Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Более 90 \% всей черной смородины, выращенной в Британии, идет на производство напитка «Райбина».

Еще   [X]

 0 

Научный риск (введение в анализ) (Живетин Владимир)

Работа посвящена проблемам обоснования показателей научного риска в естествознании, построению вторичных показателей достоверности научных знаний. Предназначена для студентов университетов, занимающихся проблемами социальной среды, устойчивого развития, развития ноосферы, макро- и микроэкономики.

Год издания: 2008

Цена: 149 руб.



С книгой «Научный риск (введение в анализ)» также читают:

Предпросмотр книги «Научный риск (введение в анализ)»

Научный риск (введение в анализ)

   Работа посвящена проблемам обоснования показателей научного риска в естествознании, построению вторичных показателей достоверности научных знаний. Предназначена для студентов университетов, занимающихся проблемами социальной среды, устойчивого развития, развития ноосферы, макро- и микроэкономики.


В.Б. Живетин Научный риск (введение в анализ) Том 3

   Научный редактор: А.М. Елизаров, д-р физ. – мат. наук, проф.
   Рецензент: А.Г. Спиркин, чл. – корр. Российской академии наук.

О серии «Риски и безопасность человеческой деятельности»

   Исследования и анализ риска служат основой для принятия решений практически во всех сферах человеческой деятельности. В зарубежных развитых странах идет активный процесс организации научно-исследовательских институтов, факультетов в университетах, специализированных научных и учебных центров по анализу риска. Благодаря значительному прогрессу, достигнутому за последние десятилетия в области теории риска, это новое междисциплинарное научное направление практически выделилось в самостоятельную дисциплину. И это не дань моде, а естественный процесс, предопределенный современными условиями и тенденциями развития мирового сообщества.
   Человечество прошло великий путь, достигло высоких результатов в своей деятельности и при этом пережило и продолжает переживать великое множество трагедий. Многие из них происходят из-за амбиций отдельных светских и религиозных деятелей и властителей и утопических теорий построения общества, начиная от первых цивилизаций, заканчивая эпохой Нового времени, когда на планете проявились мощные духовные утопии, обусловливая не менее мощные материальные потери. Сюда относятся как государственные системы, так и способы их обустройства, мораль и этика, знания, другие человеческие ценности, реализованные в процессе человеческой деятельности.
   Противопоставляя друг другу религию, философию и науку, мы часто забываем их родство. Для того чтобы иметь полные знания, осмыслить проблему достоверности знаний, необходимо изучать их во взаимосвязи, взаимозависимости, когда ошибки одной подсистемы общей системы знаний преобразуются, видоизменяются другой. Уничтожение одной из подсистем создает условия для усиления ошибок другой. При этом возрастают потери не только отдельных подсистем, но и системы в целом.
   Задача состоит в оценке имеющихся или вновь накопленных знаний, их достоверности, в разработке критериев, с помощью которых можно количественно оценить потери, сопутствующие применению полученных недостоверных знаний при создании материальной культуры. Ведущая роль при этом принадлежит духовной культуре, пониманию, осознанию себя.
   В последнее время человек в научном познании, технике расширяет свои знания, а во внутреннем мире, духовной, моральной культуре – теряет, становится рабом своих неуемных желаний и жадности. В жизни отдельной личности и человечества в целом роль различных ошибок возрастает, и возрастают потери от этих ошибок, следовательно, роль риска в человеческой деятельности становится существенной.
   Основы деятельности человека формируются его интеллектуальной системой, а реализуются во внешней и во внутренней средах. Во внутренней среде деятельность направлена на совершенствование своей интеллектуальной системы; во внешней среде – на совершенствование социальной системы, где реализуются процессы его жизнедеятельности.
   Интеллектуальная система человека как источник планомерного формирования умственных действий и их микроструктурного анализа в процессе познавательной и исполнительной деятельности включает деятельностное опосредствование межличностных отношений.
   Человеческой деятельности свойственна развитая форма предметности, проявляющаяся в социальной обусловленности деятельности человека, ее связи со значениями, фиксированными в закрепленных в орудиях и схемах действиях, понятиях языка, социальных ролях, ценностях, социальных нормах. Субъективность деятельности обусловлена прошлым опытом психического образа, потребностями, установками, эмоциями, целями, мотивами, определяющими направленность и избирательность деятельности.
   Три уровня синтеза и анализа деятельности человека:
   – генетический;
   – структурно-функциональный;
   – динамический.
   Деятельность, с учетом сказанного, представляет собой динамическую систему, которая находится в постоянном изменении и обусловлена: активностью, обеспечивающей саморазвитие деятельности и возникновение ее новых форм; установкой, обусловливающей устойчивый характер целенаправленной деятельности в постоянно изменяющихся условиях среды.
   Указанным свойствам человеческой деятельности как динамической системы посвящены работы:
   – физиологии активности (Н.А. Бернштейн);
   – функциональных систем (П.К. Анохин);
   – системной организации высших корковых функций (А.Р. Лурия).
   Возможны следующие варианты реализации деятельности в своих крайностях:
   – деятельность по реализации, привнесенной извне программы (приказа), которую в Древней Греции называли «noietis»;
   – деятельность субъекта, выступающего одновременно и субъектом целеполагания, и субъектом реализации данной цели (целедостижения, целереализации), которая в Греции называлась «chretis», а ее творческая разновидность – «praxis».
   В современной философии деятельность разделяется по предметному критерию:
   1) материальная деятельность, которая реализуется в процессе взаимодействия человека и природы в контексте производства;
   2) социальная деятельность, как реализующаяся в процессе влияния человека на социальные процессы и организацию общественной жизни;
   3) духовная деятельность, реализуемая интеллектуальной системой человека при создании системы знаний для реализации процессов жизнедеятельности.
   В современной социальной среде актуальна проблема синтеза структур, обусловленная объективными и субъективными аспектами социальной жизни, формируемой на макро- и микроуровнях во взаимодействии структуры и деятельности. Во всех случаях ученые стремились к решению проблемы структурнофункционального синтеза систем, реализованных в процессе человеческой деятельности. В качестве таких систем выступают: общество, социальная, эгосферная системы и т. д.
   В монографии создаются структурно-функциональные основы моделирования человеческой деятельности в различных сферах жизнедеятельности. Это позволяет разделить исследование проблемы рисков и безопасности человеческой деятельности как динамической системы по сферам жизнедеятельности, взаимосвязанных на структурно-функциональной основе, включающей структурно-функциональный синтез и анализ.
   В многотомной монографии представлены разработанные автором теоретические основы анализа, прогнозирования и управления рисками и безопасностью человеческой деятельности на уровне математического моделирования в следующих областях на уровне систем.
   Эгосферные системы (четыре тома):
   1. Человеческие риски.
   2. Эгосферные риски.
   3. Риски интеллектуальной деятельности.
   4. Эгодиагностические риски.
   Социальные системы (пять томов):
   1. Социосферные риски.
   2. Ноосферные риски систем власти.
   3. Теосферные риски религиозных систем.
   4. Биосферные риски.
   5. Риски цивилизаций.
   Экономические системы (четыре тома):
   1. Экономические риски и безопасность.
   2. Введение в анализ риска.
   3. Риски и безопасность рыночных систем.
   4. Риски и безопасность экономических систем.
   Технико-экономические системы (пять томов):
   1. Технические риски.
   2. Риски и безопасность авиационных систем. Макроавиационные системы.
   3. Риски и безопасность авиационных систем. Микроавиационные системы.
   4. Риски и безопасность авиационных систем. Безопасный полет. Аэромеханический контроль.
   5. Риски и безопасность авиационных систем. Безопасность полета вертолета. Аэромеханический контроль.
   Системы научных знаний (три тома):
   1. Научные риски.
   2. Введение в теорию риска и безопасности.
   3. Математические знания: системы, структуры, риски.

   Представленную монографию следует рассматривать как нуждающуюся в дальнейшем осмыслении и углублении. Особая роль, по мнению автора, принадлежит духовной сфере, духовным рискам, управление которыми возможно путем единения духовного, которое позволяет реализовать устойчивое развитие ноосферы человечества.

Введение

   Человечество совершило великое множество ошибок, принимало и внедряло в жизнь ошибочные теории построения общества, начиная от первых цивилизаций и заканчивая эпохой Нового времени, когда на планете проявились мощные духовные ошибки как в государственных системах, так и в способах их обустройства, морали, этики и знаниях. Во главе всех этих процессов стояли религия, философия и наука – творения одного существа: человека, что обусловливает родство этих сфер деятельности.
   Сегодня, противопоставляя друг другу религию, философию и науку, мы часто забываем их родство. Для того чтобы иметь полные знания, осмыслить проблему достоверности знаний, необходимо изучать их во взаимосвязи, взаимозависимости, когда ошибки одной подсистемы общей системы человечества преобразуются, видоизменяются другой и при этом уменьшаются. Уничтожение одной из подсистем создает условия для усиления ошибок другой. При этом возрастают потери не только отдельных подсистем, но и системы в целом.
   С учетом сказанного, отрицая религию или философию, мы отрицаем свое прошлое. Необходимо с вершин современных знаний изучать путь, пройденный человечеством, чтобы оценить каждый этап этого пути, правильность выбранного пути, допущенные ошибки и возможность их исправления. Конечно, нам трудно познать истины, так как ошибки неизбежны, но стремление познать их, оценить их роль в жизни человечества – неистребимо. Ничто не может уничтожить у сильного духом человека стремления к истине, – ни религия, ни власть, в том числе сталинизм, не смогли этого совершить.
   Задача нашего исследования состоит в оценке имеющихся или вновь накопленных знаний, их достоверности, в разработке критериев, с помощью которых можно количественно оценить потери, сопутствующие применению полученных недостоверных знаний при создании материальной культуры. Ведущая роль при этом принадлежит духовной культуре, осознание которой связано с ноосферой. Понятие ноосферы было введено В.В. Зеньковским [25] и В.И. Вернадским [11]. Первый считал, что это есть духовная жизнь человека, второй полагал, что это духовная жизнь планеты в ее частной форме – научной. Оба ученых вкладывали в это понятие несколько различное смысловое значение: один рассматривал его в приложении к личности, другой – к человечеству; один видел в ноосфере истоки, начала духовной культуры личности, другой – итог научной деятельности всего человечества, его духовной жизни.
   Источником всего является дух: сначала под воздействием души осознается необходимость действий, являющаяся стимулом творческой деятельности, побуждающая углубиться, устремить свой взор в ту или иную область. При этом идеи создаются ноосферой (духом) не под влиянием практической деятельности, а под влиянием душевной энергии.
   В науке, как и во всех областях человеческой жизнедеятельности, в том числе в такой области, как авиация, человеческий фактор есть источник не только находок и приобретений, но и потерь. В науке его исключают посредством эксперимента, в авиации – с помощью бортового оборудования [23]. Однако полностью устранить влияние человеческого фактора невозможно. Исключив человека физиологически, т. е. введя автомат, мы продолжим влияние человеческого фактора через автомат и вновь получим потери, обусловленные человеческим фактором. Но при этом внедрение автомата увеличивает величину потери при уменьшении частоты аварии, катастрофы, которые, как правило, имеют место. При таком способе ликвидации человеческого фактора необходимо тщательно анализировать выигрыш в потерях.
   История науки и техники подтверждает тот факт, что полностью исключить потери, обусловленные человеческим фактором, невозможно так же, как в экономике невозможно устранить убытки и иметь только прибыль. При этом в науке каждый ее новый этап характеризуется новыми знаниями, которые вырастают на базе старых, отвергая часть из них, представляющих собой потери (риск) науки прошлого времени.
   Потери, обусловленные ошибками, содержащимися в знаниях, которые признаны научными, оказывают существенное влияние на ту среду жизнедеятельности, где эти знания приложены. По этой причине необходимо разработать методы и средства их оценки, прогнозирования, а там, где это возможно, предотвращения и ограничения. При этом к основным возмущающим факторам, влияющим на научное творчество человека, его научные ошибки, следовательно, и потери, следует отнести:
   – государство (исполнительную и законодательную власти);
   – социальную среду;
   – начальные условия (начальные знания);
   – морально-этическую среду;
   – технику;
   – международное сотрудничество;
   – природную среду;
   – коммуникации.
   С каждым веком человек в науке, технике совершает, на первый взгляд, все менее грубые ошибки. Однако, с учетом резкого преобразования материальной культуры, ее значимости в жизни личности и человечества, роль ошибок возрастает, возрастают потери от этих ошибок, следовательно, роль риска становится определяющей.
   Прежде чем что-то сотворить, проверь, к чему это приведет в будущем, выполнен ли основной принцип – закон человечества, его культуры: «Не навреди!».
   Отличительной чертой развития науки является проникновение математики почти во все области исследования, включая такие исконно гуманитарные, как психология, языковедение. Если на протяжении веков математика служила многим наукам только лишь как инструмент для представления и обработки информации, то теперь она все чаще используется как способ исследования при создании математических моделей, теорий. В результате этого процесса в самостоятельные науки выделились: математическая экономика, математическая лингвистика, математическая психология, позволяющие выражать в количественной форме те отношения, с которыми приходится работать исследователям, применяя методы теории измерения.
   С проблемами теории измерения связаны также специалисты в области управления динамическими системами. Эта область чрезвычайно широка, и в последнее время подобные проблемы возникают в педагогике, искусствометрии.
   В данной работе изучению подлежат: человек как эгосистема и приведенная совокупность факторов, под влиянием которых, согласно постулату Н.Г. Четаева, формируется научный риск.
   Величие науки, как сказал В.И. Вернадский, заключалось в том, что «ее содержание не ограничивается научными теориями, гипотезами, моделями, создаваемой ими картиной мира: в основе она, главным образом, состоит из научных фактов и их эмпирических обобщений, и главное – живым содержанием является в ней научная работа живых людей» [11].
   Объединение людей – не самоцель, но средство уменьшения потерь в любой области, в том числе и науке. Не согласие, но вера объединяет людей. Научное мировоззрение живет и поддерживается совокупностью тех людей, которые создали его, верят в него, а также «еретиков», сомневающихся в нем, бунтарей, творящих новое мировоззрение, новые идеи, мысли, учения. Все они живут на одной планете, ошибаясь и доказывая свою правоту.
   В настоящей работе предпринята попытка объединить знания гуманитариев и естественников при рассмотрении проблемы риска, обусловленного их ошибками. Сделана попытка установить эти ошибки, оценить их взаимное влияние, их роль в жизни личности и человечества в целом с помощью качественных и количественных показателей риска.

Глава I. О достоверности научных знаний

1.1. Наука и абстрактные объекты

1.1.1. Мир абстрактных объектов

   Общепризнано, что целью изучения физического мира является создание духовной и материальной культур (рис. 1.1). Как только мы сказали, что наша цель – изучение природы, то сразу же признали ее роль как Учителя, а также наше несовершенство, нашу потребность в знаниях и необходимость учиться у природы. И если мы продолжаем настаивать, что человек – царь природы, то опускаемся до уровня марксистов, утверждающих господство в обществе дилетантов, но не профессионалов.

   Рис. 1.1

   Признав первичной природу, мы получаем следующую схему жизнедеятельности: познавая, изучая природу, мы создаем мир абстрактных объектов, духовный мир (духовную культуру), и только создав его, можем сотворить предмет, явление или процесс искусственного происхождения, отвечающий реальному положению дел, с помощью технической среды и технологических процессов, составляющих часть материальной культуры – мир искусственных объектов. Можно выбрать путь, предложенный Энгельсом, и принять иную исходную позицию, изображенную на рис. 1.2. В этом случае мы будем утверждать, что людей надо силой вести в рай: сначала в материальный достаток – коммунизм, потом создавать духовный мир человека. Именно так создавалась теория агрессивного марксизма в конце XIX и начале XX веков, когда рабочий класс отказался вооружаться и строиться под знаменами Интернационала и уничтожать более инициативных людей всего мира.
   Сначала под воздействием души должен созреть дух, затем по его командам ум должен сформировать действие тела, например взять палку и использовать ее как орудие труда, потом прикрепить к ней камень, разжечь костер и т. д. Если поступать наоборот, когда дух еще не созрел, можно получить только то, что было создано во Франции в 1848 г. и в России в 1917 г. [24].

   Рис. 1.2

   В процессе жизнедеятельности человек постоянно совершенствует духовную и материальную культуру. При этом ему приходится соприкасаться различным образом со следующими сферами жизнедеятельности, каждая из которых, исходя из различных соображений, имеет свое название:
   – среда жизнедеятельности, включая мир вещественных объектов;
   – мир искусственных объектов;
   – мир чувственных объектов;
   – мир абстрактных объектов, включающий мир ноосферных (духовных) объектов.
   Кратко охарактеризуем каждый из этих объектов.
   Среда жизнедеятельности, включая вещественный мир, представляет собой геосферу, биосферу, космос в их единстве, а также совокупность физических (вещественных) объектов различной природы, созданных человеком, в том числе технических, экономических, социальных, среди которых мы реализуем нашу жизнь.
   Мир искусственных объектов включает объекты материальной культуры, созданные человеком в процессе жизнедеятельности за всю историю его существования.
   Мир чувственных объектов представляет собой мир, созданный человеком в процессе чувственного восприятия физического и искусственного миров, в том числе с помощью информационных моделей, их описывающих [22, 24].
   Мир абстрактных объектов создан в процессе абстрактного мышления и представлен абстрактными (теоретическими) объектами, моделями, теориями, постулатами, разработанными, в том числе, на основе математических теорий, например, в естествознании для их изучения и развития в мире науки. Эти объекты, как правило, имеют систему с соответствующей структурой и процессы, порожденные этой системой. Этот мир создается, прежде всего, ноосферой человека, в которой и с помощью которой человек творит новые идеи, мысли, представляющие в том или ином приближении мир духовных объектов.
   При этом мы должны констатировать тот факт, что ноосферные объекты создавались, создаются и, по-видимому, будут создаваться без непосредственного участия, управления со стороны человека. Можно сказать, что процесс создания новых идей, мыслей целиком и полностью подвластен, с точки зрения атеиста, Природе, верующего – Богу. Здесь рождается слово, истоком которого являются мысль, идея. Часто эти слова, следовательно, идеи, мысли нами неконтролируемы, не осознаны аналитическим умом в виде моделей, в том числе концептуальных [7, 24].

1.1.2. О погрешностях знаний

   Абстрактные объекты, как правило, связаны с конкретной наукой, и в этом смысле они являются каноническими. Как указано в работе [85], «…разные типы объектов могут являться предметом исследования для, соответственно, разных типов наук и теорий. Каждому типу абстрактных объектов, в принципе, однозначно соответствует, по крайней мере, потенциальный тип науки или же научной теории; каждый тип науки имеет в качестве предмета исследования определенный, однозначно соответствующий ему тип абстрактных объектов».
   По существу, здесь подчеркивается взаимосвязь абстрактных объектов и науки, породившей эти объекты. Для нас не принципиально, что было сначала, главное – связь между различными абстрактными объектами, какова структура этой связи, ибо здесь закладываются научные ошибки и соответствующие им научные риски.
   Приведем различные способы деления на классы абстрактных объектов, связанных с конкретными науками.
   Абстрактные объекты естественных и гуманитарных наук (макрообъекты).
   Абстрактные объекты науки (микрообъекты).
   Наиболее значимыми являются абстрактные объекты, созданные с помощью математики и математических теорий, которые включают:
   а) содержательно-теоретические, созданные:
   – классической математикой;
   – интуиционистской математикой;
   – конструктивной математикой;
   б) формульные объекты.
   Рассмотрим некоторые особенности абстрактных объектов.
   I. Объектами исследования интуиционистской математики являются, прежде всего, конструктивные объекты: натуральные объекты, рациональные числа, конечные множества конструктивных объектов. Основными объектами являются последовательности выбора, которые можно представить как функцию F(·), определенную на натуральном ряде и принимающую в качестве значений некоторые абстрактные объекты из некоторого класса (так, например, натуральные числа). При этом F(·) имеет значения, доступные для исследования.
   Последовательности выбора в зависимости от степени информированности (относительно последовательности выбора) разделяют на следующие виды: 1) полностью известен закон образования последовательности выбора, например, в виде алгоритма, тогда такую последовательность выбора называют заданной законом (одна крайность); 2) если в каждый момент времени исследователю известен лишь некоторый начальный отрезок последовательности выбора и нет никакой информации относительно ее дальнейшего поведения, то такие последовательности выбора называются беззаконными (вторая крайность).
   II. Объектами исследования конструктивной математики являются конструктивные процессы и возникающие в результате их выполнения конструктивные объекты. Понятия конструктивного процесса и конструктивного объекта являются первичными. Для конструктивного процесса характерно изменение по шагам согласно четко указанным правилам с элементарными, заведомо отличающимися друг от друга объектами, считающимися неразложимыми в ходе этих процессов. Возникающие в результате фигуры, составленные из исходных элементарных объектов, суть конструктивные объекты.
   III. Классическая математика.
   Характер той или иной математической теории существенно определяется характером абстракций, т. е. мысленного отвлечения от реальности путем идеализации и разнообразных многоступенчатых конструкций – наслоений. При этом суждения об абстрактных объектах, возникающих в результате наслоения далеко идущих идеализаций, требуют разработки особых способов их понимания, так называемую семантику.
   Логический аппарат, допустимый для данной математической теории, зависит от исходных понятий и включает вид математической абстракции, положенной в основу понятий математической теории: классическая, интуиционистская и конструктивная математика.
   Абстрактные объекты, в том числе математические модели, охватывают класс абстрактных (символических) математических объектов. Изучению подлежат:
   1. Объекты содержательно-абстрактные, структурные, теоретические, т. е. отображающие некоторые фундаментальные свойства физических объектов, представленные в виде идеализации высшего порядка.
   2. Структуры: класс неопределяемых объектов (абстрактных, символических, математических), например, числа или векторы и отношения между этими объектами в виде гипотетических правил. Многие отношения могут быть описаны при помощи математических операций (структур), связывающих абстрактные объекты с другими объектами или множеством объектов. Абстрактная модель с ее объектами произвольной природы задается с помощью аксиом, вводящих разрешенные операции, которые задают общие отношения между их результатами. Таким образом, сюда входят объекты и их структуры, созданные в теории множеств, алгебре, теоретической арифметике, теории чисел, математическом анализе.
   Конструктивное определение вводит новую математическую модель: непротиворечивость аксиоматического определения должна быть доказана конструктивным построением примера, удовлетворяющего определяющим независимым аксиомам.
   3. Математические модели, отражающие выбранные свойства физического объекта, когда установлено правило соответствия, связывающее эти свойства и отношения между ними с определенными математическими объектами и отношениями. Так, например, математическими моделями являются системы целых и действительных чисел и евклидова геометрия. Определяющие свойства этих моделей представляют собой в некотором приближении абстракции физических процессов: счет, упорядочение, сравнение, измерение.
   Объекты и операции более общих математических моделей связываются с множеством действительных чисел, которым можно поставить в соответствие результаты физических измерений. Полученные таким образом математические модели с помощью числовых операций включают: линейные векторные пространства и линейные операторы; тензорное исчисление.
   Векторы и линейные операторы представляют физические объекты и операции во многих приложениях. Ряд физических объектов представляется математическими моделями с помощью упорядоченных множеств. Сюда относятся гомоморфизм и изоморфизм, когда математические модели «представляют» соответствующими классами матриц так, что абстрактным математическим операциям соответствуют числовые операции над элементами матриц.
   Представление модели, включающей два или более класса объектов, требует введения системы мер, включающей в себя системы отсчета для каждого класса объектов. К специальным математическим объектам относятся тензоры, задаваемые, как правило, в каждой точке пространства и изменяющиеся от точки к точке этого пространства. Таким образом, тензоры суть функции точки, где точками могут быть элементы различной природы, определяемые системами чисел. Каждый тензор может быть аналитически описан упорядоченной системой функций от координат точки (компонент тензора). Функции строятся так, чтобы введенные с их помощью математические соотношения между тензорами не зависели от конкретного выбора аналитической характеристики.
   Тензорная алгебра изучает абстрактные объекты и модели, являющиеся обобщением объектов и моделей векторных пространств и линейной алгебры. Достоинство тензорного метода – упрощение математической модели изменения сложных количественных характеристик при переходе от одной системы отсчета к другой.
   Введем следующие типы абстрактных объектов:
   1) канонический (структура, система, процесс), модель которого строится канонической наукой и который находится на начальном уровне в иерархии уровней абстракции;
   2) интерканонический, который формируется на стыке разных типов канонических абстрактных объектов и является предметом исследования соответствующих канонических наук;
   3) комплексный, включающий в себя разные типы канонических абстрактных объектов:
   а) комплексные абстрактные объекты, связанные между собой так, что образуют относительно самостоятельное целое;
   б) интеркомплексные абстрактные объекты, включающие в себя несколько объектов, каждый из которых или часть расположены на стыке разных типов канонических абстрактных объектов.
   Введенные на рис. 1.3 сферы жизнедеятельности взаимосвязаны, взаимозависимы и образуют единую систему, создающую продукт научного творчества (духовную культуру), которую назовем «ноосфера – среда».

   Рис. 1.3

   При этом в каждой из подсистем существуют модели от природы (Творца), а также модели, созданные человеком, с помощью которых он творит и рождает все новое для жизнедеятельности. В дальнейшем, с целью изучения научного риска, являющегося продуктом научного творчества, основы которого формируются в подсистеме (5), будем изучать объекты, созданные в этой подсистеме при участии и под воздействием всех остальных подсистем построенной системы.
   С целью изучения мира абстрактных объектов, создаваемого человеком, в том числе формирования количественной оценки потерь, возникающих в процессе его создания, т. е. научного творчества человека, рассмотрим объекты, его наполняющие (рис. 1.4).
   Каждый объект, с которым имеет дело человек, имеет различное описание, начиная с чувственного мира. Так, например, такой технический объект, как самолет, отображается летчиком в процессе его пилотирования в виде концептуальной информационной модели траектории движения, состояния его в трехмерном пространстве, а также состояния систем, его наполняющих [24]. Здесь управляющей информацией является не расстояние до цели (другого объекта), а разность ρ = | x y |, где | x y | – расстояние, например, до точки посадки, определяемое с помощью информационно-аналитического центра человека.

   Рис. 1.4

   Процесс построения искусственных объектов представлен в виде совокупности подсистем (рис. 1.5), в каждой из которых содержатся определенные объекты и их описания. Представленная схема позволяет выделить основные погрешности, свойственные этому процессу, а также влияние внешних возмущающих факторов.

   Рис. 1.5

   Помимо уже обсуждавшихся объектов, на рис. 1.5 представлены следующие подсистемы:
   – подсистема 1 искусственных объектов, созданных на базе математических моделей искусственных объектов (8), построенных в процессе научного творчества;
   – подсистема 4, представляющая совокупность абстрактных объектов, идей, мыслей, сформированных в процессе абстрактного творчества, являющаяся продуктом, созданным на уровне ноосферы человека, с включением основополагающих идей ноосферы человечества;
   – подсистема 5 математических моделей, адекватно отображающих чувственные объекты (3);
   – подсистема 6 моделей абстрактных объектов, их аналитического описания, включающих в себя модели, полученные на основе изучения мира абстракций и только для этого мира, а также для адекватного отображения мира чувственных объектов;
   – подсистема 9 анализа суммарных потерь, возникающих при сравнении свойств и качеств искусственных, абстрактных и вещественных объектов.
   Представленные подсистемы в идеальном виде мы не можем описать в полном объеме, однако такая модель позволяет рассматривать процесс научного творчества, осуществляемого в подсистемах человека, с системных позиций, учитывая, кроме свойств самих подсистем, также роль и место приложения, истоки возникновения как внешних, так и внутренних возмущающих факторов, обусловливающих создание недостоверных научных знаний, объем которых будем обозначать ΔDнз.
   В данном случае каждая из рассмотренных моделей, а также их взаимосвязь, взаимовлияние отображают состояния и изменения изучаемых объектов и включают в себя возмущающие факторы Wi
различной природы, не позволяющие получить истинное знание об изучаемых явлениях, средах, т. е. несущие в себе неопределенность. Суммарная неопределенность научных знаний создается во всех указанных выше моделях (рис. 1.5) и имеет вид

   ΔDнз = f (δ2, δ31, δ32, …, δ8, W1, …, W5).

   Таким образом, объекты и модели абстрактных объектов суть продукт зависимых между собой процессов, протекающих в подсистемах (рис. 1.5), каждая из которых вносит свой вклад в достоверные Dнз, а также в недостоверные ΔDнз научные знания, обусловливая научные риски.

1.2. Качественные показатели научного риска

   I. Наука нередко отвергает правильные теории, делая ложную экспертизу (оценку). Мир науки полон противоречий, не только помогающих ее развитию, но и создающих преграды (согласно существующему научному мировоззрению), о которые разбиваются не только ложные, но даже истинные идеи и мысли.
   Открытие французским биологом Луи Пастером (1822–1895 гг.) природы брожения было отвергнуто Академией медицины. Однако впоследствии он ввел методы асептики и антисептики, став основоположником современной микробиологии и иммунологии. Открытие французским врачом Месмером (1733–1815 гг.) гипноза было отвергнуто «светилами» тогдашней науки.
   Французская академия наук долгое время отвергала существование ископаемого человека, а находки каменных орудий объясняла «игрой природы».
   Лавуазье отверг метеориты как научные объекты. Французская академия наук объявила все найденные метеориты вымыслом, а сам Лавуазье, великий ученый, заклеймил их как «антинаучные». Здесь сработало научное мировоззрение, которое принималось как непреложное и истинное.
   Современная авиация достигла чрезвычайно больших успехов, несмотря на то, что известный астроном своего времени – профессор С. Ньюком (1835–1909 гг.) – математически доказал невозможность создания летательных аппаратов тяжелее воздуха.
   Открытие рентгеновских лучей было встречено в научном мире как невероятное, сказочное событие.
   Современное радио достигло чрезвычайно широкого применения вопреки авторитетному мнению известного ученого Г. Герца, утверждавшего, что это невозможно, так как «для дальней связи потребуются отражатели размером с континент».
   Сегодня многие высокоразвитые страны имеют ядерное оружие, однако во времена его создания ведущие военные эксперты США утверждали, что создание атомной бомбы принципиально невозможно.
   Мы изучаем химический состав небесных тел вопреки утверждению французского философа О. Конта, отрицавшего такую возможность.
   В современной науке признано, что 99 % всей материи Вселенной находится в состоянии плазмы. Понадобилось 30 лет, чтобы научное мировоззрение открыло свои двери и признало право на ее существование.
   В наше время на службе человечества находится большое количество атомных электростанций, но в свое время ряд крупнейших ученых США, в том числе Н. Бор (выдающийся датский физик, создатель квантовой теории атома), считали практическое использование атомной энергии маловероятным.
   Не ставя целью описать все подобные ситуации, приведем слова А. Шопенгауэра (1788–1860 гг.) – немецкого философа-идеалиста: «…каждый принимает конец своего кругозора за конец света». Таким образом, причиной такой ситуации являются не только человеческие страсти, создающие максимализм и экстремизм, хотя и они играют важную роль, но и ограниченность интеллекта отдельной личности, отдельных школ, даже достигших больших научных высот, которые допускают ложную оценку новой теории, новой гипотезы, отвергая их.
   II. Наука принимает ложные теории за истинные, осуществляя ложную оценку. Наиболее показательный и известный пример в этом отношении – теория движения Солнца и Земли. Теория Птолемея, в которой Солнце вращается около Земли, в свое время способствовала развитию системы знаний, хотя и была ошибочна, что было доказано позднее. Впоследствии Коперник разработал новую теорию мироздания, согласно которой Солнце неподвижно, а Земля движется. Сегодня нам известно, что и эта теория не истинна, она содержит ошибку, в каком-то смысле не принципиальную, ибо движется не только Земля, но и Солнце.
   Законы Ньютона казались незыблемыми, а его теория – истинной. Однако сегодня их признают как некоторое приближение к истинным законам (результатам), которые сформулированы Эйнштейном. Именно эти законы сегодня признаются истинными не только во всей механике Ньютона, но и во всей классической механике. В данной работе мы будем неоднократно обращаться к подобным примерам.
   Итак, всякая теория есть условность, отражающая уровень ноосферной (духовной) жизни современного общества. Не только теории, но и полученные человеком законы природы суть не что иное, как условности, которые приняты и существуют до тех пор, пока не будет доказана ограниченность в их применимости, в том числе по причине ошибок, допускаемых при их формулировке.
   Как правило, в большинстве своем научные знания всякой эпохи не могли достичь достоверности, строгой определенности, однозначности и исчерпывающей ясности. При этом в самом строгом научном построении всегда присутствовали элементы, не имеющие обоснования, которые обусловливали появление недостоверных знаний. Наличие такого рода элементов оценивается как результат несовершенства знаний данного периода. Однако все попытки свести на нет случайные (неопределенные) факторы из наших наблюдений в физическом мире и наших доказательств в абстрактном мире не привели к успеху. По этой причине можно принять как постулат несводимость научных знаний к идеалу абстрактной строгости. Отметим, что данный постулат подтверждается даже в такой науке, как математика: «К выводу о невозможности изгнать даже из самой строгой науки – математики – «нестрогие» положения после длительной и упорной борьбы вынуждены были прийти и логицисты… Все это свидетельствует… о том, что без наличия подобного рода элементов не может существовать никакая научная система знаний» [39].
   Можно привести другое суждение о роли и видах случайного или неопределенного фактора W, который появляется при создании любой теории: «…любая, даже самая точная наука развивается не только благодаря новым теориям и фактам, но и благодаря домыслам (воображению) и надеждам ученых; развитие оправдывает лишь часть из них, остальные оказываются иллюзией и поэтому подобны мифу» [38].

   Рис. 1.6

   В силу сказанного мир объектов, с которым имеет дело человек, включает в себя множество G, представляющее собой объем знаний о среде жизнедеятельности, в том числе научных Gнз (рис. 1.6) и достоверных научных знаний Gднз. В качестве границы х выступают модели чувственного мира, а в качестве границы у – модели абстрактного мира, с которыми имеет дело человек. Множество G1 – это те физические и иные объекты, о которых человек не имеет никакой научной информации, ибо нет их моделей, хотя физические объекты существуют. Однако мы не должны сомневаться, что область G1 существует, ибо чувственный мир – это лишь часть физического мира.
   Множество G2 так же, как и G1, существует, так как построенный сегодня абстрактный мир порожден нашим воображением, что не есть подтверждение его границ, и, кроме того, история научного творчества подтверждает, что этот мир находится в постоянном развитии. Далее будут приведены примеры, подтверждающие данный факт.
   Обозначим через Vз, Vнз, Dднз, ΔDнз соответственно объемы знаний, научных знаний, достоверных научных знаний, недостоверных (ошибочных) научных знаний. С учетом сказанного наши знания, созданные в виде мира (совокупности) абстрактных объектов, ограничены, содержат элементы неопределенности W (возмущающие факторы), а следовательно, Dднз никогда не станут совершенными, т. е. условие ΔDнз(t) = 0 следует записать в виде:
.
   Приведенные высказывания и рассуждения подчеркивают следующие мысли о достоверности и доказуемости научного знания: оно всегда ограничено; условно; включает ошибки (характерные для данного времени). Все это обусловливает ошибки при формулировке выводов о достоверности или недостоверности полученных научных результатов (знаний). Таким образом, научное знание, прежде всего, по фундаментальным проблемам, строению структуры материального мира не в состоянии иметь окончательные достоверные результаты.
   По указанным выше причинам, не имея более достоверных знаний, чем те, что есть сегодня, наука вынуждена принимать за истинные те теории, которые созданы, будучи уверенной, что они достоверны на данном этапе ее развития. При этом наука, имея целью изучать объект А, изучает объект В, связанный с А соотношением B = {A, W}, где W – неопределенные факторы, о которых нет никаких знаний. В частном случае эта мысль может быть отображена в виде функции Z = f(X, W), где Z, X – подлежащие изучению объекты, в том числе абстрактные, с которыми работает наука; W(t) – неопределенные факторы, обусловливающие несоответствие между X и Z, роль которых с течением времени ослабевает.
   Подводя итог сказанному, можно сделать следующие выводы. В процессе научного творчества как отдельной личности, так и сообщества в целом возможны следующие ситуации, обусловливающие научный риск: А1 – наука отвергает истинные теории, принимая их за ложные, совершая при этом ложную оценку научных результатов; А2 – наука признает ложные теории, принимая их за истинные, тем самым осуществляя ложную оценку.
   Кроме перечисленных, возможны такие ситуации: А3 – наука отвергает ложные теории, уже созданные человеком или сообществом, совершая правильную оценку; А4 – наука принимает истинные теории, осуществив правильную оценку. При этом, когда рассматривается научное творчество отдельной личности, его научный риск оценивается совокупностью ситуаций А1, А2, А3, представляющих собой качественные показатели научного риска. Ситуация А3, имеющая место для конкретного человека, есть его риск, связанный с отрицательным результатом, который, в общем случае, обнаружил не он сам.
   Задача дальнейших исследований – изучить роль и место в научных исследованиях ситуаций Ai
, получить их количественные оценки.

1.3. Процесс изучения абстрактных объектов


   Рис. 1.7

   Выделим следующие виды знаний:
   – полученные в процессе практической деятельности (обозначим их объем V1);
   – полученные экспериментальным (эмпирическим) путем с помощью чувственного мира в виде математических моделей чувственных (физических) объектов (V2);
   – полученные теоретическим путем в виде абстрактных объектов (V3).
   Так, например, в авиации – это:
   – изучение полета птиц;
   – экспериментальная модель обтекания профиля, а потом крыла;
   – теория обтекания крыла и самолета.
   Как правило, ограничиваются знаниями, включающими в себя:
   – абстрактные модели абстрактного объекта (точка, линия, поверхность, вектор, уравнение и т. п.);
   – математические модели физических объектов (например, системы контроля и управления поведением динамического объекта).
   Совокупность знаний представляет собой общий объем знаний (обозначим его
= V1 + V2 + V3), из которого только часть, равную Vнз, можно отнести к научным, а именно те знания, которые получены путем доказательств их истинности. Из общего объема Vнз часть Dднз представляет собой истинные или достоверные научные знания.
   В процессе жизнедеятельности человека объем знаний V представляет собой развивающуюся систему (V = V(t)), которая непрерывно изменяется, что часто обусловлено отсутствием достоверных или истинных знаний. По этому поводу В. Казютинский отмечает [26]: «…в естествознании нет теорий «материалистических» и «идеалистических», а есть теории вероятные и достоверные, истинные и ложные». Уточняя свое высказывание, он подчеркивает важность ограниченности знаний: «…объект исследования естествознания в целом и каждой из естественных наук, в частности, все более расширяется, а наши знания о природе становятся все более адекватными к ней, тем не менее в каждый момент имеем дело лишь с отдельными аспектами той части объективной реальности, которая выделена имеющимися в данный момент (времени) эмпирическими и теоретическими средствами».
   Если следовать сказанному, то каждая научная теория принимается достоверной в данный момент времени t0 и вероятной при t > t0. Можно предположить, что такое утверждение обусловлено двумя факторами: теория со временем расширяет область своих знаний, уточняет посылки, т. е. устраняет ΔDнз; теория содержит факторы W, например, случайного характера, которые при t > t0 проявляются и устраняются, если не полностью, то частично. При этом, чем меньше W, ΔDнз, присущие данной теории, тем точнее, достовернее наши знания. Это означает, что в данный момент времени в данной теории наилучшим способом и имеющимися средствами удалось описать роль и влияние остальных факторов реальности.
   Для описания влияния W и ΔDнз на результаты научного творчества используются доказательства достоверности в различных формах. Доказательство в широком смысле этого слова есть способ обоснования истинности того или иного суждения. Степень убедительности и истинности доказательства решающим образом зависит от средств, используемых для обоснования истинности.
   В процессе познания мира, построения абстрактных объектов человек сталкивается с двумя крайностями: объект получен в процессе эксперимента в физическом мире или тот же объект получен по материалам абстрактных теорий, и их адекватность не может быть подтверждена в физическом мире, по крайней мере, сегодня.
   Средства доказательства истинности существенным образом зависят от области научной деятельности, связанной со способом (областью) человеческого мышления, в которой высказано суждение. Так, например, доказательства в области философии, физики и математики существенно отличаются. В связи с этим следует выделить доказательства, в которых способ их проведения не оговорен, когда используется любая процедура, включающая чувственное восприятие совместно с логическими рассуждениями. В науке, как правило, используются доказательства в узком смысле слова, когда в качестве базовой основы используются уже известные результаты, истинность которых доказана ранее, но они могут содержать неопределенности, погрешности.
   Выделим две области научных знаний. К первой относятся естественные науки, в которых опытные (косвенные или прямые) знания используются непосредственно в виде суждений, в том числе математических, оправданных посредством чувственного восприятия, в том числе отдельные разделы физики, биологии, геологии. Вторая включает в себя гуманитарные науки, в том числе об обществе, а также философию, религию, языкознание.

1.4. Постулат Н.Г. Четаева о достоверности знаний

   Изучая эмпирические материалы, связанные, прежде всего, с экспериментами в чувственном мире с использованием измерений и наблюдений, ученые строят гипотезы. При этом обнаруживаются закономерности, которые данный человек с его интеллектуальными возможностями и духовными склонностями объединяет определенным (правильным в его понимании) образом, благодаря чему создается общая теория. Человеческий фактор [24] здесь играет важную роль. Отметим, что в авиации человеческий фактор является определяющим в создании летательных аппаратов, обладающих соответствующей безопасностью полетов [23].
   Можно ли указать истинность полученной таким образом теории, которой затем будут придерживаться все ученые? Основным критерием истинности, начиная с эпохи Нового времени, считается критерий практики, согласно которому данная теория соответствует объективной, не зависящей от человека реальности. В качестве такого критерия в данной работе принят постулат Н.Г. Четаева [64], с помощью которого вводится постулат устойчивости законов физики и механики. Необходимым и достаточным условием того, что данная гипотеза есть закон, является следующее: отклонение опытных значений Х от теоретических Y, полученных согласно гипотезе, должно быть меньше допустимых ошибокэксперимента, т. е. | X Y | < ∑.
   Данное неравенство будем использовать в дальнейшем для вывода количественных показателей научного риска в естествознании. Отметим, что в это соотношение включены неявным образом все неопределенности, ошибки всех процедур не только в процессе установления близости теории и практики, но и появившихся в процессе теоретических построений абстрактного объекта его модели, его свойств согласно гипотезе.
   Процесс возникновения погрешностей происходит на всех стадиях создания абстрактного объекта А, включая изучение его свойств после создания, а также назначение области применения указанной теории и средств сравнения опытных значений изучаемого и абстрактного объектов, построенных согласно гипотезе. Часто мы изучаем не сами объекты А, а их свойства Х, создавая для изучения последних абстрактные модели – объекты Y. Задача науки состоит в том, чтобы построить Y таким образом, чтобы X и Y были близки в указанном выше смысле. При этом наиболее достоверные оценки имеются в том случае, когда существуют надежные средства контроля и сравнения абстрактного и физического объектов, как, например, в естествознании.
   Однако критерий в приведенном виде не всегда верен. Так, философ и физик Ф. Франк пишет [66]: «Наука похожа на детективный рассказ. Все факты подтверждают определенную гипотезу, но правильной оказывается, в конце концов, совсем другая гипотеза». Таким образом, не любой опыт есть надежный аргумент в пользу истинности. Часто трудно доказать достоверность самого опыта, правильность проведения эксперимента и учета всех факторов. Кроме того, и это главное, при истолковании результатов физического и, например, численного экспериментов возможны ошибки, которые изменяются от человека к человеку, от лаборатории к лаборатории, от одной научной школы к другой.
   Однако эмпирические доказательства сегодня остаются самыми достоверными и основными во всех естественных науках, и замены им до сих пор не найдено. Другое дело, какова их достоверность, когда эмпирический критерий не обеспечивает надежность оценок полученных результатов. Так, например, для одного и того же явления существует несколько гипотез и теорий. Естественно, что эмпирический критерий здесь не срабатывает, поскольку надо выбирать одну из нескольких гипотез, эквивалентных в плане совпадения с эмпирикой, иначе выбор не представлял бы труда. Так возникает необходимость во вторичных критериях [42].
   Разработанные в данной монографии вероятностные показатели научного риска, включающие как эмпирические, так и теоретические погрешности построения доказательств, предлагается использовать в качестве вторичных критериев достоверности научных знаний.

1.5. Описание абстрактных объектов

   Абстрактные объекты изучают такие науки, как математика, современная логика, некоторые области теории систем, кибернетики и теоретической физики. В этих науках предметом рассмотрения, суждения служат абстрактные модели, объекты, например точка, линия, не имеющие физических размеров. Доказательства в полном или строгом смысле сформулированного понятия возможны лишь в математике и логике. Эти доказательства имеют дело с идеализированными объектами – символами, часто находящимися в некотором соотношении с реальными объектами физического мира.
   Труднее дело обстоит с доказательствами в таких науках, как философия, история, психология и т. п., где так же, как и в математике, существуют абстрактные объекты. Только естествознание находится, как предсознание, на границе между абстрактным и чувственным миром, который непосредственно связан с физическим миром.
   Во всех рассмотренных объектах науки наличие неоднозначных факторов, являющихся исходными аргументами, сложность и многообразие причин, вызывающих то или иное явление, обусловливают необходимость использования в доказательстве недостаточно обоснованных посылок, что приводит к снижению достоверности выводов, наличию в них неопределенных факторов W, которые в простейших случаях относят к случайным.
   В математике, где главным и определяющим фактором достоверности выступает человеческий фактор [24], так же, как и в других науках, возникают неопределенности, ошибки, которые приводят к ложным выводам. В математической энциклопедии дано следующее определение доказательства: «Доказательство – рассуждение по определенным правилам, обосновывающее какое-либо предположение (утверждение, теорему); основанием доказательства служат исходные утверждения (аксиомы)… Всякое доказательство относительно, поскольку базируется на некоторых недоказуемых положениях».
   В математике, для которой характерен аксиоматический метод исследования, средства доказательства достаточно четко определились на раннем этапе ее развития. При этом используется последовательное выведение одних суждений из других, причем способы выведения допускают точный анализ. Отметим, что начало дедуктивного метода доказательства в элементарной геометрии, силлогистике было заложено Аристотелем.
   Предположим, что при исследовании некоторых свойств абстрактного объекта создана система понятий и аксиом. При этом возможны следующие ситуации: оцениваются одна теория, ее непротиворечивость и достоверность; оцениваются две теории по одному суждению. При этом необходимо выяснить непротиворечивость данной системы понятий и аксиом для того, чтобы гарантировать истинность доказанных в ней ситуаций.
   Непротиворечивость – достаточно сложная проблема. Так, Гёдель доказал, что утверждение о непротиворечивости данной формальной системы в рамках самой системы недоказуемо, если она непротиворечива. Гильберт писал: «Подумайте: в математике, этом образце достоверности и истинности, образование понятий и ход умозаключений… приводят к нелепостям. Где же искать надежность и истинность, если даже само математическое мышление дает осечку?». В продолжение этого: «Развитие теории познания показало, что никакая форма умозаключения не может дать абсолютно достоверного знания» [2].
   Иногда доказанное суждение представляет собой относительную истину, т. е. включает в себя не только достоверные, но и недостоверные знания. Так, например, применимость данной логики к одному кругу объектов из области G еще не означает возможность применимости ее в более широкой области G1: G
G1. При этом сформулированные для доказательства понятия и определения, аксиомы приводят к противоречию при доказательствах существования объектов в другой области со сформулированными свойствами. Так, при исследовании динамических объектов (систем) возникает необходимость изучать их траектории, представляющие собой случайные процессы. В теории случайных процессов, как правило, свойства конкретных физических объектов не учитываются. Здесь рассматривается абстрактный объект, которому ставят в соответствие абстрактный случайный процесс, например марковский, для которого имеется большое количество глубоких результатов. Так, для марковских процессов можно построить уравнение Фоккера – Планка – Колмогорова, с помощью которого можно рассчитать чрезвычайно важное свойство случайного процесса – переходную плотность вероятностей. Для этих же процессов, выступающих в роли абстрактных объектов, строятся модели достижения границ и т. д. Такие модели, как правило, не отражают физический мир, такие процессы могут быть и не порождены реальностью, а самое важное – в том, что нас не интересует их первопричина: они сами, оторванные от физического мира, суть объект исследования, первопричина.
   В качестве примеров взаимного проникновения различных теорий, обогативших методы изучения абстрактных объектов, можно рассмотреть: использование теории случайных процессов для исследования объектов математической физики [20]; исследование вероятностных объектов с помощью теории потенциалов [43].
   В настоящее время существуют глубокие и хорошо разработанные связи между уравнениями математической физики и случайными процессами, суть которых была открыта в 20-х годах прошлого столетия в работах Н. Винера, Р. Куранта, К. Фридриха и Х. Леви. Все эти работы обусловили введение нового математического объекта – интеграла по траекториям случайного процесса, а также более общего объекта – континуального интеграла, который играет важную роль в современной математической физике. Эти объекты используются в квантовой механике (интеграл Фейнмана), в классической статистической физике и в ряде областей математики, что обусловило необходимость разработки эффективных средств их приближенного вычисления.
   Одним из таких методов является метод Монте-Карло, позволяющий моделировать марковские процессы и интегралы по траекториям более общего характера. Недостатком метода принято считать скорость убывания его погрешности, которая в случае конечности второго момента используемой оценки ведет себя как О(N–1/2), где N – число моделируемых траекторий. Учет априорной информации относительно решения задачи позволяет уменьшить константу при N–1/2, что позволит комбинировать этот метод с другими и использовать приближенные решения при более грубых предположениях.

Глава II. Мировоззрение как развивающаяся система

2.1. Становление знания


   V3 = V3(П, Р, Ф, Н, W),          (2.1)

   где П – практика, включающая знания, полученные в процессе практической деятельности, профессиональные знания (чувственный опыт); Р – религия, знания которой получены в процессе религиозной деятельности, духовного осмысления среды жизнедеятельности (религиозный опыт); Ф – философия, где знания, полученные философами, созданы на стыке религии, практики, а впоследствии и науки; Н – наука, научные знания, полученные на базе религиозных, философских и практических изысканий; W – неопределенные, возмущающие факторы как внутренние, так и внешние по отношению к изучаемым объектам.
   В простейшем случае (приближенно) (2.1) можно записать в виде

   V3 = K1П + K2P + K3Ф + K4H + K5W,          (2.2)

   где Ki – коэффициенты, переменные во времени, т. е. Ki = Ki(t),
.
   На начальном этапе становления знаний существенными были две компоненты: П и Р. Выделим этапы становления знаний.
   I. Мифологическая философия – когда модели мира отражали предпосылки научного философского мышления, а ошибки, влияющие на объем достоверных знаний, были такими, что объем научных знаний VIзн был близок к нулю;
   II. Египет, Индия, Вавилон – когда мифы опираются на реальность; господствуют знания, полученные в процессе практического осмысления жизнедеятельности без приведения доказательств. В этот период начинает формироваться объем достоверных (практических) знаний (VIIзн);
   III. Греция (античность) – объем знаний увеличивается, формируются достоверные знания, знания с применением доказательств, но без эксперимента (VIIIзн). В этот период существенно (по сравнению с периодом II) уменьшаются недостоверные знания и риск, обусловленный такими знаниями, уменьшается.
   IV. Европа (Новое время) – объем знаний (VIVзн) существенно увеличивается, появляются знания, проверенные экспериментом, возникают научные знания с использованием научного мышления, достоверность которых подтверждена практикой.
   Период, начиная с VI в. до Рождества Христова, характеризуется формированием известных нам цивилизаций, которые обладают знаниями практической направленности, особенно в области сельского хозяйства и градостроения (например, Месопотамия). Сами знания, как и их объем, различаются по видам цивилизаций и в каждом государстве зависят от этапа его развития. Так, культура Эллады в качестве своих ценностей в это время утверждает естествознание (х1). Здесь имеют место практические знания, зависящие от х1, т. е. П = П(х1) (см. (2.1)). Культура Северной Персии развивает нравственные ценности, выделяя в них добро и зло (х2). Культура Индии в качестве ценностей выдвигает самосовершенствование человека (х3). Культура Среднего Китая признает духовные ценности (х4): борьбу с пороками (обманом) – порождением человеческого духа. Во всех названных странах одновременно с указанными компонентами ценностей культуры развивается религия (х5), а также государственно-правовые взаимоотношения (х6). Таким образом, V3 = V3(x1, x2, …, x6).
   Каждая культура развивала и поощряла те ценности, недостаток которых приносил максимальные потери ее духовной сущности. При таком раскладе Эллада, в силу избранных культурных ценностей, имела максимальную, в смысле объема знаний, компоненту х1 и минимальные – х3, х4. Такое соотношение наложило отпечаток на развитие и потери нации, ее катастрофы. При этом каждый этап жизнедеятельности характеризуется критическим объемом знаний, выход за который грозит потерями духовной и материальной составляющих культуры. Этот факт подтверждали жизненно важные события: вспыльчивый, агрессивный характер, создающий основы междоусобных войн; отсутствие знаний о природе, невозможность восполнить энергетику человека (эгоэнергетику). Это заставляло человека искать пути решения проблем, активизировать мыслительную деятельность, изучать явления, накапливать знания, экспериментировать, получать «преднаучные» результаты.
   По мере накопления практических знаний, дойдя до определенного уровня, человек осознал необходимость религиозных знаний. В этот период в общем объеме знаний Vз = Vз(П, Р) трудно было выделить, отделить эти два вида знаний. От Бога, через религиозные знания человек шел к практическим знаниям. Этот период жизни человечества характеризуется большими погрешностями знаний, и компоненты – недостоверные знания Vнз – не позволяют реализовать необходимые потребности человека, поэтому ему приходится довольствоваться тем, что дает природа (биосфера).
   Современные археологи имеют в своем активе ограниченный материал о духовной компоненте культуры, включающей религию и «практическую» философию, или философию жизни Фn. Последняя в начальном изложении представляет собой практические, но не теоретические знания Фт. Эти знания дошли до нас в виде премудростей, которые претерпели существенные изменения и изложены в ряде литературных памятников древней восточной мудрости, из которых особенно замечательны два: «Изречения Ахикара» – вавилонское произведение VI в. до Рождества Христова, найденное в Элефатине в 1913 г., и египетская книга «Учение Аменемона», найденная среди папирусов Британского музея, восходящая к III в. до Рождества Христова и опубликованная в 1924 г.
   Существует некоторый параллелизм между содержанием и сутью этих книг и библейскими книгами Премудрости, в которых Премудрость несет двоякий смысл: богословский и морально-практический. Отметим, что первые книги Премудростей появились в эпоху после возвращения евреев из вавилонского плена [32]. Термин «Премудрость» встречается в писаниях предшествующих периодов в несколько ином смысле, чем тот, который был присущ ему в этот период. В последних он обозначает в них искусство мастера, умение и способность администратора, т. е. компетентность или техническое совершенство (профессионализм), а также включает в себя знание, в частности, в области природоведения. Например, все это упоминается в мудрости Соломона.
   Премудрость есть также умение говорить притчами, это тонкость ума, хитрость, т. е. качества человека. Таким образом, носителями Премудрости Израиля, Египта были и те, кто составлял культурную элиту нации, и, как правило, те, кто представлял не религиозное, а светское общество. В этом отношении на Древнем Востоке особо значительно наличие большого количества мудрецов в непосредственном окружении царей и их чиновников, которые поощряли труд мудрецов, хорошо оплачивали его, тем самым побуждали развитие энергетики аналитического и психоаналитического ума, увеличение объема знаний. У мудрецов появился стимул: их труд востребован, что обусловливало возможность сосредоточиваться на умственной деятельности, стимулировало ее развитие. В условиях конкуренции это развитие было быстрым, взрывным. При этом востребованная мудрость базировалась на знаниях.
   Мудрость и знания этого периода суть практическое мышление и практические знания. В этот период в Израиле, как указано в ветхозаветных исторических и пророческих книгах, большое количество мудрецов служили царскими советниками. При этом последние, действуя как политические советники, поддерживали царей в их чисто человеческих политических увлечениях, а народ – в их земной устремленности.
   Важно подчеркнуть, что мудрецы как особое сословие, с особым мышлением и как хранители знаний, развивающих их, возникли в связи с институтом монархии. Созданную в этот период премудрость можно назвать Государственной Премудростью, впитавшей в себя все знания, необходимые для жизнедеятельности. Здесь были заложены истоки практического мышления, знаний, и, по существу, здесь начался процесс научного периода развития планеты, религии в религиозно-философском смысле.
   Израильская монархия, как и все древние монархии, явилась объединительницей большого количества колен, кланов и семейств, которые она преобразовала в государство и нацию, тем самым создав, в некотором смысле, локальную ноосферу, невозможную без совокупных знаний мудрецов этого государства. Их энергетический потенциал был могуч, он был перемешан с хитростью, и в основе его лежали практические ценности, позволяющие завоевать доверие монарха или чиновников. По этой причине основой его были государственное обустройство, укрепление власти. Здесь религия и философия неразделимы, едины и имеют практическую направленность. Так образовался особый класс – царевы люди, который превратился в некую касту со своими традициями, своими, передававшимися из поколения в поколение, опытом, навыками практической деятельности, включавшими премудрость в смысле знания, умения. Это выражалось в искусстве управления людьми, укрепления монаршей власти, что и создало базу для роста численности этой касты с особым развитием наблюдательности, особым мышлением и с тем знанием человеческой психологии, которая была положена в основу Библейской Премудрости.
   Библейская Премудрость – это второй важный шаг вперед в осознании жизненных ценностей, но уже не столько в угоду монаршей власти, сколько направленных на создание общества справедливых взаимоотношений, которое затем сформировалось на основе христианства, роль которого в Земной цивилизации чрезвычайно велика. В процессе создания основ христианства важную роль сыграла та каста, которая была вскормлена монархами Израильскими. Этот период можно трактовать как смену базиса в системе формирования знаний, когда четко выделилась новая самостоятельная область знаний – религия [Библия. Синодальное издание М., 1998].
   Как же происходил этот процесс? Важную роль здесь сыграли пророки. Кроме того, царь Израилев из военного вождя со временем вырос в помазанника Божия, сына Ягве. Решающей также была вдохновленная пророками реформа периода Второго Царства, радикальным образом изменившая в Израиле все обычаи и взгляды [32]. В результате придворные постепенно пришли к сознанию, что вовсе не житейский опыт, но преимущественно страх перед Господом (Богом) является началом Премудрости. Он может усмирить врагов царя, монарха. При этом в качестве врага выступал не только народ, но и высшие чиновники, покушавшиеся на власть монарха. Именно Он регулирует энергетику человека, гасит ее низменные пороки и позволяет управлять сознанием – источником решающей силы, организующей, направляющей, вдохновляющей.
   Но окончательно перевели на религиозный путь первоначально отнюдь не религиозную премудрость катастрофа 586 года до Рождества Христова и последующий за ней вавилонский плен. В катастрофе погибли не только все государственные чаяния, но и вся государственность. После плена Израиль, сведенный к Иерусалиму и его окрестностям, возродился в рамках огромной персидской, а затем эллинской империи. Добившись на короткое время национальной независимости при Маккавеях, он окончательно потерял ее в римскую эпоху. Это было мощным толчком к переосмыслению всего, что было. Образно говоря, это была смена базиса в области мудрости знания, духовной области.
   При этих обстоятельствах мудрецы, размышлявшие над государственным опытом и выработавшие правила мудрого ведения государственных дел и угождения земным царям, перешли, лишившись всего, в том числе покровительства и вознаграждения, к размышлению над законами, по которым строятся судьбы государств и отдельных человеческих личностей. Они стали задумываться над тем, как оказаться праведными перед вершителем этих судеб – Творцом. Именно в этот момент в Израиле родилась религиозная мысль и соответствующая Божественная Премудрость. Здесь были заложены истоки отделения философии, как науки, от религии.
   Первым вестником этой мысли являлась книга Притчей Соломона. Она включала также очень древний материал, восходящий к эпохе великого израильского царя-мудреца. Библиисты считают, что окончательную редакцию она получила после плена, и относят ее составление к 350 г. до Рождества Христова. Она уже составлена в новом базисе: имея явно компилятивный характер, она состоит из нескольких сборников афоризмов и отдельных рассуждений, направленных на реализацию новых мыслей, доставляющих душевный комфорт составителям, отвечающих их чаяниям, новым знаниям, полученным в процессе войн, порабощения внешними государствами. При этом материал книги по своему содержанию схож с древней израильской и даже общевосточной премудростью.
   Именно эта книга дает правила житейской морали для частных лиц – представителей всех классов общества: земледельцев, ремесленников, купцов, судей, чиновников. Здесь нет деления на бедных и богатых, нет их противопоставления, нет заметного акцента заботы о бедных. Особое внимание уделяется: царским чиновникам (описан образцовый царский чиновник); царской власти. Однако одним из основных моментов ее учения является осмысление власти в свете страха перед Ягве. Она исповедует веру во всемогущество и в правду Бога, она видит в Нем защитника праведников и обездоленных. Здесь утверждается праведное воздаяние от Бога, посылающего в этой земной жизни праведным счастье, благополучие и долголетие, а злым – всякого рода беды и преждевременную смерть. А это уже философские искания, раздумья. Начиная с этого момента, премудрость развивается по двум направлениям: Премудрость Божественная и Премудрость светская. Последняя представляла собой начало философских учений, направленных на изучение человека и его места в среде жизнедеятельности.
   Итак, первая линия развития научного мышления связана с Премудростью, вторая – с Божественной Премудростью, третья – с учением Христа. При этом окончательно формируется философия; она связана с учением Христа, но служит не религии, а народу. Вторая линия связана с образованием, ибо научное мышление развивается в среде себе подобных на базе школ, сообществ, институтов в том или ином контакте с другими мыслителями.
   В период до Соломона энергия мудрецов, ее умственная компонента x1, была направлена служению царям, т. е. формировались практические значения П(x1); сейчас x1 становится ничтожно малой или исчезает совсем, но появляются компоненты x2, x3, первая из которых связана со служением Творцу – Богу, а вторая посвящена народу, поиску счастья каждого человека как базовой, социальной ячейки государства, т. е. религиозные знания P(x2) и практические знания П(x3). С приходом Христа происходит новая смена базиса в энергии мудрецов. При этом появляется новая доминанта – x4, посвященная бедному, простому люду, не искоренению, а предупреждению зла: философские знания Ф(x4) (см. (2.1)). Остановимся кратко на этих двух направлениях.
   Премудрость Божественная. Главная задача первой книги Премудростей – наставлять людей, руководить или давать им «дисциплину, сноровку, школу». Цель – стяжание угодной Богу жизни и вместе с нею получение от Бога земного благополучия, счастья и долгой жизни, т. е. учительское действие Бога. Таким образом, Премудрость (книги «Притчей») не выводит человека из узких рамок земной жизни, она не обеспечивает ему бессмертие и не подает никаких теоретических знаний о Боге или о мире. Она сообщает истину морально-практического учения и учит человека правильному прохождению им своего земного пути, не позволяя сбиться с той единственной дороги, которая может привести его к счастью, т. е. имеет место V3 = V3(П).
   Дальнейшее развитие Премудрость и знания получили в книгах Иова и Экклезиаста. В этих книгах уже не рассматривается чисто человеческая житейская мудрость, а развивается Божественная Премудрость. Мысль Иова состоит в том, что, несмотря на все свои выдающиеся достижения в тот период времени, особенно в добывании несметных сокровищ в рудниках, человек вынужден признать (в то время) полную немощь в деле приобретения Премудрости. Божественная премудрость предполагает тот богатейший опыт, который был накоплен поколениями, но сама не есть этот опыт. Именно эту мысль подчеркивает Иов в своей книге.
   Следующим этапом развития учения о Премудрости является Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова, которая была написана в 180 г. до Рождества Христова. Автор ее, иерусалимский богач, подводит итоги всего накопившегося до него наследия Премудрости, облекая его в философские мысли. Важная его мысль: «Зло не от Бога, оно появляется тогда, когда человек отвернется от Бога, и потому связывает смерть с грехом».
   Вторая мысль: «Премудрость недосягаема, и ее невозможно обрести одними человеческими средствами».
   Третья мысль: «Премудрость – творение Божие – вышла из уст Божьих и была сотворена прежде всякой вещи».
   Плоды Премудрости для человека: счастье, здоровье, долгая жизнь, мирная смерть, сила, благославление Божие и т. п. Иисус, сын Сираха, говорит о ее свойствах и о ее откровении в мире: несоизмеримость всему сотворенному, непознаваемость. Он подчеркивает, что созданная для всякой твари Премудрость созерцала все чудеса мироздания.
   Ветхозаветная Библия завершается книгой Премудростей Соломона – предметом особой любви христиан. Эта книга содержит прямое учение о бессмертии, важный элемент христианского учения. Если Иов испытывал священный трепет перед тайнами мироздания, а Сирах, говоря о знании, все еще считал дерзновенным приобретать знания, то автор Премудрости Соломона принимает все созданное эллинами: космологию, физику, астрономию, зоологию, ботанику, медицину и т. д., которые являются для него плодами Премудрости. Он отличает Откровения от знаний, полученных человеческими средствами. Он показывает, что наука вполне могла быть достоянием людей, не знавших истинного Бога, т. е. наука есть плод Премудрости. При этом она не есть результат сообщения человеческому уму готового знания «под диктовку», она поощряет деятельность ума, руководит познавательными процессами и приводит ум к незапятнанному ложью знанию, позволяющему не отождествлять Творца с творением. В данной книге Премудрость определяется как дух разумный, святой, единородный, тонкий, многочастный, светлый, чистый.
   Одновременно с развитием премудрости Востока шло развитие античной культуры. При этом античная наука была построена средствами художественного языка, позволяющего моделировать реальность. В эллинистической науке словесное моделирование реальности было конечным продуктом творчества, и ее естественно-научная ценность была невелика. Медицина и техника, по своей природе основанные на интерактивном методе, считались не наукой, а искусством, ремеслом. Таким образом, в этот период знания (но не научные) развиваются по двум направлениям: азиатскому и европейскому. Согласно основному закону мироздания о противоположностях, антиподах [24], азиатский путь посвящен человеку, а именно, его духовному миру; европейский – познанию среды жизнедеятельности. Как и все противоположности, они дополняют друг друга, совершенствуют мир, который невозможно познать и преобразить иным путем.
   Итак, есть две противоположности.
   Божественная Премудрость Израиля и в целом Востока, которая находит свою почву для дальнейшего развития. В этих государствах есть сильная власть и слабый народ, порожденные государственной премудростью;
   Эллинская культура со свободой приложения творческой энергии (начало капитализма), которая обусловливает развитие средств производства, техники, науки, – слабая власть, сильный народ.
   Все это у эллинов приводит к научно-техническому развитию, развитию научного мышления и знаний, облегчающих жизнь людям. На Востоке смена базиса приводит к Обожествлению Премудрости, развитию ее в направлении разъяснения духовной жизни, к осмыслению греха и наказанию Божьему. Здесь пути Востока и Запада разделились не случайно, а в силу мировоззрения людей, их населяющих.
   Насколько велика роль духовного, можно проследить на тех же эллинах, которые, отойдя от Божественной Премудрости и увлекшись развитием творческой энергии, оказались в объятиях низменных страстей, которые привели к обнищанию народа и гибели этносоциальной системы, или цивилизации. Сильное влияние на такое разделение оказала культура и, как следствие ее, власть, по-разному проявившая себя на Востоке и в Европе. Так, высшей ценностью для Востока того времени являлось созерцание и мудрствование – все то, что нельзя отобрать, тогда как все материальное, как правило, отбирали. Для Рима характерна ситуация, когда всякая созидательная деятельность поощрялась в этих условиях: созерцать и мудрствовать было нецелесообразно, ибо это не создавало хороших условий для жизнедеятельности. Здесь было необходимо развивать практические и научные знания процессов жизнедеятельности. Они были востребованы обществом и государством, а плоды деятельности доставались человеку в необходимом ему объеме. Таким образом, в процессе становления знаний на Ближнем Востоке можно выделить следующие этапы:
   – морально-практической премудрости;
   – государственно-практической премудрости;
   – Библейской премудрости (Ветхий Завет);
   – учения Христа;
   – Божественной премудрости (Новый Завет).

2.2. Религиозные знания как система

   Вне духовной, душевной и умственной сфер человеческой деятельности не существует научного мировоззрения. Наука и религия – продукт творческой работы одного и того же существа – человека, проявившего свои природные данные в разных областях среды жизнедеятельности. Развитие науки обусловлено не только потребностями тела, но и духа, что привело к одновременному развитию как духовной, так и материальной компонент культуры параллельно, в тесной взаимосвязи.
   Науке, как и религии, свойственны ошибки, заблуждения, которые характеризуются одним и тем же параметром – риском. Ошибки богословов и ученых естественны и объективны в силу свойств эгоэнергетической системы человека [24], свойства и параметры которой существенно меняются от личности к личности, а также зависят от внешней среды, в том числе социальной, природной. Несмотря на то, что со временем многие религиозные и научные концепции пересматриваются, религия и наука не теряют своей важности и нужности для личности, цивилизации. Возникнув из недр религии, наука, тем не менее, продолжает ее развивать и служить ей. Нет тех обескураживающих результатов науки, которые отрицают религию, кроме некоторых логических заключений, сделанных максималистами и экстремистами в пылу личных амбиций, нацеленных на собственное возвеличивание. Нигде, даже в вопросе происхождения человека, религия и наука не встали в явное, грубое противостояние. Никогда человек не достигал окончательной истины.
   Научное мировоззрение развивается в тесном взаимодействии с другими сторонами духовной жизни человечества. Отделение научного мировоззрения и науки от одновременно или ранее происходившей деятельности человека в области религии, философии, общественной жизни или искусства невозможно. Все эти проявления человеческой жизни тесно сплетены между собой и могут быть разделены только в абстракции.
   Для того чтобы осмыслить причины (мотивы) роста и развития науки, необходимо принять во внимание все проявления духовной жизни человечества. Уничтожение или отрицание какой-либо деятельности человеческого сознания сказывается угнетающим образом на другой. Ошибочность мнений современных ученых относительно роли и места науки в современном мировоззрении состоит в следующем:
   – в якобы существующем противоречии между научным и религиозным, научным и философским мировоззрениями;
   – в возможности замены религиозного и философского мировоззрений научным;
   – в снижении роли философского и религиозного мировоззрений, которые в будущем должны быть заменены наукой.
   Такая позиция, по существу, предполагает уничтожение в ученом некоторых сторон его сущности и личности, что может быть сделано только в рамках абстрактного мышления. При этом мы должны:
   – исключить труд ученых, которые воспринимают науку и философию; науку и религию; философию и религию одновременно;
   – возвратиться в эпоху, когда различные формы христианских церквей отстаивали единое религиозное мировоззрение, заменяющее научное и философское;
   – возвратиться к упорной многовековой борьбе за свои права на соответствующие мировоззрения, но уже не людей науки, а философов и верующих;
   – утвердить в итоге такой борьбы, связанной с духовными потерями, статус религии, философии, науки в их независимости, утвердить сферы своего влияния, свою сущность, осмыслить, но не сломить друг друга, принять, но не уничтожить друг друга на благо цивилизации, на пользу конкретной личности.
   В истории человечества неоднократно наблюдалась ситуация, когда даже в трудных условиях давления со стороны религии как философия, так и наука продвигались вперед и развивались. В человеческой личности религия и философия выражались одинаковым образом в форме логических выводов и других построений. Взаимные отношения между наукой и философией, религией и философией еще более усложнились под влиянием постоянного и неизбежного расширения области, формирующей сферу науки, философии в культуре как системы. Отметим, что культура из интеллектуального наследия отбирает лишь то, что соответствует ее социальным потребностям (потребностям «тела» социальной среды, востребованным с помощью души), причем она не просто копирует материалы наследия, но и перерабатывает их в соответствии со своими нуждами.
   Во всей истории культуры наблюдается взаимовлияние религии и науки, особенно ярко это проявляется в эпоху становления культуры Нового времени. Наиболее важными представителями, формировавшими духовную культуру, в энергетическом смысле в данную эпоху в религиозной среде были:
   – католики;
   – протестанты;
   – православные;
   – мусульмане (ислам).
   Эти силы были источником, платформой культуры Нового времени. Эти религии оказали своим противостоянием, борьбой решающее влияние на формирование духа культуры Нового времени. Того духа, который предопределил развитие материальной, массовой культуры, сформировал ценности, принятые человечеством, согласно которым люди формировали цель своей жизни, обеспечивая реализацию смысла жизни, востребованного новым духом, социальной средой.
   Итак, имеют место изменения в религии, когда ложные мысли и порожденные этими мыслями действия, например в виде распродажи индульгенций, вызвали к жизни новые мысли, которые были созданы Лютером и Кальвином. Это обусловило новые мировоззрения, на базе которых строились новые реальные церковные структуры, приближая христиан к истинам, с которых сняты ложные идеи, мысли, воплощенные в жизнь. Не просто, с трудом уступает старое новому, корыстное – бескорыстному, подчас ценой жизни достигается совершенство, пополняется объем знаний человечества достоверными (истинными) знаниями; поэтому любое продвижение к духовным достоверным знаниям от бездуховных является важным для личностей, а иногда и цивилизации.
   На рис. 2.1 приведена структурная схема религиозных знаний. Подсистема (1) содержит совокупность духовных знаний, в том числе на уровне идей, включающих в себя «идеологические знания», например реформистские учения с целью совершенствования системы в целом. Эта подсистема кроме знаний xд, включенных в существующий арсенал, содержит истинные знания xи и ошибки δд (т. е. xд = xи + δд) духовного характера, например выдачу индульгенций за грехи. Эти ошибки преобразуются и часто усиливаются в подсистеме (2), которая содержит знания на уровне «аналитического ума», осмысления идей и реформаторских учений; назовем их «теоретическими знаниями» в отличие от первых, которые назовем «духовными знаниями».

   Рис. 2.1

   Духовные и теоретические xт знания творят отдельные личности, духовный мир (психоэнергетическое пространство) которых позволяет им это совершать. Теоретические знания содержат ошибку δт, которая, в свою очередь, включает в себя ошибку δд. В подсистеме (3) теоретические знания трансформируются церковными служителями в прикладные знания хn, доступные и понятные народу, содержащие ошибку δn. Последняя зависит от δи и δт. Прикладные знания трансформируются в знания «масс», в том числе каждой отдельной личности. Здесь каждый человек вносит новые ошибки δn, которые зависят от духовного уровня народных масс, а также от δи, δт и, как правило, нелинейным образом.
   Существуют личности, наполняющие подсистему (4), которые, анализируя знания масс xм, формируют «душевные знания» народа xк, несущие в себе информацию контрольного характера для подсистемы (1). Эти знания не могут объективно охватить весь народ, а потому несут в себе погрешности δк, которые, в свою очередь, зависят от δи, δт, δп.
   Полученная система знаний, имея обратную связь, способна к самосовершенствованию, но наличие ошибок в знаниях обусловливает научные риски в каждой из подсистем и системы в целом из-за суммарных ошибок δΣ. Отметим, что риски связаны не только с указанными погрешностями, которые входят в вектор внутренних возмущающих факторов, но также с воздействием внешних возмущающих факторов, например знаний других религий, ереси и т. п.
   Отметим, что религия, церковь с помощью религиозных знаний (подсистема 1) оказывают важное влияние на формирование духа отдельных личностей, нации, порождая соответствующую мораль и ценности, которые влияют на цели жизнедеятельности личностей. В этом смысле церковь, религия несут в себе функции управления обществом, с помощью которых формируются смысл и цель жизни (рис. 2.1).
   Периоду Реформации предшествовало Средневековье, которое характеризовалось застоем в области духовной культуры и, в частности, религии. В то время церковь была системой, способной уничтожить любого, посягающего на ее завоевания. Она настолько сильна, что ей нет нужды совершенствоваться. Это обусловило сначала застой, а затем ее загнивание, начиная с духовности, и привело к тому, что вне церковной касты – сословия держателей власти – началось развитие духовной культуры вне церковной системы. Развиваются такие ее ветви, как философия, наука, которая тесно связана с философией религии. Происходит конфликт. Основная часть религиозной власти настроена консервативно. Так же настроен Папа. При этом застой в религии создает негативную ситуацию во всех средах жизнедеятельности. Энергетика, в том числе духовная, становится невостребованной, любое ее проявление карается. При этом скорость изменения объема знаний
0.
   В результате застоя знаний происходит падение энергии человека, общества в целом. Конфликт становится заметным, когда в него вмешиваются внутренние силы отдельных личностей, мощных по духу, а также способных к аналитическому мышлению, обладающих непоколебимой силой воли. Такой период нам известен в СССР, когда внутри КПСС, по существу, фанатичной организации, возникли новые силы (М.С. Горбачев, Б.Н. Ельцин и др.), готовые любой ценой изменить застойную ситуацию, внести новую духовную жизнь. Конечно, каждый их них руководствовался своими целями, своими принципами в достижении этих целей, но это уже вопрос морали, этики.
   В эпоху Реформации вперед выдвинулись протестанты, именно они сформировали дух среды, создали все условия для торжества новых ценностей и новых целей жизни личности, в том числе создали дух капитализма. Такое развитие произошло благодаря Лютеру и Кальвину, оказавшим огромное влияние на массовую духовную культуру при создании нового религиозного формирования – протестантизма. В этом религиозном процессе созрел дух Нового времени, когда был совершен резкий скачок во всех областях культуры: от религии до ее антипода – науки, научного сознания, которое начало создаваться, когда формировалась новая личность на базе старой сущности, обусловливая создание научных знаний. Этот период можно обозначить как смену базиса духовной жизни личности, поэтому имеет смысл остановиться на этих двух личностях и их учениях подробнее.
   В современных условиях протестантизм включает в себя:
   – лютеранство или его современное название – «евангельское» исповедание;
   – кальвинизм (с XVII в.);
   – старокатоликов;
   – протестантские секты: баптисты, методисты, квакеры, адвентисты.
   Протестантизм (от латинского «протестовать») есть одно из основных направлений в христианстве, которое отсоединилось от католицизма в XVI в., используя право самостоятельно осмысливать прочитанные Писания Библии и формировать свои решения. Для протестантизма характерны: отсутствие принципиального противопоставления духовенства мирянам, число таинств сведено к двум (крещение и причащение), отказ от сложной церковной иерархии, упрощение культов, отсутствие монашества, целибата, отсутствие культа Богородицы, святых, ангелов, икон. Протестантизм распространен в США, Великобритании, Германии, Финляндии, Нидерландах, Швейцарии, Австралии, Канаде, Латвии, Эстонии, т. е. во всех странах, где высок жизненный уровень народа. Общее число приверженцев протестантизма составляет около 325 млн. человек.
   Рассмотрим истоки протестантизма как новой системы знаний, цели и задачи религиозного течения, объединившего в своих рядах наиболее активную часть христиан: с сильной верой, волей и высокими интеллектуальными данными от природы, от самого Творца, позволивших предотвратить религиозную катастрофу, связанную с индульгенциями, которые приняли недопустимые для религии размеры.
   Во время религиозного кризиса, обусловленного жалобами на Рим после окончания Лютеранского собора (1512–1517 гг.), Мартин Лютер обнародовал свои 95 тезисов против церковной индульгенции (отпущения грехов). Это вызвало широкий резонанс в Германии: Лютер направил свои помыслы и действия не на устранение выдачи индульгенций, а на основы самой церкви – на проповедь благой вести Иисуса Христа по Писанию. Недостатки и ошибки средневековой церкви были благодатной почвой для учения Лютера. Этот период, когда Мартин Лютер не создавал новую религию, а хотел реформировать имеющуюся, называют «Реформацией». При этом Лютер, как священник ордена и профессор богословия, учил: «Человек может творить добро и быть угодным Богу. Человек оправдан только верой». В итоге он был отлучен от Церкви, однако Реформация распространялась все шире, несмотря на запреты.
   Суть реформистского открытия Лютера была следующей. Писание об оправдании человека благодатью и верой есть главный момент реформаторских проповедей. Он пишет: «Итак, из веры исходит любовь к Богу, а из этой любви – свободная, гармоничная и радостная жизнь, чтобы бескорыстно служить ближнему» (1513–1514 гг.).
   Его учения имели далеко идущие последствия, его работы впервые в истории человечества утверждали духовное равенство христиан независимо от их сословия. В июне 1520 г. Лютер опубликовал полемическое произведение «Христианскому дворянству германской нации» с детальными предложениями о реформе Церкви и общества. В нем он обращается к императору Карлу V и немецкому дворянству. Вот одно из главных положений данного труда: «Было выдумано, что Папа, епископы, священники и весь монастырский люд являются духовным сословием, а князья, господа, ремесленники и крестьяне составляют светское сословие. Все это обман и надувательство. Но пусть от этого никто не робеет вот на каком основании: все христиане принадлежат к духовному сословию и среди них нет различий, кроме должностных. Это означает, что у всех у нас одно крещение, одно Евангелие, одна вера, так как только крещение, Евангелие и вера преобразуют нас в духовный христианский народ».
   Другой его работой является трактат «О свободе человека-христианина», который появился осенью 1520 г. В нем сказано: «Во-первых, чтобы мы точно уяснили, что такое христианин и как обстоит дело с его свободой, которую для человека получил Христос и даровал ему, о чем много пишет Св. Павел… Христианин есть свободный господин всех вещей, который никому не подвластен… Следовательно, христианин, с одной стороны, господин всех вещей и никому не подвластен, если он в вере принимает Евангелие, а с другой стороны – на эту веру опирается любовь к ближнему, которому он хочет служить в добровольном смирении».
   Таким образом, был выдвинут тезис о всеобщем духовном равенстве всех верующих. Все христиане от Бога не только способны толковать Библию, но также готовы к церковным реформам. Согласно Лютеру, христианин своей профессией крестьянина или юриста служит Богу так же, как и профессиональный пастырь. Тем самым профессиональная деятельность получает более высокий статус, чем в средние века, когда все профессии считались ниже священства. Это чрезвычайно важный этап на пути в науку. Это смена базиса в сфере религиозных знаний.
   Работу, начатую Лютером, после его отлучения от Церкви продолжил в Швейцарии (Женеве) Жак Кальвин (1509–1564 гг.), который основал другой тип евангелического христианства. Кальвин заложил основы Всемирной реформы. Одно из главных его произведений – «Наставление в Христианской вере». Здесь сработала такая схема: сначала идеология, затем теория, потом практика. Остановимся на трех основных (для дальнейшего) моментах из творчества Кальвина.
   I. Устройство общины. Церковь Кальвина представляет собой не иерархию, как, например, католическая Церковь, и не должностные ступени, как у Лютера, для него это община с четырьмя должностями:
   – пасторы, в обязанности которых входит правильное проповедование;
   – учителя, которые должны заниматься религиозным обучением;
   – диаконы, которым вверены социальные вопросы, например забота о больных и бедных;
   – старейшины – «судьи нравственные», которые наблюдают за изменением образа жизни членов общины.
   Согласно сказанному, церковь Кальвина как религиозная система служит для управления духовным потенциалом прихожан. Эта система может быть представлена в виде структуры с соответствующими подсистемами (см. рис. 2.1). При этом подсистема (1) включает пасторов, подсистема (2) – учителей, подсистема (3) – диаконов, подсистема (4) – старейшин.
   Для поддержания церковного порядка на необходимом уровне Кальвин учреждает две контрольные инстанции: пасторскую конференцию, которая наблюдает за чистотой веры, и консисторию (пасторов и старейшин), которая заботится о нравственности в церкви.
   II. Право на противление. В отличие от лютеран, которые рассматривают послушание как обязанность христианина по отношению к государству, кальвинисты сначала устанавливают, соответствует ли власть своему назначению. Если нет, то «противление» допустимо: если власть уже не служит славе Божией, то она перестает быть властью. В конечном счете, по Кальвину, всякое государственное устройство необходимо свести к общине, ибо община есть народ Божий. Это обосновывает суверенитет народа, с религиозной точки зрения, и в то же время идею свободы и ответственности перед самим собой.
   III. Учение о предопределении. Кальвин придерживается мнения, что учение о предопределении может быть почерпнуто только из Библии. «Ибо Он говорит Моисею: «Кого миловать – помилую; кого жалеть – пожалею» [Рим. 9,15]. Это учение оказалось очень влиятельным, поскольку его приверженцы развили сознание собственного избранничества, которое действовало как стимул.
   Кальвинист видит свое избранничество в благочестивом образе жизни, в общественном положении и в честно нажитом богатстве. Позднее в США кальвинистов отличала высокая, религиозно обоснованная трудовая нравственность – источник духа капитализма. Кальвинисты в Германии, гугеноты – во Франции. Во Франции первые протестантские общины (1550 г.) объединяли несколько верующих.

2.3. Философия как система знаний


   Рис. 2.2

   Рассматриваемая система содержит подсистемы, аналогичные такой биосистеме, как человек, в силу того, что она сформирована из отдельных личностей, энергия которых циркулирует внутри философской системы. Одна часть философов формирует ноосферу (дух) системы, определяя духовные идеи, мысли, философский смысл исканий; другая представляет ум в системе, создавая способы и методы исследований, реализуя их в конкретных трудах. Третья часть, так называемые «исполнители», включает учителей, пропагандистов и среду пользователей философской продукции. Четвертая часть формирует мир философских ценностей в данный момент времени, в данную эпоху. В терминах теории систем – это обратная связь, которая управляет величиной и знаком энергетики системы.
   Поступающий на вход сигнал (y) есть знания, полученные в таких системах, как религия, наука, психология, социология, а также внешние возмущающие факторы W. Выходной сигнал (x) есть знания, которые поступают в такие системы, как наука, религия, социология. Таким образом, все ошибки, возникающие в каждой из подсистем, а также поступающие из других внешних систем (например, религии), в том числе возмущающие факторы W, преобразуются в каждой из подсистем философской системы и в видоизмененном состоянии поступают на вход таких систем, как наука, религия. Прежде всего, эти ошибки обусловлены изначальными особенностями философии, т. е. ее духом.
   На философии лежит печать характера и интересов тех народов, которые занимаются ею. Поэтому можно говорить о национальных особенностях немецкой, французской, английской, индийской, китайской, японской, американской, русской философии. Различия между философскими школами в разных странах зависят от специфического выбора предметов исследования, большей или меньшей способности к философским размышлениям, большего или меньшего доверия к различным видам опыта (чувственному или религиозному). Ошибки философии и их эволюция хорошо просматриваются в трудах наиболее крупных философов, где отражены модели мира или его отдельных подсистем, процессов на основных этапах развития философии как системы.
   Во все времена культурные ценности, порожденные философами, включали ценности, обусловливающие достижение достоверных знаний в области духовной и материальной составляющих культуры, ибо эти ценности были направлены на уменьшение потерь как в процессе получения знаний, так и в процессе приложения их к среде жизнедеятельности. Здесь велика роль отдельных личностей, и наиболее осязаемые результаты получены в эпоху Античности Аристотелем и Платоном. Различие их взглядов на идеал достоверности знаний, и прежде всего научных, есть две противоположности (антипода), включающие в себя различные оценки научного статуса естествознания.

   Рис. 2.3

   Философия Платона (427–347 гг. до н. э.) базировалась на духовной культуре Востока, отрицала телесный (материальный) мир как темницу души. Поэтому, поскольку материальное бытие не несет в себе истину, постоянство, гармонию и лишь косвенно связано с духовным миром, оно не может быть достойным предметом познания – им может быть только высшая духовная реальность. Согласно Платону, физический мир не может служить источником достоверного знания, поэтому эмпирическое знание не есть научное, – таковым является знание, полученное только в процессе умозрительной деятельности, исключая из полученной таким образом научной сферы арифметику, геометрию, астрономию, поклоняясь только диалектике. Эта философская мысль находилась в одном из крайних (критических) положений Х1 (рис. 2.3) в постижении природы, за которым простирается область недостоверных знаний (область Ω1).
   Другой крайностью было учение Аристотеля. Философская мысль, озвученная Аристотелем, реабилитирует физический (чувственный) мир, запечатлевший божественную разумность: «Человек есть разумность от Бога, являясь «смертным божеством». В силу последнего утверждения он способен обрести достоверные знания о сущности природных явлений. При этом он в качестве средств познания физического мира включает арифметику, геометрию, астрономию, физику. Однако чувственный опыт, поставленный во главу угла, в своем крайнем проявлении задает вторую крайнюю точку познания по оси OX – Х2 (рис. 2.3), за которой расположена область знаний, не включающая достоверные знания (область Ω2).
   Между этими двумя крайними позициями (Х1, Х2) расположены все философские системы. Выбор оптимального соотношения между опытом и теорией, т. е. точек Хopt, является предметом исследования этих систем. Смысл оптимальности связан с разработкой такого способа исследования, которому свойственна наименьшая величина погрешности, полученная при построении модели мира.
   В решении проблемы выбора Хopt принимало участие большое число философских школ и философов. Наиболее близкими к современному пониманию проблемы оказались скептики. Они считали: достоверное знание природы невозможно; достоверные знания человеку не нужны, достаточно вероятного знания. При этом они выделили три ступени вероятности: вероятность отдельного представления; вероятность представления, усиленная его связью со многими другими представлениями; вероятность представления, всесторонне подкрепленная другими вероятными представлениями.
   В эпоху Средневековья философы продвинулись несколько вперед в сторону увеличения достоверных знаний, получения их в процессе и для процессов жизнедеятельности. Учения Платона и Аристотеля получили дальнейшее развитие. Эти две крайности (антипода) жили и развивались, взаимно дополняя и обогащая друг друга.
   Последователь Платона – Августин – творил в период, когда гибла античность и зарождалось Средневековье. В эту эпоху происходил распад античных форм бытия, культуры. Августин в своем учении ограждал высшую среду божественной воли и ее тайных решений от посягательств человека, его разума. Здесь он близок к скептикам, отвергая вместе с ними достижимость достоверных знаний о физическом мире. Как следует из приведенной выше интерпретации области (Х1, Х2), достоверные знания возможны лишь при определенном сочетании теории и практики, но это сочетание неизвестно и, как показывает опыт научного поиска, трудно реализуемо.
   В отличие от Платона, Августин выражает доверие к чувственному миру как творению Божиему, но скептически смотрит на интеллектуальные возможности человека относительно теоретического мысленного построения абстрактного мира – аналога физического мира. Этот момент – мысль – порождает эмпирические устремления, сначала неоавгустианцев, а затем Декарта и Ньютона. Такой подход позволяет скомпенсировать наши ограниченные интеллектуальные возможности в получении достоверных знаний с помощью эксперимента.
   Последователем Аристотеля в средние века был Фома Аквинский – сторонник эмпиризма. Он усматривает исток познания в чувственном восприятии, восходящем затем к умопостигаемому бытию, достоверному знанию сущности вещи. По существу, этим он помогает в поиске Хopt. Созданная Фомой Аквинским картина мира предопределяет порядок, познаваемость мира, непознаваемость Бога, возможность вмешательства Бога в биосферу, им же созданную. Прошли века, и вот философы, придерживающиеся теории антиподов, начинают совмещать крайние точки Х1 и Х2 с точкой Хopt. Такое движение создает все необходимое для получения более достоверных знаний, т. е. снижения научного риска.
   Следующий этап развития культуры и философии есть Новое время. Возрождение создало учение о высоком назначении человека: «Человек есть смертное божество», «Человек – венец творения». Реформация (XVI–XVII вв.) заложила новые культурные ценности, уничтожая высокие идеалы Возрождения. Реформации предшествовали религиозные войны, феодальная междоусобица, тотальное падение нравов, сопровождаемые эпидемиями и стихийными бедствиями, политические революции и гражданские войны. По этой причине Лютер и Кальвин подчеркивают могущество божественной и бессилие человеческой воли, красоту и блеск природного мира и безобразность мира человеческого.
   Но эта эпоха породила то, что в дальнейшем создало фундамент Нового времени: действительность можно переосмысливать, переделывать, перестраивать. При этом созрело нигилистское отношение к непосредственной действительности, к тому традиционному потоку жизни, который вместе с природным окружением совсем недавно назывался «Прекрасным космосом».
   Сформированные новые культурные ценности включают действительность как несовершенный материал для активного преобразования, усовершенствования, рационализации. Это было антиподом предыдущей культуры, когда действительность считалась неприкосновенной и человек не мог вмешиваться в ее процессы в силу ее совершенства. Здесь находятся истоки смены базиса в культуре и перехода от культуры Реформации к культуре Нового времени.

2.4. Социальная среда как система

   Важную роль в жизни индивида оказывает социальное действие [7], включающее субъективную мотивацию личности или группы и ориентацию на других, без которой действие не может быть социальным. Особенностью социального действия является целерациональный тип действий, когда связь между целью и выбираемыми для ее реализации средствами опосредованы психологией индивидуума.
   Для социальной системы, например, человека, характерно наличие ориентации на мотивацию, которая может быть максимальной (х2), когда человек все свои действия ориентирует на другого человека, или минимальной (х1), когда человек ориентирован только на себя. Здесь х – действия человека, обусловленные мотивацией и выраженные, например, в единицах его труда (умственного или физического). Значения x1, x2 являются критическими. В случае когда х < х1, человек трудится только на себя, и его труд, как правило, не востребован. Когда х > х2, его труд не несет ничего нового для себя, ибо субъективная мотивация полностью посвящена другим, без своего развития. В зависимости от свойств и качеств человека возможны различные уровни его социального действия x
[x1, x2]:
   1) целерациональное – идеальный тип действий – через ожидание определенного поведения предметов внешнего мира, других людей как условий, как средств для рационально-направленных и регулируемых целей;
   2) субъективно-целерациональное – ориентированный тип – через сознательную веру в этические, эстетические, религиозные идеалы, понимая собственную ценность определенного поведения, взятого просто как таковое и независимо от успеха;
   3) более или менее сознательное и более или менее однозначное – целерационально ориентированное, в том числе аффективно-эмоциональное;
   4) ориентированное нецелерационально, но понятное по своему смыслу, в том числе через привычку;
   5) по своему смыслу более или менее понятное, мотивированное, однако нарушаемое вторжением непонятных элементов;
   6) в котором совершенно непонятны психические или физические факты социального действия, связанные с человеком незаметными переходами [7].
   Целерациональность – средство анализа действительности, а не характеристика самой этой действительности. Для того чтобы человек начал работать, он должен видеть цель; чтобы он начал активно, творчески работать, он должен верить в успех, обладать волей и воображением. В качестве начальных условий должна быть культура; ее дух должен воздействовать на дух человека, пробуждать и подталкивать его к практической деятельности, в том числе к накоплению знаний. Получив, реализовав что-то в выбранном направлении, человек должен испытывать удовлетворение страсти, душевный комфорт. При этом вершины достигает тот, кто достигает наибольшей степени духовного самоутверждения, когда он может сказать сам себе: «Я достиг этого. Я велик. Я есмь». Хотя в то же время он может вести скромный или полуаскетический образ жизни. При больших энергозатратах человек стремится достичь своей цели любой ценой, подвергая себя риску, в котором соучаствует душа.
   Мы можем говорить о психологии и социологии отдельно до тех пор, пока не станем изучать их в процессе жизнедеятельности: реальной или абстрактной. Как только мы начали изучать биосистему, ее функционирование и, тем более, изучать проблему научного риска, так мы сразу же сталкиваемся с моделью, в которой психология и социология суть динамические системы, реализующие взаимосвязанные, взаимозависимые процессы. Только в некоторых частных случаях их можно разделить, например, когда социальная среда описывается в виде заданного процесса, реакцию на который со стороны человека мы хотим изучать. Этот подход носит академический характер, иллюстративный, не позволяющий делать далеко идущие выводы.
   Творчество и его истинные цели целиком и полностью определяются состоянием души, эмоциональным преобладанием, регулярным во времени. Люди с преобладанием отрицательных либо положительных эмоций творчески активные, способны творить. В своих крайних проявлениях это разрушители и созидатели соответственно. Плоды труда разрушителя не всегда направлены на причинение зла обществу, людям, природе. Исходный элемент – личность, а результаты общественного процесса Y, как правило, не совпадают с направлением индивидуальных действий Х, и это естественно, ибо общественный процесс есть единение, но не сумма энергетик индивидуумов.
   Категория социального действия требует исходить из понимания мотивов личности. При этом ни общество в целом, ни те или иные формы коллективности не должны рассматриваться в качестве субъектов действий: таковыми могут быть только отдельные индивиды. Мотивы личности формируются под влиянием культурных ценностей и качеств человека как личности, его профессионализма, характера. Эти три составляющих суть базис, в котором оценивается творческий продукт личности. Общие потери и соответствующие им погрешности как при моделировании систем, так и при формировании социальных действий, в сильной мере зависят от профессионализма личностей, наполняющих отдельные подсистемы социальной системы. Истоки призвания, полученного от Бога, привнес в мир культуры Лютер, подчеркнув этот факт, переведя Книгу Премудрости Иисуса, сына Сирахова, в связи с чем она получила распространение в протестантской среде.
   Существует мнение, что если люди не понимают, как они живут, не ставят свои цели, не видят светлого будущего, которое им предлагают, то это значит, что они душевнобольные. При этом индивид не дает себе отчет в естественных целях и их рациональности, чем и занимается психоанализ[1]. Здесь возникает вопрос: вправе ли исследователь утверждать, что он понимает индивида, его жизнедеятельность лучше, чем тот понимает сам себя? Этот вопрос следует отнести к Марксу, Ленину, Бакунину, которые знали, что делать, как жить рабочим и крестьянам. Такая ситуация возникает во врачебной практике душевнобольных людей, когда врач понимает их лучше. К здоровым людям, способным осмысливать свои возможности, оценивать, выбирать и осуществлять цель своей жизни, это не применимо. Если инициатор такого подхода (марксизм) вправе считать и зачислять здоровых в больные, то тогда надо определить, что такое социальная болезнь, каково соответствие между душевнобольным в медицине и социально больными – в обществе. После этого определить права «терапевтов» социальной среды и методы лечения, используемые ими.
   Итак, в идеале человек сам знает, что ему нужно, и, что более важно, он формирует целерациональное действие для достижения цели. Именно такой подход – научный. При этом в идеальном случае понять смысл действия – значит, понять и самого действующего и наоборот [45].
   Рассмотрим идеализированное пространство социологии – целерациональных действий. Отклонения от целерационального действия обусловливают ошибки не только в научной, но и в практической деятельности, что приводит к рискам социальной среды. Все это обусловлено свойствами человеческой личности, в том числе профессионализмом, когда личность не может самореализоваться в силу влияния социальной среды, например, создающей невозможность достижения поставленной цели в силу ее возможностей, полученных человеком от природы.
   В идеальном случае человек может иметь призвание Х или Y (рис. 2.4), которое редко реализуется (n – количество людей, имеющих соответствующие качества). Каждая из личностей обладает в различной мере возможностями гуманитария X и естественника Y. Люди с большой энергетикой аналитического ума – это теоретики, естественники Y, а с малой – как правило, гуманитарии X. У гуманитария преобладает энергетика ноосферы [23]. Естественники делятся на теоретиков (математиков) и прикладников (инженеры и т. п.), и этот процесс продолжаем.

   Рис. 2.4

   Появление гуманитариев и естественников в определенном соотношении вполне закономерно так же, как то, что в нашем мире рождается приблизительно 50 % мужчин и 50 % женщин. В связи с этим выбор профессии, как правило, не случаен, ибо гуманитарии и естественники (это касается тех, кто близок к 100 %) не могут заменить друг друга, в противном случае неизбежны потери и риски.
   Редко кому удается по своему усмотрению использовать свою духовную, умственную энергию. Как правило, научные работы заказываются сторонними лицами, организациями. Так было в эпоху социализма (развитого социализма), когда защита кандидатской и докторской диссертаций несла, как правило, экономические выгоды, и были лишь единицы, труды которых способствовали развитию духовной или технической культуры нации. Стремление правительства направить поток диссертаций, часто плановый, в русло духовной жизни нации не увенчалось успехом. Они не создали могучего всплеска культуры в полном объеме: духовном и материальном, в силу того, что движущая сила – энергетика людей – была направлена на выполнение «диссертабельных» работ, целью создания которых была защита диссертации как плановый фактор одного из показателей работы научной организации. Другая крайность наблюдается в США, когда все работы заказывают бизнес, правительство.
   Важным стимулом развития культуры был и есть дух соревнования, стремление к духовному успеху, подчас близкий по смыслу «духу капитализма», о котором пишет М. Вебер [7]. В культуре, науке, социологии, как и биосфере, новое создается за счет уничтожения старого, которое не сдается. В связи с этим возникают конфликты между старым и новым, между религией и философией, философией и наукой. Новые парадигмы побеждают старые, часто в процессе длительной борьбы, но когда побеждает новое в момент t0, то это происходит рывком, скачком. Этому моменту предшествует накопление знаний, углубляющих и расширяющих уже имеющиеся, а иногда и отрицающих то, что было создано, но всегда эти скачки возникают относительно достигнутого. Подобные скачки под силу осуществить мощным личностям, таким как, например, И. Ньютон, А. Эйнштейн, И. Кант [29], которые способны достигнуть победы не только на духовном, но и на умственном, душевном и физическом направлениях. Это обусловлено тем, что все новое, как правило, не востребовано инвесторами, которые способны оплачивать не только и не столько труд ученого, сколько его реализацию, апробацию в настоящем времени.
   Истории известны такие факты, да и сегодня наблюдается невозможность реализации важных научных мыслей, идей. Несмотря на это, человек-ученый, обладающий сильной волей, верой, воображением и знаниями, всегда стремится к совершенству своего мышления. Им часто движет страсть творческой деятельности. Но иногда им и его целью жизни правят деньги. Деньги могут править телом, удовлетворять его потребности, но они никогда не смогут заставить духовный мир жить по их указке, им в угоду, только тело склонно к этому. Яркий пример – история духовной жизни цивилизации, история ее развития, когда личность творила без платы за свой труд, отстаивала плоды своей духовной деятельности вплоть до самопожертвования; когда, несмотря на равнодушие современников к ее духовным трудам, личность продолжала трудиться.
   Как только личность начинает измерять свой духовный труд, ее труды сразу утрачивают свою ценность. И это не потому, что деньги ничто, а потому, что личность должна много энергии отдавать в обмен на деньги [34]. И этот обмен может касаться не только физической энергии, но и умственной, духовной, душевной. Цель жизнедеятельности может определяться одной из подсистем эгосистемы в зависимости от ее энергетическо-информационного потенциала. Самая плохая ситуация, когда верх берет тело, и в угоду пополнения энергетики тела функционируют все остальные подсистемы эгосистемы. Человек велик, если цель жизни формирует дух, когда вся эгоэнергетика направлена на творчество, неважно на каком уровне. Это творчество может быть в гончарном, столярном, кузнечном деле, в науке, философии, религии. Важно, что человек достигает в творчестве духовного совершенства, он служит Делу, которое имеет смысл не только сегодня, но и в будущем. Такой человек может гордиться собой. Такой труд оценят не только современники, но и потомки, так как он творит мир и угоден Богу. Это и есть духовное бессмертие (земное).
   Социальная среда представляет собой динамическую систему, процессы в которой переменны во времени. Если мы рассматриваем социальные процессы до момента времени t0, тогда это есть история, после t0 – будущее. Ставя задачу прогноза развития социальной системы, t0 следует рассматривать как начальный момент времени. В этом случае социальные процессы (действия) создают индивидуум или группу, творящие в данный момент времени.
   Представим социальную систему с помощью подсистем, наполненных личностями, обладающими особыми свойствами (рис. 2.1). При этом подсистема (1) заполнена такими индивидами, как Аристотель, Декарт, Ньютон, Эйнштейн, Кант, Вернадский. Они – источники духовных идей, мыслей, их индивидуальное действие было направлено в эту сторону, в этом направлении. Согласно представленной модели, управление системой формируется подсистемой «Дух», и здесь недопустимо доверять управление социальной средой исполнителю – массам (телу), подсистеме (3). Отклонение от такой модели порождает мощные ошибки, доставляющие огромные потери человечеству. Так, одни хотели создать государство казаков (С. Разин, Е. Пугачев), другие – государство рабочих (К. Маркс, В. Ленин), без остальных составляющих, наличие которых допускалось, но власть должна была принадлежать казакам или рабочим, т. е. телу социальной системы.
   Гипотеза. Человек творит в среде социальной системы с соответствующей структурой в форме систем с обратной связью, по образу и подобию своей системы [47], обеспечивающих устойчивое развивающееся состояние человека и социальной системы [24].
   Социальная система изучается, управляется, развивается с двух противоположных сторон: «сверху вниз» и «снизу вверх». Как правило, это развитие обладает противоположностями, из которых создан мир и благодаря которым он развивается. Например, рабочий и инженер изучают, управляют, развивают фундамент социальной системы, себя как человека в своей конкретной реализации как индивидуума, свой мир, свое обустройство жизни и жизнедеятельности, вплоть до защиты прав и свободы. Президент (командно-административная подсистема) обязан рассматривать в целом совокупность индивидуумов, решать проблемы обустройства системы.
   Итак, социальная система изучается, управляется с помощью энергетических потоков «сверху» и «снизу».
   I. Влияние «сверху вниз». Здесь возможны следующие ситуации.
   Энергия «сверху» Ев усиливает энергию Ен, создаваемую «внизу», и тогда порождается суммарная энергия Ε∑ (т. е. Ė∑ > 0), которая не есть простая сумма.
   Энергия «сверху» Ев нейтрализует Ен, и тогда Ė∑ = 0.
   Энергия «сверху» Ев подавляет Ен, и тогда Ė∑ < 0.
   II. Влияние «снизу вверх».
   Энергия «снизу» Ен усиливает энергию, создаваемую «сверху» Ев, и тогда > 0.
   Энергия «снизу» Ен нейтрализует Ев, и тогда Ė∑ = 0.
   Энергия «снизу» Ен подавляет Ев, и тогда Ė∑ < 0.
   Если человек стремится к известности, то часть своей интеллектуальной энергии Е он должен отдать на реализацию этой цели. Хорошо, если эта часть небольшая, и тогда творчество продолжается. Но, как правило, особенно, когда творчество нестандартное, необходимо потратить энергию на доказательство своей правоты, а подчас нужно доказать, что ты умнее того, от кого зависит решение о признании твоих работ. А это, согласитесь, непростая работа и часто невозможная. Хорошо, если у вас есть опыт убеждения. А если нет? Если вы аэродинамик и появились с новой идеей в каком-то специализированном институте и, более того, не взяли в соавторы нужного человека оттуда, тогда, вероятнее всего, ваша идея будет закопана, погребена. Нужно ли говорить, что это плохо? Нет. Нужно ли говорить, что в этом есть некоторая польза? Да. Не всякая идея сразу должна быть принята. В процессе борьбы за свою идею автор много размышляет и осмысливает, перестраивается. Однако часто идея умирает вместе с автором, и от этого теряет наука – это ее риск. Первый риск – когда правильная мысль отвергается; второй – когда принимается неправильная мысль. Как показывает опыт, этот риск временный, так как идеи, как правило, «воскресают», но риск велик, ибо о многих утраченных идеях мы можем только догадываться.
   Научные ошибки, допускаемые человеком в процессе научной работы, зависят как от социальной среды, в том числе государственно-управленческой системы, так и от окружающей его природной среды. Так, из истории известно, что человек может адаптироваться к рабству, но при этом реагирует на него снижением своих интеллектуальных и моральных качеств, отдачей своих энергий. Человек может адаптироваться к тоталитарной системе управления, но при этом перестает говорить правду, говорит и настраивает свои мысли на нужное или разрешенное мышление. При этом в условиях культуры, проникнутой всеобщим недоверием и враждебностью, человек адаптируется ценой ослабления энергий творчества или его бесплодностью.
   Нацизм и сталинизм уничтожили философию и подвергли реставрации духовную жизнь народа путем уничтожения стремлений человека к мыслительной деятельности. Были подвергнуты террору трансцендентальное «Я», самосознание, что философия стремилась изучать, начиная с Сократа. Вне «зоны заключения» субъект, цели жизнедеятельности которого полностью диктовались государством, терял ответственность за себя: «Я есмь, но я не владею собой». То, что сталинизм оставлял человеку «на свободе», было непосредственно сопряжено с произведенной им экспроприацией объективного «Я»; не было и института личной собственности. Если я изолирован от общества, меня более нет для мира, мое «Я» отсутствует в нем. При этом «Я» растворено в гомогенном «Мы» лагерного коллектива. В психическом плане ликвидация рефлектирующего «Я» происходила в результате того, что оно принуждалось к беспомощности.
   Человек может адаптироваться почти к любой культурной и политико-правовой системе, но в той мере, в какой эта система противоречит его природе, у него развиваются ментальные и эмоциональные нарушения, приводящие к бунту, обусловливающие его потери, что связано не только с человеческим, но и с научным риском.
   Человеческая эволюция обусловлена человеческой адаптируемостью и существующими неразрушимыми свойствами природы человека, которые заставляют его никогда не прекращать поиск условий, более соответствующих его внутренним духовным и душевным потребностям. Процессом научной работы человека движет добродетель, направленная на активное использование человеком своих способностей. Силой или бессилием характеризуются все человеческие проявления, особенно в науке, где умственный труд чрезвычайно тяжел, где результаты труда труднопрогнозируемы. Как правило, прилив энергии сопутствует расцвету творчества, делает человека счастливым, в то время как бессилие характеризуется депрессией.
   Трагедия человека отчасти в том, что развитое «Я» никогда не бывает полным, даже при самых лучших условиях реализуется только часть человеческих возможностей. Человек всегда умирает прежде, чем успевает полностью реализоваться. Ни наука, ни удовольствие, ни власть, ни даже красота не дают ответа на главный вопрос о смысле жизни, который состоит в плодотворной деятельности, идентичной благу и направленной на формирование ноосферы, где бы и в какой области человек ни находился. При этом человеческий принцип «Будь самим собой» реализуется в полную силу. Плодотворное мышление – одно из свойств научного мышления.

2.5. Мировоззрение как система и его структура

   Развитие «психоаналитического ума» привело к созданию ноосферы. Психоаналитический ум инициировал развитие аналитического ума. В природе нет противоречия между ноосферой (духом) и аналитическим умом, первый из которых создан на базе религиозных знаний, философии, а второй – на базе естественно-научных знаний. Такие противоречия существуют и придуманы некоторыми учеными, философами, что обусловлено, прежде всего, предметом изучения и свойствами человека. Таким образом, от сотворения (по Библии) или от начала своего развития (по науке) человек не имел никакого сознания или мышления. Это подтверждает Ветхий Завет. Все изменения уровней мышления происходили в процессе его жизнедеятельности, т. е. Бог не со дня сотворения человека познан им.
   Из эмоционального восприятия природной среды сформировалось наивное, или понятийное, мышление [78]. Людей с таким мышлением впоследствии называли язычниками. Под воздействием социальной среды из наивного мышления было развито метафизическое, которое создало знания, зафиксированные в виде мудрости. Последнее в процессе развития общественных, государственных взаимоотношений получило развитие в сторону предрелигиозного мышления, выразившегося в создании ряда трудов по Премудрости. Предрелигиозное мышление есть предпосылка для формирования религиозного мышления и создания теоретической базы, выражавшейся в трудах Божественной Премудрости, ярко представленных в Библии.
   Религиозное мышление создало все необходимое для появления учения Христа, а в дальнейшем – духовного мышления на базе этого учения. Духовное мышление принесло плоды для развития философии духовного направления в виде религиозной философии и соответствующего мышления, которое назовем психоаналитическим или сокращенно духовным. Кроме того, в это время получила развитие философия материалистического направления, которую назовем аналитическим мышлением.
   Тип мышления связан с той культурой, на базе которой оно развивается. Если мы обратимся к истокам цивилизации, изложенным в Ветхом Завете, то убедимся, что сначала был психоаналитический ум (ноосфера), который позволял создавать условия для жизнедеятельности, развивать культуру, созерцать ужасы природы, сеющие смерть, а вот аналитического ума, отвечающего за научное и философское мышление, не было. Итак, было религиозное мышление, которое стало истоком философского и научного.
   Уровень развития мышления связан с системой власти, состоянием общества, и эта связь имеет обратное влияние. Мыслители (Гераклит, Пифагор и другие) в качестве первого начала утверждали все метафизическое: воду, воздух, огонь, число. Современные ученые-атеисты предлагают в качестве начала материю. Истина для верующих всегда непоколебима. Истина для философа, ученого претерпевала существенные изменения во времени по мере развития сознания, накопления знаний. Появление и признание Бога человеком есть необходимость, без которой он теряет суть, утрачивает смысл и снимает ограничения на поступки людей, повышая риск не только для самого себя, но и для среды.
   Согласно имеющимся документам, материалам процесс становления мышления начался со становления культуры. В этот период мышление человека находилось на наивном уровне. В процессе становления современного мышления можно выделить следующие уровни – этапы развития, которые представлены на рис. 2.5.

   Рис. 2.5

   На каждом этапе развития мышления человек вносит соответствующие ошибки, строя модели (абстрактные, умственные) среды жизнедеятельности. Величина их максимальна на первом этапе, на котором доля недостоверных знаний была велика по сравнению с достоверными знаниями. Последующие этапы становления мышления характеризуются увеличением достоверных знаний, их объема, которые служат целям жизнедеятельности. Однако при этом возрастает объем и недостоверных знаний. Наше мышление стремится преодолеть их, однако это ему не удается.
   При этом человек как биосистема обладает организованностью и может быть рассмотрен как закономерно выраженная зависимость от биосферы в виде функции-оператора, которая описывает непрерывное становление, движение всех ее самых мельчайших материальных и энергетических частиц. В процессе движения эти частицы не возвращаются достоверно (закономерно) в то же состояние, из которого начали движение. Их возвращение, как и все в природе, может быть случайным с некоторой вероятностью, но возможно на достаточно малом промежутке времени. В силу того, что две взаимно проникающие и зависимые энергетические среды (биосфера и человек) находятся во взаимосвязи, следует ожидать, что изменения в одной из них обусловливают изменения в другой (рис. 2.6).

   Рис. 2.6

   Человек не есть случайное, независимое от окружающего – биосферы и геосферы – свободно действующее природное явление. Он составляет неизбежное проявление большого природного процесса, закономерно длящегося в течение, по крайней мере, двух миллиардов лет. При этом биосфера несколько раз претерпевала смену состояния. Это было в кембрий, когда появились крупные организмы с кальциевыми скелетами, и в третичный период (15–80 млн. лет назад), когда создавались современные леса и степи, развилась жизнь крупных млекопитающих.
   Исходной точкой, главной силой является геосфера. Именно она диктует все изменения в биосфере так же, как дух человека управляет его биосистемой. При этом биосфера в своем проявлении, как ум человека, производит отбор, расчет и т. д. Человеку в этой системе отведена роль физической силы для реализации всех энергетических команд, поступающих от геосферы и биосферы. При этом физическая сила приспосабливает себя для лучшей реализации этих команд. Известно, что в истории земной коры существуют критические точки, более точно – периоды, в которые геофизическая деятельность проявляет особую активность, когда меняется базис динамической системы (энергетический потенциал подсистем), представленной на рис. 2.6. При этом наблюдается усиление вулканических, орогенических процессов, охватывающих большую часть биосферы одновременно на всем ее протяжении.
   Процессы в биосфере и человеке совпадают в своем усилении, в своих самых больших изменениях, в те периоды, когда происходит смена базиса в этих системах, потери человека изменяются. Об этом говорят исследования Д.Д. Дана (1813–1895 гг.) в г. Нью-Хейвене. Он заметил, что с ходом геологического времени на нашей планете у человека совершенствуется центральный нервный аппарат – мозг. Этот процесс никогда не идет вспять, многократно останавливается, иногда на миллионы лет.
   Рассмотрим проблему формирования мировоззрения, причины его развития, а также характеристики его подсистем, т. е. его развитие как динамической системы. В.И. Вернадский подчеркивает [11]: «Научное мировоззрение есть создание и выражение человеческого духа; наравне с ним проявлением той же работы служат религиозное мировоззрение, искусство, общественная или личная этика, социальная жизнь, философская мысль или созерцание. Подобно этим крупным отражениям человеческой личности и научное мировоззрение меняется в разные эпохи у разных народов, имеет свои законы изменения и определенные, ясные формы проявления».
   Мировоззрение человечества формируется на базе мировоззрения отдельных личностей, которые имеют новые мысли, идеи, которые, благодаря большому воображению, постоянно создаются и совершенствуются. Благодаря большому энергетическому потенциалу они целенаправленно впитывают в себя часть знаний из общей совокупности знаний, составляющих мировоззрение людей планеты. При этом мы не можем сказать, что воображение этих людей диктует путь развития духовной и материальной компонент культуры. Эти пути формируются независимо от личностей.
   Личности в процессе научного творчества творят идеи, умы эти идеи обрабатывают с целью применения в процессе жизнедеятельности, превращая их в форму, доступную для восприятия массами. Народ (массы) внедряют в свою жизнь, жизнь общества, нации новые идеи, видоизменяя их в силу своего духовного уровня, который сформирован к текущему времени духовным уровнем нации. Так, например, идея профессионализма была развита протестантами до капитализма. В результате идеи, сформированные мыслителями, на выходе социальной системы видоизменяются так, что они не имеют ничего общего или очень далеки от исходной идеи.
   Посмотрим, из чего мы строим те абстрактные объекты, из которых создаем искусственные объекты. Они строятся из множества объектов окружающей нас природы на основе знаний живых веществ – биосферы. Миллиарды различных живых существ дают нам объекты с различными свойствами, способные совершать различные процессы. Нам нужно иметь в начале какого-то нового научного направления воображение с практическим уклоном, которое порождает с помощью подсознания идею, мысль. Эту идею, мысль реализуют люди с аналитическим уклоном. Нет других волевых структур, побуждающих творить, управлять нашей духовной жизнью (ноосферой), кроме нас самих.
   Знания человека, его идеи, мысли формируются не только на основе изучения внешних свойств объекта, но и внутреннего их содержания. Та личность, которая глубже проникла в суть биосферы, не только в ее отдельные элементы, но и познала в целом эту систему, смогла построить новые объекты, положившие начало новым научным, практическим, религиозным, философским теориям, которые создавало, создает и будет создавать мировоззрение отдельной личности и цивилизации в целом. Наиболее ярким примером в духовной жизни является идея монотеизма, единого Бога, призванная устранить духовные катаклизмы при наличии множества Богов. Другой пример – это формирование единого морального кодекса от Ноя к Моисею и в итоге к Иисусу Христу для всей планеты, дабы устранить социальные катаклизмы [69]. И это состоялось.
   В области философии обозначены поиски единых ценностей, создающих единые цели, которые позволяют объединить усилия, направленные на развитие социальной среды – сообщества, государства, региона, города, предприятия, семьи. В области естествознания существуют две самостоятельные субстанции, руководящие законами изменения научного мировоззрения планеты, сотканного из множества разнообразных объектов. Духовная деятельность человека, погруженного в ноосферу человечества, и ее развитие стимулируются общественной психологией, развитие которой, в свою очередь, непосредственно связано с развитием ноосферы человека. Таким образом, мы пришли к замкнутой системе, в обратной связи которой находится психология общественной среды, а подсистемой, формирующей новые мысли, идеи, является ноосфера человека.
   Указанные примеры и рассуждения вновь и вновь приводят к мысли, что процесс формирования мировоззрения совершается системой, которая включает в себя подсистемы, созданные путем объединения отдельных личностей, профессиональные качества и характер которых можно объединить именно в такие подсистемы (рис. 2.7). У человека нет другого разума, чем вселенский, куда входит и человек как клеточка со своим разумом. Именно во вселенском разуме человек черпает все то многообразие и единство идей, которые он потом воплощает в жизнь в искусственном мире.
   Обратимся к примеру. Когда вы как гость, случайный прохожий приходите в монастырь, общину, вы подчиняетесь той морали и этике, которые там созданы и приняты. В этом мире вы также гость, случайный прохожий, который на время пришел в «общину» и вынужден подчиняться тому, что здесь создано, а если и создавать новое, то только под девизом «Не навреди!».

   Рис. 2.7

   В процессе творчества человеку приходится анализировать, осмысливать, обращать внимание на объекты вселенского разума и, что самое главное, на мыслимые (возможные) средства их реализации. Чтобы реализовать монотеизм, Моисею пришлось долго создавать соответствующую среду духовного мира соплеменников, которые долго жили в Египте и поклонялись, как язычники, множеству богов. Прошло 40 лет, но духовная память не стерлась, и ему (Моисею) приходилось идти на уступки соплеменникам – разрешать возвращаться к Богу-змею язычников.
   Отметим, что, в силу сказанного выше, разум, структура подсознания, а следовательно, и ноосфера различных людей различных континентов одинаковы. По этой причине люди разных стран творят различные объекты, но если они создают объекты для одних целей, то эти объекты либо идентичны, либо отличаются по причине различия культур. Приведем примеры.
   В различных эпохах независимо друг от друга люди творили одинаковые идеи, абстрактные модели искусственного мира. Уникальный пример тому – Леонардо да Винчи, который в конце XV и начале XVI столетий создал идеи, представленные им в виде рисунков, например, турбин, подводных судов, парашютов, которые иногда в деталях повторяют идеи, сформированные независимо от него в конце XVIII – начале XIX столетий.
   В древних японских хирургических инструментах есть много общего с созданными независимо от них в Европе в эпоху, когда эти культуры не могли иметь контактов.
   Племена майя намного раньше других достигли путем астрономических наблюдений того же летосчисления, что и культурные племена Европы и Америки. Их год точнее совпадал с астрономическим.
   И. Кант создал теорию творения Вселенной, которая осталась незамеченной и была повторена независимо от него.
   Множество подобных примеров показывает, что в разные эпохи в разных местах земного шара рождаются одинаковые мысли без возможности заимствования. Одним народам свойственны в большей степени мысли духовного развития, другим – практических навыков. При этом духовное развитие подразделяется на гуманитарную область и область естествоиспытателей, в том числе теоретиков.
   Обратная связь, представленная на рис. 2.7, может быть как положительной – подстегивать развитие ноосферы человека, так и отрицательной – прекращать эту деятельность и хоронить (забывать) уже созданное. Так было с идеей эволюции, которую в свое время создал Ламарк. Она была забыта вплоть до 1860 г. и не имела никакого научного и философского значения. Так было с трудами Лобачевского, которые были поняты и приняты после его смерти и до сих пор оказывают заметное влияние на науку и философию.
   Таким образом, мы можем констатировать, что в науке нужно не только сформулировать и высказать мысли, истину с помощью подсистемы (1), недостаточно доказать данную мысль с помощью подсистемы (2), но и необходимо довести все это до понимания масс, способных в процессе жизнедеятельности получить реальные результаты – подтверждение научных истин. Если мы примем систему, представленную на рис. 2.7, то должны признать, что неслучайно люди имеют идентичные мысли по одним и тем же событиям, по проблемам организации социальной среды, технико-технологической среды.

Глава III. Духовная культура как развивающаяся система знаний

3.1. Духовная культура как исторический процесс

   Культура представляет собой систему, которая реализует сложный многоплановый процесс, распределенный в пространстве, изменяющийся во времени. Учесть всю систему ценностей культуры невозможно, что накладывает ограничение на возможности изучения деятельности культуры как системы.
   Культура (от лат. cultura – возделывание, развитие, воспитание, образование, почитание) – исторически определенный уровень развития общества, творческих сил и способностей человека, выраженный в типах и формах организации жизни и деятельности людей, в их взаимоотношениях, а также в создаваемых ими материальных и духовных ценностях.
   Понятие «культура» употребляется для характеристики определенных исторических эпох (например, античная культура), конкретных обществ, народностей и наций (культура майя), а также специфических сфер деятельности или жизни (культура труда, политическая культура, художественная культура); в более узком смысле – сфера духовной жизни людей. Культура включает в себя предметные результаты деятельности людей (машины, сооружения, результаты познания, произведения искусства, нормы морали и права и т. д.), а также человеческие силы и способности, реализуемые в деятельности (знания, умения, навыки, уровень интеллекта, нравственное и эстетическое воспитание, мировоззрение, способы и формы общения людей).
   В некоторых случаях под культурой целесообразно понимать «всю сумму достижений и конституций, отличающих нашу жизнь от жизни наших предков из животного мира и служащих двум целям: защите человека от природы и урегулированию отношений между людьми» [67].
   В истоках культуры лежали именно эти два фактора. Защита человека от природы привела к созданию семьи, а затем общины. Одновременно с созданием семьи, общины возникают вопросы регулирования взаимоотношений между людьми, которые породили массу проблем, в том числе и внутри семьи, общины. В результате возникают духовная и материальная культура, по существу, два антипода, служащих одной и той же цели: осчастливить человека, личность. В основу духовной культуры закладывается любовь в своих различных формах проявления. Последняя может существовать, проявляться в своих крайностях: только в духовном, только в физическом. Появление семьи есть проявление сути человека, его духовного и физического начала. В семье любовь между членами семьи (отец, мать, сын, дочь, дед, бабушка) – это уже не что иное, как духовная культура, рожденная из любви физической.
   В общинах ярко проявляются первые черты власти, обусловленные необходимостью иметь надежную «команду», чтобы выстоять против хищников и других общин, снизить потери общины, т. е. снизить риск жизнедеятельности. Снижение потерь отдельной личности было связано с ограничениями свободы, так называемым «табу». Урезание свобод и введение соответствующих прав шли рядом и формировали фундамент культуры, а именно два его столпа, включающие: принудительный труд, создающий материальную культуру, и социальную среду, в основе которой лежит духовная культура.
   Успех общины, обеспечивший ее развитие, состоял в том, что большое количество людей могло оставаться в коллективе, и чем больше было людей, тем мощнее община. В то время объединение людей в большие общины было целесообразно с позиции развития культуры. Община была рядом с человеком, и все его переживания ей близки, понятны. Она может, в силу своей коллективной мощи, влиять на жизнь личности, творя, создавая благое для его жизни. Однако, чем больше община, тем смутнее становится взаимосвязь отдельных членов общины, тем дальше расходятся интересы отдельных личностей и их лидеров. Начиная с какого-то момента, возникает граница (xкр) по количеству членов общины, которую можно назвать критической для данной общины. С этого момента члены общины попадают в критическую ситуацию (материально не все, но духовно все), и вера в общину теряется. При этом культура не только дает, но и требует отдачу от личности, и эта разность у разных членов общины различна. У некоторых она больше забирает, чем дает, а другим – наоборот. Последнее оказалось привлекательно, и в результате начинается борьба за место в общине, где больше можно получить. Важным здесь является то, что это место: дает право управлять процессом развития духовной и материальной культуры; завоевывается в редких исключениях мудрыми, способными к такому управлению личностями; порождает распри в борьбе за него.
   В результате в процессе жизнедеятельности, в том числе творческой деятельности, потери личности зависят от того, кто займет место главы семьи, общины. Такие проблемы имеют место и в современном мире. При этом возникает конфликт между человеком как членом семьи и семьей. Одновременно с этим возникают новые проблемы и потери, обусловленные взаимоотношениями семьи и внешнего мира. Чем теснее связь членов семьи друг с другом, тем больше и чаще они склонны отгораживаться от других и тем труднее для них становится развитие материальной и духовной культуры. Но не только этим внешним фактором взаимодействия с внешней средой предопределяются потери семьи, общины, но также различной скоростью развития основных феноменов культуры: материальной и духовной. Личность строила культуру для достижения своих целей, своих интересов: материальную – на основе биосферы; духовную – с другими членами общины, семьи.
   Духовная культура выросла на почве человеческой любви и ненависти. В Библии любовь и ненависть в их крайних проявлениях человеческой сути обозначены как ангел и Сатана. Ненависть в своей крайней форме, осуждаемая человечеством, есть жестокая агрессивность, свойственная людям и проявляющаяся не только на заре цивилизации, но и в современных условиях. Сюда можно отнести: вторжение гуннов, походы монголов под предводительством Чингисхана и Тимура, захват Иерусалима набожными крестоносцами, истребление собственного народа Петром I, Лениным, Сталиным. Таких примеров вполне достаточно, чтобы смиренно согласиться с этим фактом.
   В силу этой изначальной враждебности людей друг к другу и к другим народам культура вынуждена принимать контрмеры, чтобы не допустить развал как ее самой, так и общества. Сложность решения проблемы состоит в том, что враждебность есть одна из самых сильных страстей, а потому она первична по отношению ко всем созданным волей человека законам, т. е. сильнее разумных интересов. Отметим, что враждебность есть составляющая сильной страсти, которую можно назвать максимализмом; она стоит над всем и всеми, в том числе порождает свою разновидность – экстремизм.
   Культура делает все, чтобы избежать проявления грубой силы, оставляя за собой право применять силу по отношению к преступникам, но закон не в силах справиться с осмотрительными и утонченными проявлениями максимализма и экстремизма. Он ничего не может поделать, когда происходит военный переворот и власть захватывает диктатор, что обусловливает максимальные потери этноса и его отдельных личностей. Он не может противостоять духовному растлению этноса, когда в большом количестве появляются языческие боги, когда христианам предлагается поклоняться не только Христу, но и обыкновенным грешным людям, канонизируя их, выставляя в виде икон в церквях.
   Максимализм породил коммунизм – общество, в котором, по мнению инициаторов-идеологов его создания, будет искоренено зло в связи с уничтожением частной собственности. По существу, здесь предлагается видоизменить фундамент культуры, а именно, материальную культуру и ее отдельную частичку: исключить частную собственность, сделать все имущество общим, когда всем людям дозволено будет им пользоваться. Эту часть можно понять и оправдать, учитывая особую культуру идеологов коммунизма. Однако есть главное, где заложена «научная» мысль, почему искоренится зло: все потребности будут удовлетворены, никто не будет иметь основания видеть в другом человеке врага, все с готовностью будут выполнять необходимую работу.
   Но тут возникает проблема духовной культуры, которую не замечают идеологи коммунизма, кроме как в области религии. Обратим свой взор на ноосферу личности. Равенство не наступит в силу того, что природа установила неравенство, снабдив отдельных людей как физическими возможностями, так и духовными талантами в чрезвычайно неравномерной степени. Последнее никак нельзя изменить, т. е. уравнять всех. При этом экстремизм, максимализм и агрессивность обязательно найдут себе выход, так как эти качества даны от природы, они господствовали в первобытные времена.
   В связи со сказанным, чтобы уничтожить зло, коммунисты должны были пойти дальше, переделать человека как личность. В России эта попытка была эквивалентна уничтожению человека. В своем минимальном проявлении духовная культура включает духовную собственность – семью. Отмена этой собственности равносильна отмене семьи – основы культуры, что приводит к разрушению культуры – основы основ любого этноса. Итак, на пути к коммунизму мы должны уничтожить самих себя, свой этнос, что и происходило в России и Франции, а также в других странах. Таким образом, культура не есть идеальное творение человечества за всю его историю, иногда она несет человеку несчастья в виде потерь.
   Одной из основных потерь личности от воздействия культуры является обилие ограничений, налагаемых на нее обществом, к которым личность не готова, особенно в раннем возрасте. Часто выполнение этих ограничений обусловливает неврозы личности, так как эти ограничения введены без учета ее духовных, душевных и умственных способностей. Большую долю вины за наши несчастья, потери несет одна из компонент культуры, а именно духовная. Мы могли бы быть более счастливыми, если бы отказались от ряда ее областей и восстановили общинные условия жизнедеятельности, отказавшись от огромных объединений – государств, в которых интересы, душевные страдания, потери отдельных личностей остаются незамеченными. Все это обусловливает враждебность к культуре у той части населения, которая способна анализировать.
   По этой причине следовало бы поставить задачу о переустройстве духовной культуры таким образом, чтобы лучше удовлетворить наши потребности, уменьшить наши страдания из-за потерь в процессе жизнедеятельности. Однако все не так просто, есть трудности, присущие самой природе культуры и не снимаемые никакими революциями, реформами, жестокостями. К таким трудностям относятся: ограничение первичных позывов – страстей; психологическая нищета масс, духовная нищета нации. Последнее представляет основную опасность, так как влечет самоуничтожение культуры, остановить которое никому не под силу. При этом общественные связи осуществляются путем идентификации участников друг с другом, а ведущие (одаренные, мудрые) личности часто не получают необходимой возможности влиять на формирование массовой культуры, ее духовной жизни – ноосферы, в том числе в силу своей неспособности к общественной деятельности. Все это усугубляет ошибки религиозных, философских и научных учений.

3.2. Культура как система со структурой

   Первичным в духовной культуре является дух человека, который трансформировался от идеи создания топора и до современных творений. В связи с этим застой в процессе развития духовной культуры или ее деградация связаны, прежде всего, с растлением духа человека, его ноосферы (духовной жизни), когда преобладает энергетика низменных страстей и все идеи и мысли направлены на их реализацию. Расцвет культуры связан с укреплением духа, когда преобладает энергетика возвышенного и дух творит мысли, направленные на развитие и реализацию возвышенного, служение ему, мобилизуя силу воли, в основе которой лежит вера в истинность выбранного пути.
   Исследования последних лет [10] подтверждают чрезвычайную древность человеческой культуры и, в частности, научного поиска, научной мысли и мысли вообще. В древних преданиях, в языке, в материальных остатках прошлого проявляются реальность духовной жизни, духовного творчества человечества.
   В качестве основы для анализа научного риска человека, обусловленного научной деятельностью отдельных личностей и отдельных слоев нации, этноса, как правило, используются две составляющие, которые определяют развитие культуры: ценность и достоверность процессов и явлений, создаваемых и наблюдаемых личностью в процессе ее жизнедеятельности. Они определяют состояние культуры, ее уровень развития и возможность применения в процессе жизнедеятельности человека.
   В историческом плане ценности, достоверность и цели науки, философии, религии и культуры в целом постоянно изменяются во времени и пространстве, от эпохи к эпохе, от этноса к этносу, от нации к нации. Таким образом, культура – это емкое понятие, включающее в себя то, что уже создано, т. е. предметные результаты деятельности людей до настоящего момента времени, и то, что создается, т. е. человеческие силы и способности, реализуемые в данный момент времени.
   Гипотеза. Культура обладает способностями эволюционного развития, деградации и революционных изменений.
   В зависимости от цели жизнедеятельности можно произвести деление личностей по принадлежности отдельным ветвям культуры (религии, философии), по уровням развития духовного мира и аналитического ума, ответственных за развитие духовной и материальной культуры соответственно.
   Развитие духовной культуры осуществляется в рамках двух систем. Первая из них называется эзотерической (рис. 3.1), в которую устремляются избранные, поклоняющиеся новой морали (по отношению к существующей), этике: «Иди по жизни вперед, исполняй свою обретенную миссию и не заботься о том, что говорят о тебе люди». Их духовный мир бунтует против существующих этических и моральных принципов, которые приняли устоявшиеся отжившие формы, когда получили свое развитие остальные компоненты культуры, например философия. В результате возникает противоречие, которое порождает поиски новых решений.

   Рис. 3.1

   Вторая система – экзотерическая – совокупность общепринятых господствующих (по количеству личностей, их придерживающихся) моральных ценностей общества есть антипод эзотерической.
   До определенного времени, определенного состояния, в том числе духовного, энергетического уровня, эзотерические системы представляют собой закрытые системы, но открытые для посвященных. Сюда относятся различные ордена масонов, к которым принадлежали ордена иезуитов и иллюминатов.
   Деление культуры нации, этноса на две компоненты: материальную и духовную (рис. 3.1) – находится во взаимосвязи с делением людей, ее создающих, на естественников и гуманитариев соответственно. Первые имеют развитый аналитический ум, вторые – более развитый, в смысле энергетических возможностей, психоаналитический ум (дух) [23]. Эти склонности и соответствующие им энергетики в некоторых личностях доведены до крайности: Xкр – одна из границ возможностей личности естественника, полностью лишенного духовного, эмоционального, и Yкр – гуманитарии, не способные к аналитическому мышлению, среда которых есть религиозные деятели и деятели искусства.
   Для анализа научного риска в такой системе, как культура, необходимо рассмотреть следующие процессы и порожденные ими проблемы:
   – влияние социально-экономических факторов на формирование идеологии, социальной психологии, системы ценностей обществ той или иной эпохи;
   – обратное влияние культуры на социально-экономические параметры;
   – генезис, развитие и упадок культуры в связи с условиями существования общества;
   – проблемы «закрытости и открытости» культуры, т. е. условий, причин и лимитов восприятия материальных и духовных культур других народов, их взаимодействия с данной культурой и возникающего на этой основе синтеза культур.
   Проблема численной оценки состояния культуры является трудноразрешимой и, может быть, неразрешима вообще. Однако могут быть предложены косвенные показатели, косвенные шкалы измерений духовной культуры. Так, самым простейшим показателем может быть объем знаний Vз, научных знаний Vнз, достоверных знаний Dз, достоверных научных знаний Dнз, каждый из которых может быть отнесен к соответствующему Zi: Z1 – религия; Z2 – философия; Z3 – наука; Z4 – техника, технологические процессы; Z5 – политические институты; Z6 – литература, искусство; Z7 – социально-экономические процессы; Z8 – историография. Во втором варианте для числовой оценки уровня развития, измерения культуры вводится показатель энергетики. Этот вариант более сложен, но обладает некоторыми свойствами, которые более привлекательны, чем в предыдущем случае. Здесь в качестве энергетики принимается либо национальный совокупный или подушный продукт, либо совокупная энергетика людей, поддерживающих данную культуру и наполняющих ее отдельные подсистемы. Мы не будем останавливаться на недостатках этих подходов, укажем только, что недостатки присутствуют в каждом из них.
   На рис. 3.2 представлена модель культуры с системных позиций (как динамическая система) в виде структуры, блок-схемы, каждый из блоков которой наполнен личностями, создающими ее. Она включает в себя:
   – духовную культуру X;
   – материальную культуру Y, в том числе то, что создано материально, с помощью абстрактного мира в физическом;
   – массовую культуру Z, базирующуюся на системе ценностей, которые признает нация в своем большинстве и которыми она руководствуется в процессе жизнедеятельности, способствуя созданию культуры и, прежде всего, материальной;
   – систему ценностей в обратной связи культуры как системы; в зависимости от ее состояния культура развивается или деградирует.
   При построении блок-схемы выделены две категории культуры: одна из них представлена в виде результатов деятельности нации, личности, X(t0) до момента времени t0; вторая – в виде культуры, представленной носителями (личность, группа, нация), т. е. теми, кто содержит ее в своем внутреннем, в том числе духовном мире, не реализованными в настоящий момент времени t0, Z0(t).

   Рис. 3.2

   Первая категория является начальным условием, в силу которого идет дальнейшее развитие системы (рис. 3.2). Законы жизни, среда жизнедеятельности заставляют личность подстраиваться под те изменения в культурной жизни, которые обусловливают новые этапы ее развития. Только такая реакция личности на изменения в культурной жизни общества обеспечивает ее творческое долголетие. Здесь важно осмыслить, желательно в моделях и достаточно точных, каков механизм взаимодействия культуры, ее предыстории, влияние и роль личности в процессе формирования и эволюции, начиная, к примеру, с Римской империи, а затем с позднеантичной культуры, и так далее.
   Как отмечено выше, в качестве характеристики состояния культуры можно рассматривать:
   – общий объем знаний Vз, объем научных знаний Vнз, достоверных знаний Dз, достоверных научных знаний Dнз;
   – количество энергии Е3 = Е3(Vз, t), Е1 = Е1(Vнз, t), Е4 = Е4(Dз, t), Е2 = Е2(Dнз, t), представляющее собой энергетический потенциал, вложенный в создание накопленных знаний каждой из подсистем системы (рис. 3.2), что соответствует потенциальной энергии в механике.
   Общую потенциальную энергетику Е5, которой располагает данная нация, можно записать в виде

   E5 = E5(E1, E2, E3, E4, Cα, X1, X2, t),

   где Сα = Сα(Z1, …, Z8) – управляющие параметры-значения, которые формируются под влиянием подсистем Ei (i = 1, 2, 3) культуры; (X1, Х2) – пространственные координаты рассматриваемой национальной культуры.
   Культуры соседних областей, стран в сильной мере влияют на формирование и состояние национальной духовной культуры по объему знаний или энергетике, но определяющим является ядро личностей своей нации, впитывающих научные знания, перерабатывая их и изменяя согласно ценностям своей культуры и на этой базе вырабатывая свою энергетику:

   E(t) = Ψ{E1, E2, E3, E4, E5, E(t – Δt), E*1, …, E*n, Z1, …, Z8, Cα, t},          (3.1)

   где Ψ – оператор преобразования; E*i
 – энергетика соседних областей; Е(t – Δt) – энергетика отдельных страны, нации, этноса, личности в момент времени t – Δt = t1; функции Ei
 – соотношения (3.1), описывают энергетику культуры как системы, поэтому их можно называть переменными состояния.
   Религия, философия, искусство, наука – основные компоненты духовной культуры – создаются духовной энергией человека, обозначим их eдк = (eр, eф, eи, eн). В более общем случае eдк = (eр, eф, eи, eн, eл, eп, ет), где ел, еп, ет – потоки энергии творчества, литературы, политики, техники, музыки. Каждая составляющая едк, как и всякие процессы в эгосфере, имеет свои пороги, выход за которые приводит к энергетическим срывам индивида, нарушая режимы его творческой деятельности, что обусловливает неадекватное отображение реальности и соответствующие потери, в том числе в научном творчестве.
   Процесс созидания культуры индивидуумом представлен с помощью блок-схемы на рис. 3.3. Здесь обозначено: Ωi – объем знаний i-го учения; Si – культура i-го индивидуума. Приращения ΔΩi, ΔSi обусловлены множеством факторов, но, как сказано выше, прежде всего, ценностью и достоверностью знаний, которые способны создать цель жизни, доставляющую душевный комфорт.

   Рис. 3.3

   Культура, зародившись, например, в древнем Риме, сначала перемещалась в свои провинции, видоизменялась в силу невозможности воспроизвести ее на периферии. За пределы империи она вывозилась воинами, завоевывая духовный мир покоренных народов. При этом на культуру Рима накладывается национальная культура покоренных народов, и в их единении рождается феномен новой, невиданной ранее культуры. При этом культура Рима распространяется по земле, перерождаясь в новые формы, наполняясь новым содержанием, но сохраняя каркас и внутреннее содержание. Среди биосоциальных систем, формирующих культуру или оказывающих влияние на ее формирование, выделим следующие:
   – человека как творца и создателя культуры;
   – государство;
   – социальную среду в виде отдельных объединений носителей духовных и интеллектуальных знаний.
   Сформулируем следующие гипотезы.
   Гипотеза. Любая биосистема, созданная человеком, как и он сам, имеет подсистемы: духовную, интеллектуальную, душевную, физическую (созидательную – народ).
   Гипотеза. Развитие культуры происходит там, где дух человека управляет всем процессом жизнедеятельности.
   Согласно сказанному, государством, как биосистемой, необходимо руководить с духовных позиций, а не с потребительских – телесных. При этом духовным миром нации должны руководить люди, обладающие даром духовного творчества, а естественники, аналитики должны осуществлять техническое руководство. Любое перемещение подсистем, переход из духовной подсистемы в аналитическую чреваты ошибками, потерями для социальной системы и сопряжены с риском для нее. Другое дело, что часть людей одарена в равной мере и в той, и в другой областях.
   Когда исследуются трагические обстоятельства развития того или иного государства, среди основных причин выдвигаются: экономические, геополитические противоречия, недальновидность политики государственных деятелей, личные качества отдельных людей, сильных мира сего. Все это связано с влиянием на массовую культуру, ее дух и, в том числе, массовое сознание, которое проявляется, например, на выборах. Это сознание легковерно и перестраивается под действием средств массовой информации. Держатели последних есть духовные вожди, которые формируют в угоду своим целям и чаяниям – духовной и иной власти – нужное им сознание масс. Вожди, разные по своему духовному миру, формируют разное массовое сознание. Так, духовный мир Гитлера, Ленина и Сталина был различен. В результате сознание масс в Германии и СССР было различным; объединяло их то, что они возникли в процессе обработки ноосферы отдельной личностью, т. е. в процессе управления ее духовной жизнью. И это управление (обработка) сохраняло свое влияние на ноосферу социальной среды веками, если она не предана анафеме и публично не «сожжена». Так, до сих пор россияне сохранили образ великого Петра, созданный Екатериной II (немкой), а затем сталинской машиной обработки духа нации. Личность, поклоняющаяся Петру, не может восстановить свой дух, порушенный годами обработки. Если мы оправдаем его, значит, готовы жить в той среде, им созданной, значит, забыли о 20 % уничтоженных россиян в период его тирании, среди которых наверняка есть наши предки. То, что создал Петр, эквивалентно сталинскому обществу. Значит, мы хотели бы жить там, где все духовное, мыслящее было уничтожено и жило только угодное режиму.
   

notes

Примечания

1

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →