Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Английский поэт-романтик, критик и философ Сэмюэл Тейлор Колридж (1772–1834) любил есть фрукты, не срывая их с дерева.

Еще   [X]

 0 

Год Принцессы Букашки (Буркин Юлий)

автор: Буркин Юлий категория: Сказки

«… Ну вот. Мы провели с Букашкой ровно год и еще немножко. За этот срок из какого-то, честно говоря, не очень понятного существа она превратилась в настоящую, довольно забавную, девочку, и то ли еще будет! А ее близкие стали за год настоящей крепкой семьей».

Год издания: 2012

Цена: 29.95 руб.



С книгой «Год Принцессы Букашки» также читают:

Предпросмотр книги «Год Принцессы Букашки»

Год Принцессы Букашки

   «… Ну вот. Мы провели с Букашкой ровно год и еще немножко. За этот срок из какого-то, честно говоря, не очень понятного существа она превратилась в настоящую, довольно забавную, девочку, и то ли еще будет! А ее близкие стали за год настоящей крепкой семьей».


Юлий Буркин Год принцессы Букашки

   Дочке Саше,
   Внучке Поле,
   Сыну Тиме…
   … и всем остальным детям!

ПОДАРОК


1

   – Ну, пойдем, принцесса, покушаем, – сказала мама, выходя с Сашкой на руках в другую комнату, – а потом – гулять.
   Только они вышли, зайцы моментально ожили.
   – Все-таки не пойму я, с чего это вдруг она ее принцессой называет?! – сварливо пробормотал Сиреневый заяц. – Сама, вроде, не королева…
   – Глупый ты, – отозвался заяц Салатный. – Для любых родителей их дочка – самая что ни на есть настоящая принцесса.
   – Ерунда какая! – возмутился Сиреневый. – Люди, просто, что попало придумывают, а ты их оправдываешь! А им если потакать, они так и будут… Ладно бы только «принцессой», они ж еще и «Букашкой» ее называют.
   – Ну и что, – пожал плечами Салатный, – тебе жалко, что ли?
   – Как это, «ну и что?!» – горестно сцепил лапки Сиреневый. – Совершенно с твоей стороны безответственное равнодушие! Зачем добавлять в мир чепухи, ее что, и без этого мало?! Вот мы с тобой, например, зайцы серьезные, положительные, и никакой такой чепухи не придумываем!
   – Еще как придумываем, – усмехнулся Салатный и быстро потер друг о друга полосатые уши – так, как люди в предвкушении чего-то интересного делают ладошками. Он любил спорить, когда точно знал, что победит. – Вот я себя называю «Салатный», а салат не ем. А ты – Сиреневый, а вовсе не в зарослях сирени живешь…
   – Ты специально, да? – насупился его собеседник. – Сам ведь прекрасно знаешь, что это совсем другое дело. Мы так называемся не с бухты-барахты, а по причине. Мы с тобой таких цветов!
   – И она ПО ПРИЧИНЕ! – насмешливо прищурился Салатный. – Она такого размера.
   Сиреневый открыл, было, рот, собираясь что-то сказать, затем тихонько закрыл его и от смущения приобрел дополнительный розоватый оттенок. Потом, не глядя на Салатного, протянул:
   – Эх-х… – Какой я иногда бываю неумный. «Сашка маленькая, как Букашка». Они просто сократили: «Сашка-Букашка». Так получается?
   – Так, конечно.
   – Да-а… – продолжал сокрушаться Сиреневый. – Да-а… – И вдруг встрепенулся: – Ну, а если даже и так, все равно это как-то глупо: «Принцесса Букашка»! – передразнил он, помахивая лапками, словно взбивая из воздуха пену. – Нет, ну согласись, нелепо! Разве такое бывает – букашка и вдруг принцесса?!
   – Тс-с! – тревожно навострил ушки Салатный. – Сюда идут!
   Зайцы притихли.

2

   – Не слишком ли она легко одета? – забеспокоился Сиреневый, садясь в коробке. – На улице сегодня холодина редкостная.
   Салатный сел тоже, и они оба уставились в окно. Там действительно было невесело. Береза стояла полуголая, а на развесистой рябине совсем уже не осталось листьев. Густые красные гроздья выглядели на ней странно и зябко. А еще более странно и зябко выглядел лысоватый ворон, который сидел на ветке и пристально смотрел в окно.
   – Зато красиво! – сказал Салатный неуверенно. – Снежок такой… Э-э…
   – Холодный, – подсказал Сиреневый.
   – Ну да, – вынужден был согласиться Салатный. – Но я, вообще-то, не про то. Я наоборот хотел сказать. «Новогодний».
   Как ни странно Сиреневый не стал ни возражать, ни передразнивать. Они оба долго молчали, наблюдая, как катится по тёмным лужам Сашкина коляска, и прозрачная пленка чехла-дождевика на ней быстро покрывается корочкой подтаившего снега…
   – Это ведь у нее будет первый в жизни Новый год, – сказал, наконец, Сиреневый. – Самый что ни на есть первый. Представляешь?
   Салатный задумчиво покивал, глядя, как, окончательно закоченев, с березы на коляску спрыгивают желто-коричневые листья. Вдруг он встрепенулся и спросил:
   – А что мы ей подарим?
   – Мы?! – уставился на него Сиреневый.
   – Вот в том-то и дело, что мы! – подтвердил Салатный азартно.
   – А и правда! – воскликнул Сиреневый. – Лично я… – закатил он глаза. – Я!.. Э-э… – И сник.
   Коляска свернула за угол и пропала из вида. Зайцы вздохнули и переглянулись. Действительно, что могут подарить игрушечные зайцы настоящей девочке?.. И вдруг в стекло постучали: «Тук-тук-тук!» Зайцы обернулись. Снаружи, на подоконнике за стеклом сидел ворон.
   – Ар-рию! Подарите ей ар-рию! – выкрикнул он и знобко передернулся, – Бр-р-р! – а затем сипло пропел: – Какой я вор-рон? Я ме-ельник! Ах-ха-ха-ха-ха!
   И, хлопая крыльями, странная птица умчалась прочь.
   – Точно! – шлепнул себя по лбу Салатный. – Мы же можем для нее что-нибудь сочинить! Ну, если не арию, то хотя бы стихотворение.
   – А мы сможем? – усомнился Сиреневый.
   – Да чего там мочь?! – вскричал Салатный. – Нашел проблему! Их все, кому не лень, сочиняют!
   Сиреневый продолжал смотреть недоверчиво. Тогда Салатный спросил его:
   – Ты рифмы хотя бы придумывать можешь?
   Сиреневый утвердительно кивнул.
   – Ну и вот. Сделаем так: ты придумываешь рифмы, а я – все остальное.

3

   – Почему это? – испуганно вздрогнул Салатный.
   – Ты не понял. Это моя первая рифма: «Новый год – не придёт».
   – Ты уверен, что это удачная рифма?
   – Уверен.
   – Ладно, – Салатный задумчиво насупился, немного помычал, – «Му-му-му, мы-мы-мы… Мы-мы-мы, му-му-му…» Потом встал в позу, поднял вверх лапку и продекламировал:
– Кто сказал, что Новый год
В эту зиму не придёт?.. —

   – он победно глянул на Сиреневого, и тот с готовностью выдал следующую пару:
   – Отрыжка – кочерыжка.
   Глаза Салатного слегка остекленели, но он почти без паузы прочел:
– …Не избегнуть тем отрыжки
От капустной кочерыжки!

   – Ракета с того света! – радостно взвизгнул Сиреневый.
– Если даже вдруг ракета
К нам с того примчится света…

   – гаркнул Салатный и показал Сиреневому увесистый кулак.
   Тот, скосив глаза в сторону, быстро забормотал: «Телефон – аттракцион, даун – нокдаун, дужка – кадушка…» Зеленый кулак приблизился к самому его носу. «Безмен – не спортсмен, его – торжество…» Кулак раскрылся, ладошка плотно прикрыла Сиреневому рот, и Салатный закончил:
– Мы отпразднуем его —
Новогодья торжество!

   – Нет! – тут же завопил он, рухнув на спину. – Я не буду дарить принцессе Букашке такое стихотворение! Это ты виноват! Твои рифмы никуда не годятся!
   – Да? – насупился Сиреневый. – Ты сначала стихи сочинять научись, а потом уже мои рифмы ругай… Давай-ка поменяемся.
   – Давай! – коварно воскликнул Салатный. – Давай. Я сейчас тебе такую рифмочку придумаю, такую придумаю… «Ёлка – иголка»! – выкрикнул он и даже сам поморщился от разочарования.
   Сиреневый сдвинул брови, пошевелил губами, потом расплылся в улыбке и продекламировал:
– Если кто-то сам не ёлка,
Не растёт того иголка!

   Салатный слегка опешил, но тут же сказал:
   – «Поёт – хоровод».
– Тот, кто песни не поёт,
Тот, видать, не хоровод!

   – победно сообщил Сиреневый. Салатный дико на него глянул и осторожно сказал:
   – «Зверушки – игрушки».
– Вдруг насупились зверушки
И давай ломать игрушки!

   – «Дед мороз – принёс», – совсем уже обалдел Салатный. Зато Сиреневый не унывал:
– С ними вместе Дед Мороз
Все сломал, что сам принес!

   – Вот так-то! – воскликнул он. – Вот это называется поэзия! Такое стихотворение и подарить не стыдно!
   – Что?! – взвизгнул Салатный, – поэзия?!! ЭТО нашей Букашке я тоже дарить не позволю!
   – Я сочинил, хочу – дарю, хочу – не дарю!
   – Неправда! – запальчиво возразил Салатный. – Рифмы-то мои! Их я дарить не разрешаю! Дари тогда без них.
   Сиреневый задумался, пошевелил губами, видно, пытаясь представить, что останется от его стихотворения без рифм, сник и сказал:
   – Ты – подлый бесчестный заяц. Ты все это подстроил специально. Позавидовал моему таланту…
   – Ну, а что теперь поделаешь, развел лапки Салатный. – Ничего не поделаешь… Давай-ка, лучше, каждый сочинит своё, без посторонней помощи, и подарит.
   – Не умею я без посторонней помощи стихи писать, – признался Сиреневый.
   – Это хорошо, – загадочно отозвался Салатный. – Давай тогда не стихи, а сказки напишем.
   – Давай! – обрадовался Сиреневый, и они надолго замолчали.

4

   – Ну? – шепотом спросил Салатный. – Придумал?
   – А ты?
   – Я первый спросил.
   – У-у, какой вредный… Ну… Придумал.
   – Рассказывай.
   – А почему опять я?!
   – Я первый спросил.
   – У-у… Ладно. Слушай. Называется «Сказка о тесте».
   – Хе-хе.
   – Чего «хе-хе»?
   – Уже смешно.
   – Ничего смешного. Глупый какой-то смех. Слушай. Жили-были кое-какие люди. И вот решили они однажды испечь кое-какие пирожки…
   – С капустой? – перебил Салатный.
   – Почему обязательно с капустой? Я сказал, «кое-какие».
   – Но ты ведь не сказал, «кое с чем». Пусть будут «кое-какие с капустой».
   – Ладно. Пусть будут, – Сиреневый мстительно покосился на собеседника, помолчал, а потом проронил: – Вот и сказке конец.
   – Как конец?! – изумился Салатный.
   – А вот так.
   – И при чем тут тесто?!
   – А из чего еще испекли пироги?
   – Так ведь не испекли, а только решили!..
   – Будь спокоен. Раз решили, значит испекли. Да. Но если бы кое-какие зайцы, я бы даже сказал, «кое-какие с ушами», не лезли, куда их не просят, она была бы длиннее.
   – Ладно тебе, – примирительно сказал Салатный. – Я больше не буду. Рассказывай дальше.
   – Честное слово, не будешь?
   Салатный кивнул.
   – Ну, тогда слушай. Испекли, значит, они пироги. А что делать с ними, не знают.
   Одной лапой зажав себе рот, Салатный стал изо всех сил тянуть вторую, мол, я знаю, я! Меня, меня, спросите… Сиреневый сурово молчал, и Салатный, обмякнув, опустил лапу. Сиреневый выждал немного еще, потом спросил:
   – Ты что-то хотел сказать?
   – Да нет, нет, – помотал головой Салатный. – Ничего, продолжай…
   – А тебе нравится моя сказка?
   – Ну-у… Честно говоря, событий как-то маловато, – признался Салатный, но тут же поспешно добавил: – Но ты же еще не закончил.
   – Вот именно, – сказал Сиреневый значительно. – Слушай дальше… На чем я остановился?.. Ага… И вот решили они отвезти эти пироги в тридевятое царство и там продать. Снарядили огромный-преогромный корабль и отправились через море-океан. А по дороге на них напали свирепые пираты. Но вдруг налетел сильный ветер, наползли тучи, и начался страшный ураган. Пираты взяли сундук с сокровищами и сели в шлюпку. Но ударила молния и разбила шлюпку в щепки. Пираты утонули, а наши люди надели спасательные круги. Корабль пошел ко дну, а люди остались бултыхаться в бушующих волнах, среди пирожков. – Сиреневый говорил все быстрее и быстрее. – Тут приплыла огромная злая рыба, начала с пирожков, а потом проглотила и людей. В брюхе у рыбы они обнаружили пиратский сундук. Растолкали сокровища по карманам, а сундук подожгли. У рыбы началась изжога, она стала метаться по океану, потеряла бдительность, и ее поймали рыбаки. И решили сделать рыбный пирог. Раскатали тесто и стали рыбу резать. Глядь, а внутри – люди, да еще с полными карманами сокровищ…
   Сиреневый смолк, и пауза длилась довольно долго. Потом, отдышавшись, он добавил:
   – То-то было весело. Тут и сказочке конец… Уже точно.
   Салатный, не глядя на него, подавленно кивнул.
   – Но я передумал эту сказку дарить Букашке, – сказал Сиреневый. – Какая-то она не очень новогодняя.
   Салатный обрадовано поднял глаза и снова покивал.
   – Теперь ты рассказывай, – сказал ему Сиреневый. – Может, твоя лучше, тогда мы ее вместе подарим.

5

   – Не юли! Свою, давай, рассказывай!
   – Ну, слушай, – вздохнул Салатный. – Значит, э-э-э, жила-была одна черепаха…
   – А как называется?
   – Звали черепаху… э-э-э…
   – СКАЗКА как называется?!
   – А-а… Сказка называется «Черепаха».
   – А что это такое?
   – Ты не знаешь, что такое черепаха?! Ну, ты даешь! Ну, у нее еще панцирь такой… Как коробочка… В клеточку… Или как домик… Ну, ладно. Раз не знаешь, тогда пусть жила-была одна улитка… Что такое улитка ты знаешь?
   – Знаю, знаю. А теперь как называется твоя сказка?
   – «Улитка». Ну, вот. Сама она была желтенькая, а домик у нее на спине был голубенький, а рамы на окнах золотистые. И звали ее Полинка. Однажды шла она по улице. Шла, шла… Шла, шла…
   – Что-то долго она шла.
   – Улитки вообще медленно ходят. Даже медленнее, чем черепахи.
   – А ты тогда пропусти, как она шла.
   – Ладно. Хоть это и неправильно… Надо, чтобы ты понял, как ей самой это надоело. Вот шла она, шла, и ей уже сильно надоело идти, когда она встретила УЛИТОЧНОГО Деда Мороза. Домик у него был красненький, а сам он был весь беленький…
   – С бородой?
   – Ну, конечно! Ну, еще бы! Вот. И говорит улиточный Дед Мороз нашей Полинке: «Ну, здравствуй, девочка. С наступающим тебя Новым годом. Загадай желание, и я его исполню. В подарок».
   – Он что, был волшебник?
   – Конечно. Деды Морозы все волшебники. Подумала, подумала Полинка и говорит: «Хочу быстрые-пребыстрые ноги». Почесал улиточный Дед Мороз за рожками и говорит: «Понимаешь, Полинка, если у тебя будут быстрые ноги, то ты ведь уже не будешь улитка…» «А и не надо! – говорит та. – Я и не просила, чтобы меня улиткой сделали!» «Ого! – говорит Дед Мороз. – А ты, я вижу, улиточка без комплексов. Раз так, может, тебе еще и крылышки пришпандорить?» «А давай! – обрадовалась та. – Голубенькие!» «Но учти, это вместо домика, – предупредил Дед Мороз. – Ведь или уж домик, или крылья, одно из двух…» «Давай, давай! – говорит Полинка. – Мне уже не терпится!» «Смотри, не пожалей», – говорит Дед Мороз. Достал из своего домика волшебную палочку и – р-раз! Превратил Полинку в бабочку. Подпрыгнула она, руки-ноги растопырила, крылышками голубенькими, с золотистыми прожилками, взмахнула, засмеялась и в небо улетела. Вот и сказке конец.
   – И она не пожалела? – настороженно спросил Сиреневый.
   – Ни капельки.
   – А не замерзла?
   – Замерзла. Но все равно не пожалела.
   – Лучше бы летом крылья, а зимой – домик. По очереди.
   – Ха-ха… Всякий бы так хотел. Даже сам Дед Мороз так хотел бы. Но нет. Одно из двух.
   – Ага… – кивнул Сиреневый. – А черепаха?
   – Что черепаха? Уже не про нее!
   – А она бы во что превратилась?
   – В птичку конечно.
   – Ага… Вообще-то это, конечно, не мне решать, – осторожно сказал Сиреневый, – но что-то не знаю я даже, стоит ли такую сказку дарить нашей принцессе. Она ведь у нас все-таки еще маленькая…
   – Я и сам не уверен, – признался Салатный.
   Как раз в этот момент Сашка с мамой проснулись, и зайцы сразу притихли. Сашка была голоднющая, мама включила глобус-ночник и стала ее кормить. Сашка покушала и снова заснула. А мама заснуть уже не смогла и стала прибираться в комнате. Наткнулась на коробку с зайцами и сказала сама себе:
   – А эти что тут делают?! Ну и кавардак… Какой день уже лежат… А я ведь их ей на Новый год купила. Почему я их тут-то оставила, сама не пойму…
   Она вынула зайцев из коробки и спрятала в комод. Зайцы, само собой, молчали. Но чтобы друг друга понять, им разговаривать и не нужно было. Ведь мысль-то у них была одна на двоих. Тихая и счастливая:
   «Так-то! И никаких стихов-сказок не надо. Мы сами – принцессе Букашке новогодний подарок. Ура:)»

ИСЦЕЛЕНИЕ ОТВАЖНОГО КРОТА


1

   – Эй-эй, – сказала она. – Так ты его испортишь!
   Сказала и осторожно, чтобы дочка не обиделась, взяла у нее Крота. Машинально нажала ему на живот… А он не захихикал.
   – Ну вот, – вздохнула мама и нажала еще раз… – Уже не смеется.
   Тут Сашка захныкала, и мама, пробормотав: «Ладно, потом посмотрю…» – сунула Крота в комод.
   Зайцы сразу оживились. Еще бы. Довольно скучно было бы лежать там одним до самого праздника…
   – Привет! – сказал Салатный как мог дружелюбнее.
   – Ой! – вздрогнул от неожиданности Крот. – Кто здесь?!
   – Хы-хы-хы-хы, – радостно засмеялись зайцы. – Свои! А еще говорят, кроты в темноте видят!
   – Так и есть! – обиделся Крот. – Только никаких «своих» я тут не вижу. А только двух каких-то разноцветных болванов!
   – Хо-хо-хо-хо! – еще пуще развеселились зайцы. – Ругается! Ты чего это такой сердитый?
   – Я не сердитый, я расстроенный. Болею я, – объяснил Крот и вздохнул. – Смеяться не могу. Раньше только и делал, что смеялся, а теперь – вообще не могу.
   Зайцы смущенно примолкли. Нехорошо ведь над больным потешаться.
   – А от чего ты заболел? – осторожно спросил Сиреневый, который лежал к Кроту поближе.
   – А я откуда знаю? – снова вздохнул тот. – Раньше я разговаривать не умел, зато вот сюда нажмешь, – указал он на живот, – сразу смеялся. А теперь, видишь, разговариваю, а не смеюсь. Вот нажми, – подставил он живот.
   – Да ладно, я и так верю, – смутился Сиреневый.
   – Нажми, нажми, не бойся!
   – Я и не боюсь, – обиделся тот. – Чего мне бояться?
   – А чего тогда не жмешь?
   – Просто, не хочу.
   – Давай я нажму?! – вызвался Салатный и потянулся через Сиреневого к светленькому кротовьему брюшку. Но тот остановил его:
   – Знаешь что, милый, – сказал он, – тебе, между прочим, вообще никто ничего не предлагал. Это меня попросили нажать, а не тебя.
   – Но ты-то ведь не хочешь.
   – Да? А может, это я из вежливости сказал? Может, как раз хочу? Может быть, даже очень хочу. Но, в отличие от некоторых, я – заяц тактичный и ненавязчивый.
   – Ну-у, брат, так тоже нельзя, – насупился Салатный. – Ни себе, понимаешь, ни людям. Сам не жмешь и другим не даешь.
   Слушая их препирательство, и без того невеселый Крот нахмурился еще сильнее:
   – Хватит уже мой живот делить, – сказал он. – Нашли игрушку. Я, кстати говоря, еще и не каждому нажимать на него разрешу.
   – Понял?! – повернулся Сиреневый к Салатному. – Из-за тебя он теперь и мне нажать не даст!
   – Так ты ведь и не хотел.
   – С чего ты взял?!
   – Ты сам сказал!
   – Говорю же тебе, тактичный я! Так-тич-ный! – произнес Сиреневый по слогам. – А-а! Кому я объясняю?! – махнул он лапкой презрительно. – Ты и слова-то, небось, такого не знаешь! Что с тобой разговаривать! – он отвернулся от Салатного и в сердцах так треснул Кроту кулаком в живот, что тот аж хрюкнул от неожиданности. А потом сказал:
   – Вот… – и развел лапы. – Не смеюсь.
   – Факт, – покивал головой Сиреневый. – Просто беда какая-то. С этим надо что-то делать.

2



   Подумав об этом и отметив опытным взглядом, что форточка в приглянувшемся ему окне приоткрыта, котишка мечтательно облизнулся и запрыгнул на скамейку. С нее – на штакетник, с него – на окошко первого этажа, а потом – на козырек подъезда. Все это было ему знакомо, привычно и приятно. Пробираясь таким образом к Букашкиной форточке, он, подергивая в такт полосатым хвостом, вполголоса напевал «Улыбчиво-мурлывчатую песню»:
Улыбайся,
мур, мур, мур!
Развлекайся,
мур, мур, мур!
Жить на свете
интересно
постарайся,
мур, мур, мур!..

   То, что кот был таким жизнерадостным, вполне объяснимо. Он ведь был хозяином этого квартала. Всё тут – и дворы, и дома, и всё, что в них находилось, включая собак и людей, принадлежало ему. Да-да-да, и люди тоже были его, хотя они об этом и не знали. Но он-то знал! Даже когда был еще совсем маленьким котенком.
… Удивляйся,
мур, мур, мур!
Увлекайся,
мур, мур, мур!
И почаще
без причины
улыбайся,
мур, мур, мур!..

   – продолжал он. Стоя задними лапами на козырьке подъезда, он изо всех сил, прямо таки по-йоговски, вытянулся и заглянул в комнату. Но как раз в этот момент к окну с Сашкой на руках подошла мама. Котик тут же втянул голову в плечи и спрятался за край оконного проема. «Умный хозяин – осторожный хозяин», – подумал он при этом.

3

   – Надо что-то делать! – повторил Сиреневый.
   – Я знаю, что, – отозвался Салатный. – Надо нашего Крота вылечить.
   – Догадался! – иронично усмехнулся Сиреневый. – Коню понятно, что надо. Вопрос – как?
   – Какому коню? – живо поинтересовался Крот.
   – Не знаю, признался Сиреневый. – Какому-то коню. Так всегда говорят, когда непонятно.
   – Ты не обращай внимания, – поябедничал Кроту Салатный. – Он часто так: скажет, а что сказал – сам не знает…
   Сиреневый открыл, было, рот для достойного ответа, но его опередил Крот:
   – Давайте не будем про коня, – попросил он. – Чтобы не путаться. Тем более что его тут нет. Давайте про меня, раз тут Я вместо него. Так как же меня можно вылечить?
   – Действительно! – поддакнул Сиреневый.
   – Ну-у… Надо тебя очень сильно насмешить, – предложил салатный.
   – И чем меня можно так насмешить? – спросил Крот озабоченно.
   – Анекдотами, – отозвался Салатный. – Конечно анекдотами! Вот, например. Идет по лесу лиса, смотрит, навстречу Колобок катится. Она говорит: «Колобок, Колобок, я тебя съем». А он говорит: «Я не колобок, я ёжик. Просто, я побрился только что…» Вот какой смешной анекдот, правда?
   – Ага, – выдавил из себя вежливую улыбку Крот.
   – Даже слишком, – глумливо заметил Сиреневый.
   – Теперь, давай, ты! – потребовал Салатный, пихнув его локтем в бок.
   – Сейчас, – сказал Сиреневый. – Сейчас-сейчас-сейчас… Так-так-так… Вот! Идет снова по лесу лиса, а навстречу ей снова ёжик. «Ёжик, ёжик, – говорит лиса, я тебя есть не буду, ты колючий». А он говорит: «Я не ёжик, я Колобок. Только не брился давно…»
   – Да-а… – протянул Салатный. – Да-а… – Потом подумал и сказал: – Не-ет…
   – Что «нет»? – поинтересовался Крот.
   – Не вылечим мы тебя анекдотами, – пояснил Салатный.

4

   – Вор-ры! Вор-ры! – и угрожающе захлопали крылья.
   Кошачья задняя лапка от испуга дернулась и, противно проскрежетав когтями по металлу, сорвалась вниз. А вместе с ней и вторая. Крепко вцепившись в деревянную оконную раму передними лапами, котишка рискованно повис над клумбой. Осторожно обернувшись, он увидел сидящего на ветке рябины плешивого ворона и закатил свои зеленые глаза.
   – Какие воры, странная вы птаха? – сказал он, как мог, миролюбивее. – Это просто смешно. Где вы их видите? Ну? Если вы имеете в виду меня, то как, скажите мне на милость, я могу что-то украсть в своем собственном доме?
   – Элементар-рно! – выкрикнул ворон, нахохлившись.
   Кот осторожно согнул левую заднюю лапу и поставил ее на краешек. За ней – правую… Наконец, усевшись, он уже всем телом обернулся к птице и сказал:
   – Ошибаетесь, милейший. Это не так просто, как вы думаете. Да, собственно, никто ничего такого и не собирался…
   И, как бы обиженно, отвернулся к стеклу. Тут же позади него раздался угрожающий клекот.
   – Да что ж это такое?! – возмутился кот. – Я же только посмотреть… – и плавно потянул переднюю лапку вверх, к форточке.
   – Кар-р!!! – выкрикнул бдительный ворон.
   – Своими беспочвенными подозрениями вы меня, право, обижаете… – сказал кот, опустив лапку на место, и прислушался.
   Ворон молчал. Рыжий прикинул в уме свои силы, оценил расстояние и возможности птицы…
   – Да ну тебя, – бросил он, и одним грациозным движением перемахнул через рамы прямиком в комнату.
   – Комшар-р! Кошмар-р! – забился в истерике ворон, подлетев вплотную к оконному стеклу. – Нахальный кошар-ра! Обманул и одур-рачил, набр-рехал и околпачил!..
   Но котишка, не слушая его, уже обегал танцующей походкой Букашкину комнату, обнюхивая углы и вновь подбадривая себя песенкой:
… Не теряйся,
мур, мур, мур!
Не стесняйся,
мур, мур, мур!
В том, что ты
главнее всех
не сомневайся,
мур, мур, мур!..

   Упав на мягкий коврик, от которого приятно пахло человеческим котенком, он перекатился с боку на бок и от удовольствия зажмурился…

5

   Теперь уже и зайцы услышали необычные звуки: чьи-то истошные вопли за окном и чью-то хитренькую песенку в комнате. Все трое поспешно вскочили и прижались мордочками к щелке.
   – Ой! – воскликнул Салатный, увидев кувыркающегося на зеленом Букашкином коврике большого рыжего зверя.
   – Это конь?! – возбужденно спросил догадливый Крот.
   – Да, конечно, – со знанием дела прошептал Сиреневый и приложил лапку к губам. – Но тс-с! Вспугнете!
   – А зачем он нам? – перейдя на шепот, спросил Салатный.
   – Пока не решил, – еле слышно отозвался Сиреневый. – Но если вспугнем, решать будет поздно.
… Улыбайся,
мур, мур, мур!
Забавляйся,
мур, мур, мур!
Никогда и
никому не
попадайся,
мур, мур, мур!

   – пропел рыжий зверь, а потом вскочил на ноги и стал с блаженным выражением морды мять коврик передними лапами, поочередно впуская в него когти. Такое бесцеремонное поведение зверя возмутило Крота несказанно. Ведь еще совсем недавно он сам валялся на этом коврике со своей любимой принцессой, был счастлив и даже иногда хихикал от удовольствия. А теперь… Мало того, что смеяться разучился, тут еще этот наглый пришелец!
   – Эй ты, конь! – закричал Крот в щелку. – Ну-ка перестань портить Букашкин коврик! Ну-ка прекрати немедленно!
   Зайцы удивленно уставились на отважного Крота, а тот продолжал:
   – Уходи отсюда, конь! Это не твой дом, не твой коврик и не твоя Букашка!
   Котик прислушался… Потом, бормоча: «Это кто еще там пищит? Сейчас он у меня допищится…» – упруго покачиваясь, двинулся к комоду.
   – Ой-ой-ой, – сказал Сиреневый.
   – Да, ой-ой-ой, – согласился Салатный.
   Но отважный Крот, казалось, не слышал их.
   – Конь! – продолжал он кричать страшным голосом. – Ты меня слышишь, конь?! Уходи из нашего дома!
   Котик встал на задние лапы, передними зацепился за щель в комоде и, вплотную приблизив к ней морду, заглянул.
   – Ты чего это обзываешься, плюшевый? Я тебя трогал? – спросил он Крота, оскалился и угрожающе зашипел: – Пш-ш-ш-ш!!!
   Зайцы отпрянули вглубь, но Крот не шелохнулся. От ужаса глаза его стали совсем круглыми и совсем стеклянными, но он продолжал кричать:
   – Мы тебя не боимся, конь! Убирайся отсюда вон!
   – Мя-а-яу! – протяжно взвыл рыжий хулиган. – Пш-ш-ш-ш!!! – И попытался просунуть в щель когтистую лапу. А потом снова: – Мя-а-яу! Пш-ш-ш-ш!!! – И вдруг навострил ушки, замолчал и уставился на дверь.
   Тут она распахнулась, и в комнате опять появились мама с Сашкой.
   – Это еще что такое?! – воскликнула мама и шагнула к коту. – Ну-ка брысь отсюда!
   – Одну минуточку, мамаша, – сказал тот, поспешно отскочив к стене, и глаза его воровато забегали. – Сейчас мы во всем разберемся. Это же явное недоразумение… Я просто проходил мимо…
   Не договорив, котик двумя длинными прыжками – сначала на комод, а потом прямиком в форточку – покинул квартиру.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →