Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

В русском языке, в отличие от английского, понятие «синий» не включает в себя «голубой», – это два разных цвета.

Еще   [X]

 0 

Пути и вечно странная… Земля обетованная… (Пажитнов Виталий)

Эта книга – последняя из написанных – была закончена летом этого года, писалась вообще-то немного своеобразная фантастическая новелла, при доработке книги проявился и небольшой уклон к стилю модерн с элементами небольшого сюрреализма, в котором автор работал довольно давно… Ну вот и ещё одна повесть или своеобразная фантастическая новелла, последняя пока работа…

Год издания: 0000

Цена: 180 руб.



С книгой «Пути и вечно странная… Земля обетованная…» также читают:

Предпросмотр книги «Пути и вечно странная… Земля обетованная…»

Пути и вечно странная… Земля обетованная…

   Эта книга – последняя из написанных – была закончена летом этого года, писалась вообще-то немного своеобразная фантастическая новелла, при доработке книги проявился и небольшой уклон к стилю модерн с элементами небольшого сюрреализма, в котором автор работал довольно давно… Ну вот и ещё одна повесть или своеобразная фантастическая новелла, последняя пока работа…


Пути и вечно странная… Земля обетованная… Виталий Владиславович Пажитнов

   На этот раз для выбора какого-нибудь эпиграфа я после небольших раздумий решил: а напишу-ка я лучше всё-таки просто: фантастика…
   © Виталий Владиславович Пажитнов, 2015

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

1

   Да, и вот и эти последние три дня их пути всё время моросил этот мелкий, но так и не прекращавшийся дождь, и только сегодня утром когда они вылезли из своих спальников, и Альберт, первый кто выглянул из палатки, потом вышел, и около минут походив около их ночлега опять заглянул в палатку, и с небольшой улыбкой сказал: – Ну а что ведь я говорил вчера вечером, – да, и вот этот дождь уже и кончился.
   И когда все вылезли наружу, то не без небольшой улыбки наконец-то увидели над собой синее безоблачное небо, и сев около входа они минут двадцать просто просидели перекуривая и поглядывая на довольно яркое, и довольно-таки уже жарковатое, (несмотря на ещё довольно-таки ранее время) солнце, и после довольно небольшого совещания решили, что сделают-ка они здесь пожалуй небольшую стоянку, что вообще-то будет сейчас пожалуй что совсем не лишним…
   И немного переговорив и посоветовавшись трое из них поднялись, и отправились на сбор сухих веток для костра, а Альберт нырнув в палатку стал распаковывать их съестные запасы и походные принадлежности.
   Да, и когда минут через сорок трое добытчиков вернулись к стоянке, то на расчищенной для костра площадке уже стояли их чайник, два заслуженных походных котелка, рядом с ними стоял расшнурованный мешок с провиантом, а рядом с ним так-же возвышалась хоть и не такая уж большая, но всё-же вполне приличная стопка из сухих сучьев и веток, которые уже успел до их прихода насобирать и сам Альберт.
   Подошедшие остановились, поставили на землю свои большие мешки, полностью забитые торчащими из них сучьями, ветками и тонкими высохшими сухими стволами, вполне годящихся для разведения хорошего костра, которые они вообще-то почти без особого труда успели насобирать за это время, и опустились на расстеленные уже Альбертом их обычные походные коврики, и кивнув в его сторону улыбнулись: – Да, и когда-же ты тоже успел наломать этих сучьев?
   И крайний из них, Эдгар потрогал рукой только что собранную и аккуратно уложенную Альбертом стопку из довольно-таки приличного и пригодного сушняка, стоявшую с краю уже довольно приличной и расчищенной площадки, посередине которой и располагалось и небольшое углубление и место для костра.
   – Да так, походил здесь в округе, за холмом, да и наскрёб немного… Да, а ваш урожай, – и он кивнул на их заполненные почти до отказа походные мешки, (которые они почти всегда использовали и для сбора дров и веток для костров), – да, неплохо, и сейчас у нас запасы этого хвороста уже примерно на три-четыре дня, не меньше.
   – Да, пожалуй.
   – Ну что-же, так давайте-ка мы здесь пожалуй и немного отдохнём?
   – Ну что-же, ну что-же, а пожалуй…
   – Да что там размышлять, ведь по крайней мере неделя небольшого лагеря, хотя-бы что-бы просушиться и немного подлататься после хождения по этим топям…
   – Ну что-же, добро, неделю – так неделю, и если с солнцем будет всё нормально, то может быть что и немного побольше.
   – Ну что-же, давайте рассчитывать так. Ведь последняя большая стоянка у Старого Сухого Лога, да и ещё и небольшой привал на один день, который мы сделали чуть больше недели тому назад. Да, так что сейчас мы пожалуй вполне уже можем немного и совершенно спокойно отдохнуть. Да, ведь и после этого топанья под дождём небольшая стоянка, что-бы немного подкрепиться и поставить кое-где заплаты нам пожалуй что совсем не помешает. Да, и ведь идти-то нам пока вполне и вполне ещё прилично.
   – Да, и ведь и дорога-то эта отнюдь не совсем простая… Да, у нас, на земле таких штучек не встречается. Да и здесь из местных далеко не каждый рискнёт даже и подойти к ней близко, если она вдруг окажется в его местности, да, не говоря уже о том, что-бы отправляться по ней в какое-нибудь путешествие… Да уж, эта дорога, дорога… Да, и ведь из последнего большого города, к которому эта дорога нас подвела мы вышли уже три недели назад.
   – Э, подожди, Рэд, не три, а три недели и пять дней назад.
   – Да брось ты скорпулёзничать, Дэйв, хотя если быть точнее, то можешь тогда прибавить что три дня мы немного передохнули на стоянке у Старого Лога. Да, и ещё на один день сделали небольшой привал чуть больше недели назад.
   – Ну ладно тебе, я же это примерно.
   – Да, из последнего города мы вышли почти на рассвете, и после этого – ни одного жилого дома. Да, и до ближайшего города нам идти ещё примерно где-то дней 12.
   – Да брось ты, пожалуй даже и все две недели.
   – Да, и это в том случае, если эта дорога не станет выкидывать различные фокусы… Ну, хотя-бы вроде тех случайных деревень и посёлков, в которых можно в принципе и задержаться на несколько часов, но только не на ночь.
   – Да, а то тогда тоже можно будет исчезнуть куда-нибудь вместе с этим городишком или посёлком, а потом, и если очень и очень повезёт, то оклематься и прийти в себя уже где-нибудь в предгорьях, километрах в 600 – 700 оттуда, и километрах в 50 от ближайшего жилья…
   – Ну да, это если повезёт, – усмехнулся Эдгар, – но только так везёт не всем и не всегда.
   – Да уж, не говори, Дорога, Дорога…
   Они замолчали, посидели минут 10 молча, греясь на уже весьма поднявшемся 10 – часовом утреннем солнце, и первым поднялся Альберт, и улыбнувшись кивнув своим спутникам подошёл к небольшой стопке дров, и добродушно кхмыкнув сказал своим спутникам: – Ну что-же, давайте-ка лучше приступим к костру и к походным запасам, а то ведь в последний раз мы ели горячую пищу четыре дня назад, так что я считаю, что это нам пожалуй нисколько не повредит.
   И он подошёл к середине площадки, с небольшой и разровненной им выемкой посередине, положил туда две таблетки сухого горючего, потом накидал на них мелких веток, а подошедший следом за ним Дэйв уже разламывал сухие и высокие сучья и ветки, и укладывал уже подровненные дрова рядом с начинавшим уже потихоньку разгораться костром, над которым вполне уже привычно колдовал Альберт.
   И через час с небольшим рядом с большим и широким костром уже дымились и их полный и уже заваренный чайник, и два весьма прокопчённых котелка, – один с только что прокипевшей похлёбкой, и второй, – с весьма благородным блюдом из консервов с макаронами.
   И через довольно небольшой отрезок времени уже просто уговорившая половину приготовленного компания сидела и полулежала около большого и снова разгоревшегося костра, и подливая потихоньку себе чаю и покуривая свои сигареты, и весьма невдалеке от них, внизу, примерно в 500 метрах от их стоянки была очень и очень хорошо видна и эта Дорога.
   Да, Дорога. Эта длинная, длинная Дорога, неизвестно где начинающаяся, и совершенно неизвестно где кончающаяся…
   Да, и когда «как будто бы случай» пять месяцев назад свел их вместе в 500 километрах отсюда, в большом и втором после столицы городе Андавы Альбарде, блестящим разноцветными витринами большом мегаполисе с разрисованными автобусами, автомобилями и пёстрыми толпами неспешных граждан, откуда им и пришлось уже через две недели, и в довольно-таки срочном порядке, и уже под покровом ночи убираться, что-бы избежать встречи с уже объявившими на них «охоту» сотрудникам Государственной Инспекции по Надсмотром над Гласностью и Безопасностью, у которой они все четверо, и довольно-таки быстро умудрились оказаться под «самым колпаком», хотя как только они успели их так быстро и совершенно неожиданно нащупать – так и осталось для всех четверых беглецов совершенной загадкой и недоумением – ведь они все считали, что ещё по крайней мере пол года – год они могут совершенно спокойно не опасаться каких-либо проверок или каких-либо претензий со стороны властей…
   Но так или иначе, им всем, и в довольно срочном порядке пришлось выбираться по ночным окраинам из Альбарде, и уже отойдя километров на 10 от города, и остановившись что-бы немного передохнуть Эдгар, отошедший тогда немного дальше от их стоянки, что-бы разведать обстановку довольно-таки быстро вернулся, и немного взволнованно и даже несколько заикаясь поведав свою новость троим оставшимся на привале друзьям, и просто привёл их всех в довольно-таки сильное и немного неоднозначное недоумение… Да, а всё дело было в том, что примерно в 150 метрах от их стоянки он просто наткнулся на… На эту ровную, песчаную, с двумя накатанными колеями и небольшими песчаными бугорками по краям Дорогу. Да, эту Дорогу, которой в тот вечер, (или уже под утро) угодно было оказаться в окрестностях города Альбарде, да и ещё и примерно в 150 метрах от стоянки совершенно неожиданно оказавшихся «вне закона» беглецов…
   Да, эта Дорога, Дорога, которая просто так обычно никогда не появляется…
   Они посидели минут десять, и решили, что пожалуй только эта дорога им сейчас и остаётся… Дорога, где они будут по крайней мере в полной безопасности, а в службе Госбезопасности они скорее всего через месяц или немногим больше просто попадут в списки безвести пропавших, и скорее всего уже не существующих граждан, ставших жертвой какой-нибудь катастрофы, или попавших под какой-нибудь оползень…
   Да, что-что, а эта Дорога умела скрывать следы всех, кто зачем-то, или почему-то отправлялся по ней в путешествие…
   Да, а что касается наших путешественников… То Альберт ещё где-то года два назад стал вдруг как-бы случайно вспоминать, как-то видеть во снах, делать какие-то рисунки, изображавшие какие-то местности и пейзажи, и совершенно неожиданно для себя вышел на какой-то слой памяти, где были и совсем другие и люди, и события, и совершенно другая страна, и что планета эта называлась Земля, что он был одним из начальников геофизической кафедры в одном из НИИ в Новосибирске, и как его однажды, и по очень важному звонку вызвали в Москву, где его ожидали… Да, и этот вид из окна его поезда, подъезжавшему уже где-то к Нижнему Новгороду, и после этого… И поле этого воспоминания обычно как-будто-бы чем-то обрывались, и он опять сидел в своей большой холостяцкой квартире в центре Барагда, где он работал старшим инженером в отделе Коммуникаций и Мостовых построек, да, в Барагде, где он провёл и детство и юность, и беззаботные вольные студенческие годы, и после этого… Да, а о родителях ему известно было только то, что когда ему было только три года, то они отправились в экспедицию в один из горных районов для спасательных и восстановительных работ на одной из подстанций, и откуда они уже не вернулись… Внезапный горный обвал, тогда погибла почти половина всех выехавших специалистов, так не пройдя и половины той горной дороги… И всё остальное время он жил всё в том-же Барагде, окончил институт с отличием, получил хорошее место работы… И – вот ещё одна его жизнь, которая постепенно, но всё явственней и явственней стала, стала просыпаться в его воспоминаниях… Да, и что были города Москва, Новосибирск, Ташкент и Прага, что был такой институт… Точнее, он был, но не совсем такой, а более современный и более совершенный, и как они последнее время долго и упорно работали над несколькими, и очень важными темами… Да, и что там, в каком-то загадочном и затерянном посередине больших и дремучих лесов Новосибирске у него остался сын, которому сейчас должно уже исполниться 12 лет, и который уже давно ждёт, ждёт, когда он вернётся… Да, и тут, когда его воспоминания доходили до этой точки, как-будто бы какая-то прозрачная и невидимая преграда останавливала их, и он опять оставался в довольно современном стеклянно-бетонном Барагде, где каждое утро ездили поливальные машины, отлично работали и метро и аэропорт, и почти везде зеленели газоны, очень часто украшенные несколькими скульптурами посередине небольших площадок, обставленных по краям скамейками…
   Да, не стоит пожалуй и говорить, что он не раз и не два пытался как-нибудь вспомнить, и как-нибудь приподнять эту невидимую прозрачную завесу, за которой явно что-то было, но он вдруг однажды, и очень ясно понял, что пока это – просто бесполезно, а когда будет надо, то тогда вся эта завеса сама просто-напросто исчезнет…
   Да, а что касается Эдгара, Рэда и Дэйва, то и у них были точно такие-же истории… Да, только Эдгар раньше жил и работал в Москве, Рэд – в Лондоне, а Дэйв – в Нью-Йорке…
   Да, и когда они встретились полгода назад в одном из кафе в Альбарде, куда они зашли вообще-то просто переждать небольшое народное волнение, которое происходило тогда на улицах этого города, и где было уже довольно-таки много народа, они как-бы сразу «узнали» друг друга, и сначала разговорились, сидя за одним из крайних столиков Эдгар с Альбертом, а потом, когда примерно минут через 25 к их столику присоединились так-же, как-то «случайно», если даже не как-то телепатически встретившиеся и познакомившиеся в большом людском потоке по дороге к этому заведению Рэд и Дэйв, то когда они уже подсели к столику, за которым уже вовсю и оживлённо разговаривали Альберт и Эдгар, то после небольшого разговора они заказали ещё по одному ланчу с холодными коктейлями, и когда заказ принесли, они склонились в четвером за своим столиком, и где-то около часа о чём-то тихо, и по возможности наиболее понятно и подробно о чём-то говорили. (Вообще-то тогда они по очереди, и почти что сразу после знакомства и нескольких обычных предварительных речей вообще-то… Вообще-то просто стали рассказывать своим соседям свои истории, в которых очень часто мелькали названия Москва, Минск, Прага, Нью-Дели, Лондон, Мельбурн и Нью-Айленд), и после этого разговора они просидели там ещё где-то около часа, и когда все волнения на улице уже закончились, они ещё раз оглянулись, и немного посоветовавшись, ведь все они только сегодня прибыли в этот город, (что вообще-то почти у всех у них получилось просто случайно – у Альберта шла вторая неделя его отпуска, и он решил заглянуть сюда и задержаться на пару дней, что-бы побродить и посмотреть на очень на очень большое и очень живописное Альгарское озеро, и сегодня утром снял номер в одном из приличных отелей, а остальные трое оказались здесь и вовсе случайно, – у Дейва внезапно сломалась машина, Эдгар был здесь проездом, а Рэд приехал из-за какой-то весьма странной телеграммы, в которой говорилось, что его завтра на улице такой-то, и в доме таком-то будет ждать кто-то из его очень и очень давних знакомых) … Да, но как только он приехал, то он почти сразу-же, в первом же почтовом бюро узнал, что в этом городе нет ни такой улицы, ни такого дома… И он хотел уже было отправляться обратно, как вдруг внезапно начавшиеся случайное народные волнение не повлекло его дальше по улицам, и пока он не столкнулся в этой толпе с точно таким-же рассеянным Дэйвом, и после примерно 30 минут, которые они провели, проталкиваясь и переговариваясь в этой толпе, в которой они успели уже и немного и переговорить, и познакомиться и выяснить, что многое и многое им обоим, как это не странно, но очень и очень знакомо… Да, и пока они не заметили немного приоткрытых дверей этого кафе, куда они зашли, и немного осмотревшись просто не смогли не заметить и как-то особенно выделить из всей собравшейся там публики сидевших и беседующих друг с другом Эдгара и Альберта, которые тут-же обернулись, и дружески кивнув только что вошедшим переглянулись, и пригласили их за два свободные места за их столом…
   И когда все волнения на улице закончились, и уже довольно неплохо познакомившаяся и успевшая обо многом уже переговорить компания вышла на опустевшую улицу, то уже немного лучше знавший эти места Альберт просто немного пошутил, и предложил им поселиться в той-же, стоящей недалеко оттуда гостинице, где как раз рядом с его номером имелось ещё несколько таких-же свободных номеров. Не стоит пожалуй как-то особенно отмечать, что вся остальная тройка новых друзей тотчас же с радостью согласилась с этим дружелюбным предложением, и через сорок минут все они уже осматривали свои новые предоставленные им номера, где они все и оставались всё то довольно-таки небольшое время, пока им под покровом ночи, и в весьма-таки спешном порядке не пришлось убираться из этого города, и после чего они как раз просто напросто и наткнулись на эту, совершенно неожиданно здесь оказавшуюся, и совсем не простую Дорогу…
   Да, а эта Дорога просто так обычно никогда не появлялась… Да, и особо долго им выбирать тогда вообще-то просто и не пришлось… Да, хотя о чём, о чём, а об этой Дороге каких только слухов, рассказов и страшилок только не было, но и другого выбора у них вообще-то тоже не имелось… Во всяком случае Дорога для начала заметёт все их следы, и если эта Дорога сейчас перед ними появилась, – то наверняка уже не просто так… Да, и потом была эта Дорога.

2

   Да, дорога, дорога, неизвестно где начинающаяся, и совершенно неизвестно где кончающаяся, и совершенно неизвестно куда, и в какие дали ведущая… Да, эта дорога, о которой ходило столько различных слухов и сказок, которой очень часто пугали на сон самых провинившихся детей, и которую каждый более и менее трезвый прохожий обходил очень и очень далеко стороной, если просто не убегал, испугано открещиваясь на ходу – (ведь кто знает, если вдруг остановишься – то дорога тогда просто заберёт случайно зазевавшегося прохожего к себе, – и тогда – всё, конец)…
   Да, дорога, дорога, о существовании которой знали просто все, но которой не было ни на одной карте, дорога, которая один день пролегала в одном месте, а через несколько дней была уже в 70 – 80 километрах от этого места, да, эта дорога, которая появлялась где хотела, и исчезала когда угодно, и можно было только приблизительно попытаться угадать, где-же и когда она соизволит появиться в следующий раз…
   Ну что-же, а так как их эта Дорога просто «пригласила», и они, как и все те удачливые путники, которым тоже выпадала такая-же честь совершенно спокойно продвигались по этой дороге, и дорога всегда выводила их в те края и места, куда этим путникам было надо… Да, дорога отнеслась к ним весьма и весьма радушно, и вот они уже почти пол года путешествуют, задерживаясь на стоянки в тех некоторых больших городах, к окраинам которых их эта дорога весьма осторожно выводила, да, но и на самой этой дороге частенько появлялись и не обычные города, а такие, почти что настоящие, «муляжи» или «фантомы», в виде небольших деревень, городков и посёлков, располагавшихся прямо на её обочине, и в которых больше нескольких часов лучше бы было не задерживаться, да, в них можно было купить и пополнить запасы продуктов и некоторые, нужные в этой дороге вещи, но – ни в коем случае не стоили там задерживаться до вечера.
   Ну, а что касается настоящих, и порою весьма и весьма больших городов, где путникам можно было вполне спокойно и снять номер в гостинице, и недели полторы – две отдохнуть от этой ходьбы, то к ним дорога никогда напрямую не выводила, а просто пролегала в нескольких километрах от них, и когда уже немного отдохнувшие и посвежевшие путники опять возвращались к своему пути, то всегда находили дорогу на том-же месте, где примерно они с неё и сходили. (Да, кстати мы тут можем заметить, что таких остановок на их пути было уже 7, и последняя, седьмая протянулась у них на целых три с половиной недели из-за довольно-таки сильных и весьма затянувшихся проливных дождей). Да, и во время этой, их последней стоянки кстати у них произошло и небольшое, но весьма немаловажное собрание-совещание – куда, и хотя-бы примерно когда эта дорога… Да, когда-же она их куда-то приведёт, где это может быть, в каком примерно городе, или местности… Да, это совещание было довольно-таки долгим, но в результате, так и не прийдя к единому решению в вопросе, примерно похожем на разнообразные попытки вычисления о том, сколько же всё-таки может быть дырок в мыльных пузырях в весьма и весьма мыльном растворе они уже решили вообще-то кончать этот, и вроде бы выдавшийся пустым разговор… Пока вдруг все четверо не замолчали, и промолчав несколько минут переглянулись… Переглянулись… (Да по небольшому секрету мы можем здесь сообщить, что у каждого перед глазами в этот момент появился этот, немного заснеженный, и лежащий в довольно-таки глубоком горном ущелье посёлок, находящийся в горах почти у самой границы, и что посёлок тот назывался Изышь, и туда они должны будут добраться вообще-то примерно уже самому началу октября) … Да, так они и узнали, куда-же всё-таки ведёт их эта дорога, и куда им собственно было и надо… Да, и там, около этого посёлка… Да, и там, как будто бы эта невидимая плёнка, не пропускавшая их память приподнялась, и каждому из них вспомнилось большое и блестящее здание Московского Центра, группа людей, обступившая их, и проводящая уже последний инструктаж, потом ещё одна, и ещё более большая группа людей, провожающая их, и как они выходят за ограду небольшого зелёного внутреннего дворика этого большого зелёного парка, и по широкой, и обсаженной липами и тополями дороге в окружении этой группы провожающих подходят к большим и широким ступеням главного входа, поднимаются, заходят внутрь… Да, и ещё всем почему-то, и как-то особенно запомнилось то, каким мягким и лёгким в тот день был этот, провожающий их тёплый, изредка немного качающийся южным ветром этот ранний летний Московский воздух с запахом тополей и сиреней… Да, и вот и этот горный посёлок Изышь, и что всё должно быть там, и только там…
   Костёр мерно потрескивал сухими сучьями, лёгкий ветер слегка шевелил листвой стоявших рядом деревьев, на солнце было уже где-то 25 градусов, что очень и очень радовало после этого трёхдневного дождя, под которым им пришлось пробираться по этой дороге, и хотя стоял уже последний месяц лета, но ясные и солнечные дни как обычно продлятся пожалуй до самой середины октября, это было совершенно обычно. Да, только где-то через две недели, как немного прокашлял их небольшой дорожный приёмник, могли пройти три или четыре дня с небольшими осадками, но к этому времени они уже дойдут до последнего большого, и довольно густонаселённого города на их пути, Кангара, который стоит почт на самой границе, то есть после которого уже начинаются большие и весьма высокие горы, и если идти дальше по дороге, то через три недели они уже подошли бы и к самому перевалу. Да, но идти им нужно было вообще то не три недели, а две…
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →