Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Что такое: круглое, с хвостом и все разбивает? Ответ: запятая.

Еще   [X]

 0 

Любовь on-line (Воробей Вера и Марина)

Алиса Залетаева, привыкшая к тому, что у нее всегда есть поклонник, осталась в одиночестве – Сергей Белый стал встречаться с ее подругой Дашей. Алиса поначалу очень расстраивалась и хотела вернуть Белого, а потом решила, что свет клином на нем не сошелся. Вскоре у Алисы появилось новое увлечение – on-line-игра и виртуальные друзья.

Год издания: 2006

Цена: 60 руб.



С книгой «Любовь on-line» также читают:

Предпросмотр книги «Любовь on-line»

Любовь on-line

   Алиса Залетаева, привыкшая к тому, что у нее всегда есть поклонник, осталась в одиночестве – Сергей Белый стал встречаться с ее подругой Дашей. Алиса поначалу очень расстраивалась и хотела вернуть Белого, а потом решила, что свет клином на нем не сошелся. Вскоре у Алисы появилось новое увлечение – on-line-игра и виртуальные друзья.
   Но больше всего ей понравилось общаться с Антоном – умным, интересным собеседником. А когда они обменялись фотографиями, Алиса поняла, что хочет познакомиться с ним по-настоящему. Только вот Антон почему-то не спешит назначить ей свидание…
   Для среднего школьного возраста.


Вера и Марина Воробей Любовь on-line Роман

1

   К счастью, нога у Шустова срослась без осложнений, и завтра ее героя выписывали домой. Можно было бы, конечно, подождать и до завтра, но Варе необходимо было увидеть его сейчас и поделиться тем, что накопилось на душе после разговора с Галей Крошкиной. «Как это ужасно, когда первая любовь заканчивается так драматически!» – думала Варя, торопливо шагая по хрустящему снегу.
   Потом ее мысли, непонятно почему, перескочили на Дашу и Сергея. Вот уж воистину: нет худа без добра. Благодаря всей этой истории с Крошкиной Даша помирилась с Белым. «Молодчина все-таки Серега, – размышляла Варя, любуясь заснеженным пейзажем, – не растерялся в трудную минуту. – Почти героический поступок Белого, вовремя появившегося на крыше школы, Варя приписывала благотворному влиянию на него своей подруги. – Все-таки с Дашей он стал лучше».
   Варины мысли перескакивали с одного на другое, но в своих оценках Варя была совершенно беспристрастна, она просто констатировала факты. Даша Свиридова – прямая и бескомпромиссная, как и Варя, хотя не такая романтическая мечтательница. Залетаева же умеет быть такой, какой ее хотят видеть. Что при этом у нее на душе – извини-подвинься, – не знает никто…

   По дороге в школу Алиса пинала ледышку носком сапога, прокручивая в голове сценарий появления в классе после Нового года. Конечно, сейчас все будут рассказывать, как провели праздники. Кто-то гулял по Красной площади, кто-то встречал Новый год дома с родителями, кто-то с друзьями. «А может, соврать?» – подумала Алиса. Но врать она не любила, да и считала ниже своего достоинства. А стоит ей честно сказать, что каталась на лыжах в Австрийских Альпах, как все начнут подмигивать друг другу: мол, гляди, опять Залетаева решила выпендриться.
   А почему, собственно, выпендриться?
   Да почти во всех школах ребята пусть не в Австрию, так уж на Эль или на Чегет ездят запросто. Да и в Подмосковье много мест для лыжников и сноубордистов. Почему ж ее одноклассникам даже не приходит в голову, что те же лыжи или доска не так дорого стоят? На них вполне можно заработать, как сделала она.
   «Вот бы все удивились, узнав, что звезда школы и дочь богатенького папочки работала все лето. Да что им говорить? Ведь работала-то я у отца, и все тут же скажут, что целыми днями только маникюр и делала. Ну уж нет! Теперь ничего не остается, как марку держать. Лучше уж пусть стервой считают, чем быть такой, как тихоня Даша – бывшая лучшая подружка. Скромненькая с виду, безотказная… А как только подвернулся случай, легко подставила подножку и увела Белого», – злилась Алиса, хотя прекрасно понимала, что во всем виновата сама. Никогда особо-то и не пила, а тут переборщила на вечеринке и целовалась с незнакомым парнем. Все как-то глупо получилось. Да еще, когда Сережка ее с другим застукал, по-дурацки пыталась оправдаться, как в дешевых мыльных операх: я не хотела, ты сам виноват! «Фу, позорище!» – скривилась Алиса.
   В класс Алиса вошла с гордым видом – голова поднята, спина прямая. Всегда, везде и во всем она подчинялась только одному правилу – быть красивой, умной, независимой. На том стояла, стоит и будет стоять Алиса Залетаева.
   – Всем доброе утро!
   Сразу видно, кто ответил, кто презрительно поджал губки, кто вздрогнул. Зато никто не остался равнодушен. «А этого нам и надо», – усмехнувшись, подумала Алиса.
   Первым уроком была математика. Алисе, которая собиралась дальше учиться в области экономики или финансов, она была нужна, и, надо отдать ей должное, давалась легко. Иногда ей даже казалось, что математика понятна ей даже больше, чем их молоденькой учительнице Ирочке Борисовне, которая, стоя у доски, приводила подобные члены.
   – У вас ошибка, Ирина Борисовна. Не в десятых в левой части, а в восьмых, – сказала Алиса, не поднимая руки.
   – Выскочка, – прошептал сзади кто-то из мальчишек.
   «Вот олух, сам-то даже не заметил», – прошептала про себя Залетаева.
   – Алиса, в следующий раз поднимай, пожалуйста, руку. Спасибо, что поправила. – Ирина Борисовна смущенно улыбнулась.
   Она теперь все время улыбалась. Ее роман с Лапушкой, о котором знала вся школа, был в самом разгаре.
   – Какой смысл поднимать руку? – спросила Алиса учительницу. – Вы же стоите спиной к классу, все равно ее не увидите.
   Математичка, которая теперь стала и классным руководителем десятого «Б», в который раз попыталась понять, почему такая умная и красивая девочка так нарочито отталкивает людей. Ведь вроде правильно все говорит, а неприятно.
   – Ну ты все равно подними. Для порядка, – подмигнула Ирина Борисовна малолетней нахалке: вроде как и вышла с честью из щекотливой ситуации.
   «Надо заканчивать витать в облаках, – мысленно одернула она себя. – Игорь, конечно, лапушка, но работа есть работа. Нельзя подавать им плохой пример».
   Алиска доделала уравнение и оглядела класс. Ах, боже мой, как мило смотрятся Малышева с Волковым на задней парте. Пока никто не видел, Ванька нежно поправил выбившуюся у Ани прядку волос…
   «От этих телячьих нежностей меня сейчас стошнит, – подумала Алиса. – Лучше бы учились, а не на замечания математичек обижались. Подумаешь, оскорбили их в лучших чувствах!» Сама Алиса, когда крутила роман с Белым, не позволила тому даже сидеть с ней за одной партой: от занятий бы отвлекал. Нагуляться, намиловаться можно и после уроков. «Конечно, я для Белова плохой оказалась, просила слишком много внимания мне уделять, встречаться после уроков каждый день, – опять некстати всплыли горькие мысли. – К тому же хотелось элементарной ответной вежливости со стороны Сережкиной мамы. В ответ же слышала всегда одно и то же: не парься! – с иронией думала Алиса. – А Свиридова хорошая, она никогда явно ничего не просит, а просто преданно смотрит на Сережу круглыми глазками, и он от нее не отходит теперь ни на шаг».
   Алисе хватало ума понимать, что по жизни она ведет себя как дура. Точнее, она просто не умеет просчитывать, как даже бестолковая в математике Даша, ходы наперед. Вот как дальше будет выглядеть уравнение, как будет развиваться экономическая ситуация в стране, она может, а как повести себя в жизни, в бытовом плане – нет. Отсюда и многочисленные романчики. Во-первых, выбирать не умеет. Во-вторых, удержать не в силах. И в-третьих, почему-то даже не сильно переживает, когда очередное большое чувство накрывается медным тазом. Мама говорит, это потому, что не встретила еще того самого, единственного.
   Прозвенел звонок с урока. Алиса, погруженная в свои мысли, даже и не заметила, как алгебра пролетела. «Ну и ладно, все равно мало что интересного пропустила, – решила она. – Одна ерунда какая-то, даже в пятом классе бы поняла такое».
   Надежды на то, что после каникул ее не будет раздражать школа, не оправдались. Бесило совершенно все, и Алиса чувствовала себя лишней. Ребята на уроках шушукались, перекидывались записками, а ей казалось, что она выше всех этих глупостей и вообще ее место не здесь.
   – Алиса, ку-ку! – попыталась растормошить ее Туся Крылова.
   Она больше всех, наверное, подошла бы Алиске в подруги, но два таких ярких лидера, бойких на язык, вряд ли бы могли близко сдружиться.
   Алиска скорчила забавную рожицу:
   – Ку-ка-ре-ку! Чего тебе, душа моя?
   – Ты прям витаешь где-то в облаках, ни с кем не разговариваешь, смотришь куда-то в прекрасное будущее… Влюбилась, что ли?
   – Тусенька, ну не хлебом единым, то есть, пардон, не любовью единой жив человек. Вы с мамзель Кукушкиной счастливы со своими ненаглядными, а в моем окружении прекрасного принца нет. Лучше расскажи, как ты Новый год встречала?
   – Да ничего особенного. Сначала дома, потом с Толиком гулять пошли. С горок покатались, фейерверки запускали… – Туся пыталась сделать безразличный вид, но было заметно, что она довольна.
   – Девчонки, мы после школы собираемся кока-колу пить, – бросил Борька Шустов, проходя мимо за руку с Варей. – Вы как? Присоединяетесь?
   – Я с Толиком договорилась встретиться после уроков, – театрально пропела Туся.
   «Могла бы уже и не краснеть, про них все уже давно знают: чуть что, и они бегут навстречу друг другу быстрее ветра», – ехидно подумала Алиска, вслух же объяснила, что у нее другие, гораздо более интересные планы, и двинулась по коридору к кабинету химии.
   – Залетаева, опять? – Голос Дондурей, «любимого» завуча школы, был похож на поросячье повизгивание. – Как можно являться в школу в таком виде?
   Алиска изумленно оглядела себя: кроссовки, джинсы, «конский хвост». Или Раиса Андреевна решила обрядить всю школу в тюремные робы?
   – А в чем, собственно, дело? – спросила она. – Короткой юбки, глубоких вырезов и прочих атрибутов современной красоты на мне нет. Вполне интеллигентный вид скромной девочки.
   – Сколько раз я настоятельно рекомендовала не краситься так ярко? – От возмущения ноздри Дондурей расширялись, и она походила на разгоряченную лошадь.
   Алиса невинно похлопала глазками:
   – Видите ли, Раиса Андреевна, у меня совершенно нет ресниц. Приходится их приклеивать, а то лицо будет неприятно выглядеть.
   – Я тебя, Залетаева, предупредила. Еще раз увижу в таком виде – пойдешь к директору.
   «Такие вот дела, – усмехнулась про себя Алиса, – как нынче говорят в Интернете: „аффтор жжОт“, или „зачОт“ Дондуреихе. В общем, обыграли меня по всем статьям. Я им юмор и острый ум, а мне в ответ старорежимные правила и угрозы. И главное, ведь почти все девушки в старших классах красятся, так нет же, достается мне одной. Видимо, и учителей раздражают ум, красота и богатство, – решила Алиска. – Ну и пусть завидуют».

2

   – Алиска, тебе от меня подарок, только твои родственнички отдавать не разрешают, – дурашливым голосом произнес он. – Скажи им, как умеешь только ты – гордо, резко и нагло, – чтоб оставили меня в покое.
   – Не порть девочке успеваемость. – Мама была крайне серьезна. – Хотя не думаю, что в ее возрасте ей будет интересен твой подарок. Молодая, красивая, умная, успешная девушка на такое не позарится.
   – Ну-ну! – засмеялся папа. – Она ж у тебя радостно прыгает с трамплинов на лыжах, ездит со мной на катере, на рыбалку и в куклы в жизни не играла. У меня дочь не как все! Мне вообще кажется, что она уже нагулялась с этими мальчиками бесконечными. Ты их, дочка, сама хоть различаешь?
   – Не особо, – возмущенно ответила Алиса. – И сейчас же прекратите обсуждать мою личную жизнь!
   – Это не личная жизнь, это бардак, – ответил Юра. – И потом, надо ж тебе чем-то помимо спорта, тряпок и косметики увлекаться. Вот, держи игрушку. Только одно условие: иногда отрывайся все-таки от компьютера, а то пороть буду. – И Юра протянул Алисе яркую коробку.
   – Это что за зверь? – стала она ее разглядывать. – А-а… это ж игрушка компьютерная. Ты ж знаешь, я в них не очень…
   – Ничего не знаю и знать не желаю. У нас в нее все мужики на работе режутся как дети малые. Это ж on-line игра.
   – Чего? – сделала мама квадратные глаза. – Ты давай объясняй нормально, а то сейчас живо лишу тебя ужина.
   Юра вцепился в свою тарелку и продолжил:
   – Достаньте ручки, блокнотики и приготовьтесь записывать. В эту игрушку сам с собой у себя на компьютере не поиграешь. Только с тысячами других игроков. Популярнейшая сейчас по всему миру игра Lineage II, по-нашему «Линейка». Вообще таких игр много, но ты ж любишь истории про всяких эльфов, орков и прочую ерунду фэнтезийную. Так ведь, Алис? Ну вот. Смысл игры такой. Есть мир, в котором ты и тысячи других игроков делают себе персонажей: людей, эльфов светлых и темных, орков или гномов, и становятся воинами разными, магами, лекарями, кузнецами, ну всякие задания там выполняют, монстров убивают, как обычно все. Конечно, не бесплатное это удовольствие и недешевое, но уж лучше тебе на это потратиться, чем на юбку очередную, тем более что ткани на все твои юбки маловато идет, а стоят они о-го-го. Пока я тебе оплатил игру на пару месяцев, ну где карточки оплаты взять, скажу. Вроде все. Лезь на их сайт и штудируй. Если чего помочь, стукнись в ICQ, объясню.
   – Ладно, Юр, спасибо большое. Правда, я скептически настроена. Получится ли? – Алиса не могла пока понять, чем такая игра сможет ее заинтересовать.
   Неужели игра с тысячами неизвестных и невидимых людей как-то сможет изменить ее скучную жизнь?
   – Замкнулась ты в своей школе, дорогая, – нахмурился Юра, – и ведешь себя неадекватно. Тебя не любят, ты не любишь. Нагромождение отрицательных эмоций уродует молодой цветущий организм, а уродства эти потом врастают на всю жизнь. Видела изувеченный ствол дерева на даче? Это я бампером саженец задел лет пять назад: дереву-то деться некуда было. А ты уйди на время, отвлекись. Глядишь, что-то свое и отыщется. Расслабишься, в новый мир окунешься, попробуешь кем-то другим побыть, с людьми познакомишься. Ведь сколько разных форумов, где можно общаться в Интернете. И основная составляющая игры – работа в группе, в целом клане из множества игроков. Например, захватить замок в одиночку тебе же никогда не удастся. Нужны помощники, единомышленники – вот и ищи их.
   – Все, ушла образовываться. – Алиса чмокнула дядю в щеку, схватила пакет с соком и убежала к себе ставить игру.
   – Юр, ты совсем с ума сошел! Взрослый мужик, мало того что сам подсел, так еще хочешь, чтоб и Алиска из этой игры не вылезала? – Мама размахивала чашкой с чаем, а за ней пристально следили две пары мужских глаз: вот сейчас выплеснет чай на пол, визгу будет!
   – Света, у девочки проблемы, – продолжал развивать свою мысль Юра. – Серьезные проблемы. И если вы со своими вечными напрягами на работе этого не замечаете, это не значит, что их нет. Ее репутация колеблется от высокомерной эгоистки до распутной девицы. Ее считают злой и наглой. У нее ж друзей совсем нет. Она, конечно, отлично учится, но о какой хорошей работе может идти в будущем речь или о какой нормальной личной жизни, если она совершенно не адаптирована к социуму?! Вот пусть и учится, где нужно гонор сдерживать, быть ласковой, дружелюбной… Ну и вообще это жутко весело. Там эльфы в таких коротких юбочках бегают, – вновь засмеялся Юра. – Чаю требую за столь грамотную и интересную идею.
   – Посмотрим еще, сработает ли, – усмехнулся папа.
   – А давай поспорим…
   – Ни на что вы спорить не будете, а то я сейчас поспорю, что вы ни на какой отдых в Осло не полетите, – резюмировала мама.

3

   Голова опухла и теперь перевешивала все остальные части тела. Казалось, что места в мозгу уже не хватает и память надо очищать. Алиса сидела в комнате, освещенной только монитором компьютера, и прыгала между различными закладками в своем интернет-браузере, пытаясь запихнуть в себя, по возможности систематизированно, полученную информацию. За пару дней она даже не начала пока играть, только завела запись с паролем, чтоб там уже создавать своих героев. Но не хватало решительности. Она прочитала огромное количество статей, пришлось даже хромающий английский подключить.
   – Скоро, наверное, вообще стану заправским переводчиком, – вздохнула Алиса.
   Что интересно, язык на всех форумах, в статьях по игре был не английским и не русским, а своим, особенным. Специфические сокращения, многочисленные слова-производные от английских, но переделанные на русский манер.
   А вопрос-то Алиску поначалу мучил простой: за кого же ей играть? И вот сегодня вроде бы решилась.
   Все, кто ее знал, сказали бы, что она похожа на эльфийку: стройная, длинные светлые волосы, зеленые, чуть раскосые глаза. У Толкина, родоначальника фэнтези, в книгах которого эльфы впервые и появились, они считались высшей расой. Жили эльфы в гармонии с природой, были музыкальны, по мнению многих любителей фэнтези, даже надменны.
   Образ эльфийки казался Алисе слащавым. Не хотелось быть красивой и правильной пай-девочкой. Выбрать клан людей – слишком обычно, орки – какие-то зеленые, гномами быть скучно, они всего лишь кузнецы и собиратели. Поэтому Алиса выбрала темную эльфийку. Тоже очень красивая, только немного подправить прическу, придумать имя, выбрать специализацию – и вперед. Начитавшись описаний, Алиса подумала, что всегда представляла себя, когда читала какие-нибудь книжки, не магом, а все-таки воином ближнего боя. И обязательно с двумя мечами. Так что было решено ввести новую жительницу мира «Линейки», как ее называли русские игроки, по пути Blade Dancer – танцора с лезвиями, воина, чьи боевые танцы поднимали характеристики всей группы. Жутко все это запутано, и слышать кому-нибудь такое просто дико, но виртуальный мир живет по своим законам.
   – Назову тебя Майей, – решила Алиса. – Красиво и со вкусом. Ну вот, наконец-то я окончательно рехнулась. Клево!
   Родители, конечно, думали, что она уже спит, ведь утром в школу, но школа теперь воспринималась как нечто скучное и приевшееся. Хотя теперь Алисе нравилось наблюдать за классом, примеряя на каждого игровые образы, рисуя сказочные ситуации. Но ее Майя была сильной и благородной, поэтому Алиска сама не заметила, как стала совершать нехарактерные для себя поступки. Чудно!
   Вооружившись простым кинжалом, Майя, пока еще слабенькая, сражалась с волками и прочими сказочными монстрами, копила деньги, покупала новую броню и оружие.
   Поиграв несколько дней, Алиса дошла уже до двадцатого уровня и выбрала первой профессию рыцаря, а не лучника. Ей как-то больше по душе был рукопашный бой, а лучнику нужно было следить за тем, чтобы противник не приближался. И есть, куда расти. Ведь она прошла самую простую часть, да и играть пока можно было одной, без компании. Скоро это будет уже тяжело, ведь воина надо лечить и защищать, а для этого ему бы не помешал помощник-маг.
   Да где его искать, непонятно, ну не будешь же приставать ко всем персонажам подряд? Так что решение этой проблемы девушка пока отложила. Пока и сама вполне справлялась.

4

   – Что за гадость она сделала на этот раз? – Физрук недолюбливал Алису, считая ее злой, избалованной девочкой, которая одно время очень осложняла ему жизнь, строя глазки на уроках.
   – В том-то и дело, Игорь, что совсем ее не слышно на уроках. – Ирина развела руками. – Просто девочку как выключили. Молчит, ничего, как обычно, не комментирует, что-то читает вроде бы, но что именно, я не спросила, а дергать ее не хотелось. Контрольные нормально пишет, но вот слова лишнего не скажет. А вдруг у нее случилось что-то серьезное?
   Игорь фыркнул и подавился кофе:
   – Ирочка, ты меня поражаешь! У нас праздник, король приказал всем веселиться, – призвал он посетителей кафе в свидетели. – У меня еще после каникул физкультуры в десятом «Б» не было. Наконец-то в наш дом пришла радость! Залетаева, которую не слышно и не видно! Это ж подарок, а ты пугаешься чего-то.
   – Ну как же ты не понимаешь, – гнула свое Ирочка Борисовна, – у нее что-то происходит. Я ее классный руководитель. А вдруг девочке нужно помочь?
   – Они уже не маленькие дети, и сомневаюсь, что Алиса вообще станет тебе что-то рассказывать. Не морочь себе голову.
   – А вдруг наркотики или в семье какие-то проблемы? Нельзя же быть таким безучастным! – Ирина даже покраснела от возмущения.
   – Ира, ну успокойся! Ну что ты себе напридумывала? Нормальная семья, нормальная девочка. Ну наглая, ну любимица родителей, ну все есть у нее. С чего вдруг ей наркотиками увлекаться? Глупостями себе голову не забивай.

   На экране монитора рядом с Майей появился волшебник в красивых развевающихся одеждах.
   «В конце концов красивым девушкам должны помогать!» – решила Алиса, и ее эльфийка подбежала к магу-человеку с просьбой усилить ее полезными заклинаниями.
   Такую помощь в игре мог оказать появившийся персонаж. Кто стоит за этим образом, Алисе, конечно, было неизвестно. Следовало войти в контакт с кукловодом.
   – Speak English? – написал маг.
   – Yes, sure. But I'm from Russia actually, – бодро отстучала Алиска в строке для сообщений.
   – Привет тогда, я тоже русский. Помочь покачаться? Или тебе бафф только? Может, в группе побегаем? Антон я.
   На самом деле Алиса не поняла и половины специфического жаргона, но представилась, и на остаток вечера у нее был новый напарник. Дело пошло намного быстрее, да и интереснее. Можно было обсудить последние книги и фильмы, поойкать как следует, когда тебя преследовало слишком много монстров, да и просто не бояться того, что Майю убьют дикие звери.
   – Ты вообще как часто играешь? – спросил темноволосый маг, когда они отдыхали на нарисованном холме посреди волшебного леса.
   – Сейчас каждый день по вечерам.
   – Тогда завтра, часов в восемь по Москве опять жду тебя. Спокойной ночи, красавица.
   Молодой маг на мониторе элегантно поклонился и пропал – Антон выключил игру.
   Алисе, в общем-то, тоже пора было спать.
   «Был бы мой любимый похож на этого сказочного мага, все бы было проще, – позевывая, рассуждала девушка. – Только вот надо быть реалисткой. Я во сне мечтаю о принце, а наяву этому магу лет сорок пять – пятьдесят. Он страшный, лысый, боится мышей и людей на роликах, потому что они ему напоминают колесников из сказки про „Волшебника из страны Оз“. А их он боится еще с детства, после того как мамочка вслух читала ему книжку. А еще в школе его била линейкой учительница, поэтому подсознательно он ассоциирует с ней всех монстров, которых убивает в игре. Или это вообще может быть женщина, вроде Васька, которая всю жизнь хотела быть мальчиком, правда, пока с Тимуром своим не познакомилась. Или это вообще очкастый вундеркинд двенадцати лет, чур меня, чур меня. Все, спать-спать-спать».
   Алиса погасила свет и поворочалась еще с полчаса. «Красиво все-таки в игре, а в жизни некрасиво, хотя сходство все-таки есть. Вот, к примеру, монстр, который сегодня нападал на меня, ну вылитая Дондурей, ну хоть убейте меня», – уже засыпая, отметила про себя Алиса.
   С утра на улице было по-февральски пасмурно и холодно.
   – Алис, что такая невеселая? – Лиза с Тусей догнали ее по дороге в школу.
   – Какое сегодня число? – задумчиво спросила Алиса вместо ответа.
   – Второе, конечно, – отозвалась Лиза, пожав плечами. – Ты чего, дневник потеряла?
   – Не-а, – улыбнулась Залетаева, – издеваюсь. Так вот, посмотрите на погоду. Сегодня же всем известный День сурка. А бедный сурок на улицу даже носа показывать не захочет, не то что на тень свою глядеть.
   Туся расхохоталась:
   – Так он не у нас вылезать должен, а в своем американском городке. А может, там солнышко и тепло?
   – Вот за это их и не люблю, – подвела итог Лиза.
   Девочки вместе поднялись в кабинет истории. Алиска чувствовала себя на удивление спокойно.
   «Делить мне с ними нечего, – подумала она. – У них тут скучно и неинтересно. Вот в „Линейке“ моей – раздолье. А тут и воевать не за кого, да и не с кем. Все по сравнению со мной чересчур милые и пушистые. Несолидно таких обижать. Сильная женщина может позволить себе немного побыть доброй и великодушной. Интересно, какое бы доброе дело совершить?»
   Благодушно настроенная, Алиса окинула взглядом класс. До звонка оставалось минут десять.
   И тут в класс вошли Белый с Дашей. Сергей продолжал что-то рассказывать, но Даша слушала его вполуха.
   – Дашка! Ты чего не слушаешь меня совсем? – Парень обиженно помолчал, а потом продолжил. – Так вот, когда выходим со стадиона, и привязались к нам пятеро зенитовцев…
   – Сережа, сколько можно. Каждый раз одно и то же, – взорвалась вдруг Даша. – Почему постоянно футбол, драки? Почему я должна все это терпеть? Мама твоя нервничает, я нервничаю. Нельзя же быть таким эгоистом!
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →