Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Средний человек за всю жизнь проводит две недели в ожидании смены сигнала светофора

Еще   [X]

 0 

50 знаменитых скандалов (Очкурова Оксана)

Все о величайших скандалах XX – начала XXI века! Политика и дипломатия… Финансы, наука и спорт… Искусство и светская жизнь… Уотергейтское дело и история овечки Долли. Клонирование людей в Южной Корее, катастрофа «МММ» и легендарное дело «Юкоса». Сенсация «Кода да Винчи» и гибель принцессы Дианы. Интрижка Билла Клинтона и Моники Левински и «футбольные войны» знаменитых клубов. Легендарные скандалисты Мадонна, Борис Березовский, Эдуард Лимонов и Наоми Кэмпбелл. Все это и многое другое – в увлекательной и забавой книге!

Год издания: 2008

Цена: 55 руб.



С книгой «50 знаменитых скандалов» также читают:

Предпросмотр книги «50 знаменитых скандалов»

50 знаменитых скандалов

   Все о величайших скандалах XX – начала XXI века! Политика и дипломатия… Финансы, наука и спорт… Искусство и светская жизнь… Уотергейтское дело и история овечки Долли. Клонирование людей в Южной Корее, катастрофа «МММ» и легендарное дело «Юкоса». Сенсация «Кода да Винчи» и гибель принцессы Дианы. Интрижка Билла Клинтона и Моники Левински и «футбольные войны» знаменитых клубов. Легендарные скандалисты Мадонна, Борис Березовский, Эдуард Лимонов и Наоми Кэмпбелл. Все это и многое другое – в увлекательной и забавой книге!


Валентина Скляренко, Яна Батий, Оксана Очкурова, Мария Панкова 50 знаменитых скандалов

СКАНДАЛЫ В КОРИДОРАХ ВЛАСТИ

Уотергейтский скандал как полтергейст


   Ричард Никсон
   То, что у стен есть уши и что конфиденциальность в современном мире – миф, известно давно. Американцы же считают свое государство самым демократическим в мире, забывая о том, что наиболее громкие политические скандалы произошли именно в США, а Уотергейтский скандал и вовсе стал именем нарицательным и не утихает до сих пор: по прошествии 30 лет открываются все новые и новые детали дела, которое поставило жирный крест на самом святом – «американской демократии»… Так, совсем недавно стало известно, кто был тем самым «барабашкой», инициировавшим Уотергейтский скандал.
   В 2005 году США всколыхнул очередной скандал. Стало известно, что президент Буш фактически разрешил спецслужбам безнаказанное тайное прослушивание телефонных разговоров и чтение электронных писем простых американцев, аргументируя это борьбой с терроризмом. «Если вам звонят из «Аль-Каиды», то мы хотим знать почему», – заявил Буш-младший, и это сошло ему с рук. Ричарду Никсону – 37-му президенту США – повезло куда меньше. Под угрозой импичмента он вынужден был сложить с себя полномочия. Обман доверия американцев стал причиной краха его политической карьеры. Возможно, Никсон вошел бы в историю как один из самых выдающихся президентов, но, увлекшись внешней политикой, он позабыл о внутренней. Хозяин Белого дома считал, что подавить оппозицию можно усилением контроля над СМИ и тотальной прослушкой. На последнем Никсон, собственно, и погорел.
   А предыстория этого дела такова. Ночью 17 июня 1972 года в штаб-квартире Национального комитета Демократической партии, который располагался в вашингтонском отеле «Уотергейт», были задержаны пятеро взломщиков в деловых костюмах и резиновых хирургических перчатках. Они взломали офис и готовились установить в помещении подслушивающие устройства. У «неизвестных» также обнаружили набор отмычек и «фомок» и 5300 долларов наличными в 100-долларовых купюрах с номерами, идущими подряд. Позже выплыло, что они были оснащены фотоаппаратами и новейшими приборами электронного наблюдения и рылись в папках с партийными документами. То есть они охотились не, как говорится, за добром, а за информацией. И значит, были не ворами, а шпионами… Этот шпионаж со взломом и положил начало Уотергейтскому скандалу.
   Поначалу дело было представлено как рядовой скандальчик, о котором вскоре начали забывать. Но в 1973 году Карл Бернстайн и Боб Вудворд – журналисты «Вашингтон Пост» – опубликовали сенсационный репортаж о краже в «Уотергейте». Особое внимание они уделили возможному содержанию записей из Овального кабинета. (К слову, их блестящее расследование разворачивавшегося скандала способствовало получению газетой Пулитцеровской премии за особые заслуги.)
   Но даже несмотря на то что ФБР, министерство юстиции, Конгресс и репортеры стали уделять все более пристальное внимание этой истории, Никсон одержал победу на выборах. Однако члены его штаба, пытаясь окончательно замять дело, переусердствовали. Близкая к демократам газета «Вашингтон Пост» вновь раздула скандал, отголоски которого слышны до сих пор. Репортеры газеты Боб Вудворд и Карл Бернстайн провели собственное расследование, в результате которого 40 высокопоставленных правительственных чиновников лишились своих постов, а кое-кто и свободы. Впрочем, тогда прямую связь взломщиков с главой государства установить не удалось. Выплыло, что взломщики оказались связаны с Центральным разведывательным управлением. Четверо из них – два кубинца и два американца – прилетели в Вашингтон из Майами. Это были завербованные, хорошо оплачиваемые, ненавидящие Фиделя Кастро и кастровскую Кубу люди. Один из американцев и один из кубинцев раньше служили в ЦРУ и были связаны с Говардом Хантом – бывшим агентом ЦРУ и тогдашним консультантом Белого дома.
   Пятым участником взлома в «Уотергейте» – и главным – был Джеймс Маккорд – также отставной сотрудник ЦРУ; он служил начальником службы безопасности Комитета по переизбранию президента (КПП).
   Мотивировка действий арестованных была под стать их биографиям: они шпионили в штаб-квартире демократов, которые делят с республиканцами политическую власть в США, но главной линией их защиты стал антикоммунизм – дескать, они подозревали, что тогдашний кандидат демократов в президенты сенатор Джордж Макговерн слишком толерантно относится к коммунизму.
   Никсон занервничал и сразу же во всеуслышание заявил, что ничего общего с событиями в «Уотергейте» не имеет. И тут на свет божий были извлечены магнитофонные пленки (кстати, записанные самим президентом), которые свидетельствовали о том, что он соврал. Никсон в свое время установил в Овальном кабинете магнитофон, а в архиве, расположенном в подвале, хранились записи всех проведенных там переговоров начиная с весны 1971 года. Это послужило доказательством его вины и стало камнем, потянувшим его ко дну. Тут же вспомнили, что 9 мая 1969 года, всего через несколько месяцев после того, как Ричард Никсон принял присягу при вступлении в должность президента на первый срок, в «Нью-Йорк Таймс» появилось сообщение о том, что Соединенные Штаты бомбят северовьетнамские базы в Лаосе и Камбодже. Телефоны возможных информаторов было приказано поставить на прослушивание.
   Когда Никсон стал хозяином Белого дома, одной из важнейших задач для него стала организация собственной тайной службы, которая могла бы осуществлять контроль за вероятными политическими противниками, не ограничиваясь рамками закона. Президент начал с прослушивания телефонных разговоров своих оппонентов (в 1967 году несанкционированное прослушивание было запрещено). В июле 1970 года он пошел дальше: одобрил план секретных служб по проведению несанкционированных обысков и просмотру корреспонденции у конгрессменов-демократов. Никсон никогда не стеснялся использовать старинный метод «разделяй и властвуй». Для разгона антивоенных демонстраций он использовал боевиков мафии. Боевики – не полицейские: никто не обвинит правительство в попирании прав человека и законов демократического общества.
   Недостаток мудрости президент с лихвой компенсировал широким арсеналом средств: он не чурался подкупа, шантажа. Перед очередным туром выборов Никсон решил заручиться поддержкой чиновников. А для того чтобы обеспечить их лояльность, затребовал сведения об уплате налогов самыми неблагонадежными. Когда его команда попыталась возразить – мол, в департаменте налогов не выдают подобных справок, Никсон дал понять, что его интересует исключительно результат. «Черт возьми! Прокрадитесь туда ночью!» – сказал он. Согласитесь, несколько циничное заявление для представителя власти и законности в Америке… Но если взглянуть на факты беспристрастно, то следует признать: в большой политике нарушения правил случаются сплошь и рядом, так что Никсон исключением не был.
   13 июня 1971 года та же «Нью-Йорк Таймс» начала публиковать выдержки из секретного доклада Пентагона о затруднениях, испытываемых страной во Вьетнаме. Сам Дэниэль Эллсберг, бывший аналитик Министерства обороны, передал журналистам доклад объемом в семь тысяч страниц. Именно тогда уже упоминавшийся Говард Хант проконсультировал Никсона и его политического стратега Чарлза В. Колсона. Они решили, что впредь конфиденциальные аналитические материалы администрации не должны становиться достоянием гласности. Совместно с главой аппарата Белого дома Г. Р. Холдеманом и главным помощником президента по внутренним делам Джоном Д. Эрлихманом они сформировали секретную группу под кодовым названием «водопроводчики», призванную «ликвидировать утечки».
   Созданная секретная служба занималась не только шпионажем. В ходе расследования выяснилось, что ее сотрудники просчитывали варианты устранения неугодных президенту людей, а также операции по срыву митингов демократов. Разумеется, во время предвыборной кампании Никсон, который твердо решил добиться переизбрания на второй срок, пользовался услугами «водопроводчиков» гораздо чаще, чем раньше. Эта чрезмерная активность и привела вначале к провалу одной из операций, а затем – к скандалу.
   Хант подключился к этому предприятию вместе с бывшим прокурором из провинциального городка Дж. Гордоном Лидди (когда-то служившим в ФБР), но они завалили первое же задание: налет на штаб-квартиру Национального комитета Демократической партии. Все дружно начали открещиваться от этого дела. Даже когда выяснилось, что один из взломщиков – Джеймс Маккорд, Никсон утверждал, что «Белый дом не имеет к этому ни малейшего касательства». Однако Лоренс Ф. О’Брайен, председатель Национального комитета Демократической партии, назвал налет «вопиющим актом политического шпионажа» и предъявил КПП иск в миллион долларов.
   На скамью подсудимых первой попала уотергейтская семерка – Говард Хант, Гордон Лидди и пятеро взломщиков. До поры до времени они брали огонь на себя, пытаясь оборвать нити расследования и прикрыть более крупные фигуры. За молчание им тайно платили из щедрых предвыборных фондов республиканцев. Потом по следам кражи пришел второй и самый длительный этап «уотергейта» – попытка утаить истину и уклониться от правосудия. На судебном процессе в сентябре 1972 года все семеро признали себя виновными, но отказались сообщить, был ли кто-то еще замешан в этом деле.
   Эрлихман, Холдеман, Миттчел и юный адвокат Джон Дин пытались купить молчание Ханта, Лидди и пятерых непосредственных взломщиков. Всем было обещано президентское помилование, но Маккорд – под жестким давлением окружного судьи Джона Сирики – в марте 1973 года признался, что Дин и Джеб Магрудер, бывший заместитель директора КПП, знали о предстоящем взломе. Эрлихман пытался уничтожить улики – пленки, на которых Никсон говорил о взломе, именно их затребовал прокурор. Дин на суде показал, что Холдеман отдал приказ помощнику «изъять и уничтожить компрометирующие материалы» из архивов Белого дома. После этого Никсон уволил Дина, Холдемана и Эрлихмана.
   Как оказалось, исполнявший обязанности директора ФБР Патрик Грэй лично уничтожил некоторые документы, сфабрикованные подсудимым Хантом, и после разоблачения 27 апреля 1973 года был вынужден подать в отставку. К судебному разбирательству привлекли советника президента США по юридическим вопросам Джона Дина. Ему президент Никсон поручил расследование Уотергейтского дела, но занимался он, как позже оказалось, не раскрытием, а сокрытием истины. Наконец, 30 апреля взорвалась самая большая «бомба». Под нажимом прессы и общественности, в том числе сенаторов от Республиканской партии, подали в отставку два главных помощника Никсона – Боб Холдеман и Джон Эрлихман. В тот же день Никсон отправил в отставку Джона Дина, а министр юстиции Ричард Клайндист сам покинул свой пост. Вместо него был назначен Эллиот Ричардсон, оставивший пост министра обороны.
   Вечером того же дня Ричард Никсон выступил со специальным телевизионным обращением к нации, в котором, в частности, также заявил, что предоставил Эллиоту Ричардсону «абсолютные полномочия» для расследования дела. Выступление президента вызвало смешанную реакцию. Сенат принял резолюцию с призывом к президенту назначить специального, независимого прокурора для расследования всех обстоятельств скандала.
   «Уотергейт» тем временем продолжал наращивать обороты. Еще в январе 1973 года в Вашингтоне под председательством Джона Сирики начался суд над уотергейтскими взломщиками, в ходе которого была выявлена истинная подоплека их действий и тайная связь с высокопоставленными советниками Никсона. В федеральном суде чередой проходили виднейшие представители администрации Никсона – в качестве свидетелей или обвиняемых. В мае сенатская комиссия по расследованиям во главе с Сэмом Эрвином начала транслируемые по телевидению слушания, в ходе которых помощники Никсона признались, что в течение четырех лет вели кампанию шпионажа и саботажа против демократов и либеральных критиков администрации, частично финансировавшуюся из нелегальных источников.
   Вскоре Никсон для расследования дела был вынужден назначить специального прокурора Арчибальда Кокса. Почти всем советникам президента пришлось уйти в отставку, под подозрением оказался и он сам. Когда же Кокс затребовал магнитофонные записи разговоров Никсона, относящиеся к скандалу, президент уволил его, но Леон Яворски, назначенный на его место, вцепился в Белый дом прямо-таки бульдожьей хваткой…
   От Никсона требовали выдать пленки, связанные с «уотергейтом», он упорствовал, противостоял попыткам комиссий Конгресса и специального прокурора получить от него все пленки с записями разговоров, ссылаясь на привилегии исполнительной власти и иммунитет от вызова в суд для дачи показаний. В конце концов президент передал несколько пленок, на которых были подозрительные пробелы, а также ряд отредактированных стенограмм, грубостью языка и циничным отношением к закону лишь усиливших общественное возмущение. Сохранившихся материалов было достаточно для того, чтобы продемонстрировать полнейшее пренебрежение Никсона к тому обществу, которое избрало его президентом страны. В июле 1974 года Верховный суд США единогласно подтвердил право судов на прослушивание записей из Овального кабинета. Даже на частично затертых пленках оказалось немало интересного. Так, в записи от 23 июня 1972 года Никсон разговаривал с Эрлихманом по поводу того, как замести следы проникновения в «Уотергейт». Назначенный новым обвинителем Л. Яворски все же заставил Никсона признать подлинность пленок. В результате была начата процедура импичмента.
   Параллельно у Никсона возникли неприятности в связи с расследованием его финансовых дел, в частности уклонения от уплаты налогов, а также в связи с уходом в отставку вице-президента Спиро Агню, обвиненного во взяточничестве. По мере продвижения расследования возмущение общественности нарастало. К концу февраля 1973 года было доказано, что президент допустил ряд серьезных нарушений, касающихся уплаты налогов. Не вызывал сомнений и факт использования огромной суммы государственных средств в личных целях. На этот раз Никсону не удалось, как в начале карьеры, убедить журналистов в своей полной невиновности: речь шла уже не о «подаренном щенке», а о двух роскошных особняках в штатах Флорида и Калифорния.
   «Водопроводчики» были арестованы и обвинены в заговоре. А сам Никсон с июня 1974 года стал не столько хозяином Белого дома, сколько его узником. Он упорно отрицал свою вину. И так же упорно отказывался уйти в отставку: «Я не намерен ни при каких обстоятельствах уходить с поста, на который меня избрал американский народ». Американский же народ был очень далек от мысли поддержать своего президента, а сенат и палата представителей полны решимости отстранить Никсона от власти. Заключение законодательной комиссии палаты представителей гласило: Ричард Никсон вел себя неподобающим президенту образом, подрывал основы конституционного строя США и должен быть смещен с поста и предстать перед судом. Скандал коснулся не только президента и его ближайших помощников. Магнитофонные записи и показания свидетелей помогли установить, что многие видные политические деятели брали взятки, использовали служебное положение в личных целях. Наибольший шок у американцев вызвало даже не то, что в высшие эшелоны смогли пробиться «недостойные», а масштабы, размах коррупции. То, что еще недавно считалось досадным исключением, оказалось правилом.
   30 июля 1974 года члены комитета палаты представителей после публичных слушаний проголосовали за возбуждение импичмента по трем статьям: обструкция суду, злоупотребление президентскими полномочиями и попытка препятствовать самой процедуре импичмента, нарушения в уплате налогов, использование огромной суммы государственных денег на обустройство особняков в штатах Флорида и Калифорния.
   Никсон знал, что расклад сил поменялся и уже был не в его пользу, потому заранее договорился со своим вице-президентом Джеральдом Фордом о том, что он уйдет в отставку только в случае снятия обвинений со всех фигурантов дела. Форд согласился лишь на то, чтобы отпустить одного Никсона, и тому пришлось смириться. Перед лицом неминуемого импичмента и дальнейшего судебного преследования 9 августа 1974 года Никсон сложил с себя полномочия президента. Надо сказать, что, несмотря на небывалое падение престижа, начало процедуры импичмента в палате представителей Конгресса, Ричард Никсон держался до последнего. Так, в соответствии с договоренностью о ежегодных встречах с 27 июня по 3 июля 1974 года он нанес визит в СССР, как ни в чем не бывало общаясь с Л. И. Брежневым. Правда, пресса окрестила этот визит попыткой просить политического убежища.
   В обвинительном акте, за которым последовало заключение в тюрьму многих из его «подельников», включая Миттчела, Холдемана и Эрлихмана, Никсон упоминается как «не обвиненный по данному акту соучастник заговора». Следующий президент, Форд, уже находясь при власти, объявил амнистию по «всем преступлениям» против Соединенных Штатов, которые Никсон мог совершить в период своего пребывания главой Белого дома. Уотергейтский скандал был замят, но, как оказалось, только на время.
   27 августа 2000 года газета «Нью-Йорк Таймс» сообщила, что бывший президент США Никсон употреблял психотропные препараты и что доказательства этого сенсационного утверждения приводятся в только что изданной книге Энтони Саммерса «Высокомерие власти: тайный мир Ричарда Никсона». Автор сообщил, что Никсон употреблял дайлантин – лекарство, которое психиатры используют для лечения депрессии, раздражительности, чувства страха или паники. Это лекарство, приводит газета мнение директора фармакологической клиники в Корнелле доктора Фридмана, опасно побочными эффектами, которые пагубно влияют на умственное состояние. Как выяснилось, тревогу по поводу вменяемости президента испытывал и министр обороны в администрации Никсона – Джеймс Шлезингер. В интервью той же «Нью-Йорк Таймс» он подтвердил, что отдал приказ вооруженным силам не реагировать на команды Никсона, если они не будут подтверждены им или госсекретарем.
   А 9 апреля 2003 года американские журналисты Боб Вудворд и Карл Бернстайн, обнародовавшие в 1972 году данные о незаконной деятельности администрации президента США Ричарда Никсона, за 3,2 миллиона долларов продали документы своего расследования. Их приобрел университет города Остин (штат Техас). Компромат состоял из 75 коробок – блокноты, отдельные бумаги, аудиокассеты и другие материалы. В черновиках указаны имена более ста информаторов, помогавших репортерам в расследовании (правда, никого из этих людей уже нет в живых), однако главный «барабашка», который проходил под кличкой Глубокая глотка (Хрипун), так и не был назван. Пресса выдвигала разные версии: от бывшего директора ФБР Патрика Грэя до отца нынешнего президента – Джорджа Буша-старшего. Некоторые исследователи полагали, что это не одно лицо, а собирательный образ, но сами журналисты утверждали, что Глубокая глотка – реальный человек.
   Через 30 лет после того, как слушания по «уотергейту» в сенатской комиссии приковали внимание всей страны и предопределили судьбу Никсона на посту президента, его бывший помощник Джеб Стюарт Магрудер, а теперь – пресвитерианский священник, ушедший на покой, заявил, что располагает новой скандальной информацией: якобы Ричард Никсон лично приказал взломать двери штаб-квартиры демократов в комплексе «Уотергейт». В документальном фильме канала PBS он утверждал, что слышал по телефону голос Никсона, дающего указания о взломе тогдашнему генпрокурору США Джону Н. Миттчелу. Положение, которое тогда занимал Магрудер, давало ему возможность услышать описываемый им разговор. В то же время он регулярно взаимодействовал с Гордоном Лидди, планировавшим взлом. «Я слышал не каждое слово», – заявил Магрудер. По его утверждению, Никсон сказал: «Джон, нам нужно получить информацию о главе Демократической партии Ларри О’Брайене. И единственный способ – план Лидди. Ты должен это сделать».
   Возможно, именно эта запись и была стерта с пленок, которые Никсон был вынужден передать в Конгресс. Удивляет лишь то, что это заявление сделано спустя три десятилетия. Получается, что на суде Макгрудер лгал. Свою версию Макгрудер рассказал в интервью для документального фильма «“Уотергейт” 30 лет спустя. Тень истории», который канал PBS сделал в сотрудничестве с «Вашингтон Пост». Магрудер заявил, что причина его молчания очень проста: он надеялся, что Никсон его помилует. К тому же три других участника – сам президент, Миттчел и Хальдеман – скорее всего, стали бы отрицать сказанное. Но теперь все они умерли, а карьера Магрудера закончена. Однако ни одна страница неопубликованных дневников Хальдемана, в которых он зачастую предельно откровенен, не подтверждает этой версии. До сих пор считалось, что Никсон мог знать о планах проникновения в штаб-квартиру демократов. Но аферу связывали в основном с ФБР, а персонально – с агентом Гордоном Лидди, отсидевшим по этому делу пять лет в тюрьме за отказ от дачи показаний. Самого президента, выбравшего тактику запирательства, обвиняли в препятствовании свершению правосудия, злоупотреблении властью и неуважении к Конгрессу. Во всяком случае, именно так было сформулировано конгрессменами заключение по импичменту. После признания Магруд ера дело предстало в ином виде. Джон Дин, личный адвокат и советник Никсона, заметил по этому поводу в интервью телекомпании CNN: «Жаль, что он сказал это лишь спустя тридцать лет, когда все это не более чем история».
   Только в июне 2005 года стало известно имя инициатора Уотергейтского скандала. «Человек «номер два» в ФБР – это довольно хороший источник», – заявил Бенджамин Брэдли, занимавший в 1970-х годах пост главного редактора «Вашингтон Пост». Имя Глубокой глотки (Хрипуна) – Марк Фелт. В последние годы жизни Ричард Никсон не раз упоминал его как возможный источник информации в Уотергейтском деле. Об этом говорил президент Центра имени Никсона политолог Димитри Сайме, который был близок к экс-президенту в последние годы его жизни. «В наших беседах с Ричардом Никсоном имя Фелта не раз всплывало в качестве возможного кандидата на эту роль», – сказал Сайме. Правда, как он заметил, Никсон никогда не говорил, что «точно знает или уверен» на сто процентов в причастности к этой утечке сотрудника ФБР.
   Джон Дин, бывший советник Никсона, говорит, что признание Фелта поднимает больше вопросов, чем дает ответов. Например, каким образом Фелт получил доступ к информации, которую он передал газете, и как сотрудник, в те времена отвечавший за оперативные мероприятия ФБР, находил время, чтобы ночью встречаться с репортерами в гаражах и оставлять секретные послания.
   Журналисты Боб Вудворд и Карл Бернстайн, а также бывший главный редактор этой газеты Бенжамин Брэдли подтвердили, что одним из основных источников информации все же был Марк Фелт, в то время занимавший пост заместителя главы ФБР. «Марк Фелт был нашим источником, известным как Глубокая глотка, он оказал нам неоценимую помощь в работе над сотнями публикаций, связанных с Уотергейтским скандалом. В этой работе нам также помогали многие другие источники, официальные лица и журналисты», – заявили Боб Вудворд и Карл Бернстайн.
   В соответствии с имевшейся договоренностью с Марком Фелтом журналисты более 30 лет не раскрывали личность своего основного источника. Его имя должно было стать известным публике только после смерти Глубокой глотки. Однако сам Фелт, которому сейчас уже исполнился 91 год, рассказал, что в течение нескольких лет служил источником информации для корреспондентов «Вашингтон Пост». Сначала он раскрыл свою тайну семье, а после этого дал интервью корреспонденту журнала «Vanity Fair» Джону О’Коннору. «Марк хочет общественного уважения, хочет, чтобы к нему относились как к хорошему человеку», – заявил О’Коннор после беседы с калифорнийским пенсионером.
   Раскрыть тайну Фелта убедила дочь Джоан, которая не хотела, чтобы вся слава (и все деньги) достались журналисту газеты Бобу Вудворду после смерти ее отца. Так и появилась разоблачительная статья в журнале «Vanity Fair».
   Тогда, в 1972 году, о том, что в Белом доме действует система автоматической магнитозаписи всех разговоров, сообщил комитету Сената, расследовавшего Уотергейтский скандал, бывший сотрудник Белого дома Александр Баттерфилд. В интервью «Голосу Америки» он сказал, что сообщение журнала «Vanity Fair» его не удивило: «Я всегда говорил, что Марк Фелт – ведущая фигура в этом деле, потому что он занимал второй по значимости пост в ФБР. А если вчитаться в то, что именно узнал от Глубокой глотки Боб Вудворд из «Вашингтон Пост», то там есть такие подробности, которые рядовой сотрудник ФБР знать не мог».
   Киностудия «Universal Pictures» и издательский дом «Public Affairs» согласились заплатить почти миллион долларов за права на книгу и фильм о жизни агента ФБР Марка Фелта, сыгравшего важнейшую роль в Уотергейтском скандале. Не вызывает сомнений, что интерес к истории Фелта огромен. Опубликованная в 1974 году журналистами Вудвордом и Бернстайном книга «Вся президентская рать» за один день после раскрытия имени главного информатора по уровню продаж подскочила с 400-го места на 43-е. Запросы одноименного фильма в видеопрокате увеличились в 12 раз. Продюсером нового фильма об Уотергейтском скандале, который носит рабочее название «Грязные трюки», стал Брэд Питт, а режиссером – Райан Мерфи.
   Одну из самых больших тайн в политической жизни США – тайну Уотергейтского скандала, которая будоражила Вашингтон более 30 лет, можно считать раскрытой. Наряду с непопулярной вьетнамской войной, как принято сейчас считать в США, Уотергейтский скандал породил в обществе глубокое недоверие к тайным акциям правительства и «привилегиям исполнительной власти».

Ирангейт, или Особенности американской национальной политики


   «Ирангейт». Карикатура 1987 г.
   Американцы любят и ценят сенсации, их приучили к этому средства массовой информации, прежде всего телевидение, демонстрирующее судебные процессы на всю страну. Все эти бесконечные процессы по делам незаконных поставок оружия, сексуальных «шалостей» высокопоставленных политиков, приправленные «шпионскими страстями», и прочая грязь вызывают особый интерес публики. Ведь, если на то пошло, в подобных историях меняются только имена, но не суть. Однако, пожалуй, один из таких скандалов, названный «ирангейтом», оказался более серьезным, чем другие.
   Обычно первое место в прессе занимают скандалы, замешанные на пороках должностного лица (употребление наркотиков, пристрастие к азартным играм, сексуальные отношения «на стороне», насилие и т. п.). За ними следуют обвинения в алчности, мелочности и взяточничестве. Им в спину буквально дышат случаи дачи взяток в связи с некоторыми официальными действиями властей, «вложения на перспективу» (махинации с финансированием политических мероприятий), злоупотребление властью, «шпионские скандалы» (нанесение ущерба или ослабление национальной безопасности). Список замыкают «внешнеполитические скандалы», «сокрытие преступлений» и «скандалы по аналогии» (всегда можно найти близкого к жертве человека, на которого есть компромат уголовного, морального или иного характера).
   Поскольку же интерес к темным историям из жизни должностных лиц в обществе по-прежнему высок, мы с вами прогуляемся в «восьмой круг политического ада» и вспомним о самом громком деле из области внешнеполитических скандалов Соединенных Штатов. Итак, знакомьтесь: особенности национальной американской политики…
   В 1980-х годах практически во всех странах мира (в том числе и в СССР) внимательно следили за очередным общественным потрясением, разворачивавшимся в США и связанным с президентом. Эта запутанная шпионская история носила звучное название «ирангейт», или «дело Иран-контрас». Собственно, тогда, в 80-х годах XX века, ЦРУ с разрешения и во благо Белого дома в обход американского законодательства начало финансировать армию («контрас») никарагуанского диктатора Самосы – непримиримого оппонента просоветского диктатора Даниэля Ортеги.
   Источник финансирования нашелся быстро: США активно вели «черную» торговлю оружием, поставляя его в Иран. Вырученные средства как раз и шли на оплату «контрас». О том, что Соединенные Штаты снабжают Иран оружием, впервые открыто заговорили в 1986 году, когда ливанский журнал напечатал статью одного из особо дотошных и информированных журналистов. Закрутилась же история «ирангейта» значительно раньше, и с самого начала в ней оказался замешанным Рональд Рейган.
   На дворе стоял 1981 год, и бывший лицедей вместе со своим соратником Джорджем Бушем праздновал победу над Картером. По итогам выборов Рейган становился новым главой Белого дома, а Буш – вице-президентом США. Американцы искренне радовались: ведь если Картер в течение полутора лет не мог решить проблему освобождения 52 заложников, взятых в плен иранцами, то Рейгану потребовалась на улаживание этого вопроса всего пара недель. Как ему это удалось, никого из граждан Соединенных Штатов особо не волновало. Они считали, что наконец-то в Белом доме появился человек, сразу же продемонстрировавший, что достоин президентского кресла.
   А суть дела была такова: команда нового главы государства нашла общий язык со спецслужбами, установила контакт с Ираном, и ЦРУ, как выяснилось намного позже, попросту попросило иранцев «придержать» заложников до выборов, создав таким образом козырную карту для Рейгана.
   Шло время, и Вашингтон ввязался в очередную грязную историю. Официально Америка соблюдала наложенное на торговлю с Ираном эмбарго (в октябре 1987 года глава Белого дома подписал запрет на импорт любых иранских товаров и услуг, а также нефти для внутренних нужд США). Неофициально же – предложила и в дальнейшем продавать Ирану оружие и запасные части к технике. Никто тогда не мог и подумать, что эта шпионская история аукнется на другом конце света…
   Честно говоря, официальных доказательств действий разведуправления обнаружить так и не удалось. Когда в прессе всплыли подробности тайных поставок оружия Ирану американскими спецслужбами в обход американских же законов, в распоряжении журналистов и правозащитников оказались только разрозненные косвенные улики да рассказы отдельных лиц.
   Так, одним из первых заговорил о закулисной игре ЦРУ один из пострадавших за ирано-никарагуанские махинации торговцев оружием – Билл Херманн. Он находился в Тегеране, когда по заданию окружения Рейгана отпускали заложников, и в самый разгар скандала угодил в тюрьму. Вышел агент на свободу крайне обиженным на вчерашних сторонников: почему-то ни Оливер Норт, ни помощник президента Рейгана по национальной безопасности вице-адмирал Пойндекстер, работавшие вместе с ним, не пострадали. Видимо, именно по этой причине Херманн охотно дал интервью прессе.
   Как известно, Иран и Ирак воевали друг с другом с 1981 по 1989 год. Оружие, понятно, было необходимо обеим сторонам. Оба государства подсуетились и быстро наладили «теневые» контакты с США: уже с января 1981 года вооружение со складов НАТО плавно перекочевывало из Брюсселя через Роттердам, Вену, Израиль и оседало на складах воюющих сторон.
   С 1984 года Херманн являлся одним из звеньев цепи поставок оружия в Иран и при этом контролировал поставки боеприпасов в Ирак. Продажами вооружения для Бейрута он занимался под непосредственным руководством шефа ЦРУ Кассея. Контроль же над поставками в Иран находился в ведении сотрудника Совета национальной безопасности США подполковника Оливера Норта. Вскоре после «вступления в должность» тот удвоил цену, и его покупателям пришлось смириться с новыми условиями договора. Именно прибыль от поставок Норта предназначалась для финансирования «контрас» Самосы.
   Когда потребность в услугах Херманна отпала, ЦРУ отделалось он него простым и изящным образом. Агенту было приказано отправиться в Лондон и внедриться в группу Action Directe, которая занималась подделкой 100-долларовых купюр, а затем «курьера» взяла английская полиция. Ни ЦРУ, ни ФБР пальцем о палец не ударили, чтобы вытащить своего человека из-за решетки. Херманн попытался самостоятельно облегчить свою участь и вызвался свидетельствовать против Оливера Норта, чей «бизнес» в Южной Америке как раз всплыл на поверхность. Но Белый дом постарался, чтобы их «курьер» не давал показаний в суде. Ведь если бы американцы узнали о прямой связи между «чудесным» освобождением заложников и поставками оружия Ирану, и Рейган, и Буш попрощались бы не только со своими «тепленькими местечками», но и были бы вынуждены вообще забыть о политической карьере. По этой причине ирано-южноамериканскую аферу представили в суде только как частный бизнес нечистоплотных (но зато очень патриотичных!) представителей спецслужб.
   Скандал получился весьма шумный. Джон Пойндекстер был отстранен от должности, а Оливера Нортона уволили из аппарата Совета национальной безопасности. Но при этом никто из двух высокопоставленных махинаторов или членов их администрации не пострадал. Конечно, комиссия во главе с бывшим сенатором Джоном Тауэром копалась в этой грязной истории, как и специальный независимый прокурор Лоуренс Э. Уолш, но особо продвинуться в расследовании ни та ни другая сторона не смогла. Хотя подполковник Норт и заявил, что все его действия были санкционированы высокопоставленными официальными лицами, ситуацию выровнял Пойндекстер. Он присягнул, будто лично и по собственной инициативе дал распоряжение о переводе денежных средств никарагуанским «контрас». А президент подтвердил, что он не был информирован о переводе «левых» денег, полученных от торговли с Ираном, армии Самосы. Таким образом, Норт и Пойндекстер взяли главный удар на себя, будучи обвинены в сговоре с целью обмана властей США. Стараниями спецслужб доказать связь Рейгана и Буша с ирано-никарагуанскими операциями не удалось. Президента всего-то, можно сказать, пожурили за «утрату контроля» над не в меру самостоятельными и предприимчивыми подчиненными: мол, знать они ничего вместе с премьером не знали, своим соратникам доверяли, но, кажется, с доверием переборщили… При этом свидетельства Норта, который утверждал обратное, в расчет не брались. Доказать же подследственный ничего не мог, поскольку успел уничтожить все документы еще до того, как попал под арест.
   Тем не менее, Норту было грех жаловаться на жизнь. Ведь в 1992 году Буш, успевший занять президентское кресло, «великодушно» простил шестерых участников торговых операций с Ираном и «контрас». Норт тоже оказался в числе «счастливчиков».
   А теперь поговорим об одном из основных действующих лиц скандала с поставками оружия – адмирале Джоне Пойндекстере. Этот человек во времена «ирангейта» являлся помощником президента Рональда Рейгана по национальной безопасности. В 1990 году, когда еще бушевали страсти, адмирала признали виновным в заговоре с целью сокрытия от Конгресса правды о противозаконных операциях. Но администрация Белого дома «убедила» американскую Фемиду сменить гнев на милость, и все обвинения с помощника президента были сняты – на основаниях процедурного характера.
   А вот бывший американский советник по национальной безопасности Роберт Макфарлейн после того, как о его причастности к «ирангейту» заговорили СМИ, 10 февраля 1987 года совершил попытку самоубийства. Его удалось спасти, однако ему пришлось пройти длительный курс лечения.
   26 февраля того же года были оглашены результаты работы комиссии Тауэра, специально созданной для расследования действий администрации Белого дома во время совершения ирано-никарагуанской аферы. Больше всего в специальном докладе комиссии досталось главе аппарата президента Дональду Ригану, которому на следующий же день пришлось уйти со своего поста, уступив место бывшему сенатору Говарду Бейкеру. Скандал тем временем не утихал, и в начале марта 1987 года Рональд Рейган все же вынужден был официально выступить с заявлением, что он принимает на себя всю ответственность за «ирангейт».
   Современные политологи считают, что реакция главы Белого дома на эту крупнейшую допущенную им ошибку – «ирангейт» – может служить важным уроком для политиков.
   По сути, первые шесть лет президентства Рейгана прошли под знаком тихой неразберихи. За четыре года у него сменились четверо советников по национальной безопасности и ни один из них не сумел добиться согласованности в политике (или не получил на то «добро» самого президента). При этом государственный секретарь и министр обороны проводили противоречащие друг другу политические линии, старательно ставя «конкурентам» палки в колеса. Сотрудничать оба министерства не хотели ни под каким предлогом. Вероятно, и самая крупная катастрофа администрации Рейгана, «ирангейт», произошла из-за разногласий в Вашингтоне. Провалы операций за границей в те годы были не новостью для американских спецслужб, но их подробности в СМИ особо не муссировались. Если бы не «мышиная возня» чиновников, то и на этот раз все прошло бы гладко. А так… Столь крупная афера привела к особо мощному общественному резонансу как в самих Соединенных Штатах, так и во всем мире. С ноября по декабрь 1986 года, с «просачиванием» информации о поставках оружия Ирану и финансировании «контрас», рейтинг Рональда Рейгана упал так, как никогда не падал ни у одного из американских президентов – с 67 до 46 %. Но прошло совсем немного времени, и показатели доверия американцев главе государства вернулись на прежний уровень! Что же произошло?
   Прежде всего, президент Соединенных Штатов сумел сохранить хорошую мину при плохой игре: в критический момент он не стал отсиживаться в тиши своего кабинета, а развил активную деятельность, направленную на реабилитацию себя самого и своей администрации. Он дал два больших интервью, принял на себя всю ответственность за скандал, спешно создал комиссию по расследованию «ирангейта». Составлялась она, кстати, из людей, имевших безупречную репутацию. Тех, чья честность и непредвзятость ни у кого в стране не вызывали сомнений. Рейган заставил свою администрацию сотрудничать с комиссией, молча проглотил публикации результатов расследования – кстати, резко критических. Когда же вслед за этим была высказана рекомендация восстановить роль Совета национальной безопасности как эффективного координатора внешней политики, глава Белого дома охотно последовал данным указаниям. Теперь обязанность регулирования разногласий между госдепартаментом и Минобороны лежала на советнике по национальной безопасности. Таким образом Рейган не только восстановил штат сотрудников указанного ведомства и прояснил его роль в жизни государства, но и сумел возобновить сотрудничество между ранее противоборствовавшими министерствами. Механизм внешней политики снова заработал как часы и больше не давал катастрофических сбоев. Неудивительно, что последние годы президентства Рейгана прошли под знаком политического триумфа, и Белый дом он покинул, будучи невероятно популярным среди сограждан. Пожалуй, никому из политиков не удавалось ответить на возникший кризис так, чтобы это привело к усилению его лично и страны в целом.
   Тем временем, комиссия, созданная Конгрессом для расследования «художеств» шпионского ведомства Америки, так ни до чего существенного и не докопалась. Во всяком случае один из инициаторов аферы, первый заместитель директора ЦРУ по разведке Роберт Гейтс, вышел сухим из воды. И все же, видимо, чтобы лишний раз не дразнить общественность, Рейган так и не сделал его главой разведуправления (этот пост Гейтс занял только в 1991 году, уже при Буше-старшем).
   «Ирангейт», естественно, потушили. Ценой карьеры, здоровья, репутации людей, ставших козлами отпущения. То есть обыкновенных исполнителей, которых высокопоставленные лица во имя собственного спокойствия и безопасности принесли в качестве жертвы на алтарь правосудия. Некоторые «стрелочники» отделались лишь подмоченной репутацией и до конца жизни утратили интерес к общественным делам, другим повезло меньше, и их упекли за решетку. Ведь особенность такого типа тайных операций спецслужб как раз и заключается в том, что их участников легко подвести под уголовные статьи. Вот и квалифицировали секретные поставки оружия Тегерану в обмен на освобождение заложников в Ливане как «торговлю людьми» и «контрабанду оружия». А поддержку никарагуанских «контрас» – как «финансирование международного терроризма». Особо несговорчивых «стрелочников» «ирангейта» утихомиривали при помощи статьи за «контрабанду наркотиков»: учитывая объемы поставок кокаина из Колумбии в США через Центральную Америку сделать это оказалось несложно. Еще часть исполнителей почему-то постигли разного рода несчастные случаи. В том, что за большинством из них виднелись «уши» ЦРУ, никто даже не сомневался.
   А тем временем «ирангейт» уже стал частью истории. Ему на смену шли новые скандалы из области «особенностей национальной политики»…

Судьба перебежчика


   Аркадий Шевченко с детьми и внуком
   8 апреля 1978 года стало началом самого громкого за всю историю СССР скандала. Аркадий Шевченко – заместитель Генерального секретаря ООН, чрезвычайный и полномочный посол СССР в ООН, доверенное лицо министра иностранных дел СССР Андрея Громыко – попросил политического убежища в США. В книге «Разрыв с Москвой», изданной в 1985 году в эмиграции, Шевченко оправдывал свой побег из СССР протестом против тоталитарной системы и называл себя ее жертвой. Но, как известно, у всякого человека есть два мотива поведения: один – истинный, и второй, который красиво звучит…
   Это событие произвело впечатление разорвавшийся бомбы: 8 апреля 1978 года Аркадий Николаевич Шевченко, чрезвычайный и полномочный посол СССР в ООН, заместитель Генерального секретаря ООН по политическим вопросам, дипломат высочайшего уровня, который достиг, казалось, всех мыслимых и немыслимых высот, попросил политического убежища. Это казалось необъяснимым: для чего 48-летнему кандидату на должность заместителя министра по вопросам разоружения (ее «пробил» у Брежнева благоволивший к Шевченко министр иностранных дел СССР Андрей Андреевич Громыко) ломать всю свою жизнь? Во имя чего он пожертвовал высокой международной должностью, огромным окладом, наконец, перспективой почетной и обеспеченной старости?
   По МИДу сначала шепотом, а после открыто поползло страшное слово: «измена». Побег Шевченко затронул судьбы многих людей. Шевченко имел репутацию доверенного советника министра – в том числе и по связям с КГБ. Он имел доступ к особо важным документам этого ведомства. Но главной причиной опасений А. А. Громыко было другое… Шевченко, в силу своего служебного положения и личных связей, владел важной политической информацией, к которой имел доступ как в представительстве СССР в ООН, так и в Москве. Последствия случившегося представлялись более серьезными, чем от предательства полковника ГРУ Пеньковского, работавшего на ЦРУ и английскую разведку.
   Разбирательство в КГБ велось на самом высоком уровне. Чекисты прекрасно понимали, что Шевченко – не наивный турист, пожелавший остаться в «капиталистическом раю». Это означало, что ситуация намного серьезнее и Шевченко завербован ЦРУ. Во время расследования побега Шевченко выяснилось, что его поведение не раз вызывало подозрение у разведчиков. Например, резидент КГБ в Нью-Йорке Юрий Иванович Дроздов позднее упоминал в своих мемуарах, что еще в 1975–1976 годах они «чувствовали, что в составе советской колонии в Нью-Йорке есть предатель…. Круг осведомленных сузился до нескольких человек. Среди них был и Шевченко». Еще один разведчик, Леонов, который находился в США одновременно с Ю. Дроздовым, однажды был просто поражен, когда Шевченко на одном из дипломатических приемов встретил его словами: «Привет, товарищ генерал!»… Сегодня такая вольность не кажется чем-то выдающимся, но в то время она резко выбивалась из общего фона и не могла не настораживать.
   За Шевченко было установлено негласное наблюдение, и все поступавшие данные о нем направлялись в Центр. Но в управлении внешней контрразведки, которое в то время возглавлял О. Д. Калугин, они часто ложились под сукно, ведь Шевченко был протеже самого Громыко, а раз министр считал его «вне подозрений», это мнение стоило учитывать. После измены Шевченко все доклады были переданы председателю КГБ Андропову. Но он решил не выносить сор из избы и сказал Дроздову: «В деле с Шевченко ты был прав, я прочитал все материалы. Это наша вина. Наказывать тебя за него никто не будет, но и Громыко… тоже снимать не будем».
   Но это не означало, что КГБ решило не искать виновных. По неписаным законам того времени за предательство Шевченко должна была ответить его семья.
   В день, когда Аркадий Шевченко попросил политического убежища, его сын Геннадий, атташе отдела международных организаций МИД СССР, находился за границей как эксперт советской делегации в Комитете по разоружению. 9 апреля его внезапно оформили дипкурьером, приказали срочно доставить в Москву секретный пакет и отправили на родину в сопровождении третьего секретаря представительства В. Б. Резуна. Как только Геннадий сошел с трапа, ему сообщили, что его отец остался в США. Это означало конец дипломатической карьеры Шевченко-младшего. Жену Аркадия, Леонгину (Лину) Шевченко, вернули в Москву в тот же день. Она не стала ждать неминуемого разбирательства и 8 мая 1978 года покончила с собой. Ее тело обнаружил сын.
   Прошло всего несколько дней после похорон Лины Шевченко, когда в ее квартиру на Фрунзенской пришли следователи КГБ. Они с изумлением рассматривали драгоценности с бриллиантами, рубинами, изумрудами и сапфирами, иконы рублевской школы с золотыми и серебряными окладами и старинный алтарь. На их фоне роскошные шубы, горжетки из чернобурки и песца и отрезы тканей казались мелочью…
   Тем временем разведчики получили первое подтверждение измены Шевченко и его сотрудничества с ЦРУ. 21 мая 1978 года в Нью-Йорке были арестованы двое советских граждан – сотрудники секретариата ООН Рудольф Черняев и Вальдик Энгер – во время изъятия из тайника документов, касающихся сверхсекретных проектов ВМС США в области подводного вооружения. Разведчик Вальдик Энгер работал под прикрытием у Шевченко, которому было известно, к какому ведомству Энгер принадлежит. Правда, по американской версии, обнародованной не так давно, Шевченко не имел отношения к «разоблачению советских шпионов». Эта операция была заслугой капитан-лейтенанта ВМС США Артура Линдберга, который с лета 1977 года был агентом-двойником и проходил в ФБР под псевдонимом Шелуха. Суд приговорил каждого из разведчиков к 50 годам тюрьмы. В КГБ не сомневались, что за провалом разведчиков стоит Шевченко, и искали ответ на вопрос: кто же завербовал советского дипломата?
   Подробности своей вербовки Аркадий Шевченко описал в знаменитой книге «Разрыв с Москвой». По его словам, основным мотивом его поступка был глубокий личный кризис. Попав в 1973 году в высшую номенклатуру, он вскоре возненавидел режим, который действовал в интересах узкой группы партийной элиты: «Стремиться к новым благам становилось скучно. Надеяться, что, поднявшись еще выше, я смогу сделать что-нибудь полезное, было бессмысленным. А перспектива жить внутренним диссидентом, внешне сохраняя все признаки послушного бюрократа, была ужасна…. Приблизившись к вершине успеха и влияния, я обнаружил там пустыню».
   Примерно в конце 1975 года Шевченко вышел на представителя ЦРУ Б. Джонсона и поделился с ним своим желанием «порвать с советской системой» и попросить политического убежища в США. Понимал ли он все последствия своего шага? Скорее всего, да. И готов был заплатить любую цену за возможность вырваться из мира условностей и фальши и сделать хоть что-то стоящее в своей жизни. Джонсон сразу же предупредил Шевченко о необратимости подобного шага: «Для меня важно знать, уверены ли вы в принятом решении. Если у вас есть сомнения, вы должны изложить их мне. Поскольку, если механизм будет запущен, никто из нас не сможет остановить его». А затем предложил Шевченко на некоторое время остаться на посту заместителя Генерального секретаря ООН и, используя свой доступ к информации, заняться шпионажем в пользу ЦРУ. Разумеется, Джонсон всячески избегал негативной лексики и называл то, что предстояло делать Шевченко, «передачей информации». Аркадий ответил Джонсону, что ему необходимо обдумать это предложение. Но на самом деле он прекрасно понимал, что пути назад уже нет. Во время встречи с Джонсоном его слова могли записать на пленку, да и фотография высокопоставленного советского дипломата в компании сотрудника ЦРУ могла поставить крест на его карьере… С другой стороны, то, что предлагал Джонсон, на любом языке мира называлось изменой Родине.
   Но искушение оказалось слишком велико. Вскоре Шевченко поймал себя на мысли, что предложение Джонсона уже не вызывает у него отвращения. Он стал привыкать к мысли о том, что в шпионаже в пользу США – будущей новой родины – нет ничего постыдного. Появилась у него и еще одна мысль: работа на американцев будет самым лучшим способом развеять их возможные сомнения в его честности и искренности. Вскоре он был готов к новому контакту – не зря Джонсон считался одним из лучших мастеров вербовки. В мемуарах Шевченко так описывал свое состояние в этот момент: «Я принял решение доказать свою готовность перебежать не словами, а делами. Во всяком случае, первым импульсом было помочь раскрыть секреты советского режима и выступить против него; я хотел помочь Западу…. Я вступил в тайный мир без определенных границ».
   Осуществить задуманное оказалось даже проще, чем Шевченко себе представлял. Он снабжал ЦРУ важной политической информацией, к которой имел доступ, и держал Джонсона в курсе всего происходившего в Кремле: разногласий Брежнева с Косыгиным по будущему курсу советско-американских отношений, инструкций, получаемых Добрыниным в Вашингтоне, деталей советской политики. Передавал сведения о советской позиции на переговорах по разоружению, экономическую информацию по месторождениям нефти в Волго-Уральском регионе и Оби.
   Следующим заданием Шевченко стала выдача американцам агентов КГБ. Джонсон попросил своего подопечного указать как можно большее количество представителей госбезопасности. Выполнение этого задания, по словам Шевченко, даже доставило ему удовольствие. Он не испытывал ни малейших угрызений совести, указав на всех известных ему агентов КГБ за рубежом.
   Но психологический дискомфорт постепенно накапливался. Аркадий Шевченко испытывал постоянный страх и тревогу за свою судьбу. А вот Джонсон был совсем не заинтересован в том, чтобы его лучшая добыча сорвалась с крючка или невольно выдала себя советской разведке. Чтобы успокоить своего подопечного, представитель ЦРУ обещал сделать все для его безопасности, отрабатывал с ним необходимые для этого меры. Но страх не уходил, и Шевченко не раз просил Джонсона проверить, есть ли за ним наблюдение со стороны КГБ.
   Джонсон был не единственным куратором Шевченко. Доступ к секретной информации делал нового агента желанным собеседником другого сотрудника ЦРУ – Элленберга. Его в первую очередь интересовали комментарии посла СССР в США А. Добрынина о политическом и экономическом положении в Соединенных Штатах, его оценки американских программ и положения в военной области, а также прогноз развития советско-американских отношений. Шевченко внимательно прочел ежегодный отчет посольства, сделал соответствующие пометки и подготовил для Элленберга краткий доклад, пообещав позже предоставить более полное сообщение.
   В мае 1978 года в Нью-Йорке должна была состояться специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН по разоружению. Элленберг дал Шевченко новое задание: получить подробную информацию о позиции СССР при подготовке к этой сессии. Надо ли говорить, что и это было выполнено?
   Тем временем в ЦРУ уже действовала специальная рабочая группа, отрабатывавшая детали перехода Шевченко на сторону Запада. Эту группу возглавлял опытный оперативник Питер Эрнст. Переход «в Америку», которого так долго ожидал Шевченко, оказался совсем несложен и лишен какой-либо романтики. Шевченко вызвали в Москву. Он решил, что не поедет – к тому времени каждый вызов казался ему провалом. Поэтому советского дипломата в срочном порядке вывезли из Нью-Йорка и спрятали.
   Кураторы сделали все возможное, чтобы их подопечный поменьше думал о своей бывшей родине и судьбе оставленных на растерзание КГБ близких. Но в первые недели главным чувством, которое испытывал Шевченко, был страх: страх за жену и сына, страх перед неминуемым возмездием со стороны КГБ, страх, вызванный сменой обстановки… ЦРУ решило отвлечь его от мрачных мыслей и подыскало ему красивую игрушку – Джуди Чавес. Это была «девушка по вызову», нанятая через агентство.
   Встреча с Шевченко неприятно поразила Джуди: «То, что я увидела, представляло собой развалину человеческого существа. Состояние его здоровья было ужасно с психической и физической точки зрения, он пил днем и ночью. Он, бывало, даже просыпался среди ночи, вставал и выпивал глоток водки. Трудно было поверить, что он когда-то был таким важным». Поначалу Чавес просто честно отрабатывала свою зарплату – 500 долларов наличными за каждый «вызов», а позже – ежемесячный гонорар в 5000 долларов. Однако время шло, Шевченко постепенно стал приходить в себя и начал выбираться «в свет». Однажды он явился в один вашингтонский ресторан. Но ланч с Джуди внезапно обернулся кошмаром. Кто-то сообщил журналистам о знаменитом перебежчике, и съемочная группа NBC буквально набросилась на Шевченко и его спутницу. Джуди, не смущаясь, рассказала журналистам о величине «гонораров». Оказалось, что ежемесячный гонорар Джуди равнялся ежемесячной пожизненной пенсии в 5000 долларов, которую ЦРУ назначило Шевченко.
   Впрочем, Шевченко не знал материальных трудностей и не испытывал недостатка в деньгах. Помимо пенсии от ЦРУ, он получил от ООН выходное пособие в 78 000 долларов. Вскоре к этому прибавились многотысячные гонорары за лекции, которые Шевченко приглашали читать в ведущих университетах, научных, политических, деловых и военных центрах. А вышедшая в 1985 году книга принесла ему, по разным сведениям, от одного до двух с половиной миллионов долларов.
   К 1991 году Шевченко имел в США три дома, самый большой из которых – подарок ЦРУ – оценивался в миллион долларов и был заставлен дорогой антикварной мебелью. Кроме того, ему принадлежала четырехкомнатная квартира на Канарских островах. Общая стоимость этой недвижимости составляла более двух миллионов долларов. Его огорчало только одно – невозможность увидеться с детьми. Путь в СССР был для него закрыт навсегда: в октябре 1978 года Верховный суд РСФСР заочно приговорил Аркадия Шевченко к высшей мере наказания с полной конфискацией лично принадлежащего ему имущества. Но отдельные сведения о родных до него все же доходили. Сын Геннадий и дочь Анна находились под постоянным наблюдением. С того момента как Аркадий Шевченко остался в США, обо всем, что происходило в его семье, докладывалось лично председателю КГБ Андропову. Однако детей не тронули, правда, попросили сменить фамилию… Со временем Геннадий восстановил прописку в квартире отца, защитил кандидатскую диссертацию, без особых проблем получил доступ к материалам «для служебного пользования», необходимым для научной работы.
   1991 год стал для Аркадия Шевченко временем новых надежд. Советский Союз прекратил свое существование, и в начале 1992 года его дочери Анне разрешили выехать в США. По иронии судьбы дочь попала на свадьбу: Аркадий Шевченко женился на Наталье Осининой – бывшей советской гражданке, дочери подполковника МВД и картографа по специальности. В Вашингтоне она оказалась в 1991 году с 14-летней дочерью от первого брака и 20 долларами в кармане, поэтому ее не смутило, что жених был старше ее на 23 года. Она выходила замуж не за человека, известного в СССР как предатель родины и перебежчик, а в США – как один из самых ценных агентов, ее интересовали только деньги. За четыре года семейной жизни все нажитое Шевченко ценой предательства пошло прахом. Он полностью разорился.
   28 февраля 1998 года на 68-м году жизни Аркадий Шевченко умер от цирроза печени. Его нашли в небольшой съемной однокомнатной полупустой квартире в пригороде Вашингтона, где стояли только кровать и стеллажи с книгами. Последние недели жизни Аркадий Шевченко провел в американском суде – его бывшая жена пыталась отсудить половину его пенсии от ЦРУ. Он умер в одиночестве, всеми покинутый. Даже информация о его смерти попала на страницы газет только через 10 дней. Глава фонда «Джеймстаун фаундэйшн» Билл Геймер, который стал известным, продвигая «историю Шевченко» в СМИ, назвал последние дни советского перебежчика «настоящим позором для США», ведь его бывший подопечный закончил жизнь «таким несчастным и одиноким». Аркадия Шевченко, который когда-то считался одним из лучших советских дипломатов, а позже – предателем, провожали в последний путь только несколько сотрудников американских спецслужб. Его похоронили в Вашингтоне, на территории церковного прихода отца Виктора Потапова, который когда-то сосватал ему «картографа Наташу».
   После смерти Шевченко оказалось, что у него были долги, составлявшие в общей сложности 600 тысяч долларов США. Но главное – он так и не совершил тех великих дел, ради которых предал свою страну и близких.

«Кассетный скандал», или Бесконечное дело о загадочных пленках


   Георгий Гонгадзе


   Николай Мельниченко
   28 ноября 2000 года с легкой руки экс-майора госохраны Украины Николая Мельниченко, бывшего охранника экс-президента Украины Леонида Кучмы, в Украине разразился очередной политический скандал с уголовной подоплекой. В тот день Мельниченко через лидера Социалистической партии Александра Мороза обнародовал некие аудиозаписи, которые якобы были им сделаны в кабинете бывшего президента.
   Сегодня многие считают, что, начиная «кассетный скандал», Мороз не имел никаких гарантий подлинности записей. К тому же ряд следователей до сих пор сомневаются в том, что скандальные пленки технически было возможно записать из-под дивана, как утверждает экс-майор.
   На кассетах зафиксированы разговоры Леонида Кучмы с главой МВД Юрием Кравченко, главой СБУ Леонидом Деркачом о Георгии Гонгадзе, причем президент дает указание «убрать» независимого журналиста. Кроме того, записи свидетельствуют о причастности ряда высоких должностных лиц к давлению на журналистов, депутатов и судей, рассказывают об их причастности к коррупции и другим тяжким преступлениям.
   Содержание 14 пленок (две из них все еще расшифровываются «Фондом гражданских свобод») в прессе уже было опубликовано. На них зафиксированы разговоры главы государства с несколькими высокопоставленными лицами относительно Гонгадзе – что с ним следует делать дальше. Остальные записи, относящиеся к иным «темным делишкам» власть предержащих, сегодня также расшифровываются.
   Тут следует напомнить, что оппозиционный журналист Георгий Гонгадзе был похищен неизвестными лицами поздно вечером 16 сентября 2000 года по дороге из офиса домой. Интересный факт: женщина, с которой у журналиста был роман, уже ночью подняла шум по поводу того, что с Гонгадзе что-то случилось. По всей вероятности, она знала о предстоящем похищении. Как бы там ни было, но уже 17 сентября по факту исчезновения Гонгадзе было возбуждено уголовное дело по двум статьям Уголовного кодекса, в том числе по статье «убийство», причем контроль над расследованием взял на себя… сам Кучма. А в начале ноября 2000 года под Киевом, в Таращанском лесу, следственные органы обнаружили обезглавленное тело неизвестного мужчины. С того момента и до настоящего времени труп подвергся многочисленным экспертизам как украинских, так и зарубежных криминалистов. Сейчас считается (с вероятностью 99,6–99,9 %), что это действительно тело пропавшего журналиста. Однако прокуратура не дает «добро» матери Гонгадзе и его супруге на захоронение останков.
   В настоящее время дело об убийстве редактора интернет-газеты «Украинская правда» Георгия Гонгадзе занимает 60 томов и стоит особняком на фоне всех политических и криминальных скандалов. Дело в том, что в нем отразились многие проблемы современной Украины – от высокой политики до бандитского беспредела.
   Понятно, что едва грянул скандал, Кучма тут же заявил: записи сфабрикованы, никаких разговоров на данную тему с подчиненными он не вел. И вообще, объединенная социал-демократическая партия никакого отношения к «делу Гонгадзе» не имеет, поскольку выгодно это преступление было явно кому-то другому. Кому именно? И тут президент быстро «перевел стрелки» на бывшего премьер-министра Виктора Ющенко. Кучма вопрошал: если бы президент не выдержал скандала и ушел в отставку, что бы за этим последовало? СДПУ(о) оставалась не у дел, исполнение обязанностей главы государства было бы возложено на премьера, далее последовали бы досрочные выборы… В общем, «понятно, кто бы выиграл», – подводил итог Леонид Данилович. Блок «Наша Украина» тут же громко возмутился, его представители заговорили, что президента намеренно ввели в заблуждение, а использовать «дело Гонгадзе» как орудие политической борьбы вообще недопустимо… В общем, скандал набирал обороты.
   Тем временем тогдашняя украинская оппозиция, возглавляемая Юлией Тимошенко и лидером социалистов Александром Морозом, выдвинула против президента страны обвинение в причастности к убийству Гонгадзе. Кроме того, на кассетах имелись также записи иного рода, на основании которых Госдепартамент США обвинил Украину в причастности к продаже оружия Ираку. Эти материалы проверяла группа экспертов госдепартамента США и министерств обороны США и Великобритании. Основанием для инспекции послужили пленки, на которых якобы записан разговор в кабинете президента, в ходе которого глава «Укрспецэкспорта» Валерий Малев, опять же якобы, докладывал Леониду Кучме об интересе Ирака приобрести у нас станции радиолокационной разведки «Кольчуга».
   По поводу подлинности пленок сомнений хватало. Поначалу говорили о том, что записи «грубо смонтированы». Эксперты давали самые противоречивые суждения, а летом 2004 года анализ «пленок Мельниченко» провел Киевский научно-исследовательский институт судебных экспертиз при Министерстве юстиции Украины. Подводя итог проделанной работе, директор НИИ заявил: пленки «являются смонтированной копией, и идентифицировать голоса на ней невозможно». Возглавлявший парламентскую комиссию по расследованию резонансных преступлений Александр Жир записи, неизвестно каким путем попавшие к нему в руки, Генеральной прокуратуре передать «забыл».
   Но сомнения в правильности проведенной проверки оставались, и потому с пленками еще несколько раз работали специалисты из США и Европы. Зарубежные эксперты утверждали: записи подлинные, никем не «редактированные». И голоса, между прочим, легкоузнаваемы.
   В 2005 году очередную экспертизу пленок провела СБУ. Следов монтажа специалисты так и не выявили. «Предварительное исследование материалов показало, что записи проводились в кабинете экс-президента Леонида Кучмы и основной фигурант этих записей – гражданин Кучма», – заявил глава СБУ Александр Турчинов. Параллельно с украинскими специалистами, в руках которых находились более 700 часов записей в цифровом формате, скандальными материалами занялось ФБР. Специалисты высказались единодушно: следов монтажа не обнаружил никто, удалось четко подтвердить всех участников разговора, проверяя их голосовые образцы. Правда, механизм записи до сих пор не ясен. Мельниченко явно темнит в вопросе, как же на самом деле собиралась информация на кассеты. Турчинов только руками разводит, вспоминая, как его сотрудникам демонстрировали магнитофон, с помощью которого, по данным прокуратуры, делались записи. Глава СБУ категорически заявил, что «этим магнитофоном эта запись не делалась». Но это уже – не технические, а чисто процессуальные вещи. А значит, ничто не мешает направить выводы комиссии в Генеральную прокуратуру. Интересно, что разговоры по поводу возможной подделки записей не утихают. И поэтому Мельниченко заявил: с Генпрокуратурой Украины он сотрудничать будет, но только после того, как вопрос подлинности пленок будет раз и навсегда снят путем проведения заслуживающей доверия экспертизы. Докладчик ПАСЕ по расследованию этого темного дела Сабина Лойтхойзер-Шнарренберг предложила свою помощь в формировании комиссии из лучших международных экспертов. Она также собирается в дальнейшем действовать в качестве посредницы и консультироваться со всеми сторонами. Лойтхойзер-Шнарренберг также пояснила: Мельниченко на тот момент не приезжал в Украину, руководствуясь соображениями безопасности своей семьи и из опасения утратить статус беженца. Правозащитница предупредила: при необходимости все следственные действия будут проведены в США при содействии американского Министерства юстиции, в рамках процедур правовой помощи.
   Кстати, отметим любопытный момент: ранее А. Жир заявлял, что представляет интересы Мельниченко. Однако не так давно выяснилось, что 700 часов записи бывший депутат просто… украл. То есть взял в пользование без ведома и разрешения хозяина. А затем начал тиражировать распечатки ворованных пленок на сайте «5element.net», старательно обходя любые упоминания имени Мельниченко.
   Те, кто предпочитает настаивать на поддельности записей, любят также рассуждать о причастности к прослушиванию кабинета главы государства Службы безопасности Украины, о том, что Мельниченко работает на иностранную разведку. Но сам Турчинов категоричен: его ведомство не имеет никакого отношения к появлению злополучных кассет, а экс-майор не являлся офицером СБУ и потому ни к каким операциям ведомства отношения не имел. У Службы безопасности уже появился целый ряд вопросов к господину Кучме…
   И все же: откуда у Александра Жира появились кассеты с записями? Официально политик заявил: от Мельниченко он их не получал. А от кого же тогда? Жир предпочитает отмалчиваться. Ранее он, кстати, утверждал, что к «кассетному скандалу» причастно некое государство. Какое? Жир говорит, что не имеет права разглашать эту информацию. И при этом категорически отметает предположения о причастности к данному делу США. На вопрос журналистов о том, должна ли в этом случае идти речь о России, Жир ответил: «Это вы сказали…»
   В начале 2001 года Мельниченко с женой и дочерью выехал в Польшу, а затем в апреле 2001 года попросил политического убежища в США и перебрался за океан.
   26 мая 2004 года бывшее доверенное лицо А. Мороза на выборах 1999 года Владимир Цвиль, живущий в Мюнхене (в свое время он был назначен консулом Украины), рассказал о своем участии в деле Мельниченко. О том, что этот человек помогал экс-майору после его бегства за границу, представителям спецслужб, СБУ и журналистам было известно давно. Цвиль заявил: ряд приближенных к президенту лиц были прекрасно осведомлены о том, что Мельниченко записывает слова Кучмы. Прежде всего Цвиль назвал фамилии всех руководителей Службы безопасности времен независимости Украины (кроме Л. Деркача) – Евгения Марчука, Владимира Радченко, Игоря Смешко. И вообще: к кассетному скандалу не имеют никакого отношения иностранные спецслужбы. Мол, и сами превосходно управились, а потому хватит стрелочника на стороне искать… Скандальные пленки, по словам Цвиля, он лично вывез за пределы Украины тогда, когда на джипе «Мицубиши-паджеро» сопровождал туристический автобус, которым ехали на украинско-польский переход «Шегни» Мельниченко с семьей. Цвиль позже поддерживал бывшего майора, в феврале 2004 года сопровождал того в Берлин. Интересно, что тогда в фойе отеля «Хилтон» оба приятеля вполне дружелюбно беседовали с ведущими членами украинской делегации и некоторыми министрами. При появлении Цвиля и Мельниченко официальные лица почему-то очень смущались…
   Складывается впечатление, что свой рассказ Цвиль не согласовывал с хозяином скандальных пленок. Иначе почему он не упомянул фамилию Деркача? Ведь Мельниченко как раз в это время опубликовал новую порцию компромата, в котором Деркач предлагает президенту Украины услуги… международного криминального авторитета Семена Могилевича. Кстати, когда точно указанные Цвилем люди узнали о прослушке президентского кабинета, сказать не берется никто. Да и сам Николай Мельниченко ни разу не упомянул, что руководство СБУ не знало, что творится у него под носом. Вот о том, что Марчук, Радченко и Смешко не имели отношения к процессу документирования «преступной деятельности организованной преступной группировки во главе с президентом Кучмой», упоминал. Как и о том, что Цвиль и в самом деле много помогал ему как человек, которому доверял Александр Мороз. Но вот записи он, оказывается, не вывозил.
   Экс-майор заявил: помогали и помогают ему десятки людей, однако их имена будут обнародованы позже – «когда банда Кучмы будет отвечать за свои преступления». Равно как и имена тех, кто своими действиями помогал бандитам держаться у власти.
   В том же году всплыл еще один весьма любопытный факт. МВД Украины призналось, что еще в 2001 году все документы, которые могли бы подтвердить оперативную слежку за журналистом Гонгадзе, были уничтожены. Причем только часть бумаг «пошла в расход» в связи с истечением положенного срока хранения. От остальных документов кто-то постарался избавиться явно раньше времени. Так что поручение Генпрокуратуры о проведении соответствующего расследования «повисло в воздухе»; что же касается сотрудников службы наружного наблюдения, то они заявляют: наблюдение за исчезнувшим журналистом не велось. Так что однозначного ответа на то, следили ли спецслужбы за «возмутителем спокойствия», не существует.
   Тем временем Николай Мельниченко захотел заняться политикой. Еще 26 января 2002 года бывший майор охраны пытался зарегистрироваться в качестве кандидата в депутаты Верховной Рады. ЦИК отказал ввиду отсутствия законных к тому оснований. Мельниченко обратился в Страсбург, в Европейский суд по правам человека. Эта высшая инстанция в октябре 2004 года на самом деле признала решение Центризбиркома незаконным, а 14 апреля 2005 года отклонила апелляцию Украины, после чего решение Евросуда вступило в силу. Кроме того, решением суда государство было обязано выплатить экс-майору 5000 евро в качестве морального ущерба. Тем не менее, ЦИК Украины снова отказался регистрировать упрямого автора «кассетного скандала» кандидатом в депутаты.
   В Украине Мельниченко не показывался вплоть до 30 ноября 2005 года; именно тогда начался суд над непосредственными исполнителями «заказа на убийство» Гонгадзе, и экс-майор все же решился вернуться для дачи показаний и участия в процессе. Кроме того, он надеялся способствовать устранению из власти и подведению под уголовную ответственность спикера Верховной Рады В. Литвина. По словам бывшего охранника, спикер лично препятствовал расследованию убийства Гонгадзе и связанных с ним других уголовных дел. Но на родине его ждало разочарование. Мельниченко, разобравшись в ситуации, тут же обвинил генпрокурора С. Пискуна в «систематической и циничной лжи». Досталось и президенту Украины: по мнению автора «кассетного скандала», Виктор Ющенко проявляет непростительное равнодушие к установлению личностей главных фигурантов «кассетного скандала» и их суду. А ведь раньше президент заявлял, что раскрытие «дела Гонгадзе» для него – дело чести; в августе 2005 года Ющенко даже посмертно присвоил журналисту звание Героя Украины. Мельниченко призвал главу государства срочно усадить на скамью подсудимых бывшее руководство Украины в полном составе. Особенно это касается Леонида Кучмы и Владимира Литвина. У последнего, кстати, по данным экс-майора, имелись и чисто личные причины ненавидеть Гонгадзе. Сам Мельниченко не уточнял, какие именно, но журналисты, основываясь на словах бывшего депутата Верховной Рады А. Ельяшкевича, раскрутили эту темную историю. Оказалось, что заместитель Гонгадзе Алена Притула, которая находилась в близких отношениях с журналистом и первая подняла шум по поводу его исчезновения, являлась также… более чем хорошей знакомой Литвина, за которой спикер активно ухаживал. Кстати, именно эта женщина отправилась «в поисках тела убитого Георгия» в Таращанский лес и вывела милицию на место, где следователи обнаружили труп…
   В общем, до тех пор пока «опаснейшие преступники Кучма, Литвин, Деркач, Суркис, Волков, Азаров и другие остаются безнаказанными, а большинство из них все еще занимает высокие государственные должности», встречаться с Виктором Ющенко экс-майор отказывается. Он очень возмущен тем фактом, что глава государства продолжает активно сотрудничать со многими политиками, которые находятся у власти еще со времен Кучмы, и до сих пор не восстановил в правах всех политиков, покинувших страну при прежней власти из-за своих убеждений. Без этого, считает автор «кассетного скандала», невозможно обеспечить проведение по-настоящему независимого расследования по всем громким преступлениям, совершенным ранее. Автор «кассетного скандала» также предупреждает: стоит внимательнее рассмотреть возможность того, что нынешний президент Украины дал гарантии безопасности своему предшественнику, естественно, при этом никого не поставив в известность об этом факте. Экс-майор настаивает: он и Ельяшкевич еще в 2000 году просили о создании телемоста с Варшавой. Но ряд влиятельных политиков «зарубили» этот опасный проект на корню; сегодня же данные лица всячески скрывают информацию о записях Мельниченко и о том, почему резонансные дела до сих пор не разрабатываются следствием. К тому же Мельниченко вовсе не собирается, как это доказывал в прессе генпрокурор Украины, давать показания в американском суде по делу об убийстве Георгия Гонгадзе, поскольку это автоматически снимет с повестки дня принятие ПАСЕ специальной резолюции о расследовании «резонансных преступлений Л. Кучмы». Бывший охранник президента Кучмы в одном из интервью прессе предупредил: если его требования не будут выполнены, он ответит «адекватно, жестко и быстро». И похоже, он действительно может испортить жизнь не одному политику: ранее Мельниченко несколько раз упоминал о том, что у него имеется компромат чуть ли не на всю украинскую элиту. В частности материалы, доказывающие причастность ряда высокопоставленных лиц к различным криминальным историям.
   Собираясь в Украину, экс-майор никак не учел того, что генпрокурор, похоже, очень поторопился, доказывая, будто дело об убийцах оппозиционного журналиста пора передавать в суд. Автора «кассетного скандала» ждало острое разочарование. Похоже, спешка С. Пискуна в этом деле объяснялась политическими мотивами (такое предположение выглядит наиболее здравым). Ведь Генпрокуратура собралась открывать процесс при отсутствии главного подозреваемого, экс-генерала А. Пукача. Когда убили Гонгадзе, он возглавлял департамент внешнего наблюдения и уголовной разведки Министерства внутренних дел. По неподтвержденным слухам, Пукач, который был как непосредственным организатором, так и исполнителем преступления, в настоящее время скрывается где-то в Израиле. В «Российских вестях» даже было опубликовано письмо, якобы написанное беглым генералом. Пукач утверждает, что он не убивал Гонгадзе, а вся версия состряпана Марчуком, Пискуном, Луценко и Турчиновым. Его люди следили за Гонгадзе, но не похищали и не убивали его. И вообще: тело, обнаруженное в Таращанском лесу, на деле не тело журналиста, а было просто… выкопано на ближайшем кладбище для запутывания следов.
   Таким образом, на скамью подсудимых решили посадить только соучастников убийства Гонгадзе – некоего арестованного, чье имя в прессе до сих пор не было названо, и сотрудников милиции, которые в то время работали под началом Пукача. По сути, следователи руководствуются только показаниями этих лиц, полковников Костенко и Протасова. Те утверждают, будто выступали в роли пассажиров «подставного» такси и даже не подозревали, что их впутали в убийство. Это дошло до них, мол, когда журналиста связали и генерал отдал приказ выкопать для него могилу… А ведь бравые полковники могли просто оговорить шефа, чтобы спихнуть на него большую часть ответственности. Об этом предупреждал, в частности, бывший адвокат экс-генерала, С. Осыка. Защитник прямо говорил: мол, поскольку обоим обвиняемым в Генпрокуратуре дали понять, что Пукача все равно никто и никогда не найдет, на него спокойно можно сваливать все что угодно. Осыка вообще утверждает, что его бывший подзащитный просто не мог задушить журналиста ремнем. Мол, и по характеру своему Пукач меньше всего годится на роль убийцы, и физически такое действие ему было бы явно не по силам. Ведь, по свидетельству адвоката, экс-генерал был маленького роста (160 см) и тщедушный, хотя с заметно выступающим животиком. В то же время некоторые журналисты доказывают, будто «подозреваемый № 1» – довольно крепкий мужик под метр восемьдесят ростом…
   Как бы там ни было, но «кассетный скандал» напомнил, что Пукача и ранее задерживали по обвинению в уничтожении журнала выездов группы наружного наблюдения МВД, которая как раз и вела слежку за Гонгадзе. Правда, генерал тогда быстро оказался на свободе, а дело суд отправил на доследование.
   А теперь о непосредственных заказчиках убийства оппозиционного журналиста. Тут вообще остается только руками развести. Ведь генпрокурор собрался передавать материалы дела в суд, имея на руках только двух косвенных (по версии следствия) исполнителей преступления. Предъявить судьям главного обвиняемого и даже просто назвать имена людей, стоявших за этим преступлением, он не имеет ни малейшей возможности. Ни Костенко, ни Протасов явно понятия не имеют, кто же отдал приказ о физическом устранении не в меру активного журналиста. Эти имена могли бы назвать Пукач и бывший глава МВД Юрий Кравченко. Но С. Осыка, например, более чем уверен: его бывшего подзащитного никогда не найдут потому, что его попросту убили.
   Оставался, конечно, еще Ю. Кравченко. Но в феврале он почему-то погиб при весьма странных обстоятельствах. Тело экс-министра было обнаружено на его даче под Киевом. В этом «самоубийстве» осталось столько несостыковок, противоречивых моментов и свидетелей «нечистоты» дела, что впору заводить дело о новом убийстве. В Украине сразу же заговорили о том, что жизням свидетелей по делу Гонгадзе угрожает опасность.
   И еще один момент: направить дело об убийстве Гонгадзе в суд при том что экспертиза обнаруженных в Таращанском лесу останков так и не завершена, это простите, нонсенс. Голову журналиста, кстати, тоже не нашли. Поиски ее до сих пор ведутся по всему Белоцерковскому району. Ведь опознание тела проводилось, в основном, по некоторым особенностям тела и по вещам, принадлежавшим Гонгадзе и обнаруженным неподалеку от трупа. Но ведь доля сомнения в том, что в Таращанском лесу был убит именно пропавший журналист, остается. Недаром мать пропавшего настояла на проведении еще одной эксперизы. К тому же трудно представить, чтобы преступники, спрятавшие даже голову трупа, бросили такую важную улику, как личные вещи убитого ими человека.
   Генпрокуратура успокаивала возмущенного такой поспешностью и топорностью работы Мельниченко: мол, это только первый этап работы, а на втором следствие непременно установит заказчиков преступления. Вот только как это сделать без Пукача и Кравченко, пока никто не сказал. Ведь любое громкое имя, всплывшее в результате расследования, вызовет очередной общественный «шторм» и приведет к кризису в верхах.
   Конечно, «раскрутить» многие преступления прошлых лет, в том числе и дело об убийстве Георгия Гонгадзе, можно было бы, опираясь на пленки Мельниченко. На них якобы содержится как сам «заказ» на убийство Гонгадзе, так и детали преступления, о которых докладывает главе государства Юрий Кравченко. В разговорах с «криминальным подтекстом» будто бы замешаны многие украинские политики, в том числе и спикер. Но вот незадача: согласно законодательству Украины, пленки могут считаться доказательством только тогда, когда запись производится с санкции суда…
   Часть записей, сделанных Мельниченко, находится в распоряжении созданной Борисом Березовским организации – «Фонда гражданских свобод». Именно этот фонд финансировал деятельность самого экс-майора и публикацию содержавшихся на пленках материалов. По словам руководителя организации, Александра Гольдфарба, Мельниченко в апреле 2002 года через историка Юрия Фельштинского обратился к олигарху с просьбой о финансировании, и Березовский выделил автору «кассетного скандала» более 50 000 долларов. Мельниченко же, в свою очередь, передал через историка копии всех имевшихся в его распоряжении записей разговоров Л. Кучмы и других сопроводительных материалов. Затем Березовский выложил еще 65 000 долларов на экспертизу, расшифровку части пленок и публикацию их на интернет-сайте «5-й элемент». А в 2005 году, после загадочной смерти бывшего министра МВД Кравченко, экс-майор снова напомнил о себе и попросил олигарха обеспечить ему, как последнему живому свидетелю по делу Гонгадзе, охрану. В тот момент Мельниченко находился в Варшаве, где должен был встретиться с представителями Украины и оговорить подробности своего выступления в суде по уголовному делу об убийстве оппозиционного журналиста. Бывший охранник очень всполошился, узнав о гибели Кравченко, и тут же начал звонить Березовскому в Лондон. Хозяин «Фонда гражданских свобод» прислал в Варшаву свой самолет, и экс-майор улетел в Лондон, где ему и была предоставлена требуемая охрана.
   Мельниченко на ближайшей встрече с журналистами заявил, что его жизнь в настоящий момент находится под угрозой и что в Украине есть люди, которые готовы выложить миллиард долларов за то, чтобы бывшего президента страны не привлекали к судебной ответственности.
   Интересно, что при этом экс-майор спокойно разглагольствует: мол, Березовский «скупает компромат, чтобы влиять на ситуацию в Украине и собирается «подставить» мать Георгия Гонгадзе и А. Ельяшкевича». Ради достижения этой цели люди олигарха якобы вступили в сговор с лицами из окружения Ющенко и Генеральной прокуратурой и даже предлагали самому Мельниченко шантажировать Киев с помощью скандальных пленок. А у него, автора «кассетного скандала», все это задокументировано… Беглый российский олигарх возмутился и списал слова бывшего майора на «психическую неуравновешенность».
   Однако и Мельниченко, и Ельяшкевич, получившие политическое убежище в Штатах, все же готовы ради помощи следствию вернуться на родину. На бывшего депутата А. Ельяшкевича, кстати, 9 февраля 2000 года было совершено покушение. Он отделался сильным сотрясением мозга, довольно серьезной закрытой черепно-мозговой травмой и переломом переносицы. Спустя два года Ельяшкевич, который так и не добился возбуждения уголовного дела по факту нападения на него, обвинил в организации этого покушения… Л. Кучму. Причем опирался бывший депутат в основном на все те же «проклятые пленки».
   Оба политических беженца требуют гарантий полной безопасности во время их пребывания в Украине. Ведь, по их мнению, «дело Гонгадзе» настолько тесно связано с «делом Кучмы», что распутывать этот клубок более чем опасно. Кроме того, свидетели настаивают на возобновлении уголовного дела по факту покушения на бывшего депутата, поскольку оно, «разматываясь», опять-таки приводит к Кучме и его подручным.
   И все же на родине и Мельниченко, и Ельяшкевич побывали – почему-то с заездом в Москву. Тут уж Генпрокуратура была просто вынуждена предложить бывшему президенту встретиться со следователями. Мол, Кучма и в самом деле может вывести следствие на заказчиков убийства Гонгадзе. Мельниченко тогда настаивал, чтобы С. Пискун встретился с ним и чтобы эта беседа была публичной и записывалась на видеокамеру. Что же касается передачи оригиналов скандальных записей в руки отечественных правоохранительных органов, то экс-майор предупредил: все, конечно, возможно, но при решении этого вопроса он лично будет руководствоваться прежде всего интересами пострадавшей стороны, то есть вдовы журналиста Мирославы Гонгадзе (тоже попросившей политического убежища в США после исчезновения мужа) и А. Ельяшкевича. Дело в том, что автор «кассетного скандала» чувствует за собой огромную вину: он не предупредил несчастного журналиста о грозящей ему опасности, поскольку в разговорах с посетителями прямого указания на убийство Кучма не давал.
   27 января 2006 года Мельниченко снова улетел из Киева. СМИ сообщали, что с экс-майором случился серьезный гипертонический криз, он был помещен в больницу. Но, едва поднявшись на ноги, отправился в Москву – «для лечения». Тем временем страсти в украинской столице накалялись. 23 марта того же года социалист Н. Рудьковский, вместо того чтобы опровергнуть как недостоверные свои заявления о причастности В. Литвина к похищению Г. Гонгадзе, повторил свои обвинения и присовокупил к ним прямое указание на заангажированность судьи, выдавшего такое постановление. В ответ тут же посыпались шишки на А. Мороза. Мол, Мельниченко с самого начала сотрудничал с Е. Марчуком, однако тот после выборов 1999 года на связь выходить перестал. Тогда экс-майор установил контакт с лидером социалистов (между февралем и маем 2000 года), о чем «забыл» упомянуть в показаниях в прокуратуре. А часть скандальных записей якобы получил П. Порошенко: он вместе с бывшим заместителем министра ВД В. Королем как раз и организовал похищение Гонгадзе, надеясь, что скандал вокруг этого дела поможет сбросить Кучму. Правда, в подлинность этого письма мало кто верит. Даже А. Турчинов небрежно отмахивается: мол, эта бумажка состряпана в центральном штабе одной из украинских политических сил.
   28 августа 2006 года заместитель председателя Службы безопасности Украины Иван Герасимович заявил: его ведомство не обнаружило за «кассетным скандалом» никаких следов иностранных спецслужб. Хотя эта версия широко обсуждалась и отрабатывалась в первую очередь. Ко всему, СБУ считает, что на начальном этапе «кассетным скандалом» никто не руководил. И вообще, пленки были преданы огласке, похоже, совершенно неожиданно даже для самого Мельниченко. Мол, их, по всей вероятности, просто выкрали…
   Временная следственная комиссия Верховной Рады по вопросам расследования в подкупе народных депутатов отчиталась о проделанной работе и высказала мнение, что «обвинения в подкупе народных депутатов, обнародованные депутатом Олегом Ляшко, безосновательны и бездоказательны». Сам Ляшко считает, что на комиссию «давили». Или что ее члены, не желая влазить в этот гадючник, просто не хотели разбираться в сложившейся ситуации. Однако эффект, на который рассчитывали организаторы «кассетного скандала», все же был достигнут, и теперь разговоры о том, сколько, кто и кому миллионов долларов в парламенте давал (или не давал), периодически возобновляются. А это, в свою очередь, создает возможность нападок на политиков. К тому же обнаружилось, что сотрудники МВД, возможно, еще держат у себя часть документов по этому скандалу. Член временной следственной комиссии Верховной Рады по этому делу А. Бандурко категоричен: если вообще проводились какие-либо обыски или оперативно-следственные мероприятия, то документы должны существовать. Если же нет или их уничтожили – это уже потянет за собой возбуждение уголовного дела.
   В общем, «кассетный скандал», как воз в хорошо всем известной басне, и ныне там. Интересно, когда же наконец окончится этот «всеукраинский детектив»?!

«Абу-Грейб»: круги ада


   Издевательства над пленными
   В апреле 2004 года грянул очередной грандиозный международный скандал. Он начался с обыкновенной фотопленки, которую один из американских солдат, некий Джереми Сивиц (бывший автомеханик из Пенсильвании), сдал в фотоателье. Фотограф, работавший с ней, пришел в ужас и тут же сообщил об увиденном журналистам и полиции. Кадры, отснятые солдатом, потрясали: на них было запечатлено, как американские военные травят обнаженных пленных иракцев собаками, подвергают сексуальному насилию, выстраивают из них «пирамиды», всячески унижают и издеваются. Видимо, автор снимков был уверен, что подобные кадры как нельзя лучше украсят его семейный фотоальбом… Но судьба распорядилась иначе, и вскоре работам доморощенного «фотохудожника» ужасалась вся планета.
   В связи с обнаруженными снимками Вооруженные силы Соединенных Штатов Америки оказались в весьма незавидной ситуации, попав «под прицел» как прессы (и национальной, и мировой), так и правозащитных организаций и Международного комитета Красного Креста. Вскоре стало известно, что скандальная пленка отснята в одном из казематов, «Абу-Грейб», а затем СМИ смогли раскопать аналогичные видеозаписи (к слову, на тот момент из 12 000 узников, которых американцы содержали в иракских тюрьмах, 4000 сидели в «Абу-Грейб»). Честно говоря, эта тюрьма, расположенная в одноименном пригороде Багдада, и ранее имела весьма мрачную репутацию, напоминая об ужасах режима Саддама Хусейна, – в ней содержались политические узники. Теперь же ей предстояло «сменить амплуа» и превратиться в зловещий символ американской оккупации.
   Шумиха вокруг дела об издевательствах американских военнослужащих над заключенными-иракцами была настолько сильной, что в июле того же года в отставку (официально – «по личным обстоятельствам») подал командующий американскими войсками в Ираке генерал Рикардо Санчес. Напоследок он назвал дело «Абу-Грейб» «оглушительным поражением коалиции». Сторонние наблюдатели и представители средств массовой информации тут же заговорили о том, что Санчес таким образом продемонстрировал: вину свою он признает и считает, что такое пятно на его репутации не совместимо с дальнейшей карьерой военного.
   Однако у военных инспекторов имелось совершенно иное мнение на этот счет. Правозащитная организация «Human Right Watch» потребовала от президента создания специальной комиссии, которой надлежало бы расследовать роль министра обороны США Дональда Рамсфелда в истории с пытками заключенных и назначить ответственного за это дело прокурора. Поскольку, по мнению представителей военной инспекции, отставка генерала служит лишь свидетельством того, что армия США не может проводить независимое расследование. А ведь наказывать нужно отнюдь не стрелочников. Ответственность за скандал с «Абу-Грейб» должен нести, прежде всего, министр обороны. Это более чем закономерно, поскольку изначально осуждению за пытки подверглись низшие чины, стоящие в самом конце цепочки. А вот высшие чиновники, которые как раз и определяют эту политику и которые должны нести наказание в связи с принципом «командной ответственности», остались в стороне от скандала. Хотя тут любому ясно: без «благословения» высшего командования в такой структуре, как армия, подобной самодеятельностью мог рискнуть заняться только полный идиот, какового ни одна медкомиссия к службе не допустит.
   Как оказалось, тот же Рамсфелд поддерживал некоторые методы допроса, противоречащие Женевской конвенции: травля заключенных собаками, принуждение их принимать неудобные, болезненные позы и др. Военная инспекция довольно быстро собрала целый ряд доказательств, которые позволяют возбудить против Рамсфелда, Санчеса и бывшего директора ЦРУ Джорджа Тенета уголовные дела. Тем не менее, Пентагон отмахнулся от требований правозащитников, назвав их «несерьезными и безосновательными».
   Одной из наиболее громких страниц этого скандала стали судебные расследования деятельности семерых военнослужащих США, которых, собственно, и обвинили в непосредственном издевательстве над заключенными в «Абу-Грейб». В мае 2005 года на военной базе в городе Форт Худ (штат Техас) начался военный трибунал, перед которым предстала Линда Инглэнд – солдат 372-й роты военной полиции американской армии, ранее являвшаяся одной из надзирательниц иракской тюрьмы «Абу-Грейб». Женщину обвинили в издевательствах над заключенными, и она признала себя виновной по всем пунктам (двум – об участии в заговоре с целью плохого обращения с заключенными, четырем – об измывательствах над узниками, одном – о непристойном поведении). Именно Инглэнд фигурировала на снимках, которые обошли все мировые СМИ. Линда в разных кадрах то участвовала в надругательствах над иракскими пленными вместе с несколькими другими охранниками, то «позировала» одна со своими жертвами. Особо «удачными» вышли снимки, на которых садистка-надзирательница вела на поводке голого избитого заключенного и указывала пальцем на половые органы подвергавшегося издевательствам мужчины. При этом на трибунале Линда спокойно утверждала, что она и ее сослуживцы «просто шутили и немного развлекались»! Следует сказать, что к тому моменту пятеро из девяти «шутников» уже сидели за решеткой. В принципе, все «художества» 22-летней Инглэнд в сумме тянули на 11–16 лет тюремного заключения. Но благодаря «чистосердечному раскаянию» срок пребывания за решеткой автоматически снижался и в итоге не должен был оказаться больше 30 месяцев. В конце сентября трибунал признал Линду виновной по делу об издевательствах над иракскими заключенными. Всего лишь одно обвинение из предъявленного списка (об участии в заговоре) было снято в ходе слушаний. Правда, для Инглэнд все же еще существовала угроза угодить в тюрьму на 10 лет. Но адвокаты были полны уверенности в том, что такого срока удастся избежать.
   При расследовании совершенных в иракских тюрьмах преступлений следователи из Пентагона изъяли сотни любительских фотографий. Десятки из них под общим заголовком «Как я служил в Ираке» попали в газеты.
   Адвокаты, надо отдать им должное, сделали все, чтобы смягчить наказание своей подзащитной. В частности, один из аргументов, использованных защитой во время трибунала, звучал так: бывшая рабочая птицефабрики, Инглэнд отличалась «весьма невысоким интеллектом». То есть была, простите, тупой, страдала пониженной самооценкой, психическим расстройством и имела слабый, легковнушаемый характер, из-за чего постоянно попадала под влияние разного рода мерзавцев. Адвокаты заявляли, что и на этот раз несчастная женщина участвовала в издевательствах, надеясь угодить их инициатору – старшему надзирателю капралу американской военной полиции Чарлзу Грейнеру (считается, что именно он был зачинщиком зловещих «развлечений» своих коллег). Линда была влюблена в этого садиста и после возвращения в Штаты родила от него ребенка. К моменту завершения суда над Инглэнд отец малыша уже отбывал десятилетний срок заключения за участие в заговоре, жестокие избиения заключенных, непристойные действия и сексуальные издевательства. Такой приговор вынес садисту военный трибунал штата Техас в январе 2005 года. 11-месячного ребенка ждал детский приют, поскольку его мать тоже отправлялась за решетку. Дело закончилось тем, что за пытки заключенных в багдадской тюрьме Линда получила всего три года заключения.
   Власти надеялись, что после вынесения приговора Инглэнд скандал вокруг «Абу-Грейб» сойдет на нет. Военная прокуратура заранее заявила: офицеры разведки, в чьем подчинении находились девятеро садистов, ни сном ни духом не знали о совершавшихся в багдадской тюрьме преступлениях. Собственно, из высокопоставленных лиц пострадала только бригадный генерал Дженис Карпински, в чьем ведении находилась тюрьма «Абу-Грейб». Ее, впрочем, всего лишь разжаловали в полковники и отстранили от командования 800-й бригадой военной полиции сухопутных войск – по совокупности нарушений устава и халатности в отношении к своим обязанностям. Интересно, что при этом Карпински рассталась с генеральскими погонами вовсе не в связи с международным скандалом, а… из-за кражи пузырька духов из магазина военной базы! С остальных высокопоставленных лиц, оказавшихся замешанными в дело «Абу-Грейб» (в том числе и с Рикардо Санчеса), все обвинения были сняты.
   Когда иракцы узнали, насколько мягкий приговор ждет Инглэнд, они пришли в ярость, поскольку вполне справедливо посчитали, что столь мягкое наказание не отвечает степени вины садистки. В СМИ замелькали слова: «Америке должно быть стыдно за такой приговор. Это говорит о том, что США руководствуются двойными стандартами». Соотечественники жертв садистов-надзирателей подчеркивали, что иракцы терпели бесчеловечное обращение в одном из самых мрачных казематов часто вообще без всяких обвинений, всего лишь по подозрению. Когда же дело коснулось американца, все сразу было переиграно по совершенно иному сценарию: «Это просто театр. Американцы прикидываются цивилизованным народом, который защищает права человека», – снова и снова звучало в прессе и с экранов телевизоров. Багдадцы вообще требовали, чтобы Инглэнд и ее товарищи-«шутники» отбывали свое наказание в иракской тюрьме, и говорили о том, что больше чем уверены: надсмотрщики издевались над заключенными исключительно по приказу командования. Правда, и сами при этом быстро вошли во вкус…
   В начале мая 2005 года США предстали перед Комитетом ООН против пыток (в его состав входят 10 независимых экспертов); представители Штатов пытались опровергнуть обвинения в применении пыток. Правительственную делегацию из 30 человек возглавил юрисконсульт госдепартамента Джон Беллинджер. Он заявил, что не будет комментировать действия спецслужб, однако может сообщить о «приверженности администрации США своим национальным и международным обязательствам по искоренению пыток». А к ситуации на базе в Гуантанамо, в тюрьмах, расположенных на территории Ирака и Афганистана, вообще нельзя применять Конвенцию ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов общения и наказания, поскольку в данном случае там действует закон военного времени. Следует заметить, что США, присоединяясь к упомянутой конвенции, настояли на внесении поправки: конвенция не предназначается для применения во время вооруженных конфликтов. Тогда эксперты комитета потребовали от делегации выработать универсальное определение понятия «пытка». Мол, судя по всему, у американской стороны оно сильно расходится с общепринятым.
   В общем, стало ясно, что администрация Буша не сможет отделаться «малой кровью». 26 мая 2006 года президент США вынужден был признать, что скандал с пытками узников «Абу-Грейб» был не чем иным, как самой большой ошибкой американской администрации в Ираке. Ведь информация о зверствах надзирателей в отношении заключенных (большинство из них даже не знали, в чем их, собственно, обвиняют) очень сильно подорвала репутацию американской армии и системы правосудия как в самих США, так и за их пределами. Причем скандал этот аукнулся всем американским военнослужащим без исключения.
   В мае 2006 года администрация Соединенных Штатов все же была вынуждена признать отдельные факты применения пыток и других видов жестокого обращения с заключенными. Госдепартамент тут же обещал тщательно расследовать каждое подобное дело и наказать виновных. А Белый дом выразил сожаление по поводу злоупотреблений по отношению к задержанным. Но тут всплыл вопрос существования на территории третьих стран тайных американских тюрем, где пытки являются нормой обращения с заключенными. Официальные лица тут же свернули тему, сославшись на то, что представители правительства не могут публично комментировать предполагаемые действия разведки.
   Время шло, но шумиха вокруг дела «Абу-Грейб» и не думала утихать. Постоянно всплывали все новые и новые отвратительные подробности относительно порядков в этой тюрьме. В конце июля 2006 года члены правозащитной организации «Human Rights Watch» выступили с шокирующим заявлением: издевательства над пленными в Ираке проводились с разрешения руководства и не прекращались ни на день даже после того, как в 2004 году мир познакомился со знаменитыми фотоснимками. Доклад об этом основывался на показаниях американских военнослужащих, которые подтвердили, что зверское обращение с заключенными вошло в норму и являлось неотъемлемой частью допросов в период с 2003 по 2005 год. «Женевская конвенция не применялась: те, кто вел допросы, могли издеваться над пленными, чтобы заставить их говорить. Эти показания противоречат заявлениям американского правительства о том, что пытки и издевательства были незаконными и являлись исключительными случаями. Наоборот, это было обычной практикой», – подчеркивалось в сопровождающем доклад сообщении. Излюбленными методами «внушения» тюремщиков были регулярные избиения пленных, принуждение их к нахождению в позах, которые причиняют боль, лишение сна, воздействие очень высоких или очень низких температур. А обнародование информации о положении дел в «Абу-Грейб» никак не повлияло на руководство тюрьмы.
   В феврале 2006 года австралийский телеканал SBS показал новые фотографии и видеозаписи об издевательствах над заключенными в «Абу-Грейб» (все они относятся к 2003 году). Власти США от деятельности канала в восторг не пришли. По мнению Вашингтона, обнародование снимков провоцировало активизацию антиамериканских настроений и могло привести к новому витку насилия в Ираке. А ведь, по мнению администрации Буша, все необходимые меры в отношении виновных в скандале уже были приняты, а значит, настала пора забыть о случившемся. Мол, чувства людей во всем мире и так уже обострены до предела, так зачем же продолжать подливать масла в огонь?!
   Правозащитники пояснили свои действия просто: они не собираются дать заглохнуть делу «Абу-Грейб» до тех пор, пока к ответственности не будут привлечены высокопоставленные военные, которые, собственно, и стояли за действиями группы садистов-надзирателей. Ведь полученные ими материалы ясно показывают: измывательства над узниками не были случайным отклонением от нормы, а являлись распространенной практикой. Журналисты программы «Хронология» настаивают на том, что властям стоит также озаботиться расследованием возможных фактов массового убийства пленных. Работников телекомпании поддержали такие организации, как «Американский союз общественных свобод», ООН, «Международная амнистия». При этом журналисты честно предупредили: самых отвратительных и кровавых снимков они не публиковали. А их – сотни. Отрывки видеозаписей – тоже не для людей со слабыми нервами. Может ли все это быть только результатом своеволия нескольких охранников? Не стоит ли уделить больше внимания словам того же Чарлза Грейнера – служащего, который сообщил военному суду, что неоднократно жаловался своему начальству на понуждение жестоко обращаться с заключенными «Абу-Грейб»? Кто давал такие распоряжения надзирателю? Ведь Грейнер так и не признал себя виновным по предъявленным пунктам обвинения, а его адвокаты настаивали: капрал просто выполнял приказ «любыми путями сломить дух узников, с тем чтобы те дали показания в интересах следствия». Трибунал этот довод защиты отверг, но сейчас о словах надзирателя, которого, похоже, просто сделали козлом отпущения, вспоминают все чаще. Аналогичные показания давали и другие служащие военной полиции, отправившиеся за решетку в связи с расследованием дела «Абу-Грейб». Так, сержант Сивиц, получивший один год тюрьмы, разжалованный и уволенный со службы, говорил: унижать и пытать задержанных и содержавшихся в тюрьме без суда и следствия жителей Ирака надсмотрщиков заставляли сотрудники военной разведки. Инглэнд тоже упоминала, что снимки пыток делались по указанию военной разведки.
   Журналистам тем временем удалось получить доступ к показаниям бывших узников «Абу-Грейб». Картина, описанная 13 иракцами, оказалась намного отвратительнее и страшнее, чем говорилось. Пытки, сексуальное насилие, унижения были нормой страшного багдадского застенка. Свидетели вспоминали, как один из палачей грозил, что их заставят мечтать о смерти, которой они не дождутся… Подобная же картина вырисовывается при знакомстве с докладами генерала Ричарда Формика по спецоперациям в Ираке и генерала Чарлза Джакоби по пленным в Афганистане.
   Согласно данным, полученным правозащитниками, наибольшее число зверств совершалось в блоке 1A «Абу-Грейб». Там содержали заключенных, которые, по информации военной разведки, могли располагать сведениями о том, где находился Саддам Хусейн или где иракцы прятали свое так и не найденное оружие массового поражения. Предположение о том, что руководители допросов из военной разведки подключали тюремную охрану для «создания условий», при которых беседы с заключенными становились наиболее эффективными, вполне логично.
   «Американский союз гражданских свобод» заявил, что продолжение разбирательства интересует и самих жителей США. Они имеют право знать правду о происходящем и в Ираке, и в Афганистане, и на имеющей мрачную репутацию военной базе в Гуантанамо (Куба). «Американский народ имеет также право знать о том, какую политику на словах и на деле проводит руководство страны, о том, что в некоторых случаях дело доходит и до издевательств над заключенными», – сказал один из представителей этой правозащитной организации. Так что, похоже, дело печально известного застенка попытались закрыть слишком рано.
   А тем временем министр обороны США Дональд Рамсфельд принял решение повысить в должности ряд высокопоставленных офицеров из числа тех, которые были замешаны в скандале с «Абу-Грейб», среди них Джорджа Кейси, Бантца Краддока и генерал-лейтенанта Рикардо Санчеса. Последнему министр обороны собирался вменить в обязанность контроль за всеми военными операциями Соединенных Штатов в Латинской Америке.
   СМИ снова подняли шум. Если карьера Санчеса возобновляется, значит, Министерство обороны США окончательно оправилось от скандала и собралось «превращать армию в легкую и быстро реагирующую силу, эффективно способную выполнять глобальные антитеррористические задачи» с помощью прошедших огонь, воду и медные трубы «иракских ветеранов». Что ж, то, что армия – всего лишь бюрократическая структура, которая не любит признавать ошибки и «сдавать» своих, было известно и ранее.
   В начале сентября 2006 года американцы официально передали зловещую тюрьму под контроль иракских властей. Камеры «Абу-Грейб» были пустыми, однако выпускать на свободу заключенных никто и не собирался. Только часть узников (около 800 человек) отбыли на американскую военную базу, откуда их смогли забрать родственники. Большинство же пленных (в основном боевиков, участвовавших в нападениях на солдат США и иракских полицейских) просто перевели в другие заведения такого же типа. А именно – в новую тюрьму, «соответствующую мировым стандартам» и охраняемую американскими военными, строительство которой обошлось в 55 млн долларов. Это здание, рассчитанное на 4500 заключенных, было возведено в лагере «Кэмп-Кроппер», расположенном неподалеку от столичного аэропорта. Похоже, именно там американцы содержали экс-президента Саддама Хусейна и его соратников.
   Палата представителей Конгресса США одобрила предложение о сносе иракской тюрьмы «Абу-Грейб», причем расходы за разрушение здания внесли в бюджетный план Министерства обороны Америки.
   Что ж, этот скандал начинает затихать. Но точку в деле преступного обращения американских военных с пленными ставить рано. На очереди – рассмотрение жалоб узников военно-морской базы в Гуантанамо и военных баз в Афганистане…

«Черные точки» Европы – миф или страшная реальность?


   Карта Европы с местами тайных тюрем
   О «черных дырах», которыми нас стращают ученые, писатели-фантасты и создатели фильмов, слышали все. Но сейчас эта тема уже слишком избита. Мир нашел новую и гораздо более близкую нам область, пригодную для щекотания нервов и стимулирующую раздумья о несовершенстве рода человеческого. Речь идет о «черных точках» на нашей старушке Земле. А именно – на территории Европы. Сходство между двумя «черными объектами» в том, что ни об одном из них никто и ничего точно сказать не может. А также в том, что люди, попадая в них, исчезают без следа…
   На комментарии специалистов по разного рода аномальщине тут полагаться не приходится. Ведь эти «черные точки» – не какой-нибудь провал в неведомое измерение, а… тайные тюрьмы, порядки в которых порой выходят за рамки даже самой извращенной человеческой фантазии.
   Собственно, мир узнал об этих «черных точках» совсем недавно. И знакомство это началось со скандала. 2 ноября 2005 года в газете «Washington Post» была напечатана статья Даны Прист «ЦРУ содержит подозреваемых в терроризме в тайных тюрьмах». В ней утверждалось, будто за четыре года, которые прошли с момента печально известных терактов 11 сентября, Центральное разведывательное управление США успело создать целую сеть тайных тюрем, причем расположены они на территории как минимум восьми стран мира, среди которых есть также государства Восточной Европы. «Черные точки» якобы предназначены для содержания и «обработки» лиц, подозреваемых в причастности к международному терроризму. В статье Даны Прист говорилось о существовании таких тюрем в Иордании, Египте, Марокко, Афганистане и в нескольких странах Восточной Европы (без указания их названия). Журналистка писала, что Белый дом и ЦРУ сумели убедить Конгресс во имя соображений государственной безопасности не проводить открытых слушаний по вопросам содержания пленных, захваченных в ходе операций в Афганистане и Ираке. Поэтому-то практически неизвестно, кто содержится в «черных точках», каково общее число тайных узников ЦРУ, кто принимает решение о сроках их пребывания в тюрьме и какие методы допросов применяются к заключенным. Выводы Прист базировались на косвенных данных, полученных «от бывших дипломатов и сотрудников спецслужб трех континентов». Правда, таких косвенных данных набралось, как оказалось, очень и очень много.
   Эта информация стала пресловутым камнем, брошенным в тихий пруд. Общественность, постоянно слышавшая о том, как Штаты борются за права человека, пришла в ужас. Естественно, такое сообщение не могло не вызвать громкого скандала – со всеми вытекающими отсюда последствиями.
   Одной из первых начала раскручивать тему тайных тюрем правозащитная организация Human Rights Watch. Она распространила информацию о том, что вероятность существования «черных точек» и в самом деле очень высока. Причем в Восточной Европе, скорее всего, такие тюрьмы расположены в Польше и Румынии.
   Обе страны поспешили выступить с опровержением. 21 ноября 2005 года президент Румынии Траян Басеску официально заявил: на территории его государства застенков ЦРУ нет и быть не может. Мол, если у кого-то возникают подозрения в отношении баз Тимишоаре и Когалничану – милости просим, мы открыты для расследования. Представитель Совета Европы Дик Марти поторопился несколько пригасить возмущение румын. Он считает, что на территории Европы просто невозможно длительное время прятать аналог печально известного лагеря военнопленных в Гуантанамо (Куба). А вот самолеты ЦРУ с террористами на борту в ряде стран приземляться могли и даже, вполне вероятно, пребывали на территории этих государств в течение дней, а то и недель. И при этом, подчеркнул Марти, официальные лица могли быть не в курсе течения событий.
   Интересно, что Венгрия, Словакия и Болгария, о которых речь вообще не шла, тоже поспешили заявить о своей непричастности к скандалу. Зато министр внутренних дел Чехии Франтишек Бублан охотно поделился информацией о том, как США месяц назад обращались к Праге с предложением разместить на чешской территории неких заключенных, но получили отказ.
   Правозащитники начали со скрупулезной проверки информации о полетах принадлежащих ЦРУ самолетов в период с 2001 по 2005 год. Они предположили, что во время военной кампании в Афганистане наиболее важных персон из числа захваченных террористов отправляли вовсе не на базу в Гуантанамо, а именно в «черные точки».
   Несмотря на то что упомянутые в скандальной статье страны сразу же возмущенно заявили о своей непричастности к этому грязному делу, Совет Европы – главная организация по надзору за соблюдением прав человека на континенте – на слово никому верить не стал. 8 ноября 2005 года СЕ объявил о начале расследования информации о наличии тайных тюрем ЦРУ в ЕС. Вести следствие было поручено комитету по юридическим вопросам под предводительством Дика Марти. К делу быстро подключились Евросоюз и Международный Красный Крест. Руководство последней из упомянутых организаций обратилось прямиком к властям США и потребовало обеспечить своим сотрудникам доступ к заключенным таких зон. Евросоюз тоже решил провести собственное расследование столь необычного дела. Однако, в отличие от Совета Европы, у Евросоюза нет законного права проводить следственные мероприятия.
   Масла в огонь подлил бывший директор ЦРУ адмирал Стэнсфилд Тернер, возглавлявший внешнюю разведку Соединенных Штатов с 1977 по 1981 год. 18 ноября того же года он выступил с заявлением о том, что секретные тюрьмы в Восточной Европе – реальность, а не досужий вымысел, и используются они разведывательным управлением для содержания и допросов террористов «Аль-Каиды». Тернер рассказал, каким образом в эти подпольные центры попадают пленные из Афганистана и Пакистана: их доставляют специальными самолетами ЦРУ. А еще он уточнил, что никто и никогда не раскроет местонахождения секретных застенков – хотя бы потому, что этой информацией владеют в мире лишь единицы. По сути, существование и расположение «черных точек» известны только ограниченному числу лиц, как правило, руководителю страны, где они находятся, и высшим чинам разведки. Тернер, правда, предположил существование одной из «черных точек» на американской военной авиабазе в Румынии.
   Бывший директор ЦРУ не стал делать тайны из методов этого ведомства и признал: в секретных тюрьмах пытки – вполне обычное дело. Адмирал прямо обвинил нынешнюю администрацию Белого дома в одобрении использования такого подхода к заключенным «черных точек». Ранее Джордж Буш неоднократно заявлял о недопустимости подобных мер, а сенат старательно подписывал запреты на них. Однако Тернер заявил: в чистоту помыслов администрации США верить не стоит…
   Сразу же после выступления бывшего директора ЦРУ слово на страницах прессы взял его преемник и оппонент, Портер Госс. Он опроверг все слова Тернера, мол, его подчиненные для получения необходимой информации от задержанных используют исключительно законные методы; применять пытки не имеет смысла хотя бы потому, что они «просто не работают». А в распространении ложных слухов виноваты любители сплетен и скандалов. «Мы используем предоставленные законом возможности для получения жизненно важной информации и делаем это самыми разнообразными уникальными и инновационными способами, каждый из которых абсолютно законен и ни один из которых не является пыткой», – подытожил Госс. Распространяться, в чем, собственно, заключается эта «уникальность и инновационность», босс разведуправления почему-то не пожелал. Зато подчеркнул, что для борьбы с терроризмом было бы неплохо проявлять большую гибкость – ведь противник особо не задумывается ни о правилах, ни о законности и гуманности. А значит, следует доверять принятие многих важных решений отдельным сотрудникам. Конечно же оставаясь в рамках профессиональной этики…
   Ряд государств, на территории которых, предположительно, и размещаются «черные точки», провели собственные независимые расследования и подключились к работе правозащитников. Так, правительство Германии смогло отследить 437 рейсов самолетов, которые, по всей вероятности, принадлежали ЦРУ и могли использоваться для транспортировки подозреваемых в террористической деятельности в секретные центры в Восточной Европе. Только два самолета из «вычисленных», принадлежавшие частным компаниям, но использовавшиеся ЦРУ, с 2002 по 2003 год пересекали воздушное пространство Германии или совершали посадку на аэродромах в Берлине, Франкфурте и американской авиабазе в Рамштайне более 200 раз! Авиадиспетчерская служба Германии по заданию партии левых составила список таких рейсов, после чего от Вашингтона затребовали подробный отчет. Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер поднял этот вопрос и при личной встрече в Вашингтоне с госсекретарем США Кондолизой Райс. Тем временем СМИ начали собирать доказательства возможной деятельности ЦРУ на территории некоторых европейских стран. Так, сообщения о замеченных самолетах американского разведуправления были получены из Португалии и Финляндии.
   Британские и американские журналисты тоже не остались в стороне от скандала. «Guardian» и «New York Times» опубликовали информацию о том, что с 2001 по 2005 год самолеты ЦРУ 300 раз приземлялись в разных точках Европы. По их данным, 437 раз самолеты разведуправления садились в Германии, 210 – в Великобритании, 67 – в Исландии, 34 – в Португалии, более 15 – в Италии и Испании, в Чехии – 15 и в Греции – 13. Что же касается правозащитной организации «Amnesty International», то ее сотрудники насчитали 800 секретных рейсов американских спецслужб через Европу. В докладе же «Amnesty International» приводятся данные о том, что было зарегистрировано около 1250 полетов (преимущественно в европейском воздушном пространстве) самолетов, которые, как предполагается, через подставные компании регулярно использует ЦРУ. Еще 600 полетов выполнили самолеты компаний, которые это управление использует время от времени. «Amnesty International» утверждает, что подобными рейсами американские спецслужбы, нарушая международные нормы, перевозят лиц, подозреваемых в терроризме.
   Журналисты «Le Monde» подняли шум по поводу таких же остановок во Франции. Они убеждены: через территорию их страны проходил негласный «этап» иракских заключенных. Особые подозрения вызывают два рейса частных самолетов: в 2002 году, когда «Learjet», следовавший из Исландии в Турцию, ненадолго приземлился для дозаправки в Бресте, и в 2005 году, когда «Gulfstream-3», летевший из Норвегии, устроил «привал» под Парижем. Предположительно оба транспорта регулярно использовались ЦРУ для проведения различных операций. Министерство иностранных дел Франции тоже неоднократно интересовалось причинами посещения страны подозрительными самолетами. Впрочем, безуспешно. Официальные представители только руками разводят: никакими данными о приземлениях в стране самолетов ЦРУ и о пересечении ими воздушного пространства Франции они не располагают.
   Указать же точно, сколько раз самолеты американского разведуправления наведывались в Европу, не представляется возможным. Ведь, согласно закону, частные самолеты имеют право свободно пересекать Шенгенскую зону. При этом они обязаны предоставить властям только план полета. В нем обычно указываются только технические характеристики самой машины и количество пассажиров на ее борту.
   А тем временем на администрацию Белого дома сыпались требования дать разъяснения по поводу предполагаемых тайных перевозок подозреваемых в терроризме и существования «черных точек». С требованием разъяснить ситуацию к США обратился глава департамента юстиции и внутренних дел Евросоюза Джонатан Фол. Соответствующий запрос от имени ЕС подготовило и Министерство иностранных дел Великобритании под руководством Джека Стро.
   Комитет Совета Европы тщательно проверил всю собранную информацию и заявил: как минимум две европейские страны действительно причастны к скандалу с тюрьмами. Тут же собственные расследования начали Испания, Италия, Исландия, Канада, Нидерланды и Швеция. Парламенты этих стран утверждали, что ЦРУ неоднократно задерживало их граждан и отправляло в тайные тюрьмы. Ряд бывших заключенных, все же обретших свободу, утверждали: во время содержания под стражей они подвергались пыткам. Правительства указанных государств тоже потребовали от Соединенных Штатов пояснений. Выяснилось, что территории этих стран, по всей вероятности, тоже использовались ЦРУ в качестве «перевалочных пунктов» для транспортировки пленных. Комитет СЕ тут же призвал страны, которые являются членами Евросоюза, провести тщательную проверку сообщений о переброске террористов самолетами ЦРУ по Европе. Вскоре премьер Испании Родригес Сапатеро и премьер Италии Сильвио Берлускони выступили с заявлениями об отсутствии на территории их стран «секретных тюрем» ЦРУ.
   Франко Фраттини, комиссар Евросоюза по вопросам юстиции, не особо верит в существование в Европе подпольных американских тюрем для террористов, однако в самом начале расследования предупредил: любая из стран, на территории которой обнаружатся «черные точки», понесет серьезное наказание. Ведь государство, которое пошло на такой шаг, вполне сознательно нарушило ценности и правила Евросоюза, а значит, против него будут применены жесткие политические санкции. Во всяком случае, права голоса в ЕС оно лишится однозначно.
   Откуда же взялись загадочные «черные точки» и что вынудило США пойти на столь вопиющее нарушение прав человека, попытались выяснить все те же журналисты. В своей работе они опирались на сведения, полученные от бывшего высокопоставленного сотрудника Контртеррористического центра (КТЦ) при ЦРУ. Акулы пера создали вероятную картину событий, и, скорее всего, она не так уж далека от истины. Согласно такой версии, вскоре после объявления США войны международному терроризму сотрудники ЦРУ столкнулись с серьезной проблемой. Появились первые пленные, но что с ними делать, никто не решил. До 11 сентября подчиненные информатора, согласившегося сотрудничать с журналистами, разыскивали людей из списка наиболее влиятельных функционеров «Аль-Каиды». Их предписывалось захватить и доставить в Штаты для обычного открытого суда. Но после терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне начальный план пришлось пересмотреть. Во-первых, приходилось действовать быстро. Во-вторых, в руки сотрудников ЦРУ в основном попадали не ключевые лица, а мелкие сошки; тем не менее, эти лица владели ценной информацией. Вопрос был в том, как скорее добыть интересующие разведку сведения. Возиться с юридическими тонкостями не было времени, и тогда начальник оперативного отдела при КТЦ предложил: нужно создать команду диверсантов, которые будут проникать через границы государств и потихоньку устранять лиц из списка подозреваемых в причастности к международному терроризму. Но руководство ЦРУ этот план не одобрило. Ведь живые террористы могли быть полезны разведке и к тому же не было уверенности, что агенты справятся с работой наемных убийц, не «наследив» и не поубивав друг друга. Наконец, решение нашлось. Захваченных террористов предстояло спрятать в секретных местах, и там уже, не обращая внимания на юридические тонкости, выколачивать из них необходимые сведения, абсолютно при этом не спеша.
   Однако в США незаконное содержание заключенных является уголовным преступлением. Вот тогда-то и был найден выход: сеть тюрем предполагалось создать на территории других стран. Нет, Конвенцию ООН против пыток и жестокого, бесчеловечного и унизительного обращения с заключенными США тоже подписывали, но, тем не менее, сотрудникам ЦРУ была дана отмашка действовать в соответствии с инструкцией «Более эффективная методика ведения допросов». То, что ряд положений данного документа (к примеру, разрешение применять к заключенным процедуру симуляции их утопления) нарушают как военные законы самих Соединенных Штатов, так и конвенции ООН, кажется, никого не взволновало. Так, второпях, создавался главный инструмент ЦРУ в той войне против террористов, которую американские разведчики ведут незаконными способами. «Черные точки» держатся на двух китах: сотрудничестве со стороны спецслужб «принимающих» стран и полной секретности. В США этой информацией владеет маленькая горстка высокопоставленных чиновников, а в принимающих странах о секретных тюрьмах знают только сам президент и один-два высших руководителя местных спецслужб.
   Беспокойство общественности усилилось в октябре 2006 года, когда вице-президент США Дик Чейни и директор ЦРУ Портер Госс предложили ввести иммунитет для американских разведчиков ввиду скорого принятия законопроекта, запрещающего жестоко обращаться с заключенными или пытать их в любой американской тюрьме, вне зависимости от ее статуса и местоположения. При этом палки в колеса цээрушников ставят прежде всего их же собственные коллеги: далеко не все сотрудники этой организации уверены в том, что «черные точки» с их порядками – лучший способ сбора информации.
   В настоящий момент проверяются сведения о том, что через систему тайных тюрем было пропущено уже более сотни человек, из которых только около 30 являлись действительно важными птицами (и по этой причине до сих пор сидят «под колпаком» ЦРУ). Немногим более 70 задержанных оказались второстепенными персонажами. Их после основной «обработки» передавали спецслужбам Марокко, Иордании, Афганистана и Египта.
   Госдепартамент США упорно отказывается от комментариев по данному вопросу. Американская сторона норовит затянуть время, попросив дополнительный срок для «подробного изучения этого вопроса». Тем временем уже в конце 2005 года на подпись президенту готовился любопытный документ. В октябре в действие вступил законопроект, запрещающий жестокое обращение с заключенными в тюрьмах. Так вот, Белый дом решил внести в него ряд дополнений и исключений. Они касаются случаев проведения США «тайных контртеррористических операций за границей в отношении лиц, не являющихся американскими гражданами». Администрация Штатов предполагала, что такие исключения просто необходимы, когда речь идет о предотвращении терактов.
   Одновременно с протаскиванием указанной поправки Джордж Буш на пресс-конференции в Панаме заявил: США находят террористов и привлекают их к ответственности, однако все действия в отношении задержанных укладываются в рамки закона и о применении пыток даже не может быть и речи. Однако ни комментировать сообщения о секретной глобальной тюремной сети ЦРУ, ни указывать, будут ли допущены в «черные точки» представители Красного Креста, президент не захотел.
   5 декабря 2005 года госсекретарь США Кондолиза Райс отправилась в поездку по странам Европы. «Стальная магнолия», как прозвали Райс, надеялась, что ей удастся хотя бы притушить скандал, вспыхнувший из-за известия, что ЦРУ в своей войне с терроризмом нарушает все мыслимые международные законы и положения. И одновременно Райс явно собиралась продемонстрировать Европе: Вашингтон и впредь будет поступать так, как сам сочтет нужным. Перед отъездом «стальная магнолия» подтвердила: американские спецслужбы используют практику тайного содержания лиц, подозреваемых в терроризме, на военных базах США и их союзников. И хотя вопрос «черных точек» госсекретарь старательно обошла, тем не менее она подчеркнула, что Штаты будут использовать любые законные средства в борьбе с терроризмом. А вот информация, которая может помешать этому благородному делу, разглашаться не будет. Попутно Райс упомянула об уважении США суверенитета других стран. Это позволяет сделать вывод: все операции спецслужб проводятся с согласия местных правительств. Что же касается высылки преступника или подозреваемого в третью страну, то, по словам «стальной магнолии», все дело тут в местных законодательствах, которые «не позволяют должным образом проводить работу с задержанными» и мешают следствию. А захваченные в плен члены «Аль-Каиды» должны быть изолированы. Европе же стоит призадуматься, прежде чем обвинять США, хочет ли она предотвратить разгул терроризма. И если да, то стоит проявлять «больше понимания». Вашингтон оправдываться и извиняться не намерен. Ведь его практика превентивных арестов приносит пользу всем. Н-да. И снова цель оправдывает средства… Где-то мы все уже слышали этот постулат, не правда ли? И каждый раз он давал опасное оружие диктаторам и террористам всех мастей. Стоит ли рисковать на этот раз?
   Очередная «информационная бомба» взорвалась 6 декабря, и скандал вспыхнул с новой силой. Телеканал «ABC News» сообщил: по полученным сведениям, секретные тюрьмы ЦРУ в Европе «работали» до ноября 2005 года и прекратили свое существование только после того, как информация о них появилась в прессе. А 12 предполагаемых влиятельных членов «Аль-Каиды» были спешно переправлены в другую «черную точку» в Северной Африке. «ABC News» даже привела имена 12 узников: Абу Зубейда, Ибн аль-Шейх аль-Либи, Абул Рахим аль-Шаркави, Абд аль-Рахим аль-Нашири, Рамзи Биналыиибх, Мохаммед Омар Абдель-Рахман, Калид Шейх Мохаммед, Валид Мохаммед бен Атташ, Хассан Гюль, Ахмед Халфан Гайлани, Абу Фарах аль-Либби и руководитель группировки «Джемаа Исламия» Хамбали. Все заключенные, кроме Хамбали, якобы содержались в секретной тюрьме на территории Польши. Первым в Пакистане был арестован Абу Зубейда, которого переправили на американскую базу в Таиланде, а затем в Польшу, где сотрудники ЦРУ выбили из него сведения, на основании которых и взяли остальных террористов (их «обрабатывали» аналогичным образом), предотвратив попутно ряд терактов.
   Эта информация поступила от бывшего и ныне действующего сотрудников американского разведуправления, которые согласились общаться с журналистами при условии сохранения анонимности. Согласно их данным, пленников убрали из Европы перед самым визитом Кондолизы Райс. И снова официальные представители ЦРУ отмолчались. А в 2006 году журналистам удалось выйти на человека, утверждающего, будто он на собственной шкуре испытал все ужасы застенков тайной тюрьмы. 42-летнего гражданина ФРГ Халеда аль-Масри, ливанца по происхождению, в новогоднюю ночь 2004 года цээрушники похитили с курорта в Македонии. Пленника якобы переправили в «черную точку» в горах Гиндукуша (Афганистан), где его регулярно избивали, кололи ему наркотики и постоянно содержали в наручниках. Похищенному не дали установить связь ни с семьей, ни с германским правительством. Ад длился для аль-Масри четыре с половиной месяца, а затем его выпустили. Оказалось, что этого законопослушного отца троих детей… перепутали с террористом, носившим ту же фамилию! Американские правозащитники из Союза за гражданские права (ACLU) уже подали от имени пострадавшего судебный иск. А следом был опубликован отчет о судьбе трех граждан Йемена, которые утверждают, что были похищены американцами и переправлены в секретную тюрьму ЦРУ. С октября 2003-го по май 2005 года они содержались, по крайней мере, в четырех различных «черных точках». Исходя из детального описания времени поездок, изменений климата и продолжительности светового дня, данного бывшими заключенными, специалисты сделали вывод: йеменцы в разные периоды времени находились на территориях Афганистана, Джибути и где-то в Восточной Европе.
   Честно говоря, до того момента, как вспыхнул скандал с «черными точками», никого особо не волновал тот факт, что США в ходе своей войны с терроризмом тайно или явно действовали на всех континентах. И тут вдруг европейцы возмутились. Почему? Что их больше взволновало? То, что Америка во имя борьбы с терроризмом могла отодвинуть права человека в сторону? Или то, что Европа, сама не догадываясь о том, превратилась в площадку для секретных тюрем и аэродромов? Но ведь и раньше, во времена «холодной войны», Москва и Вашингтон усиленно старались насолить друг другу, используя для этого любую возможность. При этом страны-союзники с обеих сторон использовались в качестве ширм, а в случае необходимости супердержавы без зазрения совести задействовали их ресурсы или требовали обеспечить прикрытие операций собственных спецслужб. Уже тогда существовала практика захвата самолетов со стратегическими грузами, переброски лиц тайными рейсами; «промежуточные станции» чаще всего ставились в известность об этом постфактум.
   Что касается пыток, то этот метод «убеждения» в отношении захваченных в плен или подозреваемых в терроризме лиц практиковался всегда. Любой специалист по контртеррористическим операциям любого государства может подтвердить факт постоянного применения неконвенционных методов ведения допросов. Те же США никогда не стеснялись применять методы допроса, осуждаемые демократической общественностью, – так было во Вьетнаме, в Сальвадоре, Панаме, Сомали и в других тайных и явных военных операциях. Положим, делать хорошую мину при плохой игре американцам никто не мешает, но вряд ли кто-то всерьез воспринял слова Кондолизы Райс о том, что «США не допускают применения пыток ни при каких обстоятельствах».
   Просто скандал с «черными точками», не утихший и поныне, продемонстрировал проблему, с которой столкнулся современный мир. Ведь нарушать права любого человека недопустимо. Но и бороться с терроризмом без нарушения законов не получается… А тут еще и со свободой слова непонятно что делать.
   Одно ясно точно: администрация США будет до конца либо отмалчиваться, либо отрицать всю скандальную информацию о «черных точках». А в пиковой ситуации найдет стрелочника, на которого, как водится, и спихнут всю вину. И дело тут не в международном осуждении. Ведь, честно говоря, Штаты никогда этого не боялись. Но если мир получит подтверждение, что права человека нарушались с санкции властей, последует шквал судебных исков. И не беда, что Америка вышла из договора о создании Международного уголовного суда: иски о возмещении ущерба будут подаваться в рамках гражданского делопроизводства.
   Европейским правительствам тоже достанется. Если США признает существование «черных точек», граждане очень многих стран могут поинтересоваться: как это главы правительств не знают, что творится у них в странах? А значит, под власть предержащими лицами загорятся кресла… Если же первые лица Европы признают, что тайные операции американцев проводились с их ведома, дело обернется еще худшей стороной. Мало того что немедленно последуют все те же судебные иски (европейцы – народ цивилизованный и привыкли отстаивать свои права в суде, даже если ответчиком является государство), само единство Евросоюза прикажет долго жить. А ведь из выводов специальной комиссии Европарламента следует, что власти большинства европейских государств прекрасно знали о существовании «черных точек» на своих территориях, поэтому саботировали проведение расследования фактов похищений подозреваемых в терроризме американскими секретными службами и скрывали эту информацию от общественности. По сути, большинство стран – членов Совета Европы, за исключением Германии и Испании, ставили парламентской комиссии палки в колеса. А верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Хавьер Солано вообще, оказывается, намеренно скрывал значимую информацию во время слушаний 2 мая 2006 года. Как заявил член Европарламента Клаудио Фава, наиболее активно оказывали содействие ЦРУ в этих делах правительства Италии, Великобритании, Германии, Швеции, Австрии, Испании, Португалии, Ирландии, Греции, Кипра, Дании, Польши, Румынии, Турции, Македонии и Боснии. Пока никаким конкретным государствам обвинения не предъявлены. В общем, в данной ситуации любой ход ведет только к ухудшению положения. Вот и отделываются официальные лица общими фразами.
   Хотя некоторые чиновники не одобряют такой тактики. Например, бывший дипломат ООН, директор американской службы разведки Джон Негропонте признает факты существования «черных точек» и содержания в них трех десятков самых опасных представителей «Аль-Каиды» и лиц, связанных с этой организацией. Точно указать места размещения пленных Негропонте отказывается, мотивируя это соображениями обеспечения мировой безопасности. Глава ЦРУ говорит, что борьба с терроризмом требует тесного сотрудничества со спецслужбами других государств. Так, в ближайшее время он надеется подключить к войне с террористами соответствующие службы Китая.
   В общем, существуют ли «черные точки» в действительности или нет, но они уже лишили европейцев покоя и привели к громкому международному скандалу, который и не собирается затухать. Последствия же такого скандала предусмотреть практически невозможно.

Интифада во Франции


   Беспорядки на улицах Парижа
   В ноябре 2005 года на территории Франции произошел грандиознейший общественный скандал: по стране прокатилась волна беспорядков и массовых столкновений с полицией, участниками которых были в основном подростки и молодые люди из неблагополучных пригородов, населенных преимущественно иммигрантами и выходцами из их семей. Эти выступления получили неожиданное развитие, спустя год снова перевернув старушку-Францию с ног на голову.
   Уличные бои быстро достигли пригородов Парижа. Массовые волнения вспыхнули 27 октября 2005 года, после гибели двух подростков-арабов, выходцев из Северной Африки: они прятались от полиции в трансформаторной будке и наткнулись на провода высокого напряжения. Следом за этим какой-то подстрекатель распылил в одной из пригородных мечетей баллончик со слезоточивым газом. Первыми вышли на улицы иммигранты, которые проживают в пригороде столицы Клиши-су-Буа, где жили и погибшие подростки. Там начались поджоги, столкновения молодежи с полицией. В итоге стражам правопорядка удалось задержать 11 наиболее активных погромщиков. Но на этом скандальное дело не закончилось. Вскоре улицы заполонили уже сотни местных жителей. Демонстранты требовали от французского правительства прекратить дискриминацию иммигрантов. Тогдашний шеф МВД Саркози тут же взял расследование гибели подростков под личный контроль, но успокоить общественность этим шагом не смог. Следом за департаментом Сена-Сен-Ди полыхнули соседние департаменты – Валь-д’Уаз, Сена и Марна, О-де-Сен и Ивлен. В течение следующих 10 суток беспорядки захлестнули буквально всю страну – от границы с Германией до Атлантики и Средиземного моря. Даже известные курорты Канны и Ницца заполыхали в ночь на 2 ноября. Затем СМИ сообщили, что группа иммигрантов прорвалась в столицу, где успела сжечь 30 автомобилей в историческом центре города (в пригороде в кучу обгоревшего металла превратились еще свыше 1200 машин). А число охваченных пламенем городов продолжало расти с пугающей скоростью. Протестующая молодежь поджигала машины, громила все, что видела: магазины, почтовые отделения, предприятия, общественные здания, склады (в том числе медицинских препаратов), полицейские участки, поликлиники, больницы, детские сады и школы, социальные центры, здания налоговой инспекции… Пылали автосалоны, стоянки, коллежи, здания суда, мэрии, жилые дома, общежития, библиотеки, рестораны. Распоясавшиеся молодчики расписывали все доступные поверхности граффити с нецензурными высказываниями в адрес полиции и лично министра внутренних дел Саркози (тот допустил ряд нелестных высказываний в адрес французов нефранцузского происхождения, и участники беспорядков требовали его отставки). В Сент-Этьене (центральная Франция) от действий бунтовщиков пострадали мирные граждане. Иммигранты остановили и подожгли пассажирский автобус, предварительно велев его пассажирам убираться. Но дожидаться, пока машину покинут все люди, молодчики не стали. В результате водитель автобуса и несколько пассажиров получили серьезные ожоги. Аналогичные случаи произошли в окрестностях Руана, в Суассоне (сразу несколько нападений на общественный транспорт), Нантере, Гриньи и Шампиньи – здесь иммигранты забросали автобусы бутылками с зажигательной смесью. Люди успели выскочить из охваченных пламенем машин только чудом. В результате во многих городах страны было приостановлено движение автобусов и трамваев. В городе Корбей-Эссон 50 подростков в масках напали на полицию и протаранили автобус французского ОМОНа – СРС. В пригороде столицы Коломбе жертвой нападавших стал 13-месячный малыш: автобус, в котором ехала группа французов, был забросан камнями, и один из булыжников угодил ребенку в голову. Его госпитализировали в крайне тяжелом состоянии. А вот пожилой француз, который осмелился сделать замечание нападавшим, был избит и скончался на месте от побоев. Затем нападениям со стороны погромщиков подверглись церкви в городах Сет (южный департамент Эро) и Ленн (северный департамент Па-де-Кале) и одна из синагог (Пьерфит-сюр-Сен). В Дижоне из университетского городка срочно пришлось эвакуировать студентов, не принявших участия в противозаконной акции. Эвакуировали также жителей нескольких больших домов: после того как иммигранты подожгли подземные гаражи, в зданиях начались пожары. Многие жители страны, в том числе полицейские, получили ранения разной степени тяжести.
   Несмотря на то что погромы каждый день принимали все больший размах, достигнув поистине рекордной отметки, к жестким мерам правительство прибегать не торопилось, поскольку пребывало в уверенности, что силовые методы проблему не решат, а только углубят; президент Жак Ширак вообще предпочитал не давать комментариев и избегал встреч с журналистами. Администрация отделывалась заявлениями о том, что глава государства поддерживает связь с премьером де Вильпеном и выскажется, когда сочтет нужным.
   Тем временем Вильпен поспешил встретиться с верховным муфтием Парижа. Они обсудили возможности разрешения ситуации, при этом муфтий отметил: говорить об организованном бунте рано, просто поведение зачинщиков акции провоцирует неблагополучную молодежь на противоправные выходки. Так что Франция, которой грозила перспектива превращения в полыхающий костер, военного положения так и не увидела. По итогам встречи премьера и муфтия крупнейшее объединение мусульман Франции издало специальную фетву «Ко всем правоверным, находящимся на территории Франции – как ее гражданам», в которой осуждались действия погромщиков. Союз исламских организаций Франции (СИОФ) распространил документ, в котором говорилось о недопустимости такого рода действий, – с опорой на цитаты из Корана. В частности, в документе было сказано: «Мусульманину, ожидающему милости и благословения Всевышнего, запрещается принимать участие в любых действиях, слепо направленных против частной или общественной собственности и ставящих под угрозу чью-либо жизнь». С призывом к прекращению погромов и насилия выступили также имамы большинства расположенных на территории Франции мечетей.
   Доминик де Вильпен также общался с подростками из парижских пригородов; пути выхода из кризиса премьер искал действительно, где только мог.
   Родители подростков, чья гибель сдетонировала в обществе таким непредсказуемым образом, сами обратились к согражданам через прессу с призывом опомниться и прекратить насилие. Хотя эти же граждане, по сути, и были виновны в огненном кошмаре, охватившем Францию. Ведь ранее близкие подростков прямо обвинили в их смерти полицейских, поскольку те разыскивали мальчишек по подозрению в совершении мелкого правонарушения. Хотя МВД Франции сразу же отмело обвинения в свой адрес: полицейские преследовали совсем другую группу подростков и к моменту гибели прятавшихся в трансформаторной будке мальчишек уже минут 20 находились в участке.
   Полицейские стремились «вычислить» и задержать особо активных поджигателей, взяли под контроль с воздуха все мятежные кварталы; при этом вертолеты в спешном порядке оснастили видеокамерами, чтобы получить возможность установить личности погромщиков. А толпы иммигрантов тем временем каждую ночь выходили на улицу, чтобы жечь и крушить все, что подвернется под руку. Для поджогов они использовали бутылки с зажигательной смесью, известной как «коктейль Молотова», в ряде мест было отмечено использование против мирных граждан токсичного газа. Полицейских же забрасывали камнями, а потом открывали по бойцам спецподразделений CRS огонь.
   Спустя еще двое суток Жак Ширак, в адрес которого ширилась волна критических замечаний и обвинений в бездействии, отказался от своей выжидательной позиции и собрал экстренное заседание Совета внутренней безопасности. На нем присутствовали премьер-министр республики, министры внутренних дел, обороны, юстиции, министр по социальным вопросам, экономики и финансов, министр-делегат по бюджету и министр образования. Но свое затянувшееся молчание администрация Елисейских Полей так и не прервала, поскольку заседания такого характера традиционно проводятся за закрытыми дверями, а их результаты не получают широкой огласки.
   Тем не менее, вскоре стало известно, что Ширак рекомендовал членам правительства в кратчайшие сроки решить проблему обеспечения равными правами всех граждан Франции, независимо от их происхождения. Затем президент все же выступил с открытым заявлением и предупредил: для того, чтобы стабилизировать ситуацию в стране, восстановить законность и безопасность в районах, охваченных погромами, власти намерены прибегнуть к самым решительным мерам… Силам правопорядка были выделены дополнительные ресурсы и полномочия для пресечения противоправных действий. А дела лиц, подозреваемых в причастности к погромам, Совет постановил рассматривать в ускоренном порядке. «Последнее слово останется за законом», – подытожил глава государства и пригрозил участникам выступлений арестом, судом и уголовной ответственностью. Это известие тут же вызвало новый взрыв агрессии и привело к очередным столкновениям поджигателей с полицией, в результате чего несколько стражей порядка получили серьезные ранения.
   7 ноября 2005 года профсоюз «Action Police CFTC» призвал власти ввести комендантский час в тех районах, где распространились беспорядки, а также стал настаивать на том, чтобы к подавлению бунта подключили армию. Согласно закону, силовые структуры страны не имеют права давать публичные комментарии, поэтому доведенные до отчаяния стражи правопорядка обратились к правительству и согражданам через ряд общественных организаций. Полицейские честно предупредили: по их мнению, только так можно положить конец разгоравшейся гражданской войне. Ведь французам пришлось столкнуться с событиями, аналог которых страна переживала разве что во времена Второй мировой войны. Защитники правопорядка недоумевали: власти ограничивались только грозными заявлениями, но при этом бездействовали, тогда как полицейские обращали внимание администрации Жака Ширака на то, что обстановка накаляется и они больше не в состоянии ее контролировать.
   Все большее число полицейских оказывались в больницах с огнестрельными ранениями, а численность групп погромщиков стремительно увеличивалась. Всего за 11 дней массовых беспорядков под арест попали более 1200 человек, сгорело около 5000 автомобилей, организациям и зданиям был причинен ущерб на астрономическую сумму (по предварительным подсчетам страховых компаний – около 10–12 миллионов евро). При этом среди активных участников поджогов были не только взрослые, но и несовершеннолетние подростки. Только пригороды столицы патрулировались несколькими тысячами стражей правопорядка, а на тушении пожаров в этих районах было задействовано более 700 человек. Городские жители начали организовывать специальные дружины для патрулирования улиц. Но людей катастрофически не хватало. Дело дошло до того, что «боевые действия» вышли за пределы страны. Так, 7 ноября в Бельгии, в Брюсселе, неподалеку от штаб-квартиры НАТО, неизвестными лицами были сожжены пять автомашин. Бельгийские полицейские схватились за голову: в районе, прилегающем к Южному вокзалу, проживают в основном выходцы из Марокко, которые всячески поддерживают своих французских единоверцев. Американское посольство тут же выступило с обращением к своим согражданам, пребывающим на территории Франции, с предупреждением об опасности. В немецком Бремене местные хулиганы, вдохновившись «благим примером» соседей, подожгли здание бывшей школы и автомобильный магазин, а в Берлине, в районе Моабит, где проживают преимущественно турецкие иммигранты, сгорели пять автомашин. МИД России и Украины рекомендовали своим гражданам по возможности отложить намеченные поездки во Францию, а тем, кто уже находится в объятой пламенем стране, проявлять осторожность и строго следовать указаниям местных властей и туристических агентств. А в особо опасных случаях немедленно следовать в посольство своей страны.
   Во Франции тем временем социалисты, коммунисты и партия зеленых требовали отставки Николя Саркози с поста министра внутренних дел, заявляя, что он не справляется с ситуацией. Ультраправый «Национальный фронт» вовсю настаивал на введении чрезвычайного положения там, где бушевали беспорядки. А МВД тем временем говорило, что «зарубежные средства массовой информации преувеличивают масштабы беспорядков», правительство держит ситуацию под контролем, так что иностранным туристам ничего не угрожает… Вслед за этим французские власти приняли решение ограничить распространение информации о беспорядках в стране и впредь подавать сводки о волнениях только выборочно.
   А погромщики изменили тактику и начали уклоняться от прямого контакта с полицией. Теперь воинствующие молодчики стали разъезжать на скутерах небольшими группами, забрасывать выбранные объекты бутылками с зажигательной смесью и быстро скрываться с места происшествия. В южном пригороде столицы Эври полиция обнаружила подпольную фабрику по изготовлению бутылок с «коктейлем Молотова» и арестовала находившихся там шестерых несовершеннолетних. В ходе рейда были изъяты более ста бутылок, несколько галлонов легковоспламеняющегося вещества, а также капюшоны с прорезями для глаз – в такое подобие «униформы» «ку-клукс-клана» обрядились погромщики, уразумев, что воздушное видеонаблюдение дает полиции возможность идентифицировать их личности.
   «Знамя» самодеятельных боевиков подхватило доблестное студенчество, которое в марте 2006 года впервые организованно вышло на улицы под руководством профсоюзов, протестуя против нового закона «О первом трудовом контракте». В 200 городах Франции с акцией протеста выступили более полутора миллионов человек. Полиция получила распоряжение обнаружить и изолировать «профессиональных подстрекателей», одновременно усилив наблюдение за «взрывоопасными» районами и пригородами, поскольку ситуация складывалась самая что ни на есть выгодная для преступных группировок. Разжечь массовые беспорядки на таком фоне было очень просто. Так что полиции… пришлось брать штурмом (!) два старейших государственных университета Франции – Сорбонну и Коллеж де Франс, где забаррикадировались студенты. И это при том, что учащиеся возмущались, в принципе, справедливо. Ведь в феврале того же года парламент принял дискриминационный закон, согласно которому работодатели получили право увольнять молодых сотрудников до 26 лет без объяснения причин. Премьер, конечно, с профсоюзными деятелями встретиться согласился, но дал понять, что не намерен пересматривать спорный документ. Тогда профсоюзы и студенческие организации предупредили: если правительство не отменит закон, активность недовольных резко возрастет. Прозвучали и угрозы провести общенациональную забастовку. 17 марта лидеры студенчества обратились к правительству с ультиматумом. Они требовали в течение 48 часов разрешить волнующую молодежь проблему. Причем студенты честно предупредили: «Президент Жак Ширак и премьер-министр Доминик де Вильпен будут нести полную ответственность за социальные конфликты, которые могут последовать».
   Общенациональная акция протеста во многих местах окончилась беспорядками, а в Париже вообще переросла в столкновение студентов с полицией. Причем в ход снова пошли бутылки с зажигательной смесью, булыжники, тяжелые предметы, а некоторые магазины оказались разгромлены. Стражи порядка, используя слезоточивый газ и водомет высокого давления с трудом разогнали разъяренную толпу (в Сорбонне, кстати, бравые молодчики в черных платках, закрывавших лица, заблаговременно запаслись противогазами и касками). Отходя, манифестанты продолжили серию погромов. Арестованы были 274 особо рьяных манифестанта, несколько десятков человек попали в больницу.
   Кстати, сами демонстранты говорили, что их акцией просто воспользовались неформальные группировки леворадикальной молодежи, фанаты, экстремисты и уголовные элементы. Таким образом (на примере той же Сорбонны) стало ясно: различные группировки молодежи, имея разные взгляды на характер нынешней «французской революции», объявили друг другу негласную войну. Столкновения между ними стали едва ли не нормой тех дней. В итоге многие вузы получили серьезные повреждения внутренних помещений, а Латинский квартал больше всего напоминал руины времен Второй мировой. Но ни беспорядки, ни общая забастовка всех университетов страны ничего не дали. Администрация президента держалась своей позиции: закон о трудоустройстве молодежи не противоречит Конституции, не ущемляет чьих-либо прав и не является дискриминационным. И все же под давлением общественности в середине апреля 2006 года в скандальный документ были внесены существенные изменения. Так, государство теперь обязано оказывать финансовую помощь работодателям, нанимающим работников в возрасте от 16 до 25 лет. За два года этот «жест» правительства обойдется казне в 450 млн евро. К тому же продолжительность испытательного срока, в течение которого работодатель имеет право уволить молодого сотрудника, сокращена до одного года, и в случае увольнения ему все же обязаны объяснить причины.
   Скандал кое-как замяли, но год спустя, 22 октября 2006 года, в предместьях Парижа подростки снова устроили погром и поджоги. Полицейским, прибывшим на место происшествия, пришлось столкнуться с группой из 50 человек в масках, вооруженных стальными прутьями. Похоже, такой вид «воскресного отдыха» у французской «мультикультурной молодежи» из неблагополучных кварталов входит в моду. Причем их выступления носят все более опасный для окружающих характер. Социологи списывают все на школьную и социальную неадаптированность выходцев из иммигрантских семей, а также на неправильные действия служб охраны правопорядка. Мол, с нарушителями поступают чересчур жестоко, вот подростки и начали отвечать ударом на удар. А тем временем ситуация в стране постоянно ухудшается, в молодых людях растет «желание убивать», что приводит к участившимся столкновениям их с полицией. Бывший министр внутренних дел, а ныне президент Франции Саркози к душеведам не слишком прислушивается, памятуя о кризисе прошлого года. Он выступил с инициативой, согласно которой все повторно задержанные подростки-нарушители впредь будут наказываться, как взрослые преступники. Ведь до сих пор несовершеннолетних, пойманных «на горячем», ввиду малолетства отпускали на свободу под подписку о невыезде. Так что за минувшее время у поджигателей появился опыт не только борьбы, но и безнаказанности. Пока политики и интеллектуалы рассуждали об «образовательной и социальной фрустрации, препятствующей процессу интеграции», сами бунтари научились красиво подводить под свои действия необходимую идейную базу. Того и гляди, Франция полыхнет опять. Но если это случится и до сих пор противоборствующие группировки молодежи придут к соглашению (или хотя бы к перемирию), силам правопорядка придется столкнуться с беспорядками, носящими уже организованный характер. В том числе и в политической сфере. Их последствия могут оказаться весьма значительными и абсолютно непрогнозируемыми…
   P.S. Ровно через два года после описанных событий, в ноябре 2007 года, парижское предместье Вилье Белль вновь было охвачено беспорядками. На этот раз двое подростков-иммигрантов на мотоциклах столкнулись с полицейской машиной. Подростки погибли, а темнокожее население окраины обвинило стражей порядка в том, что они не оказали им помощи. В течение нескольких дней в предместье горели не только машины, но и магазины, библиотека, несколько десятков полицейских были ранены. В общем, как говорят французы, дежавю… Видимо, Николя Саркози, ставшему теперь президентом Франции, вновь прийдется серьезно заняться проблемами иммигрантов.

Ференц Дюрчань: великий венгерский обманщик


   Массовые волнения в Венгрии
   В середине сентября 2006 года спокойствие венгров нарушил общественно – политический скандал, равного которому стране еще не приходилось переживать. В столице произошли массовые волнения, в ходе которых участники акции протеста столкнулись с полицией. Для разгона демонстрантов, выступавших с требованием отставки премьер-министра Венгрии Ференца Дюрчаня, были применены водометы Массовые волнения в Венгрии и слезоточивый газ; более 150 человек получили ранения. Следует сказать, что до этого граждане страны принимали участие в массовых акциях только в 1989 году, после падения коммунистического режима.
   Все началось с записи закрытого совещания правительства, которое состоялось в конце мая 2006 года – через несколько недель после победы социалистического кабинета Дюрчаня на парламентских выборах. Скандальная 25-минутная пленка появилась в эфире одной из радиостанций. Она зафиксировала любопытные слова Дюрчаня: он утверждал, будто и он, и его коллеги безбожно врали избирателям во время избирательной кампании. Мол, ложь лилась из всех СМИ, а то, что экономика страны при этом не приказала долго жить, – обыкновенное, ни от кого не зависящее чудо. Так сказать, Венгрия не пошла ко дну и не впала в жесточайший экономический кризис только из-за «Божественного провидения, изобилия денежной массы в мировой экономике и сотен фокусов».
   Ошарашенные венгры, не веря своим ушам, слушали, как голос их премьера (он, кстати, занимает 50-е место в списке самых богатых людей страны) проникновенно вещал о том, что больше ни одна европейская держава не делала «ничего столь же тупого, как мы». «Мы напортачили. Не слегка, а серьезно… Я чуть не умер, когда полтора года нам пришлось притворяться, что мы управляем. Вместо этого мы врали утром, днем и вечером», – раздавалось в эфире.
   Аудиопленкой тут же воспользовалась оппозиция, которая в ходе предвыборной кампании как раз и твердила избирателям, что социалисты скрывают от сограждан истинную картину экономической ситуации в государстве. Глава правоцентристов, Виктор Орбан, выступил с заявлением, требуя от Дюрчаня подать в отставку, если партия социалистов, которую представлял премьер, проиграет на муниципальных выборах, которые должны были состояться 1 октября 2006 года. А представители оппозиционных партий, представленных в парламенте страны, вообще пригрозили организовать бойкот заседаний законодательного органа – мол, «ложь социалистического правительства» должна быть наказана.
   Однако сам Ференц Дюрчань ни о какой отставке не думал; покидать пост премьер-министра до истечения официального срока своих полномочий он не собирался. Политик предупредил: оппозиции придется потерпеть его присутствие на месте премьера, а для восстановления спокойствия в Будапеште он лично использует все доступные ему законные методы.
   Сограждане Дюрчаня, что интересно, разделились при этом на два примерно равных лагеря; некоторый перевес все же наблюдался в стане приверженцев премьера. Так, если после ознакомления со скандальной записью 43 % венгров выступили за отставку политика-очковтирателя, то 47 % его по-прежнему поддерживали. Парламент, кстати, принял сторону Дюрчаня и выразил свое полное доверие действующему кабинету министров. А вот президент страны, Ласло Шойом, которому тяжело далось балансирование между противоборствующими сторонами, осудил действия премьера, упрекнув его в «подрыве веры людей в демократию», и призвал парламент распустить оскандалившийся кабинет министров.
   Противостояние на улицах столицы вылилось в банальные погромы, пришедшиеся как раз на день 50-летия начала антисоветского восстания. В здании Будапештского телецентра неизвестные лица устроили пожар; ЧП случилось вскоре после того, как группе оппозиционеров не удалось проникнуть в здание. Сторонники Виктора Орбана надеялись, что им удастся выйти в прямой эфир и зачитать обращенный к согражданам призыв. Правда, несколько десятков погромщиков в телецентр все же прорвались. Но ни о каком общении со зрителями в данном случае речь не шла. «Удачливые» бунтовщики попросту крушили и разворовывали все на своем пути. Из первых этажей здания в считанные минуты исчезли компьютеры, бытовая и аудиотехника, телевизоры и прочее. Благородная акция обернулась банальным грабежом… Были также подожжены автомобили, припаркованные перед телецентром. В то же время толпа протестующих пыталась разгромить штаб-квартиру Социалистической партии. А от здания парламента, где как раз проходила официальная церемония с участием первых лиц страны и зарубежных гостей, более чем решительно и агрессивно настроенных демонстрантов оттеснила полиция. В ту ночь на улицы города вышло свыше 10 000 человек (в основном представителей молодого поколения). Демонстранты, часть которых прятала лица под шарфами, старались возвести в столице баррикады, забрасывали полицию камнями. В городе заполыхали десятки автомобилей, были выбиты витрины магазинов в центре, повреждены несколько автобусов. Чтобы удерживать натиск участников антиправительственной акции, полиции снова пришлось прибегать «к услугам» гранат со слезоточивым газом и водометам. Вскоре в центре города появились армейские грузовики и военнослужащие, которыми правительство усилило охрану столицы. По данным информационных служб, много демонстрантов было арестовано и избито полицией. В то же время только в ночь на 19 сентября 2006 года в медицинской помощи нуждались более 200 человек, причем потерпевшие в основном являлись полицейскими. Травмы разной степени тяжести они получили в тот момент, когда пытались предотвратить захват телецентра в Будапеште. Митинг оппозиции полиция разогнала, при этом последние погромщики угнали с места столкновения советский танк Т-34, который установили на площади в связи с 50-летием восстания 4 ноября 1956 года, жестоко подавленного СССР; в те дни погибло более 2800 человек, а 12 000 получили ранения разной степени тяжести. На этом танке демонстранты попытались прорвать оцепление, однако стальная махина не успела проехать и ста метров, ее без труда остановили сотрудники правоохранительных органов.
   Тем временем руководство основной оппозиционной партии Венгрии «Фидес» начало готовиться к новой массовой акции протеста – демонстрации в центре столицы. Противники премьера предупредили, что будут проводить митинги ежедневно – до тех пор, пока у Дюрчаня не проснется совесть и он не уйдет с занимаемого поста. Но организованные выступления быстро переросли в абсолютно неконтролируемые массовые беспорядки. Они начались с выступлений представителей оппозиционных правоцентристских партий. На площади Героев было устроено целое шоу, в котором фигурировал символический гроб с лежащей в нем фотографией Ференца Дюрчаня и лозунги типа: «Мы похороним правительство лжеца!». Кроме того, на кафедральном соборе оппозиция укрепила внушительных размеров плакат: «Добро пожаловать в страну Ференца Дюрчаня, где ложь выдается за правду, а грех – за доблесть. Помогите нам сделать так, чтобы он ушел в отставку». Интересно, что в разгар беспорядков не выдержали нервы у министра внутренних дел Венгрии, и он предпочел сам подать в отставку, не дожидаясь окончания неразберихи. Однако премьер отставку не принял.
   Оппозиционные партии, правда, попытались сделать хорошую мину при плохой игре и заявили: они дают правительству социалистов на улаживание скандала и принятие решения об отставке премьера время до 13.00 5 октября 2006 года. Иначе, мол, они ни за что не ручаются и к зданию парламента выйдут все недовольные. Предсказать же, чем закончится такая демонстрация, не брался никто. В те дни в полицию столицы поступило несколько ложных сообщений о бомбах, заложенных в Министерстве образования, в трех телекомпаниях и в здании вокзала. Тем временем полиции удалось вытеснить группы демонстрантов с моста через Дунай и с помощью снегоочистительных машин снести возведенные там баррикады. Следует сказать, что большинство демонстрантов разошлись еще до прибытия вооруженных водометами и резиновыми пулями сотрудников правоохранительных органов.
   Дюрчань отреагировал на выступление оппонентов совершенно спокойно. Он сообщил, что 6 октября собирается ставить на голосование в парламенте вопрос о доверии к своему правительству, но в исходе голосования ничуть не сомневается. Ведь, согласно опросу общественного мнения, 80 % венгров осудили взбунтовавшихся соотечественников и только 39 % возложили ответственность за беспорядки на правительство социалистов.
   Премьер предложил оппозиции встретиться с ним и обсудить ситуацию, сложившуюся в стране после антиправительственных акций. Но требовавшая отставки главы правительства «Фидес» ни под каким предлогом не желала проведения диалога с Дюрчанем, вместо этого соглашаясь провести переговоры с главой государства Ласло Шойомом и спикером Каталином Сили. К сторонникам Орбана поспешила присоединиться и Христианско-демократическая партия. Ее лидер тоже выразил недоверие правительству и заявил, что не видит никакого смысла в общении с Дюрчанем и его приверженцами.
   Тем временем виновник скандала пытался удержаться на плаву и ради этого предложил лидерам всех представленных в парламенте партий и президенту Венгрии собраться за столом переговоров. Обсуждение сложившейся ситуации «великий махинатор от власти» назначил на 21 сентября.
   Ситуацию еще больше запутали представители Европейской комиссии, которые, с одной стороны, пугали венгров «болезненностью» намеченных на ближайшие годы экономических реформ, а с другой – признали, что Дюрчаню и его сторонникам удалось совершить невероятное: стабилизировать ситуацию в экономической сфере. Хотя… Известие о переходе Венгрии на единую европейскую валюту и проведение налоговой реформы, предусматривающей уменьшение государственных субсидий и ужесточение налогообложения, никого почему-то не радовали.
   Послы же Венгрии, отвечая на вопросы зарубежных СМИ, стоически пытались представить общественные беспорядки в стране «бандитскими действиями», а вышедших на улицы демонстрантов называли «оборванцами».
   Аналитики, правда, сразу предупреждали: Дюрчань явно останется в своем кресле, а политическая ситуация в государстве быстро стабилизируется. В принципе, так и произошло. На муниципальных выборах 1 октября оппозиционные партии одержали победу в 18 из 19 областей страны и в большинстве муниципальных образований. Казалось, Орбану и его сторонникам теперь без особых усилий удастся сместить оскандалившегося премьера. Однако тот поставил перед парламентом страны вопрос о доверии правительству и… выиграл! Большинство депутатов (270 человек) выразили вотум доверия действующему кабмину, тогда как против проголосовали 165. Перед процедурой голосования Ференц Дюрчань выступил перед собравшимися и призвал их «не поддаваться шантажу улицы», угрозам оппозиции и поддержать экономическую программу, составленную его кабмином. Премьер, правда, извинился перед коллегами за тон, который он взял на закрытом министерском совещании и который зафиксировала скандальная аудиопленка. Глава правительства признался: ему не хватило смелости раскрыть избирателям правду о реальном положении вещей в венгерской экономике накануне парламентских выборов в апреле 2006 года. Руководимая Ференцем Дюрчанем Социалистическая партия и ее союзник, «Альянс свободных демократов», тогда победили, но экономика страны находилась в столь плачевном состоянии, что оставалось надеяться только на чудо. Которое, кстати, и произошло. А вот за сознательную ложь избирателям накануне выборов глава правительства извинения так и не принес. Но подлинность скандальной аудиозаписи Дюрчань признал, хотя тут же заявил: обнародование пленки как раз и должно поддержать реформаторские усилия нынешнего правительства. Исходя из этого ряд политиков выдвинули любопытное предположение, согласно которому инициатором появления в СМИ скандальной аудиозаписи являлся… сам премьер либо близкие к нему люди. Поверить в это помогала самоуверенность, с которой Дюрчань держался. Обычно политики, оказавшиеся в эпицентре скандала, ведут себя куда более тихо и осторожно.
   Президент Ласло Шойом тем временем призвал население к спокойствию, подчеркнув, правда, что Дюрчань использовал «недопустимые средства для удержания власти». Мол, возмущение, конечно, было справедливым, никто не спорит. Однако ключ к решению политического кризиса находится в руках парламента. Ему-то и предстоит восстановить доверие общества к правительству.
   Результатов голосования у стен парламента дожидались около 80 000 человек. Перед собравшимися выступил священник и ультраправый политик Лорант Хегедус, получивший известность благодаря своим заявлениям о необходимости депортации евреев из страны. По сути, он призвал демонстрантов к революции и к сохранению «непреклонной преданности Венгрии». Хегедусу вторил еще один лидер оппозиционеров, Тамаш Мольнар. Он требовал от собравшихся «освободить политзаключенных» и призвал присутствовавших на площади полицейских «присоединиться к революции». Кстати, следует заметить, что тут политик явно перестарался: в присоединившейся к Евросоюзу в 2004 году Венгрии вообще не существует политзаключенных.
   Известие о том, что парламент не собирается отправлять в отставку уличенного в очковтирательстве и некомпетентности премьера, оппозиция восприняла в штыки. Орбан и его сторонники всерьез намеривались проводить ежедневные митинги – до тех пор, пока правительство не объявит о капитуляции. Однако буквально уже на следующий день на акции протеста присутствовало значительно меньше людей, чем накануне, что организаторов митинга повергло в уныние. Тенденция ближайших дней показала, что массовые волнения в столице и в самом деле имеют стойкую тенденцию к снижению. Четвертая ночь антиправительственных выступлений вообще прошла уже довольно мирно, без новых погромов, а число людей на улицах уменьшилось в несколько раз. Наконец, спустя несколько дней толпа ультраправых манифестантов сократилась до нескольких сотен человек. Большинство митингующих явно не собирались снова участвовать в акциях протеста и, расходясь по домам, жаловались: они, мол, устали, а с утра нужно идти на работу…
   Что ж, Ференцу Дюрчаню не привыкать к скандалам. В 2006 году он стал причиной международного конфликта и отзыва послов Саудовской Аравии из Венгрии: премьер походя окрестил футболистов этой страны «террористами». А затем на шумном судебном процессе об отмывании «грязных» денег главный обвиняемый назвал Дюрчаня своим подельником. Однако на репутации политика все эти «досадные мелочи» почему-то не очень сказались. За несколько лет он научился великолепно манипулировать общественностью и политиками, благодаря чему всегда выходил сухим из воды и сохранял популярность среди соотечественников. Венгры в своем большинстве любят этого «среднего гражданина страны», который сумел самостоятельно выбиться в люди и, не имея никакой поддержки со стороны, сделал карьеру политика, превратившись из безвестного экономиста в миллионера.
   Что ж, если Дюрчаню удастся и после проведения непопулярных экономических реформ удержаться на занятых позициях – значит, венгры на самом деле не прогадали, усадив в кресло премьера этого умного и удачливого очковтирателя. А что касается скандалов… Кто из политиков не без греха!

Тайна гибели полковника Литвиненко


   Александр Литвиненко
   Ноябрь 2006 года ознаменовался одним из крупнейших скандалов современности, сюжет которого напоминает шпионский детектив. В Лондоне при загадочных обстоятельствах умер Александр Литвиненко – бывший полковник ФСБ, автор двух книг о коррупции в высших эшелонах спецслужб России, изданных в Лондоне. До сих пор не установлено, кем и при каких обстоятельствах был убит Литвиненко, хотя версий выдвигается не менее десятка.
   Пожалуй, в последнее время не было случая, чтобы смерть политического беженца вызвала такой общественный резонанс. Обстоятельства его гибели расследовали лучшие силы Скотленд-Ярда в сотрудничестве с российскими правоохранительными органами. Александр Литвиненко был довольно заметной, если не сказать – скандально известной фигурой. Известность пришла к нему в ноябре 1998 года – после того, как полковник вместе с группой других офицеров ФСБ заявил о заговоре российских спецслужб с целью убийства Бориса Березовского. Мысль о том, что спецслужбы открыли сезон охоты на крупного предпринимателя, занимавшего некоторое время должность заместителя главы Совета безопасности РФ, поначалу казалась совершенно абсурдной. Если верить Литвиненко, то получалось, что в России творится полный беспредел. Если не верить – совершенно неясно, для чего он рисковал своей карьерой.
   Вскоре после скандальной пресс-конференции у Литвиненко начались неприятности по службе. На него завели сразу несколько уголовных дел, а позже было совершено покушение. Неудивительно, что менее чем через два года подполковник решил любой ценой выбраться из России и попросить политического убежища. Несмотря на то что с Литвиненко взяли подписку о невыезде, он нашел способ покинуть страну. В 2000 году он вместе с семьей перебрался в Турцию, а оттуда уже без проблем прибыл в Лондон и попросил политического убежища у британской властей.
   В Великобритании Литвиненко приняли с распростертыми объятиями. А он, почувствовав себя в безопасности, продолжил начатое на пресс-конференции. Александр охотно разоблачал деятельность российских властей, выпустил две книги о коррумпированной «верхушке» спецслужб. Для них он, кстати, придумал собственное обозначение – Лубянская преступная группировка. Литвиненко не приводил конкретных доказательств или реальных фактов, но многие его заявления шокировали даже видавших виды западных журналистов. Например, обвинение ФСБ во взрывах жилых домов в Москве и Волгодонске, якобы совершенных спецслужбами для того, чтобы начать вторую чеченскую войну и привести к власти Владимира Путина.
   Москва никак не реагировала на шум, поднятый бывшим полковником ФСБ, хотя его коллеги по прежней работе наверняка испытывали сильное раздражение. Но отвечать на ничем не подкрепленные домыслы Литвиненко никто не стал. Его высказывания лишь способствовали интересу к его персоне со стороны других эмигрантов. Разоблачительная деятельность Литвиненко приносила ему неплохие дивиденды. Борис Березовский купил бывшему полковнику в Лондоне дом за полмиллиона фунтов и выплачивал ему приличное ежемесячное жалованье. А таблоиды охотно публиковали ошеломляющие подробности о страшных российских спецслужбах и вопиющем произволе нынешнего правительства России. Возможно, шумиха со временем бы стихла, а журналисты переключились на более актуальные новости. Но вскоре у них появился новый информационный повод – на сей раз не только скандальный, но и интригующий: загадочная смерть Литвиненко. Тема «руки Москвы», радиации и страшной судьбы борца с «системой» почти полтора месяца не сходила со страниц британских СМИ. Впрочем, газетная шумиха имела один большой «плюс»: она позволила восстановить картину происходящего если не по минутам, то по дням.
   1 ноября 2006 года стало для бывшего полковника началом медленной и неотвратимой смерти. Однако он и не подозревал, что жить ему осталось чуть больше трех недель. Литвиненко волновало совсем другое. По некоторым сведениям, в последнее время у него возникли финансовые проблемы и он искал возможности заработать. Поэтому бывший полковник начал расследовать обстоятельства убийства журналистки Анны Политковской, с которой он якобы поддерживал дружеские отношения. Параллельно Литвиненко собирал досье по делу ЮКОСа для проживающего в Израиле Леонида Невзлина.
   Литвиненко с самого утра распланировал, как проведет день. У него была назначена деловая встреча с двумя бизнесменами из России – Андреем Луговым и Дмитрием Ковтуном. Встреча должна была состояться в ресторане лондонской гостиницы «Millennium» и, по свидетельствам Лугового и Ковтуна, ни как не была связана с политикой. Литвиненко намеревался оказать бизнесменам посреднические услуги, познакомив их с британскими охранными фирмами (Луговой занимается этим бизнесом в России). В свое время Андрей Луговой возглавлял службу безопасности ОРТ, а до этого работал в ФСБ. Ковтун и вовсе отрицал свою причастность к спецслужбам, хотя западная пресса называла его бывшим сотрудником ФСБ.
   По словам Лугового и Ковтуна, встреча прошла в деловом русле и они договорились увидеться утром 2 ноября, чтобы поехать в офис одной из охранных фирм. Но вечером 1 ноября Литвиненко позвонил, пожаловался на отравление и сказал, что не сможет завтра сопровождать бизнесменов.
   Что же произошло в интервале между встречей в ресторане и вечерним звонком? Следствию удалось установить, что бывший чекист после беседы с Ковтуном и Луговым отправился еще на одну встречу – с итальянцем Марио Скарамеллой. Этот человек, называющий себя экспертом в области безопасности, известен тем, что на родине против него возбуждено пять уголовных дел. Позже, отвечая на вопросы следователей, Скарамелла рассказал, что он приехал обсудить с Литвиненко сведения о якобы готовящемся убийстве последнего, полученные от некоего информатора. По другой информации, итальянец передал Литвиненко документы о причастности российских спецслужб к убийству Политковской. Как бы то ни было, после разговора с итальянцем Литвиненко почувствовал сильное недомогание.
   В течение двух дней бывший полковник пытался самостоятельно справиться с недугом, но 4 ноября 2006 года все же решил обратиться за помощью к медикам. После осмотра он был помещен в больницу лондонского района Барнет, но попытки врачей вылечить бывшего чекиста результатов не дали. Через две недели состояние Литвиненко резко ухудшилось, и его перевели в больницу University College Hospital, врачи которой предположили у пациента отравление радиоактивными элементами.
   20 ноября Литвиненко стало еще хуже, и его перевели в отделение интенсивной терапии. В прессе появились фотографии бывшего полковника в больничной палате. Изможденного человека, у которого выпали почти все волосы, трудно было узнать. К этому времени стало ясно, что речь идет о серьезном отравлении, не имеющем ничего общего с некачественной пищей. Состоянием Литвиненко заинтересовалось антитеррористическое отделение Скотленд-Ярда, у сотрудников которого возникли подозрения, что бывшего чекиста отравили. В ночь на 23 ноября у Литвиненко случился обширный инфаркт, и вечером следующего дня он скончался. Скотленд-Ярд начал следствие по делу о смерти по неизвестной причине.
   Известие о гибели Литвиненко породило множество вопросов. Что стало причиной его гибели? Был ли он отравлен, и если да, то по чьему указу? И каким образом яд (в тот момент еще не было установлено отравляющее вещество) попал в его организм? Врачи больницы, в которой бывший полковник провел свои последние дни, причину смерти назвать отказались. По британским законам, медики имеют право только на констатацию факта смерти, а ее причину определяет коронер, который затем сообщает о своих выводах присяжным. В конце концов причина гибели Литвиненко была установлена – и сразу же стала сенсацией. Оказалось, что бывший полковник ФСБ погиб не от таллия (эта версия появилась в прессе еще до его смерти), а от полония – чрезвычайно опасного радиоактивного изотопа.
   При посмертном обследовании было установлено, что Литвиненко получил 10-кратную смертельную дозу полония-210. Но каким образом полоний попал в организм Литвиненко? По словам представителя британских спецслужб, такое количество полония-210 практически невозможно приобрести через Интернет или украсть из научной лаборатории, не привлекая внимания правоохранительных органов. Кроме того, полоний – не только чрезвычайно редкий, но и очень дорогой яд. Представители «United Nuclear Scientific Supplies» – американской компании, которая одна из немногих в мире имеет право легально продавать полоний-210 через Интернет, сообщили, что 10-кратная смертельная доза полония-210 обошлась бы покупателю в 10 миллионов долларов. Не слишком ли дорого заплатили убийцы? Ведь намного проще (и надежнее) было бы, к примеру, организовать несчастный случай! А ведь радиоактивное вещество надо еще провезти в Лондон, потом каким-то образом подмешать в пищу Литвиненко так, чтобы он этого не заметил… Напрашивается вывод: организаторы убийства хотели именно широкой огласки, иначе сработали бы намного тоньше и смерть Литвиненко ни у кого не вызвала бы подозрений.
   Способ убийства Литвиненко поднял в Великобритании гораздо больший переполох, чем сам факт его смерти. Оказалось, что, несмотря на принятие жестких антитеррористических мер, по центру Лондона свободно перемещаются неизвестные лица с радиоактивным и сильно токсичным веществом, подвергая опасности заражения мирных граждан.
   Все силы британской полиции и спецслужб были брошены на поиски «полониевого следа». Поиски эти начались с Лондона и практически сразу же увенчались успехом: следы полония были обнаружены в суши-баре «Itsu», где Литвиненко встречался со Скарамеллой, и в гостинице «Millennium», где проходили переговоры с Луговым и Ковтуном. Позже они обнаружились и во многих других местах: в офисе Березовского, в машине Ахмеда Закаева, в офисах двух охранных фирм, с которыми Литвиненко поддерживал контакты, в доме бывшего полковника и в больничной палате, где он умер… Найденных следов оказалось так много, что объяснить это можно было одним из двух способов: либо их оставил «фонящий» Литвиненко, либо его убийцы решили пустить следствие по ложному пути и намеренно запутали следы.
   Следующий вопрос, который предстояло выяснить британским сыщикам, был не менее сложен: как полоний попал в Великобританию? В разработку были взяты Луговой, Ковтун и Скарамелла. Итальянец прошел обследование в лондонской клинике. Медики нашли в его организме незначительное содержание полония. Оба россиянина прошли аналогичные обследования в одной из московских больниц. Но данные об их состоянии здоровья до журналистов не дошли.
   Для того чтобы проследить путь полония, британские специалисты обследовали самолеты, на которых летали Ковтун и Луговой. Следы полония были найдены в двух «боингах» авиакомпании «British Airways», на одном из которых предположительно летал Луговой. Кроме того, полоний был обнаружен в Гамбурге и его окрестностях. Эти следы, как полагают, были оставлены Ковтуном, который останавливался в Германии у своей бывшей жены. Но новые данные так и не смогли дать ответ на вопрос: когда Ковтун оставил радиоактивный след – по пути из Лондона или из Москвы?
   Предположения о российском происхождении полония появились одновременно с обвинениями российских спецслужб в отравлении Литвиненко. Но в «Росатоме» заявили, что весь производящийся в России полоний поставляется для промышленных целей в США. Тем не менее в рамках разработки российского следа в Москву прибыла бригада следователей Скотленд-Ярда, намеревавшихся допросить Лугового, Ковтуна и их приятеля Соколенко, оказавшегося (как он уверяет, случайно) в то же время в той же гостинице, где происходила их встреча с Литвиненко.
   Михаил Трепашкин, бывший офицер ФСБ и участник пресс-конференции, на которой говорилось о попытке убийства Березовского, намеревался обсудить с британскими следователями причины отравления Литвиненко. Однако генпрокурор Юрий Чайка отказался включить встречу с ним в программу британских следователей, так как во время визита следователей Трепашкин отбывал наказание в одной из уральских колоний за разглашение государственной тайны.
   Пребывание сыщиков Скотленд-Ярда в Москве проходило под тщательным присмотром Генпрокуратуры. Примечательно, что она возбудила уголовное дело по факту убийства Литвиненко, тем самым признав его смерть насильственной. В связи с этим российские следователи решили нанести ответный визит в Лондон и допросить Березовского и Закаева, выдачи которых уже который год тщетно добивается Генпрокуратура.
   Учитывая международный размах, который приобрело дело об отравлении Литвиненко, действия правоохранительных органов Великобритании, России и Германии взялся координировать Интерпол.
   На сегодня насчитывается почти два десятка версий смерти Литвиненко. Но ни одна из них не может до конца объяснить случившееся. Поначалу главными подозреваемыми были объявлены российские спецслужбы – ведь именно им больше всего мешал бывший полковник. Впрочем, относительно заказчика убийства общего мнения не существует. По одной версии, Литвиненко убили по приказу Путина, по другой – бывшие коллеги ликвидировали его из-за каких-то внутренних разборок. Существует еще одна гипотеза: неугодного полковника казнили ветераны спецслужб, чтобы защитить поруганную честь. Западная пресса отдает предпочтение первой версии. И не случайно: перед смертью Литвиненко написал записку, строки из которой предали гласности многие западные радиостанции. Большинство цитат этого письма не привязано к конкретному лицу: «Вы преуспели в том, чтобы я замолчал, но эта тишина стоит многого. Вы показали себя варварским и безжалостным, именно таким, каким вас изображают ваши критики». Но радиостанция «Эхо Москвы» на своем сайте привела еще одну фразу: «Вам удалось сделать так, чтобы замолчал один человек. Но те протесты, которые теперь начнутся по всему миру, будут отражаться в ваших, господин Путин, ушах до конца ваших дней». Впрочем, записку Литвиненко нельзя считать серьезным доказательством. Если он при жизни обвинял президента России во всех мыслимых и немыслимых преступлениях, то тем более мог это сделать на пороге смерти, искренне считая его виновником всех своих несчастий. А ненависть редко бывает объективна…
   В ответ на версию о причастности к полониевому скандалу Кремля в Москве выдвигают встречную гипотезу о том, что Литвиненко был убит людьми Березовского. Эта гипотеза распадается на три потока: Березовский убил Литвиненко, чтобы насолить Кремлю; он ликвидировал полковника как нежелательного свидетеля, и, наконец, смерть Литвиненко должна была показать британским властям, как опасно быть российским политическим эмигрантом.
   Остальные версии убийства не менее экзотичны. Среди возможных убийц фигурируют чеченские боевики, мстящие Литвиненко за его участие в войне на Кавказе, российские олигархи, на которых отставной чекист на досуге собирал компромат, русско-грузинские мафиози, которых Литвиненко будто бы сдал испанской полиции, и итальянские политики, связи которых с КГБ якобы разоблачил покойный. Эти версии интересны лишь в том смысле, что показывают ход рассуждений своих авторов и их политические пристрастия.
   Впрочем, некоторые журналисты убеждены в том, что никакого убийства не было, а смерть Литвиненко наступила в результате несчастного случая. Это предположение основано на слухах о том, что Литвиненко занимался контрабандой ядерных материалов то ли для чеченцев, то ли для «Аль-Каиды». Подкрепляется оно также сведениями о том, что Березовский когда-то утверждал, что у боевиков в Чечне имеется что-то вроде портативного ядерного заряда. Или другой вариант: террористы собирались изготовить так называемую «грязную бомбу», для чего потребовался полоний. А Литвиненко (опять-таки, по слухам!), принявший незадолго до смерти ислам, вызвался его достать, но по нелепой случайности отравился…
   Третья теория – о возможном самоубийстве Литвиненко – и вовсе представляется нереальной. Бывший полковник едва ли располагал миллионами долларов на покупку полония. Да и к чему обрекать себя на долгую и мучительную смерть, если существуют яды мгновенного действия, о которых он наверняка знал?
   Скандал, связанный с убийством Литвиненко, не забыт до сих пор, но «новостью № 1» он уже не является. Время от времени в СМИ появляются новые публикации, освещающие подробности этого громкого дела. Так, 22 января 2007 года в британских газетах появилось сообщение о том, что, возможно, Литвиненко пытались отравить и раньше. Британская телекомпания ВВС выдвинула гипотезу, по которой первая попытка отравления Литвиненко была предпринята 16 октября 2006 года – в том же злополучном ресторане «Itsu», где 1 ноября Литвиненко встречался со Скарамеллой. Главный аргумент журналистов заключается в том, что следы полония-210 были обнаружены не в той части бара, где Литвиненко обедал с итальянцем…
   Впрочем, следователи из Скотленд-Ярда пришли к выводу, что Скарамелла не виновен в отравлении Литвиненко. Это произошло после того, как в лондонском отеле «Millenium» полиция нашла чайник, сохранивший следы полония-210. По данным экспертизы, концентрация смертоносного вещества в нем была огромной. Фокус расследования вновь сместился в сторону России: главными подозреваемыми автоматически стали Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун. Они категорически отрицают причастность к смерти бывшего сотрудника ФСБ. Британские власти потребовали от генпрокурора РФ выдачи Андрея Лугового, но получили отказ. В России доказательства его вины сочли неубедительными. Более того, на прошедших 2 декабря 2007 года парламентских выборах Луговой был избран в Российскую Думу от партии ЛДПР. Теперь, как народный избранник, он получил депутатскую неприкосновенность.
   Скотленд-Ярд по-прежнему считает смерть бывшего сотрудника ФСБ «предполагаемым убийством». Но формулировки, к которым прибегают британские полицейские, предельно корректны. По словам следователей, они «не пришли ни к каким заключениям относительно средств убийства, его мотива или личностей тех, кто может быть к нему причастен». 31 января 2007 года Скотленд-Ярд заявил о передаче материалов дела в Службу уголовного преследования. Именно она дает заключение о наличии в деле состава преступления и о возможности предъявления обвинения.
   Будут ли наказаны убийцы Литвиненко? Судя по всему, едва ли…
   Запаянное в непроницаемый для радиации саркофаг тело Литвиненко похоронено на лондонском кладбище Хайгейт. А история его смерти, возможно, навсегда останется одной из неразгаданных тайн большой политики и криминалистики.

ОКОЛОНАУЧНЫЕ СКАНДАЛЫ

Скандал в Южной Корее: была ли сенсация?!


   Ву Сук Хван
   Сегодня о стволовых клетках хотя бы смутное представление, пожалуй, имеют практически все, разве что за исключением младенцев и совсем дряхлых старцев. С этими странными клетками, из которых, по сути, и строится живой организм до своего появления на свет, связаны самые отчаянные надежды человечества – надежды на жизнь без болезней и увечий. Ученые давно заинтересовались способностью эмбриональных клеток «получать образование» и превращаться в различные ткани. Вот только, к сожалению, повторить этот природный процесс в лабораторных условиях не удалось пока никому. Или все же удалось? Вот вокруг данного вопроса как раз и разгорелся один из самых громких скандалов недавнего времени – скандал по поводу работы, проведенной южнокорейским биотехнологом By Сук Хваном…
   Еще в мае 2005 года один из самых известных медицинских журналов, «Сайенс», опубликовал сенсационную статью. В ней говорилось об уникальном достижении ученых из Южной Кореи: сотрудники лаборатории при Национальном университете в Сеуле, возглавляемой крупнейшим ученым, одним из пионеров в области клонирования, профессором By Сук Хваном, объявили о том, что им удалось вывести в лабораторных условиях стволовые клетки с заранее заданными геномами.
   Обнадеживающие результаты в данной области исследований были получены командой 52-летнего Хвана в феврале 2004 года, когда корейские специалисты сообщили об успешном завершении первого в мире клонирования человеческого эмбриона и извлечении из него линии стволовых клеток. Всего таких эмбрионов было клонировано 30; всем им дали развиться до стадии появления знаменитых стволовых клеток. Программу эту запустили в Южной Корее в 2002 году, и с того момента только от Министерства по науке и технологиям биотехнолог получил свыше 40 миллионов долларов в качестве грантов на исследования. Всего же правительство выделило для нужд международного исследовательского центра, которым руководил By Сук Хван, 130 миллионов долларов США. Но помилуйте, что значат какие-то деньги перед лицом спасения человечества от тяжелейших болезней!
   Здесь стоит немного отступить от темы скандала и напомнить о том, чем же, собственно говоря, являются эти самые стволовые клетки и в чем заключается их ценность. Во многих тканях живого организма содержится незначительный процент неспециализированных, малодифференцированных клеток, которые, в принципе, в зависимости от факторов своего окружения могут дифференцироваться и восстанавливать травмированные, поврежденные структуры организма. Но вот беда: как это делать, такие неспециализированные клетки «не помнят». И такой склероз, похоже, не лечится.
   Зато им не страдают эмбриональные стволовые клетки, которые в организме и только что родившегося, и взрослого существа отсутствуют. Но они-то как раз могут «обучиться» и стать тем, чем необходимо: вырасти в мозговую, почечную, сердечную, печеночную и т. п. ткани, образовать необходимый для ликвидации ожога лоскут кожи и даже – пусть это пока весьма далекая перспектива! – сформировать утраченную конечность… Но эту странную функцию «обучаемости» стволовые клетки сохраняют в течение очень короткого срока: с момента, пока идет размножение ядер после оплодотворения, и до того момента, пока начавший формироваться эмбрион еще не начал прикрепляться к стенкам матки. Тем не менее, подобную ситуацию можно создать искусственно. Для этого современные исследователи используют ядра уже дифференцированных соматических тканей.
   Собственно, именно такую пересадку и сделали южнокорейские специалисты. Хван сообщил, что его сотрудники с помощью введения генетического материала пациента-добровольца в донорские яйцеклетки получили 11 линий эмбриональных стволовых клеток, «родных» для людей, которые предоставили генетический материал, то есть идентичных геному конкретных лиц. Хван и его сотрудники клонировали человеческие эмбрионы и выращивали их до той стадии, когда появлялась возможность получить собственно стволовые клетки, затем в них заменяли генетический материал генами определенного человека. В статье описывалась технология создания эмбриональных стволовых клеток человека без разрушения эмбриона; для этого использовался метод пересадки ядра из обычной клетки в донорскую яйцеклетку. Этот принцип действительно позволяет создавать стволовые клетки, генетически эквивалентные клеткам любого взрослого человека.
   Данное заявление всколыхнуло весь мир медицины. О том, что когда-нибудь появится возможность выращивать в лабораторных условиях стволовые клетки, которые обладают индивидуальным генетическим набором, мечтали практически все врачи. Ведь благодаря этим строительным «кирпичикам» можно было бы со временем осуществлять операции по трансплантации, при этом практически сводя к нулю риск отторжения новых органов иммунной системой пациента. Ведь сколько людей до сих пор погибает из-за того, что их собственное тело не желает «признавать» так необходимый для жизни орган и старается всеми силами избавиться от «чужака»… А открытие корейских ученых дает возможность создавать ткани и органы, необходимые для успешного лечения множества тяжелейших заболеваний! В первую очередь таких, которые связаны с необратимыми повреждениями тканей спинного и головного мозга: болезни Альцгеймера, болезни Лу Герига, тяжелых заболеваний позвоночника…
   Кроме того, профессор из Южной Кореи в апреле 2005 года впервые в мире сумел клонировать собаку. Работы проводились по той же методике, что и при создании знаменитой овечки Долли. Появление на свет щенка афганской борзой по кличке Снаппи американский журнал «Тайм» назвал самым выдающимся научным достижением 2005 года.
   Но над ученым уже начинали сгущаться тучи. В ноябре того же года вокруг его имени поднялась громкая шумиха. Случилось это после того, как корейские журналисты провели собственное независимое расследование деятельности знаменитого биотехнолога. Они выяснили, что один из сотрудников By Сук Хвана платил женщинам-донорам за сдачу яйцеклеток, необходимых лаборатории для экспериментов. И это при том, что, согласно установленным правилам, материалы для подобных исследований должны предоставляться добровольцами бескорыстно. К тому же часть яйцеклеток оказалась взята у сотрудниц лаборатории Хвана. А в таких случаях достаточно высока вероятность принуждения к донорству. Профессора тут же обвинили в нарушении медицинской этики, а всю работу лаборатории назвали противоречащей этическим нормам. Ситуацию осложнило и то, что разоблачения происходили на фоне острых религиозных, политических и идеологических дискуссий в США об этичности исследований в области стволовых клеток. Скандал набирал нешуточные обороты, и знаменитый биотехнолог в итоге был вынужден сложить с себя полномочия главы международного исследовательского центра, а также уйти в отставку с должности профессора Сеульского университета. Кроме того, ученый принес публичные извинения своим соотечественникам и мировой общественности. Но биотехнолог все же напомнил: как бы то ни было, вспомните, что система клонирования стволовых клеток все же существует и создали ее именно в Южной Корее…
   Прошла всего лишь одна неделя – и снова имя Хвана зазвучало во всех СМИ. На сей раз масла в огонь подлил коллега опального профессора и соавтор публикации – Сун Ил Ро, который работает в клинике Мизмеди. Этот исследователь обвинил Хвана – ни много ни мало! – в фальсификации оглашенных результатов опытов. Ро сообщил корейским СМИ, что из 11 линий стволовых клеток, о которых писал биотехнолог, по крайней мере, девять – фальшивка. Да и по поводу достоверности оставшихся двух еще бабушка надвое сказала. Оппонент Хвана заявил, что беседовал с другим соавтором скандальной статьи, исследователем из клиники Мизмеди Сун Джонг Кимом. Тот якобы доказывал, что результаты экспериментов биотехнолога – грубая фальшивка. И жаловался Ро: мол, его лично заставляли подтасовывать эти результаты; Хван «давил» на него вместе с неким своим коллегой из Сеульского университета.
   Тут же ряд ученых из разных стран мира засомневались в аутентичности фотоматериалов, которые послужили иллюстрациями к известной статье о клонировании. Кляузу Сун Ила Ро начали проверять и, как оказалось, не зря. При внимательном просмотре фотографий клонированных клеток стало ясно, что часть опубликованных в статье снимков – всего лишь дубли. Специалисты кинулись сравнивать «генетические отпечатки» клонированных эмбриональных клеток и засомневались еще больше.
   Когда скандал начал набирать обороты, By Сук Хван и его соавтор Джеральд Шаттен из университета Питтсбурга, чье имя тоже значилось под упомянутой статьей, быстренько связались с редакцией. Оба ученых заявили о своем желании отозвать работу, а Шаттен вообще требовал вычеркнуть свое имя из списка авторов. Мол, материал спорный, и он лично не хочет иметь с ним что-либо общее. К тому же Шаттен подчеркивал: он покинул команду Хвана еще в ноябре, поскольку его «смущали методы получения яйцеклеток». Однако «Сайенс» навстречу исследователям не пошел. Издатель заявил: отозвать материал можно только в том случае, если в редакцию обратятся все соавторы работы. Без исключения. А к нему лично из 25 лиц обратились только двое…
   Профессор поспешил дать пресс-конференцию в Национальном пресс-центре в Сеуле. Он принес извинения народу Южной Кореи: «Я прошу вас о прощении. Я чувствую себя настолько несчастным, что мне даже трудно извиняться», – звучало с экранов телевизоров.
   Биотехнолог выступил с заявлением: опубликованные в статье фотографии действительно не имели отношения к описанному эксперименту, но они попали в редакцию «Сайенс» случайно, вследствие ошибки. Собственно, подлинным является только один снимок, но он был использован в статье четырежды. При этом в тексте шла речь о четырех линиях клеток, клонированных от разных пациентов. Виновность же за столь досадную ошибку целиком и полностью лежит на совести некоего злопыхателя. Ведь путаница произошла из-за смешения стволовых клеток, хранящихся в клинике Мизмеди, и тех, которые были выращены в его собственной лаборатории. Такую пакость мог сделать разве что один из его сотрудников, сетовал профессор, который имел доступ как в университетскую, так и в госпитальную лаборатории. А так сам эксперимент был проведен вполне корректно. Результаты исследований работников лаборатории никто не фальсифицировал, «индивидуальные» стволовые клетки его сотрудники на самом деле получили. Правда, шесть из 11 созданных линий вскоре погибли. Виной тому стало загрязнение посторонними биоматериалами. Зато пять оставшихся якобы хранятся в замороженном виде. Ученый обещал в течение 10 дней разморозить эти линии и заново их протестировать. Это, мол, позволит подтвердить достоверность сделанных его коллективом открытий.
   Для того чтобы разобраться в данном вопросе, в декабре 2005 года в Сеульском национальном университете была создана специальная комиссия, которая опечатала лабораторию и занялась проведением внутреннего расследования научных работ группы By Сук Хвана. В поисках доказательств даже провели обыск на квартире биотехнолога! Работала комиссия всего неделю, но факты выявила весьма интересные. Оказывается, радоваться было явно рано, поскольку известный и всеми уважаемый ученый, орденоносец, национальный герой своей страны… банально лгал о результатах, достигнутых его группой сотрудников. То есть получение первого в мире клонированного эмбриона человека и линий человеческих эмбриональных стволовых клеток – обычная, хотя и довольно развесистая, «липа». Или надувательство – как кому больше нравится. Пресс-конференция, на которой рассказывалось о результатах работы комиссии, прошла 23 декабря, а уже 10 января 2006 года были обнародованы окончательные выводы расследования. Специалисты подтвердили: результаты двух последних исследований By Сук Хвана, посвященных клонированию стволовых клеток человека, оказались не результатом ошибок, а банальным фальсификатом. Причем сознательным.
   Выводы комиссии были неутешительными как для больных, так и для медиков. Оказывается, на самом деле полученный в 2004 году By Сук Хваном клеточный материал не обладал индивидуальным генетическим набором. Он являлся всего лишь результатом партеногенетического деления эмбриональных клеток, которое вызвало случайное механическое воздействие. А тесты ДНК, подтвердившие идентичность генетического набора клонированных клеток набору клонированного эмбриона, сотрудники лаборатории попросту подделали. Как и фотографии, вставленные затем в публикацию. Результаты эксперимента 2005 года тоже оказались подделкой. Комиссия была непреклонна в своем мнении: у By Сук Хвана и его сотрудников отсутствуют какие-либо доказательства наличия технологии получения стволовых клеток человека, к тому же обладающих «заказанным» геномом.
   Дотошные следователи попытались развеять славу профессора также в области клонирования как такового. Бедного Снаппи замучили анализами, а тесты его ДНК проводились под строжайшим контролем со стороны членов комиссии. Но тут скептики, стремившиеся окончательно «закопать» биотехнолога и превратить его в глазах всего мира в наглого шарлатана, получили от судьбы пощечину. Оказалось, что Снаппи – и в самом деле клон, выведенный из соматической клетки, которую взяли из организма взрослой собаки. И подкопаться в данном случае просто не к чему. Так что нового грандиозного скандала не вспыхнуло.
   Тем не менее, 20 марта Национальный университет Сеула официально объявил об увольнении By Сук Хвана за фальсификацию результатов сенсационных экспериментов. Но это не более чем красивый жест. Ведь опозоренный профессор, который еще недавно считался ведущим специалистом в области клонирования и медицины стволовых клеток, еще за три месяца до этого, в самом начале скандала, заявил о своей добровольной отставке.
   Кроме того, в марте государство лишило Хвана лицензии на эксперименты с человеческими стволовыми клетками. А за дело тем временем взялась прокуратура Южной Кореи. В мае она начала расследование деятельности ученого, которого теперь обвиняли в незаконном использовании бюджетных средств, в нарушении норм медицинской этики во время экспериментов со стволовыми клетками, в мошенничестве, растрате, отмывании денег, налоговых махинациях. В том случае, если следствию удастся доказать все пункты обвинения, By Сук Хвану «светит» пять лет тюремного заключения… Первое судебное заседание состоялось 20 июня 2006 года. Тогда-то профессор и принес через адвоката свои извинения. Тем не менее, он продолжает стоять на своем: скандальная информация для «Сайенс» предоставлялась его подчиненными. Сам он понятия не имел, что статья и фотографии будут напечатаны в журнале. Что же касается медицинской этики… Хван констатировал факт: бескорыстных доноров-добровольцев отыскать очень трудно, поэтому-то за яйцеклетки и приходилось платить. А когда в январе Южная Корея признала продажу яйцеклеток незаконной, все опыты, которые проводились в лаборатории, оказались под угрозой срыва. Ведь издать закон можно, но от этого количество доноров не увеличится! Вот тогда-то, мол, две исследовательницы и предложили своему руководителю выход из положения. Они сами вызвались дать биоматериал для работ. By Сук Хван отверг это предложение, руководствуясь именно нормами медицинской этики. Однако сотрудницы схитрили и сдали яйцеклетки, назвавшись вымышленными именами и фамилиями. Об этом, кстати, сам профессор узнал уже тогда, когда вокруг его собственного имени заварилась настоящая каша. Ученый также сетовал: его попросту обманули двое молодых ученых, работавших в больнице, на базе которой, собственно, и проводились исследования, и отвечающие за отбор и выращивание «странных» клеток. В итоге, теоретическая база экспериментов оказалась вполне жизнеспособной, а вот данные, приведенные в злосчастной статье, были, по сути, высосаны из пальца. Да, группа в лаборатории Сеульского национального университета действительно клонировала человеческие эмбрионы (что уже само по себе сенсация!) и выращивала их до той стадии, пока они не превращались в «доноров» стволовых клеток. Но сотрудники больницы якобы лгали руководителю работ о полученных результатах. Хван настаивал на том, что он действительно разработал технологию получения эмбриональных стволовых клеток заданного генома. Профессор даже клялся повторить свои собственные опыты в течение полугода. Естественно, если ему предоставят лабораторию, средства и достаточное количество яйцеклеток.
   Дисциплинарная комиссия университета тем временем вдвое урезала выходное пособие опальному ученому и лишила его права в течение пяти лет работать в государственных организациях. Также понесли наказание шестеро бывших сотрудников By Сук Хвана: им уменьшили заработную плату. До окончания расследования эти люди, имеющие профессорские звания, были вообще отстранены от работы в университете или лишены заработной платы.
   Но профессору не придется жить на мизерное пособие. 3 июля 2006 года от адвоката биотехнолога стало известно, что ученый сможет возобновить свои исследования уже в августе. Правда, новая серия экспериментов будет проводиться не в государственной, а в частной лаборатории в Сеуле на деньги спонсоров. Хван тут же стал набирать новый штат сотрудников, в который практически сразу были включены около 30 его бывших подчиненных. Лаборатория под руководством скандально известного ученого пока будет заниматься только опытами по клонированию животных.
   Тем временем ветер, похоже, начал меняться. Вполне возможно, что Хвану вновь придется вернуться в Сеульский университет для продолжения работ в области клонирования стволовых клеток. Дело в том, что на его стороне внезапно выступило… правительство Южной Кореи! Оно заявило: профессор вовсе не нарушал никаких этических норм, поскольку даже не догадывался о происхождении биоматериала. К тому же большинство соотечественников ученого, несколько поостыв после скандала, всерьез задумались над произошедшим и… успокоились. Теперь Хвана то и дело снова начинают величать «последней надеждой для тяжелобольных людей»… Ведь, по сути, профессор шел тем путем, отрицать правильность которого вряд ли будет кто-либо из его оппонентов. Сама идея была правильной: в лаборатории звезды науки использовались яйцеклетки женского организма, в которых удаляли ядро, замещая его ядром из кожи добровольца. Теоретически это – вполне приемлемый путь для получения популяции эмбриональных стволовых клеток; их потом можно довольно продолжительное время хранить, а при необходимости – размножать и культивировать. При этом конечный результат зависит от нужд врачей: либо полученные клетки «обучают» с целью терапевтического клонирования, либо используют для решения гораздо более серьезных проблем.
   Сегодня коллеги By Сук Хвана с гораздо большей, чем раньше, осторожностью высказываются по поводу недавнего скандала. Возможно, все дело было в том, что профессор слишком увлекся собственно исследованиями. Из-за этого он не уделял должного внимания деятельности своего окружения. К тому же лаборатория слишком поторопилась с рапортом. Ведь получение линии «странных» клеток и активация пересаженного ядра – проблема очень серьезная; эффективность такой пересадки, как ни крути, пока слишком низка.
   И все же, возможно, Хван был прав, и две линии клеток, в «качестве» которых сомневались члены комиссии, действительно существуют. А если это окажется правдой, то перед людьми наконец замаячил – пусть пока еще вдалеке! – свет в конце тоннеля. Или окно в другой мир, где не будет места тяжелым болезням, горю и страданиям. Видимо, корейское правительство прекрасно понимает, какой важной для человечества в целом разработкой занят опальный ученый. Иначе с какой бы стати оно объявило о том, что будет продолжать финансирование подобных исследований, – пускай и не под руководством By Сук Хвана?

Исследования рака: очередная фальсификация


   Йон Судбе
   Последние годы отмечены целой серией скандалов, касающихся недобросовестных научных исследований. Самые громкие из них относятся к области медицины: ведь от ошибок или намеренного обмана ученых зависит жизнь пациентов. На этот раз обвинение в фальсификации данных было предъявлено норвежскому онкологу Йону Судбе.
   Поиск лекарства от рака – одно из приоритетных направлений современной медицины. Эта страшная болезнь ежегодно уносит сотни тысяч жизней по всему миру. Рак занимает второе место после сердечно-сосудистых заболеваний в перечне причин смерти, и в последние десятилетия число заболевших им стремительно растет. Несмотря на то что исследования рака имеют более чем столетнюю историю, точная причина этого заболевания до сих пор не установлена, и ученые прилагают немалые усилия, исследуя взаимосвязь между средой обитания больных, их образом жизни и разновидностью страшной болезни.
   В каждом районе планеты существуют свои формы рака, которые проявляются чаще, чем другие. Например, в Африке национальное бедствие – рак печени (считается, что его главная причина – малобелковая пища), в Монголии и Казахстане – рак пищевода (жители этих стран употребляют очень горячую и жирную пищу), в Индии и Средней Азии – рак полости рта, который связывают с местной привычкой жевать бетель. А в США, развитых странах Европы, а также в крупных городах России и Украины преобладает рак легких – следствие загрязнения воздуха выхлопными газами и промышленными отходами и массово распространенного курения.
   Многие страны сейчас ведут активную борьбу с курением. Скажем, в Италии уже привыкли к тому, что курение в общественных местах запрещено, и нарушение этого закона может привести к немалому штрафу. Аналогичные соглашения готовится принять большинство европейских стран. Правда, курильщики настаивают на своем праве на вредную привычку и считают введение этого запрета нарушением всех мыслимых и немыслимых свобод. Их не пугают ни штрафы, ни повышение стоимости табачных изделий, ни даже то, что многочисленная армия любителей затянуться дымом является группой риска по раку гортани и легких.
   Курильщики – объект пристального внимания не только борцов за чистоту воздуха в общественных местах, но и медиков. На исследования различных препаратов, которые должны способствовать снижению риска онкологических заболеваний среди курильщиков, ежегодно расходуются миллионы долларов и выделяются сотни грантов. Один из таких грантов – десять миллионов долларов – получил от американского Национального института исследований рака (National Cancer Institute) Йон Судбе в 2004 году. Грант предназначался для обширного исследования, целью которого было выяснение подробностей влияния противовоспалительных препаратов на риск развития рака гортани у активных курильщиков.
   Спустя год Йон Судбе отчитался о проделанной работе. В октябре 2005-го в известном медицинском журнале «Lancet» была опубликована статья с изложением результатов и выводами ученого. По данным онколога, изложенным в статье, исследованные им препараты более чем в два раза снижают риск возникновения рака гортани у курильщиков. Однако общей смертности они не уменьшают, поскольку обладают серьезным побочным эффектом – негативно воздействуют на сердечно-сосудистую систему. Йон Судбе ссылался на солидную базу обследованных клиентов – 908 человек, половина из которых была здорова, а половина – больна раком гортани. Исследование вызвало немалый интерес и у медиков, и у курильщиков. О нем даже упомянул американский журнал «Форбс». И никому в голову не приходило, что результаты исследования далеки от истины, а онколог из Radium Hospital – мошенник, сознательно пошедший на обман…
   Сомнения в корректности выводов Судбе появились через три месяца после публикации результатов проведенных работ. Норвежский коллега Йона Судбе решил воспользоваться результатами его работы для собственных исследований и с удивлением обнаружил, что у 250 из 908 пациентов из базы данных полностью совпадают даты рождения. Это совпадение наводило на мысль о мистической предрасположенности людей, родившихся в один день, к раку гортани. Либо – что казалось намного более вероятным – о подделке результатов исследования. Radium Hospital немедленно начал внутреннее расследование, к которому подключились независимые эксперты. Его выводы оказались малоутешительными: в стенах одного из самых уважаемых медицинских учреждений Осло произошло банальное мошенничество. База данных была составлена на компьютере – совсем как курсовые работы нерадивых студентов, написанные в ночь перед сроком их сдачи на кафедру. Происшествие бросило тень не только на самого Йона Судбе, но и на госпиталь, журнал «Lancet» и 13 соавторов злополучной статьи.
   Главный редактор «Lancet» Ричард Хортон, впрочем, отклонил упреки в том, что его журнал опубликовал недостоверную информацию. В интервью он заметил: «Процесс рецензирования отлично подходит для того, чтобы отсеивать неаккуратно выполненные исследования, но он не предназначен для того, чтобы выявлять сфабрикованные исследования. Подобно тому как общество не может предотвратить все преступления, в науке невозможно предотвратить все фальсификации». Он обещал, что обсудит со всеми соавторами вопрос об отзыве опубликованной статьи. А судьбу виновника скандала должна была решить специально созданная комиссия, в задачу которой входила проверка результатов более ранних работ Йона Судбе, опубликованных им после получения докторской степени в 2001 году.
   В ходе проверки вся жизнь фальсификатора оказалась «под микроскопом». Выяснилось, что Йон Судбе, гражданин Норвегии, родившийся 3 мая 1961 года, не впервые прибегает к подлогу данных исследований. Медицинскую карьеру он начал в качестве дантиста, позже переключился на онкологические исследования. До февраля 2006 года Судбе, помимо работы в госпитале, был профессором в университете Осло, а число его публикаций в научных журналах к моменту скандала достигло 38. После тщательного изучения этих работ, появлявшихся в печати с 1993 года, комиссия признала 15 из них (почти половину!) мошенническими. Более того – «фальшивкой», основанной на взятых с потолка результатах, оказалась и докторская диссертация Судбе!
   Возмущению норвежцев, в памяти которых еще была свежа история со стволовыми клетками, дискредитировавшая корейского профессора Хвана, не было предела. Диссертацию Йона Судбе аннулировали, сам ученый был лишен права заниматься медициной. А норвежский министр здравоохранения Сильвия Брустад заявила, что правительство ускорит работу над законом, который устанавливает ответственность за фальсификацию данных в медицине. Разработка его ведется с 2003 года, и Судбе повезло, что закон до сих пор не вступил в силу. Ведь худшее, что его ожидает сейчас, – это увольнение и запрет заниматься медицинской практикой, а новый проект закона предусматривает уголовную ответственность за фальсификации с наказанием в виде лишения свободы.
   Справедливости ради следует сказать, что этот случай научного мошенничества в области онкологических исследований – не первый и не единственный. Первый скандал вокруг проблемы рака разразился еще в 1980–1982 годах, когда Марк Спектор, аспирант известного американского биохимика, прославился благодаря открытию каскада ферментов-киназ, лежащего в основе ракового перерождения клетки. Но вскоре обнаружилось, что Спектор в погоне за славой грубо фальсифицировал экспериментальные данные. Он потерял работу, на его публикации перестали ссылаться. Но самым главным негативным следствием разоблачения стало то, что никто из ученых больше не обращался к предложенной Спектором модели. А ведь не исключено, что в гипотезе недобросовестного ученого, несмотря на сфабрикованные доказательства, было рациональное зерно…
   В настоящее время все работы, которые проводились в госпитале под руководством Судбе, приостановлены. Radium Hospital оказался перед дилеммой: либо вернуть грант, либо попытаться восстановить свою репутацию, за собственные средства проведя реальное исследование. Что же касается соавторов горе-ученого, они избежали обвинений. По данным комиссии, они ничего не подозревали и оказались замешанными в скандал случайно.
   Мошенничество в науке, к сожалению, встречается все чаще. Причин этому немало. Прежде всего, любой ученый, занимающийся узкой проблемой, углубляется в нее настолько, что проверить его выводы сложно. Эксперту не составит труда проверить рядового ученого, но кто проверит самого эксперта в каком-то вопросе? Конечно, в научном мире существуют меры против мошенников. Любая научная статья должна содержать особый раздел – «Методику», в котором подробно описывается схема эксперимента, задействованные в нем материалы и устройства, способы обработки результатов. Все это делается для того, чтобы коллеги при желании могли проверить результат исследований и выводы автора статьи. Но все это – только теория. На практике все выглядит иначе. Во-первых, научные (и в том числе – медицинские) издания ежемесячно публикуют огромное количество статей. Ни одна комиссия просто не успела бы проверить каждую из них. Ситуация осложняется тем, что многие опыты требуют значительных затрат времени и средств. И повторение уже однажды проведенного эксперимента должно иметь веские аргументы – иначе никто не будет выделять для него средства. Но и в случае, если «контрольный» эксперимент привел к совершенно другим результатам, ученые всегда могут найти этому достойное объяснение: отсутствие у проверяющего достаточной квалификации, изменение условий эксперимента, несоответствие методов исследования. В научном мире существует жесткая конкуренция. Поэтому методика проведения эксперимента в научных работах описывается недостаточно конкретно и подробно – а вдруг соперники добьются более значимых результатов?
   Так существует ли надежный способ защититься от фальсификаций? История науки показывает, что это практически невозможно. Да и не все ученые, «подчищающие» результаты своих исследований, действуют из корыстных побуждений. Некоторые просто не укладываются в отведенное время или ассигнования и не хотят бросать работу, когда до раскрытия очередной тайны природы остался только один шаг. А признание собственных ошибок хотя и является отличительной чертой настоящих ученых, но на тех, кто выделяет гранты, производит негативное впечатление. Эту ситуацию можно было бы исправить, если бы наука оставалась свободной от бизнеса. Но сейчас, когда большинство исследований проводится на деньги фирм, желающих получить реальную прибыль на каждый вложенный доллар, ученые оказываются перед нелегким выбором: покривить душой и продолжить изыскания или честно описать ситуацию, но в результате остаться без грантов.
   Участившиеся случаи фальсификаций научных исследований могут поставить под угрозу репутацию науки как таковой. Уже сегодня многочисленные фильмы и книги представляют ученых как отдельную касту «яйцеголовых», для которых нормы нравственности и морали – нечто устаревшее и необязательное. Недоверие к ученым во многом объясняется растущей пропастью между знаниями рядовых налогоплательщиков и узкими специалистами. А скандалы в научном мире только подкрепляют его. И если ошибочная трактовка, скажем, сонетов Шекспира в лучшем случае может вызвать возмущение, то мошенничество в области медицины воспринимается как угроза человечеству. Хотелось бы верить, что история Йона Судбе послужит уроком для всех, кто считает науку не инструментом для поиска истины, а средством личного обогащения. Однако лекарства от непорядочности до сих пор не существует…

Сомнительное «отцовство» овечки Долли


   Ян Вильмут и овечка Долли
   С тех пор как в 1997 году в журнале «Нейчур» была опубликована статья о клонировании овечки Долли, вокруг нее не утихают скандалы. Под сомнение ставилась и научная чистота эксперимента, и его ценность, и этическая сторона клонирования. Даже после того как первое искусственно созданное млекопитающее скончалось, а его чучело было выставлено в Национальном музее Шотландии, Долли и ее создатели продолжают оставаться под прицелом журналистов.
   Слово «клон» появилось задолго до того, как генетики произвели на свет первых искусственных животных. В переводе с греческого оно означает «потомок». Если опустить подробности, суть технологии клонирования такова: из яйцеклетки удаляется ядро, а на его место внедряется ядро другой клетки – соматической, и через некоторое время из нее образуется эмбрион. В половых клетках, как известно, набор хромосом половинный. Заменяя его полным набором из соматической клетки животного-донора, можно вырастить его точную копию. Во всяком случае так казалось до недавнего времени. Но, возможно, ученые поторопились объявить о новом достижении…
   Долли родилась 5 июля 1996 года. Ее «прототипом» была овца породы Scottish Blackface (Шотландская Черномордая) по имени Финн Дорсет – именно из ее вымени была взята клетка, ставшая основой первого клона. А «суррогатной матерью» стала овечка той же породы Блейфекс. Следует отметить: Долли не была первым в мире клоном. Первые успешные опыты по клонированию животных были проведены еще в середине 1970-х годов английским эмбриологом Дж. Гордоном. Не была она и первым клоном млекопитающего: ученые из Рослинского института (Шотландия) дебютировали с двумя овечками, рожденными путем замены ядер яйцеклеток ядрами клеток эмбриона. Первенство Долли заключается в другом: группе ученых под руководством Яна (Иена) Вильмута впервые удалось клонировать млекопитающее, используя соматическую клетку взрослого животного. После того как была проведена сложнейшая операция по замене ядра яйцеклетки, она начала делиться. А через шесть дней эмбрион перенесли в матку Блекфейс. Результатом стало рождение абсолютно точной копии Финн Дорсет – по крайней мере, так утверждали ученые. Тем не менее, они не торопились обнародовать результат эксперимента – вначале нужно было убедиться, что клон развивается нормально и не имеет никаких отклонений. Ведь до того времени генетикам удавалось создать только клоны лягушек, но и они доживали лишь до стадии головастиков. Кроме того, ученые, видимо, побаивались общественного резонанса – ведь до сих пор создание новой жизни было покрыто завесой тайны, а вмешательство в этот процесс рассматривалось как святотатство.
   Опасения оказались не напрасными. Как только результат эксперимента был обнародован, он стал настоящей сенсацией не только в научном мире, но и в популярных изданиях. И вслед за волной статей о революции в области биотехнологий начались ожесточенные споры об этической стороне клонирования. Главной причиной этих споров стало то, что рождение во всех религиях считалось актом божественного творения. Клонирование млекопитающего (никто не сомневался, что за овечкой Долли последуют другие животные, а позже – люди) могло серьезно отразиться на вере, заставив тысячи людей усомниться в истинности религии… Впрочем, настоящий скандал разразился только после того, как ученые заявили о желании клонировать человеческие клетки. Папа Римский однозначно высказался за запрет на подобные эксперименты. Его поддержали многие общественные деятели. Несмотря на выгоды, которые сулит клонирование (выращивание новых органов из тканей самого пациента, увеличение продолжительности жизни и т. д.), оно может создать огромные проблемы психологического и этического характера. В самом деле: если удастся клонировать человека, кем будут считаться его клоны? Полноценными людьми? Но тогда их нельзя «разбирать» на донорские органы. Искусственно выращенным набором клеток? Но клоны являются точной копией своих «доноров» и отличаются от них лишь отсутствием жизненного опыта… Это далеко не полный перечень вопросов, которые поставило перед человечеством рождение овечки Долли. Впрочем, вскоре верующие облегченно вздохнули: выяснилось, что человеку все еще далеко до Творца.
   Клонирование Долли положило начало целой серии экспериментов. И серьезные ученые, и богатые любители вступили в негласное соревнование: кто больше удивит мир. Посыпались многочисленные сообщения о том, что учеными были успешно клонированы самые различные животные: поросята, свиньи, собаки… Однако при тщательной проверке оказалось, что в большинстве случаев речь шла вовсе не о клонировании.
   Экспертов насторожила одна деталь: почти все (кроме появившегося в итальянском городе Кремоне жеребца Прометея) клонированные животные почему-то относились к женскому полу. Это дало почву для подозрений. Дело в том, что биологам известен метод получения генетических копий, не имеющий ничего общего с собственно клонированием. Речь идет о партеногенезе. Осуществить его несколько проще, чем клонирование: с помощью химических препаратов ученые стимулируют деление яйцеклетки и образование зародыша без оплодотворения (в природе это явление наблюдается у дафний, тлей и пчел). Правда, так на свет могут появиться только самки. Может быть, большинство клонов – результат партеногенеза?
   Вопросы вызывал не только пол вновь созданных клонов, но и огромное количество сомнительных экспериментов. Так, американские ученые заявили, что им удалось клонировать трех поросят из уха взрослого кабана. Но независимых экспертов к ним так и не подпустили, а фотографии, публиковавшиеся в журнале, могли изображать любых поросят-близнецов, так что доказательством их считать нельзя. Еще более странный случай произошел с фирмой «Сору Cat», которая заявила любителям домашних животных о новой услуге. Они взялись за клонирование домашних любимцев. Но показанный по телевизору котенок отличался по окрасу и рисунку шкурки от своего «оригинала», что дало основания для сомнений в чистоте эксперимента… Правда, генетики объяснили расхождения тем, что «генотип на цвет не влияет».
   В ходе проверок внимание ученых коснулось и Долли. И выяснилось несколько подробностей, которые заставили серьезно задуматься о будущем клонирования. Оказалось, что знаменитая овечка Долли все же отличалась от «оригинала», причем не в лучшую сторону. До русскоязычного научного мира эти сведения дошли благодаря ученому Герману Малиничеву, заявившему через год после сенсации: «Клонированная в прошлом году английскими учеными овца Долли становится монстром». Ученый, ссылаясь на шотландские источники, рассказал, что овечка Долли стала агрессивной, несколько раз кусала служащих, которые за ней ухаживали, а оставленную с ней в загоне молодую овечку едва не покалечила. Правда, в тот момент Долли была беременна, и ее поведение пытались объяснить именно этим. Хотя многие специалисты открыто заявляли о том, что такая агрессия никак не может объясняться «интересным положением» овечки. Кстати, Долли вполне успешно справилась с рождением ягнят, отцом которых (на сей раз – настоящим) стал валлийский горный баран Дэвид. В апреле 1998 года появился на свет Бонни, а в следующем году – еще три ягненка. Но после их рождения здоровье Долли стало ухудшаться.
   В 2002 году ученые с удивлением обнаружили, что у Долли появились признаки артрита – заболевания, характерного для пожилых овец. Средняя продолжительность жизни овец составляет 11–12 лет, так что Долли находилась в самом расцвете сил. Анализы показали, что у клонированной овечки начался процесс преждевременного старения клеток. А в 2003 году у Долли обнаружили серьезное заболевание легких. После этого овечку решили усыпить. Она умерла 14 февраля 2003 года, прожив менее семи лет.
   На экспериментаторов тут же посыпались вопросы: не связано ли преждевременное старение Долли с ее «искусственным» происхождением? Ян Вильмут, один из создателей клона, поначалу решительно отвергал это предположение: «Вряд ли заболевание Долли имеет отношение к самой технологии клонирования. Куда более очевидное объяснение – то, что в мире животных, так же как в мире людей, есть весьма неприятные и тяжелые заболевания. Вполне возможно, что инфекция попала в ее организм естественным путем». Но данные, полученные другими экспериментаторами, вскоре подтвердили печальный факт: клонированные животные, несмотря на почти полную генетическую идентичность, гораздо сильнее подвержены разным патологиям, чем их собратья, появившиеся на свет естественным путем. Самым ярким доказательством стали опыты по клонированию обезьян. Оказалось, что ядра клеток эмбрионов формируются неправильно: количество хромосом в них отличается от нормы. В результате уже на шестой-седьмой день эмбрионы начинают выглядеть ненормально. Якобы успешно клонированная американцами обезьяна – макак резус по имени Тетра – на поверку оказалась обычной макакой, а полученный после 724 попыток зародыш настолько серьезно отличался от обычных, что эксперимент прекратили.
   Что заставило ученых пойти на подлог? Ответ прост и циничен: деньги. Сегодня подсчитали, что изготовление одного клона обходится в три-четыре миллиона долларов – учитывая затраты на «брак». Ведь далеко не все «прооперированные» клетки развиваются нормально. Когда ученые проводили эксперимент по клонированию Долли, они сделали пересадку 277 клеток, и лишь 29 эмбрионов сумели прожить больше шести дней. Одним из главных направлений работы исследовательских групп является поиск методов, способных снизить себестоимость клонов. И гранты на эти поиски выделяются немалые – миллионы долларов. Это серьезное искушение для нечистоплотных ученых: ведь, заявляя на весь мир об очередном успехе, они могут с полным правом требовать продолжения ассигнований.
   После смерти овечки Долли статей о ней поубавилось. Но в 2006 году этот проект оказался в фокусе нового скандала, на сей раз связанного с Яном Вильмутом. Ученый предстал перед судом по довольно серьезному обвинению. Его бывший коллега Прим Сингх заявил, что Вильмут незаконно присвоил себе плоды коллективной работы. В ходе процесса прозвучали слова о преследовании по расовым мотивам, которые в современном мире считаются намного более серьезным нарушением закона, чем фальсификация результатов опытов. Вильмут категорически отверг это обвинение, но был вынужден признаться в том, что эксперимент по клонированию Долли на 66 % был заслугой другого специалиста. Впрочем, этим «другим» оказался не инициатор судебного процесса, Прим Сингх, а Кейт Кэмпбелл. Именно этому ученому, в настоящее время работающему в Ноттингемском университете, первому пришла в голову идея скоординировать циклы лишенной ядра клетки-реципиента и клетки, генетический материал которой был предназначен для клонирования.
   Большой вклад в реализацию эксперимента внес еще один человек – лаборант Билл Ритчи. Еще до рождения Долли он принимал участие в экспериментах по клонированию и даже поставил подпись (вместе с Вильмутом и Кэмпбеллом) под статьей о появлении на свет Меган и Мораг – двух первых клонированных овец, полученных из клеток одного эмбриона. Однако в истории с овечкой Долли о Ритчи просто забыли: его имя было всего лишь упомянуто в числе тех, кому выражалась благодарность за участие в эксперименте. Теперь Яну Вильмуту придется не только публично извиниться перед коллегами и признать их соавторами эксперимента, но и, вероятно, поделиться прибылью. Что же касается скандальной известности, Вильмут уже начал к ней привыкать. В 2005 году германские газеты подняли волну протеста против награждения ученого премией от германского Общества Пауля Эрлиха. Протест был вызван тем, что Вильмут не скрывал своего интереса к терапевтическому клонированию человека и участвовал в ряде экспериментов этого направления. А в Германии подобные опыты запрещены. Общество Пауля Эрлиха может пересмотреть решение о присуждении премии, и в этом случае Вильмут должен будет вернуть 100 тысяч евро. Существует еще один вопрос, требующий решения. За выдающиеся результаты в области клонирования Елизавета II наградила ученого орденом Британской империи. Но если заслуга, по признанию самого Вильмута, принадлежит другим, награда также должна сменить владельца? Британия пока никак не отреагировала на результаты судебного процесса. Возможно, соавторы Яна Вильмута все же получат заслуженные награды.
   Скандалы, связанные с авторством той или иной научной идеи, к сожалению, имеют давнюю традицию. Даже знаменитый Луи Пастер, создавший вакцину от сибирской язвы, как недавно выяснилось, воспользовался плодами труда своего коллеги – Шарля Шамберлена. Именно его вакцина, приготовление которой отличалось от пастеровской, помогла вылечить стадо овец от сибирской язвы. А «причесыванием» полученных результатов занимались и Ньютон, и основоположник учения о наследственности Мендель, и Зигмунд Фрейд. Возможно ли прекратить эту практику? Сегодня надежных методов, увы, не существует. И остается полагаться только на сознательность самих ученых и корпоративную этику. Что же касается овечки Долли, во всех справочниках ее «отцом» все еще считается Ян Вильмут, а не Кейт Кэмпбелл…

ГРОМКИЕ РАЗОБЛАЧЕНИЯ ФИНАНСОВЫХ МАХИНАЦИЙ

Панама: суета вокруг канала