Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

В Англии устные взбучки и подслушивание были запрещены законом до 1967 года.

Еще   [X]

 0 

Лучший из лучших (Смит Уилбур)

Южная Африка.

Год издания: 2010

Цена: 69.9 руб.



С книгой «Лучший из лучших» также читают:

Предпросмотр книги «Лучший из лучших»

Лучший из лучших

   Южная Африка.
   Далекий край, где только что открыли одно из богатейших месторождений алмазов. Именно сюда приезжает из Англии Зуга Баллантайн, отчаянно смелый человек, готовый на все, лишь бы выбиться из нищеты. С ним – его сестра, красавица Робин, и сыновья – лихой авантюрист Ральф и умный, циничный Джордан.
   Здесь им всем предстоит пережить жестокие войны и опасные приключения, кровавую семейную вражду и пылкие страсти…
   Потрясающая сага Уилбура Смита переносит читателя в один из самых интересных исторических периодов – эпоху освоения европейцами необъятного «черного» континента.


Уилбур Смит Лучший из лучших

   «Лучший из лучших» – роман, ослепительный, как фейерверк, и увлекательный, как путешествие в экзотические страны!
«Sunday Telegraph»
   Уилбур Смит – в своей стихии. В жанре историко-приключенческого романа ему нет равных!
«Sunday Times»
   Жестокая, завораживающая семейная сага, написанная с огромным мастерством и знанием деталей. Великолепно!
«Evening Standard»
   Реалистичный и захватывающий роман с яркими, запоминающимися персонажами!
«Library Journal»
   Моей жене, моей драгоценной Мохинисо, посвящается – с любовью и благодарностью за все волшебные годы нашей совместной жизни
   Он казался каплей солнца, хотя никогда не знал дневного света. Он зародился в невообразимой подземной глубине, в самом сердце Земли, где раскаленная магма кипит от жара, сравнимого лишь с тем, что царит на поверхности Солнца. Жуткое пекло выжгло все, остались лишь неизменные атомы углерода, которые от давления, способного стереть в пыль горы, прилегли друг к другу так плотно, как ни в каком другом природном веществе. Медленная подземная река раскаленной лавы вынесла крохотный пузырек жидкого углерода через слабинку в земной коре, и он почти, но не совсем, достиг поверхности, когда поток лавы замедлил свое течение и наконец остановился.
   За прошедшие с тех пор тысячелетия лава остыла, превратившись в крапчатый голубоватый камень из отдельных зерен, вплавленных в твердую основу. Это образование, никак не связанное с окружающими его породами, заполнило глубокий округлый колодец, диаметром почти в милю, похожий на воронку, горлышко которой затерялось в неведомых глубинах планеты.
   В остывающей лаве пузырек чистейшего углерода претерпел еще более чудесное превращение – затвердев, он стал восьмигранным кристаллом совершенной геометрической формы, размером с завязь инжира. Адское пекло земного ядра выжгло все примеси, сделав его прозрачным и чистым, как лучи самого солнца. Подвергнутый немыслимому давлению, он так равномерно остыл, что внутри не образовалось ни трещинки, ни излома.
   Он был само совершенство – холодный огонь, настолько белый, что при хорошем освещении казался ярко-голубым, – однако пламень спал беспробудным сном, запертый на многие века в полной темноте, и ни единый лучик света не проникал в его прозрачные глубины. Все эти миллионы лет до солнечного света было рукой подать – всего-то пара сотен футов, тончайшая пленка по сравнению с умопомрачительной бездной, откуда началось его путешествие на поверхность.
   А теперь, за жалкие несколько лет из всех прошедших тысячелетий, слой земли над ним неутомимо откалывали по кусочкам, снимали слоями и разрубали на части слабосильные, но настырные существа, копошившиеся в земле, словно муравьи.
   Предки этих созданий еще не возникли на планете, когда чистейший кристалл принял свою нынешнюю форму, однако сейчас их металлические орудия каждый день сотрясали давно уснувшие камни; с каждым днем колебания становились все сильнее, а толщина слоя земли, укрывавшего кристалл, сократилась с двухсот футов до ста, потом до пятидесяти, затем до десяти, до двух – и вот всего лишь несколько дюймов отделяют его от ослепительного солнечного света, который наконец зажжет дремлющий в нем огонь.

   Майор Моррис Зуга Баллантайн стоял возле тросового подъемника на краю пропасти, которая когда-то была холмом, выступавшим над плоской и безжизненной равниной африканского континента.
   Даже в нестерпимую жару Баллантайн закрывал шею шелковым платком, кончик которого торчал из застегнутой на все пуговицы фланелевой рубашки. Рубашку недавно выстирали и старательно выгладили, но никакая стирка не могла вытравить из насквозь пропитанной пылью ткани красноватый оттенок африканской почвы, которая становилась красной, словно сырое мясо, там, где в нее врезались обшитые железом колеса фургонов или лопаты землекопов. Ободранная горячими суховеями, почва поднималась в воздух густым облаком коралловой пыли, а от ливневых дождей стекала тягучими потоками кровавой грязи.
   На карьере пыль окрашивала в охряно-красный цвет все и вся: шерсть собак и вьючных животных, одежду людей, волосы и кожу рук, равно как и хижины-развалюхи из гофрированного железа.
   Лишь в зияющем провале, над которым стоял Зуга, красный уступал место желтизне дроздовой грудки. Почти идеально круглая, шириной чуть не в милю яма достигала местами двухсот футов глубины. Работавшие на дне люди казались крохотными насекомыми, вроде паучков, – только паучкам под силу сплести такую обширную сеть, что поблескивала серебристым облачком над всем карьером.
   Задержавшись на минуту, Зуга снял широкополую шляпу – заостренная тулья потемнела, пропитанная потом и охряной пылью. Майор аккуратно промокнул испарину с гладкой и менее загорелой кожи ниже линии волос и брезгливо поморщился при виде мокрого алого пятна на шелковом платке.
   Шляпа защищала густые кудри Баллантайна от немилосердно палящего африканского солнца, и они сохранили цвет дикого меда, а вот борода выгорела и стала бледно-золотистой, и годы добавили в нее серебряных нитей. Кожа потемнела и спеклась, словно корочка свежего хлеба, лишь на щеке оставался молочно-белый шрам: много лет назад ружье для охоты на слонов разорвалось прямо у лица майора. Возле глаз собрались мелкие морщинки – от привычки щуриться на дальние горизонты; глубокие складки прорезали лицо от носа до бороды – результат перенесенных тягот и пережитых разочарований.
   Зуга смотрел в зияющий провал, и взгляд зеленых глаз затуманился от воспоминаний о светлых надеждах и радостных ожиданиях, которые привели его сюда – всего-то десять лет назад. То ли день прошел, то ли целая вечность.

   О холме Колсберг-копи он впервые услышал, ступив из шлюпки на берег залива Роджер-Бей, над которым возвышалась прямоугольная громада Столовой горы. «На Колсберг-копи нашли алмазы, огромные, как картечь! Они там под ногами валяются, все сапоги об них протрешь!» От этих слов по коже побежали мурашки и встали дыбом волосы на затылке. В свете мгновенной вспышки интуитивного прозрения Зуга понял, что именно туда и приведет его судьба. Два года, тщетно потраченные в старой доброй Англии на отчаянные попытки получить финансовую поддержку для его великого плана освоения севера, стали преддверием этого момента. Дорога на север начинается именно в алмазных копях холма Колсберг.
   У Баллантайна был всего один фургон, не хватало тягловых волов, но через сорок восемь часов повозка уже тащилась по вязким пескам, засыпавшим дорогу через Кейп-Флэтс; в шестистах милях к северу, ниже реки Вааль, лежал холм Колсберг.
   Пожитки легко уместились в фургоне: не так уж много их и оставалось. Двенадцать лет погони за грандиозной мечтой истощили все запасы. Солидный гонорар за книгу, которую он написал после путешествия в неисследованные земли в низовьях реки Замбези, золото и слоновая кость, привезенные из охотничьих экспедиций в те же манящие райские края (увы, и в раю нашлись свои недостатки), – все ушло. Потрачены тысячи фунтов стерлингов, прожиты двенадцать полных разочарований лет, а заветная мечта затуманилась и поблекла, и единственное, что от нее осталось, – это ветхий обрывок пергамента с выцветающими чернилами, настолько потертый на сгибах, что пришлось наклеить его на плотную бумагу, чтобы не развалился окончательно. Это была концессия, которую Баллантайн лестью выудил у короля черных дикарей, дававшая право разработки всех минеральных богатств обширной, размером с Францию, внутренней области африканского континента сроком на одну тысячу лет. На этой огромной территории Зуга мыл красное самородное золото на выходах кварцевых пород.
   Земли находились в единоличной собственности Баллантайна, однако чтобы заполучить скрытые в них богатства, требовались гигантские вложения капитала. Половину своей сознательной жизни Зуга провел в попытках добыть необходимые средства – попытках безуспешных, поскольку так и не удалось найти ни одну влиятельную особу, которая бы прониклась его мечтой. В конце концов отчаявшийся Зуга воззвал к британскому обществу. Он совершил путешествие в Лондон, надеясь привлечь инвесторов для создания «Центральноафриканской сельскохозяйственной и горнорудной компании».
   Баллантайн составил и напечатал симпатичную брошюру, превозносящую богатства страны, которую назвал Замбезией. Украсил буклет собственноручно сделанными рисунками великолепных лесов и покрытых травой равнин, где в изобилии водятся слоны и прочая дичь; приложил копию концессии, заверенную огромной слоновьей печатью Мзиликази, короля матабеле, и распространил брошюру по всем Британским островам.
   Зуга проехал от Эдинбурга до Бристоля, устраивая лекции и собрания, а также поместил рекламу на целую страницу в «Таймс» и другие приличные газеты.
   Газеты, приняв оплату за рекламу, его же и высмеивали, а инвесторы больше интересовались южноамериканской железной дорогой, постройка которой по несчастливому стечению обстоятельств совпала по времени с поездкой Зуги. После оплаты счетов за печать и распространение брошюры, издержек на рекламу в газетах и услуги юристов, а также дорожных расходов и покупки билета обратно в Африку от некогда значительного состояния в кармане Баллантайна осталось всего несколько сотен соверенов.
   Богатство ушло, а семью кормить надо. Зуга оглянулся: Алетта сидела на козлах фургона, который тянула упряжка пятнистых черных волов.
   Шелковистые волосы жены по-прежнему отливали золотом на солнце, но в глазах застыла задумчивость, а некогда красивой формы губы были поджаты, словно в ожидании неминуемых лишений.
   Глядя на Алетту сейчас, невозможно было поверить, что когда-то она была прелестным избалованным ребенком, беззаботной, как бабочка, любимицей богатого отца, которая не думала ни о чем, кроме лондонских журналов мод, доставленных почтовым кораблем, и грядущего бала в блестящем обществе Кейптауна.
   Девушку привлекла романтика, окружавшая майора Зугу Баллантайна, путешественника и искателя приключений в отдаленных краях африканского континента. Баллантайн слыл легендарным охотником на слонов, над ним сияла слава недавно опубликованной в Лондоне книги. Все общество Кейптауна восхищалось этим молодым человеком и завидовало Алетте, за которой он ухаживал.
   С тех пор прошло много лет, и легендарный ореол несколько померк.
   Слабая конституция не позволила Алетте приспособиться к тяготам жизни в Африке, за пределами приятного климата побережья возле Кейптауна, к тому же ее приводили в ужас труднопроходимая местность и грубые люди. Алетта быстро подхватывала лихорадки и заразные болезни, ослаблявшие организм и вызывавшие частые выкидыши.
   Всю замужнюю жизнь она провела в состоянии беременности, в малярийном забытьи либо в бесконечном ожидании обожаемого богоподобного героя с золотистой бородой, который уехал за океан или в жаркое, нездоровое сердце Африки, куда она не могла за ним последовать.
   Зуга, как обычно, собрался в путешествие к алмазным копям один, намереваясь оставить жену в доме тестя в Кейптауне, где она будет беречь свое хрупкое здоровье и заботиться о детях – лишь двух сыновей ей удалось выносить полный срок. Однако Алетта вдруг проявила несвойственную ей решительность, отвергая любые аргументы мужа, пытавшегося убедить ее остаться дома. Возможно, она предчувствовала то, что должно было произойти. «Я слишком долго была одна», – тихо, но твердо заявила она ему.
   Старший мальчик, Ральф, вполне подрос для того, чтобы ехать с отцом впереди фургона и стрелять газелей, стада которых бледно-коричневой дымкой тянулись через заросшие кустарником равнины Большого Кару. На выносливом местном пони Ральф сидел как влитой и стрелял не хуже взрослого.
   Младший, Джордан, иногда вел упряжку волов или бродил возле фургона, гоняясь за бабочками и собирая полевые цветы, но большей частью с удовольствием сидел рядом с матерью, слушая, как она читает вслух стихи из маленькой книги в кожаном переплете, и его зеленые глаза восхищенно сверкали от звучания слов, которые по своему малолетству он толком не понимал, а ослепительное солнце превращало его золотистые кудри в ангельский нимб.
   Шестьсот миль отделяли мыс Доброй Надежды от копей – Баллантайны проделали это расстояние за восемь недель. Каждую ночь семейство ставило палатку посреди вельда, под безоблачным ночным небом, на котором далекие звезды ослепительно сверкали, словно алмазы, наверняка ожидавшие Баллантайнов в конце пути.
   Холодными ночами, сидя возле костра, Зуга говорил так увлекательно, что мальчики с восторгом ловили каждое его слово. Он рассказывал об охоте на слонов и руинах древних городов, о резных изображениях богов и самородном золоте в северных землях – землях, куда он однажды отведет сыновей.
   Алетта, закутавшись в теплую шаль, слушала точно зачарованная и, как когда-то в юности, дивилась на странную привлекательность этого мужчины с золотистой бородой, который много лет был ее мужем и тем не менее казался совсем посторонним человеком.
   Зуга рассказывал мальчикам, что наполнит их кепки алмазами – большими, сверкающими алмазами, – и тогда они наконец поедут на север.
   Алетта снова верила его рассказам, хотя первое разочарование пришло к ней давным-давно. Полный сил и энергии, Зуга излучал такую уверенность, что неудачи и препятствия казались не более чем временными задержками на пути, который он выбрал для своей семьи.
   Дни шли за днями, неспешно катясь со скоростью фургона, и превращались в недели – недели путешествия по залитой солнцем равнине, изборожденной высохшими руслами ручьев и усеянной темно-зелеными деревцами верблюжьей колючки, на ветвях которых висели громадные гнезда колоний сухопутных ткачиков – каждое размером со стог сена, они росли, пока не обламывались державшие их крепкие ветки.
   Монотонную линию горизонта иногда оживлял небольшой холмик, на местном наречии «копи», к одному из которых и лежала дорога Баллантайнов.
   Колсберг-копи. Лишь через несколько недель после прибытия Зуга услышал историю открытия алмазного холма.
   В нескольких милях к северу от Колсберг-копи по равнине проходит широкое русло мелкой речки, на берегах которой деревья выше и зеленее. Буры-поселенцы назвали ее Вааль, что на афроголландском наречии африкаанс значит «серая река» – по цвету лениво текущих вод. В русле реки и в речных наносах вдоль него небольшая колония старателей давно добывала редкие сверкающие камушки.
   Ужасная работа изматывала, и после первого наплыва жаждущих обогащения старателей остались лишь самые стойкие. Эти мужественные упрямцы много лет знали, что на сухой равнине, милях в тридцати от реки, можно иногда найти завалящий алмаз. Ворчливый старый бур по имени Де Бир, владелец этих земель, продавал лицензии на разработку алмазов на своей территории – правда, он предпочитал старателей-земляков и терпеть не мог англичан.
   Из-за этого, а также потому, что возле воды жизнь приятнее, старатели не очень-то рвались копаться в земле к югу от реки.
   И вот однажды готтентот, прислуживавший одному из старателей, упился жгучего кейптаунского бренди и случайно поджег палатку хозяина – все сгорело дотла.
   Протрезвевшего слугу хозяин отделал шамбоком – тяжелой длинной плетью из кожи носорога, – да так, что бедняга стоять не мог. Когда слуга пришел в себя, хозяин, все еще ужасно злой, приказал ему уходить на сухую равнину: «Копай там, пока не найдешь алмазы!»
   Пристыженный готтентот, с трудом держась на ногах, взвалил на плечо лопату, сгреб пожитки и захромал прочь. Хозяин уже и позабыл о нем, когда через две недели слуга внезапно вернулся и положил на ладонь старателя полдюжины прекрасных белых камешков – самый большой размером с крупную фасолину.
   «Где?» – требовательно спросил Флитвуд Росторн. Единственное, что он сумел выдавить, потому что горло вдруг пересохло и сжалось от волнения.
   Несколько минут спустя Флитвуд скакал сломя голову прочь из лагеря, бросив только что вытащенную из реки кучу песка и оставив наполовину полное сито, которым просеивал алмазоносную гальку. Дэниел, слуга-готтентот, бежал рядом, держась за стремя и взбивая голыми пятками фонтанчики пыли; алый шерстяной колпак, признак принадлежности к артели Флитвуда, развевался на его лысой голове точно флаг, приглашающий остальных отправиться следом.
   Подобное поведение мгновенно вызвало дикую панику в маленьком сообществе готовых перегрызть друг другу глотки старателей. Через час над сухой равниной поднимался высокий столб красной пыли: наездники неслись во весь опор, безжалостно настегивая лошадей, за ними грохотали повозки, а наименее удачливые бежали на своих двоих, спотыкаясь и поскальзываясь на песчаной почве, – все мчались на юг, к бесплодной ферме старика Де Бира, где возвышался голый каменистый холмик, ничем не отличавшийся от десятков тысяч своих собратьев, разбросанных по равнине.
   Унылым днем засушливой зимы тысяча восемьсот семьдесят первого года холмик назвали Колсберг-копи в честь местечка, где родился Флитвуд Росторн, и сюда в приступе алмазной лихорадки устремились орды старателей из пыльных, выжженных солнцем далей.
   Уже почти стемнело, когда Флитвуд добрался до холма, не намного опережая своих преследователей. Его загнанная лошадь была вся в мыле, но готтентот все еще цеплялся за стремя.
   Хозяин и слуга бросили задыхающееся животное и помчались вверх по склону. Их красные колпаки, то и дело мелькавшие среди колючих кустов, видны были за полмили, и нестройная колонна преследователей издала хриплый вопль торжества.
   На вершине холма готтентот вырыл в твердой, как камень, почве яму футов в десять глубиной – крохотную царапину по сравнению с тем, что последовало за этим. С безумной поспешностью, пугливо оглядываясь на бегущую вверх по склону толпу, Флитвуд разметил центральную линию своего участка, вбив колышки поперек узкого горла разведочной шахты.
   Ночь спустилась на поле боя, где мускулистые старатели осыпали друг друга бранью, махали кулаками и кирками, чтобы расчистить место и вбить собственные колышки. К полудню следующего дня, когда фермер Де Бир выехал из своего скромного двухкомнатного жилища, чтобы выписать «письма», как назывались здесь лицензии, весь холм был размечен на участки – и даже плоская равнина в радиусе полумили от подножия холма встопорщилась колышками.
   Каждый участок – квадрат в тридцать футов шириной, отмеченный в середине и по углам заостренными колышками верблюжьей колючки. За ежегодный взнос в десять шиллингов фермеру Де Биру старатель получал «письмо», которое давало право владения и разработки участка на неограниченный срок.
   К заходу солнца того первого дня счастливчики, отхватившие середину холма, едва царапнув каменистую почву, нашли сорок камней чистой воды, и всадники помчались на юг, оповещая мир, что холм Колсберг – настоящая гора алмазов.
   Когда фургон Зуги Баллантайна скрипел на последних милях изрытой колесами дороги, холм уже наполовину исчез, словно изгрызенный червями прогнивший сыр, но люди по-прежнему копошились в остатках. На пыльной равнине у подножия холма собралось почти десять тысяч душ – черных, коричневых и белых. Дым от их очагов испачкал высокую синеву неба серой грязью, на мили вокруг старатели почти под корень свели заросли верблюжьей колючки, пустив их на подкормку своих костров.
   Поселок представлял собой неряшливую россыпь грязных, потрепанных непогодой парусиновых палаток. Кое-где виднелись похожие на ящики лачуги, сколоченные из листов гофрированного железа, привезенного за много миль, с далекого побережья. Некоторые хижины выстроились в приблизительно прямые линии, образуя подобия улиц. Здесь поселились скупщики алмазов, которые прежде бродили по приискам, а теперь сочли выгодным открыть постоянные лавки у подножия того, что осталось от холма Колсберг. В свободной Бурской республике законы об алмазах находились в зачаточном состоянии, требуя лишь, чтобы каждый лицензированный покупатель имел вывеску со своим именем. Написанные корявыми буквами вывески висели на железных коробах душных лавочек, однако большинство скупщиков этим не ограничивались: над их крышами возвышались еще и мачты, на которых реял громадный флаг кричащей расцветки, оповещая старателей, что хозяин на месте и готов совершить сделку. Яркие флаги придавали поселку ярмарочный вид.
   Зуга Баллантайн вел упряжку волов вдоль узкой петляющей колеи – одной из многих, пересекавших поселок. Иногда возок приходилось отворачивать в сторону, чтобы обогнуть перекрывающие дорогу рудные отвалы или глубокие заболоченные лужи, натекшие из отхожих мест и от сортировочных столов.
   В поселке Зугу прежде всего поразила невыносимая скученность. Он привык к равнинам и лесам, к широким, ровным горизонтам, а тут ни стать, ни сесть. Старатели жили на расстоянии вытянутой руки друг от друга: каждый старался обосноваться как можно ближе к своему участку, чтобы не тащить добытую нелегким трудом породу слишком далеко.
   Зуга надеялся найти открытое местечко, где можно распрячь волов и поставить большую палатку, однако на расстоянии четверти мили от холма шагу ступить было негде.
   Он оглянулся: Алетта неподвижно сидела на козлах, подпрыгивая вместе с фургоном на ухабах, и смотрела прямо перед собой, словно не замечая полуголых мужчин – многие едва прикрыли бедра куском тряпки. Под беспощадно жгучим солнцем покрытые потом старатели, кто с бранью, кто с песнями, измельчали хрустящие комья желтоватой почвы и забрасывали их лопатами в промывочные лотки.
   Грязь вызвала отвращение даже у Зуги, которому довелось работать в краалях машона на севере и жить с бушменами, в жизни не принимавшими ванны.
   Цивилизованный человек оставляет особенно отвратительные отбросы. Каждый квадратный дюйм пыльной красной земли между палатками и лачугами был покрыт мусором: валялись ржавые жестянки из-под солонины; блестели на солнце осколки бутылок и фарфора; лежали снежные заносы клочков бумаги, разлагающиеся трупы приблудных кошек и выброшенных хозяевами собак, кухонные отбросы, фекалии тех, кому было лень вырыть в твердой почве яму и прикрыть ее серебристым пучком местной травы, – а также гнил весь прочий неопознанный мусор, которым десять тысяч человеческих существ окружили себя в отсутствие контролирующих органов и санитарных норм.
   Зуга поймал взгляд Алетты и ободряюще улыбнулся, но она не ответила на его улыбку: ее губы были решительно сжаты, а в огромных глазах плескались слезы, грозя вот-вот сорваться с ресниц.
   Упряжка Баллантайнов протиснулась мимо грузовой повозки, которая привезла товары с побережья, за шестьсот миль отсюда; торговец вывесил на фургоне написанный мелом список:
   «Свечи – 1 фунт за пакет.
   Виски – 12 фунтов ящик.
   Мыло – 5 шиллингов кусок».
   Зуга не решился взглянуть на Алетту: цены здесь в двадцать раз выше, чем на побережье. Лагерь алмазоискателей на ферме Де Бира, пожалуй, был самым дорогим местом на планете. Оставшиеся в широком кожаном поясе соверены внезапно показались Зуге легче перышка.
   Только к полудню Баллантайны отыскали на окраине громадного поселения местечко, где смогли расположиться.
   Готтентот Ян Черут, старый верный слуга Зуги, повел волов на водопой. Зуга торопливо поставил тяжелую парусиновую палатку: Алетта и мальчики натягивали веревки, а он забивал колышки.
   – Тебе надо поесть, – пробормотала Алетта, сидя на корточках над костром и все еще избегая смотреть на мужа. Она помешивала в чугунном котелке остатки тушеного мяса газели, убитой Ральфом три дня назад.
   Зуга подошел к жене, склонился и, положив ей руки на плечи, поднял на ноги. Она двигалась тяжело, как старуха: долгое, полное тягот путешествие отразилось на ее хрупком здоровье.
   – Все будет хорошо, – сказал он, однако жена так и не подняла глаз: наверное, слишком часто слышала эту фразу раньше.
   Он обхватил ее подбородок ладонями, приподнял лицо – и тут слезы прорвались и потекли по щекам, оставляя следы на покрытой красной пылью коже. Зуга почему-то разозлился, словно усмотрев в слезах обвинение, убрал руки и отступил назад.
   – Я вернусь до темноты, – резко сказал он и, отвернувшись, зашагал к разрушенному силуэту холма, который отчетливо виднелся даже сквозь вонючее облако дыма и пыли, висевшее над лагерем.
   Зуга будто стал привидением, эфемерным существом, невидимым для человеческих глаз. Мимо него по узкой дорожке торопливо проталкивались люди; когда он проходил мимо склонившихся над лотками старателей, никто не поднимал головы и не удостаивал его даже взглядом: весь поселок жил ради единственной цели, игнорируя все остальное.
   По опыту Зуга знал, где можно пообщаться с людьми и разузнать отчаянно необходимые сведения – там, где продают выпивку. Под холмом было единственное на весь поселок открытое место – площадка в форме неровного квадрата, окруженная лачугами из парусины и железа, заставленная фургонами торговцев.
   Зуга выбрал хижину с громкой вывеской «Лондонский отель». Под вывеской красовались цены: «Виски – 7 шиллингов 6 пенсов. Лучшее английское пиво – 5 шиллингов кружка».
   Баллантайн осторожно пробирался по замусоренной, изрытой колеями рыночной площади к «Лондонскому отелю», но тут его внимание привлекли нестройные вопли «Потому что он славный парень!», долетевшие от холма. Разношерстная компания красных от пыли и возбуждения старателей с криками и песнями несла на плечах одного из своих собратьев. Опередив Зугу, компания протолкалась в покосившийся бар. Из соседних забегаловок и стоявших вокруг фургонов выскочили любопытные, выясняя причину такой суматохи.
   – Что стряслось? – закричал кто-то.
   – Черный Томас вытащил «обезьяну»! – бросили в ответ.
   Жаргон старателей Зуга выучил гораздо позже. «Обезьяной» называли алмаз весом в пятьдесят карат и больше, а «пони», недостижимая мечта каждого старателя, весил сто карат.
   «Черный Томас вытащил «обезьяну»!» – разнеслось по лагерю. Вскоре бар был забит под завязку, и кружки пенящегося пива для тех, кто оставался у входа, приходилось передавать через головы.
   Зуга не видел счастливчика: толпа окружила Черного Томаса со всех сторон, и каждый старался подобраться к нему как можно ближе, словно этим мог заполучить частичку удачи.
   Услышав радостные вопли, скупщики алмазов спустили флаги и поспешно бросились через площадь, словно стервятники, слетающиеся на добычу льва. Самые первые, задыхаясь, подбежали к толпе зевак у входа и запрыгали, пытаясь разглядеть счастливчика.
   – Скажите Черному Томасу, что Вернер Львиное Сердце готов сделать открытое предложение – передайте ему!
   Предложение слегка изменило форму по дороге от забитого зеваками входа к адресату:
   – Эй, Черный! Львиная Задница готов на открытое!
   «Открытое предложение» гарантировало определенную сумму, и старатель имел право обратиться к другим скупщикам. Если никто не давал больше, то он возвращался к первоначальному покупателю и получал свои деньги, как договаривались.
   Приятели подняли Черного Томаса на плечи, чтобы он посмотрел поверх голов. Счастливчик оказался маленьким, черным, как цыган, валлийцем с пивной пеной на усах. С певучим валлийским акцентом он выразил свое несогласие:
   – Слушай, Львиная Задница, грабитель ты эдакий, да я скорее… – даже неотесанные старатели моргнули и фыркнули, услышав, что именно сделал бы Томас с алмазом, – чем позволю тебе наложить на него твои мерзкие лапы!
   В голосе звенела горечь бесчисленных унижений и несправедливых сделок, которые он вынужден был заключить. Сегодня, завладев «обезьяной», Черный Томас превратился в короля копей – и пусть его правление скоротечно, он выжмет из своего положения все, что возможно!
   Зуга так никогда и не увидел тот камень – и больше никогда не встречал Черного Томаса. К полудню следующего дня коротышка-валлиец продал алмаз вместе с «письмом» и отправился в долгое путешествие к югу, которое приведет его обратно домой, в более приятные и зеленые земли.
   Зажатый между возбужденными потными телами заполнивших забегаловку посетителей, Зуга тщательно подыскивал собеседника – между тем кружки опрокидывались, голоса звучали все громче, шутки становились все грубее.
   Зуга выбрал того, кто, судя по манерам и речи, был джентльменом и вырос на родине, а не в колониях. Старатель пил виски, и едва его стакан опустел, Зуга придвинулся поближе и заказал еще порцию.
   – Очень щедро с вашей стороны, старина, – поблагодарил тот. Англичанину не исполнилось и тридцати, выглядел он весьма привлекательно, отличаясь светлой кожей и шелковистыми бакенбардами. – Меня зовут Пикеринг, Невил Пикеринг, – представился он.
   – Баллантайн – Зуга Баллантайн. – Зуга пожал протянутую руку, и англичанин переменился в лице.
   – Господи, да вы же охотник на слонов! – Пикеринг повысил голос: – Эй, ребята, здесь Зуга Баллантайн. Тот самый, который написал «Одиссею охотника»!
   Вряд ли хотя бы половина из присутствующих умела читать, однако то, что Зуга написал книгу, восхитило всех. Баллантайн внезапно оказался в центре внимания, вытеснив Черного Томаса.
   К фургону Зуга возвращался уже в сумерках. Алкоголь никогда не ударял ему в голову, да и луна светила ярко, так что он без труда пробирался по заваленной отбросами дороге.
   Выпивка обошлась в несколько соверенов, зато он многое узнал о местной жизни – узнал, о чем мечтают и чего боятся старатели, почем нынче «письма», выяснил политику и экономику цен на алмазы, выведал геологическое строение месторождения и еще сотню интересных фактов, а также завел дружбу с человеком, который изменит всю его жизнь.
   Алетта и мальчики уже спали; коротышка-готтентот ждал Зугу, сидя на корточках возле костерка, – в серебристом свете луны он походил на гномика.
   – Бесплатной воды нет, – угрюмо сообщил он. – До реки идти целый день, а этот грабитель-бур, владелец колодца, продает воду по цене бренди.
   Ян Черут всегда знал цены на алкоголь уже через десять минут после прибытия на новое место.
   Зуга осторожно влез в фургон, стараясь не разбудить мальчиков. Алетта напряженно вытянулась на узкой койке из сыромятных кожаных ремней. Он лег рядом, и оба долго молчали.
   – Ты намерен остаться здесь… – наконец прошептала она, и ее голос надломился. – В этом жутком месте, – с тихой яростью закончила она.
   Он промолчал. За парусиновой перегородкой всхлипнул Джордан, и снова все стихло. Зуга дождался, пока мальчик успокоится, и только потом ответил:
   – Сегодня валлиец по имени Черный Томас нашел камень. Говорят, один из скупщиков предложил за него двенадцать тысяч фунтов.
   – Пока тебя не было, ко мне подошла женщина, предлагая козье молоко, – сказала Алетта, будто не слышала его слов. – Она говорит, что в лагере лихорадка. Умерли женщина и двое детей, а другие заболели.
   – За тысячу фунтов можно купить неплохой участок на холме.
   – Зуга, я боюсь за мальчиков, – прошептала Алетта. – Давай уедем обратно, навсегда оставим эту бродячую цыганскую жизнь. Папа всегда хотел, чтобы ты помогал ему в деле…
   Отец Алетты был богатым торговцем в Кейптауне, но Зугу бросило в дрожь при мысли о высокой конторке в полутемной бухгалтерии «Картрайта и компании».
   – Мальчиков пора отдать в хорошую школу, не то они вырастут дикарями. Зуга, пожалуйста, давай вернемся.
   – Дай мне неделю, – сказал он. – Всего неделю – ведь мы проделали такой долгий путь.
   – Боюсь, что я не выдержу целую неделю среди мух и помоев.
   Она вздохнула и повернулась спиной, отодвигаясь от него как можно дальше на узкой постели.
   Семейный врач – тот самый, который принимал новорожденную Алетту, а потом ее сыновей и заботился о ней после многочисленных выкидышей, – зловеще предупредил супругов: «Алетта, следующая беременность может стать для тебя последней. Я не беру на себя ответственность за последствия». С тех пор вот уже три года в тех редких случаях, когда они все же оказывались в одной постели, она спала, повернувшись к мужу спиной.
   Зуга выскользнул из фургона еще до зари, пока жена и дети спали. В предрассветной темноте он разворошил уголья и, присев у костра, выпил чашку кофе. Едва небо порозовело, Баллантайн влился в поток повозок и толпу людей, спешивших начать наступление на холм.
   Становилось все светлее, жара усиливалась, а Зуга в клубах пыли ходил от участка к участку, приглядываясь и прикидывая. Он давно стал геологом-любителем, прочитав в этой области все книги, которые удавалось достать, – часто при свечах во время одиноких охотничьих вылазок в вельд. Во время редких наездов домой Баллантайн проводил дни и недели в Музее естествознания в Лондоне – большей частью в отделе геологии. Зуга натренировал глаз и научился подмечать расположение слоев породы, а также определять зернистость, вес и цвет образцов.
   На большинстве участков в ответ на его попытки завести разговор старатели лишь пожимали плечами и поворачивались спиной, однако один-два запомнили его как «охотника на слонов» и «писателя», используя его визит в качестве предлога оторваться от работы и пару минут поболтать.
   – У меня два участка, – сказал старатель, представившийся как Джок Дэнби. – Я называю их Чертовы шахты. Этими руками, – он поднял здоровенные ручищи с мозолистыми ладонями и обломанными, черными от грязи ногтями, – этими самыми руками я перелопатил пятнадцать тысяч тон породы, а мой самый большой камушек потянул всего на два карата. Вон там, – показал он на соседний участок, – работал Черный Томас. И вчера он вытащил «обезьяну», чертову вонючую «обезьяну», всего в двух футах от моего колышка! Черт побери, тут у любого сердце разорвется!
   – Хотите, пива поставлю? – Зуга мотнул головой в сторону ближайшей забегаловки.
   Парень облизнул губы, потом с сожалением покачал головой.
   – У меня мальчонка голодный сидит – все ребра наружу у малявки, а мне завтра в полдень с этими вот расплачиваться. – Он показал на шестерых полуголых туземцев, которые вместе с ним вкалывали с киркой и ведром на дне квадратной ямы. – Эти поганцы мне каждый день в целое состояние обходятся.
   Он поплевал на мозолистые ладони и взялся за лопату, но Зуга плавно перевел разговор:
   – Говорят, на уровне равнины залежи иссякнут. – Холм уже срыли настолько, что над окружающей равниной он возвышался едва футов на двадцать. – Как вы думаете?
   – Мистер, да разве можно такое вслух говорить! Так и сглазить недолго. – Джок задержал взмах заступа и хмуро посмотрел на стоявшего над ними Зугу – в его взгляде отражался страх.
   – А продавать не надумали? – спросил Зуга.
   Страх мгновенно исчез. Выпрямившись, Джок хитро прищурился.
   – А что? Купить хотите? Дам совет задаром: даже и не думайте о покупке, если в кармане не завалялось шести тысяч фунтов.
   Он с надеждой посмотрел на Зугу, но тот сохранял на лице полную бесстрастность.
   – Благодарю вас и надеюсь, что камешки не иссякнут.
   Зуга приложил руку к широкополой шляпе и зашагал прочь. Джок Дэнби проводил его взглядом, злобно сплюнул на желтую землю и замахнулся лопатой так, словно хотел укокошить смертельного врага.
   Уходя, Зуга почувствовал странное возбуждение. Было время, когда он жил игрой в карты и в кости, и теперь в нем заговорил инстинкт игрока. Порода не иссякнет. Месторождение богатое и уходит далеко в глубины земли. Ничто не могло пошатнуть его уверенность в этом, и так же твердо он знал кое-что еще.
   – Дорога на север начинается здесь, – сказал он вслух, чувствуя, как кровь закипает в жилах. – Именно здесь.
   Остро захотелось совершить некий символический поступок, показать, что он целиком доверяет своей интуиции, и Зуга понял, что именно должен сделать. Содержание скотины на прииске больно било по карману – вода для волов стоила гинею в день. После полудня он продал волов: по сотне фунтов за каждого и еще пятьсот – за фургон. Теперь деваться некуда, и, протягивая золото через необструганный прилавок в жестяной лачуге, где разместилось отделение банка, Зуга почувствовал пробегающие по телу волны возбуждения.
   Путь назад отрезан. Все, что есть, поставлено на желтую породу и дорогу на север.
   – Зуга, ты обещал! – прошептала Алетта, когда за волами пришел покупатель. – Ты обещал, что через неделю… – Увидев выражение лица мужа, хорошо знакомое выражение, она умолкла, притянула к себе мальчиков и прижала их покрепче.
   Ян Черут подошел к каждой животине по очереди и что-то прошептал им с нежностью влюбленного. Когда волов увели, готтентот повернулся к Зуге и с упреком посмотрел на него.
   Оба молчали. Наконец Ян Черут опустил глаза и ушел – хилый, босой, кривоногий гномик.
   Зуга подумал, что потерял готтентота, и на него нахлынула волна отчаяния, потому что целых двенадцать лет коротышка был ему другом, учителем и спутником. Именно Ян Черут выследил для Зуги его первого слона и стоял плечом к плечу, когда тот пристрелил зверюгу. Вместе они прошли пешком и проехали верхом весь неизведанный африканский континент; тысячи раз сидели у одного костра, пили из одной бутылки, ели из одного котелка. И все-таки Зуга не нашел в себе сил позвать готтентота. Он знал, что Ян Черут сам решит, что ему делать.
   Волноваться не стоило: вечером, когда подошло время «взбодриться», готтентот уже подставлял видавшую виды эмалированную кружку. Зуга улыбнулся и, не обращая внимания на линию, отмечавшую дневной рацион бренди, налил кружку доверху.
   – Так надо, старина, – сказал он.
   Ян Черут задумчиво кивнул.
   – Хорошие были твари… Так ведь немало их было, славных тварей, которые уходили из моей жизни – и на четырех ногах, и на двух. – Он хлебнул неочищенного спирта. – Немного времени, пара глотков, и все встает на свои места.
   Алетта не проронила ни слова, пока мальчики не улеглись спать.
   – Продать волов и фургон – вот твой ответ, – сказала она.
   – Вода для них стоила гинею в день, а пастбища вытоптаны на мили вокруг.
   – В лагере умерли еще трое. Сегодня я насчитала тридцать уезжающих фургонов. Здесь свирепствует лихорадка!
   – Да, – кивнул Зуга. – Кое-кто из старателей начинает нервничать. Участок, за который у меня просили тысячу сто вчера, сегодня продали за девятьсот.
   – Зуга, это нечестно по отношению ко мне и детям… – начала она, однако он оборвал ее:
   – Я отправлю вас на грузовом фургоне: торговец продал товар и в ближайшие дни уезжает. Он отвезет вас обратно в Кейптаун.
   Они разделись в темноте. Алетта, не говоря ни слова, вслед за мужем легла на жесткую узкую койку. Зуга подумал, что жена уснула, но вдруг почувствовал на щеке легкое прикосновение ее гладкой и мягкой руки.
   – Извини, дорогой, – тихонько сказала она, и ее дыхание всколыхнуло его бороду. – Я слишком устала и расстроилась.
   Он взял ее руку и приложил кончики пальцев к своим губам.
   – Я была тебе плохой женой: больная и слабая. – Она робко прильнула к нему. – А теперь, когда мне следует быть твоей опорой, только и делаю, что хнычу.
   – Неправда, – ответил он, хотя не единожды за многие годы злился на нее именно из-за этого, чувствуя себя человеком, который пытается бежать с кандалами на ногах.
   – Зуга, я люблю тебя. Я полюбила тебя с первого взгляда и никогда не переставала любить.
   – Я тоже люблю тебя, Алетта, – заверил он, но слова выскочили механически, и, чтобы возместить недостаток чувства, Зуга обнял жену, и она прижалась покрепче, положив щеку ему на грудь.
   – Я ненавижу себя за слабость, за болезненность… – Она замялась. – За то, что не могу больше быть тебе настоящей женой.
   – Алетта, ты напрасно себя расстраиваешь.
   – Теперь я буду сильной, вот увидишь!
   – Ты всегда была сильная – глубоко внутри.
   – Неправда, но теперь буду! Мы непременно найдем полную шапку алмазов – вместе! – а потом поедем на север.
   Он промолчал, и она снова заговорила:
   – Зуга, возьми меня – сейчас!
   – Алетта, ты ведь знаешь, это опасно!
   – Сейчас, – повторила она. – Пожалуйста, прямо сейчас.
   Взяв его руку, Алетта приложила ладонь к гладкой и теплой коже бедра под ночной рубашкой. Раньше она никогда так не делала. Зуга оторопел и в то же время почувствовал странное возбуждение, а потом такую глубокую нежность и сострадание, каких не испытывал уже много лет.
   Когда ее дыхание снова выровнялось, Алетта мягко отвела его руки и выскользнула из-под одеяла. Опираясь на локоть, он смотрел, как жена зажгла свечу и опустилась на колени возле сундука, привязанного в ногах постели. Алетта сохранила девичью стройность и до сих пор вплетала ленточку в волосы. Свет свечи разгладил морщинки от болезней и тревог, и Зуга вспомнил, как хороша была жена в девичестве.
   Она подняла крышку сундука и вытащила небольшую шкатулку с резным медным замком. В замке торчал ключ.
   – Открой, – сказала Алетта, передавая шкатулку Зуге.
   Внутри лежали два толстых свертка пятифунтовых банкнот, обвязанные кусочком ленты, а также затягивающийся шнурком мешочек из темно-зеленого бархата. Зуга приподнял мешочек – тяжелый, полный золотых монет.
   – Я хранила их, – прошептала она, – для того дня, когда они действительно понадобятся. Здесь почти тысяча фунтов.
   – Откуда?
   – Отец подарил, на нашу свадьбу. Возьми, Зуга. Купи участок. Теперь у нас все получится. Все будет как надо.

   Утром пришел покупатель за фургоном. Он нетерпеливо ждал, пока семейство перетащит скромные пожитки в палатку.
   Убрав койки из крытой части фургона, Зуга приподнял доски и открыл узкий отсек над задней колесной осью, где для большей устойчивости хранились тяжелые грузы: запасная цепь, свинец для пуль, топоры, маленькая наковальня, а также тщательно завернутая статуя.
   Пыхтя от напряжения, Зуга с Яном Черутом внесли каменного божка в палатку и поставили вертикально у дальней стены.
   – Я протащил этот мусор от Матабелеленда до Кейптауна и обратно! – с отвращением пожаловался Ян Черут, отступая от резной птичьей фигурки на постаменте.
   Зуга снисходительно усмехнулся. Готтентот возненавидел идола с того самого дня, как они откопали его в заросших лесом руинах древнего города, – на город они наткнулись во время охоты на слонов далеко на севере, в диких, лишенных цивилизации местах.
   – Это мой талисман удачи, – с улыбкой ответил Зуга.
   – Какой еще удачи? – горько спросил Ян Черут. – Какая удача в том, чтобы продать волов? И жить в палатке, полной мух, среди племени белых дикарей!
   С недовольным ворчанием и бормотанием Ян Черут протопал вон из палатки, схватил под уздцы двух оставшихся лошадей и повел их на водопой.
   Зуга помедлил перед статуей: на изящном пьедестале, высотой почти с человеческий рост, присела готовая взлететь стилизованная птица из зеленого стеатита. Хищный изгиб соколиного клюва невольно привлекал Зугу, и он привычным жестом погладил отполированный камень, получив в ответ непроницаемый взгляд невидящих глаз.
   Зуга собрался прошептать что-то птице, но тут в палатку заглянула Алетта. Он торопливо, почти виновато, опустил руку и повернулся к жене. Алетта ненавидела статую еще больше, чем Ян Черут. Жена стояла, не шелохнувшись, держа в руках стопку аккуратно свернутого белья, однако в ее глазах сквозила озабоченность.
   – Зуга, неужели обязательно держать эту штуку здесь?
   – Она совсем не занимает места, – шутливо ответил он, выхватил из ее рук белье, положил его на кровать и обнял жену. – Я никогда не забуду прошлую ночь.
   Алетта обмякла и прижалась к нему, заглядывая в глаза. Болезни и тревога прорезали морщинки в уголках ее глаз и губ, усталость покрыла кожу серым налетом, и сердце Зуги опять сжалось.
   Он наклонился, чтобы поцеловать жену в губы, чувствуя неловкость от столь непривычного проявления чувств, и тут в палатку ворвались хохочущие мальчишки с приблудным щенком на поводке. Алетта торопливо высвободилась из объятий. Красная от смущения, она поправила фартук и беззлобно отругала сорванцов:
   – Уберите его сейчас же! На нем блох полно!
   – Мамочка, ну пожалуйста!
   – Вон, я сказала!
   Алетта проводила взглядом Зугу: упругой, как в молодости, походкой, расправив плечи, он шагал по пыльной дороге к поселку. Она повернулась обратно – к грязной парусиновой палатке на сухой безжизненной равнине под жестоким небом Африки. Алетта вздохнула: усталость то и дело наваливалась на нее.
   В незамужней жизни слуги делали за нее всю тяжелую работу: готовили и убирали. Готовить на костре Алетта так и не приспособилась, а красная пыль уже покрывала все вещи – даже козье молоко в глиняном кувшине. Неимоверным усилием воли она взяла себя в руки и решительно вошла в палатку.
   Ральф пошел с Яном Черутом поить лошадей, и эта парочка вернется не раньше обеда. Они странно выглядели вместе: морщинистый старичок и симпатичный проказник, который уже был выше и сильнее своего защитника и наставника.
   Джордан остался с матерью. Ему еще и десяти лет не исполнилось, однако без него она вряд ли смогла бы пережить ужасное путешествие по пыльному бездорожью, знойные дни и морозные ночи.
   Мальчик умело стряпал нехитрые походные блюда (его пресные хлебцы и оладьи обожала вся семья), мог заштопать порванную рубаху и отгладить ее угольным утюгом. Алетта научила сына грамоте и передала ему свою любовь к прекрасному. Его звонкий голосок и ангельское личико всегда наполняли сердце матери радостью. Алетта не позволила мужу остричь младшего сына так же коротко, как старшего, и у мальчика отросли длинные золотистые кудри.
   Сейчас Джордан стоял рядом, помогая матери натянуть кусок парусины, который будет разделять палатку на спальню и жилое помещение. Алетте внезапно захотелось наклониться и потрогать мягкие кудряшки сына.
   Почувствовав ее прикосновение, мальчик улыбнулся такой милой улыбкой, что у Алетты закружилась голова. Женщина покачнулась на шаткой кровати, пытаясь сохранить равновесие. Джордан изо всех сил старался удержать ее – силенок у него не хватило, и оба рухнули на землю.
   С расширенными от ужаса глазами Джордан помог матери кое-как добраться до постели.
   Жар, тошнота и головокружение волнами накатывали на Алетту.

   Отделение банка на рыночной площади только что открылось, и Зуга стал первым клиентом. Он сдал кассиру содержимое шкатулки Алетты, которое тот запер в большой железный сейф зеленого цвета, – теперь на счету Баллантайна было почти две с половиной тысячи фунтов стерлингов. Уже что-то! Выпрямившись во весь рост, с высоко поднятой головой, Зуга зашагал по наклонному въезду на центральную насыпь.
   Дороги были семь футов шириной. После урока, полученного на месторождениях в Бюлтфонтейне и Дютойтспане, уполномоченный по разработкам настоял на том, чтобы подъездные дороги к центральным участкам оставили открытыми. Прииски были мозаикой из квадратов, каждый ровно тридцать футов в ширину. Те старатели, кто имел больше денег или смог лучше организовать работу, копали быстрее других, причем самые шустрые успели вырыть глубокие шахты, на дне которых в поте лица трудились голые туземцы, а участки отстающих старателей возвышались холмиками желтой земли.
   Переход от одного участка к другому превратился в нелегкое, а то и смертельно опасное путешествие: приходилось карабкаться вверх по раскачивающимся веревочным лестницам или вниз по прогибающимся ступенькам лесенок, связанных из стволов верблюжьей колючки, перебираться по шатким доскам через головокружительные провалы шахт.
   Стоя на осыпающейся дороге, Зуга думал, что будет, если месторождение тянется далеко вглубь. Уже сейчас переход глубокой шахты вызывал головокружение и тошноту – но чего не сделает человек, чтобы разбогатеть? Ради денег он хватается за самый безнадежный шанс и готов подвергнуться любой опасности.
   Два потных туземца крутили ворот, поднимая со дна шахты кожаное ведро, доверху наполненное кусками плотной желтой породы, и солнце поблескивало на вздувающихся и опадающих мускулах. Раскачивающееся на длинной веревке ведро дошло до верха, его подтащили к терпеливо ожидающей упряжке мулов и высыпали содержимое в наполовину полную повозку. Потом один из чернокожих бросил пустое ведро обратно, работающим на глубине пятидесяти футов товарищам. То же самое происходило на сотнях участков, расположенных вдоль четырнадцати дорог: одно за другим полные ведра поднимали наверх и сбрасывали вниз пустыми.
   Время от времени монотонный ритм прерывался: лопалось по шву кожаное ведро, засыпая стоявших внизу людей кусками породы, или перетиралась веревка, и, услышав предупреждающие крики, рабочие на дне шахты рассыпались в стороны, чтобы не попасть под летящий вниз снаряд.
   Казалось, всех охватило зудящее нетерпение: торопливо перекрикивались рабочие в шахте и на дороге, визжали шкивы, гремели кирки и лопаты, жилистые негры басуто с Драконовых гор пели хором за работой.
   Белые старатели с криками суетились вокруг, карабкаясь по шатким лестницам, или стояли рядом с работниками на дне шахты, зорко следя, чтобы чернокожие не спрятали найденный алмаз во рту или в иных отверстиях на теле.
   Чума незаконной купли-продажи алмазов уже охватила прииски. Старатели с подозрением смотрели на любого чернокожего. Только те, в ком было не более четверти негритянской крови, имели право покупать и разрабатывать участки. Подобный закон облегчал правосудие: туземец, пойманный с алмазом, моментально признавался виновным. Однако этот закон был бессилен против темных людишек с белой кожей, которые слонялись вокруг прииска под видом торговцев, комедиантов и владельцев сомнительных питейных заведений, а на самом деле скупали алмазы из-под полы. Старатели до того ненавидели незаконных скупщиков алмазов – или, как их сокращенно называли, Н.С.А., – что ненависть порой выливалась в ночной погром, когда вместе с виновными избивали и честных торговцев, которые тоже лишались своего имущества в пламени пожара. Распоясавшиеся старатели приплясывали вокруг горящих хижин, выкрикивая: «Н.С.А.! Н.С.А.!»
   Зуга осторожно продвигался по дороге, иногда прижимаясь опасно близко к краю, чтобы пропустить нагруженную алмазоносной породой повозку.
   Наконец он добрался до участков Джока Дэнби, дружелюбного старателя, с которым разговаривал вчера. Там никого не было – лишь валялись кожаное ведро и веревка да торчала воткнутая в землю кирка.
   На соседнем участке работал громадный бородач.
   – Чего надо? – ощерился он в ответ на оклик Зуги.
   – Я ищу Джока Дэнби.
   – Не там ищешь!
   Развернувшись, бородач дал пинка ближайшему работнику:
   – Себенза, ах ты, обезьяна!
   – Так где Джок?
   – На другой стороне рыночной площади, за «Лордом Нельсоном», – отрезал бородач, не поворачивая головы.
   Как и повсюду в поселке, пыльную, изрытую колеями площадь покрывали отбросы. Ее запрудили грузовые фургоны и фермерские повозки с молоком и овощами, а также торговцы водой, продающие драгоценный товар ведрами.
   «Лорд Нельсон» оказался лачугой, деревянный остов которой обтягивала красная от пыли парусина. Трое пьянчужек, словно забальзамированные трупы, со вчерашнего вечера лежали рядком в узком переулочке, а в бар уже тянулись ранние посетители.
   Понюхав одного из лежавших без сознания забулдыг, бродячая собака в ужасе отпрянула и стала искать поживу в стоявшей позади лачуги открытой бочке, которая служила мусоркой.
   Зуга переступил через растянувшихся на земле пьяниц и осторожно углубился в грязные закоулки. Чтобы найти хижину Джока Дэнби, пришлось расспросить нескольких человек. Люди на прииске часто менялись, и старатели, слишком поглощенные погоней за спрятанным в земле богатством, не знали никого, кроме ближайших соседей. Здесь все были друг другу чужими, каждый заботился только о себе, интересуясь человеческими существами вокруг ровно настолько, насколько эти существа могли помочь или помешать в поисках сверкающих камешков.
   Жилище Джока Дэнби ничем не выделялось среди тысяч точно таких же: двухкомнатная хижина из необожженного кирпича, покрытая травой и потрепанной парусиной. С одной стороны пристроен навес, где над дымящимся очагом висел закопченный котелок.
   В пыльном, захламленном дворе стоял непременный сортировочный стол: низкий и крепкий, покрытый сверху листом железа, до блеска отшлифованным кусками породы. Позабытые деревянные скребки лежали на столе, в центре которого возвышалась сияющая пирамида просеянного гравия.
   Во дворе никого не было, хотя перед дверью хижины дремали и потряхивали ушами, отгоняя мух, два ослика, запряженных в двухколесную повозку, полную желтой породы.
   Как ни странно, по обеим сторонам двери росли чахлые кустики красной герани в жестянках из-под сиропа. На окне висела изящная кружевная занавеска: ее так недавно постирали, что она еще не успела ни покраснеть от пыли, ни почернеть от мух.
   В доме чувствовалось присутствие женщины – и в подтверждение этой догадки из открытой двери слышался негромкий душераздирающий женский плач.
   Встревоженный рыданиями, Зуга замешкался, не решаясь войти. В дверях возникла могучая фигура. Мужчина заморгал на солнце и прикрыл глаза корявой ладонью, в которую въелась грязь.
   – Ты кто такой? – с беспричинной грубостью спросил Джок Дэнби.
   – Я с вами вчера разговаривал, – ответил Зуга. – На холме.
   – Чего надо?
   Баллантайна он явно не помнил. Лицо Джока Дэнби выражало свирепость и еще какое-то чувство, которое Зуге не удалось распознать.
   – Вы хотели продать свои участки, – напомнил Зуга.
   Джок Дэнби раздулся, ужасно побагровел и пригнул голову к мускулистой груди; на шее выступили жилы.
   – Ах ты, поганый стервятник! – выдавил он сквозь зубы и выскочил из дома, накинувшись на Баллантайна со злостью и неудержимостью подстреленного буйвола.
   Джок был на голову выше, на десять лет моложе и на пятьдесят фунтов тяжелее. Ошеломленный Зуга промедлил долю секунды, не успев увернуться от атаки: в плечо, словно пушечное ядро, врезался кулак. Удар пришелся вскользь, однако нанесен был с такой силой, что Зуга отлетел назад, растянувшись поперек сортировочного стола, – алмазоносный гравий разлетелся во все стороны.
   Джок Дэнби снова перешел в атаку: его распухшее лицо исказилось, в глазах сверкало бешенство, толстые грязные пальцы тянулись к горлу Зуги. Напряженный, как свернувшаяся перед броском гадюка, Зуга подтянул ноги к груди и врезал пятками в грудь нападающего.
   Удар вышиб из Джока дух, и забияка на секунду застыл, словно в грудь ему попал двойной заряд дроби. Безвольно, будто тряпичная кукла, взмахнув руками и мотая головой, Джок Дэнби врезался спиной в стену хижины и сполз на землю.
   Зуга спрыгнул со стола. Несмотря на онемевшую от удара Джока левую руку, двигался он с легкостью танцора. Вспышка холодной злости придавала сил. В два прыжка Зуга подлетел к обидчику и врезал ему в ухо – да так, что у самого зубы лязгнули. Дэнби отлетел и повалился на колени в красную пыль.
   У ошеломленного Джока помутилось в глазах, однако Баллантайн вздернул его на ноги, прислонив к борту повозки, и тщательно примерился для нового удара. Разъяренный Зуга жаждал отомстить за бессмысленное и беспричинное нападение. Он развернулся, крепко придерживая обидчика левой и занося правую для удара наотмашь.
   Зуга замер, так и не ударив, в изумлении разглядывая рыдающего навзрыд Джока Дэнби: мощные плечи тряслись, слезы стекали по обожженным солнцем щекам в пыльную бороду.
   Плачущий в три ручья мужчина почему-то вызывал смущение. Ярость вдруг испарилась. Зуга опустил руку и разжал кулак.
   – Господи… – хрипло выдохнул Джок. – Да что ж ты за человек, чтоб наживаться на горе других?
   Зуга молча таращился на него в полном недоумении.
   – Почуял, да? Гиена, стервятник паршивый!
   – Я хотел предложить тебе хорошую цену – вот и все, – сухо ответил Зуга. Вытащив из кармана платок, подал его Джоку: – Утрись!
   Джок размазал слезы, посмотрел на испачканную ткань.
   – Так ты не знал? – прошептал он. – Ты не знал про моего мальчика?
   Пристально вглядевшись в лицо Зуги, Джок увидел ответ. Вернул платок и, пытаясь прийти в себя, помотал головой, как спаниель, вытряхивающий воду из ушей.
   – Извини, – буркнул он. – Я думал, ты узнал про мальца… и пришел покупать участки.
   – Ты о чем? – спросил Зуга.
   Джок повернулся к дверям хижины.
   – Заходи, – сказал он, проводя гостя в крохотную душную комнатку. Обитые темно-зеленым бархатом стулья были слишком велики для нее. На столе посреди комнаты лежали семейные сокровища: Библия, выцветшие фотографии родителей, дешевый столовый прибор и фарфоровое блюдо, увековечившее свадьбу королевы и принца Альберта.
   Зуга помедлил у двери в спальню – на него нахлынула тошнота. Возле кровати стояла на коленях женщина. Ее голову и плечи покрывала шаль. Сложенные перед лицом руки покраснели и загрубели от изматывающей работы за сортировочным столом.
   Женщина подняла голову и посмотрела на стоявшего в дверях Зугу. Наверное, когда-то она была хорошенькой, но кожа иссохла под солнцем, глаза покраснели и распухли от горя, грязные пряди преждевременно поседевших волос безжизненно свисали.
   Едва удостоив Зугу взглядом, женщина снова опустила голову и беззвучно задвигала губами, шепча молитвы.
   На кровати, закрыв глаза, лежал мальчик, ровесник Джордана. Он был одет в чистую ночную рубашку, руки аккуратно сложены на груди. Бледное, без единой кровинки, лицо выражало умиротворенность.
   Зуга не сразу понял, что мальчик мертв.
   – Лихорадка… – прошептал Джок и замолчал, стоя рядом, безмолвный и огромный, как бык, приведенный на бойню.

   Зуга взял повозку Джока Дэнби и, не торгуясь, купил на рыночной площади дюжину необструганных досок.
   В пыльном дворе перед хижиной Джока, раздевшись до рубашки, он принялся строгать доски, а Джок пилил и сколачивал. Мужчины работали молча, слышалось лишь повизгивание пилы и шуршание рубанка. К полудню грубо сколоченный гроб был готов. Джок опустил в него тело сына, и Зуга уловил легкий запашок: в знойном африканском климате тела разлагаются моментально.
   Гроб положили на видавшую виды повозку, туда же села жена Джока Дэнби, мужчины пошли пешком.
   В лагере свирепствовала лихорадка. На кладбище, расположенном на расстоянии мили от крайних палаток, стояли две повозки, каждую окружала молчаливая группка людей. Могилы были выкопаны заранее – за услуги могильщик потребовал гинею.
   На обратном пути Зуга остановил повозку возле одного из питейных заведений на площади и на оставшиеся в кармане монеты купил три бутылки бренди.
   Мужчины сидели друг напротив друга, между ними стояла на столе открытая бутылка и два стакана с блестящей надписью золотыми буквами: «Боже, благослови королеву».
   Зуга плеснул в стаканы бренди и подвинул один к Джоку. Тот сгорбился, взял стакан огромными ручищами и сжал его между колен.
   – Все случилось так быстро, – пробормотал он, опустив голову. – Вчера вечером сын выбежал меня встречать, и я донес его домой на плечах. – Джок хлебнул темную жидкость и хрипло продолжил: – Он был такой легкий. Кожа да кости.
   Мужчины дружно опрокинули стаканы.
   – С тех пор как я вбил первый колышек в эти поганые участки, с тех самых пор на мне лежит проклятие! – Джок покачал лохматой головой. – Надо было остаться мыть алмазы на реке… Зря я Элис не послушался.
   За единственным окном, закрытым кружевной занавеской, садилось солнце, окрашивая облака пыли в цвет крови. В комнате потемнело. Вошла Элис Дэнби, поставила на стол коптящий фонарь и две миски с бурской похлебкой на жидком бараньем бульоне. Потом молча исчезла за тонкой перегородкой спальни, откуда время от времени доносились всхлипывания.
   К рассвету третья бутылка наполовину опустела, Джок Дэнби развалился на стуле, распахнув рубаху, из-под которой вываливался волосатый живот.
   – Ты настоящий джентльмен, – выговорил Джок заплетающимся языком. – Не какой-то там светский щеголь, не белоручка, а настоящий джентльмен.
   Зуга сидел прямо, с видом серьезным и внимательным. Ночные возлияния на нем не отразились, разве что глаза слегка покраснели.
   – Не хотелось бы отдавать эти чертовы шахты такому хорошему человеку.
   – Если ты уезжаешь, то продать придется, – тихо ответил Зуга.
   – Да они прокляты, эти два участка! – пробормотал Джок. – Они убили пять человек, а мне жизнь сломали – худшего года еще не было! На двух соседних участках вытащили большие камни, люди разбогатели, а я… – Джок пьяно махнул рукой, указывая на жалкую обстановку лачуги. – Сам видишь.
   Парусину, закрывавшую вход в спальню, резко отдернули – на пороге стояла простоволосая Элис Дэнби. Судя по изможденному виду, она всю ночь не сомкнула глаз.
   – Продай их! – сказала она. – Я здесь больше ни дня не останусь. Джок, продай участки, продай все – и уедем отсюда! Уедем из этого жуткого места. Еще одну ночь я не выдержу.

   Новорожденная Бурская республика заявила права на Колсберг-копи, и президент Бранд назначил уполномоченного по разработкам. Нашлись и другие желающие прибрать к рукам алмазные копи. Старина Ватербур, вождь племени гриква, потомков буров и готтентотов, в свою очередь, заявил права на пустынные равнины, где больше полувека обитало его племя. В Лондоне лорд Кимберли, министр колоний, наконец осознал потенциальное богатство алмазных копей и впервые благосклонно прислушался к мольбам империалистов поддержать Николааса Ватербура, взяв земли гриква под защиту британской Короны.
   Тем временем уполномоченный президента Бранда без особого успеха пытался поддержать какое-то подобие порядка среди буйных старателей. Его авторитет не мог устоять под напором государственных интересов и набиравших силу денежных воротил – точно так же, как осыпались проложенные по его указанию дороги между участками.
   Свое горе уполномоченный с утра пораньше заливал в баре «Лондонского отеля», откуда Зуга и Джок Дэнби под локотки отвели его через рыночную площадь в контору.
   Часам к десяти утра уполномоченный составил документ, согласно которому участки номер 141 и 142, называемые также Чертовы шахты, права на разработку которых принадлежали мистеру Дж. А. Дэнби, переходили к майору М.З. Баллантайну, за каковые участки уплачена сумма в две тысячи фунтов стерлингов в виде чека «Стандард банка». Через час после полудня Зуга стоял на углу рыночной площади, провожая взглядом повозку, нагруженную стульями с обивкой из зеленого бархата и латунной кроватью. Джок Дэнби вел упряжку, исхудавшая миссис Дэнби, напряженно выпрямившись, сидела поверх поклажи. Ни один из супругов не оглянулся, и, как только возок исчез в лабиринте узких улочек, Зуга направился к холму.
   Бессонная ночь на него нисколько не повлияла, и он легко, почти бегом, выскочил на узкую насыпь дороги, пересекавшей лабиринт участков.
   Чертовы шахты, два заброшенных квадрата, аккуратно размеченных колышками, пустовали. Чернокожие работники разбежались: Джок не появился на рассвете, и они нашли себе другого нанимателя – на приисках всегда нехватка рабочих рук.
   Оставленные на участках инструменты отслужили свой срок: кожаные ведра едва не лопались по швам, веревки излохматились и стали похожи на жирных желтых гусениц. Зуга поостерегся ими пользоваться.
   Он осторожно спустился по шаткой лестнице. Его неуверенные движения выдавали чужака и привлекли внимание соседних старателей.
   – Эй, это участки Джока Дэнби! – крикнул один из соседей. – Ты нарушаешь правила, здесь частные владения. Вали отсюда, да поживее!
   – Я купил их у Джока! – прокричал в ответ Баллантайн. – Он час назад уехал.
   – Почем я знаю, что ты не врешь?
   – Спроси уполномоченного!
   Старатель смерил Зугу хмурым взглядом.
   На соседних участках побросали работу, с дороги тоже глазели – выражение лиц ничего хорошего не сулило.
   – Майор Баллантайн, не так ли? – внезапно раздался звонкий молодой голос с акцентом и интонацией образованного англичанина.
   На дороге стоял Невил Пикеринг, собутыльник Зуги в первый день прибытия.
   – Он самый, мистер Пикеринг.
   – Все в порядке, ребята. Я ручаюсь за майора Баллантайна. Он знаменитый охотник на слонов!
   Окружающие немедленно утратили всякий интерес к Зуге и вернулись к лихорадочной работе, вытаскивая на поверхность ведра желтой руды.
   – Спасибо! – крикнул Зуга со дна шахты.
   – Не за что, – ослепительно улыбнулся Пикеринг, приложил руку к полям шляпы и неторопливо удалился – стройный и элегантный среди толпы бородатых, покрытых пылью старателей.
   Зуга остался один-одинешенек – такого одиночества он не испытывал даже во время странствий по обширному африканскому континенту. За несколько квадратных футов желтой почвы в этой душной и пыльной яме он выложил почти все свои сбережения. У него нет ни денег, ни опыта, ни работников, и вряд ли он сумеет разглядеть необработанный алмаз, даже если тот попадет прямо в руки.
   Внезапно охватившее Зугу оживление, предчувствие выигрыша, столь же внезапно испарилось. Он вдруг осознал, на какой громадный риск пошел, поставив все сбережения на участок, который до сих пор не дал ни единого хорошего камня. Вдобавок стоимость алмазов падала: камешки в полкарата и меньше, составлявшие львиную долю добычи, шли по пять шиллингов штука.
   Зуга поставил на карту все, что имел, и его затошнило от мысли о возможных последствиях.
   Солнце висело над головой, испепеляя дно шахты. Воздух дрожал от зноя, горячая почва жгла ноги сквозь кожаные подошвы ботинок. Зуга почувствовал, что задыхается, не в силах выдержать здесь ни секунды, ему невыносимо захотелось выскочить из этой проклятой ямы наверх, туда, где воздух чист и прохладен.
   Откуда-то из закоулков души на Зугу нахлынули волны паники, и он отчаянно пытался взять себя в руки. Он в жизни не ведал страха: не моргнув глазом встречал атаку раненого слона, ходил врукопашную в Индии и во время диких пограничных стычек возле Кейптауна, но теперь почти физически чувствовал бесплодность выжженной земли под ногами – эта голая почва в конце концов разорит его, уничтожит мечту, ради которой он жил все эти годы.
   Неужели все кончится здесь, в душной, похожей на ад яме?
   Зуга сделал глубокий вдох, на секунду задержав дыхание, чтобы справиться со слепой паникой, и волны ужаса постепенно утихли, оставив его слабым и дрожащим, словно после жестокого приступа малярии.
   Он опустился на колено, просеял сквозь пальцы пригоршню желтой почвы и посмотрел на оставшиеся в ладони тусклые камешки. Уронил их на землю и отряхнул ладонь об штаны. С паникой он справился, но куда деваться от ужасающего ощущения безысходности, от усталости, которая лишала сил? Зуга с трудом вылез по раскачивающейся лесенке и, волоча ноги, побрел обратно к поселку, а вокруг все дрожало и расплывалось в знойном мареве.
   – Папа! Папочка! – Звонкий детский голос прорезался сквозь гвалт толпы.
   Узнав серебристый голосок сына, Зуга вскинул голову. На душе посветлело.
   По разбитой колеями дороге со всех ног мчался Джордан.
   – Папа! Мы искали тебя всю ночь и весь день! – Золотистое облако кудряшек рассыпалось вокруг искаженного страхом лица.
   – Джордан, что стряслось? – Зуга бросился навстречу мальчику, встревоженный его смятением.
   Сын обхватил отца обеими руками, уткнулся лицом ему в живот, дрожа всем телом, как испуганный зверек.
   – Мама! – глухо сказал Джордан. – Что-то случилось с мамой! Что-то очень плохое…

   Забытье тифозной лихорадки накатывало на Алетту горячим серым туманом, где растворялась реальность, наполняя сознание призраками, которые неожиданно рассеивались, но не было сил приподняться, все чувства обострялись до предела: прикосновение мокрой ткани к горящему лицу становилось невыносимым, вес одежды не давал дышать.
   Обостренное зрение замечало мельчайшие детали, будто Алетта рассматривала мир сквозь увеличительное стекло: реснички на прелестных зеленых глазах склонившегося над ней Джордана, поры на матовой коже его щек, совершенный изгиб губ, дрожащих от страха и беспокойства. Алетта не могла налюбоваться на сына, но в ушах снова раздавался оглушительный звон, ненаглядное лицо удалялось, исчезая на дне узкого глубокого туннеля. Она отчаянно цеплялась за видение, однако оно начинало вращаться перед глазами – сначала медленно, как колесо телеги, затем все быстрее, и, точно сорванный ураганом листок, Алетта падала во влажную темноту.
   Тьма опять посветлела, где-то в глубине сознания приподнялась шторка: обрадованная Алетта ожидала увидеть перед собой лицо сына – а вместо этого увидела сокола. Языческий божок вошел в ее жизнь вместе с Зугой. Где бы они ни останавливались – на день, на неделю или на месяц, – статуя из полированного зеленого стеатита всегда была с ними: молчаливая, неумолимая, полная древней, затаенной злобы. Алетта всегда ненавидела и боялась этого идола, чувствуя исходящее от него зло, и теперь, выплескивая всю свою ненависть, обрушивала немые проклятия на каменную птицу, нависшую над кроватью.
   Мокрая от пота рубашка липла к телу. Поле зрения снова сузилось – в мире не осталось ничего, кроме головы сокола.
   Пустые каменные глаза засветились странным золотистым цветом, медленно вращаясь в орбитах отшлифованного черепа из камня. Черные блестящие зрачки, живые и видящие, пронзили Алетту взглядом – жестоким и полным злобы, вызывающим трепет. Изогнутый каменный клюв приоткрылся, показывая острый, как наконечник стрелы, язык, с которого свисала сверкающая капелька рубиновой крови – жертвенной крови! Темнота вокруг птицы заполнилась тенями: духами принесенных в жертву, призраками жрецов, которые умерли тысячи лет назад, а теперь снова собрались, чтобы приветствовать Алетту…
   Она кричала от ужаса, не в силах остановиться, вопли звенели в ушах…
   Сильные руки мягко тряхнули ее. Зрение прояснилось, хотя и не до конца: погруженный в темноту мир расплывался перед глазами. Алетта зажмурилась, все еще задыхаясь от криков.
   – Ральф? Это ты?
   Загорелая кожа, резкие черты лица, уже потерявшего детскую округлость и такого непохожего на ангельское личико брата.
   – Мама, успокойся.
   – Ральфи, почему так темно? – пробормотала она.
   – Потому что ночь.
   – Где Джорди?
   – Спит. У него глаза закрывались, я отправил его спать.
   – Позови папу, – прошептала она.
   – Ян Черут пошел его искать, скоро вернется.
   – Мне холодно! – Ее затрясло.
   Ральф натянул грубое одеяло до самого подбородка матери, и она снова провалилась в темноту.
   Во мраке торопливо и целеустремленно шли толпы призраков, поблескивало оружие – обнаженная сталь, готовая к битве. Слышались щелчки затворов, громыхание штыков в чехлах. То и дело мелькали знакомые лица – лица, которые Алетта мгновенно узнавала шестым чувством, хотя видела впервые в жизни. Вот сильный бородатый мужчина – ее сын – идет на войну вместе со всеми; рядом с ним в толпе идут другие – тоже ее плоть и кровь. Алетту охватила невыразимая скорбь, но слез не было. Подняв глаза, она увидела сокола: он парил в единственном ослепительном луче света, пронзившем хмурые зловещие тучи, которые затянули все небо, – черные, ужасные тучи войны.
   Раскинув крылья, сокол парил под самыми облаками. Он глянул вниз, изогнув изящную хищную голову, сложил длинные крылья и камнем упал на добычу – громадные когти впились в живое тело, лицо жертвы исказилось… Алетта никогда не видела этого человека и тем не менее знала его, как саму себя.
   Она опять закричала. Сильные руки обхватили ее – знакомые, желанные руки, по которым она так соскучилась. Открыв глаза, Алетта увидела ясный взгляд родных зеленых глаз, упрямо выпяченный подбородок, наполовину скрытый золотистой бородкой.
   – Зуга! – выдохнула Алетта.
   – Я здесь, любимая.
   Призраки отступили, мир ужасных кошмаров исчез – она лежала в палатке посреди сухой равнины возле наполовину срытого холма. Сквозь открытую дверь яркие лучи африканского солнца падали на покрытый красной пылью пол. Алетту слегка ошеломил столь быстрый переход от ночи к полудню, от сна к реальности. Горло пересохло, губы запеклись.
   – Пить, – хрипло прошептала она.
   Зуга поднес кувшин к потрескавшимся губам. Прохладная, живительная влага потекла в пересохшее горло. Как хорошо!
   Вспомнив ночные кошмары, Алетта бросила испуганный взгляд на статую: она казалась безобидной, слепой и безжизненной, но отголоски ночных страхов не умолкли.
   – Берегись сокола! – прошептала Алетта.
   В зеленых глазах Зуги она увидела недоверие: он принял слова жены за продолжение бреда. Алетта хотела убедить его в опасности, но сил не было, на нее навалилась смертельная усталость… Закрыв глаза, она уснула в объятиях мужа.
   Когда Алетта проснулась, мягкий оранжевый свет закатного солнца наполнял палатку, загораясь звездочками в бороде и волосах Зуги. У мужа такие сильные руки! Алетту охватило невыразимое умиротворение.
   – Береги мальчиков, – тихо, но совершенно отчетливо сказала она и умерла.

   К длинному аккуратному ряду свежих могильных холмиков добавился еще один.
   Похоронив жену, Зуга послал сыновей обратно в поселок. Ян Черут вел тощего гнедого мерина, на спине которого сидели мальчики – хрупкие и потерянные, как ласточки на заборе, когда все их собратья давно улетели на юг. Джордан безутешно рыдал, страдание исказило его прелестные черты. Ральф сидел позади, крепко обхватив младшего брата обеими руками. Старший сын молчал, лишь напряжение мышц выдавало сдерживаемые эмоции. Глаза, такие же темно-зеленые, как у отца, затуманились от немого горя.
   Зуга стоял возле могилы, выпрямившись, словно на параде. Внешне он ничем не показывал переживаний, но в глубине души его захлестывала боль и неизгладимое чувство вины.
   Ему хотелось вслух попросить прощения у Алетты: это он виноват в том, что она лежит в одинокой могиле, далеко от родных и близких, вдали от ее любимых лесистых гор мыса Доброй Надежды. Он принес жену в жертву мечте – грандиозной и недостижимой мечте. Но слова были напрасны: Алетта уже ничего не услышит.
   Зуга нагнулся и голыми руками подсыпал земли в просевший уголок могилы.
   «Как только я найду свой первый алмаз, поставлю надгробие», – молча пообещал он.
   Красная почва забилась под ногти, окрасив их кровью.
   Неимоверным усилием воли Зуга преодолел ощущение безнадежности и неловкость, заговорив вслух с той, которая не могла слышать.
   – Я сберегу мальчиков, – сказал он. – Обещаю.

   – Папа, Джорди ничего не ест! – сообщил Ральф, едва Зуга вошел в палатку.
   Вспыхнувшая тревога моментально поглотила и горе, и чувство вины.
   Джордан лежал на койке, отвернувшись к стене и подтянув ноги к груди. На ощупь он оказался таким же раскаленным, как камни на залитой солнцем пустынной равнине; заплаканное лицо горело лихорадочным огнем.
   К утру залихорадило и Ральфа. Оба мальчика метались и бормотали в забытьи, горячие, словно печки. Одеяла насквозь пропитались потом, в палатке стояла невыносимая вонь.
   Ральф не поддавался болезни.
   – Ты только посмотри на него! – Ян Черут перестал вытирать губкой сильное, хорошо сложенное тело и с любовью смотрел на мальчика. – Он сражается с лихорадкой, будто с противником!
   Зуга стоял на коленях с другой стороны кровати, помогая обтирать Ральфа. При взгляде на сына он почувствовал привычную гордость. Под мышками Ральфа уже виднелся пушок, внизу живота курчавились темные волосы. Пенис перестал быть похож на мягкого червячка, покрытого морщинистой кожицей. Плечи расширились, наливаясь мускулами, ноги были прямыми и крепкими.
   – Он поправится! – повторял Ян Черут, пока Ральф, ожесточенно оскалившись, метался в забытьи.
   Мужчины прикрыли его одеялом и перешли к другой койке.
   Длинные пушистые ресницы Джордана трепетали, как крылья бабочки. Он жалобно поскуливал, не сопротивляясь раздевающим его рукам. Маленькое тело, такое же прелестное, как и личико, все еще покрывал детский жирок: круглые пухлые ягодицы, совсем как у девочки, тонкие кости, изящное сложение, длинные пальцы, узкие кисти и стопы.
   – Мама! – захныкал он. – Хочу к маме!
   Мужчины днем и ночью не отходили от мальчиков, бросив все дела, лишь выкраивая часок, чтобы напоить и накормить лошадей, и еще часок, чтобы торопливо сбегать за лекарством или урвать немного привезенных на продажу овощей. Алмазы были забыты, о них ни словом не упоминали в тесной, душной палатке, где боролись со смертью. Чертовы шахты были заброшены.
   Через два дня Ральф пришел в себя; через три – ел так, что за ушами трещало; через шесть – его невозможно было удержать в постели.
   Джордан на второй день ненадолго очнулся и жалобно позвал маму. Вспомнив, что ее больше нет, расплакался, и ему мгновенно стало хуже. Его жизнь повисла на волоске, маятник качался между жизнью и смертью – и с каждым качанием смерть становилась сильнее, пока ее запах не перебил вонь лихорадки.
   Мальчик таял на глазах, превратившись в скелет, обтянутый полупрозрачной кожей, сквозь которую, казалось, проглядывала каждая косточка.
   Ян Черут и Зуга спали по очереди, ни на минуту не оставляя Джордана. Когда не спалось обоим, они сидели рядом, утешая друг друга, пытаясь скрыть свою беспомощность перед лицом неизбежной смерти.
   – Он молод и силен, – говорили они друг другу. – Он непременно выкарабкается.
   День за днем Джордану становилось все хуже: скулы заострились; глаза, обведенные темными, точно синяки, кругами, запали.
   Измучившись от горя и чувства вины, изнемогая от бессильной тревоги, Зуга каждый день уходил еще до восхода солнца, чтобы первым попасть на рыночную площадь: вдруг приехал торговец с полными сундуками лекарств, и уж наверняка бурские фермеры привезли капусту и лук, а если повезет, то можно купить и несколько вялых недозрелых помидоров, которые расхватают через полчаса после рассвета.
   На десятое утро Зуга торопился домой. У порога он застыл на мгновение, сердито нахмурившись. Статую сокола вытащили наружу: в пыльной почве пролегла длинная борозда. Идол накренился, небрежно прислоненный к ободранному деревцу верблюжьей колючки, в скудной тени которого стояла палатка.
   На ветвях дерева были развешаны почерневшие полоски сухого мяса газели, конская упряжь и походное снаряжение – среди этого мусора статуя казалась вполне на своем месте. Одна из несушек уселась на голову сокола, украсив ее белым потеком жидкого помета.
   Насупившийся Зуга вошел в палатку. Ян Черут сидел на корточках возле койки Ральфа: оба с головой ушли в игру «пять камешков», используя вместо фишек отполированные кусочки кварца и агата.
   Джордан лежал бледный и неподвижный. У Зуги екнуло сердце. Наклонившись над сыном, он заметил, как колышется грудь, и услышал почти беззвучное дыхание.
   – Это ты вытащил сокола?
   – Он не давал покоя Джорди, – проворчал слуга, не поднимая головы от блестящих камушков. – Малыш проснулся в слезах и все время звал этого идола!
   Зуга хотел отругать Яна Черута, но его вдруг охватило безразличие. Он слишком устал и расстроен. Черт с ней, со статуей, потом можно обратно занести.
   – Не было ничего, кроме бататов, – проворчал он, принимая дежурство у постели Джордана.
   Вечером Ян Черут потушил сухие бобы с бараниной и добавил размятые вареные бататы. Варево выглядело весьма неаппетитно, однако впервые за много дней Джордан не отвернулся от протянутой ложки – с этого момента он быстро пошел на поправку.
   Один-единственный раз, оставшись в палатке наедине с отцом, мальчик спросил про мать:
   – Папа, она попала в рай?
   – Да.
   Уверенный ответ отца утешил Джордана.
   – Теперь она стала ангелом?
   – Да, Джорди, и всегда будет рядом с нами, приглядывая за тобой.
   Малыш задумался, потом удовлетворенно кивнул. На следующий день Джордан уже достаточно окреп и остался на попечении Ральфа, а Зуга и Ян Черут решили взглянуть на Чертовы шахты.
   Заступы, кирки, ведра, веревки, шкивы и лестницы – все растащили. Торговцы заламывали такие цены, что на покупку нового инвентаря уйдет не меньше сотни гиней.
   – Нам понадобятся рабочие, – сказал Зуга.
   – И что ты будешь с ними делать? – спросил Ян Черут.
   – Копать.
   – А потом? – В темных глазах коротышки-готтентота сверкнул ехидный огонек, лицо сморщилось, как кожура кислого яблока-паданца. – Что потом? – настойчиво спросил он.
   – Там видно будет, – мрачно ответил Зуга. – Мы уже и так слишком много времени потеряли.

   – Мой дорогой друг, – Невил Пикеринг очаровательно улыбнулся, – я рад, что вы меня спросили. В противном случае я бы сам завел этот разговор. Новичку непросто встать на ноги. – Он вежливо кашлянул и быстро поправился: – Хотя к новичкам вы, конечно, не относитесь…
   Новичками обычно называли тех, кто покинул «дом» и приплыл в Африку, надеясь разбогатеть. «Домом» – даже для тех, кто родился в колониях, – была Англия.
   – Ставлю пять фунтов против кучки слоновьего навоза, что вы знаете об этой стране больше, чем любой из нас.
   – Я родился в Африке, – признал Баллантайн. – На реке Зуга, что на севере земли короля Ками. Поэтому меня и назвали так странно.
   – Надо же, кто бы мог подумать!
   – Что поделать, так вышло, – шутливо ответил Зуга, прекрасно зная, что многие сочли бы это недостатком: тот, кто родился дома, стоял на много ступенек выше рожденного в колониях. Именно поэтому Баллантайн настоял, чтобы Алетта совершила долгое путешествие в Англию, когда приближался срок родов. Ральф и Джордан появились на свет в доме на юге Лондона, но вернулись на мыс Доброй Надежды еще до того, как их отняли от груди – первым отцовским подарком сыновьям стало место их рождения.
   Пикеринг тактично обошел эту тему: по нему-то сразу видно, что он английский джентльмен, тут и вопросов быть не может.
   – В вашей книге так много интересного! Берусь научить вас всему, что знаю о камешках, если вы ответите на мои вопросы. По рукам?
   В последующие дни Зуга выпытывал у Невила подробности добычи и сортировки желтой породы, а Пикеринг, в свою очередь, расспрашивал о землях, лежащих к северу, о племенах и месторождениях золота, о реках, горах и диких животных, которыми изобилуют равнины и леса, так увлекательно описанные в «Одиссее охотника».
   Каждое утро, за час до рассвета, Зуга встречал Пикеринга на краю дороги над шахтами. На жаровне кипел кофейник с таким крепким кофе, что от него темнели зубы. Вокруг, в морозной предрассветной темноте, лениво собирались едва проснувшиеся чернокожие рабочие, кутаясь в меховые накидки и приглушенно переговариваясь мелодичными голосами.
   Едва горизонт светлел на востоке, сотни наемных работников, словно муравьи, заполняли размеченный на участки прииск, расползаясь по дощатым настилам и раскачивающимся лесенкам. Поднимался гомон, слышались ритмичные напевы, скрипели веревки, сердито кричали белые надсмотрщики – и с грохотом сыпалась желтая порода в повозки, ожидающие на дороге.
   Пикеринг разрабатывал четыре участка.
   – У меня есть партнер, он сейчас в Кейптауне и бог весть когда возвратится. – Невил Пикеринг пожал плечами. – Как-нибудь я вас познакомлю. Не исключено, что он вам не понравится, однако встречу вы наверняка запомните надолго.
   Зугу Пикеринг забавлял: его нарочитая неторопливость была обманчива – Невил исхитрялся щеголять в элегантных нарядах, и даже после прогулки через прииск на его сапогах не было ни пылинки. Он лазил вверх-вниз по лестницам, умудряясь не вспотеть, а драка с задиристым старателем, сунувшимся на чужую территорию, не оставляла никаких следов на одежде. Казалось, что Невил лениво прогуливается из одного конца прииска в другой, однако Зуга за ним едва поспевал.
   Четыре участка Пикеринга располагались в разных местах, и он переходил на каждый по очереди, проверяя, как идут дела. Если где-то начинали отставать, Невил переводил туда группу полуголых туземцев с другого участка. Он то шагал по дороге, наблюдая за погрузкой руды, то вдруг оказывался в огороженном дворике за рыночной площадью, где чернокожие работники просеивали в лотках куски породы. Лотки стояли на изогнутых полумесяцем ножках и были похожи на люльки для младенцев; двое работников раскачивали лоток, а третий загребал лопатой сваленную в кучу руду и бросал ее на верхнее сито лотка с отверстиями в полтора дюйма шириной.
   Лоток ритмично покачивался, камешки подпрыгивали на наклонном сите, и все, что было меньше полутора дюймов в диаметре, проваливалось на второе сито, а остальное падало на землю. Двое раскачивающих лоток рабочих на всякий случай приглядывали за отходами: вдруг среди пустой породы блеснет огромный алмаз.
   Алмаз величиной больше полутора дюймов и был тем самым «пони», неосуществимой мечтой старателей, гарантией мгновенного обогащения.
   Ячейки второго сита гораздо меньше, шириной в полдюйма; третье сито – еще мельче, сквозь него на землю сыпался мелкий песок, а в воздух поднималось облако желтой пыли.
   С третьего сита породу тщательно собирали и промывали в драгоценной воде, каждую каплю которой приходилось везти за тридцать миль, от реки Вааль.
   Промывали породу в круглом сите с очень мелкой сеткой, после чего она попадала на сортировочный стол, где сортировщики деревянными скребками разгребали мокрые камешки.
   Это занятие требовало терпения, ловкости и способности хорошо различать цвета и текстуру камня – поэтому лучшими сортировщицами были женщины. Женатые старатели усаживали за сортировочный стол жен и дочерей, которые работали от рассвета до заката.
   К сожалению, женщин у Пикеринга не было, сортировкой занимались чернокожие работники – прекрасно обученные, но требовавшие постоянного присмотра.
   – Вы не поверите, на что они готовы пойти, чтобы припрятать первосортный камень. Не могу удержаться от улыбки при мысли, что подумала бы герцогиня, если бы узнала, что сверкающий на ее шее бриллиант побывал в заднице громадного негра! – Пикеринг хихикнул. – Пойдемте, покажу вам, что искать.
   Во главе сортировочного стола сидел жилистый чернокожий коротышка. Выставляя напоказ свой высокий статус, он разоделся в европейскую одежду: вышитый жилет и котелок – но при этом был босиком, а в проколотой мочке уха держал полый рог для нюхательного табака. Коротышка охотно освободил место, Невил Пикеринг взял скребок и принялся перебирать гравий, отодвигая по несколько камешков одновременно.
   – Нашел! – вдруг воскликнул он. – Вот ваш первый алмаз – и, будем надеяться, не последний! Посмотрите на него хорошенько.
   Зуга удивился. Удивление сменилось разочарованием: это и есть алмаз? Невзрачный камешек размером с песчаную мушку – бесчисленное множество таких мушек роилось в красной пыли поселка. Зуга ожидал увидеть сверкающий блеск, а вместо этого алмаз имел тусклый желтоватый цвет – вроде шампанского, но без искринки.
   – Вы уверены? Как вы определили? – спросил Зуга. – По-моему, он не похож на алмаз.
   – Это осколок, вероятно, откололся от большого камня. Потянет на десятую часть карата. Если поторговаться, за него можно выручить шиллингов пять – вполне достаточно, чтобы заплатить одному из рабочих недельное жалованье.
   – Как найти алмаз среди этого? – Зуга показал на разноцветную груду алмазоносной породы в центре стола: мокрые камни поблескивали всеми оттенками красного и золотистого, угольно-черного и розоватого.
   – Алмаз похож на мыло, – объяснил Пикеринг. – Вы быстро научитесь его отличать. Цвет не имеет значения, главное – мыльный блеск.
   Взяв камень деревянными щипцами, он повернул его к солнцу.
   – Алмаз не смачивается водой и этим выделяется среди других камешков. – Невил протянул камень Зуге. – А знаете что? Берите. Пусть это будет ваш первый алмаз.

   Они охотились десятый день, постепенно уходя все дальше к северу. Дважды им попадались маленькие группы, но каждый раз добыча разбегалась, почуяв их приближение.
   Зуга был близок к отчаянию. Участки лежали заброшенные, соседние шахты быстро углублялись, что затрудняло разработку его собственных – с каждым днем росла опасность оползня. Предупреждал ведь Джок Дэнби, что Чертовы шахты уже убили пятерых!
   Распластавшись на животе, Зуга лежал на каменистом холмике в пятидесяти милях к северу от реки Вааль и в восьмидесяти от прииска. Они забрались в такую даль, и до сих пор неизвестно, когда им удастся достичь цели и повернуть обратно на юг.
   Ян Черут и мальчики остались в узком, заросшем колючими кустами ущелье, приглядывая за лошадьми. Зуга опустил бинокль, давая отдых глазам, и прислушался. Сквозь птичьи крики доносился по-девичьи тонкий голосок Джордана.
   Сын совсем недавно отошел от лихорадки, и Зуга боялся брать его с собой в нелегкое путешествие, однако оставить мальчика было не с кем. Джордан и на этот раз оказался гораздо выносливее, чем можно было ожидать от ребенка с таким хрупким сложением. Он прекрасно сидел в седле, не отставая от брата, и даже поправился, набрав потерянный за время болезни вес; мертвенно-бледные щеки загорелись румянцем.
   Мысли о Джордане заставили вспомнить Алетту, наполняя душу тоской, вызывая саднящее чувство вины, – Зуга не выдержал и, подняв бинокль, принялся рассматривать равнину в надежде отвлечься. К счастью, это удалось: вдали он заметил какое-то странное движение.
   В бинокль Зуга разглядел стадо антилоп гну – диких коров бурских фермеров. Неуклюжие животные с римскими носами и тощими бородками устраивали в вельде цирковые представления, гоняясь друг за другом по кругу: нос прижат к земле, задние копыта бьют высоко в воздух. Бессмысленная гонка внезапно прекращалась, и соперники, пофыркивая, изумленно смотрели друг на друга.
   Позади стада Зуга уловил еще какое-то движение: брыкающиеся антилопы взбили клубы пыли, толком ничего не разглядишь. Знойный мираж дрожал и расплывался перед глазами, равнина казалась серебристой поверхностью озера, по которой что-то змеилось. Аккуратно поворачивая колесико, Зуга навел резкость.
   «Страусы!» – с отвращением подумал он. Неясные силуэты вдали извивались, как черные головастики в дрожащих волнах миража. Длинноногие птицы словно плыли над землей по раскаленному воздуху. Зуга попробовал их пересчитать, однако силуэты изменили форму, слившись в темную массу, над которой покачивались перья на хвостах.
   Зуга приподнялся, протер линзы уголком шелкового шейного платка и торопливо поднес бинокль к глазам. Непонятная темная масса разделилась на части, расплывчатые тела обрели резкость, а длинные ноги – нормальный размер.
   – Люди! – прошептал Зуга, пересчитывая пришельцев с той же нетерпеливостью, с какой он впервые смотрел на серых слонов с огромными бивнями. Он насчитал одиннадцать человек, прежде чем они снова скрылись в дрожащем слое горячего воздуха, который превратил фигуры в неведомое чудовище.
   Закинув бинокль за плечо, Зуга стал спускаться по осыпающемуся под ногами склону. Ян Черут и мальчики лежали на дне ущелья, подстелив попоны и положив под головы седла. Готтентот рассказывал детям сказку.
   Зуга соскользнул вниз и приземлился между ними.
   – Их больше десятка! – сказал он Яну Черуту.
   Вытащив из чехла, прикрепленного к седлу Ральфа, короткий карабин «мартини-генри», Зуга убедился, что оружие не заряжено.
   – Мы не на газелей охотимся. Не смей заряжать, пока не получишь приказа от меня или Яна Черута! – приказал он.
   Джордану тяжелое ружье было пока не по силам, однако на лошади он держался достаточно хорошо, чтобы принять участие в окружении пришельцев.
   – Джорди, не отставай от Яна Черута и слушай, что он тебе скажет, – велел сыну Зуга.
   Солнце клонилось к западу – выступать нужно немедленно. Если они не сумеют окружить чернокожих с первой попытки, захватив их врасплох, то придется гоняться за каждым по отдельности. До сих пор подобные погони прерывала мгновенно наступающая после захода солнца темнота.
   – Седлайте коней! – По приказу Зуги все поспешили к своим лошадям.
   Зуга взлетел в седло и строго посмотрел на Ральфа:
   – Не вздумай своевольничать, или я задам тебе трепку!
   Он развернул гнедого мерина к выходу из ущелья. За его спиной раскрасневшийся от возбуждения Ральф с заговорщическим видом ухмыльнулся Яну Черуту. Коротышка-готтентот на секунду прикрыл один глаз – в остальном бесстрастное выражение его лица ничуть не изменилось.
   Холм для стоянки Зуга выбрал тщательно: выходящее из него ущелье извивалось по равнине примерно с востока на запад. Вдоль ущелья они и двинулись. Зуга сгорбился в седле, чтобы голова не торчала над склоном, и пустил гнедого шагом, не рискуя поднимать пыль.
   Через полмили он снял широкополую шляпу и осторожно приподнялся. Бросив быстрый взгляд на север, Зуга моментально спрятался обратно.
   – Стой здесь, – велел он Ральфу. – И не шевелись, пока я не двинусь с места.
   Яна Черута и Джордана Зуга поставил рядом – на повороте, где склон ущелья осыпался и по нему легко было взлететь наверх.
   – Не отходи далеко от Джорди, – предупредил он Яна Черута.
   Развернув гнедого в узком ущелье, Зуга вернулся в середину маленькой цепи. Сдерживая нетерпение, он ждал, то и дело поглядывая на заходящее солнце.
   Скорее всего другого такого шанса не будет еще много дней – а каждый день в разработке шахт был на вес золота. Вытащив ружье, Зуга выбрал патрон из патронташа на поясе и вложил его в казенник. Не снимая предохранителя, вернул ружье на место: стрелять он не собирался, но мало ли кто попадется навстречу…
   Даже если намерения у пришельцев вполне мирные и цели совпадают с целями Зуги, эта группа вооружена и держится настороже – иначе не избегали бы накатанной колеи, пробираясь по бездорожью. Вместе они собрались для обороны, по дороге им наверняка пришлось отбиваться – и от черных, и от белых: черные хотели отнять скудные пожитки, а белые пытались лишить права продавать свой труд тому, кто больше заплатит.
   Зуга поблагодарил Невила Пикеринга за науку и решил, что готов приступить к разработке Чертовых шахт. Тут-то он и столкнулся с проблемой, которая стала бичом Южной Африки. Только африканцы могли выдержать условия работы на приисках. Только африканцы соглашались работать за гроши, что давало владельцам участков огромные прибыли, – но даже эти крохи были гораздо больше того, что платили работящие и бережливые бурские фермеры, которые с помощью наемной рабочей силы едва-едва наскребали себе на жизнь в этом диком краю.
   На пятьсот миль в округе не осталось рабочих рук – все чернокожие ушли на прииск. Бурам это весьма не понравилось; кроме того, они ненавидели собравшихся на прииске любителей приключений и искателей наживы.
   Находка алмазного месторождения перевернула жизнь буров вверх дном. Старатели переманили к себе дешевую рабочую силу и вдобавок сделали то, что, с точки зрения буров, было совершенно непростительно, шло вразрез с их убеждениями и угрожало не только их состоянию, но и самой жизни, – старатели платили чернокожим работникам ружьями.
   Буры сражались с туземцами на Кровавой реке и реке Мосега, тысячи раз несли дозор в предрассветный час, когда чаще всего и случаются нападения. Они видели, как горят их дома и посевы, ходили в рейды, отбивая украденный скот, хоронили детей, истекших кровью от ужасных ран, нанесенных ассегаями, – хоронили в Веенене, Месте Плача, и на множестве других проклятых и Богом забытых кладбищ.
   Платить туземцам ружьями противно бурской натуре, противоречит законам и оскорбляет память их павших героев. Бурские отряды из затерянных в вельде республик прочесывали округу, патрулировали ведущие на юг дороги и не пускали чернокожих на прииск, отправляя вместо этого работать на полях.
   Тем не менее пять шиллингов в неделю и мушкет через три года служили неотразимой приманкой, ради которой африканцы преодолевали сотни миль пешком и, невзирая на заградительные отряды буров и прочие опасности, добирались до прииска.
   Туземцы приходили сотнями, но рабочих рук все равно не хватало: шахты были ненасытны. Зуга и Ян Черут напрасно объехали весь прииск: каждый рабочий подписал контракт и ревностно охранялся нанимателем.
   «Мы предложим семь шиллингов и шесть пенсов в неделю», – сказал Зуга Яну Черуту.
   В тот же день к ним нанялись пятеро, а на следующее утро двенадцать жаждущих прибавки к жалованью дезертиров нетерпеливо ждали возле палатки Зуги.
   Не успели они подписать контракты, как появился Невил Пикеринг.
   – Старина, я с официальным визитом, – пробормотал он извиняющимся тоном. – Как член славного комитета старателей, должен вам сказать, что ежедневная плата – пять шиллингов, а не семь и шесть.
   Зуга открыл было рот, но Пикеринг с милой улыбкой поднял руку, пресекая возражения:
   – Нет, майор. Извините. Пять шиллингов, и ни пенсом больше.
   Баллантайн прекрасно представлял себе возможности комитета старателей: непокорного сначала предупреждали, потом избивали, и в конце концов на него набрасывались все старатели – дело могло закончиться поджогом или даже линчеванием.
   – Где же взять рабочих? – недовольно спросил Зуга.
   – Там же, где взяли все остальные: идите в вельд и перехватите группу чернокожих до того, как они попадут в руки бурам или достанутся другому старателю.
   – Этак мне до реки Шаши идти придется, – съязвил Зуга.
   Пикеринг согласно кивнул:
   – Может, и придется.
   Зуга слабо улыбнулся, вспомнив свой первый урок трудовых отношений на прииске. Нахлобучив поглубже шляпу, он взял поводья.
   – Ладно, – пробормотал он, – пойдем нанимать работничков!
   Зуга всадил пятки в бока мерина и вылетел из ущелья на равнину – в пятистах ярдах от идущих прямо на него чернокожих. Он насчитал шестнадцать человек – и каждый на вес золота! Если удастся взять всех, то завтра утром можно начинать: шестнадцати работников вполне достаточно для Чертовых шахт.
   Вытянувшись цепочкой, туземцы двигались быстрым походным шагом, характерным для зулусских воинов, – ни женщин, ни детей в отряде не было.
   – Прекрасно!
   Гнедой разогнался, и Зуга придержал его, перейдя на легкий галоп.
   Справа по равнине летел Ян Черут, за ним, в облаках пыли, ехал Джордан. Издалека их можно было принять за двух вооруженных мужчин. Ян Черут повернул, забираясь в тыл пришельцам, чтобы удержать их ненадолго, давая возможность Зуге подъехать поближе и завести разговор.
   Посмотрев налево, Зуга недовольно нахмурился: Ральф несся во весь опор, склонившись к самой шее лошади и размахивая карабином – хотелось надеяться, незаряженным. Надо было запретить мальчишке брать ружье! И все же, несмотря на раздражение, Зуга не мог удержаться от гордости: сын просто прирожденный наездник!
   Зуга натянул поводья, заставляя гнедого перейти на рысь, давая остальным возможность отрезать туземцам пути к отступлению, а заодно смягчая внезапность своего появления. Пришельцы наверняка приняли белых за враждебный отряд буров. Зуга постарался развеять это впечатление: приподнял шляпу и помахал ею.
   Ян Черут вдруг натянул поводья, Джордан последовал его примеру: они оказались позади африканцев, напротив Ральфа, который развернул кобылку, заставив ее встать на дыбы и тряхнуть гривой.
   Окруженные туземцы действовали слаженно, как бывалые воины. Бросив на землю скатанные подстилки, котелок и мешок с зерном, они встали в круг, плечом к плечу – над сомкнутыми щитами блеснули стальные наконечники ассегаев.
   Полная военная форма – юбки из обезьяньих хвостов, накидки из лисьих шкур, головные уборы из перьев страуса – позволила бы определить, к какому отряду принадлежат воины, однако выставленные щиты уже сказали Зуге все, что он хотел знать: именно длинные щиты дали название племени – матабеле. В Африке не было лучших воинов, чем воины племени длинных щитов.
   Пришельцы стояли неподвижно, наблюдая за приближающимся Зугой. Как же они оказались на пятьсот миль южнее границ своей родины?
   Зуга ухмыльнулся про себя: «Я поставил силок на куропаток, а поймал орлов!»
   В сотне ярдов от сомкнутого круга щитов Зуга остановил гнедого. Лошадь, чувствуя повисшее в воздухе напряжение, нервно танцевала.
   Каждый отряд матабеле отличался окраской щитов: у этой группы щиты были сделаны из шкур черно-белых буйволов – отличительный знак Иньяти, отряда буйволов. На Зугу нахлынула ностальгия.
   Когда-то индуна, предводитель Иньяти, был его другом. Они вместе путешествовали по заросшим мимозой равнинам земли матабеле; вместе охотились и грелись у одного костра. Давно это было – во время первой поездки в низовья реки Замбези, но прошлое так живо встало перед глазами, что Зуга с трудом вернулся в настоящее. Он поднял правую руку, раскрыв ладонь в знак мирных намерений.
   – Воины матабеле, я вижу вас! – обратился он к африканцам на их родном языке – память услужливо подсказала слова.
   За щитами слегка шевельнулись, переглянувшись.
   – Джордан!
   Мальчик подъехал к нему и встал рядом: теперь ясно видно, что это ребенок.
   – Смотрите, воины короля Лобенгулы, я взял с собой сына.
   Ни один отец не берет с собой ребенка, собираясь на войну. Щиты опустились на несколько дюймов, и Зуга увидел внимательные взгляды черных глаз. Стоило придвинуться на пару шагов, и щиты немедленно поднялись.
   – Как дела у Ганданга, индуны отряда буйволов и моего названого брата? – не отступал Зуга.
   Услышав это имя, один из воинов не выдержал и, опустив щит, вышел из круга копий. Худощавый и стройный юноша был немногим старше Ральфа: узкие бедра, длинные мускулистые ноги, широкие плечи с мышцами, наработанными в военных упражнениях. Скорее всего юный воин уже убил человека, омыл копье кровью.
   – Кто называет себя братом Ганданга? – требовательно спросил он звонким юношеским голосом, в котором чувствовались властные интонации человека, привыкшего повелевать.
   – Я, Бакела, – назвался Зуга именем, данным ему матабеле, – Кулак.
   Юноша легкой походкой подошел поближе, остановившись в десятке шагов от Зуги.
   – Бакела! – Он улыбнулся: на широком привлекательном лице ослепительно блеснули белоснежные зубы. – Я впитал это имя с молоком матери. Меня зовут Базо, Топор, я сын Ганданга, которого ты зовешь братом, – он помнит тебя как старого верного друга. Я узнал тебя по шраму на щеке и золотистой бороде. Привет тебе, Бакела!
   Зуга соскочил с гнедого, оставив ружье в чехле, и, широко улыбаясь, сжал плечи юноши в дружеском жесте приветствия. Все еще улыбаясь, Зуга повернулся к Ральфу и крикнул:
   – Попробуй добыть газель, а лучше антилопу – сегодня нам нужно много мяса!
   Ральф с гиком воткнул пятки в бока кобылки, заставив ее взбрыкнуть и сорваться с места в галоп. Без всякого приказа Ян Черут послал свою кобылу галопом, догоняя Ральфа.
   Всадники вернулись на закате с редкой добычей – старым самцом антилопы канна: огромный, как породистый бык, грудная клетка размером с бочонок, между короткими ногами покачивается жирный подгрудок, доставая почти до земли. Откормленный, с шелковистой шкурой, самец весил чуть ли не тонну; под кожей наверняка залегал толстый слой желтого сала, а в груди полно белого жира. Увидев такую завидную добычу, матабеле с криками восторга застучали ассегаями по щитам.
   Шум заставил зверя фыркнуть и пуститься тяжелым галопом. Ральф развернул кобылку, пустив ее наперерез, и через сотню ярдов самец перешел на рысь, послушно возвращаясь к группе людей. Натянув поводья, Ральф легко соскочил на землю; приземлился, как кошка, и в то же мгновение выстрелил. Голова антилопы дернулась, огромные глаза заморгали – пуля попала прямо в лоб. Тяжелая, громадная туша с глухим стуком рухнула на землю.
   Словно стая диких собак, матабеле накинулись на добычу. Вместо ножей они орудовали острыми как бритва наконечниками ассегаев, выбирая лакомые кусочки: потроха, печень, сердце и вкусный белый жир.
* * *
   Матабеле жадно поглощали мясо антилопы: жарили над углями потроха; нанизывали куски печени, жира и сердца на белые, очищенные от коры ветки мимозы, и тающий от огня жир шипел и пузырился на мясе.
   – Мы не ели дичи с тех пор, как вышли из леса, – объяснил Базо.
   Пустынные равнины населяло множество газелей, но за такой добычей пешему с копьем не угнаться.
   – Без мяса живот похож на барабан, в котором нет ничего, кроме шума и воздуха.
   – Вы забрались далеко от родных земель, – согласился Зуга. – Ни один матабеле не заходил так далеко на юг с тех пор, как старый король увел племя через Лимпопо на север, а в те времена твой отец Ганданг был еще ребенком.
   – Мы – первые, кто совершил это путешествие, – с гордостью согласился Базо. – Мы – наконечник копья.
   Воины, сидевшие у костра, подняли головы, гордясь своим достижением. Все они были очень молоды, самому старшему не исполнилось и девятнадцати.
   – Куда же вы держите путь? – спросил Зуга.
   – На юг, в то чудесное место, откуда возвращаются с сокровищами.
   – Какими сокровищами?
   – Вот такими. – Базо прикоснулся к отполированному прикладу карабина Ральфа. – Нам нужны исибаму, ружья!
   – Ружья? Воин матабеле с ружьем? – В голосе Зуги прозвучала легкая насмешка. – Разве не ассегай – оружие истинного воина?
   На мгновение Базо смутился.
   – Старое не всегда лучшее, – ответил он с прежней самоуверенностью. – Старики хотят убедить молодых в своей мудрости, потому и держатся старых обычаев.
   Сидевшие возле костра матабеле согласно кивнули и одобрительно заворчали.
   Самый молодой по возрасту, Базо тем не менее явно командовал остальными. Сын Ганданга, племянник короля Лобенгулы, внук самого короля Мзиликази – благородное происхождение давало преимущества, однако Базо был еще и умен.
   – Чтобы получить ружья, надо работать в глубокой яме под землей, – сказал Зуга. – Три года подряд надо каждый день проливать целый калебас пота.
   – Мы про это слышали, – кивнул Базо.
   – Каждый из вас получит хорошее ружье – через три года. Я, Бакела, даю вам слово.

   По установившейся на прииске традиции чернокожие новички должны были пройти своеобразный обряд посвящения: когда появлялась группа новеньких, по обеим сторонам дороги выстраивались старожилы – отрепья европейских одежд обозначали их принадлежность к цивилизованным людям.
   – Глядите, павианы с гор спустились!
   – Да ну! Павианы хитрые, этим до них далеко!
   Новичков встречали не только насмешливые выкрики, но и комья грязи.
   Базо и его спутники были первыми матабеле на прииске. Исиндебеле, язык племени матабеле, очень похож на зулусский и тесно связан с южным диалектом коса. Базо прекрасно понял, что над ними смеются, и отдал воинам негромкий четкий приказ.
   Одеяла полетели на землю, длинные щиты загремели друг о друга, блеснули широкие наконечники копий – выкрики и смех мгновенно стихли, сменившись удивлением и растерянностью.
   – Вперед! – прошипел Базо.
   Круг щитов распался, обезумевшая толпа в панике бросилась врассыпную.
   Сидя в седле, Зуга видел происходящее как на ладони. Он отлично знал, какую опасность представляет даже крохотный отряд воинов матабеле: если они разойдутся, то перережут безоружных рабочих, как котят.
   – Базо! Останови их! – закричал Зуга, пришпоривая гнедого, чтобы преградить дорогу смертоносной волне щитов и стали.
   Недавние насмешники с воплями разбегались, вытаращив глаза, сбивая друг друга с ног, и упавшие барахтались в пыли. Толстячок, одетый в слишком узкие бриджи и чересчур широкий сюртук, врезался в стену дома одного из старателей победнее: парусина, не выдержав напора, разорвалась, крыша из сухой травы рухнула на голову беглеца, превратив его в стог сена – что и спасло ему жизнь: наконечник ассегая уже почти воткнулся в обтянутый бриджами зад.
   Базо коротко свистнул в свисток из оленьего рога, и воины замерли. Атака мгновенно прекратилась, ухмыляющиеся матабеле трусцой вернулись туда, где побросали свои пожитки, и снова встали в строй. Высоким звенящим голосом Базо затянул первый куплет военной песни Иньяти:
   – Посмотри на щиты, черные, как полночь, и белые, как в полдень облака…
   Идущие позади него воины подхватили хором:
   – Черные, как бык Иньяти, белые, как цапли на его спине…
   Прибытие маленького отряда на прииск превратилось в триумфальное шествие. Зуга ехал впереди матабеле, чувствуя себя римским императором.
   Однако воины никогда в жизни не работали ни лопатой, ни киркой. Ян Черут, презрительно ворча, вкладывал инструменты в руки матабеле, показывая, как держать рукоятки. Через несколько минут юноши уже вполне освоились; мускулы, натренированные для войны, перекатывались под гладкой черной кожей – обычные орудия труда стали смертоносным оружием, которым атаковали желтую землю, словно заклятого врага.
   Впервые увидев тачку, двое юношей попросту подняли ее на руках и понесли вместе со всем содержимым. Когда Ральф показал, что нужно делать, удивленные матабеле обрадовались, как дети.
   – Говорил же я вам, что мы увидим множество чудес! – самодовольно заметил Базо.
   Матабеле с детства привыкли к строгой дисциплине: к этому их приучила строгая семейная жизнь в краале; подростками они вместе работали и тренировались в военном отряде. Кроме того, юноши с радостью хватались за любую возможность посоревноваться друг с другом в силе и ловкости. Зная об этом, Зуга разделил их на четыре команды по четыре человека: Журавли, Соколы, Сорокопуты и Дрофы. Команда, добывшая за неделю больше всего руды, получала право носить перья своей птицы, а также двойную порцию мяса, каши и твала, африканского пива из проса – работу превратили в игру.
   Кое-чем пришлось поступиться. Матабеле – племя скотоводов, вся их жизнь посвящена уходу за скотом и защите стад, причем численность голов нередко увеличивается за счет захвата собственности менее воинственных соседей. Питаются матабеле в основном говядиной и простоквашей, которую готовят в калебасах, сосудах из тыквы.
   На прииске говядина была роскошью, и матабеле с молчаливым отвращением попробовали жирные куски жилистой баранины, которую принес Зуга. Тем не менее после нескольких дней тяжелой физической работы аппетит разыгрался, и баранину стали поглощать если не с удовольствием, то хотя бы без жалоб. В течение этих же первых дней распределили обязанности, и каждый научился тому, что от него требовалось.
   Яна Черута заманить в шахту было невозможно.
   – Ek is nie ‘n meerkat nie, – высокомерно заявил он Зуге, переходя на ломаный голландский: «Я не мангуст, в норах не живу».
   Сортировочный стол требовал присмотра надежного человека – здесь и обосновался Ян Черут. Словно желтый идол, он восседал на корточках над сверкающими грудами промытых камней. Треугольная форма его лица подчеркивалась редкой острой бородкой, высокими азиатскими скулами и раскосыми глазами, от которых разбегались морщинки.
   Ян Черут быстро научился находить алмазы в куче породы, но другая пара глаз оказалась еще острее и быстрее. Как правило, лучшими сортировщиками становились женщины, однако малыш Джордан проявил настоящий талант, точно определяя алмазы всех цветов и размеров.
   Мальчик обнаружил первую находку в первой же партии руды: крошечный камешек цвета выдержанного коньяка и размером в пятую часть карата. Зуга засомневался в его ценности, но скупщик подтвердил, что это настоящий алмаз, и предложил за него три шиллинга.
   После этого все уверились в способностях Джордана и сомнительные камешки передавали ему. Через неделю он стал главным сортировщиком Чертовых шахт: в огромном сомбреро, защищающем его нежную кожу от солнца, мальчик сидел за низким металлическим столом напротив Яна Черута. К сортировке Джордан относился как к игре, от которой никогда не уставал, задорно соревнуясь с коротышкой-готтентотом. Звонкий крик радости сопровождал каждую находку, и ловкие ручонки летали над камешками, словно пальцы пианиста над клавишами рояля.

   Зуга нашел сыновьям учительницу – жену лютеранского проповедника. Пышногрудая миловидная женщина с седыми волосами, стянутыми в огромный узел на затылке, миссис Гэндер была единственной учительницей на пятьсот миль вокруг. Каждое утро она собирала небольшую группу детей старателей в железной церквушке на рыночной площади и учила их грамоте и счету.
   Ральфа приходилось загонять туда угрозами, зато Джордан спешил на уроки с тем же энтузиазмом, с каким торопился к сортировочному столу после школы. Ангельская внешность и привитый матерью интерес к книгам сделали Джордана любимчиком миссис Гэндер, которая и не пыталась скрыть своего предпочтения. Она называла мальчика «мой милый Джорди» и доверяла вытирать доску – вытирание доски мгновенно превратилось в почетную обязанность, в борьбе за которую десяток учеников охотно выцарапали бы Джордану его прелестные ангельские глазки.
   В классе миссис Гэндер была пара близнецов – сыновья неудачливого старателя из австралийских опаловых копей, который разрабатывал скудный участок на восточной стороне прииска. Генри и Дуглас Стюарты были похожи как две капли воды: наголо бритые головы, чтобы не разводились вши; босые ноги; выцветшие потрепанные рубахи и штопаные-перештопаные штаны на подтяжках. Отъявленные хулиганы, братья действовали очень слаженно: дразнили так тихо, что миссис Гэндер ничего не слышала; умели ловко врезать по ребрам или дернуть за волосы так быстро, что она ничего не замечала.
   Джордан стал их излюбленной мишенью: его обзывали «крошка Джорди», таскали за мягкие кудри и с удовольствием доводили до слез – особенно после того, как убедились, что из непонятной гордости он не обращался к старшему брату за подмогой.

   – Скажешь Гусыне Гэндер, что у меня болит живот, – велел Ральф младшему брату, – и папа разрешил мне посидеть дома.
   – Куда ты собрался? – спросил Джордан. – Почему в школу не идешь?
   – Пойду проверю гнездо: птенцы, наверно, уже вылупились.
   На вершине холма в пяти милях по дороге на юг Ральф нашел гнездо сокола и собирался забрать птенцов, чтобы натаскать их для охоты. Джордан обожал старшего брата по многим причинам – в частности, за то, что Ральф всегда замышлял что-нибудь интересное.
   – Можно мне с тобой? Пожалуйста!
   – Джорди, ты еще маленький.
   – Мне почти одиннадцать!
   – Тебе всего десять, – высокомерно поправил Ральф.
   Младший брат по опыту знал, что спорить бесполезно.
   Джордан сообщил о болезни Ральфа таким нежным голоском и так невинно взмахнул длинными ресницами, что миссис Гэндер и в голову не пришло усомниться в его словах. Близнецы Стюарты обменялись понимающим взглядом.
   Позади церкви был нужник, сделанный из железной будки для часового. Стальное ведро стояло внутри ящика с овальным вырезом, служившего сиденьем. В раскаленной будке жарило, как в духовке, и содержимое ведра быстро «пропекалось».
   На большой перемене близнецы поймали Джордана в нужнике. Стоя по обеим сторонам сиденья, они держали мальчика за ноги, пытаясь просунуть его в дыру. Он висел головой вниз, отчаянно цепляясь за края ящика, чтобы не окунуться в переполненное ведро. Сопротивления хулиганы не ожидали: Джордан расцарапал Дугласу шею, а палец Генри стиснул зубами с такой силой, что пришлось разжимать челюсти. Раны изменили их настроение: все началось шуткой, злобной, но все-таки шуткой, а теперь близнецы разозлились – саднили не только раны, но и задетое самолюбие.
   – Наступи ему на пальцы! – пропыхтел Дуглас.
   – Что ты визжишь, как девчонка? – Генри последовал совету брата, с размаху наступив твердой, точно копыто, пяткой на побелевшие костяшки Джордана, который отчаянно брыкался и вопил во всю глотку от ужаса.
   Против объединенных усилий близнецов Джордан устоять не мог, как бы ни старался: несмотря на истерические вопли и попытки удержаться, его запихали головой в дыру. Он задохнулся от отвращения и удушливой вони, прекратив кричать.
   Золотистые кудри Джордана погрузились в холодную вонючую жижу – и тут на двери сорвали задвижку: на пороге возвышалась дородная миссис Гэндер.
   На секунду она замерла от изумления, потом вспыхнула от гнева. Рука, привыкшая месить тесто и стирать белье, врезала с такой силой, что близнецы полетели в угол будки. Миссис Гэндер подняла Джордана, держа его на расстоянии вытянутой руки и морщась от запаха, исходившего от промокших кудрей. Раскрасневшись от ярости, она выскочила из нужника и велела мужу принести ведро драгоценной воды и кусок мыла.
   Через полчаса от Джордана разило карболкой, его кудри подсыхали на солнце, превращаясь в золотистый нимб, а из ризницы доносились вопли близнецов, резкие удары трости и голос миссис Гэндер, призывающей мужа не жалеть усилий.

   Вокруг жалких остатков Колсберг-копи вырос целый хребет холмиков: пустую руду старатели сваливали как попало на открытых местах за поселком. Некоторые из искусственных холмов достигали двадцати футов в высоту. На свалке не росло ни деревца, ни травинки. Сотни чернокожих рабочих каждый день проходили здесь, протоптав лабиринт дорожек.
   Солнце стояло прямо над головой, холмы отбрасывали узкие тени. В знойный полуденный час здесь никого не было: все работали в шахтах. Джордан торопливо шагал по пыльной дорожке, которая кратчайшим путем вела от лютеранской церкви к палатке Зуги. Глаза мальчика покраснели от слез унижения и карболового мыла.
   – Эй, крошка Джорди!
   Джордан мгновенно узнал голос и застыл на месте, моргая от яркого света. На вершине холмика, на фоне бледно-голубого неба, виднелся силуэт одного из братьев Стюарт: большие пальцы заложены за подтяжки, бритая голова вытянута вперед.
   – Ты нажаловался, крошка Джорди! – обвинил он Джордана, уставившись на него злобными, как у хорька, глазами.
   – Я не жаловался, – неуверенно пискнул Джордан в ответ.
   – Ты кричал, а это то же самое. Мы заставим тебя покричать еще разок, только теперь тебя никто не услышит!
   Резко развернувшись, Джордан помчался со всех ног, с отчаянием газели, за которой гонится гепард. Едва он пробежал десяток шагов, как под голыми пятками посыпался вниз гравий и с другого холма, преграждая дорогу, соскользнул второй близнец. Он широко ухмылялся, приветственно распахнув объятия.
   Ловушка была тщательно подготовлена: Джордана подкараулили в узкой ложбинке между высокими холмиками; первый близнец за его спиной ловко скатился вниз, удерживая равновесие на осыпающемся под ногами гравии, и спрыгнул на тропинку.
   – Мой милый Джорди! – выкрикнул он.
   – Крошка Джорди! – подхватил второй.
   Братья медленно сжимали клещи, растягивая удовольствие.
   – Маленьким девочкам не следует ябедничать! – Генри беззвучно хихикнул.
   – Я не девочка! – прошептал Джордан, пятясь от него.
   – Тогда почему у тебя кудри? Кудри только у девчонок!
   Дуглас сунул руку в карман, достал складной нож с костяной рукояткой и открыл его зубами.
   – Мы сделаем из тебя мальчишку, крошка Джорди!
   – А потом научим не ябедничать! – Генри показал ветку верблюжьей колючки, которую прятал за спиной: пучки листьев ободрали, оставив шипы. – Ты получишь то же самое, что Гусыня Гэндер выдала нам! Пятнадцать ударов каждому – для тебя, крошка Джорди, это будет тридцать.
   Джордан в ужасе уставился на толстую ветку: чуть ли не дюйм в диаметре, скорее дубина, чем трость! Полудюймовые шипы вырастали из утолщений жесткой черной коры. Генри замахнулся, примериваясь, – ветка со свистом рассекла воздух, словно гадюка зашипела.
   Встрепенувшийся Джордан кинулся вверх, на высокий склон, который предательски осыпался под ногами. За спиной заулюлюкали довольные близнецы. Как стая диких собак, они бросились вслед, карабкаясь по ненадежному склону, на каждом шагу по щиколотку погружаясь в гравий под собственным весом. Джордан, подгоняемый ужасом, опередил их, помогая себе руками. Выбравшись на вершину, он понесся по плоскому верху холма, все дальше отрываясь от преследователей.
   Генри на бегу схватил увесистый кусок кварца размером с кулак и швырнул его в Джордана. Камень просвистел в дюйме над ухом мальчика. Джордан всхлипнул, потерял равновесие и, поскользнувшись, кубарем скатился вниз по крутому склону.
   – Держи его! – завопил Дуглас, бросаясь следом.
   У подножия холма Джордан вскочил на ноги – пыльный, растрепанный, с торчащими во все стороны волосами. Он помешкал секунду, затравленно озираясь, и помчался прочь по узкой дорожке между холмами.
   – Лови его! Не упускай! – кричали друг другу запыхавшиеся от смеха близнецы, играя с Джорданом, словно с мышкой.
   На ровном месте длинные ноги преследователей быстро сокращали расстояние, голые пятки колотили по сухой земле, выбивая неровную барабанную дробь. Вывернув шею, Джордан глянул через плечо, почти ничего не видя от заливающего глаза пота и длинной челки. Белый как мел, он дышал со всхлипом, в распахнутых до предела глазах стояли слезы.
   Генри приостановился, вытянул руку назад и бросил шипастую палку над самой землей – ветка ударила Джордана под коленки, колючки распороли нежную обнаженную кожу, оставив глубокие параллельные царапины, будто от удара плеткой-девятихвосткой.
   Ноги мальчика подогнулись, он рухнул лицом вниз на утоптанную землю. Падение вышибло из него дух, Джордан не успел встать, как Дуглас прыгнул ему на спину, прижав беглеца щекой к земле. Генри подхватил ветку и, держа ее обеими руками над головой, заплясал вокруг, примеряясь, куда бы ударить.
   – Сначала острижем! – выдавил Дуглас, задыхаясь от смеха и радостного возбуждения. – Держи ему голову!
   Бросив палку, Генри двумя руками схватил пленника за волосы, изо всех сил оттягивая голову назад. Дуглас, по-прежнему сидящий на лопатках Джордана, прижал его к земле и взмахнул ножом.
   – Не давай ему дергаться, – сказал Дуглас брату, кромсая золотистые волосы.
   Пучки волос оставались в руках Генри: местами обрезанные, местами вырванные с корнем, словно перья, выдернутые из тушки зарезанного цыпленка. Генри с хохотом подбрасывал поблескивающие на солнце клочья кудрей в воздух.
   – Теперь ты будешь мальчишкой!
   Перестав сопротивляться, Джордан лежал, прижатый к земле, сотрясаясь от рыданий, а Генри снова схватил его за волосы.
   – Режь покороче! – велел он брату – и вдруг взвизгнул от боли.
   Тонкий конец хлыста из шкуры носорога хлестнул по свежим синякам, оставленным тростью преподобного отца Гэндера, – Генри взвился, схватившись за ягодицы, и запрыгал на месте.
   Его схватили за воротник и вздернули: брыкаясь, Генри повис в воздухе, все еще зажимая руками горящее огнем седалище.
   Дуглас поднял глаза: увлеченные издевательством над малявкой, братья не заметили всадника, показавшегося из-за поворота. Подъехав к барахтающейся посреди тропинки куче тел, мужчина сразу узнал близнецов, которые давно заслужили дурную славу на прииске. Через секунду он уже разобрался, что происходит и кто жертва.
   Увидев брата, болтающегося в воздухе, как труп на виселице, Дуглас мгновенно сообразил, что обстоятельства изменились. Торопливо вскочив на ноги, он метнулся прочь, однако всадник развернул коня и, словно играя в поло, ударил длинным хлыстом. Дуглас замер от боли: если бы не толстая парусина штанов, удар распорол бы кожу.
   Не давая ему возможности прийти в себя, всадник схватил хулигана за руку и с легкостью поднял его. Теперь мужчина держал в каждой руке извивающегося и хнычущего от боли мальчишку.
   – Я вас, поганцев, знаю, – негромко произнес он, задумчиво глядя на близнецов. – Вы – братья Стюарт. Те самые, которые загнали мула старика Джекоба в колючую проволоку.
   – Пожалуйста, мистер, отпустите! – зарыдал Дуглас.
   – Помолчи! – спокойно велел всадник. – Именно вы перерезали поводья на упряжке Де Кока. Вашему отцу это влетело в крупную сумму, а еще комитет старателей желал бы знать, кто поджег палатку Карло…
   – Мистер, это не мы! – взмолился Генри.
   Судя по всему, близнецы знали, кто их поймал, и боялись его как огня.
   Джордан с трудом поднялся на колени, глядя на своего спасителя снизу вверх. Наверное, он очень важный господин – может быть, даже член того самого комитета. С ума сойти! Ральф как-то объяснил братишке, что член комитета старателей – это нечто среднее между полицейским, принцем и чудовищем из сказок, которые читала мама. И вот то самое сказочное существо смотрит на Джордана – стоящего на коленях, заплаканного, покрытого пылью, с кровоточащими царапинами на голенях, в разорванной рубахе с болтающимися на ниточках пуговицами.
   – Вы в два раза больше этого малыша! – сказал всадник. Глаза у него были голубые, необыкновенно яркие – глаза поэта… или фанатика.
   – Мистер, мы просто играли! – пробормотал Генри.
   – Мистер, мы ничего плохого не хотели!
   Всадник перевел горящий взгляд с Джордана на извивающихся в руках близнецов.
   – Играли? – переспросил он. – В следующий раз, если я поймаю вас за такими играми, вы и ваш отец будете объясняться с комитетом. Ясно? – Он грубо встряхнул мальчишек. – Вы меня поняли?
   – Да, мистер…
   – Я вижу, вы играть любите? Так вот вам новая игра, и мы будем играть в нее всякий раз, когда вы хоть пальцем тронете того, кто младше вас!
   Мужчина неожиданно бросил мальчишек на землю и, прежде чем они успели прийти в себя, заработал хлыстом. Близнецы рванулись прочь, а он поехал за ними легким галопом и добрую сотню ярдов подхлестывал хулиганов по ногам, заставляя не терять скорости. Потом вдруг развернул лошадь и вернулся к бледному, дрожащему Джордану.
   – Молодой человек, если вам пришла охота почесать кулаки, то не стоит связываться с двумя противниками одновременно.
   Незнакомец ловко спешился, забросив поводья за плечо, и присел на корточки рядом с Джорданом.
   – Где больше всего болит? – спросил он.
   Джордану вдруг отчаянно захотелось не показаться плаксой. Он шумно вздохнул, сглатывая слезы. Кажется, мужчина его понял.
   – Молодец! – сказал он. – Так и надо. – Вытащив из кармана платок, он вытер грязное заплаканное лицо Джордана.
   – Как тебя зовут?
   – Джорди… то есть Джордан, – со всхлипом поправился мальчик.
   – Сколько тебе лет, Джордан?
   – Почти одиннадцать.
   Боль от ран физических и душевных начала утихать, сменившись теплой волной благодарности к спасителю.
   – Сплюнь! – приказал незнакомец, протягивая платок.
   Джордан послушно смочил слюной уголок ткани.
   Взяв мальчика за плечо, мужчина развернул его спиной к себе и принялся вытирать кровь на ногах. В небрежном прикосновении мужских рук не было ни капли нежности, но проявленное внимание заставило вспомнить маму. Пустоту внутри внезапно пронзило болью, и Джордан чуть снова не расплакался. Сдерживая слезы, он повернул голову, наблюдая за действиями незнакомца. Сильные пальцы двигались несколько неуклюже. Крепкие, коротко остриженные ногти слегка поблескивали. Тыльную сторону ладони покрывали тонкие золотистые волоски, отсвечивающие на солнце.
   Незнакомец поднял взгляд на Джордана. Незагорелое лицо было гладко выбрито, не считая аккуратных усиков над яркими, чувственными губами. Большой нос смотрелся вполне пропорционально на крупной круглой голове, покрытой густой волнистой шевелюрой каштанового цвета. Мужчина был совсем молод – лет двадцать, не больше, – однако в нем чувствовалась такая зрелость и сила, что выглядел он гораздо старше.
   Первому впечатлению противоречили едва заметные детали: яркий румянец казался нездоровым и лихорадочно горел на щеках; кожа на лице оставалась гладкой, но в уголках губ и глаз виднелись признаки страдания; в проницательных глазах улавливалась трагическая тень, некая печаль, доступная разве что невинному взгляду ребенка.
   Мужчина и мальчик посмотрели друг другу в глаза – где-то в глубине души Джордана что-то повернулось, и он почувствовал сладкую боль: благодарность, щенячья любовь, сочувствие, преклонение и что-то еще, для чего он не знал названия.
   Незнакомец встал: крепко сложенный, выше шести футов ростом – Джордан едва доставал ему до груди.
   – Как зовут твоего отца, Джордан?
   Мальчик ответил, благодарный, что его назвали полным именем, как взрослого.
   – Да, – кивнул незнакомец, – я о нем слышал. Охотник на слонов, верно? Давай-ка отвезем тебя домой.
   Он вскочил в седло, наклонился и закинул Джордана на круп лошади. Мальчик сел боком и обхватил всадника обеими руками за талию, чтобы удержаться.
   Когда они появились в лагере Зуги, Ян Черут торопливо выскочил из-за сортировочного стола и снял Джордана с лошади.
   – Он подрался, – сказал незнакомец. – Смажь царапины йодом, и все будет в порядке. Боевой у вас парень!
   Ян Черут, обычно резкий и циничный, с этим человеком вел себя подобострастно – прямой взгляд незнакомца на длинноногом скакуне словно лишил его дара речи. Держа Джордана одной рукой, другой он снял с головы старую военную фуражку и прижал ее к груди, раболепно кивая в ответ на распоряжения.
   Всадник перевел немигающий взгляд на Джордана и впервые улыбнулся.
   – В следующий раз, Джордан, не задирай тех, кто в два раза больше тебя, – посоветовал он и, пустив лошадь рысью, уехал не оглядываясь.
   – Джорди, ты знаешь, кто это был? – торжественно спросил Ян Черут, не сводя глаз с удаляющегося всадника. Не дожидаясь ответа, он сказал: – Это самый главный начальник комитета старателей, самый важный господин на прииске… – Ян Черут сделал театральную паузу. – Его зовут Сесил Родс.
   – Мистер Родс, – повторил Джордан. – Мистер Родс.
   Имя звучало героически, словно взятое из стихов, которые читала мать. Джордан понял, что в его жизни произошло нечто очень важное.

   Каждый член семьи Баллантайн нашел свое место – будто оно было заранее для него предназначено. Ян Черут и Джордан занимались сортировкой, воины матабеле работали в шахте, а Ральф, естественно, тоже работал с ними.
   Так они находили камни: добывали породу из углубляющихся шахт на крохотных участках земли; вытаскивали ее на поверхность в раскачивающихся ведрах; везли на повозке по осыпающимся дорогам, которые с каждым днем становились все опаснее; промывали и просеивали – и наконец Ян Черут и Джордан обнаруживали алмаз на сортировочном столе.
   Вечерами трое-четверо матабеле ждали Зугу под деревцем верблюжьей колючки возле палатки.
   – Ну, показывайте, – бормотал Зуга.
   Матабеле с гордостью разворачивали лоскут грязной ткани, показывая обломок камня или маленький прозрачный кристалл, найденный на участке. Копая землю, наполняя ведро и высыпая из него породу, рабочие иногда замечали блестящий камешек – за такую находку полагалась награда.
   Большинство находок не были настоящими алмазами: матабеле подбирали все блестящие, красивые и необычно окрашенные камешки – агаты и кварц, полевой шпат и горный хрусталь, яшму и цирконий. Алмазы попадались лишь изредка, но за каждый – большой или маленький, прозрачный или окрашенный – Зуга давал золотой соверен из своих тающих запасов. Камешек Зуга прятал в замшевый мешочек, который днем носил в застегнутом нагрудном кармане, а ночью клал под подушку.
   Каждую субботу Ян Черут и мальчики садились вокруг обеденного стола под деревцем верблюжьей колючки, и Зуга аккуратно высыпал содержимое замшевого мешочка на листок чистой бумаги. Все вместе они обсуждали недельную добычу – и каждый раз, глядя на мелкие, непрозрачные, низкосортные алмазы, с трудом добытые из глубины Чертовых шахт, Зуга старался скрыть свое разочарование, пытался не обращать внимания на тошнотворное чувство тревоги.
   Застегнув нагрудный карман, где лежал замшевый мешочек, Зуга надевал до блеска начищенные Ральфом сапоги, аккуратно заштопанную и отглаженную Джорданом рубашку и садился на гнедого, вычищенного Яном Черутом. С сигарой во рту, он ехал в поселок, старательно делая вид, что вовсе не нуждается в деньгах, и останавливал гнедого возле железной лачуги первого скупщика.
   – Чертовы шахты, – с ужасным акцентом бормотал скупщик-голландец, ничуть не обманутый независимым видом Зуги. Присвистнув, он мрачно качал головой, рассматривая содержимое замшевого мешочка: – Они уже убили пятерых, а еще троих пустили по миру. Джоку Дэнби повезло, что ты заплатил ему такую цену.
   – Сколько дадите? – тихо спросил Зуга.
   Скупщик потыкал пальцем в россыпь крошечных камешков.
   – Показать тебе настоящий алмаз? – Не дожидаясь ответа, он открыл железный сейф в стене позади себя.
   Почтительно развернув листок бумаги, скупщик показал великолепный сияющий кристалл размером с желудь.
   – Пятьдесят восемь карат! – прошептал он. – Вчера купил.
   Зуга смотрел на камень, чувствуя кислый привкус зависти.
   – Сколько? – спросил он, ненавидя себя за слабость.
   – Шесть тысяч фунтов стерлингов! – ответил скупщик, тщательно заворачивая бумагу.
   Он положил алмаз обратно в сейф, закрыл толстую железную дверцу, повесил ключ на цепочку от часов и пренебрежительно глянул на камни Зуги.
   – Сорок фунтов, – бросил он.
   – За все? – тихо спросил Зуга. Ему нужно накормить шестнадцать человек и заплатить им за неделю работы, а также купить новую веревку – причем по безбожным ценам, которые дерут здесь торговцы.
   – Цены упали, – пожал плечами торговец. – Каждый старатель к югу от Вааля приносит мне такой же мусор.
   Зуга положил камни обратно в мешочек и встал.
   – Сорок я даю в качестве одолжения, – предупредил скупщик. – Когда придешь обратно, больше тридцати не дам.
   – Ничего, я рискну. – Зуга приложил руку к полям шляпы и вышел на улицу.
   Второй скупщик высыпал алмазы в чашку весов, потом аккуратно добавлял гиречки, пока весы не выровнялись.
   – Лучше бы ты на слонов охотился, – сказал он, записывая вес и что-то подсчитывая в тетради с кожаным переплетом. – Рынок алмазов переполнен. Количество богатых дамочек, желающих вешать на шею побрякушки, ограниченно, а за последние несколько лет в Ваале нарыли больше камней, чем за предыдущие шесть тысячелетий!
   – Но ведь алмазы используют в часовых механизмах и резцах для стекла и стали, – тихо возразил Зуга.
   – Преходящее увлечение! – отмахнулся скупщик. – С алмазами покончено. Даю тебе пятьдесят пять фунтов – хотя эти камешки и того не стоят.

   Однажды утром Зуга обнаружил, что Ральф работает бок о бок с Базо, размахивая кайлом в такт песне матабеле. Несколько минут Баллантайн молча смотрел на сына: нежная детская плоть превращалась в крепнущие мускулы; плечи расширились; живот стал поджарым, как у гончей; штаны чуть не лопались по швам, облегая плотные округлые ягодицы, когда Ральф наклонялся, чтобы вытащить кайло из твердой желтой почвы.
   – Ральф! – наконец окликнул он.
   – Что?
   Горло юноши блестело от пота, который стекал ручейками вниз, оставляя следы на пыльной коже, и большие капли блестели на курчавых темных волосках, внезапно появившихся на груди.
   – Надень рубашку! – приказал Зуга.
   – Зачем? – удивился Ральф.
   – Затем, что ты – англичанин. Именем Господа, а если потребуется, моей собственной рукой, ты будешь еще и джентльменом!
   В сапогах, застегнутый на все пуговицы, Ральф работал вместе с матабеле – и заслужил сначала их уважение, а потом привязанность и дружбу.
   В тот день, когда они встретились в вельде, матабеле были поражены умением Ральфа держаться в седле и меткой стрельбой, уложившей старую антилопу. Теперь они стали принимать юношу за своего – сначала снисходительно, как младшего брата, но постепенно Ральф завоевывал право держаться на равных и в конце концов соревновался с воинами во всем, что они делали. Ему пока не хватало силы и роста, и в соревнованиях он обычно проигрывал. Проиграв, Ральф мрачно хмурился, сводя густые брови над переносицей.
   – Хороший спортсмен должен уметь проигрывать с достоинством, – внушал ему Зуга.
   – А я не хочу быть спортсменом! И не собираюсь учиться проигрывать! – отвечал Ральф. – Я хочу научиться побеждать!
   И он принимался за дело с еще большим упорством.
   С каждым днем, проведенным в шахте, Ральф становился сильнее. Детский жирок исчез, юноша вытянулся, не потеряв в то же время в силе. И еще он научился побеждать.
   Ральф начал выигрывать соревнования с Базо, лихорадочно заполняя желтой породой одно за другим огромные кожаные ведра – да так, что пыль стояла столбом. Он пришел первым в одной из опасных гонок по лестницам – от дороги до дна шахты: обдирая ладони об веревки; повисая над пропастью, чтобы обойти соперника; словно канатоходец, пробегая по узкой жердочке, не глядя в зияющую шахту под ногами. Даже Базо покачал головой, изумленно вымолвив «Хау!», когда запыхавшийся Ральф встал на дно шахты, глядя на Базо снизу вверх, и торжествующе рассмеялся.
   Затем Ральф научился пользоваться боевыми палками. В эту игру мальчики племени матабеле играют с первого дня своей пастушеской жизни в вельде, и Ральфу пришлось нелегко. Овладевая искусством драться на палках, он поневоле научился останавливать кровотечение: не прерывая состязания, засыпал пригоршней пыли нанесенную ударом Базо кровоточащую царапину на голове. За неделю до своего шестнадцатилетия Ральф впервые побил Базо. Схватка проходила на площадке позади крытых сухой травой хижин, построенных матабеле на открытом участке вельда за палаткой Зуги.
   Состязание началось с шутливой перебранки: Базо дразнил ученика, лениво переступая с места на место с грацией сонной пантеры. Палки в его руках так и летали, искусно создавая непроницаемый барьер, из-за которого в любой момент мог быть нанесен жестокий удар. Ральф все время поворачивался лицом к противнику – юноши плавно кружили, как пара танцоров. Рубашку Ральф снял, и кожа, по приказу Зуги всегда закрытая от солнца, оставалась молочно-белой – лишь руки и треугольный вырез у горла загорели до черноты.
   – Когда-то у меня был ручной бабуин, – сказал Базо. – Бабуин-альбинос, белый, как луна, и такой глупый, что не научился даже самым простым трюкам. Кого-то он мне напоминает, вот только не могу вспомнить кого.
   Ральф улыбнулся одними губами, обнажив крупные белые зубы; густые брови были по-прежнему сдвинуты над переносицей. Насмешки Базо он свободно парировал на исиндебеле:
   – И как это матабеле пришло в голову учить бабуина? По-моему, должно быть наоборот!
   Базо отпрыгнул назад и заухал, начиная гийя – танец воина, бросающего вызов. Он высоко подпрыгивал, палки свистели в воздухе, мелькая с неуловимой для глаза быстротой.
   – Посмотрим, так ли ты горазд работать палками, как работаешь языком! – крикнул Базо.
   Он без предупреждения бросился в атаку, палка свистнула, целясь в колено Ральфа, но свист оборвался треском ружейного выстрела – Ральф подставил свою палку. Базо мгновенно ударил другой рукой в локоть – снова послышался треск столкнувшихся палок.
   Палки трещали все громче, удары искусно отражались, переходя в свист контрударов, которые, в свою очередь, не достигали цели. Кружок зрителей громко подбадривал соперников криками «Й-и-е!».
   Базо уступил первым, отпрыгнув назад, – пот покрывал черную бархатистую кожу, грудь вздымалась и опадала, в смехе прозвучала легкая хрипотца.
   Обычно за этим следовала передышка: соперники кружили, словно в ритуальном танце, насмехались друг над другом, переводили дух и натирали руки пылью, чтобы крепче держать палки. Однако в этот раз, когда Базо отскочил назад и на секунду опустил правую руку в пыль, готовя новую насмешку, Ральф стиснул зубы и, ожесточенно играя желваками, перешел в атаку: отвлекшийся противник ненароком открылся.
   – Й-и-е! – крикнули зрители, подбадривая и предупреждая одновременно.
   Базо сделал отчаянную попытку развернуться и отразить неожиданное нападение. Ему удалось подставить палку и смягчить удар, иначе он получил бы перелом: Ральф ударил противника в плечо, и шутки кончились. От удара на коже остался след толщиной с палец, рука почти перестала слушаться. Отражая новое нападение, Базо почувствовал, как палка дернулась и чуть не выпала из онемевших пальцев, а задетое плечо вспыхнуло такой болью, что он невольно закряхтел.
   Кряхтение лишь раззадорило Ральфа. Загорелое до черноты лицо исказилось от ярости, зеленые глаза горели холодным огнем, от каждого удара с длинных черных волос слетали капли пота. Матабеле никогда не видели Ральфа в таком состоянии, но все они побывали в сражениях и мгновенно распознали убийственную одержимость воина. Поддавшись возбуждению, они приплясывали и притопывали, подбодряя юношу криками.
   – Й-и-е! – воскликнули матабеле, когда Базо попятился, уступая напору Ральфа.
   Палки свистели и сталкивались, издавая устрашающий треск. Базо глотал воздух широко раскрытым ртом, за ухом потекла струйка крови, расползлась по горлу и покрыла правое плечо, словно мантия. Скользящий удар в лицо не рассек кожу, но оставил под ней кровяной пузырь размером с орех, который висел на лбу, будто пиявка. Град ударов со свистом и треском обрушивался на Базо, отдаваясь в плече, мускулистой шее и голове.
   Еще один удар достиг цели – из носа выползла струйка крови, и блеск белоснежных зубов поблек. От другого удара вздулся след на бедре – раненый Базо поворачивался медленно, неуклюже, и Ральф атаковал, инстинктивно заставляя противника опираться на поврежденную ногу. Палка вновь обрушилась на мышцы: Базо пошатнулся и чуть не упал, с неимоверным трудом сохранив равновесие. Ральф легко отбил бессильную контратаку и ткнул концом палки, используя ее не как дубинку, а как меч. Удар застал Базо врасплох. Пробив защиту противника, Ральф всем своим весом вогнал палку в живот противнику, прямо под дых, – тот согнулся пополам, одна палка упала на землю, другая бессильно повисла вдоль тела. Базо упал на колени, подставляя шею, где между крепкими мускулами торчали острые позвонки.
   Ральф уставился на открытую шею; его глаза тускло поблескивали, как неотшлифованные алмазы; он двигался с такой скоростью, что его действиями наверняка руководил только инстинкт. Подняв палку, он перенес тяжесть тела на переднюю ногу, вкладывая все силы в смертельный удар.
   – Й-и-е! – взревели зрители, потерявшие рассудок в лихорадочном приступе убийственного безумия, и придвинулись поближе в ожидании смерти.
   Ральф вдруг замер с поднятой рукой, напряженный, как натянутая тетива, перед поверженным противником у ног. Постепенно обмякнув, он неуверенно тряхнул головой, словно просыпаясь от кошмарного сна. Изумленно оглядевшись, юноша моргнул, будто стирая с глаз налет безумия. Ноги внезапно задрожали и подогнулись, он опустился на колени перед Базо, обнял его за шею и прислонился щекой к щеке.
   – Господи, – прошептал Ральф, – Боже мой, я ведь тебя чуть не убил…
   Оба жадно глотали драгоценный воздух, их кровь и пот перемешались.
   – Никогда не учи бабуина, – хрипло сказал Базо дрогнувшим голосом. – Не то он тебя самого научит!
   Хохочущие матабеле поставили противников на ноги и отнесли в ближайшую хижину.
   Ральф первым приложился к густому, пенистому пиву из проса, затем передал калебас сопернику. Базо прополоскал рот, смывая кровь, и, закинув голову, сделал добрый десяток глотков, прежде чем опустил сосуд и посмотрел на Ральфа.
   На мгновение сосредоточенный взгляд зеленых глаз встретил горящие черные глаза – и юноши расхохотались, не в силах сдержаться. Сидевшие вокруг матабеле тоже прыснули и закатились от смеха.
   – Я тебе обязан по гроб жизни! – окровавленными губами сказал Базо, со смехом хватая Ральфа за руку.

   Когда Зуга ступил на дно шахты, жара уже стояла такая, что на синей фланелевой рубашке между лопатками темнело пятно пота. Он снял шляпу, чтобы вытереть намокший лоб, и вдруг нахмурился.
   – Ральф! – рявкнул он.
   Юноша воткнул кирку в желтую землю и выпрямился, уперев руки в боки.
   – Что это ты вытворяешь? – недовольно спросил Зуга.
   – Я нашел новый способ организовать работу, – объяснил Ральф. – Сначала команда Базо рыхлит землю, потом ребята Венги…
   – Не прикидывайся! – оборвал Зуга. – Ты прекрасно знаешь, о чем я. Сегодня понедельник – ты должен быть в школе.
   – Мне уже шестнадцать, – ответил Ральф. – Кроме того, я умею читать и писать.
   – А тебе не пришло в голову хотя бы упомянуть о своем решении? – обманчиво мягко спросил Зуга.
   – Папа, ты был слишком занят, не хотелось отвлекать из-за таких мелочей. Тебе своих забот хватает.
   Зуга помедлил, соображая, то ли Ральф как обычно нашел способ выкрутиться, то ли он в самом деле понимает, насколько серьезно положение и как сильно озабочен отец.
   Сын почуял его колебания.
   – У нас каждая пара рук на счету, а эти достаются бесплатно. – Он поднял ладони, и Зуга впервые заметил, какие они широкие, сильные и мозолистые.
   – Так что ты там придумал? – Суровое выражение исчезло с лица Зуги, и Ральф ухмыльнулся: он больше не школьник!
   Юноша начал объяснять, оживленно жестикулируя; Зуга согласно кивал.
   – Ладно, – наконец сказал он сыну. – Неплохая мысль. Давай попробуем.
   Зуга повернулся и ушел. Поплевав на руки, Ральф крикнул на исиндебеле:
   – Хватит бездельничать, словно женщины в поле! А ну, за работу!

   На участке номер 183 американский старатель по имени Кэлвин Хайн нашел крошечное гнездо и одним ведром вытащил двести шестнадцать алмазов – самый крупный весом больше двадцати карат. В мгновение ока из оборванного бородатого бродяги, копающегося в пыли, он превратился в богатого человека.
   Вечером в баре Бриллиантовой Лил хозяйка взгромоздилась на деревянный прилавок заведения, помахивая страусиными перьями в прическе и посверкивая блестками на платье.
   – Не назовет ли какой-нибудь щедрый джентльмен цену за этот роскошный товар? – Пальцами с ярко накрашенными ногтями она сжала большие округлые груди, заставив их вылезти из тесного корсажа, выставляя напоказ бархатистую кожу и розовые соски.
   – Ну же, голубчики, одна ночь в раю, мгновение райского блаженства!
   – Лил, дорогая, даю десятку! – крикнул какой-то старатель.
   Лил повернулась к нему задом и взмахнула юбками.
   – Постыдись, жадюга! – укорила она, глядя через белое плечико.
   Под юбками мелькнули кружевные, обшитые ленточками панталоны, открывающие промежность. На долю секунды все увидели продаваемый товар и заревели, словно волы, почуявшие водопой после пятидневного путешествия в пустыне.
   – Лил, красотка моя! – Кэлвин, пошатываясь, вскарабкался на ящик, служивший столом: счастливчик не просыхал с полудня, с тех пор, как покинул контору скупщика. – Лили, ненаглядная моя! – ворковал он. – Я каждую ночь мечтал об этом мгновении!
   Сунув руку в карман куртки, он вытащил пригоршню скомканных пятифунтовых банкнот.
   – Я не знаю, сколько здесь, но все твое! – выпалил Кэлвин.
   Выщипанные и подведенные брови Лил на мгновение сдвинулись: она прикинула общее количество банкнот и улыбнулась, сверкнув вставленным в передний зуб крохотным алмазом.
   – Красавчик ты мой, – пропела она, – сегодня я – твоя невеста! Обними меня, возлюбленный!
   На следующий день кто-то вытащил камень весом в тридцать карат – прелестный камень чистой воды, а через день на участке Невила Пикеринга нашли огромный алмаз цвета шампанского.
   – Теперь ты уедешь? – со сдержанной завистью улыбнулся Зуга, встретив Пикеринга на дороге возле Чертовых шахт.
   – Нет. – Пикеринг покачал головой и улыбнулся в ответ очаровательной, сияющей улыбкой. – Я всегда ставлю на полосу везения. Мы с партнером решили не выходить из игры.
   Бог алмазов словно расщедрился, осыпая прииск внезапным богатством. Всех охватило лихорадочное возбуждение: в полдень шахты гудели, как улей диких пчел в период цветения желтой акации. Три первоклассные находки за три дня – такого и в помине не бывало!
   Вечерами, сидя вокруг костров или при свете фонарей в пивных, пыльные старатели, опьяненные скверным пойлом и надеждами, выдвигали самые фантастические теории.
   – Это целый слой! – разглагольствовал один. – Целый слой огромных камешков по всему прииску. Помяните мои слова, не пройдет и недели, как кто-нибудь вытащит «пони»!
   – Бред! – отзывался другой. – Камни лежат гнездами. Опять какой-нибудь счастливчик найдет целое ведро – как Кэлвин с его двумястами шестнадцатью или Пикеринг с его «обезьяной»!
   В ночь на четверг пошел дождь. На окраинах пустыни Калахари в год выпадает меньше двадцати дюймов осадков, но в эту ночь пролилась почти половина годовой нормы.
   Дождь хлестал стеной серебристых стрел, ослепительно вспыхивали голубые молнии. Тучи размером с гору сталкивались друг с другом, как бодающиеся быки; раскаты грома сотрясали землю. К рассвету дождь не утих. В другое время старатели сидели бы дома в ожидании, пока все подсохнет, но сегодня ничто на свете не могло их удержать: охваченный возбуждением поселок устремился в шахты.
   Изрытый холм покрывала желтая жижа – на нижних участках она доходила до колена. Грязь облепляла босые ноги чернокожих работников, липла к ботинкам белых надсмотрщиков, которые едва переставляли ноги, словно каторжники, закованные в кандалы. Толстый слой красной слякоти на дорогах забивался в колеса повозок – их приходилось чистить. Жидкое месиво лопатами наваливали в ведра – при подъеме оно проливалось на стоящих внизу, и под блестящим слоем желтой грязи чернокожего было не отличить от белого.
   Никто из работающих на прииске не подозревал, что, помимо неудобства и слякоти, ночной ливень вызвал менее заметную, но гораздо более серьезную опасность. Бушующие потоки нашли слабинку в одной из дорог: они врезались в склон, вымывая и ослабляя его. Жидкая грязь скрыла глубокие вертикальные трещины в земляной насыпи, возвышавшейся на сто футов.
   На дороге столпились шестнадцать повозок, большинство нагруженные доверху. Возницы орали, оглушительно щелкая бичами, пытаясь расчистить дорогу и доставить груз ожидающим возле лотков рабочим.
   В Чертовых шахтах матабеле работали плечом к плечу. Ледяной ливень бил по обнаженным плечам и спинам; кирки вздымались медленнее; на каждом шагу ноги скользили в предательском месиве. Рабочий напев звучал траурно, словно похоронная песня. Зуга рычал, подгоняя матабеле. Настроение у всех было мрачное.
   На дороге перегруженная повозка заскользила по грязи боком, и коренной мул, не в состоянии удержать ее, упал на колени. Правое колесо сошло с дороги, повозка накренилась и повисла над обрывом. Мулов потащило в разные стороны, упряжь перепуталась – под неровно распределенным весом задняя ось с треском переломилась.
   Упряжка Зуги шла позади застрявшей повозки, в том же направлении.
   – Болван! Мы из-за тебя застряли! – завопил Ральф, соскакивая с козел.
   – Ах ты, щенок! – крикнул в ответ рассерженный возница. – Не мешало бы тебя вздуть!
   Несколько старателей присоединились к перебранке, выкрикивая советы и оскорбления.
   – Обрезай упряжь, убери дурацких мулов с дороги!
   – Сваливай породу, повозка перегружена!
   – Не тронь мою повозку! – вопил застрявший возница.
   Ральф вытащил охотничий нож и бросился вперед.
   – Молодец, Ральф! – кричали одни.
   – Пора проучить маленького поганца! – вопили другие.
   Разозленные люди, повозки и заляпанные грязью животные смешались в кучу на высокой земляной насыпи. Стоя на дне шахты и глядя снизу вверх, Зуга видел, что ситуация становилась критической: вот-вот начнется драка и животные в панике бросятся кто куда.
   Приложив ладони ко рту, Зуга крикнул во все горло:
   – Ральф!
   Его голос почти утонул в поднявшемся бедламе, а если Ральф и услышал, то вида не подал. Сидя на коленях возле упавшего мула, юноша кромсал охотничьим ножом постромки.
   – А ну пошел отсюда! – завопил возница и замахнулся. Бич, длиной футов в двадцать, хлестнул с тихим шелестом, словно крылья летящей дикой утки.
   Заметив опасность, Ральф пригнулся, укрываясь за мулом. Кончик бича хлопнул в воздухе – будто граната разорвалась. Испуганный мул рванулся прочь, развернув дышло, сломанная ось переломилась, не до конца перерезанные постромки разорвались, позволив животному подняться на ноги и ускакать на твердую почву.
   Ральф помчался к собственной упряжке.
   – Давай, Бишоп! – крикнул он кореннику, направляя мулов в узкий проход между застрявшей повозкой, перекрывшей половину дороги, и ничем не огороженным обрывом с другой стороны.
   Колеса с хлюпаньем и чавканьем поворачивались в жидкой грязи.
   – Вперед, Рози! – Ральф схватил поводья первого мула и побежал рядом, направляя упряжку в проход.
   – Ральф! Черт бы тебя побрал! – во всю глотку заорал Зуга, не в силах предотвратить надвигающуюся трагедию: нужно не меньше пяти минут, чтобы добраться до дороги по запутанному лабиринту лестниц и настилов. – Стой! Слышишь? Стой!
   Разъяренный владелец застрявшей повозки, не сходя с козел, размахивал бичом, изрыгая брань. Он был примерно на дюйм ниже Ральфа, но плечи и живот покрывал не жирок, а привыкшие к работе мускулы; бич он держал в жестких, как кора дуба, руках – обожженных солнцем, отшлифованных камнями и рукояткой лопаты.
   – Я с тобой рассчитаюсь, поганец ты этакий! – закричал возница, занося бич.
   Ральф снова поднырнул, но удар пришелся по рукаву выцветшей рубахи – ветхий материал разошелся, кожа лопнула, из узкого пореза потекла алая кровь.
   Присевший на корточки Ральф уперся одной рукой в холку коренника и подпрыгнул высоко в воздух; в прыжке он подтянул ноги к груди и, перевернувшись над спинами мулов, мягко приземлился – этому трюку его научил Ян Черут: именно так хороший возница переходит с одной стороны упряжки на другую. Следующим прыжком юноша вскочил на повозку, одновременно выхватив свой бич из углубления возле рукоятки тормоза.
   Рукоять бича была длиной десять футов, а сам бич – двадцать. Опытный возница мог одним ударом снять муху с головы ведущего мула. Ральф с бичом управлялся искусно: готтентот научил. Рассекший кожу удар привел юношу в безумную ярость: побледневшие губы сжались в тонкую линию, зеленые глаза вспыхнули огнем.
   – Ральф! – закричал Зуга. Он уже видел сына в подобном состоянии и теперь испугался. – Ральф! Прекрати!
   Его призыв остался без ответа. Стоя на повозке, Ральф изящно взмахнул рукой, будто закидывая удочку – плеть растянулась во всю длину за его спиной. Одновременно он вынес вперед кончик рукоятки – бич со свистом полоснул противника от груди до пояса, с легкостью стального лезвия разрезав плотную ткань. Разорванная куртка захлопала на ветру, дождь размыл тонкую струйку крови: если бы не дождевик, возница получил бы глубокую рану.
   Испугавшись громкого звука, мулы Ральфа метнулись в сторону – правое колесо сцепилось с колесом застрявшей повозки, и обе безнадежно завязли в жидкой глине.
   Ральф оказался слишком близко к вознице, чтобы развернуть бич во всю длину. Тогда он перехватил рукоятку и замахнулся ею, как дубинкой.
   В глубине шахты матабеле закричали «Й-и-е!», ободряя своего любимца, и воинственный клич подстегнул Ральфа. Он двигался быстрее противника, ловко уворачиваясь от ударов, используя рукоятку бича как палки, с которыми так усердно тренировался. Гомон, треск ударов, боевая песня матабеле, громкая ругань и выкрики зрителей – все это перепугало мулов до смерти. Испуганно заржав, Рози встала на дыбы и забила передними копытами. Другой мул рвался прочь, пытаясь высвободить застрявшее колесо. Бишоп дернулся в сторону – задние копыта заскользили по осыпающемуся склону, и с диким ржанием он повис в воздухе, запутавшись в упряжи и бешено лягаясь.
   И тут мягко, будто просыпаясь от глубокого сна, желтая земляная насыпь вздрогнула. Движение началось под колесами сцепившихся повозок и копытами бьющихся животных, а оттуда пошло волной к краю ямы, где в стене мокрой земли внезапно открылась вертикальная трещина. Что-то хлюпнуло, словно чмокнул младенец, сосущий материнскую грудь, от этого негромкого звука все мгновенно замолкли – слышались лишь шорох дождя и вопли повисшего над пропастью мула.
   С занесенной для удара рукояткой Ральф застыл, похожий на статую античного бога. Безумный блеск в зеленых глазах потух, напряженные мышцы шеи расслабились, на лице появилось выражение изумленного недоверия: земля под ногами зашевелилась!
   – Ральф! – На этот раз юноша отчетливо услышал голос отца.
   Посмотрев вниз, он увидел искаженные ужасом лица.
   – Беги! – закричал Зуга. – Уйди с дороги!
   Требовательный тон приказа помог стряхнуть оцепенение. Ральф отбросил бич и спрыгнул с повозки, выхватив охотничий нож.
   Натянутый до предела повод, на котором висел Бишоп, легко разошелся под лезвием. Огромный серый мул рухнул вниз, извернувшись в полете. Стоявшие под дорогой люди бросились врассыпную. Тяжелое тело плюхнулось в жижу, и дрожащий мул поднялся на ноги, по брюхо в грязи, которая спасла ему жизнь.
   Не обращая внимания на дрожащую под ногами землю, Ральф резал постромки трех оставшихся мулов. Высвободив животных, он крикнул, заставив их галопом понестись вперед. Насыпь вздрогнула и накренилась – открывались новые трещины, вся дорога начала проседать.
   – Беги, идиот! – подсказал запыхавшийся Ральф недавнему противнику: возница, недоуменно озираясь, застыл под дождем.
   – Беги, говорю! – Ральф схватил его за руку и потащил за собой, догоняя убегающих мулов.
   Вдоль дороги одна за другой обрушивались в шахты площадки с подъемными механизмами – кое-где на шкивах висели полные ведра породы; трещало дерево; веревки спутывались и лопались, словно нитки.
   Три мула добежали до твердой почвы, резво брыкаясь, довольные, что избавились от груза.
   Дорога кренилась и проседала так, что временами приходилось бежать в гору. Поскользнувшись, возница упал на колени и съехал вниз. В попытке удержаться он уткнулся лицом в грязь и раскинул руки, будто обнимая землю.
   – Вставай! – Ральф остановился рядом с ним.
   За их спинами насыпь рычала, как голодный зверь, гравий осыпался слоями. На дороге оставалось четырнадцать повозок. Многие возницы бросили упряжки и помчались прочь по содрогающейся дороге, но было уже поздно. Несчастные сбились в кучку, кое-кто распластался на земле, а один бесстрашно прыгнул с края обрыва в зияющий провал шахт. Смельчак окунулся в грязь, трое чернокожих рабочих тут же оттащили его в сторону – за ним безвольно волочилась сломанная нога.
   Одна из груженых повозок с четырьмя мулами в упряжке перевернулась и упала вниз. Под весом породы дерево разлетелось в щепки; черный мул напоролся на дышло и кричал ужасным, почти человеческим, криком, бешено лягаясь и вырывая внутренности из раны в боку.
   Ральф помог вознице подняться и потащил его за собой вверх по склону. Бедолага был почти парализован от ужаса; длинные полы разорванного дождевика мешали двигаться.
   Посреди дороги внезапно появилась трещина – на протяжении ста футов насыпь обрушилась, будто гигантской катапультой сбросив повозки и мулов в яму. Желтая земля словно превратилась в густую, тягучую жидкость, и по насыпи бежала шуршащая волна, уничтожая дорогу.
   – Скорее! – пропыхтел Ральф, подталкивая возницу, опиравшегося на его плечо, но тут земля ушла из-под ног, бросив их к краю выработки – к спасению.
   Они рванулись вперед – до твердой почвы оставалось шагов десять. Ральф бежал не оглядываясь. Доносившиеся сзади звуки вгоняли в дрожь: стоит оглянуться – и вид надвигающейся волны разрушения лишит способности двигаться.
   – Быстрее! – пропыхтел он. – Еще успеем, мы почти добежали. Давай!
   И тут почва разошлась у них под ногами, словно разрубленная ударом гигантского топора. Чмокнув, будто в поцелуе, раскрылась глубокая пасть земли – восемьдесят футов в глубину и три в ширину. Беглецы застыли на краю пропасти, которая продолжала расширяться: шесть футов, восемь… насыпь накренилась и снова вздрогнула.
   – Прыгай! – закричал Ральф. – Прыгай, если жизнь дорога!
   Он толкнул возницу вперед, заставляя броситься в жуткую щель, которая словно расколола землю до самой сердцевины. Беспорядочно размахивая руками в попытке обрести равновесие, возница неуклюже прыгнул через разлом: полы разорванной куртки взлетели над головой, и бедняга врезался грудью в дальний край трещины и повис над пропастью, бестолково брыкаясь, цепляясь руками за скользкую грязь. Опоры не было, и он стал соскальзывать в разлом.
   Ральф понимал, что разбежаться для прыжка невозможно, – придется прыгать с места. С каждой секундой трещина становилась все шире – теперь до противоположного края уже десять футов. Проваливающаяся земля дрожала под ногами.
   Опустившись на колено, Ральф оперся рукой, резко выпрямился, как отпущенная пружина, и высоко взлетел над проседающей дорогой.
   Сила прыжка удивила самого Ральфа: он перескочил извивающегося возницу и приземлился на твердой почве, невольно пробежав несколько шагов, прежде чем остановиться.
   За спиной взвыл несчастный возница: он съехал вниз еще на несколько дюймов, хотя отчаянно цеплялся за землю. Под его пальцами расползалась сеточка мелких трещин, параллельных основному разлому.
   Ральф бросился на помощь. Упав на землю, он схватил покрытое грязью запястье и понял, что долго не удержит: скользит, что свежепойманная рыбина в руках. Остатки дороги продолжали сыпаться; рушились жидкая грязь и утрамбованный гравий, круша все подряд – людей и животных, словно челюсти безмозглого чудовища, перемалывающие добычу.
   Дорога номер шесть перестала существовать, по дну карьера расползлась паутина глубоких черных трещин. Люди в шахтах казались хрупкими насекомыми – они бессмысленно суетились, но их слабые крики ничего не меняли.
   Ральф увидел отца: он единственный стоял, гордо выпрямившись, и глядел вверх – даже на таком расстоянии было видно, какой у него решительный взгляд.
   – Держись, сын! – донесся голос Зуги, едва различимый в гуле и грохоте. – Они идут, держись!
   Земля под Ральфом зашуршала, нетерпеливо вздрогнув: вес возницы увлек юношу еще на один дюйм вниз.
   – Держись, Ральф!
   Через зияющую глубину пропасти Зуга протягивал руки к сыну жестом страдания и любви, который был красноречивее всяких слов.
   Внезапно мозолистые ладони схватили Ральфа за лодыжки; за спиной послышались крики, щеку задела шершавая пеньковая веревка. Юношу захлестнула волна облегчения, когда повисший над пропастью возница просунул свободную руку в брошенную сверху петлю и веревка натянулась. Ральф выпустил скользкое запястье и пополз подальше от края.
   Он посмотрел на Зугу – на таком расстоянии выражения лица не разглядеть. Отец отвернулся и с невозмутимым видом махнул рукой, приказывая матабеле включиться в спасательные работы.

   Спасатели работали весь день. В кои-то веки старателей объединила общая цель.
   Комитет старателей закрыл все шахты и распорядился вывести людей с непострадавшей территории. Пять уцелевших дорог объявили закрытыми для любого движения: высокие насыпи угрожающе возвышались над головой в серебристых облаках моросящего дождя.
   На остатках осыпавшейся дороги номер шесть копошились старатели – те, кто не мог выбраться наверх, потому что обрушились лестницы и площадки с подъемными механизмами. Здесь не было представителей комитета, и Зуга Баллантайн, прирожденный лидер, быстро оказался во главе спасательных работ. Он разметил положение повозок и возниц на дороге в момент обвала, разделил присутствующих на группы, и они принялись копать в тех местах, где, по мнению Зуги, были завалены люди и животные. Старатели вгрызались в бесформенные, предательские завалы, горя ненавистью и страхом, радуясь, что избежали участи быть погребенными под грудами желтой грязи.
   В течение первого часа откопали выживших: кто-то чудом оказался под перевернутой повозкой, кого-то прикрыло тело мертвого мула. Один из откопанных счастливчиков самостоятельно поднялся на дрожащих ногах, и спасатели разразились истерическими криками радости.
   Три мула, включая старину Бишопа, пережили падение с насыпи, остальные сильно пострадали от разломанных повозок. Сверху передали пистолет и коробку патронов. Оступаясь и поскальзываясь, Зуга ходил от упряжки к упряжке, расстреливая несчастных животных, которые с громким ржанием брыкались, лежа в грязи.
   В это время на поверхности группы старателей под руководством членов комитета вязали веревочные лестницы и наспех сооружали подъемники, чтобы поднять мертвых и раненых. К полудню пострадавших вытаскивали наверх – привязанные к доскам, они, покачиваясь, поднимались из карьера.
   Потом начали находить трупы.
   Последний мертвец лежал, свернувшись, словно зародыш в холодном чреве земли. Зуга и Базо, плечом к плечу, наклонились в вырытую яму, схватили безжизненно торчавшую кисть и дружным усилием вытащили тело. Жижа хлюпнула, выпуская труп наружу – будто младенец появился на свет из родового канала. Вот только конечности свело трупное окоченение, а глазницы залепила грязь. Другие руки подхватили тело, унося его прочь. Зуга со стоном выпрямился: переутомленные мускулы сковывал холод.
   – Мы еще не закончили, – сказал он.
   Базо кивнул.
   – Что нужно сделать? – спросил он.
   Зуга почувствовал искреннее расположение и благодарность к матабеле. Он положил руку на плечо юноши; мгновение они внимательно вглядывались друг в друга.
   – Что мы должны сделать? – повторил Базо.
   – Дороги больше нет. На этих участках работы надолго остановятся, – устало объяснил Зуга, отпустив плечо Базо. – Если здесь останутся инструменты, их стащат.
   Повозку они уже потеряли – а также подъемник, шкив, драгоценную веревку и ведро.
   На Зугу нахлынула ледяная волна усталости. Он вздохнул: денег на замену жизненно необходимых орудий не было.
   – Надо спасти все, что можно, пока стервятники не налетели.
   Крикнув что-то на языке матабеле, Базо повел отряд по бесформенной осыпи, из которой торчали обломки подъемников и спутанные узлы веревок.
   Обвал похоронил восточный угол участка номер 142, не затронув остальных. Однако на дне Чертовых шахт открылась глубокая зигзагообразная трещина, куда упали инструменты.
   Базо спустился в разлом. Стоя в потоках мутной воды, юноша ощупью вытаскивал веревку, лопаты и кирки, передавая их наверх. Под присмотром Зуги все аккуратно увязывалось и выносилось на восточный край карьера, где работал единственный подъемник, – придется дожидаться своей очереди, чтобы поднять инструменты на поверхность.
   Бледные лучи заходящего солнца пронзили толстый слой низких облаков, осветив гигантскую, вырытую людьми яму.
   На дне разлома Базо нашел последнюю кирку, передал ее наверх и на мгновение прислонился к стене, переводя дух. Вылезти из глубокой трещины сил не оставалось. От холода онемели ноги, кожа размокла, набухла и сморщилась – будто у долго пролежавшего в воде утопленника. Его бросило в дрожь. Базо положил голову на руку, упираясь в желтую стену. Закрой глаза – и уснешь на ходу. Юноша пересилил себя, не давая глазам закрыться. Прямо перед ним по узкой расщелине, промытой дождевой водой, сбегала почти прозрачная струйка: большая часть грязи осела. По дороге вниз ручеек встретил в стене какое-то препятствие – образовался крошечный водопадик. В горле вдруг пересохло, и захотелось пить. Базо наклонился, ловя губами стекающий поток, и шумно хлебнул.
   Бледный луч солнца упал на стену разлома – ослепительный свет вспыхнул у самого лица юноши. Мощное, чистое сияние исходило из того самого ручейка. Базо тупо уставился на странное свечение. Он не сразу понял, что водопадик образовался над чем-то застрявшим в каменистой почве – препятствие светилось и поблескивало под случайным лучом солнца, переливалось в желтоватых струйках, словно меняя форму.
   Прикоснувшись к нему, юноша обнаружил, что непонятный предмет крепко засел в породе: скользкая поверхность не давала онемевшим пальцам ухватиться как следует; холодная вода стекала по руке, капая с локтя. Сняв с шеи свисток из оленьего рога, Базо выковырнул из стены красивую штучку – она упала на ободранную ладонь, заполнив ее почти целиком. Камень. Но таких камней матабеле еще не видел.
   Смыв налипшую грязь под струйкой воды, юноша с любопытством повернул находку к слабым лучам заходящего солнца.
   Пока Базо не попал на прииск, он не приглядывался к камням: все они казались одинаковыми как две капли воды, не имели никакой ценности и пользы от них не больше, чем от облаков в небе. На языке матабеле любой камень, от гранита до алмаза, назывался имиче. Одержимость белых людей заставила Базо присмотреться к гальке под ногами.
   За месяцы, проведенные на прииске, юноша узнал много странного о нравах белых людей. Сначала он не верил, что самые обыкновенные вещи в глазах белых имеют огромную ценность: отдать шестьсот голов лучшего скота за один камешек? Да ведь это безумие! Убедившись, что белые не шутят, матабеле стали собирать все подряд: словно сороки, они набрасывались на каждый блестящий или красивый камешек и с гордостью относили его Бакеле, ожидая награды.
   Первоначальное воодушевление быстро увяло, когда оказалось, что угодить вкусам белых невозможно: лучшие находки презрительно отвергались. Качая головой, Бакела с ворчанием возвращал прелестные красные и синие камешки, некоторые из них переливались разными цветами, как бусинки. В то же время, хотя и очень редко, он выбирал какую-нибудь тусклую, ничем не примечательную гальку, выдавая за нее золотую монету.
   Поначалу оплата в монетах смутила матабеле, но они быстро поняли, что к чему: маленькие кружочки металла, если иметь их в достаточном количестве, можно обменять на все, что угодно, – оружие, лошадь, женщину или хорошего вола.
   Бакела попытался объяснить матабеле, за какие камни он заплатит золотую монету: прежде всего они должны быть маленькими – не больше семечка верблюжьей колючки.
   Базо посмотрел на камень: огромный, едва в ладонь помещается. Камни, которые хотел Бакела, обычно имели правильную форму и восемь сторон: по одной на каждый палец, не считая мизинцев. У этого же одна ровная сторона, будто ее ножом отрезали, а остальная часть округлая и отполированная до странного мыльного блеска.
   Юноша ополоснул находку в ручейке и снова посмотрел на нее: стоило вытащить камень, и водяная пленка мгновенно стекла, собравшись в капельки – сухая поверхность заблестела. Странно.
   Еще Бакела говорил, что камни должны быть желтоватые, серенькие или даже коричневые. А этот – прозрачный, словно горное озеро: сквозь него Базо видел свою руку. С любопытством поворачивая находку, юноша заметил, что внутри вспыхивают звездочки, отражая солнечный свет прямо в глаза.
   Нет, этот камень слишком большой и красивый, чтобы представлять какую-то ценность.
   – Базо! – крикнул Бакела. – Пойдем! Пора бы поесть и поспать.
   Положив камень в кожаный мешочек, висевший на поясе, Базо вылез из трещины. Матабеле, во главе с Зугой, шагали по грязи, согнувшись под тяжестью лопат, кирок и мотка промокшей веревки.

   – На его совести шесть человеческих жизней! Я там был, я все видел! Он въехал своей упряжкой в повозку Марка Сандерсона, – настаивал высокий старатель с лохматой седой бородой, широкими плечами и выдающимся животиком. Оратор заводил сам себя, вскипая праведным гневом; пример оказался заразителен – толпа заворчала и беспокойно зашевелилась вокруг повозки.
   Шло стихийное собрание комитета старателей: десять минут назад организовалась комиссия по расследованию причин обрушения дороги номер шесть. Комиссия заседала на вытащенной в центр рыночной площади повозке, вокруг которой сбилась плотная толпа владельцев участков вдоль дороги номер шесть: после обвала насыпи работы на этих участках пришлось прекратить, к тому же предательская желтая порода унесла жизни шестерых старателей и их друзья, только что вернувшиеся с похорон, приступили к поминкам – с бутылками в руках.
   В толпу старателей затесались также все бездельники прииска, приезжие и местные торговцы; даже скупщики закрыли лавочки и пришли на собрание: происходящее напрямую касалось всех.
   – Где там этот щенок? – крикнул кто-то из задних рядов; толпа угрожающе заворчала, соглашаясь.
   – Точно, а ну давай его сюда!
   Зуга, прижатый множеством тел к высокому заднему колесу повозки, посмотрел на стоявшего рядом Ральфа – их взгляды оказались на одном уровне: ростом сын догнал отца.
   – Я выйду к ним, – хрипло прошептал Ральф.
   Загорелое лицо юноши посерело, в потемневших зеленых глазах светилась тревога. Оба Баллантайна сознавали всю опасность положения: Ральфа собралась судить обозленная толпа, жаждущая мести и накачавшаяся дешевым пойлом.
   Обвал дороги обесценил пострадавшие участки: теперь на них невозможно достать руду, они отрезаны от поверхности; владельцы шахт были намерены найти виновного и отомстить – страшной местью.
   Ральф взялся за спицы колеса, собираясь залезть на повозку, где ждали члены комитета.
   – Ральф, – Зуга положил руку на плечо сына, – подожди.
   – Папа! – негромко запротестовал тот, хотя во взгляде светился страх.
   – Стой здесь, – тихо сказал Зуга и одним прыжком взлетел на повозку.
   Коротко кивнув членам комитета, он повернулся к толпе. Уперев кулаки в бедра, Зуга расставил ноги; золотистая бородка поблескивала на солнце.
   – Джентльмены, – его голос без усилия перекрыл гул толпы, – моему сыну всего шестнадцать лет. Отвечать за него буду я.
   – Если он достаточно взрослый, чтобы убить шестерых, то пусть сам и отвечает!
   – Он никого не убил, – невозмутимо ответил Зуга. – Если вам нужно найти виноватого, то обвиняйте дождь. Спуститесь в карьер, и вы увидите, что дождь размыл насыпь.
   – Мальчишка затеял драку! – заревел обвинитель с лохматой бородой. – Я видел, как он хлестнул Марка Сандерсона бичом!
   – На дорогах постоянно вспыхивают драки, – парировал Зуга. – Ты и сам в них участвуешь, я даже видел, как тебе надрали задницу!
   Послышались смешки, напряжение чуть разрядилось, и Зуга не преминул воспользоваться моментом:
   – Джентльмены, во имя всего святого, мы все защищаем свои права. Мой сын не побоялся человека старше и сильнее себя; вы ставите это ему в упрек, но ведь и сами не без греха.
   Слушателям очень понравилось, что их назвали храбрыми и независимыми, способными постоять за себя и пойти на риск.
   – Неужели вы считаете, что один мальчишка с бичом способен обрушить целую дорогу? В таком случае я горжусь, что этот мальчишка – мой сын.
   Все снова засмеялись. За спиной Зуги высокий, неряшливо одетый блондин с ямочкой на подбородке и голубыми глазами задумчиво улыбнулся и пробормотал стоявшему рядом члену комитета:
   – Пиклинг, а у него здорово получается. – «Пиклинг» было дружеским прозвищем Невила Пикеринга. – Языком он владеет так же ловко, как и пером, что совсем неплохо.
   – Джентльмены, – Зуга заговорил медленнее, – дорога была смертельной западней, она бы обвалилась еще до утра пятницы. В случившемся никто не виноват: мы выкопали чересчур глубокую яму и пошел слишком сильный дождь.
   Теперь в толпе кивали, внимательно слушая Зугу.
   – Мы закопались слишком глубоко. Если не выработать новую систему вывоза породы с участков, то мертвецов прибавится.
   Один из старателей протиснулся сквозь толпу и вскочил на дышло.
   – А теперь меня послушайте, горлопаны драные! – завопил он.
   – Слово предоставляется мистеру Сандерсону, – саркастически пробормотал Невил Пикеринг.
   – Благодарствую, сэр. – Старатель приподнял потрепанный котелок: специально для собрания принарядился. Повернувшись к толпе, он сдвинул брови. – С этим баллантайновским мальцом шутки плохи, зато в трудную минуту он друзей не бросает! Иди-ка сюда, Баллантайн-младший, – позвал он.
   Бледный и встревоженный Ральф отшатнулся, но мозолистые руки подхватили его и поставили на повозку.
   Сандерсону пришлось привстать на цыпочки, чтобы положить руку на плечо юноши.
   – Парень мог бы бросить меня, чтобы я упал в яму и лопнул там, как перезрелый помидор. – Старатель непристойно причмокнул, изображая грозившую ему судьбу. – Он мог бы сбежать, но не сбежал.
   – Потому что молодой и глупый! – выкрикнул кто-то. – Если б у него были мозги, так он бы тебя еще и подтолкнул!
   Толпа разразилась свистом и улюлюканьем.
   – Я поставлю мальцу виски! – воинственно провозгласил Сандерсон.
   – Ого! Это надо записать! Ты в жизни никому виски не ставил!
   Сандерсон высокомерно пропустил выкрики мимо ушей.
   – Вот стукнет ему восемнадцать, и с меня стаканчик.
   Собравшиеся начали расходиться. Громко и дружелюбно посмеиваясь, старатели разбредались по барам. Даже самым кровожадным стало ясно, что линчевания не будет, – так какой смысл дожидаться решения комитета? Лучше поскорее забить местечко в пивной.
   – Молодой человек, мы вовсе не одобряем вашего поведения, – сурово заявил Невил Пикеринг. – Здесь вам не Бюлтфонтейн и не Дютойтспан. Мы стараемся показать пример другим приискам. В следующий раз будьте любезны вести себя, как подобает джентльмену. Кулаки – это одно, а бичи… – Он презрительно приподнял бровь и повернулся к Зуге: – Мистер Баллантайн, если вы можете предложить способы разработки пострадавших от обвала участков, мы вас охотно выслушаем.
* * *
   Хендрик Наайман с гордостью называл бы себя бастаардом, однако министерство иностранных дел Британии считало это слово неуклюжим: возможно, правописание с двойной буквой «а» слишком оскорбляло благопристойность официальных документов, особенно если их требовалось предоставить на подпись ее величеству королеве Виктории. Поэтому данную народность ныне именовали «гриква», а территорию, где находился прииск, – Западным Гриквалендом. Такое определение позволяло Уайтхоллу поддерживать притязания главы бастаардов, старины Николааса Ватербура, на эти земли, которые президенты вольных бурских республик считали своей собственностью.
   Интересно, что до открытия здесь блестящих камешков никому, включая Великобританию, и дела не было до безлюдных пыльных равнин, – не важно, как именно они назывались.
   В жилах Хендрика Нааймана смешалась кровь многих народов. Основу составляли готтентоты – коренастые темноглазые люди с золотистой кожей, встретившие португальских моряков, когда те, совершая кругосветное плавание, вступили на сияющие белые пляжи мыса Доброй Надежды.
   Готтентоты похищали девушек-бушменок – крохотных куколок с желтоватой кожей, плоской переносицей и монгольскими глазами на треугольных личиках. И все же не в лицах главная прелесть. Для тех, кто считает огромный зад признаком женской красоты, бушменки неотразимы: их двойные округлости выдаются пониже спины, как горб у верблюда, и в сухих пустынях Калахари служат той же цели.
   В эту смесь влилась струя крови беглых представителей племен финго и пондо, которые спасались от злобных вождей и безжалостных колдунов. Рабы-малайцы, бежавшие от хозяев-голландцев по тайным проходам в горах, что не хуже крепостных стен защищают мыс Доброй Надежды, тоже примкнули к племенам гриква, кочующим по обширным равнинам.
   Корабли Ост-Индской компании гибли на предательских рифах, омываемых течением мыса Агульяш, и темнокожие спасатели брали в жены осиротевших английских девушек. Еще одну струю северной крови внесли британцы, призванные на флот во время войны с Наполеоном: обязанности перед отечеством такой тяжестью ложились им на плечи, что матросы предпочитали участь дезертира в диких и пустынных землях Южной Африки. Были и другие беглецы – беглые каторжники с кораблей, останавливавшихся на мысе Доброй Надежды, чтобы пополнить запасы перед долгим путешествием на восток – в Австралию, в Ботани-Бей.
   Через эти земли проходили заезжие еврейские торговцы и шотландские миссионеры, которые слишком истово соблюдали библейскую заповедь «Плодитесь и размножайтесь». Отряды головорезов захватывали рабов и попутно, в горных ущельях и долинах, за колючими кустами, под невозмутимым африканским небом брали другую традиционную добычу победителей. В начале столетия, в погоне за стадами слонов, здесь прошли европейские охотники, задержавшись, чтобы насладиться более нежной и близкой дичью.
   Вот какие предки достались Хендрику Наайману – он был бастаардом и гордился этим. Смоляные цыганские кудри свисали до плеч; на лице горели черные угольки глаз. Он с детства пил богатую известняком воду из колодцев на плоскогорье Карру, отчего крепкие ровные зубы покрылись крохотными белыми точками. Карамельного цвета кожу усеивали округлые темные оспины размером с монетку – европейские предки подарили племени весь букет достижений цивилизации: порох, алкоголь и множество разновидностей оспы.
   Отметины вовсе не портили внешность Хендрика. Высокий, широкоплечий, с длинными ногами, он сидел на корточках у костра, оживленно жестикулируя и смеясь. Страусиные перья на широкополой шляпе кивали в такт убедительным словам.
   – Только муравьед и мангуст копаются в земле ради насекомых. – Наайман бегло говорил на языке зулу, который вполне понятен матабеле. – Разве волосатые белокожие владеют всей землей и всем, что находится над и под ней? Разве они волшебники или боги, которые могут заявить: «Мне принадлежит каждый камень и каждая капля воды в… – Хендрик собирался сказать «в океанах», но его слушатели никогда не видели моря, – каждая капля воды в реках и озерах»?
   Хендрик энергично покачал головой, взмахнув черными кудрями.
   – Когда солнце сожжет их белую кожу, под ней такое же красное мясо, как у нас с вами. Если вы думаете, что они боги, то принюхайтесь к их дыханию по утрам или посмотрите, как они сидят в нужнике. Друзья мои, белые – такие же люди, как мы с вами.
   Сидевшие вокруг туземцы завороженно слушали: раньше никто не высказывал вслух подобные мысли.
   – У них есть ружья, – заметил сидевший напротив оратора Базо.
   – Ружья! – Хендрик презрительно рассмеялся и похлопал по стволу «энфилда». – У меня есть ружье, а когда вы отработаете свой срок, то и у вас будут ружья. Тогда мы с вами тоже боги. Значит, и мы владеем камнями и реками.
   Лукавый Хендрик нарочно говорил «мы», а не «я», хотя на самом деле смотрел на голых черных дикарей свысока – точно так же, как и любой другой лицемер на прииске.
   Базо достал рог с нюхательным табаком и высыпал немного красного порошка на розовую ладонь, еще покрытую ссадинами после спасательных работ. Зажав одну ноздрю, он глубоко вдохнул, втягивая в себя табак, и удовлетворенно заморгал, смахивая выступившие слезы. Рог перешел к его двоюродному брату, Камузе, который сидел рядом.
   Хендрик Наайман терпеливо, как истинный африканец, ждал, пока рог обойдет всех и окажется в его руках. Втянув щепотку табака в каждую ноздрю, он чихнул в костер и снова уселся, давая хозяину возможность высказаться.
   Базо хмуро смотрел на пылающие угли: там появлялись и исчезали демоны, лица людей и фигуры странных животных. Если бы духи огня могли дать совет!
   Подняв взгляд, юноша внимательно вгляделся в сидевшего напротив мужчину: зашнурованные ботинки из сыромятной кожи, добротные плисовые штаны, стальной нож на ремне с медными бляшками, искусно вышитый жилет и яркий шелковый платок на шее. Наверняка это человек важный – и к тому же мошенник. Базо нюхом чуял хитрость и коварство Нааймана.
   – Зачем такой великий вождь, такой большой человек, как ты, пришел к нам и рассказываешь все это?
   – Базо, сын Ганданга, – нараспев заговорил Хендрик глубоким голосом, словно изрекая пророчество, – вчера мне приснился сон. Я увидел, что под полом твоей хижины закопаны камни.
   На мгновение все матабеле оторвали взгляд от лица Хендрика и покосились на земляной пол в самом дальнем и темном углу низкой продымленной хижины. Бастаард сдержал невольную улыбку.
   Сокровища всегда закапывали под полом хижины, чтобы ночью разложить сверху подстилку и охранять алмазы даже во сне. Местонахождение клада угадать нетрудно, вопрос в другом: понимают ли матабеле ценность камней и собирают ли алмазы для себя – как это делают все остальные чернокожие работники. Брошенные украдкой виноватые взгляды дали Хендрику ответ на его вопрос.
   – Во сне я видел, что вас обманули, – негромко продолжал Наайман, ничем не выдавая своего удовлетворения. – Когда вы отнесли камни белому человеку по имени Бакела, он дал вам одну-единственную золотую монету с выбитой на ней головой белой королевы. – Широкое, привлекательное лицо Хендрика затуманилось. – Друг мой, я пришел, чтобы предупредить тебя, чтобы уберечь от обмана. Есть человек, который готов заплатить истинную стоимость камней, и тогда вы получите отличное новое ружье, лошадь под седлом, мешочек золотых монет – вы получите все, чего захотите.
   – Что это за человек? – настороженно поинтересовался Базо.
   Бастаард раскинул руки и впервые улыбнулся:
   – Это я, ваш друг Хендрик Наайман.
   – Сколько ты дашь? Сколько золотых монет за камни?
   – Смотря какие камни, – пожал плечами Хендрик. – Но в любом случае обещаю, что дам гораздо, гораздо больше, чем одну монету, которую вы получите от Бакелы.
   Базо задумался.
   – Я нашел камень, – наконец признался он. – Но не уверен, что в нем есть тот дух, который ты ищешь: это очень странный камень, мы таких никогда не видели.
   – Покажи мне его, старина, – ободряюще прошептал Хендрик. – И я дам тебе совет – как отец любимому сыну.
   Базо вертел в руках рог с нюхательным табаком; мускулы на руках вздувались и опадали; гладкое лицо с правильными чертами, словно вырезанное из черного дерева, задумчиво хмурилось.
   – Уходи, – ответил матабеле. – Возвращайся, когда луна зайдет. Придешь один, без ружья и ножа. Знай, что один из моих братьев будет стоять за твоей спиной, готовый проткнуть тебя насквозь, если ты замыслишь предательство.

   После полуночи Хендрик Наайман протиснулся в низкий дверной проем. Костер превратился в россыпь красноватых углей, из которых, словно серые привидения, поднимались струйки дыма. В свете принесенного фонаря зловеще поблескивали широкие лезвия копий.
   Наайман почувствовал запах пота: воины, державшие в руках смертоносное оружие, нервничали. В темноте хижины шелестели крылья смерти. Хендрик знал, что этот стервятник кружит очень близко: напуганные люди всегда опасны. В таких делах постоянная угроза смерти неизбежна, но бастаард так и не привык к ней – приветствуя Базо, он не смог сдержать дрожь в голосе.
   Матабеле будто не двигался с места весь вечер – сидел все в той же позе, лицом к двери, спиной к толстой глиняной стене. Рядом лежал ассегай.
   – Садись, – приказал юноша.
   Хендрик уселся на корточки напротив него.
   По кивку Базо двое матабеле, бесшумные, как леопарды на охоте, выскользнули из хижины и встали на страже. Еще двое опустились на колени позади Хендрика – кончики ассегаев почти упирались ему в спину.
   Снаружи два раза крикнул козодой – один из воинов давал знать, что все чисто. Хендрик Наайман одобрительно кивнул: молодой матабеле умен и осторожен.
   Дождавшись сигнала, Базо вытащил небольшой сверток с налипшими на него кусочками желтой почвы. Быстро развернув ткань, юноша склонился над остывающим костром и положил содержимое свертка в подставленные ладони Хендрика.
   Наайман так и остался сидеть, держа ладони перед собой и молча вытаращив глаза. На покрытом оспинами лице застыло выражение крайнего изумления. Руки задрожали, и бастаард торопливо, словно боясь обжечься, положил громадный камень на утоптанный земляной пол.
   Целую минуту никто не сказал ни слова и не шевельнулся. Не сводя глаз с камня, Хендрик потряс головой, словно просыпаясь.
   – Слишком большой! – прошептал он по-английски. – Этого не может быть!
   Внезапно его обуяло нетерпение. Схватив камень, Хендрик окунул его в стоявший возле очага калебас с питьевой водой и поднес к фонарю: вода стекала с поверхности, как с перьев дикого гуся.
   – Клянусь девственностью моей дочери! – прошептал Хендрик. Наблюдавшие за ним матабеле зашевелились, чувствуя его возбуждение.
   Бастаард потянулся к карману кожаной куртки – в то же мгновение кончик ассегая кольнул нежную кожу за ухом.
   – Останови его! – выпалил Хендрик.
   Базо качнул головой. Лезвие перестало жалить. Хендрик вытащил из кармана изогнутое темно-зеленое стекло – найденный на задворках одного из баров осколок бутылки из-под шампанского.
   Хендрик положил стекло на пол, вдавив острые края в землю. Потом внимательно оглядел камень: ровный обрез с одной стороны оставил острую кромку, а округлая часть как раз помещалась в ладонь.
   Изо всех сил прижав острый край к темно-зеленому осколку, Хендрик провел по стеклу. Раздался скрежет, от которого ломило зубы – за сверкающим камнем оставалась глубокая белая бороздка: камень резал стекло, как нож масло.
   Гриква почтительно положил алмаз на землю. Блики света играли в прозрачной глубине кристалла, превращаясь в фиолетовые, зеленые и алые звездочки, – камень словно двигался.
   Алчность стиснула грудь бастаарда железной хваткой, в горле пересохло, глаза загорелись волчьим огнем.
   Хендрик Наайман разбирался в алмазах не хуже, чем жокей в лошадях или портной в тканях. Алмазы были для него хлебом и солью, он жил ради блестящих камней – и теперь понял, что на чисто подметенном земляном полу маленькой задымленной хижины лежит драгоценность, которая однажды окажется в сокровищнице великого правителя.
   Этот камень – необычайная редкость, доступная лишь королям: если перевести его стоимость в золотые фунты или доллары, то не каждому богачу такое по карману.
   – В нем есть то, что ты ищешь? – негромко спросил Базо.
   Хендрик сглотнул, вновь обретая дар речи.
   – Я дам тебе за него пятьсот золотых монет, – прохрипел он, словно в агонии.
   От этих слов матабеле вздрогнули и зашептались, будто леса Цикаммы под восточным ветром с моря.
   – Пятьсот монет, – повторил Хендрик Наайман. – Ты сможешь купить пятьдесят ружей и целое стадо отличных коров.
   – Дай сюда камень, – приказал Базо.
   Хендрик помедлил, и острия ассегаев немедленно кольнули кожу, заставив бастаарда вздрогнуть.
   Взяв камень, матабеле задумчиво посмотрел на него и вздохнул.
   – Дело серьезное, – сказал он. – Я должен все обдумать. Сейчас уходи, вернешься завтра в это же время. Тогда я дам тебе ответ.
   После ухода бастаарда в хижине еще долго царило молчание.
   – Пятьсот золотых монет, – наконец сказал Камуза. – Я соскучился по холмам Матопо, по сладкому молоку коров в стадах моего отца. С пятьюстами золотыми монетами можно уйти отсюда.
   – Ты знаешь, что делают белые с теми, кто крадет такие камни? – тихо спросил Базо.
   – Эти камни им не принадлежат. Бастаард сказал…
   – Не важно, что сказал желтушный бастаард. Если белые тебя поймают, тебе не жить.
   – Одного заживо сожгли прямо в хижине. Говорят, запах был как от поджаренного кабана, – пробормотал один из воинов.
   – Другого привязали за ноги к лошади и пустили ее галопом до самой реки. От него одни ошметки остались.
   Жестокость наказаний заставила матабеле ненадолго задуматься, хотя сжигать людей живьем им и самим доводилось. Как-то во время вылазки за стадами соседей их отряд загнал двести мужчин, женщин и детей из племени машона в лабиринт пещер возле деревни. Вылавливать побежденных в темном нутре холмов было слишком муторной задачей, поэтому воины матабеле заложили входы ветками и подожгли их. Некоторые машона выбегали сквозь пламя – живые, вопящие факелы.
   – Смерть в огне – это плохо, – сказал Камуза, доставая рог с нюхательным табаком.
   – Но пятьсот монет – это много золота, – отозвался один из сидевших напротив воинов.
   – Разве сын крадет телят из стада собственного отца?
   Вопрос Базо заставил воинов онеметь. Для матабеле огромные стада составляют богатство всего народа. Каждый мальчик должен поработать пастухом – и познакомиться с суровыми законами и наказаниями, которые управляют жизнью стад и пастухов.
   – За глоток молока из вымени чужой коровы полагается смерть, – напомнил Базо.
   Все вспомнили, как по крайней мере один раз каждый из них нарушил этот закон: в безлюдном месте выдавливал молоко из соска прямо в рот и белые струйки стекали по подбородку на обнаженную грудь. Каждый мальчишка племени хотя бы раз рискнул жизнью, чтобы добыть глоток парного молока и уважение сверстников.
   – Это ведь не теленок, – возразил Камуза, – а просто камешек.
   – Мой отец Ганданг считает белого человека по имени Бакела своим братом. Для меня взять что-то принадлежащее Бакеле – все равно что украсть у собственного отца.
   – Если ты отдашь камень Бакеле, то получишь одну-единственную монету. Бастаард дает пятьсот.
   – Дело серьезное, – согласился Базо. – Я подумаю.
   Остальные свернулись на подстилках из тростника, закутавшись в меховые накидки, а юноша долго сидел в одиночестве у потухающего костра, глядя на горящий холодным огнем алмаз.

   Солнечным утром в понедельник трое всадников подъехали к палатке Зуги, и хозяин вышел им навстречу с непокрытой головой.
   Ехавший впереди Невил Пикеринг спешился.
   – Надеюсь, мы не помешали, майор. Я хотел бы познакомить вас с моими друзьями.
   – Я знаком с мистером Хейзом. – Зуга пожал руку долговязого инженера из Техаса и повернулся к третьему гостю. – И разумеется, наслышан о мистере Родсе.
   В прохладной сухой руке с крупными костяшками чувствовалась сила, хотя рукопожатие было быстрым и легким. Родс оказался ростом не ниже Зуги и выглядел лет на двадцать, не больше, – на удивление молод для человека со столь завидной репутацией.
   – Приятно познакомиться, мистер Родс.
   Никто, включая Пикеринга, не называл этого человека по имени. Говорят, что даже письма к матери он подписывал «Ваш любящий сын С. Дж. Родс».
   – Взаимно, майор Баллантайн.
   Зуга снова удивился: какой высокий голос, да еще и с легкой одышкой.
   – Очень рад встретиться с вами лично. Разумеется, я прочитал вашу книгу, и у меня к вам множество вопросов.
   – Джордан, позаботься о лошадях! – велел Зуга, уводя гостей под жидкую тень верблюжьей колючки.
   Послушный приказу, Джордан торопливо выскочил из палатки. Родс остановился.
   – Доброе утро, Джордан, – сказал он.
   Мальчик застыл на месте, молча глядя на гостя и медленно заливаясь краской: его узнал, с ним поздоровался человек, которым он восхищается!
   – Я вижу, ты оставил драки и пристрастился к чтению.
   Второпях Джордан выскочил из палатки с книгой в руках. Наклонившись, Родс взял ее у мальчика.
   – Боже правый! – воскликнул он. – Плутарх! Для столь юного создания у тебя хороший вкус.
   – Это увлекательная книга, сэр.
   – Согласен. Кстати, одна из моих любимых. А Гиббона ты читал?
   – Нет, сэр, – застенчиво прошептал Джордан. Краска схлынула со щек, оставив их слегка розовыми. – У меня его нет.
   – Когда закончишь Плутарха, я дам тебе Гиббона. – Родс вернул мальчику затрепанный экземпляр «Сравнительных жизнеописаний». – Ты ведь знаешь, где я живу?
   – Конечно, мистер Родс.
   Каждый божий день, по дороге с уроков, Джордан делал крюк и, нарочно замедляя шаги, проходил мимо палаток лагеря Родса и Пикеринга, где царил холостяцкий беспорядок. Дважды ему повезло увидеть своего кумира издалека, и каждый раз мальчик торопливо убегал, не в силах преодолеть застенчивость.
   – Вот и хорошо. Заходи, когда будешь готов.
   На секунду задержав взгляд на ангельском личике, Родс повернулся и последовал за остальными.
   Четверо мужчин непринужденным кружком уселись на пустых ящиках и бревнах. Зуга с облегчением вздохнул, подумав, что еще слишком рано предлагать гостям спиртное. У него едва хватало денег, чтобы прокормить семью, где уж тут на виски тратиться – тем более что в этой компании одной бутылкой не отделаешься: гости были не дураки выпить.
   Для начала все потягивали кофе и обменивались новостями. Наконец Пикеринг перешел к истинной цели визита.
   – Мы придумали всего два способа вернуться к разработке участков возле дороги номер шесть, – начал он. – Во-первых, насыпь…
   – Я против! – резко и нетерпеливо оборвал Родс. – Через пару месяцев мы столкнемся с той же самой проблемой – шахты слишком глубоки!
   – Я согласен с мистером Родсом, – сказал инженер Хейз. – В лучшем случае насыпь исправит положение лишь на время, а потом развалится под собственным весом.
   – Внимания заслуживает только предложение майора Баллантайна, – вмешался Родс. Зугу поразила его манера отсекать ненужную дискуссию и сосредотачиваться на сути дела. – Единственный способ решить проблему глубины шахт – это построить подъемники по краю карьера и опустить на дно канаты. Хейз приготовил кое-какие наброски.
   Инженер развернул принесенные чертежи прямо на пыльной земле и придавил уголки камешками из отвалов отработанной породы, кучи которой грозили поглотить лагерь Зуги.
   – Я использовал конструкцию на кронштейнах, – заговорил Хейз, объясняя чертежи сухим языком технических терминов. Остальные придвинулись поближе, вглядываясь в листок бумаги. – Придется поднимать грузы ручными воротами и конными приводами, пока не привезем паровой двигатель, чтобы крутить лебедки.
   Началось негромкое обсуждение, задавались серьезные вопросы, и если ответы звучали невнятно, их вдумчиво рассекали на части. Без лишних слов, повторений и ненужной дискуссии работа продвигалась быстро.
   Решили построить на краю карьера высокие леса, на которые установят вороты.
   – Придется использовать стальные тросы, пеньковые веревки ни за что не выдержат, – сказал Хейз. – Каждому участку нужен свой трос. Понадобится много троса.
   – Как скоро можно его получить?
   – Два месяца, чтобы доставить трос из Кейптауна.
   – Во сколько это обойдется? – Зуга задал вопрос, который крутился на языке все утро.
   – Дороже, чем любой из нас может себе позволить, – улыбнулся Пикеринг. А ведь у него тысяча гиней в кармане – для прииска это целое состояние.
   – Что мы не можем себе позволить, так это обойтись без троса. – Родс даже не улыбнулся.
   – А что делать тем, кто не в состоянии заплатить свою часть за подъемники?
   – Пусть ищут деньги или ничего не получат, – пожал плечами Родс. – Разработка копей потребует вложений капитала.
   – Тем, у кого нет денег, придется продать свои участки – вот и все.
   – После обвала насыпи цена участка упала до ста фунтов, – сказал Зуга. – Тот, кто продаст сейчас, потеряет кучу денег.
   – А тот, кто купит участок за сто фунтов, неплохо поживится. – Родс поднял взгляд от расстеленных на земле чертежей и многозначительно посмотрел на Баллантайна.
   «Да он же мне совет дает!» – осознал Зуга. Однако больше всего поражали сила и решительность немигающего взгляда Родса. Теперь понятно, как молодой человек заслужил всеобщее уважение на прииске.
   – Ну что, все согласны? – спросил Родс.
   Зуга колебался. В кармане осталось меньше двадцати фунтов наличными, а участки, лежащие на глубине восьмидесяти футов ниже уровня земли, недоступны с поверхности и частично завалены.
   – Майор Баллантайн, – все взгляды обратились на Зугу, – вы согласны принять участие?
   – Да, – решительно кивнул он. – Согласен.
   Деньги как-нибудь найдутся!
   Все расслабились.
   – Всегда непросто поставить все на одну-единственную карту, – понимающе хихикнул Пикеринг.
   – Пиклинг, что это звякнуло в твоей седельной сумке, когда ты спешивался? – спросил Родс.
   Пикеринг засмеялся и пошел за бутылкой.
   – «Кордон аржан», джентльмены. – Пикеринг вытащил пробку. – Лучший напиток, чтобы отметить такое событие.
   Выплеснув остатки кофе, мужчины подставили кружки.
   – За подъемники! – провозгласил Пикеринг. – Пусть они будут построены и проработают до скончания веков!
   Кружки дружно осушили.
   Хейз вытер усы тыльной стороной ладони и встал.
   – Я приготовлю расчеты по материалам, чтобы отослать заказ завтра, с полуденным рейсом.
   Инженер торопливо зашагал к своей лошади – все, кто работал на Родса, всегда спешили.
   Ни Пикеринг, ни Родс не двинулись с места. Напротив, Родс скрестил в лодыжках длинные ноги в заляпанных грязью белых брюках и пыльных сапогах для верховой езды и протянул Пикерингу кружку.
   – Провалиться мне на этом месте, если сегодня нет еще какого-нибудь повода выпить, – сказал Родс под бульканье коньяка, наполняющего кружки.
   – За империю! – предложил Пикеринг.
   – За империю! – согласился Родс. От улыбки ямочка на подбородке стала глубже, а печальный изгиб полных губ смягчился. – Даже мерзкий премьер-министр, Гладстон, не смог остановить наступление империи на север Африки. Министерство иностранных дел наконец зашевелилось. Племена гриква получили статус британских подданных – просьба Ватербура удовлетворена. Лорд Кимберли заверил, что Западный Грикваленд станет частью кейптаунской колонии – и Британской империи.
   – Замечательная новость! – вставил Зуга.
   – Вы действительно так думаете? – Бледно-голубые глаза пытливо уставились на майора.
   – Я в этом уверен, – ответил Баллантайн. – Единственный способ принести в Африку мир и цивилизацию – это поднять над континентом британский флаг.
   После этих слов мгновенно воцарилась атмосфера дружеской непринужденности: все трое словно сблизились, даже не двинувшись с места, и разговор принял менее официальный оборот.
   – Мы – самая передовая нация на свете, а потому обязаны выполнять свой долг в полной мере, – продолжал Зуга. Родс кивнул. – Мы уничтожили работорговлю в Африке, но это только начало. Если бы вы видели ужасные условия жизни на севере, царящие там дикость и отсталость, то поняли бы, как много еще предстоит сделать.
   – Расскажите о глубинке, – попросил Родс тонким, почти жалобным, голосом, который так не вязался с его огромной фигурой.
   – Глубинка… – повторил Баллантайн. Термин необычный, но пристал как репей, и Зуга невольно стал использовать это слово, описывая дикие земли, где довелось охотиться, путешествовать и мыть золото.
   Молчаливый и задумчивый, Родс сидел на бревне, склонив лохматую голову. Он слушал внимательно, с почти религиозным пылом; каждые несколько минут встряхивался и поднимал взгляд, задавая вопрос; снова опускал голову, выслушивая ответ.
   Зуга рассказывал о широких реках, неторопливо текущих в глубоких ущельях, где растут баобабы, а с зеленых отмелей, разинув розовые пасти с изогнутыми белыми бивнями, на путешественника скалятся стада бегемотов. От горизонта до горизонта, под синим небом, придавливающим землю мокрым одеялом тяжелых испарений, покачиваются гибкие стебли папируса на смертоносных малярийных болотах. Какое счастье выбраться оттуда, вылезти по крутым каменистым склонам на высокие плато, заросшие золотистой травой!
   Словами, будто кистью, Зуга рисовал картины огромных пространств – равнин, усеянных стадами диких животных; прохладных зеленых лесов, ждущих топора; речушек с ледяной водой, которой можно напоить скот и людей.
   Он говорил о давно исчезнувших царствах мертвых правителей, Мамбо и Мономотапа, которые построили города из огромных валунов – теперь покинутые и заросшие лианами. Древние боги сброшены с пьедесталов и разбиты вдребезги, основания стен подкопаны: корни диких фиг гибкими змеями ощупывают кладку, находя слабину, и сжимают камни, раздвигая их в стороны.
   Неведомые шахтеры вырыли квадратные шахты и ушли, бросив груды вытащенной наверх породы – горы золотоносного кварца.
   – Золото видно невооруженным глазом, – рассказывал Зуга. – Оно под ногами валяется, прямо посреди джунглей.
   Звезда правителя Мономотапы давно закатилась, война сильно уменьшила количество подданных. С юга пришли жестокие завоеватели – отряды матабеле. Для них покоренные племена всего лишь скот, который презрительно называют «машона», «пожиратели грязи». Среди побежденных победители набирают рабов, а то и просто загоняют их, как дичь, чтобы доказать свою мужскую зрелость или потешить короля.
   Матабеле несметно богаты скотом: у них десятки тысяч лоснящихся от сытости огромных быков с широко расставленными рогами, родословная которых восходит к временам Египта и Месопотамии.
   Зуга рассказал о глубоких потайных пещерах в горах, где жрецы исчезнувших царств со своей прорицательницей все еще отправляют магические обряды, сплетая тонкую сеть колдовства, в которую попадут надменные гордецы матабеле.
   На исходе дня, когда солнце склонялось к горизонту, закрытому тучами красной пыли, Зуга поведал о краалях матабеле, об импи – безжалостных боевых отрядах, равных которым не знала Африка: прикрываясь большими щитами из сыромятной кожи, босые воины шли в битву; обнаженные лезвия ассегаев усеивали равнину, как звезды усеивают ночное небо.
   – Баллантайн, а как бы вы с ними сражались? – Вопрос Родса резко оборвал лирический поток повествования. Мгновение двое мужчин смотрели друг другу в глаза – и это было судьбоносное мгновение, миг, когда жизни тысяч людей, как черных, так и белых, застыли на весах. Очень медленно одна чаша весов пошла вниз – судьба целого континента сдвинулась, изменив свою траекторию, словно комета.
   – Я бы ударил прямо в сердце. – Зеленые глаза Зуги внезапно заледенели. – Небольшой отряд всадников…
   – Сколько человек?
   Разговор вдруг зашел о войне.
   Солнце скрывалось за горизонтом, по пыльной фиолетовой равнине ползли зловещие тени, окружая группку людей, сидевших под деревцем верблюжьей колючки.
   Ян Черут подбрасывал ветки в огонь. В красноватых отблесках костра мужчины говорили о золоте и войне; об алмазах, золоте и войне; об империи и войне – от этих разговоров казалось, что из темноты выезжают колонны вооруженных всадников, направляясь в будущее.
   Зуга вдруг поперхнулся на полуслове – будто увидел привидение или узнал заклятого врага, прячущегося в тенях.
   – Баллантайн, что с вами? – резко спросил Родс, поворачиваясь всем телом, чтобы проследить взгляд майора.
   Прислонившись к стволу верблюжьей колючки, стояла высокая статуя птицы из зеленого стеатита. Спрятанная в хаосе развешанной на ветвях упряжи и прочего снаряжения, она оставалась незамеченной, пока ее не выхватил из темноты неожиданный отблеск костра. Возвышаясь над сидящими мужчинами, словно военачальник на совете, птица слушала и направляла разговор о золоте и крови. Бессмертный, как само зло, древний, как далекие холмы, из которых его создали, сокол взирал на Зугу пустыми глазами – и тем не менее видел все. Казалось, хищник вот-вот раскроет клюв, издавая охотничий клич, или вопьется когтями в живую плоть. Зуге померещилось, что в темноте над статуей, будто живые, задрожали тени слов пророчества, изреченного давным-давно в глубокой пещере под холмами Матопо. Прекрасная обнаженная колдунья, Умлимо Мономотапа, предрекла: «Каменные соколы улетят далеко. До их возвращения не будет мира в королевствах Мамбо и Мономотапа, ибо белый орел будет сражаться с черным быком, пока соколы из камня не вернутся в родное гнездо». Эти слова, сказанные нежным голоском, снова зазвучали в ушах Зуги, эхом отдаваясь в голове.
   – В чем дело, дружище? – повторил вопрос Пикеринг.
   Позвоночник пронзила дрожь, по рукам побежали мурашки, каждый волосок встал дыбом. Зуга вздрогнул, стряхивая наваждение.
   – Все в порядке, – хрипло ответил он. – Так, померещилось.
   Родс проследил за немигающим взглядом майора, направленным на статую, и вскочил.
   – Святые угодники! Это та самая птица, о которой вы писали в книге?
   Он остановился перед статуей, молча рассматривая ее, а потом прикоснулся к каменной голове.
   – Великолепная работа! – пробормотал Родс. Чтобы осмотреть вырезанный на пьедестале узор из треугольных зубов акулы, он опустился на колено – и в таком положении стал похож на жреца, совершающего непонятный обряд перед идолом.
   По коже побежали мурашки; избавляясь от суеверного наваждения, Зуга кликнул Яна Черута, велев принести фонарь. При свете они пристально всмотрелись в полированный камень. С отстраненным видом, словно поэт, прислушивающийся к звучащим в голове стихам, Родс завороженно провел ладонью по статуе.
   Пикеринг и Зуга давно вернулись на свои места возле костра, а Родс все стоял в одиночестве возле каменного сокола.
   – Баллантайн, это настоящее сокровище. Как вы можете бросить его под деревом? – укоризненно сказал он, вернувшись к огню.
   – Статуя валялась в худших условиях сотни, а может быть, тысячи лет, – сухо возразил Зуга.
   – Вы правы, – вздохнул Родс, переводя взгляд на птицу. – Статуя ваша, так что дело хозяйское. – И внезапно предложил: – Я куплю ее. Назовите цену.
   – Не продается, – ответил Зуга.
   – Пятьсот фунтов.
   – Нет.
   – Тысяча.
   – Ничего себе! – вставил Пикеринг. – На эти деньги можно купить десять участков!
   Не глядя на друга, Родс кивнул:
   – Верно, за тысячу фунтов майор Баллантайн мог бы купить десять участков или заплатить свою долю за подъемники.
   Тысяча фунтов! Соблазнительное предложение. Тысяча фунтов решила бы все проблемы.
   – Нет, – покачал головой Зуга. – Извините.
   Он решил объяснить причину:
   – Статуя стала моим божком, талисманом удачи.
   – Талисман удачи! – фыркнул сидевший напротив Ян Черут, и все трое повернулись к нему, только сейчас заметив желтого сморщенного гномика, спрятанного ночной темнотой. – Тоже мне удача! – презрительно повторил готтентот. – С тех пор как мы подобрали эту проклятущую птицу, удача обходит нас стороной. – Он сплюнул в костер; слюна зашипела и взорвалась облачком пара. – Эта птичка подарила нам мозоли на ногах, ободрала кожу на спине, сломала оси повозок и заставила лошадей охрометь. От нее мы получили лихорадку, хворь и смерть. Мисс Алетта умерла, глядя на эту пташку, и Джорди отправился бы вслед за матерью, не выброси я проклятую штуковину из палатки.
   – Ерунда! – сердито отрезал Зуга. – Суеверия, готтентотские сказки!
   – Ну да, – запальчиво возразил Ян Черут. – То, что мы сидим в пыльной преисподней, отгоняя мух и потирая пустые животы, – это что, тоже готтентотские сказки? На всех соседних участках вытаскивают жирненькие алмазы, а мы находим только помет и навоз – это что, суеверия? Или нам приснилось, что дорога обрушилась на наши участки и чуть не завалила Ральфа? Такую удачу приносит нам птичка? Послушай старика: возьми тысячу фунтов, предложенные мистером Родсом, и благодари его за то, что избавил тебя от этой… этой… – Не находя слов, готтентот мрачно уставился на статую под деревом.
   – Черт побери! – ухмыльнулся Пикеринг. – Да ты бранишься не хуже законной жены!
   Никого не удивила такая вольность в обращении слуги к хозяину. В Африке подобные отношения были в порядке вещей: слуга считался членом семьи и все признавали его право голоса в семейных делах.
   – Ян Черут ненавидит статую с тех пор, как мы ее нашли.
   – Расскажи-ка мне, как это получилось, – приказал слуге Родс.
   Ян Черут самодовольно раздулся, обрадовавшись возможности рассказать интересную историю внимательным слушателям из влиятельных людей. Он с важным видом набивал глиняную трубку махоркой и прикуривал от уголька, а мальчишки потихоньку вылезли из палатки, предвкушая его рассказ. Осторожно глянув на Зугу, они убедились, что отец не возражает, и осмелели.
   Джорди сел рядом с Яном Черутом, склонив золотистую головку на плечо готтентота; Ральф скромно присоединился к мужчинам.
   – Мы путешествовали по диким землям целый год, – начал Ян Черут. – Целый год не видели ни одного цивилизованного человека…
   Мальчики устроились поудобнее. Они сто раз слышали эту историю, и с каждым разом она им все больше нравилась.
   – По дороге от берегов реки Замбези мы убили двести слонов, сражались с бандитами и дикарями. Большинство носильщиков сбежали, умерли от болезней или попали в пасть хищникам. Припасы давно закончились – не было ни соли, ни чая, ни лекарств, да и пороха всего ничего. Одежда превратилась в лохмотья, сапоги стоптались до дыр, и мы ставили на них заплаты из шкуры свежеубитого буйвола. Это было гибельное путешествие – через горы, где нет перевалов, по рекам, не имеющим названий. От обычных людей давно бы остались только скелеты, дочиста обглоданные хищными птицами. Мы захворали, выбились из сил и потеряли дорогу. Вокруг, насколько хватало глаз, расстилались безлюдные холмы, заросшие такими кустами, через которые разве что буйволы проберутся.
   – И тогда вам понадобился мед, чтобы подкрепить свои силы! – не удержался Джордан, который знал эту историю слово в слово. – Иначе пришла бы ваша погибель.
   – И тогда нам понадобился мед, чтобы подкрепить свои силы, иначе пришла бы наша погибель, – торжественно согласился Ян Черут. – Из кустов прилетела маленькая коричневая птичка, медоуказчик, и запела вот так… – Готтентот издал высокую трель, изобразив пальцами трепетание крылышек. – «За мной! – позвала она нас. – Идите за мной, я приведу вас к улью!»
   – Но ведь это был не настоящий медоуказчик, правда? – взволнованно вскрикнул Джордан.
   – Нет, Джорди, не настоящий.
   – И все-таки вы пошли за ним!
   – Мы шли за ним много дней по бездорожью. Когда господин Зуга, твой отец, хотел было повернуть обратно, Ян Черут оставался непреклонен. «Мы должны идти вперед», – говорил я. Хорошо зная духов, я к тому времени понял, что никакой это не медоуказчик, а демон в обличье птицы.
   Зуга слегка улыбнулся. Он помнил события немного по-другому. Через несколько часов следования за птицей Яну Черуту надоела погоня – пришлось его подталкивать и уговаривать.
   – И вдруг… – театральным жестом Ян Черут раскинул руки в стороны, – перед нами выросла стена из серого камня – высокая, как гора. Топором я срубил лианы и нашел огромные ворота, которые охраняли злые духи…
   – Духи? – улыбнулся Зуга.
   – Они были недоступны взгляду обычных смертных, – высокомерно пояснил готтентот. – С помощью магического знака я заставил охранников бежать.
   Зуга подмигнул Пикерингу. Ян Черут не обратил внимания на ухмылки.
   – За воротами находился двор храма, где лежали сброшенные с постаментов статуи соколов – некоторые из них разлетелись на куски. И все они были покрыты золотом, грудами золота.
   – Если бы грудами! Пятьдесят фунтов чистого веса, если точно, – вздохнул Зуга. – Мы просеяли почву, чтобы выбрать осколки и маленькие кусочки.
   – Мы собрали золото с земли, подняли на плечи эту статую и пронесли ее тысячу миль…
   – Брюзжа всю дорогу, – вставил Зуга.
   – …пока не вернулись в Кейптаун.
   После полуночи Ян Черут подвел гостям оседланных лошадей. Родс взял поводья, не торопясь садиться в седло.
   – Скажите-ка мне, майор, почему вы не уедете в эту вашу землю на севере – кажется, в книге вы называете ее Замбезией? Что вас здесь-то держит?
   – Деньги, – бесхитростно ответил Зуга. – Почему-то я уверен, что дорога на север начинается отсюда. Средства на то, чтобы завладеть Замбезией и удержать ее, я получу на прииске.
   – Мне нравятся люди, которые мыслят с размахом – не по одной монетке пересчитывают, а ведут счет на десятки тысяч, – одобрительно кивнул Родс.
   – На данный момент мое состояние составляет весьма скромную сумму.
   – Есть способ изменить положение. – Родс бросил пристальный взгляд на статую птицы.
   Зуга хмыкнул и покачал головой.
   – Если надумаете продавать, предложите в первую очередь мне, – настаивал Родс.
   – Я продам ее только вам, – согласился Зуга.
   Родс вскочил в седло.
   Пикеринг подъехал к Зуге и склонился к нему.
   – Он ее получит – в конце концов, статуя достанется ему, – серьезно сказал он.
   – Вряд ли, – покачал головой Зуга.
   Пикеринг улыбнулся:
   – Родс всегда получает то, чего ему хочется. Всегда.
   Взмахнув на прощание рукой с зажатым в ней поводом, он пустил лошадь галопом и умчался вслед за Родсом по пыльной ночной дороге.

   – Отдай камень желтокожему, – тихо настаивал Камуза. – Пятьсот золотых монет – и мы вернемся к племени с богатой добычей. Твой отец, индуна Иньяти, будет доволен. Сам король захочет увидеть нас в своем краале Табас-Индунас. Мы станем важными птицами.
   – Я не доверяю этому бастаарду.
   – И не надо. Доверяй лишь золоту, которое он принесет.
   – Мне не нравятся его глаза – они холодные. Когда он разговаривает, то шипит, как желтая кобра.
   Матабеле замолчали. В дымной темноте хижины они уселись в кружок вокруг лежавшего на полу алмаза, который странно переливался в отблесках костра.
   Закончив работу на закате, юноши беспрестанно спорили – спорили за ужином, поглощая жилистую баранину с кукурузной кашей, запекшейся в черствую лепешку; спорили, пуская по кругу рог с нюхательным табаком и калебас с пивом. Нужно было что-то решать. Скоро в дверь поскребутся – бастаард придет за ответом.
   – Мы не можем продать камень: он принадлежит Бакеле. Разве сын продает телят из стада отца?
   Камуза нетерпеливо хмыкнул.
   – Конечно, нельзя красть у своих соплеменников, у старейшин – но ведь Бакела не матабеле! Он буни, белокожий; закон не запрещает брать имущество чужака, как не запрещает воткнуть ассегай в сердце трусливого машона, позабавиться с его женой, забрать у него стадо или поджечь его крааль, чтобы детишки повизжали. Мужчина имеет на это полное право.
   – Бакела – мой отец; камень – его теленок, о котором я должен позаботиться.
   – Бакела даст тебе одну-единственную монету, – пожаловался Камуза.
   Базо пропустил его слова мимо ушей. Взяв алмаз, он повертел его в руках.
   – Это большой камень, – сказал юноша, размышляя вслух. – Очень большой.
   Он всмотрелся в алмаз, словно в глубины горного озера, с трепетом наблюдая, как внутри вспыхивают и переливаются искорки.
   – Если я принесу новорожденного теленка, отец обрадуется и наградит меня, – сказал Базо, вглядываясь в кристалл. – А если я принесу ему сто новорожденных телят, он обрадуется гораздо больше и увеличит мою награду в сто раз.
   Опустив камень, Базо отдал несколько коротких команд. Воины торопливо бросились наружу, чтобы принести требуемое. Потом все молча следили за приготовлениями Базо.
   Сначала юноша расстелил на земляном полу накидку из шкур шакала; в центре поставил маленькую стальную наковальню – матабеле видели, как Зуга использовал ее, чтобы подправить подковы и сделать железные обручи для колес повозки.
   На наковальню Базо положил алмаз. Скинув накидку, юноша остался обнаженным: высокий, худощавый, под гладкой черной кожей выделяются полоски пресса, широкие плечи покрыты мускулами, чрезмерно развитыми от упражнений с оружием.
   Широко расставив ноги, Базо взялся за отполированную рукоять кирки, ощущая привычную тяжесть стального наконечника. Прищурился, примеряясь, и взмахнул киркой, почти достав до потолка из связок сухой травы. Базо вложил в удар вес всего тела – стальной наконечник со свистом обрушился вниз.
   Кирка ударила точно в центр выпуклой стороны камня – алмаз взорвался осколками, будто на землю вылили ведро воды из горного озера. Сверкающие капли, осколки, частички бесценного кристалла наполнили всю хижину всплеском солнечного света, застучали по стенам, кольнули обнаженную кожу зрителей, взбили фонтанчики серого пепла в углях костра, рассыпались по блестящему меху накидки серебристыми рыбками, попавшими в сеть.
   – Сын Великого Змея! – радостно ухнул Камуза. – Мы богаты!
   Матабеле со смехом бросились собирать обломки: вытаскивали их из угольев костра, выметали с земляного пола, вытряхивали из меховой накидки – складывая алмазы в подставленные ладони Базо, пока камни не перестали помещаться в пригоршне. Крохотные осколки, упавшие в пыль или в пепел, были потеряны навсегда.
   – Это ты здорово придумал! – с искренним восхищением сказал Камуза. – Бакела получит свои камни – целую сотню телят, а мы получим больше монет, чем дал бы нам бастаард.

   Работать на засыпанных участках было невозможно, так что отпала необходимость вставать до зари. Солнце уже поднялось над горизонтом, когда Зуга вышел из палатки, на ходу застегивая ремень. Ян Черут и мальчики сидели под деревцем верблюжьей колючки. Столом служил ящик, крышка которого была покрыта натеками свечного сала и заляпана пятнами пролитого кофе. Завтрак, поданный в эмалированных мисках с обитыми краями, состоял из кукурузной каши – без сахара: в последнее время цена на сахар подскочила до фунта стерлингов за фунт.
   Ночью Зуга почти не спал: думал, прикидывал, снова и снова прокручивал в голове каждую деталь плана постройки новых подъемников. Как ни крути, а все упиралось в неразрешимую проблему – стоимость. Подъемники обойдутся в целое состояние.
   Увидев покрасневшие глаза отца, мальчики мгновенно поняли его настроение и притихли, сосредоточенно уткнувшись в тарелки с неаппетитной стряпней.
   Солнце вдруг заслонила чья-то тень. Не донеся ложку до рта, Зуга раздраженно поднял взгляд и прищурился против света.
   – В чем дело, Базо?
   – Находки, Бакела. – Юноша использовал английское слово. – Находки.
   – Покажи! – проворчал Зуга без всякого интереса. Матабеле наверняка притащил какой-нибудь дурацкий кварц или кусок хрусталя.
   Базо положил на стол небольшой сверток.
   – Открывай, чего ждешь! – приказал Зуга.
   Базо развязал узел на грязной тряпице.
   «Стекло!» – с отвращением подумал Зуга. Почти целая пригоршня стекла: осколки, кусочки, самый крупный – не больше кончика сигары.
   – Стекло! – сказал он, собираясь смахнуть все на землю.
   Луч света упал на груду осколков, ослепив вспышкой радужных красок – рука Зуги повисла в воздухе.
   Медленно, не веря своим глазам, Баллантайн нерешительно потянулся к сверкающим осколкам, но Джордан опередил его.
   – Папа, алмазы! – закричал мальчик. – Настоящие алмазы!
   – Джорди, ты уверен? – невольно спросил Зуга внезапно охрипшим голосом. Не может быть, чтобы им так повезло! Тут ведь сотни драгоценных камней – маленьких, совсем маленьких, но превосходного цвета, ослепительно вспыхивающих на солнце, словно молнии.
   Зуга неуверенно взял большой камешек из рук сына.
   – Джорди, ты уверен? – повторил он.
   – Папа, это действительно алмазы. Каждый камешек!
   Сомнения развеялись, сменившись подозрением.
   – Базо, откуда столько?..
   Зуга вдруг заметил нечто странное. Торопливо выбрав двадцать самых крупных камней, он разложил их в ряд.
   – Да они все одного цвета! Все до единого!
   Недоуменно нахмурившись, Зуга покачал головой. Его глаза внезапно блеснули.
   – О Господи! – прошептал он. Кровь отлила от лица, он посерел, словно больной малярией на десятый день приступа.
   – Одинаковые! Они все одинаковые! Сколы ровные и свежие…
   Зуга медленно поднял взгляд на Базо.
   – Базо, какого размера… – горло перехватило, и пришлось откашляться, – какого размера был камень, прежде… прежде чем ты его разбил?
   – Вот такого. – Базо показал сжатую в кулак руку. – Я разбил его киркой на много камешков. Бакела любит, когда камней много.
   – Я убью тебя! – хрипло прошептал Зуга по-английски. – За это я тебя убью!
   Шрам на его щеке налился кровью, превратившись в уродливое красное вздутие. Разъяренного Зугу трясло, губы дрожали. Он медленно поднялся на ноги.
   – Я убью тебя! – завопил Зуга во весь голос.
   Джордан вскрикнул от ужаса: никогда в жизни он не видел отца в таком состоянии – в этом было что-то жуткое.
   – Я ждал этот камень! Болван, недоумок ты черножопый! Он открыл бы мне путь на север!
   Зуга схватил прислоненный к стволу деревца карабин. Лязгнул стальной затвор, пропуская патрон, и дуло мгновенно уставилось на Базо.
   – Я убью тебя! – заорал он и вдруг остановился.
   Вскочив на ноги, Ральф надвигался на отца, пока дуло заряженного и взведенного ружья не уперлось в медную пряжку на ремне юноши.
   – Сначала убей меня, – сказал он.
   Ральф смертельно побледнел, его глаза горели таким же зеленым огнем, как у отца.
   – Уйди с дороги… – прохрипел Зуга.
   Не в силах ответить, юноша помотал головой. Он так решительно стиснул зубы, что они заскрежетали.
   – Говорю тебе, уйди прочь! – выдавил Зуга.
   Отец и сын стояли друг против друга, дрожа от ярости и напряжения.
   Наконец тяжелый ствол дрогнул в руках Зуги и медленно опустился, взяв на прицел пыльную красную почву между сапогами Ральфа.
   Повисло долгое молчание. Зуга судорожно вздохнул и, злой как черт, запустил карабином в ствол дерева с такой силой, что приклад треснул. Повалившись на свое место за столом, Баллантайн обхватил голову руками.
   – Пошли вон. – Ярость прошла, голос прозвучал тихо и безнадежно. – Все вон.
   Зуга в одиночестве сидел под деревцем. Злость выжгла его изнутри, оставив душу пустой и черной, словно вельд после пожара.
   Когда Зуга наконец поднял голову, то первое, что он увидел, был сокол: птица сидела на постаменте из зеленого камня и усмехалась жестокой усмешкой хищно изогнутого клюва. Приглядевшись, он понял, что это всего лишь игра света и тени.

   Скупщик алмазов был совсем коротышкой: когда он сидел на вращающемся табурете, высокие каблуки начищенных до блеска сапог не доставали до пола.
   В крохотной лачуге из гофрированного железа стояла невыносимая жара: воздух колыхался, волнами опускаясь с потолка. Большую часть пространства занимал стол из необструганных досок, где разместились необходимые принадлежности ремесла: бутылка виски и стаканчики, чтобы задобрить владельца камней; лист белой бумаги, на котором рассматривают цвет товара; деревянный пинцет; увеличительное стекло; весы и чековая книжка.
   Чековая книжка была размером с Библию. На каждом чеке – золотое тиснение и цветные картинки: по краю – хоры ангелочков и морские нимфы в повозках из раковин, запряженных стаями резвящихся дельфинов; Британия в шлеме, со щитом и трезубцем, держит в руке перевернутый рог изобилия, из которого сыплются богатства империи; и еще десяток патриотических символов викторианской мощи.
   Шикарный шелковый галстук и желтые гетры скупщика не могли затмить великолепия чековой книжки – вряд ли найдется старатель, который отказался бы от такой роскошной формы оплаты.
   – Так сколько, мистер Вернер? – спросил Зуга.
   Скупщик споро рассортировал сверкающую груду алмазов на отдельные кучки – по размеру, так как цвет у всех камней был абсолютно одинаков. Самые крохотные, величиной с песчинку, потянули на трехсотую часть карата; самый крупный – почти на карат.
   Вернер отложил пинцет и провел рукой по темным кудрям.
   – Выпейте еще стаканчик, – пробормотал он. Зуга отказался. – Как хотите. А я глотну.
   Наполнив доверху два стакана, Вернер, несмотря на протесты Зуги, поставил один перед ним.
   – Так сколько? – настойчиво повторил Зуга.
   – Сколько они весят? – Вернер отхлебнул глоточек виски и чмокнул толстыми коричневатыми губами. – Все вместе – девяносто шесть карат. Вот это был алмаз! Больше мы таких в жизни не увидим…
   – Сколько дадите наличными? – оборвал его Зуга.
   – Майор, я дал бы вам пятьдесят тысяч – будь это цельный камень.
   Зуга скривился и на мгновение закрыл глаза, словно получил пощечину.
   Пятьдесят тысяч фунтов хватило бы на путешествие в Замбезию – хватило бы на все: людей, оружие, верховых лошадей, повозки и бычьи упряжки, шахтерское оборудование для добычи золота, а также на фермы, семена и сельскохозяйственные орудия.
   Зуга открыл глаза.
   – Черт побери, плевать на то, что могло бы быть, – прошептал он. – Сколько вы дадите мне сейчас?
   – Две тысячи – и ни пенсом больше. Можете попытать счастья в другом месте, но если вернетесь ко мне, то не получите даже этого.
   Алмаз раскололся почти на двести осколков – значит, за каждый придется заплатить Базо по соверену. Вот уж на кого не стоило деньги тратить! Но долг есть долг, никуда не денешься. Из того, что останется, минимум тысяча уйдет на оплату его доли в постройке подъемников. Итого восемьсот. Учитывая, что расходы составляют сто фунтов в неделю, денег хватит на два месяца. Жалкие шестьдесят дней – вместо целой страны! Богатейшей страны площадью в сотни тысяч квадратных миль…
   – Давайте, – тихо сказал Зуга и одним духом осушил стаканчик. Виски заглушило подступившую к горлу горечь.

   У Ральфа был настоящий сокол – длиннокрылая птица, идеально приспособленная для охоты на открытых равнинах Грикваленда. Юноше стоило немалых трудов поймать и приручить эту самочку. Для начала пришлось влезть на самую верхушку огромной акации. Ральф сунул птенца под рубашку, и тот до крови изодрал ему живот острыми когтями.
   Ловчего сокола, взятого птенцом из гнезда, называют гнездарем. Базо помог сделать колпачок и путы из мягкой кожи, но именно Ральф носил птицу на руке – час за часом, день за днем, оглаживая и успокаивая, называя ее «красавица», «милая» и «радость моя». Наконец она стала есть из его рук и, узнавая, приветствовать негромким криком. Подбрасывая приманку из чучела голубя на длинной веревке, Ральф научил соколенка атаковать добычу. По обычаю соколятников юноша просидел всю ночь, держа птицу на руке – в этой схватке он должен был доказать свое превосходство. Час за часом в тусклом свете свечи Ральф не отводил взгляда от горящих золотистых глаз, пока не взял верх: веки сомкнулись, и птица заснула, сидя на его руке. Он победил – и теперь мог брать сокола на охоту.
   Джордан полюбил птицу за ее красоту. Именно он придумал ей имя: начитавшись Плутарха, назвал сокола Сципионой. Когда соколенок освоился, Ральф иногда позволял брату носить птенца на руке и гладить перышки. На охоту Джордан сходил всего один раз: когда сокол камнем упал на добычу, мальчик разревелся. Больше старший брат его на охоту не приглашал – нечего нюни распускать!
   Тот самый ливень, который обрушил дорогу на карьере, заполнил водой каждую впадинку в радиусе ста миль. В сухие жаркие месяцы после потопа мелкие лужи и болотца высохли, но в пяти милях к югу, на полдороге к холмам Магерсфонтейн, еще оставалось озерцо. По берегам вырос тростник, где свили гнезда колонии красных и черных бархатных ткачиков. В тростниках юноши и построили себе укрытие.
   Осторожно, стараясь не порезаться острыми как бритва листьями, Ральф и Базо пригнули длинные стебли, сплетя из них крышу, чтобы спрятаться от взгляда сверху. Пушистые семена сыпались на голову из раскрывшихся соцветий.
   Зная, что белая кожа будет ослепительно сверкать на солнце, бросаясь в глаза даже с большой высоты, Ральф зачерпнул черной грязи и намазал лицо.
   – Если б ты родился матабеле, не пришлось бы мазаться грязью! – хихикнул Базо.
   Ральф ответил непристойным жестом.
   Юноши приготовились ждать.
   Несмотря на колпачок, Сципиона чутким слухом улавливала шелест крыльев задолго до людей – поворот ее головы и выпущенные когти предупреждали охотников о приближении добычи.
   – Не сейчас, моя хорошая, – прошептал Ральф. – Скоро, совсем скоро.
   Резко свистнув, Базо дернул подбородком, показывая на противоположный берег. Высоко в небе, на расстоянии двух миль, летели три птицы: большие черные крылья неторопливо опускались вниз, образуя характерный изгиб.
   – Вот твоя добыча, красавица, – пробормотал Ральф, прикасаясь губами к покрытой пятнышками грудке и чувствуя сильное биение сердечка. – Ох, какие они огромные…
   Крохотное тельце на его руке было легче перышка. Он никогда не выпускал Сципиону на гусей. Может, и не стоит?
   Гусиный клин сделал неспешный круг над болотцем и, снижаясь, летел против солнца. Лучше не придумаешь! Солнце будет бить в глаза добыче, когда Сципиона ринется на нее с высоты. Отбросив сомнения, Ральф снял кожаный колпачок с серой головки – желтые глаза, как две луны, сверкнули огнем. Птица встряхнулась, раздула грудку – и тут увидела черные силуэты гусей на фоне неба. Она мгновенно подобралась, готовясь взлететь, – перья, серые в лучах восходящего солнца, плотно прижались к телу.
   Ральф поворачивал руку, позволяя Сципионе следить за гусями. Даже сквозь толстую кожаную перчатку ее острые когти покалывали кожу. Маленькое тельце дрожало, словно струна, по которой легонько провели смычком.
   Свободной рукой Ральф распустил узел на путах.
   – Лови! – закричал он и подбросил птицу. Она стрелой взлетела над тростником. На крыльях, изогнутых, как лезвия ятаганов, Сципиона быстро набирала высоту.
   Гуси заметили опасность, растерялись и забили крыльями. Клин распался – птицы бросились наутек: две ринулись вверх, а третья камнем упала вниз, набирая потерянную скорость, и повернула обратно на север, к реке. Вытянув шею, прижав к телу перепончатые лапы, третий гусь летел совсем низко.
   Сципиона набирала высоту; в косых лучах утреннего солнца бешено работающие крылья казались золотистыми дисками. Ведомая инстинктом хищника, она знала, что должна подняться как можно выше, чтобы на спуске высота превратилась в скорость: гусь был гораздо тяжелее – только молниеносный, неожиданный удар станет смертельным.
   Сокол поднимался вверх, не спуская глаз с удирающей в разные стороны добычи.
   – Лови, не упускай! – подбодрил Ральф.
   Сципиона была голодна, но вполне могла отказаться от нападения: природа не приспособила соколов к охоте на такую крупную дичь.
   Чем выше поднималась Сципиона, тем очевиднее становилась разница в размерах птиц. Но вот охотница решила, что набрала достаточную высоту, и зависла в воздухе. Долгие десять секунд Ральф наблюдал за ее парением.
   Нет, добыча слишком велика, Сципиона не станет нападать.
   – Лови, моя хорошая, бей! – крикнул Ральф.
   Должно быть, птица услышала. Раздался смертоносный соколиный крик – высокий, звенящий, жуткий. Сципиона сложила крылья и камнем упала вниз.
   – Она выбрала третьего гуся! – торжествующе закричал Ральф.
   Нет, Сципиона не сдалась, она выбрала гуся, который летел ниже всех, под острым углом к направлению ее полета.
   – В груди этой малышки бьется львиное сердце! – с восхищением заметил Базо, наблюдая за крохотным комочком перьев, падающим вниз.
   Юноши слышали свист ветра в перьях, видели едва заметные движения кончиков крыльев, с помощью которых птица управляла смертоносным пике.
   Черный, с белыми пятнышками, гусь в панике захлопал тяжелыми крыльями.
   Охотница снижалась с умопомрачительной скоростью. Волосы на затылке Ральфа встали дыбом, словно от порыва ледяного ветра. Сципиона вытянула острые кинжалы когтей.
   Ради этого момента охотник и сокол так долго и упорно тренировались – ради момента, когда когти вонзятся в добычу. Сципиона схватила гуся – раздался стук, словно в барабан ударили, да так, что воздух задрожал. Из горла Ральфа невольно вырвался дикий, первобытный крик.
   Распростертые крылья гуся судорожно задергались; черные перья, точно шрапнель от пушечного выстрела, разлетелись во все стороны. Гусь обмяк, длинная шея изогнулась в агонии, сломанное крыло волочилось по воздуху. Сципиона вонзила когти глубоко, до самого сердца, которое все еще билось. От удара сокола сломались гусиные косточки и лопнули сосуды возле сердца.
   Завопив от восторга, Ральф сорвался с места. Смеющийся Базо побежал следом, откинув голову и наблюдая за падающими птицами: перья, словно хвост кометы, разлетались позади.
   Ястреб падает к земле с добычей в когтях, а сокол нет. Сципиона должна была разжать когти, выпустить гуся, но продолжала его держать. Ральфа кольнуло беспокойство: неужели его любимица сломала ногу или повредила себе что-то в этом ужасном столкновении?
   – Радость моя! – позвал он. – Бросай его, бросай!
   Соколы не приспособлены для падения с добычей на землю: Сципиона могла оказаться под гусем, и тогда тяжелая туша ее раздавит.
   – Бросай! – отчаянно завопил Ральф.
   Острые крылья затрепетали, пронзая воздух. Земля с головокружительной скоростью приближалась к ошеломленной птице.
   И вдруг она втянула когти, выпуская добычу, и застыла в воздухе: гусь шумно шлепнулся на каменистую землю за болотцем. Охотница грациозно снизилась и села на черную тушку.
   У Ральфа чуть сердце не разорвалось от любви и гордости за бесстрашную красавицу.
   Сципиона тоненько крикнула, завидев Ральфа. Она оставила добытое с риском для жизни сокровище и охотно далась в руки. Ральф наклонился, задыхаясь от гордости, и поцеловал прелестную головку.
   – Я больше никогда не заставлю тебя охотиться на гусей, – прошептал он. – Мне нужно было знать, сможешь ли ты это сделать, – но теперь все, никаких гусей, никогда!

   Голову гуся Ральф отдал Сципионе. Изогнутым клювом она разорвала угощение на части и поглядывала на Ральфа, глотая каждый кусочек.
   – Она тебя любит, – сказал Базо, поднимая взгляд от огня, на котором поджаривал ломти гусятины – капли жира шипели на углях.
   Улыбнувшись, Ральф поднял любимицу и поцеловал в окровавленный клюв.
   – Я тоже ее люблю.
   – Вы с ней похожи. Мы с Камузой часто говорили об этом.
   – Нет никого храбрее моей Сципионы.
   Базо покачал головой.
   – Помнишь тот день, когда Бакела чуть не убил меня? Когда он наставил на меня ружье, он был зол как черт и в самом деле готов нажать спусковой крючок.
   Ральф нахмурился. Много месяцев прошло с тех пор, как он вступился за матабеле.
   – Никогда раньше я не говорил с тобой об этом, – сказал Базо, пристально глядя в глаза друга. – Мужчинам не пристало трепаться, как девкам у колодца. Скорее всего мы с тобой больше не вернемся к этому разговору, но ты должен знать, что я никогда не забуду… – Базо помедлил и торжественно закончил: – Я никогда не забуду, Хеншо.
   Ральф мгновенно понял, в чем дело. Хеншо, «ястреб» – матабеле дали ему имя! Такую похвалу непросто заслужить, это знак глубокого уважения. Отца зовут Бакела, «кулак», а теперь его назвали Ястребом в честь бесстрашной красавицы, которая сидит у него на руке.
   – Я всегда буду помнить, мой брат Хеншо, – повторил Базо, Топор. – Никогда не забуду.

   Зуга и сам толком не знал, зачем ходил на собрания. Конечно, Ян Черут его пилил, да и две тысячи фунтов стерлингов за осколки Великого алмаза Баллантайна испарились быстрее, чем планировалось, а стоимость постройки подъемников все время возрастала – придется заплатить не тысячу, а все две, но дело-то не в этом. Иногда Зуга впадал в подозрительность, и ему приходило в голову, что Пикеринг, Родс и остальные члены комитета рады увеличению расходов: финансовое давление выжимало из прииска мелких старателей. Цена участков вдоль обвалившейся дороги номер шесть снижалась, а стоимость подъемников возрастала – кто-то скупал участки. Если не сам Родс и его партнеры, то Бейт, Вернер или этот новичок Барнато.
   Может быть, Зуга продолжал ходить на собрания, чтобы отвлечься от нерадостных мыслей, а может быть, его завораживала таинственная атмосфера событий. Хотя, если честно признаться, скорее всего Зугу привлекала возможная выгода – дело пахло хорошей прибылью, а Баллантайна приперли к стене. Не считая самих участков, продавать практически нечего, но продать Чертовы шахты – значит отказаться от мечты. Только не это! Зуга готов был использовать любой другой способ, пойти на любой риск, лишь бы сохранить участки.
   – Кое-кто хотел бы с тобой поговорить, – сказал Ян Черут таким тоном, что Зуга моментально поднял взгляд. Прожив бок о бок много лет, хозяин и слуга прекрасно разбирались в интонациях и настроениях друг друга.
   – Чего же проще? – ответил Зуга. – Пусть приходит в лагерь.
   – Он хотел бы поговорить тайно, подальше от любопытных глаз.
   – Честным людям бояться нечего, – нахмурился Зуга. – Как его зовут?
   – Не знаю, – признался Ян Черут. Увидев выражение лица хозяина, готтентот торопливо объяснил: – Он прислал мальчишку с поручением.
   – Тогда пошли мальчишку обратно. Пусть передаст, что я здесь каждый вечер и готов обсудить все, что угодно, у себя в палатке.
   – Как скажешь, – проворчал Ян Черут. Его лицо еще больше сморщилось, став похожим на маринованный грецкий орех. – Значит, мы так и будем питаться кукурузной кашей.
   Много недель они не возвращались к этому разговору. Тем не менее однажды возникшая мысль не давала Зуге покоя. Наконец он сам спросил:
   – Ян Черут, как там твой безымянный друг? Что он ответил?
   – Он сказал, что нельзя помочь тому, кто сам себе помочь не хочет, – высокомерно заявил Ян Черут. – К тому же все прекрасно видят, что мы в помощи не нуждаемся. Посмотри на свой роскошный наряд: голая задница – последний писк моды.
   Зуга улыбнулся такому преувеличению: Джордан следил, чтобы штаны отца были аккуратно заштопаны.
   – Или вот я, например, – продолжал готтентот. – Я полностью доволен жизнью: ведь ты заплатил мне жалованье в прошлом году.
   – Полгода назад, – поправил Зуга.
   – Ах да, я забыл, – надулся Ян Черут. – Я ведь уже и вкус пива-то не вспомню.
   – Когда построят подъемники…
   Готтентот фыркнул.
   – Они упадут нам на головы. По крайней мере тогда не придется переживать, что есть нечего.
   В конструкции подъемников обнаружился серьезный недостаток: они не могли как следует натянуть трос, который весил более трехсот тонн, и ломались. В первый же день испытаний, проводившихся на северном участке, сорвало два ворота, и спутавшийся трос полетел вниз. Пятерых чернокожих, спускавшихся в давно заброшенные шахты, чтобы начать работу, выбросило из бешено крутившейся бадьи, и путаница серебристых тросов, словно щупальца прожорливого морского чудовища, обрушилась на людей. Остаток дня потратили на то, чтобы поднять на поверхность изувеченные тела. Комитет старателей закрыл участки вдоль дороги номер шесть – пока подъемники не укрепят.
   Работы до сих пор не возобновились.
   Зуга вытащил из сундука единственную оставшуюся бутылку бренди, зубами выдернул пробку и разлил напиток в две кружки.
   Хозяин и слуга выпили в хмуром молчании. Наконец Зуга вздохнул.
   – Передай своему дружку, что я согласен с ним встретиться, – сказал он.
* * *
   Небо над равниной побледнело от туч пыли. Горизонт казался бесконечным, нереальным, уходящим в никуда. Вокруг ни души – ни стервятника в небе, ни птичьих стаек, ни стада газелей в приземистом кустарнике. Посреди пустынного безмолвия стояли несколько давно заброшенных зданий: крыши просели, глиняная штукатурка местами отвалилась, обнажая деревянный каркас стен.
   Зуга слегка натянул поводья, пустив мерина шагом, и развалился в седле с видом человека, совершающего долгое и скучное путешествие. Однако взгляд его под надвинутой на глаза шляпой оставался быстрым и внимательным.
   Очень раздражало ощущение пустоты под правым коленом – винтовку пришлось оставить. В приглашении однозначно предупредили: «Оружие не брать. За вами будут следить».
   Место для свидания выбрано идеальное: заброшенная ферма посреди голого вельда – ни единого укрытия выше, чем по колено. Да и солнце на западе – очень удобно целиться. Зуга поерзал в седле – от движения большой неуклюжий «кольт» врезался в бок. Боль скорее утешала, хотя толку от револьвера никакого: стрелок с ружьем мог не торопясь прицелиться и одним выстрелом уложить приближающегося всадника.
   На ферме был загон для овец, окруженный нештукатуреными каменными стенами; перед домом – колодец, обложенный камнями. Рядом с колодцем валялись остатки повозки: три колеса и дышло исчезли, краска облупилась, сквозь днище проросли сорняки.
   Зуга остановил гнедого возле повозки и быстро спешился – с дальней от дома стороны лошади, прикрываясь ее телом. Он притворился, что подтягивает подпругу, и оглядел заброшенное здание. Пустые темные провалы окон чернели, словно выбитые зубы, – в темной глубине мог укрыться невидимый стрелок. Сквозь щели пробивался свет – входная дверь рассохлась на солнце, и ветер хлопал ею, завывал и постанывал под крышей и в разбитых окнах.
   Прячась за гнедым, Баллантайн слегка высвободил револьвер, чтобы его можно было мгновенно выхватить из-за пояса. Поводья мерина Зуга привязал к повозке специальным скользящим узлом, который легко развяжется, если потянуть. Готовый ко всему, он выдохнул, расправил плечи и вышел из укрытия.
   По дороге к дому Зуга держал правую руку на бедре, под полой куртки, почти касаясь пальцами ребристой рукоятки «кольта». Не приближаясь к двери, он прижался спиной к стене и с удивлением заметил, что дышит тяжело, точно бегом бежал. Изумленный Зуга понял, что наслаждается собственным страхом: обостренной чувствительностью кожи, прояснившимся зрением, ускоренным биением пульса, нервным напряжением каждого мускула и сухожилия, – ощущение смертельной опасности опьяняет. Он почти забыл действие этого наркотика!
   Зуга оперся рукой в подоконник, легко перемахнул через него и откатился в угол. Он тут же вскочил на ноги, оглядывая комнатушку: никого, только пыльная паутина свисает с потолка да помет гекконов на земляном полу.
   Баллантайн пробирался вдоль стены, прикрывая спину. В соседней комнатке был почерневший от огня очаг – кухня. От запаха застарелого пепла запершило в горле. Сквозь открытую дверь виднелись залитый солнцем загон для овец и привязанная к его стене оседланная лошадь: серая, в яблоках, с длинной темной гривой и хвостом почти до самой земли. Заметив пустой чехол для ружья, Зуга напрягся: неизвестный всадник явно вооружен.
   Осторожно выглядывая наружу, Зуга вытянул длинноствольный «кольт» из-за пояса.
   – Не трогайте оружие, – раздался голос из пустой прихожей, через которую только что прошел Зуга. – Оставьте револьвер на месте и не оборачивайтесь, – сказали негромко, сдержанно и очень близко.
   Зуга повиновался и неуклюже застыл, держа правую руку под курткой. В позвоночник между лопатками уперлось стальное дуло. Хорошо придумано: незнакомец лежал снаружи, дожидаясь, пока Баллантайн войдет в дом, а затем последовал за гостем.
   – Теперь очень медленно положите револьвер на пол. Очень медленно, майор Баллантайн, прошу вас. Мне не хочется вас убивать, но если я услышу щелчок взведенного курка, то выстрелю не раздумывая.
   Зуга медленно вытащил тяжелый револьвер и положил его на покрытый мусором пол. На полу виднелись ноги незнакомца – большие сильные ноги в ботинках из дубленой кожи антилопы и в кожаных чулках.
   Баллантайн выпрямился, расставив руки подальше от тела.
   – Зря вы взяли с собой оружие, майор. Очень нехорошо с вашей стороны. И очень опасно для нас обоих. – В голосе незнакомца прозвучало облегчение. Знакомый такой голос… Зуга попытался вспомнить, где он слышал этот странный акцент.
   За спиной послышались приближающиеся шаги.
   – Обернитесь, только медленно, очень медленно.
   Темноту закопченной кухни прорезал луч света из высокого окна, освещая руки незнакомца и его оружие – дробовик. Оба курка, замысловатой формы, взведены, пальцы лежат на спусковых крючках.
   – Вы! – воскликнул Зуга.
   – Да, майор, это я! – улыбнулся покрытый оспинами гриква-бастаард, сверкнув ослепительно белыми зубами и тряхнув длинными локонами. – Хендрик Наайман к вашим услугам – в очередной раз.
   – Если вы хотите купить волов, то выбрали очень странный способ заключить сделку, – заметил Баллантайн: именно бастаард купил волов и на эти деньги Зуга приобрел Чертовы шахты.
   – Нет, майор, на этот раз я продаю. Нет! – вдруг резко бросил он. – Не двигаться! Держите руки так, чтобы я их видел. Ружье заряжено дробью для охоты на льва. На таком расстоянии вас перережет пополам.
   Зуга расставил руки пошире.
   – И что же вы продаете?
   – Богатство, майор. Новую жизнь для нас обоих.
   Баллантайн саркастически усмехнулся:
   – Наайман, я безмерно благодарен вам за щедрость.
   – Зовите меня Хендрик, майор, – мы ведь будем партнерами.
   – Неужели? – Зуга с серьезным видом склонил голову. – Польщен такой честью.
   – У вас есть то, что нужно мне, а у меня то, что нужно вам.
   – А именно?
   – У вас два замечательных участка, превосходных во всех отношениях – вот только алмазов на них кот наплакал.
   Шрам на щеке Зуги покраснел, но выражение лица не изменилось.
   – Как вам известно, моя родословная, мягко говоря, несколько подпорчена, а точнее, негритянская кровь не позволяет мне владеть участком.
   Мужчины разглядывали друг друга в настороженном молчании. Зуга отказался от намерения выхватить дробовик. Бастаард говорил так гладко и убедительно, что его слова заворожили майора.
   – Именно поэтому я не могу продать вам свои участки – даже под дулом ружья, – негромко ответил Зуга.
   – Да нет, вы не поняли. У вас есть участки, где нет алмазов, а у меня нет участков, зато… – Хендрик вытащил из внутреннего кармана куртки затянутый веревочкой кисет и покачал его на указательном пальце, – зато есть алмазы, – договорил бастаард и бросил кисет через комнату.
   Зуга инстинктивно поймал его одной рукой. Внутри что-то похрустывало, точно леденцы в пакетике, напоминая о детстве. С кисетом в руке Баллантайн невозмутимо смотрел на Хендрика Нааймана.
   – Откройте его, майор.
   Зуга повиновался и медленно заглянул в мешочек.
   В сумеречном свете внутри что-то поблескивало, точно свернувшаяся кольцами змея. Сердце стиснул восторг – от блеска камней всегда перехватывало горло. Нешлифованные алмазы с тихим шорохом высыпались на ладонь. Зуга торопливо пересчитал: всего восемь штук; один ярко-желтый, карат на двадцать – за него можно выручить тысячи две фунтов стерлингов.
   – Это всего лишь образцы моего товара, майор, – то, что я взял за неделю.
   Зеленовато-серый кристалл безупречной восьмигранной формы был больше желтого – минимум на три тысячи фунтов стерлингов потянет. Другой камень имел форму равностороннего треугольника, словно леденец, и снова всколыхнул воспоминания детства. Какой прелестный камешек! Зуга зажал прозрачный кристалл между большим и указательным пальцами и посмотрел сквозь него на свет.
   – Вы скупаете алмазы из-под полы?
   – Фу, какие грубые слова, майор! Они оскорбляют мой деликатный слух. Для вас не имеет никакого значения, откуда взялись алмазы и как я их получил. Поверьте мне, камней будет много, очень много, – каждую неделю я буду приносить вам первосортные алмазы.
   – Каждую неделю? – В собственном голосе Зуга услышал алчность.
   – Каждую неделю, – подтвердил Наайман, наблюдая за выражением лица Баллантайна: муха явно задела клейкие нити паутины. Бастаард опустил дробовик и расплылся в жизнерадостной улыбке. – Каждую неделю вы получите такой же кисет, высыпите его содержимое в свой лоток – и камни окажутся на вашем сортировочном столе.
   Один из камешков на ладони Зуга сначала принял за непрозрачный алмаз, годный лишь для технических целей, как вдруг в полумраке комнаты яркий изумрудный лучик вырвался из глубины темного камешка. Зуга взял алмаз дрожащими пальцами.
   – Да, майор, – одобрительно кивнул Хендрик Наайман. – У вас наметанный глаз. Это зеленый дракон.
   Редкая находка – цветной алмаз, или, как его называют скупщики, каприз. Капризы бывают похожи не только на изумруд, но и на рубин, сапфир, топаз – и платят за них любую цену. Вполне возможно, что такой зеленый дракон потянет тысяч на десять и в конце концов окажется в короне какого-нибудь императора.
   – Партнеры, говоришь? – тихо спросил Зуга.
   – Партнеры, – решительно кивнул Хендрик. – Мое дело – найти камни. Взять хоть этого дракона. Я заплатил за него триста фунтов. Вы проведете его через ваш сортировочный стол и зарегистрируете как добытый на Чертовых шахтах…
   Зуга не сводил алчного взгляда с Хендрика, руки у него дрожали; осмелевший бастаард сделал шаг вперед.
   – За такой камень вы запросто получите четыре тысячи – то есть прибыль составит три тысячи семьсот. Эту сумму мы делим пополам, я не жадный. Равные доли, майор: тысяча восемьсот пятьдесят вам, тысяча восемьсот пятьдесят мне.
   Не спуская глаз с лица Хендрика, Зуга пересыпал сверкающие камешки в левую ладонь.
   – Что скажете, майор? Равные доли.
   Хендрик взял дробовик в левую руку и протянул правую.
   – Равные доли, – повторил он. – Согласны?
   Зуга медленно протянул правую руку – раскрытой ладонью вверх. Как только их пальцы соприкоснулись, Баллантайн швырнул в лицо Хендрика горсть алмазов. Он вложил в этот удар всю свою силу, всю злость и гнев: Наайман осмелился соблазнять его с дьявольской хитростью, осмелился покуситься на его чувство собственного достоинства!
   Алмазы порезали смуглое лицо бастаарда: острый край одного камня распорол кожу над правым глазом, другой рассек губу.
   Отпрянув, Хендрик инстинктивно взмахнул руками, прикрываясь от неожиданного нападения. Дуло дробовика задралось вверх, однако бастаард мгновенно положил палец на оба спусковых крючка. Заряженное крупной дробью ружье было по-прежнему взведено. Хендрик начал опускать мушку, целясь в живот Зуги.
   Зуга схватил стволы, поворачивая их вверх, и вцепился левой рукой в правое запястье бастаарда. Мошенник обеими руками рванул ружье назад. Не пытаясь сопротивляться, Зуга, наоборот, изо всех сил навалился на ствол, силясь ударить противника в лицо, – скула хрустнула под напором стали, Хендрик охнул и отшатнулся. Зуга бросился в атаку, прижимая бастаарда к закопченной стене, – тот замычал от боли. Дуло дробовика смотрело в потолок. Воспользовавшись моментом, Зуга просунул в скобу большой палец и резко дернул оба спусковых крючка. Стволы выстрелили одновременно. В крохотной комнате словно гром грянул. Вылетела яркая оранжевая молния – дробь пробила прогнившую крышу, и сквозь зияющие дыры внутрь заглянуло солнце.
   Отдача двойного выстрела воткнула приклад в живот Нааймана – бастаард взвыл от жестокой боли и согнулся пополам.
   Отпустив ставшее безвредным ружье, Зуга нырнул в прыжке через всю комнату. Вытянутые пальцы нащупали холодную ребристую рукоять черного «кольта». Баллантайн судорожно вцепился в оружие. За спиной послышались легкие шаги. Не поднимая головы, он перекатился на спину. Над ним, словно палач с топором, стоял Хендрик с занесенным для удара дробовиком.
   Ружье со свистом опустилось вниз – сталь мрачно сверкнула в полумраке. Зуга откатился в сторону, но приклад все же достал его, задев плечо. Удар оказался скользящим, тем не менее зубы клацнули, а правая рука мгновенно онемела до самых кончиков пальцев. «Кольт» вылетел из ладони и, прокатившись по земляному полу, врезался в дальнюю стену.
   Хендрик повернулся, бросаясь за револьвером, – Зуга пнул бастаарда под колено. От хорошего удара каблуком нога Нааймана подкосилась, и он упал бы на пол, если бы не привалился к стене. Зуга воспользовался моментом, вскочил на ноги и здоровой левой рукой нанес удар – под кулаком хрустнула челюсть. Новый удар левой – и хрящ орлиной переносицы хрупнул, как надкушенное яблоко. Брызнувшая из носа кровь привела Зугу в дикий восторг.
   Да он из этого мерзавца котлету сделает!
   – Погодите! – завопил Хендрик. – Не бейте меня! Прошу вас!
   Окровавленный бастаард выглядел так жалко и просил так жалобно, что, несмотря на убийственную злость, Зуга остановился и отступил назад, опустив занесенную для удара руку.
   Бастаард бросил дробовик в лицо Зуге. Захваченный врасплох, Баллантайн не успел пригнуться – вот ведь дурак, попался на такую уловку!
   По голове словно кувалдой ударили, поле зрения сузилось, глаза залило кровью. Зуга прыгнул вперед, пытаясь дотянуться до револьвера, но едва он ухватил рукоять, как на его спину всем весом обрушился Хендрик, прижимая к дверному косяку. Зуга сжал «кольт» в руке и ударил им, как дубинкой.
   Раз за разом он вслепую бил стальной рукояткой – некоторые удары попадали в воздух, другие приходились в пол, но иногда все же хрустела кость. Судорожно всхлипывая, ослепленный собственной кровью, он не сразу понял, что Хендрик больше не сопротивляется. Прижавшись к стене, Зуга вытер кровь с лица и, как старик, прищурился сквозь кровавую пелену в глазах. Хендрик лежал на полу, разбросав руки в стороны, кровь пузырилась у него в ноздрях. Он не шевелился, дыхание было единственным признаком жизни.
   Зуга опустил револьвер и, держась за стену, с трудом поднялся на ноги. Внезапно ослабевшая рука с «кольтом» безжизненно повисла, и револьвер едва не выпал.
   – Господин Зуга! – Запыхавшийся Ян Черут влетел во двор, прижимая к груди «энфилд». Из-под военной фуражки без козырька ручьями стекал пот. Вид окровавленного хозяина привел готтентота в смятение.
   – Тебя только за смертью посылать, – хрипло упрекнул Зуга, все еще цепляясь за косяк. По уговору Ян Черут с винтовкой прятался в полумиле от фермы, в овражке посреди пыльной равнины.
   – Я бросился бежать, как только услышал выстрелы.
   Зуга понял, что схватка длилась всего несколько минут – ровно столько, сколько требуется, чтобы пробежать полмили. Ян Черут снял с плеча бутыль с водой и попытался смыть кровь с лица хозяина.
   – Брось. – Зуга отпрянул. – Лучше посмотри, не найдется ли веревки в седельных сумках бастаарда – недоуздок или еще что-нибудь. Подонка нужно связать.
   На луке седла Ян Черут нашел моток сыромятной веревки и поспешил с ним обратно. Возле двери развалюхи готтентот помедлил.
   – По-моему, я встречал этого парня, – сказал он, глядя на разбитое лицо Хендрика Нааймана. – Но ты отделал его до неузнаваемости.
   – Свяжи его, – велел Зуга и глотнул воды из бутыли. Он снял с шеи шелковый платок, смочил его и аккуратно смыл кровь с порезов и ссадин. Сильнее всего пострадал лоб: казенник дробовика ударил чуть ниже линии волос – похоже, придется зашивать.
   Связывая Хендрика, Ян Черут вполголоса осыпал его бранью.
   – Ах ты, желтая змея!
   Он перевернул бастаарда на спину.
   – Натянул ботинки, прикрыл задницу штанами и решил, что стал джентльменом!
   Готтентот быстро и привычно стянул руки Нааймана за спиной, от запястий до локтей.
   – Да ты любому стервятнику дашь сто очков вперед!
   Сыромятная веревка обвилась вокруг лодыжек пленника.
   – Возле тебя даже шакалы навоз есть не станут!
   Зуга заткнул пробкой бутыль с водой и подобрал пустой кисет. Теперь придется искать алмазы – в пылу схватки их разбросали по всей кухне. Последним нашелся зеленый дракон – темный камешек был еле заметен в сумрачном углу.
   Зуга бросил полный кисет Яну Черуту. Заглянув вовнутрь, готтентот присвистнул.
   – Краденые, – пробормотал он. На сморщенном коричневом личике загорелась алчность. – Этот желтокожий змей нелегально скупал алмазы!
   – И хотел, чтобы мы провели их через наш сортировочный стол!
   – Какую долю он предложил? – требовательно поинтересовался готтентот, перебирая алмазы.
   – Половину.
   – Неплохо. За полгода можно разбогатеть и уехать из этой проклятой всеми богами пустыни.
   Зуга выхватил кисет из рук слуги. Хватит! Один раз он едва не поддался соблазну.
   – Приведи его лошадь! – сердито приказал он.
   Вдвоем они закинули безжизненное тело в седло. Пока Ян Черут привязывал бастаарда к лошади, Хендрик слабо дернулся, пытаясь поднять голову, и посмотрел на Зугу туманным взглядом.
   – Майор… – прохрипел наполовину оглушенный пленник. – Майор, я вам все объясню… Вы не поняли…
   – Закрой свой поганый рот! – прорычал Зуга.
   – Майор, я не воровал… алмазы… дайте мне объяснить…
   – Я же сказал, заткнись! – Зуга силой отжал нижнюю челюсть пленника, грубо надавив пальцами на бледные окровавленные щеки, и засунул кисет с алмазами в безвольно открытый рот. – Вор и предатель! Подавись своими алмазами!
   Зуга обмотал лицо Хендрика его шейным платком, чтобы не вывалился кисет. Бастаард квохтал, закатывал глаза и дергал головой – промоченный слюной шелк заглушал крики.
   – Объясняться будешь перед комитетом старателей!
   Зуга поехал впереди на гнедом. Ян Черут уселся на серую кобылку позади связанного пленника.
   Слуга с трагическим вздохом покачал головой.
   – Такое добро пропадает! – достаточно громко пробормотал он. – Содержимое этого кисета оплатило бы нам дорогу на север.
   Готтентот искоса глянул на хозяина, но ответа не получил.
   – Комитет вздернет этого желтопузого негодяя, пустит его на корм стервятникам.
   Хендрик беспомощно задергался, сопя сломанным носом.
   – Почему бы нам самим не наказать мошенника? Пулю в лоб – и все шито-крыто, пусть его братцы шакалы им пообедают. Никто ничего и знать не будет! – Ян Черут с надеждой поглядел на Зугу. – Этих алмазов хватит, чтобы пойти на север – так далеко, как нам вздумается.
   Зуга пустил гнедого галопом. Впереди, в лучах заходящего солнца, красновато отсвечивали железные крыши и пыльные палатки лагеря старателей. Ян Черут со вздохом хлестнул серую кобылку по крупу и последовал за хозяином.
   Пикеринг, Родс и несколько холостых старателей всегда обедали вместе. Все они жили за рыночной площадью, возле отвалов пустой породы. Две раскидистые акации затеняли площадку, на которой стояли хижины из гофрированного железа и глиняные лачуги; вокруг них была высажена изгородь из кустов молочая.
   Здесь обитали счастливчики с хорошими участками, приносившими алмазы: у неудачника не хватило бы денег, чтобы оплачивать свою долю счета за обеды, состоявшие из шампанского и выдержанного коньяка, – кажется, ничего другого в меню и не значилось. За свои замашки они заслужили прозвище «денди». Здесь жил младший сын какого-то графа, а также один баронет – правда, ирландский. Большинство членов группы состояли в комитете старателей.
   Зуга въехал в лагерь, когда солнце еще стояло высоко над горизонтом, но несколько денди, развалившись в тени акаций, уже потягивали «Вдову Клико». Они дружелюбно перебранивались, делая огромные ставки на число мух, которое усядется на лежащий перед каждым кусочек сахара.
   Увидев Зугу, Пикеринг изумленно вытаращил глаза – в кои-то веки его покинула английская чопорность.
   – Джентльмены, – мрачно заявил Зуга, – я вам кое-что привез.
   Склонившись, он перерезал путы, удерживавшие Хендрика Нааймана в седле, и столкнул его с лошади головой вперед. Пленник повалился в пыль перед развалившимися в тенечке членами комитета старателей.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →