Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Чем холоднее в комнате, в которой Вы спите, тем больше вероятность дурного сна.

Еще   [X]

 0 

Санкт-Петербург. Культминимум для жителей и гостей культурной столицы (Фортунатов Владимир)

Все знают, что Россия – страна с уникальной культурой, а Санкт-Петербург является нашей культурной столицей. А что вы знаете о городе на Неве?

Год издания: 2014

Цена: 248 руб.



С книгой «Санкт-Петербург. Культминимум для жителей и гостей культурной столицы» также читают:

Предпросмотр книги «Санкт-Петербург. Культминимум для жителей и гостей культурной столицы»

Санкт-Петербург. Культминимум для жителей и гостей культурной столицы

   Все знают, что Россия – страна с уникальной культурой, а Санкт-Петербург является нашей культурной столицей. А что вы знаете о городе на Неве?
   Автор книги, известный историк, предлагает вам совершить вместе с ним персональный культпоход. Прочитав книгу, вы узнаете: как за два с половиной часа познакомиться с основными шедеврами петербургской архитектуры; как возник и развивался наш город; кому и за что в Петербурге ставят памятники; какие места в городе являются самыми любимыми у горожан; как Петербург был Ленинградом; какой он – современный Питер.
   В конце книги вас ждет тест на звание культурного петербуржца! Совсем неплохо подняться в культурном отношении хотя бы до Адмиралтейской иглы!


Владимир Фортунатов Санкт-Петербург. Культминимум для жителей и гостей культурной столицы

Предисловие


   Почему автор взялся за такую книгу? Нет ли в этой затее проявления авторской гордыни, желания поучить окружающих уму-разуму? Кому вообще нужна такая книга, если речь идет о более-менее известных вещах? К тому же все сегодня можно найти в Интернете. Или почти все.
   Достаточным основанием для написания этой книги является любовь автора к городу. Автор не ленинградец и не петербуржец по рождению. Но и не может отнести себя к тем, про кого иногда говорят «понаехали тут». В городе на Неве автор появился в возрасте около одного месяца от роду, а «понаехал» в 1967 г., когда поступил в Ленинградский государственный педагогический институт имени Александра Ивановича Герцена. С тех пор город сильно изменился.
   Когда-то автор угощал, можно сказать, всех приезжавших родственников и друзей водой прямо из-под крана обычного водопровода. Все пили и нахваливали, так как невская вода была замечательная. Сейчас такое предложение было бы воспринято как покушение на жизнь непрошеного гостя.
   Когда-то автор мог сказать своим гостям: «У нас не заблудитесь. Спросите, и вам любой объяснит, как куда дойти». Ведь ленинградцы считались на весь СССР самыми приветливыми и доброжелательными людьми. Сейчас далеко не каждый знает город.
   Когда-то СССР считался самой читающей страной, ленинградское метро было самым читающим в СССР, а ездившие в подземке жители считались самыми вежливыми и предупредительными. «Вы выходите на следующей остановке?» – такой вопрос миллионы раз звучал на протяжении каждого дня. В последние годы автор, ставший по необходимости водить автомобиль, изредка спускаясь в метро, в ответ на упомянутый вопрос встречает реакцию трех видов: 1) «Не повернув головы качан и чувств никаких не изведав…»; 2) убийственный взгляд: «Ты, мужик, типа идиот… Сам не видишь?»; 3) мычание разной тональности. Правда, справедливости ради стоит сказать, что на смену читающим «на бумажном носителе» пришли читающие с планшетами или играющие с мобильниками. Еще больше уставших молодых людей, наблюдающих из-под опущенных век за тем, когда же эта бабка пойдет искать место в другом конце вагона.
   Автор, будучи профессиональным историком, не может не понимать, что все течет, все меняется. Конечно нынешний Санкт-Петербург – это не Ленинград, не Петроград, и не Санкт-Петербург до 1914 г. Автор понимает, что самый северный мегаполис мира не случайно дважды достигал численности населения в 5 млн человек: сначала в 1988 г, а совсем недавно – снова. Если когда-то аксиомой было утверждение: «Ленинград – промышленный, научный и культурный центр страны», то сегодня это уже теорема, которую еще надо доказать.
   Кому-то очень хотелось сделать современный Петербург криминальной столицей России, но что-то у них там не связалось. В этой сфере у города на Неве очень много конкурентов. К счастью, благодаря не самым глупым людям Санкт-Петербург стал определяться как культурная столица страны. Это красивое определение греет сердце каждого, кто любит наш замечательный город.


   А не является ли горделивое «Санкт-Петербург – культурная столица России» неким самообманом при отсутствии необходимой «амуниции»? Что ответить на такой вопрос?
   Если несколько забежать вперед, можно сказать, что самая весомая часть культурного наследия нашей страны была создана в Петербурге с момента его основания и до 1917 г. Какие-то критерии несколько позже можно обсудить, но именно на петербургский период в истории России приходятся Золотой и Серебряный века русской культуры. Будем считать, что этого пока достаточно.
   Более важный вопрос: «Может ли читатель доверять автору и сможет ли автор что-то сказать читателю?»


   Относительно такого понятия, как скромность, автор давно придерживается позиции: скромность хороша, если это не единственное качество человека. Говорят, что даже медведя можно научить играть в футбол. В силу этой логики автору, прожившему в Санкт-Петербурге 45 лет, кое-что удалось почерпнуть. Почему бы не попробовать подвести некоторые итоги?
   Кому адресована эта книга? Большинство людей из поколения автора основную часть материала хорошо знают. Можно даже подчеркнуть, что более старшие поколения приложили немало усилий, чтобы Санкт-Петербург, перестав быть Ленинградом, остался культурной столицей России. Люди среднего поколения, что-то утратившие в суматохе перестройки, «радикальных реформ» и «стабилизации», смогут почерпнуть для себя что-то важное и интересное. В данном издании приведен список лучших книг о Петербурге – Петрограде – Ленинграде. Этот перечень неполный, так как изданий о нашем замечательном городе выпускается очень много. Петербурговедение, как и краеведение вообще, является хобби автора со студенческих лет.


   Больше всего автор рассчитывает на внимание со стороны молодежи, учащейся и работающей. И думающей. Современным молодым людям давно никто не говорит о том, что они должны знать все. Но уже стали говорить, что модернизацию страны могут провести только умные, образованные и культурные люди. В отличие от многих других регионов, территорий, городов, современный Петербург предлагает наилучшие условия для формирования активной, развитой личности. Именно такие и нужны городу на Неве, всей России. Личная культура – это мощный ресурс.
   Эта книга представляет собой, как когда-то говорили, полезное развлечение, ваш персональный культпоход. В конце читателей ждет объемный тест. Есть шанс подняться в собственных глазах, а может быть, и в глазах тех, чье мнение вам небезразлично. Никогда нелишне повысить свой культурный уровень, нарастить личный культурный потенциал. Если автору удастся пробудить у читателя интерес и любознательность, он будет считать свою задачу выполненной.

Петербург за несколько часов? Легко!


   Примерно сорок лет назад автор, будучи студентом и аспирантом, для друзей, знакомых, родственников, оказавшихся в Ленинграде проездом, разработал маршрут, производивший убойное, как сейчас говорят, впечатление. По данной туристической «тропе» пройти следует обязательно пешком – тогда эффект будет стопроцентным.
   Начальный пункт – у входа в главное здание Ленинградского государственного педагогического института имени А. И. Герцена, ныне Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена. Это набережная реки Мойки, 48. Экскурсанты узнают, что во дворце и в прилегающем к нему саду молодая супруга наследника российского престола Петра Федоровича, которую по прибытии в Россию крестили и стали именовать Екатериной Алексеевной, скучала от невнимания мужа, обрела немало преданных сторонников. чтобы впоследствии стать российской императрицей Екатериной II. Долгое время на Мойке, 48 находился воспитательный дом для детей, которых оставляли в чугунной люльке, стоявшей у ворот заведения. В 1918 г. был основан Третий государственный педагогический институт, в который со временем влились все остальные педагогические вузы города, но в постсоветский период историю РГПУ им. А. И. Герцена стали вести с 1797 г. Перед главным зданием университета стоит памятник Константину Дмитриевичу Ушинскому, одному из крупнейших деятелей российской педагогики. В силу различных обстоятельств памятник Александру Ивановичу Герцену так и не был установлен.

   Красный мост через реку Мойку

   Через реку Мойку напротив РГПУ им. А. И. Герцена находится Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций имени профессора М. А. Бонч-Бруевича, ведущий свою историю с 1930 г. Михаил Александрович Бонч-Бруевич (1888–1940) был известным русским и советским радиотехником, основателем отечественной радиоламповой промышленности. В 1918–1928 гг. он руководил научно-техническими разработками в знаменитой Нижегородской лаборатории. С 1928 г. работал в Центральной радиолаборатории Треста заводов слабых токов Ленинграда, вел преподавательскую работу на кафедре радиотехники Ленинградского электротехнического института связи. Был членом-корреспондентом АН СССР. Михаила Александровича Бонч-Бруевича не следует путать со сподвижником В. И. Ленина Владимиром Дмитриевичем Бонч-Бруевичем и Михаилом Дмитриевичем Бонч-Бруевичем, известным военным деятелем.
   Нам пора двигаться дальше.
   Легко запоминаются пытливыми пешеходами Зеленый, Красный и Синий мосты, которые позволяют пересечь реку Мойку трем лучевым магистралям, идущим от здания Адмиралтейства или, если угодно, к этому зданию, расположенному вдоль Невы. Эти магистрали наметил в плане Санкт-Петербурга основатель города Петр I. Он же Петр Великий. Он же Император Всероссийский. Он же Петр Алексеевич Романов. Через Зеленый мост проходила Невская першпектива, или Невский проспект. Через Красный мост Мойку пересекала улица Гороховая. А самый широкий в Санкт-Петербурге Синий мост является завершающей частью Вознесенского проспекта. При пересечении улицы Гороховой можно вспомнить о том, что в доме 64 жил знаменитый Григорий Распутин, а в доме 2 начинала свою работу не менее знаменитая Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с саботажем, спекуляцией и контрреволюцией под руководством Ф. Э. Дзержинского.

   Синий мост – часть Исаакиевской площади

   С Синего моста взору экскурсантов предстает Исаакиевская площадь, одна из самых красивых в городе. Мост – лишь небольшая часть площади. Прогулочные катера проплывают под его сводами в своеобразном тоннеле, длина которого 99,9 м. В конце XX в. в Санкт-Петербурге насчитывалось 539 мостов, в том числе в центре города – 315.
   Самым узким является Банковский мостик через канал Грибоедова (его ширина всего 1,85 м). Самым длинным некоторое время считался мост Александра Невского. Совсем недавно на первое место вышел Большой Обуховский (вантовый) мост через Неву с полной длиной мостового перехода в 2824 м. По числу мостов Петербург – мировой лидер.


   В центре Исаакиевской площади установлен великолепный памятник Николаю I, правившему в 1825–1855 гг., спроектированный архитектором Огюстом Монферраном в 1856 г. Мастер конной скульптуры Петр Карлович Клодт изобразил императора в мундире конногвардейского полка. Каска, увенчанная двуглавым орлом, надвинута на глаза. Высокие сапоги-ботфорты и палаш на боку дополняют образ тщеславного, жестокого монарха, завершившего свое правление провальной Крымской войной (1853–1856).

   Памятник Николаю I. Вид справа

   Уникальность памятника в том, что конь, на котором восседает император, имеет всего две точки опоры – задние копыта. Для устойчивости в полый корпус насыпали дроби, через пьедестал и задние ноги пропустили металлические опоры, а хвост сделали цельнолитым.
   Николай I вроде бы тоже, как и Петр Великий, Император Всероссийский. Однако имеющиеся документы свидетельствуют, что в глазах узкого круга осведомленных лиц он к династии Романовых, которая правила Россией с 1613 г., имел довольно слабое отношение. Его матерью была жена наследника престола Павла Петровича Мария Федоровна, у них было десять совместных детей. Но заковырка в том, что Павел I с определенного момента с женой в супружеских отношениях не находился, что не мешало Марии Федоровне рожать от других мужчин. Все, включая Павла Петровича, прекрасно знали, что отцом будущего Николая I, гордо восседающего на коне в центре Исаакиевской площади, был молодой (на двенадцать лет моложе Марии Федоровны) и красивый гоф-фурьер Данила Григорьевич Бабкин. Сынок (Николай Павлович) был копией своего папаши. Так что с 1825 г. на российском троне восседала династия, которую можно назвать Бабкиными.


   Сам Николай I известен как «Николай Палкин», как «жандарм Европы». Памятник же представляет собой уникальное произведение. Во-первых, это одна из трех в мире конных статуй, которые имеют только две опорные точки. Во-вторых, он украшен барельефами, изображающими важные события времен его царствования. Аллегорические скульптуры Правосудия, Силы, Веры и Мудрости, созданные Н. Рамазановым и Р. Залеманом, имеют портретное сходство с женой и дочерьми Николая I. Памятник императору установлен в 1859 г. Абсолютное большинство петербуржцев знает присущую ему характеристику: «Он гонится за Петром Великим, но никогда его не догонит». Дело в том, что за Исаакиевским собором располагается Сенатская площадь, на которой стоит памятник Петру I – знаменитый Медный всадник.

   В Мариинском дворце находится Законодательное собрание Санкт-Петербурга

   В спину Николаю I «смотрит» Мариинский дворец, возведенный в 1839–1844 гг. по проекту архитектора А. И. Штакеншнейдера. Первой владелицей дворца была дочь императора Мария Николаевна (отсюда название). В Мариинском дворце до 1917 г. заседал Государственный Совет, в 1917 г. некоторое время находилось Временное правительство. В настоящее время здесь заседает Законодательное собрание Санкт-Петербурга, которое часто называют ЗакС.


   Слева и справа от памятника Николаю I находятся здания Всероссийского института растениеводства, возведенные по проекту архитектора Н. Е. Ефимова в 1844–1853 гг. До 1917 г. в одном из них размещалось министерство государственных имуществ, а в другом сам министр.

   Вид на Исаакиевский собор с Исаакиевской площади

   Николай I «скачет» прямо на Исаакиевский собор, который строился на протяжении сорока лет (1818–1858) во времена его правления (1825–1855). В 1818 г. император Александр I одновременно с утверждением проекта Монферрана учредил особую Комиссию по перестройке Исаакиевского собора. Председателем первого состава комиссии был назначен член Государственного Совета Н. Н. Головин. Членами комиссии стали министр народного просвещения А. Н. Голицын и председатель Комитета строений и гидравлических работ, выдающийся архитектор и инженер испанского происхождения Августин Августинович Бетанкур (1758–1824), которому поручили осуществлять технический надзор. Именно Бетанкур обратил внимание императора на проекты будущего главного храма Санкт-Петербурга, подготовленные скромным чертежником Огюстом Монферраном.
   Современный собор – четвертое здание Исаакиевской церкви на данном месте. Для укрепления фундамента в грунт забили 10 762 просмоленных сосновых бревна длиной 6,5 м и диаметром 26–28 см. Процесс был длительный и трудоемкий. Красоту и легкость мощному собору придают 112 колонн различной величины. Мало кто знает, что технологию их установки с помощью специальных механизмов (кабестанов) разработал Бетанкур.
   Украшение Исаакиевского собора – купол диаметром 25,8 м. Это крупнейший в России и шестой по величине в мире купол. На его изготовление пошло 490 т железа, 990 т чугуна, 49 т меди и 30 т бронзы. В соборе висят самые большие в России люстры. Каждый из семи бронзовых лампионов весит почти 3 т.
   Известные скульпторы И. Витали, Н. Пименов, А. Логановский, П. Клодт, И. Герман украсили здание изваяниями и барельефами на темы из Священного Писания. Роскошно и внутреннее убранство собора. Живописные и мозаичные картины создавали Ф. Бруни, П. Басин, В. Шебуев, а плафон купола расписывал К. Брюллов.
   Исаакиевский собор стал символом Петербурга. В здании 111,5 м длиной и 97,6 м шириной помещались 14 тыс. человек. Высота собора 101,5 м – со смотровой площадки открывается восхитительный вид.
   Монферран посвятил своему детищу всю жизнь. Но его вдове Александр II отказал в просьбе захоронить архитектора в соборе. Хоть Монферран и был христианином, но все-таки католиком. Не положено!


   Еще несколько зданий на Исаакиевской площади заслуживают того, чтобы обратить на них внимание гостей города.
   Это одна из самых роскошных и престижных гостиниц – «Астория». Была открыта в 1912 г. и считалась самой фешенебельной в те времена. В гостинице останавливались Герберт Уэллс, Ален Делон, Майя Плисецкая, Джордж Буш-старший, Маргарет Тэтчер, Мадонна и другие известные люди. В «Астории» снималась знаменитая комедия «Невероятные приключения итальянцев в России».
   Рядом находится гостиница «Англетер», печально известная тем, что в ней свел счеты с жизнью Сергей Есенин. За несколько лет до этого здесь жила Айседора Дункан. Здание было возведено еще в начале XIX в. и многократно перестраивалось.
   На противоположной стороне площади в 1911–1913 гг. возвели здание германского посольства. «Тевтонский стиль» строения критиковали видные архитекторы. А в июле 1914 г. после объявления войны бушующая толпа разгромила здание. Впоследствии там размещались различные организации.
   После того как экскурсанты аккуратно перейдут дорогу, они окажутся на Сенатской площади, известной также как площадь Декабристов.

   Гостиница Астория

   При переходе стоит обратить внимание на фасад здания Конногвардейского манежа, где проходят разные выставки. С западной стороны Сенатской площади находятся здания, в которых располагались Сенат и Синод. Победителем конкурса на лучший проект стал К. Росси. Сенат (собрание старейших) был создан Петром I в 1711 г. как законосовещательный и распорядительный орган при императоре. Впоследствии его функции менялись. Сейчас Сенатом в России называют Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. Созданием Синода, коллегии, государственного органа, управлявшего религиозными делами, Петр I завершил огосударствление Русской православной церкви, полностью подчинив ее интересам государства и ликвидировав патриаршество. Только в революционном 1917 г., после свержения Николая II, патриаршество было восстановлено. Здания Сената и Синода Росси связали торжественной аркой, переброшенной через Галерную улицу. Фасад здания украшают фигуры гениев, лепной фриз в аттике над аркой и скульптурная группа «Правосудие и Благочестие». В советское время в здании Сената располагался Российский государственный исторический архив. В наши дни там разместилась Библиотека имени первого президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина, а в здание Синода из Москвы был переведен Конституционный суд Российской Федерации.

   Здание Сената и Синода на площади Декабристов

   С восточной стороны на Сенатскую площадь выходит левое крыло Адмиралтейства, которое своим мощным видом должно было свидетельствовать о значении русского флота, созданного при Петре Великом. Наиболее красивая часть Адмиралтейства обращена фасадом к Александровскому саду, та же часть Адмиралтейства, которая выходит к Неве, закрыта маловыразительными зданиями.
   Если в центре Исаакиевской площади находится памятник Николаю I, то в центре Сенатской площади скульптор Этьен Морис Фальконе (1716–1791) разместил самый знаковый монумент Санкт-Петербурга – Медный всадник. Скульптор приехал в Россию в возрасте 50 лет и работал над своим шедевром 12 лет. Заказчицей была сама Екатерина II.

   Сенатская площадь

   Основание памятника – монолитный Гром-камень. Уникальной инженерной операцией была его доставка от деревни Лахты до Сенатской площади. Сначала за четыре месяца прошли 8 верст до Финского залива, а затем баржей доставили камень на место, указанное Фальконе.
   На скалу-пьедестал (или волну) был водружен Медный всадник. Скульптор создал образ «созидателя, законодателя и благодетеля своей страны», который «простирает десницу над объезжаемой им страной». Лицо Петра I, используя гипсовый слепок, выполнила ученица мастера Мари-Анна Колло.


   Величественную композицию торжественно открыли в 1782 г., к двадцатилетию восшествия Екатерины II на престол. Фальконе в России к этому времени уже не было. Он покинул страну из-за разногласий с императорским двором. Стихотворным памятником монументу Петру I стала поэма А. С. Пушкина «Медный всадник», в которой вполне отразились исторические взгляды великого поэта, прекрасно понимавшего российскую историю.

   Знаменитый Медный всадник

   14 декабря 1825 г. молодые офицеры выбрали Медного всадника в качестве места сбора воинских частей для последующего вооруженного захвата власти. Наиболее детальное и достоверное описание событий этого дня желающие могут найти в работах академика М. В. Нечкиной. На площади было много народу, солдат, холодно, но мало толка. У Николая I, уже провозглашенного императором, воли и выдержки оказалось больше, чем у всех руководителей восстания, вместе взятых. В России до этого из пушек по собственным подданным не стреляли. Но молодой генерал Бонапарт на улицах Парижа когда-то показал, что картечь – весьма убедительный аргумент. Николай I проявил себя как хороший ученик знаменитого француза.

   Лицо Петра I вылепила М. Колло

   Вокруг Медного всадника тогда собралось около 3 тыс. человек. У Николая I было в три раза больше солдат, а также кавалерия и артиллерия. Выстрелами из пушек в упор многие из восставших были убиты на месте. Большинство сослали во всякие гиблые места. А пятерых повесили рядом с Кронверком напротив Петропавловской крепости. И где-то закопали.
   С Сенатской площади, а особенно после осторожного перехода через Адмиралтейскую набережную открывается великолепный вид на Неву, на ту часть Васильевского острова, которая составляет правый берег Невы, или Университетскую набережную.

   Кумир на бронзовом коне

   Мощное течение Невы обычно производит сильное впечатление. Этим и объясняется, почему постоянный мост через столь крупную водную преграду был сооружен лишь через сто пятьдесят лет после основания города. Многие нужды тогда вполне удовлетворял наплавной мост, переброшенный через Неву уже упоминавшимся выше Бетанкуром.


   А первым постоянным мостом стал Благовещенский, построенный в правление Николая I под руководством выпускника Института Корпуса инженеров путей сообщения Станислава Валериановича Кербедза. Постоянный мост назвали Благовещенским по имени церкви, находившейся на предмостной площади. Это чудо строительного искусства соединило Васильевский и Адмиралтейский острова. В этом месте Нева имела ширину в 280 м. Мост в то время был самым протяженным в Европе. Позже он именовался Николаевским, а в советский период носил имя лейтенанта Шмидта[2]. От Благовещенского моста вниз по Неве до Маркизовой лужи всего несколько километров. Дельта реки Невы триста лет была вотчиной кораблестроителей, моряков, торговцев и таможенников.


   После Благовещенского моста в объектив видеокамеры попадает здание Академии художеств. Это замечательное учреждение возникло в 1757 г. в правление родной дочери Петра I Елизаветы Петровны, обладавшей, по мнению многих современников, отменным вкусом и художественным чутьем. Само здание в 1764–1788 гг. построили А. Ф. Кокоринов и Ж. Б. Валлен-Деламот. Это было первое в архитектуре Петербурга здание, выполненное в стиле классицизма. В настоящее время здесь разместились Санкт-Петербургский государственный институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина, Научно-исследовательский музей Российской Академии художеств, архив, библиотека, лаборатории и мастерские. А гранитный спуск к воде (архитектор К. А. Тон) с 1834 г. стали охранять два сфинкса с лицом Аменхотепа III Великолепного, фараона египетского царства.


   Следующий объект для рассмотрения на правом берегу Невы – Румянцевский сквер. В нем расположен обелиск с выразительной надписью «Румянцева победам». Винченцо Бренна изготовил монумент в 1798–1799 гг. по замыслу Екатерины II, поддержанному в порядке исключения Павлом I. Памятник первоначально находился на Марсовом поле, с которого Румянцева «вытеснил» Суворов.

   Обелиск «Румянцева победам» в Петербурге

   Блестящий полководец Петр Александрович Румянцев-Задунайский (1725–1796) в сознании многих россиян оказывается в тени таких фигур, как Александр Васильевич Суворов или Михаил Илларионович Кутузов. Между тем это Румянцев-Задунайский в течение одного июля 1770 г. нанес туркам те самые первые сокрушительные поражения, которые показали, что именно Россия подорвет военную мощь османов и превратит Турцию в «больного человека Европы». В битве при Ларге турок было почти в три, а в битве при Кагуле – в десять раз больше, чем русских! Не принято говорить и о том, что отцом первого выдающегося русского полководца был создатель регулярной русской армии и флота… да, да, сам Петр Алексеевич! Похожие истории были и в «других деревнях». Так, одним из самых блестящих европейских полководцев был Мориц Саксонский – внебрачный сын Августа Сильного, короля Польши и Саксонии, союзника Петра I в период Северной войны.
   Через Неву вряд ли можно увидеть, но в Румянцевском сквере установлением бюстов увековечена память о наиболее выдающихся выпускниках Академии художеств: Илье Ефимовиче Репине и Василии Ивановиче Сурикове.


   Васильевский остров заслуживает отдельного рассказа. Первоначально центр города должен был располагаться на Васильевском острове, который Петр I хотел превратить в «новое издание» столь любимого им Амстердама. Было прорыто множество каналов, которые затем были засыпаны и образовали почти три десятка так называемых «линий». Тот, кто побывал в Амстердаме, понимает, что Петербург – это не северная Венеция, а самый настоящий российский Амстердам.


   Первая (или Кадетская, или Съездовская) линия отделяет Румянцевский сквер от следующей группы знаменитых петербургских зданий. Хочется напомнить, что мы стоим на левом берегу Невы и смотрим на противоположную сторону, на здания вдоль Университетской набережной. Съездовской, или Кадетской, называли нечетную сторону улицы (четная называется 1-й линией) из-за весьма внушительного здания, которое торцом выходит к Неве. В нем когда-то располагался Кадетский корпус (основан в 1731 г.), готовивший офицерские кадры для русской армии. А Съездовской в советский период линию стали называть после того, как в самом большом зале Кадетского корпуса в июне 1917 г. проходили заседания Первого съезда рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Именно в этом здании произошла сцена, которой придавалось важное значение в советский период. Во время одного из заседаний Первого съезда, в составе которого абсолютное большинство имели сторонники партий эсеров и меньшевиков, председательствовавший пытался объяснить необходимость поддержки второго состава Временного правительства, куда наряду с кадетами и октябристами вошли представители эсеров и меньшевиков. «В России в настоящее время нет такой политической партии, которая могла бы одна сформировать правительство и взять на себя ответственность за судьбы страны», – с пафосом говорил оратор. В этот момент кто-то громко и четко сказал: «Есть!» Это был Ленин. Меньше чем через полгода его слова подтвердились.

   Вид Меншиковского дворца с Невы

   Рядом с Кадетским корпусом находится Меншиковский дворец. Его построил царский любимчик и первый губернатор Санкт-Петербурга Александр Данилович Меншиков (1673–1729). Дворец построен в стиле петровского барокко. Это первое каменное здание Петербурга, которое в 1710–1727 гг. создали Джованни Мария Фонтана и Готфрид Иоганн Шедель. На территории усадьбы светлейшего князя располагались бани, медоварня, хлебопекарня, кузница. Царь Петр Алексеевич называл этот дворец Посольским домом, в нем проводились все праздничные пиры и торжественные обеды. В этом дворце женили царевича Алексея, впоследствии казненного отцом. Там же вышла замуж племянница Петра I и будущая российская императрица Анна Иоанновна, чей муж герцог Курляндский умер от пьянства где-то в районе современного Автово.
   Сейчас во дворце развернута прекрасная музейная экспозиция. Не будет большим преувеличением утверждать, что Меншиковский дворец можно рассматривать как одно из родовых гнезд российской коррупции. После падения Меншикова это выяснилось со всей очевидностью. Полный адмирал и генералиссимус умер в возрасте 56 лет в ссылке в Западной Сибири, в далеком Березово. Его могилу смыла река Сосьва. А здание Меншиковского дворца отошло в распоряжение Сухопутного шляхетского, или Кадетского, корпуса.


   Еще одно здание, выходящее торцом к Неве, – это здание Двенадцати коллегий. Петр I заменил старые органы управления – приказы – новыми. По их первоначальному числу архитектор Доменико Трезини с 1722 г. строил (а достроили другие к 1741 г.) для нового русского «правительства» помещение под одной крышей, включающее 12 одинаковых трехэтажных секций. В этом же знаменитом здании первоначально заседал и Сенат. Теперь в здании Двенадцати коллегий размещается Санкт-Петербургский государственный университет, который ведет свою историю с 1724 г.

   Здание Двенадцати коллегий

   По замыслу великого реформатора университет создавался при Российской академии наук, которая располагалась рядом. В 1783–1789 гг. Джакомо Кваренги построил для Академии наук здание в стиле классицизма, в котором ныне находится Санкт-Петербургский научный центр Российской академии наук.


   Необычный вид имеет здание Кунсткамеры – первого российского музея, открытого Петром I в 1714 г. Во время «великого посольства» в Европу в 1697–1698 гг. молодой царь занимался своеобразным «шопингом». Он скупал целые коллекции редкостей, чудес, «кунштов». Так была создана основа для первого российского естественно-научного музея – Куншткамеры, которая из Летнего дворца переехала в отдельное помещение. Здание «палат» в стиле петровского барокко строили в 1718–1734 гг. Маттарнови, Гербель, Киавери и Земцов. Два трехэтажных корпуса соединены многоярусной башней со сложным купольным завершением. Фактически это был филиал Академии наук. Здесь читались лекции, находились Анатомический театр, Готторпский глобус и Большая академическая обсерватория. Здесь работал М. В. Ломоносов. Впоследствии на базе Кунсткамеры были созданы Зоологический, Этнографический, Ботанический, Минералогический музеи.
   Так, всего лишь триста лет назад на Васильевском острове возник научно-образовательный центр, петровское «Сколково», своеобразный плацдарм, с которого начали свое движение в будущее российские наука и образование.
   Между зданиями СПбГУ и Санкт-Петербургского филиала Российской Академии наук вполне резонно расположился памятник Михаилу Васильевичу Ломоносову (1711–1765) – студенту, а впоследствии и ректору Академического университета, одному из первых русских академиков и великому ученому. Через триста лет после рождения архангельского самородка причастность к этому событию Петра I, ночевавшего в доме богатого помора в деревне Мишанинской, что недалеко от Холмогор, не вызывает особых сомнений. Мише Ломоносову по жизни так везло и столь многое сходило с рук, что без надежного покровительства в нашем отечестве кажется совершенно невозможным делом.

   Академия наук и Кунсткамера – истоки российской учености

   Рядом с Кунсткамерой расположились Зоологический музей и Музей почвоведения, которые надо просто посетить при первом подходящем случае и желательно с детьми школьного возраста.
   Панорама Университетской набережной Невы от Благовещенского до Дворцового моста радует глаз, дает пищу объективам видеокамер и фотоаппаратов. Перед такой прогулкой надо позаботиться о запасных батарейках, аккумуляторах, картах памяти и т. д. Потому что мы прошли только часть пути и многие красоты еще впереди.
   Дворцовый мост достраивали в годы Первой мировой войны и ввели в эксплуатацию в 1916 г. Почему-то не принято упоминать, что конкурс (более 40 проектов) на строительство моста, связывающего Адмиралтейский остров с Васильевским, выиграл Анджей Павлович Пшеницкий (1869–1941). Выдающийся инженер-строитель окончил Петербургский институт инженеров путей сообщения и был главным инженером в Департаменте управления городскими мостами в Санкт-Петербурге. Он, находясь на этой должности, принял участие в проектировании (в частности, Троицкого моста), строительстве и реконструкции 43 мостов. Малая известность А. П. Пшеницкого в Петербурге объяснима. В 1921 г. он уехал в Польшу, где много работал, был действительным членом Академии технических наук и похоронен в Варшаве.
   С моста открывается великолепный вид на все пространство Невы и вокруг нее – как на участке до Благовещенского моста (вниз по течению), так и на участке до Троицкого моста (вверх по течению).


   Над довольно большой по площади водной гладью парит шпиль Троицкого собора Петропавловской крепости. Отсюда, с Заячьего острова, с постройки Петропавловской крепости в 1703 г. начинался Санкт-Петербург. На Дворцовую набережную, к месту, где Лебяжья канавка соединяется с Невой, лучше прийти к 12 часам дня. Холостой выстрел из пушки с Нарышкина бастиона впечатляет. В разных европейских и других столицах туристическую публику развлекают разводами караула, боем старинных часов… на большее, видимо, пороху не хватает. В Петропавловской крепости десяток музеев, которые можно по единому билету попробовать обойти за день, но, наверное, в другой раз.

   Здание Биржи. Стрелка Васильевского острова

   К стрелке Васильевского острова хочется подлететь на вертолете… и снимать на видео и фотографировать. Непонятно, почему здание Биржи (ныне Центральный военно-морской музей) не называют невским или петербургским Парфеноном. Разница между афинским Парфеноном, творением Фидия, и Биржей Тома де Томона, разумеется, есть. Время не пощадило украшение Акрополя. А произведение французского архитектора между двумя Ростральными колоннами радует глаз. Тома де Томон работал над своим шедевром в 1805–1810 гг. Перед зданием Биржи установлены Ростральные колонны с аллегорическими фигурами у подножия, олицетворяющими великие русские реки Волгу, Днепр, Неву и Волхов.

   Ростральные колонны – символ побед русского флота

   Ростральные колонны впервые появились в Древнем Риме. В ходе Пунических войн с Карфагеном римляне стали одерживать морские победы над своим противником. Римляне отрубали rostrum – нос корабля, который использовали как элемент триумфального сооружения в честь победы. Русский флот, начиная с викторий на море петровского времени, весь XVIII в. ведя успешную борьбу со шведским и турецким флотами, безусловно, заслужил увековечения своих побед. Здание Биржи, Ростральная колонна, аллегорическая скульптура Невы и силуэт Петропавловской крепости изображены на банкноте достоинством 50 рублей образца 1997 г.
   От Дворцового моста начинаем движение по Дворцовой набережной вдоль Зимнего дворца, созданного Бартоломео Франческо Растрелли (1700–1771). Как известно, в Петербурге зимой не так тепло, как в Амстердаме. Первый дом «для зимнего пребывания царя» был срублен уже в 1708 г. Перед нами шестой по счету Зимний дворец, который строился в 1755–1762 гг. в правление Елизаветы Петровны. Зимний дворец бесподобен. Многочисленные колонны установлены в два яруса. Вертикальные линии колонн продолжают 176 скульптур и ваз, расставленных на балюстраде. В здании 1945 окон разной формы. Много лепнины. Красота!

   Вид на Зимний дворец с Невы

   В Зимнем дворце и некоторых других зданиях размещается один из самых больших в мире музеев – Государственный Эрмитаж. Датой его основания принято считать 1764 г., когда Екатерина II приобрела коллекцию купца Иоганна Эрнеста Гоцковского, включавшую 225 полотен известных западноевропейских мастеров. Сейчас в 322 залах «уединенного уголка», «кельи» или «приюта отшельника» (так переводится с французского языка слово «эрмитаж») хранится более 3 млн произведений искусства. Для того чтобы все их увидеть, придется пройти путь длиной в 25 км. Но для такой прогулки нужны другие, совсем новые ноги и другое, специально найденное время.

   Бюст Ф. Б. Растрелли перед Зимним манежем

   Как только заканчивается зеленое здание Зимнего дворца, мы оказываемся на небольшом Верхнем Лебяжьем мостике. Можно пройти сотню шагов до улицы Миллионной, чтобы с еще одного мостика полюбоваться видом Лебяжьей канавки, прорытой в 1711–1715 гг. от Невы до реки Мойки в целях осушения болотистой местности. Сюда переселились лебеди с искусственных прудов в Летнем саду. Отсюда и название. Это один из самых красивых видов в городе.


   После возвращения на Дворцовую набережную резвой поступью доходим до Троицкого моста. Он был введен в эксплуатацию в качестве подарка к 200-летию Санкт-Петербурга в 1903 г. После Благовещенского и Литейного это третий постоянный мост через Неву. До появления моста Александра Невского он оставался самым длинным в городе – 582 м. Троицкий мост соединил Суворовскую площадь перед Марсовым полем и Троицкую площадь Петроградской стороны. Французская фирма «Батиньоль» выплатила городской казне штраф в 150 тыс. руб. за то, что на два года превысила плановые сроки введения моста в эксплуатацию. Стоимость моста составила более 6 млн руб. На церемонии открытия Николай II с помощью электрической кнопки привел в действие электромоторы разводного пролета моста, который поворачивается на 90 градусов. На правой стороне Невы после моста начинается Каменностровский проспект.

   Троицкий (Кировский) мост

   У Троицкого моста всегда оживленное автомобильное движение. Поэтому после выбора наиболее безопасного места, став спиной к Неве, можно не спеша осмотреть целый ряд интересных объектов.

   Вид на Мраморный дворец с Невы

   Вытянутая правая рука укажет на Мраморный дворец, построенный в 1768–1785 гг. придворным архитектором Антонио Ринальди (1710–1794). На месте дворца или рядом располагались Литейный, Почтовый и Зверовый дворы (в нем поселили первого в Петербурге слона). Мраморный дворец является первым петербургским зданием с фасадами, облицованными естественным камнем. Для этого использовали 32 сорта мрамора, который и дал название дворцу.


   До 1917 г. дворец принадлежал царствующей семье. В советский период здесь достаточно долго располагался Центральный музей В. И. Ленина. Во дворике музея стоял броневик, с которого вождь революции выступал 3 апреля 1917 г. на площади перед Финляндским вокзалом. Теперь вместо броневика стоит памятник императору Александру III, который когда-то находился на площади перед Московским вокзалом. Скульптура, созданная Паоло Трубецким, большинством горожан воспринималась как монументальная сатира на царя-миротворца. «Стоит комод, на комоде бегемот, на бегемоте идиот». Это говорилось про постамент, коня и восседавшего на нем батюшку-императора. А сын своего отца, Николай II, или «не въехал», или сделал вид, что «не въехал», или «въехал», но не стал обращать внимания. Может быть, подумал, что будут смеяться над отцом, а не над ним?

   Памятник А. В. Суворову перед Марсовым полем

   В центре оживленной площади у Троицкого моста стоит скульптура странного воина, в котором зрители должны разглядеть Александра Васильевича Суворова (1730–1800). Если можно так изображать Суворова, то почему нельзя изображать Петра I так, как это сделал М. Шемякин в скульптуре, расположенной в Петропавловской крепости? Зато Суворов, безусловно, стоит в правильном месте, так как за ним располагается Марсово поле, которое до 1917 г. служило местом проведения военных парадов. После захоронения на Марсовом поле жертв Февральской революции и других борцов за дело революции Марсово поле стало мемориальным комплексом. Здесь горит Вечный огонь, а на мощных стелах выбиты торжественные слова в память о погибших героях, написанные первым советским народным комиссаром просвещения Анатолием Васильевичем Луначарским.
   Вокруг Марсова поля расположены Летний сад, Инженерный замок, сад Русского музея и огромное здание, в котором когда-то находились казармы Павловского полка, а ныне расположилось «Ленэнерго».
   Левая рука укажет на Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств.


   Теперь можно повернуться лицом к Неве. Затем начать движение от Троицкого моста против бурного течения реки. На противоположной стороне Невы открывается часть Петроградской стороны. Через Неву не очень хорошо видно строение, своеобразный футляр, внутри которого находится деревянная изба, построенная для Петра I в момент основания им нашего города 24–26 мая 1703 г. Такую избушку абсолютное большинство россиян побрезгует поставить на своем дачном участке, но Петр I любил это обиталище. Набережная с Домиком Петра называется Петровской.


   Справа от съезда с Троицкого моста на Петроградской стороне когда-то бурлила жизнь. В советское время это была площадь Революции. На этой площади не раз проходили горячие революционные митинги, так как большевики после Февральской революции ухитрились занять дворец, принадлежавший известной балерине Матильде Кшесинской, и превратили уютный особнячок в штаб революции. С небольшого балкончика этого дворца 4 июля 1917 г. В. И. Ленин пытался объяснить тысячам собравшихся матросов, солдат и рабочих, что против Временного правительства надо выступать мирно, но держа оружие под рукой. После вооруженных столкновений на следующий день Ленину пришлось бежать, прятаться на острове озера Разлив, что у Сестрорецка, а затем и в Финляндии. Большевики были вынуждены покинуть дворец Кшесинской. После их прихода к власти во дворце размещался Музей Великой Октябрьской социалистической революции, который ныне называется Музеем политической истории России.
   Особняк бывшей любовницы Николая Александровича Романова, который мог позволять себе подобные шалости в бытность наследником престола, цесаревичем, соседствует с главным молитвенным домом питерских мусульман – Санкт-Петербургской соборной мечетью. Это здание выстроено в традициях исламской архитектуры. Мечеть была открыта 22 февраля 1913 г., на второй день Романовских торжеств. В возведении здания участвовали архитекторы Н. В. Васильев и А. И. фон Гоген, инженер С. С. Кричинский. На первом этаже молятся мужчины, на втором – женщины, на третьем располагается медресе. Благодаря искусной внешней отделке Петербургская мечеть является яркой доминантой всего пространства, которое открывается взору, если стоять справа от Троицкого моста.

   Аврора – корабль № 1 в советский период

   Через Неву видно нарядное здание Нахимовского училища, рядом с которым у причала на вечную стоянку пришвартовался знаменитый крейсер «Аврора». Это тот самый боевой корабль Военно-морского флота, который в октябре 1917 г. вошел в устье Большой Невы и пришвартовался за Благовещенским мостом (см. выше). Именно оттуда комендор Е. П. Огнев (1887–1918) произвел исторический «залп “Авроры”» из носового орудия. Современники залпа сразу посчитали, что варвары-большевики разрушили Зимний дворец вместе с его культурными ценностями. Некоторые потомки в 1990-е гг. немало покуражились над тем, что «залп» был все-таки холостым. Автору довелось 7 ноября 1967 г. с моста лейтенанта Шмидта наблюдать за повторением исторического залпа, входившим в программу юбилейных торжеств по случаю 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции. А в период службы в Советской армии автору разъяснили, что холостые выстрелы обладают большей громкостью, что и производит немалый эффект. Так что «залп “Авроры”» призван был надавить на психику министров Временного правительства и послужить сигналом к очередному этапу вооруженного восстания. А по Зимнему дворцу боевым снарядом из Петропавловской крепости прямой наводкой один раз все-таки пальнули – министрам и этого хватило.
   «Аврора» стоит не на Большой Неве, а в начале реки Большая Невка. Этот поток невской воды отделяет Петроградскую сторону от стороны Выборгской. К Неве Выборгская сторона в нашем поле видимости выходит зданиями гостиницы «Санкт-Петербург» (прежде «Ленинград») и Артиллерийской академии. За Литейным мостом на правой стороне Невы мы не видим площади Ленина и Финляндского вокзала.