Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Велогонщикам «Тур де Франс» необходимо ежедневно съедать объем пищи, эквивалентный 27 чизбургерам.

Еще   [X]

 0 

Китайское искусство чаепития (Лин Ван)

Книга рассказывает об истории происхождения чая и зарождении искусства чаепития в Древнем Китае. Автор приводит цитаты из древних трактатов, посвященных этому напитку, и прослеживает эволюцию искусства чаепития в разные исторические эпохи, объясняя его влияние на философию, культуру и традиции Китая.

Год издания: 2003

Цена: 69.9 руб.



С книгой «Китайское искусство чаепития» также читают:

Предпросмотр книги «Китайское искусство чаепития»

Китайское искусство чаепития

   Книга рассказывает об истории происхождения чая и зарождении искусства чаепития в Древнем Китае. Автор приводит цитаты из древних трактатов, посвященных этому напитку, и прослеживает эволюцию искусства чаепития в разные исторические эпохи, объясняя его влияние на философию, культуру и традиции Китая.


Ван Лин Китайское искусство чаепития

Китай – родина искусства чаепития

   Чайное дерево – многолетний вечнозеленый кустарник, принадлежит к семейству камелий. Чай играет важную роль во взаимоотношениях людей; известная китайская поговорка гласит: «Когда мы встаем утром, в первую очередь мы должны приготовить дрова, рис, масло, соль, сою, уксус и чай», что свидетельствует о том, что чай является первоочередной потребностью. Когда мы собираемся за столом или встречаемся с друзьями, чашка ароматного чая придает дополнительный оттенок нашему застолью. В древности многие императоры были большими любителями чая. Однажды, в период правления династии Цин, император Канси, который правил с 1662-го по 1722 год, приехал на озеро Тайху в провинции Сучжоу. Это было во время третьей поездки на территории, лежащие к югу от реки Янцзы. Именно тогда кто-то предложил императору чашку чаю, который был назван «пугающим и убивающим». Выпив его, Канси счел, что напиток превосходен, но название напитка показалось ему не слишком запоминающимся. Зная, что растения, из которых был приготовлен напиток, были собраны весной на вершине горы Било, Канси назвал его билочуньским и внес в список признанных предметов подношения. Его внук, император Цянлун (правил с 1736-го по 1795 год), также очень любил чай. В первый лунный месяц каждого года он в один из благоприятных дней организовывал чаепитие, во время которого собравшиеся пили чай и слагали стихи.
   Общеизвестно, что Китай – естественная территория произрастания чая, а также первая страна, где его стали целенаправленно выращивать, производить и пить. Но когда же в Китае обнаружили и начали употреблять чай? Судя по «Классической книге растений Божественного Земледельца», еще 2700 лет назад Божественный Земледелец пробовал различные растения, которые собирал и которые часто оказывались ядовитыми. Позднее он нашел чайное дерево, которое обладало антитоксичным действием. Это свидетельствует о том, что в древности люди считали чай исключительно лекарственным растением. Лишь очень много времени спустя чай стали использовать как напиток. Ван Бао в своем «Договоре с ребенком-слугой», написанном в 59 году до н. э., упоминал, что этот слуга должен был заваривать чай для своего господина и ездить в Уян (к востоку от Пенсян, провинция Сычуань, в те времена – знаменитый рынок чая), чтобы покупать там чай. Это означает, что чай стали употреблять как напиток не позднее, чем в эпоху Западной Хань. В эпоху Трех царств (220–280) царь государства Дунву Сунь Хао (242–283) приказал своим министрам пить вино и получал наслаждение от их опьянения всякий раз, когда угощал их. Министр Вэй Яо не мог пить, поэтому Сунь Хао втайне от всех разрешал ему пить вместо вина чай. С тех пор среди образованных людей постепенно стало модным угощать гостей чаем.
   В эпоху Северной и Южной династий (420–589) началось распространение буддизма, и монахи употребляли чай во время медитаций и чтения священных текстов. Чаепитие получило широкое распространение в больших и малых храмах, где росли чайные деревья и изучались свойства чая. Это явление получило название интеграции чая и буддизма.
   В эпоху династии Тан (618–907) чаепитие стало еще более популярным. Поскольку чай мог стимулировать мыслительный процесс, ученые наслаждались напитком, писали стихи и рисовали картины, в которых чай был основным мотивом. В то время чайные деревья росли в Сычуани, Хунани, Хубэе, Цзянси, Фуцзяни и в других местах, и объем продаваемого чая постепенно рос. Поэт эпохи Тан Бай Цзюи писал: «Торговец гнался за прибылью и все меньше уделял внимания жене. Два месяца назад он уехал в Фулян за чаем». Фулян (нынешний Цзиндэч– жэнь, провинция Цзянси) был тогда центром торговли. Торговец получал прибыль, отвозя чай на продажу, и часто снова покидал жену и уезжал по делам. В этот период Лу Юй (733–804) обобщил знания своих предшественников о чае и написал «Канон чая», первый трактат в мире, посвященный чаю. В этой книге Лу Юй подробно описал происхождение чая, его свойства, историю и территории его произрастания, а также – орудия сбора чая, процесс его обработки, способы чаепития и чаши для питья чая. Позже его назвали «чайным святым».
   В эпоху династии Сун (960—1279) и Юань (1271–1308) в обычай вошла оценка чая. Для того чтобы заслужить высокую оценку, владелец чая должен был иметь продукт самого высокого качества (что было наиболее важным условием), чистую и вкусную воду и чайные сервизы изысканной формы и красивого цвета, чтобы в полной мере оттенить цвет самого чая. В течение всей долгой истории чаепития сложилось особое и простое искусство китайского чаепития. Чаепитие стало не просто способом утолить жажду и получить удовольствие, но и способом завязать дружеские связи и укрепить взаимопонимание. Например, стихотворения и картины, созданные китайскими учеными мужами, а также песни, танцы и даже небольшие оперы, посвященные чаю, показывают, насколько тесная связь существует между чаепитием и работой души. Традиции чаепития отражают интерес народа Древнего Китая к культуре чая. Типичным примером этого было появление чайных домиков на улицах и в переулках китайских городов. Все, от самых высших чиновников и знати до простолюдинов, любили собираться в чайных домиках. Торговцы обменивались там деловой информацией, жители деревень собирались там, чтобы просто пообщаться друг с другом, а ученые – чтобы обменяться мнениями за чашкой чаю. Даже споры и конфликтные ситуации разрешались и обсуждались в чайных домиках. Там же собравшиеся наслаждались выступлениями артистов, слушали предсказателей и рассказчиков. Можно сказать, что чайные домики были микрокосмосом общественной жизни Китая, а также политическими, экономическими и культурными центрами.
   Сегодня самыми известными чайными домиками Китая являются чайный дом Лао Шэ в Пекине, Таотаоцзю в Гуанчжоу и Баю в Чунцине. В Гуанчжоу люди каждый день посещают чайные домики, чтобы выпить пару чашек чаю с десертом и добавками. В Сычуани посетители могут пить чай и разговаривать обо всем на свете, сидя или лежа на рядах бамбуковых кресел. В Пекине чайные домики являют собой своеобразные клубы, где можно выпить чаю и поесть, насладиться фольклорным искусством или найти себе новых друзей.
   Часто чай служил подарком при помолвке. Поскольку чай нельзя было пересаживать, приняв его в качестве подарка, девушка не могла изменить своего решения выйти замуж. В книге «Сон в красном тереме», написанной Цао Сюцинем в эпоху династии Цин, Ван Сифэн сказал Линь Дайю: «Раз ты выпила наш чай, почему бы тебе не стать нашей снохой?» Эта цитата является примером обычая «принятия в дар чая».
   Угощение гостей чаем является основой поведения китайцев при общении друг с другом. Когда в дом приходит гость, китаец всегда предлагает ему (или ей) чашку чаю в знак своего дружеского расположения. Одно из стихотворений гласит: «Когда гость пришел в мой дом из холодной ночи, я поспешил разжечь огонь из бамбука, чтобы угостить его свежезаваренным чаем».
   Китай – родина чая. Еще до эпохи династии Тан китайский чай экспортировался по суше и морем сначала в Японию и Корею, потом – в Индию и Центральную Азию, а еще позже, в эпоху династий Мин и Цин, – на Аравийский полуостров. В начале XVII века китайский чай стали экспортировать в Европу, где высшие сословия восприняли моду на чаепитие. Китайский чай, как и китайский шелк и фарфор, внесли значительный вклад в материальную и духовную культуру мира.
   Имея объектом изучения китайский чай и культуру чаепития, эта книга рассказывает о происхождении чая, его истории, способах и обычаях чаепития, сосудах, используемых при чаепитии, а также содержит много другой интересной информации. Читатель может найти здесь много интересных сведений о китайском чае.

Глава 1
Начало употребления чая как напитка и зарождение чайной культуры

Божественный земледелец изучает целебные свойства растений

   Открытие и начало употребления чая в Китае уходит своими корнями к временам правления Божественного Земледельца (легендарного правителя, второго из Трех великих, который, как считается, изобрел плуг и обнаружил в растениях лечебные свойства).
   Китайцы часто называют себя потомками Янь-ди и Желтого императора. Исследовав древние тексты, историки пришли к выводу, что Янь-ди и Божественный Земледелец – это одно и то же лицо. Около 5 тысяч лет тому назад Божественный Земледелец (которого считали богом земледелия) изобрел сельскохозяйственные орудия и научил людей выращивать зерно. Китай – это страна, где очень давно было освоено земледелие. Археологические раскопки и исторические записи подтверждают тот факт, что именно Божественный Земледелец разработал способы сельскохозяйственного производства. Согласно китайским легендам, он был также богом врачевания. Чтобы избавить людей от боли, он отбирал различные дикорастущие растения и использовал их в медицинских целях. Не боясь принести себя в жертву, он пробовал на себе их действие, чтобы изучить их влияние на организм человека. Говорят, что однажды он отравился сорок два раза, собирая и пробуя дикие растения, произраставшие на горе. Позже он нашел растение, которое оказалось чаем. Он заварил это растение в глиняном сосуде и выпил получившуюся жидкость. В результате все токсины, попавшие в организм, исчезли. С тех пор китайцы стали использовать чай как драгоценное лекарство, принесенное людям в дар из космоса. Эта история подтверждает тот факт, что сначала китайцы использовали чай как лекарственное средство.
   В начале правления династии Чжоу (XI век – 771 г. до н. э.) чай использовался как лекарственное средство всеми – от простолюдинов и до членов императорской семьи. Например, жители провинции Сычуань приносили чай в дар императору У династии Чжоу, жившему примерно в XI веке до н. э. В «Ритуалах Чжоу» – древнем своде законов китайского народа, написанном якобы правителем Чжоу около 3000 лет назад, содержится много записей о чиновниках, которые отвечали за употребление и хранение чая при дворе правителей этой династии.
   Некоторые считают, что какое-то время чай считался просто овощем. Однако в эпоху династии Хань (206 г. до н. э. – 220 г. н. э.) чай использовался как волшебное питье. В этот период чай выращивался повсеместно, что давало возможность его широкого использования. В знаменитых гробницах правителей Хань (построенных во II веке до н. э.) в Мавандуй, Чанша, провинция Хунань, была обнаружена коробка чая. В гробницах, относящихся к периоду правления Вэнь-ди (правившего с 179 г. до н. э. по 156 г. н. э.) в Цзянлине, провинция Хубэй, были найдены останки человека и коробка чая. Все эти находки свидетельствуют о том, что в ранний период эпохи Хань представители высшего сословия употребляли чай и клали его в могилы умерших как драгоценный дар.
   Узнав о существовании чая, китайцы использовали его как лекарственное растение, овощ и затем как напиток более 3000 лет. В этот период употребление чая не было связано с какими бы то ни было духовными поисками, хотя он и использовался как волшебное лекарственное растение. Однако все изменилось, как только его стали употреблять как напиток.

Ученые мужи династии Хань и чай

   Использование какого-либо предмета и формирование связанных с этим обычаев, как правило, начинается среди простых людей. Однако интересно отметить, что употребление чая как напитка зародилось в среде высокопоставленных ученых. Начало традиций чаепития зафиксировано в китайских исторических документах. В «Договоре с ребенком-слугой», который был написан Ван Бао в 59 году до н. э. в эпоху династии Хань, содержится интересный эпизод. В царствование династии Западной Хань жил человек по имени Ван Цзыюань из Сычуани, который поехал в Чэнду сдавать экзамен. Он остановился в доме своего покойного друга, где жила его вдова Ян Хуэй. Возможно, ей нравился Ван Цзыюань, поскольку она очень тепло его приняла и распорядилась, чтобы девочка – служанка Бянь Ляо прислуживала ему со всем почтением, в частности чтобы она покупала и заваривала для него чай. Расстроенная этим, Бянь Ляо прибежала на могилу умершего хозяина и, заливаясь слезами, стала жаловаться на свою судьбу: «Мой добрый господин, ты купил меня, чтобы я убирала твой дом, но не для того, чтобы я прислуживала любовнику твоей жены!» Узнав об этом, Ян Хуэй и Ван Цзыюань очень рассердились. Они решили, что Ван Цзыюань заплатит 15 000 монет, после чего Бянь Ляо станет его служанкой и больше не посмеет бунтовать. Ван Цзы– юань подписал договор о покупке слуги (это и был «Договор с ребенком-слугой»), в котором было оговорено, что именно Бянь Ляо должна делать каждый день. В ее обязанности, помимо прочего, входили: покупка чая на ярмарке в Уяне, заварка чая и тщательная уборка чайных принадлежностей. Эти пункты договора свидетельствуют о том, что в то время ученые очень трепетно относились к процедуре чаепития.
   Помимо Ван Цзыюаня, другие знаменитые писатели династии Хань очень полюбили чай. Сочетание прозы и поэзии, которое было популярно в то время, было древним стилем литературного творчества, который имел свои собственные эстетические идеалы и размер. Сыма Сянжу и Ян Сюн – два знаменитых знатока этого рода литературы – также очень любили чай. Когда он еще не был известен широкой публике, Сыма Сянжу был влюблен в прекрасную девушку. В соответствии с кодексом этики феодального Китая, все решения о свадьбе, особенно если речь шла о девушке, принимались родителями будущих мужа и жены. Однако возлюбленная Сыма Сянжу, которую звали Чжо Вэнцзюнь, не разделяла этих общепринятых взглядов и бежала из дому вместе с ним. Они не имели достаточных средств к существованию и открыли магазин по продаже продовольственных товаров. Их опыт на этом поприще описан в известном произведении «Чжо Вэнцзюнь управляет магазином». В нем не говорится, продавал ли Сыма Сянжу спиртные напитки или чай, но он писал о чае, и, если он даже и не продавал чай, он, по крайней мере, сам пил его и был знатоком чая. Что касается Ян Сюна, то он писал о чае в своей книге «Диалект». Конечно, знаменитые писатели, вроде Сыма Сянжу, часто бывали при дворе, где чаепитие вошло в моду. В древнем китайском романе рассказывается интересная история об обычаях чаепития при дворе императора. Когда император Чэн династии Хань умер, его наложница Чжао Фэйюань «встретилась» с ним со сне. Когда она угостила императора чаем, приближенные сказали, что он не должен пить этот чай, поскольку наложница не ждала его, как это полагалось, со всем уважением и почтительностью. Чжао Фэйюань заплакала во сне и проснулась. Эта история свидетельствует о том, что процедура чаепития считалась в эпоху Хань серьезным вопросом этикета, и люди, чье поведение шло вразрез с принятыми нормами, не имели права угощать кого-либо чаем.
   Чжу Гэлян, главный советник царства Шу эпохи Трех царств (220–280 гг. н. э.), до сих пор известен практически в каждой китайской семье. Он снискал уважение и благодарность последующих поколений своей мудростью и заслугами в военных и гражданских делах. Считается, что Чжу Гэлян всячески развивал чаеводство в провинции Юньнань и других местах. Поскольку Чжу Гэляна также звали Кунмином, то в провинции Юньнань до сих пор чайное дерево называют «деревом Кунмина».
   В эпоху династии Цзинь (220–280 гг. н. э.) поэт Чжан Чжай в своей «Поэме у башни Чэнду» писал: «Когда я пью чай, я думаю о прелестных гостиных Ян Сюна и Сыма Сянжу и их великолепных прозаических и поэтических произведениях».
   Почему же с самого начала чаепитие пользовалось такой популярностью среди великих ученых? Возможно, причина заключается в том, что в чае они черпали свое вдохновение и этот напиток напоминал им о прекрасных горах и водной стихии. Или, возможно, чай успокаивал их и помогал им в их философских раздумьях о мироздании. Каковы бы ни были причины, с тех пор как чай стал использоваться в качестве напитка, он был тесно связан с духом философии и искусства, как если бы он сам по себе обладал мудростью. В соответствии с положениями буддизма, все на земле обладает мудростью и человек может общаться с природой. Так что, возможно, чай является самым мудрым из всех растений.

Расточительство Восточной и Западной Цзинь, Северных и Южных династий и воспитание неподкупности при помощи чая

   В эпоху династии Хань правители Китая всячески поощряли бережливость. В ранний период Западной Хань император ездил в коляске, запряженной волами, и неохотно пользовался экипажами. В эпоху Восточной Хань (25– 220 гг. н. э.) страна стала богатой, однако культура общения и нормы этики все еще пропагандировали почитание родителей, дружелюбие, доброжелательность, честность и прямоту. Даже некоторые чиновники отличались бережливостью и неподкупностью. Так, чиновник Сюань Бин распределял посевные площади между бедняками и предлагал членам своего клана свое собственное жалованье, хотя у него самого в доме не имелось запасов риса. Другой чиновник, Ван Лян, не разрешал жене проживать в его официальной резиденции. И хотя в феодальном обществе таких чиновников было мало, именно они являются образцом традиционных добродетелей китайского народа, культивировавшихся с незапамятных времен.
   Однако в эпоху Восточной и Западной Цзинь (265–420), а также Северных и Южных династий (420–589) общественное сознание претерпело значительные изменения. Представители высшего сословия соперничали друг с другом в расточительности. Чиновник династии Цзинь Хэ Цзэн пошел даже дальше императора, соревнуясь с ним в роскоши и изобилии одежды, экипажей и пищи. Он тратил на еду по 10 000 монет каждый день, а сын его – целых 20 000. Стремясь оказаться в этом соревновании первым, богач Жэнь Кай тратил по 20 000 монет на каждый прием пищи. Ши Чун, известный под прозвищем «денежный мешок», в обед, завтрак и ужин угощался редкими деликатесами – дарами моря и суши – и использовал парчу для обивки дверей и воск, чтобы разжигать огонь. Он даже менял верхнее платье каждый раз, когда выходил из туалетной комнаты, возле которой в ожидании его стояло больше десяти служанок. В эпоху Южной династии император Лянву (502–550) очень бережно расходовал средства, в то время как его брат Сяо Хун купался в роскоши. Говорили, что он построил много собственных складов. Император Лянву поехал туда, чтобы проверить эти сведения, опасаясь, что брат хранит на складах оружие, готовясь к восстанию. Он обнаружил, что на складах находились огромные запасы драгоценностей и шелка, но не оружие. Помимо этого, там было еще 30 домиков для хранения 300 млн монет.
   Все эти излишества беспокоили трезвомыслящих правителей, которые стремились пропагандировать неподкупность, чтобы как-то изменить такой расточительный образ жизни. В этих их попытках определенную роль сыграл и чай.
   По сравнению с человеком, чай чист по своей природе. Он впитывает в себя дождевую воду и росу горных вершин и дает жизнь зеленым листьям. Он пускает корни в теле гор, великолепно цветет на утренней заре и на закате. В Древнем Китае люди полагали, что чай нельзя пересаживать, и поэтому воздавали растению должное за его цепкость. Возможно, благодаря тому, что они приписывали чаю все эти добродетели, его противопоставляли роскоши и мотовству.
   Чиновник династии Южная Цзинь Лу На был неподкупен. Будучи правителем префектуры, он не получал жалованья. Позже императорский двор назначил его начальником ревизионной службы. Когда он отправлялся к месту назначения, члены семьи спросили его, сколько лодок нагрузить вещами, и он сказал, что ему в путешествии понадобятся только несколько зерен. Остальное должно быть отдано в общественное пользование. Когда Лу На стал главой префектуры в Усине, известный генерал Се Ань захотел нанести ему визит. Племянник Лу На решил, что такого высокого гостя надо принять со всем почтением и вниманием. Увидев, что его дядя не предпринял никаких приготовлений к визиту гостя, он решил действовать самостоятельно. Когда Се Ань приехал, Лу На угостил его лишь чаем и фруктами. Увидев это, племянник устроил пышный банкет, боясь, что гость обидится на столь скромную встречу. После ухода гостя Лу На обиженно заметил: «Ты не добился уважения ко мне, а лишь оскорбил мои чистые помыслы». Своевольный племянник был примерно наказан. Позже эта история стала широко известна и популярна в народе, и многие люди следовали ей как примеру должного поведения. Хуань Вэнь, живший примерно в то же время, что и Лу На, также предпочитал пить чай, а не спиртные напитки и усиленно пропагандировал эту привычку. Этот государственный деятель, обладавший ярким военным талантом, пользовался заслуженным уважением, поскольку одержал много побед на полях сражений. Что касается пропаганды неподкупности и честности, то он высоко ценил усилия Лу На. Когда он спросил последнего о его отношении к спиртному, тот ответил, что может выпить только две чашки. Хуань Вэнь на это сказал: «Я могу выпить три чашки и съесть при этом десять кусочков мяса. На банкетах я обычно угощаю гостей чаем и фруктами».
   В эпоху Южной и Северной династий некоторые императоры пили чай вместо спиртного, чтобы показать, насколько они просты в своих пристрастиях. Правивший в период Южной династии Ци император Шицзу прослыл очень просвещенным человеком. За десять лет его правления в стране практически не было войн, и простые люди имели возможность трудиться, а не воевать, и численность населения росла.
   Он не любил развлечений, поскольку это требовало больших затрат. Когда Шицзу узнал, что ему осталось жить совсем недолго, он написал завещание, в котором распорядился не хоронить его с пышностью, чтобы не причинять простым людям больших неудобств. Повелел для прощальной церемонии приготовить всего лишь семь тарелок с рисом, фруктами и чаем, вместо традиционных «трех жертвенных даров». Кроме этого, он потребовал, чтобы впредь все – представители высшего сословия и простолюдины – следовали этому правилу. Конечно, трудно сказать, выполнялось ли это требование императорами и чиновниками следующих поколений; но, тем не менее, последняя воля императора стала прекрасным примером того, как следует обуздывать свое стремление к роскоши и расточительству.

Древние ученые-метафизики и чайные церемонии

   Поздний период Восточной династии Цинь был периодом раздробленности Китая, именно тогда образовались Южная и Северная династии. Север страны переживал период хаоса, вызванный бесконечными войнами, а юг в это время процветал и развивался, войны были там большой редкостью. Поэтому ученые там часто собирались и рассуждали о литературе, философии и насущных проблемах. Их называли собеседниками. На раннем этапе существования таких культурных салонов собеседники, как правило, пили спиртные напитки, беседуя на различные темы, расположившись где-нибудь у чистого источника или у подножия зеленого холма. Среди них были и знаменитые «семь достойнейших в бамбуковом лесу». Один собеседник по имени Лю Лин дал свое имя напитку, который особенно любил. Этот знаменитый напиток Лю Лина и сегодня хорошо известен в Китае.
   Однако позже собеседники стали вместо спиртных напитков пить чай и сделали это по двум причинам: во-первых, спиртное могло ударить людям в голову и тем самым повлиять на ход беседы; во-вторых, бедные ученые не имели средств на спиртное, которое стоило довольно дорого, и вынуждены были пьянеть от мяса. Именно поэтому в более поздний период большинство собеседников стали пить чай. Например, известный собеседник Ван Мэн очень любил чай. Когда ученые вели в его доме свободные дискуссии, их всегда угощали чаем. Те немногочисленные люди, которые не любили чай, шутливо называли беседы в доме Ван Мэна «водной катастрофой».
   Если «воспитание неподкупности при помощи чая», пропагандируемое Лу На, Хуань Вэнем и другими, символизировало дух чая, то обычай собеседников пить чай, чтобы оставаться трезвыми и активизировать мышление, отражал и непосредственное воздействие чая на духовную жизнь людей.
   В эпоху Южной и Северной династий возникло философское направление, получившее название метафизики. Ученые-метафизики изучали даосизм, который был близок конфуцианству. Большинство из них были выдающимися людьми. Они всячески отстаивали незыблемость семейных уз, своим примером утверждали необходимость сдержанности и хорошего воспитания, поощряли полет фантазии и анализировали основополагающие теории о природе и обществе применительно ко всему живущему на Земле. Они любили выступать перед сотнями, а иногда и тысячами слушателей. Конечно, во время таких лекций, длившихся целый день, они чувствовали жажду. В отличие от участников домашних философских бесед, лектор всегда должен говорить и вести себя соответственно нормам, а также ясно мыслить, поэтому чай был незаменимым помощником лекторов. Они высоко ценили его, поскольку он бодрил, оставляя трезвым ум, и утолял жажду. Для метафизиков физическое и духовное влияние чая на организм человека были неразделимы. Таким образом, с самого начала культура чаепития была окутана таинственным облаком восточной философии.

Бессмертные и чаепитие

   Старейшей основой культуры Китая является даосизм, чья история гораздо длиннее истории конфуцианства. Даосы утверждают, что человек – неотъемлемая часть природы, и подчеркивают, что он находится в состоянии гармонии со Вселенной и природой. В эпоху династии Хань отдельные идеи даосов сформировались в даосизм. Даосизм говорил о том, что каждый человек может преодолеть все недостатки, подняться над смертными грехами и активизировать свои духовные ресурсы, тренируя тело и душу. Китайцы называли бессмертными тех, кто сумел подняться над соблазнами и ведет аскетический образ жизни, и считали, что те обладают особой мудростью и волшебной силой. Позднее в Китай пришел индийский буддизм. Поскольку китайцы не до конца поняли суть этого раннего буддизма, они приняли как данность то, что буддийские и даосские бессмертные очень похожи, увидев буддистов, занимающихся медитацией, подобно даосам. Они считали всех даосов и буддистов бессмертными. В период правления Южной и Северной династий конфуцианцы, даосы и буддисты спорили о преимуществах своих религий. Интересно заметить, что вне зависимости от того, насколько различались их идеи, никто из них не отвергал чай, и все они любили заводить новых друзей за чашкой чаю. В литературных произведениях и сказках того времени много упоминаний о чае. Как говорится в древних китайских книгах и летописях, во время правления императора Юань-ди династии Цзинь жила старая женщина, которая часто продавала чай на рынке. Хотя чай разливали по чашкам с утра до вечера, ее чайник все время оставался полным. Старая женщина помогала бедным из денег, которые получала от продажи чая, однако местные власти были недовольны ею и посадили ее в тюрьму. Однажды ночью милосердная женщина сумела выбраться из тюрьмы со всей посудой и приспособлениями для заварки чая. В древности китайцы считали, что бессмертные умеют летать, поэтому эту старую женщину сочли бессмертной. Согласно другим китайским историческим документам, в период Южной династии жил монах Фа Яо, который любил пить чай. Он умер в возрасте 99 лет. Его долголетие объясняли чудодейственными свойствами чая. Человек, доживший до столь преклонного возраста, считался бессмертным, поскольку в древности условия жизни были слишком суровыми. К тому же медицина не находилась на столь высоком уровне, как сейчас. Также, судя по этим документам, Дань Цюцзы и Хуан Шаньцзюнь достигли высшей точки совершенствования и жили как знаменитые бессмертные именно благодаря любви к чаю.
   Почему же китайцы соединяли в своем представлении чай с бессмертием? Потому что, согласно теории даосизма о поддержании здоровья, жизненная сила человека находится в сосудах, очищению которых способствует чай. К тому же чай, который не опьянял и не возбуждал людей, тем не менее был необходимой составной частью отправления даосских и буддийских обрядов, поскольку в обоих случаях речь шла о продолжительных медитациях. Таким образом, чаепитие теснейшим образом связано с древней восточной философией, правилами здорового образа жизни и достижением наивысшего просветления в духовной жизни.

Выводы

   Начиная с эпохи Хань чай стали целенаправленно разводить и употреблять как напиток. Благодаря особым свойствам и влиянию на человеческий организм, его сначала оценили ученые и мыслители. Писатели, метафизики, государственные деятели и служители культа полюбили чай. Его тонкий аромат и чистота привлекали людей.
   Однако в то время духовное и культурное влияние чая еще не было зафиксировано. Способы чаепития тогда еще не стали искусством; в равной степени они не стали философией, которая возвышала бы мысли и чувства человека. Культура чаепития стала формироваться со времен династии Хань, когда о чаепитии было впервые упомянуто в хрониках, и продолжила свое развитие в эпоху Южной и Северной династий, когда чай широко употреблялся учеными и бессмертными. Но только в эпоху династии Тан появилась китайская культура чаепития, которое включало в себя искусство выращивания чая, чайную церемонию и своеобразную «философию» чаепития.

Глава 2
Распространение и расцвет китайского искусства чаепития

Китайская чайная культура в эпоху Тан

Любовь к чаю жителей Китая эпохи династии Тан

   В этот период времени чай выращивали в сорока двух префектурах страны, и традиции чаепития проникли в повседневную жизнь представителей всех слоев общества. Императоры Поздней Тан, которые особенно любили чай, повелели, чтобы все регионы, где произрастал чай, присылали во дворец листья самых ранних (и лучших) сортов чая, и 5 апреля во дворце проходил банкет, посвященный празднику Цинмин, во время которого поминали усопших. Этот праздник также имел другое название – праздник растений. Некоторые чиновники даже получали повышение по службе после того, как приносили в дар императору чай. В одной из сатирических поэм говорилось: «Отец получает продвижение по службе благодаря чаю, который также делает богаче его сыновей; поэтому почему бы образованным людям не идти той же короткой дорогой вместо того, чтобы долгие годы изучать «Весны и осени» и «Путь всадника от Желтой реки»?» Чтобы завоевать любовь императора, наложницы ломали голову над тем, как усовершенствовать способы приготовления чая, и скоро это переросло у них в игру, получившую название «Чайное соревнование». В эпоху Тан образованные люди, желавшие занять чиновничьи должности, проходили жесткий отбор. Они сдавали экзамены, и показавшие высшие результаты получали должность в столице при дворе императора. На время экзамена, который проходил под наблюдением придворных чиновников, кандидатов запирали в изолированных комнатах, чтобы не допустить всякого рода мошенничества. С собой они могли взять только запас твердой пищи. Исключение делалось только для чая, который приносили в комнаты экзаменующихся, чтобы они могли освежиться и подкрепить свои силы. Беря пример с императора, принцы и министры также гордились своим пристрастием к чаю. Ли Дэюй, великий советник, даже использовал чистейшую весеннюю воду из источников, находящихся на расстоянии тысяч ли[1] от столицы, чтобы приготовить себе чашку чаю. Гостей также обычно угощали чаем, и считалось крайне невежливым не сделать этого.
   Первоначально чаепитие пропагандировалось только образованными людьми, и в эпоху Тан искусство чая, равно как и поэзия, достигло своего расцвета. Раньше поэты употребляли спиртные напитки, чтобы на них снизошло вдохновение, однако в эпоху Тан алкоголь был официально запрещен и производство спиртных напитков резко сократилось, поскольку на это шло слишком много зерна. Чай, гораздо более дешевый стимулятор умственной активности, использовался в качестве альтернативы спиртному. Это был период расцвета буддизма; в храмах монахам полагалось часами медитировать. При этом они не ужинали. Но для молодых монахов это представляло определенную трудность. Поэтому в храме Лин-янь на горе Тай в виде исключения разрешили монахам во время вечерних молитв пить чай. Очень скоро так стали поступать и в других странах по всей стране, и это стало общепринятой практикой. Постепенно чай стали приносить в качестве дара Будде, и им стали угощать особо важных посетителей храмов. В связи с потреблением чая монахи в храмах стали сами выращивать чайные деревья. Поскольку, как правило, храмы располагались в горах, где много дождей и солнца, в храмах всегда выращивали чай очень высокого качества. Неудивительно, что даосы, которые также жили в уединении в горах, были хорошими садоводами и хорошо разбирались в чае.
   По мере того как популярность чая росла среди простых людей, повсеместно стали появляться магазины по продаже чая, причем даже в провинциях центральной равнины, таких, как Шаньдун, Хунань и Шаньси, где производство чая находилось на сравнительно низком уровне.
   Торговля чаем стала средством пополнения государственной казны династии Тан; чай также был способом развития связей с соседними этническими группами. В это время обычным делом было совершать бартерные сделки: менять чай на лошадей.
   Необычная любовь жителей государства Тан к чаю дала толчок к изучению этого растения и его свойств. Десять основных свойств чая сводились к следующему:
   1. Чай полезен для здоровья, очищает организм человека, снимает головные боли и усталость.
   2. Чай может уменьшать действие алкоголя и способствовать отказу от его употребления.
   3. Поданный с различными подливами и соусами чай является весьма питательным продуктом и утоляет голод.
   4. Чай облегчает самочувствие во время летней жары.
   5. Чай освежает, прогоняет сонливость.
   6. Чай помогает людям очистить свой дух и прогнать прочь тревоги.
   7. Чай способствует перевариванию жирной пищи, сделав ее неотъемлемой частью жизни этнических меньшинств Китая, чьей привычной пищей является молоко и мясо.
   8. Чай может использоваться для выведения из организма ядовитых веществ.
   9. Чай продлевает жизнь человека.
   10. Чай способствует самопознанию.

Лу Юй, бог чая

   Китайцы придают одинаковое значение материальным свойствам вещей (и самого человека) и их духовным свойствам. Например, они едят и пьют, чтобы удовлетворить свои физиологические потребности, а также чтобы освежить и прояснить свой ум. Употребление алкоголя всегда считалось частью этикета на различных приемах и жертвенных церемониях; алкоголь также давали солдатам перед боем, чтобы они проявили весь свой героизм и мужество. Китайцы очень трепетно относятся к запаху и вкусу блюд, которые должны не только наполнять желудок, но и доставлять эстетическое удовольствие.
   Поэтому вполне естественно, что чай, напиток особенно популярный среди ученых, стал предметом, наполненным культурным и идеологическим значением. Именно в эпоху Тан стало далее развиваться искусство разведения чая и чаепития, которое было сродни стихотворным рифмам и размерам и заставляло пьющего чай размышлять над философией жизни. Лу Юй, первый человек, который усовершенствовал искусство чаепития, фактически создал чайную церемонию, получил в истории имя бога чая.
   Лу Юй, родившийся в Цзинлине, провинция Фучжоу (нынешний округ Тяньмэнь в провинции Хубэй) жил в славную эпоху Кайюань и Тяньбао династии Тан. Он был сиротой, которого бросили родители. Его взял к себе Цзигун, пожилой и очень известный буддист, и мальчик вырос в храме Лонгай. Цзигун очень любил чай и посадил вокруг храма много чайных деревьев. Маленький Лу Юй очень много узнал от него об искусстве выращивания и приготовления чая и постепенно стал знатоком в этой области. Как гласит одна легенда, однажды Цзигуна пригласили к императорскому двору учить придворных азам буддизма. Чай, который подавали при дворе, разочаровал его. Однако однажды, отхлебнув предложенный чай, он ощутил прилив радости и сказал: «О, этот чай приготовлен моим учеником Лу Юем. Он приехал». Это была правда. Лу Юй был вызван во дворец заваривать для него чай.
   Хотя Лу Юй воспитывался в буддийском храме, конфуцианство было ему ближе. Уединенная жизнь в отдаленном храме не привлекала его. Поэтому он решил убежать и присоединился к группе бродячих артистов. Поскольку он был весьма умен, он не только играл, но и писал юмористические пьесы. Позднее он получал признание Ли Ци-у, префекта Цзин– линя, который помог ему пойти на гору Тянь– мэнь изучать конфуцианство. Однако хорошие времена оказались недолгими. Его учеба была прервана восстанием Ань Лушаня на севере, в результате которого император Сюаньцзун бежал из столицы Чанъань на юг в Сычуань. Лу Юй был вынужден бежать вместе со спасавшимися от восстания в Хучжоу, южный регион, где традиционно выращивали чай. Там он почерпнул очень много полезной информации о выращивании, способах сбора и заваривания чая, а также подружился со знаменитыми поэтами, монахами, каллиграфами и государственными деятелями. Их всех объединяла любовь к чаю. На основе подробных обсуждений со своими друзьями искусства приготовления и употребления чая и своего собственного изучения теории культуры чая Лу Юй написал трактат «Канон чая» («Ча цзин») – первое в мире исследование свойств чая и культуры его употребления.

«Канон чая» Лу Юя и искусство чаепития в эпоху Тан

   «Канон чая» состоит из десяти глав. Первая глава посвящена происхождению чая, его природе и свойствам, а также тому, какие почва и климат наиболее всего подходят для выращивания чайных плантаций. Во второй и третьей главах дается описание процесса переработки чайного листа и необходимых для этого приспособлений. Глава четвертая дает описание чайных принадлежностей, используемых для приготовления чая и в процессе чаепития. Глава пятая посвящена приготовлению самого напитка и сопутствующим ритуалам. В главе шестой рассматриваются различные способы употребления чая и стандарты, по которым оценивалось качество чая. В главе седьмой изложены истории традиций чаепития китайского народа. В восьмой приводятся характеристики различных регионов, где выращивается чай, а также говорится о свойствах разных сортов и видов чая. В главе девятой повествуется о чайных приборах, которые следует использовать в разных случаях. И заключительная глава рассказывает о живописных произведениях на тему чая и чаепития и рекомендует использовать их как наглядное пособие, знакомящее любителей чая с традициями чайной церемонии.
   «Канон чая» является не только своеобразной энциклопедией чая, но и
   квинтэссенцией знаний о природе и обществе, материальном и духовном мире. Она фактически воссоздает традиции чаепития, объясняя, как следует заваривать чай, правильно выбирать воду для чая, расставлять чайные приборы и просто как пить чай. Причем все эти элементы чаепития несут в себе особую эстетику. Большое внимание уделяется в книге моральному аспекту культуры чаепития. Лу Юй утверждал, что люди, любящие чай, должны жить добродетельной жизнью. Он взял все лучшее из конфуцианских представлений о добродетели, из упорства буддистов в стремлении познать истину и из даосской теории о том, что человек является неотъемлемой частью природы, и создал свою собственную философию, в которой все это лучшее гармонично соединяется в единое в процессе чаепития, что позволяет пьющему чай достичь высшей чистоты, вкушая аромат чая. «Канон чая» считается самым полным изложением культуры чаепития в том виде, в каком она существовала до середины эпохи Тан. Позднее мыслители Тан написали новые книги об искусстве чая. Среди этих книг была и работа «16 видов чая», написанная Су И, которая внесла новые идеи в культуру чаепития. А «Комментарии на тему воды, используемой для приготовления чая» Чжан Юсиня детально описывали свойства воды в реках, источниках и озерах всего Китая. Лю Чжэнь– лян, евнух, который достиг больших высот в постижении культуры чаепития, даже сформулировал десять добродетелей чая. Однако все эти мыслители в своих философских размышлениях лишь отталкивались от опыта Лу Юя, который был первым, кто заговорил об искусстве чаепития и кого следующие поколения стали считать святым покровителем чая. В конце эпохи Тан Лу Юй был посмертно назван богом чая. Сошедшие с небес боги не существовали в Китае. Богами считались духи великих людей. Безусловно, Лу Юй был достоин этого титула.

Чай как подношение и чай как забава в эпоху Сун

   В эпоху Тан привычка пить чай постепенно распространилась по всей стране; и, по сути, главную роль в этом сыграли писатели, странники и буддисты. Однако в эпоху династии Сун (960—1279) все изменилось, поскольку влияние ученых на развитие культуры чаепития уменьшилось. Хотя многие известные литераторы, среди которых были Су Ши, великий писатель Северной Сун, Ли Цинчжао, выдающаяся женщина-поэт, и Лу Ю, знаменитый поэт Южной Сун, очень любили чай и посвятили ему некоторые свои произведения, они внесли лишь незначительный вклад в развитие чайной церемонии. Культура чаепития в это время укреплялась и пропагандировалась двумя противоположными началами – императорским двором и простыми людьми.

Чай как подношение в эпоху Сун

   С давних времен повелась традиция делать брикеты из чайных листьев для того, чтобы сохранить лучшие свойства чая. Когда наступил период расцвета культуры чаепития, жители Сун начали придавать этим плиткам оригинальную форму, чтобы оттенить красоту чая, и часто на этих плитках делался оттиск с изображением императорского дракона или птицы феникс. Такой чай для подношений ко двору в основном производился в префектуре Цзянь– чжоу, и чайные брикеты делались по эскизам двух знаменитых чиновников Дин Вэя и Цай Сяна.
   Префектура Цзяньчжоу (первоначальное название – Цзянъань) располагалась на территории нынешней провинции Фуцзянь. Это была живописная местность с многочисленными буддийскими храмами, там процветало чаеводство, и там же делались чайные плитки для поставки ко двору еще до эпохи Сун.
   Во время правления императора Сун Тайцзуна Дин Вэй был управляющим на чаеводческих плантациях Фуцзяни, где производился императорский чай. Это был человек, обладавший самыми разнообразными талантами: он писал стихи, рисовал, играл в шахматы, играл на многих музыкальных инструментах, хорошо знал буддизм и даосизм. Чтобы завоевать благосклонность императора (или более высокую должность и жалованье), Дин Вэй приложил много сил, чтобы создать новые формы и виды плиток чая. В эпоху Тан в этих плитках в центре делалось отверстие, чтобы через него можно было пропустить веревку и накрепко связать вместе несколько плиток. Дин Вэй распорядился больше не делать отверстий в плитках и разработал новые формы плиток и новые штампы для них.
   Цай Сян, писатель и лучший каллиграф своего времени, который по характеру и убеждениям отличался от Дин Вэя, любил развлекать императора. Цай Сян часто спорил с императором и советовал ему быть проще в быту и больше заботиться о простом народе. Во время двух сроков пребывания на посту правителя Фуцзяни он очень много сделал для жителей провинции: построил дамбы, ирригационную систему и посадил сосны для защиты от разрушения дорог протяженностью 700 ли. Человек благородный, с незапятнанной репутацией, он воплощал в себе добродетели, которые были присущи истинному ученому – любителю чая. Он написал трактат о чае, в первой части перечислил критерии, по которым следует определять качество напитка: цвет, аромат и вкус. Во второй части он рассуждал о чайных принадлежностях, обращая внимание на необходимость гармонии между цветом чайных приборов и самим чаем. Цай Сян также внес свой вклад в развитие производства чайных плиток в форме дракона: эти плитки были меньше и изящнее, чем более ранние.
   В отличие от других видов готового чая, чайные плитки в форме дракона и феникса были настоящим произведением китайского искусства со всеми присущими ему особенностями. Помимо специально разработанных форм для плиток в виде дракона и феникса, имелись пресс-формы и других видов – они делались в форме квадратов, цветов, больших и малых драконов и были очень изящными. Было очень трудно делать такой чай для подношения императору, поскольку чайные листья надо было собирать на рассвете перед началом Хлебных дождей[2]. Эти листья тщательно отбирались, обрабатывались на пару, прессовались, шлифовались, укладывались в формы и сушились, а затем отправлялись ко двору императора. Некоторые пресс-формы, диаметром в один дюйм, использовались только для производства ста чайных плиток в год. Нечего и говорить, что эти чайные плитки помещались в роскошную упаковку, сначала их заворачивали в листья особого дерева, затем – в желтый шелк, потом их укладывали в красные лакированные ящички с золотыми замками и официальными печатями и, наконец, эти ящички помещали в специальные короба, сделанные из бамбука. Такой сорт чая, как «Почка», похожая на язык птицы, имел самое большее три почки на каждом листе. Говоря современным языком, одна плитка такого чая стоила 400 000 медных монет. Такой дорогой чай мог появиться только на столе императора, императрицы и его наложниц. Чиновники, если вдруг император награждал их такой плиткой чая, никогда не пробовали его, а в свою очередь дарили его какому-нибудь близкому другу или просто оставляли себе на память.
   Оуян Сю, выдающийся литератор и государственный деятель эпохи Сун, за все 20 лет своей службы получил только одну такую плитку чая; а обычные люди практически не могли даже и взглянуть на нее. Эта традиция уходила своими корнями в представления о духовном начале чая и главенстве простоты, пропагандировавшиеся Лу Юем. Но с другой стороны, она свидетельствовала о великом искусстве и просвещенности людей, которые делали этот чай.

Чай как забава в эпоху Сун

   Чайные соревнования впервые появились в Цзянъане, где производился подарочный чай. В это время в горах Бэйюань было 1336 государственных и частных предприятий по производству чая. Поэтому вполне естественно, что возник такой способ чаепития, при котором можно было попробовать чай разных производителей и оценить его качество. Фань Чжунъянь, знаменитый писатель эпохи Сун, написал «Песню о байховом чае», в которой он писал: «Перед тем как привезти чай в плитках императору, производители чая в Бэйюане собирались и устраивали состязание. Повсюду стояли формы для сушки чайных листьев, в котлах кипела чистейшая вода из реки Чжунлинь, в ступках клубилась чайная пыль, а чашки собравшихся пенились белоснежной пеной – в целом это было грандиозное зрелище. Воздух был наполнен нежным ароматом чая, более приятным, чем любой другой запах, и этот аромат обострял чувства и ум людей. Когда соревнование заканчивалось, победитель ощущал себя на седьмом небе от восторга, а проигравший чувствовал себя как потерпевший поражение солдат. Вскоре такие соревнования стали обычным явлением как среди простых людей, так и среди ученых и писателей, а позднее они стали проводиться при дворе, в семье императора. «Чай и игорные дома», картина, написанная художником Сунской эпохи Лю Суннянем, очень точно передает атмосферу подобных состязаний.
   Чайные соревнования открыли новую страницу в искусстве чая, которое было описано еще Лу Юем в его «Каноне чая». Традиционно, пока чайные листья настаивались в чайнике, собравшиеся на чаепитие сидели в стороне, наблюдая за изменениями, происходившими с водой, и размышляли над вечной тайной природы. Однако в эпоху Сун люди стали наливать кипящую воду в чашки, куда был насыпан чайный порошок, и перемешивали воду бамбуковыми щетками, чтобы чай и вода соединились в одно целое и на поверхности воды появилась пена, подобная пене в стакане с пивом. Выигрывал обычно тот, кто своим помешиванием взбивал самую большую шапку пены. Фактически главную роль в соревновании играло качество чая и мастерство участника. В современной японской чайной церемонии чай, как и раньше, получают из чайного порошка, однако искусство взбивания пены давно утрачено. В последние годы, однако, после долгих исследований в Доме чайных церемоний в Фучжоу было возрождено это древнее искусство.
   По мере того как чайные соревнования распространились по всей стране, большое значение стали придавать форме и качеству чайных приборов, особенно чашек. В эпоху Сун люди любили светлый чай, поэтому чайные приборы стали делать из черного фарфора и селадона, которые лучше могли оттенить цвет чая.
   По мнению древних китайских мыслителей, во время чайных соревнований главный упор делался на мастерство соревнующихся, а природные свойства чая отходили на второй план. Образованные люди больше внимания уделяли обстановке и атмосфере чайной церемонии. Например, Фань Чжунъянь, великий мыслитель того времени, готовя чай в павильоне на берегу реки, любил декламировать стих и играть на цитре. Вокруг павильона росли многовековые деревья, а слух его услаждали своим пением диковинные птицы. Знаменитый поэт эпохи Сун Дунпо говорил, что природную гармонию чая можно почувствовать, только взяв воду из реки и готовя чай на природе лунной ночью, когда звон колокольчиков из древнего монастыря и бой часов из старого города эхом отдаются среди деревьев.

Развитие культуры чаепития в эпохи Юань, Мин и Цин

В эпоху Юань культура чаепития стала проще

   В эпоху Сун искусство приготовления чая сделало огромный шаг вперед, однако чайные плитки, выполненные в форме драконов и сказочных птиц, были слишком дорогими для простых людей, и это вступило в противоречие с природными свойствами чая. Династия Юань (1279–1368) была основана монголами, которые изначально были племенем кочевников, жившим на севере Китая. В период ранней Юань монголы с трудом могли принять и приспособиться к изысканной культуре Сун, но по мере проникновения в их культуру элементов культуры Хань и из-за необходимости как-то сбалансировать свою диету (в которой было много жиров) они постепенно восприняли культуру чая, во многом упростив ее. Постепенно плиточный чай вышел из употребления, однако появились сорта чая, предназначенные для широкого употребления. Это был мягкий чай (похожий на современный зеленый чай, листья которого собирались ранней весной), порошковый чай (подобный тому, который используется в современной чайной церемонии) и ореховый чай (с добавками грецкого ореха, кедра, кунжута, каштана и абрикоса). Ореховый получил популярность среди простых людей. Даже сегодня жители Хунани и Хубэя традиционно пьют ореховый чай.
   В эпоху Сун чай использовался в различных обрядовых церемониях, совершаемых членами императорской семьи и людьми высшего сословия, а в эпоху Юань он практически стал частью повседневной жизни простых людей. Фактически он стал элементом народных обычаев того времени; например, девушки, только что вступившие в брак, дарили чай своим новым родственникам и гостям, выказывая тем самым уважение к ним. Чай также был распространенной темой произведений живописи, таких, как «Чайное соревнование» Чжао Мэнфу, где изображено чайное состязание среди простых людей, и «Свежеиспеченный хлеб и горячий чай» (кисти неизвестного художника). На этой картине два юных брата пьют чай и пробуют свежий хлеб. Такие картины свидетельствуют о большой роли чая в человеческих взаимоотношениях. В эпоху, когда люди разных национальностей оказались связанными единым государством, это было чрезвычайно важно; неудивительно, что позднее чай и чаепитие широко популяризовались.
   Образованные люди эпохи Юань шли по стопам своих предшественников, всячески пропагандируя простоту чайной церемонии. Они обычно готовили чай где-нибудь в горах, на берегах рек, под сенью многовековых деревьев и возле домиков из тростника. Это было своеобразной реакцией против роскошных и изощренных обычаев чаепития династии Сун, а также проявлением стремления людей эпохи Юань вернуться к природе.

Чайная церемония, пропагандировавшаяся одним из принцев династии Мин, и живопись эпохи Мин, посвященная чаю

   Основанная на закате китайского феодализма, династия Мин (1368–1644) неизбежно столкнулась с многочисленными социальными проблемами, такими, как стремление монголов остаться у власти, борьба за власть при дворе императора и многочисленные крестьянские восстания. Правители Мин вынуждены были действовать очень жестко, чтобы укрепить собственную власть, и первыми жертвами этой политики пали образованные люди. Им было запрещено собираться и проводить свои традиционные встречи и собрания, и они были первыми, кого можно было обвинить в оппозиции к существующей власти. В этих условиях многие ученые нашли в чае способ выразить свои благородные устремления и презрение к «властям предержащим».
   Чжу Цюань, семнадцатый сын первого императора Мин, помог своему брату Чжу Ди (который был четвертым сыном) захватить трон. Однако, к несчастью, новый император стал подозревать Чжу Цюаня и отправил его в ссылку на юг страны. Чувствуя себя столь же подавленным и разочарованным, как многие ученые того времени, Чжу Цюань, хорошо знавший буддизм и даосизм, стремился к уединению и начал живо интересоваться тонкостями чайной церемонии. Он написал «Руководство по употреблению чая», в котором предлагал очистить ум и душу человека с помощью чая и изменить саму процедуру чаепития, которая сформировалась после отказа от использования плиточного чая. Его предложения легли в основу чайной церемонии эпохи Мин. В то время ученые люди обычно жгли благовония перед началом чайной церемонии, чтобы освежить воздух в комнате и воздать должное силам земли и неба; затем они ставили на стол чайные принадлежности и кипятили воду, толкли чайные листья, готовили чай и щеточкой разгоняли пузырьки воздуха (Чжу Цюань сделал себе чайник в форме даосского сосуда и накрывал его веткой ротанговой пальмы, как это делали в древности. Позже кто-то начал использовать для этой цели бамбук, символ духовной цельности.)
   В эпоху Сун появилось много книг об искусстве чаепития. Например, Гу Юаньцин также написал «Руководство по приготовлению чая», а Сюй Сянчжун составил «Полный атлас вод». Эти книги, как и «Канон чая» Лу Юя, обобщали многовековую историю развития культуры чая и описывали новые черты этой культуры, появившиеся в начале правления императоров Мин.
   Художники тоже внесли свою лепту в популяризацию культуры чая. В качестве примера можно привести такие картины, как «Чайная церемония на горе Хуэйшань», «Лу Юй и его чай» и «Дегустация чая» кисти Вэнь Чжэнмина, а также «Приготовление чая, игра на цитре и дегустация чая» и «Аромат зеленого чая» кисти Тан Иня наглядно изображали приятную жизнь ученых династии Мин – возле журчащих горных источников и бурных рек; внутри древних павильонов они играли на цитре и пили чай, излагая свои чаяния зеленым склонам гор и белым облакам и собирая силы отстаивать свою целостность перед лицом врагов.
   В поздней Мин активная составляющая чайной церемонии постепенно отмерла из-за жесткой внутренней политики, проводившейся императорским двором по отношению к образованным людям. Они были вынуждены удалиться в свои дома, чтобы проводить там чайные церемонии, и все природные и благородные черты ее постепенно оказались утраченными. С другой стороны, чайная церемония пополнилась новыми элементами: например, появилось «100 образов чая». При этом имелись в виду волны, возникающие в чашке при помешивании напитка.

В эпоху Цин культура чая проникла в широкие слои китайского общества

   Для эпохи Цин (1644–1911) было характерно проникновение чайной культуры в жизнь простых людей. Высокое мастерство, необходимое для чайной церемонии, и сам ее дух были слишком далеки от жизни простых людей, поэтому в эпоху Цин они внесли в нее некоторые изменения. Самым заметным из них был рост популярности чайных домиков, где могли свободно общаться люди, принадлежащие к разным социальным слоям общества. Поскольку все больше и больше людей стали с удовольствием пить чай, упростились и чайные приборы, оставив главную роль за чайником и чашками. Чайный сервиз часто называли «Сервизом матери и сына», потому что, когда из чайника в чашку наливали чай, это было очень похоже на мать, кормящую ребенка грудью. Таким образом, еще больше укрепилась взаимосвязь между чаем и отношениями между людьми.
   Хотя число предметов в чайном сервизе уменьшилось, их качество стало гораздо лучше, особенно это касалось чайника. Были разработаны новые формы, и для производства чайников стали использоваться новые материалы, такие, как красный песок, медь, фарфор, золото, серебро, жадеит и эмаль. В то время экспорт чая был достаточно велик, и чайные сервизы продавались за границу как сопутствующие товары. Более того, когда в Китай приезжали иностранные гости, чиновники угощали их чаем. Чаепитие как общественное явление и часть китайского этикета быстро распространилось по всему миру и стало достоянием человечества.

Глава 3
Искусство китайского чаепития

   Искусство чаепития и чайной церемонии – основа китайской культуры чая. Понятие «искусство» включает в себя технику и художественную сторону процесса приготовления и дегустации чая, в то время как понятие «церемония» относится к атмосфере, в которой происходит этот процесс. Поскольку искусство чаепития является вполне осязаемым, а духовная составляющая никому не видна, я бы сначала хотел поговорить об искусстве чаепития.
   Однако до того, как вы начнете свое знакомство с искусством чаепития, вам сначала следует постичь основы медитации и приобрести определенные навыки. Закройте глаза и представьте, что чайные деревья растут в прекрасном горном лесу под ярким солнцем, легкий ветерок шевелит их ветви и деревья шепчутся на этом ветерке. Когда я буду говорить о воде, вы будете рисовать в своем воображении безбрежные реки и озера и бурлящие чистейшие источники. Чистые и вкусные воды омоют ваше сердце и весь организм и унесут с собой усталость и печаль…

Чай как искусство

   Понятие «чай как искусство» означает, что процесс возделывания, сбора, приготовления и отбора чая следует считать эстетическим наслаждением, таким же, какое мы испытываем, читая прекрасные стихи или слушая великолепную музыку. Для китайцев чай является воплощением духа Вселенной. Когда чай попадает в ваш организм, вас наполняет энергия солнца, луны и земли и всех чудес света. Именно поэтому все знаменитые знатоки культуры китайского чая либо сами умеют выращивать, собирать и готовить чай, либо досконально изучили опыт производства чая. Лу Юй, основатель культуры китайского чая, объездил все чаеводческие районы вдоль Янцзы и озера Тайху и поднимался высоко в горы. Он останавливался на ночь в древних даосских храмах или в домах чаеводов. Таким образом он смог подробнейшим образом изучить свойства чая и накопил опыт его возделывания и производства.
   Чаеводы прежде всего должны выбрать правильное место для высадки чайных деревьев. Лучший чай выращивается на песчаных почвах на склонах гор; чай второго сорта выращивается на черноземе, и, наконец, чай самого низкого сорта – на лёссе. Дикорастущий чай всегда лучше по качеству, чем выращенный специально. Лучшими считаются листья изумрудного цвета, в то время как зеленые чайные листья хуже по своим свойствам; свернутые в трубочку листья лучше, чем развернутые или заостренные. Чайные деревья обычно растут на северных склонах гор, где выпадает умеренное количество осадков и где достаточное, но не избыточное количество солнечного света. Поэтому большинство земель, где выращивают чай, удивительно красивы. Лу Юй классифицировал чаеводческие районы династии Тан, восемь из которых располагались в провинции Сычуань. Второй по величине район возделывания чая находился вокруг озера Тайху и был знаменит чаем, который назывался «Темно– красные побеги бамбука Гу Чжу». Озеро Тайху с огромным объемом темной воды, с его чистыми источниками, окруженное живописными горами и лесами, было подходящим местом для разведения чая: там были подходящий климат и почвы, пригодные для выращивания чая. Лу Юй писал свой «Канон чая» на горе Чжушань, к югу от озера Тайху. Он также построил дом в Шаньжао, к западу от Тайху. Чай, производившийся в провинциях Сычуань, Чжэцзян и Цзянси и на горе Уи в провинции Фуцзянь, до сих пор пользуется большой популярностью. В эпоху Сун высоко ценился цзянчжуйский чай, который выращивался в провинции Фуцзянь, и многие чаеводы поднимались высоко в горы, чтобы отыскать знаменитый чай.
   В эпоху Мин предпочтение стали отдавать чаю Уи. Своими извилистыми и тихими горными дорогами и великолепными пейзажами гора Уи привлекала многих чаеводов, и они каждый год поднимались на гору в поисках чая. Некоторые делали это в течение 60 лет подряд. Некоторые чаеводы строили там дома в ущелье Яркой Луны и выращивали там разные сорта чая, чтобы сравнить их качества. Они занимались чаем и изучением его свойств с детства до глубокой старости, и в конечном итоге достигали высот в своих знаниях. Чжуан-цзы, один из основателей китайского даосизма, полагал, что только те вещи, которые согласуются с законами природы, обладают превосходными качествами. Весь процесс становления и развития искусства китайского чая полностью отражает эту концепцию.
   Очень важен выбор времени сбора чайного листа. В эпоху Тан не было строгих правил, касающихся времени сбора чая. Это мог быть март, апрель или февраль по лунному календарю. (Древнекитайский календарь был лунно-солнечным, то есть в нем обращалось внимание не только на периоды роста и убывания луны, но и на солнечные периоды, долготу лет и месяцев, определяемую астрономическими явлениями. 24 солнечных периода также учитываются лунным календарем, поскольку они важны в сельском хозяйстве. Лунный месяц наступает более чем на 30 дней позже, чем тот же месяц по григорианскому календарю.) Однако в эпоху Сун стали строго придерживаться определенных сроков сбора чайного листа. Лучшим временем для этого считался период между Пробуждением от спячки (одним из 24 «сезонов», который начинается примерно 6 марта по григорианскому календарю) и периодом Ясной погоды (одним из солнечных периодов, который начинается 5 апреля, когда проходят последние заморозки, прошлогодняя трава сменяется свежей зеленью и распускаются почки на деревьях). Высаживать чайные деревья лучше всего рано утром в солнечный день, пока еще не высохла утренняя роса. После восхода солнца соки дерева начнут истощаться и уменьшится содержание влаги в его листьях. Чайные листья собираются ногтями, а не пальцами, чтобы температура рук сборщика чая не повлияла на качество сырья. Движения рук сборщицы чая напоминают движения рук танцовщицы. Качество чая определяются по форме и мягкости почек. Вообще говоря, чем они легче, тем лучше. Одна почка похожа на цветок лотоса, который только что вступил в пору цветения, поэтому она называется «семя лотоса»; две почки, похожие на красный наконечник древнего копья, называются «шахматные копья», три почки напоминают птичку, открывшую клюв, где виден кончик ее язычка, и они называются «язык воробья». Эти поэтические названия воздействуют на эмоции человека, и его охватывает чудесное чувство умиротворения еще до того, как он входит в чайный домик.
   Процесс приготовления чая также представляет собой высокохудожественную процедуру. В эпоху Тан существовало четыре разновидности чая: слабый чай, рассыпчатый чай, чайный порошок и плиточный чай. Слабый чай был сродни нынешнему кирпичному чаю, который было легко транспортировать, но это был продукт весьма невысокого качества. Рассыпчатый чай был похож на современный байховый чай, и его собирали сразу после созревания. Порошковый чай получался после перемалывания чайных листьев, что делалось из соображений удобства. Все три вышеперечисленные разновидности чая использовались в повседневной жизни, в то время как Лу Юй говорил только о плиточном чае, когда описывал искусство чаепития.
   В эпоху Сун восемь плиток чая «Великий дракон» равнялись одному цзиню[3], то есть были достаточно тяжелыми; а вот чай «Малый дракон», двенадцать плиток которого весили один цзинь, выпускался в плитках изысканной формы: одни были квадратными, другие имели форму цветка сливы, третьи напоминали продолговатые пластинки жадеита, которые держали в руках еще древние правители при выполнении некоторых обрядов. Их украшали изображения дракона, сказочных птиц и облаков, и все они несли на себе определенные представления людей.

Вода

   Взаимоотношения между водой и чаем такие же, как отношения между вином и водой. Все знатоки вина признают, что качество воды является обязательным условием для получения лучшего вина; в случае с чаем к воде предъявляются еще более строгие требования. Невозможно приготовить ароматный чай без хорошей воды. Поэтому все знаменитые знатоки чая хорошо разбираются в качестве воды. Сюй Цишу, знаток чая эпохи Мин, считал, что только с помощью воды можно раскрыть лучшие свойства чая. Чжан Дафу, профессионал в области приготовления чая, живший в эпоху Цин, считал, что вода даже важнее, чем сам чай. Вообще, китайцы полагали, что невозможно приготовить хороший чай, не имея хорошей воды. Чжан Дафу полагал, что в чашке лучшего чая содержится 20 процентов чая и 80 процентов воды, и, если вы не смогли ощутить вкус хорошего чая, вероятно, это произошло из-за того, что качество воды было плохим.
   Лу Юй подробно остановился на роли воды в приготовлении чая в своем «Каноне чая». Он считал, что вода, используемая для приготовления чая, должна существенно отличаться от обычной питьевой воды. Самой лучшей считалась вода с гор; речная была хуже ее по своим свойствам, а колодезная считалась водой самого низкого качества. Вода из горных источников была лучше воды из водопадов. Однако горная вода становилась непригодной для употребления, если она застаивалась в долине продолжительное время, поскольку в ней могли появиться насекомые и паразиты. Поэтому вода для чая должна браться из чистых проточных вод, из районов с маленькой плотностью населения. Капли росы с горных сталактитов, чистых источников и чистых горных потоков считались лучшей водой для приготовления чая. Это мнение подтверждается современными исследованиями. Чжан Юсинь, знаток чая эпохи Тан, написал «Заметки о процессе приготовления чая»; отталкиваясь от опыта Лу Юя, он перечислил двадцать знаменитых сортов воды, пригодной для приготовления чая, и расположил их в зависимости от качества. Это были воды из источника в долине Канвангу горы Лушань в провинции Цзянчжоу; источника на горе Хуэйшань в районе Уси в Чанчжоу; горного источника горы Ланьси в Цичжоу; реки, имеющей форму лягушки, протекающей по долине, имеющей форму веера, в Сячжоу; источника храма Хуцю на горе Тигра в Сучжоу; пруда под Каменным мостом храма Чжаосян на горе Лушань в Цзянч– жоу; озера Линьшуй в бассейне реки Янцзы в Янчжоу; водопада Западных гор в Хунчжоу; истока реки Хуайшуй в районе Тонбай префектуры Танчжоу; источника Диньлун горы Лушань в Цзянчжоу; колодца храма Авалокитешвары в уезде Даньян префектуры Жуньчжоу; озера Линьшуй в верховьях реки Ханьцзян; родника Чунси в пещере Юсу в Гуйчжоу; источника Западной долины в Угуане провинции Шанчжоу; реки Усунцзян в Сучжоу; водопада Западной Вершины горы Небесной Террасы в Чжаочжоу; источника в саду Биньчжоу; побережья Яньлинь в районе Тунлу в Янчжоу. Последней в этом списке была талая вода.
   Позже у людей появились сомнения относительно того, действительно ли Лу Юй классифицировал все эти воды. Например, на шестнадцатом месте в списке значится водопад, хотя известно, что Лу Юй был противником использования воды из водопада для приготовления чая. Чжан Юсинь придавал большое значение качеству воды, и это дало толчок дальнейшему изучению ее свойств. Однако кажется, нет необходимости таким образом классифицировать источники, поскольку разная вода подходит для приготовления разных сортов чая и у каждого человека – собственный вкус. Однако знатоки чая прошлого были едины в оценке качества воды, отдавая предпочтение вкусным и светлым проточным водам чистых источников.
   Император Цянь Лун из династии Цин (1736–1796) был не только прекрасным политиком, но и знатоком и приверженцем китайской традиционной культуры. Его особенно интересовала культура чая, и у него имелась собственная точка зрения на качество воды, поскольку он очень много путешествовал. Когда он находил источник воды отличного качества, он взвешивал ее при помощи серебряных весов. В итоге он сделал вывод, что вода из Жадеитового источника, с горы, находящейся в западном пригороде Пекина, и из реки Исюнь, что за Великой стеной, была самой легкой. А вот вода из Жемчужного источника в Цинани и из источника Золотой горы на берегу Янцзы занимала соответственно второе и третье место.
   

notes

Примечания

1

2

3

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →