Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Лето на Нептуне длится 40 лет, но температура там -200 °C.

Еще   [X]

 0 

Россия – альтернатива апокалипсису (Ефимов Виктор)

В наши дни Вашингтонский обком и Лондонский ЦК продолжают навязывать полностью исчерпавший себя западный проект глобализации в неподконтрольную Россию, в надежде на свою исторически активную периферию с ее либеральным способом недомыслия. Чем так страшна для Запада Русская цивилизация? – Русской культурой, которая не приемлет навязываемое рабовладение, несет идеалы справедливости и Божьей праведности, хотя образ жизни самой России по разным причинам достаточно далек от этих идеалов. Запад не победил в холодной войне, а лишь опьянен иллюзией победы, что несет ему в перспективе большие проблемы. Он достиг своей цивилизационной вершины и пожинает плоды этих достижений в форме биологического вырождения и культурной деградации населения. Реакция России на открытую агрессию не симметрична разработке цивилизационных идей глобальной значимости, сопряженных с миссией сохранения человека разумного. Сегодня идет процесс не только их широкого оглашения, но и объединения человечества на новых праведных принципах глобализации, системно проработанных общественной инициативой в рамках Концепции общественной безопасности (Указ Президента от 20.11.2013 г). Представители Запада и их доморощенные пособники предрекают нам экономический крах, что свидетельствует о непонимании ими роли Руси в глобальной истории человечества.

Что делать, если старая модель экономического развития в мире уже изжила себя, а новой модели еще нет? Проблемы экономики лежат во внеэкономической концептуальной сфере. Не только России, но и всему миру нужен альтернативный образ будущего, контуры которого и предлагаются читателю.

Год издания: 2015

Цена: 139 руб.



С книгой «Россия – альтернатива апокалипсису» также читают:

Предпросмотр книги «Россия – альтернатива апокалипсису»

Россия – альтернатива апокалипсису

   В наши дни Вашингтонский обком и Лондонский ЦК продолжают навязывать полностью исчерпавший себя западный проект глобализации в неподконтрольную Россию, в надежде на свою исторически активную периферию с ее либеральным способом недомыслия. Чем так страшна для Запада Русская цивилизация? – Русской культурой, которая не приемлет навязываемое рабовладение, несет идеалы справедливости и Божьей праведности, хотя образ жизни самой России по разным причинам достаточно далек от этих идеалов. Запад не победил в холодной войне, а лишь опьянен иллюзией победы, что несет ему в перспективе большие проблемы. Он достиг своей цивилизационной вершины и пожинает плоды этих достижений в форме биологического вырождения и культурной деградации населения. Реакция России на открытую агрессию не симметрична разработке цивилизационных идей глобальной значимости, сопряженных с миссией сохранения человека разумного. Сегодня идет процесс не только их широкого оглашения, но и объединения человечества на новых праведных принципах глобализации, системно проработанных общественной инициативой в рамках Концепции общественной безопасности (Указ Президента от 20.11.2013 г). Представители Запада и их доморощенные пособники предрекают нам экономический крах, что свидетельствует о непонимании ими роли Руси в глобальной истории человечества.
   Что делать, если старая модель экономического развития в мире уже изжила себя, а новой модели еще нет? Проблемы экономики лежат во внеэкономической концептуальной сфере. Не только России, но и всему миру нужен альтернативный образ будущего, контуры которого и предлагаются читателю.


Виктор Ефимов Россия – альтернатива апокалипсису

   Под редакцией В. А. Ефимова, ректора Санкт-Петербургского государственного аграрного университета, кандидата технических наук, доктора экономических наук, профессора. Авторский коллектив – участники зарегистрированной научной школы В. А. Ефимова: В. М. Зазнобин, кандидат технических наук, профессор; Н. В. Смирнов доктор физико-математических наук, профессор; М. В. Величко, кандидат экономических наук, доцент; А. Д. Хлутков, доктор экономических наук; И. В. Солонько, кандидат философских наук, доцент; Б. В. Дорофеев кандидат физико-математических наук, доцент; А. А. Каганович, кандидат педагогических наук, доцент, В. В. Ефимов, кандидат экономических наук.
   © В. Ефимов, текст
   © ООО «Издательство АСТ»

Предисловие

«Говорящая обезьяна» породила самоубийственную для неё цивилизацию. Теперь встала задача – научить ее жить «по-человечески»

Виктор Ефимов, ректор Санкт-Петербургского государственного аграрного университета
Д. И. Менделеев
   Некогда с грустной иронией подмечено: «Теперь, когда мы уже научились летать по воздуху, как птицы, плавать под водой, как рыбы, нам не хватает только одного: научиться жить на Земле по-человечески». Глядя на затяжной кризис советского, а потом и российского общества, на развитие глобального биосферно-социально-экологического кризиса, с этим следует согласиться: это едва ли ни единственная важнейшая задача XXI века. И, к сожалению, эти слова Мартина Лютера Кинга многими воспринимаются всего лишь как шутка. Между тем, получившие высшее образование из курса философии знают историю про Диогена, который ходил по городу Синоп днём с фонарём и на недоумённые вопросы сограждан отвечал: «Ищу человека». И наряду с этим известна точка зрения, объясняющая все проблемы человечества тем, что оно не живёт на основе биологических законов, под властью которых устойчиво живут обезьяньи стаи. А многие учёные вообще настаивают на том, что человек – всего лишь «говорящая обезьяна», которая объективно не способна ни к чему, кроме как питаться, размножаться и конкурировать с другими видами за расширение своей экологической ниши; что всё творчество, породившее цивилизацию, – всего лишь результат «соревнования», конкурентной борьбы за участие в половом отборе, либо результат переключения энергетического потенциала не способных к продолжению рода особей на другие способы самоутверждения.
   Но если бы воззрения о том, что человек – разновидность обезьяны, имели бы под собой основание, то не вставал бы вопрос о том, а зачем человеку дарованы ум-разум, абстрактное мышление и членораздельная речь, через письменность связывающая друг с другом поколения и народы, разделённые столетиями и тысячелетиями исторического бытия? Всё это лишние атрибуты для жизни на основе инстинктивных программ, реализующих себя в законах бытия обезьяньей стаи. Ответ на такого рода вопросы предполагает несогласие с тем, что «Человек разумный» – всего лишь «говорящая обезьяна», которая, не желая либо не умея быть обезьяной, в силу каких-то ошибок Природы, породила в перспективе самоубийственную для себя цивилизацию.
   «Человек разумный» всего лишь – «говорящая обезьяна», которая, не желая либо не умея быть обезьяной в силу каких-то ошибок Природы, породила в перспективе самоубийственную для себя цивилизацию.
   Быть «говорящей обезьяной» и нести при этом арсенал средств, избыточных для обезьяньего образа жизни, – такие излишества природа себе не позволяет. Более того, эти «излишества» имеют базовый минимум, устойчиво воспроизводимый в биовиде «Человек разумный», хотя должны были бы отмереть за ненадобностью. Весь арсенал средств, избыточных для обезьяньей жизни, со всей очевидностью является инструментом в деле освоения генетически предопределённого потенциала возможного развития. Именно этот потенциал отличает человека от обезьяны. Другое дело: как мы им пользуемся. Освоение же этого потенциала – это освоение и дальнейшее развитие культуры, под которой понимается вся информация, которая передаётся от поколения к поколению на вне генетическом уровне.
   И объективное предназначение всего арсенала упомянутых средств, которые даны в качестве стартового минимума «говорящей обезьяне», – в том, чтобы «Человек разумный» познал самого себя, Мироздание и породил образ жизни, отличный от образа жизни «говорящей обезьяны» и выражающий достоинство человека во всей его полноте. Однако эта задача цивилизационного строительства не решена до настоящего времени. Политика целенаправленного низведения массы людей до уровня «говорящей обезьяны» на протяжении тысячелетий породила потенциально самоубийственную цивилизацию. В затяжном кризисе этой нечеловеческой по своей сути цивилизации мы все сейчас и живём. Кризис – следствие именно того, что ни ответ Диогена его согражданам, ни «шутка» Мартина Лютера Кинга, по-прежнему, ни к чему не обязывают множество людей, считающих себя носителями полноты человеческого достоинства либо не задумывающихся об этом.
   Давайте обратимся к практике жизни. Литература, описывающая реликтовые первобытные культуры, сообщает, что в первобытных культурах и древних цивилизациях переход индивида во взрослость осуществлялся на основе инициаций (системы испытаний, оформленной в ритуальные традиции). При этом, с одной стороны, подростки доказывали свою состоятельность в качестве полноправных членов взрослого общества, а с другой стороны, их родители подтверждали свою состоятельность в качестве достойных уважения членов общества, продолживших в своих детях и внуках жизнь этого общества.
   И не прошедшие инициацию не признавались членами взрослого общества, хотя становились биологически вызревшими особями вида «Человек разумный». То есть первобытные культуры и древние цивилизации понимали, что человеком невозможно родиться, им можно лишь состояться, а можно и не состояться. «Что старость в детство нас приводит пустяки. До самой старости мы дети – вот в чём дело», – метко подметил в своё время ещё Гёте. Состояться в качестве человека – это значит пройти определённый путь развития и достичь на нём определённых результатов. Современные цивилизованные общества вопрос о результатах воспитания сводят к сдаче экзаменов на «аттестат зрелости» (у нас – ЕГЭ). Полнота гражданских прав автоматически признаётся за всеми, кто достиг определённого возрастного рубежа (от 13 лет до 21 года – в разных культурах), кроме тех, кого психиатры признали умственно неполноценными или психически больными. Но если такая позиция жизненно состоятельна, то откуда все внутрисоциальные антагонизмы и конфликты, разлад цивилизации с биосферой, грозящие человечеству самоуничтожением?
   За всё это людям должно быть стыдно. В связи с последним обстоятельством вспомним, что в арабской культуре встречается дополнение к имени взрослого мужчины «абу» (грамматическая форма слова «отец»), которая имеет продолжением имя его сына. Для того чтобы эта конструкция именования личности была уважительной, этот самый «абу» должен был воспитать сына так, чтобы не краснеть всякий раз от стыда, когда его сына упоминают другие, в том числе и в неотъемлемой связи с именем его самого.
   Тогда получается, что каждое поколение в каждом народе должно задаваться вопросом «в чём суть человека?», находить ошибки предков и других культур в ответе на него и воплощать свой ответ на него в педагогической практике, критически оценивая результаты. Иначе нельзя. Те, кто уклоняется от этого и предлагают жить по законам обезьяньей стаи, будут становиться жертвами обратных связей самоуправляющейся Природы, которая умеет адекватно отвечать на неуместные вызовы ей «говорящих обезьян», не желающих стать человеками. Многие из них сегодня «на коне», но ведь «ещё не вечер». Плачевные стратегические перспективы ожидают как родовую генетику отдельных индивидов, так и целые культуры, зашедшие в тупик в своём развитии.
   Получается, что каждое поколение в каждом народе должно задаваться вопросом «в чём суть человека?», находить ошибки предков и других культур в ответе на него и воплощать свой ответ на него в педагогической практике, критически оценивая результаты. Иначе нельзя.
   И это утверждение не какая-то фикция. Это – реальность. Смысл жизни биологического вида «Человек разумный» сводится к выявлению и всё более полному освоению генетически обусловленного потенциала развития. Вопреки этому, многие из представителей этого вида за время жизни не развиваются в этом смысле, а деградируют до такого состояния, когда важнейшим мотивом всех их действий и поступков выступают инстинкты сексуально-пищеварительного и стадно-статусного характера, под властью которых мотивация поведения – получение чувственных удовольствий (гедонизм), в том числе и разного рода противоестественных. Подобное целеполагание превращает человеческое общество в чуждую Мирозданию раковую опухоль на теле Земли. И именно за это наступает расплата.
   Современное человечество несовершенно во всех своих проявлениях, и в большей степени напоминает пациентов психбольницы, почему-то пребывающих на свободе, нежели общество здравомыслящих индивидов. Только пациент такого учреждения способен по своей инициативе вдохнуть с дымом сигареты до 100 ядовитых веществ и сам же заплатить за это «удовольствие». И этот откровенно клинический факт не единичен. В любой иной сфере жизнедеятельности современного общества (от организации системы денежного обращения и военно-политических «гуманитарных» операций до телевизионного репертуара и практики выстраивания отношений с единым для всех живущих на Земле Богом – Творцом и Вседержителем) вы столкнётесь с не менее яркими клиническими проявлениями в самой острой и подчас необратимой фазе. Порочен весь образ жизни цивилизации. Как следствие, по данным кафедры политической психологии Санкт-Петербургского государственного университета, в последние десятилетия происходит резкое снижение важнейших показателей качества человеческого потенциала молодёжи как по сравнению с довоенным, так и с послевоенным периодом (имеется в виду Великая Отечественная война. – Авт.). Так, в относительных показателях от максимально возможных работоспособность молодёжи Санкт-Петербурга оценивается в 36 % (довоенный период – 100 %), жизнеспособность – 46 %, способность к обучению – 39 %, способность к инновациям – 60 %. Результаты исследований, проведенные во Владимирской области, не отличаются от результатов по Санкт-Петербургу. 90 % новорождённых имеют ту или иную патологию, а оставшиеся 10 % в большинстве своём несут генетические предпосылки к тому, чтобы заболеть в будущем. В результате человечество – самый болезненный вид в биосфере, а сложившаяся цивилизация идёт по пути к самоликвидации вследствие биологического вырождения.
   Поэтому задача «научиться жить по-человечески» сегодня как никогда актуальна. И она, на наш взгляд, решаема, если понимать, что Человек это – не «говорящая обезьяна», во всём подвластная инстинктам либо демонической страсти к самоутверждению путём подавления других, а осмысленная воля, подчинённая совести, т. е. действующая в русле Божиего промысла, свободная от диктата инстинктов и разного рода страстей. Но этот результат, способный преобразить жизнь цивилизации, требует познания Жизни и личностного развития всех. И на него все должны работать не только сами, но умело вовлекать в этот процесс как можно более широкие слои населения и, прежде всего, – молодёжь, студенчество, научно-педагогическое сообщество. Ведь Земля – это единый для всех нас уникально спроектированный космический корабль в безбрежном океане Вселенной. Каждый из нас должен прийти к пониманию миссии, функций и ошибок человечества как единого экипажа этого космического корабля.

Миссия русской цивилизации: спасать мир и объединять народы

О, вспомни свой удел высокий,
Былое в сердце воскреси
И в нём сокрытого глубоко
Ты духа жизни допроси!
Внимай ему – и все народы,
Обняв любовию своей,
Скажи им таинство свободы,
Сиянье веры им пролей!

Русский поэт Алексей Хомяков, философ – член-корреспондент Императорской академии наук.

Русский – понятие наднациональное

   В понятие «Русская цивилизация» мы вкладываем представление о той общности людей, которую формирует не национальная принадлежность, а единое по своему смыслу миропонимание, единообразное различение объективных, Богом заданных границ добра и зла, общие идеалы нравственности и этики. Важнейшими скрепами Русской цивилизации являются справедливость или Божья праведность, русский язык и мысли о будущем пророка Русской цивилизации А. С. Пушкина, закодированные в его поэтическом творчестве и рисунках на уровне второго смыслового ряда. А. С. Пушкин, несомненно, по своей родовой генетике, как по линии отца (свято-русское жречество), так и по линии матери (древне-египетское жречество) унаследовал ключи доступа к жреческим эгрегорам древности. Кроме того, фактическая его воспитательница – няня Арина Родионовна, – была вовсе не невежественной женщиной из простонародья, а представительницей древней русской традиции миропонимания.
   В наднациональности понятия «русский» вы убедитесь, открыв энциклопедию, где прочтете: великий русский поэт А. С. Пушкин, великий русский художник Исаак Левитан, великий русский языковед В. И. Даль. Они, как и многие другие, не были «русскими по национальности», но ни у кого не возникает сомнений в их принадлежности к особой русской культуре, отличной от культуры иных региональных цивилизаций. Без их творческого наследия то социальное явление, которые получило название «русская культура», обеднело бы. И они – не единственные творцы русской многонациональной культуры, в чьих жилах текла «иноплеменная кровь».
   Словосочетания подобные таким, как «русский немец», «русский еврей», звучат вполне понятно и определённо применительно к любой национальности. Словосочетание «русский человек» звучит так же естественно и определённо, как и слова «западный» или «восточный человек». Русский – это понятие наднациональное, характеризующее принадлежность к определённой цивилизации.
   Русский – это понятие наднациональное, характеризующее принадлежность к определённой цивилизации.
   Отличие русской региональной цивилизации от прочих региональных цивилизаций планеты состоит в том, что она породила общую для всех её народов культуру и государство, границы которого в истории последних нескольких веков, в отличие от других цивилизаций, совпадали с границами самой цивилизации. Именно вследствие этого за пределами границ России-СССР все мы для иностранцев – «русские», без различия наших национальностей: великоросс («русский»), малоросс (украинец), татарин, башкир. Именно по этой причине на основе иноземного менталитета понятие «Русь» при поверхностном взгляде на жизнь воспринимается как название одного из государств древности, мало употребляемое в наши дни. Хотя в действительности это имя одной из региональных цивилизаций планеты, на протяжении нескольких веков развивавшейся в границах общего для всех её народов государства и по-прежнему обладающей уникальным генетическим кодом, глобальной значимостью и потенциалом самобытного развития в наши дни. Возникновение внутри цивилизационных государственных границ в результате распада СССР никак не меняет сути цивилизационного устройства, ведь внутри иных цивилизаций точно так же имеются государственные границы. Субъектом цивилизационного строительства выступают не государственные структуры, а народ.
   Суть своеобразия Руси в том, что Запад (Евро-Американский конгломерат) – региональная цивилизация, подчинившая себя жажде потребления материальных благ и чувственных удовольствий. Восток – региональная цивилизация духа (дух = информация), презирающая подневольность «майе», пленению души материальным миром. Русь – тоже региональная цивилизация, но ей чуждо и западное, и восточное восприятие мира, поскольку она – цивилизация меры во взаимосвязях материи и духа, она объединяет материю и информацию в их триединстве, в истинной троице, которую Бог любит, как гласит народная поговорка.
   Если не относиться к былинам как к беспочвенным придумкам, то можно узнать, что высшая цивилизационная жреческая власть – власть жизнеречения (в смысле «как изрек – так и будет») – в древнерусском обществе принадлежала той малоизвестной ныне социальной группе, которую былины именуют «каликами перехожими», «волхвами». Они были выходцами не из государственных, не из руководящих структур, а из простого народа.
   Эти высшие управленцы жили на основе чувства меры и никогда не выделялись богатством из остального общества. Их деятельность признавалась общественно полезной, и на их содержание выделялось 1/20 валового национального продукта (т. е. 5 % – вдвое меньше, чем «церковная десятина»). Продвижение в систему высшей жреческой власти шло не на основе выборных процедур и не на основе её узурпации, а через наилучшее освоение знаний о Природе и системе социального управления и выработку соответствующих навыков, подтверждаемых практикой их употребления и общественным признанием их полезности. При этом нравственно-этическое единство общества, отстранённость от прямого участия во властных структурах гарантировало отсутствие злоупотреблений, по сути, самовластной жреческой властью в стиле «взяли власть – гуляй всласть».
   Русь – региональная цивилизация, которой чуждо и западное, и восточное восприятие мира, поскольку она – цивилизация меры во взаимосвязях материи и духа, т. е. она объединяет материю и информацию в их триединстве, в истинной троице, которую Бог любит, как гласит народная поговорка.
   А этой основе за сотни лет до формирования Евро-Американского конгломерата жречеством Руси без помпы и шума на огромной территории расселения множества племен были решены такие базовые цивилизационные задачи, как единый язык, единые деньги, единая система мер, единая нравственная основа всей палитры многонациональных культур. Это позволяло осуществлять совместные транснациональные проекты.
   Один из них – Змиевы валы, традиционно-ложно датируемые X–XI веками вопреки тому, что в эпоху княжеских междуусобиц создать и эксплуатировать такую систему стратегических фортификационных сооружений эшелонированной обороны было организационно невозможно. Это памятник иной эпохи – эпохи единства Руси, когда система стратегических фортификационных сооружений, простирающаяся на сотни километров и глубиной до 200 км на некоторых участках, прикрывала Русь с юга от набегов степняков. Ныне она находится на территории Украины.
   Ниже мы приводим карту, на которой показано размещение Змиевых валов.


   Но даже если забыть о Змиевых валах, то та же нравственно-этическая доминанта сути Руси-России проявляется и в последующей истории – и это очевидно. По крайней мере, со времени взятия Казани под державу Ивана Грозного, Россия – действительно региональная цивилизация многих народов в границах одного общего им всем государства, в котором внутренние войны – эпизоды, а не нормы существования. «100-летняя война», «30-летняя война», война за наследство той или иной исчезнувшей короны – это из истории Запада, а не России. Наша цивилизация развивалась внутренне мирно, никого не истребляя, в отличие от западной цивилизация (помянем хотя бы ушедших в небытие западных славян, пруссов, индейцев Северной Америки и аборигенов Австралии). Русь издавна имела иерархически эшелонированную систему управления по полной функции, устойчивую ко всем вторжениям, как силовым, так и информационно-алгоритмическим, осуществляемым под видом «культурного сотрудничества и просвещения».
   Государственная власть на Руси – только один из властных эшелонов, причем не наивысший в иерархии управления по полной функции. Государственность менялась на Руси неоднократно, но её «мистически» невидимый державный Китеж-град, хранящий цивилизационную суть, оставался неизменным и находил все более полное и яркое выражение в многонациональной русской культуре многих стран и народов.

Подпасть под «лидерство» Запада – роковая ошибка

   «Оцивилизовывать» Русь на свой манер в прошлом приходили и с Запада, и с Востока, и с Юга. Но все они, кто не погиб в битвах, с течением времени становились русскими. Например, изрядная доля потерь наполеоновской армии после оставления Москвы – это дезертиры, которые впоследствии обрусели. Так будет и сегодня, когда Запад, злоупотребив кризисом государственного развития СССР по псевдосоциалистическому пути, предпринял очередную попытку «оцивилизовать» Русь на свой манер.
   В наши дни на протяжении длительного времени Европа устойчиво демонстрирует неспособность решать задачи интеграции представителей разных этнически своеобразных культур в Евросоюзе. По сути, Евросоюз – не умело реализуемый, провальный политический проект построения мультикультурного многонационального общества, аналогичный тому, который в целом успешно осуществляется на Руси издревле. Однако в последние несколько лет крах мультикультурализма в Евросоюзе вынуждены были признать руководители большинства государств Евросоюза. Причины в том, что культ «политкорректности» и «толерантности» не позволяет решать задачи построения интегрирующей всех, единой для всех членов общества культуры. Этот декларируемый культ только скрывает взаимную неприязнь и ненависть представителей разных конфессий, классов, национальностей: «политкорректность» и «толерантность» и действительное единение людей – разные по своей сути явления.
   Сущность наших особенностей в том, что Россия-Русь в целеполагании, в общецивилизационном развитии более совершенна и близка к Божьему промыслу, чем Запад. Это непонятно только тому, кто несет в себе потребительски-паразитическое отношение к планете Земля по принципу «после нас хоть потоп», а потому считает Русь отставшей от Запада. Хотя среди них многие убеждены в том, что именно они – истинно русские и именно они имеют право на реформирование России по западным шаблонам, а все прочие обязаны перед ними благоговеть и им подчиняться. Вопреки мнению этих псевдорусских, людей на Руси оценивали всегда по их личным качествам, а не по крови, и воспринимали человечество как часть биосферы планеты, а территориальную и социальную общность стремились, как отмечал Ф. И. Тютчев, спаять любовью, а не железом и кровью.
   Помните его строки:
   «Единство, – возвестил оракул наших дней, – \Быть может спаяно железом лишь и кровью…»\ Но мы попробуем спаять его любовью, – \ А там увидим, что прочней…».
   К сожалению, в последние столетия человечество, подпав под «лидерство» Запада, делает глубоко ошибочный цивилизационный зигзаг.
   Не осмыслив цели человеческой цивилизации, свою роль и место в биосфере Земли и Космоса оно отождествило прогресс не с освоением потенциала развития самого человека, а с чисто технократическим развитием. Это касается и нашей страны, но, к счастью, мы не лидеры в реализации этих тенденций. После устранения И. В. Сталина мы, в отличие от Запада и Востока, думаем хотя бы иногда о смысле жизни и не всегда безрезультатно. И потому у нас многим понятно, что долгосрочная перспектива этих в кавычках «успехов» будет такова, как изложено в Библии: «Многие же первые будут последними, и последние – первыми» (Евангелие от Марка, 10:31), – это к вопросу о «лидерстве» на технократическом пути развития.
   В Коране об этом же глобальном биосферно-экологическом кризисе людям говорится в предостережение прямо: «Бог есть Истина» (сура 31:29); «А если бы Истина последовала за их (по контексту: неверующих) страстями, тогда пришли бы в расстройство небо и земля и те, кто в них» (сура 23:73). И Бог, следуя вседержительно за страстями и отсебятиной людей, дает возможность всем убедиться в том, что «земля и небо и все, кто в них», приходят в расстройство вследствие ошибочных целей развития человечества.
   К сожалению, в последние столетия человечество, подпав под «лидерство» Запада, делает глубоко ошибочный цивилизационный зигзаг.
   Тем не менее, мы можем с удовлетворением отметить, что Россия сохранила 40 % девственной территории, доставшейся ей от Бога, Китай – 20 %, США – 10 %, Европа – практически ничего. Конечно, современные и перспективные техника и технологии позволяют «закатать Землю в асфальт» и настроить бетонных коробок, но они не позволяют воспроизвести повторно главное богатство человечества – дарованную Богом биосферу, частью которой является и сам «Человек Разумный». Неслучайно Богатство и Бог – в русском языке слова этимологически родственные, а на Западе появился новый показатель развития – «коэффициент дебетонизации территории».
   Многие сегодня сумели оценить некогда привлекательные западные ценности: от заморских колбас и «ножек Буша», фруктов и овощей, до, с позволения сказать, искусства, музыки, кино. Все западные сорта фруктов и овощей выведены не для того, чтобы они были вкусны и полезны, а для того, чтобы они могли подольше сохранять «товарный вид» при длительных перевозках и хранении. Общество получает хоть и болезненную, но целебную прививку от всего того безбожия и зла, которые являются сутью культуры западной цивилизации.

Идеал Руси – жить по совести

   Прежде всего, необходимо отметить, что Бог посылает пророков в мир для устранения ошибок в общественном развитии. То есть если общество в своем развитии зашло в тупик, из которого само выйти не способно, то пророк – внешний стимул для того, чтобы общество взглянуло на себя со стороны через его слова. Как пояснил Христос, больные нуждаются во враче, а не здоровые (Матфей, 9:12). И соответственно, если процесс саморазвития не остановился, то потребностей в пророке у общества нет. А тем, в чьей истории пророки были, ныне нечем особо гордиться, поскольку Единый Завет, который они несли людям, до сих пор не стал нормой жизни.
   Кроме того, следует заметить, что публичное признание и объявление Пророками и их реальное наличие в жизни – это разные вещи. Если под Пророками понимать тех людей, кто получал системные знания, Откровения от Высшего Разума, от Бога, то они на Руси были. Но толстыми книгами и большими тиражами издают произведения и творят культ только тех Пророков, идейное наследие которых земным иерархиям удалось извратить и встроить в нужные разработанные ими политические сценарии. Носители истинного Божьего Промысла редко приходились ко двору. Собственно об этом строки А. С. Пушкина из его поэмы «Гавриилиада».
С рассказом Моисея
Не соглашу рассказа моего:
Он вымыслом хотел пленить еврея,
Он важно лгал, – и слушали его.
Бог наградил в нем слог и ум покорный,
Стал Моисей известный господин,
Но я, поверь, – историк не придворный,
Не нужен мне пророка важный чин!

   Таково положение дел к настоящему времени. Оно – результат самобытного исторического развития всех региональных цивилизаций. И при этом встаёт вопрос о перспективах человечества.
   Возможное будущее – многовариантно. И эта многовариантность по отношению к человечеству связана со своеобразием каждой из региональных цивилизаций. Ряд региональных общностей, к примеру, Африка, вообще не имеют социологических и тем более цивилизационных доктрин. Если говорить об особенностях тех региональных систем, где такие доктрины есть, то:
   ● Культовый идеал буддистско-ведического Востока – душа должна вырваться из череды перевоплощений и уйти в мир иной, слиться с Абсолютом. Для этого необходимо в череде перевоплощений не портить себе карму. Задача организации жизни на Земле по-Божески, построения новой цивилизации, тем более глобальной, гармонично интегрированной в природную среду – не ставится.
   ● Культовый идеал Запада – превознесение личности над обществом (под успехом понимается повышение уровня потребления материальных благ и чувственных удовольствий) и над природой (наука – всесильна и предназначена для покорения природы). По сути, этот идеал нашел наиболее полное и яркое выражение в идеологии буржуазного либерализма, отражённой в работах Айн Рэнд «Аппология капитализма», «Атлант расправил плечи», «Концепция эгоизма», занимающих второе место по количеству читателей в США после Библии. Этот порочный по своей природе идеал при попытке его воплощения в жизнь в глобальных масштабах и породил глобальный биосферно-социальный экологический кризис. Соответственно, оставаясь на позициях ложного идеала, с неизбежностью порождающего кризис, невозможно предложить рецепт выхода из него, как невозможно вытащить себя из болота за волосы.
   ● Культовый идеал мусульманского мира – фактически жить по шариату. Этот идеал далёк от коранического идеала – жить в диалоге с Богом, осуществляя миссию наместничества Божиего на Земле, не возводя никого из людей в ранг господина над собой. Как только мусульманская региональная цивилизация отступила от этого идеала, начатая ею при становлении ислама праведная глобализация остановилась, а потом мир шариатского ислама начал терять свои позиции в деле цивилизационного строительства.
   ● Идеал Руси – жить по совести. Если признавать, что совесть – врождённое религиозное чувство, через которое Бог открывает каждому, что есть добро и что зло, и что надо делать для искоренения зла и торжества добра, то можно понять, что единственная возможность для России, которая будет поддержана Свыше, – в очередной раз спасать мир, не верящий в неё. Помните у Александра Вертинского:
   «О, Родина моя, в своей простой шинели, \ В пудовых сапогах, сынов своих любя, \Ты поднялась сквозь бури и метели, \ Спасая мир, не веривший в тебя»?
   Больше это делать некому: жизненные идеалы других региональных цивилизаций на это не ориентированы.
   России предстоит инициировать и возглавить проект глобализации, альтернативной глобализации по-Западному, приведшей человечество на грань военного или экологического самоубийства.
   Соответственно, продолжая линию преемственности нашего исторического цивилизационного опыта, можно сказать, что России предстоит инициировать и возглавить проект глобализации, альтернативной глобализации по-Западному, приведшей человечество на грань военного или экологического самоубийства. Нам предстоит построить цивилизацию, жизнь которой будет подчинена объективным Божьим закономерностям бытия. Эти закономерности можно разделить на 6 групп, оказывающих то или иное воздействие друг на друга:
   1. Человечество – часть биосферы, и существуют объективные закономерности, регулирующие взаимодействие биосферы и Космоса и взаимодействие биологических видов в пределах биосферы.
   2. Человечество – специфический биологический вид, и существуют специфические биологические (физиологические и психологические) видовые закономерности, регулирующие его жизнь.
   3. Существуют нравственно-этические (ноосферные и религиозные) закономерности, регулирующие взаимоотношения обладателей разума и воли. И вопреки мнению многих они выходят за пределы человеческого общества. А этика, диктуемая с иерархически более высоких уровней в организации разного рода систем, – обязательна для иерархически низших уровней, и отступление от её норм наказуемо. В этом главная нравственно-мировоззренческая причина биосферно-социального экологического кризиса.
   4. Культура, которую генетически предопределённо несёт человечество, вариативна, и существуют социокультурные закономерности, следование которым гарантирует устойчивость общества, а их нарушение способно привести к его исчезновению в течение жизни нескольких поколений под воздействием деградационных процессов.
   5. Исторически сложившаяся культура всех обществ нынешней глобальной цивилизации такова, что мы вынуждены защищаться от природной среды техносферой. Техносфера воспроизводится и развивается в ходе экономической деятельности, и существуют экономические закономерности, предопределяющие как развитие общественно-экономических формаций, так и их деградацию и крах.
   6. Всё это в совокупности может приводить к конфликтам интересов и конфликтам разных видов деятельности, разрешением которых необходимо управлять. И существуют объективные закономерности управления, единые для всех процессов управления, будь то езда малыша на трёхколёсном велосипеде либо комплексный проект, осуществляемый несколькими государствами на принципах частно-государственного партнёрства.
   Их предстоит познать, дать их знание новым поколениям и преобразить жизнь Земли. То есть предстоит сделать то, о чём А. С. Хомяков писал ещё в 1839 г. в стихотворении «России»:
В молчанье сердца сокровенна,
Глагол Творца прияла ты, —

Тебе Он дал своё призванье,
Тебе Он светлый дал удел:
Хранить для мира достоянье,
Высоких жертв и чистых дел;

Хранить племён святое братство,
Любви живительный сосуд,
И веры пламенной богатство,
И правду и бескровный суд.

Твоё, всё то, чем дух святится,
В чём сердцу слышен глас небес,
В чём жизнь грядущих дней таится,
Начало славы и чудес!..

О, вспомни свой удел высокий,
Былое в сердце воскреси
И в нём сокрытого глубоко
Ты духа жизни допроси!

Внимай ему – и все народы,
Обняв любовию своей,
Скажи им таинство свободы,
Сиянье веры им пролей!

От мегаполисов к ландшафтам: назад в будущее или обгонять не догоняя

   Концептуальная власть по своему предназначению отвечает за общий путь развития общества на самую далёкую перспективу, т. е. за цивилизационное управление. Главный вопрос при этом – в целеполагании и концепции реализации выбранных целей. Национальная идея должна быть кратким и доступным для понимания всего общества выражением приоритетной цели на ближайшее будущее. Со временем, успешно решив свою задачу, она трансформируется в новую следующую вызревшую в реальной жизни народа цель и национальную идею. И так в целесообразной последовательности преемственных идей будет развиваться общество в своих стратегических национальных интересах.
* * *
   «Национальная идея» для России должна быть наднациональной: именно по этой причине термин взят в кавычки. Кроме того, термин «национальная безопасность» для нашей страны: цивилизации многих народов – следовало бы заменить на иной термин – «общественная безопасность». Для нас термин «национальная безопасность» не вполне адекватен и порождает не нужные вопросы по поводу того, о безопасности представителей какой из множества национальностей идёт речь? О национальной безопасности логично говорить лишь в культуре Запада, где «нация» и «государство» синонимы, и где нет государств, подобных нашему, территории которых включали бы в себя регионы становления и развития культур многих наций. Только в этом случае Россия действительно станет домом всех россиян независимо от их этнической и религиозной принадлежности. Самосознание россиян, конечно, нельзя оторвать от русской культуры и русского языка. Но это не имеет никакого отношения к русскому национализму. Поскольку слово «русский», как мы оговорили ранее, это двухзначный термин, наряду с национальным признаком, он несёт в себе и смысл общей для всех нас цивилизационной принадлежности. Идея, воплощающая общность всех россиян, не должна противопоставлять русского и татарина, чеченца и якута, православного и мусульманина, делить их на разряды и классы. Национальная идея должна объединять, а не раскалывать и так уже охваченное глубоким кризисом общество.
   Достаточно часто «национальная идея» связана с жизнью человека на земле и его важнейшими неудовлетворёнными потребностями. Обычно, как только у человека или семьи появляется достаточное количество средств, то в первую очередь люди стараются приобрести участок земли с перспективой обустройства его под сад, дачу или поместье в зависимости от своих возможностей.
   Наличие «Национальной идеи» – это объективно проявляющаяся характеристика в жизни многонационального общества, которую невозможно запретить законами и не адекватными конституциями. Она не может быть произвольно сконструирована. «Национальную идею» можно лишь выявить и выразить лексически изучая душу и реальную жизнь народа.
   Достаточно часто «национальная идея» связана с жизнью человека на земле и его важнейшими неудовлетворёнными потребностями. Обычно, как только у человека или семьи появляется достаточное количество средств, то в первую очередь люди стараются приобрести участок земли с перспективой обустройства его под сад, дачу или поместье в зависимости от своих возможностей. Мы помним, что когда в советские времена нашему народу была предоставлена такая возможность, то, невзирая на известные трудности, миллионы жителей городов занялись садоводством в свои выходные и праздничные дни. Эта тенденция не иссякла и сегодня. Согласно социологическому опросу, проведенному 28–29 апреля 2007 года фондом «Общественное мнение»:

   58 % наших граждан предпочитают жить в собственном доме;
   39 % наших граждан предпочитают жить в своей квартире;
   3 % наших граждан не определились с данным вопросом.

   При этом 80 % наших граждан проживают в многоэтажных зданиях (для сравнения в США и Канаде – 70–90 % проживают в малоэтажных домах). Кроме того, для значительной части жителей нашей страны нерешенный жилищный вопрос грозит перерасти в серьёзную социальную проблему. Так, например, А.С. Кривов и Ю.В. Крупнов считают, что: «Именно от успешности решения урбанистической проблемы – определения перспективных укладов жизни и градостроительства в XXI веке – зависит наша судьба. Либо мы станем процветающей державой, либо сами себе обеспечим гарантированное вычёркивание из истории цивилизованных стран». Григорий Явлинский имеет схожую точку зрения и утверждает: «Что нужно для серьёзной стратегической политики выхода из кризиса? Соединить имеющиеся ресурсы с реальной заинтересованностью народа и политической волей государства. Объединяющей идеей для наших людей является кардинальное решение жилищной проблемы. Собственное жильё – вековая мечта народа в России. А уникальность нынешнего момента в том, что впервые в истории у нас есть для этого необходимые ресурсы. Они накоплены в последние восемь лет благодаря очень высоким ценам на нефть и другое сырьё».
   Понимая важность данного вопроса, бывший Президент России Д.А. Медведев заметил: «Совершенно очевидная вещь, что свой дом и земля – это важнейший признак принадлежности к среднему классу, и, по данным социологов, именно этот критерий выделяет сегодня большинство опрошенных граждан. Наконец, наличие своего дома это – фактор, прямо влияющий на решение демографических проблем и на воспитание детей». Люди, живущие семьёй на земле, – по-настоящему свободные люди, имеющие свою совершенно конкретную малую родину. У них другая психология и ценностные ориентиры, а значит, и другие перспективы реализации своего творческого потенциала по сравнению с «детьми асфальта». В свою очередь здоровье общества напрямую зависит от того, есть ли у людей реальные перспективы развития качества жизни (во всех смыслах этого слова) или нет. Когда молодые люди принимают решение о создании семьи, рождении детей, то главный вопрос – это где и в каких условиях будут расти их дети и есть ли дальнейшие перспективы развития семьи или это будет борьба за выживание, в процессе которой часть их скатится до асоциального стиля жизни? Если в сознании общества есть уверенность в завтрашнем дне, то есть и время, и желание задуматься об инновационном развитии экономики, хотя комплексное обустройство нашего жизненного пространства уже само по себе может быть инновационным подходом и этапом модернизации нашей страны. Главное помнить, что не люди живут для инноваций и модернизаций, а наоборот – модернизации, инновации, да и сама экономика предназначены для обеспечения достойной жизни каждого человека.
   Люди, живущие семьёй на земле, – по-настоящему свободные люди, имеющие свою совершенно конкретную малую родину. У них другая психология и ценностные ориентиры, а значит, и другие перспективы реализации своего творческого потенциала по сравнению с «детьми асфальта».
   Жизнь общества немыслима без организации и управления, пусть это будет даже самоуправление, одной из форм которого, в этом контексте, является концептуальная власть. Концептуальная власть – это власть людей и концепций, способных порождать в обществе социальные процессы, охватывающие жизнь общества на протяжении многих поколений. Она по своему предназначению отвечает за общий вектор развития общества на самую далёкую перспективу, т. е. за управление строительством цивилизации. Главный вопрос при этом в целеполагании и концепции реализации выбранных целей. «Национальная идея», с одной стороны, должна быть кратким и доступным для понимания всего общества на уровне «само собой разумения» выражением приоритетной цели на ближайшее будущее. С другой стороны, её воплощение в жизнь требует серьёзной научной проработки всех её взаимосвязанных аспектов: психологии личности и общества, этики, спектра демографически обусловленных жизненных потребностей и спектра деградационно-паразитических потребностей, препятствующих её воплощению в жизнь, экономических теорий, технологий производства продукции. Со временем, успешно решив свою задачу, «национальная идея» каждой эпохи трансформируется в новую вызревшую в реальной жизни народа цель и «национальную идею». И так в целесообразной преемственности последовательно сменяющих друг друга «национальных идей» будет развиваться общество, выражая в жизни освоение генетического потенциала развития Человека. В свете вышеизложенного «национальная идея» России на данном историческом этапе, по нашему убеждению, может быть сформулирована следующим образом:
   «Каждому россиянину – свой дом на своей земле в гармонии с природой!».
   Важнейшими функциями, с точки зрения собственной концептуальной власти, которые должны выполнять любая государственная власть, являются:
   ● создание условий для расширенного воспроизводства населения страны с учётом его физического, психического и нравственного здоровья;
   ● содержание своей территории в обустроенном состоянии, позволяющем обеспечивать достойное качество жизни населения.
   С точки зрения внешней концептуальной власти, для превращения России в сырьевой придаток «золотого миллиарда» страна не должна войти в мировое сообщество как высокотехнологическая цивилизация, а поэтому предпринимаются определенные усилия с целью обострения демографической проблемы, дискредитации великой русской культуры и русской цивилизации, иначе Россияне никогда не смиряться с отведенной им ролью. Здесь возможны и военные способы (вспомним Вьетнам, Афганистан, Югославию и др.). А можно создать экономически невыгодные условия для развития сельского хозяйства, пропагандировать в СМИ культ наживы, развлечений, развернуть алкогольный геноцид народа, и, прежде всего, молодежи, используя жажду наживы виноводочных и пивных наркобаронов. Таким образом, в свое время была произведена зачистка территории от аборигенов в США и частично в Австралии.
   Агропромышленный комплекс страны – это не только продовольственная безопасность, но и инструмент содержания территории, что в комплексе составляет краеугольный камень «национальной идеи» и национальной безопасности. Организовывать сельскохозяйственное производство вахтовым способом нереально. А это значит, что необходимы местные трудовые ресурсы, которые должны быть обеспечены доступным и комфортабельным жильем, современной социальной инфраструктурой. Поэтому нам представляется принципиально важным – развивать свой агропромышленный комплекс с учетом самых передовых технологий при создании государством экономически благоприятных условий. Кредитно-финансовый сектор экономики страны всегда должен быть подчинен нуждам реального сектора производства, а не наоборот. При этом в реальном секторе приоритет должен быть отдан сельскому хозяйству в том смысле, что во всех иных отраслях деятельности – при соблюдении принципа гарантированной продовольственной безопасности страны – может быть занято людей не больше, чем в состоянии прокормить сельское хозяйство. Решение демографических проблем страны, формирование единства, заселенности и целостности жизненного пространства такой страны, как Россия и ее суверенитет невозможны без инновационного системного развития агропромышленного комплекса. Это связано с тем, что из 1 млрд. 710 млн. га земельного фонда Российской Федерации (по 12 га на каждого человека) только 1 % занят объектами промышленности и транспорта и ещё 1,1 % занят населенными пунктами. По международным критериям, установленным организацией экономического сотрудничества и развития, к сельским и преимущественно сельским относятся 98 % административных районов Российской Федерации, следовательно, недопустимо развитие России увязывать только с развитием 2 % ее территории, что по умолчанию продолжает происходить на наших глазах.
   Агропромышленный комплекс страны – это не только продовольственная безопасность, но и инструмент содержания территории, что в комплексе составляет краеугольный камень «национальной идеи» и национальной безопасности.
   Современная демографическая ситуация сельских территорий вызывает обоснованную тревогу специалистов и представителей власти за будущее России. В настоящее время продолжается убыль сельского населения и за счёт превышения уровня смертности над уровнем рождаемости, и за счет миграции сельской молодежи в города. Из 13032 пустующих сельских поселений 10077 (т. е. более трёх четвертей) приходится на Центральный и Северо-Западный экономические районы, а в Северо-Западном Федеральном Округе более половины населенных пунктов уже признаны вымирающими. Основные причины этого – экономически неблагоприятные условия жизни и отсутствие возможностей для большинства сельской молодёжи решать свои жилищные и бытовые проблемы. Доступность многих бытовых благ в городе, наличие рабочих мест и более высокие доходы делают непривлекательным сельский образ жизни и для сельской, и для городской молодежи. Но при этом без привлечения молодежи на село нельзя устойчиво развивать сельские территории, а по своей сути – территорию всей России.
   Одним из направлений в комплексном решении вышеупомянутых проблем может быть ландшафтно-усадебная урбанизация сельских депрессивных территорий (об этом в главах ниже. – Ред.). В сознании человека XXI века должно утвердиться понимание того, что нельзя жителей и территорию единой страны делить на город и село. Необходимо развивать всю страну как единый целый организм с учетом географических, климатических и культурных особенностей, что требует развития экономической науки на основе организационно-технологического подхода. На практике получается парадокс: нормативы бюджетной обеспеченности в городе и на селе одинаковые, но все знают, что в реальности себестоимость услуг в сельских районах в разы превышает городские, а система ЖКХ как бизнес сферы услуг вообще на селе отсутствует. Наивно надеяться в этом случае на «невидимую руку» рынка, поскольку сам по себе рынок настраивается исключительно на максимальную прибыль, а законы ценообразования «свободного рынка» таковы, что порождают массовую нищету, невежество и бескультурье в преемственности поколений. Как можно без целенаправленного государственного управления заставить частного инвестора вкладывать средства в сектора с минимальной или вообще отрицательной прибылью? Дальнейшие огромные инвестиции в мегаполисы ведут страну в тупик технократии, к биологическому вырождению населения, нерациональному расходованию в долгосрочной перспективе ограниченных финансовых средств и окончательно разорят российское село. Освоение наших опустевших земель мигрантами становится фактором жизни не только Дальнего Востока, но и Центральной России.
   Сегодня нельзя упустить время. Давно пора переходить к конструктивному созидательному делу повсеместного обустройства территории России собственными силами на основе имеющихся у нас достаточных собственных ресурсов. Наша сила – в нашем многообразии, в опоре на всю палитру многонациональных возможностей и интересов, на полиэтнический и поликонфессиональный состав населения. Для каждой группы населения можно найти нишу собственных предпочтений и интересов в единой для всех матрицы нового образа жизни. У нас есть такой исторический опыт. Русская цивилизация на протяжении многих веков складывалась как многонациональная в единой для всех русской культуре, в которой вливающиеся национальные культуры не конфликтовали друг с другом, а дополняя друг друга, взаимно обогащались, тем самым способствуя общему развитию. Этот бесценный для мировой цивилизации опыт надо применять и развивать с учетом развертывающихся глобализационных процессов.
   Становление русской концептуальной власти в условиях глобализации возможно лишь в том случае, если приоритеты обобщенных средств социального управления (мировоззренческий, исторический, идеологический, экономический, генетический и силовой) будут работать на реализацию «национальной идеи». Вакуума власти в стране не бывает, если каждый из нас не хочет заниматься политикой, тогда политика (чуждой концептуальной власти) займется нами. Этого не замечает и не понимает только ленивый и недальновидный обыватель, либо – сознательный недоброжелатель великой русской культуры и русской цивилизации.
   В сознании человека XXI века должно утвердиться понимание того, что нельзя жителей и территорию единой страны делить на город и село. Необходимо развивать всю страну как единый целостный организм с учетом географических, климатических и культурных особенностей, что требует развития экономической науки на основе организационно-технологического подхода.
   В качестве вывода отметим, что содержание «национальной идеи» России «Каждому россиянину – свой дом на своей земле в гармонии с природой!» может стать идеологическим стержнем аккумулирующим интересы и энергию молодежи России и локомотивом для экономики нашей страны. Общеизвестно, что массовое строительство доступного и комфортабельного жилья простимулирует смежные отрасли народного хозяйства, будет способствовать решению важнейшей на сегодня демографической проблемы России, поможет стране выйти окрепшей из тисков мирового экономического кризиса.

Власть в России: кто стоит над схваткой «Великого комбинатора» с «Великим инквизитором»

   Хранящие в сердце тьму,
   Полную чашу отравы
   Преподнесли ему.

   Сказали они: «Будь проклят!
   Пей, осуши до дна…
   И песня твоя чужда нам,
   И правда твоя не нужна!»
Руководитель Советского государства Иосиф Джугашвили (Сталин), сочинил в 18 лет

Управляем по-новому: принципы Достаточно общей теории управления (ДОТУ)

   Не так давно на рубеже двух тысячелетий некогда могучая страна по имени Союз Советских Социалистических Республик прекратила своё существование. Это были стихийно произошедшие случайные стечения обстоятельств или не вполне осознаваемый нами реально управляемый процесс? По этому факту можно найти не ограниченное количество эмоциональных политических рассуждений, но он не описан в терминах теории управления. А между тем любой природный, а так же и социальный процесс может быть описан однозначно понимаемым образом в терминах разработанной в России «Достаточно общей теории управления» или сокращенно – ДОТУ. В ДОТУ введено понятие полной функции управления, которая не реализовывалась в СССР, как не реализуется и в нынешней практике работы наших государственных органов власти. Полная функция управления включает в себя следующие этапы: 1) выявление влияющих факторов, создающих проблемы в системе управления; 2) выработка навыков их выявления в будущем; 3) целеполагание в отношении их разрешения; 4) выработка концепции достижения намеченных целей; 5) создание либо реорганизация нужных для реализации концепции структур; 6) контроль за деятельностью созданных структур, координация их взаимодействия 7) высвобождение ресурсов из завершённых процессов управления с ликвидацией структур или их поддержание в работоспособном состоянии под следующие задачи.
   С позиций ДОТУ достаточно очевидно, что наши государственные органы власти под управлением понимают лишь действия на 5-ом – 7-ом этапах полной функции, работая в схеме так называемого концептуально не определённого управления. Но если в стране нет собственной оглашённой концепции, то она гарантированно работает на чужую концепцию. Не нами сказано, что если ты не строишь своих собственных планов, то кто-то их построит за тебя. Партия – наш рулевой. Этот девиз СССР в равной мере относится и к нынешнему положению дел. В действительности рулевой – это обычный матрос на судне любой государственности. В этой главе речь пойдёт о функции «штурманов». Они, в отличие от рулевого, должны работать, начиная с первого этапа, чётко зная информацию о рифах и подводных течениях, о способах их выявления на будущее. Если мы не выявим управленчески строго все факторы, влияющие на жизнь и смерть государства и не выстроим в их отношении собственную концепцию, то вокруг корабля по имени Россия могут сложиться примерно такие же «случайные обстоятельства», которые мы наблюдали во время краха СССР. В связи с этим расскажем о ДОТУ немного подробнее.
* * *
   Люди постоянно занимаются управлением, хотя не всегда то, что они делают, осознаётся ими в таковом качестве и именуется этим словом, поскольку все виды деятельности имеют свои специфические названия. Однако при этом ни один из видов деятельности не перестаёт быть процессом управления. Соответственно такому взгляду, не вдаваясь в конкретику всех специфических видов деятельности, понятие «управление» по его существу в самом общем смысле можно определить так:
   Управление это – выявление объективных возможностей, целеполагание и достижение в практической деятельности избранных целей.
   Также отметим, что данное определение явления «управление» связано с определением явления «воля» в психике индивида.
   Воля как жизненное явление представляет собой способность индивида подчинять себя самого и течение событий вокруг себя осуществлению осознанной им целесообразности.
   За терминами «управление» и «воля» стоят близкие по своему существу явления, а сами термины в Русском языке являются однокоренными словами.
   То есть за терминами «управление» и «воля» стоят близкие по своему существу явления, а сами термины – в русском языке – являются однокоренными словами. Последнее ясно, если вспомнить о наличии в русском языке так называемых «выпадающих гласных», которые в одних грамматических формах наличествуют, а в других отсутствуют: слово «управление» – сокращённое за счёт «выпадения гласной» «упра-воление», о чём многие не догадываются, хотя об этом не следует забывать… Кроме того, оно понятийно связано со смыслом таких слов, как «Правь» (одна из категорий древнеславянского миропонимания в системе «Правь – Явь – Навь». Явь – мир живых, всё доступное восприятию органов чувств человека; Навь – мир нежити, мёртвых и нерождённых; Правь – мир богов, властный над мирами Яви и Нави), «право», «правда», «правление». А также со словом – «праведность», что подразумевает: только праведность может породить эффективное и безопасное управление развитием общества. У в древнем написании, похожа на греческую строчную гамму, есть в шрифте «Ижитца», в тексте вместо неё – латинская заглавная U. («У» в древнем написании) обозначала в древнерусской докириллической азбуке космолюдей, деятельность которых носит общекосмический масштаб.
   На основе данного выше определения можно пояснять различные аспекты управления как объективного процесса либо вообще, либо в той или иной конкретике реализации управления, доходя до любой степени детализации. И в зависимости от того, как это делается, получается та или иная версия теории управления.
   Все теории управления задают некие абстрактные структуры постановки и решения управленческих задач, которые наполняются реальным содержанием той или иной предметной области, где применяется одна соответствующая теория. Различные теории управления отличаются друг от друга «архитектурой» такого рода структур, т. е. набором понятий и их взаимосвязей друг с другом и с жизнью.
   Структуры, предлагаемые разными версиями теории управления, не равнозначны друг другу в аспекте эффективности, вследствие чего есть задачи, которые в принципе не могут быть поставлены и решены на основе структур, предлагаемых одними теориями, хотя другие теории позволяют ставить и успешно решать те же самые задачи.
   Достаточно общая теория управления (ДОТУ) предлагает наиболее полную детально проработанную структуру постановки и решения управленческих задач, которая превосходит структуры, предлагаемые другими версиями теории управления.
   Достаточно общая теория управления (ДОТУ) предлагает наиболее полную детально проработанную структуру постановки и решения управленческих задач, которая превосходит структуры, предлагаемые другими версиями теории управления. Она обладает качествами полноты и взаимосвязности понятийного аппарата, обеспечивающими вхождение в управленческую проблематику любой сферы деятельности и координацию процессов управления в них в русле иерархии процессов управления, объемлющих совокупность нескольких сфер деятельности. Эти качества ДОТУ позволяют интерпретировать любые процессы (в том числе биосферные и социальные – культурологические, экономические и т. п.) как процессы управления или самоуправления, протекающие в русле объемлющих их процессов управления или самоуправления. Решение управленческих задач на основе ДОТУ при обеспечении метрологической состоятельности моделей реальных процессов и проектов позволяет избежать ошибок субъективизма и выявить умолчания и неоднозначности при постановке задачи. В противном случае решение может оказаться невозможным в принципе или же будет обусловлено сопутствующими обстоятельствами, под воздействием которых качество решения задачи может оказаться неудовлетворительным.
   Предлагаемая для освоения в составе курса «Основы социологии» достаточно общая теория управления (ДОТУ) представляет собой выражение описательного метода познания. Всё доказательное (экспериментальное и логическое) в управлении начинается не на уровне изложения ДОТУ, а на уровне математической формализации процессов управления и при решении реальных управленческих задач разного рода в их конкретике.
   Вследствие этого к ДОТУ надо относиться аналогично тому, как относятся к изложению некой аксиоматики. Оно может быть более или менее удачным, но объективная суть предлагаемых аксиом, т. е. объективных явлений, которые стоят за формулировками, не изменяется в зависимости от качества формулировок. Если сами по себе (как «вещь в себе») аксиомы истинны, то адекватность формулировок подтверждается на практике; если формулировки неточны или ошибочны, то практика обнажит их несостоятельность в решении тех или иных задач вследствие объективности Меры – матрицы возможных состояний материи и путей её перехода из одного состояния в другие.
   Довольно часто задают вопрос: почему избрано название «достаточно общая теория управления», а не просто «теория управления» или «общая теория управления»?
   Довольно часто задают вопрос: Почему избрано название «достаточно общая теория управления», а не просто «теория управления» или «общая теория управления»?
   Ответ на него состоит в следующем. Теорий, имеющих в своём названии словосочетание «теория управления» очень много. Однако среди них к моменту начала разработки ДОТУ в 1991 г. не было ни одной, понятийный аппарат которой обладал бы качествами универсальности, полноты и взаимосвязанности. А всё это вместе взятое необходимо для того, чтобы с помощью одного и того же понятийного аппарата можно было бы описывать любые процессы управления, а также интерпретировать в качестве процессов управления или самоуправления любые природные и социальные процессы.
   В ДОТУ как раз и был предложен понятийный аппарат, обладающий универсальностью его применения на основе качеств полноты набора и взаимосвязанности входящих в его состав понятий, по какой причине в названии теории управления появился эпитет «общая».
   Однако если в будущем для описаниях каких-то процессов управления предложенный понятийный аппарат будет не достаточен, то тем самым откроется возможность к дальнейшему развитию понимания процессов управления, к созданию более общей версии теории управления. Соответственно к эпитету «общая» в названии теории было добавлено уточнение «достаточно общая». Это уточнение подчёркивает достаточность предложенной теории для нужд разработчиков и ограниченность понимания жизни всяким индивидом.
   Одно из выражений качества взаимосвязности понятийного аппарата ДОТУ состоит в том, что не представляется возможным изложить ДОТУ так, чтобы все вновь вводимые в рассмотрение понятия строились на основе ранее введённых понятий. Т. е. в ряде случаев, вводя в рассмотрение то или иное понятие, приходится опираться в том числе и на те понятия, которые будут обстоятельно пояснены позднее. При этом предполагается, что в первом приближении вводимые, ещё не истолкованные термины ДОТУ, будут понятны читателю интуитивно.
   Для оптимизации практики освоения ДОТУ это означает следующее:
   ДОТУ – в её полноте и целостности – на первом этапе надо «загрузить» в психику, как единую мозаичную картину на основе первичного интуитивного житейски-повседневного понимания ещё не введённых определений терминов. При этом отдельные фрагменты мозаики будут прописаны не очень точно.
   На втором этапе познания следует переосмыслить всё во взаимосвязи компонент понятийного аппарата самой ДОТУ и её связей с жизнью в соответствии со всею совокупностью введённых в ней терминов и определений.
   И только на третьем этапе этой теорией можно будет пользоваться в разрешении тех или иных проблем и в решении разного рода житейских задач.
   Прерывание процесса освоения ДОТУ на любом из этих шагов представляет собой фактически выход из процесса освоения ДОТУ ранее его завершения.
   Управление всегда субъективно по своей природе, но оно возможно только в отношении объективно существующих процессов и проектов, принадлежащих объективной матрице возможных состояний. Если управленец оказывается во власти иллюзии существования объекта (процесса), которым он претендует управлять, или во власти иллюзии объективной осуществимости проекта, то его разочарование будет не иллюзорным, а вполне реальным.
   Объективной основой управления является субъективная способность управленца предвидеть поведение объекта управления под воздействием: процессов управления, внешней среды, собственных изменений объекта. Реализация этой способности является ключом к вхождению в управление. Всё остальное – выражение этой способности в той или иной конкретике управления.

Задачи теории управления

   ● Первая задача: мы хотим управлять объектом в процессе его функционирования сами непосредственно. Это задача управления.
   ● Вторая задача: мы не хотим управлять объектом в процессе его функционирования, но хотим, чтобы объект – без нашего непосредственного соучастия в процессе – самоуправлялся в приемлемом для нас режиме. Это задача самоуправления.
   Поясним на конкретных примерах, как одна и та же задача может решаться разными способами. В не столь отдалённом прошлом система «раб – рабовладелец» управлялась по первой схеме, а для определённости на шее раба размещался ошейник. Она оказалась не достаточно эффективной ввиду протестных настроений объекта управления. Система управления была переведена на вторую схему, ошейник был заменён на интеллигентный яркий галстук. И она оправдывает себя уже столетиями, поскольку лучший раб – это раб, не осознающий систему рабовладения. Встречи без галстуков хотя иногда и практикуются, но они не носят осмысленного характера. Аналогичный пример – система колониальной зависимости, как рабовладение на уровне межгосударственных отношений, по тем же причинам была отменена де-юре. По факту же она в полной мере сохранена и получила широкое распространение на основе внедрения в практику управления подконтрольных стран принципов Вашингтонского консенсуса, обкатанных на странах Латинской Америки, а с 1990-х годов бессменно реализуемых в государственной системе России.
   Различие задачи управления и задачи самоуправления заключается в том, что в задаче управления какие-то этапы полной функции управления и алгоритмику их реализации субъект-управленец берёт на себя, а в задаче самоуправления их же возлагает на систему управления, организованную самим объектом. Кроме того, в зависимости от того, какие этапы полной функции включаются, а какие исключаются из конкретного процесса управления, задачи управления могут переводиться в задачи самоуправления. К примеру, в технике, после того, как разработчики концепции сделали всё, что необходимо на первом – четвёртом этапах полной функции управления, задача управления может быть трансформирована в задачу самоуправления технического объекта в автоматическом режиме. Аналогично и в системе государственного управления. Если один из концептуально властных центров (метрополия) внедрил в том или ином государстве (крипто-колония) разработки, выполненные им с первого по четвёртый этап полной функции управления и соответствующую концепцию управления, то аборигены этого государства организуют работу на интересы чужого центра гораздо более эффективно, чем это могли бы сделать надсмотрщики от метрополии. Именно поэтому десант иностранных консультантов начала 1990-х годов, запустив процесс, своевременно покинул правительственные рабочие кабинеты.
   Поэтому, когда различие задач управления и самоуправления не носит принципиального характера, то в ДОТУ используется термин «управление», тем более, что обе задачи описываются структурно идентичными наборами параметров.

Полная функция управления

   Полная функция управления – как объективное явление – представляет собой преемственную последовательность разнокачественных действий, в которой реализуется процесс управления во всей полноте выявленных возможностей и детальности. Иначе говоря, полная функция управления вбирает в себя всю алгоритмику управления объектом (процессом).
   Этапы полной функции управления представлены в таблице ниже. Столбец 1 – нумерация этапов полной функции. Столбец 2 – содержание каждого из этапов. Столбец 3 – параметры, которые необходимо контролировать в процессе управления по полной функции.

   Таблица. Полная функция управления



   Пункты «1» и «8» в полной функции управления присутствуют всегда. Промежуточные между ними можно объединить либо более глубоко детализировать, представив их как преемственную последовательность каких-то более мелких «этапов» соответственно потребностям практики.
   Полная функция управления может осуществляться только в интеллектуальной схеме управления (разновидность схемы управления предиктор-корректор – предуказатель-поправщик), которая предполагает творчество системы управления – субъекта-управленца – как минимум в следующих областях: выявление факторов среды, вызывающих потребность в управлении или изменении его характера; формирование векторов целей; формирование новых концепций управления; совершенствование методологии и навыков прогноза при решении вопроса об устойчивости в смысле предсказуемости при постановке задачи управления и (или) в процессе управления по схеме предиктор-корректор.
   Соответственно овладение эффективной личностной куль ту рой познания и творчества – объективная необходимость для управленца, если он не желает быть «зомби-автоматом», несущим возложенные на него извне некие функции в том или ином процессе управления, а желает действовать в русле Промысла Божиего (тем более, что только Бог властен над Различением как способностью – а без этого первый пункт полной функции управления в общем случае нереализуем, а в частных случаях реализуем с более или менее существенными ограничениями).
   Если в реальном процессе управления какие-то этапы полной функции управления не проявляются, то это означает, что управление ведётся не по полной функции: т. е. некоторые этапы полной функции реализуются за пределами объекта (процесса), управляемого не по полной функции.
   При описании любой из жизненных проблем в терминах достаточно общей теории управления, общее число одновременно употребляемых категорий не превосходит девяти:
   1. Вектор целей.
   2. Вектор состояния.
   3. Вектор ошибки управления.
   4. Полная функция управления.
   5. Генеральная концепция управления (совокупность частных концепций управления в отношении каждой из целей).
   6. Век тор управляющего воздействия.
   7. Структурный способ управления.
   8. Бесструктурный способ управления.
   9. Балансировочный режим (либо манёвр).
   (Подробно об этом можно прочесть в учебнике «ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР. Основы социологии». Санкт-Петербург. 2013 г.)
   В нашем понимании достаточно общая теория управления – мера осознанного восприятия и осмысления управления как такового. Она необязательна для индивидов управленцев-практиков, чьи бессознательные уровни психики достаточно хорошо справляются с моделированием, выбором и осуществлением возможностей управления. Но она необходима для восстановления и обеспечения единства бессознательного и сознательного в процессах управления, каковыми являются все события жизни человека. Те же, кому она неприемлема, могут жить с той мерой единства и рассогласования сознательного и бессознательного, какая «сама собой» сложилась в их психике.
   А теперь рассмотрим примеры форм управления. Найдем их сильные и слабые стороны.

Монархия – не лучший тип государственности (на примере Древнего Египта)

   Неспособность решить проблемы подавляющего большинства населения страны, которые демонстрирует либеральная идея в своём практическом воплощении в постсоветской России на протяжении последних 20 лет, ведёт к тому, что некоторая часть населения, включая в основном представителей политической «элиты», рассматривает нынешнюю государственность в качестве переходного этапа к восстановлению монархии. И следует ожидать, что такого рода тенденции будут подогреваться по мере того, как Русская православная Церковь (отечественная и зарубежная) становится всё более активной политической силой, поскольку в её историческом прошлом монархическая традиция была практически безальтернативной, а лозунг «Москва – третий Рим, четвёртому не быть», возобновляется после каждого краха государственности.
   По отношению к будущему опасность представляет то обстоятельство, что причины краха Московского царства Рюриковичей, а потом Российской империи Романовых не осмыслены обществом в терминах теории управления, хотя крах обеих монархий по своей сути представлял крах процессов управления социально-экономическими системами. И управленческие причины такого краха состояли в том, что субъекты-управленцы не смогли адекватно ответить на пресловутые «вызовы времени».
   Русская православная Церковь становится всё более активной политической силой, поскольку в её историческом прошлом монархическая традиция была практически безальтернативной, а лозунг «Москва – третий Рим, четвёртому не быть», возобновляется после каждого краха государственности.
   В достаточно общей теории управления (ДОТУ), как известно, введено понятие «полная функция управления». Она включает в себя: выявление проблем, целеполагание в отношении их разрешения, организацию процесса управления их разрешением, и собственно управление достижением целей. Причём необходимо отметить, что целеполагание в отношении разрешения проблем неотделимо от прогностики поведения объекта управления (в нашем случае общественно-экономической системы) под воздействием внешней среды, внутренних изменений и управления. И надёжность прогностики играет ключевую роль по отношению к успешному осуществлению всех последующих этапов полной функции. Нет прогностики – нет управления, хотя иллюзия управления возможна. Неадекватная прогностика – влечёт за собой дефектное управление, которое может привести к катастрофе. Если вместо своей прогностики опираться на чужую, то это марионеточный режим «управления».
   Объективные закономерности управления предопределяют и результаты государственного управления. В управленческом осмыслении политики и истории интерес представляет, как специализированы органы государственной власти и как они связаны друг с другом, поскольку их функциональная специализация и коммутация определяют, способна ли государственность нести полную функцию управления либо же нет. Обратимся к истории, и посмотрим на архитектуру государственности Египта эпохи фараонов изображенную на рисунке ниже.
   Высшее жречество Египта было представлено двумя группами по 10 человек во главе с верховным 11-м жрецом в каждой группе. Одна группа называлась «десятка севера», другая – «десятка юга». Высшее жречество в целом именовалась «иерофанты». Смысл этого названия – читающие судьбу или знающие будущее. Им был подчинён «Дом жизни»: в современном понимании это высшее научно-исследовательское учреждение страны, к тому же обладающее властными полномочиями, по первому требованию которого из любого района Египта доставлялось всё необходимое и выполнялись любые работы. Если проводить параллели с современностью, то это Академия наук и КГБ в одном лице.

   Реализация полной функции управления в Египте времён фараонов

   Если соотноситься с полной функцией управления, то именно эти две группы иерофантов несли на себе функции: выявления проблем, целеполагания в отношении их решения, и неотделимую от целеполагания функцию прогноситки – «предикции» – предсказания будущего. На представленном выше рисунке обе группы высшего жречества в соответствии с этой функцией, несомой ими в схеме управления «предиктор-корректор», обозначены блоками «Предиктор 1» и «Предиктор 2».
   Высшее жречество Египта было представлено двумя группами по 10 человек во главе с верховным 11-м жрецом в каждой группе. Одна группа называлась «десятка севера», другая – «десятка юга».
   Наличие двух групп иерофантов и их первоиерархов программировало ситуации, в которых мнения по одним и тем же вопросам, выработанные в обеих группах могли быть взаимоисключающими. Поскольку количество участников обеих групп было чётным, а первоиерархи каждой из групп были равноправны, то были неизбежны ситуации, в которых решение не могло быть принято методом голосования. Философию, которая выразилась в построении такой структуры, мы опустим. Отметим только то, что такая структура была создана целенаправленно для того, чтобы в ситуациях расхождения во мнениях участники обеих групп иерофантов могли на основе специфических психолого-этических практик, отрицающих персональные авторские права (т. е. один из «краеугольных камней» современной культуры), могли вскрыть ошибки субъективизма, выразившиеся в расхождении во мнениях по одному и тому же вопросу, и освободившись от них, выработать некоторое третье мнение – лучшее, чем исходные два. Это можно назвать «тандемный принцип деятельности», и на схеме на рисунке упомянутая выше процедура преодоления разногласий и выработки взаимно приемлемого третьего мнения обозначена кругом «Тандем».
   Любое управленческое решение может быть выработано либо единолично, либо коллективно. Но при воплощении его в жизнь координатор работ, несущий всю полноту ответственности за ход работ и их результаты, может быть один-единственный.
   Любое управленческое решение может быть выработано либо единолично, либо коллективно. Но при воплощении его в жизнь координатор работ, несущий всю полноту ответственности за ход работ и их результаты, может быть один-единственный. Если принцип единоначалия в координации работ не обеспечен, то вступает в действие алгоритмика разрушения управления, описываемая всем известной поговоркой «у семи нянек – дитя без глазу».
   В процессе реализации полной функции управления Египтом таким единоличным координатором работ был фараон. С одной стороны, он был полностью ответственен перед высшим жречеством и сам имел достаточно высокое жреческое посвящение, которое обеспечивало согласованность его миропонимания с миропониманием иерофантов, а с другой стороны, он был главой государственности и руководил работой государственного аппарата, который правил Египтом. Эта схема управления Египтом времён фараонов по полной функции управления и показана на вышепредставленном рисунке. Стрелки на ней обозначают прямые связи (отдание команд) и обратные связи (доклады об исполнении команд и о состоянии дел).
   Схема рисунка в соотнесении её с полной функцией управления показывает, что архитектура государственности Египта времён фараонов несла полную функцию управления, и все этапы полной функции осуществлялись на профессиональной основе.
   Совокупность тех видов деятельности, которыми были заняты иерофанты, можно назвать концептуальной властью, поскольку именно они вырабатывали концепцию управления Египтом как совокупность целей, путей и средств достижения этих целей. Однако между высшим жречеством и основной массой населения Египта, включая и «элиту», чьи представители были заняты в государственном аппарате, лежала мировоззренческая пропасть, к тому же целенаправленно поддерживаемая всей системой жреческих посвящений. Поэтому для того, чтобы концепция управления могла быть реализована, возникала необходимость трансформировать её в образы и понятия, которые были бы характерны и понятны для основной массы населения, мировоззренчески отличного от высшего жречества. Эту задачу решала идеологическая власть, которая в древнем Египте тоже осуществлялась жречеством, поддерживавшим религиозный культ и толковавшим политику в смысле осуществления «воли богов». И только после того, как концепция управления находила своё идеологическое выражение в приемлемой для общества форме, начиналась реализация концепции управления в практической политике и осуществлялись действия, которые впоследствии были отнесены к компетенции законодательной, исполнительной и судебной власти.
   Между высшим жречеством и основной массой населения Египта, включая и «элиту», чьи представители были заняты в государственном аппарате, лежала мировоззренческая пропасть.
   Из изложенного можно сделать первые выводы:
   ● совокупность законодательной, исполнительной и судебной власти в системе разделения властей не обеспечивает реализации полной функции управления на профессиональной основе;
   ● культура чувств и интеллектуальной деятельности, которая господствует в современных «демократических» обществах, не позволяет быть обществам концептуально властными и соответственно – ни суверенными, ни демократическими, поскольку суверенитет – концептуальная властность, а демократия – концептуальная властность, доступная всем, кто того пожелает.
   Соответственно этим выводам кризис либеральной идеи при её воплощении – закономерное следствие несоответствия порождаемой ею архитектуры государственности полной функции управления.
   Если обратиться к вопросу о том, как реализовывала себя монархическая идея во времена, когда Египет фараонов ушёл в политическое небытиё, то все они были представлены совокупностью блоков «Монарх» (фараон, царь, король), «Госаппарат», «Страна». И различные монархические государства отличались друг от друга только внутренней структурой блока «Госаппарат». Блоки, осуществлявшие функции концептуальной и идеологической власти в полной функции управления, исчезли. Кроме того, в ряде конституционных монархий функция непосредственного руководства работой государственного аппарата перешла от монарха к премьер-министру. Это не значит, что монарх стал фигурой чисто декоративной, поскольку наряду с публичной политикой, реализующей себя в процедурах, предписанных конституцией и законодательством, во всех обществах существует некая непубличная закулисная политика, которая подчинена той или иной корпоративной этике и, так или иначе, формирует публичную политику. И в этой непубличной политике, казалось бы, чисто декоративные монархи участвуют в ряде случаев весьма результативно, чему много примеров в истории Великобритании.
   Фактически это означает, что монархии с такой «трёхблочной» архитектурой государственности (монарх-госаппарат-страна) не обладали и не обладают полнотой суверенитета, поскольку концептуальная властность требует определённых качеств, которые люди обретают в результате определённого по содержанию личностного развития, а не в результате ритуала «помазания на царство» или коронации. Концептуальная власть и идеологическая власть в таких монархиях осуществляются вне публичной политики и не всегда ко благу обществ, живущих под властью «трёхблочной» монархии. Именно в этом и лежат управленческие причины краха монархии Рюриковичей и пришедшей ей на смену после смуты монархии Романовых.
   Если обратиться к вопросу о том, как реализовывала себя монархическая идея во времена, когда Египет фараонов ушёл в политическое небытиё, то все они были представлены совокупностью блоков «Монарх» (фараон, царь, король), «Госаппарат», «Страна».
   Однако есть мнение, что православная монархия, в идеале работающая в режиме «царь – помазанник и наместник Божий, а все прочие должны быть слугами царёвыми и через эту службу – слугами Божиими», – это наиболее совершенное государство из возможных. Широко распространён среди её приверженцев афоризм православного святого Иоанна Кронштадского «демократия в аду, а на небе царство».
   Первым на Руси идеологом такого государственного устройства был преподобный Иосиф Волоцкий (1440–1515). Он писал: «Царь, по своей природе, подобен всякому человеку, а по своей должности и власти подобен Всевышнему Богу». Но он не возвеличивал царскую власть, в том смысле, что провозглашал её безгрешность, как его воззрения истолковывают многие, поскольку «самого царя Иосиф включает в ту же систему Божия тягла, – и Царь подзаконен, и только в пределах Закона Божия и заповедей обладает он своей властью. А неправедному или “строптивому” Царю вовсе и не подобает повиноваться, он в сущности даже и не царь, – “таковый царь не Божий слуга, но диавол, и не царь, а мучитель”». Однако, хотя Иосиф Волоцкий допускал возможность непромыслительного поведения монарха, он не оставил рецептов разрешения обществом такого рода кризисов монархического правления. Нет рецептов преодоления обществом кризисов монархического правления и в Ветхом завете, где речь идёт об учреждении Богом монархического правления у древних евреев, хотя на этот прецедент ссылаются многие монархисты (1-я книга Царств, гл. 8). Жизненно состоятельные рецепты преодоления такого рода кризисов не были найдены ни в период монархии Рюриковичей, ни в период монархии Романовых. Всё это в совокупности должно наводить на мысль о том, что монархия – не наилучший тип государственности.
   Нет рецептов преодоления обществом кризисов монархического правления и в Ветхом завете, где речь идёт об учреждении Богом монархического правления у древних евреев, хотя на этот прецедент ссылаются многие монархисты.
   Потребность в осуществлении государственного управления по полной функции у России была всегда со времён кризиса древнерусского языческого жречества. Эту потребность Иван IV Грозный искренне старался реализовать на практике, следуя концепции царской власти, основные положения которой в формулировке Иосифа Волоцкого приведены выше. Что получилось – известно: смута рубежа XVI–XVII веков, в которой выразилось концептуальное безвластие Руси, приведшее к реализации в её обществе политических концепций зарубежных и транснациональных политических субъектов.
   В правление Алексея Михайловича имели место события, которые можно интерпретировать как попытку преодолеть управленческий порок «трёхблочной» монархии. Патриарх Никон одно время титуловался наравне с царём «великим государем». Однако ни у Алексея Михайловича, ни у патриарха Никона не было культуры чувств интеллектуальной деятельности и этических качеств, которые бы позволили им войти в тандемный режим управления, и в нём разрешать разногласия во мнениях в русле Промысла. В результате для Никона управленческий эксперимент завершился низложением, а для России – церковным расколом, последствия которого не преодолены и до настоящего времени…
   В 1917 г. крах монархического правления закономерно повторился. Причины те же, что и в смуту рубежа XVI–XVII веков: невозможность реализации полной функции управления на профессиональной основе в «трёхблочной» монархической государственности и отсутствие в ней процедур, позволяющих вернуть поведение царя в русло Промысла, если он уклоняется от него в силу разных причин.
   Именно поэтому ошибаются те, кто возлагает надежды на возрождение страны через реставрацию монархии и расценивает нынешнюю государственность России как временную переходную форму к «Третьему Риму».
   Именно поэтому ошибаются те, кто возлагает надежды на возрождение страны через реставрацию монархии и расценивает нынешнюю государственность России как временную переходную форму к «Третьему Риму», который будет стоять до конца веков – до Судного дня. Эти ошибки – результат игнорирования исторических уроков, но наш народ не желает, и не будет жить в «стране невыученных уроков».
   Возрождение России требует построения культуры воспроизводства концептуальной властности широких народных масс, реализуемой в преемственности поколений. А концептуально властное общество породит качественно иную государственность, реализующую принцип управления на основе виртуальных структур и достигающую наивысших оценок народом качества управления, которого ещё не знала история.

Режим «великого инквизитора»: о доктрине «Москва – третий Рим»

   В отечественной истории есть два литературных персонажа и одна историческая личность, социологические воззрения которых, будучи властными над теми или иными сегментами коллективного бессознательного, во многом определили события прошлого и определяют перспективы России в XXI веке. Это – великий инквизитор Ф. М. Достоевского, великий комбинатор Ильи Ильфа и Евгения Петрова и монах псковского Спасо-Елеазарова монастыря Филофей (годы жизни ориентировочно: 1465–1542), первый идеолог доктрины «Москва – третий Рим».
   О великом инквизиторе Достоевского большинство слышало, но сюжета в подробностях не знает, а единичные интеллектуалы в своих исследованиях обращаются к этой теме чуть ли не со времён выхода в свет «Братьев Карамазовых». О великом комбинаторе знают практически все, но политических аналитиков и социальных философов он не интересует, хотя он кумир и образец для подражания миллионов. А доктрина «Москва – третий Рим» вызывает интерес у некоторой части политиков и политически активной части населения всякий раз, когда альтернативные ей концепции при попытке их воплощения в жизнь в России заходят в тупик.
   «Легенда о великом инквизиторе» включена Ф. М. Достоевским в роман «Братья Карамазовы». По её сюжету великий инквизитор обращается к взятому им под стражу Христу, снова мирно явившемуся во плоти среди народа Севильи в XVI веке:
   «Реши же Сам, кто был прав: Ты или тот, который тогда вопрошал Тебя? Вспомни первый вопрос; хоть и не буквально, но смысл его тот: “Ты хочешь идти в мир и идёшь с голыми руками, с каким-то обетом свободы, которого они, в простоте своей и в прирождённом бесчинстве своём, не могут и осмыслить, которого боятся они и страшатся, – ибо ничего и никогда не было для человека и для человеческого общества невыносимее свободы! А видишь ли сии камни в этой нагой раскалённой пустыне? Обрати их в хлебы, и за Тобой побежит человечество, как стадо, благодарное и послушное, хотя и вечно трепещущее, что Ты отымешь руку Свою и прекратятся им хлебы Твои”. Но Ты не захотел лишить человека свободы и отверг предложение, ибо какая же свобода, рассудил Ты, если послушание куплено хлебами? Ты возразил, что человек жив не единым хлебом, но знаешь ли, что во имя этого самого хлеба земного и восстанет на Тебя дух земли, и сразится с Тобою, и победит Тебя, и все пойдут за ним, восклицая: “Кто подобен зверю сему, он дал нам огонь с небеси!” Знаешь ли Ты, что пройдут века и человечество провозгласит устами своей премудрости и науки, что преступления нет, а стало быть, нет и греха, а есть лишь только голодные. “Накорми, тогда и спрашивай с них добродетели!” – вот что напишут на знамени, которое воздвигнут против Тебя и которым разрушится храм Твой. На месте храма Твоего воздвигнется новое здание, воздвигнется вновь страшная Вавилонская башня, и хотя и эта не достроится, как и прежняя, но всё же Ты бы мог избежать этой новой башни и на тысячу лет сократить страдания людей, ибо к нам же ведь придут они, промучившись тысячу лет со своей башней! Они отыщут нас тогда опять под землёй, в катакомбах, скрывающихся (ибо мы будем вновь гонимы и мучимы), найдут нас и возопиют к нам: “Накормите нас, ибо те, которые обещали нам огонь с небеси, его не дали”.
   Обрати их в хлебы, и за Тобой побежит человечество как стадо, благодарное и послушное, хотя и вечно трепещущее, что Ты отымешь руку Свою и прекратятся им хлебы Твои.
   И тогда уже мы и достроим их башню, ибо достроит тот, кто накормит, а накормим лишь мы, во имя Твоё, и солжём, что во имя Твоё. О, никогда, никогда без нас они не накормят себя! Никакая наука не даст им хлеба, пока они будут оставаться свободными, но кончится тем, что они принесут свою свободу к ногам нашим и скажут нам: “Лучше поработите нас, но накормите нас”. Поймут наконец сами, что свобода и хлеб земной вдоволь для всякого вместе немыслимы, ибо никогда, никогда не сумеют они разделиться между собою! Убедятся тоже, что не могут быть никогда и свободными, потому что малосильны, порочны, ничтожны и бунтовщики. Ты обещал им хлеб небесный, но, повторяю опять, может ли он сравниться в глазах слабого, вечно порочного и вечно неблагодарного людского племени с земным? И если за Тобою во имя хлеба небесного пойдут тысячи и десятки тысяч, то что станется с миллионами и с десятками тысяч миллионов существ, которые не в силах будут пренебречь хлебом земным для небесного? Иль Тебе дороги лишь десятки тысяч великих и сильных, а остальные миллионы, многочисленные, как песок морской, слабых, но любящих Тебя, должны лишь послужить материалом для великих и сильных? Нет, нам дороги и слабые. Они порочны и бунтовщики, но под конец они-то станут и послушными. Они будут дивиться на нас и будут считать нас за богов за то, что мы, став во главе их, согласились выносить свободу и над ними господствовать – так ужасно им станет под конец быть свободными! Но мы скажем, что послушны Тебе и господствуем во имя Твоё. Мы их обманем опять, ибо Тебя мы уже не пустим к себе. В обмане этом и будет заключаться наше страдание, ибо мы должны будем лгать. Вот что значит этот первый вопрос в пустыне, и вот что Ты отверг во имя свободы, которую поставил выше всего. А между тем в вопросе этом заключалась великая тайна мира сего. Приняв “хлебы”, Ты бы ответил на всеобщую и вековечную тоску человеческую как единоличного существа, так и целого человечества вместе – это: “пред кем преклониться?” Нет заботы беспрерывнее и мучительнее для человека, как, оставшись свободным, сыскать поскорее того, пред кем преклониться.
   Нет заботы беспрерывнее и мучительнее для человека, как, оставшись свободным, сыскать поскорее того, пред кем преклониться.
   Но ищет человек преклониться пред тем, что уже бесспорно, столь бесспорно, чтобы все люди разом согласились на всеобщее пред ним преклонение. Ибо забота этих жалких созданий не в том только состоит, чтобы сыскать то, пред чем мне или другому преклониться, но чтобы сыскать такое, чтоб и все уверовали в него и преклонились пред ним, и чтобы непременно все вместе. Вот эта потребность общности преклонения и есть главнейшее мучение каждого человека единолично и как целого человечества с начала веков. Из-за всеобщего преклонения они истребляли друг друга мечом. Они созидали богов и взывали друг к другу: “Бросьте ваших богов и придите поклониться нашим, не то смерть вам и богам вашим!” И так будет до скончания мира, даже и тогда, когда исчезнут в мире и боги: все равно падут пред идолами. Ты знал, Ты не мог не знать эту основную тайну природы человеческой, но Ты отверг единственное абсолютное знамя, которое предлагалось Тебе, чтобы заставить всех преклониться пред Тобою бесспорно, – знамя хлеба земного, и отверг во имя свободы и хлеба небесного. Взгляни же, что сделал Ты далее. И всё опять во имя свободы! Говорю Тебе, что нет у человека заботы мучительнее, как найти того, кому бы передать поскорее тот дар свободы, с которым это несчастное существо рождается. Но овладевает свободой людей лишь тот, кто успокоит их совесть. С хлебом Тебе давалось бесспорное знамя: дашь хлеб, и человек преклонится, ибо ничего нет бесспорнее хлеба, но если в то же время кто-нибудь овладеет его совестью помимо Тебя – о, тогда он даже бросит хлеб Твой и пойдёт за тем, который обольстит его совесть. В этом Ты был прав. Ибо тайна бытия человеческого не в том, чтобы только жить, а в том, для чего жить.
   Тайна бытия человеческого не в том, чтобы только жить, а в том, для чего жить.
   Без твёрдого представления себе, для чего ему жить, человек не согласится жить и скорей истребит себя, чем останется на земле, хотя бы кругом его всё были хлебы. Это так, но что же вышло: вместо того, чтоб овладеть свободой людей, ты увеличил им её ещё больше! Или Ты забыл, что спокойствие и даже смерть человеку дороже свободного выбора в познании добра и зла? Нет ничего обольстительнее для человека, как свобода его совести, но нет ничего и мучительнее. И вот вместо твёрдых основ для успокоения совести человеческой раз навсегда – Ты взял всё, что есть необычайного, гадательного и неопределённого, взял всё, что было не по силам людей, а потому поступил как бы и не любя их вовсе, – и это кто же: Тот, Который пришёл отдать за них жизнь Свою! Вместо того чтобы овладеть людскою свободой, Ты умножил её и обременил её мучениями душевное царство человека вовеки. Ты возжелал свободной любви человека, чтобы свободно пошёл он за Тобою, прельщённый и пленённый Тобою. Вместо твёрдого древнего закона – свободным сердцем должен был человек решать впредь сам, что добро и что зло, имея лишь в руководстве Твой образ пред собою, – но неужели Ты не подумал, что он отвергнет же наконец и оспорит даже и Твой образ и Твою правду, если его угнетут таким страшным бременем, как свобода выбора?»
   «Неужели Ты не подумал, что он отвергнет же наконец и оспорит даже и Твой образ и Твою правду, если его угнетут таким страшным бременем, как свобода выбора?»
   Позиция великого инквизитора понятна, житейски прагматична, поскольку характеристика, данная им человеку толпы – адекватна, если забыть о способности людей к развитию, но великий инквизитор не стал положительным героем русской литературы. Признавая трагичность сделанного им выбора и его последствий, все, кто обращался к этому сюжету, находили его социологические воззрения неприемлемыми и отдавали предпочтение свободе, которую, однако, не могли воплотить в жизнь по причинам, названным великим инквизитором.
   В отличие от воззрений этого персонажа Ф. М. Достоевского воззрения монаха Филофея до настоящего времени привлекательны для многих политиков России. Квинтэссенция их выражена в Послании великому князю московскому Василию III, датируемом 1530–1540 гг., к которому мы обратимся далее.

О чем молчал монах Филофей

   Восходящее к Филофею утверждение «Москва – третий Рим, четвёртому не бывать» в разных редакциях кочует из работы в работу, а само послание полностью мало кто читал, и уж практически никто не комментировал его во взаимосвязях с реальной политикой прошлого и современности. Некоторые публикации подают его как пророчество, которое в силу его якобы боговдохновенности просто не может не сбыться, забывая о том, что доктрина «Москва – третий Рим» уже дважды терпела крах в истории: первый раз, когда со смертью внука великого князя Василия III царя Фёдора Иоанновича пресеклась династия Рюриковичей, что дало начало смуте; второй раз, если вопреки истории считать Петербург воплощением духа «Москвы», – в 1917 г., когда рухнула Российская империя.
   Некоторые аналитики, в частности И. Н. Панарин в своей книге «Первая мировая информационная война. Развал СССР» (С.-Петербург, 2010), убеждены в том, что возрождение СССР как великой державы, восполнившей политический вакуум в глобальной политике середины ХХ века после краха Российской империи, – следствие того, что И.В. Сталин, отказавшись от марксизма де-факто, негласно следовал доктрине «Москва – третий Рим». Соответственно определённая часть политического истэблишмента современной России, убедившись, что идеи буржуазного либерализма привели к национальной катастрофе и не обещают выхода из неё, возлагает свои надежды на возрождение России в русле этой же доктрины, не задумываясь о том, почему в прошлом она дважды приводила к национальным катастрофам.
   Ответ на вопрос, почему следование доктрине «Рим» во всех её версиях (первого, второго и третьего Рима) приводит к катастрофе вне зависимости от географической локализации и этнической базы (в западном Средиземноморье, в Византии, на Руси, в средневековой священной Римской империи германской нации и в третьем рейхе ХХ века), можно получить, если обратиться к посланию Филофея в целом. Ответ проистекает из того, что социологические воззрения Филофея и великого инквизитора Ф.М. Достоевского по сути идентичны. Но на это обстоятельство в отечественной социальной философии обращать внимание не принято.
   Иосиф Сталин, отказавшись от марксизма де-факто, негласно следовал доктрине «Москва – третий Рим».
   Филофей пишет:
   «Так пусть знает твоя державность, благочестивый царь, что все православные царства христианской веры сошлись в едином твоём царстве: один ты во всей поднебесной христианам царь. И следует тебе, царь, это блюсти со страхом божьим, убойся Бога, давшего тебе это, не надейся на золото, и богатство, и славу: все это здесь собирается и здесь, на земле, остается. Вспомни, царь, того праведного, который, скипетр в руке и царский венец на своей голове нося, говорил: «Богатству, что притекает, не отдавайте сердца», и сказал премудрый Соломон: «Богатство и золото не в сокровищнице познается, но когда помогает нуждающимся»; апостол же Павел, ему следуя, говорит: «Корень всякому злу – сребролюбие», – и велит отказаться, не возлагать надежды и тем более сердца на него, но уповать на всё дающего Бога. Ибо вся твоя к Богу чистая вера и любовь – к божьим святым церквам…
   … наполни святые соборные церкви епископами, пусть не вдовствует святая божия церковь в твоё царствование! Не преступай, царь, завета, что положили твои прадеды, великий Константин, и блаженный святой Владимир, и великий богоизбранный Ярослав, и другие блаженные святые, того же корня, что и ты. Не обижай, царь, святых божьих церквей и честных монастырей, как данных Богу в наследство вечных благ на память последующим родам, на что и священный великий Пятый собор строжайший запрет наложил.
   И если хорошо урядишь своё царство – будешь сыном света и жителем горнего Иерусалима, и как выше тебе написал, так и теперь говорю: храни и внимай, благочестивый царь, тому, что все христианские царства сошлись в одно твое, что два Рима пали, а третий стоит, четвертому же не бывать. И твое христианское царство другим не сменится, по слову великого Богослова, а для христианской церкви сбудется блаженного Давида слово: «Вот покой мой во веки веков, здесь поселюсь, как пожелал я того».
   «Так пусть знает твоя державность, благочестивый царь, что все православные царства христианской веры сошлись в едином твоём царстве: один ты во всей поднебесной христианам царь».
   По сути предписания Филофея государю всея Руси возлагают на царя те же три обязанности, которые возложил на себя и великий инквизитор Ф. М. Достоевского:
    Осуществление госуправления, обеспечивающего производство и распределение «хлеба земного» так, чтобы все были более или менее обеспечены, и у большинства, которое готово работать на систему, не было причин для ропота и бунта (это подразумевают ссылки на Соломона и апостола Павла, обязывающие употреблять богатство для помощи обездоленным в силу разных причин).
   ● Поддержание социального порядка и, прежде всего, – «идейной убеждённости» населения в превосходстве именно этого порядка над альтернативными социальными организациями (об этом – всё, касающееся отношения государства к церкви, подразумевающее особую педагогическую миссию церкви в жизни общества).
   ● Подавление малочисленных одиночек, оспаривающих боговдохновенность этого порядка и противоборствующих ему эмоционально-бессознательно либо осознанно-мотивировано.
   При этом, в отличие от признания великого инквизитора, послание Филофея более лицемерно, поскольку подразумевает, что учение церкви это и есть учение Христа. И соответственно в послании замалчиваются и остаются без комментариев слова Христа, которые Филофей не мог не знать, и которые он обязан был соотнести с жизнью как таковой и изложить своё мнение о том, как эти заповеди Христа должны воплощаться в жизнь в православном обществе:
   «25. Иисус же, подозвав их (своих учеников – наше пояснение по контексту), сказал: вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; 26. но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть бо́льшим, да будет вам слугою; 27. и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом» (Матфей, гл. 20).
   В более общей терминологии без конкретики «князей», «ясновельможных панов» и прочих «величеств», «превосходительств» и «святейшеств» смысл этой заповеди Христа можно выразить так: «Вы знаете, что над народами владычествуют осатаневшие “элиты”, но между вами да не будет так…». И Христос провозгласил альтернативу тому социальному порядку, которому были привержены и Филофей, и великий инквизитор Ф.М. Достоевского:
   «Закон и пророки до Иоанна; с сего времени Царствие Божие благовествуется и всякий усилием входит в него» (Лука, 16:16). «Ищите прежде Царствия Божия и Правды Его, и это всё (по контексту благоденствие земное для всех людей) приложится вам» (Матфей, 6:33). «Ибо говорю вам, если праведность ваша не превзойдёт праведности книжников и фарисеев, то вы не войдёте в Царство Божие» (Матфей, 5:20).
   «Закон и пророки до Иоанна; с сего времени Царствие Божие благовествуется и всякий усилием входит в него» (Лука, 16:16).
   Но учение о становлении царствия Божиего на Земле усилиями самих людей в Божьем водительстве исторически сложившееся христианство во всех его ветвях почитает ересью, вопреки однозначному смыслу молитвы «Отче наш»: «Да святится имя Твоё; да приидет Царствие Твоё; да будет воля Твоя и на земле, как на небе».
   Т.е. для исторически сложившегося христианства во всех его ветвях характерна подмена исходной идеи Христа – осуществления Царствия Божиего на Земле свободными усилиями самих людей в Божьем водительстве – на идею царства кесаря как некой «проекции» царствия небесного в общество людей, в которой особа главы государства обожествляется для всех, а его ближние бояре – возводятся для простого люда в ранг подобий святых ангелов Божиих, хотя для государя они такие же холопы, как и все прочие. А сам государь – заложник и невольник системы.
   По сути, доктрина «Москва – третий Рим» в её религиозном аспекте – выражение кумиротворения и идолопоклонства, а по своим социологическим воззрениями она идентична доктрине великого инквизитора – персонажа романа Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы» (часть вторая, книга пятая).
   Собственно в этом конфликте вероучений исторически сложившихся христианских церквей и изначального учения Христа и лежит ответ на вопрос, почему доктрина «Рим» – царство «кесаря – инквизитора» над толпой холопов — неизбежно приводит уверовавшие в неё общества к катастрофе: не находит это поддержки Свыше и потому, исчерпав попущение, рушится, будучи неспособным ответить на «вызовы времени».
   А какое отношение имеет к этому «великий комбинатор» И. Ильфа и Е. Петрова? – «Великий комбинатор» – в обществе, живущем под властью «великого инквизитора», – помеха режиму и его реальная или потенциальная жертва. И потому «великий комбинатор» – антагонист «великого инквизитора» и один из претендентов на установление своего режима после того, как режим «великого инквизитора» внутренне разложится.
   Дело в том, что устойчивость режима «великого инквизитора» обеспечивается 4 факторами:
   1. Созидательным трудом подавляющего большинства населения.
   2. Преимуществами в потреблении произведённого и в социально-статусном соотношении власти и безответственности перед ниже стоящими, которые даёт продвижение вверх по социальной иерархии личностей.
   3. Самодисциплиной высших иерархов, которые должны обеспечить эффективность труда и поддерживать некую меру распределения разного рода преимуществ по ступеням социальной иерархии, гарантирующую стабильность системы и поддержку её подавляющим большинством населения.
   4. Подавлением антисистемных меньшинств, к числу которых принадлежит и сообщество «комбинаторов», и прежде всего – антисистемных представителей само́й правящей «элиты».
   Учение о становлении царствия Божиего на Земле усилиями самих людей в Божьем водительстве исторически сложившееся христианство во всех его ветвях почитает ересью.
   Однако система несёт в себе причины и алгоритмику её собственного краха, главная из которых – безответственность иерархически «высших» холопов перед «низшими» холопами. Это ведёт к тому, что на каком-то этапе своего самовоспроизводства в преемственности поколений социально-статусные и потребительские преимущества представителей высших уровней иерархи перестают быть обусловленными их реальной управленческой компетентностью в отношении обеспечения эффективности труда, признаваемой обществом справедливости распределения производимого и подавления антисистемных элементов в самом обществе, и прежде всего – в «элите». Когда «элита» утрачивает деловую компетентность и начинает, деградируя, жить в своё удовольствие, паразитируя на обществе и воспроизводя родоплеменной строй в преемственности поколений, – изрядная доля не-«элитарного» населения чувствует свою обделённость и антинародный характер «элитарной» наследственно-клановой власти. При этом некоторая часть общества обретает убеждённость в том, что они тоже могут обеспечить своё благополучие за счёт чужого труда не хуже, чем это делает исторически сложившаяся «элита», которая своим паразитизмом подаёт пример для подражания всевозможному люмпену, с которым она постепенно становится идентичной в аспектах нравственности и этики.
   Эта социальная группа завистников включает в себя подгруппу претендентов в «великие комбинаторы», которые характеризуются тем, что избегают грубого насилия и беззастенчивого воровства, т. е. «чтут уголовный кодекс», но изобретают «сравнительно честные способы отъёма денег и иных благ».
   Когда режим «великого инквизитора» деградирует настолько, что может быть снесён, тогда претенденты в «великие комбинаторы» подают себя остальному обществу в качестве борцов за свободу против тирании «великого инквизитора».
   Когда режим «великого инквизитора» деградирует настолько, что может быть снесён, тогда претенденты в «великие комбинаторы» подают себя остальному обществу в качестве борцов за свободу против тирании «великого инквизитора». И если общество не видит в них паразитов, от которых свободу необходимо защищать точно так же, как и от тирании «великого инквизитора», то воцаряется режим «великого комбинатора».
   Однако, если в идеале режим «великого инквизитора» возлагает на всех без исключения обязанность трудиться на том или ином поприще, то режим «великого комбинатора» возлагает эту обязанность только на «лохов», признавая за теми, кто способен «комбинировать», право на «комбинации», не нарушающие законодательство, которое написано такими же «великими комбинаторами» от юриспруденции так, чтобы создать возможности для «комбинирования».
   Отечественная интеллигенция со времён Ф.М. Достоевского пугала себя и остальное общество угрозой тирании режима «великого инквизитора». Но со времён Н.В. Гоголя, предостерегающе показавшего П.И. Чичикова во всей его красе, отечественным мыслителям не было дела до сути «великого комбинатора», и они не задумывались о том, каков будет его режим, если «великий комбинатор» обретёт монопольную власть над обществом.
   Что такое режим «великого комбинатора» на практике, – показали «лихие 1990-е».
   Режим «великого комбинатора» не гарантирует никому и ничего, поскольку даже на «са́мого великого комбинатора» неизбежно найдётся и ограбит его «ещё более великий комбинатор» (как Бендер напал на мирного подпольного миллионера Корейко) или он столкнётся с грубым насилием завистников, не способных к «благородному комбинированию», – это вопрос времени. И уж тем более те, кто своим трудом создаёт благосостояние общества, и на чьей жизни паразитируют «комбинаторы» разного ранга, под властью режима «великого комбинатора» лишены каких бы то ни было гарантий, кроме гарантии на нищету, поскольку они заняты делом и у них нет ни времени, ни сил на «комбинирование».
   Режим «великого комбинатора» не гарантирует никому и ничего, поскольку даже на «са́мого великого комбинатора» неизбежно найдётся и ограбит его «ещё более великий комбинатор».
   Поэтому с точки зрения простого труженика, живущего на одну зарплату, режим «великого инквизитора» предпочтительнее, поскольку он – при соблюдении определённых социальных норм, предписанных «великим инквизитором», – гарантирует основной статистической массе населения некоторое благополучие и рост благосостояния. Претензия большинства к «великому инквизитору» может быть только в том, что он плохо поддерживает это качество жизни на основе четырёх выше названных факторов: 1) достаточно эффективное управление трудом в масштабах общества, 2) распределение благ по справедливости в её исторически сложившемся понимании, 3) самодисциплина и честность правящей «элиты» в русле концепции организации жизни общества, которой следует «великий инквизитор», 4) подавление антисистемных меньшинств, к числу которых принадлежит сообщество «комбинаторов», и прежде всего – антисистемных элементов в само́й «элите».
   Это различие отношения труженика к режимам «великого инквизитора» и «великого комбинатора» объясняет безуспешность попыток «десталинизации» общества в прошлом и в настоящем. Хрущёв и К° не смогли осуществить десталинизацию, поскольку, списав пороки режима на И. В. Сталина, сами не состоялись ни в качестве более эффективного «великого инквизитора», ни в качестве истинных освободителей.
   В брежневские времена КАМАЗы по дорогам страны шли с портретами И. В. Сталина на лобовых стёклах без какого-либо принуждения к этому водителей со стороны «тоталитарного» государства (не говоря уж о том, что в 1970-е гг., чтобы обрести портрет И. В Сталина, надо было проявить настойчивость и приложить усилия, поскольку вся множительная техника была во власти государства). В этом можно усмотреть простонародный намёк режиму, олицетворяемому Л. И. Брежневым, на то, что он не только не является демократическим, но даже плохо справляется с обязанностями «великого инквизитора». Попытка «десталинизации», которой дали начало М. С. Горбачёв и А. Н. Яковлев, также не увенчалась успехом, но привела к замене режима неэффективного «великого инквизитора» режимом «великого комбинатора», об управленческой эффективности и общественной полезности которого вообще говорить не приходится. Очередная попытка «десталинизации», начатая в 2000-е гг., также не достигает успеха, и причина этого в том, что её осуществляют приверженцы режима «великого комбинатора», пытающиеся представить себя истинными свободолюбцами. Будем надеяться, что наш Президент В. В. Путин, выступая в роли разводящего между группами сторонников режима «великого инквизитора» и режима «великого комбинатора», останется над этой схваткой, далёкой от интересов простого народа.
   КАМАЗы по дорогам страны шли с портретами И.В. Сталина на лобовых стёклах без какого-либо принуждения к этому водителей со стороны «тоталитарного» государства.

За что народ уважает Сталина?

   Так вот, секрет его неизбывной современности состоит именно в этом, он, по крайней мере, на два поколения опередил своё время в понимании глобальной социологии, схем надгосударственного управления человечеством. Он был сеятелем по своей природе, а удел таких людей рассчитывать на результаты своей деятельности уже после ухода в мир иной. И не случайно одна из книг называется «Время: начинаю про Сталина рассказ…». А в 2002 году издана объемная книга «Форд и Сталин: о том, как жить по-человечески…».
   Вопреки учению о непримиримости «капитализма» и «социализма», воззрения Форда и Сталина на жизнь общества были едины: Форд строил крупнейший автомобильный концерн, Сталин – государство супер-концерн, но методология построения этих концернов полностью идентична. Их объединённое мировоззрение охватывает объёмы микро– и макроэкономики, открывает дорогу к бескризисному единению народов России и Америки. Однако, ни современники, ни потомки не поднялись до понимания их устремлённости к человечности.
   Это непонимание личности Сталина и лежит в основе ответа на вторую часть вопроса о противоречивости его оценок. Нам чужды нападки на Сталина с попытками опорочить его, уподобить Гитлеру. Но нам неприемлемо и возрождение провокационных культовых мифов прошлого, запущенных вопреки воле Сталина о неподражаемо гениальном вожде и учителе всех и каждого во всех их делах. Он вовсе не был пламенным марксистом-ленинцем, как его пытались и пытаются изобразить, а действовал всегда по целесообразности, в интересах большинства, развивая в этом смысле традиции русского большевизма, если понимать под большевизмом заботу о большинстве; но действия по целесообразности он вынужден был прикрывать марксистской фразеологией. Причина последнего в том, что он понимал античеловечность, цинизм и жестокость окружавшей его социально-политической среды. Такое его поведение не позволило хозяевам марксистского проекта осуществления рабовладения под видом имитации социализма и коммунизма своевременно распознать в нём своего политического и религиозного противника, поэтому он был убит только в начале его старости, когда уже выполнил свою миссию закрытия путей в будущее для марксизма и его хозяев. Однако надлежащая кадровая база управленцев – государственников, учёных и хозяйственников – не могла быть им сформирована из-за отсутствия коммунистической социологии, свободной от пороков библейского христианства и марксистского псевдокоммунизма.
   В любой личностной оценке Сталина всегда будут присутствовать элементы субъективизма, обусловленные мерой понимания глобальной истории самим автором этой оценки и его личной нравственностью. Но для адекватного понимания Сталина следует категорически исключить из рассмотрения мнения о нём третьих лиц. Для постижения истины следует принимать во внимание лишь известные факты и только личную прямую речь самого Сталина. Связано это в том числе и с тем, что вопрос о Сталине касается второго по значимости исторического приоритета обобщённых средств управления. Библейская концепция управления держится, как известно, на умышленном раскачивании маятника общественного непонимания от одной лжи к лжи другой, не менее гнусной.
   Вопреки учению о непримиримости «капитализма» и «социализма», воззрения Форда и Сталина на жизнь общества были едины: Форд строил крупнейший автомобильный концерн, Сталин – государство супер-концерн, но методология построения этих концернов полностью идентична.
   Так что давайте обратимся к некоторым фактам. Вы не задумывались, почему словосочетание сталинский дом не нуждается в комментариях, впрочем так же, как и термин хрущёвка. Сталин сеял добротное будущее, троцкист Хрущёв сеял будущие беды и проблемы. Во времена Сталина были созданы автомобили «Победа», «ЗиМ», «ЗиС-110», – все они вошли в число лучших машин в мире своего времени. Разобравшись в функционировании кредитно-финансовой системы и в истоках инфляции, Сталин обеспечил первоочередное удовлетворение демографически обусловленных потребностей населения, ради этого с 1947 по 1953 г. ежегодно снижались цены на товары массового спроса, благодаря чему подавляющее большинство населения было уверено в завтрашнем дне и было готово наращивать свой профессионализм по месту своей работы, а не бегать за длинным рублём. Но ведь это были страшные годы послевоенной разрухи. А вот в наше время Правительство даже не планирует вывести ссудный процент, а следовательно и темпы инфляции из двузначных числовых значений.
   Спустя 12 лет со дня Победы, благодаря развёрнутым Сталиным работам и исследованиям, было обеспечено лидерство нашей страны в космосе, запущен первый в мире спутник. Со старта перестройки прошло уже в два раза больше времени, но мы не выходим и на до перестроечные показатели развития: по техническому уровню продукции мы безнадёжно отстаём от мирового уровня, за постсоветские годы нет ни одной пионерской разработки, не выращен ни один руководитель научных и проектно-конструкторских школ ранга А. Н. Туполева и С. П. Королёва, уровень производства большинства видов продукции в расчёте на душу населения – ниже уровня 1986 г. (первый послевоенный год и второй год «царствования» М. С. Горбачёва, когда экономический рост в СССР был нулевым даже по официальной статистике). Сталин работал для большинства, но не для себя лично. Из его личной собственности в памяти народной остались только стоптанные сапоги да китель с погонами навязанного ему звания генералиссимуса СССР. А попробуйте пересчитать выявленные и не выявленные объекты собственности наших руководителей.
   Попробовал бы кто при Сталине грабить собственный народ в угоду международным мафиям и транснациональному капиталу. Сталин снял галстук, как символ ростовщической удавки, не только со своей шеи, но и с шеи собственного народа. Все эти факты на фоне политических реалий сегодняшнего дня заставляют задуматься об алгоритмах Сталинских успехов. Оголтелая критика Сталина была стартовым сигналом разрушения нашей государственности, развала народно-хозяйственного комплекса, разорения сельского хозяйства.
   Сталин жесточайшим образом пытался пресечь творившиеся беззакония, умышленно развиваемый культ его личности, требовал сжечь в связи с этим ряд книг. Но он был бессилен в этой борьбе против мафии холопов и их кукловодов.
   Все ненавистники Сталина стараются обходить стороной вопрос о том, что его волновало в юношеском возрасте. Ответ на это можно получить из стихотворения, которое Иосиф Джугашвили написал в возрасте 17–18 лет.
Ходил он от дома к дому,
Стучась у чужих дверей,
Со старым дубовым пандури,
С нехитрою песней своей.

В напеве его и в песне,
Как солнечный луч чиста,
Звучала великая правда —
Возвышенная мечта.

Сердца, превращённые в камень,
Заставить биться умел.
У многих будил он разум,
Дремавший в глубокой тьме.

Но люди, забывшие Бога,
Хранящие в сердце тьму,
Полную чашу отравы
Преподнесли ему.

Сказали они: «Будь проклят!
Пей, осуши до дна…
И песня твоя чужда нам,
И правда твоя не нужна!»

   Подавляющее большинство людей в 17–18 лет не то, что не способны выразить таким образом свои мысли, но даже вообще не задумываются о такого рода проблематике. Иными словами, стихи такого содержания мерзавцам писать не дано. А если такие стихи написал юноша, то это вовсе не означает, что он впоследствии стал мерзавцем. Своими делами Сталин подтвердил, что он до конца своих дней остался верен идеалу, выраженному им в этих стихах в юности. И если мы не всё понимаем в его деятельности и жизни, то к тому есть две главные причины: первая – большинство не знает достоверной истории; вторая – Сталин по своему миропониманию лет на 100–150 обогнал своих современников.
   Порицают же его убеждённые рабовладельцы и оболваненные ими их же холопы.

Почему попытки «десталинизации» дают обратный эффект?

   В действительности свобода как свойство личности и «комбинаторство» как характер её деятельности несовместимы друг с другом. В русском языке слово «свобода» объективно является аббревиатурой – С-овестью ВО-дительство БО-гом ДА-нное. Но великий инквизитор и сам Ф. М. Достоевский понимали свободу как-то иначе, поэтому Христос Ф. М. Достоевского не нашёл возражений великому инквизитору. И соответственно склонность или хотя бы нравственная готовность индивида к «комбинаторству» лишает его свободы, а общество, в котором «комбинаторы» вольны делать, что захотят, «чтя уголовный кодекс», – не может быть свободным…
   Однако тот, кто искореняет паразитизм, в том числе и подавляя паразитов, вовсе не обязательно – тиран, деспот, кровопийца, «великий инквизитор». Дело в том, что реальная демократия не сводится к выборным процедурам и соблюдению их периодичности. История знает множество тираний, которые получали мандаты на правление путём организации именно формально демократических процедур голосования по тем или иным вопросам. Реальная, а не формальная демократия – это, прежде всего, свобода (по крайней мере, для большинства) в ранее определённом смысле этого слова, а не только те или иные процедуры выдвижения народом своих представителей в органы власти. Поэтому главное её характеристическое свойство – отзывчивость органов власти к чаяниям народа, находящая своё выражение в практической политике, а также – защита будущего народа от его же пороков, унаследованных от прошлого. Отзывчивость чаяниям и защита будущего народа от пороков требует дисциплины в государственном аппарате, и соответственно – безжалостного устранения из госаппарата тех, кто нарушает эту дисциплину. Т. е. можно согласиться с мнением, высказанным Г. Я. Явлинским в одном из телеэфиров ещё в советские времена: «Если я хочу, чтобы в обществе была демократия, в государственном аппарате у меня должна быть диктатура».
   И при этом реальное народовластие должно решать те же задачи в отношении производства и распределения «хлеба земного», самозащиты системы и её самовоспроизводства в преемственности поколений, которые возложил на себя «великий инквизитор», хотя и на принципах иначе понимаемой справедливости. Поэтому, с точки зрения «комбинаторов», тирания «великого инквизитора» и реальное народовластие неразличимы, и то, и другое для «великого комбинатора» – тирания, мешающая ему «свободно комбинировать». Но для добросовестного труженика тирания «великого комбинатора», тирания «великого инквизитора», и деятельность, направленная на построение реального народовластия и обеспечение реальной свободы личности, – три разницы.
   Самая омерзительная тирания – тирания режима «великого комбинатора», представляющая себя как истинную демократию и свободу.
   Поскольку и в условиях тирании режима «великого комбинатора» кто-то должен много трудиться, но обречён при этом на нищету, то «десталинизация», осуществляемая с нравственно-мировоззренческих позиций «великого комбинатора» никогда не сможет достичь успеха. Она может достичь успеха только в обществе, состоящем преимущественно из «комбинаторов», но такое общество не способно существовать потому, что его некому обеспечивать продуктами своего труда.
   Перспективы «десталинизации», осуществляемой с нравственно-мировоззренческих позиций «великого комбинатора», усугубляются ещё и тем исторически объективным обстоятельством, что весь спектр деятельности, возглавляемого И.В. Сталиным режима, не укладывается в схему «режим великого инквизитора». Хотя инквизиторская составляющая в ней действительно присутствовала и имели место, в том числе, и массовые злоупотребления «инквизиторской властью», однако было и то, что было чуждо смыслу жизни «великого инквизитора» в том виде, как его выразил Ф. М. Достоевский.
   Марксизм – политический проект, действительно отвечающий целям той миссии, которую возложил на себя великий инквизитор Ф. М. Достоевского, поскольку на основе философии, уводящей читателя от рассмотрения проблематики предсказуемости последствий того или иного жизненного выбора, общество не способно к самоуправлению и потому не может быть свободным. Кроме того, политэкономия марксизма основана на категориях, которым нет места в реальной хозяйственной деятельности общества. При наличии таких двух особенностей учение о социализме – всего лишь приманка в иначе организованное рабство, полностью соответствующее социологическим воззрениями великого инквизитора.
   И если бы И.В. Сталин действительно был воплощением великого инквизитора Ф.М. Достоевского, то его собрание сочинений было бы содержательно иным. Он бы не затрагивал в своих произведениях вопросы, подрывающие власть, как режима «великого инквизитора», так и режима «великого комбинатора», воплощением которого стал реальный капитализм на основе идей буржуазного либерализма.
   Марксизм – политический проект, отвечающей целям той миссии, которую возложил на себя великий «инквизитор» Ф. М. Достоевского.
   В частности, к числу прав личности в СССР относилось и право на труд, гарантированное как Конституциями страны 1936 и 1977 гг., так и практикой государственного управления народным хозяйством. Об этом праве и его роли в обеспечении свободы личности И.В. Сталин высказался ещё в 1936 г.:
   «Мне трудно представить себе, какая может быть “личная свобода” у безработного, который ходит голодным и не находит применения своего труда. Настоящая свобода имеется только там, где уничтожена эксплуатация, где нет угнетения одних людей другими, где нет безработицы и нищенства, где человек не дрожит за то, что завтра может потерять работу, жилище, хлеб. Только в таком обществе возможна настоящая, а не бумажная, личная и всякая другая свобода» (из беседы с председателем газетного объединения Роем Говардом 1 марта 1936 г.).
   При этом И.В. Сталин не сводил все права личности к обязанности трудиться, как это делают рабовладельцы, но полагал, что реальное осуществление свободы личности требует развития культуры общества, и соответственно, – развития личностей членов этого общества.
   «Необходимо, в-третьих, добиться такого культурного роста общества, который бы обеспечил всем членам общества всестороннее развитие их физических и умственных способностей, чтобы члены общества имели возможность получить образование, достаточное для то го, чтобы стать активными деятелями общественного развития…».
   Активная деятельность в общественном развитии – это властность. Предоставление всем членам общества возможностей получения образования, позволяющего властвовать ответственно за последствия принимаемых решений, есть расширение социальной базы управленческого корпуса до границ всего общества и ликвидация монополии на властность биологически вырождающихся «элитарных» кланов. Вследствие этого качественный состав людей, входящих во власть, в этих условиях может быть наилучшим по сравнению с кланово-«элитарной» системой управления.
   Иосиф Сталин заботился об информационно-алгоритмическом обеспечении истинного народовластия и свободы, а не о проведении голосований в сумасшедшем доме.
   То есть И. В. Сталин заботился об информационно-алгоритмическом обеспечении истинного народовластия и свободы, а не о проведении голосований в сумасшедшем доме, приведённом опекунами на выступление цирка политиканствующих клоунов, о чём в сущности и заботятся «великие комбинаторы» – борцы за «демократию» западного образца.
   Сталинское понимание демократии исключает возможность безответственной тирании над голосующей невежественной толпой как со стороны режима «великого инквизитора», так и со стороны режима «великого комбинатора». Но гарантией становления такого общества может быть только интеллектуальная деятельность, для которой большинство населения просто не имело времени, будучи занятым в производстве бо́льшую часть времени бодрствования. Поэтому читаем дальше:
   «Было бы неправильно думать, что можно добиться такого серьёзного культурного роста членов общества без серьёзных изменений в нынешнем положении труда. Для этого нужно, прежде всего, сократить рабочий день, по крайней мере, до 6, а потом и до 5 часов. Это необходимо для того, чтобы члены общества получили достаточно свободного времени, необходимого для получения всестороннего образования. Для этого нужно, далее, ввести общеобязательное политехническое обучение, не обходимое для того, чтобы члены общества имели возможность свободно выбирать профессию и не быть прикованными на всю жизнь к одной какой-либо профессии. Для этого нужно дальше коренным образом улучшить жилищные условия и поднять реальную зарплату рабочих и служащих минимум вдвое, если не больше как путём прямого повышения денежной зарплаты, так и особенно путём дальнейшего систематического снижения цен на предметы массового потребления. Таковы основные условия подготовки перехода к коммунизму».
   Сталин: «Нужно прежде всего сократить рабочий день, по крайней мере, до 6, а потом и до 5 часов. Это необходимо для того, чтобы члены общества получили достаточно свободного времени, необходимого для получения всестороннего образования».
   Что касается политики планомерного снижения цен на продукцию массового потребления, то это – прямой акт «агрессии» против социальной базы режима «великого комбинатора».
   Но кроме того, И. В. Сталин мимоходом по сути упрекнул марксизм в метрологической несостоятельности его политэкономии, заявив: «… Наше товарное производство коренным образом отличается от товарного производства при капитализме».
   И после приведённой фразы И. В. Сталин продолжил: «Более того, я думаю, что необходимо откинуть и некоторые другие понятия, взятые из «Капитала» Маркса, … искусственно приклеиваемые к нашим социалистическим отношениям. Я имею в виду, между прочим, такие понятия, как «необходимый» и «прибавочный» труд, «необходимый» и «прибавочный» продукт, «необходимое» и «прибавочное» время…
   Я думаю, что наши экономисты должны покончить с этим несоответствием между старыми понятиями и новым положением вещей в нашей социалистической стране, заменив старые понятия новыми, соответствующими новому положению.
   Мы могли терпеть это несоответствие до известного времени, но теперь пришло время, когда мы должны, наконец, ликвидировать это несоответствие».
   Если выявляется метрологическая несостоятельность какой-либо теории, то это означает её научную несостоятельность. Это – смертный приговор марксизму, поскольку И. В. Сталин обличил метрологическую несостоятельность его политэкономии, и как следствие – несостоятельность его философии, продуктом которой, как учит марксизм, является его политэкономия. Если бы И. В. Сталин действительно был бы «великим инквизитором», то он никогда бы не написал того, что можно прочитать в «Экономических проблемах социализма в СССР».
   Но ведь кроме текстов была и реальная политика, выражающая смысл текстов практически.
   Приведённое – знаки того, что И. В. Сталин в исторически сложившихся условиях, приняв на себя миссию «великого инквизитора», в действительности вёл общество к реальным свободе и демократии. Именно по этой причине после устранения И. В. Сталина последующие «великие инквизиторы» и «великие комбинаторы» изъяли изучение его произведений из программ обществоведческого образования и из свободного доступа библиотек и прекратили их переиздание.
   Поэтому те, кто видит в И. В.Сталине в силу разных причин только воплощение «великого инквизитора», никогда не смогут осуществить «десталинизацию» в обществе, где достаточно много тех, кто не приемлет оба вида тирании, и видят в его деятельности составляющую, направленную как против тирании «великого инквизитора», так и против тирании «великого комбинатора», и считают эту составляющую не сопутствующим эффектом, от воли И. В. Сталина не зависящим, а главным смыслом его жизни и деятельности.
   Сталин, в исторически сложившихся условиях, приняв на себя миссию «великого инквизитора», в действительности вёл общество к реальным свободе и демократии.
   Соответственно, утверждения о том, что И. В. Сталин якобы следовал концепции «Москва – третий Рим», сохраняя на словах верность марксизму, – не соответствуют исторической действительности.
   Концепция жизни Римской цивилизации во всех её исторически известных версиях (Рим, Византия, Москва – третий Рим, Германия – третий рейх и т. п.) – рабовладельческая концепция, по какой причине она ничего общего не имеет с учением Христа и потому не поддерживается Свыше. Поэтому следует одуматься, развивать и воплощать в жизнь альтернативу тираниям «великого инквизитора» и «великого комбинатора»: не надо наступать на те же «грабли» многократно.

Россия – наш дом или общеевропейский «Газпром»?

   Напомним, что в 1995 г. на парламентские выборы «партия власти» шла как блок партий «Россия – наш дом», во главе которого стоял В. С. Черномырдин. С той поры прошло уже много лет, но для подавляющего большинства россиян Россия так и не стала благоустроенным домом, и даже восстановление некоторой дееспособности структур государственности в период президентства В. В. Путина не сняло остроты многих проблем, под бременем которых вынуждены жить подавляющее большинство тружеников массовых профессий.
   Россия пребывает в парадоксальной ситуации. На фоне Японии, Китая, стран Евро-Американского конгломерата мы имеем несопоставимо более богатый природно-ресурсный потенциал (чернозёмы, леса, нефть, газ, почти все промышленно значимые металлы и т. п.), самый высокий в мире образовательный уровень населения, мощный интеллектуальный потенциал. Т. е. всё, необходимое для функционирования передового производства, удовлетворяющего все жизненно значимые общественные потребности, в стране есть, а подавляющее большинство нашего народа влачит беспросветно нищенское существование.
   В то же время Китай за первые 10 лет с начала нашей «перестройки» удвоил свой валовой внутренний продукт, когда Россия сократила его практически вдвое. Все лозунги, провозглашённые руководством страны на старте «перестройки», воплощены в жизнь с точностью «до наоборот». Мы получили крах вместо перехода к лучшему качеству жизни, распространение алкоголизма и наркомании вместо отрезвления народа; дикий капитализм вместо «социализма с человеческим лицом»; развал науки и народного хозяйства и беспросветный кризис вместо ускорения социально-экономического развития на основе достижений научно-технического прогресса; внутрироссийскую войну вместо укрепления дружбы народов.
   Эти парадоксы во всех сферах жизнедеятельности общества свидетельствуют не об отдельных частных ошибках, а об общесистемном кризисе, об изъянах в нашем миропонимании, которое оказалось неадекватным объективной реальности и интересам общественного развития. Это касается как «элиты», в чьих руках государственная и бизнес-власть, так и простонародья, из которого вышла в своём большинстве нынешняя «элита». А ещё в большей мере это касается детишек нынешней «элиты», выросших на всём готовом вне труда и какой-либо ответственности, но претендующих на государственную и бизнес-власть в обозримой перспективе на основании «наследственного права».
   Т.е. в России имеет место именно та ситуация, которую в своё время Т. К. Честертон охарактеризовал словами: «Не в том дело, что люди не могут увидеть решение, дело в том, что они обычно не могут увидеть проблему».
   Так вот проблема именно в том и состоит, что почти весь интеллектуальный ресурс страны сосредоточен на оптимизации противоречащих друг другу частных управленческих решений от общефедерального до мелкобытового уровня при отсутствии единой для всех долговременной общегосударственной стратегии развития и соответствующей концепции управления. Мы занимаемся бессмысленной суетой по «перетягиванию одеяла» (главным образом – финансового) между отраслями, властными структурами, индивидами вместо того, чтобы организовать эффективное производство «одеял» для всех.
   При этом общество в своём подавляющем большинстве не осознаёт действия определённой методологии глобального надгосударственного управления, реализуемой по отношению к каждому из частных субъектов управления и к любой концептуально безвластной государственности в целом, либо осознаёт этот факт на основе карикатурных представлений о «жидо-масонском заговоре», которые имеют с действительностью мало чего общего и потому бесполезны для порождения обществом его собственной концептуальной власти и его самозащиты от действий внешней.
   Россия пребывает в парадоксальной ситуации. На фоне Японии, Китая, стран Евро-Американского конгломерата мы имеем несопоставимо более богатый природно-ресурсный потенциал (чернозёмы, леса, нефть, газ, почти все промышленно значимые металлы и т. п.), самый высокий в мире образовательный уровень населения, мощный интеллектуальный потенциал. Т. е. всё, необходимое для функционирования передового производства, удовлетворяющего все жизненно значимые общественные потребности, в стране есть, а подавляющее большинство нашего народа влачит беспросветно нищенское существование.
   Но наряду с этим впервые за последние несколько столетий в России сложилась обстановка, не препятствующая свободному развитию любого рода общественно-полезных инициатив, деятельное проявление которых в предыдущих режимах было в принципе исключено. Только такие алгоритмы, реализующие личную инициативу людей, имеющие надёжную корневую основу в нравственности и мировоззрении самого народа, могут ввести страну в процесс долгосрочного бескризисного развития. Варианты, базирующиеся на директивном, бюрократическом насаждении или импорте идей развития из-за моря, которым нет места в идеалах народа, заведомо обречены на провал, хотя и могут увести в очередной десятилетний или семидесятилетний тупик.
   Время, прошедшее с момента запуска «перестройки» для тех, кто не ждал установок сверху, оказалось вполне достаточным для формирования общественной инициативы по формированию и воплощению в жизнь альтернативной стратегии развития страны. На её базе должно произойти замещение ныне господствующего порочного алгоритма управления: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда». Настала пора выявить и всенародно обсудить все инициативно разработанные представления как о методологии выявления проблем и способов их разрешения, так и о стратегических целях, путях и средствах развития России.
   В России имеет место именно та ситуация, которую в своё время Т. К. Честертон охарактеризовал словами: «Не в том дело, что люди не могут увидеть решение, дело в том, что они обычно не могут увидеть проблему».
   Общественное благосостояние, движение к разорению либо достатку, долгосрочные перспективы любой из стран и даже цивилизаций существенным образом определяются господствующими в обществе нравственностью и соответствующим ей мировоззрением. Мировоззрение как явление это – совокупность субъективных образных (а так же и мелодийно-музыкальных[1]) представлений о Жизни и системе взаимосвязей между ними, существующие в психике индивида. Именно мировоззрение является «системой координат» и «отправной точкой» в избрании целей развития, выработке и осуществлении концепции управления. Мировоззрение определяет не только внутренние взаимоотношения в обществе, но и отношение общества к окружающему миру и характер ответного воздействия окружающего мира на это общество.
   Можно воспринимать окружающих в качестве «говорящих орудий» и считать нормой любые формы их эксплуатации и подавления вплоть до полного истребления, как это было сделано, к примеру, с индейцами. Можно иметь психологию «не существующих людей» («маленьких людей»), как это происходит с сотнями миллионов жителей Индии, ЮАР, и считать нормой их подчинение окружающим, как подчиняется рабочий скот человеку. Нищенское существование обладателей таких мировоззренческих систем гарантировано на столетия. Но люди могут иметь и такую нравственность и соответствующее ей мировоззрение, когда за норму принимается равное человеческое достоинство, жизнь в гармонии с природой и в ладу с окружающими людьми; когда людям одинаково неприемлемо обретение «социального статуса» раба и «социального статуса» рабовладельца. И переход общества от норм воспроизводства толпо-«элитаризма» в преемственности поколений к воспроизводству в преемственности поколений человечности – главная проблема современности, которую В. О. Ключевский охарактеризовал словами: «Есть люди, которые становятся скотами, как только начинают обращаться с ними, как с людьми». Т. е. сначала должны измениться люди, и по мере того, как меняются они, сможет меняться характер жизни общества. Зная это, В. О. Ключевский ещё в конце XIX века горько иронизировал над прожектами социалистического переустройства жизни в России: «Общество праведного общежития, составленное из негодяев».
   Понятно, что такое неосуществимо, поскольку на основе праведно ориентированной либо порочной нравственности и соответствующих мировоззрения и миропонимания люди деятельно формируют концепцию организации жизни общества (или его жизнестрой) и воплощают её в жизнь. Но прежде нравственность выражает себя в методологии познания и творчества – т. е. в культуре выявления и трактовки объективных процессов бытия как Мироздания в целом, так и общества: концепция – следствие методологической культуры познавательно-творческой деятельности, обусловленной нравственно. Культура общества всегда подчинена концепции управления, которую общество может и не осознавать в таковом качестве, но которая определяет и поощряет действующие традиции (законы не писаные) и прямо выражается в законодательстве (законах писаных), а таким образом действующая концепция посредством культуры – во многом программирует нравственность и миропонимание будущих поколений, тем самым воспроизводя саму себя в преемственности поколений.
   То, что поощряется в одной культуре, может рассматриваться как тягчайшее преступление в другой культуре. Так, например, ростовщичество, получение паразитического дохода без созидания чего-либо общественно полезного, считается нормой в библейской культуре, но запрещается, как тягчайшее преступление и грех в коранической культуре.
   В. О. Ключевский ещё в конце XIX века горько иронизировал над прожектами социалистического переустройства жизни в России: «Общество праведного общежития, составленное из негодяев».
   В Японии в отличие от библейского Запада никогда не было не ограниченного ссудного процента, а в период свершения японского «экономического чуда» в 1950-е – 1960-е гг. он не превосходил 0,5 % годовых, что собственно и было одним из факторов производства «экономического чуда», когда в течение жизни одного поколения Япония из катастрофического положения, к которому она пришла по завершении второй мировой войны ХХ века, вышла на уровень передовой в технико-технологическом отношении державы мира. При этом японская банковская система расценивается экономическими аналитиками США как «неэффективная» в сопоставлении её с американской, но западные аналитики не дают внятного ответа на вопрос: почему «неэффективной» банковской системе в жизни Японии сопутствует предельно эффективный, наиболее высокотехнологичный реальный сектор? В России 1990-х всё было наоборот «запредельно эффективной» по её финансовым показателям банковской системе сопутствовало развитие разрухи реального сектора и связанных с ним отраслей деятельности общественной в целом значимости (науки, образования, здравоохранения и т. п.) при полном потворстве государственности банковскому ростовщичеству. Это – иллюстрация на тему: Общество, не осмыслившее нравственно-этической обусловленности положения дел в экономике, не имеет будущего. И эта задача – миссия общественно полезной экономической науки. Отечественная экономическая наука, уклоняется от этой миссии, занята более важным делом – является кормушкой для её «светил».
   Тем не менее, невзирая на эти обстоятельства, формируемый для России вектор целей управления, т. е. список того, что хотело бы получить общество в результате управленческой деятельности, должен быть адекватен идеалам нравственности, мировоззрению и культуре нашего народа. Так называемая «национальная идея» (этот термин – «калька с британского», проистекает из скудоумия отечественных политологов), а по существу – идеология цивилизационного развития многонационального общества – не может быть изобретена кабинетными графоманами-«теоретиками», она может быть лишь выявлена в жизни, но только теми, кто понимает душу народа и различает интересы общественного развития и деградационно-паразитические интересы всевозможного люмпена, включая и «элиту», идентичную люмпену по её нравам.
   В противном случае планы, вытекающие из порочной разработанной вне страны стратегии, будут на каждом шагу спотыкаться о нравственно обусловленное противодействие как со стороны организаторов и самих её исполнителей, не посвящённых в закулисные тайны, так и со стороны противников, осознанно работающих на осуществление иных, осознаваемых ими концепций управления.
   Соответственно этому обстоятельству В. В. Путин совершенно справедливо неоднократно подчеркивал, что в основе наших проблем лежит проблема нравственности. Но и «элита», и остальное общество остались в своём большинстве глухи к этому, и потому в практических делах все призывы решить нравственные проблемы не находили и не находят своего сколь-нибудь массового выражения.
   В сфере экономики реальная нравственность выражается практически в прогнозно-плановой и отчётной статистике производства, распределения и потребления продукции реального сектора экономики, количественно и качественно характеризующей действительные цели проводимой политики. Такой подход неизбежно приводит к выводу, что истинной целью так называемой «перестройки», «демократических» и «рыночных» реформ было уничтожение СССР как носителя специфической государственности и культуры, ориентированной на воплощение в жизнь определенных идеалов; порабощение его народов методами «культурного сотрудничества» на основе принципа «каждый в меру понимания работает на себя, а в меру непонимания – на понимающих больше» и эксплуатация наших природных богатств в интересах хозяев проекта «перестройка» на основе нашего труда. Иначе говоря, в ходе «перестройки» и реформ народная сказка про «Вершки и корешки» стала явью, поскольку сначала советская, а потом и российская правящая «элита» приняла на себя роль туповатого и алчного медведя из этой сказки: в соотнесении с этой сказкой символика «Единой России» оказывается саморазоблачительной. Интегральным показателем именно этой политики выступают фактические параметры воспроизводства собственного населения и качество содержания территории страны. Как видно, реальность социальной статистики, которую в постсоветские времена не принято публиковать массовыми тиражами и обсуждать публично в СМИ и в органах представительной власти, далеко не всегда совпадает с декларациями политиков и представителей интеллигенции, обеспокоенных хоть «правами человека», хоть патриотизмом, а зачастую прямо противоположна их декларациям.
   Ростовщичество, получение паразитического дохода без созидания чего-либо общественно полезного, считается нормой в библейской культуре, но запрещается, как тягчайшее преступление и грех в коранической культуре.
   Охарактеризуем и иные концептуально значимые свойства вектора целей нашего развития. Мы исходим из того, что в многонациональной Русской цивилизации, в качестве системообразующей всегда выступала цель развития самой личности, освоение генетически обусловленного потенциала развития человека, причём достигаемая не в ущерб развитию других людей, а для всеобщего благоденствия в русле Божиего промысла. Ведь жить по-Божески – это значит не причинять вреда себе, окружающим тебя людям и Мирозданию. Собственно благодаря этому принципу Русь трудами её подвижников в историческом прошлом и преодолела все житейские невзгоды, неурядицы и бедствия, в которые вовлекала её толпо-«элитарная» культура, властная над подавляющим большинством её населения на протяжении последнего тысячелетия.
   Мы понимаем, что любое общество, устойчиво существующее в биосфере планеты, имеет свои исторически выстраданные идеалы, выражаемые, если и не в официальной идеологии, то в народном творчестве (в фольклоре, анекдотах, сказках, эпосе и т. п.). Именно этими идеалами, устойчиво передающимися от поколения к поколению, а не исторически сложившимся образом жизни отличаются друг от друга региональные цивилизации. Утрата идеалов и замещение их другими – смерть региональной цивилизации, хотя её биомасса может продолжать воспроизводить себя в преемственности поколений в культуре, пришедшей из другой региональной цивилизации.
   «Идеалы» и «идеология» в русском языке слова однокоренные. И соответственно, если вектор целей развития включает в себя «отсутствие идеологии», то методологически грамотные люди понимают, что принцип «деидеологизации» – ширма, за которой по умолчанию проводится политика стирания исторически выстраданных идеалов и уничтожение культуры региональной цивилизации, а возможно – и её населения, т. е. принцип деидеологизации жизни реально – «дерусификация» страны. При этом в реальной жизни будут подавляться любые человеческие устремления, кроме животных инстинктов сексуально-пищеварительного характера и иных чувственных удовольствий и потребительства, ведущих к деградации личности и всего общества в целом. Результатом деидеологизации общества всегда является разгул скотства и потребительской жестокости, более страшных, чем хищничество в природе, поскольку этот разгул подкреплён интеллектуальной мощью людей – более разносторонней и свободной в целеполагании, что и отличает разум людей от разума представителей животного мира. Как показали годы «перестройки», от опасностей такой жизни в России уже не укрыться ни в «казармах» и хрущёвках-вивариях для «рабочего быдла», ни за забором «элитарной» виллы, ни за бронёй лимузина. Внутрисоциальные и экологические факторы, порождаемые катастрофой культуры, «достанут» везде – даже в эмиграции, примеров чему постсоветская история дала много (Листьев, Старовойтова, Яндарбиев, Литвиненко, Немцов – некоторые из наиболее известных, каждый в своё время, и, судя по всему, будущее продолжит этот список).
   А потому в число первоочередных в вектор целей развития государственности должны быть включены государственная опёка и законодательство по развитию и охране избранной идеологии цивилизационного развития. В основе такой идеологии лежит обеспечение средствами внутренней и внешней политики возможностей всестороннего развития человека, его биосферной и социальной безопасности, в русле определённой глобальной политики. Если же говорить об экономической сути целей, которые отвечают за экономическое развитие, то концептуальный выбор здесь возможен фактически только между двумя вариантами:
   – либо «Россия – наш Дом»,
   – либо «Россия – общеевропейский Нефте-Газо-Электро-Леспром, а мы все – рабы олигархических кланов Запада».
   До той поры, пока мы публично не договоримся о субъективном выборе одного из этих двух вариантов стратегических целей, и не научимся различать, что конкретно в политике и законодательстве работает на каждую из двух взаимоисключающих идей, страна, пребывая в режиме концептуально неопределённого государственного управления, будет колонией де-факто зарубежного капитала. При этом усилия представителей разных концепций, имея взаимоисключающую целесообразность и направленность действий, будут давать для самой страны отдачу, близкую к нулю, а по существу – она будет вредоносной.
   Результатом деидеологизации общества всегда является разгул скотства и потребительской жестокости, более страшных, чем хищничество в природе, поскольку этот разгул подкреплён интеллектуальной мощью людей.
   Таким путём невозможно выйти за рамки алгоритмов «Сырьепрома», помойки вселенских масштабов и рабского концлагеря «на свободе» в границах либеральной России, поскольку концептуально-неопределённое управление по определению порождает деидеологизацию, рвачество и продажу чиновными рвачами за бесценок и комиссионные в их карман («откаты») трудовых, сырьевых и интеллектуальных ресурсов страны транснациональным корпорациям.
   Только ясно прописанная Концепция общественной безопасности может создать условия, когда отечественный интеллект будет работать на благо страны, в управлении и в науке, а сырьё и энергопотенциал, на основе высоких и безопасных технологий, будут перерабатываться в благосостояние собственного народа и обеспечение развития человечества в целом. Пока же все блага нашей страны перерабатываются в благосостояние олигархов и «среднего класса» государств «большой семёрки» («большая восьмёрка» минус Россия) и отечественных олигархических «шестёрок» – прикармливаемых заправилами Запада до времени в благодарность за глобальное перераспределение богатств России в пользу хозяев «золотого миллиарда»: любое управленческое решение объективно всегда ложится в русло той либо иной концепции, вне зависимости от того, осознаётся это или нет, как принимающими решение, так и теми, чьи интересы оно затрагивает.
   Важнейшее качество, которым должен обладать вектор целей государственного управления, все без исключения стратегические цели – ясно выраженная концептуальная определённость. Для достижения такого результата к управлению страной должны прийти те управленцы, кто однозначно понимает и единообразно отвечает на следующие «контрольные» вопросы:
   1. Должна ли сфера управления всех отраслей жизни общества комплектоваться на узкой клановой основе некой «элиты» либо её кадровой базой должно стать всё общество? Как расширение кадровой базы влияет на качество управления?
   2. Должно ли государство обеспечить реально равные возможности для получения сколь угодно высокого образования всем детям вне зависимости от доходов и рода деятельности их родителей?
   3. Что обладает для общества наивысшей значимостью: сфера производства продукции и услуг или банковско-биржевые спекуляции и услуги юриспруденции?
   4. Есть ли пороговое значение ссудного процента, при котором начинается неизбежная деградация сферы общественного производства при его рентабельности, объективно ограниченной как природными, так и социальными факторами?
   5. Должен ли быть ссудный процент по кредиту свободным либо его следует ограничивать законодательно?
   6. Должны ли в питании населения доминировать свежие продукты из региона проживания или импортные, в которых на 100 грамм «пищи» приходятся до 10 и более грамм красителей, стабилизаторов и прочих «preservatives»?
   В соответствии с ответами на эти вопросы и будет понятно, чему в действительности привержены претенденты на власть в обществе, будут ли их усилия скоординированы или разнонаправлены.
   Если цели развития являются отправной точкой всех процессов управления, то кто должен формировать такие цели? Властные структуры или само общество? Кто должен выявлять вектор ошибки управления?
   Именно в практических ответах на эти вопросы и кроются истоки демократичности любого режима. Демократия состоит не в выборе из пяти претендентов, неизбежно проходящих некий закулисный (в смысле отсутствия публичности) отбор, только одного – того, кто будет реализовывать заранее установленные заведомо чуждые избирателю цели, а именно в вовлечённости каждого в формирование вектора целей управления и контроль за воплощением намеченного в жизнь. Подбор же кадров на выборах должен идти через выявление характера их ответов на «контрольные» вопросы и соответствия возможностей претендентов уровню поставленных задач. При этом в самом обществе должен быть воспитан достаточно многочисленный слой людей, которые могут объяснить значимость этих вопросов и ответов на них для обеспечения благополучия большинства, готового жить трудом, в отличие от меньшинства «великих комбинаторов», стремящихся существовать за счёт труда других, но чтя уголовный кодекс.

Экономическая безопасность: выжить в кризис

Римский философ Луций Сенека

Тупик капиталократической цивилизации

   С того времени вопрос об обеспечении экономической безопасности вставал перед руководством разных государств неоднократно. Под экономической безопасностью государства понимается способность хозяйственной системы государства обеспечивать его политику всеми видами природных благ и продукции с приемлемым уровнем достаточности потребления на основе собственного производственного потенциала во взаимодействии с внешними хозяйствующими субъектами в условиях целенаправленного противодействия политических противников и воздействия стихийных (не управляемых) природных и внутрисоциальных факторов.
   Однако в социологической и экономической науке доминирует взаимно изолированное рассмотрение частных аспектов проблематики обеспечения безопасности государства и общества без выявления их взаимосвязей. Вследствие этого вне рассмотрения оказываются проблемы, разрешение которых общественно безопасным способом возможно только на основе учёта в социолого-экономической теории, в политической практике и в хозяйственной деятельности междисциплинарных связей частных научных дисциплин: физической географии, биологии биоценозов, биологии организмов, демографии во всех её аспектах, экономической науки, этики, теории управления и ряда других дисциплин.
   Как результат узкопрофильного частнодисциплинарного подхода социолого-экономическая наука не способна выработать единообразное жизненно состоятельное понимание сути задачи обеспечения экономической безопасности общества и государства. Так еще в далеком в 1998 г. в статье, посвящённой несостоятельности системы критериев экономической безопасности, предложенной С. Ю. Глазьевым и на и более широко распространённой в политической жизни РФ с конца 1990-х гг., А. Н. Илларионов писал: «В мировой экономической науке понятие экономической безопасности не используется. В нашей стране вопросы экономической безопасности в последние годы привлекают заметное общественное внимание. У разных авторов и само понимание экономической безопасности, и её критерии существенно различаются».
   На Западе достаточно часто экономическая безопасность трактуется как обеспечение выживаемости национальной экономики в условиях мировых экономических кризисов.
   За прошедшие годы положение дел не изменилось, и А. Д. Хлутков констатирует: «В настоящее время не существует общепринятого понятия экономической безопасности в условиях глобализации мировой экономики…
   На Западе достаточно часто экономическая безопасность трактуется как обеспечение выживаемости национальной экономики в условиях мировых экономических кризисов.
   В последние десятилетия, совпавшие с периодом глубоких структурных преобразований в экономиках развитых стран, во многом связанных с процессом глобализации, понятие экономической безопасности было дополнено таким важным признаком, как обеспечение конкурентоспособности национальной экономики или её ведущих отраслей на мировом рынке.
   На Западе достаточно часто экономическая безопасность трактуется как обеспечение выживаемости национальной экономики в условиях мировых экономических кризисов».
   Это – следствие доминирования либерально-рыночных воззрений, носители которых высказывают мнения, аналогичные следующему. «Экономические кризисы – явление нормальное и даже здоровое. С тех пор, как в социуме возникли товарно-денежные отношения, то есть с допотопных времён, они возникают в мире регулярно, каждый раз знаменуя слом старой, отжившей своё модели экономики, на смену которой приходит новая, прогрессивная…
   Практический вывод из этой теории напрашивается сам собой: коль скоро предсказать негативные воздействия по определению невозможно, чтобы пережить их последствия с минимальными потерями, а также воспользоваться открывающимися после любого кризиса возможностями, система (экономика) должна обладать максимальной гибкостью и адаптивностью.
   Более того, только такая система может быть жизнеспособной в современном мире, в котором кризисы и катастрофы, похоже, будут становиться всё более частым, хотя и по-прежнему не поддающимся предсказанию явлением».
   Но как практически обеспечить пресловутую «гибкость и адаптивность экономики» общества и тем самым – «экономическую безопасность» в некотором не определённом смысле, приверженцы либерально-рыночной экономики жизненно состоятельных рецептов не дают на протяжении многих десятилетий.
   В частности, на невозможность обеспечить экономическую безопасность общества и личности на основе либерально-рыночной саморегуляции экономики и либерально-рыночных экономических теорий ещё в 1933 и в 1938 гг. указывал президент США Ф.Д. Рузвельт. Вследствие несостоятельности экономической науки того времени он был вынужден выводить США из «великой депрессии», опираясь на интуицию и здравый смысл, вопреки господствовавшим в те годы экономическим теориям. Но, к сожалению, практический опыт США той эпохи не нашёл своего адекватного выражения в теории макроэкономического управления. То же касается и опыта послевоенного возрождения экономики ФРГ, описанного Л. Эрхардом, что тоже не нашло должного выражения в экономической теории.
   Рузвельт вследствие несостоятельности экономической науки того времени был вынужден выводить США из «великой депрессии», опираясь на интуицию и здравый смысл, вопреки господствовавшим в те годы экономическим теориям.
   И история разных стран на протяжении нескольких веков показывает, что при господстве либерально-рыночных воззрений в политической практике говорить о гарантированной экономической безопасности общества и государства, семьи и личности, об устойчивом развитии говорить не приходится. Одна из главных причин этого – культ слепой веры в способность «невидимой руки рынка» отрегулировать всё наилучшим образом в интересах всех без какого-либо осмысленного управления макроэкономическими процессами со стороны общества и его государственности. Из веры в этот блеф проистекает фактический отказ теоретиков либерального рынка от научно-методологического обеспечения задачи гарантирования экономической безопасности общества и государства, семьи и личности. Задача обеспечения экономической безопасности рассматривается ими только по отношению к предприятиям как хозяйствующим субъектам и сводится исключительно к обеспечению их устойчивой рентабельности на протяжении более или менее продолжительного времени.
   Как результат остаются не выявленными и стоящие за этими словами процессы и причинно-следственные связи между ними. Неопределённость в понимании явления экономической безопасности общества и государства, разнообразие не во всём совместимых воззрений по этому вопросу, неоднозначность и несостоятельность критериев её оценки, методов обеспечения затрудняет (а в наиболее тяжёлых случаях исключает) поддержание режима экономической безопасности в практической политике: «Кто не знает, в какую гавань плыть, – для того не бывает попутного ветра» (Сенека).
   Как отмечают к.ф.н. А.Г. Атаманов и д.т.н. А.Ф. Рогачев, анализ научной литературы показывает, что недостаточно изучен, прежде всего, собственно феномен безопасности. До сих пор преобладают фрагментарность, выборочный подход к отдельным аспектам этой проблемы. Отсутствуют общепринятые понятия, что приводит к непониманию друг друга представителями разных направлений исследования феномена безопасности. Но самый главный недостаток, по мнению авторов, состоит в том, что подавляющее большинство представителей науки приняли в качестве методологического основания трактовку безопасности, приведённую в законе РФ «О безопасности». Таким образом, в современной российской науке сложилась парадоксальная ситуация: наука выступает не пионером (первопроходцем) в исследовании реальной действительности, а апологетом методологически несостоятельной концепции.
   А, тем не менее, устойчивое развитие цивилизации требует гарантированного экономического обеспечения политики государств и удовлетворения потребностей общественных институтов и людей в разного рода благах в соответствии с некоторыми объективно обусловленными уровнями достаточности и в пределах объективно обусловленных ограничений.
   А для этого необходимо решить следующие задачи.
   Проанализировать состояние и перспективы исторически сложившейся цивилизации.
   ● Выявить: 1) причинно-следственные взаимосвязи, действующие в системе «биосфера – население – государственность – хозяйственная деятельность населения (экономика)», 2) объективные возможности введения названной системы в режим, обеспечивающий её устойчивость и безопасность жизни людей в преемственности поколений.
   ● На основе такого комплексного системного подхода: 1) сформулировать требования к образу жизни цивилизации, обеспечивающему её устойчивое развитие в гармонии с биосферой планеты, и 2) проанализировать осуществимость такого образа жизни и соответственно – вывить принципы обеспечения экономической безопасности государства и общества.
   ● Построить модель развития экономической безопасности государства и общества и сформировать систему контрольных параметров и критериев оценки экономической безопасности.
   Государства-лидеры мирового научно-технического и экономического развития породили тип цивилизации, который можно назвать «капиталократическим». Термин «капиталократический» следует понимать в том смысле, что всё общество, включая и капиталистов, порабощено капиталом, понимаемым в классическом значении этого термина – «самовозрастающая стоимость». И в условиях капиталократии все (за крайне редкими исключениями) – заложники процессов, протекающих в мировой и национальных кредитно-финансовых системах большей частью вопреки интересам людей и независимо от их намерений и воли.
   В этом типе цивилизации принцип безусловной самоокупаемости всего и вся пролагает себе дорогу, преступая через все нормы нравственно здравой этики. Вследствие этого ему подчинены все писаные законы.
   

notes

Примечания

1

   Жизнь Мироздания – это разнородные колебательные процессы. Иными словами Природе свойственны не только звуки, но колебания в иных частотных диапазонах и материальных средах, которые однако подвластны тем же законам мелодийности и гармонии, которые выражаются в музыкальной культуре общества. Эта разнородная «музыка жизни» – основа жизни Мироздания. Поскольку за её восприятие и переработку, как и за обработку и переработку образов, в ходе психической деятельности отвечает правое полушарие головного мозга человека, то речь идёт именно об образно-музыкальных представлениях как о компонентах мировоззрения индивида, а не собственно об образных.

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →