Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

У пчел пять глаз

Еще   [X]

 0 

Российская история в лицах (Фортунатов Владимир)

В книге представлены биографические портреты главных героев российской истории.

Год издания: 2009

Цена: 83 руб.



С книгой «Российская история в лицах» также читают:

Предпросмотр книги «Российская история в лицах»

Российская история в лицах

   В книге представлены биографические портреты главных героев российской истории.
   Первые лица страны от Рюрика до Путина, отважные полководцы, среди которых Суворов, Кутузов, Скобелев и Жуков, политические лидеры от Вадима Новгородского до Владимира Жириновского, религиозные деятели – митрополит Илларион, Ксения Петербургская, Алексий II и многие другие, творцы отечественной культуры от Нестора до Лихачева, знаменитые женщины, герои и антигерои нашей истории предстанут перед читателями. Жестокие и справедливые, мудрые и безрассудные, восхваляемые и ненавидимые, овеянные легендами, они творили и творят нашу историю. Впечатляющая галерея звёзд российской истории призвана помочь не только лучше понять наше прошлое, но и разобраться в современной жизни.
   Книга построена по хронологическому принципу, каждая эпоха представлена увлекательными сюжетами о наиболее значимых персонажах нашей истории.
   Издание рассчитано на самый широкий круг читателей, интересующихся историей России.


Владимир Валентинович Фортунатов Российская история в лицах

   …Изучение истории своей страны нобходимо для тех, кто правит, – и те, кто освещают ее, приносят истинную пользу государству.
Князь M. M. Щербатов

Введение

   В свою «Русскую историю в жизнеописаниях ее главнейших деятелей», вышедшую в 1873 г., Н. И. Костомаров включил очерки о более чем 40 персонажах отечественной истории с X до XVII в. – от князя Владимира Святого до Стеньки Разина.
   Сотни, если не тысячи развернутых персоналий и кратких биографических справок были опубликованы в известных дореволюционных и советских энциклопедических изданиях.
   Со второй половины 1980-х гг. начался настоящий «бум» биографической литературы. Регулярно публиковали биографические статьи журналы «Отечественная история», «Вопросы истории», «Новая и новейшая история», «Родина» и др. Зачастую они предваряли появление монографий, брошюр, сборников биографий. Наряду с центральными издательствами немало уникальных биографических книг выпустили местные издатели.
   Популярные журналы и газеты стали публиковать «рейтинги» исторических деятелей, составлявшиеся на основе специальных социологических опросов.
   Нельзя не вспомнить и о большом резонансе, который имели выставки художника И. С. Глазунова. Сам автор центральное место в экспозициях отводил масштабным полотнам «Тысячелетняя Россия» и «Россия. Век двадцатый». На двух полотнах были представлены более 200 персон российской истории.
   «Персональный вопрос» не сходит с повестки дня российской общественно-политической жизни. Состоялось перезахоронение останков семьи Романовых и их канонизация Поместным собором Русской православной церкви в 2000 г. Однако до сих пор не решен вопрос о Мавзолее В. И. Ленина на Красной площади. Было осуществлено перезахоронение останков философа И. А. Ильина, лидеров белого движения генералов А. И. Деникина и В. О. Каппеля, и в то же время известны случаи разрушения или осквернения мемориальных мест.
   В условиях новой России за последние 15—20 лет появилось немало новых памятников, мемориальных музеев, досок. Но открытие новых или реставрация старых мемориальных музеев зачастую либо безнадежно затягиваются, либо вообще оказываются под сомнением из-за того, что некоторые «очень важные персоны» отечественной истории «имели неосторожность» родиться или жить в домах, местах или на земельных участках, которые приглянулись современным влиятельным и к тому же богатым людям.
   Следует упомянуть и о мощном потоке художественных и документальных фильмов, в центре которых оказались сотни известных деятелей прошлого.
   «…Только в воссоздании судеб, поведения, сознания исторических личностей возможно представить ход истории во всей многосторонней цельности. Ведь этот ход в любых, самых различных его проявлениях – от сдвигов в экономике до обретения новой религии – воплощается ни в чем ином, как в действиях людей, хотя это еще отнюдь не значит, что отдельные люди, личности действуют всецело сознательно и целенаправленно; в конце концов они просто живут, – притом совместно, в единстве с множеством своих современников», – писал В. В. Кожинов.[1]
   Все слышали о том, что на историю любой страны прежде всего действуют объективные факторы: климат, рельеф местности, наличие выходов к морям, геополитическое положение, обеспеченность полезными ископаемыми, другими материальными ресурсами. Именно эти факторы в той или иной комбинации в определяющей степени влияют на судьбы народов и людей, оказавшихся на определенной территории в определенный исторический период. Но для некоторых народов благоприятные объективные условия оказываются явно недостаточными для организации полноценной социальной жизни, для прогрессивного развития. Индейские племена могли бы еще столетия занимать обширные пространства Северной Америки, находясь в единстве с окружающей природой. Белые люди, пришедшие на земли индейцев, на протяжении нескольких столетий изменяли облик Северной Америки, да и мира в целом.
   Человек сравнительно недавно отделился от природы, занял в ней особое место, создал свой особый внеприродный мир. Сознательная деятельность людей положила начало истории как таковой. Возникновение различных форм сообщества людей, взаимоотношения между этими сообществами, способы взаимодействия людей с природой, весь огромный мир нового, ранее не существовавшего в самой природе, что в самом широком плане иногда называется культурой, стало результатом использования человеком своего интеллекта, воли, энергии, мускульной силы и движений души. В основе любого исторического события, процесса, преобразования находится движение человеческой мысли, некая идея. Чаще всего конкретное историческое лицо, выдвинувшее тот или иной проект, инновацию, идею, выражает общие устремления своих современников или, как говорят, объективные потребности времени, назревшие задачи. Объективность так называемых исторических предпосылок в действительности оказывается мнимой, так как представляет собой лишь высокую концентрацию желаний, устремлений, готовности к действиям многих людей. Поэтому любой фрагмент исторического развития, любое историческое событие, исторический факт есть проявление субъективного фактора, то есть предметно-практической деятельности отдельных индивидов или целых групп людей, составляющей активное начало истории.
   Историческая наука оперирует множеством инструментов для описания своего предмета изучения. Используя огромное количество обозначений конкретных предметов, общих понятий и частных характеристик, историки порой забывают, что современный человек действует в ином предметном мире и не всегда способен вникнуть в реалии прошлого. Возможно, в нашей стране многие люди плохо знают историю потому, что в том виде, в каком ее преподносят, она трудна для восприятия. Если же сконцентрировать внимание на судьбах людей, вершивших отечественную историю и вошедших в ее анналы, то такой подход может способствовать формированию другого понимания событий прошлого. Ведь в действиях многих исторических личностей проявлялись не только некая историческая заданность, «железная» закономерность, обусловленная «объективными предпосылками», но и особенности воспитания, личной психологии, совокупность человеческих качеств, влияние других людей и многое другое.
   В книге, предлагаемой читателю, впервые в исторической научно-популярной литературе предпринимается попытка представить события отечественной истории через биографии конкретных людей на всех этапах нашего исторического развития «от Рюрика» до сегодняшнего дня. На фоне современного «безлюдья» история России поражает многолюдьем, богатством человеческих судеб. Впрочем, еще в позапрошлом веке было сказано: «Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя…». В эту книгу «просятся» даже не сотни, а тысячи персон. Но объем книги ограничен. В такой ситуации нельзя не прибегнуть к некоторой систематизации, структурированию используемого материала.
   Во-первых, существует устоявшаяся периодизация отечественной истории, которая полностью оправдала себя при организации учебного процесса.[2] В соответствии с характером государственного строя России обычно выделяются следующие исторические периоды в развитии нашего Отечества:
   1) догосударственный период (до IX в.);
   2) Древняя Русь – раннефеодальное государство (862-1237 гг.);
   3) русские земли в составе Золотой Орды (1243—1480 гг.);
   4) Московское царство – сословно-представительная монархия (1480—1700 гг.);
   5) Российская империя как абсолютная монархия (1700—1860 гг.);
   6) Российская империя на пути к капитализму и конституционной монархии (1861—1917 гг.);
   7) Советская Россия – СССР (1917—1991 гг.);
   8) постсоветская Россия (1991—2008 гг.). Во-вторых, в рамках каждого исторического периода все «действующие лица» классифицированы. Возникает опасность повторения какой-то информации, чего автор, вопреки поговорке «повторение – мать учения», постарается избегать. В данной книге предлагается следующее деление исторических персон на группы:
   1. Первые лица государства, высшие руководители страны (великие князья, цари, императоры, генеральные секретари, президенты).
   2. Государственные деятели (не будем добавлять эпитет «выдающиеся»),
   3. Полководцы, военачальники (тоже без прилагательных «великие», «знаменитые» и т. п.).
   4. Лидеры политических, социальных движений.
   5. Деятели русской православной и других церквей (иногда говорят о религиозных деятелях).
   6. Лидеры, творцы в сфере культуры (мыслители, философы, деятели литературы и искусства и т. д.).
   7. Женщины в истории России (разумеется, речь пойдет о наиболее известных, выдающихся, знаменитых представительницах женского пола).
   8. Герои и антигерои.
   В-третьих, в подходе к каждому историческому лицу автор привык руководствоваться аналитической схемой, позволяющей составить наиболее полное представление о том или ином человеке. В самом усеченном виде эта схема выглядит следующим образом:
   1. Даты, основные обстоятельства жизни и смерти конкретного лица, место захоронения.
   2. Родители, особенности формирования, воспитания личности, семья.
   3. Основные направления деятельности в хронологической последовательности (возможна бесконечная детализация и дифференциация материала).
   4. Личность в оценке современников и потомков, уникальные черты, «мемориальный шлейф» (памятники, наименования и т. д.).
   Следует признать, что о некоторых действующих лицах отечественной истории материалов маловато, и существует не много шансов на восполнение некоторых «белых пятен» в ряде биографий. В данной книге следовать предложенной схеме в полном объеме автору удавалось не всегда, и развернутую информацию любознательным читателям придется искать в специальных работах. Поэтому в самом тексте, в постраничных ссылках и списках литературы рекомендована соответствующая литература.
   Исследование о субъективном факторе в отечественной истории не может не быть субъективным, не может не отражать личного опыта, жизненной позиции любого автора, который берется за сбор, классификацию и интерпретацию биографического материала. Следует, по-видимому, примириться с тем, что история никогда не сможет быть в полной мере объективной хотя бы потому, что, как правило, историку недоступна какая-то часть материала, необходимая для полного, исчерпывающего анализа. В этом плане оперировать математическими формулами и физическими законами значительно проще, чем «залезть в голову» какого-то исторического деятеля, чтобы понять его действия. Историческая реконструкция сложна сама по себе. А на понимание и оценку людей прошлых столетий не могут не влиять мировоззрение, система ценностей, личный опыт каждого историка, включая автора предлагаемой читателям работы.
   Предлагаемая вниманию читателей книга носит название «Отечественная история в лицах». Под отечественной историей подразумевается история нашей страны, России. Название «Отечественная история» сегодня фигурирует в зачетных книжках всех выпускников российских вузов, так как предмет именно под таким названием входит в число федеральных дисциплин и является обязательным для изучения во всех российских вузах. Ориентиром для изучения «Отечественной истории» является Государственный стандарт, действующий с 1998 г.
   Название «Отечественная история в лицах» означает стремление автора персонифицировать нашу историю, показать ее через людей, оставивших в ней определенный след. Русский язык богат, эмоционален и экспрессивен. В самих словах, закрепившихся за различными историческими персонажами, обычно уже содержится вполне определенная оценка. Для русского народа всегда была важна оценка нравственного облика того или иного исторического «лица». Поэтому за «ликами» и «личинами» могут скрываться прямо противоположные по своему человеческому содержанию «лица» и «персоны». В русской истории, как и в истории любой другой страны, встречались отвратительные, мерзкие люди, для которых в русском языке нашлись хлесткие и даже грубые определения. Автор данной работы открыто заявляет о «субъективности» своего отношения к различным персонажам отечественной истории, но постарается ее не навязывать. Во всяком случае, выходом для любого честного историка, претендующего на объективность, является упоминание других, в том числе противоположных, точек зрения; если не точное цитирование или изложение другого мнения в основном тексте, то хотя бы отсылка к работам других авторов в примечаниях и списках литературы.
   Все сказанное позволяет утверждать, что эта книга адресована самому широкому кругу читателей: старшеклассникам, студентам, учителям, политикам – всем, кто интересуется отечественной историей.
   В первую очередь, конечно, «Отечественная история в лицах» предлагается любимым студентам с надеждой на то, что параллельно с основным учебным пособием по этому предмету они прочитают «субъективную историю» и посмотрят на свое прошлое, так сказать, в «человеческом измерении». А при подготовке рефератов не будут примитивно «скачивать» тексты из Интернета, но обратятся к рекомендованной литературе, чтобы самостоятельно углубиться в жизненные перипетии какого-то героя или монстра родной истории.
   Работа адресована любителям исторического чтения с надеждой на то, что на своих полках, уже заставленных исторической литературой, они найдут место для этой книжки, которая, будучи прочитанной, может впоследствии использоваться в качестве справочника, или детьми и внуками, или для разгадывания кроссвордов и т. д.
   Хочется надеяться, что эту книгу приобретут российские библиотеки, которые несмотря ни на что продолжают сеять доброе, вечное и мудрое.
   Может, кто-то полистает эту книгу перед очередными выборами, посмотрит на очередное «лицо» и сделает действительно правильный выбор.
   Среди читателей, возможно, окажутся и будущие «лица» российской истории. Добро пожаловать!

Раздел I
Древняя Русь
(862-1237 ГГ.)

1.1. Первые лица государства, высшие руководители страны

1.1.1. А был ли Рюрик?

   В Старой Ладоге, в первой каменной крепости и первой столице Древней Руси, покажут, откуда приплыл Рюрик. Желающие могут сфотографироваться на улице Варяжской, по которой, возможно, ступала нога легендарного основателя Древнерусского государства. В Старой Ладоге (иначе – Невограде; озеро Нево – Ладожское озеро) в соответствии с данными русских летописей и другими источниками предполагают, что Рюрик мог быть скандинавом (шведом, норвежцем или датчанином[3]) и вождем восточных славян-русов, живших на Карельском перешейке и контролировавших торговые пути «из варяг в греки» и «из варяг в арабы».
   Посетителям Великого Новгорода показывают Рюриково городище – остатки поселения около Новгорода, на берегу реки Волхов, по которой Рюрик пришел из Старой Ладоги в Новгород, ставший второй столицей нашего государства. Новгородцы утверждают, что Рюрик был внуком новгородского старейшины Гостомысла, сыном его дочери Урмилы, местным уроженцем, из местных ильменских словен.
   Краткая биографическая справка Рюрика может выглядеть следующим образом. Рюрик (Рорик), всецело достоверная личность, родился около 817 г. Сын датского (ютландского) конунга Хальдвана, он управлял рядом территорий в Западной Европе.
   В «ближнем зарубежье», в современной столице Украины, древнем городе Киеве, ставшем третьей столицей Древней Руси, выпускают деньги, на которых изображен родовой тотем рода Рюриковичей – сокол, падающий на добычу со сложенными крыльями. На Украине Рюрика считают своим, из родовой знати «венедов» – западных славян, основателем украинского государства, на территории которого в ордынский период сформировалось Московское княжество.
   В скандинавских странах (Дании, Норвегии, Швеции) рассказывают, что неукротимый Рюрик, вволю потрепавший различные западные страны, в конце жизненного пути нашел свою «землю обетованную» на востоке Европы и стал основателем одного из самых мощных государств мира. И это не может не тешить самолюбие жителей маленьких «тишландий» на севере Западной Европы.


   Рюрик. Памятник «Тысячелетие России». 1861—1862 гг. Новгород.

   Споры вокруг «призвания варягов» во главе с Рюриком, Синеусом и Трувором продолжаются не менее двух столетий.
   На данный момент можно говорить о некоторых более или менее бесспорных вещах.
   Во-первых, с 862 по 1598 г. русскими землями управляла династия Рюриковичей. Последним Рюриковичем был Федор Иванович, сын Ивана Грозного.
   Во-вторых, Рюрика пригласили или, как считает H. M. Карамзин, избрали править собой два славянских (ильменские словене и кривичи) и два финских (весь и чудь) племени. Рюрик был настоящим правителем. Он присоединил к своей территории некоторые другие племена (мерю, мурому, корелу и т. д.), организовал управление, сбор дани на контролируемых территориях.
   В-третьих, современное население российского северо-запада хранит память о Рюрике (Старая Ладога, Новгород, Приозерск), Синеусе (Белоозеро) и Труворе (Изборск), хотя варяжское влияние на самобытную местную русскую культуру признается весьма незначительным. По-видимому, варяги «жили сами и давали жить другим». И очень быстро растворились, ассимилировались в теплой обстановке славянского гостеприимства.
   В-четвертых, «норманнская теория», легенда о «призвании варягов» ничем не лучше и не хуже разнообразных вариантов воплощения модели «общественного договора»: лучше компромисс с приглашением авторитетного постороннего третейского судьи, чем бесконечная война всех против всех («встал род на род», – говорится в «Повести временных лет»).
   На вопрос «А был ли Рюрик?» однозначный ответ способны легко находить политиканствующие дилетанты или дилетантствующие политиканы. Профессиональные же историки могут охарактеризовать имеющиеся источники, представить различные варианты и ограничиться философским выводом: «Если бы Рюрика не было, его следовало бы выдумать!»
   Во всяком случае Рюрик занял свое место в памятнике «Тысячелетие России», что был открыт в Новгороде в 1862 г. Александром II. В состав русского военно-морского флота с 1895 г. входил крейсер «Рюрик», погибший в неравном бою с четырьмя японскими крейсерами в августе 1904 г. Изображения «Рюрика» приводятся во многих биографических и иллюстрированных изданиях. Независимо от того, будет ли найдена могила Рюрика в окрестностях Приозерска, и что скажут археологам и антропологам найденные предметы, история государства Российского будет начинаться с этого короткого и звучного имени – Рюрик.


   Призвание варягов. Миниатюра из Радзивилловской летописи.

1.1.2. Вещий Олег: князь или воевода?

   Олег княжил 33 года: с 879 по 912 г. С его именем и происхождением связано много легенд, преданий. Он, являясь воеводой или родственником Рюрика, начал править как регент при его малолетнем сыне Игоре. Три года Олег оставался в Новгороде. Затем, набрав войско из варягов и подвластных ему племен чуди, ильменских славян, мери, веси, кривичей, двинулся на юг. Сначала он занял Смоленск и посадил там «своего мужа», потом перешел в землю северян и здесь, в Любече, также «посадил мужа». Затем Олегу подчинились дулебы, тиверцы и хорваты на левобережье Днепра. В Киеве княжили Аскольд и Дир. По преданию, Олег хитростью выманил их из города и убил. Он не только распространил свою власть на Киев, один из крупнейших городов Восточной Европы того времени, но и сделал его официальной столицей складывавшегося Древнерусского государства. «Се буди мати градом русским», – передает слова Олега «Повесть временных лет».

   Вещий Олег.

   Он строил города, используя их для того, чтобы удерживать в своих руках покоренные народы и защищать их от нападений кочевников. Им была наложена дань на ильменских славян, кривичей и мерю. Новгородцы должны были платить по 300 гривен ежегодно на содержание дружины из варягов. Олег постоянно расширял пределы своих владений, покорял племена, жившие на восток и запад от Днепра. В 883 г. он покорил древлян, находившихся во вражде с полянами, и наложил на них дань по черной кунице с жилья. Северяне платили дань хазарам; Олег сказал северянам: «Я враг хазарам, а вовсе не вам», – и северяне, по-видимому, без сопротивления согласились платить дань ему. Радимичей Олег послал спросить: «Кому дань даете?» Те отвечали: «Хазарам». «Не давайте хазарам, а давайте мне», – велел сказать им Олег. Радимичи стали платить дань ему по два шеляга с рала, как раньше платили хазарам. Более длительное время потребовалось Олегу, чтобы покорить дулебов, хорватов, тиверцев, а также угличей.
   В 907 г. Олег предпринял поход на греков, оставив в Киеве Игоря. Во главе громадного объединенного войска почти всех славянских племен: ильменских славян, чуди, кривичей, мери, полян, северян, древлян, радимичей, хорватов, дулебов и тиверцев, а также варягов – Олег совершил удачный поход на Царь-град (Константинополь). При приближении русских к Константинополю греки замкнули гавань и заперли город. Олег, войско которого двигалось на кораблях (по летописи, до 2000 судов), вышел на сушу и стал опустошать окрестности, разрушать здания и храмы, мучить, избивать и бросать в море жителей. Дальше летописный рассказ приобретает совершенно фантастический характер, плохо сообразуясь с законами физики. Олег якобы велел поставить лодки на колеса и при попутном ветре двинулся к городу. Греки испугались и просили не губить город. Они согласились заплатить дань, какую только Олег назначит. Свою мудрость Олег проявил и тогда, когда греки, решив отравить Олега (а они были большие мастера в изготовлении ядов), прислали ему кушанья и напитки. Он не принял их, и замысел коварных ромеев не удался.
   Начались переговоры. Олег послал к императору послов Карла, Фарлофа, Велмуда, Рулава и Стемира. Переговоры были трудными, но результат был очень важным: Олег добился первого равноправного международного договора молодого Русского государства с мощной и влиятельной Византийской империей. Императоры Лев и Александр целовали крест (то есть давали присягу перед богом) при заключении этого договора. Предполагают, что именно в Византии за политическую мудрость и прозорливость Олега назвали «вещим» (мудрым), а затем и народ признал в нем выдающегося руководителя («волхва»), Олег возвратился в Киев с золотом, дорогими тканями, овощами, винами и всякими другими подарками.
   В 911 г. Олег послал «своих мужей» в Константинополь утвердить договор, заключенный после похода. Договор установил, что при разборе дел о преступлении нужно основываться на точных показаниях; если кто поставит под сомнение достоверность показаний, то должен поклясться по обрядам своей веры, что оно ложно; за ложную клятву полагалась казнь. Текст именно этого международно-правового документа встречается в большинстве хрестоматий. «Если русскому или греку случится быть в какой-нибудь стране, где будут невольники из русских или греков, то он должен выкупить их и доставить в их страну, где ему будет выплачена выкупная сумма; военнопленные также возвращаются на родину, а взявший их в плен получает обыкновенную цену невольника. Русские могут добровольно поступать на службу к греческому императору. Если русские невольники будут приведены на продажу к грекам или наоборот, то они продаются по 20 золотых и отпускаются на родину». Нельзя не усмотреть в этих строчках проявления заботы правителя о своих подданных. Мудрый Олег пропустил через свои земли племена угров (венгров), которые под давлением печенегов из юго-восточных степей на территории Восточно-Европейской равнины переселились на территорию Молдавии, Бессарабии, Валахии.
   Со смертью Олега связано в летописи известное сказание, послужившее мотивом для создания стихотворения А. С. Пушкина «Песнь о вещем Олеге». По легенде он умер от укуса змеи. На Украине считают, что он похоронен в Киеве на горе Щековице. В Старой Ладоге также существует «Ольгова могила».

1.1.3. «Беспредел» князя Игоря

   Существует версия, что Игорь был не сыном, а внуком или даже правнуком Рюрика и реально правил непродолжительное время в первой половине 40-х гг. X в. После «вещего» Олега, по мнению ряда авторов, правил «неучтенный» и не очень удачливый Олег II, сын Олега I Приближение Игоря к Рюрику осуществлено летописцами для того, чтобы обеспечить единство правления и четкое наследование от отца к сыну в династии Рюриковичей.
   Трудностей и на его княжеский век (912—945 гг.) хватило с избытком. Едва смерть Олега стала известной, древляне и другие племена восстали, но Игорь заставил их смириться. Его воевода Свинельд покорил угличей, взял их город Пересечень, за что и получил их землю в управление. В 914—915 гг. началась борьба с печенегами. Игорь встретил печенегов с многочисленным войском. Печенеги, не решаясь вступить в бой, заключили с Игорем перемирие на пять лет.


   Князь Игорь. Художник И. Я. Билибин.

   Игорь – первый русский князь, о котором сообщают иноземные писатели (Симеон Логофет, Лев Грамматик, Георгий Мних, Кедрин, Зонара, продолжатели Феофана и Амартола, Лев Диакон, кремонский епископ Лиутпранд). В 941 и 944 г. состоялись не очень удачные походы на Византию. В 941 г. Игорь предпринял поход на Грецию. С флотом в несколько сотен ладей Игорь пристал к берегам Вифинии, опустошил по тогдашнему обыкновению значительные территории и подступил к Константинополю. Большая часть греческого флота была в то время в походе против сарацин (арабов). Но остававшиеся суда использовали против флотилии Игоря «греческий огонь» (специальный воспламеняющийся состав) и подожгли множество русских ладей. Игорь смог уйти только с 10 судами.
   В 944 г. Игорь при содействии варягов и печенегов возобновил нападение на Грецию, но греческие послы перехватили его до перехода через Дунай. Они предложили выкуп. Игорь согласился и вернулся в Киев. В 945 г. в Киев прибыли греческие послы для подтверждения этого мира. Игорь отправил в Царьград собственных послов, которые и заключили договор, датированный летописцем 945 г. Договор этот неизвестен византийским историкам, что послужило поводом известному историку Шлецеру усомниться в его подлинности.
   Серьезной проблемой оставалось сохранение контроля над племенами, которые были подчинены Олегом. В племенных союзах сохранялись достаточно прочные внутренние связи, и местные вожди стремились сохранить максимум самостоятельности в распоряжении местными ресурсами. А местные ресурсы уже были «на заметке» у главного князя, сидевшего в Киеве. В 913—914 гг. Игорь подавил бунт древлян и увеличил дань, взимаемую с их земель. Кроме племен, обитавших по обе стороны Верхнего и Среднего Днепра, владения Руси при Игоре распространялись, по-видимому, на юго-восток до Кавказа и Таврических гор. На это указывала статья договора 945 г., который обязывал Игоря не допускать нападений черных болгар (то есть болгар, обитавших на Нижней Кубани и в восточной части Крыма) на Корсунь и другие гречеческие города в Тавриде. На северном направлении владения Игоря достигали берегов Волхова, что можно вывести из указания Константина Багрянородного (византийского императора и писателя) на то, что при жизни Игоря в Новгороде княжил сын его Святослав.
   Неудачная борьба с Византией побудила князя обратить свои взоры на древлян. Дважды дружина Игоря наведывалась с полюдьем в Искоростень.
   Но и этого показалось мало. Под давлением дружины или полностью утратив ощущение реальности, Игорь в третий раз отправился в древлянскую землю, чтобы найти здесь свою погибель. «Пойду, еще похожу», – якобы сказал он большей части дружины, отправившейся со Свенельдом в Киев. «Повадился волк за овцами, так всех перетаскает», – прокомментировали поведение Игоря древляне. Дружину перебили, самого Игоря привязали к двум наклоненным деревьям и разорвали надвое.
   Власть получила хороший урок. Так проявила себя назревшая необходимость реформ, которые провела вдова Игоря правительница Ольга.

1.1.4. Устроительница Русской земли великая княгиня Ольга

   Княгиня Ольга – единственная женщина из всех правителей «империи Рюриковичей». Ее происхождение является предметом споров. В Пскове ее считают своей землячкой. А некоторые источники утверждают, что княгиня была знатного, скорее скандинавского, происхождения. Игоря она покорила умом и красотой. После трагической гибели Игоря, чтобы отомстить за него, Ольга возглавила карательный поход, во время которого был сожжен город Искоростень и убиты 5 тысяч древлян. Она стала фактической правительницей при малолетнем сыне Святославе.
   Если с именем Рюрика связано основание Древнерусского государства, то Ольгу без большого преувеличения можно назвать первым реформатором. Показательная расправа древлян над Игорем убедила ее, что «так больше жить нельзя», что необходимо упорядочить сбор дани и само управление. Этим она и занялась, отомстив древлянам.


   Святая равноапостольная княгиня Ольга.

   Территориально-административное обустройство подвластных земель Ольга обеспечила созданием становищ и погостов, своеобразных «крепостиц», защита которых возлагалась на «воев» – воинов. Погосты и становища превращались впоследствии в административные центры государства. Погосты стали местами взимания дани, фиксированный размер которой не вызывал уже протестов населения. Историки налоговой системы считают, что дань была не только посильной, но и едва ли не самой легкой за всю историю России. Для того чтобы ни от кого не зависеть и как можно меньше раздражать население, Ольга основала первые княжеские села – Ольжичи. Доходов с этих сел вполне хватало на нужды собственно великокняжеской семьи. В русском государстве у правителей на протяжении тысячи с лишним лет было два «кармана». Один – это общегосударственные доходы, из которых финансировалось осуществление общегосударственных «проектов», например военных экспедиций. Второй «карман» – собственный, личный. Это были земли, строения, различное движимое имущество, принадлежавшее великому князю и его семье.
   Налоговая и административная реформы способствовали экономическому укреплению и росту политического веса молодого государства. Ольга в 957 г. (или в 955) во время визита в Константинополь приняла крещение от византийского императора Иоанна Цимисхия. В состав русского посольства вошли племянник (скорее всего, сын Святослав), 8 приближенных, 22 посла, 44 торговых человека, 2 переводчика, священник, 16 приближенных женщин и 18 рабынь. Император Византии имел определенные виды на красивую русскую княгиню, являвшуюся вдовой. Он был не прочь стать ее мужем, что означало бы союз между Византией и Русью. Но это не входило в планы Ольги. Она попросила императора стать ее крестным отцом, что для Византии было не менее важным делом. В память о римской императрице Елене, положившей начало господству христианства в Римской империи, Ольга приняла имя Елены. После крещения византийский император, ставший крестным отцом русской правительницы, по церковным канонам уже не мог претендовать на роль жениха и понял, что его перехитрили. «Переклюкнула меня еси Ольга», – только и мог сказать обманутый византиец.
   Эта история, призванная польстить самолюбию россиян, имеет полулегендарный характер. К моменту крещения Ольге должно было быть около 65—70 лет, так как их брачный союз с Игорем относят к 903 г. Так что о браке с Иоанном Цимисхием речь вряд ли могла идти.
   Русь в период правления Ольги не воевала ни с одним из соседних государств. В 964 г. она передала власть достигшему совершеннолетия Святославу, но во время его длительных военных походов продолжала управлять государством. Ольга осталась в истории как рачительная, дальновидная, мудрая устроительница Русской земли. При ней никаких препятствий для принятия христианства не существовало ни в военной, ни в иной среде. Это впоследствии облегчило задачу первокрестителя Руси князя Владимира, внука Ольги. При жизни и после смерти Ольгу уважали в народе и называли Мудрой. Умерла она 11 июля 969 г., была похоронена по христианскому обычаю (без языческой тризны над могилой) и вскоре причислена к лику святых РПЦ (Русской православной церкви).

1.1.5. Владимир I: от язычника к Крещению Руси

   Владимир I был сыном князя Святослава и Малуши, дочери древлянского князя Мала (рабыни, ключницы княгини Ольги), и по решению Святослава княжил в Новгороде. В ходе борьбы за великокняжеский престол в Киеве он убил полоцкого князя Рогволда с сыновьями, погубил брата Ярополка и силой взял в жены его невесту Рогнеду. После занятия Киева в 980 г. создал языческое капище, поставил фигуру Перуна с серебряной головой. Владимир проявлял себя как яростный язычник. В Киеве были убиты Феодор и Иоанн, ставшие первыми русскими мучениками за христианскую веру.
   Владимир много и довольно успешно воевал. Он воевал с Польшей, с ятвагами (на территории современной Латвии), с булгарами (в среднем течении Волги). В 981 г. присоединил земли в Прикарпатье, Галиции (Перемышль, Червен). В Прикамье в 982—983 гг. смирил вятичей. В 984 г. подавил бунт радимичей. В 985 г. им подписан договор с Волжской Болгарией. На новых оборонительных рубежах Владимир закладывал крепости.


   Памятник Владимиру Святому в Киеве.

   В отношении соседней Византии Владимир проводил более искусную политику, чем его отец Святослав, умело использовал внутренние противоречия, столь характерные для всей истории Византии. Русская дружина помогла императорам Василию II и Константину подавить очередное восстание в империи. За эту услугу благодарные византийцы обещали Владимиру в жены свою сестру Анну, но отправку невесты к жениху всячески затягивали. Даже при отсутствии современных средств связи Владимир быстро раскусил византийскую «игру» и осадил город Херсонес на юго-западном побережье Крымского полуострова. Некий Анастас посоветовал Владимиру перекопать водоводы, по которым в осажденный Херсонес шла вода. Город сдался. Принцесса Анна приехала из Византии и чудесным образом излечила Владимира от внезапно возникшей слепоты. Владимир крестился (приняв имя Василий) вместе с дружиной в Херсонесе, где к 1000-летию принятия христианства Русью был возвигнут собор в честь этого знаменательного события (район современного Севастополя). Херсонес был возвращен Византии. А наличный штат священников и Анастаса Владимир забрал с собой в Киев, где крещение провели в массовом порядке.
   Владимир провозгласил христианство государственной религией после серьезных размышлений и сопоставления достоинств и недостатков различных религий. Иудаизм и ислам с их специфическими ограничениями были отвергнуты Владимиром. Христианство же Владимир предпочел получить из Константинополя, где главой церкви являлся патриарх, а не от Рима, где главным в церковных делах был Папа Римский. Патриархи в Византии полностью зависели от императоров. Такое соотношение между светской и церковной властью в Византии установилось после длительного периода «богоборческого движения», когда византийские императоры максимально ограничили власть церковной иерархии. На западе же Европы Папа Римский как наместник Иисуса Христа на земле претендовал на роль царя царей. Владимиру такая перспектива оказалась явно не по душе.


   Владимир I закладывает десятинную церковь в Киеве.

   Из Константинополя вместе с новой княгиней приехали митрополит Михаил и священники. Но Владимир не попал в вассальную зависимость от императора. Русь осталась независимым государством и переживала подъем. Единоверие укрепило страну. Русь стала частью мирового христианского сообщества, культурно обогатилась за счет заимствований из Византии.
   Владимир I построил в Киеве церковь Богородицы («Десятинную»), ввел отчисления от княжеских доходов (десятину) в пользу церкви. К 1018 г. на Руси было около 400 храмов. Владимир основал школы для детей знати. Русская православная традиция любит подчеркивать благотворное влияние, которое оказало крещение на моральный облик князя Владимира, до крещения не брезговашего никакими средствами для укрепления своей власти, имевшего несколько жен и сотни наложниц.
   После принятия христианства Владимир I продолжал свою многоплановую государственную деятельность. Он упорно воевал с печенегами, строил крепости, новые города. На берегу реки Трубеж, на месте, где русский богатырь Иван Кожемяка одолел печенежского богатыря («переял славу»), был основан город Переяславль. Киев при Владимире превратился в крупный богатый город.
   Владимир любил пиры, празднества, отличался хлебосольством. Он стал героем множества легенд и былин, в которые вошел под удивительным именем – Красное Солнышко. В последующую тысячу лет ни одного своего правителя русские люди не удостоили такого ласкового и многозначительного прозвища.
   Умер Владимир Красное Солнышко в 1015 г. Причислен к лику святых. При нем древнерусское государство вступило в фазу своего расцвета и широкого признания.
   Наследство великого правителя, как правило, служит предметом раздора между наследниками, преемниками. Эпигоны разорвали на части империю Александра Македонского. Внуки Карла Великого поделили между собой Западную Европу. К сожалению, не стала исключением и держава, созданная Владимиром I Святым.

1.1.6. Ярослав Мудрый и расцвет Древней Руси

   Ярослав родился около 978 г. и умер в 1054-м, прожив 76 лет. Его матерью была полоцкая княжна Рогнеда, захваченная Владимиром при разгроме Полоцка. Ярослав княжил в Новгороде, ежегодно собирал дань в размере 3 тысяч гривен, из которых две трети отсылал в Киев отцу – великому князю Владимиру. Ярослав отказался платить дань и нанял отряды варягов для борьбы с отцом. Но Владимир I умер, а Ярослав в результате борьбы с братьями Святополком и Мстиславом стал «самовластцем», как его называет летописец, Русской земли.

   Ярослав Мудрый.

   Эта борьба потребовала немалых усилий. Великокняжеским столом сначала завладел старший в роду Святополк. Он опасался, что киевляне пригласят популярного в народе сына Владимира I Бориса и, желая сделаться единодержавным правителем всей Руси, умертвил своих трех братьев (Бориса, Глеба и Святослава). Такая же опасность грозила и Ярославу. Он, собрав 40 тысяч новгородцев и несколько тысяч варяжских наемников, двинулся против Святополка, на стороне которого были печенеги. В упорном сражении Ярослав под г. Любечем разбил Святополка, после чего вступил в Киев и занял великокняжеский стол (1016). Ярослав щедро наградил новгородцев и отпустил их домой.
   Бежавший Святополк возвратился с полками своего тестя, польского короля Болеслава Храброго, который обрадовался случаю вызвать смуту на Руси и ослабить ее. Вместе с поляками пришли дружины немцев, венгров и печенегов. Сам польский король шел во главе всех этих объединенных войск. Ярослав был разбит на берегах Буга и бежал в Новгород. Болеслав отдал Киев Святополку (1017), но сам вскоре ушел из Киева, узнав о новых приготовлениях Ярослава, поскольку потерял много своих воинов-поляков, убитых киевлянами за насилия. Ярослав, опять с помощью новгородцев, с новым большим войском второй раз разбил наголову Святополка и его союзников-печенегов на р. Альте (1019). Эта победа состоялась на том месте, где был подло и зверски убит князь Борис. Святополк бежал в Польшу и по дороге умер. Ярослав в 1019 г. стал великим князем Киевским. Только теперь, по смерти Святополка Окаянного, Ярослав прочно утвердился в Киеве. По выражению летописца, Ярослав «утер пота со своею дружиной».
   Но за спокойную жизнь Ярославу еще предстояло побороться. В 1021 г. племянник Ярослава, князь Брячислав Изяславич Полоцкий, объявил притязания на часть новгородских земель. Получив отказ, он напал на Новгород, взял и разграбил его. Услышав о приближении Ярослава, Брячислав ушел из Новгорода со множеством пленников и заложников. Ярослав догнал племянника в псковских землях, на р. Судоме, где разбил его, и освободил пленных новгородцев. После этой победы Ярослав заключил с Брячиславом мир, уступив ему Витебскую волость (самостоятельное Витебское княжество с центром в Витебске существовало с 1101 г.).
   Вскоре Ярославу пришлось начать более трудную борьбу со своим младшим братом Мстиславом Тмутараканским, который прославился победами над касогами. Этот воинственный князь требовал от Ярослава раздела русских земель поровну и подошел с войском к Киеву (1024). Ярослав в то время побывал и в Новгороде, и на севере, и в Суздальской земле, где был голод и сильный мятеж, вызванный волхвами. В Новгороде, который на протяжении длительного времени служил Ярославу верной опорой, он собрал против Мстислава большое войско и призвал наемных варягов под начальством знатного витязя Якуна Слепого. Войско Ярослава встретилось с ратью Мстислава у местечка Листвена (близ Чернигова) и в жестокой сече было разбито. Ярослав снова удалился в свой верный Новгород. Мстислав сообщил ему, что признает его старшинство и не добивается Киева. Ярослав не доверял брату. Он воротился лишь тогда, когда собрал на севере под своим началом сильную рать. Ярослав заключил с братом мир у Городца (вероятно, близ Киева): землю Русскую разделили на две части по Днепру. Области по восточную сторону Днепра отошли к Мстиславу, а по западную – к Ярославу (1025). В 1035 г. Мстислав умер. Ярослав стал единовластно править Русской землей («был самовластцем», по выражению летописца). В том же году Ярослав посадил в «поруб» (темницу) брата своего, князя Судислава Псковского, оклеветанного, по словам летописей, перед старшим братом. В руках Ярослава оказались соединенными все русские области, за исключением Полоцкого княжества.
   Ярослав совершил много походов против внешних врагов. В 1017 г. он успешно отразил нападение печенегов на Киев и затем боролся с ними, как с союзниками Святополка Окаянного. В 1036 г. летописи отмечают осаду Киева печенегами в отсутствие Ярослава, отлучившегося в Новгород. Ярослав поспешил на помощь и наголову разбил печенегов под самыми стенами Киева. После этого нападения печенегов на Русь прекращаются. Известны походы Ярослава на север, против финнов. В 1030 г. он ходил на чудь и утвердил свою власть на берегах Чудского озера. Он построил здесь город и назвал его Юрьевым, в честь своего ангела (христианское имя Ярослава – Георгий, или Юрий). В 1042 г. Ярослав отправил сына Владимира в поход на Ямь. Есть известие о походе русских при Ярославе к Уральскому хребту (1032). На западных границах он вел войны с Литвой, ятвагами и с Польшей. В 1022 г. Ярослав осаждал Брест. В Красной (Червенской) Руси было взято несколько городов. Захваченных польских пленников князь селил по реке Рось в небольших городках для защиты земель от степных кочевников. Несколько раз Ярослав ходил в Польшу на помощь королю Казимиру для усмирения восставшей Мазовии; последний поход был в 1047 г. Княжение Ярослава ознаменовалось последним враждебным столкновением Руси с греками. Один из русских купцов был убит в ссоре с греческими купцами. Ярослав, не получив достойного удовлетворения за обиду, послал к Византии большой флот (1043). После упорной борьбы в 1046 г. был заключен мир; пленные с обеих сторон возвращены. Дружественные отношения с византийцами скрепил брак любимого сына Ярослава, Всеволода, с греческой царевной.
   Ярослав Мудрый проявил себя выдающимся государственным деятелем. При нем Русь была сильной и единой. Он считается автором «Русской Правды» – целого комплекса юридических документов, отразивших и регулировавших русскую социальную жизнь. При нем переводились с греческого на русский язык многие книги, организовывались школы для начального обучения, возникла своеобразная средневековая академия из «книжных людей» того времени. Летописным центром стал Киево-Печерский монастырь. Ярослав знал 8 языков, много читал не только днем, но и при свечах ночью. Он строил храмы. До наших дней сохранились Софийские соборы в Новгороде и Киеве, пострадавшие во время Великой Отечественной войны и затем восстановленные. В 1051 г. была основана знаменитая Киево-Печерская лавра. В этом же году Ярослав сам, без ведома константинопольского патриарха, назначил главу Русской церкви – митрополита Иллариона. В 1010 г. он основал город Ярославль, который сегодня является центром Ярославской области. При Ярославе основан и город Юрьев. Его называли «самовластцем», «каганом» (на восточный лад), а в конце жизни стали называть царем, как византийского императора. Довольно часто Ярослава называли «нарядником», правителем, который заботился о благоустройстве, спокойствии и безопасности своих земель и народа.


   Изображение Владимира II на древнерусском знамени.

   Ярослав был женат на дочери шведского короля Олафа Ингигерде (в крещении Ирине). Своих сыновей и дочерей он также женил и выдавал замуж за представителей европейских королевских домов. Сестра Ярослава Мудрого Доброгнева была замужем за Казимиром, польским королем. Дочь Ярослава Мудрого Елизавета стала женой Харальда Сурового, норвежского короля; вторая дочь Анастасия являлась женой Андрея Венгерского; его сын Всеволод был женат на дочери византийского императора Константина Мономаха; сын Святослав женат на Оде, дочери маркграфа Штадтского; сын Изяслав женат на Гертруде, дочери маркграфа Саксонского. Анна Ярославна после смерти супруга, французского короля Генриха I, некоторое время управляла страной.
   Если о «рейтинге» нашей страны в системе международных отношений в дореволюционный период судить по уровню заключенных браков, то с достижениями в этой сфере Ярослава Мудрого последующие периоды трудно сравнивать. В XIII—XVII вв. мужчины из дома Рюриковичей брали в жены дальних родственниц из того же дома Рюриковичей, а также на «конкурсной основе» отбирали лучших представительниц из числа боярских и дворянских дочерей в период Московского княжества (царства), иногда дочерей знати с Востока и в редких случаях выбирали невест с Запада. Католички не желали принимать православие. Поэтому Романовы в XVIII—XIX вв. брали в жены немецких принцессок-протестанток из карликовых государств. А русским царевнам вообще приходилось туго. Достойные кандидаты находились крайне редко. Для православных также считалось зазорным менять веру. А Ярослава Мудрого в Европе уважали. И религиозные амбиции в первой половине XI в. еще (до раскола христианства на католичество и православие) в 1054 г. не были столь сильны.
   Ярослав Мудрый погребен в Софийском соборе в Киеве, на стенах которого он был при жизни изображен вместе с семьей.

1.1.7. Тяжела ли «шапка Мономаха»?
(государственная деятельность Владимира II Мономаха)

   Между тем достойным внуком Ярослава Мудрого стал Владимир II Мономах. Его отец – любимый сын Ярослава Мудрого Всеволод, а мать – дочь византийского императора Константина IX Мономаха Мария.
   Свою «трудовую деятельность» Владимир Всеволодович начал в возрасте 14 лет (родился в 1053 г.) и первые И лет (1067—1078) был князем в Смоленске. Еще 15 лет Владимир Всеволодович княжил в Чернигове (1078—1093) и еще 20 – в Переяславле (1093—1113).
   В 1113 г. в Киеве произошло народное восстание, которое некоторые авторы считают первым еврейским погромом. Дело в том, что еврейские ростовщики, выходцы из Хазарии, довели население своими процентными ставками до «белого каления». Киевские бояре призвали авторитетнейшего князя Владимира, которому было уже 60 лет.
   Порядок навели быстрым и простым способом. Владимир Всеволодович, который теперь уже стал Владимиром II, утвердил Устав «о резах», то есть о процентах, который уничтожил произвол ростовщиков. Были установлены разумные процентные ставки и запрещено, например, начислять проценты на проценты. (Современные россияне даже не представляют, что таких диких, грабительских процентов на кредиты, предоставляемые российскими банками, нет ни в одной действительно цивилизованной стране мира.)
   Правнук Владимира I и внук Ярослава Мудрого Владимир II хорошо понимал, что русские земли находятся в крайне опасном положении. Он использовал весь свой авторитет, чтобы не давать разгораться новым феодальным междоусобицам, выступал в роли третейского судьи, при необходимости использовал силу.
   Русские князья еще помнили, что они все Рюриковичи. И понимали, что хотя бы перед угрозой внешней опасности нужно действовать сообща. В 1111 г. под руководством Владимира II состоялся мощный поход против половцев, которым было нанесено решительное поражение.
   Владимир II успел подсчитать, что он принял участие в 83 походах, проскакал на коне 16 тысяч километров, одолел и взял в плен немало достойных противников. Вплоть до 70-летнего возраста он сам возглавлял дружину и пользовался непререкаемым авторитетом.
   Великий князь Киевский с 1113 по 1125 г. стал первым правителем, который анализировал свой собственный опыт и сформулировал рекомендации, которые концептуально не утратили своей актуальности до наших дней. В сочинении «Поучение», адресованном детям, Владимир II выступает в роли философа, политического мыслителя, ответственного правителя и педагога. Его сыновья – Мстислав в Новгороде, Ярополк в Переяславле, Вячеслав в Смоленске, Юрий в Ростове-Суздальском, Андрей во Владимире Волжском, основанном в 1108 г. Владимиром II, – в меру своих способностей пытались следовать советам отца.
   Владимир II является во многих отношениях символической фигурой. Так, он был женат на английской принцессе Гите, дочери короля Гаральда, погибшего при Гастингсе в 1066 г. в битве с норманнами. В Англии с приходом норманнов под руководством Вильгельма Завоевателя воцарилась новая династия, а в роду Рюриковичей появилось небольшое вливание англо-саксонской крови. Символичным является и то, что Владимир II вошел в историю под тем же именем, что и его византийский тесть – Константин Мономах (с греческого переводится как «единоборец»). Император Алексей Комнин в знак уважения прислал Владимиру II особый головной убор («шапку Мономаха») и золотые бармы (оплечья). Оба предмета стали важным элементом торжественной одежды московских царей в XVI—XVII вв., когда московские правители считали себя единственными наследниками «второго Рима» – Константинополя и Византийской империи.
   К сожалению, Владимир II Мономах стал последним могучим правителем Древней Руси.

1.1.8. О чем говорят древнерусские имена: Юрий Долгорукий и Андрей Боголюбский

   Князь Юрий получил свое прозвище за неуемное стремление подчинить себе все русские земли. В русские летописи обычно попадали военные походы, сражения, потери и приобретения князей, брачные союзы и договоры. Летописи служат основным источником для датировки времени возникновения большинства городов. 1147 г. стал считаться отправной точкой в истории Москвы, так как именно в этом году маленький населенный пункт попал на страницы летописи. А при чем же здесь Юрий Долгорукий? Дело в том, что в 1147 г. в Москве Юрий Долгорукий встречался со своими союзниками и «дал обед силен».
   Юрий – шестой из восьми сыновей Владимира Мономаха и первый ребенок во втором браке известного правителя. О матери Юрия, о годе и дне рождения сведений не сохранилось. Женой самого Юрия стала половецкая княжна. Брак носил политический характер и заключался с целью разобщения половецких ханов.
   Княжить Юрий начал на Северо-Востоке, в Ростовской земле. До смерти отца он считался его вассалом, но с 1125 г. принято отсчитывать самостоятельность, независимость Суздальского княжества. Юрий был недоволен своим положением. В Киеве после Мстислава Великого стал править Ярополк. Первенство явно оказывалось на стороне старших Мономашичей. Между потомками Владимира Мономаха началась борьба за земли и влияние.
   Главной целью Юрия стала власть над Киевом и Киевским княжеством. Здесь в середине XII в. было более 80 городов, а в Суздальском княжестве к концу правления Юрия – всего 14. Воином Юрий слыл посредственным: из 12 походов, сражений и осад, в которых он принимал участие, только три закончились для него успешно. На дипломатическом поприще он преуспел значительно больше.[5] Андрей Боголюбский был сыном Юрия Долгорукого и дочери половецкого хана Аепы. Поэтому наряду с христианским именем Андрей он имел половецкое имя Китай. Родился в первые десятилетия XII в., около 1111 г.
   Вместе с отцом и другими князьями участвовал в многочисленных походах. В 1151 г. во время неудачного сражения под Киевом Андрея спас половец, который вывел его из окружения. В сражении на реке Руте Андрей сломал копье, щит, потерял шлем и едва не потерял коня.
   После ссоры с отцом Андрей покинул свое княжение в Вышгороде. Он прихватил из женского монастыря чудотворную икону Богородицы, привезенную из Константинополя и написанную, по преданию, евангелистом Лукой. Именно эта икона, Владимирская икона Богоматери, обретенная столь неблаговидным образом, стала покровительницей русского оружия, величайшей святыней Северо-Восточной Руси. Андрей ушел во Владимир и с 1157 г. сделал его столицей княжества. Во Владимире по инициативе князя Андрея были построены Успенский собор (1158—1160), укрепления, Золотые ворота, а также княжеский замок в Боголюбово, в 11 километрах от Владимира.
   В марте 1169 г. объединенная армия 11 князей под командованием сына Андрея Мстислава захватила Киев и фактически разграбила его. Сын Долгорукого Андрей не стал укрепляться в Киеве: киевский великокняжеский престол утратил большую часть своей прежней притягательности. Роль столицы (четвертой по счету после Старой Ладоги, Новгорода и Киева) переходит к Владимиру.
   Стремясь к самовластному, авторитарному правлению, Андрей Боголюбский лишил владений и изгнал в Византию четырех своих братьев, двух племянников и ряд бояр. Напряженными были и отношения с церковными иерархами. Недовольство действиями великого князя и опасение новых репрессий вылились в заговор приближенных. Двадцать человек обманом проникли в спальню князя на втором этаже дворца и нанесли ему множество ударов. После их ухода Андрей смог спуститься по винтовой лестнице и выйти на улицу, но был обнаружен заговорщиками. Как свидетельствует патало-гоанатомическая экспертиза, проведенная во второй половине XX в., потерявшему сознание, истекавшему кровью князю были нанесены десятки ударов мечом, боевым топором или саблей.[6] Впоследствии заговорщиков наказали. По преданию, Всеволод Юрьевич Большое Гнездо велел казнить убийц, а их останки зашить в рогожные мешки и бросить в озеро, которое местные жители называли Поганым.
   Андрей погребен в Успенском Владимирском соборе. После революции 1917 г. его останки были переданы во Владимирский краеведческий музей. В 1941 г. антрополог и скульптор M. M. Герасимов воссоздал его портрет, в котором соединены черты христианина Андрея и сына половчанки Китана.
   Андрея Боголюбского лишь в начале XVIII в. канонизировали. Ему в заслугу ставят насаждение православия на полуязыческом Севере Руси, учреждение новых церковных праздников, строительство монастырей и церквей, содействие выходу в свет новых литературных произведений. Так, религиозный праздник Спаса (1 августа, 14 августа по новому стилю) был установлен в честь победы над волжскими болгарами[7], которая была одержана в 1164 г., когда Андрей взял с собой в поход Владимирскую икону Божией Матери (икона помогла одержать победу, в честь победы Андрей установил праздник). Любовь к Богу не мешала князю Андрею находиться в сложных отношениях с его служителями. Так, он изгнал епископа Леонтия, спорившего с ним о количестве постных дней, а в 1169 г. выдал своего фаворита епископа Феодора на суд киевского митрополита. Последующее многовековое сотрудничество-соперничество светской и церковной властей в отечественной истории закончится полным огосударствлением церкви Петром Великим.
   Но самодержавного правления ему установить не удалось.

1.1.9. Всеволод III и его «Большое Гнездо»

   В 1168 г. Всеволод вернулся на Русь и участвовал во многих походах, битвах, политических комбинациях. После гибели Андрея Боголюбского (1174) Всеволод помог брату Михаилу завладеть Владимиром. С 1176 г., после смерти Михаила, Всеволод Юрьевич сам стал великим князем.
   Свою власть ему пришлось утверждать в ожесточенной борьбе. После побед над собственными племянниками Всеволод закрепил за собой владимирский стол, расширил границы Владимирского великого княжества. В отношении ростовских бояр, которые противились усилению его власти, он применил конфискацию их земель и имущества. Он ходил на Булгарию, на Чернигов, Рязань, Новгород, где правили его ставленники. В 1190 г. он принял под свое покровительство галицкого князя Владимира Ярославича. Территория княжества заметно расширилась на восток. При нем были основаны г. Гледен (будущий Великий Устюг), Унжа, Зубцов, велось строительство в Переяславле-Залесском, Суздале, Владимире и других городах.
   Большинство русских князей признало его старейшиной Мономашичей – потомков Владимира II Мономаха. При нем продолжалось Владимирское летописание (Своды 1177 и 1193 г.). В городах строились новые здания, храмы. Могущество Всеволода III нашло отражение в «Слове о полку Игореве». По словам автора, он мог Волгу расплескать веслами, а Дон вычерпать шлемами своих воинов. Следует учесть, что «Слово» появилось, по мнению ряда авторов, непосредственно после неудачного похода Игоря в 1185 г.[8] и к этому времени прошла только первая треть великого княжения Всеволода Юрьевича.
   Именно здесь, в Киеве, при дворе «великого и грозного» Святослава, была написана в 1185 г. одна из лучших во всей средневековой Европе политических поэм с широкой общенародной программой военного союза против степняков – «Слово о полку Игореве». Наряду с этой датой используется 1187 или конец XII в.
   Прозвище Большое Гнездо Всеволод получил как глава большой семьи. Детей он имел только от брака с Марией, княжной чешской, которую некоторые источники называют «ясыней» (из города Ясс). У него было 8 сыновей: Константин, Борис, Глеб, Юрий, Ярослав, Владимир, Святослав, Иван – и 4 дочери: Мстислава, Верхуслава, Сбыслава, Елена. После смерти жены Всеволод Юрьевич женился второй раз на дочери витебского князя Василько. От этого брака детей не имел.
   Сын Всеволода III Юрий Всеволодович погибнет на реке Сить в решающей битве с монголо-татарами (1238). Ярослав Всеволодович первым получит от монголов ярлык на великое княжение, станет отцом Александра Невского. Сын Александра Невского и правнук Всеволода III Даниил положит начало московской ветви Рюриковичей.

1.2. Государственные деятели

1.2.1. Свенельд – варяг на русской службе

   Имя варяга Свенельда часто встречается на страницах русских летописей, повествующих о событиях X в. В 946 г. воевода Свенельд возглавил достопамятный карательный поход княгини Ольги на древлян. Сын Игоря и Ольги Святослав был совсем малышом. Брошенное Святославом копье далеко не улетело, но Свенельд почтительно поклонился и сказал дружине: «Князь положил начало, теперь возьмемся за дело». Разгром Искоростеня был полным. По некоторым данным, во время этой карательной экспедиции было убито около 5 тысяч человек. С учетом небольшой численности городов того времени можно предположить, что погибли почти все мужчины или даже большая часть населения.
   Свенельд – самый известный воевода X в., служивший трем киевским князьям: Игорю Рюриковичу, Святославу Игоревичу и Ярополку Святославовичу. Начинал свою службу Свенельд при князе Игоре, участвовал в войнах с Византией (941, 944), в военных экспедициях в Закавказье (943, 944). Он вел продолжительную войну с угличанами, окончившуюся полным их покорением. При слабом князе Игоре Свенельд играл выдающуюся роль, заменяя князя во всех военных предприятиях и, между прочим, при сборе дани. Свенельд был очень богат; его дружина не знала ни в чем недостатка. По словам летописца, княжеские дружинники упрекали Игоря в том, что Свенельдова дружина «одета и вооружена», а они ходят «наги и безоружны». Эти попреки побудили Игоря пойти за данью в Древлянскую землю, где его убили.
   Свенельд участвовал во всех походах Святослава Игоревича, которого, скорее всего, и обучал военному делу, а также в самых тяжелых походах на болгар и греков. Святослав погиб, а Свенельд уцелел. Возможно, варяг был везучим и не оказывался в ненужном месте в ненужный момент.
   После смерти Святослава киевский великокняжеский стол занял старший его сын, Ярополк, которому Свенельд сделался близким человеком, советником. Князь древлянский Олег убил сына Свенельда Люта, что можно рассматривать как месть за разгром древлянского княжества. Свенельд уговорил Ярополка захватить владения Олега (977).


   В. Васнецов. Варяги. 1909 г.

   Дальнейших упоминаний о Свенельде в летописи нет. Есть предположение, что он умер в немилости. Смерть такого известного человека должна была отразиться в источниках. По каким-то причинам этого не произошло: что-то случилось со Свенельдом. Человек стал «нелетописным».
   Спор о роли варягов в начальной русской истории идет давно. На Западе обычно склонны преувеличивать значение иноземцев и их влияние на русское общество. Гитлер утверждал, что в России создание государства и становление культуры стали результатом деятельности «германского элемента». Русские, российские, а особенно советские историки в разной степени признавали роль варягов. Наиболее важным представляется то, что это влияние было сколько-нибудь существенным лишь в IX—X вв. Затем варяги растворились в славянской среде. Со страниц летописей исчезают собственно варяжские имена. В культурном отношении полукочевые «властители морей» стояли явно ниже оседлых ильменских словен, кривичей, полян и других земледельческих племен.
   Кроме Рюриковичей трудно назвать какие-либо варяжские династии, которые бы имели серьезное значение в русской истории на протяжении сколько-нибудь длительного времени. Дай Рюриковичи по крови скорее представляли собой и не варяжскую, и не русскую, а какую-то смешанную или среднеевропейскую династию.
   В период пребывания в Древней Руси у выходцев из Скандинавии вроде Свенельда было несколько возможных жизненных программ. Обогатиться и уехать на родину. Приобрести опыт и отправиться в какую-нибудь другую страну, например в Византию. Проще и приятнее всего было обрусеть рядом с какой-нибудь славной славянской красавицей. Не самый плохой вариант.

1.2.2. Мстислав Великий

   Мстислав Владимирович был старшим сыном Владимира II Мономаха от брака с Гидой Гаральдовной, принцессой (королевной) английской. Гида(Гита) дочь Гаральда II, последнего короля англосаксонской династии в Англии, погибшего в битве при Гастингсе (1066) с Вильгельмом Завоевателем, предводителем викингов. После Гастингской битвы два сына и дочь Гаральда ушли в Данию и с честью приняты были королем датским Свеноном. Датский историк Саксон Грамматик передает, что впоследствии Свенон выдал Гаральдову дочь за русского конунга Вальдемара. Норвежские летописцы также передавали, что Гида вышла за русского конунга Вальдемара. Этим Вальдемаром мог быть только Владимир Мономах. Гиду, скорее всего, выдали за Владимира около 1074 или 1075 г. Мстислав, старший из сыновей Мономаха, родился в 1075 или 1076 г. в Смоленске. Его христанское имя было Гавриил.
   Мстислав начал княжить в Ростове и Новгороде. Он успешно боролся с неспокойным Олегом Черниговским, отнял некоторые захваченные им города. Сам же Мстислав содействовал примирению Олега с великим князем, возвратив ему Муромскую область. В 1111 г. Мстислав ходил с отцом на половцев, в 1113-м победил Чудь. В 1116 г. завладел ливонским городом Оденсе; в 1117-м перешел на княжение в Белгород, поручив Новгород своему сыну Всеволоду.
   В 1125 г. Мстислав после смерти Владимира II Мономаха наследовал киевский стол, еще сохранявший свое центральное значение и привлекательность для всех князей дома Рюриковичей. Он держал удельных князей, братьев и племянников, в строгом повиновении. По отношению к Святославичам и Ростиславичам, представлявшим собой наиболее строптивые ветви «древа Рюриковичей», действовал решительно. Полоцких князей, задумавших стать независимыми, победил и пленными отправил в Константинополь, а Полоцкую землю отдал своему сыну Изяславу. В 1131 г. он воевал с Литвой и привел в Киев множество пленных.
   Свое имя Мстислав Великий получил за успешную военную деятельность. В нем воинская храбрость, решительность сочетались с предусмотрительностью и осторожностью. Все эти черты характера, безусловно, сформировались под влиянием его отца. Большая часть времени государственной деятельности Мстислава пришлась на правление Владимира II Мономаха, которому он был хорошим сыном и надежной опорой.
   Умер Мстислав Владимирович Великий в 1132 г. Из дочерей его от брака со шведской королевной одна была замужем за норвежским королем Сигурдом, затем – за датским Эриком-Эдмундом; вторая – за Канутом Святым, отцом короля датского Вальдемара; третья – за греческим царевичем Алексеем. С именем Мстислава связывается древнейшая известная княжеская грамота, данная Новгородскому Юрьеву монастырю, вместо крепости, на земли и судные пошлины.
   Мстислав стал последним великим князем киевским, при котором сохранялось не формальное, а действительное единство Древнерусского государства.
   Великими называли Ивана III (1462—1505) и Петра I (1682—1725). За Иваном III это прозвище не закрепилось, хотя колокольню на территории Кремля, построенную при нем, зовут Иван Великий. Петра Алексеевича Романова без прилагательного Великий мало кто воспринимает.

1.3. Полководцы, военачальники

1.3.1. «Мертвые сраму не имут»: жизненный путь Святослава

   Святослав Игоревич, сын князя Игоря и княгини Ольги, родился примерно в 941 г. (Если это так, то Ольге в момент рождения сына было не менее 55 лет.) В момент смерти отца Святослав был младенцем. Управление княжеством во время его малолетства находилось в руках его матери Ольги. Воспитателя Святослава звали Асмуд, а воеводу при нем – Свенельд. Святослав самостоятельно начал княжить в 964 г., но почти все время находился в военных походах. Поэтому самое место ему не среди «Первых лиц», а в разделе «Полководцы».
   Возмужав, Святослав обнаружил типичные черты князя-дружинника. Обычные мирные дела его интересовали мало, а тянуло к военным предприятиям в отдаленных землях. Из славянских племен к востоку от Днепра только вятичи были в ту пору вне влияния киевских князей и платили дань хазарам. Из-за вятичей Святослав вступил в борьбу с хазарами и проник на Волгу и даже в Предкавказье, где столкнулся с ясами и касогами. Протяженность хазарского похода составила около 6 тыс. км. Длился он около трех лет с зимовками на Волге и Северном Кавказе. Уже в 965 г. Хазарский каганат был разгромлен, подчинены вятичи, которые каганату платили дань. Святослав воевал против волжских булгар, а также против ясов и касогов, живших в Предкавказье. У Керченского пролива Святослав основал Тмутаракань. Тмутараканское княжество вошло в состав Древней Руси, а Понт Эвксинский (Черное море) стали называть Русским морем. Большинство авторов превозносят завоевания Святослава. Некоторые сетуют на то, что разгром Хазарского каганата открыл восточные степные ворота для новых набегов на Русь бесчисленных полчищ кочевников.
   Роль Хазарского каганата иногда сравнивают с геополитической миссией Византии, которая несколько веков прикрывала Западную Европу от экспансии арабов, а затем турок. После взятия Константинополя в 1453 г. к 1683 г. турки дошли до Вены.
   Тяжелый характер носила война Святослава с Византией. Все началось с того, что византийский император Никифор Фока пригласил Святослава, чтобы оградить Византию от опасных соседей – болгар. По предложению Византии Святослав напал на Болгарию. Он явился в Болгарию со своими союзниками – венграми, печенегами и др. – в качестве друга Византии. Успех похода Святослава был огромным. Он занял ряд болгарских городов и стал стремиться к полному обладанию Болгарией. Греки скоро поняли, что приобрели в его лице еще более опасного соседа. Тогда Никифор направил печенегов на Киев, и Святослав вынужден был вернуться на родину. Существует легенда о том, что юноша-киевлянин в условиях плотной печенежской осады сумел спуститься со стен Киева, украсть лошадь у печенегов, которые так и не смогли его догнать, и доскакал до Святослава.


   Встреча киевского князя Святослава с византийским императором.

   Уже в 971 г. Святослав, посадив на Руси своих сыновей, снова явился в Болгарию. К тому времени на Балканах произошли серьезные перемены. Преемник Никифора Фоки, Иоанн Цимисхий, помирился с болгарами. Святославу пришлось иметь дело и с греками, и с болгарами. В Болгарии существовала и русская партия, но движение против Святослава было сильное, а денег греки, видимо, не пожалели. Чтобы сломить греков, Святослав двинулся за Балканы и поначалу имел успех. В очень тяжелой ситуации, чреватой дальнейшим ухудшением его положения, он заключил мир с греками и ушел из Болгарии. Князь пошел в лодках к днепровским порогам, но они были заняты печенегами. Он разделил свое войско, чем не замедлили воспользоваться печенеги, которые атаковали ослабленный отряд Святослава. Сам же великий воин трагически погиб: «Напал на него Куря, князь печенежский, и убили Святослава, и взяли голову его и сделали чашу из черепа, оковав его, и пили из него». Так сообщает летопись.
   При князе Святославе сформировалось в русской армии понятие воинской чести, самоотверженности как главного морально-нравственного качества воина. Святослав, призывая своих воинов храбро сражаться до конца, произнес слова, дошедшие до нас через тысячелетие: «Мертвые сраму не имут». Русскому князю было органически присуще понятие воинской этики. В эпоху, когда нарушались договоры, подсылались наемные убийцы, Святослав всегда предупреждал противника о своем нападении: «Иду на вас». Правда, некоторые теоретики военного искусства считают это военной хитростью. Святослав, заявляя о своем походе, хотел, чтобы его соперники собрались, чтобы разбить их в решающем сражении.
   Святослав вошел в летописи и предания как витязь, спартанец, привыкший к суровому походному быту, пренебрегавший жизненными удобствами ради быстроты движения войска и военных побед. В византийских источниках внешний вид Святослава описан так. Он был среднего роста, довольно строен, но мрачен и дик видом; имел грудь широкую, шею толстую, голубые глаза, нос плоский, длинные усы, бороду редкую и на голове один клок волос, в знак его благородства; в ухе висела золотая серьга, украшенная двумя жемчужинами и рубином. Святослав носил простую белую одежду и сам управлял ладьей, в которой и состоялась его встреча с византийским императором. Это едва ли не первое дошедшее до нас портретное изображение конкретного древнерусского человека.
   В современной Украине всерьез считают «чубчик» Святослава прямым предшественником знаменитых чубов украинских казаков.
   К сожалению, непоседливому правителю было некогда (или не интересно?) заниматься рутинной работой руководителя большого государства. В 970 г. Святослав поручил Киев сыну Ярополку, в Древлянскую землю направил Олега, а сына Владимира, которого родила дочь древлянского князя Мала, отправил в Новгород. Фактически возникли отдельные княжения, началась Русь «удельная».

1.4. Лидеры политических, социальных движении

1.4.1. Вадим Новгородский. Первый борец за свободу?

   Фигура эта действительно овеяна романтической легендой. По преданию, легендарный Вадим Храбрый возглавил восстание новгородцев против не менее легендарного Рюрика и его людей. Пришлые варяги, или кто они там были, своевольничали, Рюрик их покрывал и пытался руководить самовластно. Вольнолюбивым новгородцам показалось, что возникла угроза их былой вольности, и под руководством Вадима они выступили против правителя, который перестал им нравиться. История вполне распространенная и четко укладывается в теорию «общественного договора», разработанную в конце XVII—XVIII вв. Варягов пригласили (или избрали), с ними заключили «договор», некие «правила игры», которые одной из сторон стали нарушаться. Обиженная сторона воспротивилась и решила ликвидировать «договор». «Того же лета (836) оскорбишася Новгородцы глаголюще, яко быти нам рабом и много зла всячески пострадати от Рюрика и от раба его», – передает летопись ход событий. Однако в русской истории, как и во всей российской жизни, особенно в армии, на протяжении тысячи лет преобладает другой принцип: «Не тот прав, кто прав, а тот прав, у кого больше прав». В соответствии с этим замечательным, как его еще называют в народе, «принципом курятника» (это когда петух в отношении кур всегда прав) «того же лета уби Рюрик В. Храброго и иных многих изби Новгородцев советников его».
   Не может не привлечь внимания версия историка XVIII в. В. В. Татищева, который считал, что на самом деле речь шла о заурядных «разборках» между своими. Вадим был внуком новгородского старейшины Гостомысла от старшей дочери, а Рюрик – внучок всего лишь от средней дочери, но узурпировал власть в Новгороде в обход Вадима, обладавшего большими правами на власть.
   С. М. Соловьев, столп отечественной истории, подверг версию Татищева критике и высказал мнение, что никакого Вадима не существовало и словом «водим» в местных наречиях обозначали «коновода, передового, проводника», или, как бы мы сегодня сказали, заводилу сопротивления в связи с каким-то недовольством. Составители сказаний могли просто воспользоваться легендой и выдумать имена действующих лиц. Стоит вспомнить, что новгородцы добились особого статуса, особых договорных отношений с приглашаемым князем через полторы сотни лет после «выступления Вадима» и такой, пусть и полулегендарный, прецедент был очень важен при ведении переговоров с Ярославом Мудрым.
   Кстати, трагедию Я. Княжнина «Вадим» по приговору Сената следовало сжечь публично «за дерзкие против самодержавной власти выражения», но приговор не был приведен в исполнение.
   О Вадиме Храбром, или Вадиме Новгородском, стоило написать по одной причине. Власть, даже самая самодержавная, должна знать: на каждого Рюрика найдется свой Вадим. И не всегда победа может оказаться на стороне первого.

1.5. Деятели церкви

1.5.1. Легенда об Андрее Первозванном

   Орден Св. апостола Андрея Первозванного был высшим орденом Российской империи до революции 1917 г. Сегодня орден Андрея Первозванного является высшей наградой Русской православной церкви. Флаг Российского флота в дореволюционный период представлял собой так называемый Андреевский крест, который вернулся в современный российский флот. Даже будучи убежденным научным атеистом, пройти мимо всех этих фактов не представляется возможным и приходится изложить имеющиеся версии даже в том случае, если они выглядят не слишком убедительно. Но читатели имеют право о них знать.
   «Андрей Первозванный, по церковной легенде, апостол, один из первых (отсюда прозвание) и ближайших учеников Иисуса Христа. Русские летописи называли его первым проповедником христианства в Приднепровье и Приильменье. Считался покровителем страны в России и Шотландии. По преданию, распят в Греции на косом кресте – так называемом кресте Андрея Первозванного, который стал знаком ордена Андрея Первозванного, а также изображался на военно-морском Андреевском флаге», – сообщает современное энциклопедическое издание.
   «Преподобный Нестор повествует, что апостол Андрей из Синопы через Корсунь или Херсон, доходил берегом Днепра до Киевских гор, благословил их и водрузил там крест, сказав: „На сих горах воссияет благодать Божия“. Оттуда он отправился на север, до берегов Волхова и озера Ильмень, а оттуда в Рим. Но в летописи Нестора не упомянуто, чтобы путешествие Первозванного Апостола оставило по себе следы на почве Киевской Руси», – кратко сообщает современное церковное издание.[9]
   Андрей Первозванный считается небесным покровителем России. Он являлся ближайшим учеником и апостолом Иисуса Христа. В числе первых Андрей был призван к служению христианству, зачто его назвали Первозванным. После смерти и Воскресения Христова 12 апостолов, проповедников христианства, отправились со своей миссией по всему миру. Андрею Первозванному выпал жребий отправиться в страны Севера.


   Андрей Первозванный. Картина Н. В. Нестерова.

   Путешествие Андрея Первозванного впечатляет. Если русские люди использовали путь «из варяг в греки», то сподвижник Иисуса Христа двигался в обратном направлении и может считаться не только Первозванным, но и первопроходцем, возможно, впервые проложившим путь для будущей торговли будущих православных христиан. Для Русской православной церкви предание об апостоле Андрее имеет большую ценность также и потому, что подтверждает религиозную независимость Руси от греков и Византии. Получается, что русские приняли веру от того же апостола, что и Рим. «Мы получили веру при начале христианской церкви, когда Андрей, брат апостола Петра, приходил в эти страны, чтобы пройти в Рим. Таким образом, мы в Москве приняли христианскую веру в то самое время, как вы в Италии, и содержим ее ненарушимо», – объяснял Иван Грозный католику-иезуиту еще в XVI в.
   Орден Св. апостола Андрея Первозванного стал первым учрежденным в России орденом (1698). Его значение было настолько велико, что человек, удостоившийся этой награды, считался также кавалером орденов Александра Невского, Белого Орла, Анны I степени и Станислава I степени. С 1740 г. каждый великий князь с рождения становился кавалером ордена Св. апостола Андрея Первозванного. Девиз ордена – «За веру и верность», лента голубая, а по торжественным случаям также надевалась цепь. Военно-морской кормовой Андреевский флаг ввел Петр I в 1699 г.

1.5.2. Антоний и Феодосии у истоков русской культуры



   Антоний и Феодосии, основатели Киево-Печерского монастыря.

   В первые годы XI в. любечанин Антоний отыскал на лесистом днепровском холме близ Киева пещеру и стал в ней жить. Подвижник принял постриг в монашество в одном из греческих монастырей на Афоне и по благословению игумена Феоктиста вернулся на родину.
   Рядом с Антонием стали рыть для себя пещеры другие иноки. Одним из первых появился Феодосии. Он был сыном тиуна – княжеского управителя, рано умершего. Феодосии дважды бежал из дома (хотел совершить паломничество в Палестину), но мать его возвращала. Он поселился рядом с Антонием. Мать не смогла уговорить Феодосия вернуться к обычной жизни и сама приняла монашество.
   В 1062 г. иеромонах Феодосии заложил монастырь с кельями, куда переселились монахи из подземных пещер. Феодосии разработал и внедрил монастырский устав, по которому инокам следовало довольствоваться общей трапезой, иметь одинаковую одежду и беспрекословно подчиняться игумену. Такой устав получил название общежитийного и стал образцом для многих монастырей.
   Сами Антоний и Феодосии молитвами, трудами, аскетическим образом жизни давали пример служения Богу. Питались они хлебом и водой, и лишь по праздникам ели вареный горох. Феодосии носил на голом теле власяницу, мыл только руки, спал только сидя. Игумен Феодосии полемизировал с иноверцами, устроил при монастыре один из первых странноприимных домов. Он выступил в роли посредника при заключении мира между великим князем Изяславом Ярославовичем и черниговскими князьями. Антоний Печерский (983-1073) и Феодосии Печерский (1008—1074) умерли почти одновременно. Оба похоронены в пещерах Киево-Печерской лавры. Оба впоследствии причислены к лику святых.
   Киево-Печерский монастырь стал старейшей православной обителью, оказавшей огромное влияние на духовную и культурную жизнь страны. В этом монастыре работали иконописцы, составлялись «Повесть временных лет» и Киево-Печерский патерик – сборник сказаний о жизни монахов. Здесь была открыта монастырская школа, а позже – Киево-могилянская духовная академия. Словом «лавра» стали обозначать наиболее уважаемые и чтимые среди верующих обители (Троице-Сергиева лавра, Александро-Невская лавра и др.). Киево-Печерская лавра, ныне находящаяся на территории суверенного государства Украина, почитается всеми образованными русскими людьми как святыня русской духовности и культуры.


   Феодосии Печерский пишет свои поучения в Печерском монастыре

1.5.3. Закон и благодать митрополита Иллариона

   Митрополит Илларион был священником церкви Святых апостолов в селе Берестове – загородной резиденции Ярослава Мудрого. На месте молений Иллариона («пещерки малой») позже возник Киево-Печерский монастырь – центр восточнославянской православной культуры. Предполагают, что Илларион получил высшее образование в Византии, участвовал в посольстве во Францию. В 1051 г. по воле Ярослава Мудрого стал киевским митрополитом – высшим русским церковным иерархом.
   «Слово о законе и благодати», написанное между 1037 и 1050 гг., является первым известным памятником древнерусского торжественного красноречия. Илларион впервые высказал патриотическую идею права Руси на равенство среди других христианских народов. Его представления о соотношении права и нравственности, о роли и законности полномочий верховной власти, об ответственности правителя перед народом и другие идеи на протяжении веков влияли на формирование политического сознания интеллектуальной элиты русского общества. «Слово о законе и благодати» определило направление русской средневековой богословской, философско-общественной и политико-правовой мысли, явилось отправной точкой в развитии отечественной духовной культуры.
   Илларион действовал при полной поддержке великого князя Ярослава Мудрого. Ярослав всячески способствовал утверждению христианской веры, которую решил принять его отец Владимир Креститель. При Ярославе с греческого языка на славянский язык переводились рукописные книги. Он сам покупал их в больших количествах при всякой возможности. Все эти рукописи, собранные Ярославом, положили начало библиотеке общего пользования при Софийском соборе, который был построен при нем. Для распространения грамоты Ярослав велел духовенству обучать детей. В Новгороде, по позднейшим летописным данным, устроил училище на 300 мальчиков. При Ярославе приехали в Русь из Византии церковные певцы, научившие русских осьмогласному (демественному) пению.
   Причины оставления своего поста Илларионом, дата смерти и место захоронения служат предметом споров. А «Слово о законе и благодати» сохранилось на протяжении тысячелетия.

1.6. Творцы русской культуры

1.6.1. Кирилл и кириллица

   Константин (ок. 827—869) с младенчества обнаруживал необычайные дарования. Еще не достигнув 5 лет, обучаясь в солунской школе, он в состоянии был читать глубокомысленнейшего из отцов церкви, Григория Богослова. Слух о даровитости мальчика достиг Константинополя, и его взяли ко двору императора Михаила III, в товарищи по учению к его сыну. Под руководством лучших наставников, в том числе Фотия, будущего знаменитого патриарха, Константин изучил античную литературу, философию, риторику, математику, астрономию и музыку. Он хорошо знал славянские языки, а также греческий, латынь, еврейский и арабский языки. Слабый здоровьем, проникнутый религиозным энтузиазмом и любовью к науке, Константин рано принял духовный сан и стал священником, а также библиотекарем патриарха.
   По настоянию друзей он преподавал философию. «Философ» Кирилл (он получил это прозвище) участвовал в диспутах с иконоборцами (с бывшим патриархом Аннием), в богословских спорах с мусульманами. Выступления Кирилла оказывались весьма убедительными.
   Мефодий, старший из восьми братьев, состоял на военной службе, был правителем некоего славянского княжества, находившегося или в Фессалии, или в той части Македонии, которая называлась Славинией. Мефодий постригся в монашество и некоторое время находился вместе с братом Кириллом на горе Олимп.
   В 858 г. Кирилл получил новое поручение императора – идти вместе с Мефодием к хазарам-язычникам, просившим прислать к ним ученых мужей. Путь к хазарам лежал через Корсунь, где миссионеры остановились на время для изучения еврейского языка и открыли мощи св. Климента Римского, большую часть которых взяли с собой. Каган хазарский принял их дружелюбно. Сам не крестился, но позволил креститься всякому, кто захочет. Каган грозил смертной казнью тем грекам, которые стали бы обращаться в магометанство или иудейство. В тот период проповедь Кирилла и Мефодия коснулась славян, живших на хазарской территории. В Корсуни, как повествует житие Кирилла, он познакомился с одним «русином» и нашел евангелие и псалтырь на русском языке, писанные «русскими письменами».
   По возвращении в Константинополь Кирилл возобновил свои научные занятия, а Мефодий принял игуменство в Полихрониевом монастыре. Около 861 г. последовало крещение болгарского царя Бориса, а потом и всей Болгарии.
   С 862 г. начинается главное дело всей жизни святых братьев. В этом году они по просьбе моравского князя Ростислава были посланы в Моравию для наставления ее населения в истинах веры на его собственном славянском языке. В Моравию и Паннонию христианство принесли латинские миссионеры из южной Германии, совершавшие богослужение на латинском языке, из-за чего народ оставался полупросвещенным. Отправляя братьев в Моравию, византийский император говорил Кириллу: «Знаю, что ты слаб и болен, но кроме тебя некому исполнить то, о чем они просят. Вы солуняне, а все солуняне чисто говорят по-славянски». «Слаб я и болен, но рад идти пеш и бос, готов за христианскую веру умрети», – отвечал Кирилл. «Имеют ли славяне азбуку? – спросил он. – Учить без азбуки и без книг, все равно, что писать беседу на воде». Считается, что перед отъездом в Моравию Кирилл создал славянскую азбуку и вместе с Мефодием перевел на славянский язык несколько богослужебных книг.
   В Моравии Кирилл и Мефодий были встречены неприязнью всего католического духовенства; но на их стороне был народ со своим князем. Они принесли с собой священные и богослужебные книги на славянском языке, стали учить народ понятной ему славянской речью, строить церкви, заводить училища. Латинские священники жаловались на них Папе Николаю I, который потребовал их на суд в Рим. Когда они прибыли туда, Николай I уже умер; его преемник Адриан II, узнав, что они несут с собой мощи св. Климента, встретил их торжественно за городом; Кирилл поднес ему Евангелие и другие книги на славянском языке, и Папа, в знак их одобрения, положил их на престол в храме Св. Марии, а затем по этим книгам было совершено богослужение в нескольких церквах Рима. Распространение славянского богослужения и славянских книг им разрешили специальным папским посланием. В Риме Кирилл тяжело заболел и умер. Перед смертью он говорил брату: «мы с тобой, как два вола, вели одну борозду. Я изнемог, но ты не подумай оставить труды учительства и снова удалиться на свою гору».
   Мефодий, посвященный Папой в епископы Паннонии и снабженный буллой, в которой одобрялось богослужение на славянском языке, прибыл к Коцелу, князю той части Моравии, которая лежит за Дунаем. Латинские священники настроили против него немецкого императора. По распоряжению зальцбургского архиепископа с собором Мефодия сослали в Швабию, где он пробыл в заточении, терпя жесточайшие истязания, около трех лет. Его били, выбрасывали на мороз без одежды, влачили насильно по улицам. Особенной жестокостью отличался викарий зальцбургского архиепископа Ганнон.
   Папа Иоанн VIII в 874 г. настоял на освобождении Мефодия и возвел его в сан архиепископа моравского, со званием папского легата; но вскоре его снова подвергли суду за то, что он не верует в исхождение Св. Духа «и от Сына» и будто бы не признает своей иерархической зависимости от Папы. Папа запретил ему славянское богослужение, а в 879 г. еще раз вызвал его в Рим, где Мефодий совершенно оправдался от возведенных на него обвинений и снова получил буллу, разрешавшую славянское богослужение. Тогда немецкое духовенство убедило князя Святополка сделать викарием вместо Мефодия некоего немецкого священника Викинга, который пытался настоять на отмене славянского богослужения, уверяя, что папская булла, данная Мефодию, не разрешает, а запрещает это богослужение. Мефодий предал его анафеме и жаловался на него Папе, который еще раз подтвердил право богослужения на славянском языке, под условием: при чтении евангелия по-славянски предварительно читать его по-латыни.
   Около 871 г. Мефодий крестил чешского князя Боривоя и ввел в Чехии славянское богослужение. Проповедь его учеников проникла в Силезию и Польшу. Незадолго до кончины, в 881 г., Мефодий посетил Константинополь, по приглашению императора Василия. Утешенный и ободренный вниманием императора и патриарха (Фотия), Мефодий, уже престарелый и слабый, возвратился в Моравию, чтобы довершить свое великое дело – перевод на славянский язык священных книг. 6 апреля 885 г. он скончался, оставив своим преемником, архиепископом моравским, лучшего из своих учеников, Горазда, и около 200 обученных им пресвитеров-славян.
   Главная заслуга великих просветителей, особенно Кирилла, заключается в том, что Кирилл и Мефодий составили для славян азбуку. Это признается всеми, хотя лингвистические источники, послужившие братьям для составления азбуки, называются разные. Время и место составления этой азбуки, а также вопрос о том, который из двух известных в настоящее время славянских алфавитов, глаголица или кириллица, изобретен Кириллом, также является предметом споров.
   Под конец жизни Мефодия были переведены на славянский язык все канонические книги Св. Писания Ветхого и Нового Завета. Этот полный перевод Библии не сохранился. Но, как известно, «рукописи не горят». Во всяком случае такая огромная работа не могла пройти бесследно для многих последователей Кирилла и Мефодия. Кроме переводов, Кириллу приписывают сочинение «О правой вере» и несколько молитв, Мефодию – перевод «Номоканона» Фотия (сохранившийся в рукописи XIII в., в Румянцевском музее) и «Патерика» – кратких житий святых и восьми речей его брата, сказанных у хозар в защиту христианства против магометанства. Сверх того, с именем Кирилла и Мефодия связывают несколько произведений, подлинность которых оспаривается.
   Кирилл и Мефодий не являются прямыми персонажами отечественной истории. Они действовали на исторической арене в тот момент, когда Русское государство только складывалось. Но поскольку кириллица легла в основу в том числе и русского алфавита, а русский язык представляет собой базовую структуру всей русской культуры, то не упомянуть Кирилла и Мефодия в этой книге было нельзя.

1.6.2. Нестор – первый русский летописец



   Нестор-летописец. Худ. В. М. Васнецов. 1919 г.

   Нестора обычно называют первым русским летописцем. Он участвовал в составлении, был одним из авторов первой редакции (первого, исходного варианта) «Повести временных лет». Этот общерусский летописный свод лег в основу большинства дошедших до нас летописных сводов, например Лаврентьевского и Ипатьевского. Нестор использовал родовые предания, повести, сказания, жития первых русских святых, произведения древнерусской литературы. «Повесть временных лет» является одним из самых насыщенных и наиболее достоверных текстов по древней истории Руси.
   Еще в середине XIX в. авторство Нестора как составителя «Повести временных лет» было поставлено под сомнение. Некоторые авторы доказывали, что к «Повести временных лет» не имел отношения не только Нестор, но и вообще монахи Киево-Печерского монастыря. Защитники его основывались на приписке имени П., как составителя, в Хлебниковском своде (XV—XVI вв.) и на словах черноризца Поликарпа в его послании к киево-печерскому архимандриту Акиндину (XIII в.): «якоже блаженный Н. в летописце написа…». Труды выдающегося филолога Алексея Александровича Шахматова (1864—1920) притушили эту полемику в пользу авторства именно Нестора.
   «Нестор – не поэт и не первоклассный оратор. Это только мастер своей специальности, человек, много учившийся, много знающий и умеющий структурно и литературно оформлять свои мысли. В его руках было только перо и… великий русский язык – инструмент, уже тогда достаточно совершенный, позволяющий автору просто, правдиво и находчиво изображать „земли родной минувшую судьбу“. Нестор – это ученый своего времени, историк, умевший подниматься до сознания связи мировых явлений».[10] Нестора можно назвать Геродотом отечественной историографии. Он первым рассмотрел историю Руси в контексте истории Европы и всемирной истории.
   Благодаря летописному своду, составленному Нестором и дошедшему до наших дней во множестве редакций сквозь ордынское и другие лихолетья в истории нашей страны, можно представить себе жизнь далеких предков. Гробница Нестора находится в пещерах Киево-Печерской лавры.

1.6.3. О чем молился Даниил Заточник?

   Появление этого литературного произведения связано с личной драмой конкретного исторического лица, возможно бывшего дружинника. Считают, что именно с ним связано происхождение пословицы «Как Данило бессчастный не заслужил ни хлеба мягкого, ни слова гладкого». Даниил подвергся опале, немилости князя; его сослали на озеро Лаче (Олонецкая губерния). Даниил был близким человеком к князю и считал себя несправедливо наказанным.
   В XIII в. сам по себе отдельный человек значил не очень много. Далеко не все люди могли постоять за себя или, как говорят сегодня, «озвучить» свои интересы. На людей сильных, обладавших властью и находившихся вне сферы правового регулирования, можно было воздействовать, опираясь на самый высокий авторитет. Для некоторой части высшего слоя людей Древней Руси – князей – в силу различных обстоятельств имело значение мнение церкви. «Слово» Даниила Заточника представляет собой подбор изречений и пословиц из различных религиозных текстов. Тон «Слова» просительный, но в то же время и поучительный. Даниил фактически выступает с критикой современного ему общества, высказывается против лиц, угнетающих народ от лица князя, – его дурных советников. «Слово», или «Моление», Даниила Заточника в своеобразной форме выразило социальный протест слабых против сильных, против злоупотреблений наместников, против монастырских беспорядков, безнравственности.

1.7. Выдающиеся, знаменитые женщины

1.7.1. Драма жизни княгини Рогнеды

   Рогнеда была дочерью полоцкого князя Рогволода. По данным летописи, в 70-х гг. X в. новгородский князь Владимир Святославович сватался к ней, но получил отказ в оскорбительной форме. Рогнеда якобы не пожелала идти замуж за «робичича», так как считала, что мать Владимира Малуша, женщина низкого происхождения, являлась просто наложницей князя Святослава. Если Малуша – раба, то ее сын – «робичич», сын рабы.
   Владимир же был амбициозным, самолюбивым правителем, умевшим добиваться своего. Около 980 г. он захватил Полоцк, убил отца и двух братьев Рогнеды, после чего насильно сделал полоцкую княжну своей женой и дал ей имя Горислава. Вряд ли Рогнеда могла смириться и забыть семейную трагедию.
   Последующие события в летописях излагаются по-разному. По одной версии, после крещения и вступления в брак с византийской царевной Анной Владимиру пришлось распустить свой гарем. Он предложил Рогнеде вторично выйти замуж, но она отказалась и постриглась в монахини под именем Анастасии. По другой версии, Рогнеда предприняла попытку убить ненавистного мужа, но Владимир проявил снисходительность и отпустил ее в Полоцк, где она стала родоначальницей полоцкой ветви Рюриковичей.
   У Карамзина сюжет выглядит еще более романтично: Горислава «простила супругу убийство отца и братьев, но не могла простить измены в любви: ибо Великий Князь уже предпочитал ей других жен и выслал несчастную из дворца своего». После неудачного покушения «Владимир решился собственной рукою казнить преступницу; велел ей украситься брачною одеждою, и сидя на богатом ложе, в светлой храмине, ждать смерти. Уже гневный супруг и судия вступил в сию храмину <…> Тогда юный Изяслав, наученный Рогнедою, подал ей меч обнаженный и сказал: „Ты не один, о родитель мой! Сын будет свидетелем“. Владимир, бросив меч на землю, ответствовал: „Кто знал, что ты здесь!“», – сообщает летописный источник о драматической ситуации в княжеских покоях. У Карамзина Владимир по совету бояр простил бывшую жену ради сына, построил новый город Изяславль и отправил туда Рогнеду с Изяславом Владимировичем.[11]
   Некоторые источники считают Рогнеду матерью Ярослава Мудрого.


   Владимир I и Рогнеда. Фрагмент картины А. Власенко

1.7.2. Анна Ярославна – королева Франции

   Несмотря на наличие реальной могилы Анны Ярославны, находящиейся во Франции, в некоторых биографических изданиях говорится о том, что она возвратилась в Россию после смерти мужа, французского короля. В русских изданиях и источниках ни о каком возвращении на родину Анны Ярославны не упоминается.
   Дочь великого князя Ярослава родила жена князя Ирина. Это имя приняла дочь шведского короля Ингигерда, ставшая женой Ярослава. Это произошло в Киеве около 1025 г., когда Ярослав сидел уже на великокняжеском престоле. По одним данным, в 1044 г., а по другим – на четыре года позже (в 1048 г.) состоялось сватовство французского короля Генриха I, который к этому времени овдовел. В Русь прибыло посольство, в которое входил Готье Савейр, епископ города Mo, и отряд воинов. Приключения этого посольства стали основой увлекательного художественного фильма «Ярославна – королева Франции», вышедшего в СССР еще в 1978 г.
   Вторую супругу французского короля Генриха I Анну Ярославну привезли во Францию в 1044 г. Восемь лет она оставалась бездетною. В 1053 г. благодаря молитвам св. Винкентия родила сына Филиппа. В благодарность за это Анна Ярославна построила в честь его церковь (St. Vincent a Senlis) в Сенлисе. Затем родила от Генриха I еще двух сыновей: Роберта (рано умершего) и Гуго, впоследствии ставшего графом Верманду. Брак Генриха и Анны был, по-видимому, устойчивым. Во многих государственных актах, в грамотах, дарующих льготы или жалующих вотчины монастырям и церквам, встречаются записи: «С согласия супруги Анны», «В присутствии супруги Анны». Генрих I скончался в 1060 г., и Анна Ярославна удалилась в Сенлис.
   По одной версии, ее похитил Рауль де Перон, граф Валуа, женившийся на ней. Брак этот признали незаконным. Рауль умер через пять лет, и Анна Ярославна якобы возвратилась в Россию, где прожила еще 7-8 лет. Такова версия некоторых французских авторов.
   «Анне было в то время 35—36 лет, и через два года она снова вышла замуж за графа Рауля III Валуа, самого могущественного тогда сеньора Франции, который женился от живой жены и приходился притом близким родственником покойному Генриху I. Папа Александр II отлучил Рауля от церкви и объявил его брак с Анной недействительным. Гордый феодал не обратил внимания и счастливо прожил с нею 12 лет, скончавшись в Мондилье в 1074 г.», – утверждает современное отечественное издание.[12]
   Российские авторы считают, что Анна Ярославна после смерти мужа удачно управляла Францией с помощью своего любовника, а затем передала бразды правления подросшему сыну. Не подлежит сомнению, что во Франции Анна пользовалась уважением.

1.8. Герои и антигерои

1.8.1. Как Святополк стал Окаянным

   Ни у одного из русских правителей за тысячу с лишним лет не было столько сыновей, сколько у Владимира Святого, Владимира Красное Солнышко – двенадцать. С одной стороны, это было очень удобно. Сыновья ставились во главе крупных территорий, являясь доверенными лицами своего властного отца. Вышеслав правил в Новгороде, Изяслав – в Полоцке, Святополк – в Турове, Всеволод – во Владимире, Святослав – в Древлянской земле, Глеб – в Муроме, Борис – в Ростове (у племени меря), а Мстислав – в далекой Тмутаракани. С другой стороны, все сыновья великого князя были детьми своего отца и желали «порулить» княжеством побольше размером или сменить отца на его месте. Возникла система так называемого «лествичного права», в соответствии с которой престол великого князя киевского переходил к старшему в роду.
   Святополк был сыном Владимира Святого от вдовы брата его Ярополка, родился около 980 г. Отец посадил его в Турове и около 1013 г. женил на дочери польского короля Болеслава. Вместе с молодой княгиней прибыл в Туров епископ колобрежский Рейнберн, имевший, как считают некоторые авторы, в виду отторжение русской церкви от греческой и подчинение ее Риму. Святополк, недовольный отцом, подстрекаемый женой и Рейнберном, стал готовить восстание против Владимира, рассчитывая, очевидно, на помощь тестя. Владимир узнал о его намерениях и посадил его с женой и Рейнберном в тюрьму. Незадолго до смерти Владимира Святополк был освобожден и, по-видимому, получил в удел Вышгород, около Киева. Когда Владимир скончался (1015), окружающие скрыли его смерть от Святополка. Он, как старший из находившихся в живых сыновей Владимира, мог в соответствии с «лествичным правом» претендовать на киевский стол. Святополк находился в это время в Киеве, узнал о смерти отца и тотчас захватил его стол. Чтобы привлечь симпатии киевлян, мало к нему расположенных, Святополк стал раздавать горожанам подарки.


   Святые Борис и Глеб. Картина Н. К. Рериха.

   У двенадцати сыновей Владимира I судьба оказалась очень непростой. Всеволода сожгла вдова шведского короля Эрика. Святослава Древлянского убили. Мстислав в 1036 г. заболел на охоте и вскоре умер. Судислав Псковский 24 года сидел в земляном «порубе», был выпущен из него только после смерти Ярослава Мудрого и пострижен в монахи. Он прожил дольше всех из сыновей Владимира и умер в 1063 г.
   Наиболее известны Борис и Глеб, причисленные к лику святых Русской православной церкви. Святополк воcпользовался тем, что его братья не знали о смерти Владимира. Люди Святополка пытались перехватить гонцов, но у них не все получилось. Дружина предложила Борису Ростовскому побороться за княжеский киевский престол, но Борис отказался поднять руку на старшего брата. Дружина ушла, Борис остался с небольшим числом воинов. Подосланные убийцы перебили спутников Бориса, а его самого тяжело ранили. Бориса завернули в шатер, повезли на повозке, но вскоре обнаружили, что Борис еще жив. Тогда ему пронзили сердце и затем тайно погребли в церкви Святого Василия в Вышгороде. Глеба Муромского брат Ярослава предупредил о грозящей опасности. Но Глеб продолжал движение к Киеву. Его ладья была захвачена людьми Святополка, а перерезал горло Глебу его собственный старый повар Торчил. Тело Глеба (убийство произошло в районе Смоленска) нашли и перенесли в Вышгород.
   Для Русской православной церкви Борис и Глеб – великие святые. Их мощи обнаружили нетленными. Вокруг мощей происходили чудесные исцеления. Было составлено «Житие» Бориса и Глеба, которое рассказывает, как Борис и Глеб привиделись Александру Невскому перед битвой со шведами, а стражнику Дмитрия Донского – накануне Куликовской битвы. «Они являются ходатаями за Русскую землю. Своим житием они показывают пример незлобия и кротости, погашающих всякую крамолу. В дни княжеской междоусобицы, когда Русь только приняла и еще не прониклась христианским духом, они осуществили христианскую заповедь любви к людям, почему и явились потом, после своей физической смерти, дерзновенными помощниками во всякой нужде», – считает современный православный автор.[13]
   Никто за последующую тысячу лет примеру Бориса и Глеба больше не последовал. В политической жизни не принято подставлять другую щеку, если по одной тебя ударили. И под нож убийцы никто добровольно, с молитвой, не ложится.
   Такая расправа с родственниками-соперниками хотя и не была исключительным явлением в тот век, но все же произвела тяжелое впечатление на современников Святополка. Они дали ему прозвание Окаянного. Весть об избиении Святополком братьев дошла до новгородского князя Ярослава. Ярослав при поддержке новгородцев и варягов пошел на Святополка войной. Столкновение произошло близ г. Любеча. Святополк был разбит и бежал в Польшу, но через некоторое время с помощью своего тестя одержал верх над Ярославом и снова занял Киев (1017). Болеслав с частью войска оставался некоторое время на Руси. Русские, недовольные поведением пришлых воинов, стали избивать поляков. Болеслав ушел домой, захватив имущество Ярослава и заняв по дороге червенские города. Между тем Ярослав по настоянию новгородцев снова предпринял поход на Киев. Святополк был разбит, убежал в степь к печенегам и привел их против Ярослава. Решающее сражение произошло на берегу Альты, где убили Бориса. Святополк вновь испытал неудачу, бежал в Польшу, по дороге сошел с ума и умер.

1.8.2. Анбал и другие. История одного убийства

   В феодальную эпоху дети влиятельных людей росли в окружении дядек и нянек, которые нередко привязывались к ним, как к родным, и готовы были жизнь отдать за своих хозяев. Довольно часто дети самих этих дядек и мамок росли вместе с «VIP-детьми», становились их ближайшим окружением, самыми надежными приближенными. Из детей и юношей, окружавших молодого Петра Алексеевича, со временем выросли видные полководцы и флотоводцы, государственные деятели.
   Главным качеством успешного правителя является, говоря современным языком, умение разбираться в людях и «расставлять кадры». «Кадры решают все», – подчеркивал признанный мастер управления очень большим государством И. В. Сталин.
   Как могло оказаться, что в решающий момент слуга и, по-видимому, телохранитель Андрея Боголюбского вошел в компанию заговорщиков и лишил князя оружия?
   Можно предположить, что яс (осетин) Анбал какое-то время верно служил своему господину. Он находился с ним рядом в воинских походах, «прикрывал спину» во время сражений и переговоров. Возможно, Анбал был чем-то обязан князю или дал какой-то обет.
   И вдруг все изменилось буквально на глазах. Князь разогнал родственников. Обращался с приближенными, как со скотом. Каждый ждал своей очереди, опасался расправы со стороны крутого повелителя. У всех уже обиженных и тех, над кем пока только сгущались тучи, возникли общие интересы: защитить себя, свое положение, упредить князя. Заговорщики рассчитывали, что защищать князя никто не будет. С родственниками отношения были натянутыми, а обиженные им исчислялись сотнями. И они решились.
   Андрей Боголюбский был убит жестоко, дерзко. Заговорщики никакого «плана» не имели. Их ждала печальная участь.
   Почти через тысячу лет произойдет похожая история. Старый и больной, но все такой же подозрительный и суровый после Победы Сталин начал «вторую кадровую революцию». Со многими расправиться успел, но как только поднял руку на самых близких помощников, дни его оказались сочтены. То ли отравили, то ли вовремя не оказали медицинской помощи, то ли во время заседания Политбюро нанесли неожиданный удар сзади по затылку, не столь важно. Шансов спастись Иосиф Сталин, как и Андрей Боголюбский, как и Павел I, не оставил себе сам.

Литература

   2. Алексеев С. В. Ярослав Мудрый. Самовластен; Киевской Руси. М.: Вече, 2006.
   3. Анисимова О. М. Иларион // Литература и культура Древней Руси: Словарь-справочник. М., 1994.
   4. Богуславский В. В., Бурманов В. В. Русь. Рюриковичи: Иллюстрированный исторический словарь. М., 2000.
   5. Великий князь Владимир Мономах. Слово Мономаха. Князь Владимир Всеволодович глазами современников и ближайших потомков. Легенда о мономаховых дарах. Взгляд из нового времени /А. Ю. Карпов. М.: Русский мир, 2006.
   6. Гумилев Л. Князь Святослав Игоревич // Наш современник. 1991. № 7, 8.
   7. Данилевский И. Святополк Окаянный: Из загадок российской истории // Знание – сила. 1992. № 8.
   8. Дудко Д. Святые князья-страстотерпцы Борис и Глеб // Наш современник. 1991. № 9.
   9. Ильин В. В. Люди древней Руси. Смоленск: Посох, 2000.
   10. История государства Российского: Жизнеописания. IX—XVI вв. М., 1996. С. 8—149.
   11. Иларион. Слово о Законе и Благодати. М., 1994.
   12. КаргаловВ. В. Полководцы X—XVI вв. М., 1989.
   13. Карпец В. И. Русь Меровингов и корень Рюрика. М.: Алгоритм: Эксмо, 2006.
   14. Карпов А. Ю. Юрий Долгорукий. М.: Молодая гвардия, 2006.
   15. Коган В. М. История дома Рюриковичей (опыт историко-генеалогического исследования). СПб., 1993.
   16. Кожинов В. Ольга и Святослав // Родина. 1992. № 11, 12.
   17. Кожинов В. Ярослав Мудрый // Наш современник. 1991. № 11.
   18. Костомаров И. И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей: В 3 кн. Кн. 1. М., 1990.
   19. Кучкин В. А. Юрий Долгорукий // Вопросы истории. 1996. № 10.
   20. Лисовой Н. Владимир Креститель // Наш современник. 1991. № 10.
   21. Никитин А. По следам апостола Андрея // Наука и религия. 1990. № 11.
   22. Никитин А. Первый Рюрик – миф или реальность? // Наука и религия. 1991. № 4.
   23. Никитин А. Олег. Князь или воевода? // Наука и религия. 1991. № 6.
   24. Никитин А. Князь Игорь: «волк в овцах» // Наука и религия. 1991. № 17.
   25. Никитин А. Праматерь всех князей русских // Наука и религия. 1991. №3.
   26. Никитин А. «Аз, Святослав, князь русский…» // Наука и религия. 1991. № 9.
   27. Нильсен Й. П. Рюрик и его дом: Опыт идейно-историографического подхода к норманнскому вопросу в русской и советской историографии. Архангельск, 1992.
   28. Новосельцев А. П. Образование Древнерусского государства и первый его правитель // Вопросы истории. 1991. № 2, 3.
   29. Озерский В. В. Правители России. От Рюрика до Путина. История в портретах. 3-е изд. Ростов н/Д: Феникс, 2006.
   30. Пензев К. А. Хан Рюрик: начальная история Руси. М.: Алгоритм, 2007.
   31. Перхавко В. Б. Воители Руси: IX—XIII вв. М.: Вече, 2006.
   32. Правящая элита Русского государства IX – начала XVIII в.: Очерки истории. СПб.: Дмитрий Буланин, 2006.
   33. Пчелов Е. В. Генеалогия древнерусских князей IX – начала XI в. М., 2001.
   34. Пчелов Е. В. Рюриковичи. История династии. М.: ОЛМА-ПРЕСС, ООО ПФ «Красный пролетарий», 2004.
   35. Пушкарева Н. Л. Женщины Древней Руси. М., 1989.
   36. РусеваЛ. России верные сыны. 2-е изд. М.: Русское слово – PC, 2006.
   37. Сахаров А. Н. Дипломатия Святослава. М., 1991.
   38. Сахаров А. Н, Назаров В. Д., Боханов А. Н. Подвижники России: Исторические очерки. 2-е изд. М.: Русское слово – PC, 2006.
   39. Творогов О. В. Князья Рюриковичи: Краткие биографии. М., 1992.
   40. Кожинов В. Об эпохе святой Ольги. // Наш современник. 1991. № 6.
   41. Филист Г. М. История «преступлений» Святополка Окаянного. М., 1990.
   42. Фортунатов В. В. А был ли Рюрик? // Санкт-Петербургские ведомости. 1992. 9 мая.
   43. Шайкин А. А. «Се повести временных лет»: От Кия до Мономаха. М., 1989.
   44. Энциклопедия российской монархии. М.: Эксмо, 2002.

Раздел II
Русь под Ордой
(1237—1480 ГГ.)

2.1. Первые лица государства, высшие руководители страны

2.1.1. Батый – первый русский хан

   Сын Чингисхана Чжучи-хан погиб в ходе междоусобной войны. Юный хан Бату (1208—1255) был вынужден скитаться и постоянно опасаться за свою жизнь. При поддержке опытного полководца Субэдэя, который в 1223 г. разгромил русско-половецкие войска на реке Калке, Бату избрали джихангиром – верховным военным предводителем. Он постепенно взял под свой контроль «улус Джучи» – территорию, закрепленную за отцом Батыя еще Чингисханом. Это была огромная территория, большую часть которой еще предстояло завоевать.
   Батый был хорошим полководцем. В 1236 г. его войска покорили Волжскую Булгарию. В 1237—1238 гг. были разгромлены основные силы северовосточных русских княжеств. Монголы не дошли только до Новгорода. В 1239 г. войска Батыя разбили половцев во главе с ханом Котяном, подавили восстание мордовских племен, взяли Переяславль и Чернигов, вторглись в Крым. В 1240—1242 гг. разгрому подверглась Южная Русь. Затем Батый перешел Карпаты и в 1241 г. одержал победу над венгерским королем. Его войска побывали в Нижней Силезии, Австрии, на берегу Адриатического моря.
   В 1243 г. образовалось государство Золотая Орда, во главе которого встал Батый. Многие русские люди гордятся тем, что Русь не стала «ордынским улусом», сохранила собственную культуру, веру. На территории русских княжеств фактически не было ордынской администрации. Некоторые авторы придают исключительное значение тому уважению, которое Батый оказывал великому князю владимирскому Ярославу Всеволодовичу, назначив его старшим над всеми русскими князьями. Александр Невский в ряде исследований представлен чуть ли не равноправным партнером Батыя, его «кровным», «названным» братом. Почему-то отечественным патриотам не приходит в голову простое соображение. Батый нагнал такого страху на русских людей, так прошелся по русским землям «огнем и мечом», что мог позволить себе «дистанционное» управление вновь присоединенными землями.


   Чингисхан. Бронзовый барельеф.

   Батый никогда не был самым главным в Монгольской империи, великим каганом. Этот титул формально принадлежал его двоюродному брату Мункэ. Но авторитет у Батыя был огромный. Свою жизнь он проводил в походах и сражениях, в одном из которых погиб.
   Наверное, несправедливо исключать Бату, Батыя, Саин-хана из числа первых лиц русской истории. Батый как раз и стал первым «первым лицом» очередного периода отечественной истории, когда русские люди оказались «под монголами».

2.1.2. Выбор Александра Невского

   Александр Ярославович большую часть своего детства и юности провел в Северном Переяславле. Принято считать, что он родился 30 мая 1220 г. Его отцом был Ярослав II Всеволодович, сын Всеволода III Большое Гнездо. Ярослав первым поехал на поклон к хану Батыю в Золотую Орду, где прошел между двух огней и поклонился тени Чингисхана. Он первым получил ярлык на великое княжение, стал князем Владимирским. И первым же был отравлен монголами, которым казался подозрительным умный и авторитетный князь.
   Александр Ярославович подолгу жил в Новгороде с отцом и старшим братом, был правителем этого города в 1236—1251 гг. На великокняжеском престоле он утвердился в 1252 г. после того, как младший брат Андрей был разгромлен монголо-татарскими войсками и бежал в Швецию. Андрей занял престол путем военного переворота, а Александр в борьбе с ним получил поддержку со стороны Золотой Орды.
   В тяжелейшее для Русской земли время Александр Ярославович выбрал единственно правильную стратегию. Он стремился спасти население от набегов татар, удержать людей от стихийных и обреченных на поражение выступлений. Он ездил в Сарай (в низовьях Волги) и даже в Каракорум (в Монголии), чтобы поддерживать отношения с непобедимым пока врагом. Хан Берке, брат Батыя, согласился с тем, чтобы русских не включали в войска для дальних походов в Переднюю Азию. В то же время Александр Ярославович спас Русскую землю от немецкого владычества и окатоличивания. Крестовые походы, предпринятые в русские земли, остановлены русским мечом. 15 июля 1240 г. шведы, норвежцы и прочие были разбиты на Неве, а 5 апреля 1242 г. немцы, чудь, эсты и прочие получили урок в Ледовом побоище на Чудском озере. В старинной народной песне о победе над шведскими рыцарями-крестоносцами есть такие слова:
А и было дело на Неве-реке,
На Неве-реке, на большой воде:
Там рубили мы злое воинство…
Уж как бились мы, как рубились мы,
Корабли рубили по досточкам,
Нашу кровь-руду не жалели мы
За великую землю Русскую…
Кто придет на Русь, будет насмерть бит,
Не уступим мы землю Русскую.
В современном фольклоре нашлось место для героя далеких времен. «Лед тронулся, господа крестоносцы», – сказал Александр Невский.
[14]

   Успешно воевал Александр Невский и против литовцев. «Меч на Западе, мир на Востоке», – так можно определить стратегию выживания, которую успешно реализовал этот гениальный спаситель Русской цивилизации.
   Не поддался Александр Невский и на предложения Папы Римского о союзе против монголов. Посланцы папы в беседе с Александром ссылались на то, что его отец Ярослав дал слово монаху Карпини принять латинскую веру, и настаивали на том, что сын должен последовать примеру отца. Александр всесторонне проанализировал ситуацию и написал Папе ответ. В нем излагалась вся история Ветхозаветной и Новозаветной Церкви и догматы семи Вселенских соборов, которые Русская православная церковь признавала. В заключение послания говорилось: «Все это мы ведаем, а от вас учения не приемлем». Послы уехали ни с чем, а Русская православная церковь высоко оценила этот поистине эпохальный выбор великого князя.


   Александр Невский.

   В действительности Папа вел двойную игру. Одновременно в Орде он начал переговоры о принятии католичества кочевниками. В случае успеха Папа Римский мог бы убить и «второго зайца». Договор с сюзереном русских земель позволил бы папству распространить свои права на верховное управление Русской церковью. Через двести с лишним лет после переговоров папских легатов с Александром Невским Папа Римский в 1439 г. обещанием помощи против турок склонил Византию к унии (союзу) на условиях, выгодных для католиков. В 1453 г. турки штурмом взяли Константинополь. Помощи от Ватикана византийцы так и не дождались. Раздосадованные иерархи греческой православной церкви впоследствии говорили: «Лучше турки, чем Папа».
   Жизнь Александра Невского оказалась короткой. Князь умер 14 ноября 1263 г. в Городце на пути из Орды, где был, как предполагают, отравлен монголами. 23 ноября 1263 г. его похоронили в соборе Владимиро-Рождественского монастыря. В 1381 г., на следующий год после Куликовской битвы, Александр Ярославович Невский причислен к лику святых митрополитом московским и киевским. В 1491 г. мощи святого почти полностью сгорели. В 1724 г. мощи по повелению Петра I были перенесены в Петербург в Александро-Невскую церковь, а затем в Свято-Троицкий собор Александро-Невской лавры. Александр Невский с 1704 г. почитался покровителем нового города на Неве вслед за апостолами Петром и Павлом. После 1922 г. мощи князя оказались в Казанском соборе, а серебряный саркофаг – в Государственном Эрмитаже. В 1989 г. мощи выдающегося государственного деятеля и полководца возвращены в Свято-Троицкий собор Александро-Невской лавры.


   Ярослав Всеволодович, отец Александра Невского. Фреска.

   Писатель Д. Балашов высказал предположение, что Александр Невский умер не от яда, а от тяжелейшего переутомления.
   В 1725 г. учрежден орден Святого Александра Невского, выше которого в дореволюционный период был лишь орден Св. апостола Андрея Первозванного.
   В советское время Александра Невского почитали как великого патриота, государственника и полководца (1938). Ледовому побоищу посвящен художественный фильм «Александр Невский» (режиссер С. М. Эйзенштейн, исполнитель роли А. Невского – Н. А. Черкасов, музыка С. С. Прокофьева), который стал классикой советского киноискусства. В годы войны был учрежден орден Александра Невского, который высоко ценился военными, так как его давали за личную храбрость и умение при проведении боевых операций.
   Сам Александр Ярославович Невский не потерпел ни одного поражения. При этом он придавал большое значение подведению итогов военного столкновения, подписанию мирных соглашений, которых строго придерживался. «Бог повелел каждому народу жить в своей стране и не вступать в чужие пределы», – любил повторять князь.
   От брака с дочерью полоцкого князя Вассой (Александрой) Брячиславной у Александра Ярославича было четверо сыновей. Прямым продолжателем политики отца стал Даниил Александрович, первый князь Московский.
   В Санкт-Петербурге имя Александра Невского носят улица, мост, площадь, станция метро и лавра. Памятники в его честь сооружены в Санкт-Петербурге, на берегу Чудского озера, в поселке Усть-Ижора, на месте Невской битвы, где формируется мемориальный комплекс. Даты побед князя входят в официальный перечень Дней военной славы. Православная церковь ежегодно отмечает несколько дат, связанных с именем одного из самых почитаемых русских святых. Во всех православных храмах в России и за рубежом Александр Невский на иконах изображен в военном облачении.

2.1.3. Первые московские князья (Даниил, Иван Калита, Симеон Гордый, Иван Красный)

   Возвышение Московского княжества началось с… кобылы. Кобыла дьякона Дудко, «млада и зело тучна», мирно пила воду из Волги, которая протекает через Тверь. Татарские воины, сопровождавшие посла Чолхана, стали отбирать кобылу у дьякона. Надо заметить, что сам Чолхан по прибытии в Тверь выгнал великого князя Александра Михайловича из княжеского дворца и сам поселился в нем. Так что князь не стал урезонивать тверичей, перебивших обидчиков дьякона Дудко, и, несмотря на понимание опасности, возглавил восстание против Чолхана. Александр приказал поджечь свой княжий двор, где укрылся Чолхан, который сгорел вместе со своими людьми. Из Орды хан Узбек послал пять темников (50 000 воинов), вместе с которыми в карательном походе приняли участие Иван Данилович Московский и Александр Васильевич Суздальский. Александр некоторое время скрывался от ордынской кары, но в 1339 г. все-таки появился в Орде, где его убили вместе со своим сыном Федором. «По всей вероятности, конец Александра был уготован московским серебром», – подводит итог всей этой истории исследователь.[15] А гибель князя Александра Михайловича стала началом выдвижения Ивана I, важным этапом возвышения Московского княжества.
   Ветвь Рюриковичей, правившую Московским княжеством, чаще всего называют Даниловичами. И это правильно. До 1276 г. Москвой управлял посадник.
   В 1276 г. здесь появился свой князь – Даниил Александрович (1261—1303), младший сын знаменитого Александра Невского. Даниилу было около двух лет, когда 14 ноября 1263 г. в Городце на Волге, возвращаясь из Орды во Владимир, скончался его великий отец – Александр Невский. Духовная грамота – завещание А. Невского – не сохранилась, но, судя по более поздним источникам, он завещал Москву с ближними волостями Даниилу, выделив ее из состава Великого княжества Владимирского.
   Изначально территория княжества была маленькой. В малолетство Даниила, как и на протяжении длительного времени до этого, Москвой управляли тиуны – княжеские наместники. Дата появления на политической карте Руси самостоятельного Московского княжества – 1276 г. связана с тем, что в этом году князю Даниилу исполнилось 15 лет. С этого возраста, а иногда и более раннего, княжичи (и вообще мужчины) считались взрослыми и начинали действовать самостоятельно. В источниках же имя Даниила как независимого московского князя впервые появляется только в 1282 г.
   В генеалогическом отношении (по степени знатности) московские князья занимали скромное место. Даниил был младшим, четвертым сыном Александра Невского. Он участвовал в разного рода политических альянсах, княжеских коалициях в качестве младшего партнера. Например, вместе с третьим сыном Александра Невского, своим старшим братом князем Андреем Александровичем он выступает против второго сына Александра Невского, который был старше обоих и к тому же великим князем Владимирским. Для потомков Даниила, которые, являясь ветвью рода Рюриковичей, стали называться Даниловичами, низкий «рейтинг» стал своеобразным вызовом, стимулом в политической борьбе. На это обстоятельство обратил внимание еще В. О. Ключевский.

   Св. Даниил Московский. Икона.

   При Данииле Александровиче в состав Московского княжества вошел Переяславль (1303). Там умер бездетным Иван Дмитриевич, и выморочное княжество должно было перейти под контроль великого князя Владимирского Андрея Александровича. Даниил опередил старшего брата и занял Переяславль, использовав завещание Ивана Дмитриевича Переяславского. В том же году Даниил умер.
   «Летописи и другие письменные источники сохранили для нас известия о политической, военной и дипломатической деятельности первого московского князя. По ряду его поступков видно, что это был независимый и незаурядный правитель, к концу жизни достигший значительного могущества, оказавший влияние не только на развитие собственного княжества, но и на межкняжеские отношения во всей Северо-Восточной Руси. Гораздо меньше известны внутренняя политика первого московского князя, его экономическая и градостроительная деятельность, отношения с церковью. Однако археологические исследования показывают, что во второй половине XIII в. в Москве происходило интенсивное расширение городской территории, совершенствовалось керамическое производство. Это признаки определенного экономического подъема, приходящиеся на время правления князя Даниила», – подводит итоги известный историк.[16]
   Кое-что о деятельности Даниила Александровича за пределами военно-политической сферы все-таки известно. При нем была учреждена первая в Москве архимандрития, что явилось первым шагом на пути превращения Москвы в признанный религиозный центр страны. Не всем даже великим людям удается увековечить свое имя. Князь Даниил сделал это самым надежным способом. Он основал Свято-Данилов монастырь, который стал местом его последнего упокоения. Велики заслуги князя Даниила перед Русской православной церковью. Позже его причислили к лику святых. Свято-Данилов монастырь в настоящее время является резиденцией Патриарха Московского и всея Руси. Это ли не памятник деятельности князя!
   Даниил Александрович имел пятерых сыновей, что служило надежной гарантией будущего молодого Московского княжества.
   Один из сыновей основателя Московского княжества, Иван Данилович по прозвищу Калита, после истории с кобылой тверского дьякона Дудко и разгрома Твери получил ярлык на великое княжение и право самому собирать налоги для хана. При нем прекратились набеги татар, была перенесена митрополия из Владимира в Москву.
   Иван I, являвшийся посредником Золотой Орды по сбору дани, добился фактической монополии на посещение Сарая. Это привело к тому, что постепенно Иван I и его преемники оставляют за собой право общения с Ордой и другими странами, и Москва превращается в дипломатический центр Северо-Восточной Руси. Обогащение казны московского князя позволило ему присоединять к своим владениям новые территории, которые он отбирал у удельных князей, не имевших возможности своевременно выплачивать дань Орде. Объединительная, налоговая политика Ивана Калиты заложила основы жесткого подчинения внутри русского общества. Ивану Даниловичу приписывают и освобождение Русской земли от татей, то есть разбойников.
   Иван Данилович предположительно родился в 1283 г. Имя матери не установлено. Около года он находился с посольством в Орде, куда впоследствии неоднократно ездил, чтобы заручиться поддержкой в борьбе с политическими противниками. В знак верховенства Москвы над Тверью в Москву был отправлен колокол из тверского Спасского собора. В Ростове в 1330 г. воеводы Ивана I творили произвол и повесили старшего ростовского боярина Аверкия. Иван I вел борьбу с Новгородом. Признанием возросшей силы московского князя стал переход к нему на службу бояр из Твери, Чернигова, Киева и знатных людей даже из Орды.
   Иван I построил в Кремле каменный собор во имя Успения Божией Матери. Митрополит Петр, переехавший в Москву из Владимира, был похоронен в Успенском соборе, который стал усыпальницей высших иерархов Русской православной церкви. Митрополит Петр причислен к лику святых, а Москва стала ведущим религиозным центром Северо-Восточной Руси. В Кремле при Иване I построен также собор Архангела Михаила, который стал усыпальницей московских правителей начиная с самого Ивана I. Московский князь реконструировал кремлевские стены (из дуба).
   Свое прозвище внук Александра Невского получил за умение распоряжаться деньгами, которые он и копил, и раздавал нищим, и отдавал в виде подарков в Орду. «Калита» означает «кошелек, мешок с деньгами». Остается фактом, что ни один правитель, кроме Ивана Калиты, подобного прозвища не удостоился.
   После Ивана Калиты правили его сыновья – Симеон Гордый и Иван II Красный.
   Симеон (или Семен) Гордый (1316—1353) был старшим сыном Ивана Калиты. В 1340 г. он занял московский великокняжеский стол, а в следующем году в Орде получил ярлык на великое княжение владимирское. Сравнительно непродолжительное правление Симеона Гордого прошло без войн и крови. Он сгладил противоречия между Тверью и Смоленском, посадил своего наместника в Новгороде, с жителями которого старался поладить.
   Считается, что именно Симеон Гордый установил новый порядок престолонаследия: власть передавалась от отца к сыну. Это имело большое значение для развития государства, так как выявление в соответствии с «лествичным правом» после смерти правителя старшего из претендентов приводило к бесконечным выяснениям отношений и делению удельных княжеств на более мелкие уделы. Сам Симеон Гордый не смог реализовать свою идею. У него было три жены, но все родившиеся дети умерли в младенчестве. Наследников он не имел.
   Умер Симеон Гордый в 1353 г. от «великого мора» – чумы, занесенной на Русь из Европы. Это была страшная пандемия, жертвами которой в Азии и Европе стали около 75 млн человек. Симеон успел составить завещание, в котором наказывал слушать советов митрополита Московского Алексия.
   Предполагается, что прозвищем Красный сын Ивана Калиты князь Иван II Иванович обязан своей внешности. В 1353 г. он стал великим князем московским и владимирским, отстоял право на великокняжеский престол в борьбе с суздальско-нижегородским князем Константином Васильевичем. Будучи человеком глубоко верующим, Иван Иванович находился в очень хороших отношениях с митрополитом Алексием, который стал настоящим наставником сына Ивана II Дмитрия Ивановича, известного как Донской.

2.1.4. «Награда нашла героя». Почему Дмитрий Донской провозглашен святым через 600 лет после Куликовской битвы

   Дмитрий родился 12 октября 1350 г. в семье звенигородского князя Ивана II Ивановича Красного (среднего сына Ивана Калиты) и княгини Александры Ивановны. Он был окрещен в честь святого Дмитрия Солунского, почитаемого на Руси мученика за христианскую веру. Дмитрий был первым сыном у своего отца, но шансов на верховную власть не имел, так как у старшего сына Ивана Калиты Семена (Симеона) Гордого подрастали два своих сына. Однако в 1353 г. в результате пандемии легочной чумы («черной смерти») два дяди и двоюродные братья Дмитрия умерли. В 1359 г. умер и отец Дмитрия. С этого момента мальчик оказался в водовороте политической борьбы за великокняжеский престол. Большую помощь ему оказывал митрополит Алексей (Алексий). Однако после смерти Алексея отношения с духовенством у правителя осложнились.[17]
   В 15 лет он женился на Евдокии, младшей дочери суздальско-нижегородского князя Дмитрия Константиновича, который до этого претендовал на великокняжеский ярлык. Следующим противником Дмитрия Ивановича стал Михаил Александрович Тверской, который опирался на поддержку Великого княжества Литовского. В 1367—1375 гг. борьба шла с переменным успехом. Литовцы совершили три крупных похода на Москву, нанеся ей большой ущерб. Следует упомянуть, что вскоре после свадьбы Дмитрия Ивановича началось сооружение каменной московской крепости вместо дубового кремля, построенного еще Иваном Калитой. В борьбе с литовцами белокаменный Кремль очень пригодился Дмитрию Ивановичу. И в 1368 г., и в последующие XIV—XV вв. Кремль Дмитрия Донского ни разу не был взят штурмом. Воевал же Дмитрий Иванович много и не раз укрывался за стенами единственной каменной крепости на всем русском Северо-Востоке. Дмитрий сумел склонить на свою сторону хана Мамая и даже за 10 000 рублей серебром выкупил из Орды Ивана, сына Михаила Тверского, и сам держал его в качестве заложника. После того как Дмитрий Иванович с большими силами в 1375 г. осадил Тверь, а литовцы на помощь не пришли, Михаил Тверской признал себя младшим братом Дмитрия, обязался участвовать в его военных предприятиях и не претендовать на великое княжение.
   Усмирение тверского князя обеспокоило Мамая. Одна за другой татарские рати приходили в русские земли и опустошали их. В 1377 г. на р. Пьяне русские войска, увлекшиеся горячительными напитками, были разбиты царевичем Арапшой. Нижний Новгород был сожжен и разорен. В следующем году Нижний Новгород снова сожгли, но войска Бегича потерпели поражение на берегу р. Вожи от русских войск под руководством Дмитрия Донского, князя Даниила Пронского и московского окольничего Тимофея.
   Мамай стал готовиться к крупному карательному походу, который должен был повторить Батыево нашествие. Кроме татар, в нем участвовали генуэзцы, черкесы, ясы и другие народы. Хану обещал помочь великий князь Литовский Ягайло, а князь Рязанский по договоренности с Дмитрием Ивановичем, как считают историки, лишь делал вид, что поддержит Мамая.
   Дмитрий Иванович собрал общерусское войско в Коломне 15 августа и отказался вести переговоры с посланцами Мамая об увеличении дани. 8 сентября 1380 г. войска Дмитрия Ивановича, переправившись через Дон, дали бой татаро-монголам и их союзникам. Русская православная церковь, мягко говоря, недолюбливала Дмитрия Ивановича за его крутой нрав и стремление поставить митрополитом своего человека Митяя. На протяжении длительного времени Церковь считала участие Дмитрия Ивановича в битве незначительным. К лику святых он был причислен через 600 с лишним лет вместе со многими другими в связи с празднованием 1000-летия принятия христианства Русью. Не вызывает больших сомнений то, что Дмитрий сражался в одежде простого ратника, а свою княжескую мантию надел на любимца Михаила Бренка. Некоторые авторы даже считали, что Дмитрий находился где-то «в сторонке» от битвы.


   Д. И. Донской.

   Наиболее убедительной выглядит реконструкция событий и объяснение поведения Дмитрия Ивановича в трудах военных историков. Во-первых, главнокомандующему вовсе не обязательно махать саблей на поле битвы. Мамай, например, наблюдал бой с холма в ожидании того, когда ему приведут плененного Дмитрия и других русских князей. Во-вторых, фигура главного полководца весьма заметна на поле битвы. Александр Македонский в решающих сражениях против Дария III атаковал персонально его, и Дарий бежал. Ранение или гибель полководца в эпоху Средневековья обычно тяжело отражались на психологическом состоянии сражавшихся воинов и нередко были главной причиной поражения войска, потерявшего командира.
   Дмитрий Иванович знал, что это будет страшное, кровопролитное сражение и вместе со своим военным советом выработал оптимальный «сценарий», который удалось реализовать. Как государственный деятель, главный военачальник, стратег Дмитрий Иванович решил наиболее важные задачи: подготовил противоборство с Мамаем политически и дипломатически; собрал максимальное по численности общерусское войско; обеспечил быстрое (три недели) выдвижение своей армии, не позволившее Мамаю воспользоваться помощью Ягайло; создал необходимый психологический настрой армии, перешедшей через Дон; «смоделировал» возможный ход битвы, в которой все знали свое место и «понимали свой маневр». В-третьих, если Дмитрий Иванович участвовал в битве как простой ратник (он был найден оглушенным, в разбитых доспехах, почти без сознания после сражения), то это обстоятельство характеризует его как истинно русского человека, настоящего мужчину и героя. И как своеобразного философа: «Двум смертям не бывать, а одной не миновать», – говорят русские люди, склонные к фатализму.
   Дмитрия Донского упрекают за то, что он не преследовал разбитые войска Мамая, не совершил глубокий рейд в степи, а в 1382 г. бросил Москву, которую разграбил Тохтамыш, захвативший власть в Орде после Мамая. Проводя исторические аналогии, можно без большого преувеличения утверждать, что воспетая в веках Куликовская битва была в известном смысле пирровой победой. Во время этого сражения погибли и получили ранения столько воинов, что во время нового нашествия драться с Тохтамышем в открытом поле уже было некому. Дмитрий уехал в Переяславль и Кострому собирать полки. Москва же, как считает известный историк В. В. Похлебкин, была «взята после повального пьянства горожан и войска».[18] Тохтамыш не стал искать новой битвы с Дмитрием Донским и ушел с добычей в степи. Дмитрий в Москве за свой счет похоронил 24 000 убитых и снова столкнулся с претензиями Михаила Тверского. В конечном счете пришлось снова платить дань Орде. В 1387 г. Дмитрий Донской воспользовался бесчинством новгородских ушкуйников и подступил к Новгороду. Он ограничился взятием контрибуции в 8000 рублей и установлением особой подати с черных людей в пользу великого князя Московского.
   На реке Пъяне, как считает Похлебкин, «сам главнокомандующий князь Иван Дмитриевич Нижегородский утонул вместе с совершенно пьяной дружиной и „штабом“. В летописи, скрупулезно описывающей детали этого пьянства, указаны в качестве напитков только мед, мордовское пуре, брага и пиво, которое воины суздальского князя пили, разбредясь перед боем по деревням».[19]
   Дмитрий Иванович был крепким, высоким, плечистым, имел черную бороду и проницательный взгляд. Он имел отвращение к забавам, отличался благочестием, незлобливостью и целомудрием. Дмитрий не умел читать и писать, но ценил знание и мудрый совет. Он лично участвовал в семи походах и сражениях. Дмитрий Донской значительно расширил территорию Московского княжества. Умер князь 19 мая 1389 г., не дожив до 39 лет. Болезнь его связывают с контузией, ранениями, полученными на Куликовом поле.[20] Дмитрий Донской через столетие с небольшим занял место рядом с Александром Невским в ряду тех, кто не только спас свое Отечество в трудную годину, но и совершил подвиги, которыми Россия может гордиться.

2.1.5. Иван III – Государь всея Руси, «разумный самодержец»

   Вторым браком Иван женился на Софье (Зое) Фоминишне Палеолог, племяннице последнего византийского императора. Брак имел большое политическое значение: русский правитель считал себя законным правопреемником византийских императоров. Многие авторы считают, что изображение двуглавого орла, который является гербом современной Российской Федерации, было заимствовано у династии Габсбургов, именовавших себя императорами Священной Римской империи. Иван III стремился показать Габсбургам возросшую роль своего государства и его международное значение. Московский правитель отказался принять от Габсбургов королевскую корону, заявив их послу, что он и так «Государь всея Руси». Принятие королевского титула из рук императора означало бы установление вассальной зависимости России от империи. Со временем двуглавый орел стал символизировать геополитическое положение России – местонахождение и в Европе, и в Азии, между западной и восточной цивилизациями.
   Правление Ивана III (1462—1505) было по существу самым продолжительным в истории русского государства. Иван IV Грозный, внук Ивана III, формально правил 51 год (1533—1584), но фактическим правителем государства являлся только с 17 лет, после венчания на царство (1547—1584), то есть 37 лет. 43 года, как и Иван III, находился на троне Петр Великий (1682—1725), если считать с 10 лет, когда его провозгласили царем. Реальным же самодержавным правителем Петр I стал в 1696 г., когда умер его соправитель Иван V. Около 30 лет управляли государством Олег, Ярослав Мудрый, Василий I, Михаил Федорович Романов, И. В. Сталин.


   Иван III разрывает ханскую грамоту и топчет басму перед ханскими послами.

   За свое продолжительное правление Иван III успел сделать очень многое. «Здесь конец нашему рабству», – подвел итоги событиям осени 1480 г. H. M. Карамзин, имея в виду прежде всего «стояние на реке Угре». Русская православная церковь не любила Ивана III за властный характер и первую в истории нашей страны попытку секуляризации (перевода в государственную собственность) церковных земель. Иван Васильевич, окончательно освободивший русский народ от иноверного (мусульманского) ордынского ига, церковными кругами изображался в событиях осени 1480 г. как нерешительный, медлительный, почти трусливый государственный деятель. Если Дмитрия Донского «награда» нашла через 600 лет, то до канонизации Ивана III дело пока не дошло. Более убедительно мнение специалистов-историков, прежде всего Ю. Г. Алексеева, представлявших действия великого князя Московского как блестящий финал его усилий. Ему удалось создать такие дипломатические, военно-политические, морально-психологические предпосылки и сконцентрировать такие силы, что одной демонстрации мощи Московского княжества оказалось вполне достаточно для победы.
   Существует версия о том, что избавление от власти Орды произошло еще раньше. В 1471 г. московские войска разгромили новгородское войско на реке Шелони, что не понравилось Ахмату, так как он собирался дать ярлык на княжение в Новгороде своему ставленнику. Ахмат, желая наказать Москву, в 1472 г. с большими силами двинулся в карательный поход и даже сжег город Алексин. Однако подоспевшие московские войска не дали ордынским войскам переправиться через реку Оку. Затем Ахмат вообще отступил («побеже»), опасаясь сражаться с русскими войсками. День отступления Ахмата, 1 августа 1472 г., можно рассматривать как конец ига, так как после этого Иван III перестал платить дань. Осенью 1480 г. ситуация просто повторилась, но уже на реке Угре.[21] «Приукрашивать облик Ивана III нет ни необходимости, ни возможности. Его образ не окружен поэтическим ореолом. Перед нами – суровый прагматик, а не рыцарственный герой. Каковы бы ни были личные переживания и чувства великого князя Ивана Васильевича, он умел их держать при себе, и они навсегда остались тайной для потомков, как, возможно, и для современников…
   Он был, прежде всего, „разумный самодержец“, как определил его величайший русский поэт. Сын своего времени, беспощадный с врагами, он был чужд изощренной жестокости Людовика XI и религиозного фанатизма Фердинанда Арагонского. Не романтическое вдохновение, а трезвый расчет, не сердечные влечения, а работа ума руководили им в главном деле его жизни – возрождении единства и независимости Русской земли. В психологическом облике первого государя всея Руси на первый план выступают такие черты, как осмотрительность, проницательность и дальновидность в сочетании с широким кругозором, стратегической масштабностью мышления и исключительной твердостью и последовательностью в достижении поставленных целей. Он не поражал воображения современников ни личной воинской доблестью, как его прославленный прадед, ни кровавыми театральными эффектами, как печально знаменитый внук. Он не отличался ни традиционным благочестием хрестоматийного князя русского Средневековья, ни нарочитым новаторством Петра Великого. Сила ясного ума и твердость характера – вот его главное оружие в борьбе с многочисленными врагами. Его можно назвать неутомимым тружеником, шаг за шагом идущим по избранному пути, преодолевая все преграды…
   История знает не многих деятелей, добившихся таких прочных и масштабных успехов, так повлиявших на судьбы своей страны. Обновленная, возрожденная великая Русская держава (в феодальном ее понимании) – главный итог многолетнего великокняжения первого государя всея Руси».[22]
   Иван III добился дипломатического признания своего государства, начал борьбу за возвращение территорий, утраченных еще в XIII в. Он заложил основы централизованного управления, создал первые органы центрального государственного управления – Казну и Дворец. В 1497 г. Иван III утвердил новый свод законов – Судебник, заменивший Русскую Правду. Судебник впервые ограничивал переходы крестьян от владельца к владельцу одним сроком в году: неделя до и неделя после Юрьева дня (26 ноября). При Иване III территория Московского княжества увеличилась в 6 раз и составила 2,6 млн квадратных километров. Хотел Государь всея Руси забрать в казну часть церковных земель, но преодолеть сопротивление церкви не мог. Большую часть земель он закрепил за своим первым сыном от второго брака Василием, что стало важным фактором недопущения нового витка междоусобной борьбы.
   В 1492 г. Иван Васильевич заключил с Ливонским орденом перемирие на шесть месяцев. За это время напротив ливонского форпоста Нарва на другом берегу реки Наровы был выстроен русский форпост, получивший название Иван-город. И кто знает, где бы проходила сейчас граница с Эстонией, если бы Иван Васильевич еще в XV в. об этом не позаботился?
   Скончался Иван III в 1505 г., судя по описаниям, от инсульта, пережив вторую жену. При жизни многие его боялись, уважали, чтили и называли Иваном Великим.

2.2. Государственные деятели

2.2.1. Последний тысяцкий Василий Вельяминов

   В период феодальной раздробленности, который продолжался и в условиях монголо-татарского ига, трудно кого бы то ни было назвать государственным деятелем. В XII—XV вв. настоящими государственными деятелями по определению в каждой из земель на северо-востоке европейской части Руси являлись два человека: глава светской власти – местный князь и глава церковной власти – местный архиепископ. Перед нами проходит череда колоритных правителей и святителей, которые постоянно упоминались в летописях, являлись главными актерами на исторической авансцене.
   Между тем кроме первых лиц, светского и духовного, в каждом княжестве до определенного времени действовали должностные лица, которые вполне подходят под определение «государственный деятель».
   Название «тысяцкий» в первый период русской истории не встречается, но существование его не ставится под сомнение.
   Семья составляла двор, «дым», «десяток». Низшим звеном социальной организации непосредственных производителей, объединявшим хозяйства отдельных семей, служила соседская (территориальная) община. Названия общины – «мир», «сотня», «вервь» (от слова «веревка», которой измеряли землю при распределении внутри общины). Общины тяготели к погостам – торговым и административным центрам, на месте которых вырастали города. С городами были связаны понятия «полк» и «тысяча». Под такими названиями действовали ополчения, формировавшиеся в случае внешней опасности в тех или иных городах. Следует учесть, что население города или численность городского ополчения вовсе не обязательно составляли тысячу полноправных мужчин. «Десяток», «сотня», «тысяча» у многих народов обозначали уровни социальной или военной организации населения. На месте прежних племенных союзов формировались княжества («земли»).
   Судя по всем источникам, тысяцкий был военным начальником земской рати (воев) в отличие от княжеской дружины. В мирное время тысяцкий наблюдал за порядком в городе; его функции можно сравнить с обязанностями современных мэров или глав администрации. Слово «тысяща» в русских летописях употреблялось и как обозначение определенной территории, округа, населенного пункта с прилегающей местностью. Круг обязанностей тысяцкого во многом совпадал с содержанием деятельности воевод. В конце XI в. в Киеве действовал тысяцкий (воевода) Ян Вышатич. В роли киевских тысяцких упоминаются Путята, Ратибор и др. Историк Бестужев-Рюмин считал, что тысяцкие были городские, земские и княжеские. Должность тысяцкого в Древней Руси была не наследственной, а выборной. Иногда это звание после отца занимал сын, но лишь в силу авторитетности рода и при наличии необходимых личных качеств.
   С XIV в. бояре начали оседать по разным княжествам. Значение должности тысяцкого стало возрастать. Авторитет тысяцкого определялся поддержкой со стороны населения, что воспринималось как опасность, как политическая конкуренция не только боярами, но даже князьями. Вряд ли можно полностью отождествлять русских тысяцких с плебейскими трибунами у древних римлян. Но институт тысяцких в Московском княжестве постигла та же судьба.
   Последним тысяцким в Московском княжестве стал Василий Васильевич Вельяминов. Его отец тоже был тысяцким. Впервые (1341) имя В. В. Вельяминова встречается в договорной грамоте Семена Гордого, которую он подписал вместе с его родными братьями в качестве свидетеля. Тысяцким В. В. Вельяминов стал в 1357 г. при загадочных обстоятельствах. На площади в Москве был найден труп тысяцкого Алексея Петровича Хвоста, на которого, по известиям летописей, бояре «ковали ков». А. П. Хвост за организацию «мятежа» изгонялся из Москвы (при Иване Ивановиче Красном). Но потом снова сделался тысяцким в Москве, несмотря на обещание Ивана Ивановича не принимать его обратно. Тогда-то бояре и убили его. Возник большой мятеж, и главные боярские фамилии вынудили удалиться в Рязань. В 1358 г. великий князь Иван Иванович призвал бежавших бояр к себе. Тогдашним «олигархам» было несложно найти путь к первому лицу в княжестве.
   В. В. Вельяминов в звании тысяцкого и в числе любимцев Дмитрия Ивановича (впоследствии Донского) участвовал в его свадьбе, а жена тысяцкого была восприемницей одного из сыновей Дмитрия Ивановича. Великий князь Московский Дмитрий Иванович с детских лет оказался в водовороте политических событий и интриг. Он везде видел измену и подкоп под его власть. Через какое-то время всплыла история о том, что во время свадьбы Дмитрия Ивановича В. В. Вельяминов подменил пояс, который перешел к Василию Косому. Дмитрий Иванович болезненно отреагировал на такие действия своего бывшего любимца. Он заставил В. В. Вельяминова постричься в монахи. После смерти тысяцкого в 1374 г. преемник не был назначен. Должность тысяцкого упразднили.
   Старший сын тысяцкого В. В. Вельяминова Иван, вероятно, мечтал занять место отца. После смерти отца он бежал в Тверь. Между тверскими и московскими князьями в это время шло упорное соперничество. Тверской князь Михаил Александрович пытался получить поддержку в Орде, участвовал в походах Великого княжества Литовского против Москвы, но в конце концов потерпел поражение. Иван Васильевич Вельяминов сделал неправильную ставку.
   Во время битвы с татарами на берегах реки Вожи в 1378 г. москвичи поймали попа, у которого нашли мешок со «злыми зельями». В Москве заподозрили, что этого попа Иван Васильевич, сам во время вожской битвы находившийся еще в Орде, подослал, по-видимому, отравить кого-то (сочли, что должно быть, великого князя). Попа сослали, а Ивана Васильевича в 1379 г. поймали в Серпухове, куда он пришел из Орды, и привезли в Москву. После недолгого разбирательства он «мечом потят бысть на Кучкове поле». Историки считают, что это была первая публичная казнь в Москве. Летописи замечают, что прекрасная наружность казненного возбудила в зрителях сочувствие к нему. О том, в какой именно степени московские жители последней четверти XIV в. сожалели об утрате должности тысяцкого, защищавшего их интересы перед боярами и князем, летописи умалчивают.

2.2.2. Необыкновенные приключения итальянца в России

   В советское время, в период одного из «потеплений», в рамках культурного сотрудничества с Италией появилась искрометная комедия «Необыкновенные приключения итальянцев в России» с популярным Андреем Мироновым в главной роли. Тогда СССР купил в Италии право выпуска легковых автомобилей по технологии итальянского автомобильного концерна «Фиат». В городе Тольятти возник автогигант, который стал выпускать серию автомобилей «Жигули». Упомянутая комедия была откровенной рекламой продукции Волжского автомобильного завода.
   Приключения происходили с итальянцами в России еще в XV в., в годы правления Ивана III. Задолго до Петра I великий князь Московский Иван Васильевич стал приглашать на государственную службу иноземцев. По-видимому, проблемы с толковыми кадрами возникали у московского руководства еще в те стародавние времена. Заезжий итальянец, получивший в Москве имя Ивана Фрязина, сначала служил Ивану III в качестве монетного мастера. Затем он стал исполнять и разные другие поручения: ездил послом, вел переговоры, строил города. Его деятельность приобретала все более важный характер, что позволяет отнести Ивана Фрязина к числу государственных деятелей.


   Аристотель Фиораванти руководит закладкой фундамента Успенского собора.

   Наиболее важную услугу он оказал Ивану III в сватовстве Софии Палеолог. Это было не только большое государственное дело для Московского княжества, но событие общеевропейского значения. Фрязин поехал в Рим. Он религией интересовался мало. В Москве для порядка принял православие, а в Риме притворился католиком, вел активные переговоры с Папой Римским. Трудно сказать, в какой степени поведение Ивана Фрязина было санкционировано Иваном III. Папе Римскому он наобещал очень многое – по-видимому, то, что тот хотел от него услышать. Говоря современным русским языком, Иван Фрязин Папе «насвистел» и «развел» его. Во всяком случае, Папа отпустил Зою Палеолог в жены к великому князю Московскому, лелея обширные планы по утверждению католического влияния в русских землях.
   По дороге из Рима Фрязин проезжал через Венецию. Здесь его осыпали почестями и подарками, так как он сказался важным боярином. Фрязина попросили взять с собой венецианского посла Тревизана и доставить его к хану в Орду. Фрязин согласился, но в Москве об этом ничего не сказал, желая отправить Тревизана тайком. Дело обнаружилось. Фрязин вместе с Тревизаном попали в тюрьму, откуда оба незадачливых итальянца, рискнувших совершить необычное путешествие по России, были выпущены уже после того, как возвратилось посольство, отправленное Иваном III в Венецию. Поступок Фрязина, вызвавший дополнительные разбирательства и выяснение отношений, в конечном счете имел благополучные последствия. По ходу расследования «необычайных приключений итальянцев в России» между Великим княжеством Московским и Венецией установились дипломатические отношения. Это имело огромное государственное значение, поскольку Московское княжество, освободившись от ордынского ига, восстанавливало свой государственный суверенитет, одним из важных этапов которого стало признание со стороны зарубежных государств.
   Фрязин продолжал служить великому князю вместе со своим братом Антоном. Он продолжал выполнять различные серьезные поручения. Например, в 1517 г. он руководил укреплением псковских стен. Далее следы итальянца теряются.

2.3. Полководцы, военачальники

2.3.1. Стальные нервы Владимира Андреевича Храброго и Боброка-Волынского

   …Упорная сеча продолжалась уже несколько часов. Куликово поле сотрясалось от топота лошадиных копыт. Лязг оружия пронизывал воздух. Каждую минуту пронзенные мечами и копьями с воплями падали на землю, уже устланную человеческими телами. Пешая русская рать уже лежала, как скошенное сено. Монголы теснили левое крыло русских войск, которым и отступать-то было некуда. Позади был Дон, а лодки, на которых можно было спастись, еще вчера оттолкнули от берега, чтобы не соблазнять малодушных. На Красном холме за битвой наблюдал Мамай. У русских же, как казалось, общее руководство отсутствовало, и воины дрались, руководствуясь принципом Святослава: «Мертвые сраму не имут».
   Вдруг картина битвы переменилась. Это из дубравы в спину монголам ударил засадный (запасной) конный полк Владимира Андреевича Храброго и Дмитрия Михайловича Боброка-Волынского. Свежие воины яростно били уставших монголов. «Второе дыхание» пришло и к основным русским силам, которые гнулись, но не сломались под натиском басурман. Куликовская битва завершилась полным разгромом кочевого воинства и бегством Мамая. Кто были эти полководцы, которые сказали свое веское «слово» в решающий момент исторического сражения?
   Владимир Андреевич родился в 1353 г. и был внуком великого князя Московского Ивана I Калиты. Отец Владимира – князь Андрей Иванович, младший сын Ивана Калиты, поэтому Владимир Андреевич приходился Дмитрию Донскому двоюродным братом, был младше на три года. По завещанию великого князя Ивана II Красного Владимир Андреевич получил право на треть доходов с города Москвы и с великим князем Московским Дмитрием был связан договором. Он обязался служить Дмитрию Ивановичу без ослушания, «держать его в отца место» (признавал старшинство) и вместе с Дмитрием платил «ордынский выход». К 27 годам (1380) он имел немалый опыт боевых действий на стороне Москвы против князей Суздальского и Галицкого, против Ливонского ордена на защите Пскова (1369), против Великого княжества Литовского (1370, 1379), против Твери (1375). Владимир Андреевич, удельный князь Серпуховской и Боровский, был женат на дочери великого князя Литовского Ольгерда Елене. Литовская экспансия против русских земель отодвинула родственные чувства на задний план.
   После Куликовской битвы, благодаря которой Владимир Андреевич и получил свое прозвище «Храбрый», его ратное служение продолжалось, так как время было грозовое. В 1382 г. он способствовал изгнанию из пределов Руси хана Тохтамыша, которому нанес поражение у Волока Ламского. В 1398 г. готовил войска к отражению нашествия Тимура, дошедшего до Ельца. Во время страшного набега Едигея в 1408 г. опытный полководец руководил обороной Москвы.
   Историки высоко оценивают действия умелого полководца Владимира Андреевича Храброго. После смерти Дмитрия Ивановича Донского герой Куликова поля отбросил в сторону обычные для того времени амбиции и поддержал сына Дмитрия Донского Василия I. Своего племянника он почитал «за отца», признавал за старшего и выступал в роли верного подручника, всегда готового сесть на коня и защищать русские земли. Владимир Андреевич оставил после себя семь сыновей и добрую память.
   Дмитрий Михайлович Боброк был сыном литовского князя Кориата-Михаила Гедеминовича и приехал служить московским князьям из Волыни. Начинал московским воеводой. К моменту Куликовской битвы Дмитрий Боброк-Волынский был опытным воином. Участвовал в походах на Рязань (1371), где наголову разгромил рязанцев при Скорнищеве. В результате походов против волжских булгар (1376) последние стали платить дань князю Московскому Дмитрию Ивановичу и князю Нижегородскому Дмитрию Константиновичу, тестю Дмитрия Ивановича. Вместе с Владимиром Андреевичем и Андреем Ольгердовичем Боброк участвовал в походе против Великого княжества Литовского (1379), когда были освобождены Трубчевск и Стародуб. Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский и Владимир Андреевич Храбрый были почти ровесниками. Можно представить себе, как эти молодые, по современным меркам (меньше 30 лет), военачальники зорко вглядывались и вслушивались в гул битвы, выбирая момент, чтобы скомандовать: «Вперед!». О судьбе Боброка-Волынского после Куликовской битвы сведений нет.

2.4. Лидеры политических, социальных движений

2.4.1. Жидовствующие

   Ересь, известная под этим названием, появилась в Новгороде во второй половине XV в. и оттуда пришла в Москву. По словам летописцев, первым ее распространителем в Новгороде был еврей Схария, в 1471 г. приехавший из Киева и совративший в свою веру нескольких православных священников. В посланиях архиепископа Новгородского Геннадия и в «Просветителе» Иосифа Волоцкого сохранились односторонние и скудные сведения о существе данной ереси. Их взгляды включали в себя следующие моменты: отрицание монашества и духовной иерархии, отрицание поклонения иконам; неверие в таинство причастия, отрицание троичности Божества и божественности Иисуса Христа. Некоторые сторонники шли дальше в рационалистическом направлении, вплоть до отказа признавать бессмертие человеческой души. Собственно еврейский элемент не играл особенно видной роли в этом учении и сводился к некоторым обрядам. Ересь жидовствующих можно считать отражением на русской почве религиозного брожения, какое происходило в это время в Западной Европе. Там различных учений рационалистического толка было много.
   Новгород в силу своего географического положения и экономических интересов постоянно подвергался западному влиянию. На протяжении длительного времени архиепископа в Новгороде выбирали; церковная жизнь отличалась некоторыми особенностями. Потеря политической независимости стимулировала желание сохранить самостоятельность хотя бы в духовной жизни. Распространение ереси сначала совершалось в тайне; еретики оставались по наружности православными.
   В 1480 г. ересь проникла и в Москву. Великий князь Иван Васильевич привез из Новгорода книжных людей, понравившихся ему священников Алексея и Дениса, принадлежавших к числу жидовствующих. В Москве они, получив видные места протопопов Успенского и Архангельского соборов, повели деятельную пропаганду. В результате сложился довольно широкий кружок еретиков; из них самым заметным лицом был любимец великого князя дьяк Федор Курицын. Из духовенства московского многие примкнули к еретикам: архимандрит Симоновского монастыря Зосима, крестовые дьяки Истома и Сверчок и другие были на их стороне. Великий князь имел представление о мнениях еретиков и относился к ним благосклонно. Возможно, он до поры до времени радовался тому, что в Москве возникает что-то новое: а вдруг в результате получится и что-то полезное?
   Официально существование ереси открылось лишь в 1487 г., когда в Новгороде несколько священников в пьяном виде стали хулить православную веру. Об этом донесли архиепископу Геннадию. Розыск подтвердил обвинение. Один из обвиненных, поп Наум, покаялся и рассказал архиепископу о ереси. Геннадий выступил главным борцом против ереси. Он обратился к другим епископам и с их помощью добился в 1488 г. созыва собора, положившего нераскаянных еретиков казнить «градскою казнию». Сложность ситуации заключалась в том, что поначалу у Геннадия не было особой поддержки со стороны верховного светского и духовного правительства, так как великий князь был расположен к предводителям еретиков, а митрополит Геронтий питал личную неприязнь к Геннадию. Упорный архиепископ добился созыва собора в 1491 г. Митрополитом стал Зосима. Собор осудил главнейших жидовствующих из среды духовных лиц, предал их анафеме и приговорил к заточению. В Новгороде это наказание, по распоряжению Геннадия, заменили для еретиков подобием аутодафе. Путем таких мер Геннадий подавил было ересь в Новгородской области, но ненадолго. Московские жидовствующие, пользуясь расположением великого князя, добились возведения своего человека в достоинство митрополита. Архимандритом Новгородского Юрьева монастыря назначен был жидовствующий Кассиан, который повел открытую борьбу с Геннадием. Быстрому развитию ереси помогало невежество православного духовенства и массы населения. В связи с окончанием пасхалии многие ждали конца света и легко воспринимали всякого рода слухи. Геннадий предпринял продолжение пасхалии, перевод Библии, стал заботиться о школах для подготовки духовных лиц. На борьбу с ересью вышел авторитетный Иосиф Волоцкий.
   Страстные обличения Иосифа Волоцкого заставили еретика Зосиму покинуть митрополичий престол (17 мая 1494 г.). Однако против беспощадных гонений на еретиков выступили сторонники Нила Сорского и его учеников, известные под именем заволжских старцев, которые доказывали, что христианская истина может быть распространяема только мирным путем. Эту группу еще называли «нестяжателями», так как они выступали против того, чтобы церковь постоянно наращивала свои богатства. Возникла патовая ситуация, так как силы были примерно равны.
   Дальнейшее зависело от позиции великого князя. Сначала он склонялся в сторону еретиков и недоброжелательно относился к фанатизму Геннадия и Иосифа Волоцкого. К тому же Иван III не отказался бы изъять часть церковного имущества на государственные нужды. На стороне жидовствующих была сноха великого князя Елена, жена его сына от первого брака Ивана Ивановича Молодого, рано ушедшего из жизни. Иван III даже сам короновал своего внука Дмитрия и в 1493 г. провозгласил его своим наследником. Его восшествие на престол означало бы отказ правительства от преследования еретиков.
   В браке с Софьей Палеологу Ивана III родилось несколько детей, в том числе сын Василий Иванович. И Софья Палеолог хотела видеть на престоле своего сына. Партия Елены и Дмитрия в 1494 г. оказалась в опале. Сторонникам Софьи Палеолог не составило труда убедить великого князя в наличии заговора. Он сам продолжал править, а на его место уже нашлись претенденты! Этого великий князь потерпеть не мог. Предводители «партии Елены» частью были казнены, как Ряполовский, частью пострижены в монахи, как Патрикеевы.
   В середине XVIβ. β Османской Турции Роксолана, привезенная в султанский гарем из Украины, сумела стать любимой женой Сулеймана Великолепного (Кануны). В угоду Роксалане султан распорядился удушить старшего сына, пользовавшегося большой популярностью в стране. Турецкий сюжет показывает, что влияние жен на поведение политиков, на их действия в отношении даже собственных родственников является весьма интересным сюжетом.
   В 1502 г. Елена и ее сын оказались в заточении, а Василий объявлен наследником престола. Этот политический поворот предопределил и изменение церковной политики. Собор, созванный великим князем и открывший свои заседания 27 декабря 1504 г., проклял нескольких еретиков и приговорил их к казни. Дьяка Волка Курицына, брата Федора Курицына, Ивана Максимова и Димитрия Коноплева сожгли в Москве в клетках. Именно такая казнь в то время предписывалась для еретиков. Некрасу Рукавому в Москве отрезали язык, а затем сожгли в Новгороде вместе с архимандритом Кассианом и другими. Некоторые из еретиков были отправлены в тюрьмы, другие – в монастыри в заточение.
   После этого удара ересь жидовствующих уже не смогла оправиться. Втайне остатки ее учения, вероятно, продолжали существовать еще некоторое время. Записанное историком Н. И. Костомаровым предание выводит от старинных жидовствующих позднейших молокан, однако вряд ли между этими двумя сектами существует реальная генетическая связь.
   Борьба в конце XV – начале XVI в. между «партией Елены» и «партией Софии», между сторонниками различных религиозных воззрений выявила лишь один бесспорный результат. В российской политической системе, в которой все (или почти все) зависит от одного высшего лица в стране, побеждает тот, кто имеет «доступ к телу» первого лица в прямом и переносном смысле этого слова.

2.5. Деятели церкви

2.5.1. Духовный наставник Дмитрия Донского митрополит Алексий

   На этот вопрос можно ответить по-разному. Главный ответ заключается в позиции православного духовенства, предстоятелей Церкви в этот переломный момент. Можно по-разному относиться к религии и к Церкви. Но нельзя не признать за Русской православной церковью бесспорного качества – оставаться вместе со своей паствой, со своим народом в годы самых трудных исторических испытаний. К тому же трудно предположить, что русские священники могли бы стать муллами или сменить род деятельности.
   В формирование концепции выживания Русской православной церкви серьезный вклад внес Алексий (ок. 1293—1378). Отцом Алексия был черниговский боярин Ф. Бяконт, перешедший на службу к московскому князю. Будущий митрополит, по преданию, был крестником Ивана Калиты и до двадцати лет жил при его дворе. Он принял постриг; его заметил митрополит Феогност и назначил епископом Владимирским.
   После смерти Феогноста Алексий по существовавшему обычаю отправился в Грецию, и константинопольский патриарх посвятил его в митрополиты. В период княжения Ивана Ивановича Красного Алексий стал главным советником великого князя, а при малолетнем князе Дмитрии (будущем Донском) был фактическим руководителем Московского княжества.
   «Чем же было вызвано это уникальное соединение светской и духовной власти в одном лице? Прежде всего государственные функции митрополита Алексия возникли вследствие династического кризиса в московском княжеском доме. Все шесть сыновей великого князя Семена Ивановича умерли до 1359 г. Его брат, великий князь Иван Иванович, после смерти оставил после себя двух малолетних детей: Дмитрия и Ивана, причем старшему – Дмитрию, родившемуся в 1350 г., исполнилось всего девять лет. Из их племянников по мужской линии князь Владимир Андреевич Серпуховской, который, впрочем, юридически не мог претендовать на великое княжение, находился также в малолетнем возрасте».[23]
   Алексий вел борьбу с тверскими и суздальско-нижегородскими князьями, которые стремились отобрать у Москвы ярлык на великое княжение. Он также организовал отпор литовским князьям, которые пытались создать отдельную митрополию в Киеве.
   Алексий считал, что в отношении Золотой Орды следует проводить крайне осторожную политику. К тому же он пользовался особым расположением ордынских ханов, так как сумел вылечить от болезни глаз Тайдулу, любимую жену Джанибека. Лечение производилось молитвой и лампадным маслом. На месте лечения Алексий основал город Тулу (искаженное Тайдула) и получил в благодарность место под монастырь в Московском Кремле. Это было место Ордынского подворья, которое татары освободили. В память о чуде исцеления монастырь назвали Чудовым. В Кремле татар не стало. Русская православная церковь была освобождена от ордынских налогов. Монголо-татары старались не вмешиваться во внутренние церковные дела. В Чудовом монастыре в начале XVII в. некоторое время подвизался Григорий Отрепьев. В советское время Чудов монастырь снесли.
   Московский митрополит пользовался огромным уважением в народе. В учительских посланиях он призывал бояр судить по правде и милостиво, а всех русских – поддерживать друг друга. С особым чувством он обличал пьянство, видя в нем «корень злобы, мятеж всякому беззаконию».


   Митрополит Алексий Московский.

   При Алексии возобновилось строительство новых храмов, были заложены Андрониев и Чудов монастыри. В Чудовом монастыре, расположенном на территории Кремля, митрополит Алексий был погребен. Он прожил долгую восьмидесятипятилетнюю жизнь, которую целиком посвятил сохранению возможности будущего возрождения Руси. Представляется символичным, что в 1378 г., в год смерти Алексия, русские дружины нанесли серьезное поражение войскам ордынцев на реке Воже. Алексий покровительствовал Сергию Радонежскому, хотел перед смертью сделать его митрополитом. Сергий Радонежский отказался, но, как бы продолжая дело Алексия, благословил русское воинство на битву с татарами. В 1380 г. Дмитрий Донской нанес Орде крупное поражение в Куликовской битве. Алексий был канонизирован в 1448—1449 гг.

2.5.2. Даст Бог, Орда переменится! Русские святители в годы тяжелых испытаний (митрополит Петр, Сергий Радонежский)

   В 1299 г. тогдашний митрополит Максим окончательно оставил Киев и поселился во Владимире-на-Клязьме. Недовольный этим великий князь Галицкий Юрий Львович захотел иметь собственного митрополита. С этой целью он обеспечил избрание Петра и отправил его в Константинополь для посвящения. Но именно в это время умер митрополит Максим (1305). Патриарх Афанасий посвятил Петра, но не в митрополиты Галицкие, а в митрополиты «всея Руси».
   Петр, сделавшись митрополитом, только проездом остановился в Киеве и отправился на север. А в северо-восточных землях в это время шла ожесточенная борьба за великокняжеское достоинство, за ханский ярлык между Михаилом Тверским и Юрием Московским. Петр принял сторону последнего. Тогда тверской епископ Андрей обвинил Петра в неправильном поведении. Для суда над Петром созвали в 1311 г. собор в Переяславле, признавший обвинение Андрея клеветой. Петр одержал важную победу.
   В 1313 г., когда ханом сделался Узбек, первый из ханов, принявший магометанство, Петр отправился в Орду. Его приняли там с честью и отпустили с новым ярлыком. Все прежние льготы духовенства были подтверждены и прибавлена новая: все церковные люди по всем делам, не исключая и уголовных, подлежали суду митрополита. Когда после смерти Михаила Тверского и Юрия Московского Александр Михайлович Тверской получил от хана ярлык на великое княжение и вступил в борьбу с Иваном Даниловичем (Калитой) Московским, Петр вновь встал на сторону московского, а не тверского князя. Более того, митрополит поселился в Москве и уговорил Ивана Калиту построить кафедральный собор во имя Успения Богородицы. Своим переселением в Москву он способствовал возвышению Московского княжества, которое фактически превратилось в новый религиозный центр русских земель. Петр умер в 1326 г. Русская православная церковь причислила его к лику святых.
   Варфоломей (в монашестве Сергий), сын ростовского боярина Кирилла и его жены Марии, родился около 1321 г. Русская православная церковь считает, что Варфоломей появился на свет 3 мая 1319 г. В житии святого упоминалось, что, будучи в материнском чреве, он трижды закричал в церкви в важные моменты службы. Позже младенец не брал грудь матери по средам и пятницам (постные дни), а также если Мария съедала перед кормлением мясное блюдо.
   Варфоломей учился с трудом, отставал от братьев, старшего Стефана и младшего Петра. Когда родители разорились, они перебрались из Ростовской земли в село Радонеж. После смерти родителей Варфоломей в 1335 г. вместе с овдовевшим братом Стефаном срубил на берегу реки Кончуры посреди глухого Радонежского леса келью и принял монашеское имя Сергий. Он соорудил маленькую Троицкую церковь, положив начало будущей знаменитой Троице-Сергиевой лавре. По житию, Варфоломей принял постриг 7 октября 1342 г. В этот день праздновалась память святых мучеников Сергия и Вакха. Имя Сергий и получил Варфоломей.
   Два-три года Сергий жил один, переносил голод, жажду, мороз, страх, уныние. Вокруг кельи бродили дикие звери. О молодом пустыннике заговорили в соседних селениях. В пустынь стали приходить монахи из других мест; они построили кельи и обнесли обитель оградой для безопасности. Около 12 лет Сергий по смирению своему отказывался принимать ни игуменства, ни сана священника. Афанасий, епископ Волынский, посвятил Сергия в сан игумена новой обители.
   В монастыре был введен общинножительный устав, который запрещал братии иметь личное имущество, предполагал общее ведение хозяйства, общую трапезу. Сам Сергий Радонежский пятьдесят лет рубил кельи для новых монахов, носил воду, пек хлеб, кроил и шил одежду. Он подавал пример своим смирением и подвижничеством, служил братии, «как купленный раб». Случалось, что он сам не ел по нескольку дней. Когда другие монахи тоже голодали несколько дней, они попросили разрешения пойти собирать милостыню в окрестных деревнях. Сергий поднял руки к небу и произнес молитву. Через некоторое время к их воротам стали подходить подводы, наполненные продовольствием. (Совет «Никогда ни у кого ничего не просите, сами придут и все дадут» значительно позже прозвучал в «Мастере и Маргарите» А. Булгакова. А русская поговорка в то же время не рекомендует «ждать у моря погоды».) По молитве Сергия забил ключ. Он жил для других, самоотверженно преодолевая все жизненные невзгоды. Сергий приобрел колоссальный моральный авторитет.
   «Преподобный Сергий своей жизнью, самой возможностью такой жизни дал почувствовать заскорбевшему народу, что в нем еще не все доброе погасло и замерло, своим появлением среди соотечественников, сидевших во тьме и сени смертной, он открыл им глаза на самих себя, помог им заглянуть в свой собственный внутренний мрак и разглядеть там искры того же огня, которым горел озаривший их светоч. Русские люди четырнадцатого века признали это чудом», – писал В. О. Ключевский. Считается, что Сергий Радонежский благословил Дмитрия (Донского) на Куликовскую битву, дал ему просфору и послание, в котором было написано: «Иди, иди смело князь, надейся на помощь Божию». Правда, некоторые авторы в недавнее время тщательно доказывали невозможность встречи князя и игумена по причине напряженных отношений между светской и церковной властью в тот момент. Многие считают, что Сергий Радонежский направил с князем иноков Пересвета и Ослябю, погибших в сражении.
   У Сергия было необычайно выразительное скуластое худощавое лицо, обрамленное копной густых рыжеватых волос, и широкая, уже тронутая сединой борода. На вышитом изображении Сергия (конец XIV – начало XV в.), дошедшем до наших дней, мастер того времени сумел передать отсутствующий, устремленный «внутрь себя» взгляд слегка раскосых глаз. Облик аскета, отшельника подчеркивает длинный коричневый плащ, скрывающий фигуру старца. Это один из наиболее ранних и, как считается, достоверный портрет человека XIV в.
   Над могилой Сергия Радонежского, который был причислен к лику святых на следующий год после смерти, построили собор. Через 30 лет после смерти 25 сентября 1392 г., то есть в 1422 г., одному благочестивому человеку привиделся Сергий. Он сказал, чтобы его тело достали из земли и перенесли в храм. Во время торжественного открытия мощей тело и одежды святого оказались неиспорченными, нетленными. Нетленность мощей, исцеления людей благодаря этим мощам, наличие жития, описания святой жизни – вот три обязательных условия для канонизации. Все они были соблюдены в отношении сына Кирилла и Марии, игумена Троицкого монастыря.
   На территории Троице-Сергиевой лавры (в 70 км к северу от Москвы, современный г. Сергиев Посад) находятся соборы, построенные в XV—XVII вв., Московская духовная академия и духовная семинария.

2.5.3. Монах Филофей у истоков русской идеократии

   В середине 1990-х гг. стало ясно, что реформы, от которых столько ждали, не то чтобы забуксовали, но породили нечто не очень понятное и не очень принимаемое обществом. О российской олигархии можно сказать словами А. Н. Радищева: «чудище обло, озорно и лаяй». Российская интеллигенция в результатах реформ стала разочаровываться первой, тем более что была поставлена на грань выживания. Отвлечь внимание части думающих людей (ведь не все смотрят сериалы и бесконечные ток-шоу) помогла дискуссия о национальной идее. По обыкновению обошлись без экскурсов в историю. А история эта весьма поучительна.
   Каждый крупный этап русской истории ознаменован некой идеей. Правда, значимость ее не всегда осознавалась правящей элитой. «Велика страна наша, а порядка в ней нет», – переживали древние славяне и финны северо-запада и пригласили Рюрика с братьями. Идея «порядка», «уряда» в годы становления Древнерусского государства была главной «национальной идеей». «Порядок» разрушили князья из того же рода Рюриковичей. На новом этапе главной идеей стало: «Даст Бог – Орда переменится!» Русская история показывает, что никакая Орда никогда добровольно не «переменится», если ее не переменить. С божьей помощью. Или хотя бы благодаря безусловному превосходству в военной организации, в вооружении, например в мощи артиллерийского огня.
   В правление Ивана III с возрождением русской государственности должна была появиться национальная идея. И она появилась: «Москва – третий Рим, и четвертому – не бывать!»
   Автором ее считается Филофей – старец (или игумен) Трехсвятительского Псковского Елеазарова монастыря, писатель XVI в. Он написал три послания к псковскому дьяку Мисюрю Мунехину, послание к «некоему вельможе, в миру живущему», послания к великому князю Василию Ивановичу и царю Иоанну Грозному. Филофею приписываются еще несколько произведений, но некоторые ученые это оспаривают. В своих посланиях Филофей полемизирует с астрологическими предсказаниями Николая Немчина, вообще отвергая астрологию.
   Филофей проявлял большой интерес к местным псковским делам. Именно он, как считают, впервые обстоятельно развил теорию о Москве как третьем Риме, хранительнице правой христианской веры. Теория стала популярной, хотя некоторые авторы, анализируя события пяти веков, имевшие место после выдвижения этой идеи, считают, что она оказалась не чем иным, как одной из русских idea fix.
   Россия приложила немало сил к тому, чтобы освободить от османского ига Грецию, Болгарию, Сербию. Ну и что!?

2.6. Творцы русской культуры

2.6.1. Философия и искусство Андрея Рублева