Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Комаров привлекает запах людей, которые недавно ели бананы

Еще   [X]

 0 

Седьмое доказательство (Печорин Виктор)

– Браво! – вскричал иностранец, – браво! Вы полностью повторили мысль беспокойного старика Иммануила по этому поводу. Но вот курьез: он начисто разрушил все пять доказательств, а затем, как бы в насмешку над самим собою, соорудил собственное шестое доказательство! – Доказательство Канта, – тонко улыбнувшись, возразил образованный редактор, – также неубедительно… М. Булгаков. Мастер и Маргарита

Год издания: 0000

Цена: 192 руб.



С книгой «Седьмое доказательство» также читают:

Предпросмотр книги «Седьмое доказательство»

Седьмое доказательство

   – Браво! – вскричал иностранец, – браво! Вы полностью повторили мысль беспокойного старика Иммануила по этому поводу. Но вот курьез: он начисто разрушил все пять доказательств, а затем, как бы в насмешку над самим собою, соорудил собственное шестое доказательство! – Доказательство Канта, – тонко улыбнувшись, возразил образованный редактор, – также неубедительно… М. Булгаков. Мастер и Маргарита


Седьмое доказательство Виктор Печорин

   © Виктор Печорин, 2015

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Перечень сокращений

   Быт. – Книга Бытие;
   Бх. – Бхагавад Гита;
   Иер. – Книга пророка Иеремии;
   Ин. – Евангелие от Иоанна;
   Иов. – Книга пророка Иова;
   Ис. – Книга пророка Исаии;
   Матф. – Евангелие от Матфея;
   Пс. – Псалтырь Давида;
   2Пет. – 2-е послание Петра.

Седьмое доказательство

   – Доказательство Канта, – тонко улыбнувшись, возразил образованный редактор, – также неубедительно…
М. Булгаков. Мастер и Маргарита

Memento mori1

   Ведь подновляя плоть
   непрочный слой румян
   не отодвинет час
   грозящего распада…
Миколай Сэмп Шажиньский
   По рассказу Геродота, произведя смотр своим войскам после победы у Абидоса, персидский царь Ксеркс вдруг пролил слезы и сказал: «Как горько сознавать, сколь скоротечна жизнь человеческая. Не пройдет и ста лет, как из всех этих людей ни одного не останется среди живых»2.
   Ксеркс был прав. Редкий человек преодолеет рубеж в сто лет. Большинство людей живут гораздо меньше.
   «Vita nostra brevis est» – «Жизнь наша коротка», – вздыхали древние римляне.
   «У сеньоры Смерти больше власти, чем деликатности, – вот уж кто ничуть не привередлив» – грустно шутил Сервантес. А великий мудрец Сенека сформулировал так: «Смерть предстоит всему: она – закон».
   Многие пытались обмануть смерть.
   Китайский император Цинь Ши Хуанди, о котором ходила слава, что ни один из его приказов не оставался невыполненным (даже приказ оградить империю Великой стеной!) приказал смерти не прикасаться к нему, потому что император, сын Неба, подобно богам должен быть бессмертным. Когда он всё-таки умер, никто не решился нарушить приказ, и мертвый Ши Хуанди продолжал восседать на троне, давая аудиенции и безмолвно управляя страной, пока на исходе девятого месяца подданные не решили всё-таки предать его земле. Это был единственный случай, когда приказ императора остался неисполненным.
   В XVI веке испанский конкистадор Хуан Понсе де Леон услышал от жителей Нового Света об источнике бессмертия, бьющем на острове, находящимся где-то к северу от Пуэрто-Рико. Снарядив на собственные средства экспедицию, он действительно открыл на севере новую землю, названную им Флоридой, «цветущей землёй», которую он принял за тот самый чудесный остров. Однако в жестокой схватке с местным племенем калуса был ранен отравленной стрелой и умер, дав повод хронисту назидательно заметить: «Вот так судьба разрушает планы человеческие: открытие, которым Хуан Понсе надеялся продлить свою жизнь, послужило сокращению её».
   На какие только хитрости не пускались люди, чтобы обмануть бесцеремонную сеньору Смерть!
   Китайский император Тай-у, принимавший «пилюли бессмертия», изготовленные даосскими алхимиками, прожил всего 27 лет, отравившись тяжелыми металлами, которые входили в состав «волшебных» пилюль.
   Римлянин Л. Клавдий Гермип продлял свою жизнь при помощи дыхания юных девушек, и вроде бы ему удалось прожить 115 лет и 5 дней. Но откуда мы узнали о нём? Из эпитафии, выбитой на его могиле.
   Французский король Людовик XI, очень боявшийся смерти, последние годы своей жизни провёл в замке Плеси де ла Тур под охраной шотландских наемников, где пил кровь черепах, которые, как уверяли учёные, живут триста лет. 30 августа 1483 года Людовик умер в своем замке как обычный человек, прожив 60 лет.
   Если верить итальянскому историку эпохи Возрождения Стефано Инфессуре, когда в 1492 году Папа Иннокентий VIII находился при смерти, его врачи выкачали кровь трёх юношей и дали ему пить. Папу это не спасло – за этим питьём он и умер, а было ему 60.
   Положим, это всё – персонажи старинной истории. Может быть, нынешняя наука способна противостоять смерти?
   Американский миллиардер Дж. Рокфеллер, человек, который не знал неудач, и для которого не было ничего невыполнимого, последние 40 лет своей жизни посвятил исключительно себе, поставив перед собой цель: во что бы то ни стало отметить свой сотый день рождения! Он жил в специально оборудованных комнатах с противоинфекционной изоляцией, с установками для кондиционирования воздуха, выдерживал строгую диету, соблюдал все предписания своих лейб-медиков, не останавливаясь перед любыми затратами, щедро финансируя целые научные институты, занятые проблемой продления жизни. Казалось, цель была уже близка. Когда Рокфеллеру исполнилось 96 лет, страховая компания прислала ему чек на 5 млн. долларов. Это был первый случай в практике компании: по статистике, до такого возраста доживает только один человек из ста тысяч. Однако даже Рокфеллеру не удалось обмануть капризную сеньору Смерть: 23 мая 1937 года миллиардер умер от сердечного приступа, не дотянув два года до назначенного им срока.
   «Vita incerta, mors certissima» – Жизнь неверна, зато смерть как нельзя более достоверна.
   Останки людей эпохи мезолита и неолита принадлежат главным образом детям и молодым людям в возрасте около 18—20 лет. До 50 доживали редкие единицы. Это было общество без стариков.
   Надписи на древнеримских надгробиях свидетельствуют, что средняя продолжительность жизни в те времена была 20—35 лет, и такой она оставалась на протяжении следующих двух тысячелетий. Сорокалетний римлянин считался стариком, а достигшего 60 лет называли «допонтанусом» (человеком, пригодным лишь для жертвоприношений).
   Ещё в XVIII – XIX веках средняя продолжительность жизни европейцев составляла около 30—35 лет. Заметно дольше люди стали жить только в ХХ веке. К 1900 году среднестатистическая продолжительность жизни европейца достигла 44 лет, а к концу века – более 70 лет, такой она остается и в наши дни.
   Двукратное увеличение средней продолжительности жизни в течение всего одного столетия породило среди обывателей, и даже среди части учёных, представление о возможности дальнейшего продления продолжительности человеческой жизни. Можно слышать прогнозы о том, что к концу XXI века человек будет жить 120 или 150 лет, а некоторые оптимисты говорят уже о тысяче лет. В подтверждение этих прогнозов часто ссылаются на Священное писание. Действительно, согласно Ветхому завету первый человек Адам прожил 930 лет, его сын Сиф – 912, внук Енос – 905, но всех превзошел Мафусаил, якобы проживший 969 лет. Если ветхозаветные патриархи жили так долго – неужели при помощи современной науки, методов генетики, клонирования и т. п. нельзя добиться такой продолжительности жизни для нынешних людей?
   Однако, этот оптимизм натолкнулся на непреодолимую преграду: стремительный рост средней продолжительности жизни, достигнув значения в 70 лет, существенно замедлился, и, хотя ещё продолжает расти, но черепашьими темпами – увеличение этого срока на каждый следующий год требует всё больших усилий. В чём же дело?
   А дело в том, что помимо средней продолжительности жизни (которая зависит в значительной степени от внешних факторов – уровня смертности, качества жизни, степени развитости медицины), существует ещё видовая продолжительность жизни, определяемая главным образом генетическими особенностями вида, биологической целесообразностью.
   Видовая продолжительность жизни – это средний максимальный возраст, достигаемый особями определенного вида при наиболее благоприятных условиях существования. Для многих животных видовая продолжительность жизни составляет четырех – пятикратный срок достижения половой зрелости и полного развития (так называемый «коэффициент Бюффона»). У человека половая зрелость наступает в возрасте 16—18 лет. Помножив этот возраст на коэффициент Бюффона мы и получим видовую продолжительность жизни для человека 80±10 лет.
   Большинство исследователей сходится на том, что видовая, биологически возможная продолжительность жизни за обозримый исторический период существенно не изменилась. Менялась только средняя продолжительность жизни – благодаря прогрессу цивилизации, снижению смертности и улучшению качества жизни.
   Нанеся на график статистические данные о продолжительности жизни, учёные увидели удивительную картину: волна средней продолжительности жизни натолкнулась на скалу видовой продолжительности жизни и остановилась на значении около 80 лет. Все дальнейшие усилия оказались неспособны сдвинуть среднюю продолжительность жизни далее этого срока, они лишь приводят к тому, что пик графика в районе 80 лет становится все более выраженным.
   По классификации Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) возраст свыше 75 лет считается старческим, а люди в возрасте более 90 лет именуются макробиотами, т. е. людьми, пережившими биологический предел жизни. Количество последних настолько ничтожно, что никак не влияет на статистику общей численности. Эта классификация подчёркивает: возраст около 80 лет – предельный срок, отведённый человеку. Царю Ксерксу не зря взгрустнулось под Абидосом.
   А как же библейские патриархи, жившие более 900 лет? Может, они являются чудесным исключением из общего правила? Да нет же, и с ними всё в порядке. Сроки их жизни кажутся такими чудовищными потому, что в древности использовалась иная система счёта: время жизни измерялось не в годах, а в «лунах», то есть лунных месяцах, составляющих около 29 дней. Пересчет на нынешнюю систему исчисления показывает, что Адам прожил 73 полных года, его сын Сиф и внук Енос – соответственно 72 и 71, а рекордсмен Мафусаил немного не дотянул до 77-го дня рождения, что и в наши дни считается преклонным возрастом. Как видим, библейские патриархи вполне укладываются в общую статистику. Итоги которой подвел Акхат, герой угаритского эпоса, дошедшего до нас благодаря глиняным табличкам, записанным четыре тысячи лет назад:
«Что становится с человеком в его последний час?
Что суждено человеку судьбой?
Белизна покрывает его голову,
Старость на моей макушке,
И умру я той же смертью, что и каждый,
Да, умру я в конечном итоге».

   Но вот что удивительно: в библейском тексте, датированном не позднее II века до н. э., приводятся точные данные о видовой продолжительности жизни человека, которую учёные установили только в XIX веке, то есть более двух тысяч лет спустя!
   «Дней лет наших, – свидетельствует Библия, – семьдесят лет, а при большей крепости – восемьдесят лет…» (Пс.89:10)

Vita brevis3

   Как быстро всё исчезает: самые тела в мире, память о них в вечности!
Марк Аврелий
   Не только человек, но и любое живое существо имеет свою, вполне определённую видовую продолжительность жизни.
   Наступает осень, зелёная трава становится бурой и жёсткой, листья на деревьях приобретают красный или жёлтый цвет – это разрушается содержащийся в них хлорофилл – а затем опадают, устилая землю и наполняя воздух запахом тления.
   «Не видел ли ты, – говорит Коран, – как Бог низводит с неба воду и проводит её источниками по земле? Ею Он взращивает травы разновидные по своим цветам; после того заставляет их увядать, и ты видишь их пожелтевшими, а потом делает их сухими стеблями. Истинно, в этом есть поучительное для людей, обладающих рассудительностью» (К. 39:22).
   Некоторые деревья живут долго. Когда спилили одну калифорнийскую секвойю, на пне насчитали около 3500 годовых колец. Дерево прожило 35 столетий и достигло 150 метров высоты. Но и такие долгожители обречены на гибель. Свидетель тому – каменный уголь, используемый нами как топливо. Уголь – не что иное, как окаменевшие остатки древних деревьев.
   Некоторые растения и животные гибнут в природных катаклизмах, становятся чьей-нибудь пищей, но даже в самых идеальных условиях они не могут преодолеть порога видовой продолжительности жизни: каждому живому существу установлен свой предел долголетия, своя судьба.
   Древние греки представляли силы, определяющие продолжительность жизни, в виде трёх суровых старух, называемых Мойрами (от греч. μοϊρα, «участь, доля»), которые прядут нити судьбы и в нужный момент их обрезают. Гомер называет их имена: одна зовётся Лахезис (греч. Λάχεσις, «дающая жребий»), у неё в руках мерка или весы – она назначает жребий ещё до рождения человека и следит за его исполнением; вторая – Клото (греч. Κλωθώ, «пряха»), с веретеном в руке, прядущая нить жизни; а третья – Атропос (греч. Ἄτροπος, «неотвратимая») – неумолимая, неотвратимая участь (смерть), в руках у неё книга судеб и ножницы, которыми она перерезает нить жизни, следя, чтобы она не превышала положенного срока. Об этих трёх Мойрах упоминал и Платон в «Республике», называя их дочерьми богини Ананке («необходимости»). У римлян греческим Мойрам соответствовали Парки.
   Современная наука объясняет существование пределов жизни явлением программируемого клеточного самоубийства, получившим название «апоптоз». Этот термин впервые появился в работе Дж. Керра и его коллег, опубликованной в 1972 году в British Journal of Cancer.
   Термин «апоптоз» происходит от греческого απόπτωσις – «опадание листьев». В отличие от «некроза» – несовместимого с жизнью повреждения клеток внешними агентами или неадекватными условиями среды, «апоптоз» внутренне, генетически предопределён, и является чётко регулируемым процессом умирания клетки.
   Причина «естественной» смерти, таким образом, заключена в самом организме, в веществе, из которого он состоит.
   Как известно, любой живой организм, в том числе и человеческий, состоит из клеток, размножающихся делением. До середины прошлого века считалось, что клетка может делиться неограниченное количество раз и, таким образом, существовать бесконечно долго, пока не будет разрушена в силу не зависящих от неё причин.
   Это представление рухнуло в 1961 году, когда американский биолог Леонард Хайфлик обнаружил предел деления человеческих клеток – приблизительно 50 раз. Последующая гибель клетки неизбежна, на какие бы ухищрения мы ни шли. Клетку можно заморозить, а затем вернуть в обычное состояние – и она точно «припомнит», сколько раз она уже делилась!
   Внутри клетки существует своеобразный «счетчик», отсчитывающий дни нашей жизни. Установлено, что причиной клеточного старения является укорачивание теломер4 – специфических длинных последовательностей ДНК на концах хромосом. Оказывается, при каждом удвоении (размножении) клетки молекулы ДНК становятся чуть короче. Когда укорочение доходит до гена, кодирующего жизненно важную информацию, клетка погибает. Процесс укорочения теломер был назван исследовавшим это явление Алексеем Оловниковым из Института химической физики РАН маргинотомией («отсеканием концов»).
   Открытие механизма апоптоза навело некоторых исследователей на мысль: а нельзя ли подрегулировать этот счетчик, перевести стрелки биологических часов и тем самым продлить жизнь клетки, а стало быть – и всего организма? Используя достижения генной инженерии мы сегодня вполне способны создать искусственные теломеразы, которые, при введении их в клетку, могли бы удлинить теломеры – и тем самым отсрочить роковую дату. Причем отсекаемую природой цепочку можно в принципе удлинять и удлинять – почти до бесконечности!
   Однако, вторгаясь в естественный ход природных явлений, мы должны задуматься о смысле тех законов, которые управляют этими явлениями и о возможных последствиях нашего вмешательства. Последствия игнорирования некоторых законов природы очевидны. Например, последствия игнорирования закона гравитации не замедлят сказаться, как только нам придет в голову взмыть в небо, оттолкнувшись от подоконника. Действие других законов проявляется не так быстро, но столь же неотвратимо.
   Смерть – неотъемлемая и необходимая часть жизни. Она зло – только с точки зрения отдельного человека, индивида, его близких. С точки зрения всего человеческого вида смерть – необходимость, обеспечивающая естественную смену поколений, а значит – прогресс, развитие вида, возможность его адаптации к изменениям окружающей среды.
   Размышляя об этом, Наталья Петровна Бехтерева, выдающаяся исследовательница человеческого мозга, внучка великого физиолога В. М. Бехтерева, писала:
   «Рождается человек. И если он живет в человеческой возрастной шкале, наступит день, когда он встанет на ноги, произнесет первое слово. Наступят и трудные годы полового созревания, далее – пора «вселенской» любви (влюбляться можно и раньше и позже, «любви все возрасты…», но у большинства есть годы, когда это происходит почти обязательно). Рождаются дети, формируется личность, и – как всегда, вдруг – в период великолепной зрелости происходит крах, так четко обрисованный у женщины началом менопаузы.
   От разных причин люди уходят из жизни в любом возрасте. Но после выполнения своей биологической миссии – воспроизведения – они просто как будто бы обязаны умирать. Безжалостная программа даже не трудится делать это сама. Она отдает уже ненужную особь всем ветрам – и не защищает от них…»
Бехтерева Н. П. Магия мозга и лабиринты жизни.
   Видовая продолжительность жизни – это не случайность, не прихоть природы, которую можно подкорректировать путем искусственного вмешательства в естественный ход вещей. Природа мудра, в процессе эволюции она отрегулировала тончайшие механизмы действия и взаимодействия различных своих частей таким образом, чтобы они могли сосуществовать в одно время и в одном пространстве, не мешая, но взаимодополняя друг друга. Любое вмешательство в этот тонкий механизм неизбежно приведет к его разрегулированию, а в конечном итоге – к разрушению.
   Но как же быть со случаями необыкновенного долгожительства? По некоторым свидетельствам, отдельные люди смогли прожить более 120 и даже более 150 лет! Не являются ли они предвестниками будущего? Не говорят ли они о возможности существенного увеличения продолжительности жизни человека?
   Да нет, это всего лишь исключения, подтверждающие правило.
   По мнению Натальи Бехтеревой, факты чрезвычайного долгожительства отдельных мужчин и женщин – это не «супернормальный вариант», к которому следует стремиться. «Это – „ошибка“ программы жизни и умирания, и искать те „оптимальные“ условия, которые порождают сверхдолгожительство или (ну пусть – почти) бессмертие, бессмысленно».
   В течение всей жизни тело человека постепенно отмирает, накапливает недуги, до тех пор, пока эти изменения не станут несовместимы с жизнью, – и тогда оно распадается на составляющие его ткани, которые затем разлагаются на простейшие вещества.
   «Всякая плоть – трава, и вся красота ее – как цвет полевой. Засыхает трава, увядает цвет, когда дунет на него дуновение Господа» (Ис.40:6,7).
   Всякое живое существо умирает, а умерев, возвращается в конечном счете в неживую природу – в минералы, жидкости и газы.
   Но и неживая природа не вечна. Скала под действием воды, ветра и солнца, со временем превращается в кучу песка; повозка, сделанная из дерева и металлических деталей, разваливается на деревянные и металлические фрагменты, которые затем истлевают, превращаясь: дерево – в труху, металл – в ржавчину.
   «Гора, падая, разрушается, и скала сходит с места своего; вода стирает камни; разлив ее смывает земную пыль» (Иов.14: 18—19) – так говорится в одной из библейских книг.

   Может быть, смерть и тление господствуют только на земле, в этой юдоли печали? Может быть в хрустальной глубине небес существует мир вечный, не подверженный разрушению?
   Когда-то люди именно так и думали. Религии рассказывали о Царстве Небесном, вечном и справедливом, управляемом совершенными божественными законами, о Небесном Иерусалиме, «сиянием подобном кристаллу», стены которого сложены из сапфиров, алмазов и аметистов, а улицы вымощены золотом. Философы рассуждали о совершенной гармонии небесных сфер, которую могут услышать люди с чистой душой и добрым сердцем… В течение долгих веков главной человеческой мечтой было попасть на эти блаженные небеса, «где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут» (Матф. 6:20).
   В ХХ веке людям удалось, наконец, реализовать свою вековечную мечту: они все-таки смогли проникнуть на небо и даже достигли Луны и других планет Солнечной системы.
   Увы, оказалось, что и на небе ничего вечного нет.
   Звёзды, как и цветы, имеют свои сроки существования, которые тоже определяются внутренними причинами.
   Ближайшая к нам звезда – Солнце. По звездному каталогу это так себе звезда, вовсе ничем не выдающаяся, вполне заурядная. Ученые называют такие звезды обидным прозвищем «желтый карлик».
   Согласно научному прогнозу, срок жизни таких звезд составляет около 10 млрд. лет. К настоящему моменту прошла примерно половина этого времени. Источником солнечной энергии является реакция превращения водорода в гелий в ядре Солнца. Рано или поздно весь водород выгорит, и Солнце умрёт5. Умирая, звезда утрачивает значительную часть своей энергии и вещества, распыляя их в окружающем пространстве, и превращается в сравнительно небольшой объект – «красный карлик», существующий до тех пор, пока не будут исчерпаны последние остатки. «Воспламененные небеса разрушатся и разгоревшиеся стихии растают…» (2 Пет. 3:12).
   В мощный телескоп можно наблюдать завораживающее зрелище так называемой Крабовидной туманности (Crab Nebula). Ученые предполагают, что эта туманность – остаток взорвавшейся звезды.
   Отцветают цветы, гибнут животные, разрушаются скалы, гаснут звёзды… Да и вся Вселенная, как и любой материальный объект, не является вечной: она когда-то возникла и когда-то будет уничтожена.
   «Солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются…» (Матф.24:29)

О делимости неделимого

   Если слаб – перед волей аллаха смирись.
   Но что всякий сосуд, сотворенный из праха,
   Прахом станет – ты спорить о том не берись.
Омар Хайам
   Ну, уж сами-то эти элементы, наверняка, вечны, не подвержены дальнейшему разрушению? Так, например, полагал Демокрит (460—370 до н. э.), согласно которому тела, состоящие из мельчайших частиц, могут разрушаться, сами же частицы – нет. Он был так уверен в этом, что назвал мельчайшие частицы вещества «атомами» (по-гречески – «неделимыми, неразрушимыми»).
   Спор продолжался не одну тысячу лет, пока, наконец, в 1911 году британским физиком Эрнестом Резерфордом не была установлена структура атома.
   Оказалось, что не только атомы имеют составную природу и способны делиться, но и составляющие их еще более мелкие «элементарные» частицы!
   Как установили исследователи из Национального института стандартов и технологий (США), покинув свой «дом» внутри ядра атома, нейтрон в среднем живет 886,8 секунды (около 15 минут).
   Электрон более долговечен, но и он может спонтанно утратить энергию в виде фотона – и тогда теряет свои свойства. Да и фотоны подвержены старению (энергетической диссипации): превращаются сначала в низкоэнергетичные «реликтовые» фотоны, а потом – в виртуальные фоновые частицы7.
   Протон долгое время считался абсолютно стабильной частицей, хотя для такой уверенности никогда не было серьёзных оснований, так как, по-видимому, не существует фундаментального закона физики, запрещающего его распад8.
   У физиков существует специальное название для «смерти» элементарных частиц – аннигиляция (по-латыни: «сведение к нулю», «обнуление»). Аннигиляция – это распад на субатомном уровне с необратимой потерей световой энергии, уходящей в межгалактический вакуум.

   Итак, наука свидетельствует: нет ни одного материального объекта, который можно было бы назвать вечным.
   Все материальные объекты, при всём их многообразии, в одном схожи: все они разрушаются.
   А поскольку свойство разрушения присуще всем без исключения телам, состоящим из материи (мы не можем указать ни одного материального объекта, не обладающего этим свойством!), можно сделать вывод, что свойство разрушаться – есть свойство самой материи. Таким образом, следует признать, что материи присуще стремление к разрушению, к переходу в более простое состояние.
   Любопытно: наука пришла к такому выводу только на рубеже XXI века, а священные тексты знали об этом уже много тысяч лет назад. Например, в Ведах так и записано: «Все здесь – пища для смерти». (Брихадараньяка упанишада, III, 2:10.)
   Абсолютно все.
   Это – первый факт, на который следовало бы обратить внимание: в мире нет ничего вечного.

Мир существует

Коран
   Вы скажете: ну и что? Открыли, тоже, Америку! Конечно, существует, куда ж ему деться?
   Но вспомните, о чем мы только что говорили.
   Всякий объект, составляющий этот мир, постоянно, ежечасно, ежеминутно, ежесекундно разрушается, и сама материя разрушается, ведь составляющие её элементарные частицы постоянно уничтожаются.
   Что из этого следует?
   Что по истечении какого-то времени весь мир должен уничтожиться, исчезнуть, погрузиться в небытие.
   Сколько времени для этого потребуется? Наверно, немало, ведь объектов в мире огромное множество? Но ведь все эти объекты разрушаются не друг за другом, а практически одновременно (хотя и с разной скоростью).
   Время существования разрушающегося мира определяется периодом существования объекта, разрушающегося медленнее других.
   На первый взгляд, дольше всего может противостоять разрушению объект большей массы. Об этом даже пословица сложена: «Пока толстый сохнет, худой сдохнет» (прошу прощения за неполиткорректность народного выражения).
   Но это только на первый взгляд. В действительности дело обстоит иначе.
   А теперь: внимание!
   Возраст Вселенной, рассчитанный на основании «параметра Хаббла», оценивается величиной в 10—20 млрд. лет. По последним уточненным данным она родилась около 14 млрд. лет назад10. Если предположить, что большинство звезд возникло одновременно с образованием Вселенной, то к настоящему времени их ресурс должен мог уже закончиться или был бы близок к исчерпанию. То есть уже сегодня Вселенная должна была либо погибнуть, либо находиться в состоянии предсмертной агонии.
   Однако она продолжает существовать. И не просто существовать, но порождать новые звезды. В среднем только в нашей Галактике ежегодно рождается примерно десяток звезд с общей массой около 5 масс Солнца.
   Так что факт существования Вселенной – не такой очевидный, как кажется. Он скрывает в себе некую тайну.
   В самом деле, почему Вселенная существует, хотя, судя по всему, должна бы уже прекратить своё существование?
   Да при этом она ещё и развивается!
   По-видимому, есть нечто, что препятствует её саморазрушению, что не дает ей уничтожиться! Имеется какая-то сила, противостоящая стремлению материи к разрушению!

Две силы

Э. Фромм. Душа человека.
   Посмотрите внимательно вокруг себя, и вы увидите не только следы тления и разрушения, но и свидетельства обратного процесса – созидания, обновления, роста.
   Особенно наглядно действие нашей предполагаемой силы (назовем эту созидательную силу – «силой А», в противовес направленной к разрушению и смерти «силе М») ощущается в мире живой природы. Да, всякое живое существо в конечном итоге погибает и разрушается, но прежде оно производит на свет себе подобных, которые растут и развиваются, повторяют земной путь своих родителей – и тоже приносят потомство. При этом за свою жизнь живое существо обычно производит на свет более одного потомка. В некоторых случаях количество потомства измеряется десятками, сотнями и тысячами особей, что обеспечивает расширенное воспроизводство живых организмов. К настоящему времени их уже так много, что они превратились в самостоятельный геологический фактор, изменив состав атмосферы (газовой оболочки планеты), а в её недрах сформировав подземные запасы горючих ископаемых – нефти, угля и газа. Живые организмы совершенно преобразили облик Земли, составив на ней целый планетарный слой – биосферу11.
   Не следует, однако, думать, что сопротивление разрушению и смерти свойственно только живой природе.
   Наблюдая явления, происходящие в космическом пространстве, ученые обнаружили процессы рождения новых небесных тел – звезд, звездных скоплений (галактик), а также планет, спутников, комет, астероидов.
   При благоприятном стечении обстоятельств на некоторых планетах может образоваться органическая жизнь, формы которой эволюционируют, производя все более сложные существа.
   То есть, вместо того, чтобы разрушаться и распадаться, обращаясь в пыль, космос постоянно порождает все новые объекты, создает все более сложно организованные структуры.
   По-видимому, само появление нынешней системы небесных тел и возникновение на некоторых из них жизни – это результат действия силы А.
   Данные различных наук – физики, химии, геологии, ботаники, зоологии, антропологии – свидетельствуют о том, что на смену простым формам материи приходят все более и более сложные, более высокоорганизованные.
   Все существующие материальные объекты по степени сложности можно подразделить на четыре уровня: неживые (минеральные), живые, чувствующие и разумные. Все они состоят из одних и тех же элементов, различие же между ними состоит только в том, что эти элементы составляют в них комбинации различной сложности.
   Никто не станет отрицать, что даже самое примитивное живое существо устроено неизмеримо сложнее, чем любой из минералов; что существа, обладающие чувствами (животные) более совершенны, чем не имеющие органов чувств растения; что разумное существо – человек – более совершенно, чем самые высшие из животных. Это видно хотя бы из того, что каждый следующий уровень сложности обладает большим количеством свойств в сравнении с предыдущим уровнем, т. е. предполагает наличие свойств всех предыдущих уровней с прибавлением к ним каких-то новых свойств, которых у предшественников не было.
   Получается, что рассматривая изменения материи, мы наталкиваемся на очевидное противоречие. С одной стороны, под действием стремления материи перейти в более простое состояние всякий материальный объект постоянно разрушается, распадается на составляющие части вплоть до самых мельчайших элементов, теряет свою форму и структуру, свою обособленность, попросту говоря, обращается в прах. То есть имеет место процесс инволюции – свертывания разнообразия материальных форм, сведения их к однородному аморфному состоянию. Если бы действовали только инволютивные процессы, т. е. процессы распада и разрушения, то со временем весь окружающий нас мир обратился бы в кучу однородного праха, равномерно рассредоточенного в пространстве. Однако, как мы видим, на самом деле происходит нечто иное.
   Чем больше мы исследуем мир, тем всё более убеждаемся в том, что он эволюционирует, порождая все более сложные и совершенные формы, становясь все более разнообразным. Итак, несмотря на свойство материи разрушаться и переходить в более простое состояние, материальный мир эволюционирует, то есть развивается от простого – к более сложному состоянию. Возникает противоречие между инволютивным свойством материи и её фактическим эволюционированием. Объяснить это противоречие, исходя из свойств самой материи, невозможно.
   Сопоставляя обе выявленные нами из непосредственных наблюдений силы, можно сказать, что они имеют противоположные знаки, то есть действуют в противоположных направлениях. Имея в виду их направленность, соотношение между ними можно было бы математически выразить формулой:
   А – M = 0 [1]
   Однако, эта формула не вполне точна: силы А и М не равны между собой. Их равенство означало бы установление некоторого состояния равновесия, которое выглядело бы следующим образом: исчезновение (разрушение) одного объекта компенсировалось бы возникновением равноценного объекта. Мы имели бы при этом модель стационарного, не изменяющегося мира, сохраняющего однажды достигнутую структуру. Но эта модель противоречит тому, что мы наблюдаем.
   На самом деле наш мир находится в постоянном развитии, его структура усложняется, он производит все более сложные и совершенные объекты.
   Из бесформенных масс материи некогда сформировалась изящная структура нашей Галактики и нашей Солнечной системы, совершающей циклические движения с точностью отлаженного часового механизма. Из мертвых бесчувственных минералов появилась жизнь, способная противостоять смерти и разрушению. Из примитивных одноклеточных форм жизни со временем развились сложноорганизованные живые существа, состоящие из миллионов специализированных клеток и образующие определенным образом структурированные сообщества.
   Всё это – свидетельства того, что сила А не только компенсирует действие силы М, но и превосходит её, пересиливает, заставляет материальный мир развиваться в направлении, противоположном его естественному стремлению к разрушению. Поэтому соотношение двух мировых сил правильнее будет выразить не уравнением, а неравенством:
   А – M> 0 [2]
   Найденное нами неравенство описывает модель развивающегося, эволюционирующего мира. Именно неравенство, неравновесность действующих сил позволяет ему развиваться в сторону усложнения, совершенствования.

Хаос и космос

   Согласно древним мифам, первоначально мир представлял собой Хаос12 – бесформенное, недифференцированное скопление вещества (или смешение стихий), в котором не было ни верха, ни низа, ни края, ни середины. От греческого слова «хаос» впоследствии возник термин «газ» – такое состояние вещества, при котором вещество равномерно заполняет весь предоставленный ему объем. Можно представить себе первобытный Хаос как некий газ из частиц материи, некое подобие которого мы обнаруживаем в космосе и сейчас в виде газово-пылевых туманностей. А затем, гласит миф, боги придали Хаосу форму и упорядоченную структуру, создали из него звезды, планеты, Луну и Солнце, то есть установили во Вселенной организацию и порядок. Порядок по-гречески называется «космос». Таким образом, первобытный Хаос был преобразован в Космос.
   Соотнося древний миф с тем, о чем мы говорили выше, можно сказать, что стремление силы М, под которой мы подразумеваем материю, направлено в сторону Хаоса, в то время, как сила А двигает мир в направлении Космоса, который следует понимать не как раз и навсегда установленный и застывший порядок, но как постоянно совершенствующуюся и усложняющуюся организацию материальных тел. При этом, вследствие превосходства силы А над силой М, реализована именно упорядоченная (космическая) модель Вселенной, и её упорядоченность продолжает нарастать, несмотря на постоянно продолжающийся процесс разрушения каждого из материальных объектов.
   По представлениям Платона и его учеников, хаос (если говорить современным языком) есть такое состояние системы, которое остается по мере устранения возможностей проявления её свойств.
   С другой стороны, из системы, находящейся изначально в хаотическом состоянии, возникает всё, что составляет содержание мироздания. Роль творящей силы – творца – Платон отводил Демиургу, который и превратил изначальный Хаос в Космос. Таким образом, все существующие структуры порождаются из хаоса.

Энтропия

   Физики предпочитают выражать состояние системы величиной, обратной степени организации, называя эту величину «энтропией» (обычно обозначается буквой S).
   Этот термин был введен в научный оборот в 1865 году Рудольфом Клаузиусом, одним из основателей термодинамики. Клаузиус так объяснял значение изобретенного им слова. «Тропе» по-гречески означает «превращение»; к этому корню Клаузиус добавил приставку «эн», чтобы получившееся слово было созвучно слову «энергия», к которому энтропия близка по физической значимости.
   Энтропия фактически выражает стремление материи к разрушению. Если представить себе конечное состояние, к которому стремится материя, т. е. состояние мира после полного его разрушения, то такое состояние будет обладать максимальной энтропией.
   Энтропия – мера хаоса.
   Австрийский физик Л. Больцман установил, что связь энтропии изолированной системы с вероятностью ее состояния выражается формулой
   S = k ln N, [4]
   где k = 1,38 • 10—23 Дж/К – постоянная Больцмана.
   В изолированных системах всегда самопроизвольно происходят такие процессы, при которых с течением времени выравниваются температуры, давления, концентрации различных химических веществ, потенциалы и т. п. Все эти изменения приводят к возрастанию энтропии.
   Таким образом, наиболее вероятным состоянием Вселенной является такое, при котором она обладает наибольшей энтропией, то есть – хаос.

Информация

Станислав Лем
   Что такое степень упорядоченности, представить несложно. Интуитивно любой человек имеет об этом представление. Представьте себе, что ребенок раскидал свои игрушки по всей комнате. Это – хаос. Но вы заставили его собрать все и сложить в коробку для игрушек. Теперь они не занимают всего пространства комнаты, но находятся в специально отведенном для них месте. Это – упорядоченное состояние.
   Если вы рассортируете игрушки по какому-то признаку, например, отдельно мелкие, а отдельно – крупные, степень упорядоченности увеличится, так как теперь внутри категории игрушек выделятся какие-то подкатегории (структуры).
   Термин «степень упорядоченности», несмотря на достаточную ясность и конкретность, не получил распространения. Вместо него широко употребляется другой термин: информация.
   По-латыни informatio означает «разъяснение, изложение, истолкование, осведомление, сообщение о чем-то». Но слово informatio является производным от латинского выражения in-formo, означающего «придавать форму, порядок, устраивать, организовывать». Таким образом, информация означает не что иное, как степень упорядоченности.
   Как известно, наука начинается тогда, когда от качественных оценок переходят к количественным, то есть, попросту говоря, когда появляется возможность измерять. Чем же измерить информацию? Может быть, количеством слов? Например, для исчисления величины писательского гонорара используется такая единица измерения, как авторский лист – лист определенного размера, заполненный авторским текстом, набранным шрифтом определенного размера. Можно воспользоваться для этой цели и количеством знаков (т. е. букв) в тексте. Но всегда ли информативность текста определяется его величиной? Можно прочитать толстенную книгу и извлечь из нее лишь одну банальную мысль, например о том, что неразделенная любовь – это плохо. В то же время, в маленькой первой главе книги Бытие содержится информация обо всей истории сотворения мира с начала времен. Не зря ведь говорят, что краткость – сестра таланта.
   Конечно, связь между количеством слов или знаков и количеством информации имеется, но это должны быть не просто слова и знаки, а слова и знаки, содержащие значимые, существенные сведения.
   Для измерения информации придумана специальная единица – бит. Что это такое? Один бит – это количество информации, устраняющее неопределенность при выборе одной возможности из двух равноценных. По существу, это ответ на элементарный вопрос, допускающий только два ответа – «да» или «нет». Как говаривал Иисус: «да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого» (Матф.5:37).
   Очевидно, что чем более сложно организованную систему мы рассматриваем, тем больше число вопросов, которые у нас в относительно нее могут возникнуть, следовательно, тем большее количество информации содержится в этой системе.
   Ну что, например, можно рассказать о Хаосе? Только то, что он существует. Но попробуйте описать Космос, состоящий из галактик, метагалактик, звездных систем, планет с лунами, астероидов, комет, «белых карликов», «черных дыр», нейтронных звезд, – и каждый из этих объектов движется по определенным законам и оказывает влияние на другие объекты! Безусловно, Космос (упорядоченное состояние Вселенной) содержит гораздо большее количество информации, чем Хаос.
   В теории информации известен закон, гласящий, что количество информации, введенное в какую-либо систему, в результате различных ее преобразований не возрастает. Вследствие наличия помех (шумов) в каналах связи оно может либо уменьшиться, либо, в лучшем случае, остаться неизменным (закон сохранения информации). Здесь идет речь о так называемой абсолютной информации.
   Существует также понятие распределенной информации. Если мы вводим одну и ту же информацию в несколько разных систем, то количество распределенной информации будет во столько раз больше количества абсолютной информации, во сколько систем она была введена. Например, если вот эту книгу прочитают 10 человек, то количество распределенной информации станет в 10 раз больше количества абсолютной информации, содержащейся в книге.
   Если имеется алфавит из 32 букв, частота появления которых в тексте одинакова (предположим, что это так), то знание одной буквы из алфавита дает 5 битов информации (25 = 32). Следовательно, в простейшем случае равенства исходных вероятностей количество информации (I), выраженное в битах, равно двоичному логарифму числа возможных результатов (N):
   I = log2 N [5]
   Несложно заметить, что эта формула совпадает с формулой Больцмана [4] с точностью до постоянного множителя. Это совпадение не случайно.
   Известный физик Л. Бриллюэн установил так называемый негэнтропийный принцип информации, согласно которому введение в систему информации уменьшает энтропию системы.
   Объективная связь между энтропией и количеством информации заключается в том, что обе величины являются мерами организованности рассматриваемой физической системы.

   К негэнтропийному принципу информации можно прийти, например, путем таких рассуждений.
   Возьмем определенную физическую систему с энтропией S, состояние которой может осуществляться N различными способами (S = k ln N). Введем в эту систему такое количество информации I = log2 N, чтобы из N различных способов осуществления состояния системы реализовался один определенный способ. Рассматриваемая нами система выступает при этом как система записи данной информации. Тогда в формуле (5) следует положить N =1, а, значит, в этом случае будет S=0, то есть мы получим полностью упорядоченную систему. Таким образом, энтропия системы уменьшилась до нуля, и произошло это благодаря получению количества информации I = log2 N. Значит, информация несет с собой отрицательную энтропию (негэнтропию), и для количества информации нужно так выбрать единицы измерения вместо битов, чтобы для рассматриваемого случая было:
   S – I = 0 [6]
   или log2 N (битов) = k ln N = k log2 N ln 2.
   Откуда 1 бит = k ln2 ~ 10—23 Дж/К.

   Формула [6] наглядно демонстрирует отношение информации к энтропии. Бриллюэн, давая определение информации, назвал её «отрицанием энтропии».
   Заметим, что формула [6] идентична формуле [1], выведенной нами из наблюдений за окружающей действительностью. Это означает, что величины энтропии и информации весьма достоверно описывают действие разрушительной силы М и противостоящей ей созидательной силы А.
   Если исходить из того, что исходным состоянием Вселенной (Универсума) был хаос, характеризующийся максимальной энтропией, то для возникновения космоса, т. е. её нынешнего состояния, необходимо было введение во Вселенную некоторого количества информации. Очевидно, что эта информация не содержалась изначально во Вселенной, иначе её энтропия не принимала бы максимального значения. Значит, она была введена откуда-то извне. Но откуда? Ведь согласно материалистическим взглядам физическая Вселенная – это всё, что есть, и кроме неё ничего не существует! Получается, что источник информации должен иметь нематериальный, трансцендентный13 характер. В мире физических явлений «его глубочайшая тайна лежит вне его собственной реальности»14.
   Важнейшим следствием из формулы [6] является связь между информацией и энергией. Формула позволяет рассчитать количество энергии, необходимое для возникновения единицы информации:
   Для того, чтобы возник 1 бит информации, необходимо произвести работу в 1023 Дж/К.
   И наоборот: чтобы возникла энергия в размере 1 Дж/К необходимо затратить 10 23 бит информации.
   Запомним этот вывод – он нам еще пригодится.
   Обратим внимание на еще одну немаловажную особенность. Если по мере упорядочения системы энтропия уменьшается от абсолютного максимального значения (принимаемого ею при хаотическом состоянии системы), в идеале стремясь к нулю, то информация увеличивается от нуля (в состоянии хаоса) до бесконечности. При этом во Вселенной может быть реализован абсолютный хаос (собственно, это её изначальное состояние), но не может быть достигнута абсолютная упорядоченность. Вселенная может лишь стремиться к наивысшему порядку, но он находится за гранью возможностей материального мира, за гранью Природы.
   Этот принцип сформулировал Станислав Лем: «максимальный порядок, какой мы можем представить себе, выше того, который проявляет Природа»15. Этот наивысший, абсолютный или идеальный порядок, характеризующийся нулевой энтропией и бесконечным объемом информации, представляет собой не что иное, как мировой Абсолют, т. е. то, что принято называть Богом.

Энергия

   Если читателю когда-нибудь доводилось прогуливаться по старинному кладбищу, возможно, он замечал разницу между часто посещаемыми могилами и теми, за которыми никто не ухаживает. Неухоженная могилка зарастает сорняками, давно некрашеный, с явными следами гниения крест на ней покосился, того и гляди упадет. Само имя покойного уже невозможно прочесть. Пройдет еще какое-то время – и исчезнут всякие следы того, что здесь был кто-то похоронен, и все это место вернется в первоначальное девственное состояние дикой природы.
   Нужны ли какие-то усилия для того, чтобы такое превращение совершилось? Очевидно, не нужны. Причина превращения в том и состоит, что никто сюда не приходил и не препятствовал обветшанию могилы. Точно так же обстоит дело с любым предметом или объектом: для его разрушения не нужно прилагать никаких усилий, просто предоставьте его самому себе – и он рано или поздно обратится в прах.
   Сформулируем общее правило. Разрушение любой материальной системы, её переход в более простое состояние, приводящий к увеличению энтропии системы, совершается сам собой, в силу внутренне присущего материи свойства. Для этого не нужно прилагать никаких усилий.
   А вот для того, чтобы этот процесс замедлить, а более того, повернуть вспять – усилия, безусловно, потребуются. И немалые. Причем, эти усилия должны быть приложены к системе извне.
   Всякое усложнение, повышение уровня организации системы, увеличение содержащейся в ней информации, достигается приложением к системе внешнего воздействия.
   Такое усилие можно выразить понятием энергия (от греч. energeia – деятельность, способность производить работу).
   Этот термин употребляется в различных значениях.
   Первоначально под энергией подразумевалась «деятельная сила, соединенная с настойчивостью в достижении поставленной цели»16. В этом смысле мы говорим: энергичный человек, т. е. человек, настойчиво и деятельно осуществляющий свои замыслы.
   Ученые придали этому слову более отвлеченный смысл. Они именуют энергией общую количественную меру движения и взаимодействия различных видов материи (другими словами – способность тела или вещества производить какую-либо работу). Впервые в таком значении это слово употребил в 1807 году английский физик Томас Янг.
   Однако основным всё-таки является первоначальный смысл этого понятия, а второй – не более чем следствие первого. Действительно, для преодоления энтропии системы (если рассматривать это как поставленную цель) необходимо приложить к ней деятельную силу, причем эта сила должна действовать настойчиво, то есть её действие должно быть постоянным или, по крайней мере, достаточно длительным (если мы в течение нескольких лет ухаживали за могилой, а потом забросили её, то она опять придет в упадок).
   Способность тел производить работу есть всего лишь следствие приложения к системе упомянутой деятельной силы (т. е. сообщения ей какого-то количества энергии). В этом можно убедиться на простом примере. Сколь тщательно ни была бы изготовлена часовая пружина – сама по себе она не способна производить никакую работу. Она совершает порученную ей работу (вращает часовой механизм) только после того, как вы её заведете, то есть сообщите ей необходимое количество энергии. Вы в этом случае выполняете роль внешней деятельной силы. Другой пример. Камень, лежащий на земле, не может совершить какой-либо работы. Он совершит работу (например, упадет на землю) только в том случае, если его поднять над землей на какую-то высоту. Но для этого опять же нужно применить к нему деятельную силу – только тогда у него появится энергия, достаточная для совершения работы.
   В некоторых случаях деятельная сила бывает заключена в самой системе или в объекте; такие объекты, обладающие внутренним источником энергии, способны совершать работу, подпитываясь энергией изнутри. Например, Солнце совершает работу (обогревает и освещает нас), питаясь внутренней энергией протекающих в нём ядерных реакций17. Значит, приложение внешней силы к системе не всегда необходимо?
   Не будем спешить с выводом. Наличие объектов со «встроенным» источником энергии нисколько не меняет общего порядка вещей. Ведь бывают и часы, которые не требуют подзавода, – достаточно вставить в них батарейку, внутренний источник энергии. Но ведь эта батарейка сама собой в часах не образуется – кто-то должен ее туда вставить.
   Если пример с кварцевыми часами вас не убедил, проведём мысленный эксперимент.
   Пусть Солнце и все другие объекты, обладающие внутренними источниками энергии, совершают свою работу до тех пор, пока их источники не иссякнут. А в том, что они иссякают, нет никакого сомнения. Ученые считают, например, что Солнце уже прожило половину отведенного ему срока, израсходовав при этом половину водорода, служащего топливом для ядерной реакции.
   И вот, энергия исчерпана. Небесные светила больше не могут производить работу, перестают излучать свет и тепло. Вселенная погружается во мрак, рассыпается в пыль – переходит в свое наиболее вероятное состояние. Как теперь заставить это мертвое вещество производить работу? Внутри него источники энергии исчерпаны. Вот если бы кто-то извне приложил «деятельную силу»… Нет, как ни крути, а часы Вселенной кто-то должен заводить!

Три кита

   Отметим, что работа может совершаться только при наличии разности потенциалов, то есть когда энергия имеет возможность перетекать с одного уровня (высокого) на другой (низкий). Но наличие различных уровней предполагает уже какой-то порядок, описываемый определенным количеством информации. Энтропия же по своей сути означает не что иное, как выравнивание потенциалов. При максимальной энтропии и нулевой упорядоченности никакой работы производиться не может.
   Казалось бы, всё просто. Энергия должна быть прямо пропорциональна информации (упорядоченности) и обратно пропорциональна энтропии.
   Однако на самом деле зависимость между этими тремя величинами более сложная.
   Говоря об информации, мы различаем абсолютную информацию и распределенную информацию (которая может возрастать при неизменной величине абсолютной информации). Говоря об энергии, тоже следует различать свободную энергию (готовую совершить работу) и связанную энергию, которая в связанном состоянии не может совершать работу, но может совершить её при определенных условиях (при условии «высвобождения»). Поэтому связанную энергию еще называют потенциальной.
   Различие между связанной и свободной энергией демонстрирует стоячая вода в пруду и вода, низвергающаяся в водопаде. Вода одна и та же, но вторая может совершать полезную работу, скажем, вращать турбины гидроэлектростанции, а первая – не может. Другой пример: перепад атмосферного давления порождает ветер, способный толкать вперед парусное судно. Если давление выравнивается, ветер стихает, наступает штиль – и парусник останавливается: нет энергии, способной совершать работу!
   Для того чтобы заставить судно двигаться в условиях штиля, нужно установить на него паровой или дизельный двигатель и сжигать топливо. Для того чтобы заставить стоячую воду совершать работу, надо прокопать канал к более низкому уровню поверхности или нагнетать её насосом на более высокий уровень. Можно высвободить ядерную энергию, заточенную внутри вещества, если создать необходимые условия для протекания ядерной реакции. Но для того, чтобы перевести связанную энергию в свободное состояние в любом случае требуется приложить какие-то усилия, затратить какую-то энергию.
   Заметим: различие между свободной и связанной энергией состоит в том, что свободная энергия всегда самостоятельно стремится перейти в связанное состояние (совершаемая ею работа приводит к выравниванию потенциалов), а связанная энергия самостоятельно не переходит в свободное состояние: для этого требуется оказать на нее внешнее воздействие, и затратить какое-то количество свободной энергии.
   Что же получается? Получается, что с ростом упорядоченности системы (с ростом количества информации) возрастает не всё количество энергии, а только её свободная часть. А с ростом энтропии убывает только свободная энергия, а количество связанной возрастает. А что при этом происходит с общим количеством энергии в системе? Оно уменьшается или убывает? При таком раскладе это уже не выглядит столь очевидным.
   Чтобы разобраться с этим, необходимо рассмотреть некоторые фундаментальные законы мироздания. Без этого никак не обойтись. Знание этих законов позволит выяснить весьма важные вещи. Но, поскольку мы собираемся применить эти законы к Вселенной, прежде нужно разобраться с такими понятиями, как Вселенная и материя.

Вселенная и материя

   Слово «Вселенная» – буквальный перевод (или, как выражаются филологи – «калька») с греческого «Ойкумена», то есть обжитая, населенная. В старинной картине мира этому слову соответствовало понятие Земли, населенной людьми и расположенной в самом центре мироздания, кроме которой никаких других обитаемых миров не существует. После открытия гелиоцентрической системы мира именно отмена этого представления вызвала у многих людей «культурный шок»: оказалось, что Земля вовсе не центр мира, а всего лишь одно из множества небесных тел, и что таким образом они тоже могут быть обитаемыми. Благодаря этому открытию понятие Вселенной было расширено – сначала на Солнечную систему, затем на галактику, а после и на Метагалактику, включающую в себя все множество известных нам галактик. В конечном итоге понятие о Вселенной, берущее начало от греческой «Ойкумены» привело к представлению о вселенной как о части материального мира, доступной изучению естественнонаучными методами18.
   Латинское название вселенной, «Универсум», передает иной, более общий, скорее философский, чем физический оттенок смысла. Универсум – это буквально «все, что есть, все сущее». Понятие Универсум включает в себя все существующее и предполагает имплицитное утверждение о том, что ничего иного, кроме Вселенной, никаких иных объектов или сущностей, нет и быть не может. Иными словами, понятие Вселенная равносильно понятию Бытия: все, что только имеет существование, в обязательном порядке является частью Вселенной. Отсюда – второе толкование Вселенной как всего окружающего мира19.
   Не будет ошибкой сказать, что существует два понятия о Вселенной – первое – практическое и относительное, зависящее от возможностей человека познавать окружающее его пространство, второе – теоретическое и абсолютное. Для целей наших рассуждений нам подходит только второе, более общее и фундаментальное определение Вселенной, по отношению к которому первое представляет собой частный случай.
   Итак, Вселенная или Универсум – это «все, что существует, вся система мироздания, совокупность всех существующих в природе миров».
   В течение многих тысячелетий в понятие Вселенной, помимо Земли или физического (феноменального) мира включался также и ноуменальный мир, т. е. мир духовных сущностей. Иначе говоря, понятие Вселенной вмещало в себя оба мира: как материальный, так и духовный. И это никого не смущало: раз уж вселенная – это все, что существует, а духовный мир существует, стало быть, он тоже является частью Вселенной.
   Однако после того как в середине XIX века в науке укрепилась материалистическая доктрина, которая отрицала реальность духовного мира и утверждала, что кроме материи ничего больше нет, под Вселенной стали понимать исключительно материальный мир, принимая его за все, что существует. Определение материи не изменилось – изменилось только понимание того, что следует понимать под «всем, что существует». Такое понимание Вселенной – Универсума весьма недвусмысленно было высказано, например, академиком Николаем Моисеевым: «все, что лежит вне Универсума, не существует и относится к вере, т. е. находится вне науки и практического опыта»20.
   Центральной категорией материалистической доктрины является понятие материи (от лат. materia – вещество), которую определяют как «бесконечное множество всех существующих в мире объектов и систем, субстрат любых свойств, связей, отношений и форм движения. Материя включает в себя не только все непосредственно наблюдаемые объекты и тела природы, но и все те, которые в принципе могут быть познаны в будущем на основе совершенствования средств наблюдения и эксперимента. Весь окружающий нас мир представляет собой движущуюся материю в её бесконечно разнообразных формах и проявлениях, со всеми её свойствами, связями и отношениями»21.
   Согласно утверждению В. И. Ленина: «В мире нет ничего, кроме движущейся материи»22. До Ленина та же идея была высказана Декартом, а еще ранее – Джордано Бруно, который говорил: «…Все вещи находятся во вселенной, и вселенная во всех вещах… все сходится в совершенном единстве»23.
   Сопоставляя понятие материи с материалистическим пониманием Вселенной, несложно заметить, что эти понятия совершенно тождественны, между ними нет никакого различия. Вселенная – это все, что существует, и материя – это все, что существует. Все, что не попадает под понятие о Вселенной – не существует, и нет ничего, кроме материи. Иными словами, речь идет об одном и том же множестве всех материальных объектов и явлений, называемом разными словами: Вселенная и материя.
   В последующих рассуждениях нам еще понадобится понятие «замкнутой системы», поэтому дадим определение и этому понятию.
   С точки зрения механики, замкнутой системой называется совокупность физических тел, у которых взаимодействия с внешними телами отсутствуют или скомпенсированы.
   С точки зрения термодинамики, замкнутая термодинамическая система – это изолированная термодинамическая система, для которой невозможен обмен с внешней средой путем совершения работы.
   По отношению к реально существующим физическим системам понятие «замкнутая система» применяется с известной долей условности, поскольку на самом деле в мире все взаимосвязано, и любая система, как бы тщательно мы ее не изолировали от других, все равно каким-то образом взаимодействует с ними. Единственным исключением из этого правила является сама Вселенная, или материя (как мы видели выше, для материалистов это одно и то же), которая представляет собой абсолютно замкнутую систему. Ни сама Вселенная, ни любая ее часть, не может ни с чем взаимодействовать, поскольку по определению помимо Вселенной (материи) ничего больше нет, так что взаимодействовать просто не с чем.
   Итак, согласно материалистической доктрине, Вселенная и материя – это одно и то же, а именно – вся совокупность существующих материальных объектов. При этом материалисты утверждают, что все, что существует – это материя, а кроме материи ничего нет. Даже разум, или, скажем, дух – это всего лишь функция материи. Согласимся – пусть будет так.
   Если кроме материи ничего нет, то материальная Вселенная – это абсолютно замкнутая (закрытая) система. То есть система, на которую ничто внешнее влиять не может – за полным отсутствием чего бы то ни было «внешнего».

   Теперь, вооружившись этими знаниями и определениями, можно перейти к рассмотрению самых фундаментальных законов природы.

Законы сохранения

   В 1668 году английский математик Джон Уоллис, исследуя поведение сталкивающихся тел, пришел к удивительному выводу. Он обнаружил, что в любой замкнутой системе (такой, на которую не действуют никакие внешние силы) общее количество движения всех составляющих её тел всегда, при любых обстоятельствах, остается одинаковым. Тела, составляющие систему, могут как угодно двигаться – с любой скоростью, в любых направлениях, соударяться, разбегаться, – и, тем не менее, сумма их движений всегда будет одной и той же, не увеличиваясь и не уменьшаясь. Открытый Уоллисом закон получил название закона сохранения количества движения или закона сохранения момента24.
   В 1687 году Исаак Ньютон в книге «Математические начала натуральной философии» сформулировал закон сохранения движения любого отдельно взятого материального тела, известный сегодня как Первый закон Ньютона или закон инерции:
   «Всякое тело продолжает удерживаться в состоянии покоя или равномерного и прямолинейного движения, пока и поскольку оно не понуждается приложенными силами изменить это состояние».
   Комментируя эти открытия, и предвосхищая открытие других «законов сохранения», о которых пойдет речь в этой главе, Рене Декарт утверждал, что в основе этих законов лежит… неизменность Бога:
   «Бог не подвержен изменению и постоянно действует одинаковым образом» – такова предпосылка, без которой не имел бы силы ни закон инерции, ни закон сохранения количества движения, ни другие основополагающие законы Природы.
   Если вспомнить, что единственная по-настоящему замкнутая система – это Вселенная, наиболее общая формулировка закона сохранения количества движения может выглядеть так: «сумма движений всех тел во Вселенной постоянна». Она никогда не меняется на протяжении существования Вселенной. Не имеет значения, какие происходят или могут произойти изменения, при этом общий момент не меняется.
   В 1748 году Михайло Ломоносов в письме к Леонарду Эйлеру высказал предположение о том, что не только общее количество движения в системе, но и общее количество вещества в ней (выражаемое массой), есть величина постоянная, то есть сформулировал закон сохранения вещества. А в 1774 году французский химик Антуан Лавуазье экспериментально подтвердил этот вывод, доказав: в пределах замкнутой системы некоторые тела могут терять массу, а другие наращивать, но общая масса системы остается постоянной.
   С появлением понятия энергии различные явления, способные совершать работу: движение, тепло, свет, звук, электричество, магнетизм, химические изменения и т. д. – стали считаться различными формами энергии. Возникла мысль о том, что одна форма энергии может преобразовываться в другую, что некоторые тела могут терять энергию, а другие – приобретать энергию, но при этом в любой замкнутой системе общее количество энергии постоянно. Первым высказал такую мысль немецкий физик Герман фон Гельмгольц, а в 1847 году ему удалось убедить весь научный мир в том, что это действительно так. Поэтому он обычно считается первооткрывателем закона сохранения энергии.
   В 1905 году Альберт Эйнштейн предложил формулу, связывающую энергию (Е) с массой (m):
   Е = mс2, [7]
   где с – скорость света в пустоте.
   Исходя из формулы Эйнштейна, масса представляет собой одну из форм энергии, поэтому закон сохранения массы утратил свое значение в качестве самостоятельного закона: стало очевидно, что он является частным случаем закона сохранения энергии.
   Закон сохранения энергии, применительно ко Вселенной25 (как замкнутой системе), может быть сформулирован следующим образом: «Вселенная обладает некоторым количеством энергии, и это количество энергии всегда, при любых изменениях внутри Вселенной, остается неизменным, не прибавляется и не исчезает».
   Прежде чем делать из этого закона выводы, приведём ещё одно несложное рассуждение.
   Энергия в любой системе делится на свободную – совершающую (или готовую в любой момент совершить) работу, и связанную, которая вроде бы есть, но совершать работу в нынешнем виде не способна: чтобы заставить её совершить работу, к ней нужно приложить дополнительную энергию. К примеру, взведённая пружина в часовом механизме совершает полезную работу: вращает стрелки часов. А корпус часов никакой полезной работы не совершает. А ведь он тоже имеет массу, а значит, согласно формуле Эйнштейна, и энергию. Просто это не та энергия, она «связана».
   Согласно закону сохранения энергии всякое уменьшение свободной энергии приводит к соответствующему увеличению связанной: если где-то что-то убыло, значит, где-то столько же прибыло, как говаривал Ломоносов. Теоретически закон сохранения энергии допускает и обратное: убывание связанной энергии и возрастание свободной. Однако не тут-то было: растратив свою энергию, часовая пружина становится такой же «мертвой» деталью, как и корпус часов. То есть процесс в целом идёт в сторону потери системой свободной энергии и нарастания связанной.
   В нынешнем состоянии совокупная энергия Вселенной представляет собой сумму свободной и связанной энергии, соотношение между которыми нам неизвестно. Зато мы точно знаем: оно меняется в сторону увеличения доли связанной энергии. Когда этот процесс завершится, вся энергия Вселенной окажется связанной. Это будет состояние с максимальной энтропией (состояние хаоса). По современным научным воззрениям связанная энергия хаоса представляет собой тепловую энергию, равномерно рассеянную в пространстве, и, вследствие отсутствия разности потенциалов, не способную совершать работу.
   Будучи замкнутой системой, из такого состояния Вселенная самостоятельно выйти не могла: это запрещает Второе начало термодинамики. Чтобы привести её в движение, необходимо введение в неё извне дополнительного количества свободной энергии, которое бы высвободило её внутреннюю энергию.
   Как мы видели выше, движение Вселенной объясняется наличием источника энергии, который находится вне её. Но что может находиться вне Вселенной?
   Согласно материалистическим представлениям, «все, что лежит вне Универсума (под Универсумом понимается существующий и доступный нашему наблюдению мир, который можно рассматривать как целое, т. е. Вселенная), не существует и относится к вере, т. е. находится вне науки и практического опыта»26.
   Но если вне Вселенной ничего нет – откуда тогда взялась та энергия, которая привела в действие Вселенную?
   Если материалисты правы, и кроме материальной Вселенной ничего нет – то Вселенная и не должна существовать! А ведь она таки существует – и этот факт свидетельствует о том, что материализм ошибается, и что кроме материи должно быть еще что-то, какой-то нематериальный источник энергии. Располагающий энергией, достаточной для того, чтобы вывести Вселенную из «спячки» и привести её в движение. Но если мы допустим существование нематериального источника дополнительной энергии, то почему бы не предположить, что и вся остальная энергия Вселенной (в том числе и связанная) произошла из того же источника? В таком случае, это должен быть чрезвычайно мощный источник, энергия которого должна быть не меньше суммы всей связанной энергии Вселенной и той свободной энергии, которая необходима, чтобы активировать «спящую» Вселенную.
   Нематериальный источник энергии материальной Вселенной? Нет ли тут противоречия? Все-таки энергия – это физическая величина, материальная. Энергия есть мера движения материи. Может ли она иметь нематериальный источник? Может ли такое быть?
   Может!
   Мы ведь не зря выше упоминали информацию и связь информации с энергией. Информация по своей природе нематериальна. Но она способна производить энергию, преобразовываться в энергию. Информация – это и есть то самое Слово, о котором сказано: «Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть».
   Да, для возникновения энергии необходимо поистине неисчерпаемое, негораниченное количество информации.
   А неограниченная информация – это не что иное, как Всезнание, Всеведение – атрибут Абсолюта. Другой его атрибут, Всемогущество, – это и есть безбрежный океан энергии, превышающий энергию всей Вселенной.

Вечна ли Вселенная?

   Когда был открыт закон сохранения энергии, сторонники материализма ликовали: они восприняли этот закон как главный аргумент в пользу вечности Вселенной, главное доказательство того, что материальная Вселенная никогда не возникала и никогда не уничтожится, что она всегда существовала и всегда будет существовать, изменяясь лишь внутри себя. В материалистических представлениях вечная и всемогущая материя с её законами сохранения фактически занимает место Бога.
   Действительно, если количество энергии во Вселенной есть постоянная величина, которая не уменьшается и не увеличивается, то это как бы подразумевает, что сама Вселенная тоже сохраняется. То есть вечна.
   Но в этих рассуждениях кроется очевидное противоречие.
   Если количество энергии во Вселенной не изменяется, значит, это какая-то, пусть даже очень большая, но вполне конкретная, конечная величина. А это значит, что и Вселенная конечна, ограничена имеющимся в ней количеством энергии. Ведь энергия лежит в основе вещества, значит, вещества во Вселенной тоже ограниченное количество. Значит, и вся материя имеет какую-то конечную величину. А поскольку атрибутом материи является пространство, а материя ограничена – значит ограничено и занимаемое ею пространство. Вторым атрибутом материи является время. Значит, материальная вселенная ограничена и во времени!
   Существует самая прямая и непосредственная связь между пространством и временем, выражаемая таким принципом: то, что ограничено в пространственном отношении, ограничено и во времени.
   В самом деле, сколь ни велика Вселенная, но, коль скоро она ограничена в пространстве, у нее должна быть периферия и должен быть центр. И все объекты, находящиеся на каком-то удалении от центра, под влиянием гравитационных сил должны постоянно и, со всё возрастающими скоростями, падать в направлении этого центра. И, в конечном счете, упасть на него, что и будет означать гибель Вселенной. Возможен и другой вариант: Вселенная расширяется от центра к периферии, её объекты – звезды, галактики, туманности – разлетаются во все стороны, как осколки после взрыва. А разлетаясь, как мы уже знаем, – распадаются в силу явления энтропии. В конце концов, они потеряют друг друга из виду и рассеются в холодном и темном пространстве – и это тоже будет означать гибель Вселенной27. Невозможен только стационарный вариант. Пространственно ограниченная Вселенная не стабильна, она не может существовать вечно: действующие в ней силы рано или поздно разорвут её.
   Несмотря на свою очевидность, эта идея лишь сравнительно недавно пришла людям в голову. Вплоть до начала ХХ века Вселенная считалась стационарной, пребывающей в одном и том же состоянии. Даже Эйнштейн, разрабатывая в 1915 г. общую теорию относительности, был уверен в статичности Вселенной.
   Однако, применив свою теорию к Вселенной как целой системе, Эйнштейн обнаружил, что такого решения, которому соответствовала бы не меняющаяся со временем Вселенная не получается. Этот результат не удовлетворил великого учёного. Чтобы добиться стационарного решения своих уравнений, Эйнштейн ввёл в них дополнительное слагаемое – так называемую космологическую постоянную («лямбда-член»).
   Фактически «лямбда-член» Эйнштейна означает допущение существования некоторой «антигравитационной» силы, которая в отличие от других сил не порождалась каким-либо источником, а была заложена в саму структуру пространства-времени. Эйнштейн утверждал, что пространство-время само по себе всегда расширяется и этим расширением точно уравновешивается притяжение всей остальной материи во Вселенной, так что в результате Вселенная оказывается статической. Однако до сих пор никто не смог найти какого-либо физического обоснования этой таинственной силы.
   В начале 20-х гг. советский математик Александр Фридман решил для Вселенной уравнения общей теории относительности, не накладывая условия стационарности. Он доказал, что могут существовать два решения для Вселенной: расширяющийся мир и сжимающийся мир. Полученные Фридманом уравнения используют для описания эволюции Вселенной и в настоящее время.
   В 1929 г. американский астроном Эдвин Хаббл подтвердил расширение видимой части Вселенной по смещению положения спектральных линий наблюдаемых галактик.
   Таким образом, теория относительности Эйнштейна и наблюдения астрономов подтверждают: вселенная конечна во времени.
   Впрочем, к этому выводу можно прийти и гораздо более простым путем. Можно ли из неизменности количества вещества, находящегося в запаянной колбе, сделать вывод о вечности самой колбы? Закон сохранения вещества (являющийся частным случаем закона сохранения энергии) будет справедлив пока и поскольку система (в данном случае – колба с находящимся в ней веществом) остается замкнутой. Но вдруг: мышка бежала, хвостиком махнула, колба упала – и разбилась. И закон сохранения тут же перестал действовать. Или, скажем, безо всякой мышки произошел распад материала колбы…
   Стало быть, из закона сохранения энергии нельзя сделать вывод о вечности Вселенной. Из этого закона следует совершенно противоположный вывод: Вселенная не вечна. Она ограничена в пространственном отношении и конечна во времени.

Энергия энергии рознь

   Согласно определению Большой Советской Энциклопедии, «весь окружающий нас мир представляет собой движущуюся материю». Обратите внимание – «движущуюся», а не застывшую. Действительно, согласно материалистическому воззрению, движение есть форма существования материи. Иными словами, есть движение – есть материя, есть Вселенная. Нет движения – нет материи, нет Вселенной. А мера движения – это энергия.
   Как мы знаем, энергия бывает двух видов: свободная и связанная.
   Если говорить о связанной энергии, то да, она как бы всегда присутствует в любой системе – иначе просто никакой системы не было бы.
   Она присутствует, безусловно, и во Вселенной, но какой от неё прок? Она же не совершает работу. Не светит, не греет, не вращает небесные тела. Эта энергия вроде бы есть, но её как бы и нет. Она – потенциальная, а не актуальная. Что о ней говорить? Представьте себе первобытный хаос, в котором нет ни галактик, ни звезд, ни планет – вообще ничего. Что такая, с позволения сказать, Вселенная, что её отсутствие – велика ли разница?
   Если вам трудно представить хаос, представьте незаведённые часы. Энергия-то в них, несомненно, есть, – равная их массе, умноженной на квадрат скорости света. Но толку от той энергии никакого, сколь большой бы она ни была.
   Потому что это связанная энергия.
   Не эта энергия крутит колесики и стрелки, бьет в колокольчик звонка, а та свободная энергия, которую вы сообщаете часовой пружине, когда заводите часы.
   Функционирование часов зависит только от величины свободной энергии.
   А величина свободной энергии равна той, которую вы затратили на подзавод часов (если пренебречь той небольшой частью, что ушла на преодоление трения, на нагрев вращающихся частей и т. д.).
   Но часы – это не замкнутая система: энергия в них поступает извне.
   Если говорить о по-настоящему замкнутой системе, не обладающей внутренними источниками энергии, и рассматривать её в длительном периоде, то, если там и было какое-то количество свободной энергии, оно рано или поздно перейдет в связанную форму. К этому ее принуждают законы термодинамики, с которыми мы познакомимся чуть позже.
   И вот, представьте себе, что вся свободная энергия абсолютно замкнутой системы перешла в связанное состояние. Все процессы внутри системы прекратились, ее движение остановилось. По сути, система превратилась в неподвижный труп. Пусть даже она обладает массой, а стало быть и энергией. Но это – связанная энергия. Энергия, которая не может работать, энергия, не приводящая систему в движение…
   А теперь вспомним определение: движение есть форма существования материи. Нет движения, – значит нет и существования материи, ничего нет.
   Получается, что нет никакой разницы между несуществованием Вселенной – и ее существованием в виде системы со связанной энергией. Между переходом всей энергии Вселенной в связанное состояние – и уничтожением Вселенной.
   Жизнь – это только свободная энергия. Связанная энергия – это смерть. Энергия энергии рознь.

   А теперь давайте задумаемся. Если бы изначально вся энергия нашей Вселенной находилась в связанной форме, то откуда в такой системе может вообще появиться свободная энергия, которая бы привела ее в движение?

   Поскольку в реальной материальной Вселенной свободная энергия, тем не менее, присутствует, это значит, что мнение о том, что кроме материи ничего не существует, ошибочно.
   По-видимому, замкнутая в физическом смысле материальная Вселенная не является всё же абсолютно замкнутой.
   Наверно, существует что-то вне её, нечто нематериальное, что сообщило ей какое-то количество свободной энергии.
   Количество свободной энергии в незамкнутой системе равно сумме сообщенной ей свободной энергии и той энергии, которая благодаря этому, высвободилась внутри системы из связанного состояния за вычетом той части энергии, которая вновь перешла в связанное состояние.
   Попросту говоря, Вселенная в энергетическом смысле напоминает рекламного кролика Энерджайзера, в которого кто-то вставил батарейку.

О количестве энергии во Вселенной

   Давайте спросим: а каково же это постоянное и неизменное количество энергии во Вселенной?
   Поскольку закон сохранения энергии действует всегда и при любых обстоятельствах, а количество энергии всегда одно и то же, нельзя ли хоть приблизительно установить величину этой константы? Ну что вы – возразят нам, – Вселенная ведь бесконечна, значит и количество энергии в ней бесконечно!
   Это уже подозрительно. Где это вы видели безразмерную константу, стремящуюся к бесконечности?
   И здесь уместно вспомнить шутливую задачку, на которой спотыкаются даже серьезные физики. Представьте себе, что хулиганы привязали к хвосту кошки консервную банку. Известно, что таким образом экипированная кошка производит бешеный шум, который пугает, прежде всего, её саму, от чего она бежит ещё быстрее. Но чем быстрее она бежит – тем больший шум производит, и так далее. Спрашивается: с какой скоростью должна бежать кошка, чтобы не слышать этого шума?
   На ум сразу приходит сверхзвуковая скорость – если разогнать кошку до такой скорости, она не будет слышать производимого ею шума, потому что он будет запаздывать, распространяясь с меньшей скоростью.
   А ведь есть и другое, более простое и естественное решение этой задачи!
   Чтобы не слышать шума кошка… не должна бежать! Или, если угодно, она должна иметь скорость, равную нулю.
   Эта шутка – прямая аналогия с нашей проблемой. Когда говорят о том, что количество энергии в замкнутой системе есть величина постоянная, это не обязательно означает, что такой системе в целом действительно присуще какое-то определённое количество энергии. Иначе говоря, общее количество энергии системы может равняться нулю.
   Как это может быть?
   В 1747 г. американский физик Бенджамин Франклин, тот самый, чей портрет украшает стодолларовую купюру, открыл еще один закон сохранения – закон сохранения электрического заряда, смысл которого заключается в точном равенстве величин положительного и отрицательного элементарных зарядов. Этот закон формулируется так: «Алгебраическая сумма электрических зарядов тел или частиц, образующих электрически изолированную систему28, не изменяется при любых процессах, происходящих в этой системе». В 1843 закон сохранения электрического заряда был экспериментально подтвержден англичанином Майклом Фарадеем.
   Оказалось, что разноименные заряды (заряженные частицы) появляются и исчезают парами: положительные и отрицательные. Так что, каково бы ни было их количество, в сумме они дают ноль.
   Макроскопические тела, как правило, электрически нейтральны, т. е. в них в равных количествах содержатся как положительные, так и отрицательные заряды.
   Если говорить о Вселенной, то, как считают ученые, её полный электрический заряд равен нулю; число положительно заряженных частиц равно числу отрицательно заряженных элементарных частиц.
   А теперь вспомним открытый Уоллисом закон сохранения количества движения, утверждающий, что «общее количество движения в замкнутой системе постоянно». Согласно третьему закону Ньютона «действие равно противодействию», то есть силы взаимодействия двух тел равны по величине и противоположны по направлению.
   Если рассматривать, скажем, систему, состоящую из камня и земли, на которой лежит камень, то сила сопротивления земли согласно закону Ньютона равна, но противоположна силе давления на нее камня, а общая сумма этих двух сил (с учетом знака) равна нулю. Именно по этой причине эта система находится в состоянии покоя. Если бы сила земли превысила силу камня, земля бы подбросила камень вверх, а если бы сила камня превысила силу земли – камень бы погрузился в землю (такое случается с метеоритными камнями, с чудовищной силой ударяющимися о землю).
   Несложно представить себе систему, состоящую из многих взаимодействующих (движущихся в разных направлениях) тел, даже такую большую, как вся Вселенная, в которой моменты взаимодействующих между собой тел взаимно погашаются и их сумма равна нулю.
   Как видим, и в законе сохранения количества движения, и в законе сохранения заряда константы равны нулю. Нет оснований думать, будто с законом сохранения энергии дело обстоит иначе. Во всяком случае, это должно быть справедливо в отношении свободной энергии, частными случаями которой являются энергия движения (кинетическая энергия) и электрическая энергия (энергия электрического поля, создаваемого зарядами). Это дает нам право предположить, что общее количество свободной энергии в изолированной системе равно нулю. Потому это количество и постоянно. Похоже, это единственное приемлемое решение для величины энергетической константы Вселенной.

Первое начало термодинамики

   Термодинамика изучает превращения энергии в различных явлениях, сопровождающихся тепловыми эффектами. А надо сказать, что тепловая форма энергии является базовой по отношению к другим – практически при любом переходе энергии из одного вида в другой некоторая часть энергии (порой – довольно значительная) выделяется в виде теплоты. Например, когда мы превращаем электрическую энергию в световую (включаем электролампочку), эта лампочка кроме света выделяет также и довольно много тепла, даже если это нам не требуется. Когда мы ту же электрическую энергию превращаем в механическую, например, пользуемся электрической дрелью, то двигатель дрели ощутимо нагревается, что приводит к его ускоренному износу. Но поделать с этим ничего нельзя. Даже создание холода в холодильнике не обходится без выброса в атмосферу тепла.
   Тепловая энергия – универсальный вид энергии. Любой вид энергии в конечном счете превращается в тепло. Поэтому термодинамика и представляет для нас такой интерес.
   Термодинамика основывается на опытных законах, которые называют началами термодинамики.
   Первое начало термодинамики описывает тот очевидный факт, что при наличии разности потенциалов (энергетических уровней) энергия всегда перемещается в направлении от более высокого уровня к более низкому, от избытка к недостатку. Представьте себе водопад – резкий перепад уровня воды. В какую сторону течет вода? Конечно, с высокого уровня – на более низкий. При этом она совершает работу, которую можно использовать, например, заставив её крутить лопасти турбины и вырабатывать ток, на чём, собственно, основана идея любой гидроэлектростанции. Может ли вода двигаться в обратном направлении, снизу вверх? Конечно, не может.
   Ну, это вода. Может быть, тепло ведет себя по-другому? Возьмем два предмета, имеющих различную температуру, например, горячий чай (температура 80 °С) и обычную чашку (температура комнатная, 20°С) и приведем их в соприкосновение, т. е. нальем чай в чашку. Что будет происходить? Через какое-то время мы заметим, что чай остыл, так что его можно пить, а чашка нагрелась. Очевидно, часть тепла перешла от чая к чашке. Могло ли быть по другому? Могла ли часть тепла, имевшаяся у чашки (все-таки 20 °С!) перейти к чаю, так, чтобы он вскипел, а чашка бы при этом охладилась до нуля? Нет, это уже похоже на фантастику. Тепло, как и вода, переходит всегда от более нагретого тела к менее нагретому, то есть с более высокого уровня на более низкий, и никогда иначе.
   Вот этот простой факт и демонстрирует действие первого начала термодинамики. Любой вид энергии (не только теплота) всегда переходит с более высокого уровня на более низкий. И скорость этого перехода тем больше, чем больше разница уровней (разность потенциалов). Очевидно, что поток воды Ниагарского водопада низвергается гораздо быстрее, чем, скажем, «течет река Волга – издалека долго». Если в процессе энергообмена разность потенциалов имеет возможность выравниваться, то скорость движения потока энергии постепенно снижается, до тех пор, пока оба уровня не уравновесятся. Тогда поток энергии прекратится и система не сможет больше производить работу. Система в этом случае перейдет в равновесное состояние, характеризующееся нулевой энергией. В нашем примере с чашкой чая это произойдет тогда, когда температура нагретой чашки сравняется с температурой остывшего чая; например, равновесие может быть достигнуто на уровне 50 °С.
   Обладает ли наша система, достигшая такого равновесия, какой-нибудь энергией?
   Вроде бы, не обладает, потому что поток энергии прекратился и никакая работа больше не совершается (в данном случае работа заключалась в нагреве чашки или в остывании чая). Но как же так, ведь 50 °С – это тоже энергия? А это зависит от того, какую систему рассматривать. Если в качестве замкнутой рассматривать систему «чашка-чай», то для неё не имеет значения, какую температуру имеют оба компонента, важно, что эта температура одинакова. Свободная энергия такой системы равна нулю. Если же включить в систему также и комнату, в которой находится чашка (предположим, что температура в комнате 20 °С), то в этой системе наша чашка с чаем, конечно, будет обладать энергией. До тех пор, пока не остынет до комнатной температуры. И тогда в системе «комната-чашка с чаем» тоже наступит равновесие и свободная энергия системы опять примет нулевое значение. Продолжая расширять границы нашей системы, мы придем к тому, что рано или поздно равновесие должно наступить в пределах всей Вселенной, и что её свободная энергия будет равна нулю.

Второе начало термодинамики

Чарльз Сноу
   Пусть общее количество энергии во Вселенной равно нулю, – возразят нам, – но ведь это как бы усредненное значение. При этом энергия отдельных объектов во Вселенной может отличаться от нуля и сильно отличаться – как в положительную, так и в отрицательную сторону. Не получится ли у нас как в том анекдоте, когда дежурная медсестра заверяла главврача, что во время ее дежурства все было хорошо, средняя температура больных – 36 °С.
   – А как вы определяли среднюю температуру? – поинтересовался главврач.
   – У половины больных температура 42 °С – у них жар, а у второй половины 30 °С, поскольку они уже померли. А в среднем – 36 °С.
   Суть вопроса заключается вот в чём: могут ли внутри системы, в целом обладающей нулевой энергией, сами собой, без какого бы то ни было внешнего воздействия, возникнуть разности потенциалов, позволяющие ей совершать некоторую работу?
   Для наглядности рассмотрим два простых примера.
   Предположим, у нас есть система, состоящая из двух сообщающихся сосудов, в которые налита вода. Уровни воды в обоих сосудах одинаковы – так всегда бывает в сообщающихся сосудах. Возможно ли, что бы уровни воды в сосудах сами собой вдруг изменились?
   Теперь возьмем более простую систему, состоящую из одного сосуда с водой. Плотность воды в каждом месте сосуда одинакова, приблизительно 1 г/см3. Возможно ли, чтобы без всякого внешнего воздействия в каком-то месте сосуда вода вдруг приобрела большую (или меньшую) плотность? Например, в одном месте сосуда плотность воды стала бы 1,2 г/см3 а в другом – 0,8 г/см3?
   Ответ представляется очевидным. Конечно, ни то, ни другое – невозможно!
   Однако не торопитесь с выводами.
   Правильный ответ, – говорит нам наука, – такой: уровень воды самопроизвольно подниматься, конечно, не может, а вот плотность её увеличиться без постороннего вмешательства – пожалуйста!
   Да в чем же разница? – спросите вы, – и почему никто никогда такого явления не наблюдал?
   А разница между двумя рассмотренными нами случаями в том, что переход на более высокий уровень запрещает Первое начало термодинамики, имеющее безусловный характер, тогда как внутренними свойствами вещества ведает Второе начало термодинамики, которое носит вероятностный характер. Объясняется это довольно просто. Первое начало имеет дело с макрообъектом, в данном случае – с жидкостью, поведение которой предсказуемо, и мы точно знаем, чего можно от нее ожидать, а чего нельзя. А Второе начало определяет поведение частиц, составляющих вещество, предсказать поведение каждой из которых в принципе невозможно – мы можем говорить лишь о вероятности того, где каждая из этих частиц окажется в тот или иной момент времени. Поэтому, не запрещая, вроде бы, самопроизвольно менять плотность жидкости, Второе начало лишь замечает, что вероятность такого события исчезающее мала. То есть, в принципе такое событие могло бы иметь место, однако вряд ли такое случится на самом деле. Сильная вещь – наука!
   Обычно, когда речь заходит о Втором начале термодинамики, приводят другой пример. Представьте себе замкнутую систему, состоящую из двух сосудов, соединенных трубкой. Сосуды заполнены каким-нибудь газом, да хоть обычным воздухом, который, само собой, равномерно распределяется по всему предоставленному ему объему. Как сделать так, чтобы в одном сосуде воздух нагрелся, а в другом охладился? Вспомним, что температура тела (и газа тоже) определяется интенсивностью колебаний составляющих его частиц. Чем быстрее движутся частицы, тем выше температура (и ниже плотность). При любой исходной температуре в газе имеются частицы, колеблющиеся с разной скоростью. Вот если бы мы могли разделить их: медленные – налево, быстрые – направо – тогда бы между сосудами возникла разница температур. Но как это сделать?
   Наука убеждает нас: если сидеть у таких сосудов очень долго, очень-очень долго, века, тысячелетия, миллионы, а может быть и миллиарды лет, или еще дольше, то однажды произойдет чудо, и все быстрые частицы соберутся в одном сосуде, а медленные – в другом.
   Можно этому верить, можно нет.
   Вот, у Максвелла, например, не хватило терпения: он предложил на трубке, соединяющей сосуды, установить кран и посадить у крана демона, который бы в одну сторону пропускал только быстрые частицы, а в другую – только медленные. Этот неутомимый демон вошел в учебники под названием «демон Максвелла».


   Но в жизни таких демонов не бывает, а потому и самопроизвольного возникновения разности потенциалов в замкнутой системе не бывает тоже.
   На практике Второе начало термодинамики означает, что равномерное, равновесное состояние Вселенной является наиболее вероятным, и поэтому она всегда, в любой момент времени, стремится именно к такому состоянию, что сопровождается неуклонным возрастанием энтропии.
   Это явление выражает закон возрастания энтропии, который можно сформулировать следующим образом: «В изолированной термодинамической системе энтропия не может убывать: она или сохраняется, если в системе происходят только обратимые процессы, или возрастает, если в системе протекает хотя бы один необратимый процесс».
   По существу это утверждение является ещё одной формулировкой Второго начала термодинамики.
   Таким образом, изолированная термодинамическая система стремится к максимальному значению энтропии, при котором наступает состояние термодинамического равновесия.
   А когда такое равновесие наступило, выйти из него (перейти в неравновесное состояние) система самостоятельно уже не может.
   Согласно Второму началу термодинамики, для того, чтобы вывести Вселенную из равновесного состояния, её необходимо «раскачать», а для этого на неё должно быть оказано некоторое внешнее воздействие. Иначе говоря, процессы, происходящие во Вселенной, необъяснимы в рамках самой Вселенной, и для того, чтобы их объяснить, надо выйти за эти рамки!
   Таким образом, физика, в лице термодинамики, привела нас к следующему парадоксальному выводу: если в системе, которую мы полагаем замкнутой, вдруг появляются какие-то энергетические аномалии (неравномерности), приводящие к убыванию энтропии, то причину этих аномалий с большей вероятностью следует искать не внутри системы, а вовне. Применительно к Вселенной этот вывод можно сформулировать так: хотя Вселенная является абсолютно замкнутой (в физическом смысле) системой, на самом деле должно быть нечто, что существует за ее пределами и способно оказывать на нее воздействие.

Большой взрыв

   Теперь от физики перейдем к астрономии. Нас интересует: можно ли из наблюдений астрономов за окружающим нас космическим пространством сделать вывод о конечности или бесконечности Вселенной?
   Астрономы подошли к проблеме таким образом. Если Вселенная вечна, рассуждали они, то она должна быть бесконечной в пространстве, не должна иметь ни границ, ни центра. И тогда к ней неприменимы такие понятия, как расширение или сжатие. Если же она конечна, т. е. временна, то, наоборот, должна находиться в динамическом состоянии – либо сжиматься, либо расширяться, либо сжиматься и расширяться попеременно.
   Остается только понаблюдать: пребывает ли Вселенная в неизменности, или же ее состояние меняется в ту или иную сторону?
   Что же показали наблюдения?
   В 1929 году американский астроном Э. Хаббл опубликовал статью «Связь между расстоянием и лучевой скоростью внегалактических туманностей», в которой сделал такой вывод: «Далекие галактики уходят от нас со скоростью, пропорциональной удаленности от нас. Чем дальше галактика, тем больше ее скорость». Коэффициент пропорциональности получил название «параметра Хаббла». Значение «параметра Хаббла» определяет время, истекшее с начала расширения Вселенной, которое сейчас оценивается в 13,7 ± 0,13 млрд. лет. Такой вывод получен на основе эмпирически установленного физического эффекта – красного смещения, т. е. смещения длин волн в спектрах галактик в сторону красной части спектра по сравнению с эталонными спектрами. Это явление обусловлено эффектом Допплера30. Открытие Хабблом разбегания галактик лежит в основе концепции расширяющейся Вселенной.
   Итак, астрономические наблюдения показывают: Вселенная расширяется.
   Откуда ни взгляни, из любой точки Вселенной, любая галактика имеет красное смещение, пропорциональное расстоянию до нее. Само пространство как бы раздувается. Если на воздушном шарике нарисовать галактики и начать надувать его, то расстояния между ними будут возрастать, причем тем быстрее, чем дальше они расположены друг от друга. Разница лишь в том, что нарисованные на шарике галактики и сами увеличиваются в размерах, реальные же звездные системы повсюду во Вселенной сохраняют свой объем из-за сил гравитации.
   Если спроецировать разбегание галактик назад в прошлое, то получается, что когда-то они были расположены гораздо теснее, чем сегодня.
   А если «откатиться» еще дальше вглубь времен?
   Окажется, что первоначально вся масса Вселенной была сконцентрирована в одной небольшой области, из которой и началось расширение. Последнее предположение получило название гипотезы горячей Вселенной.
   Если представить всю массу Вселенной сжатой в один небольшой объём, в этом объёме возникнет колоссальное давление и невероятная температура (больше 1028 К). Тогда началом расширения такого сверхплотного вещества будет взрыв невообразимой мощности. Он должен был бы сопровождаться выбросом в пространство огромного количества энергии в виде излучения.
   Гипотеза горячей Вселенной получила эмпирическое подтверждение в 1965 году, когда американскими учеными Пензиасом и Уилсоном было открыто так называемое «реликтовое излучение».
   Реликтовое излучение – одна из составляющих общего фона космического электромагнитного излучения. Реликтовое излучение равномерно распределено по небесной сфере и по интенсивности соответствует тепловому излучению абсолютно черного тела при температуре около 30К.
   Согласно модели горячей Вселенной, плазма и электромагнитное излучение на ранних стадиях расширения Вселенной обладали высокой плотностью и температурой. В ходе расширения Вселенной эта температура падала. При достижении температуры около 4000К произошла рекомбинация протонов и электронов, после чего равновесие образовавшегося вещества (водорода и гелия) с излучением нарушилось – кванты излучения уже не обладали необходимой для ионизации вещества энергией и проходили через него как через прозрачную среду. Температура обособившегося излучения продолжала снижаться вплоть до нынешних 3К или минус 2700С. Таким образом, это излучение сохранилось до наших дней как реликт от эпохи рекомбинации и образования нейтральных атомов водорода и гелия. Реликтовое излучение – эхо бурного рождения Вселенной, эхо Большого взрыва.
   Итак, данные астрономии дают основание полагать, что материальная Вселенная не является вечной, что она родилась около 14 млрд. лет назад. А то, что родилось, неизбежно имеет и конец.

Флуктуационная гипотеза

   Конечно, ответить на такой вопрос не легче, чем на вопрос о загробном существовании: в обоих случаях никаких свидетелей – очевидцев нет и быть не может.
   Единственным инструментом для решения этого вопроса является логика. Здесь нам придется временно отставить в сторону принцип «опыт есть критерий истины» и просто порассуждать.
   Можно, конечно, нарисовать такую картину. Перед Большим взрывом уже была Вселенная, подобная нашей, и она так же расширялась. Достигнув определенного размера, в силу каких-то причин она вдруг перестала расширяться и стала сжиматься. И вот, сжавшись в очень малый объем – взорвалась. Это мы сейчас сформулировали гипотезу попеременного сжатия и расширения Вселенной.
   Эта гипотеза была знакома еще Платону, который писал:
   «Бог то направляет движение Вселенной, сообщая ей круговращение сам, то предоставляет ей свободу – когда кругообороты Вселенной достигают подобающей соразмерности во времени; потом это движение самопроизвольно обращается вспять…
   Космос же, повернувшись вспять и пришедши в столкновение с самим собой, увлекаемый противоположными стремлениями начала и конца и сотрясаемый мощным внутренним сотрясением, навлек новую гибель на всевозможных животных».
Платон. Политик.
   Такая Вселенная, казалось бы, может существовать бесконечно, и потому не возникала. Осталось только объяснить, откуда она берет энергию, которой для сжатия и расширения, да и просто для существования её как материальной системы требуется немало? Ведь что получается: расширилась Вселенная – затратила какую-то энергию на расширение, часть этой энергии рассеялась в виде тепловой энергии. Сжалась – еще часть энергии рассеялась. Опять расширилась – снова переход части энергии в неактивное состояние. И так далее – вплоть до полного исчерпания свободной энергии вселенной. Как говорит пословица, сколько веревочке не виться – все равно конец будет. А в конце – переход Вселенной в состояние теплового равновесия, после чего никакого дальнейшего движения уже быть не может по причине отсутствия свободной энергии. То есть фактически – смерть. А это уже противоречит предположению о вечности Вселенной.
   Откуда же взялась бы дополнительная свободная энергия, которая бы реанимировала Вселенную, вывела бы ее из равновесного состояния? Ведь внутри Вселенной все уже уравновесилось – а снаружи вроде как ничего нет?
   И тут сторонники вечной и несотворенной Вселенной вытаскивают из рукава свой последний козырь: так называемую «флюктуационную гипотезу».
   Что это такое? Флуктуациями (от лат. fluctuatio – колебание) называются случайные отклонения от средних значений физических величин в системе, состоящей из большого числа частиц.
   Согласно флуктуационной гипотезе в системе из большого числа частиц существует вероятность временного локального повышения плотности, т. е. вероятность случайного скопления частиц в одной области пространства. С точки зрения этой гипотезы в основе создания мира лежит не закономерность, а случайность.
   Шекспир однажды образно назвал людей «пузырями земли». Видимо, он представлял себе, что как в бродильном чане из жидкости появляются, увеличиваются, а затем лопаются и возвращаются назад в ту же жидкость пузыри, так и люди рождаются из земли, а затем вновь возвращаются в неё.
   Флуктуационная гипотеза рассматривает Вселенную тоже в виде своеобразного пузыря, случайно возникшего в некоторой исходной материальной среде. Причем, таких пузырей должно быть много – пространство, в котором они возникают, предполагается бесконечным, гораздо большим, чем наша Вселенная! При таком допущении Вселенную уже нельзя считать изолированной системой – она может обмениваться веществом и энергией с этой самой окружающей её средой. Таким образом материалисты вроде бы преодолевают тупик, в который они сами себя загнали, отрицая наличие чего бы то ни было кроме материальной Вселенной: если Вселенная не представляет собой замкнутую систему, законы сохранения в ней не действуют и она может подпитываться энергией извне.
   Но эта гипотеза – не столько решение проблемы, сколько попытка уклониться от решения, продолжая упрямо настаивать на несотворенности материи. Это как раз тот случай, к которому применимо выражение «дурная бесконечность».
   В самом деле, сначала мы исходили из того, что всё, что есть – это Вселенная, и кроме неё (вокруг неё) ничего нет. Теперь оказывается, что Вселенная – лишь один из многих пузырей в океане первичной материальной среды. Допустим.
   Но что нам мешает назвать Вселенной (или Все-вселенной – одна Вселенная-то у нас уже есть!) всю эту материальную среду с её пузырями – вселенными, и поставить вопрос о её происхождении? Ведь, являясь по определению изолированной системой, она тоже должна обладать ограниченным количеством энергии, так что и для неё очевидна перспектива тепловой смерти – это лишь дело времени.
   А на это нам опять скажут: а Все-вселенная – это тоже флуктуация, тоже пузырь в еще более бесконечной (хотя куда уж более?) Все-все-вселенной. И так далее, по принципу «у попа была собака…».
   Вообще-то с такой ситуацией люди уже сталкивались, когда пытались объяснить, на чем Земля держится.
   Когда древнего человека спрашивали: «На чем земля держится?», он, почесав затылок, отвечал: «А бог её знает!». Когда таким ответом удовлетворяться стало неудобно, кто-то предложил такое решение: «Земля держится на трех огромных слонах». Это решение даже позволяло ответить и на вопрос о землетрясениях – слоны почесались! Но когда умника спросили: «А на чем же стоят твои слоны?», он вынужден был признать: «А бог их знает!».
   После долгих раздумий над этим вопросом постановили так: «А слоны держатся на еще более огромной черепахе!». Но зуд сомнения уже было не остановить: «А черепаха тогда на чём?» – «А бог её знает!».
   Шло время. Цепочка решений продолжала расти: «Черепаха плавает в нижнем океане!» – говорили оптимисты. «А океан на чем держится?» – спрашивали скептики. – «А бог его знает!».
   Может быть, и в случае с Вселенной ограничиться той одной, которую мы знаем, и не изобретать новых? Но тогда придется признать, что она не вечна, что ее ждет неизбежный конец. И возникает тогда другой вопрос: а как она вообще при таких условиях могла возникнуть?
   Предположим, Вселенная возникла в результате случайной флуктуации. Но ведь если рассматривать этот процесс в достаточно большом временном интервале, любая флюктуация рано или поздно заканчивается («рассасывается») и система возвращается к первоначальному состоянию.
   При этом временное повышение плотности частиц в каком-то месте вовсе не означает, что эти частицы сами собой начнут создавать структуры постоянно возрастающей сложности. Какой бы большой объем чистой воды вы не взяли, вряд ли в нём сами собой образуется рыба, хотя в некоторых местах этого объема в течение бесконечно большого времени, согласно теории вероятностей, плотность воды и может самопроизвольно ненадолго увеличиться. Это случайное уплотнение, однако, долго не продержится: оно будет стремиться к своему наиболее вероятному состоянию, то есть состоянию с наибольшей энтропией, или, говоря проще, тут же рассеется.
   Так что флуктуационная гипотеза вряд ли способна объяснить происхождение мира в том виде, в каком он перед нами предстаёт.
   К тому же эта гипотеза не предполагает вечности Вселенной.
   Итак, Вселенная, как и любой материальный объект, не является вечной: она когда-то возникла и когда-то будет уничтожена: «Ибо тому, что сотворено, суждено умереть» (К. 23:15).
   Само существование Вселенной в том виде, как мы её знаем, является крайне маловероятным событием. Мы вынуждены заключить, что для того, чтобы она возникла и существовала, для того, чтобы в ней происходили процессы преобразования энергии, совершалась какая-то работа (движения, изменения) необходимо приложить к ней определенное внешнее усилие. Причем это усилие не может носить случайный характер, оно по необходимости должно быть целенаправленным и прилагаться в течение длительного времени, скорее всего – в течение всего периода существования Вселенной.

Синергетика, или Незамкнутые системы виконта Пригожина

   Приглашенные на презентацию лучшие ученые мужи (одним из них был будущий учитель Ломоносова выдающийся физик Христиан Вольф) констатировали, что «счастливо изобретенный перпетуум-мобиле вращается со скоростью 50 оборотов в минуту и при этом способен поднять пудовый груз на высоту полутора метров», а также, что машина способна приводить в действие кузнечный мех и точильный станок.
   Изобретением заинтересовались некоторые владетельные особы, в том числе король польский. А ландграф Гессен-Кассельский Карл пригласил изобретателя в свой замок, предоставив ему стол, кров и деньги на строительство «промышленного образца».
   Чрезвычайный интерес к «самодвижущейся машине» проявил русский император Петр Первый, который немедленно направил в Германию ученого секретаря Иоганна Шумахера, поручив ему собрать все сведения об изобретателе и, при возможности переманить того на русскую службу, или хотя бы купить его хитроумное устройство. Шумахер, правда, к самой машине доступа не получил – уж больно ревниво ландграф Карл охранял ее в своем замке, – но нашел способ снестись с изобретателем, называющим себя Орфиреусом. Немец заломил за свою машину астрономическую сумму в сто тысяч ефимков, что для русской казны было слишком накладно.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

   Какой именно из этих вариантов реализован на практике, т. е. какой конец реально ожидает нашу вселенную: «горячий» или «холодный», зависит от того, какова средняя плотность вселенной и нынешняя скорость ее расширения. Если плотность меньше некоторого критического значения, зависящего от скорости расширения, то гравитационное притяжение будет слишком мало, чтобы остановить расширение. Если же плотность больше критической, то в какой-то момент в будущем из-за гравитации расширение вселенной прекратится и начнется сжатие. Скорость расширения вселенной оценивается пока весьма грубо: исходя из того, что мы знаем на сегодняшний день, вселенная расширяется на 5—10% за каждую тысячу миллионов лет. Неопределенность в современном значении средней плотности Вселенной еще больше. Если сложить массы всех наблюдаемых звезд в нашей и других галактиках, то даже при самой низкой оценке скорости расширения сумма окажется меньше одной сотой той плотности, которая необходима для того, чтобы расширение Вселенной прекратилось. Однако и в нашей, и в других галактиках должно быть много темной материи, которую нельзя видеть непосредственно, но о существовании которой мы узнаем по тому, как ее гравитационное притяжение влияет на орбиты звезд в галактиках. Кроме того, галактики в основном наблюдаются в виде скоплений, и мы можем аналогичным образом сделать вывод о наличии еще большего количества межгалактической темной материи внутри этих скоплений, влияющего на движение галактик. Сложив массу всей темной материи, мы получим лишь одну десятую того количества, которое необходимо для прекращения расширения. Но нельзя исключить возможность существования и какой-то другой формы материи, распределенной равномерно по всей Вселенной и еще не зарегистрированной, которая могла бы довести среднюю плотность Вселенной до критического значения, необходимого, чтобы остановить расширение. Таким образом, имеющиеся данные говорят о том, что более вероятен вариант расширяющейся Вселенной.

28

29

30

31

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →