины. Иначе вы можете его потерять. Кто знает, если его обман вскроется, может быть, он уйдет к одной из этих… они молоды и красивы и уж наверняка знают, как удержать мужчину!
   – У Ричарда кто-то есть?! – догадалась Яна, и ее тонкие брови поползли вверх.
   Лена, всхлипнув, качнула головой в знак согласия.
   – У него в кабинете три красивые девушки. Надо отметить, что встрече с ними он был очень рад.
   – Что ты говоришь всякие глупости! Скорее всего, Ричард организует показ одежды из своих салонов и пригласил моделей для беседы! Я уверена в порядочности своего мужа!
   – Он сказал, что они профессиональные актрисы, но я-то знаю… Я десять лет работаю секретарем и научилась разбираться в людях. Они – проститутки, девочки по вызову, как вам будет угодно! – гордо подытожила Лена.
   – Леночка, нажми, пожалуйста, вон ту кнопочку, – заискивающим голосом попросила Яна, показывая на кнопку селектора.
   – Что вы, Яна Карловна! Вы же знаете, что я никогда…
   – Знаю! Но сейчас ты должна пожертвовать своей репутацией ради спасения нашей семьи! – возразила Яна, прекрасно зная, что Лена часто подслушивает их с Ричардом разговоры.
   Лена, вздохнув, нажала на кнопку. Теперь они обе прекрасно слышали все, что происходило у Ричарда в кабинете.
   – Как вы думаете, Ричард Тимурович, если ваша жена наткнется на меня, висящую в туалете с пеной у рта, с синим гримом, она поверит, что перед ней труп, и не будет проверять мое сердцебиение? – раздался нежный женский голосок.
   – В это трудно не поверить, – ответил ей приятный баритон с хрипотцой Ричарда.
   – А может быть, мне встретиться с ней в темном переулке с ножом, торчащим из живота, залитого кровью? Схватиться за нее и голосом умирающей сообщить приметы преступника?
   – А еще можно топор в спину воткнуть! – раздался другой жизнерадостный женский голос.
   – Не будем перебарщивать, – посоветовал им Ричард.
   Яна с Леной смотрели друг на друга и не могли поверить в то, что услышали. Яна машинально открыла пачку сигарет, лежавшую на столе Лены, и закурила, хотя вообще-то была некурящей. Она задумчиво уставилась в окно, словно представляя, чего бы ей хотелось увидеть больше: труп, подвешенный в дамской комнате, или тело с топором в спине. Выбор, согласитесь, не из легких.
   – Он с ума сошел! – прошептала Лена.
   Между тем через динамик раздавалось:
   – Вдруг ваша жена прямиком бросится в милицию и наши планы будут опять раскрыты?
   – Яна любит действовать сама, – многообещающе успокоил присутствующих дам Ричард, – мне и так милиция потрепала нервы, когда сорвалось наше ограбление банка.
   Ни один мускул не дрогнул на лице Яны.
   – Ограбление банка?! – повторила побледневшая Лена. – Боже, я совсем не знаю этого человека!
   – Представляешь, я, оказывается, тоже?! – проскрипела Яна, чувствуя острую боль в сердце. – Если бы я увидела то, о чем они говорят, я могла бы умереть от страха! У меня нервы в последнее время стали совсем ни к черту!
   – Яна Карловна, Ричард хочет избавиться от вас! Точно! Хочет напугать до смерти и стать снова вдовцом!
   – Со мной жить, конечно, не просто, его в какой-то мере можно понять, – философски заметила Яна, стряхивая пепел в конфетницу, – но избавляться от меня таким варварским способом, это уже слишком!
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →