Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

J’ai des rossignols (фр., «у меня соловьи») – французский эвфемизм для обозначения звуков неясной природы, производимых автомобилем.

Еще   [X]

 0 

Школьные-прикольные истории (сборник) (Драгунский Виктор)

В книгу «Школьные-прикольные истории» вошли весёлые рассказы любимых детских писателей В. Драгунского, В. Голявкина, Л. Каминского и многих других, посвящённые никогда не унывающим мальчишкам и девчонкам.

Для младшего школьного возраста.

Год издания: 2015

Цена: 99.9 руб.



С книгой «Школьные-прикольные истории (сборник)» также читают:

Предпросмотр книги «Школьные-прикольные истории (сборник)»

Школьные-прикольные истории (сборник)

   В книгу «Школьные-прикольные истории» вошли весёлые рассказы любимых детских писателей В. Драгунского, В. Голявкина, Л. Каминского и многих других, посвящённые никогда не унывающим мальчишкам и девчонкам.
   Для младшего школьного возраста.


Школьные-прикольные истории (сборник)

   © Антонова И.А., 2015
   © Гамазкова И.Л., 2015
   © Голявкин В.В., насл., 2015
   © Драгунский В.Ю., насл., 2015
   © Каминский Л.Д., насл., 2015
   © Коршунов М.П., насл., 2015
   © Кургузов О.Ф., насл., 2015
   © Погодин Р.П., насл., 2015
   © Пивоварова И.М., насл., 2015
   © Погодин Р.П., насл., 2015
   © Сачков С.Н., ил., 2015
   © Состав., оформление. ООО Издательство «Родничок», 2015
   © ООО «Издательство АСТ», 2015

В. Драгунский

Что любит Мишка

   Один раз мы с Мишкой вошли в зал, где у нас бывают уроки пения. Борис Сергеевич сидел за своим роялем и что-то играл потихоньку. Мы с Мишкой сели на подоконник и не стали ему мешать, да он нас и не заметил вовсе, а продолжал себе играть, и из-под пальцев у него очень быстро выскакивали разные звуки, они разбрызгивались, и получалось что-то очень приветливое и радостное. Мне очень понравилось, и я бы мог долго так сидеть и слушать, но Борис Сергеевич скоро перестал играть. Он закрыл крышку рояля и, увидев нас, весело сказал:
   – О! Какие люди! Сидят, как два воробья на веточке! Ну так что скажете?
   Я спросил:
   – Это вы что играли, Борис Сергеевич?..
   Он ответил:
   – Это Шопен. Я его очень люблю.
   Я сказал:
   – Конечно, раз вы учитель пения, вот вы и любите разные песенки.
   Он сказал:
   – Это не песенка. Хотя я и песенки люблю, но это не песенка. То, что я играл, называется гораздо большим словом, чем просто «песенка».
   Я сказал:
   – Каким же? Словом-то?
   Он серьезно и ясно ответил:
   – Му-зы-ка. Шопен великий композитор, он сочинял чудесную музыку. А я люблю музыку больше всего на свете.
   Он посмотрел на меня внимательно и сказал:
   – Ну, а ты что любишь? Больше всего на свете?
   Я ответил:
   – Я много чего люблю.


   И я рассказал ему, что я люблю. И про собаку, и про строганье, и про слонёнка, и про красных кавалеристов, и про маленькую лань на розовых копытцах, и про древних воинов, про прохладные звёзды, и про лошадиные лица, всё, всё…
   Он выслушал меня внимательно, у него было задумчивое лицо, когда он слушал, а потом он сказал:
   – Ишь! А я и не знал. Честно говоря, ты ведь ещё маленький, ты не обижайся, – а смотри-ка, любишь как много! Целый мир!
   Тут в наш разговор вмешался Мишка. Он надулся и сказал:
   – А я ещё больше Дениски люблю разных разностей! Подумаешь!!!
   Борис Сергеевич рассмеялся:
   – Очень интересно! Ну-ка, поведай тайну своей души. Теперь твоя очередь, принимай эстафету. Итак, начинай! Что же ты любишь?
   Мишка поёрзал на подоконнике, потом откашлялся и сказал:
   – Я люблю булки, плюшки, батоны и кекс! Я люблю хлеб, торт, и пирожные, и пряники, хоть тульские, хоть медовые, хоть глазурованные. Сушки люблю тоже, и баранки, бублики, пирожки с мясом, повидлом, капустой и с рисом. Я горячо люблю пельмени, и особенно ватрушки, если они свежие, но чёрствые тоже ничего. Можно овсяное печенье и ванильные сухари.
   А ещё я люблю кильки, сайру, судака в маринаде, бычки в томате, частик в собственном соку, икру баклажанную, кабачки ломтиками и жареную картошку. Варёную колбасу люблю прямо безумно, если «Докторская» – на спор, что съем целое кило! И «Столовую» люблю, и «Чайную», и зельц, и копчёную, и полукопчёную, сырокопчёную! Это вообще я люблю больше всех. Очень люблю макароны с маслом, вермишель с маслом, рожки с маслом, сыр с дырочками и без дырочек, с красной корочкой или с белой – всё равно.
   Люблю вареники с творогом, творог солёный, сладкий, кислый; люблю яблоки, тёртые с сахаром, а то яблоки одни самостоятельно, а если яблоки очищенные, то люблю сначала съесть яблочко, а уж потом на закуску – кожуру!
   Люблю печёнку, котлеты, селёдку, фасолевый суп, зелёный горошек, варёное мясо, ириски, сахар, чай, джем, боржом, газировку с сиропом, яйца всмятку, вкрутую, в мешочке, а могу и сырые. Бутерброды люблю, прямо с чем попало, особенно если толсто намазать картофельным пюре или пшенной кашей. Так… ну про халву говорить не буду. Какой дурак не любит халвы? А ещё я люблю утятину, гусятину и индятину. Ах, да! Я всей душой люблю мороженое – за семь, за девять, за тринадцать, за пятнадцать, за девятнадцать, за двадцать две и за двадцать восемь.
   Мишка обвёл глазами потолок и перевёл дыхание. Видно, он уже здорово устал. Но Борис Сергеевич пристально смотрел на него, и Мишка поехал дальше. Он бормотал:
   – Крыжовник, морковку, кету, горбушу, репу, борщ, пельмени, хотя пельмени я уже говорил, бульон, бананы, хурму, компот, сосиски, вареники, колбасу, хотя колбасу я уже тоже говорил…
   Мишка выдохся и замолчал. По его глазам было видно, что он ждёт, когда Борис Сергеевич его похвалит. Но тот смотрел на Мишку немножко недовольно и даже как будто строго. Он тоже словно ждал чего-то от Мишки, что, мол, Миша ещё скажет. Но Мишка молчал. У них получилось, что они оба друг от друга чего-то ждали и молчали. Первый не выдержал Борис Сергеевич:
   – Что ж, Миша, – сказал он, – ты многое любишь, спору нет. Но всё, что ты любишь, оно какое-то одинаковое, чересчур съедобное, что ли. Получается, что ты любишь целый продуктовый магазин, и только… А люди? Кого ты любишь? Или из животных?
   Тут Мишка весь встрепенулся и покраснел:
   – Ой! – сказал он смущённо. – Чуть не забыл: ещё – котят! И бабушку!


В. Голявкин

Как мы в трубу лазали

   – Давай-ка в трубу полезем. В один конец влезем, а выйдем с другого. Кто быстрей вылезет.
   Вовка сказал:
   – А вдруг мы там задохнёмся.
   – В трубе два окошка, сказал я, как в комнате. Ты же в комнате дышишь?
   Вовка сказал:
   – Какая же это комната. Раз это труба. – Он всегда спорит.
   Я полез первым, а Вовка считал. Он досчитал до тринадцати, когда я вылез.
   – А ну-ка я, – сказал Вовка.


   Он полез в трубу, а я считал. Я досчитал до шестнадцати.
   – Ты быстро считаешь, – сказал он, – а ну-ка ещё! И он снова полез в трубу.
   Я сосчитал до пятнадцати.
   – Совсем там не душно, – сказал он, – там очень прохладно.
   Потом к нам подошёл Петька Ящиков.
   – А мы, – говорю, – в трубу лазаем! Я на счёте тринадцать вылез, а он на пятнадцати.
   – А ну-ка я, – сказал Петя.
   И он тоже полез в трубу.
   Он вылез на восемнадцати.
   Мы стали смеяться.
   Он снова полез.
   Вылез он очень потный.
   – Ну как? – спросил он.
   – Извини, – сказал я, – мы сейчас не считали.
   – Что же, значит, я даром полз? Он обиделся, но полез снова.
   Я сосчитал до шестнадцати.
   – Ну вот, – сказал он, – постепенно получится! – И он снова полез в трубу.