Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Стервятник может без вреда для себя заглотить столько ботулотоксина, что хватило бы убить 300 000 морских свинок.

Еще   [X]

 0 

Антирейдер. Пособие по противодействию корпоративным захватам (Поляков Вадим)

Это первая книга на тему слияний и поглощений, написанная простым и доступным языком. В ней нет запутанных юридических терминов, тем не менее из нее вы узнаете, какая компания может заинтересовать поглотителя, какие слабые стороны в работе предприятия могут быть использованы при выстраивании той или иной стратегии слияния и поглощения, как действуют рейдеры при захвате организаций. Самое главное, даны конкретные рекомендации по защите предприятия от корпоративного захвата.

Издание, в первую очередь, предназначено для собственников и топ-менеджеров компаний, а также для всех, кого интересует тема рейдеров, корпоративных захватов, слияний и поглощений.

Год издания: 2007

Цена: 49 руб.



С книгой «Антирейдер. Пособие по противодействию корпоративным захватам» также читают:

Предпросмотр книги «Антирейдер. Пособие по противодействию корпоративным захватам»

Антирейдер. Пособие по противодействию корпоративным захватам

   Это первая книга на тему слияний и поглощений, написанная простым и доступным языком. В ней нет запутанных юридических терминов, тем не менее из нее вы узнаете, какая компания может заинтересовать поглотителя, какие слабые стороны в работе предприятия могут быть использованы при выстраивании той или иной стратегии слияния и поглощения, как действуют рейдеры при захвате организаций. Самое главное, даны конкретные рекомендации по защите предприятия от корпоративного захвата.
   Издание, в первую очередь, предназначено для собственников и топ-менеджеров компаний, а также для всех, кого интересует тема рейдеров, корпоративных захватов, слияний и поглощений.


Игорь Туник, Вадим Поляков Антирейдер. Пособие по противодействию корпоративным захватам

   © ООО «Питер Пресс», 2007

Благодарности

   Книга, которую вы, уважаемый читатель, держите в руках, появилась благодаря нашим родителям, нашим женам, нашим детям, Марку и Владе, а также огромному количеству наших друзей и знакомых. Большое им спасибо!
   Персональная благодарность за помощь в реализации данного проекта: Бородину Игорю Алексеевичу, Капитонову Александру Александровичу, а также офицеру спецподразделения Константину Ж. и полковнику В. за то, что они делают нашу жизнь яркой, осознанной и полной смысла.
   Отдельная благодарность сэру Ричарду Брэнсону за то, что он нас вдохновляет и помогает достигать успеха в бизнесе.
Авторы

Предисловие



   С первых же строк нам как авторам хотелось бы ответить на возможные вопросы читателя: зачем нужна очередная книга на тему слияний и поглощений и почему она вышла в свет именно сейчас? Отвечая на первый вопрос, можем сказать, что перед тем как начать работу над книгой, мы удостоверились, что на территории России подобные труды не издавались. Действительно, рынок наводнен литературой по данной тематике, но нет ни одной книги, которая бы вмещала в себя столько практических примеров из российской бизнес-практики. Ведь говорить об анализе сделок на рынке слияний и поглощений в Европе или США нет особого смысла; нам сначала надо дорасти до их стандартов и только потом начинать равняться на них.
   Однако, на наш взгляд, важнее ответить на вопрос: почему именно сейчас? Уважаемые читатели, внимательнее присмотритесь к происходящим вокруг процессам, до поры до времени остававшимся вне поля вашего зрения. Если вы еще не поняли, о каких процессах идет речь, постараемся их описать.
   Очередной виток динамичного развития российского рынка М&А (mergers and acquisitions) был спровоцирован не чем иным, как сменой власти. Вспомните, как сразу же после прихода новой власти оживились и внутренние, и внешние инвесторы. Возможно, их ожидания оправдались только частично. Тем не менее их поведение можно сравнить с поведением покупателя, который руководствуется следующим принципом: придя в магазин и обнаружив, что выбор хлебобулочных изделий там весьма ограничен и нет любимого ржаного, он выбирает из того, что есть, так как вернуться домой без покупки он не имеет права. Так же и инвесторы: хотели приобрести завод по производству мясо-молочной продукции за определенную цену, а в итоге купили эфиромасличный комбинат, но немного дороже. Но не беда: покупка все равно оказалась для них выгодной.
   Кроме того, внешних инвесторов на российский рынок привлекли и другие возможности. В очередной раз были возрождены и актуализированы процессы вступления в Европейский Союз (ЕС) и Всемирную торговую организацию (ВТО). Положим, до интеграции России в ЕС еще дожить надо, но членство в ВТО – вопрос ближайшего будущего. Однако компании стран – членов ВТО решили не дожидаться официальной процедуры принятия России в организацию и стали изучать российский потребительский и производственный потенциал на личном опыте, открывая в Российской Федерации представительства, филиалы и т. д.
   Отдельно стоит выделить группу инвесторов из ближнего зарубежья. Россия давно уже привлекала внимание соседей. Но, анализируя события последних двух лет, можно сказать, что предприниматели из постсоветских стран с новыми силами ринулись осваивать лакомые кусочки российского бизнеса.
   Наиболее эффективным способом выхода на новый рынок (в нашем случае – российский) является приобретение действующих компаний. А наиболее дешевым способом установления контроля является захват (недружественное поглощение). При этом стоит учесть и тот факт, что на стороне приходящего западного бизнеса внушительные финансовые ресурсы, громадный опыт ведения корпоративных войн и отлично подготовленные специалисты. Захват проще и дешевле предотвратить, чем сопротивляться, когда он уже начался.
   В конечном итоге мы получим рыночную, инвестиционно привлекательную экономику. Безусловно, инвестиции в экономику страны – вещь полезная и необходимая. Но мы, к сожалению, недостаточно говорим о последствиях открытой экономики для отдельно взятого предприятия, которое составляет основу экономики любой страны. Что его ждет в случае прихода агрессивного инвестора? Как подготовиться к приходу на рынок более мощных и опытных игроков?
   Хотелось бы обратить внимание еще на один немаловажный аспект, перед тем как перейти непосредственно к повествованию. Доступный стиль изложения выбран нами сознательно. Наша задача не щеголять перед читателями знанием неудобоваримых юридических терминов, а объяснить каждому максимально понятным языком суть процессов по защите компании от корпоративного захвата. В этом и заключается уникальность данной книги.

Раздел 1
Мифы и заблуждения, препятствующие эффективным действиям



Введение

   Прежде чем перейти к основному повествованию, следует разобраться в используемых терминах и понятиях. Итак, для того чтобы стать собственником актива, его необходимо выкупить у предыдущего владельца. В зависимости от того, каким образом покупается актив и какова будет его судьба в дальнейшем, принято различать такие процессы, как слияние и поглощение. Последнее, в свою очередь, делится на дружественное и враждебное. Отдельно выделяют такой процесс, как корпоративный захват.
   Понятие «слияние» имеет четкое юридическое определение. Слияние – это процесс объединения двух компаний в одну, в результате чего на базе двух компаний образуется одна новая. Это классический случай. (Например, в результате слияния российской ТНК и британской ВР образовалась новая компания ТНК-ВР). Некоторые считают, что слияние следует рассматривать как частный случай поглощения, который отличается от последнего только процедурой передачи (обмена) собственности. Но на практике стороны сделки предпочитают называть слиянием любой процесс, при котором соблюдается принцип паритетности, как минимум во время переговоров. Действительно, в России очень часто отождествляют понятия дружественного поглощения и слияния. Например, если компания – лидер рынка купила второсортную компанию в регионе для расширения своей клиентской базы, это что: слияние или поглощение? Менеджмент купленной компании заявляет, что произошло слияние, а руководству компании-лидера вообще все равно, как будет названо произошедшее событие, главное, что все остались довольны. И в юридические тонкости никто лезть не собирается.
   Похоже, участники рынка М&А просто не любят слово «поглощение», так как оно само по себе уже несет негативный оттенок. А если к нему еще добавить прилагательное «недружественное», то в памяти сразу же всплывают и другие словосочетания: корпоративный скандал, корпоративная война, захват собственности и т. д. Но давайте смотреть правде в глаза: в большинстве случаев происходит как раз враждебное поглощение – установление контроля над активами компании вопреки воле ее акционеров (собственников) и менеджмента. Кстати, понятие враждебного поглощения в западном сообществе и у нас различается. В зарубежных СМИ часто можно прочесть, что компания X отвергла предложение компании Y по недружественному поглощению. То есть на цивилизованных рынках прописаны даже процедуры корпоративной войны, и в том случае, если ее регламент будет нарушен, нападающей компании придется открывать второй фронт и защищаться от нападок государства, которое не преминет выставить колоссальный штраф за нарушение буквы закона. А штрафы там такие, что второй раз отрывать топор войны может и не захотеться.
   В нашей же стране законодатель не стал себя утруждать такими «мелочами», и в отечественном правовом поле «недружественное поглощение» – это синоним «корпоративного захвата». Поэтому давайте договоримся, что в книге эти два понятия будут использоваться как синонимы и не стоит искать между ними принципиальной разницы. Хотя от некоторых игроков рынка М&А нам приходилось слышать, что эти два процесса различаются ценой приобретения. Якобы в случае недружественного поглощения владельцы получают хоть какие-то деньги за принадлежащее им имущество, а вот в случае захвата деньги агрессора идут в основном на оплату сторонних услуг (судебные издержки, сбор конфиденциальной информации и т. д.), но никак не в карман к бывшему собственнику.
   Перед тем как мы перейдем к рассмотрению реальных примеров захватов российских предприятий, необходимо развенчать некоторые мифы, которые построили сами же бизнесмены. Дело в том, что именно эти мифы послужили почвой для уверенности предпринимателей в своей непричастности к процессам слияний и поглощений.

Глава 1
Миф 1: «Мое предприятие не может интересовать поглотителей»

Чжугэ Лян[1]
   Одно из основных заблуждений предпринимателей заключается в том, что они считают, будто их компания не представляет интереса для захватчиков и не может привлечь их внимания. Доходы, мол, у компании небольшие, она не обладает сколько-нибудь значимой долей рынка, у нее нет «жирных» клиентов, она не владеет узнаваемой торговой маркой или уникальными технологиями производства и т. д.
   Изначально ошибочно суждение, что если компания не ворочает миллиардами, то она неинтересна для поглотителя. У агрессора несколько иная шкала оценки привлекательности активов. Так, если на балансе у предприятия с уставным фондом в 600 тыс. руб. числятся здания или земельные участки, стоимость которых может превышать несколько миллионов долларов, то будьте уверены – это предприятие уже под прицелом у рейдеров. Купив контрольный пакет, пусть даже по цене в несколько раз превышающей номинальную, захватчик становится обладателем лакомого кусочка, который в дальнейшем «разрезает» и перепродает по частям. При этом его прибыль в среднем составит 300–500 %, а в более удачных случаях может достигать и 1000 %.
   Действительно, в большинстве случаев основной целью недружественного поглощения служит принадлежащая предприятию-цели недвижимость либо права на нее. Однако не исключено, что компания привлекает захватчиков совершенно по другим причинам. Это могут быть налаженные коммерческие связи, раскрученная торговая марка, фирма может представляться агрессорам полезной просто для устранения конкурента. Каждый из таких объектов по отдельности либо их сочетание представляет интерес для поглотителей или их заказчиков. Последние с помощью проведения поглощений могут реализовать различные бизнес-стратегии – такие, например, как горизонтальная интеграция, вертикальная интеграция (прямая и обратная), реструктуризация, посреднические операции.
   Расширение бизнеса путем крупного горизонтального поглощения (приобретение конкурента) приводит к расширению сегмента рынка. Хорошим примером такой интеграции может служить компания «Вимм-Билль-Данн». В настоящее время в состав компании входят 23 предприятия молочной промышленности и производителей соков. При этом «Вимм-Билль-Данн» планирует увеличить свою долю на рынке. Как, по-вашему, это произойдет?
   При объединении под общим управлением нескольких стратегических бизнес-единиц, имеющих общие элементы (технологию, маркетинг, географию поставщиков, сбытовую сеть), достигается синергетический эффект и создается внутренний потенциал для дальнейшего роста.
   Рассмотрим расширение бизнеса путем прямой вертикальной интеграции (покупка потенциального или действующего потребителя) или обратной вертикальной интеграции (покупка потенциального или действующего поставщика). Главным достоинством вертикальной интеграции является возможность управления качеством при снижении общей себестоимости производимого продукта. Дополнительный эффект приносят новые возможности по планированию запасов, по исследовательским и опытно-конструкторским работам и по улучшению качества логистики.
   Для иллюстрации такого расширения бизнеса можно упомянуть о любом предприятии металлургической отрасли (например, прибыльный комбинат по производству металлопроката). Помимо того что такое предприятие само по себе достаточно интересное, оно является ключевым звеном для целого ряда промышленных производств, в которых используется прокат, произведенный им же. Владение таким предприятием позволяет снизить себестоимость продукции и резко увеличить доходность. Но металлургический комбинат – не единственное предприятие в производственном цикле. Перед ним стоят ГОКи (горно-обогатительные комбинаты), без которых работа металлургического предприятия невозможна. Пожалуй, все металлургические магнаты постарались построить свою империю по принципу замкнутого цикла производства.
   Взгляните на свое предприятие со стороны и подумайте: не находится ли оно в цепи поставщиков или потребителей, не представляет ли оно интерес для получения доступа к рынку производства или потребления? Имеет ли ваше предприятие недооцененные активы – как материальные, так и нематериальные, которые могут приносить больше прибыли, но используются вами неэффективно? Если вы ответили хотя бы на один из вопросов утвердительно, то знайте: ваша компания может в любой момент стать мишенью.
   Вывод напрашивается сам: практически ни одно предприятие не может чувствовать себя уверенно. За исключением тех, кто вовремя, до начала недружественных действий, организовал правильную защиту своей собственности. Организационные мероприятия, направленные на защиту собственности и активов от недружественного поглощения, должны проводиться специалистами в этой области. Самостоятельное принятие мер по защите активов, как правило, не приводит к существенному положительному результату, так как правильный выбор мероприятий и их сочетание может быть осуществлено только на основе всестороннего комплексного анализа состояния предприятия и защитных процессов.

Глава 2
Миф 2: «На защите моего предприятия стоят государство и закон!»

Чжугэ Лян
   Ведь некоторые законодательные дыры так и остались незалатанными. Похоже, это просто невыгодно для власть имущих. Вот как только правовой беспредел потеряет актуальность, тогда и законотворцы начнут издавать законы, направленные на удержание контроля над захваченным. Фактически изменится приоритетность задач: надо будет не грабить, а защищать.

   Рис. 1. Структура рынка поглощений

   К захватчикам высшего уровня, кроме государства, относятся также олигархи и финансово-промышленные группы (ФПГ). По большому счету, у нас в стране очень сложно представить раздельное существование этих трех групп захватчиков. В большинстве случаев они имеют взаимопроникающую структуру (ФПГ внедряется в государство и наоборот, олигарх также старается создать собственную империю – финансовую группу – и завоевать расположение государственных мужей).
   Сразу можно сказать, что независимо от причин, по которым на ваше предприятие обратил внимание кто-то из этой «великой тройки», противостоять будет достаточно сложно. Ни закон, ни государство не встанут на сторону никому не известного предпринимателя, который по «счастливой» случайности оказался владельцем недооцененных активов. Скорее всего, вам придется полагаться только на себя, чтобы дать достойный отпор захватчикам.
   Следующими в табели о рангах стоят инвестиционные компании и профессиональные компании-рейдеры (средний уровень). Принципиальное их отличие друг от друга в том, что профессиональный рейдер всегда работает под заказ, используя средства заказчика, а инвестиционная компания может захватывать предприятия за собственные деньги для его «раскрутки» (повышения стоимости) и дальнейшей перепродажи.
   Низшую ступень в иерархии поглотителей занимают мелкие захватчики и захватчики-любители. К мелким обычно относят рейдеров-новичков, но у них есть шанс дорасти до профессионалов – это всего лишь вопрос времени. А ряды любителей постоянно пополняют компании, для которых захваты не являются профильной деятельностью. Например, одному из плодоовощных заводов, занимающему достаточно прочные позиции на каком-то локальном рынке (в пределах одной-двух областей), пришло в голову уничтожить прямого конкурента путем его покупки. Но для этого агрессор решил не привлекать профессионалов, а действовать на свой страх и риск. Вот он и стал игроком рынка слияний и поглощений.
   Статистика процессов недружественного поглощения свидетельствует о том, что в 70 % случаев контроль над активами переходит к новым собственникам, что является свидетельством высокого профессионального уровня захватчиков и их кропотливой работы по подготовке каждого проекта поглощения. Оставшиеся 30 % состоят из неудачных нападений агрессоров-любителей или захватчиков-новичков. Часть случаев – это захваты, в которых участвовали двое и более рейдеров. В такой ситуации всегда будет проигравший и выигравший агрессор (компания-мишень в любом случае остается в проигрыше, и для ее собственников принципиально не имеет значения, кому достались их активы).
   Отдельно хотелось бы сказать, что побудило нас к такому подробному описанию различных игроков рынка, для чего это нужно. В зависимости от того, кто напал на предприятие, собственникам следует разрабатывать план по его защите. Как мы уже говорили, на предприятие может позариться кто угодно, и для нападения каждый игрок рынка предпочитает свои методы. Олигархи и ФПГ могут успешно использовать государственный административный ресурс, в то время как игрокам помельче он недоступен. Тем не менее не так страшен черт, как его малюют.
   Не спешите отказываться от борьбы. Знание нападающего в лицо – одно из необходимых условий для разработки удачной защиты, и не стоит вводить самого себя в еще одно заблуждение: мол, неважно, кто на меня напал, вот отобьюсь, а потом уже разберусь, откуда ноги растут. Действовать надо с точностью до наоборот. Если не можете самостоятельно провести глубинный анализ ситуации, не занимайтесь гаданием на кофейной гуще, лучше обратитесь к профессионалам. К слову сказать, жадность – это еще один шаг к краю пропасти. Размышления в стиле «я плачу штатному юристу, вот пусть он и расхлебывает» могут обойтись очень дорого (потерей контроля над активами). Юрист же максимум, что потеряет, – это свое рабочее место и репутацию.

Глава 3
Миф 3: «Это же неэтично!»

Чжугэ Лян
   Как говорил герой Анатолия Папанова в кинофильме «Бриллиантовая рука», «зато дешево, надежно и практично». Действительно, у некоторых собственников, реализовавших какую-то незначительную часть превентивных защитных мероприятий, появляется уверенность, что теперь их активы неуязвимы и защищены в соответствии с буквой закона. В данном случае заблуждение состоит в том, что проведение упреждающих шагов по защите собственности – это не разовая мера. Это постоянный процесс. Претерпели изменения условия хозяйствования, необходимо сразу же пересматривать все выставленные заслоны: возможно, некоторые из них потеряют свою актуальность, а значит, автоматически становятся болевой точкой на теле предприятия. А часть защитных мер со временем может пойти вразрез с новыми требованиями законодательства, соответственно, их также следует чем-то заменить.
   И наконец, самое главное заблуждение. Кто вам сказал, что захват будет строиться на каких-то морально-этических принципах? Естественно, существует уже устоявшаяся классификация поглощений (рис. 2). При этом «белыми» могут быть только поглощения, если же используются «серые» и «черные» схемы, то это, скорее, захваты.

   Рис. 2. Классификация поглощений

   При нападении рейдер выбирает захват того или иного «цвета» либо комбинирует эти два типа захвата, исходя из двух основных критериев – времени и денег. То есть если захватчику стало известно, что на предприятии была проведена дополнительная эмиссия с нарушением действующих норм законодательства, это вовсе не значит, что он моментально бросится оспаривать незаконные действия и добиваться ее отмены через суд. Может быть, в данном случае можно эффективно (дешевле и быстрее) использовать другие методы воздействия на собственников. Чтобы не быть голословными, приведем пример (рис. 3).

   Рис. 3. Захват с использованием незаконных схем

   Давайте проанализируем структуру собственности предприятия и задачу, стоявшую перед рейдерами. Забегая вперед, можно сказать, что выбранная структура собственности (ее построение будет рассматриваться более подробно в следующих главах) достаточно эффективна. В данном случае акционеры позаботились о том, чтобы не класть все яйца в одну корзину: одному ОАО принадлежит завод, другому – торговая марка и патенты на технологии производства, используемые на заводе, а ЗАО владеет активом, никак не связанным с производством, – пакетом акций предприятия, «голубых фишек», рыночная стоимость пакета составляет 600 млн руб. При этом существует холдинг, который выполняет контролирующие и координирующие функции. Перед захватчиком была поставлена задача: захватить завод. Цель – перепродажа принадлежащей ему недвижимости и земельного участка.
   Итак, если бы перед рейдерами стояла задача захватить завод, чтобы в дальнейшем использовать его по профилю, то они столкнулись бы с большими трудностями, так как для этого необходимо установить контроль не только над ОАО, которое являлось единоличным собственником завода, но и над ОАО, которому принадлежат торговая марка и патенты. Причем войти в состав участников открытого акционерного общества не представлялось возможным.
   Тем не менее в ходе сбора информации юридического характера удалось установить, что согласно уставу глава правления ЗАО имеет право единолично, без утверждения общим собранием акционеров, заключать любые хозяйственные договора, в том числе и на отчуждение имущества, принадлежащего ЗАО. В итоге рейдеры всего-навсего подкупают главу правления ЗАО, который за солидное вознаграждение отчуждает в пользу подставной компании, аффилированной с захватчиками, пакет акций. Далее рейдеры предлагают собственникам вернуть им пакет акций в обмен на завод. Владельцы были вынуждены принять это условие, так как посчитали, что завод стоит дешевле.
   Обратите внимание, ни о какой этичности речи и не было – чистейшей воды подкуп должностного лица и шантаж. То есть главное – найти брешь в обороне, и желательно не одну, а потом эффективно ее использовать.
   Ну и раз уж разговор коснулся того, что компания-агрессор собирает массу различной информации о компании-цели, давайте рассмотрим виды собираемой информации более подробно. Рейдеры собирают два типа сведений: юридическую информацию и данные личного и делового характера.
   К информации юридического характера относятся:
   • учредительные документы;
   • документы, подтверждающие кредиторскую и дебиторскую задолженности;
   • документы об истории приватизации и проведения эмиссий акций;
   • внутренние положения и регламенты;
   • сведения о фактических обстоятельствах проведения эмиссий;
   • документы, дающие представление о существующей структуре собственности;
   • правоустанавливающие документы на недвижимость, землю, нематериальные активы (НМА).
   Особое внимание уделяется документам, в которых прописаны порядок принятия решений органами управления, их компетенции и порядок приобретения/отчуждения прав на недвижимость и землю.
   Информация личного и делового характера содержит данные о:
   • неформальных интересах менеджеров и мажоритарных акционеров;
   • взаимоотношениях в коллективе, в частности между топ-менеджментом и собственниками;
   • наличии в трудовом коллективе неформальных лидеров и «вечно недовольных»;
   • возможных очагах конфликтов;
   • партнерах, поставщиках, кредиторах, покупателях.
   Далее, после того как аналитический отдел компании-агрессора провел сбор и предварительную обработку информации о компании-цели, на арену выходит следующая структурная единица захватчика – юридический отдел. Его задача – анализ полученной информации и разработка стратегических и тактических мероприятий, а также юридическое сопровождение деятельности других подразделений компании-рейдера. И только теперь начинается непосредственный захват, который осуществляется отделом по реализации проектов. В завершающей стадии основные функции ложатся на плечи службы безопасности компании-рейдера. В ее задачи входит обеспечение безопасности и легальности владения захваченным объектом. При возникновении каких-либо недоразумений к работе снова может подключаться юридический отдел либо отдел по реализации проектов – в зависимости от того, какого рода проблемы возникли.
   Вот примерно по такой схеме действует компания-рейдер. В общем, какая там этичность, только холодный расчет – это же бизнес!

Раздел 2
Захваты бывают разные



Введение

   После того как информация собрана, наступает этап ее анализа. Анализ информации позволяет определить наиболее слабые места предприятия и спланировать нападение, взяв на вооружение найденные в обороне прорехи. Принято выделять следующие основные способы захвата предприятия: установление контроля над акционерным капиталом, использование кредиторской задолженности или оспаривание законности приватизации. И естественно, существует множество различных комбинаций вышеперечисленных способов в зависимости от выводов, сделанных специалистами аналитического отдела компании-агрессора.
   Причем каждый из способов захвата в свою очередь делится на более мелкие тактические приемы. К примеру, кредиторскую задолженность рейдер может консолидировать в своих руках, скупив ее, чтобы далее инициировать процедуру банкротства, либо же он может искусственно создать задолженность, а уж затем начать банкротить предприятие. Но какие-то методы захвата со временем отмирают, и агрессорам приходится разрабатывать новые варианты действий, еще более изощренные, чем существовавшие до этого. Так, захват собственности путем скупки акций с каждым днем становится все менее актуальным, потому что акционерных обществ с распыленным акционерным капиталом уже практически не осталось. В то же время появился такой способ захвата предприятия, как установление контроля над его нематериальными активами. Рейдеры стали также намного лучше разбираться в международном праве и законодательстве отдельных стран, в первую очередь – в законодательстве офшорных юрисдикций. Именно через бреши в чужом законодательстве появилась возможность провести ряд захватов корпоративной собственности, расположенной на территории России.
   В следующих главах на реальных примерах мы более подробно рассмотрим отдельные варианты захватов предприятий. Однако в связи с соблюдением профессиональной этики в приведенных примерах не будут указываться названия компаний-участниц. На страницах книги мы также не собираемся описывать экономические выгоды рейдеров. Дело в том, что на проводимых нами семинарах участники очень часто задают одни и те же вопросы. Всех интересует, во сколько обошлась рейдерам реализация той или иной стратегии по захвату предприятия и сколько они на этом заработали. Цель этой книги – не пробудить желание бизнесменов вступить на зыбкую дорожку рейдерства, рассказав, как это выгодно, и акцентируя внимание на том, что такую прибыльность не сможет обеспечить ни один вид бизнеса. Наша задача – предупредить предпринимателей об угрожающих им опасностях и рассказать о способах превентивной защиты от них.
   Приведем следующую неутешительную статистику: за последние шесть лет в странах СНГ, в том числе и в России, было совершено 10 000 захватов предприятий, при этом в 567 случаях не обошлось без убийств. И мы уверены, что эти официальные данные всего лишь вершина айсберга – на самом деле они далеко не окончательные.

Глава 4
Захват через акционерный капитал

Лю Цзи[2]
   Данный способ захвата говорит сам за себя: основная задача рейдеров – консолидировать как минимум контрольный пакет акций. Если сложившаяся ситуация будет способствовать дальнейшему аккумулированию акций, то агрессор может довести скупку до логического конца, сосредоточив у себя на руках более 75 % акций, что фактически дает ему безграничные возможности для беспрепятственного распоряжения активами захваченной компании. Для того чтобы захватить предприятие через его акционерный капитал, рейдер может использовать массу инструментов. Скупка акций – это способ, который, как говорится, лежит на поверхности. То есть если после анализа собранной информации о компании-мишени выясняется, что ее акционерный капитал распылен среди значительного числа акционеров и нет ни одного акционера, владеющего сколько-нибудь значимым пакетом, и при этом активы компании недооценены, а акции не имеют рыночной оценки, то, вероятнее всего, будет принято решение провести скупку акций.
   Однако основная задача агрессоров – не консолидировать максимально возможный пакет акций в одних руках, потому что это только инструмент, а провести смену управляющих органов предприятия, так как зачастую именно органы управления имеют право распоряжаться имуществом предприятия. Поэтому скупка сопровождается следующими тактическими приемами:
   • создание конфликта между акционерами;
   • вытеснение мелких акционеров;
   • блокирование пакета акций;
   • внесение в устав «правильных» формулировок;
   • манипуляции с реестром акционеров;
   • «смена» номинальных акционеров и органов управления.
   Представьте себе стандартное акционерное общество с акционерным капиталом, распыленным среди членов трудового коллектива, у которых невысокая зарплата и масса социально-бытовых проблем. И вот к этому счастливому обладателю акций предприятия приходят домой покупатели и предлагают ему деньги за бумажку, от которой он не видит никакого проку и за которую даже не рассчитывал столько получить. Дальше больше: если держателю акций пообещать, что за каждого приведенного им акционера, согласного продать свои акции, он будет получать вознаграждение, то рейдеру останется только успевать рассчитываться с продавцами. Не забывайте, что представители компании-агрессора – это не бритоголовые мальчики с узкими лбами, а профессионалы. Обычно скупку акций проводят люди с недюжинными психоаналитическими способностями, и убеждают они не только деньгами. Одним словом, найти ключик к среднестатистическому российскому акционеру для них не составит труда.
   Некоторые руководители компаний полагают, что члены трудового коллектива, одновременно являющиеся и акционерами, ни за какие деньги не предадут свое родное предприятие. Но при этом почему-то не задумываются о том, сделало ли предприятие что-нибудь для своих работников, завоевало ли лояльное расположение сотрудников. Если вы как управленец полагаетесь только на свою харизму и административный ресурс, который можно описать формулой «продашь – уволю», то знайте, что ваши шансы на победу незначительны. Кроме того, если вы кого-то уволите без соблюдения положений трудового законодательства – лишь бы отомстить «предателю», то для рейдера это еще один дополнительный повод обратиться в суд.
   На самом деле история корпоративных войн полна случаев, когда административный ресурс срабатывал. Взять, к примеру, войну двух пивных гигантов. Пивовару-агрессору так и не удалось завладеть даже блокирующим пакетом компании-мишени. А ведь захватчик предлагал баснословные деньги за одну акцию. Однако предприятие-мишень было не из последнего десятка, и каждый работник десять раз подумал, что ему выгоднее: сохранить рабочее место или разово получить солидную сумму. Но такое поведение скорее исключение, чем правило. Чаще все же топ-менеджменту достаточно сложно убедить человека не продавать акции, взывая к здравому смыслу, в то время как захватчик предлагает живые деньги.
   Однако практически в 90 % случаев, используя только скупку акций, рейдер не добьется желаемого результата – установления контроля над предприятием и смены органов управления. Поэтому в арсенале захватчика существует еще множество тактических приемов, которыми постоянно сопровождают скупку акций.
   Относительно простым является создание конфликтной ситуации между акционерами. Применяется этот прием в следующих случаях. Например, акционерный капитал распределен среди пяти-шести акционеров. Как вы понимаете, компании-агрессору в таких условиях организовать массовую скупку акций не представляется возможным, а ему это необходимо. Второй распространенный случай применения данной манипуляционной технологии – захватчик скупил определенный пакет акций среди миноритариев, но дальнейшая скупка затруднена. Вот и приходится вносить раздор в отношения мажоритарных акционеров. Задача агрессора – привлечь «обиженных» мажоритариев на свою сторону. При этом не важно, кто себя будет считать «униженным и оскорбленным» в искусственно созданной конфликтной ситуации, главное – психологически подготовить переход на сторону нападающей.
   Переход можно осуществить несколькими способами: акционер продает свой пакет захватчику, выдает на представителя агрессора доверенность на участие в общем собрании акционеров либо лично присутствует на собрании и голосует за решения, выгодные нападающей стороне. Последний вариант наименее затратный для агрессора, но максимально опасный: а вдруг в последний момент «обиженный» изменит свою точку зрения и проголосует против решения, нужного захватчикам? Кроме того, переметнувшийся акционер может заболеть и не прийти на собрание либо при закрытом голосовании нечаянно испортить свой бюллетень. В результате подобных случайностей нападающая компания рискует не достичь своих целей. Поэтому профессиональный агрессор всегда старается избегать таких превратностей судьбы и берет бразды правления только в свои руки.
   Существуют различные методы создания конфликтной ситуации. Например, заместителю председателя правления, обладающему значительным пакетом акций и/ или влиянием на акционеров – работников предприятия, захватчики обещают повышение в должности и сохранение за ним поста председателя правления на ближайшие несколько лет. При этом он должен оказывать рейдерам содействие. В обмен захватчики обещают купить его пакет акций по хорошей цене. После некоторых раздумий заместитель главы правления соглашается на такое выгодное предложение, тем более он знает, какую власть имеет на этом предприятии глава правления. Но рейдеры, сделав такое заманчивое предложение, не сказали всей правды. Зампред действительно займет пост председателя правления, но при этом в устав будут внесены некоторые изменения, ограничивающие власть нового председателя. В результате он становится номинальным топом без каких-либо прав. Причем это произойдет при оптимистическом варианте развития событий. При пессимистическом сразу же после захвата предприятие будет распродано по частям, и кто будет председателем правления, не имеет никакого значения.
   Теперь давайте рассмотрим пример, сочетающий в себе скупку акций, использование административного ресурса и создание конфликтной ситуации между топ-менеджерами предприятия, являющимися собственниками небольших пакетов акций (рис. 4).
   Один российский холдинг по производству плодоовощных консервов заинтересовался белорусским автотранспортным предприятием, созданным в виде ЗАО. Данное АТП было выбрано холдингом по следующим причинам: удобное месторасположение по отношению к основным магистралям, обновленный автопарк и достаточно развитая авторемонтная база предприятия. Цель – установление контроля над предприятием, развитие собственной автотранспортной базы для поставок продукции в другие области страны.
   Изначально представители холдинга попытались договориться с топ-менеджментом предприятия по-хорошему. Однако руководство не приняло предложения. В итоге собственники холдинга решили не упускать понравившееся АТП и провести операцию недружественного поглощения. В состав холдинга входила инвестиционная компания, основным предназначением которой было проведение операций по приобретению активов. Фактически это была карманная компания-рейдер. Копию реестра акционеров захватчики приобрели у одного из работников предприятия. При этом согласно должностной инструкции он не имел права доступа к такого рода документам, однако в ЗАО не была налажена система безопасности и контроля доступа к конфиденциальной информации. После анализа структуры собственности АТП было принято решение организовать скупку акций миноритарных акционеров – не работников предприятия, чтобы до поры до времени сам факт скупки оставался тайной для руководства ЗАО.

   Рис. 4. Захват путем скупки акций и создания конфликтной ситуации между топ-менеджерами

   В ходе достаточно активно развернувшейся операции по скупке акций среди акционеров – не работников предприятия возникли некоторые трудности. Основной загвоздкой стало то, что в реестре оказалось много «мертвых душ» (умерших акционеров или выехавших на ПМЖ за рубеж) и несовершеннолетних акционеров. Для переоформления прав собственности на акции умерших акционеров рейдерам необходимо было найти наследников, потом помочь им провести процедуру наследования и только затем выкупить акции. С «малолетними» акционерами дела также обстояли не лучше, так как требовалось получение разрешения на продажу от опекунского совета. В итоге, «пропылесосив» этот сегмент собственников акций ЗАО, рейдер собрал примерно 18 % акций, чего явно недостаточно для проведения структурных преобразований.
   При попытке скупить акции у коллектива предприятия компании-агрессору изначально не удалось преодолеть административный ресурс. Так, работники предприятия боялись под страхом увольнения продавать пакеты акций, принадлежащие им и членам их семей. При этом руководство ЗАО решило не выкупать акции у работников: последние при получении зарплаты были обязаны подписать доверенность, дающую право кому-либо из управленцев ЗАО голосовать на общем собрании акционеров. В результате такой нехитрой манипуляции руководству ЗАО удалось консолидировать более 60 % акций и застраховать себя от агрессивных действий захватчиков. И на внеочередном общем собрании акционеров, инициированном рейдерами как акционерами, владеющими более 10 % акций, перевес был на стороне топ-менеджмента АТП. Однако удержать контроль в своих руках ему не удалось.
   Работник предприятия подписывал доверенность на право голосовать на общем собрании акционеров принадлежащими ему акциями, но он и дальше имел право ими беспрепятственно распоряжаться. Поэтому, выдав доверенность и тем самым убедив руководство в своей лояльности, сотрудник АТП шел к рейдеру и продавал акции. О подлоге менеджеры АТП узнали только на следующем собрании акционеров, когда представитель рейдеров зарегистрировался, и стало понятно, что ему принадлежит около 30 % акций ЗАО. Но и на этом собрании захватчикам не хватило имеющегося пакета, чтобы «протянуть» нужные решения, в первую очередь смену органов управления.
   Сообразив, что запахло жареным, а неумелое использование административного ресурса не принесло желаемых результатов, правление ЗАО приняло решение о начале параллельной скупки акций у работников предприятия. Однако дело не заладилось, так как акционеры предприятия, увидев, какая нешуточная развернулась борьба, решили повременить с продажей принадлежащих им акций кому бы то ни было. В ходе трехмесячной скупки стоимость акций увеличилась с 20 до 50 номиналов. Поэтому скупка акций была заблокирована самими же акционерами: рейдеры не собирались платить за акции больше, так как для них скупка потеряла бы суть, а руководство АТП априори не располагало такими деньгами. Тем не менее, ведя вялотекущую скупку, захватчики медленно, но уверенно приближались к отметке в 40 %. В то же время топ-менеджмент предприятия установил контроль (путем скупки либо сбора доверенностей) также примерно над 40 % акций. В «свободном плавании» оставалось около 20 %, из них примерно 10–15 % могли принять участие в ближайшем собрании акционеров, но трудно было определить, чью сторону займут акционеры, владеющие этими акциями.
   В сложившейся ситуации руководство ЗАО принимает решение саботировать внеочередное собрание акционеров, снова созванное рейдером, и не регистрируется. В итоге собрание не состоялось из-за отсутствия кворума. Но захватчики не теряли времени зря: все это время велась «разъяснительная» работа с заместителем председателя правления, который был одним из самых ярых приспешников главы правления. Что сделали рейдеры? Во-первых, запустили «утку», что зампред тайно им помогает. Слухи, естественно, дошли до главы правления, и между главой и его замом пробежала кошка. На фоне этого личностного конфликта рейдеры убеждают зама сотрудничать с ними и обещают избрать его председателем правления, но для этого заму необходимо снова войти в доверие к главе правления и настоять на необходимости проведения внеочередного собрания.
   Зампред справился со своей задачей на «отлично»: председатель правления поверил в невиновность зама и согласился на проведение незапланированного собрания. Вы спросите, как удалось убедить главу правления в необходимости проведения собрания, если расстановка сил не изменилась? Очень просто: захватчики на повестку дня внеочередного собрания, кроме вопросов переизбрания органов управления, выносят вопрос о проведении дополнительной эмиссии (причем ставят этот вопрос первым в повестке дня). Зампред «объясняет» своему боссу, что этот вопрос выгоден и самому ЗАО, но для его принятия требуется не менее 75 % + 1 акция голосов акционеров, прибывших на собрание. То есть поодиночке ни рейдеры, ни АТП не смогут «протянуть» это решение. А так как этот вопрос стоит первым в повестке дня, то он принимается, а по остальным вопросам руководство АТП голосует «против» (на тот момент у АТП было на несколько процентов акций больше, чем у рейдеров, а для принятия решения о переизбрании органов управления требуется простое большинство). Главу правления уверили также в том, что колеблющиеся миноритарные акционеры всегда будут голосовать на стороне АТП, и это дало основание полагать, что руководящие посты не будут потеряны, а затем в ходе проведения закрытой подписки будет «размыт» пакет акций рейдера. При этом 40 % контролируемых руководством акций распределялись примерно поровну между председателем правления, его замом, главным инженером и главбухом АТП.
   В день собрания поначалу все так и происходило, как прогнозировал заместитель главы правления: кворум для проведения собрания был зарегистрирован, вопрос о проведении дополнительной эмиссии принят… Ну а дальше началось «непредвиденное»: в процессе голосования по вопросам повестки дня о смене органов управления зампред «неожиданно» выступает на стороне захватчиков. Все, теперь, как говорится, дело в шляпе. Естественно, бывшие топ-менеджеры АТП не сдались, а начали «бомбить» суд различными исковыми заявлениями о неправомочных действиях агрессора. Но, как известно, после драки кулаками не машут. Рейдеры достигли поставленных задач – смена руководства произошла. В дальнейшем задача агрессоров состояла в фиксации достигнутой ситуации и вытеснении мелких акционеров. Кстати, кто-то может возразить, что, согласно закону, акции ЗАО не могут быть в свободном обращении. Действительно, такая норма существует на бумаге, но, как видите, на практике она не стала непреодолимой преградой для рейдеров.
   Итак, мы с вами плавно перешли к следующему тактическому приему – вытеснению мелких акционеров. Этот метод используется рейдерами в первую очередь в том случае, когда ситуация нестабильна и может последовать перераспределение сил не в их пользу. Если вернемся к приведенному выше примеру, то увидим, что компания-захватчик на момент установления контроля над предприятием не имела даже контрольного пакета акций. Фактически при определенных условиях она могла потерять контроль над ситуацией. Чтобы этого не произошло, ей было необходимо продолжать военные действия. Первое, что было сделано, – продолжена скупка акций у миноритарных акционеров. После проведения того решающего собрания цена акций моментально упала, но при этом практически все работники были готовы продать принадлежащие им акции, чтобы получить хотя бы какие-то деньги.
   Еще одним шагом по вытеснению миноритариев считается проведение дополнительной эмиссии, в результате которой мелкие пакеты акций становятся совсем мизерными. В данном случае подразумевается, что акции дополнительной эмиссии будут приобретены рейдерами либо аффилированными с ними структурами.
   Достаточно распространенным действием захватчиков во время корпоративного конфликта является также блокировка пакета акций. Данный прием используется и при нестабильной ситуации. Для иллюстрации обратимся к следующему примеру.
   Предметом интереса захватчиков стал земельный участок в центральной части города, числившийся на балансе у одной крупной типографии (предприятие существовало в виде ОАО). Установить контроль над приглянувшейся землей было решено путем скупки акций типографии. Но первоначальный план не сработал, и в ходе скупки получилась следующая расстановка сил: захватчики смогли приобрести 42 % акций, 26 % принадлежат топ-менеджменту, 28 % – некоему ООО, аффилированному с руководством компании-мишени, и 4 % акций осталось у работников предприятия (рис. 5). Снова позиция топ-менеджмента выглядит достаточно прочной, тем более что и работники предприятия были лояльно настроены к руководству. Рейдеры инициируют внеочередное собрание, на повестке дня которого переизбрание органов управления предприятием. Руководство типографии накануне собрания согласовывает с представителем ООО варианты голосования по вопросам повестки дня, и с легкой душой на следующий день все идут на собрание. Однако в ходе регистрации по месту проведения собрания появляются судебные исполнители с предписанием суда, запрещающим ООО голосовать принадлежащими ему акциями. Причем правоохранители появились в зале регистрации как раз в тот момент, когда все топ-менеджеры предприятия уже зарегистрировались, а представитель ООО – нет, то есть кворум был собран. В том случае, если бы не зарегистрировалась хотя бы часть руководителей, проведение собрания было бы невозможно. А в данном случае при голосовании перевес оказался на стороне захватчика, который безболезненно сменил всех представителей в органах управления на нужных ему людей.

   Рис. 5. Структура собственности типографии после нападения агрессоров и скупки акций
   

notes

Примечания

1

2

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →