Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Каждый год в мире прекращают существовать десять языков.

Еще   [X]

 0 

Код Кощея. Русские сказки глазами юриста (Панюшкин Валерий)

Сказки – отражение народного подсознания. Известный журналист и литератор Валерий Панюшкин при содействии юристов «Пепеляев Групп» ищет корни российской правовой системы в сказках и обнаруживает много интересного: в справедливость никто не верит, прав старший и сильный, старое добро быстро забывается, ребенок – не полноправный человек, самое абсурдное чистосердечное признание засчитывается как доказательство вины, логика обвинения хромает, принципы экстрадиции каждый раз пишутся заново, правила наследования запутаны до невозможности – словом, очень напоминает нашу нынешнюю действительность. А пошло-то все, оказывается, еще от Кощея Бессмертного да Василисы Прекрасной.

Год издания: 2012

Цена: 165 руб.



С книгой «Код Кощея. Русские сказки глазами юриста» также читают:

Предпросмотр книги «Код Кощея. Русские сказки глазами юриста»

Код Кощея. Русские сказки глазами юриста

   Сказки – отражение народного подсознания. Известный журналист и литератор Валерий Панюшкин при содействии юристов «Пепеляев Групп» ищет корни российской правовой системы в сказках и обнаруживает много интересного: в справедливость никто не верит, прав старший и сильный, старое добро быстро забывается, ребенок – не полноправный человек, самое абсурдное чистосердечное признание засчитывается как доказательство вины, логика обвинения хромает, принципы экстрадиции каждый раз пишутся заново, правила наследования запутаны до невозможности – словом, очень напоминает нашу нынешнюю действительность. А пошло-то все, оказывается, еще от Кощея Бессмертного да Василисы Прекрасной.
   Книга обязательна к прочтению всем людям с неординарным мышлением, способным видеть неожиданное в привычном, а также всем, кто хочет разобраться, как работает мозг русского человека.


Валерий Панюшкин Код Кощея: Русские сказки глазами юриста

   Руководитель проекта И. Трушина
   Корректоры О. Ильинская, С. Чупахина
   Компьютерная верстка А. Абрамов
   Художник обложки А. Андреев

   © Панюшкин В.В., 2011
   © ООО «Альпина Паблишер», 2012
   © Электронное издание. ООО «Альпина Паблишер», 2012

   Все права защищены. Никакая часть электронного экземпляра этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Предисловие

А.С. Пушкин
   В привычных вещах, ежедневно окружающих каждого человека, можно обнаружить новые качества, стоит только взглянуть на них под другим углом.
   Сложные правовые задачи, над решением которых ежедневно трудятся юристы нашей компании, требуют от них не только досконального знания всех нюансов российского права, но и глубокого понимания экономических и общественных процессов. Особую роль для успешного исхода дела или заключения сделки имеет порой интуитивное понимание глубинных мотивов поведения всех участников процесса.
   Наши далекие предки занимались земледелием и охотой, накапливая опыт выживания в различных климатических условиях – «от южных гор до северных морей», пядь за пядью осваивали новые территории, беспокоя соседей и терпя лишения сами. В глубокой древности сформировались первые, сначала неписаные, правила, передаваемые из уст в уста, из поколения в поколение в виде былин, преданий, сказок и присказок. Это те самые архетипичные нормы права (принципы, руководящие идеи), которые впитываются человеком в раннем возрасте и становятся фундаментальными основами поведения в любой жизненной ситуации, даже если они идут вразрез с установленными в современном обществе нормами, в том числе законодательными.
   Русские народные сказки – это драгоценные шкатулки с ключами, открывающими тайный ход в удивительный мир зеркал, где сложнейшие казусы современной российской юридической практики похожи на древнейшие сюжеты, а простые правовые ситуации могут показаться неразрешимыми, где сказочные персонажи так похожи на нас, а мы – на них.
   Мы предлагаем вашему вниманию необычный взгляд на знакомые с детства произведения. Это бережная попытка прикоснуться к корням знаменитого дуба «у Лукоморья» и разгадать «загадочную душу» российской правовой системы.
   Приглашаем вас в мир, где все происходит по законам сказки. Русской сказки.
   Приятного вам путешествия!
   С уважением,

   Сергей Пепеляев,
   управляющий партнер юридической компании «Пепеляев Групп», к.ю.н.

От автора

   Идея книжки «Код Кощея» была придумана не мной, точно так же, как не мной была придумана идея первой моей книжки про сказки – «Код Горыныча». Рассмотреть в «Коде Горыныча» особенности русского бизнеса, опираясь на русские сказки, предложил мне банкир Михаил Фридман. Изучить здесь, в «Коде Кощея», особенности правосознания русского человека, опираясь на русские сказки, предложили мне сотрудники компании «Пепеляев Групп». Разумеется, книжка не претендует на научность. Разумеется, не претендует и на полноту. Я буду вполне доволен, если, читая эту книжку о русских сказках и представлениях нашего народа о праве и бесправии, читатель развлечется.

А судьи кто, или Старая хлеб-соль не забывается

   В сказке «Старая хлеб-соль забывается» Мужик, работающий на гумне, по доброте душевной спасает от смерти Бирюка (то бишь матерого волка). За Волком гонятся охотники, Мужик прячет Волка в мешок, подобный другим мешкам со свежеобмолоченной пшеницей, а когда охотники, не найдя Волка, уходят, развязывает мешок, выпускает Бирюка, и…
   – Я тебя съем, – говорит Волк Мужику вместо благодарности.
   Разумеется, Мужик несколько шокирован таким поворотом дела. То есть он понимает, что Волку свойственно бывает напасть на одинокого человека и сожрать его. Но в данном случае Мужику кажется, что Волк должен испытывать благодарность за спасение от неминуемой смерти. Так нет же.
   – Старая хлеб-соль забывается, – утверждает Волк в том смысле, что, если голоден, сожрать можно кого угодно, хоть родную мать.
   Благодарности не существует. Моральные обязательства не имеют значения. За добро можно платить злом, если тебе так удобно. С этакой постановкой вопроса Мужик согласиться не может, и тогда человек и животное обращаются к третейскому суду. Они решают, что если трое первых встречных скажут, что старая хлеб-соль забывается, то Волк может с чистой совестью съесть своего спасителя. А если случайные судьи скажут, что благодарность существует на свете, то Бирюк пойдет себе несолоно хлебавши в лес.
   Но кто же судьи? Дело происходит в будний день. Нетрудно предугадать, что благополучные и разумные люди вряд ли встретятся эдак вот прямо на дороге нашим спорщикам, они заняты делом: крестьяне – в поле, купцы – в лавках. По дорогам шляются заведомо деклассированные элементы, люмпены какие-нибудь и нищеброды.
   Так оно и есть. Первым делом тяжущиеся Мужик и Волк встречают старую ломовую Лошадь. Всю жизнь Лошадь трудилась в поте морды, а когда состарилась и ослабела, хозяин просто выгнал ее, и надо еще сказать спасибо, что не пустил на колбасу. Разумеется, Лошадь говорит, что старая хлеб-соль забывается, благодарности не существует и никаких моральных обязательств не следует брать на себя в этом несправедливом мире. 1:0 в пользу Бирюка.
   Спустя некоторое время Мужик и Волк встречают на дороге старую Собаку. Всю свою жизнь Собака охраняла хозяйское добро, лаяла до хрипоты, а когда состарилась, хозяин просто выгнал ее, и хорошо еще, что не пустил на стельки. Разумеется, и Собака тоже говорит, что старая хлеб-соль забывается. Глупо было бы ожидать от старой бездомной Собаки оптимизма и веры в людей. 2:0 в пользу Бирюка.
   Наконец, Мужик и Волк встречают на дороге Лису. Рыжую бестию, конечно, нельзя считать добропорядочной гражданкой, способной вершить справедливый суд, но она по крайней мере не так беспросветно разочарована во всем на свете, как бездомные Лошадь и Собака.
   У Мужика появляется надежда. Лиса принимается всерьез исследовать в этом импровизированном судебном процессе обстоятельства дела. Лиса спрашивает, где, когда и почему Волк и Мужик поспорили о том, существует ли на земле благодарность и забывается ли старая хлеб-соль.
   Для наглядности (или, как бы мы сейчас сказали, в рамках следственного эксперимента) все трое возвращаются на то самое место, где Мужик прятал Волка от охотников в мешке.
   – Как же ты залезал в мешок? – спрашивает Лиса Бирюка.
   И Волк залезает в мешок, чтобы показать, как именно было дело.
   – А ты как же молотил? – спрашивает Лиса Мужика, как только Волк скрывается в мешке и мешок над его головой завязан.
   Как и требует того судебное разбирательство, обстоятельства дела восстановлены. События возвращены в ту стадию, когда благодарность имеет значение: Волк в мешке, Мужик волен подарить ему жизнь или отнять ее. Еще мгновение – и справедливость восторжествует.
   Осознав, какой шанс ему выпал, Мужик берется за цеп и молотит что есть силы по мешку, в котором увязан Волк, до тех пор, пока Волк в мешке перестает проявлять признаки жизни.
   Лиса, надо полагать, стоит рядом, наблюдает за экзекуцией и ждет вознаграждения за столь успешно проведенное разбирательство и столь хитроумно восстановленную справедливость. И ждать расплаты недолго: в очередной раз взмахнув цепом, Мужик обрушивает его на голову Лисы, спасшей его точно так же, как и он давеча спас Бирюка.
   – Старая хлеб-соль забывается, – приговаривает Мужик, разбивая череп своей спасительнице.
   Зачем он это делает? Ему нравится жить в мире, где благодарности не существует? Ему комфортно на земле, где никто не обременен моральными обязательствами? Он всерьез полагает, что больше никогда в жизни ему не понадобятся услуги столь опытного юриста, каковым была Лиса? Зачем он ее убивает?
   Нет ответа. Разве что самый тот факт, что ты до сих пор жив в мире, где старая хлеб-соль забывается, некоторым извращенным образом повышает Мужику самооценку.

Се человек, иди Идентификация царевны-лягушки

   Вы скажете, это дело политическое? Царевич претендует на престол? Треть царства рискует оказаться под управлением рептилии? Но дело в том, что и политическая система русской сказки, если бы таковая была формализована, вовсе не предполагала бы, что государством обязательно должен управлять человек. Кощей Бессмертный, например, вот уж на что великий царь, однако же мало кому придет в голову считать Кощея человеком. А Морозко, управляющий подземным царством, разве он человек? Эти двое хотя бы антропоморфные, но нельзя не признать, например, что стрекозы, в одной из русских сказок управляющие Царством Небесным, – насекомые. А Змей Горыныч, время от времени оказывающийся во главе какого-нибудь причудливого государства, так тот и вовсе змей, причем рожденный, как следует из его отчества, не другим змеем, а горою, так что не поймешь – то ли пресмыкающееся, то ли минерал.
   Одним словом, придется признать: в политическом смысле для царевича, женящегося на лягушке, никаких препятствий нет.
   Можно было бы побеспокоиться слегка о физиологической стороне вопроса, о том, как царевич и лягушка станут продолжать род и как вообще оплодотворить человеку лягушачью икру. Однако же и это не беда: русские сказки знают и не такие извращения.
   И вообще, вопрос о том, является ли жена Ивана-царевича, кроме того что лягушкой, еще и человеком, втемяшивается только в дурные башки жен царевичевых братьев. В сущности, выяснять, является ли лягушка еще и человеком, – это бабья блажь. Серьезному государственному мужу, каковым является царь, не приходит в голову подобная глупость. Царь предпочитает существовать в юридическом поле: для него если жена царевича, значит, царевна. Эксперименты, направленные на установление биологического вида снохи, царь затевает исключительно ради того, чтобы две другие снохи перестали скандалить, то есть из великодушия.
   Но тут-то царь и сталкивается с серьезными правовыми проблемами. Разумеется, у царя абсолютная власть. Разумеется, царевич во всем подчиняется царю беспрекословно. Разумеется, царь может убить царевича, если надо. Но войти к царевичу в спальню царь не может. Более того, сам царевич не слишком-то вольготно чувствует себя в светелке жены.
   По другим русским сказкам мы знаем, какие неразрешимые проблемы порой встают перед мужчиной, если, например, две женщины одновременно объявляют себя законными его женами. Ради того, чтобы выяснить, которая из жен настоящая, чего только мужчины ни делают: и загадывают женам загадки, и заставляют залезать на забор, кто быстрее, и стреляют в жен из лука в надежде на то, что самозванка погибнет, а настоящая жена выживет…
   Но никогда мужчина не отваживается раздеть женщину и рассмотреть ее хорошенько. И это притом, что нагота в русской сказке не запрещена. В «Мудрой деве» героиня является к царю в чем мать родила. То есть запрет распространяется не на наготу как таковую, а на самое таинство женского переодевания. Вот и в сказке про Царевну-лягушку Иван-царевич тайно проникает к жене в гардеробную, чтобы сжечь лягушачью кожу. Жил с женой душа в душу, но ни разу не видел, стало быть, как переодевается жена из лягушачьей кожи в женское платье.
   

notes

Примечания

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →