Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Прах Фреда Бора (1918–2002), дизайнера банки чипсов «Принглз», похоронен в ней же.

Еще   [X]

 0 

Управление персоналом, корпоративный мониторинг, психодиагностика (Тараненко В.И.)

Тесты для отбора персонала.

Замечательный специалист по прикладной психофизиологии Владимир Тараненко посвятил свой очередной труд проблемам подбора и анализу эффективности работы персонала.

Книга «Управление персоналом, корпоративный мониторинг, психодиагностика. Тесты для отбора персонала» принципиально отличается от большинства учебников и руководств глубиной анализа, наличием оригинальных тестов и специальных методик, нигде ранее не опубликованных и представляющих собой авторское «ноу-хау».

В отличие от большинства западных изданий, посвященных подбору персонала, книга В. Тараненко не ограничивается общими рекомендациями и описанием «наукоподобных» правил, а представляет собой сублимацию многолетнего практического опыта автора-психолога.

Об авторе: Тараненко Владимир Иванович (13.09.1962 - 21.10.2011) - практикующий эксперт в области визуальной психодиагностики и графологического психоанализа. Закончил в 1985 году Киевский государственный университет им. Т. Г. Шевченко, биологический факультет. С 1988 г. по 2000 г.: Минтопэнерго Украины –… еще…



С книгой «Управление персоналом, корпоративный мониторинг, психодиагностика» также читают:

Предпросмотр книги «Управление персоналом, корпоративный мониторинг, психодиагностика»

Управление персоналом, корпоративный мониторинг, психодиагностика

   Замечательный специалист по прикладной психофизиологии Владимир Тараненко посвятил свой очередной труд проблемам подбора и анализу эффективности работы персонала.
   Книга «Управление персоналом, корпоративный мониторинг, психодиагностика. Тесты для отбора персонала» принципиально отличается от большинства учебников и руководств глубиной анализа, наличием оригинальных тестов и специальных методик, нигде ранее не опубликованных и представляющих собой авторское «ноу-хау». В отличие от большинства западных изданий, посвященных подбору персонала, книга В. Тараненко не ограничивается общими рекомендациями и описанием «наукоподобных» правил, а представляет собой сублимацию многолетнего практического опыта автора-психолога.
   «Управление персоналом, корпоративный мониторинг, психодиагностика» – это незаменимая книга для всех деловых людей, эффективных менеджеров, независимо от занимаемой ими должности и от отраслевой принадлежности.


Владимир Тараненко Управление персоналом, корпоративный мониторинг, психодиагностика

Об издании

Владимир Тараненко
Управление персоналом, корпоративный мониторинг, психодиагностика

Часть 1

ДИАГНОЗ: БОЛЕЗНЬ УСПЕХА/НЕУСПЕХА. О ЦАРЕ ПИРРЕ И САМОМ КРУТОМ ВОЕННОМ «ТИТАНИКЕ»…

Из разговора, подслушанного К.Прутковым в метро
   Если такой диагноз поставлен вовремя – есть еще шансы выздороветь и обзавестись иммунитетом. В противном случае возможен даже летальный исход вашему бизнесу, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Хотя больны именно вы, организатор и руководитель вашего дела. А чтобы действительно не пришлось себе такого говорить, право, стоит чуточку позаниматься самоанализом. На предмет выявления вредоносных бацилл «комплекса успеха» или не менее опасных вибрионов «комплекса неуспеха». Итак, что это такое?
   Бизнесмену, как мы полагаем, нет необходимости растолковывать такое понятие, как «ориентация на достижение цели». Лидерство, упорство, уверенность, деловая хватка, решительность, прагматичность – рискуем утомить перечнем профессиональных качеств, коими желательно обладать бизнесмену для успешного достижения поставленных целей. Кроме всего прочего, не менее существенного, из области финансов, профессионализма и общественно-полезных связей. Однако если у человека нет целеустремления, то ни роскошный фасад, ни крутая «крыша» не помогут, и дело придется передать кому-то другому. Согласитесь, в гору, как и в горы, отправляются только те, кому уж больно туда хочется. Остальные мирно пасутся на возделанной равнине. Так спокойней.
   У человека, который куда-то идет, даже если он того не осознает, вырабатывается рефлекс цели. Дальше – больше. С какого-то момента он уже не может жить без достижения новых рубежей и расширения возможностей своего самоутверждения. Это нормально, такова природа человека, он обречен строить только свой и ничей другой град. В меру своих сил и возможностей. Если удается многое, человек начинает верить в свое могущество. Он волен выбирать и покорять. С этого момента и рождается противосила его устремлениям. Она не снаружи, в виде препятствий и опасностей, она внутри самого человека и от этого стократ опасней. Она – чисто внутренняя контрреволюция и потому не наносит удар, пока не будет перейден некий критический уровень.
   Имя этой противосилы «Эго-комплекс». Ее любимый механизм ракового разрастания внутри личности: проекция. С какого-то момента человек заблуждается и начинает отождествлять себя с тем, что он сделал, чего достиг. Чем ярче список побед, тем больше соблазн превратить себя в приложение того, что уже достигнуто. Но прошлые заслуги со временем тускнеют, как старые медали. И тогда естественен новый виток к новым показательным свершениям. Заметьте, дело уже не идет о внутреннем прогрессе, поскольку активы личности выбрасываются на завоевание все новых и новых внешних целей. Казалось бы, что ж тут плохого, человек живет своим делом и достойно награждает себя за труды достигнутым. Если бы так. «Живущим в деле» нет нужды доказывать, что они чего-то стоят, но вот тот, кто уже не «чувствует» себя, непрерывно нуждается в доказательствах, что он вполне «на уровне». Тот, кто отождествил себя со своими результатами, вместо того чтобы быть при деле, теперь уже обречен – ему придется вести день и ночь напролет войну за свое самоутверждение, хотя по достигнутому куда уж далее…
   Болезнь «комплекса успеха» вступила в критическую фазу. Еще один отчаянный бросок ресурсов в топку нескончаемых битв и силы иссякнут. Ну а что такое финансовый обвал, теперь уже знают все. К сожалению, за пределами чистого бизнеса плата за обвал может оказаться роковой. Вспомним печальную кончину великого гения сражений императора Наполеона. А задолго до него (270 лет до н. э.) не менее победно дрался с римлянами царь Эпира Пирр, пока в решающей схватке не лишился всей армии. Через несколько лет бесславно окончил жизнь на чужбине в заурядной уличной потасовке. И Наполеон, и Пирр были озабоченными успехом людьми и никак не хотели обустраивать то, что уже имели. Противники Пирра, римляне, оказались куда более целеустремленными личностями в плане создания прочного государства. В целом стиль римской экспансии представляет собой идеальный пример уравновешенности и прагматичности в достижении поставленных целей. Долголетию и достигнутому величию Рима можно только позавидовать.
   Однако вернемся в наши дни. Отец американского менеджмента Питер Друкер комплекс «успеха» определяет как мешающее нормальному развитию бизнеса «управленческое эго». Это когда жалко отказываться от товара или доли рынка, в которую, простите на слове, вбуханы большие средства, а выход – ноль, если не считать убаюканного честолюбия. Да и оно рано или поздно проснется, придет пора платить по векселям. Очень часто «антипирровским решением» следует считать решение о продаже части компании или доли рынка с тем, чтобы освободить средства для поддержания профилирующего перспективного товара. Но чаще – разумное снижение представительских, рекламных и административных расходов в противовес повышению качества новых разработок и удешевлению услуг дилеров. Но на такой шаг решаются тогда, когда уже поздно его предпринимать и впору паковать чемоданы.
   Как вы, может быть, помните фирма «Крайслер» в свое время, что называется, «на одних осях» отвернула от пропасти, позволив Ли Якокке провести кардинальную реорганизацию фирмы. Увы, корпорации «Пан Американ», наверное, гордость не позволила проделать то же. Страдающие «комплексом успеха» не решаются на своевременное отступление, обрекая себя и свою армию на гибель. Люди, которые не боятся попасть в неловкое или даже смешное положение, люди, которые могут иронизировать над собой и умеют сказать, что они не правы, – очень сильные бойцы и предельно опасны как противники. Их сложно просчитать, поскольку, уже будучи поставлены на колени, они могут на последние деньги купить патроны. Если же вы идете путем побед царя Пирра, будьте готовы, что день и час, когда вас спровоцируют, уже известен «на той стороне», и это окажется не лучшее для вас время. Ну а потом… Тот, кто теряет, казалось бы, все, все равно остается самим собой, а если человек персонифицировался в том, чего он достиг ранее… Финал додумайте сами.
   Кто все же наиболее предрасположен культивировать в себе столь опасный для «звездного» периода синдром? Прежде всего тот, кто, будучи по натуре лидером, действительно стал им и достиг сладких вершин успеха, так и не изведав горечи поражений. Незамутненные самоуверенность и честолюбие резко активизируют незаметные на первых порах симптомы болезни «успеха». Личности-«проектанты», то бишь живущие в замке из зеркал и не выработавшие действенной обратной связи с окружающим миром, также неминуемо развивают в себе опасную предрасположенность. При том условии, что они избавлены от участи пожинать уроки своих НЕсвершений. Жесткие прагматики, своим горбом добившиеся своего, а посему твердо уверовавшие в собственную правоту и не заметившие кардинальных изменений вокруг. Как мы уже говорили, люди «наполеоновского склада».
   Одним словом, никто не застрахован от этой поистине «звездной болезни» и лучшее лекарство – постоянно пребывать с самим собой в некоем контакте, чтобы лучше представлять, куда движешься. И помните, что все беды начинаются с фразы: «Мы не можем себе такого позволить. Что о нас подумают…»
   Но есть определенная категория людей, которым все дозволено. Это либо полные дураки, либо блаженные. Все остальные, так или иначе, играют по правилам. Вот доказательство. Представьте: А – преуспевающие личности; Б – «обычные» люди средней обустроенности и В – явные неудачники. По жизни, и с точки зрения психологии характера (есть такие тесты, что позволяют легко дифференцировать эти типажи). Теперь предложим им для решения на выбор задачи четырех типов сложности: 1) очень сложные; 2) сложные; 3) средние и 4) легкие. Поощрение за решение также соответственно разнится. Платили экспериментаторы, кстати, «живыми деньгами» и в достойной валюте (эксперименты, как вы поняли, проводились не у нас). Время ограничено. Оплата по окончании работы, что называется, по труду: сколько нарешал, то и получи. Для вас, уважаемый читатель, тоже готово задание, правда, бесплатное: угадать, кто на какие задачки бросится. Про себя подумаем и посмотрим – что показал эксперимент.
   Понятно, люди класса А однозначно выберут сложные и только некоторые из них очень сложные. Вот последние, а их будет немного из группы А, и есть первейшие кандидаты на «Пиррову победу», и мы вряд ли промахнемся, определив у них «комплекс успеха». Представители группы Б честно заработают свои интеллектуальные дивиденды на задачах класса 3; выбравших сложные задачи среди них почти не будет. Ну а что с «неудачниками». Они удивят экспериментаторов. Ровно половина из них с упоением бросится решать самые легкие задачи, пусть и за минимальную плату. Вторая половина (заметьте, целых 50 процентов!) выберет исключительно сложные задачи класса 1. И при минимальных шансах на успех примется их долбить! Да, задания были подобраны так, что всегда был шанс случайно угадать правильный ответ (как в задачках госавтоинспекции). Так что попадания у неудачников были. Удручало экспериментаторов только количество «бойцов» из этой группы, которые пренебрегли шансом вполне реально подзаработать на эксперименте и рискнули рискнуть… Стало понятно, что мотивы поступков у «неудачников» несколько иные, чем их предполагает «средневзвешенный» человек. Выбор сверхтрудных задач «неудачников» прельщает тем, что в случае проигрыша они не рискуют оказаться… неудачниками, ведь подобного класса задача не по зубам и остальным, что ж тут осуждать или насмехаться. Вот такая своеобразная логика. Поэтому люди, комплексующие от вероятного проигрыша (а точнее, в их понимании, – «позора»), выбирают максимально авантюрный и трудный путь, заведомо обрекающий их на поражения. Поступки амбициозных неудачников могут показаться окружающим весьма одиозными, поскольку тот, кто метит высоко, как правило, людей уже не замечает.
   Комплекс «неудачи» – опасная штука, так как многие кровавые глупости на земле были спровоцированы носителями именно этого вида озабоченности. Владимир Ульянов, Адольф Гитлер – вам знакомы их биографии? Половина жизни в тени и сплошных несвершениях, отчаянная попытка с максимальными ставками и – наконец-то! Если в вашей команде имеются люди, у которых непомерное честолюбие сплавлено с жизненным опытом неудачника – ждите от такого человека «подарка». Он может увлечь и вас, а может ни во что поставить все, чем вам обязан. Понимаете, его игра ему дороже, пунктик такой у него в голове, что поделаешь… Всю жизнь он только и мечтал, что оказаться, нет, не на вашем месте, гораздо выше. Тактику поступков «неудачника с комплексом» сложно просчитать, поскольку это почти всегда авантюра и поведение против принятых правил, но стратегия удивительно стабильна: вперед, к вершине славы и могущества. Иногда ему может поначалу крупно повезти. Поединок Адольфа Гитлера против Иосифа Сталина лучшая тому иллюстрация. «Блицкриг» полуграмотного ефрейтора разнес в пух и прах собираемую десятилетиями военную мощь сталинской империи. Ефрейтор проиграл, но и своему сопернику на мировое господство не дал выиграть.
   А вот Роберту Скотту, английскому полярнику, увы, неудача осветила все его кампании по достижению Южного полюса. Скотт не сомневался в победе, но его метод достижения полюса Амундсен назвал безумством. Амундсен пришел к полюсу первым, а Скотт со своей командой погиб на обратном пути, не дойдя до промежуточной базы несколько десятков километров. К слову, среди путешественников людей с комплексом неудачника всегда было много – высокая цель привлекала. В бизнесе их тоже порядочно, но лишь на старте, и при всех своих амбициях дальше торгового киоска большинство из них не поднимаются, а вот в политике такие личности всегда имеют шанс продвинуться, поскольку не стесняются обещать звезд с неба и без всякого стеснения навязывают заманчивые, но идиотские ориентиры для торжества «прекрасного будущего». Их правление народ потом, как правило, долго вспоминает.
   Вы уже поняли, как распознать заболевших «неуспехом». Непомерное, пусть до поры и скрываемое, честолюбие, обидчивость и эгоцентризм, рискованная импульсивность и вообще какой-то нездоровый азарт к успеху, неумение прислушиваться к советам товарищей и, в целом, наплевательское отношение к своему окружению, много планов и проектов, один опаснее другого… Цвет волос, возраст и стартовый капитал – не принципиальны. Главное – в жизни ему пока по крупному не везло, но оружия он не сложил. Активен, энергичен, напорист и не боится принимать решения. Чем не удачная находка для продвижения вашего дела? Подумайте…
   О второй половине «неудачников», т. е. перестраховщиках порой до неприличия, особо говорить нечего. И так все понятно: кто не рискует, тот не пьет шампанского. Как ни банально, но это абсолютно верно. В декабре 1944 года вблизи родных берегов «внахалку», одной единственной (!) американской подлодкой был потоплен только сошедший со стапелей суперсекретный японский авианосец «Синано». Кстати, по тоннажу и размерам самый большой корабль из участвовавших во Второй мировой (знаменитый «Титаник» смотрелся бы возле него подростком). Японцы тщательно скрывали факт гибели корабля, который был настолько засекречен (например, в период постройки он даже не был ни разу сфотографирован, а всего в мире существует только два фотоснимка этого корабля), что американская разведка еще очень долго после войны перепроверяла доклад командира подлодки. Случившееся казалось невероятным. И что поразительнее всего – отнюдь не случайным. Подлодка под командованием молодого командира Джозефа Инрайта устроила настоящую многочасовую охоту на авианосец, который сопровождал надежный эскорт эсминцев. И если бы не патологическая осторожность в удивительном сплаве с самоуверенностью в характере японского командующего Абэ, возможно, все оказалось бы иначе. Абэ боялся вступать в бой, он не верил, что перед ним всего лишь одна, пусть и поднаторевшая в боевых походах, подлодка. Он панически убегал от выдуманного им самим группового обхвата, за что и получил под ватерлинию своего суперкорабля четыре торпедных удара. «Синано» и поныне со своим капитаном и почти полутора тысячами человек экипажа покоится в водах Тихого океана на глубине 4000 метров. Героическая подлодка «Арчер-Фиш» (так она называлась, что в переводе – «рыба-стрелец») дослужила в составе ВМФ США до 1969 года.
   Случай поистине уникальный в качестве иллюстрации последствий неверного подбора кадров. Джозеф Инрайт оказался на своем месте, капитан Абэ – нет. Кстати, молодой подводник был очень опасным игроком в бридж и не щадил даже своих прямых начальников за карточным столом. Как оказалось, он умел ставить на кон и добиваться своей цели не только в карточном раскладе. Впрочем, ему помогала вся команда. Замечание существенное, поскольку, в отличие от команды гигантского авианосца, экипаж подлодки представляет весьма и весьма спаянный микроколлектив, где сентенция «я начальник, ты – дурак» не проходит. Капитан подводного охотника помимо статуса единоначалия просто обязан быть лидером формальным и неформальным! В противном случае в море он выйдет в первый и последний раз с вверенным ему экипажем. Подлодка – механизм по достижению очень специфических целей и уж никак не плац для демонстрации власти.
   Иное дело – авианосец с плавсоставом в дивизию и целым набором субординаций. О товариществе можно говорить как о локальном и не имеющем отношения к делу. Кстати, расследование по делу «Синано» показало, что командующему некоторые из подчиненных предлагали действовать совсем иначе. Увы, расстояние между благоразумием и субординацией на японском авианосце представляло пропасть. Пример выбран не случайно, он позволяет акцентировать момент различия между такими явлениями, как а) власть и б) достижение цели.
   Дело в том, что успех зачастую определяется этими критериями. Казалось бы, власть и достижение цели – суть одно и то же, что, однако, не так. Умение достигать поставленных целей отнюдь не означает человека властного или стремящегося власть заполучить. А вот «вкус» власти сравнить с чем-то нельзя, и есть тип людей, для которых «кушать» власть – то же самое, как для кого-то – «кушать» водку. Последних мы причисляем к хроникам. Первых – к… начальникам. Заметьте, не обязательно к лидерам, и уж совсем не обязательно к сильным личностям. В то же время человек, сделавший удачную карьеру, – несомненно, добившийся успеха. Мы только упускаем из виду, что успех в бизнесе – это продвижение дела, которое приносит прибыль и власть здесь – всего лишь одна из функций управления.
   Американские психологи в свое время задались вопросом: какие все же мотивы должны преобладать в характере преуспевающего руководителя: мотив власти или мотив достижения цели. Ответ оказался однозначен: мотив достижения цели должен быть доминирующим, как минимум вдвое превышать мотив власти. В противном случае – прощайте инновации и вообще, прогресс в технологиях и управлении. Те, кто уж больно любит власть как таковую, превратят фирму в пирамиду, сооружение, как известно, устойчивое к переменам и новшествам. Впрочем, полная редукция мотива власти также чревата: еще никому не удавалось организовать людей, даже к их пользе, одними лишь благими увещеваниями. Таков сей мир, и пожелаем удачи тем, кто пытается его изменить к лучшему.

СТРАТЕГИЯ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ, или ПОЧЕМУ МЫ ОШИБАЕМСЯ

К. Прутков-эмпирик, мысль № 001, из книги «Мои жизненные успехи»
   Почему мы делаем ошибки в принятии решения, особенно если от последнего зависит многое, если не все. Ошибки такого рода называют роковыми: правильное решение выше возможностей человека, и поэтому просто срабатывает фактор везения/невезения в действии некоего механизма свыше – рока, фатума, судьбы, кармы. Иногда мы просто прячемся от признания уже наработанного груза ошибок прошлого (карма, судьба) и лукавим насчет констатации вероятности своей ошибочности в будущем. Хотя шанс по-иному взглянуть на себя и на мир вокруг нам дарован изначально с момента нашего первого самостоятельного вдоха. Кто-то поумней и потрусливей объявил принципиальную непознаваемость «вещи в себе», а для самоуспокоения пустился в занудные расчеты возможного риска выигрыша/проигрыша. Кто-то понаглей, особо не мудрствуя, перелиновал в меру своих возможностей окружающее пространство в понятную лишь для себя сетку координат. Кто-то взобрался на плечи других, но увидел лишь зады поднявшихся раньше и выше братьев ближних из общей свалки. Кто-то плюнул на все и, ничему не веря, принялся просто обживать свой уголок. Кто-то нашел себе «крышу» и еще одну про запас, если первая над головой протечет. Кто-то…
   Впрочем, «как кто-то» мы всегда лучше знаем, чем «как самому». Потому что от бремени индивидуальных решений все равно избавиться полностью нельзя, вопреки всем жгучим хотениям – если, конечно, не быть бройлером, тусующимся от инкубаторной высадки до обеденного стола тех, кто не боится жизни.
   Перед боем разумно проверить оружие, перед принятием решения полезно немного проветрить голову. Итак, какие, конкретно, моменты стоит непременно учитывать при принятии решения?

   Сначала, момент первый: нет ничего опаснее прошлого опыта. Мы любим все делать по аналогии, т. е. по шаблону, по перехваченному чужому успеху, авторитету, примеру, или же по инерции собственной самоуспокоенности, а то и просто от лени. И даже опора на жизненный опыт, пусть уникальный, собранный по крупицам с потом и кровью, – грешит все той же аналогичностью, поскольку запускает в тираж новую копию со старого оригинала. Оригинал был хорош в прошлом, для того времени и в той ситуации, возможно, был даже великолепен, но кто гарантирует, что жизнь сдает одни и те же карты? Поэтому приучите себя решать каждый раз по-новому любую серьезную задачу без опрометчивого применения отшлифованного варианта. Самые опасные игроки – это импровизаторы. Жизнь чаще всего расплачивается с ними аншлагом. Помните, что нет заведомо раз и навсегда правильных вещей, но всегда есть неучтенные моменты, которые могут угробить так хорошо проработанное дело. Что из сказанного следует практически? Приняв решение, отдайте себе отчет в том, как вы выбрали именно этот вариант будущих действий. Спонтанно или, наоборот, сугубо рационально, случайно или путем длительных раздумий и проработок, а может, вы просто-напросто использовали свой любимый «конек», который от многократности повторений стал не более чем очевидной или тривиальной схемой действий? Если вы поймали себя на последнем – не сетуйте на судьбу, удачи ни «когда толпой», ни «когда в сотый раз» не бывает.
   Не пренебрегайте подобным самоанализом. В литературе, ближе к философии, такую мыслительную работу над собой принято называть рефлексией. Рефлексия – буквально от латинского reflexio – отражение: способность проанализировать ход собственных мыслей. Итак, подытожим замечание 1 – в момент принятия решения непременно занимайтесь, господа, рефлексией! И впустите в свое подсознание страх повтора. И вы, и время непрерывно меняетесь – почему же ваши методы и способы принятия решения должны отдавать нафталином?
   Момент второй, в чем-то перекликающийся с первым, впрочем, маслом кашу не испортишь. Кратко мы можем сформулировать его так: не вспоминайте и не мечтайте. О том, как было хорошо в ранней молодости, забудьте, когда решаете серьезные дела – еще никому не удалось повернуть время. Мысли и мечты о том, как станет хорошо, если… – тем более гоните прочь, если, конечно, вы не сам Господь Бог. Живите текущим моментом, но всегда стремитесь за горизонт. Что еще можно здесь добавить? Разве что прописанное в партийных документах клятвенное обещание Никиты Хрущева, что в 80-х годах придет настоящий коммунизм. Еще помните, чем это все закончилось, в том числе и для Хрущева?
   Момент третий слегка из другой «оперы»: не забывайте о «прямоте» линейного мышления и почти полной бесполезности логики в сфере жизненных решений. Тотальность позитивизма (культура мышления, основанная на «чистом объективном опыте») круто споткнулась еще в 30-е годы прошлого века на теории неопределенности Пауля Гейзенберга и теории систем Курта Геделя. Теория информации Клода Шеннона (это уже 40-е годы) и кибернетического управления Норберта Винера (это 50-е) лишь усугубили кризис царицы всех методологий – логики. С тех пор мир несказанно усложнился и стратегия принятия решения в том числе. Пример потрясающих финансовых успехов американского инвестора Джорджа Сороса наглядно иллюстрирует возможности человеческого мышления в способностях предвосхитить поведение мирового финансового рынка. Математические модели, увы, так эффективно финансовые задачи решать не могут. К слову, любая матмодель изначально нуждается в закладке экспертных данных, последние закладывает в машину только человек и, увы, далеко не логическим путем. Логика не создает принципиально новой информации, она лишь формализует некоторые моменты анализа этой же информации.
   То, что мы, решая многие проблемы по законам эвристики, гештальта, интуиции и Бог знает еще чего, при этом все лавры несем к подножию некой «логики», виновата, пожалуй, школьная метода обучения. И уж если мы чему-то там и научились – так это уходить от проблемы путем бесплодного рационализирования и «забалтывания» словесами того, чего не хотим понять. Фраза «будем рассуждать логически…» ничего, кроме увода от решения проблемы, вам не сулит. Мир, в котором от сотворения Господня все изначально пошло не по плану творца и в котором мы с вами живем, увы, существует не логически. Те, кто помнит чудную Страну Советов, помнят и въевшееся в мозги граждан слово «диалектический», которое ловко стачивало под заказ имущих все острые углы вопящих от хреновости бытия. Жизнь, уж если на то пошло, «бытийна», жизнь – это искусство «быть» и вряд ли кто-то сможет это опровергнуть. Чтобы «сбыться», все-таки нужно не только уметь диктовать «бытию» свою волю, но иногда принимать и его непреложные законы. Чаще всего такое понимание мы обозначаем словом «мудрость», «житейская мудрость». Поэтому становитесь, по возможности, житейски мудры, ведь «логически» и «диалектически» сбыться, скорее всего, не получится, и не важно, в силу каких причин.
   То, как приходит истинное решение, называют «озарением», «интуицией», «судьбой» или «везением», как бы подчеркивая внешность процесса раскрытия человеку необходимой ему истины. Логикой тут и не пахнет, потому что в момент принятия решения нужно «быть», а не представляться. Нужно научиться плыть в «данности», а не рассматривать жизнь, как картинку или помост одного актера. Ведь вокруг такие же индивидуальности и каждый – со своими желаниями и устремлениями, поэтому в момент принятия решения стоит учитывать момент четвертый: рефлексивность человеческой среды.
   Или, иными словами, учитывайте вероятность ошибочности окружения в действиях, поступках, планах, намерениях, а также того, как все это объясняется, т. е. преподносится все теми же окружающими вас людьми. Дж. Сорос, активный разработчик рефлексивного подхода к основным вопросам бытия человека в условиях социума подчеркивал: «То, что мы подвержены собственным ошибкам, не менее важно, чем то, что мы можем мыслить и, следовательно, существовать». Человек по своей природе привык упреждать любые события, создавая впереди себя, как ориентир, идеальную модель желаемого им результата. Мир, в котором каждый из нас существует, в той или иной мере идеализирован и смещен от реальности. Однако проблема в том, что, в конечном счете, не существует не зависящей от нас «объективной» реальности, поскольку, взаимодействуя с ней, мы ее изменяем, притом, что называется, «по ходу наших действий». Таким образом, измененная реальность как бы вторично воздействует на нас, существующих в этой реальности, что снова порождает новый виток преобразований. Так рождаются миры, в которых миф, иллюзия, тотальное заблуждение выдаются за непреложную истину действительного и… люди живут, как в трясине.
   На этом же принципе (тотального смещения реальности и подачи ее в виде «объективной действительности») построена любая идеология, а также, например, биржевые спекуляции. Красивое слово «блеф» – из этой же области, как и «финансовая пирамида». Люди склонны создавать для себя иллюзии, а если им еще помогают, то… Зачастую, только неискушенный ребенок в состоянии увидеть, что король-то – голый. Принимая решение, задайтесь вопросом: не идете ли в ногу в той роте, которая уже занесена в списки «без вести пропавших»? То, что мы считаем «объективной реальностью», весьма изменчивая субстанция, поскольку мы сами участвуем в ее создании. Но если верить в то, чего нет, то рано или поздно начинаешь искать черную кошку в темной комнате… Прогресс тем временем может развиваться где-то в другом месте и, увы, без нашего участия. (Бывшим советским гражданам это ничего не напоминает?) Встречаются люди (психологи их именуют интроектами), максимально восприимчивые к внушению извне, чтобы потом с жаром и пылом отстаивать т. н. «свои» интересы, вовлекая в поток повального самозаблуждения и других. Постарайтесь не попасть в их число.
   А для большей уверенности в успехе намеченного дела не грех учитывать некоторые вероятностные закономерности принятия решения. Итак, момент пятый: нужно знать некоторые общие принципы индивидуального принятия решения, т. е. внутреннюю кухню, где рождается наше «да» или «нет».
   Скажем, такой вот аспект: чем ближе цель, тем неадекватно больше наше желание ее непременно достичь и тем хуже объективность оценки происходящего. Темнее всего бывает перед рассветом, а самая большая опасность человека поджидает на пороге его дома. Помните об этом и никогда не теряйте головы от близости того, что еще не ваше.
   Или вот еще: чем заманчивее цель, тем больше хочется верить в ее достижение и меньшей представляется реальность опасностей на пути к ней. Иными словами, всегда верится больше в то, что наступит лучшее, чем в то, что произойдет все же худшее. Именно на этом свойстве человеческой натуры развивается склонность к риску и даже авантюре. Однако смелость и глупость – это все же две большие разницы. А в удавшейся авантюре всегда таится хорошо продуманный расчет.
   Кроме того, любому незавершенному делу присуща большая притягательная сила, чем более выгодному, но еще не начатому. «Незавершенка» словно дразнит, озабочивает, удерживает напряжение, создает комплекс и может загнать человека в невроз. Потому человек всегда пытается завершать свои дела: и хорошие и плохие. Но остерегайтесь, ведь если увяз коготок – рискуете потерять голову. Держите в своем резерве способность повернуть назад с дороги, если к тому сильно располагает душевное смятение, хотя так жалко бросать то, куда уже затрачены собственные усилия.
   Помимо того, что мы провозглашаем и пытаемся делать вполне осознанно, существует (почти как у айсберга) огромная неосознаваемая в конкретный момент часть нашего «Я». Проще говоря, сознание – это тот же луч фонарика, но куда именно светить ему, решает все же не фонарик, верно? Точно так же и с нашими мотивами, тайными или явными движителями нашего поведения: срабатывают одни, а нам весьма часто кажется, что работают совсем другие. Поэтому в момент принятия решения с самим собой будьте абсолютно честны и откровенны, вплоть до непристойного цинизма – только так вы сможете понимать истинные, а не надуманные основания принимаемых вами решений.
   И еще: даже при самом благоприятном раскладе вводите в расчет принятия решения возможность развертывания самого худшего сценария будущих событий, а еще лучше, если вы будете учитывать самый худший из невозможных.
   Следующий, шестой, момент, который желательно не только иметь в виду, но и как можно чаще использовать для принятия решения. Страсть к манипулированию одних другими предполагает нивелировку особенного, предлагая взамен знание о типичном. Что ж, в этой жизни полезно знать и то и другое.

СИЛА САМОСОЗНАНИЯ (Практические советы тем, кто хотел бы идти своей дорогой и достигать намеченного)

К. Прутков-ракетчик. «Мысли во время боевого бдения»
   «Идущий по пути, да не увидит предела его…» Согласитесь, фраза в стиле восточной философии, но ее в определенном смысле можно считать девизом тех, кто занимается бизнесом. Ведь нельзя же, действительно, какой-то конкретный финансовый рубеж считать венцом всех дел! В бизнесе, а равно и в политике, как и в спорте, как и в искусстве – нет границ. И сошедшему с такой вот дистанции остается забыть «души желаний трепет» и, что называется, вкушать маленькие радости «обыкновенного» существования. Мы не говорим сейчас языком метафор. Человек, творящий свое дело, отличается прежде всего полнотой бытия и «задействован» в жизни полностью. Однако, не будучи связанным границами в смысле конечной перспективы, бизнесмен фактически ежесекундно испытывает прессинг, преодолевая те или иные препятствий, чтобы все-таки достичь намеченных целей, больших и малых, оперативных и стратегических. Чем может быть полезна здесь психология? По-видимому, многим, и прежде всего раскрытием некоторых секретов ЦЕЛЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Мы не будем говорить о СМЫСЛЕ цели, оставим этот вопрос философам и каждому лично, но хотелось бы обсудить МЕХАНИЗМ ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛИ. Или УСПЕХА. В превосходной, с точки зрения полезности, книге Максуэлла Мольца «Я это Я, или Как стать счастливым» (СПб.: Лениздат, 1992. – 192 с.) наши способности к реализации цели так и называются – Механизм Успеха или Творческий Механизм. Пользуясь столь обыденными терминами, господин Мольц тем не менее не погрешил против истины. Потому что наш мозг, наша нервная система, наше сознание совместно с подсознанием, короче говоря, наше «Я» действительно обладает в реальности специальной структурой, которая и занимается реализацией любой поставленной цели. Для наглядности представьте себе некий Оперативный Штаб, Центр Управления или Министерство Внедрения. Впрочем, г‑н Мольц нашел не самые худшие обозначения этой весьма деятельной структуре мозга. Отец-первооткрыватель, крупнейший советский физиолог Петр Анохин назвал ее еще в 60-е годы более прозаично: «функциональная система». Ныне процветающая практика аутогенных тренировок во многом обязана теории функциональных систем. Мы попытаемся раскрыть некоторые приемы обеих «кухонь», поскольку уверены, что даже простое их прочтение не останется без пользы для ваших целевых установок. Обязательно кое-что пригодится! И пусть вас не смущают научные аббревиатуры: АТ – это аутогенная тренировка, а ТФС – теория функциональных систем. Итак, правила целедостижения:

   1. ТФС: функциональная система «включается» и работает на подсознательном уровне, выполняя зачастую неосознаваемые, но от этого не менее актуализированные цели.
   1. АТ: найдите свое подлинное «Я», работайте в направлении раскрытия своих истинных способностей!
   1. Резюме: не заблудитесь в поисках самого себя и умейте желать то, чего действительно хотели бы!

   2. ТФС: функциональная система работает всегда в автономном режиме и организуется лишь для достижения одной конкретной цели.
   2. АТ: если цель действительно желанна и сформулирована достаточно четко – Механизм Успеха в режиме реализации перейдет на «автопилот». Не загромождайте ваше сознание ненужными заботами из разряда «я должен…», «как бы это сделать…», «успеть бы…» Поверьте, решение придет само собой, неожиданно и в свободном режиме.
   2. Резюме: доверьте поиск средств решения любой задачи своему подсознанию; не паникуйте и не создавайте ежеминутно комплексов по поводу локальных неуспехов.

   3. ТФС: цель достигается за счет предварительного расчета предстоящего результата неким специальным механизмом мозга – акцептором результата действия.
   3. АТ: представьте в своем воображении ясно и четко цель, которой вы хотите достичь. Представьте ее воплощенной, в образах и ощущениях, со множеством реальных подробностей. Это и есть ваша Программа Успеха и в то же время рабочее задание функциональной системе.
   3. Резюме: действуйте по системе АТ, если у вас есть цель!

   4. ТФС: прогноз результата предполагается из расчета ранее воплощенных действий, путем построения некой модели.
   4. АТ: не бойтесь воображать! Сформируйте привычку «практиковать» в мысленных образах будущие действия. Разыгрывайте в уме те роли, которые вам предстоит воплотить в реальности.
   4. Резюме: потрудитесь выбирать реальные для воплощения цели, которые можно рассчитать пошагово, как некий бизнес-план, пусть он и составлен не лично вами, а вашим подсознанием.

   5. ТФС: модель-образ желанной цели будет непрерывно сверяться с получаемыми на практике результатами, и в случае возникновения серьезных проблем цель обязательно будет скорректирована в пользу принципа реальности.
   5. АТ: очень важно добиться на первых порах реальных, пусть даже небольших, успехов.
   5. Резюме: не отчаивайтесь от первых неудач и не сходите с избранного вами пути, но начните его все же малыми шагами. Неудача в начале пути куда значимее, чем в середине!

   6. ТФС: функциональная система изначально «настроена» на реализацию любых, даже невероятных, целей! Коррекция произойдет лишь после реализации ряда попыток.
   6. АТ: для сознания нет иной реальности, кроме самоощущения! Укрепляйте в большом и в малом веру в свои возможности!
   6. Первое резюме: будьте реалистами в оценке своего истинного «Я», не бойтесь смотреть правде в глаза, на старте своих успехов примите данное как есть, но, ступив на стезю совершенствования, будьте смелы и умейте рисковать. Сомнения полезны до принятия решения, но отнюдь не в момент свершения ваших планов!
   6. Второе резюме: временами применяйте одно правило, приписываемое Наполеону: «Главное – ввязаться в бой, а там увидим!»
   7. ТФС: функциональная система работает в реальном времени.
   7. АТ: следуйте принципу «здесь и теперь!»
   7. Резюме: не занимайтесь самоедством за прошлые ошибки – их уже не изменишь; и не пугайтесь будущих – они пока существуют лишь в вашем воображении!

   8. ТФС: ни одно действие не происходит без предварительного формирования соответствующей функциональной системы, впрочем, некоторые из них сохраняются постоянно в виде безусловных рефлексов или временно – в виде условных рефлексов, навыков, привычек, стереотипов.
   8. АТ: то, что произошло – произошло еще раньше в вашем подсознании.
   8. Резюме: в критических ситуациях руководствуйтесь правилом «не всякое сопротивление спасает от гибели, но всякая гибель начинается с утраты воли к сопротивлению». Не упускайте своего шанса действовать!

   Надеемся, вы прочли, а не механически пробежали вышеприведенные строки, впрочем, у вас всегда есть возможность к ним вернуться, дочитав нашу статью до конца. Вся беда (или благо?) человеческого восприятия в том, что любая информация извне, не сплавленная с личным жизненным опытом, неминуемо покрывается перхотью избитости и банальности, отправляясь затем в кладовую ненужных вещей. В принципе, то же самое происходит и с нашими целями. Декларируемые на пустом месте отомрут после первого серьезного боя или же, мутировав до уровня фантазий, превратятся в сладкие, хотя и бесплодные грезы. Куда печальнее ситуация с навязанными целями, потому что для их исполнения необходимо уже мутировать самому, тем самым, возможно, погубив куда более высокий потенциал к самореализации. Увы, война с самим собой, скорее всего, принесет победу кому-то другому. Например, вашему партнеру или сопернику. Если, не в пример вам, они занимаются своим делом.
   Беда современного человека в том, что он умен как раз настолько, чтобы рационально самооправдаться в любых ситуациях. Как только есть удобное объяснение «почему не вышло» – вашему делу крышка. Так что «умников» будет всегда больше, чем богатых людей. Ну а человека, идущего своим путем, но не меняющего вовремя тактику при возникновении преград, назовут упрямцем или дураком. Психологи добавят: установочно-застревающий и ригидный (т. е. негибкий) тип личности. В таких случаях может спасти или чудо, или техника расслоения сознания. То есть умение на секунду «выйти из себя» (имеется в виду без крика и прочих психопатических синдромов) и посмотреть на всю ситуацию со стороны, охватив ее единым взглядом. В восточных единоборствах есть такое непреложное правило: чтобы победить противника, надо частью себя стать похожим на него, частью остаться самим собой и частью быть беспристрастным наблюдателем, стать «не-Я». Решающий удар как раз и нанесет именно та часть естества, которую мы обозначили как «не-Я». Величайший финансист в мире, Джордж Сорос любит об этом поговорить и любит таким образом действовать, поскольку уверен – его поймут немногие. Да, это сложно, невероятно сложно, но есть уже тропочки, пусть и не столбовые дороги, и путь к самоосознанию никому не заказан.
   И еще один принципиальный момент. Посмотрите, какое чудесное изображение у телевизоров последних моделей. Это потому, что специалисты умеют усиливать только нужные сигналы, уничтожая при этом все шумовые. Наше сознание – слишком плохой телевизор. И многие эмоции, например страха, нервозности, излишней ажиотажности и т. п., лишь размывают и без того нечеткую картинку нужного решения. Не пытайтесь сознательно скорректировать поиск решения. Доверьтесь подсознанию, чутью, наитию. Ваша главная забота – «очистить» и поймать нужный сигнал. А он обязательно придет, пусть даже очень слабый. Мозг – чудовищно мощная машина, и найти верное решение для него не столь уж большая проблема. Проблема в другом – в реализации. Неизбежно сопротивление среды: внутренней и внешней. Впрочем, достигнув очередной вершины, можно немного и отдохнуть. До возникновения нового побудительного стимула. Успехов вам на пути процветания, господа!

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАЩИТЫ ОТ ПРОБЛЕМ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ БИЗНЕСМЕНА

   – Тем, что от них всегда можно отказаться.
К.Прутков-долгожитель. Строки из мемуарных эссе «Размышления над обрывом»
Е.Шварц. «Тот самый Мюнхгаузен» (а также Марк Захаров и Олег Янковский)
К.Прутков. «Как избежать стресса: советы саперам»
   Занятие бизнесом, по общему утверждению врачей и психологов, – профессия, где стресс – постоянный и, увы, не самый добрый попутчик. Невроз – это уже когда стресс перерос, а точнее, сломал защитные регулятивные механизмы психики и человек как внутренне, так и внешне похож на больного. Если индивидуум не может в свою пользу решить проблему, он старается всячески от нее уйти. Драться или убегать – два наиболее действенных способа выжить, которым нас обучила природа. В бизнесе часто бывают ситуации, когда оба мудрых совета, к сожалению, не применимы. Приходится выжидать, находясь между молотом и наковальней, делать не то, что хочется, и хотеть не то, что можешь. С подачи русского физиолога Павлова в современную теорию стресса (и защит от него) прочно вошло понятие «сшибки». «Сшибка» возникает тогда, когда индивидуум сознательно делает одно, а втайне желает прямо противоположного, и при этом пытается все это перетерпеть. С синдромом «сшибки» долго не живут, он разрушает организм куда эффективнее, чем алкоголь (сравнение, впрочем, не для рекомендации последнего). В доказательство отсылаем к почти документальной биографии «железного» наркома в известном романе А. Бека «Новое назначение».
   Если нельзя победить и нельзя уйти, сознание индивидуума вынуждено перейти к «пассивной» защите. Аналогия буквальная. «Если гора не идет к Магомету, то Магомет…» При этом происходит разрыв действительных связей с окружающим миром, и уже дальше человек пытается существовать в призрачном комфорте выстроенных иллюзий. Поначалу невзрачный карточный домик тех или иных приемов ухода от проблемы с годами превращается в хорошую крепость, и – «не страшен серый волк!» Примечательно, что любая психологическая защита, возникшая как сознательно контролируемый механизм, имеет тенденцию врастать, словно корнями, в глубинные слои подсознания. И тогда происходит отождествление «Я» и приобретенных способов разрешения конфликтных ситуаций. Плохо или хорошо иметь такую психологическую «оснастку», решать каждому для себя, но знать кое-какие сведения об уловках самообмана не помешает. Как и прибегать, хотя бы иногда, к самоанализу, никто никому не заказывал. Тем более, когда в профессиональной деятельности бизнесмен выступает в роли «субъекта принятия решения». Вспомним дельное предостережение древнего философа Сунь-цзы, трактаты которого были настольной книгой «великого кормчего» Мао Цзедуна: «Если знаешь противника и ЗНАЕШЬ СЕБЯ (выделено авт.), сражайся хоть сто раз, опасности не будет». Авторы, практикующие психодиагносты в сфере профессионального отбора и непосредственно работающие со службами персонала ряда фирм, далеки от мысли предостерегать профессиональных бизнесменов от эрзац-способов разрешения внешних проблем, особенно в таких видах деятельности, как финансы и менеджмент. Думаем, читатели «Капитала» имеют право гордиться своими личными достижениями. Но кроме лидеров есть еще команды, персонал Фирмы и деловые партнеры. Может быть, наша информация окажется «полезным винтиком» в общем механизме принятия того или иного кадрового решения.
   Итак, краткая подборка некоторых сведений из области психоанализа и гештальтпсихологии, которые, надеемся, не покажутся вам чисто «кабинетными» вымыслами.

   Способ защиты номер «один», к которому любят прибегать все руководители и все предприниматели – РАЦИОНАЛИЗАЦИЯ. Под этим термином в психоанализе понимается рационально составленное для самого себя объяснение своих желаний, поступков, неудач какими угодно, но только не действительными причинами, откровенное признание которых грозило бы потерей самоуважения. Наиболее яркие феномены рационализации получили название «кислый виноград» и «сладкий лимон». Первый – дискредитация недостижимого – известен по басне И.А. Крылова «Лиса и виноград». Защита по типу «сладкого лимона», в свою очередь, преследует цель не столько дискредитировать недосягаемый объект, сколько преувеличить ценность и без него имеющегося, по принципу: «Лучше синица в руке, чем журавль в небе». Можно вспомнить и другую: «Каждый кулик свое болото хвалит». Мастера рационализации ищут причину, вместо того, чтобы решать проблему. И лечат ноги, когда болит голова. Борются с последствиями, но не с фактами в их основе. Логически подловить систему оправданий по типу рационализации очень трудно, если не безнадежно. Переубедить – перспектива из области фантазий. «Будь самокритичен и зри в корень» – такой совет можно дать «рационализатору».
   ПРОЕКЦИЯ как один из способов психологической защиты по частоте встречаемости среди лиц, облеченных финансовой или иной властью, идет «нога в ногу» с рационализацией. Согласитесь, «проецировать» себя на других сподручнее, если окружение – служебно зависимые люди и ловят каждое ваше слово. Стоит, правда, уточнить, что под проекцией гештальтпсихология понимает не естественную передачу идей, распоряжений, а систематическое приписывание другим людям собственных вытесненных переживаний, черт характера. В межличностных отношениях иногда выступает в виде феномена «козла отпущения». Проекция – это тенденция переложить свои причины и ответственность за то, что происходит внутри «Я», на окружающий мир. Примером действия невротического механизма проекции служит возникновение у человека ощущения того, что окружающий мир холоден и безразличен к нему. Вместо того чтобы отнести имеющееся чувство отчужденности к самому себе, он переживает его так, как будто оно направлено на него из этого мира. Аналогично, внутренняя агрессивность часто объясняется, как нападение извне. «Проектанты» – большие любители обвинительных речей и тотального подозрения. Идеально охарактеризовал такой тип личности известнейший гештальттерапевт Фриц Перлз: «Мы сидим в доме, где стены – зеркала, и думаем, что смотрим наружу». Таким образом, проецирующий индивидуум делает окружающий мир полем битвы своих внутрипсихических конфликтов. При проекции границы между «Я» и средой четко очерчены, но сдвинуты так, что непринимаемые аспекты своего «Я» считаются принадлежащими окружающему миру. Как следствие – война с собственной тенью разрастается в войну с другими. В бизнесе, как и в политике, подобный стиль может и позволяет выигрывать кампании, но не позволяет насладиться плодами победы («на штыках не усидишь»). Если рационализации подвержены «теоретизирующие» бизнесмены, то проекция – синдром «сильных людей», умеющих прошибать стенки без тени сомнения.
   Совсем иную картину представляет ИЗОЛЯЦИЯ. Фактический синоним этого типа защиты – ПОДАВЛЕНИЕ. При изоляции происходит блокировка неприятных эмоций, так что связь между каким-то событием или мыслительным содержанием и его эмоциональной окраской в сознании индивидуума не выступает. Иными словами, происходит как бы разрыв между событием и его эмоциональной оценкой. Наиболее универсальная защита, позволяющая самому на себя надеть «смирительную рубашку». «Кто не способен отомстить – пускай стыдится обнаружить свой гнев», – древнеиндийская «Панчатантра», около двух тысяч лет до нашей эры. Транквилизаторы, снотворное, алкоголь в отупляющих дозах – из этой же серии. Парадоксально, но защита по типу изоляции нередко истолковывается как проявление воли или мудрости в «коридорах власти» и «кабинетных играх». В бизнесе защита по типу изоляции вроде бы гарантирует поддержание ровных отношений с деловыми партнерами, но не нужно все-таки смешивать правила этикета с вивисекцией личностных качеств. Плата за подавление неприятных эмоций – утрата естественности чувств, ослабление интуиции, в конечном счете – самоотчуждение «Я» и появление комплекса шизоидности. Ведь эмоции – это сигналы, информация, переработанная в подсознании и требующая от индивидуума своевременного изменения поведения, а вместо перестройки нашим главным «штабом» действующей стратегии и тактики подвергается остракизму «агентурная сеть».
   ИНТРОЕКЦИЯ как форма психологической защиты родственна изоляции тем, что может оказаться ее логическим продолжением. Ее обычные синонимы – внушаемость, «флюгерность». Мягче говоря – это тенденция усваивать убеждения, чувства и установки других людей без критики, попыток их изменить, и сделать своими собственными. В результате граница между «Я» и средой перемещается глубоко внутрь «Я», и индивидуум настолько занят усвоением чужих убеждений, что ему не удается сформировать свою собственную личность. Наиболее типичен интроектный синдром в связке «начальник – подчиненный». И если такой гибко настраивающийся исполнитель достигает неких вершин руководства, то работать «без оглядки» он уже не может. Интроекцирующий индивидуум делает свое «Я» полем битвы противоречивых и чуждых ему идей, и временами он буквально разрывается на части. Любая потеря критичности грозит обернуться интроекцией, как удобной формой примиренчества. Заставить подчиненного или делового партнера с интроектными склонностями проявить хоть раз свое истинное лицо – дело безнадежное: как отыскать черную кошку в темной комнате, если ее там нет? Спрогнозировать же его поведение в ряде случаев несложно, но вот надежность… И если способность к психологической мимикрии продолжает прогрессировать, то недалеко и до синдрома СЛИЯНИЯ.
   Слияние как форма психологической защиты происходит, когда индивидуум не может дифференцировать себя и других, не может определить, где кончается его «Я» и где начинается «Я» другого человека. Слияние легко выявить по преимущественному использованию при описании собственного поведения местоимением «мы» вместо «я». Граница «Я», помогающая личности ощутить свою нетождественность с остальным миром, смещается и приводит либо к отвержению того, что принадлежит нам самим, либо к принятию того, что принадлежит другим личностям. Поведение по типу слияния характерно для членов одной команды, группировки. Корпоративный дух также несет в себе зародыши этого явления. Выразители чаяний коллектива, борцы за «общее дело», как правило, с пользой для себя надевают маску «слияния». Избегание личной ответственности также может быть понято с этих позиций. Несколько иная форма слияния – трудоголизм, фанатическая приверженность делу, Фирме. Личность постепенно растворяется вовне. И если дело вдруг станет пробуксовывать – неминуем глубочайший личный кризис с малыми шансами на положительный исход.
   Перлз следующим замечательным образом описывает рассмотренные выше невротические механизмы психологической защиты: «Интроекцирующий индивидуум делает то, что от него хотят другие, проецирующий делает другим то, в чем сам их обвиняет, человек, находящийся в патологическом слиянии с миром, не знает, кто кому что делает, и ретрофлексирующий делает себе то, что он хотел бы делать другим».
   Совсем иной тип ухода от проблем внешнего мира наблюдается при РЕТРОФЛЕКСИИ, что буквально означает «резкий поворот на себя». При ретрофлексии граница «Я» между личностью и средой смещается ближе к центру «Я», и ретрофлексирующий индивидуум начинает относиться к самому себе так, как он сам относится к другим людям или объектам. Если первая попытка индивидуума удовлетворить свою потребность встречает сильное противодействие, то он вместо того, чтобы направить энергию на изменение среды, направляет ее на себя, т. е. выбирает в качестве объекта самого себя. У ретрофлексирующего индивидуума формируется отношение к самому себе как постороннему объекту. Первоначальный конфликт между «Я» и другими превращается в конфликт внутри «Я». Грамматическим индексом ретрофлексии является использование возвратного местоимения. Ретрофлексирующий индивидуум говорит: «Я должен управлять самим собой. Я должен управлять самим собой. Я должен заставить себя сделать эту работу. Мне стыдно за самого себя», что свидетельствует о четком разделении «Я» как субъекта и «Я» как объекта действия. В таком руководителе подчиненные видят человека «с комплексом», негибкого, подолгу застревающего перед проблемой. Единственное спасение ситуации – подбор энергичных, самостоятельных в действиях заместителей. На практике ретрофлексирующие личности окружают себя «непробиваемой» стеной референтов и переигрывают в роли «сильной личности». Моралисты там, где необходимо действовать.
   Что касается поведения подчиненных, хотелось бы обратить внимание руководителей на две типичные психологические защиты. ИДЕНТИФИКАЦИЯ предполагает уподобление во всем своему руководителю, доходящее иногда до абсурда. При этом, чем неувереннее чувствует себя подчиненный (или деловой партнер), тем активнее он будет «идентифицироваться» с тем, кто сильнее его. Второй показательный тип поведения – РЕАКТИВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ, т. е. замена каких-либо неприемлемых тенденций на прямо противоположные. Например, преувеличенная преданность, любовь и т. д. может быть преобразованием социально недопустимых чувств.
   В завершение статьи – три небольших правила, следование которым во многих случаях снимет за ненадобностью все перечисленные формы «защиты». Вот они: 1) единство сознательной и подсознательной мотивации, иначе говоря, хотеть того, что хочется, и отдавать себе в этом отчет; 2) иметь развитую эмоционально-чувственную сферу, уметь воспитывать и развивать свои чувства, так как мотив, неподкрепленный эмоцией, теряет актуальность; 3) всячески стараться совершать конкретные действия по достижению цели, так как мотив, не подкрепляемый реальными действиями, по принципу функциональных систем – самоугасает. Фактически – единство мотивов, чувств и поведения.

ПЕРЕМЕНЫ: ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЭКСКУРС (Люди, которые поддерживают перемены, и люди, которые их губят…)

К.Прутков-колхозник, «Мысли о коллективизации»
   «В одну и ту же реку нельзя войти дважды» (Гераклит). Но изменениям подвержены не только обстоятельства, мы сами постоянно изменяемся. Совсем так же, как люди сотни и тысячи лет назад. В китайской культуре изменчивость рассматривалась как необходимое условие жизни («Книга перемен» датируется по меньшей мере третьим тысячелетием до нашей эры). Пытаясь обрести уверенность в себе, человек подчас погружается в «суету сует», пробует окунуться в работу, которая его совершенно не удовлетворяет, во взаимоотношения, которые отслужили свое, цепляется за безвозвратно ушедшее прошлое. Иногда перемены воспринимаются скорее как угроза, а не как вызов. А ведь новая ситуация – это прежде всего новые возможности.
   Перемены, происходящие в корпорации или фирме, чем-то сродни мутациям в природе – в итоге выживает только адекватно среагировавший. Но в природе еще ни один процесс не произошел без возмущения среды. В нашем случае среда – это люди, работники, активно действующие субъекты. От их поведения зависит многое. Рассмотрим ряд факторов, так сказать, «внутреннего порядка», которые и вырисовывают лоцию среди водоворотов наступивших и грядущих перемен.
   Итак,
   Фактор 1. Менталитет. По большому счету все человечество делится на два лагеря: а) признающих относительность автономии субъекта и первичность среды; б) признающих только право субъекта воздействовать на среду. Первые – «идеалисты», а точнее «эволюционисты», вторые – «материалисты», а точнее – «вульгарные материалисты». Как ни странно, но приверженцы направления «а» создали высокотехнологичное информационное общество, а последователи «учения Мичурина» – застывшего в допотопности доинформационного монстра. Практически работников конкретной фирмы легко разделить по этому ментальному признаку, если задать им вопрос: «что такое обратная связь и как она должна проявляться в управлении на нашем предприятии?» Для обученных менеджеров можно и иначе: «Что такое лично для вас внутренняя и внешняя среда нашей фирмы?» В принципе, все деловые тренинги постсоветского периода так или иначе пытаются переделать менталитет «совка» в менталитет «рыночника». Имплантация, увы, чаще всего дает реакцию отторжения. Материализм с его патологическим стремлением абсолютно все переделать и разрушить до основания наломал сколько смог дров и почил. Чтобы реагировать эффективно на перемены, нужно, как минимум, их признавать, а не искать происки «врагов» в ближайшем окружении. Заметьте, именно страны с протестантской (США, Англия, Ирландия) и дзэн-буддистской (Япония, Тайвань, Корея) этикой оказались наиболее прогрессивными в плане эволюционного реформирования. Там с малых лет приучают человека смотреть на мир как на большую и сверхсложную машину, в которой придется не только жить, но и что-то «уразумевать», и за содеянное (или вовремя не содеянное!) отвечать по полной программе. Иными словами, отношения к переменам – это глубина понимания человеком среды обитания: как, почему, зачем, откуда, где? А теперь вместо человека возьмем фирму. Проблемы останутся те же. Следовательно, менталитет как свой собственный, так и работников – это основа.
   В истории современного бизнеса имеется почти уникальный случай, когда во имя большей эффективности перемен основатель фирмы с оборотом в миллиарды долларов добровольно передал свое президентство более профессиональному топ-менеджеру, оставив за собой сугубо технологическую часть ведения дел. Имя этого человека – Ларри Эллисон, но эрудированному читателю более знакомо его детище – компания «Oracle». Эллисон не только компьютерный гений, он еще и совершенный Мастер практики дзэн, что и доказал всему миру, личным примером вдохнув перемены в шатающийся колосс «Oracle». Вдумайтесь в одно лишь название бизнес-программы перестройки деятельности компании – «Vision and Values» («Дальновидность и достоинства»). Разработчик подхода – приглашенный «со стороны» новый президент Раймонд Дж. Лэйн. Как результат – фирма «Oracle» составляет ныне серьезную конкуренцию «гегемону рынка» – корпорации Microsoft господина Гейтса. Поединок этих супергигантов – это умение побеждать в том, чего еще нет. О переменах там не говорят, их там создают со все возрастающей скоростью…
   Фактор 2. Перемены и теория познания. Иными словами: как человек привык познавать окружающую действительность, точно так же он будет реагировать на перемены. Дж. Сорос, Питер Дракер, Фридрих Хайек и даже Билл Гейтс – казалось бы далеко не неудачники в мировом бизнесе, но именно они предельно точно понимают, как догматическое мышление может легко растратить любой накопленный ранее капитал и не приумножить его ни на цент. Тем, кто непреложно верит в силу рациональных законов и в силу логики, делать в бизнесе нечего. А вот в преподавании такие люди просто незаменимы. Человеческое общество непредсказуемо и нужно быть внутренне готовым к любым неожиданностям, чтобы успеть раньше других среагировать на изменения. «Теория несовершенства» звучит парадоксально, но именно такой подход позволяет создавать удачные модели и запускать неломающиеся корабли в космос. До нового вызова и очередного витка перемен. В своем рабочем коллективе вы всегда найдете две крайности: «догматиков» и «интуитов». Первые, если уверуют, то очень легко сделают шаг навстречу переменам. Но как говорится в одном армянском анекдоте: «Грибы можно есть любые, но некоторые – только один раз». Так и догматики: до первого опасного поворота. Дальше – прямиком и с уверенностью в кювет. «Интуиты» замучают вас предчувствиями и длительными медитациями перед каждым ответственным шагом, поэтому уж если и делать ставку, то только на «делового и решительного интуита». Остальных подальше от команды, иначе ваш боевой отряд превратится в сборище мнительных ипохондриков. Аналитиков лучше держать в изолированном кабинете и подальше от оперативников и общественных «курилок». Ну а если «просто работник», не «догмат» и не «интуит»? Тогда он будет всячески избегать перемен, пока не припечет. Он чаще всего адекватно спрогнозировать события попросту не может. Этому никто не учил в школе, в институте, на предыдущей работе. Вывод: не жалейте денег на обучение стратегии принятия решений. Тогда и черт вблизи не покажется таким страшным, как его малюют.
   Фактор 3. «Эго-комплекс». Отец американского менеджмента П.Дракер (Drucer) считает заболевание «управленческим Эго» опаснейшим для судьбы бизнеса в целом. Чем больше успехов у бизнесмена «за плечами», тем сильнее сия «сладкая ноша» вдавливает его в занимаемое кресло. А если в дело вложены огромнейшие средства, но есть подозрение, что все-таки нужно менять приоритеты? Жаль потраченного, да и престиж как никогда высок. Так рождаются и уходят в легенду «титаники». Иногда оказывается слишком поздно поворачивать руль. Поэтому Питер Дракер предлагает жесточайшим образом избавляться от менеджеров, которые цепляются за хорошо обжитые приоритеты. И поменьше блеска звезд на груди и погонах, все-таки бизнес – это не армия. Не стоит излишне усиливать и без того опасный «Эго-комплекс» руководителя, группы, фирмы в целом. Так «налегке» будет легче сойти с проторенного пути, пока он еще не окончился. В тупике, увы, фуршетами не встречают…
   Например, чтобы уменьшить снобизм и «толстокожесть» всякого ранга начальников, в корпорации «Интел» (высокие компьютерные технологии) нет кабинетов в их традиционном смысле. Есть «уголок» руководителя в среде подчиненного народа. А для повышения уровня информационного обмена разрешено задавать деловые вопросы… прямо во время обеда, который в таком случае удлиняется. Тем не менее за дисциплину там не борются, некогда.
   Подобной производительности по критериям ноу-хау в бывшем Советском Союзе достигли только в одном месте – среди конструкторских коллективов «шарашек» ведомства Лаврентия Берия. Там тоже не было управленческого «Эго-снобизм» и переменам ничего не угрожало со стороны высоких кабинетов. Вот только специалисты в арестантских робах мечтали о воле вместо горячих благодарностей «вождя народов».
   Война – время очень жестких перемен и те, кто к этому был не готов, рисковали оказаться «пушечным мясом». Чтобы сломать сверхмедлительную германскую промышленную машину, Гитлер с 1942 года назначил министром промышленности своего архитектора Альберта Шпеера. Представили: архитектору поручили командовать генералами от производства. Тем не менее получилось отлично. То, что так долго немцы воевали в условиях все нарастающей сырьевой блокады, – заслуга именно этого штатского человека. В своих мемуарах (20 лет тюремного заключения – было время писать) он с юмором поведал, что ему несказанно повезло: при его вступлении в должность здание министерства сгорело под ударом бомбы, а вместе с ним – тонны документов. Это позволило провести кадровую чистку без лишней бумажной волокиты. Совершенно новое ведомство Шпеера заработало с невиданной дотоле эффективностью.
   Фактор 4. Психология характера. Неспособность корректировать программу своей деятельности в соответствии с постоянно изменяющимися обстоятельствами, так сказать «на злобу дня», в психологии именуется ригидностью (в пер. с латыни – оцепенение, твердость). Свойство, проявляющееся в эгоцентризме, повышенной самооценке, склонности к образованию сверхценных идей, упрямстве, застреваемости на одних и тех же мыслях и эмоциях, узости интересов. У каждого человека, несомненно, свой стиль жизнедеятельности, но реакцию на перемены во многом определяют его же личностно-акцентуированные качества.
   Демонстраторы (они же истероиды) изобразят именно то, что вы хотели бы видеть, вот только все это может оказаться «понарошку». Особенно, если впереди много работы и мало сладостей. Демонстратор и тут не растеряется: он «уйдет красиво», под каким-нибудь серьезным предлогом. Либо доведет спектакль до абсурда.
   Гипертимы (они же маниакально-экзальтированные особи) вынесут вас на руках, захлебываясь от восторга. Неустанно поддерживайте в их душе огонь, а то в разочаровании они так же страстны, как и в радости. «А ведь побьют-с!» – с этими словами великий комбинатор Остап Бендер убегал от шахматистов города Васюки. А все начиналось так радужно и великолепно!
   По-своему реагируют на перемены личности психопатического склада. Они весьма установочны, да к тому же обладают свойством накапливать отрицательные эмоции. Чтобы предотвратить неминуемый взрыв, если окажется плохо и пойдет слегка не по плану, вам придется позаботиться об упреждающей информации. «Психопаты» – это как раз тот контингент, который должен внутри все «переварить» и только потом прийти к соглашению, и прежде всего – с самим собой. Риск и опасность перемен им как раз не страшны. Они не любят угроз и неожиданностей вместе взятых.
   Как ни парадоксально, но и слишком упорные для перемен не годятся. «Заставь дурака Богу молиться – лоб разобьет!» – это где-то про них, особенно если с интеллектом действительно туговато. Видимо, любое упорство должно уравновешиваться рассудком.
   У параноиков, видящих везде и повсюду угрозы, заговоры и козни, любые перемены вызывают живейший интерес. Вот только жаль, чаще всего отрицательный. Но если они сами становятся у руля реформ, тогда иное дело. Кто против, даже потенциально, те рано или поздно уйдут в небытие. Вспомните товарища Сталина. Ему многое удавалось провернуть. Кстати, прокуроры и обвинители из параноиков тоже получаются неплохие. Поэтому при отступлении потрудитесь обеспечить свой тыл.
   Враг любых перемен – чрезмерная обязательность и гипертрофированное чувство долга как своеобразное сочетание догматизма и «твердости» воли.
   Хуже всего реагируют на грядущие изменения педанты. К сожалению, выраженный до неприятного педантизм – не просто привычка, а склад характера, который невозможно изменить. Попытка переделать ближайшее окружение «под порядок» проистекает от глубоко укоренившегося страха перед проблемностью мира. Потому-то даже вполне безобидные перемены воспринимаются как опасность. Ананкастов (так называют болезненных педантов) лучше не держать на ключевых постах, хотя и соблазнительно: уж больно образцово ведут они свое хозяйство. За приверженность порядку приходится платить враждебностью ко всему новому. Компромиссов здесь не бывает.
   К педантам близко примыкают психастеники. Они по жизни всего боятся, а уж неизвестности – тем более. Из страха перечить они все же пойдут на перемены, но по дороге… заболеют. Нервный срыв, знаете ли. О деле можете не беспокоиться, оно «под ними» тихо и бесславно погибнет. На свою, а точнее, вашу беду все психастеники ретивы и услужливы. И очень гордятся занимаемой должностью.
   Можно назвать еще одно психофизиологическое качество, явно неравнодушно «реагирующее» на перемены вовне. Это подвижность нервной системы. С помощью специальных методик ее довольно легко протестировать. Лица с высокой подвижностью нервных процессов встречаются среди летчиков (практически все) и очень часто среди диспетчеров, организаторов клубной самодеятельности, преуспевающих продавцов и биржевых брокеров. Перемен в повседневности у таких профессий хоть отбавляй. Поскольку все претенденты на любую мало-мальски пригожую вакансию считают себя исключительно динамичными и не задумываются (а то и не сомневаются) в подвижности своей нервной системы, здесь весьма нелишне отборочное тестирование. Для ряда профессий именно так и поступают. Специальное тестирование выявляет именно врожденные склонности и способности. Но очень часто реакцию на перемены определяет выработанный годами стиль профессиональной деятельности. А он чаще всего формируется под воздействием господствующего стиля управления на фирме, где так долго проработал человек. Итак,
   Фактор 5. Стиль деятельности и управления. Аспектов здесь множество. Если система управления ориентирована на мотивацию страха и послушания – положительного эффекта от перемен ждать нечего. Тот, кто непрерывно боится ослушаться, действовать самостоятельно уже не может. При симбиотических формах подчинения (работники – «послушные дети», руководитель – «мудрый отец») толк будет тот же. Разве что «детки» со временем научатся самостоятельно жить. Однако в бизнесе столько времени даром не дается. Выход только один: фирму превратить в некий консорциум «детей лейтенанта Шмидта» и править ими железной, но мягкой рукой. Это – идеал. Тогда ждать неприятностей от перемен нечего. Еще можно применить «научное управление ресурсами» и заранее смириться с высокой долей издержек на аппарат управления. А можно фирму превратить в одну сплоченную семью, где «один за всех и все за одного» и делать все сообща. Перемены – только снаружи. Хотя киббуцы, построенные по такому принципу, оказались низкотехнологичными. Зато в Японии результаты получше, все голосуют: «Переменам – «за!» – и строем их внедряют. Издержки при таком подходе тайком списываются на амортизацию производства. Встречается управление по типу рыночного «брэйн-ринга» под девизом «Продал – живешь!», как в сетевом маркетинге. Там о переменах не думают – достаточно запустить механизм самоотбора. Последствия формирования именно такого «рыночного менталитета» пока еще не осознаются. Одно утешает: стиль деятельности в определенной степени поддается корректировке. Следовательно, можно воспитать прогрессивный в плане отношения к переменам тип работника. Если б только еще угадать, какие в перспективе ожидаются перемены. А посему выход видится все же в развитии креативных способностей.
   Фактор 6. Творчество как созидание нового. Именно индивидуальный или коллективный потенциал креатива в значительной степени формирует реакцию на перемены. Представим, как радуются дети чему-то новому и неожиданному. И как много выдают взамен. Творческий индивидуум поступает аналогично: ему нужен свежий стимул, нужны перемены. В основе такой реакции лежит древнейший ориентировочный рефлекс: «Что это такое, с чем его можно съесть и как быть с ним?» Уничтожьте эту способность нашего мозга рождать фантомы, и цивилизация погибнет. Бизнес – это умение не только продавать и делать деньги, это, прежде всего, умение производить. Не потреблять и не распределять, а именно создавать условия для производства. Заметьте, для производства информации, а не предметов потребления. Наш мозг умеет производить только информацию. Перемены – слово тоже информационное. Круг замкнулся. Рост креатива вызван реакцией на перемены и сами перемены «стимулируются» креативным процессом. Это естественно. Именно высокотехнологичные фирмы диктуют правила игры. Век пара, железа и нефти уходит. Наступает эра информации с ее предельным динамизмом и непредсказуемостью. Защититься от стресса перемен возможно не иначе, как стать непрерывно обучающимся и непрерывно творящим. Да здравствует креативность – «виагра» от технологического бесплодия!
   Фактор 7. Комплекс стереотипа. Комплекс стереотипа или синдром инерции – гиблое болото для дерзнувшего его осушить. Девиз окопавшихся в «теплом жабьем царстве» прост и заманчив: «Завтра будет так же, как сегодня, но еще лучше». Зачем, спрашивается, спешить и нервничать? Прогресс, так сказать, сам о нас позаботится. Инерционность, казалось бы, – свойство, от которого никуда не денешься. Жизнь человеческая в любом обществе отчасти регламентирована традициями и обычаями. Информационная революция, которую мы переживаем, буквально взорвала уклад жизни. «Завтра будет все иначе!» И те, кто догадается КАК, окажутся в большом финансовом выигрыше. Современные эксперты и консультанты, как оракулы древности, помогают подготовиться к будущему и своевременно произвести перемены. Знаменитый афинский стратег Фемистокл в нужный момент совершенно правильно понял изречение предсказателя о том, что город Афины спасут деревянные стены. Афиняне в срочном порядке построили триеры, боевые корабли, которые в бою при Саламине потопили персидский флот с мощным десантом и, в конечном счете, вынудили непобедимого Ксеркса, царя персов, покинуть Элладу.
   Фактор 8. Возраст. Реакция на перемены, как и «пики» креативного потенциала, весьма зависимы от возрастного «профиля». Детство – это всегда положительное отношение к переменам, острое чувство новизны, без меры фантазия и творчество. Отрочество и юность – буйство «Эго» и отчаянная попытка самоутверждения. К 23–25 годам «дурь» проходит и появляется второй, правда значительно слабее детского, креативный пик. На перемены мы реагируем с пониманием, иначе жизни не добьешься. Тридцатилетие и до сорока – способность к переменам ослабевает, зато проявляется вторичный ренессанс «Эго»: нужно размножаться, строиться, продвигаться, отстаивать и завоевывать. Актуально место под солнцем, но не путем перемен, а в более плавном поступательном режиме продвижения к намеченным высотам. Хочется гордиться отвоеванным и поучать более незрелых и невезучих. Но еще больше – наслаждаться положением (или страдать от его отсутствия). И вдруг, сразу после сорока – неожиданный и очень мощный всплеск креативного и прочего безумства («Седина в бороду, бес в ребро» – говорят о мужчинах). Именно после сорока до сорока восьми лет человек наиболее подвержен внезапным порывам что-либо кардинально изменить в своей жизни и в жизни окружающих. Жизненный потенциал уже наработан, но тем не менее он может быть поставлен целиком на кон. Право, странно видеть набор персонала строго до 25-ти лет и безработных сорокалетних. Они-то как раз и могут легко переучиваться и идти навстречу реформам. Отдача делу максимальная. Впрочем, уровень рискованности также повышается. Чем не катализаторы перемен? Фактически, начиная с этого возраста (40 лет) человек либо непрерывно совершенствуется, либо пассивно ждет старости. Середины, как правило, не бывает. Думается, что те, кто сходит с дистанции после сорока, уже и в тридцать были мало к чему пригодны. Свою старость они отпраздновали в молодости, и тут уж ничего не поделаешь, пенсия – их удел. К шестидесяти годам у человека открывается «второе дыхание». Либо прекращается и первое. Грубо говоря, «старики» могут оказаться еще «разбойниками», креативный потенциал «под старость» необычайно высок.
   Великий мудрец Конфуций в свое время дополнил своими комментариями известную китайскую «Книгу перемен», которая учит, как, где и когда поступать, чтобы жить в гармонии с внешним миром и при этом наиболее полно реализовывать свой потенциал. Руководствуясь примером старших, приведем еще несколько советов в завершение нашей беседы.
   Осуществляя перемены, важно суметь сделать ставку на других, не превращать свое окружение в зрителей, втянуть их в дело. Политика «кнута и пряника» здесь не проходит, более подходящей будет «политика соучастия». В хорошем смысле слова. При этом лидеру необходимо жить в переменах, а не провозглашать их. Инициирующий перемены должен в определенной степени быть независимым от окружения. Иными словами, чуточку «харизмы» не повредит. Поскольку ничто так не убеждает, как умение смотреть в неизвестность и при этом не терять духа и практической сметки.
   Чувство юмора! Никогда не забывайте о нем! Перемены, сдобренные тонким юмором, пойдут «как по маслу». Там, где умеют слегка посмеяться над собой, обстоятельства уже не так страшны.
   И последнее. Перемены, безусловно, легче всего проводить со «своей командой», но именно это обстоятельство может в дальнейшем все погубить. Команда в руках лидера – послушный инструмент давления на весь коллектив. С другой стороны, там, где сильна команда, сам инициатор перемен как бы отчуждается от реальной ситуации. Если хотите погубить дело, организуйте под него аппарат. Перемены только тогда окажутся необратимыми, если инициативность на всех уровнях иерархии управления окажется равновыраженной. Пророку Моисею на эту работу понадобилось целых 40 лет. Мы желаем вам управиться в более сжатые сроки. Удачи, господа!

ТЕ, КТО МОГУТ «ВЗОРВАТЬ» ВАШУ ФИРМУ ИЗНУТРИ…

К.Прутков-зоолог. Мысль № 23 «Краткое назидание львицам»
Современная молитва
   Мы не будем разбирать очевидные житейские ситуации наподобие «собака бывает кусачей от жизни собачьей», они не относятся к теме разговора, поскольку речь идет о чертах предрасположенности, здесь больше подходит: «сколько волка не корми…» Нынешнее смутное время лишь переводит в активную фазу дотоле скрываемые личностные потенции драться за место под солнцем, не щадя ни врагов ни друзей, попирая все законы и правила. Как только подвернется удачный момент. Иногда, и не столь уж редко, это – неожиданный и беспощадный удар в спину своему компаньону, боссу или руководителю, другу или сослуживцу. Повторимся: дело здесь не в мотивациях или ситуационных причинах, а в некой предрасположенности поступать в своей жизни именно так, а не иначе. Предательство – отнюдь не дело случая или тотальной насаждаемости подобного рода действий извне в душу бесхитростного самаритянина, увы – мы чаще всего имеем дело со сложившейся ориентацией характера человека, а уж подвернется ли удобный момент – вопрос второй. Как в нашем теле постоянно присутствуют болезнетворные бациллы, так и в обществе, пусть даже в самом здоровом и стабильном (это не о нас, господа), существует некий процент людей, чьим ремеслом может стать предательство и насилие. Чтобы не стать им подобным и не спровоцировать повальную эпидемию человеческой деструктивности, нужно вырабатывать в себе соответствующий иммунитет. И как советуют эпидемиологи – будьте предельно осторожны в контактах с носителями инфекции. Итак, как уберечься от ближнего своего с улыбкой на лице и ножом за пазухой?
   Совет 1. Как можно реже старайтесь иметь дело с «моралистами», или – как их еще называют в соционике – «этиками». На первый взгляд – некий парадокс, ведь многим со школьной скамьи вбили догму о надежности и несгибаемости приверженцев тех или иных высоких (и даже если не очень) идеалов. Ну а прагматики и реалисты всегда почему-то считались циниками с высокой долей непредсказуемости поведения. Не вдаваясь в обстоятельное философское и психоаналитическое отступление, отметим, что подавляющее большинство «моралистов» и приверженцев неким идеалам (то бишь принципам) просто прячут за высокой стеной из моралистики свою определенную личностную несостоятельность, ущербность или закомплексованность. Для них мораль – это как раковина для улитки. К слову, у человека-улитки кроме пугливости может оказаться хорошо припрятанный ядовитый жгутик – для поражения в ближнем бою доверчивых особей. С высокого берега, как говорится, и стрелять всегда удобней. А уж самовозвыситься в случае успеха или самооправдаться при неудаче – никаких проблем, ведь все во имя принципов! Благодаря столь удобной позиции и зачастую отточенному мастерству демагогии такие люди, как правило, пытаются возглавить идеологию фирмы. Присмотритесь, кто стоит у флага вашего дела, может быть, оставшиеся в тени более достойны?
   Кроме того, в спорной ситуации именно «этики» уступают первыми, для них нет ничего более тяжелого, чем вступать с кем бы то ни было в конфликт. Пытаясь сохранить мир, они ради этого иногда избегают занимать «твердую» позицию и принимать непопулярные решения, которые, однако, могут оказаться эффективными с деловой точки зрения. Слишком уж стараются угодить каждому.
   Да и решительности им, как правило, никогда не хватает: если «этикам» и приходится управлять, то они стремятся обсудить практически любое решение с большинством и заручиться его поддержкой, а так иногда можно и упустить подходящий момент.
   «Моралисты» слабы и в «политических играх» и часто не могут подать себя и свою «команду» должным образом. Все это ведет к тому, что более сильным личностям удается ими манипулировать. К счастью для себя, «этики», кажется, не слишком беспокоятся о том, в чьих руках будет власть. Лишь бы все были довольны, и кругом царил мир.
   Совет 2. Оцените уровень честолюбия (амбициозности) каждого вашего сотрудника, ну, например, по 100-балльной шкале. А теперь в тех же единицах – уровень их личной продуктивности, или, проще говоря, сколько они действительно «стоят». Отделите тех, у кого разница бросается в глаза и притом не в пользу продуктивности. И если они наделены еще таким «букетом» качеств, как обидчивость, подозрительность, агрессивность, то будьте начеку: мотив для предательства, можно считать, уже сформирован. Неудовлетворенное честолюбие, как правило, вынуждает вкалывать человека до седьмого пота, но если налицо несостоятельные амбиции, то есть два способа, чтобы с ними сладить: первый – обманывать себя, и второй – обманывать других. Заметьте, оба способа не противоречат друг другу. В ход пойдут все средства маскировки, за исключением одного – самокритики, без которой, увы, длительного прогресса нет. Еще худший вариант (для вашей фирмы) – это когда амбициозное честолюбие сочетается с врожденной демонстративностью поведения. Тогда в вашей команде работает «чистый артист», для которого обман – всего лишь роль, а играть он и любит, и умеет. Подловить такого «типа» практически невозможно. Желание всегда производить впечатление, т. е. выраженное тщеславие только подогревает готовность в любую минуту смошенничать и обвести вокруг пальца любого, будь то партнер-конкурент или руководитель родной фирмы. Тут следует задуматься, стоит ли овчинка выделки?
   Совет 3. Держитесь подальше от лиц параноидного склада, или, попросту говоря, чрезмерно подозрительных натур. Они преданные и надежные работники, но только до тех пор, пока не увидят в вашем лице для себя какую-либо угрозу. Не успокаивайте себя тем, что вы старые добрые знакомые и поводов к охлаждению отношений вроде бы не давали. «Дыма без огня не бывает» – вот любимое жизненное правило параноиков, а уж превратить в «дым» они смогут любой внешне вполне безобидный факт. Добавьте сюда же ярко выраженный кумулятивный эффект, т. е. способность к накоплению всех мелких и немелких обид в единый счет, который – рано или поздно, но обязательно – вас попросят оплатить. Кроме того, параноик никогда не отличается правдолюбием, этим эмоциональным проявлением альтруистов. Зато фанатизм таких людей отлично сочетается с тяжелой ревностью, на почве которой развивается буйным цветом ненависть-любовь. Если рядом с вами именно такой «тип», да к тому же вы еще и друзья, то упреки, ссоры и брань вам будут обеспечены в виде нескончаемого сериала о любви и верности друг другу, но, как известно, все рано или поздно заканчивается, но по-разному. Так что, если ваш деловой партнер страдает параноидальными синдромами – добро пожаловать на минное поле!
   Совет 4. По возможности избегайте в своей команде «шизоидов». Это такой весьма специфический тип личности, для которого совсем не характерны нормальные реакции (например, напрочь отсутствует непосредственная эмоциональность, живость, поведенческая раскованность и т. д.). Моральные нормы, естественно, у «шизоида» также носят весьма своеобразный личностный оттенок. Так что предательство друга, скажем, может переживаться ими, например, как некий новый этап «личностного саморазвития». К слову, шизоидные черты в нынешнее время повально косят население. Виной тому не только генетическая «бройлерность» бывшей «совковой» нации, но и резко навалившаяся эра рыночных отношений с прицепом одурманивающих рекламных кампаний по насаждению механического образа жизни. Под давлением программирующего социума, рассекаемая на множество отдельных функций личность просто теряет способность целостно (т. е. пока еще «нормально») оценивать свои действия. И тогда мотив к «лучшей жизни» толкает индивидуума на действия, после которых ему впору спасать уже саму жизнь, а не ее качество. Лица шизоидного типа воспринимают происходящее как бы «со стороны», но когда выдерживать «психическую дистанцию» между собой и окружающим миром им почему-то уже не удается, развитие событий может быть совершенно непредсказуемым.
   Так что, господа бизнесмены, цельность и естественность натуры ваших сотрудников нуждаются в поощрении и всяческом закреплении, и только в этом случае вы будете уверены хотя бы в том, что они хотят в действительности того, чего хотят, и «крыша», как говорится, у всех еще на месте.
   Совет 5. Убедитесь, что в вашей команде нет людей «на программе». Что это значит? Каждый человек хотя бы раз в жизни выполнил чью-то внешнюю команду против своего желания. Вынужденно покоряясь, мы не соглашаемся и отторгаем чужевнесенное влияние на свою сущность. Мы не хотим меняться «за просто так» и как-то пытаемся отличать свое от чужого в том обжитом внутреннем пространстве, которое именуем своим «Я». Но есть особый психологический тип людей, не только поддающихся глубинному программированию своего естества, но и не способных отличить в себе последствия внешнего воздействия от своих внутренних убеждений. Как правило, подобная «ломка» характера происходит в раннем детстве, но при особой предрасположенности может произойти и в более зрелые годы. Опытные психоаналитики умеют безошибочно отличать таких людей. Впрочем, кое в чем разобраться можно и непосредственно путем наблюдения за человеком, в особенности за его привычками, высказываниями, оговорками, страхами и желаниями, мимикой и жестами, стилем общения и кругом предпочтения. Короче, за всем тем, что в психологии зовут сигналами личности. Весьма нелишним будет обратить внимание на семейную среду (из которой ваш партнер вышел и которую организовал). Как вы поняли, многие подсознательные программы закладываются именно там. И тот, кто затем владеет тайным ключиком, может внушать вашему человеку либо страх и повиновение, либо безоговорочное доверие. Впрочем, чаще у человека все же срабатывает защитный механизм и тогда возникает контрреакция в виде некоего комплекса. Поэтому избегайте, по возможности, принимать на работу лиц, явно отягощенных комплексами, неврозами и прочими психологическими проблемами.
   Невротик в вашей команде – это уже наверняка брешь в обороне, лазейка для прохода к вашим секретам или просто наиболее слабое звено, которое в один прекрасный момент может не выдержать напряжения и согнуться под напором неблагоприятного стечения обстоятельств. Предательство, вынужденное ситуацией – впрочем, от этого вам не станет легче, ну разве что будут понятнее мотивы поступка.
   И раз уж мы начали разговор о людях «программы», то хотелось бы упомянуть еще один тип личностей, которых в противовес «запрограммированным» можно определить как людей «идеи» или «принципов». В старину их называли «людьми закона» или, например, «людьми длинной воли». В отличие от программы, идеи или принципы должны усваиваться путем добровольного принятия и сплавления с жизненным опытом. Так возникают убеждения, которые подчас стоят их носителю головы. Впрочем, в нынешние времена мозги могут продырявить и за меньшие прегрешения. Поэтому чудаков отстаивать какие-либо идеи поубавилось, но иногда все же они встречаются на пути у бизнесменов, что не радует, как правило, ни тех, ни других. А чтобы подобных неприятностей не случалось, стоит хотя бы в общих чертах представлять менталитет своих сотрудников и особенно обращать внимание на то, как они предпочитают проводить свой досуг. Люди в команде могут иметь различные привычки, но направляющая идеология, предпочтения должны где-то совпадать, иначе ждите «сюрпризов».
   Совет 6. Он может показаться банальным, но люди, одаренные скупостью выше средненормального, за деньги (вопрос только в количестве) продадут все и вся. Психологи даже выделили особый психологический тип: так называемый «анально-накопительский», особо бурно размножающийся в период первоначального накопления капитала. Ну а дикость нашенского доморощенного «квазикапитализма» предоставляет дополнительно идеальную мутационную почву для «накопителей». Чрезмерное корыстолюбие, приводящее к алчности, наряду с честолюбием, – одно из основных эгоистических качеств. Научитесь отличать болезненно-скупых от обыкновенно жадных, а последних – от бережливых и благоразумных, остерегайтесь закореневших эгоистов и вашей команде позавидует любой «крутой» толстосум.
   Совет 7 – последний. Понаблюдайте за самим собой. Найдите время проанализировать свое отношение к окружающим. Не платят ли они вам тем же?

Часть 2

КАК ОРГАНИЗОВАТЬ СЛУЖБУ ПЕРСОНАЛА

   Господа БИЗНЕСМЕНЫ! Для нас, специалистов по профессиональному подбору персонала, как и для претендентов на постоянное рабочее место, ваша Фирма начинается со службы персонала. Последняя может быть представлена в одном лишь лице исполнительного хранителя трудовых книжек и соглашений, целым отделом кадров с обязательным «начальницким столом», или, в более современных офисах – уверенным в своих полномочиях менеджером персонала, а то и весьма разветвленной службой управления во главе с замдиректора. Дело, конечно, не в названиях, и даже не в представленных исполнительных структурах, поскольку принцип «кадры решают все» каждый руководитель волен решать по-своему и в советчиках со стороны, как правило, не нуждается. Проблемы с кадрами осознаются почему-то только тогда, когда о них думать уже поздно, да и накладно. Ведь служащие желают прилежно исполнять свои роли, пока им платят, и легко покидают «подмостки» Фирмы, если «билетная касса» пуста. Мы не знаем вашего коммерческого «сценария» и не рвемся за кулисы действия, но мы худо-бедно умеем угадывать профессиональные склонности ваших «артистов» еще до того, как они начнут исполнять свои «роли». То есть, в нашем ведении скромная, хотя подчас и захватывающая деятельность: понимание человека. В более конкретизирующем смысле – индивидуальная профессиональная психодиагностика. Вот об этом и хотелось бы более подробно поговорить.
   Итак, как происходит профподбор работника? Чтобы уверенно отличить этот процесс от некоего приема на работу, необходимо определиться с, как минимум, тремя сущностными моментами: во-первых, с наличием ТЕХ, ИЗ КОГО можно отбирать; во-вторых, с присутствие ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ЛИЦА, осуществляющего профподбор; и в третьих – с существованием РЕАЛЬНОЙ потребности Фирмы в работнике такого-то профиля. Иными словами, профподбор призван подобрать на вакантную должность наиболее профпригодного работника. Заметьте, не САМОГО НАИЛУЧШЕГО, а наиболее ПРОФЕССИОНАЛЬНО СООТВЕТСТВУЮЩЕГО объявленной деятельности. Ну, а чтобы ПОДБИРАТЬ, необходимо СРАВНИВАТЬ. Вопрос: с ЧЕМ? Или, быть может, с КЕМ? Поставьте эту дилемму своему «кадровику» и вы ощутите его «ахиллесову» уязвимость. Самой лучшей защитой окажется ссылка на нажитый опыт, компетентность и в завершение способность «видеть их всех насквозь». Начитанный менеджер по персоналу ловко парирует выпад рассуждениями об экспертном подходе в этом, бесспорно, серьезном деле. И если, ко всему прочему, у него еще и дар убеждения, вам может стать неловко за доселе положенный оклад столь ответственному работнику. И чтобы спасти свое реноме, вам ничего не останется, как пустить в ход главный калибр из «последнего довода»: «А покажите эти ваши экспертные нормы и заодно – профессиограммы на ведущие специальности нашей Фирмы». После этого можете удаляться спокойно, мельком отметив букет метаморфоз на лице вашего подчиненного. Достоверность именно такого развития сюжета гарантируем процентов на девяносто. Согласитесь, не мало. Если же вам покажут какие-то должностные инструкции (что никак не заменяет настоящую профессиограмму), уточните: «Что-то не видно здесь развернутой психограммы…» К слову, состряпать последний документик, эдак страниц на двадцать, за полдня еще никому не удавалось, а подсунуть что-либо похожее – увы… Психограмма – такой же уникальный документ, как и вид деятельности, которым занимается ваш специалист. Впрочем, зачем она вам? Дела вроде и так идут совсем неплохо. На этой оптимистической ноте мы обычно и раскланиваемся с радушными хозяевами кадровой службы. Хотя бывают и исключения. Как, например, появившееся у вас желание дочитать сей опус до конца. Поэтому давайте все же внесем кое-какую ясность в слегка туманные абрисы кадровых дел.
   Ваша служба персонала, даже будучи представлена одним должностным лицом, обязана (и мы заявляем вполне официально и со всей ответственностью), так вот, ОБЯЗАНА иметь как КОНЦЕПЦИЮ подбора персонала, так и ЭКСПЕРТНУЮ СИСТЕМУ для осуществления этого подбора. Концепция должна быть не на словах, пусть и самых зажигательных, а в виде конкретных ПРОФЕССИОГРАММ по КАЖДОЙ (!) значимой для вас специальности. Львиную долю места в ней занимает структурно автономный подраздел – ПСИХОГРАММА, которая и создается как отдельный документ. Профессиограмма в корректных и достаточно полных формулировках дает описание конкретного профессионального вида деятельности в стенах вашей Фирмы, или, иначе говоря, отражает особенности и специфику той или иной должности. Любопытный (к сожалению, не только для вас!) может получиться документик, если у ваших специалистов хватит сил довести его до завершения. Ведь в нем, как свет сквозь призму, будет преломлена стратегия и тактика вашего бизнеса, и, что называется, красной нитью окажутся прошиты главные идеи и идеалы Фирмы. Концепция отбора персонала – это, прежде всего, провозглашаемая и рекламируемая концепция деятельности Фирмы, и если они почему-то не совпадают, то впору заводить свою контрразведку. Попутно, несколько замечаний о коммерческой безопасности. Профессиограмма не только абсолютно «ДСПэшный» документ, но и, желательно, с грифом «секретно», а поэтому круг лиц, посвященных во все ее тайны, должен быть весьма избирателен. Соответственно, путешествие по кабинетам таких документов видится излишне рискованным, потому все же лучше практиковать «выдержки» той или иной информации для соответствующих служебных лиц (например, для начальников тех отделов, куда ведется прием работников).
   В грамотно составленной психограмме должны быть отражены ВСЕ требования к должностным обязанностям работника, рабочего места, проанализированы все возможные пути дальнейшего ПРОФМАРШРУТА, и ПРОФОБУЧЕНИЯ (возможно, даже переобучения, переквалификации), нельзя забыть и проспектно-рекламную информацию. Короче, все о конкретной должности, применительно к специфике вашей Фирмы. То есть, как вы уже поняли, «профессиограммы вообще» не создаются. Чисто концептуальную болтовню оставьте тем, кто в ней достаточно поднаторел и потому ничем производительным уже не занимается. Хорошую профессиограмму могут сделать те, кто понимает всю «соль» профессии и способен к системной передаче информации. Отлично, если ваш «кадровик» как раз такой человек. Но чаще подобных энтузиастов легче найти среди специалистов отдела (группы) обучения. Однако повторяем: работа эта кропотливая и должна как-то стимулироваться.
   С ПРОФЕССИОГРАММОЙ дело окажется посложней. Но и выигрыш она обеспечит «покруче». Суть различий их пользы в следующем. Если профессиограмма покажет, КАКИМИ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМИ и ДЕЛОВЫМИ навыками должен обладать претендент на должность, то психограмма должна ТОЧНО НАРИСОВАТЬ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ такого идеального работника. И если первое достаточно хорошо подразумевается специалистами (ну кто из нас не разбирается в своем деле?), то второе – куда как сложнее, люди-то разные, хотя все вроде бы и специалисты. И если какая-либо из ваших должностей сильно уязвима со стороны так называемого человеческого фактора (например, тот же руководитель персонала, офис-менеджер, секретарь-референт, личный водитель, руководитель презентаций, администратор и т. д.), то, видимо, только ваше личное чутье на людей позволяет вам успешно набирать команду. Психограмма во многом переводит на точный язык те требования к работнику, которые улавливаются многолетним опытом и знанием руководителя. Она же поставит заслонку субъективизму там, где может отрицательно сработать влияние сиюминутного состояния или каких-либо неблагоприятных факторов. В конце концов, она поставит все точки над «i» и покажет все «узкие места» в психологических требованиях к данной профессии. Профессионально выполненная психограмма подобно бритве Оккама отсечет надуманные проблемы и определит значимые психофизиологические приоритеты профотбора. Результативность подобной работы очевидна: на ваших рабочих местах появятся именно ТЕ люди, которых вы ожидали.
   Сложность лишь в том, как ее проделать. Поскольку необходим плодотворный симбиоз ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО психодиагноста и специалиста, знающего профессию. Необходимо достаточно длительное вхождение психодиагноста в атмосферу работы вашей Фирмы, его подробное консультирование с последующей апробацией получаемого материала. Опять же, даже располагая финансами (между прочим, не ахти какими – стоимость двух-трех окон вашего офиса!) для проведения такой работы, вы столкнетесь с проблемой поиска специалиста, могущего продуктивно создавать психограммы. На сегодня это редкая специализация практикующих психологов и в меру сил они стараются ее обходить. Почему – легко объяснимо. Ну, во-первых, они должны быть зрелыми практиками и прекрасными «инструментальщиками», во-вторых, обладать завидной профессиональной универсальностью, т. е. работать как ПСИХОФИЗИОЛОГИ, СОЦИОНИКИ и как специалисты по СКРЫТОМУ ПРОЕКТИВНОМУ психоанализу, и в-третьих, они должны уметь хорошо создавать нормативные документы, приводя в систему огромный эмпирический материал.
   Представляем, какую бурю негодования вызовут только что приведенные строки в рядах узкоклановых «спецов» по ортодоксальным направлениям «вузовской» психологии. Как говорил один наш знакомый коллега, психограммы вообще-то пишутся несколькими отделами НИИ психологии и в течение нескольких лет. Вернуть бы нам те блаженные времена больших проектов и больших сроков! Как бы то ни было, но подобные документы все же создаются и сейчас, под заказ отдельных Фирм, где работа с персоналом выведена на цивилизованный уровень. Как правило, там работают менеджеры и руководители служб управления персоналом, прошедшие специальную психологическую подготовку в каком-нибудь государственном или независимом вузе Украины или СНГ (к слову, свежеиспеченных «питомцев» той или иной «школы» мы легко узнаем и всегда рады их приветствовать, а иногда и доучить, например, проективной психографологии, специальным психофизиологическим методам, каким-либо отдельным диагностическим приемам или тому же составлению психограмм – мир, как говорится, тесен и все мы друг другу братья).
   Грешны, любим полюбопытствовать у коллег насчет «инструментария». Психодиагносты чем-то сродни «хакерам», а чем-то и «медвежатникам», пусть простят и те, и другие за попытку подмазаться. Но что поделаешь, в нас тоже инструмент очень много значит. И несколько подряд грубых ошибок могут лишить тебя куска хлеба. По «отмычке» к человеку узнаешь класс брата своего, и не надо больше никаких «школ» и «крыш». Все понятно, с кем имеешь дело. Смотрим и на программные «поделки» из области «а я только что научился программировать, вот!» (на иронию имеем полное право: нашему программному диагностическому комплексу «Корвус» ни по качеству, ни по дизайну аналогов в странах СНГ мы пока не встречали). Хотя дизайн, как говорится, дело наживное, но вот ВАЛИДНОЙ (к этому термину мы еще не раз вернемся, а пока мысленно замените его на «соответствующий») и НАДЕЖНОЙ применяемая компьютерная разработка быть просто обязана. И не менее принципиальное условие – диагностический инструмент должен быть ОТКРЫТЫМ для обучения неспециалистом-психологом, ГИБКИМ в настройке для Пользователя и ЗАКРЫТЫМ для Испытуемого. За всеми этими определениями стоят вполне жесткие критерии оценки программного продукта, призванного в помощь кадровым службам. Если, к примеру, оное произведение лучших умов психологии не обладает автономной базой данных (т. е. накопление, сортировка данных тестирования) – можете смело от него отказываться. Нет автокорректировки оценочных шкал – будьте готовы к вполне правдоподобным формам дезинформации. В наличии только традиционные опросники – в таком случае подвергаемый тестированию сдаст «испытание» непременно на «пять». В нем нет подробных текстовых интерпретаторов, зато полно всяких шкал и скупо рассыпанных, но от этого не становящихся более понятными, терминов – значит, вам придется самому засесть за учебники и словари, что как-то компенсирует, хотя бы морально, дешевизну приобретенного «продукта» его разработчикам.
   И последнее. Мы как-то вскользь упомянули об ЭКСПЕРТНОЙ СИСТЕМЕ. Если она у вас налажена – впору заводить свой учебный центр по передаче опыта. Поскольку вы можете прогнозировать и предвидеть в «святая святых» сферы управления – управлении трудовыми ресурсами. Следовательно, помимо личной интуиции и громадного практического опыта работы с людьми, вы обладаете сонмом независимых экспертов и, несомненно, небольшим, но эффективным подбором статистических моделей анализа столь специфической информации.

   Теперь хотелось бы подытожить этот вступительный разговор простым перечислением основных условий удовлетворительного функционирования службы персонала:
   а) работники, ведущие прием на работу, должны быть компетентны в вопросах профотбора и психологической диагностики, т. е. должны иметь квалификацию типа «персоналоведов»;
   б) концепция профотбора, равно как и подготовки специалистов, должна быть выражена в нормативном документе – профессиограмме;
   в) уровень требований к психологии личности, отбираемой на ту или иную должность, должен быть самым детальным образом проанализирован в специальном подразделе профессиограммы – психограмме;
   г) для оценки психологических качеств личности, отбираемой на должность, служба персонала должна иметь соответствующие психодиагностические средства;
   д) подбор психодиагностических средств профотбора должен соответствовать требованиям психограммы по каждой отдельной должности;
   е) эффективность профотбора, как и дальнейшего профмаршрута сотрудников фирмы, должна обеспечиваться наличием экспертной системы по управлению персоналом (ЭСУП).

«О ПСИХОГРАММЕ…»

К.Прутков-персоналовед
   В доказательство предлагаем вашему вниманию некоторые общетеоретические положения по разработке психограмм, способные выполнить роль общего конструкта (более детальные сведения даются в отдельном Приложении к настоящему циклу статей). При чтении дальнейшего текста просим извинить за некоторые профессионализмы и научную сухость излагаемых сведений. Увы, порой приходится быть скучноватыми. Итак, в методологических подходах при разработке действительной психограммы акцент прежде всего должен быть сделан на: а) СИСТЕМНОСТЬ – т. е. на специфику и значимость указанной должности в структуре Фирмы, ее профессиональную смежность и взаимозаменяемость, а также возможный профмаршрут; б) ЦЕЛОСТНОСТЬ – т. е. на оценку и анализ рассматриваемых профессионально важных качеств указанной деятельности в психофизиологическом, психическом, информационном и ментальном аспектах структуры личности; в) ПРАКТИЧНОСТЬ – т. е. подачу информации в терминах, применяемых в практическом направлении прикладной психофизиологии при осуществлении тестовых исследований; а также подбор инструментальных методов, максимально апробированных к использованию в сфере БИЗНЕСА; г) НАУЧНОСТЬ и СОВРЕМЕННОСТЬ – в разработке методологий с учетом новейших научных концепций, методов и знаний; д) ЭФФЕКТИВНОСТЬ – в попытке предложений практического решения наиболее острых проблем работы с персоналом Фирмы в условиях КОНКУРЕНТНОЙ РЫНОЧНОЙ БОРЬБЫ. Разрабатываемая в таком ракурсе психограмма предназначается как методическое пособие прежде всего для обеспечения научно обоснованного консультирования поступающего на работу персонала, адекватного профподбора и прогноза дальнейшей карьеры работников указанной должности, а также для переобучения, тренинга, коррекции индивидуальных деловых качеств и общего социального микроклимата производственных коллективов, осуществления реабилитационных мероприятий среди персонала с целью повышения эффективности и продуктивности труда.
Общетеоретическое вступление
   Психофизиологический аспект любой профессиональной деятельности человека раскрывается прежде всего через характеристику требований, предъявляемых к работнику непосредственно самим трудовым процессом. Таким образом, каждой профессии присущи свои определенные профессионально значимые требования, под воздействием которых у работника формируются соответствующие трудовые навыки. В эргономике труда или прикладной психофизиологии трудовые навыки обозначаются как профессионально важные качества (ПВК). При этом, в качестве терминологии применяется общесмысловая лексика, выполняющая роль «переводчика» описания чисто профессионально-квалификационных терминов на универсальный понятийный язык. Для более развернутой и точной характеристики профессиональных требований необходимо изначальное дифференцирование (т. е. структуризация) соответствующих ПВК и их ранжирование для оценки необходимого уровня развития (последнее крайне важно при осуществлении стандартизации ряда психограмм). По-видимому, наиболее объективным представляется подход к структуризации ПВК по тому, какие функциональные механизмы организма и психики человека их обеспечивают и на каком уровне требований (т. е. уровне задействования) это происходит. Иначе говоря, необходимо производить исследование ПВК с обязательным указанием и дифференцировкой соответствующих психофизиологических свойств человека (ПФС), непосредственно задействованных в становлении того или иного профессионального навыка.
   Ниже приводится структурный перечень требований профессии по вышеприведенной схеме, а именно, с учетом ответного задействования конкретных функциональных систем человека:

   – требования к психофизиологическим свойствам (типологические особенности ц.н.с., темперамент);
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →