Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Секретная служба MI5 держала в наличии специальные чайники – отпаривать заклеенные конверты.

Еще   [X]

 0 

Социосферные риски (Живетин Владимир)

Работа посвящена социосфере, социальным системам, их потерям, которые оцениваются изменениями энергетического потенциала. Произведен структурно-функциональный синтез социальных систем различного уровня. Построены вероятностные показатели социосферного риска на уровне математических моделей.

Рассматриваются проблемы анализа, прогнозирования и управления рисками и безопасностью социальных систем.

Год издания: 2008

Цена: 149 руб.



С книгой «Социосферные риски» также читают:

Предпросмотр книги «Социосферные риски»

Социосферные риски

   Работа посвящена социосфере, социальным системам, их потерям, которые оцениваются изменениями энергетического потенциала. Произведен структурно-функциональный синтез социальных систем различного уровня. Построены вероятностные показатели социосферного риска на уровне математических моделей.
   Рассматриваются проблемы анализа, прогнозирования и управления рисками и безопасностью социальных систем.


В.Б. Живетин Социосферные риски Том 6

О серии «Риски и безопасность человеческой деятельности»

   Исследования и анализ риска служат основой для принятия решений практически во всех сферах человеческой деятельности. В зарубежных развитых странах идет активный процесс организации научно-исследовательских институтов, факультетов в университетах, специализированных научных и учебных центров по анализу риска. Благодаря значительному прогрессу, достигнутому за последние десятилетия в области теории риска, это новое междисциплинарное научное направление практически выделилось в самостоятельную дисциплину. И это не дань моде, а естественный процесс, предопределенный современными условиями и тенденциями развития мирового сообщества.
   Человечество прошло великий путь, достигло высоких результатов в своей деятельности и при этом пережило и продолжает переживать великое множество трагедий. Многие из них происходят из-за амбиций отдельных светских и религиозных деятелей и властителей и утопических теорий построения общества, начиная от первых цивилизаций, заканчивая эпохой Нового времени, когда на планете проявились мощные духовные утопии, обусловливая не менее мощные материальные потери. Сюда относятся как государственные системы, так и способы их обустройства, мораль и этика, знания, другие человеческие ценности, реализованные в процессе человеческой деятельности.
   Противопоставляя друг другу религию, философию и науку, мы часто забываем их родство. Для того чтобы иметь полные знания, осмыслить проблему достоверности знаний, необходимо изучать их во взаимосвязи, взаимозависимости, когда ошибки одной подсистемы общей системы знаний преобразуются, видоизменяются другой. Уничтожение одной из подсистем создает условия для усиления ошибок другой. При этом возрастают потери не только отдельных подсистем, но и системы в целом.
   Задача состоит в оценке имеющихся или вновь накопленных знаний, их достоверности, в разработке критериев, с помощью которых можно количественно оценить потери, сопутствующие применению полученных недостоверных знаний при создании материальной культуры. Ведущая роль при этом принадлежит духовной культуре, пониманию, осознанию себя.
   В последнее время человек в научном познании, технике расширяет свои знания, а во внутреннем мире, духовной, моральной культуре – теряет, становится рабом своих неуемных желаний и жадности. В жизни отдельной личности и человечества в целом роль различных ошибок возрастает, и возрастают потери от этих ошибок, следовательно, роль риска в человеческой деятельности становится существенной.
   Основы деятельности человека формируются его интеллектуальной системой, а реализуются во внешней и во внутренней средах. Во внутренней среде деятельность направлена на совершенствование своей интеллектуальной системы; во внешней среде – на совершенствование социальной системы, где реализуются процессы его жизнедеятельности.
   Интеллектуальная система человека как источник планомерного формирования умственных действий и их микроструктурного анализа в процессе познавательной и исполнительной деятельности включает деятельностное опосредствование межличностных отношений.
   Человеческой деятельности свойственна развитая форма предметности, проявляющаяся в социальной обусловленности деятельности человека, ее связи со значениями, фиксированными в закрепленных в орудиях и схемах действиях, понятиях языка, социальных ролях, ценностях, социальных нормах. Субъективность деятельности обусловлена прошлым опытом психического образа, потребностями, установками, эмоциями, целями, мотивами, определяющими направленность и избирательность деятельности.
   Три уровня синтеза и анализа деятельности человека:
   – генетический;
   – структурно-функциональный;
   – динамический.
   Деятельность, с учетом сказанного, представляет собой динамическую систему, которая находится в постоянном изменении и обусловлена: активностью, обеспечивающей саморазвитие деятельности и возникновение ее новых форм; установкой, обусловливающей устойчивый характер целенаправленной деятельности в постоянно изменяющихся условиях среды.
   Указанным свойствам человеческой деятельности как динамической системы посвящены работы:
   – физиологии активности (Н.А. Бернштейн);
   – функциональных систем (П.К. Анохин);
   – системной организации высших корковых функций (А.Р. Лурия).
   Возможны следующие варианты реализации деятельности в своих крайностях:
   – деятельность по реализации, привнесенной извне программы (приказа), которую в Древней Греции называли «noietis»;
   – деятельность субъекта, выступающего одновременно и субъектом целеполагания, и субъектом реализации данной цели (целедостижения, целереализации), которая в Греции называлась «chretis», а ее творческая разновидность – «praxis».
   В современной философии деятельность разделяется по предметному критерию:
   1) материальная деятельность, которая реализуется в процессе взаимодействия человека и природы в контексте производства;
   2) социальная деятельность, реализующаяся в процессе влияния человека на социальные процессы и организацию общественной жизни;
   3) духовная деятельность, реализуемая интеллектуальной системой человека при создании системы знаний для реализации процессов жизнедеятельности.
   В современной социальной среде актуальна проблема синтеза структур, обусловленная объективными и субъективными аспектами социальной жизни, формируемой на макро– и микроуровнях во взаимодействии структуры и деятельности. Во всех случаях ученые стремились к решению проблемы структурно-функционального синтеза систем, реализованных в процессе человеческой деятельности. В качестве таких систем выступают: общество, социальная, эгосферная системы и т. д.
   В монографии создаются структурно-функциональные основы моделирования человеческой деятельности в различных сферах жизнедеятельности. Это позволяет разделить исследование проблемы рисков и безопасности человеческой деятельности как динамической системы по сферам жизнедеятельности, взаимосвязанным на структурно-функциональной основе, включающей структурно-функциональный синтез и анализ.
   В многотомной монографии представлены разработанные автором теоретические основы анализа, прогнозирования и управления рисками и безопасностью человеческой деятельности на уровне математического моделирования в следующих областях на уровне систем.
   Эгосферные системы (четыре тома):
   1. Человеческие риски.
   2. Эгосферные риски.
   3. Риски интеллектуальной деятельности.
   4. Эгодиагностические риски.
   Социальные системы (пять томов):
   1. Социосферные риски.
   2. Ноосферные риски систем власти.
   3. Теосферные риски религиозных систем.
   4. Биосферные риски.
   5. Риски цивилизаций.
   Экономические системы (четыре тома):
   1. Экономические риски и безопасность.
   2. Введение в анализ риска.
   3. Риски и безопасность рыночных систем.
   4. Риски и безопасность экономических систем.
   Технико-экономические системы (пять томов):
   1. Технические риски.
   2. Риски и безопасность авиационных систем. Макроавиационные системы.
   3. Риски и безопасность авиационных систем. Микроавиационные системы.
   4. Риски и безопасность авиационных систем. Безопасный полет. Аэромеханический контроль.
   5. Риски и безопасность авиационных систем. Безопасность полета вертолета. Аэромеханический контроль.
   Системы научных знаний (три тома):
   1. Научные риски.
   2. Введение в теорию риска и безопасности.
   3. Математические знания: системы, структуры, риски.

   Представленную монографию следует рассматривать как нуждающуюся в дальнейшем осмыслении и углублении. Особая роль, по мнению автора, принадлежит духовной сфере, духовным рискам, управление которыми возможно путем единения духовного, которое позволяет реализовать устойчивое развитие ноосферы человечества.

Введение

   Для осознания важности решения проблем социосферного риска, обусловленного функционированием социальных объектов, созданных человеком и человечеством, а также необходимости создания социальных систем устойчивого развития энергетик, следует проанализировать существующие социальные системы, итоги их деятельности, в том числе потери для человека, человечества. Однако анализа текущего состояния недостаточно, необходимо прогнозирование, создаваемое на уровне современных знаний с учетом известной нам предыстории человечества. К решению указанных проблем сегодня подключились три международные организации: Организация Объединенных Наций, Римский и Будапештский клубы, а также ряд институтов на международном уровне.
   Сегодня ООН сформулировала глобальную цель социосферы (человечества): обеспечение устойчивого развития свободной энергии. Данная цель затрачивает не только материальные ценности. Примат материальных ценностей, как показала история Римской империи и капитализма сегодня, – тупиковый путь развития любой цивилизации; примат духовных ценностей, на примере Средневековья и истории Востока, – также тупиковый путь. Посему идеалы социальных систем есть разумное, научно обоснованное сочетание духовного и материального, согласно свойствам и потребностям общества, каждой отдельной личности в рамках самоограничений и системных ограничений каждой из подсистем социосферы.
   С учетом сказанного, необходимо уточнить глобальную цель социосферы, объединив следующие две цели:
   1) права человека (духовная область социосферы);
   2) устойчивое развитие энергий (материальная область социосферы).
   Следует иметь в виду, что каждая из этих целей имеет подцели.
   Для реализации данной цели необходима идеология (начало которой положено ООН и другими организациями), а затем теория, которая была бы принята обществом, социальной средой. Этап реализации теории в социальной среде, как правило, продолжителен по времени, а итоги реализации цели часто приобретают другие формы, имеющие мало общего с исходной в силу противоречивости целевых функций социальных институтов, структурно-функциональных подсистем социосферы. Пока что проблема доработки теории создания надежных механизмов структурно-функциональной организации в социосфере, включая биосферу, т. е. практическая реализация социальных систем различного уровня, не разрешена. Существующие механизмы имеют общие контуры, которые размыты, что обуславливает возможность доминирующего влияния человеческого, в том числе группового, фактора на все процессы в глобальной системе «биосфера – социосфера». Это поле деятельности таких международных организаций, как ООН, ЮНЕСКО и др., так как здесь затрагиваются интересы всех сфер бытия человечества, и поэтому это не под силу никому другому.
   Что нужно делать, чтобы достичь нового состояния социосферы, устойчивого развития свободных энергий? Достаточно ли только создать на основе биосферы ноосферу, чтобы достичь поставленную цель? Если нужна наука, то какая, каковы ее объемы и какова достоверность знаний? Высшая стадия развития биосферы связана с возникновением и становлением в ней цивилизованного человечества, когда его разумная деятельность становится главным определяющим фактором развития энергий социосферы. Отметим, что социосфера, создаваемая разумом человека, имеет целью построение ноосферы. Все это возможно, благодаря человеку, являющемуся биосоциальным объектом с соответствующей энергетикой [32, 35, 37].
   Потенциал человечества связан с духовными знаниями, рожденными в процессе духовной жизни человека. И в этом смысле потенциал людей из различных сфер жизни – религии, философии, науки, – как правило, направлен на совершенствование социосферы, если люди придерживаются нравственных законов бытия. Велика роль в развитии знаний и становлении наук о биосфере В.И. Вернадского, об этносфере – Гумилева Л.Н. Они сделали все, чтобы их последователи, находясь на вершине созданных ими знаний, знали куда идти. Это, конечно, не означает, что все пойдут одним путем. Каждый пойдет своей дорогой, согласно своему духовному миру, разуму (аналитическому уму), осмыслению бытия, пересекаясь с кем-то, оспаривая в этих пространствах свою правоту, совершая ошибки, двигаясь вперед. Так развивалась и развивается наука, в которой человеческий фактор, несомненно, является важным, но правит всем глобальная система «биосфера – социосфера» со своими законами, и мы полностью в ее власти. Истинность или ложность знаний мы проверяем, внедряя их через социосферу в биосферу.
   В изучении социосферы первые реальные научно обоснованные шаги (согласно учению Дж. Локка) были сделаны в США. Здесь впервые были внедрены научные мысли при создании структуры и функциональных свойств системы власти. Сегодня это направление совершенствуется Римским клубом при решении проблем социосферы, устойчивого развития свободных энергий. Однако здесь не все благополучно. В представленных Римскому клубу докладах в той или иной степени звучат мотивы целей, задач и конкретных программ апологетов мондиализма: Ж. Аттали, С.П. Хантингтона, «островных» геополитиков Р. Чэллена и Х. Макиндера. В связи с этим глобальную экономическую систему можно оценивать двояко: с одной стороны, если допустить, что экономическая интеграция неизбежна и предсказуема, с другой – совершенно необязательно «догружать» ее «либерализацией», как это делается сегодня повсеместно с подачи Англии и США.
   Бесспорно, что мондиализм противоречит «традиционным» этническим и социокультурным воззрениям и направлен против них. Цель мондиализма – создание «однородного человечества» без рас, наций, религий, «дробленых» экономик, идеологий (кроме одной – мондиальной). Вот что пишет директор Института стратегических исследований профессор Самюэль П. Хантингтон: «Западу следует обеспечить более тесное сотрудничество и единение собственной цивилизации, особенно между ее европейской и североамериканской частями, чтобы:
   – интегрировать в Западную цивилизацию те общества в Восточной Европе и Латинской Америке, чьи культуры близки к западной;
   – ограничить экспансию конфуцианских и исламских государств;
   – использовать трудности и конфликты между государствами этих типов;
   – поддерживать группы, ориентированные на западные ценности, интересы в других цивилизациях;
   – усилить международные институты, отражающие западные интересы и ценности и узаконивающие их; и обеспечить вовлечение незападных государств в эти институты».
   Достаточно откровенно и адекватно общему настрою моделей Римского клуба. К сожалению, многие проекты уже реализованы. В частности, апологет «оптимистического мондиализма», американец Френсис Фукуяма, в своей статье «Конец истории» констатирует, что до появления однородного планетарного либерально-демократического общества, сверстанного по образцу западной цивилизации и управляемого западной «элитой», остались считанные годы. Он считает, что победа либерализма над СССР окончательна и бесповоротна. «История отныне завершилась, теперь ее содержание будет совпадать с экономическим функционированием планетарного рынка под эгидой Мирового правительства без наций, государств, религий и культур».
   Что ж, «оптимизм» Фукуямы понятен и обоснован, но на то диалектика и существует, чтобы противопоставлять одним силам другие. Никакая «однородная» система не обладает стабильностью, она уязвима как извне, так и снаружи. Только богатое внутреннее разнообразие реально поддерживает систему в динамическом равновесии. И наша Земля с ее народами, государствами, экономиками, биосферой – не исключение. Есть еще Индия, Китай, Россия, малая Азия, этносы которых вне капитализма. Он трудносовместим с их культурой от древних цивилизаций до сегодняшнего дня. Только этнос США без прошлого. Он создан на базе европейского, разнообразен по сущности, но близок ему по личностным свойствам. В сущности этноса нет. Есть протестантизм. Но сегодня это не сущность.
   Капитализм оказал большое влияние на духовную жизнь человечества. Он развил его аналитический ум, тем самым создав необходимые предпосылки эпохи «социосферы Разума», в которой объединены все свойства сущности (ум и дух), как синонимы биосферы и ее развития. Капитализм исчерпал себя. Однако ему пока нет достойной замены, и потому человек не готов к его упразднению. При решении вопроса, что целесообразнее: социализм или капитализм, необходимо учитывать свойства этноэнергетического пространства (где мы находимся) и с учетом этого решать, может ли данный этнос создавать устойчивую систему развития свободных энергий в среде социализма или ему нужна среда капитализма.
   Отдельные подсистемы социосферы (этносферы) могут добиться успеха в решении проблемы устойчивого развития энергетик на базе интуитивных решений, но этот процесс будет лишен устойчивости, в том числе по причинам внешних и внутренних возмущающих факторов, с которыми система не может бороться.
   Человек оценивает события, согласно своему духовному миру, созданному его ноосферой и аналитическим умом совместно с социальной средой. Этот процесс очень сложен. Так, В.И. Вернадский в статье «Несколько слов о ноосфере» пишет: «Идеалы нашей демократии (СССР) идут в унисон со стихийным геологическим процессом, с законами природы, отвечают ноосфере». История это не подтвердила. Каждый имеет право на свое мнение, в том числе наука, политика и идеология, но последствия всего этого возлагаются на народ – созидателя материального сущего, в результате духовное и материальное неотделимы.
   Комплексная духовная и материальная энергия, в том числе социосферная и биосферная, включает: материальную – чисто человеческую и чисто природную (биосферную) и духовную – чисто человеческую и чисто живого вещества. При этом в социосферной энергетике возникает проблема формирования структуры и ее подсистемы, а также их функциональных свойств, при которых обеспечивается устойчивость развития, заданные уровни духовной энергетики, что предотвращает самоуничтожение системы, и, прежде всего, по причине духовной деградации общества. Главным фактором создания социосферы, функционирующей по законам разума, является развитие не отдельных личностей, а подавляющего числа людей, имеющих психоэнергетику больше некоторого заданного уровня. В результате духовная культура – психосфера – имеет тенденцию возрастать, достигая некоторого уровня нравственности подавляющего числа людей.
   Нет идеального в силу свойств этноэнергетики, создавшей социальную систему. Для одной части общества (его подавляющее большинство) требуется система власти на базе социализма, для другой части общества – система власти на базе капитализма. На данном этапе развития человечества, когда подавляющее количество людей имеют психоэнергетику Eчn меньше некоторого порога, невозможно создать оптимальную систему власти. Поэтому сегодня мы имеем не чистый капитализм, а «разбавленный» социализмом.
   Сегодня для реализации указанных целей необходимо анализировать социально-политические и социально-экономические системы управления энергетикой общества. В число управлений нужно включать управления от власти политической, общества, церкви, элиты светской и церковной, власти финансовой, в том числе национальной и интернациональной. Кроме того, необходимо учитывать внутренние и внешние возмущающие факторы, включая антисистемы (обуславливающие самоуничтожение энергетик) и антиэнергии.
   При построении управлений необходимо разработать:
   – средства и методы обеспечения устойчивого развития энергетик социосферы;
   – цели, методы анализа и прогнозирования эффективности и возможности достижения материальных целей;
   – социально-духовные цели, а также методы и средства их достижения;
   – методы управления психоэнергетическим пространством социосферы.
   Для формирования управлений необходимо иметь теоретические основы взаимодействия биосферы и социосферы, включая социально-экологические и социоприродные связи, а также законы социоприродных взаимодействий. Это позволит обеспечить рациональное формирование энергетических потоков в системах «общество – природа» и «социосфера – биосфера». При этом необходимо учесть достоверность научных знаний и их структуру. В частности, необходимо создать структуру и модель эволюции научных знаний о системах светской и церковной власти. При построении моделей ноосферных знаний необходимо учесть ролевое влияние высшего уровня знаний – духовных – на социосферные знания и ее энергию.
   Вероятностные критерии социосферного риска, их математическое описание связано с построением области допустимых значений социосферной энергетики; разработкой моделей ее изменения, а также контроля с учетом погрешностей средств контроля социосферной энергетики. Полученные таким образом критерии позволяют осуществить анализ, прогнозирование и управление величиной риска, в том числе обеспечить безопасное значение социальной энергии и ее устойчивое развитие, и подсказать, при каких условиях, в какой момент времени достигается ее опасное значение, т. е. нарушаются условия ее устойчивого развития. Необходимость анализа, прогнозирования и управления рисками социосферы обусловлено средой, создавшей эпоху «солдатских императоров». Закат близок. Ничто не ново в нашем мире.
   В данной книге Вы не найдете готовых рецептов жизнедеятельности, готовых моделей для проведения необходимых оценок, прогноза, управления социосферными рисками. Здесь Вы найдете идеи, мысли, способные помочь найти пути, необходимые для постановки и решения практических задач из области социосферного риска.
   Эта книга не претендует на полноту, даже на относительную, которая свойственна данной глобальной теме, она должна рассматриваться, в том числе и по содержанию, как нуждающаяся в значительном дополнении и углублении. Предложенная Вашему вниманию проблема ждет новых исследователей, способных к самопожертвованию, ибо на материальное вознаграждение здесь не следует надеяться.
   Автор выражает глубокую признательность за труд, вложенный в редактирование книги, Савва Е.Б.

Глава I. Структура социосферы и ее объектов

   Истину знает Творец.
   Социосфера (от лат. societas – общество и shapiro – шар), по Э. Нефу, – это часть географической оболочки, входящая в нее наряду со сферой природного ландшафта. Социосфера включает в свой состав человечество с присущими ему на данном этапе развития производственными и общественными отношениями, а также освоенную человеком часть природной среды – биосферу. Люди планеты как по своей биологической природе, так и по Вселенским законам и по своей социальной сущности – едины. В силу этого человечество создало единую целую социально-планетарную систему. С учетом сказанного, социосфера есть среда жизнедеятельности человечества, включающая совокупность систем: биосферных, этносферных, теосферных, техносферных, психосферных и систем власти.

1.1. Единство структур бытия и его объектов

   Всякая материя и всякое вещество, будучи по природе энергетическими во времени, в процессе эволюции «исчезают», превращаясь в новый вид материи, новую энергию. При этом символически мы оцениваем переход вещества из бытия в небытие, т. е. совершается его переход из одного вида бытия в другой, в иную форму: превращение энергии поля в энергию вещества и наоборот.

   Таблица 1. Бытие человека

   Возможна дальнейшая детализация предствленной структуры бытия. Так, например, биосфера включает в себя:
      а) органическую:                      б) неорганическую:
   1) одноклеточные (микромир);    1) литосфера;
   2) многоклеточные (макромир);   2) гидросфера;
   3) флору;                                 3) атмосфера;
   4) фауну.                                 4) ионосфера.
   Отсюда естественно считать, что вновь возникающая форма бытия есть результат перехода из совершенно иной, нами не осознанной формы бытия, т. е. такого процесса, который наше сознание неспособно не только объяснить и понять, но и наблюдать. Мы наблюдаем, как правило, итоги процессов, их внешнюю сторону. Подобные процессы перехода одной формы бытия в другую наблюдались в биосфере, когда биогеохимическая энергия Ебг росла от нуля, когда Homo вместе с биосферой переходил на различные уровни Ебг, формируя социосферу, теосферу, техносферу, а вместе с ними Homo Sapiens faber [37]. Мы не могли это наблюдать, мы лишь можем констатировать итог.
   Социосфера и объекты, наполняющие ее, построены на основе Вселенского Разума, прежде всего социального, посредством и на основе законов бытия. Состояние социосферы целиком и полностью зависит от бытия, его свойств, законов, принципов, заложенных в основу бытия. Построение любых моделей социосферы для анализа опасных и безопасных ее состояний непременно требует знания законов и принципов бытия. При этом основной творец и создатель новой искусственной энергии в биосфере – это человек, которому доступны две категории формы бытия:
   – естественная (реальная, действительная, материальная);
   – умозрительная (идеальная, абстрактная).
   Между этими категориями пролегает до конца не преодолимая преграда – знания.
   Человек (по И.Т. Фролову) – это субъект общественно-исторического процесса развития материальной и духовной культуры на Земле, биосоциальное существо, генетически связанное с другими формами жизни, но выделившееся из них благодаря способности производить орудия труда, обладающее членораздельной речью и сознанием, творческой активностью и нравственным самосознанием.
   Эволюцию процессов бытия мы можем наблюдать в колонке «сферы бытия» таблицы 1. Здесь прослеживается эволюция бытия с резкими сменами базиса от одномерного, когда была только физическая сфера, до четырехмерного, когда базис бытия включает четыре сферы с соответствующими энергиями. Итогом эволюции сфер бытия является социальная сфера, или социосфера. Ее энергетическое пространство определяется состоянием энергетик: физической
, химической
и биологической
.
   Сознание человека направлено на бытие, стремится к нему и проявляется как вторичный род бытия, создающий социальную материю, которая формирует силы и отношения в обществе, независимые от индивидов и их сознания. Объективное общественное бытие и объективные зависимости человеческой деятельности создают определенные содержательные отношения людей, обменивающихся меж собой предметами духовной и материальной культуры.
   Учитывая сказанное, будем различать следующие виды энергий: физическую, химическую, биофизическую и социальную. В свою очередь, каждый из видов имеет свое деление. Впервые понимание бытия как процесса истории, или вечного движения, или самой жизни было осознано Гегелем. Однако в его теории человек был оторван от бытия, что создавало ложные знания о теории в целом. Л. Фейербах создал «антропологическую философию», где объявил: «Человек под бытием, если он в этом отдает себе полный отчет, разумеет наличность для себя бытия, реальность, существование, действительность, объективность» [95, т.1, с.172].
   Бытие сверхчувственно, и поэтому возникает много проблем в его познании. Что является критерием реальности, бытия? Существует ли мера бытия чего-либо? Проблема бытия, реалистичности чего-либо – это фундаментальная мировоззренческая и методологическая проблема. Дело в том, что объективную реальность, действующую во всех существующих вещах и явлениях, мы не в состоянии охватить своим мышлением ни во всем ее объеме, ни во всех способах ее проявления без ошибок. Критерий реальности несводим к критерию чувственной достоверности [85, 86].
   Известно, что истина о реальности и ее смысл имеют место только в частных науках, где исследуются частные виды реальности и истины, которые необходимы в пределах некоторой социальной области. Но такие знания и истина способны утратить и саму предметную область, и истинность, и осмысление за пределами этой области. В связи с этим представляется необходимым рассмотреть социальные сферы бытия во взаимосвязи и взаимозависимости (см. таблицу 2). Только в этом случае мы получим модель реальности, отражающую бытие с некоторой долей достоверности.

   Таблица 2. Социальная сфера. Природа, человечество, культура (единство систем, объектов)

   Продолжение таблицы 2

   Для этой цели воспользуемся материалами работ [32–35], в той или иной мере посвященных социосфере, и построим модели сфер бытия человека на блочно-структурном уровне (рис. 1.1–1.5). В основу систем и их структур положим энергетические и информационные потоки, которые необходимы для формирования и функциональных свойств. Все эти системы (рис. 1.1–1.5), как показано в работах [32–35], имеют одну и ту же структуру с едиными функциональными свойствами (назначений) подсистем рассмотренных структур, включающих целеполагание, целедостижение, целереализацию и контроль состояния цели.

   Рис. 1.1. Бытие. Начало

   Рис. 1.2. Сферы бытия

   Рис. 1.3. Базис бытия

   Рис. 1.4. Законы бытия

   Рис. 1.5. Социосфера

   На рис. 1.1–1.5 приведены следующие обозначения:
   А1, А2 – творения материальной среды и биофизической;
   Ei, Ji – энергия и информация соответствующих подсистем бытия;
   А1(m, E, J) – потенциал ресурсов бытия;
   A11(m, E, J) – оценка состояния потенциала ресурсов;
   m – масса.
   С позиции учения Библии и соответственно представлений (знаний) Ветхого Завета первоосновы мира включают Святой Дух, Отца, Сына и Бытие. Согласно структурно-функциональным представлениям (рис. 1.6) имеем:
   Святой Дух формирует идеи, смысл всего сущего, принципы и законы.
   Отец – это душа всего сущего, он контролирует выполнение смысла всего сущего, принципов и законов.
   Сын – ум всего сущего, который творит реализацию смысла всего сущего, принципов и законов.
   Бытие – объект заботы Отца, Сына и Святого Духа, где реализуются принципы и законы.
   Однако существует иная трактовка в каноническом тексте первого послания Иоанна, которое включает предложение: «Ибо три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святой Дух; и сии три суть едины» (I Иоанн, 5:7) [2]. Здесь отсутствует Сын. Следует понять, что это значит в проблеме первоосновы мира.

   Рис. 1.6

   Святая Троица – это одна из центральных проблем не только теологии (Богословия), но и науки. В науке этот вопрос поднимался еще со времен Аристотеля, который занимался проблемой минимального числа основных начал бытия, придя к выводу, что таких начал в любой области знаний, сфер деятельности должно быть не менее трех.
   Таким образом, мы приходим к выводу о структурно-функциональном единстве систем. Отметим, что человек за все время существования построил только такие социальные и технические объекты, которые структурно совпадали с его эгосистемой (эгоэнергетикой), а подсистемы структур построенных им объектов функционально эквивалентны его подсистемам. Какие бы объекты мы ни рассматривали, всюду мы наблюдаем одну и ту же структуру. Так, например, один из сложных технических объектов – самолет – имеет структуру энергетик состояния, представленную на рис. 1.7. Здесь присутствуют все подсистемы эгосистемы [32, 37] в условиях эквивалентности структуры и функциональных свойств отдельных подсистем.
   Отметим, что Лейбниц создавал модель «универсальной характеристики». Первые наметки такой модели мы связываем со структурой, единой для объектов бытия мира. При этом мы можем говорить о структурно-функциональном единстве различных объектов и систем, объясняющих или описывающих энергетическо-информационные процессы, протекающие в них. Неважно, как назвать полученный факт, главное, что он позволяет нам объяснить устойчивость объектов и надеяться получить необходимые математические модели, в том числе модель человека. Эволюция среды связана с эволюцией функциональных свойств подсистем структуры. Сама структура в устойчивом состоянии сферы неизменна, она отражает и включает в себя определяющие компоненты бытия.

   Рис. 1.7

   Сегодня окружающий нас мир – бытие человека, как сказано выше, включает четыре категории (см. рис. 1.2): физическую (космос, геосфера, физический мир), химическую, биофизическую (биосфера, биологический мир) и социальную среды (социосфера, социологический мир).
   Физическая среда является источником основополагающих законов бытия и включает в себя материю и энергию, которые есть первооснова для всех остальных подсистем структуры бытия.
   Химическая среда реализует законы, созданные физической средой, создавая свои законы, – теоретические основы для формирования управления биохимической энергии всего живого вещества планеты.
   Биофизическая среда, согласно теоретическим основам биохимической энергии, создает соответствующие законы максимального использования биогеохимической энергией, сохранения и развития ее.
   Социосфера, находясь в обратной связи системы бытия, воздействует на физическую среду по своим законам. Эти законы должны быть направлены на максимальное использование материи и энергии.
   Каждая из подсистем бытия может быть представлена в виде соответствующей структурно-функциональной системы, создающей условия для самореализации той или иной сферы бытия. Главное – мы получили принцип структурно-функционального единства систем и объектов бытия.
   Системы всегда существовали, существуют и будут существовать. Там, где нет системы, нет бытия.

1.2. Социосфера – объект научного познания. Структура, модели

1.2.1. Знания о социосфере в единой системе знаний бытия

   Рассмотрим системы и объекты различной сложности и различного содержания, которые воздействуют на человека (человечество). Характер и величину этого воздействия нам необходимо оценить. К таким системам относятся: Вселенная, геосфера, биосфера, при рассмотрении которых среди основных факторов на первый план выдвигаются временной и энергетический. При этом жизнь нации, человечества характеризуют в запасах его энергетики, организованности ее расходования, которое протекает во времени [37].
   В силу того, что человек в определяющей мере зависит от энергии Вселенной [35], которая задает ритм функционирования его биофизической системы с помощью энергии контроля и управления, а также формирования цели и смысла жизни и соответствующих решений и команд по их реализации, при изучении человека его следует рассматривать как объект, находящийся под влиянием энергетических полей геосферы и биосферы или погруженный в них.
   Для изучения состояния человека под влиянием указанных систем необходимо объединить знания разных уровней, обусловленных свойствами этих систем, то есть создать систему знаний.
   Первый уровень знаний – Вселенная, которая влияет на человека не столь очевидно, как биосфера. Однако необходимо учитывать эту систему, а при необходимости имитировать ее влияние в виде возмущающих факторов, влияющих на работу психоэнергетики человека.
   Вселенная имеет свое энергетически-информационное пространство, структура которого представлена на рис. 1.8. Здесь подсистема 1 представляет собой источник строго дозированной по определенному закону информации, которая в подсистеме 2 формирует управление энергетическим полем, включающим Вселенную, и телами, ее наполняющими (3); в процессе этого формируется единое энергетико-информационное пространство. Подсистема контроля (4) создает информационно-энергетические сигналы (J4) рассогласования для подсистем управления (1) и (2), в которых имеются возможности создавать необходимые управляющие сигналы.

   Рис. 1.8

   Если такая позиция действительно имеет место, то нам следует согласиться с тем фактом, что во времени и энергиях живут человек и живое вещество, все остальное имеет отсчет в энергиях. Жизнь человека, как сказано выше, отсчитывается во времени и в запасах его энергии, организованности ее расходования.
   Второй уровень знания – геосфера, она включена в подсистему (3) Вселенной. Согласно приведенной схеме (рис. 1.9), необходимы знания:
   – законов движения геосферы;
   – об энергии управления, направленной на исполнение законов движения геосферы;
   – о положении геосферы в космосе относительно других тел;
   – об энергии контроля, направленной на устранение отклонения состояния геосферы от заданной, согласно законам природы.

   Рис. 1.9

   Третий уровень знаний – энергетический уровень биосферы (включена в подсистему (3) геосферы [37], в которой преобладает роль живого вещества и соответствующей энергетики), представленной на блок-схеме (рис. 1.10).

   Рис. 1.10

   Согласно приведенной схеме, необходимы знания:
   – о законах, регулирующих взаимоотношения подсистем живого вещества, их жизнь (Е1, J1);
   – об энергии управления живого вещества (Е2, J2); биосферы;
   – о состоянии биосферы (Е3, J3), при котором возможна жизнь и развитие живого вещества, в том числе энергии воспроизводства;
   – об энергии контроля (Е4, J4), направленной на устранение недопустимых отклонений от заданных значений (Е3, J3).
   На Земле главное – геосфера, это основа всего, из нее возникла биосфера и в итоге человечество (этносфера). Каждая планета обладает своим объемом информации, имеющимся внутри нее, в совокупности образующим информационное поле Вселенной. Возможно, Земля – наиболее сложное тело в физической Вселенной. На первый взгляд Солнце, состоящее из гелия и водорода, кажется более простым, однако до сих пор об этом «простом» объекте люди не могут получить исчерпывающих знаний.
   Четвертый уровень знаний – социосфера (включена в подсистему (3) биосферы). Для осмысления социосферных приобретений и потерь необходимо создать все компоненты социосферных знаний, а также совокупность факторов, от которых они зависят (см. рис. 1.11).

   Рис. 1.11

   Социальная материя (3) и подсистема контроля (4) приносят нам исходную посылку в виде чувственных моделей, которые в духовном мире (1) порождают следующие процессы: принятие или непринятие полученного; рождение мысли, идеи, содержащих духовную направленность поиска; в подсистеме (2) анализируются мысли в их духовном сопровождении, порождаются методы решения прикладных задач в социосфере, которые впоследствии в процессе практической деятельности принимают окончательные формы анализа. При этом для человека, как правило, полному контролю его мыслей доступна только та сфера жизнедеятельности, которая включена в систему знаний (рис. 1.12):
   1) гуманитарные – включающие все дисциплины, которые связаны, прежде всего, с человеком и обществом, в том числе: богословие, философия, социология, законы морали, этика, искусство (подсистема 1);
   2) естествознание – включающее физические, биологические, естественные науки (подсистема 2);
   3) прикладные – включающие инженерные в различных областях жизнедеятельности, в том числе технико-технологические, промышленность, сельское хозяйство, транспорт, торговлю (бизнес, финансы и т. п.), образование (школа, институт) (подсистема 3);
   4) психоэнергетические – включающие биофизические и т. п. (подсистема 4).

   Рис. 1.12

   Совершенно очевидно, что мы получаем знания как инструмент для человека или как систему, подвластную ему и служащую целям его жизнедеятельности, которая распадается на отдельные подсистемы, что обуславливает возможность, а может быть, и необходимость изучать их с системных позиций, с позиций взаимного влияния и взаимодействия. При этом важно отметить, что прикладные знания (их подсистема) включают в себя биосферные знания. И эта тонкость имеет свое естественное продолжение через биосферу на геосферу к Вселенной.
   В зависимости от целей, тонкости и глубины исследований, следует обратиться к системе, начиная от Вселенной. Таким образом, мы получим следующие взаимосвязанные системы: Вселенная, геосфера, биосфера и социосфера. Эта взаимосвязь подчинена определенным законам (законы природы и общества), что обуславливает системность создания знаний, то есть их зависимость между собой, их взаимовлияние.

1.2.2. Науки и научные знания о социосфере. Особенности

   Социосфера представляет собой комплексный объект научных знаний, которые формируются на основе междисциплинарного подхода в самом широком смысле. При этом необходимо использовать разные формы изучения, в том числе интерактические (пограничных) комплексные исследования, и создавать соответствующие типы научных теорий и научных областей.
   Используемые формы изучения не являются равноправными – между ними имеют место определенные отношения субординации (иерархии). Все это, а именно междисциплинарный подход, характеризует исключительную сложность такой самоорганизующейся системы, как социосфера.
   При моделировании и построении моделей социосферу относят к следующему типу абстрактных объектов [32]: интеркомплексные абстрактные объекты, включающие в себя несколько объектов, каждый из которых или часть расположены на стыке разных типов канонических (простейших) абстрактных объектов (наук). Отметим, что в разных областях науки имеется различное представление об окружающем мире, а в итоге мы имеем мозаику научных знаний, например, о человеке, социосфере и в целом бытии.
   Приведем ряд понятий, используемых ниже.
   Развитие – это определенное, направленное, необратимое изменение объекта от простого к сложному, от низшего уровня – к высшему.
   Деградация – распад систем, переход от высшего к низшему, от более совершенного к менее совершенному, понижение уровня организации системы с нарушением связей.
   Связь – это зависимость одного явления от другого в каком-либо отношении. Сюда включаются связи: пространственные, временные, необходимые и случайные, закономерные, внутренние и внешние, динамические и статические, прямые и обратные, генетические, причинно-следственные [61, 72] и т. п.
   Социосфера как система включает в себя
   – организацию с соответствующей структурой [88];
   – энергию подсистем и системы в целом;
   – информацию;
   – материю (вещество), прежде всего, в виде биосферы.
   Проблемам организации социосферы посвящены следующие науки.
   I. Социальная организация. Научные основы разработаны Огюстом Контом (1798–1857 гг.). Социосферой управляют и движут идеи и созданные ими социальные системы, механизмы которых основываются на мнениях. Как утверждает Конт, умственное безначалие (безограничение) является основанием великого политического и нравственного кризиса современных обществ. До тех пор пока не возникнет единства подавляющего числа идей, необходимых для формирования социальных доктрин общества как целого, оно (общество) останется в состоянии противоборства, способного создать только временные учреждения. Таким образом, задача науки и религии состоит в «соединении умов в едином общении принципов» через «твердую основу для социальной реорганизации и для действительно нормального порядка вещей».
   Согласно утверждениям О. Конта, существует основной исторический закон, по которому каждое из наших главных понятий, каждая отрасль наших познаний проходила последовательно через три различных теоретических состояния: теологическое, метафизическое, или абстрактное, научное, или позитивистское. Таким образом, мы получили систему знаний, имеющую обратную связь [32].
   Дж. Локк [52] в основе социальной организации утверждал три вида знаний: исходное (чувственное, непосредственное), дающее знание единичных вещей; демонстративное – через умозаключение, например, через сравнение и отношение понятий; высший вид – интуитивное знание, т. е. непосредственная оценка разумом соответствия и несоответствия идей друг другу.
   Несколько иначе к проблеме знаний относится В.И. Вернадский. Выводы, сделанные логически правильно сейчас или сто лет назад, не будут в чем-нибудь существенном один от другого отличаться. Говоря в общей форме, разница между понятиями-«вещами», отвечающими реальным предметам и явлениям природы, и понятиями-«идеями», построениями ума, несомненна. В первом случае слово, отвечающее понятию, не охватывает его до конца, остается незахваченный остаток, и в разное время этот остаток различный.
   Логически можно прийти к ложным или неполным выводам. Натуралист это всегда учитывает, он постоянно возвращается к непосредственному реальному предмету или явлению, делает научный опыт или повторяет наблюдения над отвечающим понятию объектом. «Слово», данное Линнеем в XVIII веке, сохраняется неизменным и сейчас, но отвечающий ему диагноз (следовательно, выводы) отличается иногда достаточно сильно. Натуралист неустанно возвращается к источнику словесного понятия – к отвечающей ему реальности. Логика должна учитывать разницу своих заключений, всегда производимых над словесными понятиями. «Словесные понятия естествознания варьируют в своей точности до бесконечности, чего нет, скажем, в абсолютно точных понятиях математических наук и формально-логически точных понятиях философских» [16].
   II. Социобиология, основоположником которой был Э.О. Уилсон, изучает природу, воспитание и экологию.
   Социобиология объясняет социальную организацию живых существ, включая людей, на основе их биологических характеристик, таких как генетическая структура организма и особенности популяции. Социобиология не смогла найти адекватного ответа на вопрос о природе тех свойственных социальному поведению дополнительных качеств, которые вырабатываются в ходе взаимодействия людей друг с другом и проявляются на основе специфики социальной культуры.
   III. Органическая аналогия – это поиск соответствия между структурой и функциями человеческого общества по аналогии с природой живых организмов, в силу того что общество и организмы эволюционируют одновременно. Так называемая «органическая школа в социологии» была представлена в Англии Г. Спенсером.
   Важное значение для общества имеет проблема эволюции, ее научное объяснение и стремление на базе этой теории предсказать пути развития и способы их реализации. Сен-Симон [89] понимал идею социального развития (эволюцию) как последовательный прогресс органических обществ в направлении от низших уровней к высшим, когда каждое общество сменяется более высокими формами общественного устройства.
   Человечество на протяжении своей истории имело ряд этапов эволюции социальных институтов:
   – жертвоприношение (человеческое);
   – рабство;
   – бесправие женщин;
   – крепостное право;
   – демократия и т. п.
   Его духовность изменялась от людоедства и человеческих жертвоприношений до современных демократических обществ, в которых права человека надежно защищены не только государством, но и Организацией Объединенных Наций.
   Так же, как и В.И. Вернадский в биосфере, Сен-Симон считал, что эволюция общества основывается на развитии знаний. Он выделял три стадии эволюции: примитивную, промежуточную и научную. По существу, здесь отражены три стадии развития человека: Homo (примитивная), Homo sapiens (промежуточная) и Homo sapiens faber (научная) [32]. При этом эволюция социосферы и эгосферы происходит по одним законам и включает рост функциональной специализации структур и совершенствование адаптации частей целого [37]. Иного пути эволюции социальной среды нет. Если человек и этносфера не развиваются, находятся в статике, то в среде (биосфере) нет стимулов к развитию социосферы.
   Проблемам энергии подсистем социосферы и системы в целом посвящены нижеследующие науки.
   IV. Социальная экология – наука о законах функционирования и развития социоприродных связей, о принципах и методах эффективного взаимодействия общества с природой. При этом изучается система «общество (человек) – технико-технологическая среда – природная среда». По существу, в качестве изучаемого объекта выступает социосфера, включающая в качестве основы сферу взаимодействия природы и общества, в которой человеческая деятельность становится главным определяющим фактором развития биосферы и ее энергетики.
   Задача социальной экологии – создание целостной теоретической базы научно обоснованного построения ноосферы с использованием законов социоприродного взаимодействия. Согласно данной науке, принципы управления включают [8, 60, 79, 81]:
   – гуманистическую направленность, связанную с человеком, его здоровьем, материальным благополучием, культурным прогрессом и обеспечением активного долголетия;
   – первенство законов биосферы, направленных на гармонизацию природы и общества;
   – технологическую прогрессивность, направленную на экологизацию производства, работающего без отходов;
   – экономичность, связанную с формированием неразрывного единства экологии и экономики;
   – экологическую культуру;
   – системность;
   – динамическую устойчивость.
   В качестве частных показателей (индикаторов) состояния социосферы, подлежащих контролю и ограничению, выдвигаются следующие:
   – количество экологически замкнутых технологических циклов в системе производительных сил данного общества;
   – коэффициент использования средств потребления, выражающийся в отношении количества произведенной продукции к количеству отходов;
   – отношение количества населения в окружающей среде к уровню наследственной заболеваемости (или детской смертности);
   – степень концентрации вредных примесей в воздухе, пресной воде и почве;
   – коэффициент, представляющий собой отношение суммарного национального дохода за 10 лет к абсолютному приросту населения за тот же срок.
   Биологическое и культурное начало устройства человеческого общества взаимосвязаны в силу того, что люди одновременно связаны с миром природы и миром культуры. Это есть предмет пристального внимания со стороны социальной философии и социальных наук.
   Одно из направлений социальной философии – генетическое, которое связывает свойства индивидов, социальных групп и наций и объясняет эту связь исключительно с позиции генетической наследственности. Так, Г. Парсенс [77] развивал свои теоретические концепции на основе поиска генных связей между биологической и социальной системами. Однако большинство социологов отвергают любые формы генетизма.
   Для изучения свойств и закономерностей этих систем созданы такие науки, как социология и экономика. Социология изучает социальные объекты, системы, модели, создает знания, посвященные нелогическим операциям, присущим социальной жизни, в том числе творению новых объектов, моделей, систем. Эти знания и порожденные ими действия, как утверждает Парето [32], являются нелогичными, потому что они основываются на рациональном размышлении, но не на научном методе, например, на методическом наблюдении, на эмоциях и страстях, стимулирующих создание идей, мыслей, которыми руководствуется подавляющее число людей, представляющих собой ядро социальной среды, ее создателей. Таким образом, согласно Парето, социальные объекты, системы и модели есть продукт ноосферы человека, а аналитическому уму отводится второстепенная роль: осмысление принятого решения, его коррекция. При этом попытки объяснения социальных процессов методами естественных наук наталкиваются на человеческий фактор, его влияние и отторжение всего того, что вступает в противоречие с его ноосферой (духовной жизнью).
   Основным элементом социальной среды являются люди. Это означает, что при исследовании таких систем необходимо исследовать социальное взаимодействие, когда создатели системы в основу теории и практики полагают желания и цели других людей. Таким образом, как утверждает Парсенс Толкотт, в основе теории социального действия лежит отношение между деятелями и элементами среды: социальной и природной. При этом личность и социальные системы (объекты) взаимосвязаны, взаимозависимы и дополняют друг друга. Последнее означает, что основными характеристиками социальной системы являются нормы и ценности, с помощью которых можно описывать поведение индивидов социальной системы, следовательно, и самой системы.
   Семиотика посвящена проблеме информационного обеспечения в социальной сфере. Джон Локк, который в «Опыте о человеческом разумении», переосмысливая известное еще с античных времен деление наук на физику, этику и логику, выделил рядом с «физикой», как наукой о вещах самих по себе, и «практикой», трактуемой как наука о том, что человек должен делать для достижения какой-нибудь цели, еще и семиотику, как науку о способах, «которыми достигается и сообщается знание того и другого». Семиотика полагалась при этом лишь как иное название для логики, призванной «рассмотреть природу знаков, которыми ум пользуется для уразумения вещей или для передачи своего знания другим» [52, т.2, с. 200]. Связь семиотики с логикой сохраняют и более поздние семиологические проекты, такие как проект Ламберта (1764 г.), трактующий семиотику как «учение об обозначениях идей и вещей», исследование «Логики знаков» Гуссерля (1890 г.).
   Ю.М. Лотман [53] ввел семиотические системы в рамках понятия «семиосферы». Лотмановское понятие семиосферы, примененное им ко всей сфере культуры, было сконструировано по аналогии с понятиями «биосфера» и «ноосфера» В.И. Вернадского. Если сопоставить по объему области, к которым относят каждое из этих понятий в его самом буквальном толковании, то окажется, что сфера «знаков», используемых в культуре, охватывает область более широкую, чем «сфера разума», чем «сфера живого», создающая природные условия для существования культуры [61]. Однако границы семиосферы как сферы знаковой связи и соответственно как предметной области семиотических исследований в рамках различных семиологических проектов окажутся различными. Они могут совпасть с границами ноосферы, понимаемой в таком же буквальном смысле, в тех же семиологических проектах, которые складывались на базе логики и видят в семиотике науку о средствах именно логического мышления, в рамках которого знаки выражают понятия. Точно так же предмет психологически ориентированных проектов мог бы быть соотнесен с границами «пневматосферы» (понятие, которое рассматривалось П. Флоренским). Продолжая этот же ряд, можно было бы говорить о совпадении семиосферы с социосферой в проекте у Соссюра [87], видевшего в ней «науку, изучающую жизнь знаков в рамках жизни общества».
   Для нас, изучающих социосферный риск, важным моментом теории структурной лингвистики является радикальность соссюровской лингвистики, в которой формируется утверждение, согласно которому природа отношений между означающими (одно измерение в лингвистике) и означаемым (второе измерение) основывается на случайностях. При этом не существует необходимой естественной или какой-либо глубинной связи между лингвистическими формами и приписываемыми им значениями.
   Но социосфера включает в себя связи социальных индивидов только друг с другом и обществом как целым. За ее пределы выходят их контакты с физическим миром, опосредованные техникой, – «техносфера» как сфера искусственно создаваемых человеком средств деятельности и способов их применения. Эта сфера искусственных посредников в субъектно-объектных связях вместе со знаками, которые также можно рассматривать как технические средства межсубъектной коммуникации, остается в пределах семиосферы культуры, поскольку технические орудия, форма, назначение которых определяются выработанными в культуре нормами, несут информацию о сложившихся в ней способах технической деятельности. Особую область техносферы образуют машины, способные перерабатывать информацию и осуществлять коммуникацию с человеком или друг с другом. Теоретическое обоснование принципиальной общности этих информационных процессов с процессами сигнальной связи в социальных и биологических системах дала кибернетика Н. Винера [13] (1948 г.), которую также можно рассматривать как своего рода семиологический проект, хотя она и не специализировалась на семиотических проблемах.
   Задуманная как наука об «управлении и связи в животном и машине», винеровская кибернетика показала сходство технических информационных систем не только с социальными, но и с биологическими системами. Исследования разнообразных информационных процессов – от трансляции «сообщений» на генетическом уровне до коммуникации между животными – составляют предмет биосемиотики, которая вынесла границы семиосферы за пределы культуры в природу, распространив их до границ биосферы (Хофмеер, Себеок и др.).
   Столь широко очерченная семиосфера, выходящая за рамки «проекта Соссюра», «проекта Лотмана» и «проекта Эко», оказывается совместимой лишь с семиологическими проектами Пирса и Морриса. Моррисовский проект семиотики как универсальный органон всех наук, естественных и гуманитарных, демонстрировал приложимость основных семиотических понятий к описанию равным образом человека и животного.
   При этом (на макроуровне) предмет семиотики можно определить как науку о кодовых механизмах информационной связи. Эти кодовые механизмы различаются по своему уровню. Биофизическим информационным процессам как внутри, так и межорганизменным, доступен только сигнально-индексальный уровень кодирования и декодирования информации, знаковый же уровень связи, в том смысле этого понятия, в котором оно допускает применение без всякой натяжки, делается возможным только на уровне «антропосемиотики» – в рамках человеческой деятельности, где знаки, подобно техническим орудиям, оказываются искусственно вводимыми посредниками межсубъектной коммуникации.

1.2.3. О моделях социальных систем

   Д. Юм (1711–1776 гг.), рассматривая проблемы достоверности знаний, утверждал, что достоверное знание может быть только логическим. Наиболее емко по этому поводу сказал А. Эйнштейн [114]: «В нашем стремлении понять реальность мы подобны человеку, который хочет понять механизм закрытых часов. Он видит циферблат и движущиеся стрелки, даже слышит тиканье, но не имеет средств открыть их. Если он остроумен, он может нарисовать себе картину механизма, но он никогда не может быть вполне уверен в том, что его картина единственная, которая могла бы объяснить его наблюдения. Он никогда не будет в состоянии сравнивать свою картину с реальным механизмом, и он не может даже представить себе возможность и смысл такого сравнения».
   Согласно сказанному выше, наука изучает явления, происходящие в окружающем мире, которые представляют собой процессы бытия, порожденные некоторой системой, включенной в общий комплекс систем мироздания. По известным состояниям процесса Z(t) в некоторые моменты времени мы хотим знать его предысторию и будущее. С этой целью нам нужна истинная модель Ми подсистемы, породившей процесс Z(t), т. е. нам нужна модель Ми(Z(t)). В приведенном примере мы знаем процесс Z(t) – перемещение стрелки, но как воспроизвести этот процесс, с помощью какого механизма – не знаем, т. е. не знаем модель Ми. Тогда наука поступает так: строит модель Мр (расчетную или оценочную Мо = Мр) таким образом, чтобы отличие истинного процесса Z(t) от реализованного Zр(t) на выходе модели Мр(Z(t)) было в каком-то смысле минимальным [32]. При этом сразу же предполагается: в силу отличия Ми от Мр процессы Zи(t) и Zр(t) отличаются, т. е. модель работает с погрешностью δ(t). В зависимости от способностей человека, создавшего модель Мр, погрешность δ(t) будет иметь различные значения. Итак, модель Мр зависит от человека Еч, создающего эту модель, от его возможностей, в том числе состояния или уровня научных знаний Дзн, накопленных человечеством в процессе информационного обмена между людьми, и других факторов. В результате имеем Zр = f(Мр, Ми, Еч, Дзн, δ).
   О том, как же наука строит (t) или Мр, хорошо сказал крупнейший американский физик Р. Фейнман [32]: «Вот почему наука недостоверная. Как только Вы скажете что-нибудь из области опыта, с которым непосредственно не соприкасались, вы сразу же лишаетесь уверенности. Но мы обязательно должны говорить о тех областях, которые мы никогда не видели, иначе от науки не будет проку… Поэтому, если мы хотим, чтобы от наук и была какая-то польза, мы должны строить догадки. Чтобы наука не превратилась в простые протоколы проделанных опытов, мы должны выдвигать законы, простирающиеся на еще неизвестные области. Ничего дурного тут нет, только наука оказывается из-за этого недостоверной, а если Вы думали, что наука достоверна, Вы ошибались». Итак, задача науки – открывать и формировать новые законы, объяснять, почему в данный момент времени на выходе системы возникло именно это значение Z(t), а не другое.
   Чем дальше мы проникаем в суть явления, тем сложнее становятся модели Ми, тем тоньше явления, а сами процессы Z(t) более чувствительны к погрешностям, вносимым при построении Мр. «При этом необходимо каким-то образом обнаруживать эти погрешности, не имея возможности вскрывать часы», а также испытывая ограничения в точности существующих средств измерения. По этому поводу один из творцов квантовой механики В. Гейзенберг писал [32]: «Микромир нужно наблюдать по его действиям посредством высокосовершенной экспериментальной техники. Однако он уже не будет предметом нашего непосредственного чувственного восприятия. Естествоиспытатели должны здесь отказаться от мысли о непосредственной связи основных понятий, на которых он строит свою науку, с миром чувственных восприятий. Наши усложненные эксперименты представляют собой природу не саму по себе, а измененную и преобразованную под влиянием нашей деятельности в процессе исследования… Следовательно, здесь мы также вплотную наталкиваемся на непреодолимые границы человеческого познания».
   Как много сказано о границах человеческого познания! Такие границы θкр существуют и зависят от состояния науки на текущий момент времени, от финансовых возможностей человечества, от ограниченности срока жизни ученых и т. д. Об ограниченности познания можно говорить не только в макромире, но и в такой области, как авиация. Так, модель, описывающая движение самолета, существует, как правило, в эксплуатационной области состояния параметров движения и редко в областях критических значений этих параметров [31]. Как только параметры движения или часть их превышают критические значения и самолет переходит, например, в штопор, надежные модели отсутствуют. При этом возникают чрезвычайно тонкие аэродинамические процессы, описать которые и тем более измерить в полете, т. е. предсказать полную картину движения самолета в таком режиме, невозможно.
   Истинная модель Ми и идеальный процесс (t) скрыты от нас и непостижимы. Как только мы перестаем учитывать факт ограниченности научных знаний, мы теряем много: оказываемся в области риска и соответствующих потерь. При этом, как и во всем нашем мире, наука простирается между истинными знаниями
и незнанием
. Между этими границами расположены знания и, в частности, модели, построенные при различных допущениях.
   По поводу достоверности знаний в коллективном труде «Логика научного исследования», созданном под руководством директора Института философии П.В. Копнина, сказано [51]: К идеалу научного знания всегда предъявлялись требования строгой определенности, однозначности и исчерпывающей ясности. Однако научное значение всякой эпохи, стремившееся к этому идеалу, тем не менее не достигло его. Получилось, что в любом самом строгом научном построении всегда содержатся такие элементы, обоснованность и строгость которых находились в вопиющем противоречии с требованиями идеала. И что особенно знаменательно: к такого рода элементам принадлежали зачастую самые глубокие и фундаментальные принципы данного научного построения. Наличие такого рода элементов воспринималось обычно просто как результат несовершенства знания данного периода. В соответствии с такими мнениями в истории науки неоднократно предпринимались и до сих пор предпринимаются энергичные попытки полностью устранить из науки такого рода элементы. Однако эти попытки не привели к успеху. В настоящее время можно считать доказанной несводимость знания к идеалу абсолютной строгости. К выводу о невозможности полностью изгнать даже из самой строгой науки – математики – «нестрогие» положения после длительной и упорной борьбы вынуждены были прийти и «логицисты»… Все это свидетельствует не только о том, что любая система человеческого знания включает в себя элементы, не могущие быть обоснованными теоретическими средствами вообще, но и о том, что без наличия подобного рода элементов не может существовать никакая научная система знаний».
   Итак, мы должны признать наличие двух моделей системы мироздания и ее подсистем, с которыми имеет дело человек в процессе жизнедеятельности. Одна из них есть истинная модель Ми, другая – модель Мр, полученная в процессе научных изысканий. Оперируя с моделями и задав их допустимые Мдоп и критические Мкр значения, связанные с Zдоп, Zкр [32], получим следующие вероятности P = (P1, P2, P3):

   P1 = P1(Zи > Zкр, Zр < Zдоп),
   P2 = P2 (Zи > Zкр, > Zдоп),          (11)
   P3 = P3 ( < Ζкр, > Zдоп).

   Как правило, в процессе жизнедеятельности мы оперируем с процессами, моделирование и измерение которых возможно, а области [Zкр, Zдоп], [Z, Zкр] часто невозможно установить. Однако иногда (1.1) имеет смысл, и тогда Р1 есть вероятность события, при котором модель (процесс) находится в критической области. Такая ситуация характерна для автомата без участия наблюдателя, т. е. системы, в которой используется заданная программа, способная воспроизводить идеальный процесс. События P2 и P3 соответствуют различным положениям значений процессов Zи, Zр относительно Zдоп, Zкр в момент времени t, различным потерям и соответствующим научным рискам.
   При этом можно условно выделить в области знаний крайние значения: x = xвкр, когда научные знания, которых чрезвычайно мало, являются истинными, или действительными, x = xнкр – случайная погрешность δ(t) настолько велика, что мы о том или ином процессе, явлении не имеем достоверной информации. Таким образом, область знаний между (xнкр, xвкр) заполнена моделями с допущениями, включающими в себя различные предположения, «догадки», подтвержденные кем-то и когда-то, гипотезы, находящиеся в процессе осмысления. При этом значимость «абсолютных» или истинных знаний для процессов жизнедеятельности невелика. В основном мы используем все, что расположено внутри (xнкр, xвкр). По мере развития науки, усложнения решаемых ею проблем, изменяется область (xнкр, xвкр), но порождаются новые проблемы, увеличивая цену наших незнаний.
   Одним из главных научных путей снижения погрешностей моделей является применение математического моделирования [98]. Всегда считалось, что чем больше объем применения математики в той или иной науке, тем более она развита. Главным препятствием к ее применению считается неясность, что и как мерить.
   Математическое описание всегда ограниченно и требует определенного разъяснения после получения решения. Например, оно совпадает с реальностью лишь с определенной точностью, так как математическая модель есть некоторая идеализация. Ситуация ухудшается при описании поведения таких сложных объектов, которые составляют объект изучения общественных наук [97]. При попытке дать их математическое описание возникают дополнительные трудности.
   Объекты общественных наук существуют в ограниченных временных интервалах. Это накладывает ограничение на применимость используемых классов простых функций. Стационарное устойчивое существование объектов общественных наук требует постоянного притока вещества и энергии. Если же этого не будет, то становится невозможным существование самого объекта. То есть эти объекты всегда находятся в неравновесных условиях.
   Объекты общественных наук всегда эволюционируют в условиях ограниченных ресурсов, а это значит, что уравнения, описывающие их поведение, являются принципиально нелинейными. Это означает, что движение вспять по времени, как правило, получается неоднозначным (в силу свойств нелинейных функций при замене у них аргумента на значения функции, а значения функции – на значения аргумента), а при движении вперед возникает неоднозначность в силу неустойчивости нелинейных систем.
   Попытки найти первоосновы природы привели к пониманию того, что мир строится не из неких общих первичных элементов, а по единым принципам (единым сценариям), т. е. единство мира заключается не в том, что он построен из одних и тех же «кирпичей», а в том, что он построен по единому сценарию, на идентичных структурах. А это в свою очередь означает, что в математических моделях важен не конкретный вид уравнения, а типы решений, которые могут в нем содержаться, их определенная типология, т. е. важна классификация решений. При этом точные расчеты оказываются зачастую бессмысленны, в силу свойства нелинейных систем переходить к хаотическому изменению состояния. Все это накладывает определенную специфику на применение математики в общественных науках. Поэтому нельзя копировать путь применения математики в естественных науках.
   К сказанному добавим следующее.
   I. Математику мы понимаем в ее современном, нетрадиционном смысле как науку об абстрактных структурах, представленных в виде разного типа дедуктивных моделей. В ее рамках можно выделить в первую очередь три уровня абстрактных структур (каждый из которых иерархически расщепляется на подуровни, т. е. на уровни последующих порядков):
   1) формальные системы, или даже формально-абстрактные структуры, представляющие собой в первом приближении множество формул, рассматриваемых как построенные по некоторым фиксированным правилам комбинации знаков, лишенных какой бы то ни было интерпретации, причем преобразования формул (т. е. вывод одних формул из других) могут осуществляться только по правилам, ссылающимся лишь на их вид (а не на их интерпретации); сюда включаются, прежде всего, разные логические исчисления, изучаемые в математической логике, называемые структурами первого рода;
   2) содержательно-абстрактные структуры второго рода, в которых содержание, по существу, выражается в эксплицитном виде как взаимоотношения и операции структурного характера; сюда относятся структуры, изучаемые в первую очередь в теории множеств, а также изучаемые в алгебре, теоретической арифметике, теории чисел, топологии, математическом анализе, в их чистом виде, трактуемых преимущественно на теоретико-множественной основе;
   3) содержательно-абстрактные структуры третьего рода, в которых содержание выражает, по существу, некоторые фундаментальные стороны определенности конкретных вещей, но в их общем виде независимо от способов их проявления в разных конкретных случаях, представляемые в виде идеализаций высшего порядка; сюда относятся, например, события, случайные процессы, пространственные отношения и формы в том виде, в каком они понимаются в теории вероятностей и геометрии соответственно.
   Существенной чертой этих трех типов структур является наличие и существенная роль в них дедуктивных отношений.
   II. К сфере науки (рис. 1.13) примыкают также теории, которые изучают те или иные классы социальных явлений с применением лишь строго научных методов эмпирического и теоретического характера, так как они отвечают высоким требованиям, необходимым для того, чтобы считать их положения научно доказанными, а их в целом – научными теориями. В качестве примера укажем на структурную лингвистику; вспомним также наличие хорошо математизированных фрагментов экономики, как, например, теории экономического поведения. В то же время многие социальные теории, хотя и применяют в той или иной мере некоторые научные методы, делают это в сочетании с принятием вненаучных положений и применением вненаучных способов при рассмотрении данных социальных феноменов в качестве объекта изучения. Вследствие этого их нельзя считать научными теориями в строгом смысле слова, а следует отнести к гуманитарике из области Ω, представляющей собой иную сферу культуры по сравнению с наукой, занимающую пограничное положение между наукой и религией.

   Рис. 1.13

   III. Все абстрактные объекты, которые изучаются в физике, химии, биологии, психологии, социальных науках, относятся к одному и тому же основному уровню абстрактности, следующему за уровнем содержательно-абстрактных структур второго рода в направлении к возрастающей степени конкретности.
   С учетом сказанного, возникает проблема невозможности прогнозировать поведение таких систем, как социальных. С точки зрения синергетики, в природе и обществе много случайных, бифуркационных процессов, что не дает возможность точно указать сроки и конкретные формы развития. В связи с этим она подчеркивает принципиальную непредсказуемость поведения различных систем и, по мнению И. Пригожина [76], одного из основоположников синергетики, «кладет конец любым возможным мечтаниям об абсолютно контролируемом обществе».
   Рассмотрим три проблемы, связанные с понятием предсказуемости и устойчивости систем, в частности социальных.
   I. Проблема принципиальной непредсказуемости поведения систем еще не означает принципиальную непознаваемость каких-то ее сторон. Общие тенденции развития систем вполне познаваемы, следовательно, предсказуемы, чего нельзя сказать относительно конкретных форм и сроков развития. Проблемы предсказуемости и непредсказуемости с одной стороны и стабильности и нестабильности – с другой, подчеркивают разные аспекты указанной проблемы. Предсказуемым может быть в одинаковой степени и стабильное, и нестабильное состояние. Каково их соотношение? В развитии любой системы стабильное состояние чередуется с нестабильностью. Нельзя думать, что история состоит только из нестабильных процессов или наоборот. Если бы было так, то общество прекратило бы свое развитие.
   II. Следующим важнейшим условием устойчивого развития общества является более или менее равномерное, сбалансированное развитие всех его основных сфер: экономической, политической, социальной и духовной. Абсолютизация одной из них (в равной мере и недооценка) ведет к дисбалансу в их развитии, серьезным противоречиям между ними. Характеризуя каждую из сфер общественной жизни, мы подчеркиваем лишь методологический вопрос об их взаимодействии, о том, что каждая сфера занимает свое определенное место, но не может быть довлеющей. В общественном сознании и в научном познании до сих пор крепко сидит догма безоговорочной определяющей роли материального. На самом деле только материальная сфера не может быть рассмотрена как определяющая, а в отдельных периодах, в частности, в конкретных формах и структурах, темпах и качествах развития, она сама определяется другими факторами, например, политикой. Последняя решает, какую модель экономической реформы принять за основу. Именно она определяет направление реформы.
   III. Относительно духовной сферы [109] принято считать, что она по своему происхождению всегда вторична и зависит от экономики и социальной сферы. Такой подход к ней обосновал остаточный принцип финансирования. На самом деле от состояния духовной сферы зависит развитие других. Таким образом, она по-своему становится определяющей по отношению, например, к той же экономике. Без соответствующего уровня развития экономического мышления, развития новых целей, доводки старых невозможно осуществить экономическое развитие. Нужно рассматривать взаимодействие различных сфер, чтобы убедиться в том, что в них нет раз и навсегда заданного. В зависимости от времени, условий приоритеты могут меняться. Добивается успехов та система, которая не абсолютизирует роль той или иной сферы, а в зависимости от исторической обстановки правильно определяет приоритеты и в целом добивается сбалансированного развития всех сторон жизни общества. Когда мы рассматриваем диалектику взаимодействия различных сфер, то отвлекаемся от более частных проблем, например, таких, как национальная проблема, экологические вопросы, демографические процессы и многое другое. Они сами по себе тоже исключительно важны, однако всетаки зависят от решения более глобальных вопросов, таких как политика и экономика, культура и наука и т. д. При этом могут быть различные ракурсы рассмотрения, но выделение сфер общественной жизни, возможно, является наиболее фундаментальным и служит методологическим принципом рассмотрения устойчивого развития общества [49].
   Модели в социальном пространстве. В каждый момент времени каждый человек характеризуется эгоэнергетикой [37]. Люди, вступающие во взаимодействия, образуют группы разной общности, объединенные общей духовной или материальной целью, образуя социальное пространство. При этом точками социального пространства являются люди со своей эгоэнергетикой, которая является функцией, прежде всего, времени и пространства, образуя энергетическое пространство социосферы. Точки объединяются в комплексы, причем в ходе этого объединения свойства точек меняются, а свойства социального комплекса являются функциями от соответствующих свойств точек.
   Имея целью прогнозирование состояния комплекса, необходимо применить модели эгоэнергетик. Социосфера отвечает за будущее человечества, она его планирует, создает цель и смысл жизни.

1.2.4. О погрешностях научных знаний

   Социология – это наука о свойствах и путях развития социальной среды, государственных систем, ей свойственны ошибки, как и всем остальным ветвям науки. В отличие от естествознания эксперимент в социологии дорого стоит и часто его невозможно поставить. По этой причине ученые опираются на опыт предыдущих веков, поколений, наций, народов мира, а также на собственные идеи, мысли, которые в процессе мышления превращают в теории. Этот процесс мы можем достаточно объективно оценить для двух важных смен базисов в социальной среде: в процессе становления культуры Нового времени (XVII в.) и в процессе построения коммунизма в отдельно взятой стране (СССР). Идеи последнего зародились давно, однако вдохновляющим примером служили методы и средства достижения цели, порожденные культурой Нового времени [44]. Ошибки, заложенные в ту пору, давали поросль во все последующие времена. Истоки всех революций заложены там, и, прежде всего, духовные истоки, пробудившие в человеке и узаконившие любые воззрения, отвергающие единство биосферы и социосферы.
   В настоящее время наука обращается к проблеме устойчивого развития биосферы и социосферы в их единстве. Происходит попытка возрождения старых идей, мыслей, но на базе новых научных знаний, которые позволяют по-новому осмыслить то, что раньше не удалось осознать и представить в виде научного, достоверного знания, которое лишено ошибок научного поиска, т. е. научного риска [32], что было раньше в XVII столетии. Тогда не удался перенос научных идей, мыслей, выросших на почве механики, математики – продукт целиком и полностью принадлежавший аналитическому уму, – на область социологии, где господствовала религия и философия, где роль государства, власти оказывала решающее влияние на социальную среду через философию, религию и особенно через власть, закон, мораль общества, где надо учитывать духовную жизнь человека.
   Неудача науки, обусловленная ошибками знаний в социальной среде, оказалась естественной в силу чрезвычайной сложности таких биосистем, как человек и его эгоэнергетики, и, конечно же, социальной среды (рис. 1.14). На рис. 1.14–1.17 приведены обозначения: 1 – цели, 2 – теория, законы (методы достижения цели), 3 – реализация цели в среде, 4 – контроль заданной цели; погрешности, вносимые религией, философией, науками, включают:
   δ2Ф – погрешности знаний философии;
   δ2Н – погрешности знаний науки;
   δ2Р – погрешности знаний религии;
   Ф2, Н2, Р2 – знания, созданные в рамках государственной власти (одобренные ей) соответствующими науками;
   Ф, Н, Р – знания, созданные соответствующими науками;
   С, СН, С2 – знания, созданные социологией, принятые народом, государством соответственно.


   Путь научной работы, связанный с поиском и обоснованием научных истин и соответствующих им мыслей, связан с дедуктивным методом. Если для математики, механики (рис. 1.16) нет необходимости в философии и религии, они могли почти полностью исключить, отфильтровать влияние государства, то для социологии это было невозможно. Социальная среда находилась и будет находиться под влиянием государства, власти и путем логических построений была связана с принципиальными научными ошибками, заблуждениями, возникшими не только в социологии и общественных науках, но и в естествознании.
   Ошибки, порожденные философами (рис. 1.15), были привнесены в социологию. При этом ошибочные представления и модели неадекватно отображали действительность. Государство часто силой власти искажает знания, полученные наукой (рис. 1.16), религией (рис. 1.17), философией (рис. 1.15). При этом Фг = Ф + δ2Ф; Нг = Н + δ2Н; Рг = Р + δ2Р, где δ2Ф, δ2Н, δ2Р – погрешности знаний, созданных под влиянием государства, различным путем воздействия; Ф, Н, Р – знания, полученные философией, наукой, религией соответственно. Знания Ф, Н, Р искажены погрешностями δ1Ф, δ1Н, δ1Р, которые созданы внутри систем: Ф = Фи + δ1Ф; Н = Ни + δ1Н; Р = Ри + δ1Р, где Фи, Ни, Ри – достоверные или истинные знания в философии, науке и религии соответственно.
   Роль государства в формировании ошибок, например, социологии, философии ярко просматривается на истории становления диалектического материализма. Диалектический материализм в той форме, в которой он был зачат, родился и жил, нигде не был изложен его творцами целостно, научнообоснованно, в виде завершенной мысли, теории, которую можно осязать и использовать в виде парадигмы.
   Следует признать великую самоотверженность, большой энергетический потенциал, вложенный творцами диалектического материализма (Маркс, Энгельс, Ленин) в свое любимое детище. Особенность их творчества зиждилась на мысли примата философского мышления над научным. Их концепция не нова: идеологи духовенства, богословы поступали и поступают так же. Их основная мысль: примат религиозного мышления над философским и научным мышлением.
   Идея первенства религии, первенства философии или первенства науки абсурдна с самого начала и несет в себе много негативных моментов для каждой из областей культуры в отдельности и для всей культуры в целом [47, 59]. Это единый механизм, единая система. Ее насильственное расчленение на независимые блоки подсистемы снижает объем достоверных научных знаний, увеличивая риск построения неадекватной картины реальной среды жизнедеятельности. В результате их (творцов диалектического материализма) мышление породило философскую идеологию на почве той политической деятельности, которой они активно занимались, которой они посвятили свою жизнь, достигая вершин духовной власти. Идея духовной власти владела их мыслями, диктовала и создавала все условия для их мышления.

1.3. Целеполагание в социосфере как системе со структурой

1.3.1. Идеологи научных знаний подсистемы целеполагания социосферы

   В рамках философии получила отчетливые очертания философия истории, связанная с именами таких идеологов, как Вико, Вольтер, Гердер, Кондорсе, Монтескье, Руссо и особенно Гегель. В этих научных системах разрабатывались плодотворные идеи исторического прогресса, единства истории, влияния на человека географической и социальной среды, внутренней связи истории. Однако они исходили из умозрительности искусственных построений, выводившихся не из анализа действительности, а из идеалистических философских постулатов.
   Как самостоятельная наука социология сложилась в XIX веке. Социология вышла из социальной философии, которая представляет собой раздел философии, посвященный осмыслению качественного своеобразия общества в его отличии от природы. Она анализирует проблемы смысла и цели существования человека и общества, их генезис, развитие, судьбу и перспективы, направленность движущих сил. У социальной философии и социологии есть общий объект изучения – социосфера. Их различие более отчетливо проявляется в предмете исследования. Предметной сферой социально-философских исследований является общественная жизнь, прежде всего, с точки зрения решения мировоззренческих проблем, центральное место среди которых занимают проблемы смысла жизни. Объектом социологического познания является совокупность свойств, связей и отношений, которые носят название социальных.
   Социальные связи, социальное взаимодействие, социальные отношения и способ их организации являются объектами социологического исследования науки социологии. Основные принципы классической методологии социологии были сформулированы основателями этой науки: О. Контом, Г. Спенсером, Э. Дюркгеймом. Сущность этих принципов заключалась в следующем:
   – социальные явления подчиняются законам, общим для всей действительности; нет никаких специфических социальных законов;
   – методы социального исследования должны быть точными, строгими; все социальные явления должны быть описаны количественно;
   – важнейшим критерием научности является объективность содержания знания, это значит, что социологическое знание не должно содержать в себе субъективные впечатления и умозрительные рассуждения, но должно описывать социальную действительность независимо от нашего к ней отношения; этот принцип нашел свое выражение в том, что «социология как наука должна быть свободна от ценностных суждений и идеологий».
   О. Конт в соответствии со своими представлениями о развитии общества делил социологию на две части: социальную статику и социальную динамику. Социальная статика должна была изучать условия и законы функционирования общественной системы. В этом разделе контовской социологии рассматривались основные общественные институты: семья, государство, религия с точки зрения их общественных функций, роли в установлении согласия и солидарности. В социальной динамике он развивал теорию общественного прогресса, решающим фактором которого, по его мнению, выступает духовное и умственное развитие человека.
   В конце XIX века позитивизм в своей первой «классической» форме пережил кризис, вызванный прогрессом естественно-научного знания, обесценившим многое из тех «синтетических» обобщений, которые рассматривались самим позитивизмом как вечное и неоспоримое приобретение науки. Позитивизм возродился как махизм, продолжая сохранять определенную связь с реальными методологическими вопросами науки, весьма актуальными на рубеже XIX–XX веков в период революции в естествознании. В отличие от прежнего позитивизма махизм формулировал задачу философии не как «построение» системы, систематизирующей общие выводы всех наук, а как теорию наук познания.
   Необходимым условием существования и развития человеческого общества является совокупность предметов и явлений природы, вовлеченных в процесс общественного производства. Крайней формой этого направления является механистический географический детерминизм, утверждающий почти полную обусловленность деятельности человека естественной средой.
   Вопрос о влиянии географической среды (в первую очередь климата) на обычаи, нравы, образ правления и некоторые общественно-исторические процессы мыслители рассматривали уже с давних времен. В эпоху становления капитализма (XVI–XVII вв.) развивалась идея объективного, «земного» формирования общества и его учреждений под воздействием специфических природных условий (Монтескье, Тюрго и др.).
   В эпоху империализма в рамках школы географического детерминизма возникла школа немецкой геополитики. Во время Первой мировой войны термин «геополитика» как учение о государстве – географическом и биологическом организме, стремящемся к расширению, – был введен шведским государствоведом пангерманистом Р. Леном. В период между двумя мировыми войнами геополитика усиленно культивировалась в Германии и стала официальной доктриной немецкого фашизма. Ее теоретической базой служили учения о чисто природных причинах и географически детерминированных тенденциях политического развития и экспансии государств-организмов, игнорировавшие «человеческий фактор» в историческом процессе.
   Рассматривая человечество в качестве биологического вида, геополитику можно задать так: это система идей и методов управления, обеспечивающих в лице человека и ноосферного потенциала планеты исторически необходимую полноту самодостаточности земной биомассы. Объектом геополитики является человечество, действующее в конкретных условиях географической, демографической и социально-политической среды.
   Развитие человечества как системы возможно при перестройке социальной организации общества – социосферы на базе выбора цели, направленной на обеспечение устойчивого развития энергетик, когда стратегические управления включают политэкономические процессы, безопасность человека, общества и окружающей среды. Сегодня мы наблюдаем новые генетические конфигурации и другие неестественные образования, способные бесконтрольно развиваться, ограничивая жизненное пространство природных систем, в том числе человека. Чтобы выжить и создать устойчивое развитие энергетик, необходимо изменить себя. «Мы настолько радикально изменили нашу среду, что теперь, для того чтобы существовать в этой среде, мы должны изменить себя» [13].
   Таким образом, мы хотим создать условия для развития социосферы. При этом любые трансформации в обществе, государстве, любой отрасли хозяйства страны в виде социальной деятельности должны определяться не только прошлым и настоящим, но и будущим. Однако вчера все обстояло не так. Основная, глобальная цель, исторически начавшая жить от Нового времени, была сформулирована в виде теории Роста, но бездуховного роста техносферы человечества. Основы этой теории были заложены кризисами, катастрофами, которые ей сопутствовали от рождения.
   Сегодня в мировой культуре и более всего в США превалирует ориентация на Рост, и это мышление превращено в символ нового стиля, прогрессивного мышления во благо людей. Успехи революционных преобразований в материальной сфере сделали мировую культуру высокомерной – потребительской. Она была и остается культурой, отдающей предпочтение количеству перед качеством, пренебрегая первой своей половиной – духовной.
   На рост уповают всякий раз, когда не оказывается никаких других средств излечения общественных недугов. Производя все в избытке, можно угодить любым желаниям и удовлетворить любой спрос, а если он ослаб, его можно оживить с помощью рекламы и добиться нового равновесия, непрерывно повышая количественный уровень и пребывая в полной уверенности, что это полезно экономике, а значит, и обществу в целом. В сущности, уже давно никто не осмеливался усомниться в магических свойствах роста и оспаривать безусловную пользу экономической экспансии. Лишь в самое последнее время стало ясно, что политика изобилия может решать одни проблемы и облегчать другие, однако многие источники человеческой неудовлетворенности не перестают существовать.
   В связи со сказанным, произошло переосмысление социосферных процессов, которое привело к идее создания модели устойчивого развития [37]. Идея устойчивости так или иначе всегда присутствовала в общественном сознании, она имплицитно содержится в других довольно распространенных идеях, например, таких, как самоорганизация, саморазвитие, саморегуляция, самотерминация. Однако в отношении к общественному развитию она формируется в самостоятельную научную идею. Этому предшествовали усилия ООН по сохранению окружающей среды: в 1949 и 1955 годах состоялись международные научно-технические конференции по охране природы; позднее, в 70–80-е годы, был принят ряд постановлений и разработаны специальные программы по проблемам природной среды; в 1982 году принята «Всемирная хартия природы», а в 1983 году была создана Международная комиссия по окружающей среде во главе с премьер-министром Норвегии Гро Харлем Брундтланд. По результатам своих исследований комиссия в 1987 году под руководством Брундтланд издала книгу «Наше общее достояние», где были сформулированы основные положения концепции устойчивого развития, которая в то время интерпретировалась как такая модель движения сообщества, при которой достигается удовлетворение жизненных потребностей нынешних поколений. В 1989 году Генеральная ассамблея ООН объявила о рассмотрении стратегии устойчивого экологически приемлемого экономического развития цивилизации.
   Формулировка цели – это основа деятельности человека, человечества, в том числе при построении социальных объектов. При этом определяющими являются идеи человека, которые могут объединить энергию почти всех, как, например, капитализм в свое время. Можно выделить следующие типы целей, интересов и потребностей людей:
   ТИП № 1. Рост возможностей личности – личные цели.
   ТИП № 2. Рост возможностей некоторой общности людей – общественные цели.
   ТИП № 3. Рост возможностей ЧЕЛОВЕЧЕСТВА как хроноцелостного процесса устойчивого развития общества.
   Нетрудно видеть, что цель типа № 1 может быть выражена через рост денег, имеющихся в распоряжении лица. Цель № 2, подобно цели № 1, тоже поддается выражению через деньги, как рост денег, имеющихся в распоряжении некоторой общности людей. А вот цели типа № 3, которые приводят к росту возможностей человечества, адекватно не выражаются через рост денег. Однако они выражаются через неубывающий темп роста эффективности использования полной энергии не только в данный период времени, но и в исторической перспективе. Такие цели и определяют хроноцелостный процесс перехода к устойчивому развитию человечества. Острая практическая востребованность этого перехода является фактом, который подтверждается всем ходом эволюции живого на Земле.
   За четыре миллиарда лет живая природа выполнила огромную подготовительную работу, результатом которой пользуется каждый человек. На эту работу было затрачено колоссальное количество времени и свободной энергии. Тем не менее эти затраты были эффективными. На протяжении четырех миллиардов лет шел закономерный процесс роста свободной энергии. Результатом этого процесса явился РАЗУМ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, его способность продолжить работу и нести ответственность за ее эффективность.
   Развитие индивидуальности, свободное объединение личностей в сообщества, свободный выбор места жительства, возможность самообеспечения – вот тот путь, по которому идет человечество. С трудом, ошибками, потерями, рискуя создать катастрофу в среде жизнедеятельности, оно движется вперед. И эти трудности требуют, чтобы человек не останавливался, трудился с полной отдачей сил, если он хочет быть великим духовно и обеспеченным материально.
   Именно этот самый трудный путь, реализующий идеи устойчивого развития человечества как подсистемы биосферы, сформулировал лауреат Нобелевской премии нидерландский экономист Ян Тинберген, который в первую очередь обратился к социальным аспектам глобальных проблем: для нового экономического порядка нужны фундаментальные изменения в политической, социальной и духовной жизни общества. Проект предполагал выработку рекомендаций и принципов поведения для тех, кто принимает решения, предложения о создании новых и реорганизации существующих учреждений. Все эти меры должны были быть ориентированы на то, чтобы обеспечить условия для более сбалансированной устойчивой эволюции человеческой системы. Отправным пунктом анализа международных отношений послужило положение, что главная цель мирового сообщества состоит, по словам Тинбергена, в обеспечении «достойной жизни и умеренного благосостояния всем гражданам мира». В первую очередь требуется изменить отношения с развивающимися странами: им следует предоставить необходимые условия для эффективного экономического развития. С этой целью автор предлагает провести международную валютную реформу, упорядочить торговлю, принять действенные меры по увеличению производства продовольствия, сделать более полноправным участие развивающихся стран в международной системе разделения труда. Период, рассматриваемый в проекте, охватывает ближайшие 40 лет. За это время разрыв в доходах между богатыми и бедными должен быть сокращен с 13:1 до 3:1, более реальная альтернатива – сократить разрыв лишь до 6:1. Одна из основных идей доклада – идея «взаимозависимости». Международный порядок нужно перестроить так, чтобы цели и интересы всех стран были едины. Хотят люди того или нет, им придется жить в условиях глобальной взаимозависимости целей.
   Анализ целей и соответствующих им путей устойчивого развития показывает:
   1) проблема, связанная с формулировкой цели, чрезвычайно сложна;
   2) как правило, идеология цели связана с сущностными свойствами идеолога, руководителя проекта;
   3) сложность взаимоотношений духовного и материального создает условия для неустойчивых, неоднозначных решений при выборе целей;
   4) необходим всесторонний анализ подсистем биосферы, включающий растения, животных, человечество, а также социальные объекты, создающие возмущающие факторы в биосфере как системе;
   5) от сущности человека зависят не только цели, но и методы, пути их достижения.

1.3.2. Структура социосферы как динамической системы, ее энергетика

   Совокупность объектов, людей, находящихся в определенных отношениях и связях между собой, образующих определенную целостность, единство и направленных на создание необходимых условий жизнедеятельности человека, есть социальная система. Примерами социальных систем могут служить все человечество или любая его часть: сообщество, государство, область, район, город, завод, банк, семья. При этом элементом социальной системы является человек, а сама социальная система описывает взаимосвязь, подчиненность, уровни подчиненности, функциональные назначения каждого элемента, в том числе подсистемы социальной системы, вплоть до отдельного человека.
   Таким образом, любая социальная система может быть рассмотрена как элемент системы более высокого порядка, в то время как ее элементы могут выступать в качестве систем более низкого порядка, т. е. более простых систем. Иерархичность и многоуровневость характеризуют строение, морфологию социальной системы и ее функционирование. Отдельные уровни системы обуславливают определенные аспекты функционирования, а целостное функционирование является результатом взаимодействия всех ее сторон, уровней. Основой общества являются: общие цели, интересы, общие этнические законы, общая территория, культура, деяния, традиции.
   Структура общества как единой социальной системы – это:
   1) духовная сфера жизни общества, наука, философия, искусство, нравственность, религия;
   2) производство и складывающиеся на его основе производственные, экономические, социальные отношения; последние включают в себя классовые, национальные, политические и семейные.
   На рис. 1.18 представлены социальные системы различных уровней, которые исторически сложились в процессе жизнедеятельности. Представленная схема отображает взаимосвязь различных объектов, составляющих единую систему – социосферу, которую создало человечество за всю историю своего существования. Здесь подчеркивается мысль о том, что человечество – это единая социальная система со всевозможными связями сообществ и обществ, которые все более усиливаются и усложняются в процессе взаимовыгодного общения.

   Рис. 1.18

   Структура социальных систем, наполняющих социосферу, приведена на рис. 1.19. Рассмотрим функциональные свойства подсистем социальной системы, создаваемые людьми, их наполняющими.

   Рис. 1.19

   Подсистема 1. Процессы целеполагания, созданные лицами, обладающими общественным сознанием, функционально связанными между собой в различных формах и отношениях.
   Подсистема 2. Духовные, политические, социальные и экономические процессы, управляемые человеком. В совокупности эти процессы обеспечивают смену состояний подсистемы 3, осуществляющей материализацию достижения цели. В зависимости от свойств подсистем 1 и 2 (социальных и профессиональных групп) процессы могут быть прогрессивными и регрессивными.
   Подсистема 3. Объекты, используемые в хозяйственной и общественной жизни, включая производственные здания, сооружения, орудия и средства труда, компьютерную и оргтехнику, средства связи и управления, технологические устройства, созданные человеком и используемые им в производственной, управленческой и духовной деятельности.
   Подсистема 4. Эта компонента имеет духовную природу и включает идеи, теории, оценки отдельных индивидов и общества, в основе которых лежат контролирующие функции, побуждающие человека ставить новые цели или дорабатывать старые.
   Подсистема 1 представляет собой идеолога, осуществляющего синтез идей общества: духовных и материальных (для формирования целей), реализация которых происходит в будущем. Здесь формируются управление u = u(E(t), E1, J1) и энергия Е1(J1), созданные для управления процессами в подсистеме 2. При этом u зависит от: энергии Е(t), которой владеет общество в данный момент времени t, и энергии Е*(t), которая требуется обществу, согласно оценкам прошлого со стороны социальной среды, например, в виде системы государственной власти; J1 – информации, направленной на экстраполяцию процессов (Е*(t), Е(t)) – в том числе описывающей области допустимых состояний Е(t), т. е. Ωдоп. Для управления объектами подсистемы 3 формируется энергия E2(u, J1, E1), направленная на получение максимальной величины Е(t). Энергия Е4 равна измеренной величине Е3, т. е. энергии на внутреннее развитие.
   Согласно сказанному, социальная система обладает следующими свойствами:
   – общей целью для всех подсистем, несмотря на их физическое (видовое) различие;
   – подчинение целей каждой подсистемы (компоненты) общей цели системы;
   – осознание каждой компонентой (подсистемой) своих задач и понимание общей цели;
   – выполнение каждым элементом, компонентой своих функций (полученных от идеологов каждой подсистемы), вытекающих из поставленной задачи;
   – отношение субординации и координации между компонентами (подсистемами) системы;
   – наличие принципа обратной связи между управляющей (№ 1) и управляемой (№ 3) подсистемами.
   В работе [33] рассмотрена структура социальной сферы, включающей государство, церковь и место личности в этой структуре, ее взаимосвязь со всеми остальными подсистемами, оказывающими различное влияние на личность. Эта взаимосвязь прослеживается на уровне законов и нравственности, которые ограничивают область возможных состояний человека. Рассмотрим критические ситуации функционирования системы государственной власти, связанные с управлением социальной средой – обществом.

   Рис 1.20

   Возможности системы государственной власти здесь ограничены. Что это значит? Существуют две границы государственного вмешательства в жизнь общества (рис. 1.20). Верхняя граница укр возможного. Нижняя граница хкр необходимого (целесообразного). Выход в G1, G3 со стороны системы государственной власти в своих воздействиях характеризуется потерями как для общества, так и для государства. Выход в область G3 обусловлен следующими действиями (управлениями) со стороны системы государственной власти:
   1) игнорирование (нарушение) законов биосферы, этносферы, которым подчиняется общество как этнос;
   2) нарушение законов социальной среды, социального развития (а также социально-экономического), которые мы плохо знаем;
   3) нарушение законов духовной жизни, в том числе политических, правовых и нравственных культур нации;
   4) нарушение прав человека и гражданина.
   Три первых события связаны с пренебрежением соответствующими законами биосферы и социосферы, четвертое связано с международными правовыми стандартами.
   При выходе в область G1 нарушение общественных отношений происходит следующим образом:
   1) все регламентируется посредством «дополнения» законов многочисленными инструкциями (десятки, сотни тысяч), что приводит к противоположному результату – незнанию правовых предписаний, их игнорированию; выход: наделение (как в США) судов правотворческими полномочиями, позволяющими учесть различные жизненные ситуации, возникающие во времени; этот путь возможен в среде с высокой нравственной и правовой культурой;
   2) границы необходимого задаются в процессе саморегуляции определенных общественных отношений, в основном нормами морали без участия системы государственной власти, различными социальными нормами.
   Если такое саморегулирование обеспечивает порядок в обществе [54], не наносит вред интересам граждан, их объединениям или государству, то, как правило, государственно-властное вмешательство приносит вред обществу. Форма этого вреда различна. Одна из самых тяжелых, когда аннулируется свойство саморегулирования общества, что обуславливает массу дополнительных обязанностей для государства.

1.4. Об эволюции биосферы к ноосфере

   Жизнь всего человечества, несомненно, идет по пути духовной конверсии, когда ноосфера человека, его психоэнергетическое пространство совершенствуется как по отдельной компоненте «дух», «ум», «душа», так и в целом [57] при совместном решении проблем жизнедеятельности [57]. Это единственный путь в социосферу Разума, когда ограничения на цели и смысл жизни накладываются не властью, а Разумом человека, сформированным в единстве духа, души и ума. При этом имеет место гуманизация не только мыслей, сформированных ноосферой и востребованных душой, но и наших действий, сформированных умом и реализованных биофизическим пространством.
   Сегодня наиболее актуальной проблемой человечества является создание условий перехода от биосферы к ноосфере. Понятие ноосферы неразрывно связано с понятием биосферы («область жизни»), введенным в биологию Ламарком (1744–1829 гг.), а в геологию – Э. Зюссаном (1831–1914 гг.).
   Одним из основных организмов биосферы является человек как вид [66]. Эволюция биосферы связана, прежде всего, с развитием живых веществ от простого к сложному. Основной характеристикой этих изменений являются энергетические процессы, которые во времени терпят разрывы – скачки [80].
   Выделим ряд главных свойств – основ энергетических процессов биосферы в ходе ее эволюции:
   I. Эволюция видов и биосферы взаимосвязаны и взаимозависимы.
   II. Развитие видов, и, прежде всего, Homo [66], обусловлено развитием его психоэнергетики, создавая новый вид энергетики в биосфере. По этому поводу В.И. Вернадский пишет [17]: «Эволюционный процесс получает при этом особое геологическое значение, благодаря тому, что он создал новую геологическую силу – научную мысль социального человека».
   III. О масштабах влияния научной мысли человека на биосферу В.И. Вернадский пишет [17]: «На наших глазах биосфера резко меняется. И едва ли может быть сомнение, что проявляющаяся этим путем ее перестройка научной мыслью через организованный человеческий труд не есть случайное явление, зависящее от воли человека, но есть стихийный природный процесс, корни которого лежат глубоко и подготавливались эволюционным процессом, длительность которого исчисляется сотнями миллионов лет». Завершает Вернадский данную мысль словами: «Под влиянием научной мысли и человеческого труда биосфера переходит в новое состояние – ноосферу».
   Развивая свою мысль, В.И. Вернадский пишет: «Охваченная всецело живым веществом, биосфера увеличивает, по-видимому, в беспредельных размерах его геологическую силу и, перерабатываемая научной мыслью Homo sapiens, переходит в новое свое состояние – в ноосферу».
   Идет наступление на биосферу не только самого Homo sapiens faber, но и порожденной им культуры. Создается условие для активного роста энергетики среды [56], которая переходит в новое состояние. Итогом деятельности человека, его научной мысли, по замыслу В.И. Вернадского, будет переход биосферы из области G2 (рис. 1.21) в новое состояние – ноосферу, область G3. Отметим, что это деление условно, и нет пока такого показателя, согласно которому мы можем указать точки x и y. Сегодня мы находимся в области G2, когда имеет место быть биосфера, частично освоенная и преобразованная разумом человека. При этом x – это точка состояния биосферы, начиная с которой она подверглась изменениям со стороны разума человека. Сегодня она совершенно не похожа на ту область G1, в которой жил Homo, потребляя, но не производя. Сегодня это точка z – состояния биосферы.