Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Среди мальчиков левши встречаются чаще, чем среди девочек.

Еще   [X]

 0 

Учебный курс Сравнительное богословие. Книга 5 (Коллектив авторов)

Первая глава «Религиозная система древнего Ирана» открывает раздел о религиозных системах ведического Востока. Уже рассмотренные в рамках курса религиозные системы практически не затрагивали восточные темы (за исключением ислама).

Мы рассматривали западный блок религий и идеологий, а также ислам вне вопроса влияния на их становления религиозных систем ведического Востока.

Первая глава заполняет пробел, остававшийся после автономного (от ведического Востока) рассмотрения основных «мировых» религиозных систем. В ней даётся изложение религиозных истоков и основных заблуждений, которые вошли по меньшей мере в три основные «авраамические» религиозные системы, а также стали мировоззренческой основой идеологии советского периода. Глава расставляет по своим местам источники и последствия крупнейших религиозных иллюзий.

При изучении индуизма и его некоторых разновидности лишь убеждаешься в правильности выводов, сделанных нами в первой главе настоящей книги. В то же время религиозный опыт индуизма хорош тем, что на нём можно проследить развитие восточных религиозных иллюзий: тех, которые не стали достоянием зороастризма. И в первую очередь, конечно, речь идёт о восточных психотехниках. Психотехнические религиозные приложения являются первым весьма интересным аспектом индуизма.

Другим весьма интересным аспектом религиозной системы индуизма является социальная организация индийской цивилизации, которая тесно связана с религиозной доктриной и обе являются единым комплексом, на котором держится сословно-кастовый индийский порядок.

Вторая глава завершает объём пятой книги. Намеченный для рассмотрения объём тем по ведическому Востоку не уместился в пятую книгу, поэтому восточная тема будет продолжена в следующих публикациях.



С книгой «Учебный курс Сравнительное богословие. Книга 5» также читают:

Предпросмотр книги «Учебный курс Сравнительное богословие. Книга 5»


глобальными и региональными процессами социального и экономического развития
ПРОГНОЗНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР

Сравнительное богословие (книга 5, часть III)
учебное пособие
ОГЛАВЛЕНИЕ
 o "1-5" u Часть III (продолжение) Религиозные и идеологические системы  h 2
3.4 Религиозные системы «ведического» Востока (ведически-магическая культура)  h 2
3.4.1 Религиозная система древнего Ирана  h 5
Религия древних «индоиранцев» до Заратуштры  h 5
Возникновение зороастризма  h 10
Авеста  h 18
Общие рассуждения о зороастризме  h 24
«Космогония» зороастризма  h 27
Древнейшие истоки восточного дуализма  h 31
Восточный дуализм: что это такое  h 36
“Справедливость” восточного дуализма  h 42
Образ зороастрийского “Бога”  h 52
Важные исторические этапы  h 59
Восток — дело тонкое  h 64
Эпоха Сасанидов и Рим после Христа  h 69
Религиозный “подкоп” под Запад  h 73
Митра и библейско-церковный Христос  h 79
Отступление от темы Зороастризм — иудаизм — кумранизм — “христианство”  h 81
Зороастризм в “христианских” обрядах  h 92
Зороастризм в канонах “христианства”, иудаизме и исламе  h 96
Восточные иллюзии в светском мировоззрении  h 106
Эхо восточных иллюзий в современном мире  h 122
Заключение  h 127
3.4.2 Религиозная система древней и современной Индии  h 134
Этапы становления индуизма  h 135
Религиозная организация  h 138
Социальная организация  h 142
«Космогония» индуизма  h 146
Высший пантеон и дуализм  h 151
“Образ” высшего божества  h 157
Письменные источники  h 171
Ритуальная практика  h 180
Основы мировоззрения индуизма  h 190
Религиозная мистика и “философия”  h 198
Психологические практики  h 207
Джайнизм  h 215
Сикхизм  h 220
Заключение  h 233

Часть III (продолжение) Религиозные и идеологические системы
3.4 Религиозные системы «ведического» Востока (ведически-магическая культура)
Предыдущей книгой мы закончили анализ крупнейших религиозных и идеологических систем, на основе которых происходит управление обществами, общественными отношениями, самоуправление той части населения земного шара, которую можно назвать «людьми западной концепции». На базе рассмотренных религиозно-идеологических систем тысячелетиями складывалась Западная региональная цивилизация, ставшая к настоящему времени такой, какой мы её знаем. Однако, как мы уже неоднократно говорили, сама Западная региональная цивилизация начала складываться (под контролем «мировой закулисы») на базе ряда национально-государственных религиозных систем, изначально базирующихся в регионах древнего Востока. Когда-то возникли религиозные системы Древнего Междуречья, Древнего Египта, Древних Сирии, Финикии, Палестины, Древней Греции и прочие. А уже на базе религиозной системы Древней Греции была создана религиозная система Древнего Рима — после которой в римской национально-государственной религиозной системе возникло первое библейское христианство, положившее начало современному Западу.
Начиная с античной Греции (V век до н.э.), изначально впитавшей в себя многочисленные религиозные культы классического древнего Востока, в том числе и Ближнего Востока, которые накрепко переплелись с древними мифами, берущими своё начало от Атлантиды — в мире возникли две социально-идейные системы, известные как: Восток (неевропейская система) и Запад (европейская система). Напомним, что возрождение архаичной культуры Древней Греции после эпохи «Великой колонизации» (VIII-VI вв. до н.э.) хронологически совпадает с началом рассеяния евреев и становлением иудейских диаспор. То есть, древнегреческую культуру и иудаизм развивали параллельно — как взаимно вложенные религиозные системы, соответственно для толпы и для мировой “элиты”. Во времена Александра Македонского эту двойную культурную среду удалось быстро распространить на ряд стран классического древнего Востока, Азии и Африки. Это Персия, Месопотамия, Египет, Индия. Внезапная смерть Александра Македонского прервала распространение его империи на этапе вторжения в Аравию. После чего эксперимент по созданию следующей толпо-“элитарной” цивилизации под управлением иудеев и их хозяев был ограничен вначале дееспособностью императоров Римской империи, а затем распространением исторического ислама — с территории Аравийского полуострова, завоевание которого и было прервано внезапной смертью Александра Македонского.
В общем устойчивого толпо-“элитарного” единства у «мировой закулисы» так и не получилось за 3000 лет постоянных попыток его воспроизводства из разных мировых центров под разными религиозно-идеологическими вывесками на стартовой базе разных региональных цивилизаций. В результате в ряде регионов мира помимо цивилизации исторически сложившегося ислама, библейской Западной цивилизации (Западная Европа и США), Русской региональной цивилизации — религиозные системы которых мы уже рассмотрели — сохранились очаги древних цивилизаций, которые с глубокой древности до последнего времени (последних ста лет) оставались практически неизменными в религиозном плане (по сравнению с быстро развивающимся Западом и странами исторического ислама). На базе древних культур сложились региональные цивилизации ведического Востока (такие, какими мы их знаем): Индия, Китай, Япония и другие, которые до последнего времени не были серьёзно поражены библейской культурой и оставались самобытными. Религиозные системы, представленные в этих региональных цивилизация, если и влияли на становление современной Западной цивилизации и Русской цивилизации, то — в гораздо меньшей мере, чем культура древнего Египта, древней Греции и древнего Рима, библейское “христианство” и иудаизм. Поэтому мы пренебрегли их рассмотрением, оставив их напоследок — и будем рассматривать их в основном как отдельные религиозные системы ведического Востока.
В то же время пока осталась без рассмотрения религиозная система зороастризма, которая оказала решающее влияние на организацию содержания систем иудаизма, библейского христианства и исторического ислама. Мы ссылались на зороастризм по необходимости в предыдущих книгах курса, но пока не рассматривали эту религиозную систему более подробно, чтобы не нарушать порядок сравнения содержания религиозных систем — с позиции известного о каждой из них отдельно. Но в этой книге мы рассмотрим три «авраамические» религиозные системы (иудаизм, христианство, ислам) с позиции их соответствия древним индоиранским религиозным представлениям.
Мы назвали культуру стран ведического Востока ведически-магической культурой, являющейся разновидностью ведически-знахарской культуры, указав, что на Западе доминирует своекорыстно-мистерическая магическая составляющая ведически знахарской культуры, а на Востоке доминирует ведически-кастовая составляющая.
Ведически-кастовая магия (в основном практиковалась и практикуется в странах ведического Востока) — основана на практическом расширении уровня сознания, с помощью чего отдельными людьми достигается более высокий уровень возможностей выживания в разных условиях (вплоть до разнообразных чудес Востока). Способность к расширению уровня своего сознания передаётся от учителя к ученикам, что изначально ограничивает круг посвящённых в восточные психологические практики. Сформировавшаяся в ведически-кастовой магии и культуре в течение нескольких тысяч лет система упражнений разного назначения позволяет достичь определённых, заранее предсказуемых результатов в расширении поведенческих, «мистических» возможностей человека. Этот тип магии породил иерархическую организованность населения в устойчивых (до последнего времени) цивилизациях Востока и существует, воспроизводя себя в разных формах, сквозь катастрофы — природные и государственные. В такого рода культуре-магии искажается естественная для людей связь с Богом через душу, совесть и судьбу. Вместо последнего люди осваивают психологические навыки, изменяя свой коллективный духовный мир «под себя» — без разбора и осмысления: что объективно хорошо, а что плохо. Таковы религиозные системы Индии, Китая, Японии.
В то же время древнеиранскую религиозную систему (зороастризм) нельзя полностью отнести к ведически-кастовой магии: в ней много того, что присуще своекорыстно-мистерической магии — которой более подвержены религиозные системы более позднего Запада.
Если говорить ещё шире, то ведически-кастовая магия становится своекорыстно-мистерической тогда, когда в религиозной системе выделяется некая корпорация, стремящаяся осознанно сконцентрировать у себя власть с помощью хорошего овладения эгрегориальной магией на базе развития личностных «духовных» навыков с помощью системы посвящений. Если в какой-либо касте выделяется клан людей, обладающих особыми магическими способностями, этот клан может постепенно подмять под себя всех остальных, создав сперва иерархию по умолчанию (на базе своих «духовных» возможностей), а затем со временем превратив её в иерархию по посвящению.
Иерархии по умолчанию наследует ведически-кастовая магия. А иерархии по посвящению — своекорыстно-мистерическая. Древнейшие религиозные культуры ведического Востока изначально были представлены иерархией по умолчанию, которая изначально складывалась не по социальному статусу, а по «духовно»-мистическим способностям. Но по мере образования устойчивых каст, переход из одной касты в другую становился всё более сложным: для людей из низших каст допуск в высшие был закрыт, а значит, была закрыта и система «духовных» посвящений. С этого момента внутри самих каст магию можно называть ведически-кастовой, а в отношении иерархии каст сложилась своекорыстно-мистерическая магия. Запад же представлен гораздо более динамичной (по сравнению с ведическим Востоком) иерархией по посвящению — в первую очередь — где любая иерархия по умолчанию признаётся «опасной» и «неконтролируемой» и подавляется посвящениями (за исключением иерархии по умолчанию, восходящей к «мировой закулисе» и известной лишь узкому международному клану).
Короче говоря, на Западе любая крупная нелегитимная иерархия по умолчанию признаётся с позиций властных иерархий «преступной», в то время как на ведическом Востоке естественно складывающуюся иерархию по умолчанию другие иерархии как правило не подавляли, а стремились постепенно поставить её на определённое для неё место в сложившейся «духовной» и сословно-кастовой системе Востока (и соответственно в общей эгрегориальной иерархии). В результате чего, даже могла образоваться соответствующая каста, занимающая определённое место в кастовой иерархии по посвящению. Именно поэтому региональные цивилизации ведического Востока со стороны выглядят как «ненапряжённо сложившиеся» — как бы согласно «духовным» способностям людей, в то время как западные региональные цивилизации считаются «государственно-тираническими». В действительности, тирании, пронизывающей все ступени толпо-“элитарной” иерархии хватает как на Западе, так и на Востоке: только на Западе тирания наступательно (агрессивно)-захватническая, а на Востоке наступательно (агрессивно)-вписывающая.
В восточных практиках ведически-кастовой магии считается хорошо то, от чего люди получают максимальное «духовное» удовлетворение, в частности — от медитации. Но при этом они не задумываются над социальными последствиями такого рода удовольствий, поскольку социальные последствия им наглядно не увидеть, как то происходит в Западной цивилизации, где социальные последствия можно «пощупать руками» (ощутить и увидеть явно). Лишь бурное развитие технократии в XX-XXI вв., которое наряду с Западом стал поддерживать и развивать ведический Восток, позволило наглядно показать социальные последствия наложения технократии на «духовность» древних культур ведического Востока — выявив их тираническую, античеловеческую тупиковую сущность. Примерами этому являются такие государства как Северная Корея, Китай, Япония, Индия. «Духовные» удовольствия по мере развития технократии на Востоке стали плавно “перетекать” в «вещественные удобства», что было изначально свойственно культуре Запада. Япония в этом отношении обогнала все древние цивилизации ведического Востока. На базе бурного развития технократии в конце XX века как бы объединились два древнейших толпо-“элитаризма” (западный и восточный), обнажив свою общую тираническую сущность, происходящую в нашей глобальной цивилизации от общего атлантического начала.
3.4.1 Религиозная система древнего Ирана
Зороастризм — религиозная система древних иранцев. Сложилась в стороне от главных центров ближневосточной цивилизации и по характеру заметно отличалась от религиозных систем Месопотамии и Египта. Зороастризм восходит к древнейшим верованиям индоевропейских народов — тех самых, расселение которых с их гипотетической прародины (районы Причерноморья и Прикаспия) на запад, юг и восток на рубеже III–II и в первой половине II тыс. до н.э. дало толчок возникновению ряда древних цивилизаций (древнегреческой, иранской, индийской) и оказало немалое воздействие на развитие других очагов мировой культуры вплоть до Китая.
Религия древних «индоиранцев» до Заратуштры
Предками древних иранцев считаются протоиндоиранские (которых некоторые называют арийскими), вероятно, полукочевые племена, обитавшие (по общепринятой гипотезе) в южнорусских степях и к востоку от Волги. Многие исследователи древности считают, что местом первоначального обитания этих племён было пространство от Дуная до Урала.
Также общепринято считать, что предки иранцев и индийцев-индоариев составившие один «народ», который называют протоиндоиранцами, являются ветвью индоевропейской семьи. Они и жили, как полагают, тем, что разводили скот в южнорусских степях и к востоку от Волги. Вероятно, они были полукочевниками и пасли коров, овец и коз с помощью собак на сравнительно небольших участках рядом с поселениями (в то время лошадь ещё не была одомашнена). Их общество делилось на две главные группы (касты): жрецы-священнослужители и пастухи-воины (последние могли быть и охотниками). Условия степной жизни мало способствовали развитию и изменениям жизненного уклада. В течение столетий устойчивого, неизменного образа жизни, начиная, видимо, с IV—III тысячелетий до н.э., протоиндоиранцы сформировали такую стойкую религиозную традицию (религиозную систему), что её основа сохранилась до наших дней у их потомков — брахманов Индии, “жрецов” местных культов в Иране, а позднее — в зороастризме в целом.
При каких исторических обстоятельствах не сложилась бы религиозная система древних протоиндоиранцев, будь то действительно переселение ариев из погибшей Арктиды (по широко известной версии происхождения якобы арийской культуры, которую исповедуют современные «ведисты»), либо как-то иначе — но религиозные системы доисламского Ирана (зороастризм) и практически все разновидности индуизма основаны на этой религиозной системе. Она же являлась изначальной мировоззренческой основой формирования устойчивой кастовой системы в региональных цивилизациях доисламского Ирана и Индии. Причём в Индии кастовая система сохраняется до сих пор.
Напомним, что вполне вероятное происхождение проторусской цивилизации — выделением её на определённом историческом этапе (несколько тысяч лет до н.э.) от ариев (либо протоиндоиранцев) — не означает последующего мировоззренческого единства, представленного религиозными системами ведических индоиранцев и проторусской региональной цивилизации. При внешней похожести некоторых верований и ритуалов проторусская цивилизация ещё в доисторическую эпоху изжила кастовость и перешла к общинному образу жизни (сохранив навыки культуры общинной магии), а «индоиранцы» так и остались жить в кастовой социальной системе. Многие же сторонники «ведических» традиций в России обращаются к возможно общим древнейшим истокам возникновения обеих цивилизаций (Русской и индоиранской) и, сравнивая внешнюю сторону ритуалов и обрядов, не замечают разницы содержаний этих двух религиозных систем — после выделения проторусской религиозной системы из ведической системы протоиндоиранской общности.
Протоиндоиранская религиозная система представляла собой систему религиозного эгрегориального политеизма (многобожия), сложившуюся на рубеже эпохи перехода от культуры общинной магии к ведически-магической культуре, оформившейся в единую стройную религиозную систему пантеона при появлении первых национально-государственных образований. Скорее всего древний политеизм в протоиндоиранской общности племён возник вследствие обожествления людьми множества природных и астрономических явлений — как и в других древних национально-государственных религиозных системах, сложившихся после эпохи общинной магии. При этом на формирование протоиндоиранской религиозной системы по-видимому не оказали решающего влияния атлантические мифы — как то можно увидеть в древних религиозных системах египетского и месопотамского политеизмов.
Предположительно в начале III тысячелетия до н.э. «протоиндоиранцы» (общее название конгломерата племён, представленных протоиндоиранской религиозной системой) разделились на две ветви — «индоарийскую» и «древнеиранскую», как их принято называть. В результате длительных миграций индоарийцы, двигаясь с севера, заселили значительную часть полуострова Индостан, а древние иранцы — территорию Иранского нагорья и некоторые примыкающие к ней районы. Начало распространения «арийских» племён на территорию Средней Азии, Ирана и Афганистана историки датируют по-разному. Большинство из них полагает, что иранцы появились там в первой половине II тысячелетия до н.э. Часть из них двигалась с севера на юг, вероятно, через Кавказ, а часть — восточнее Каспийского моря. Вступая в контакты с местным оседлым населением, иранцы (скотоводы в основном) заимствовали элементы его земледельческой культуры. А местное население усваивало язык пришельцев, который постепенно вытеснил местные языки и наречия. При этом, скорее всего, продвижение протоиранских племён по территории Ирана не носило характера завоеваний, оно было сравнительно мирным. В то же время на рубеже первого и второго тысячелетий до н.э. имелись массовые случаи набегов кочевых племён на оседлое население. С появлением в конце III тысячелетия до н.э. на территории Ирана колесницы, запряжённой лошадьми, прежняя спокойная кочевая жизнь уступила место новой — более беспокойной и опасной. Начался настоящий “героический век”, когда вожди и их соратники отправлялись в походы на поиски добычи и славы, готовые совершать набеги на соседние племена и грабить иноземные селения. В это время и появился Заратуштра — который искал смысл беспокойной жизни человека и стремился прекратить вражду и набеги с грабежами.
Вероятно к IX в. до н.э. весьма многочисленное ираноязычное население всё же оказалось в зависимости от государственно-политических образований, созданных старым местным населением как на территории Ирана, так и в соседних странах — Ассирии и Урарту. В общем, можно предположить сравнительно мирное взаимопроникновение культур пришельцев и местного населения (несмотря на эпизодические грабежи кочевников), в результате которого административное устройство оставалось прежним, а религиозная система и язык пришельцев постепенно завоёвывали решающие позиции. В результате древние иранцы наследовали систему политеизма протоиндоиранцев.
Религиозная система по всему была весьма миролюбивой и способствовала единению людей друг с другом, с силами природы, приносила людям внутреннее умиротворение, не способствовала вражде с соседями, но соответствовала обороноспособности и воинственности кочевого населения в случае агрессии против него. На определённом этапе перехода от культуры общинной магии к ведически-магической культуре стала образовываться кастовость (иерархическое деление людей на группы, связанное с их происхождением) — скорее всего исходя из «надобности» изначального распределения обязанностей людей по их способностям (в том числе и магическим: вначале были две касты — жрецы и воины). Последнее со временем могло перерасти в образование “профессиональных” каст (пастухов, ремесленников, воинов, жрецов и пр.) с постепенным запретом перехода из одной касты в другую под предлогом «наилучшей передачи “профессиональных” навыков и знаний по горизонтали внутри каст и для сохранения генетической однородности каст». В результате сложилась и закрепилась на тысячелетия устойчивая система «разделения труда» и социальное расслоение на “жречество”, всевозможную “элиту” и стратифицированную рабочую массу — под благовидными предлогами и под покровом умиротворённой, благородной и красиво оформленной религиозной системы.
Древние иранцы, как и их предки протоиндоиранцы, поклонялись двум группам божеств в системе древнего эгрегориального политеизма. Первая группа — ахуры. Это были абстрактные божества, олицетворявшие этические социальные категории — справедливость, порядок и прочие. Вторая группа — даэвы (дэвы) — божества, связанные с силами природы и Космоса. Протоиндоиранцы обожествляли силы природы, например воду в облике богини Ардвисуры Анахиты. Особо важными и персонифицированными этическими категории уже в глубокой древности стали «светлые» божества Мазда (воплощение мудрости, правды) и Митра — воплощение договора, согласия, союза. Эти божества и понятия всё прочнее ассоциировались оседлой мирной жизнью.
Издревле почитался огонь — как огонь очага и как «посредник между людьми и богами в жертвоприношении», и как «животворящая сила солнца», и как «всеочищающее пламя». По-видимому, одним из самых древних и главных индоиранских культов был культ «вечного огня». Приношения огню и воде составляли основу ежедневного ритуала, который назывался «ясна» (у индоарийцев — «яджна») — от «яз»: «приносить жертву, поклоняться». Каждый из обрядов предназначался определённому божеству — огня, воды, неба, земли, Солнца, Луны, ветра и тому подобных. В общем, из явлений природы сотворили множество эгрегориальных культов, назвав эгрегоры «богами» — со всеми соответствующими этому эгрегориальными ритуалами политеизма: мы неоднократно рассматривали их механизмы и поэтому здесь не будем опять возвращаться к этому. Скажем только одно: «мировая закулиса» всегда учитывала и выделяла главные древнейшие эгрегориальные культы местного населения при насаждении в среду этого населения своего религиозного «единства» для толпы — так, чтобы новая религиозная система, подсунутая «закулисой», “естественно” вытекала из “родной” предшествующей религиозной системы. К некоторым главным культам иранского зороастризма это имеет прямое отношение, поскольку в конце I тысячелетия до н.э. из зороастризма, сформировавшегося на базе древних индоиранских религиозных культов, выделился митраизм, сыгравший не последнюю роль в становлении библейских культов.
Богом огня у древних иранцев был Митра, а богом воды — Варуна. Оба они получили звание «ахура» (на санскрите — «асура»), что означает «бог, господин». Как видно, иерархия божеств в древней индоиранской системе сложилась очень давно, и в этой иерархии выделялись «главные боги» и «второстепенные». Существовали культы других божеств, олицетворявших абстрактные этические понятия: дружбу (Аирйаман), справедливость (Арштат), доблесть (Хамварэти), послушание (Сраоша), победу (Вэрэтрагна). Большинство богов пантеона представлялось в антропоморфном облике, что позволяло создавать устойчивый общий образ того или иного «бога» по образу и подобию человека. Это облегчало людям их стремление в жизни подражать тому или иному «богу», достигая некоторых психологических идеалов с помощью эгрегориальной магии. Но был и весьма ограниченный спектр второстепенных божеств не антропоморфного вида — в основном животного. Постепенно среди богов «ахура» выделяется верховный Ахура-Мазда («Господь Мудрости»).
Древние иранцы верили, что мир делится на 7 областей-кругов, самый большой из которых находится в центре и населён людьми. Это представление соответствует семи сферам Земли.
Возвышение культа «очищения огнём» над другими «очищающими» культами являлось своеобразной постоянной борьбой с ритуальным осквернением людей. В ритуале очищения огнём социальные и философские понятия раздваивались: «свой — чужой», «благой — вредоносный», «чистый — скверный», «оседлый — кочевой», «мирный — воинственный» — и этому придавалось особое значение.
Скорее всего это примитивное однозначное определение и последующее деление (раздвоение) людей и явлений (с обязательным магическим социальным закреплением за каждым его эгрегориального статуса с помощью огненной и другой магии: своеобразное пожизненное социальное и духовное личное или даже родовое клеймо) явилось древнейшей основой восточного дуализма, который был развит во времена Заратуштры. Впоследствии это закрепление определений людей и явлений могло настолько закостенеть и войти систему психических стереотипов, что стало работать без разбора, как “автоматические” культовые эгрегориальные тесты. Последнее же стало религиозной основой образования сословно-кастовой системы на ведическом Востоке. Ведические предки прарусов, отмежевавшись на определённом этапе от индоиранской общности племён, не стали догматизировать общие древние культы — но пользовались многими из тех же божеств (также как и культом огня) для обозначения природных и социальных явлений, но не для жёсткой градации людей по принципу восточного дуализма: древние руссы признавали за людьми социальное равенство. Одним из признаков догматизации веры древних иранцев и индийцев явилось более позднее появление в их среде «Священных Писаний», чего не наблюдается у древних руссов.
В ритуалах управлявшие ими «жрецы» — атраваны — часто употребляли (как в Иране, так и в Индии) опьяняющий напиток хаому, что лишний раз убеждает в доминировании бессознательной составляющей культовой эгрегориальной магии, восходящей к ритуалам позднего шаманизма.
В иранском древнем политеизме содержались зачатки нравственно-этических понятий, которые позднее вошли в зороастризм. Существовало понятие о законе естества и гармонии, как воплощении добродетели, «аша». Этому благодетельному началу противостояло зло — «друг» (на санскрите — «друх»). Соответственно все люди делились на праведников («ашаван») и приверженцев зла («другвант»). Впоследствии восточный дуализм вошёл в библейскую концепцию, где тоже все люди разделены на праведников и грешников. Но вот в богословии Русской цивилизации все люди называются добрыми…
Возникновение зороастризма
Заратуштра (в греческой и общеевропейской традиции — Зороастр, откуда и пошло название религиозной системы «зороастризм») считается древнеиранским «пророком». До реформы Заратуштры религиозная система Ирана была представлена обрядовыми культами, имевшими многие общие черты с ведическими культами Индии. Зороастризм более соответствует ведически-магической разновидности знахарской культуры и в его основе лежат древнеиранские «веды» — Авеста — считающиеся одним из древних восточных «Священных писаний», оставленным основателем религии.
«Пророк и реформатор» древнеиранской религии, как принято называть Заратуштру, жил в восточном Иране ориентировочно между X и первой половиной VI в. до н.э. Основатель зороастризма, как считается в предании, составил древнейшую часть Авесты — Гаты (гимны). Осудив кровавые жертвоприношения и употребление хаомы, он предложил радикальное изменение пантеона богов, который принял монотеистический вид при ещё большем акценте дуалистических традиций. Новая религиозная система, после определённой эволюции, получила название зороастризма.
В отличие от ранних религиозных систем ближневосточного региона зороастризм относится к более позднему типу религий, основные идеи и принципы которых были, по преданию, сформулированы харизматическим пророком. Хронологически после Моисея Заратуштра считается первым «вероучителем-пророком» в религиозной традиции Ближнего Востока, т. е. там, где развитые религиозные системы (в первую очередь монотеизма) появились раньше всего. В дальнейших наших рассуждениях хронология появления зороастризма вслед за иудаизмом (либо даже где-то хронологически параллельно иудаизму) — будет очень важна.
В случае, если всё же зороастризм древнее иудаизма (ведь точных хронологических привязок рождения Заратуштры — в истории не имеется), то зороастризм можно считать самой древней «религией откровения» или религией «Священного Писания», поскольку Авеста для людей, исповедующих зороастризм, является «откровением Свыше», данным через «пророка».
Такой харизматический лидер, как Заратуштра, не мог не опираться на основные элементы религиозных традиций своих народов, а также и на всю информацию, приходившею извне и приносившею определённые сведения о религиозных системах, культах, обрядах и мифах других народов, преимущественно более «развитых и передовых».
О Заратуштре мы знаем по дошедшим до нас переводам древних текстов, Гатам — вдохновенным изречениям, многие из которых обращены непосредственно «к Богу». Практически все древние тексты Авесты восстановлены гораздо позже, чем период жизни «пророка». Известно, что Заратуштра происходил из бедного и незнатного рода Спитама, его отца звали Поурушаспа. Назвали будущего пророка именем, довольно распространённым: «Зар» — «золотой, жёлтый», «Уштра» - «верблюд». Получается «обладающий золотистыми (жёлтыми) верблюдами», либо другие варианты от сочетаний слов «владеть верблюдом».
О себе Заратуштра упоминает в Гатах как о заотаре — полноправном священнике. Постижение тайн жречества, обучение «священству» (в восточном понимании — учительству, навыкам духовного руководства для людей, чем руководило жречество в древнем Иране) начиналось в семь лет. Иранские племена в то время (рубеж второго-первого тысячелетий до н.э.) не знали письменности. Заратуштра заучивал наизусть основные обряды и положения веры, изречения мудрецов прошлого, а также учился искусству импровизации для создания молитв и обращений к божествам. С наступлением зрелости в пятнадцать лет, он стал «священнослужителем»-жрецом и мантран — сочинителем мантр.
Последующая жизнь Заратуштры, как гласит легенда, была наполнена поисками истины. Он скитался по миру, был свидетелем многих войн и жестокостей. Видя несправедливости мира и чувствуя своё бессилие, Заратуштра преисполнился стремлением установить божественный порядок, одинаковый для всех, как для сильных, так и для слабых. Однажды, во время одного из весенних праздников, когда Заратуштре было уже тридцать лет, он отправился за водой для приготовления хаомы. Заратуштра, пребывая в состоянии ритуальной чистоты, вышел на середину протоки, чтобы зачерпнуть чистой воды. Возвратившись на берег, согласно легенде, он увидел сияющее существо Воху-Мана (благой промысел), которое привело его к Ахура-Мазде и пяти излучающим свет персонам. В их присутствии Заратуштра не отбрасывал тени. Именно в этот момент от семи главных божеств он, согласно мифологии, и получил своё «откровение».
Существует очень интересный миф из Авесты о рождении Заратуштры, в котором его рождение показано не обычным: оно происходило с непременным вмешательством «Благого Духа», который, помимо родителей, тоже “принял участие” в появлении на свет ребёнка. Ниже мы помещаем отрывок из легенды о рождении Заратуштры (заметьте при чтении, что алгоритмика рождения зороастрийского «пророка» очень напоминает алгоритмику рождения Иисуса Христа, вошедшую в Новый Завет; сноски в цитате — наши):

«Итак, фраваши, то есть душа Заратустры, существовала ещё в Эру Творения — за шесть тысяч лет до рождения пророка на земле, в семье Порушаспы и Дукдауб. И все эти шесть тысячелетий злые силы панически боялись появления лучезарного младенца, а потому сделали всё возможное, чтобы предотвратить гибельное для них событие.
...Жил в одном селении человек по имени Фрахимраван. Он женился, и жена его понесла. Однажды беременная женщина подошла помолиться к алтарю, на котором пылал священный огонь, и вдруг почувствовала, будто само пламя проникает в её тело и наполняет его живительным теплом.
А вскоре односельчане заметили, что на их алтарь не надо подкладывать дров: огонь горит сам собою, не угасая ни днём ни ночью.
Жена Фрахимравана родила девочку, которую нарекли Дукдауб. Итак, Фрахимраван — имя деда Заратустры по материнской линии.
Дэвы и сам их покровитель Ангро Майнью задумали сжить Дукдауб со свету до того, как она станет матерью пророка: они знали о её высоком предназначении.
Когда девушке исполнилось пятнадцать лет, они наслали на её родное село одновременно три бедствия: невиданно холодную зиму, страшную болезнь — чуму да ещё разрушительный набег кочевников. А жителям внушили лживую мысль, что Дукдауб колдунья и что все несчастья произошли из-за её злой ворожбы.
Охваченные безумием, соседи, поверив этим измышлениям, изгнали прочь семейство Фрахимравана. Дукдауб горевала и винила себя. Но однажды во время молитвы она услышала Голос:
— Не горюй о том, что потеряла дом и кров, о юная Дукдауб. Вскоре ты обретёшь новую родину и прославишь её навеки.
Наконец, после долгих скитаний бездомное семейство достигло богатых обширных владений Падирагтараспа из рода Спитамы. Молодой сын хозяина, Порушаспа, увидел девушку и сразу влюбился в неё. Вскоре сыграли свадьбу. И Дукдауб родила двоих сыновей — это были обычные мальчики, здоровые и весёлые.
Всё это происходило на земле, среди людей, но легенда гласит, что и на небесах готовились к великому событию. Ведь истекали три тысячи лет, отпущенные Ахура Маздой на Эру Смешения Добра и Зла, и вот-вот должно было начаться их Разделение.
— Заратустра не может родиться точно так же, как остальные, — молвил Благой Дух, призвав к себе Бессмертных Святых, Амеша Спента. — Ведь в нём соединятся две сущности — божественная и человеческая. Его устами я сам буду говорить с людьми, и он станет первым пророком маздаяснийской веры.
Тогда Бессмертные Святые нашли стебель волшебного растения Хаомы длиной в человеческий рост и поместили в него фраваши будущего пророка, а Хаому положили в птичье гнездо на берегу Дареджи. Птицы обрадовались: с этого дня змеи перестали заползать в гнездо и поедать снесённые яйца.
Там, высоко на дереве, и нашёл Порушаспа заветное растение, принёс домой и выжал из него сок — так он стал четвёртым жрецом Хаомы.
Капля за каплей сочилась золотистая жидкость в чашу, а в это время на окрестные луга точно так же, капля за каплей, проливался благодатный, волшебный тёплый дождь.
Растения напитались этой живительной влагой, а шесть молодых белых тёлок с жёлтыми ушами, которые паслись на лугу, насытились сочными травами. И к вечеру у двух коров, не покрытых и не телившихся, вымя наполнилось молоком.
Дукдауб по приказанию мужа подоила коров, и Порушаспа смешал молоко с Хаомой. Получился чудесный пьянящий напиток, любящие супруги вместе выпили его и возжелали друг друга.
Они слились в объятиях, лаская друг друга и мечтая зачать ещё одного, третьего ребенка. И не знали, что светлая сущность Заратустры уже вошла в их тела вместе с волшебным хмельным питьём и что их следующее дитя окажется необычным».

Эта авестийская легенда продолжается тем, что отец Заратуштры Порушаспа лишился на время рассудка, и этим много раз пытался воспользоваться злой дух, колдун Дурасроб, которому злые силы поручили уничтожить «пророка». Но мать Дукдауб всякий раз его спасала с помощью добрых сил. Семь лет после рождения Заратуштры семья жила безбедно. В ней родилось ещё двое сыновей. Так что Заратуштра был средним. В семь лет Заратуштра стал необычайно для своего возраста мудро отвечать приходившим в их семью колдунам от злых сил. Как мы уже знаем, Иисус Христос, согласно Новому Завету, тоже в юношеском возрасте — в 12 лет — поражал своими мудрыми ответами храмовых учителей (на этом возрасте Иисуса его библейская история прерывается надолго). История вразумления мальчиком колдунов, проникших в дом Заратуштры, когда ему было семь лет, выглядит следующим образом (отрывок приводим из книги Дубровина Т.А., Ласкарева Е.Н «Заратустра»):

«Однако вернёмся к старинному преданию. Хлебосольный Порушаспа приказал накрыть стол, и посетители с жадностью съели всё угощение. После еды Дурасроб вознамерился совершить благодарственную службу богам — наивный хозяин дома не подозревал, что гость будет молиться тёмным силам, которые ему покровительствуют.
Но тут, к счастью, вернулся домой Заратустра.
— Отец! Ты не должен поклоняться богам Дурасроба! — воскликнул мальчик, вызвав неудовольствие чересчур доверчивого родителя непочтительным отношением к гостям.
Колдуны же были потрясены недетской зрелостью и прозорливостью ребёнка. Они разъярились. Более умный и выдержанный Брат-реш Тур промолчал, а Дурасроб, вместо благодарности за гостеприимство, вскочил из-за стола и стал пророчить Заратустре мучительную смерть.
— Жаль только, — кричал он, — что счастье убить тебя выпадет не мне!
Маленький Заратустра не испугался мрачных предсказаний и возразил в ответ только одно:
— Не думаю, что мой убийца будет счастлив...».

Предание гласит, что именно в семилетнем возрасте, то есть как раз в пору столкновения с мифическим Дурасробом, умного и не по годам развитого Заратуштру отдали на обучение священству. Атраваны, или заотары — служители древнеарийских культов (разумеется, дозороастрийских, ведь «пророк» еще не успел провозгласить постигнутого им впоследствии единобожия-дуализма), передавали свои знания ученикам изустно. Они обучали обрядам, заставляли запоминать наизусть гимны и мантры, призывающие богов-покровителей. Далее предание гласит:

«...Но вот наступил срок совершеннолетия Заратустры: ему стукнуло пятнадцать. Историки считают, что в этом возрасте он уже стал полномочным священнослужителем — неизвестно, правда, какого именно божества.
И тогда же Порушаспа, по требованию взрослеющих сыновей, решил разделить между ними своё имущество.
После земель и недвижимости дошёл черёд до множества богатых одежд и дорогих тканей, хранившихся в кладовых, — отец пророка был состоятельным человеком.
Из всего предложенного великолепия лишённый жадности Заратустра выбрал на первый взгляд сущую безделицу — пояс в четыре пальца толщиной. Отрок тут же повязал его поверх одежды.
С тех пор пояс кусту — обязательная принадлежность одеяния зороастрийца. Он сплетается из 72 шерстяных нитей — именно столько глав (ха) насчитывает “Ясна” (“Поклонение”, “Почитание”) — тот раздел Авесты, в который входят и гаты, сочинённые самим Заратустрой и наиболее чтимые последователями маздаяснийского вероисповедания.
Любой совершеннолетний зороастриец обязан ежедневно совершать ритуал развязывания и повязывания пояса. Читая вслух молитвы, он обеими руками протягивает концы кусти перед собой, а при произнесении имени проклятого Духа Зла взмахивает ими, словно отгоняя от себя всякое влияние Ангро Майнью.
И наверное, именно так, взмахнув концами своего плетеного пояса — отцовского наследства, — и ушел Заратустра из отчего дома странствовать по окрестным поселениям, когда ему исполнилось двадцать лет» (Дубровина Т.А., Ласкарева Е.Н «Заратустра»).

Заратуштра, безусловно — выдающийся человек своей эпохи. Получив с детства жреческое образование, он оказался нравственно выше повседневных забот кочевого духовенства. Задумываясь о вопросах жизни и смерти, находясь в поисках истины, справедливости и добра, он столкнулся с нарастающей жестокостью набегов как своих соплеменников, так и других племён единоверцев — как данью того времени. Если предполагать его мессианскую деятельность в период после начала I тысячелетия до н.э., в те времена кочевой конгломерат племён, исповедующих древний индоиранский политеизм, тесно столкнулся с проблемой дальнейшего взаимодействия с местным оседлым населением.
Обратимся к истории. По широко распространённой версии, к северу от зоны древних цивилизаций, севернее Чёрного моря, Кавказа и среднеазиатских пустынь вплоть до Ледовитого океана простиралась, по представлениям античного мира, гигантская Скифия. Её южная граница далее на восток намечается по Тянь-Шаню, Наньшаню и Китайской стене (начало строительства — около 300 г. до н.э.). Южная часть Скифии — это зона степей (включая полупустыни). В эпоху бронзы вплоть до Х-IХ вв. до н.э. эту зону от Чёрного моря до Западной Монголии занимало европеоидное население, ведущее комплексное производящее хозяйство с преобладанием скотоводства; на территории от южного Приуралья до Алтая жили (после ухода в Индию индоариев) ираноязычные племена, часть которых именовала себя «аирйа» (арии). Около IХ-VIII вв. до н.э. в их среде совершается переход большинства населения к кочевому скотоводческому хозяйству, сопровождающийся возрастанием роли кавалерии, интенсификацией миграций и набегов, усилением роли верховных вождей, угоном и гигантскими жертвоприношениями скота богам и на похоронах вождей. Эти кочевники именуются с VI в. до н.э. в надписях персидских царей «саками». Именно в эту переломную пору, возможно в этой среде кочевников появился Заратуштра. Место рождения Заратуштры, также как и время его проповеди, точно не определены и до сих пор являются предметом споров учёных-востоковедов. Некоторые исследователи полагают, что Заратуштра вышел из скифской среды (как мы уже писали в сноске этого абзаца), но, не встретив поддержки, вынужден был покинуть родину. Нам же не столь важно место рождения, поскольку после обретения им жреческой самостоятельности и первого «откровения» в тридцать лет, он стал странствовать по миру, ища единомышленников — согласно легенде.
Заратуштра, будучи выходцем из среды кочевого жречества, нравственно поднявшись выше своих кастовых “коллег”, судя по всему видел будущую жизнь людей гораздо шире обычного благополучия отдельного племени (пусть даже родного) и даже благополучия отдельного государства. Надо ещё раз отметить, что там, где распространился зороастризм, крупная государственность в эпоху начала I тысячелетия до н.э. была лишь на стадии зарождения. То есть, необходимость разрешения кризиса управления как оседлым населением, так и кочевыми племенами упиралась в их единство, которое могло было быть обеспечено лишь появлением единой благообразной и подходящей всем религиозной системы. Лишь такая религиозная система могла примирить кочевников и оседлое население и стать духовной основой крупного государства-цивилизации. В противном случае постоянные набеги и войны могли продолжаться до взаимного истребления и истощения населения. Миссию основателя новой религиозной системы взял на себя Заратуштра и в этом отношении (в необходимости перехода к мирной жизни, для чего было необходимо создание региональной цивилизации, религиозная система которой была бы более праведная, чем индоиранский политеизм) Бог вполне его мог поддержать, допустив к информации достаточно высокого уровня, которая эгрегориально преобразилась в психике древнеиранского «пророка» соответственно его мировоззрению и миропониманию — как следствие воспитания в той религиозной среде, в которой он вырос. Процесс концентрации управления сперва разрозненными племенами, затем мелкими государствами, из которых складывались первые региональные государства-цивилизации (у индоиранцев в начале I тысячелетия до н.э.) — объективный процесс нормального развития нашей цивилизации. Религиозные предложения Заратуштры людям, судя по Авесте, были настолько нравственно передовыми в те времена, что принять их иранская цивилизация смогла лишь спустя несколько веков. Именно поэтому Бог, не вмешиваясь в свободные поиски Истины людьми, но направляя людей по пути Истины (согласно их же помыслам и устремлениям) — поддержал Заратуштру (несмотря на множество очевидных ошибок и примитивизма зороастризма — если смотреть на эту религиозную систему с позиции сравнительного богословия), вследствие чего он и стал почитаться в истории «пророком».
Естественно, что с первых же попыток проповедей новых религиозных установок, которые Заратуштра получил с эгрегориального уровня, безусловно находящегося гораздо выше эгрегоров местных жреческих культов индоиранского политеизма — он столкнулся с ожесточённым сопротивлением как жрецов кочевых племён, так и иерархий мелких государственных образований оседлого населения. Это, как мы уже знаем, извечная проблема, встающая перед «пророками», претендующими на изменение общественного порядка и веры.
Религиозное учение, уравнивающее всех перед Богом (пусть даже весьма своеобразно в форме восточного дуализма), было неприемлемо для уже зародившихся основных каст востока — знати, жречества, воинов — особенно в зверски-агрессивном обществе ранних кочевников. Мотив «свободы воли» и личного морального выбора с огромным трудом воспринимался во всех слоях любых древних сообществ. Заратуштра был изгнан из своего рода и племени и 10-12 лет странствовал, бедствовал и проповедовал почти в одиночестве. Показательна молитва Заратуштры после изгнания, вошедшая в Гаты. Из её текста видно, что Заратуштра искренне стремился познать Бога, Истину, и принести людям божественную пользу:

46 [Молитва Заратуштры после изгнания]

1. В какую землю мне бeжaть, куда я направлюсь?
Удаляют меня от родни и племенной знати,
И община меня вовсе не признаёт,
И не приемлют меня лживые повелители страны,
Как, о Мазда, служить тебе, о Ахура?

2. Ведаю я, о Мазда, отчего бессилен я:
Мало стад у меня и мало людей.
К тебе взываю, погляди, о Ахура,
Окажи мне помощь, словно друг, поддерживающий друга,
Научи меня с помощью Арты обрести Благую Мысль.

3. Когда, о Всеведущий [Мазда], быки полудня
Появятся в мире ради Наилучшего Распорядка [Арты]
И духи благодетелей стран [Саошьянт] с их мудростью?
К кому на подмогу явится Воху-Мана?
Тебя избрал я, полагаясь на заветы твои, о Владыка [Ахура].

8. Тот, кто замышляет совершить злое дому моему и добру моему —
Пусть его колдовское действо не повредит мне.
Пусть, творимое его злобой, оно против него и обернётся.
Пусть обратится оно против плоти его и пусть отстранит его от здоровья,
Но не от болезни, о Всеведущий,— со всею злобою.

Молитва немного напоминает обращения «пророка» Мухаммада к Богу после получения им «откровения» от духа Джибраила в самом начале его «пророческой» деятельности. Также эта молитва немного напоминает известную из «Нового завета» молитву Христа в Гефсиманском саду.
Наконец после 10-12 лет странствий и одиночества, Заратуштра нашёл сильного покровителя в лице царя Кави Виштаспы, готового оружием защищать новую религию. В этих условиях Заратуштра принимает как необходимость войну за правильную веру и убийство неправедных врагов во время войны. Локализация страны, где Заратуштра нашёл царя-единомышленника, крайне неопределённа. Некоторый лингвистический анализ раннеавестийских текстов указывает на то, что владение Виштаспы находилось где-то на востоке Ирана.
Обращение Виштаспы в новую веру рассердило соседних правителей, поддерживающих сепаратизм на базе старых религиозных представлений инодоиранцев в угоду своим властным амбициям. Они потребовали от царя возвращения к старой религии (индоиранского политеизма). Когда царь отказался это сделать, началась война, в которой Виштаспа одержал победу. После этой победы Заратуштра прожил ещё много лет под покровительством царя Виштаспы. По преданию, Заратуштра добился признания в государстве Виштаспы в возрасте 42 лет. На протяжении последующих нескольких десятков лет Виштаспа не смог значительно расширить свои владения, в результате чего он был повержен своим противником. А зороастризм стал востребован как государственная религия гораздо позже.
Передать своё учение по восточной «жреческой» традиции можно было лишь по прямому наследству, для чего Заратуштра трижды женился. От двух первых жён у него было три дочери и три сына. Младшая дочь вышла замуж за первого министра царя Виштаспы.
Заратуштра, несмотря на провозглашения всеобщего равенства перед Богом в Авесте, не показал своим примером преодоления традиции кастового разделения древневосточного общества: такая задача для него была нравственно неприемлемой и не рассматривалась вообще. Он даже не смог нарушить древний «жреческий» обычай передачи навыков восточного «священства». Оно так и осталось при его жизни уделом лишь касты «жрецов» и царей. Это говорит о том, что социальное “равенство перед Богом” в зороастризме осталось для каждой касты «своим», что и было «нормально» в среде индоиранских племён задолго до Заратуштры. Но задачу укрепления и укрупнения государства (впоследствии — иранской цивилизации) с введением множества весьма полезных социальных новшеств (передовых для того времени, миролюбивых и жизненно важных ) — Заротуштра выполнил (сработав «пророком» на длительную перспективу). Объективная неправедность (несправедливость разделения людей по социальному признаку), закреплённая Заратуштрой в пропагандируемую им красивую и передовую религиозную систему, явилась причиной дальнейшего употребления многих положений зороастризма, проверенного практикой на устойчивость и привлекательность (а также почти монотеистической религиозной системы) — в целях «мировой закулисы»&heip;

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →