Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Subitise — англ., гл., обозревать многочисленные объекты, объединенные в группу, не пересчитывая их.

Еще   [X]

 0 

Азбука жизни. Как изменить судьбу (Лермонтов Владимир)

Эта книга – руководство по созданию счастливой судьбы. С ее помощью можно изменить жизнь, наполнить ее творчеством, радостью и счастьем, открыть новые пространства деятельности, реализовать свои таланты и способности.

«Азбука жизни», несмотря на свою простоту и доступность, имеет трехуровневую смысловую структуру, и поэтому у нее есть волшебное свойство: при ее прочтении открываются все более широкие горизонты познания и самосовершенствования. Каждая буква – полноценная, самостоятельная программа, путеводная нить к перерождению, ступень вверх, это новое осознание, новое постижение, новое действие.

Автор убежден, что у каждого человека есть свой талант от Бога, просто его нужно распознать в себе и научиться мастерству его воплощения в жизнь. «Азбука жизни» может стать путеводителем в этом нелегком, но удивительном и чудесном преображении.

Год издания: 2014

Цена: 129 руб.

Об авторе: Владимир Лермонтов - личность загадочная, непредсказуемая и мистическая. Он является потомком древнего шотландского рода Лермонтов. Наделенный глубокой интуицией, восприимчивостью, он проходит по жизни, руководствуясь не логикой разума, а повелениями внутреннего голоса, высших просветлений и озарений. еще…



С книгой «Азбука жизни. Как изменить судьбу» также читают:

Предпросмотр книги «Азбука жизни. Как изменить судьбу»

Азбука жизни. Как изменить судьбу

   Эта книга – руководство по созданию счастливой судьбы. С ее помощью можно изменить жизнь, наполнить ее творчеством, радостью и счастьем, открыть новые пространства деятельности, реализовать свои таланты и способности.
   «Азбука жизни», несмотря на свою простоту и доступность, имеет трехуровневую смысловую структуру, и поэтому у нее есть волшебное свойство: при ее прочтении открываются все более широкие горизонты познания и самосовершенствования. Каждая буква – полноценная, самостоятельная программа, путеводная нить к перерождению, ступень вверх, это новое осознание, новое постижение, новое действие.
   Автор убежден, что у каждого человека есть свой талант от Бога, просто его нужно распознать в себе и научиться мастерству его воплощения в жизнь. «Азбука жизни» может стать путеводителем в этом нелегком, но удивительном и чудесном преображении.


Владимир Лермонтов Азбука жизни. Как изменить судьбу

Предисловие

   Уныние, поражения и болезни приходят сами.
   Мне исполнилось 42 года, когда в моей жизни, в моем сознании произошла большая перемена, я будто вновь родился на свет Божий. Вы спросите, где же я был все это время, на каком необитаемом острове или в какой пустыне провел более половины жизни, отмеренной природой человеку? И я отвечу вам, что нигде я не пребывал: меня не похищали гуманоиды на свою планету, меня не выбрасывало на пустынный остров в океане, как Робинзона, я не прятался в пещерах Тибета, я не впадал в летаргический сон. Я жил среди людей, ходил среди людей, искал свой путь, свое место, свое счастье. Да, я существовал в мирской сутолоке, но обитал в своей оболочке, которую создал сам для себя, чтобы оградиться от окружающей действительности, от жестокой и злобной жизни, какую сотворила цивилизация. У меня был свой мир, который я лелеял более, нежели курица бережет высиживаемые яйца.
   Однако Великий Промыслитель, который управляет нашими судьбами и ведет нас зачастую драматическими путями по этой земле, не дал мне продолжить этакое замкнутое, растительное существование эмбриона, подвергнув многим потрясениям. По скорлупе моего мира, подобно камнепаду, снаружи, извне посыпались удары, пока моя оболочка не дала трещину, а потом и вовсе лопнула. И я очутился снаружи, совершенно обнаженный и беззащитный. Я был подобен великовозрастному цыпленку, оказавшемуся один на один с огромным, мрачным и враждебным миром. Меня выбросило в бушующий океан оголенной реальности, которую более всего не любил, презирая за ее несовершенство, и от которой всячески скрывался. В этом, можно сказать, трагическом для моей жизни происшествии, когда рухнули все мои песчаные замки, проявилась древняя, как жизнь, истина: Всевышний наталкивает нас на то, чего мы более всего опасаемся, боимся и чего стараемся избежать. И делается это не потому, что нас хотят наказать, а для того, чтобы научить нас большему, без чего наша жизнь не может развиваться дальше, превращаясь в добровольное самозаключение.
   Этот разрыв оболочки сопровождался болью, но это нужно было пережить, а самое главное – нужно было что-то делать. Я слишком долго прятался от мира и разучился его понимать, я будто попал на чужую планету, заселенную гуманоидами. Что оставалось делать? Вернуться назад? Или искать очередную тихую гавань, где можно было продолжить строить воздушные замки и пребывать в мнимом покое, доколе вновь не налетит ураган и не выбросит меня в бушующее море цивилизации? «Нет! – сказал я себе. – Довольно! Я и так слишком долго пытался жить вне мира, вне людей, вне грубости и жестокости. Это ни к чему не привело, так как невежество постоянно стучалось в мою скорлупу, не позволяя надолго расслабиться и отключиться от внешнего». Выход был один: идти навстречу реальности, а это значит, что нужно принять этот жестокий мир, учиться в нем жить, думать, дышать и даже радоваться.
   И я начал предпринимать первые шаги в познании того, что меня окружает, в понимании законов, на которых зиждется планета людей. Мои открытия выглядели, конечно, наивно, я был похож на бородатого пришельца, который сел за парту вместе с первоклассниками. Но как бы то ни было, необходимо было встречать бытие, какое оно есть, а главное, нужно было осознать себя, каким я оказался в 42 года.
   Свои открытия я сначала держал в голове, а потом начал их записывать. Я прочитывал эти заметки каждое утро, перед рабочим днем и в те моменты, когда жизнь мне ставила мат. Признаться, препятствия и удары меня ждали на каждом углу, и моя прежняя природа, которая выработала устойчивую реакцию на любые неприятные раздражители – уход в себя, бегство, – восставала против того, что ее заставляли все-таки не прятаться, а решать проблемы и двигаться вперед. Во мне начался болезненный процесс обновления сознания. И мои вначале короткие напутствия, почти афоризмы, которые я составлял сам для себя, – стали палочкой-выручалочкой в преодолении препятствий и продвижении. Они помогали мне взглянуть на происходящее с другой точки зрения – не со стороны эмоций и чувств, а через призму расчетливого и холодного разума, чего мне крайне не хватало, ибо мир как раз построен на законах ума, а не сердца. И я стал делать в блокноте заметки, записывая эти самонастройки.
   Постепенно, вместе с познанием нового для меня мира, мои записи аксиом жизни увеличивались и расширялись. Многие постулаты я уже знал наизусть, и при наступлении очередного провала они всплывали в моем сознании сами собой как подсказки. В конце концов записи приобрели некую форму, которая более всего напоминала азбуку, где каждая буква имела свой смысл – программу действий. Эта азбука стала для меня лучшим другом в сумбурной и безумной жизни. И по сей день я, как молитвы, прочитываю, просматриваю записи, чтобы найти правильное решение для следующего шага, и в первую очередь для того, чтобы пробудить в себе тот настрой ума и сердца, который бы помогал мне достигать цели: находить свое место под солнцем, осуществлять свои мечты, планы и надежды, делать свою жизнь более гармоничной, совершенной, а главное, реальной. Теперь я хочу поделиться своими познаниями с вами в светлой надежде, что моя «Азбука» поможет многим изменить свое бытие, наполнив его творчеством, радостью и счастьем. Что она откроет новые пространства деятельности, в которых вы сможете реализовать свои таланты и способности.
   Скольких людей я встречал на своем пути, обладавших удивительными способностями, имевших бесценные дары от Бога. Но почти все они так и не смогли применить это богатство в жизни, ибо для этого нужен был специальный метод, система, с помощью которых можно было бы материализовать жемчужины небесного Духа в жестком механизированном мире людей. Впрочем, убежден, что у каждого человека, даже самого «никудышного», есть свой талант от Бога, просто его нужно распознать в себе и научиться мастерству его воплощения в жизнь. Я верю, что мир еще узнает о вас!

Инструкция по пользованию «Азбукой»

   Каждая буква данной «Азбуки» раскрыта в двух планах: первый – фронтальный, который легко запомнить и держать в голове и который в нужную минуту, открыв книгу, можно взять на вооружение как ключ для решения возникшей проблемы. Второй – сокровенный, тонкий уровень, раскрывающий более детально и проникновенно смысл данного понятия – буквы, для чего нужно свободное время, чтобы внимательно читать, размышлять и запоминать. А это лучше всего делать в обстановке, которая позволяет вам максимально сосредоточиться на восприятии написанного. Ведь каждая буква – это полноценная, самостоятельная программа, как путеводная нить к преображению нашего бытия, в то же время вплетенная в единую ткань, в единый орнамент «Азбуки». Содержание любой главы изложено настолько концентрированно и лаконично, что при раскрытии его полностью выйдет самостоятельная книга.
   Каждая буква – это ступень вверх, к совершенству, это новое осознание, новое постижение, новое действие. Причем любое понятие, изложенное в книге, – лишь последствие, материальное оформление тех озарений, просветлений и энергий, которые я облек в словесную форму, переложив на бумагу. Текст – лишь видимая часть айсберга, которая указывает и предлагает опуститься ниже, чтобы проникнуться его главной, невидимой составляющей и тем самым воспринять то состояние духа, которое и является подлинным основанием азбуки преображения.
   Графическим символом книги является лук с натянутой до отказа тетивой, готовый выпустить стрелу в цель. Для подлинного изменения нашей жизни нужны терпение, мужество и упорство – что подобно натягиванию тетивы. Чем сильнее ее тянешь, тем сильнее будет выстрел, тем дальше и точнее полетит стрела – наша жизнь, в цель – жизнь новую, счастливую, преображенную.
   В процессе чтения книги каждого из вас посетят, возможно, и не раз, озарение, откровение, которые наполнят ваше сердце несказанным светом и радостью. Это маленькое чудо высших сил, которые пошлют вам аванс, предложение к тому, чтобы посредством самосовершенствования эти спонтанные, волшебные мгновения стали неотъемлемым символом, атрибутом вашего сознания и души.

А

А ничего не будет!

   Я очень наивный человек! Я все время ждал, что в моей жизни, наконец, случится что-нибудь хорошее. Я верил, что со мной произойдет нечто такое, невероятное и великолепное, что мое существование само собой вдруг изменится и мечты мои сбудутся. Много лет я жил в состоянии ожидания чуда, и хотя сам себе не признавался в том, но все же в тайном уголке своего сердца я надеялся на волшебное преображение своей жизни. Я мог спорить с пеной у рта, что я уже взрослый, в сказки не верю и не жду от жизни никаких чудес, но если бы вы в то время ко мне внимательно пригляделись, то обнаружилось бы, что жил я, собственно, в атмосфере надежды на чудо.
   Да, именно так проходили мои годы и десятилетия. Я ждал, верил и даже много и усердно молился, чтобы в мою жизнь вошло чудо, но оно так и не приходило… В итоге я оказался у разбитого корыта, тогда как другие, те, кто ничего не ждал, а просто и ежедневно что-то делал, работал, трудился, успели добиться в жизни многого.
   В 42 года я открыл совершенно поразительную вещь, которая меня потрясла как гром среди ясного неба: даже если ты тысячу раз гениален и талантлив, даже если у тебя есть подлинно великие идеи – это совершенно не имеет никакого значения для мира людей! Ты можешь всю жизнь просидеть со своими бесценными дарами, великолепными мыслями, сногсшибательными открытиями, но они никогда не реализуются. Ибо талантами, пусть даже божественными, необходимо не только обладать, – важно уметь их реализовать. Причем осуществлять это придется тебе самому, не ожидая благоприятных обстоятельств, не уповая на добрых и разумных людей, которые тебя оценят по достоинству и возьмут на себя труд, миссию продвигать твои мечты в жизнь.
   Я всегда надеялся на разум человеческий, всегда верил: достаточно иметь в себе то, что нужно людям, а остальное само собой приложится, – это было моей роковой ошибкой и фатальным заблуждением. Все – от рождения мысли до забивания последнего гвоздя в придуманную мною конструкцию – придется сделать мне. На такой подход нужно настроиться, причем немедленно, ибо я чувствую, что еще продолжаю ждать милости от судьбы, людей и обстоятельств. Их НЕ будет, и не будет ничего.
   Я спешу себя разочаровать, и это очень важно – вовремя разочароваться, чтобы не тянуть лямку бесплодных надежд и упований. Ведь разочарование на самом деле совсем не плохая вещь, как принято считать. Напротив, в действительности разочарование – итог пути человека, когда дорога наконец заводит в никуда и теперь остается либо пойти в другую сторону, либо найти другую дорогу, а может быть, и вовсе повернуть назад.
   Моя жизнь зашла в тупик, а тупик, по сути, – своеобразный трамплин, пружина, которая может и должна при правильном ее понимании и использовании выбросить, вытолкнуть меня на действительно Истинный Путь. (Однако прошу не путать тупики с препятствиями. Препятствия закономерно появляются на любом пути, и их можно просто обойти, для чего нужно сделать что-то по-другому, т. е. исправить единичную ошибку. Тупик же подводит черту, итог целому периоду жизни, сумме трудов и усилий, что соответственно требует радикального, коренного изменения своего бытия. А для этого требуется найти новую идею жизни, новые основания, новый взгляд и начать все сначала.) И я принялся искать это новое понимание, для чего прежде исследовал реальность, чтобы найти в ней свой путь, свою тропу, свою дорогу.
   Я принялся познавать бытие, я стал изучать, как устроен мир людей. (То, что я скажу далее, – действительно азбучные истины, но их понимание мне далось сложнее всего. Ведь недаром в старости, когда уже прожита вся жизнь, люди изрекают самые простые, как Божий день, аксиомы жизни.)
   В мире людей господствуют жесткие законы, а не эмоции, порывы и вдохновение. Каждый человек заботится только о себе и своих близких и думает только о собственной выгоде. Все усилия людей направлены в основном на улучшение своего благосостояния, во вторую очередь – на укрепление своего здоровья, вместе с тем внешне люди могут выглядеть благодушными, милосердными и много понимающими. Однако это лишь напускной образ, маска, и она является источником моих заблуждений. Именно аура благожелательности, которую создают люди вокруг себя, питает мои бесплодные надежды на то, что все произойдет само собой, а вернее, усилиями этих добрых людей. Вот ключ к важному для меня разочарованию: люди обожают философствовать, любят показывать себя с лучшей стороны, на самом деле их подлинно интересует лишь то, какую выгоду они могут из меня извлечь. Если от меня невозможно получить что-нибудь материальное, значит, меня можно использовать в качестве развлечения, манипулируя моим сознанием, чувствами или играя со мной в свои замысловатые игры. Они любят играть с теми, кто позволяет делать это, кто наивно верит в добро, справедливость и надеется на лучшее. Внутри себя игроки, конечно, смеются надо мной, хотя внешне они серьезны и сострадательны. Но я для них – лишь приятный досуг. Я же принимаю такое общение за чистую монету, к тому же они подыгрывают мне и тем самым подогревают мои и без того разросшиеся иллюзии. Тем временем, пока я пребываю в атмосфере радужных надежд, эти люди конкретно делают свое дело, как муравьи, совершают однообразную работу и не погружаются в глубины бытия в поисках его смысла. Поэтому они успевают выстроить себе достаточно обустроенные и большие муравейники. Я же, как бабочка, порхаю с цветка на цветок, пока не потянут холодные ветра, польются дожди и пойдет снег.
   Сколько драм произошло с людьми подлинно творческими, гениальными и светлыми в силу того, что они вот так же, как и я, барахтались в этом омуте наивных иллюзий и потому до конца своей жизни так и не смогли найти своего места под солнцем. Кстати, это касается не только людей с выдающимися способностями, но и самых простых людей, потому что на самом деле нет человека, обделенного талантом или даром. Для каждого на этой планете есть свое место, свое дело, свой путь. Вся проблема лишь в том, чтобы понять этот мир и правильно в нем действовать.
   Мир людей живет законами цифр: люди считают, сколько они будут иметь прибыли. Поэтому отныне я начну переводить свои мечты в реальные планы, которые построены на цифрах. И учту, что даже если я еще не известный Эйнштейн или Пушкин и я принесу свои рукописи, открытия на стол предпринимателю, то могу быть абсолютно уверен, что меня в лучшем случае вежливо выслушают, но ничем не помогут. И это не потому, что я случайно натолкнулся на плохих людей, а в силу того, что люди везде одинаковы, универсальны, ибо ими владеет единая система мировоззрения, выросшая на почве жестких экономических законов.
   Жизнь, созданная людьми, – это механизм, имеющий свои абсолютно простые и незатейливые правила, которые нужно знать и на которые нужно опираться. Люди создали на земле некий глобальный завод и сами стали частями этой механической системы. Она подобна автомобилю, который не сдвинется с места, если не зальешь топливо в бак. Машину невозможно уговорить, умолить, призвать к совести, ибо у нее нет ни души, ни сердца. Она не способна слышать слова, понимать чувства, проникаться эмоциями, она может либо ехать при наличии бензина, либо стоять на месте – и все! Как просто и как ужасно! (А может быть, и нет.) Главное – вовремя прозреть. Мотор не закрутится, если не подать на обмотку напряжение. Паровоз не тронется с места, если не загрузить его топку дровами. Узнаются детские истины, но в них живет мир, и если я хочу, чтобы мой механизм, т. е. мое дело, осуществлялось, то нужно его обеспечить необходимым горючим, энергией.
   Столь наивные правила жизнеустройства следует не только знать, но и уметь в них жить. Ибо если я глубоко чувствую и много понимаю, то мне труднее всего подчиниться этим законам, но другого выхода нет, и нескоро будет на земле иная человеческая раса, с новым глобальным сознанием и более совершенной моделью бытия. Я обязан научиться действовать механически, не включая свою внутреннюю среду чувств и переживаний, когда необходимы расчетливые и холодные движения хирурга. Сердце не должно мешать, не должно тревожить мою руку, которая совершает действия. Мне надлежит отныне работать умом, сдерживая порывы души и сердца. Просто идти вперед, принимая трудности, встающие на пути, трезво, без обид, раздражения и злобы. Всякая отрицательная эмоция должна немедленно заменяться действием, шагом вперед.
   Эмоции и чувства миру не нужны, переживаниями, даже самыми высокими и благими, не достигнешь цели.
   Благословляю себя на то, чтобы начать новую жизнь, в которой будет все то, о чем я мечтал!
   Благословляю себя без боли и осуждения принять мир, людей, обстоятельства такими, каковы они есть!
   Благословляю себя действовать спокойно, расчетливо и настойчиво, как хирург!

Б

Будущее может быть действительно удивительным и прекрасным! Если…

   Я живу без будущего. Я наивно, по-детски полагаю, что будущее каким-то чудом само собой сотворится и все будет так, как мне бы хотелось. Но это ужасное заблуждение. Я не должен надеяться на лучшее, оно и так у меня есть, ибо Всевышний дал мне разум, силы, чувства и в конце концов, а вернее, прежде всего – жизнь. Теперь с помощью этих инструментов я имею возможность ежедневно творить, моделировать свою желаемую жизнь и в подлинном смысле созидать свое будущее.
   Я постоянно отдавался на волю жизненного течения, которое несло меня невесть куда. Я доверял «разуму» этого потока, полагая, что он знает, что делать, чтобы привести меня наконец в страну моей мечты. Однако оказалось, что это был просто ветер, который носил меня по миру, как песок, и просто демонстрировал мне жизнь, а не делал ее. Я благодарен, что за это время «броуновского» странствования многое увидел, познал, испытал и пережил. Мне это было необходимо, но теперь хаос должен быть отброшен и мне необходимо сотворить свой жизнесозидательный поток для самого себя. Сделать свою жизнь я могу только сам, она не воздвигнется сама собой, ее невозможно нигде найти в готовом виде. Опустив руки, я буду до бесконечности носиться по поверхности бытия и никогда не пущу корня, чтобы вырастить зерно своей души, зерно, которым одарил меня Всевышний. Свою жизнь нужно не искать, не ждать, ее необходимо творить!
   А для этого прежде всего нужно делать самого себя. Во мне, как и в каждом человеке, присутствуют как небесные, божественные зерна, так и семена сорняков, и поэтому, если я не буду культивировать в себе светлое, доброе, творческое, то оно так и будет вечно забиваться сорняками и поле моего сердца станет похоже на заброшенный участок, где среди травы затерялись прекрасные цветы.
   И самое главное, я не должен полагаться на спонтанность, на порывы души, на взлеты духа, которых и так хватает у меня, но из них в земном плане так ничего и не вырастает. Нужна система жизни, а не импульсы и всплески. Я и так слишком часто пытался «пробить» обстоятельства, надеясь достигнуть своей цели одним сильным ударом. При этом я просто разбивался об очередную стену и отползал назад, обвиняя весь мир и всех людей в невежестве, темноте и бесчувственности. Потом зализывал душевные раны и вновь мечтал о том, что придет тот час, когда я все-таки пробью, взломаю все стены и сразу стану победителем. Но жизнь поддается не ударам, а неустанной руке шлифовщика. Успех наращивается трудом, а не сваливается на голову. Победа подобна бриллианту, который вырабатывается из алмаза мастерскими усилиями, а не зубилом и молотком. Только последовательная, спокойная, непрерывная работа приносит реальные плоды.
   Конечно, очень тяжело человеку вдохновенному удерживать себя в мирских рамках, подчиняться плану действий, приземляя свои душевные импульсы, но иного пути нет! Именно потому, что многие талантливые люди не смогли себя заставить жить и работать по системе, они потерпели крушение, тогда как другие, менее талантливые, менее просветленные, свободные от порывов чувств, действовали непрерывно и добились многого.
   Извечно противостояние духа и материи. Дух не может найти места на земле и потому всегда парит в небесах, а материя живет в своем невежестве и не собирается изменяться к лучшему. Низвести духовные озарения на землю, суметь трансформировать их в материальные дела есть путь не только для единиц, но и для всего человечества. Это сверхзадача для цивилизации, но реализуется она посредством усилий единиц, одной из которых являюсь и я.
   В мире людей многие тысячи лет идет четкое разделение между теми, кто ходит по земле, и теми, кто парит в небесах. Это словно противоборствующие стороны, каждая из которых ненавидит и презирает другую. Люди не от мира сего обвиняют приземленных людей в том, что они погрязли в инстинктах и пороках, а обвиняемые между тем владеют всеми материальными богатствами и им наплевать на чудаков, выискивающих какую-то эфемерную истину, которую даже на хлеб не намажешь. Итог такого разделения: невежественные руководят и владеют миром, а просветленные в нищете сидят по своим углам и ждут наказания, страшного суда, который наконец восстановит справедливость.
   Я пробовал уходить от мира, отдавшись полностью духовному, пытался жить в мире, отодвигая духовное на второй, задний план. Но ни то, ни другое меня не удовлетворило, не принесло гармонии, покоя, умиротворения, ибо одно без другого – как птица без одного крыла. Небесная жительница не может летать, если у нее нет одного крыла, и неважно какого, правого или левого, – полет все равно не состоится. Следование чисто духовным целям приводит к нищете, и рано или поздно приходится просить денег у тех недалеких людей, которых ты презираешь за их приземленность. Занятие же чисто мирскими делами, когда ты преследуешь только материальные цели, так же разрушает, ибо сами по себе деньги, мирские блага не приносят радости и благодати. Нужен третий путь.
   Жизнь заставила меня его найти. Он есть, он возможен, он реален!
   Для этого я должен мысленно представить ту жизнь, какой бы я хотел жить, и держать это видение в своем уме. Потом я должен подготовить план действий и следовать ему неустанно. При этом придется менять себя, привыкая к повседневному труду, ибо подняться на вершину возможно только при определенной тренировке тела и духа, для чего нужна система, т. е. непрерывность и фанатическая настойчивость в усилиях над собой. Все победители без исключения – своего рода фанатики, одержимые достижением своей цели. И это не болезнь, а здоровая мобилизация сил, внутреннего потенциала, концентрация действий в одном направлении.
   Я выбрал вершину, которую нужно штурмовать, которой нужно овладеть. Я вышел в дорогу. Я держу в уме свою мечту. Я разработал план действий и стараюсь следовать ему каждодневно. Теперь я ни в коем случае не должен повернуть назад. Ах, сколько раз я возвращался, когда мне преграждало путь очередное препятствие: неудача, обида, обман и т. д. Теперь нужно идти до конца, а это может быть лишь в одном случае – если напрочь лишить себя возможности отхода, отступления, возврата в старую, душную «конуру», в которой я мучился всю свою жизнь.
   Поэтому теперь я действую так, чтобы у меня не было пути назад. Я живу, работаю, иду по жизни таким образом, чтобы повернуть назад у меня уже не было никакой возможности. Я уничтожаю последний шанс к отступлению и смотрю только вперед. Теперь какие бы трудности ни встали на моем пути, я вынужден с ними справиться. Я не могу не преодолеть их, ибо у меня нет иного выхода, ведь я лишил себя права выбирать. Для их разрешения мне потребуется принимать жизнь, людей, обстоятельства такими, какие они есть, а главное, мне придется, хочешь или нет, менять себя: избавляться от всего пустого, невежественного, наносного, которое в избытке накопилось в моем существе. Я намеренно создаю такую ситуацию, когда я, подобно заготовке, не имеющей заднего хода, сознательно двигаюсь навстречу ножам, которые меня обработают, и я выйду после этого совсем иным – преображенным и совершенным.
   Я всегда себе готовил отступление и поэтому почти никогда не доходил до конца, свернув назад с полдороги.
   Конечно, мне и сейчас страшно. Мне страсть как хочется поддаться прежней привычке, пуститься наутек, чтобы передохнуть, подумать о смысле жизни да и еще много о чем, лишь бы забиться в норку и очередной раз отсидеться, найдя оправдания своему отступлению. Благо – их всегда достаточно производит мой ум. Но теперь назад дороги нет, я предпринял уже такие действия, какие исключают саму возможность даже мысленно представлять это. Я лишил себя права думать о поражении: у меня нет теперь шанса на неуспех, у меня не осталось выбора, кроме как победить, добиться цели, взять высоту.
   Как непривычно, когда нельзя повернуть назад, в прошлое! Теперь возможно только будущее, о котором я всю свою жизнь мечтал. И сейчас стоны, нытье и мудрствования не помогут. Нужно трансформировать себя. Когда кажется, что это уже нереально, нужно находить выход, когда его нет, нужно делать то, что считалось ранее невозможным, невыполнимым и непреодолимым. Если раньше я должен был убеждать себя в том, что нужно себя изменить, то сейчас, когда я один на один со своей вершиной, когда я вышел на свою дорогу, у которой нет пути назад, я не имею возможности не совершенствовать себя.
   Как просто все оказалось! Будущее наступит лишь тогда, когда ты отрежешь себе отход в прошлое!
   Благословляю свое счастливое будущее, которое буду творить сам!
   Благословляю свой новый путь в жизни, в котором нет дороги назад!
   Благословляю те перемены, которые я должен совершить в себе, чтобы взойти на свою вершину!

В

Всегда найдутся веские аргументы и доказательства, чтобы вынести себе окончательный приговор в том: – что моя жизнь не удалась; – что я все равно ничего не смогу добиться в этом мире; – что все мои усилия бесполезны; – что для меня в этой жизни все кончено и больше ничего хорошего не будет.

   Я отменяю вынесенный самому себе выше приговор и принимаю новые утверждения о себе и своей жизни, которые кладу в основание нового сознания.
   – Во-первых, моя жизнь не так уж и не удалась, как кажется, ведь я приобрел грандиозный опыт!
   – Во-вторых, кто сказал, что я не могу ничего добиться в этом мире? Если я буду отныне действовать целенаправленно, методично, последовательно, а главное, безэмоционально и расчетливо, то разве я не добьюсь успеха?!
   – В-третьих, мои усилия были бесплодны потому, что я слишком многого ожидал от судьбы, от доброй воли людей, сознательности общества. Теперь я ставлю точку на таком подходе к жизни и начинаю отсчет иного, творимого мною бытия, а это значит, что мои новые усилия будут неизбежно плодотворны и продуктивны!
   Так что моя жизнь не кончена, она только начинается. Если что и завершилось, так это мое прошлое, негативное отношение к себе, людям и обстоятельствам.
   Как привык я низвергать себя в пропасть отчаяния, безнадежности и уныния! Насколько срослись с моей плотью убеждения, что моя жизнь не удалась и во всем виноваты судьба, злой рок, родители, близкие, плохие люди, неблагоприятные обстоятельства и т. д. Я всегда выискивал против себя обвинения в несостоятельности своих надежд, планов, усилий – и находил их. Я был прокурором для самого себя, отныне я буду для себя адвокатом.
   Как только я спотыкался, тут же впадал в состояние безысходности, погружался в атмосферу бессилия, невозможности что-либо изменить. Мир представлялся мне океаном зла, который хочет поглотить или утопить меня, а я – лишь жалкая, ничтожная щепка, которая борется с бушующими волнами и ничего не может сделать. Сколько ненависти я испытывал к себе, какими только судами я не судил себя, какие казни не приуготовливал себе в воображении! Довольно! Такое отношение к себе – болезнь. Я больше не буду любить боль, которую я доставляю, приношу сам себе.
   В юности я увлекся буддизмом. Первая благородная истина Будды о том, что жизнь есть страдание, отзывалась в моей душе, была близка моему мировоззрению. Это понятие вошло в мои плоть и кровь, в мои разум и сердце. К сожалению (или к счастью), такое отношение к жизни руководило моими мыслями, поступками и делами. Постоянно присутствовало чувство, что что бы я ни делал, чем бы ни занимался, к чему бы ни стремился – ничто в конечном счете не имеет смысла и все это кончится ничем. Так стоит ли суетиться и пытаться что-нибудь делать?! Каждый совершенный мною шаг на этой земле был двойственен, я сомневался во всем и подвергал анализу любое свое действие, и поэтому это походило на топтание на месте. Это ужасно.
   Не хочу ставить под сомнение путь Будды, т. е. отречение от действительности, уход от людей в пустыню, где можно предаться небесным медитациям. Может быть, такой путь кому-то действительно подходит. Однако как ни пытался я уйти от жизни, она везде и всегда доставала меня, причем самым бесцеремонным образом. Конечно, есть подвижники, которым Господь изначально определил путь отшельничества и полного отречения от мира, но таких единицы, и то, что подходит единицам, совершенно не подходит другим. Напротив, попытка подражать кому бы то ни было крайне вредна и наносит порой непоправимый ущерб и моральному, и физическому здоровью.
   У Будды свой путь, он мог отвергнуться от мира, а я не могу. И более того, уходить от жизни значит оставлять мир в его невежестве и несовершенстве. Легко достигнуть покоя и гармонии вдали от суеты, тревог и волнений, где-нибудь на вершинах великолепных и живописных гор, но счастье нужно находить на самом дне жизни. Свет наших душ должен быть низведен во тьму, чтобы тьма стала светлее.
   Я сумел поверить, что моя жизнь – это мучение, переживание и несение креста. Поэтому я воспринимал бытие через эту призму и рассматривал эволюцию своей жизни как переход от одного страдания к другому. Все в конечном счете теряло смысл, и такой взгляд на жизнь взрыхлял фундамент моих замыслов раньше, чем я начинал на нем что-либо возводить. Я поднимал ногу, чтобы сделать шаг, а внутренний «мудрец» предостерегал: «А нужно ли это? Может быть, повернуть назад? А может быть, вообще ничего не делать? Да и зачем дергаться, если все равно жизнь не имеет смысла!» Я загнал себя в тупик, я ненавидел себя. Я считал себя недоделанным, неудачником, неспособным и обреченным на существование, подобное черепахе, которая ползет по земле и тащит свой хвост по грязи. Я не видел своего места в жизни, не представлял, какая может быть от меня польза, раз люди не слышат и не понимают меня. Как я могу найти себя в жизни, если общество не способно представить, к каким вершинам возносится дух мой, если людям нет до этого никакого дела?
   Можно ли было чего-либо добиться при таких настроениях?
   Если я думаю, что жизнь – страдание, то она действительно становится страданием, ибо я ей задаю свою программу, модель. Чтобы отказаться от таких воззрений, нужно отречься почти полностью от себя, ибо во мне слишком много этого «страдания». Но иного пути нет, и я должен сбросить эту старую, изношенную одежду обиды и ненависти как к самому себе, так и ко всему миру. Мне надлежит сорвать со своих глаз вуаль безнадежности любых моих усилий на этой земле, их обреченности на поражение и провал.
   Теперь я говорю себе, что жизнь создана для радости и любви, для счастья и гармонии!
   Жизнь – это то, что я чувствую. А это значит, что я могу, переменив чувства, изменить свою жизнь – это в моей власти, и это право дано мне свыше. Я всегда думал, что все лучшее у меня где-то впереди, а сегодня надо потерпеть и помучиться. И таким образом я превратил свою жизнь в непрерывное пребывание во тьме в ожидании грядущего света. И следственно, мое счастье ускользало от меня и постоянно пряталось где-то за горизонтом, за горами, за морями. Я никогда, по сути, не жил сегодняшним днем, напротив, я стремился быстрее его прожить, а вернее, просуществовать в нем, чтобы дождаться счастливого завтра. А назавтра повторялось то же самое, и так в течение 42 лет.
   Теперь я буду жить и быть сейчас. Если сегодня я не стану счастливым, то я не буду счастлив никогда! Я больше не последую за «морковкой» – надеждой, которую сам же подвесил перед своим носом, я буду каждый день «съедать эту морковку», и если сегодня я ее не «съел», значит, я потерял один день своей жизни, он ушел бесследно и навсегда.
   Я должен получать благодать от жизни каждый день. Нужно быть радостным не тогда, когда все меня признают, поймут и примут, а сегодня, когда я никому не нужен, когда никто обо мне не знает и знать не хочет. Я могу и должен быть счастлив только в данную минуту, в данное мгновение – тогда вся моя жизнь будет счастьем.
   Благословляю себя навсегда отречься от самообвинений, самоунижений и самобичеваний!
   Благословляю в себе неутомимого адвоката, который в любой ситуации, при любых обстоятельствах, что бы я ни сделал, оправдает и мои ошибки, и заблуждения, и падения!
   Благословляю себя каждый день получать от жизни благодать!

Г

Груз прошлых неудач, падений и поражений не должен висеть на моих ногах.

   Я слишком сросся с прошлым, оно довлеет надо мною сегодняшним. Каждая моя попытка рвануться вперед заставляет тут же ощутить, насколько старые привычки – не любить себя, винить себя за каждую мелочь, просчет, ошибку – сильны и стойки в моем сознании. Когда я стараюсь думать, что теперь все будет по-другому, по-новому, мой мозг не способен это принять, и он возвращает меня к накатанным, избитым дорогам прошлого, где я терпел поражение и крах. Тысячу и один раз я могу твердить себе каждый день, что я отпускаю прошлое, что оно ушло, что я стал другим человеком, но слова остаются словами, и они носятся по поверхности моего существа, не проникая в его глубины. Я чувствую ложность этих слов-самоубеждений, и от этого становится еще более противно и гадко на душе. Самовнушения о том, что нужно оставить свое прошлое позади, что нужно простить себя, весь мир, людей, которые обижали тебя в прежней жизни, вызывают в моей природе, как ни странно, обратную реакцию. Ибо в глубине души я понимаю, что ничего изменить на самом деле нельзя, я все равно останусь прежним и никакое гармоничное, радостное будущее мне не светит.
   Я прочитал множество книг по самосовершенствованию, одни мне нравились больше, другие меньше, во многих есть интересные идеи, прекрасные наставления, но они не смогли прошибить стену, воздвигнутую многолетними привычками в моем сознании. «Замечательные мысли! – восклицал я, читая книги. – Но не более того». Ведь они не проникали вглубь моей природы, они скользили по поверхности моего ума и не меняли его модификации. Я устал от изящных самоуговоров, мне нужна была сила, которая, как стрела, пройдя через все заслоны, панцири моего наращенного опыта, войдет в мое сердце и заставит его жить, стучать, вибрировать и чувствовать по-другому. Сколько времени я потратил на так называемые самонастрои, когда тысячу раз нужно повторять нечто подобное: «Я чувствую себя хорошо! У меня все получится! С каждым днем мне радостней жить! Я сильный, я смелый, я решительный!» Глупее занятия я не видел. Ибо можно убедить словами кого угодно, даже весь мир, но не самого себя. Себя уверить ни в чем невозможно. Мой мозг запрограммирован на безнадежность, и потому, что ни вкладывай в него, он может лишь сменить наружные окраски и тона, но не способен радикально трансформировать ход мыслей, так как необходимо принципиальное изменение самой программы. А ее не переустановишь запросто, тупым повторением слов, которые ничего не значат для самого процесса моделирования мыслей и чувств.
   Когда мне советуют любить, у меня возникает сопротивление; когда мне предлагают простить, у меня рождается осуждение; когда мне говорят «забудь», я вспоминаю. Замкнутый, дурной круг! Таково свойство психики человека. Я понимал, что тут нужна какая-то хитрость, ход конем, который бы проламывал все заслоны, стены, границы, и свет мог проникать глубоко в душу. Как ни странно (или не странно), я нашел ключ, отворяющий все двери. Причем ответ пришел сам собой, сама жизнь подсказывала, как избавляться от груза прошлого.
   Нужно заниматься любимым делом, полностью погружаться в процесс созидания, творчества, работы, и тогда весь мусор прошлого автоматически выметается и удаляется из души и сердца.
   Если хотите, то лично для меня это – единственное лекарство, которое действительно лечит и приносит подлинные плоды, а не сиюминутные призрачные настроения умиротворенности и гармонии. То, что заносилось в мою плоть, память годами, десятилетиями, невозможно исправить за один день, нельзя удалить разовым усилием воли. Мое прошлое – это скала, это окаменелый негативный опыт. Мои усилия в процессе занятия любимым делом – волны, которые способны разбить эту скалу. А для этого нужны не только терпение, воля, но и ежедневные, постоянные возмущения поверхности моего бытия, т. е. жизнь моя должна стать непрерывным потоком созидания без пауз, отпуска и перерывов.
   Многие системы самосовершенствования убеждают в быстроте самоизменений, для чего нужен мощный импульс. Однако на меня не действуют толчки, вернее, действуют, но результат выходит очень кратковременным. Это всегда необычайно смущало меня, заставляя думать, что я не такой, как все, что я безнадежен и у меня никогда и ничего не получится. И действительно, я не такой, каким должен был быть «стандартный» ученик. Меня трудно перестроить разом, но можно переделать постепенно любимым делом. Теперь любимое дело – мой лучший врач и целитель!
   Едва лишь я отхожу от процесса занятия любимым делом, как тут же на меня наплывает уныние, которое записано в программе моего мозга. Но как только я погружаюсь в созидание, творчество – тучи рассеиваются, подобно утреннему туману, и на душе становится легко и радостно. Как все просто! Никаких уговоров, никаких самонастроек, никаких копаний в себе. Я уже столько рылся в собственном мусоре, пытаясь от него избавиться, но ничего из этого не вышло.
   Я порядком устал от мудрости, от наставлений, каким я должен быть и что мне нужно делать. Ибо в жизни можно быть либо мудрым, либо счастливым, я выбираю второе. Я не хочу изображать себя мудрецом, я не желаю играть с самим собой, обманывая самого себя, что, дескать, мне стало лучше, когда по сути ничего не изменилось. Я вожделею просто жить и любить себя и все, что вокруг меня. Но любить не потому, что так нужно, не оттого, что этого требуют нормы морали, а в силу того, что это чувство само льется из моего сердца, ибо я такой на самом деле есть. А для этого мое сердце должно быть открытым и свободным. Подлинная радость приходит, когда забываешься и растворяешься в любимом деле. Все остальное – мудрствование и философия для тех, кто намеревается, не вылезая из кровати, взобраться на Эверест.
   Любимое дело лечит меня, я постепенно привыкаю к новому образу мыслей, я приучаю свой мозг думать и воспринимать мир по-доброму. Весь груз прошлого освобождает мои ноги, и я иду спокойно, легко и уверенно. В моем существе не остается места чему бы то ни было кроме созидания, я забываю самого себя, ибо становлюсь частью того процесса, который сам творю.
   Кроме того, я ежедневно, ежечасно получаю награду – радость от содеянного, и мне не нужно ждать завтра, я счастлив сегодня, а значит, я счастлив всегда.
   Пройдет немало времени, прежде чем я привыкну быть счастливым. К хорошему привыкнуть труднее, чем к плохому. Ибо хорошее считается в мире чем-то противоестественным, плохое – нормальным. Я не хочу жить чужой, показной жизнью, это противно моему существу, которое стонет и страдает оттого, что его заставляют кем-то быть.
   Я не желаю играть в совершенство, я не хочу изображать из себя что бы то ни было, я жажду быть хотя бы на мгновение подлинным, настоящим, со всеми своими плюсами и минусами, какой есть на самом деле. Я настолько заигрался в эти взрослые игры, что мне трудно сбросить с себя маски, ибо они срослись с моим лицом и сердцем.
   Я буду ловить эти чудесные мгновения и сплетать из них стежок за стежком новую материю своей настоящей жизни, где я присутствую в каждой минуте полностью в натуральном виде.
   Благословляю себя заниматься любимым делом, которое – лучший врач и учитель для моей души!
   Благословляю себя никогда не бороться с самим собой!
   Благословляю себя больше «не копаться» в самом себе и не насиловать себя посторонними нравоучениями и установками!

Д

Два состояния моей души – страх и агрессия – наиболее губительны и разрушительны не только для того, чтобы вершить в своей жизни самое главное и важное, но и для самого процесса существования. Отныне ни с кем и ни с чем не воевать и в то же время не сдаваться никаким препятствиям!

   Я устал сражаться, ибо это бесполезно, ведь я все равно не выиграю. Ни одну войну невозможно выиграть, ее можно только проиграть. Причем в брани проигрывает и та сторона, которая нападает, и та, которая защищается, ибо обе несут бесконечные потери.
   Сколько времени и сил потрачено на борьбу! Я воевал повсюду и со всеми: с невежественными людьми, с недобрыми обстоятельствами, с друзьями и врагами, с самим собой и Бог еще знает с чем. Я сражался непрерывно и днем и ночью, во сне и наяву. Я все время с кем-то или с чем-то борюсь. И, Боже, как я устал!
   Если собрать энергию, потраченную на войну, агрессию и страх, и направить ее в русло созидания, то я бы сдвинул горы. Ну, если не горы, так обустроил бы себе уютный уголок где-нибудь в тихом красивом местечке, в недрах целомудренной природы, и наслаждался бы жизнью. Даже если я ничего не добьюсь в жизни, то, по крайней мере, я могу упиваться самыми простыми вещами: красотой природы, закатами и восходами, чтением интересных книг, простой, мирной работой.
   Каждый день я теперь говорю себе: «Хватит, приятель! Ты ничего не изменишь тем, что укоряешь людей, замечая их невежество и несовершенство. В конечном счете это тебя не касается, займись лучше собой. Ты не несешь ответственности за поступки других, поэтому откажись от борьбы против грубости и темноты. Тем более что для людей слова ничего не значат, они понимают только примитивные вещи. И вот если в материи, в том самом плане бытия, в котором они обитают, ты добьешься успеха, то это будет лучшим примером для того, кто хочет учиться. А нет, так тем более не стоит расточать на это силы».
   Я должен беречь энергию как жемчужины, как драгоценность, которую мне вручил Всевышний для созидания. Конечно, порой человеческая ограниченность, тупость, порочность, с которыми я так часто встречаюсь на своем пути, просто убивают, заставляют забыть все первоначальные установки на спокойствие и мир. Тем не менее нужно учиться принимать это без эмоций и реакций. Я должен чаще говорить себе: «Ничего, это нормально. Какое значение это имеет для достижения моих целей? Я не несу ответственности за глупость и невежество других». При этом мне надлежит обязательно улыбнуться и пожелать неприятелю скорейшего выздоровления, ведь осуждением я только укрепляю его позиции. И тогда происходит чудо: страх и агрессия уходят из моей души, ведь они боятся улыбки, как лед огня. Ибо радость – это солнце, лучи которого растворяют все темное и несовершенное. Ненормально улыбаться, когда тебе ставят подножку? Вот и хорошо! Нормальные никогда и ничего не добиваются, ибо нормальным считается жить как все, т. е. никак, без цвета и запаха, без музыки и танца.
   По сути, есть только один способ воздействия на окружающих. Вспомним притчу, когда царь провел на земле полосу и предложил умникам уничтожить ее, не прикасаясь к ней. Нашелся мудрец, который рядом с этой чертой провел огромную борозду и таким образом умалил, развенчал черточку царя. Я должен проводить «борозды» созидания, что само по себе будет оказывать лучшее воздействие на темноту и невежество. Мрак нужно не проклинать и тем более не воевать с ним, а рядом с ним следует просто зажигать свет, и чем больше будет лучезарности, тем меньше будет тьмы.
   Мне все постоянно говорят (а иногда думают про себя, и я это чувствую), что я живу не так, как надо. Я ощущаю со стороны окружающих постоянное давление, ибо я не вхожу в рамки их понимания, не умещаюсь в шоры их воззрения на то, каким я должен быть. Я много времени боролся с самим собой, чтобы стать как все, чтобы сделаться «нормальным», приличным (т. е. носящим определенную личину). Однако я потерпел от самого себя поражение и понял, что не могу изменить себя, я не способен победить себя, мне невозможно стать таким, каким бы хотело меня видеть окружение. Я также не выношу долго играть роль, какую мне отводят, я быстро устаю от представлений. Поэтому я пришел к выводу, что ни в коем случае нельзя бороться с собой! Себя нельзя переменить, себя нельзя перестроить, насильно напяливая маску, накладывая грим или залезая в скафандр, себя можно только принять, понять и создать условия для произрастания в мире того зернышка, которое посеяно от рождения Всевышним в моей душе.
   Мне все указывают на мои недостатки и этим постоянно заставляют себя ненавидеть. Я больше не буду ненавидеть себя, я буду принимать себя и даже любить в себе то, что не нравится окружающим. Ибо невозможно соединить несоединимое: нельзя быть самим собой и одновременно таким, каким ты должен быть, по мнению окружающих.
   Скольких людей в подлинном смысле убило это мнение «света», скольких оно продолжает уничтожать! Я дошел до того, что даже наедине с самим собой не говорю того, что думаю, я говорю то, что нужно, а это – настоящая болезнь души. Ведь этим я постоянно загоняю себя в «чулан» самонедовольства и не даю себе высунуть оттуда носа, а потом жалуюсь на то, что моя жизнь сера, пуста и беспросветна.
   Благословляю себя больше никогда не воевать ни с людьми, ни с обстоятельствами, ни с самим собой!
   Благословляю себя заниматься только прокладыванием своей «борозды» творчества!
   Благословляю себя на ненормальность улыбаться на всякий укол, подножку, предательство и желать обидчикам скорого выздоровления!

Е

«Если бы» – слова, которые я должен забыть навсегда. Их более для меня не существует. Никакого «если»! Никаких оправданий! С этого дня без «если»!

   Слова «если бы» – это подножка самому себе, толчок в ямы, в которые я когда-то уже много раз проваливался. «Если бы», как правило, говорят, когда пытаются оправдаться перед самими собой или перед кем-то, когда стараются найти веские причины нынешнему плачевному состоянию. Всегда можно прибегнуть к выражению «если бы», чтобы с его помощью отыскать обоснование своей несостоятельности и неудачи. Всегда вероятно в том, чего уже нет и никогда не будет, откопать виновника и навешать на него собственные просчеты и ошибки. Но те люди и обстоятельства из прошлого никуда не делись, они, так же как и раньше, существуют сегодня и в любое мгновение могут прийти, вмешаться и оказать свою очередную неблаговидную услугу. Так что если я хочу изменить себя, то начиная с данного момента я не должен говорить «если бы».
   Если бы:
   – я был богат;
   – я был удачлив;
   – я был талантлив;
   – у меня было хорошее образование;
   – я жил в другом городе;
   – было другое время;
   – у меня были хорошие друзья;
   – меня не обманули;
   – не скверные обстоятельства;
   – мне дали правильный совет;
   – я никого не послушал;
   – у меня были другие родители;
   – у меня было крепкое здоровье;
   – у меня было время;
   – мне повезло;
   – я только знал…
   и так далее – тысяча «если», лишь бы сегодня лежать на диване, смотреть телевизор и наслаждаться своими «если», которые (такие-сякие!) изуродовали мою жизнь. Все это – пустые звуки, мыльные пузыри и слюни, которые совершенно ни к чему не приведут. Жизнь не меняется философией оправдания: отчего не получилось то или иное дело, воплотились намерение, замысел; она подчиняется и формируется только под напором непрестанных действий. Самооправдания, жалость к самому себе лишь утверждают и без того устойчивую, плотную атмосферу безнадежности и уныния.
   Я выбрасываю философию: «Почему не получилось и кто виноват?» И принимаю позицию практического подхода к реализации своих намерений: «Как преодолеть данные трудности и как добиться успеха?» Поэтому с сегодняшнего дня я буду разрабатывать план действий и записывать его. Каждый мой день должен начинаться с четкого расписания, что я должен сегодня делать, в какой последовательности. Причем на каждый пункт должно быть отступление, т. е. чем мне следует заняться в случае, если данное дело не получается. Мне нужно механизировать себя, а главное, необходимо научиться контролировать свои чувства, чтобы не опускать руки из-за каждой неприятной мелочи, возникшей на моем пути. Мне надлежит чаще говорить себе: «Наплевать! Меньше эмоций, больше движений и усилий по существу!» Сверхчувствительность невозможно отменить, ее нельзя загнать вглубь себя и тем более подчинить воле, ее можно только заместить действиями. Лишь направленное, сконцентрированное усилие, доколе его прилагаешь, отстраняет сверхчувствительность. Как только я останавливаюсь, тут же принимаюсь осмысливать, анализировать происходящее и в итоге попадаю в до боли знакомый душный омут переживаний, которые не ведут никуда, вгоняют в паутину тупика и безнадежности.
   Мое существо соткано из сомнений, тревог и страхов, которые нельзя победить, их следует только замещать противоположным, т. е. позитивным, смелым, творческим, и тем самым нужно приучать себя к активной, плодотворной жизнедеятельности. Поэтому в моем дне не должно быть пауз и пробелов, ибо они немедленно заполнятся сомнениями и тревогами. Избавление от чего бы то ни было создает пустоту, которая, как правило, мгновенно обживается темными мыслями и негативными переживаниями. Необходимо постоянно занимать себя делом. Пусть это будет даже простое чтение книги, но при этом я познаю мир, а не копаюсь в мусорных баках своего ума, забитых обвинениями, оправданиями, отговорками и миллионами «если бы». Тем более что истину невозможно познать в абстрактных размышлениях, она открывается только в действии, только в дороге. Причем каждому откроется свое понимание, свое озарение, свое осознание. Никто не знает мою истину, никто и не может ее знать, ибо моя истина – во мне самом, и если я там ее не обнаружу, не открою, то никакие советы извне, никакие мудрецы и учителя мне не помогут.
   Ведь сколько у меня было прекрасных возможностей! Сколько замечательных перспектив лежало у моих ног, но я так и не смог их реализовать по одной лишь глупейшей причине – потому что начинал глубоко задумываться и размышлять, выискивая в них смысл и истину. Пока я этим занимался, проходило время, и открытые двери, предлагающие мне войти в новые пространства возможностей, закрывались, и кто-то другой, тот, кто не думал глубоко, смело шагнул вперед и ушел. А я так и остался стоять на месте в недоумении, ибо я так много понимал, но ничего не сделал, а другой ничего и не хотел (или не мог) понимать, но сделал все.
   Я устал от своей нервной системы, которая слишком глубоко все чувствует и переживает. Я не могу с ней ничего поделать, и лишь когда я погружаюсь в дело, все приходит в порядок, наступают покой и равновесие – до тех пор пока я не задумаюсь над смыслом того, что я делаю. И тогда – стоп машина! Я завяз в собственных рассуждениях, анализах, разгадках, как птица в силке.
   Моя главная задача – поменьше думать, не давать себе пускаться в просторы свободных размышлений, после которых уже не видишь смысла прилагать усилия, ибо все кажется суетой сует. На каждый день у меня должна быть азбука действий, именно сегодня, по которой я должен совершить несколько шагов вперед.
   И я уже разубедился в том, что сначала нужно развить в себе смелость, решительность и бесстрашие, а уж потом отправляться в путь. Для меня это исключено. Я уяснил для себя то, что все вышеперечисленные качества воспитываются в самом процессе продвижения. И даже правильнее сказать – не воспитываются, а вынужденно извлекаются из моего существа, ибо, чтобы совершать каждый шаг – нужно в себе вскрывать источники твердости и смелости, жемчужины уверенности и стойкости.
   Теперь я двигаюсь по жизни, будто иду по незнакомому лесу. Ветки цепляются за одежду, бьют по лицу, царапают руки и ноги, и это не просто соприкосновения, это – процесс срывания старых оболочек, одежд, которые мне не нужны. В то время как я сидел и горевал, пока я прятался за стеною «если», я оброс никчемными рассуждениями, как пень мхом. Движение вперед наталкивает меня на многие препятствия-ветки, которые срывают с меня все наносное, пустое и невежественное. Чем дольше я иду, тем больше я испытываю боль и встречаюсь с неприятностями, но так и должно быть! Ведь это сбивает с моей души пыль, освобождает меня от того, с чем я накрепко сросся, сжился и отождествился. Как же процесс освобождения может быть без боли? И я принимаю с благословением все, что мешает, что тормозит и противодействует моему пути, ибо на самом деле таким образом я становлюсь мужественнее, сильнее и закаленнее. Я понимаю, что это мне нужно, ибо по сути я рождаюсь сызнова, а роды всегда болезненны и мучительны. Но с каждым шагом я ощущаю внутри себя преображение, мое сознание расширяется, душа светлеет, а ноги мои приобретают быстроту и выносливость. И с каждым новым днем меня уже меньше цепляет то, что раньше доставляло неприятности и останавливало, ибо мое существо в этом продвижении сквозь дебри бытия трансформируется, совершенствуется, делается более пластичным, прозрачным и динамичным.
   Научиться плавать можно, только барахтаясь в воде, научиться бегать можно, лишь переставляя ноги по земле, научиться жить, добиваясь цели, можно, только карабкаясь вперед.
   Благословляю себя отказаться от философии оправданий «если бы»!
   Благословляю себя по-новому смотреть на препятствия и неудачи, а именно: «Как практически преодолеть возникшие трудности и добиться успеха?»
   Благословляю себя на составление плана действий на каждый день и жестко следовать ему!

Ё

Ёлки-палки! Надо раз и навсегда плюнуть на все сомнения, довести до конца то, что начал, и потом уже заказывать панихиду по несостоявшимся надеждам. Сколько можно заводить пластинку уныния, отчаяния и самоунижения?!

   Я все время жил таким образом, чтобы это нравилось окружающим, родным, близким, друзьям. Я почти бесследно потерял свое собственное лицо. Я жил какой-то чужой, не своей жизнью, потому что думал прежде всего не о собственном самочувствии, а о том, чтобы понравиться другим, чтобы меня похвалили. Чего же я добился этим? А ничего! Моя жизнь, по существу, никому не нужна, и что происходит со мной, что творится в моей душе, никого не интересует. Плачу я или смеюсь, тоскую или праздную – все это мое и только для меня. Вокруг все говорят – говорят много, умно и долго. От этого тошнит. В то время как я их слушаю, моя жизнь проходит. Пока я пытаюсь следовать чужим советам, я забываю, что же мне в действительности нужно. Покуда я уродую себя, пытаясь изображать из себя счастливого, все мои внутренности стонут от боли и тоски. К чему это? Зачем?
   Теперь я буду считать так: половину жизни я прожил для того, чтобы понравиться людям, другую половину я буду жить так, чтобы мне было действительно хорошо.
   Я должен встать на дорогу. Ведь раньше я только делал вид, имитировал, что я иду. На самом деле я постоянно оглядывался, думал, что скажут те, которые следят за мной, как они отнесутся к моему движению, и если от их взглядов веяло холодком и осуждением, я немедленно поворачивал назад.
   Моя жизнь стала искусственной, ненастоящей, я будто жил в пробирке, которую создало мнение окружающих, которые, кстати, сами уже не замечают, что не живут на самом деле, а только делают вид.
   Людей по организации их нервной системы можно поделить условно на три вида. Первые: «нормальные», т. е. те, которые не смотрят в глубину бытия, они пребывают на поверхности жизни и не задумываются о смысле своего существования. Им не знакомы и не понятны духовные муки, ибо они не способны видеть за материальной тканью сущего ничего более. Эта категория людей, собственно, владеет миром, они не думают, они просто делают, просто забирают, накапливают, используют, подчиняют себе других. Второй класс людей: чувствительные. Эта категория осознает и воспринимает мир глубоко, и потому такие люди подвержены множеству сомнений, переживаний, мукам самоанализа и поиска истины. Однако одной ногой они все-таки стоят на земле и способны себя сдерживать и подчинять своей воле взрывы чувств, эмоций, переживаний. Им трудно жить, но все-таки мир наполовину принадлежит им и при определенной самодисциплине, самоорганизации они умеют добиваться в жизни поставленных целей. У них развито творческое воображение, поэтому они могут достигать таких вершин, какие недоступны «нормальным». Для этого чувствительным требуется постоянно держать себя в руках и действовать по плану. «Нормальные», как правило, ищут чувствительных, ибо именно они способны производить идеи, совершать открытия. «Нормальные» умеют подчинить себе чувствительных и эксплуатировать их экстраординарные способности. И чувствительные позволяют смирить себя и жить в системе, которую создают для них «нормальные», но все-таки что-то в душе у них постоянно, но не сильно «грызет», ибо они понимают, что «нормальные» кормятся за счет их сообразительности и таланта. Третий класс: сверхчувствительные люди. Это те, которые способны погружаться в самую глубину вещей и возноситься до небес. Эти люди ни одной ногой не стоят на земле, и оттого их жизнь – это непрерывное мучение. Они так много осознают, так много понимают, но ничего сделать не могут по сути, ибо им практически невозможно заключить себя в какие то ни было рамки материального устройства мира, а без этого не заработаешь себе даже на кусок хлеба. Сверхчувствительным крайне трудно устроиться на земле, ибо все нормы и законы, условности и правила, догмы и каноны для них – тюрьмы, казематы, узилища. Как ни странно, но сверхчувствительных людей так много, что трудно себе вообразить. Это, по существу, гении, но они никак не могут устроиться, не могут заземлиться, отчего всю жизнь страдают. Порой это приводит к увлечению алкоголем, наркотиками, ибо они не могут вынести эту мертвенно-ужасающую реальность. Их подлинный дом – это небеса, только там они чувствуют себя хорошо, но ходить приходится по земле. Сколько гениальных людей погибло! Они сожгли себя сами, ибо их душа все равно что открытый нерв – даже легкое прикосновение вызывает сильную боль. А жизнь таких людей, как назло, не только не щадит, но и более всего подвергает ударам и истязаниям. Есть ли выход? Он трудный, но есть.
   Во-первых, нужно принять то, что полностью освободиться от глубинных переживаний невозможно, т. е. этот фон будет неизбежно присутствовать и от него не избавишься, его не заглушишь ничем. Просто нужно научиться жить с этим. Я, например, все время ощущаю, что стою на краю некоей пропасти и мне страшно. Этот страх подавляет все остальное, поэтому все силы уходят на то, чтобы преодолевать этот ужас. Другие тоже стоят на краю бездны, но они этого не видят, не чувствуют, и поэтому у них нет страха. Я пытаюсь уйти от края пропасти в более безопасное место, но оказывается, что бездна существует не снаружи, а у меня внутри. Просто мое психическое существо постигает более, чем ему положено знать для спокойной жизни, но это дано мне свыше и это изменить невозможно. Я должен принять присутствие бездны в своем сознании и научиться жить с этим. Но и не только. Альпинисты испытывают страх, но они умеют его контролировать, держать в узде, чтобы он не превысил допустимый порог и не вверг в панику и ужас. Сколько раз я пытался убежать, скрыться, но это бесполезно! Нужно не бежать, а обвыкаться жить на краю бездны. Но более того, нужно еще и разводить сад, строить дом, творить, созидать, а главное, радоваться жизни.
   Теперь я буду учиться жить по правилам, которые властвуют в мире. Как ни странно, они просты до примитивности. Я всегда думал, что все люди чувствуют то же, что и я, и в этом была моя самая драматическая ошибка. Мир прост, как телеграфный столб. В нем нет ничего кроме жажды власти, денег и удовольствий. И это не плохо и не хорошо – в том смысле, что это теперь не должно съедать меня изнутри, превращая мою жизнь в болезненное переживание бездны несовершенства бытия. Это – то, что есть на самом деле, как, например, дождь, который просто идет, и всего-навсего нужно иметь зонтик и делать свое дело, а не ругать плохую погоду и сидеть дома в ожидании благоприятных обстоятельств, чудес, хорошей погоды и еще Бог весть чего.
   Благословляю себя жить так, чтобы не думать о том, что скажут окружающие!
   Благословляю себя встать на дорогу на самом деле!
   Благословляю себя приучиться жить на краю бездны понимания и принять мир, каков он есть!

Ж
Ждешь опять? Сидишь и мечтаешь? Еще раз говорю: ждать больше нечего! Оставь раз и навсегда надежды на лучшее. Лучшее не происходит само по себе, оно только зарабатывается и достигается тотальным наступлением на жизнь, обстоятельства и трудности!

   Ожидание того, что все само собой произойдет и как-то вдруг неисповедимыми путями судьба приведет меня к достижению цели, победе, празднику, – жуткий самообман, который, как плотный, удушливый туман, покрывает все мои прожитые годы. Всевышний дает мне время, и оно – самое важное богатство, которым нужно умело распоряжаться. Я же постоянно упускаю его, пребывая в надеждах, фантазиях и иллюзиях. А между тем часы, дни и годы текут, бесследно унося мою жизнь в океан вечности, где растворяются и исчезают навсегда.
   Я болен ожиданием лучшего. Это уже не просто свойство моего разума, а это на самом деле опасная болезнь, которая незаметно съедает мою жизнь изнутри. Размышляя о прошлом, я понимаю, что по сути все мои неудачи, поражения происходили лишь потому, что я полагался на время – дескать, оно само все выправит и приведет меня к лучшему. А тем временем жизнь делала мне множество прекрасных предложений, используя которые я мог бы уже далеко уйти от той ямы, в которой сижу и по сей день. Собственно, я не предпринял ни единого шага навстречу открывающимся перспективам, думая, что это еще не моя дорога и что нужно подождать, когда же проявится мой путь. А потом двери – предложения – захлопывались, а я все по-прежнему продолжал ждать, надеяться и верить.
   Истина в том, что в каждом дне моей жизни присутствуют такие предложения – открытые двери, их нужно уметь распознать. А для этого необходимо немедленно заменить привычку ждать твердой установкой искать ту дверь, в которую можно и нужно войти сегодня. В этом секрет «сегодня»! Я отчетливо вижу нынешний день в спектре открывшихся возможностей лишь тогда, когда пройдет уже достаточно времени. Однако видеть нужно не на расстоянии, не сверху и не сбоку, а, что называется, нос к носу. Трудно рассмотреть, что у тебя перед глазами, резкость сложно навести, но именно такой подход к жизни и есть залог успеха. Объектив видения реальности в свете перспектив продвижения находится в моем сознании, которое отныне нужно тренировать, дабы оно сосредотачивалось не на заоблачных далях, а на сиюминутных возможностях приближения к цели.
   Я люблю мечтать о семимильных скачках, а нужно делать маленький шажок сейчас. Конечно, грезить о необыкновенной победе гораздо легче, нежели предпринять реальный шаг жизни сию минуту, тем более что он настолько незначителен, что, представляется, не имеет особого смысла. На самом деле все великие преобразования, победы творились именно муравьиной поступью. Однако есть одно важное обстоятельство: в таком неприметном движении преобразование совершается непрерывно и ежедневно.
   Отныне ожидание – мой злейший враг, и я сторонюсь и бегу от него. Как только я ловлю себя на том, что вновь предаюсь размышлениям о благополучном и самообразующемся будущем, так тут же немедленно перевожу свой взгляд на настоящее и решаю, что я могу сделать непосредственно сейчас. Я должен научиться находить каждый день если не открытую дверь, то хотя бы щелочку, в которую можно было бы просочиться и двигаться дальше. Я не буду отчаиваться, если у меня будет получаться всего лишь муравьиный шажок – он-то и приведет меня к цели. Ибо океан состоит не из одной глыбы воды, а из бесчисленного множества мельчайших капель. Река начинается с родника, гора – с камешка, новая жизнь – с незаметного усилия, совершенного сегодня, сейчас.
   Я ведь фантазер, взрослый мечтатель и люблю предаваться размышлениям, в то время как мимо меня протекает время, пробегает жизнь, проплывают возможности, за которые я мог бы сегодня уцепиться как за соломинку и плыть в свое будущее. Но я жду не соломинки, которую предлагает мне поток бытия, а корабль с алыми парусами, как Ассоль, на котором я уплыву в прекрасную сказку своей мечты. Между тем именно соломинка и есть тот материал, который нужно накапливать, мастеря из него плот, который действительно унесет меня к новой жизни.
   Я всегда был крайне нерешителен и впечатлителен, а это буквально разъедало мою жизнь изнутри, как ржавчина. Мне постоянно не хватало понимания реальности, она пугала меня, и я бежал от нее и прятался. Но реальность все-таки настигала меня своей неумолимой жестокостью и повергала наземь. Боль, отчаяние, самоукорение себя и всех стали неотъемлемой частью моей природы. Мое существо постоянно пребывало в сомнениях и ожидании грядущих бед и поражений. Сейчас мне без содрогания невозможно смотреть со стороны на себя прошлого, ибо в моем естестве не было почти ни одной клетки, которая бы свободно дышала и принимала жизнь, мир, людей такими, каковы они есть на самом деле. Страх, волнение, дрожание – моя прежняя сущность, и я теперь ухожу от этого мрачного обиталища, я оставляю старые стены мрака и безнадежности. Причем главное, что я должен себе в этом намерении уяснить, так это то, что нельзя из себя ничего удалить, нельзя отречься от несовершенства своей природы – ее можно и нужно только замещать движением, заменять усилием, вытеснять позитивными действиями. Подлинное преображение возможно только в самом процессе движения, созидания, творения.
   Я много раз уходил в уютные, закрытые от мира места, чтобы там достигнуть, как мне думалось, совершенства, а уж потом я хотел вернуться в мир. Однако те покой и равновесие, которые мне удавалось приобретать на вершинах гор, совершенно рассыпались, превращаясь в прах, как только я спускался в долину людей. От моих достижений не оставалось и следа, лишь только я входил в эту жесткую систему цивилизации. Это наносило по моей душе, по моим светлым намерениям сокрушительные удары, подтверждая ту истину, что в изоляции от мира можно достичь гармонии, которая свойственна только этой изоляции, но в пучине большого человеческого механизма эта гармония не имеет никакого смысла и разваливается, как песочный замок от набежавшей волны. Только камень, скала могут устоять под напором волн цивилизации. Моя же природа может обретать такую крепость лишь тогда, когда я сознательно иду навстречу ветрам и волнам, а не прячусь от бурь и штормов. Путь ожидания закончен, я встаю на путь действия!
   Путь действия – это путь наиболее частого соприкосновения с истиной. Даже если встречаются неудача, обман и ложь – так нужно, ибо в этом скрытая благодать. Ведь на самом деле неприятности – это обратная сторона истины, ее непроявленная грань, которую нужно извлечь из набежавшей волны тьмы, чтобы стать опытнее, а значит, богаче и счастливее. Такие соприкосновения даются высшим Промыслом для того, чтобы я научился срывать покровы невежества и лжи, обнаруживая под ними жемчужины совершенства и правды.
   Например, я бегу по зимнему лесу. Ветви деревьев сильно наклонились под тяжестью снега и касаются меня, обсыпая белыми хлопьями. Так и путь действия сопровождается множеством прикосновений к знаниям, которые я должен приобрести. Каждая ветка будто хочет что-то сказать мне, что-то поведать, чему-то научить, и снег, обсыпающий меня, – это благодатный дар, который мне надлежит принять и взять с собой в дорогу.
   Благословляю себя сегодня хвататься за каждую соломинку, которую предлагает мне жизнь!
   Благословляю себя на муравьиные усилия, которыми я заменяю пустую мечтательность!
   Благословляю себя на путь действия взамен океану прекрасных размышлений!

З

Здравствуй, новая жизнь! Я к тебе еще не привык, ведь я делаю только первые шаги, да и старые привычки еще донимают, не выпуская из своих лап. Но я приучусь к тебе и в конце концов сброшу изношенные одежды!

   Провалился – сворачивай, еще раз – вновь меняй направление. И никогда не сиди в яме и не осуждай себя за ошибки. Ибо ошибок нет – есть указатели.
   Начинаю с простого: составляю таблицу того, что и кто мне мешает. Есть в моем окружении люди, после встречи и бесед с которыми я чувствую полное опустошение и разбитость. Я запишу их в свою таблицу с заголовком: «Если ты хочешь истощить себя, если ты желаешь, чтобы твое настроение упало и сомнения поселились в твоей душе, позвони или сходи к этим людям. Они тебе „помогут“!» Это может звучать парадоксально, но именно мои друзья становятся причинами очень многих моих топтаний на месте и пробуксовок. Именно к ним я бегу за помощью и успокоением, и они утешают меня, усыпляя и расслабляя, вместо того чтобы заставить меня вернуться назад и продолжить свое дело несмотря ни на что. Эти привязанности приносят мне гораздо больше отрицательного, нежели положительного. Вернее, позитив только во внешнем, а в подлинном смысле я растрачиваю себя на пустые разговоры, когда нужно взять себя в руки и действовать решительно и разумно. Сколько потеряно в этих «задушевных» беседах, сколько утонуло в них реальных перспектив, коих я мог бы достичь, если бы не прятался под сень усладительных речей. Подлинный друг – тот, после общения с которым тебе хочется перевернуть мир, изменить себя, больше трудиться над выполнением своих задач. Я должен наконец хотя бы самому себе признаться в том, что мои друзья являются для меня камнем преткновения. Достаточно для большей убедительности делать в своей тетрадке отметки, как я себя чувствую после общения с людьми, которых я считаю своими друзьями. Только писать нужно непритворно, так, как есть на самом деле, а не так, как должно быть, – ведь это же друзья! Без откровенности ничего не получится, ибо обнажение – путь к правде и истине.
   Прежде всего я должен научиться вести разговор с самим собой абсолютно чистосердечно и искренне. Сначала это трудно, ибо я забыл, как это делается, ведь я себе говорю то же, что и всем. А это комплект избитых штампов, а не подлинных чувств, мыслей и ощущений. Я научился обманывать себя во всем, я почти никогда не говорю себе правды, я боюсь ее, так как она столь ошеломляюща и потрясающа, что лучше ее не только не произносить вслух, но и не обнажать даже в мыслях. Я сам себя изуродовал ложью, я пытался жить по тем правилам, которые дают мне авторитеты. Я силой воли загонял себя в те рамки, понятия, условия, которые, по теории мудрецов, должны были бы привести меня к счастью и радости. Я был столь честен и доверчив, что загнал свое подлинное «я» в глубокую яму подсознания, где оно стонет и плачет. Нужны постоянные усилия, чтобы удерживать мое «я» на дне, на цепи, не позволяя ему выныривать наружу, на поверхность. Но эта игра в конце концов изнуряет, ибо со временем все труднее заставлять себя быть счастливым и носить эту маску, хочется, наконец, действительно быть таковым, каковым я себя изображаю.
   Ведь я привык не жить, а изображать жизнь. Почти ничего нет во мне моего, все – сплошное представление. Этот театр одного актера мне основательно надоел и изнурил мою душу. Я не желаю больше играть ни в своих, ни в чужих пьесах, даже если они написаны самыми умными и талантливыми людьми. Я не хочу более загонять себя во что бы то ни было. Мое сердце непрерывно ноет и болит оттого, что оно не может свободно биться, ибо ритмы, которые, по мнению мудрецов, более всего подходят ему, заданы извне.
   Я хочу думать так, как я думаю на самом деле.
   Я желаю чувствовать то, что я чувствую внутри своего сердца.
   Я жажду жить так, как живет мое подлинное «я», сокрытое в глубине моей души.
   Теперь я намерен высвободить себя из темницы, в которую я сам себя добровольно заточил. И начну с малого, с самого простого опыта освоения, высвобождения своего подлинного «я», спрятанного в темнице. Я буду говорить сначала себе все, что я думаю на самом деле, а потом буду и окружающих посвящать, вернее, знакомить с новым собой, с таким, каким они меня еще не знали.
   Конечно, связь между моим подлинным, внутренним «я» и внешней оболочкой нарушена, исковеркана и изуродована, но именно ее и нужно восстанавливать, а возможно, и сызнова созидать. У меня ведь для этого есть абсолютный «термометр», «датчик»: когда я говорю и делаю не то, что бы мне на самом деле хотелось, в моем сердце, солнечном сплетении сразу образуется спазм, меня начинает тошнить, и эта тошнота захватывает все мое существо. Конечно, я могу понести урон, оттого что буду говорить и делать то, что соответствует моему подлинному «я», однако он ничтожно мал по сравнению с той катастрофой, какую мне приносит моя ложная, фальшивая игра в жизнь. По сути, я жертвую своею жизнью для того, чтобы других не обидеть, не укорить, не ввести в смущение. Я пытаюсь превратить себя в некую мягкую «подстилку» для всякого, чтобы ему было приятно со мною общаться и чтобы он воплощал посредством меня свои программы.
   Сейчас есть множество наставлений, как стать неким угодливым и послушным «официантом», дабы приобрести друзей, партнеров и тем самым преуспеть в жизни. Я же буду работать не над тем, чтобы приобрести друзей, а чтобы, напротив, избавиться от них. Ибо друзья – это некая фантазия, которая поддерживается в наших умах. На самом деле в жизни должны быть не друзья, не те, кто слушает, якобы понимает, чем способствует пустить слезу и поплакаться в жилетку, а соратники, с которыми я в данный период времени и в данном деле действую и работаю согласованно, синхронно, в единстве, а возможно, и при противоположности мировоззрений.
   Я ведь привык тащить в свое настоящее тех людей, с которыми когда-то шел, трудился и созидал. По магии старых привязанностей я пытаюсь приклеить ушедшее к настоящему, ибо в силу своей неосознанности считаю этих людей до сих пор друзьями, хотя на самом деле осталась лишь одна видимость, одна пустая оболочка. И ведь это не только глупость, но чрезвычайный тормоз всему новому, прогрессивному и светлому, которое я могу и должен достичь. Эти люди действительно мне дороги, но они дороги в прошлом! А сегодня, когда мне нужно идти далее, я все еще силюсь перенести прекрасное прошлое в настоящее. Все это было и ушло! Сейчас уже все другое, сегодня должны найтись (или нет) иные, новые сотрудники, которые помогут мне пройти следующий отрезок моего пути – отрезок и лишь отрезок, а не весь путь.
   Отныне я освобождаюсь от друзей и отправляюсь вперед. Ибо хочу я того или нет, но со старыми друзьями не осуществится и не получится ничего нового, а только бесплодная имитация ушедшего. Я же не желаю никаких имитаций, я хочу создать новую, реальную, а не выдуманную жизнь, поэтому придется «взять развод» и отказаться от прошлых привязанностей. Впрочем, если кто из бывших захочет и сегодня присоединиться к моему движению, я не буду препятствовать. Ведь все, что было, уже не вернешь и не повторишь. Я же, как глупец, стараюсь не создавать совершенно новое, а усердствую в повторении старого. Я сознательно или бессознательно стремлюсь втащить прекрасное давнее в сумрачное настоящее, ибо там я был счастлив, и значит, чтобы вновь обрести счастье, я должен его воскресить из прошлого. Я зарублю себе на носу две простые истины:
   Старое счастье никогда не повторяется.
   Новое счастье никогда не будет похожим на старое и должно быть построено абсолютно по-новому.
   Конечно, я был глуп, впрочем, глупость – самая распространенная вещь в мире, но от нее нужно избавляться, и не только мне, но и всему человечеству – как-никак живем уже в III тысячелетии от Рождества Христова, пора ведь и умнеть, хотя бы от тысячелетия к тысячелетию.
   Благословляю себя шаг за шагом говорить, думать и делать только правду, истину: все то, что составляет истинную сущность моей души!
   Благословляю себя «взять развод» со своими прежними друзьями и встретить новых соратников, которые обязательно появятся на моем пути!
   Благословляю себя создавать совершенно новое счастье, не стремясь повторить старое!

И

И кто так тебя сегодня огорчил? Тебе сказали что-то неприятное? Этот человек не понимает тебя, обижает и даже оскорбляет? И ты уже расстроился?!

   Сколько ты уже там сидел? Что из этого вышло? Что, люди поняли тебя, оценили твои страдания, твои жертвы, твои переживания и ты наконец занял достойное место под солнцем?
   Есть такая страна, в которой обитают те, кто ушел в себя, кто сбежал от реальности, проклиная день и ночь, и самого себя, и жизнь, и судьбу, и обстоятельства. Большая страна, ее населяет много людей. Ее жители постоянно рассказывают друг другу истории, почему их не поняли там, «наверху», почему их не оценили, и при этом живописно повествуют о своих обидчиках, о тех, которые перешли им дорогу и в конечном счете испортили им жизнь.
   Я не хочу отныне жить в краю, где безнадежно, душно и мрачно. Где никогда больше не будет смеха, веселья и радости, где все обречено на провал. Любое действие там кончается поражением, любое начинание теряет свой смысл, прежде чем предприняты даже начальные усилия. В этой стране всякое зерно, посаженное в землю, умирает задолго до того, как даст первый росток. И эта обитель безысходности не где-то далеко, за горами и морями, она находится во мне и она оккупировала почти все мое существо. Я покидаю эту страну безнадежности и беспросветности, выписываюсь и отказываюсь от гражданства.
   Я должен помнить и знать, что отчаяние – это не конец, а предложение сделать что-то иное, указание на то, что нужно что-либо изменить внутри себя, ибо все внешнее есть лишь продолжение внутреннего. Поэтому, по существу, нет внешних причин неудач, есть лишь мое внутреннее несовершенство, нуждающееся в переплавке, и именно для этого на моем пути возникают трудности – «плавильные печи».
   Нередко бывает, что как бы я ни горячился и насколько бы ни запасался терпением и решительностью, все-таки без каких бы то ни было внешних, а также внутренних причин мое существо повергается в мрачную пропасть, где я уже пребывал значительную часть своей жизни. Там все привычно для меня, там я чувствую себя самым несчастным и никчемным человеком, жизнь которого не удалась и развалилась. Эту подножку зачастую ставит мне судьба именно тогда, когда для этого менее всего оснований. И в этом колодце отчаяния можно прожить не только месяц, но и год, и даже всю жизнь. Там все «становится на места»: все не имеет смысла и изначально обречено на провал.
   Заменить уныние светлыми движениями души – очень важная задача в процессе моей эволюции. Начать нужно с признания наличия таких темных полос на пути, ведь даже самые смелые и мужественные подвижники проходят такие периоды. Темная полоса – это прежде всего нормально. А также она дается мне для того, чтобы я отдохнул и принял решение изменить курс продвижения. Я призван сделать какое-то открытие, которое должно внести в мой путь новый импульс свежести и снабдить меня новым, неординарным решением. Великий Промыслитель наших судеб дает нам такие отступления, когда нам необходимо привнести в наше дело творчества и созидания лучик света, заряд оригинальности, чтобы открыть нам новые перспективы и еще неведомые горизонты бытия.
   Главное в этот период – не ругать себя и не обвинять кого бы то и что бы то ни было. Виноватых в этом нет – есть нормальный процесс познания и продвижения в мире. И чем быстрее я научусь, вернее, отучусь от этой скверной привычки искать виновных (она более всего усугубляет мое мрачное настроение), тем скорее будут проходить эти мрачные полосы и тем эффективнее я сумею находить новые, необычные решения для ускорения своего движения.
   Вместе с тем я не имею права долго задерживаться в таком состоянии, максимум день-два я даю себе для расслабления, а потом начинаю вновь активно действовать, даже если мне в голову не пришло ничего нового и если я так и не смогу избавиться от привычки обвинять других в собственных неудачах. Ведь в действительности неудач нет – есть лишь знак окончания данного отрезка пути, после чего нужно повернуть в другую сторону. Меня же смена курса и все новое страшит, и потому я усиленно стараюсь восстановить то прежнее, что уже, собственно, и завело меня в тупик. Это – ошибка, ибо любой обрыв означает окончание старой дороги, с одной стороны, а с другой – начало новой. Потому я не должен стремиться возрождать то, что уже изжило себя, отработало, хотя в свое время оно было для меня полезным и прогрессивным. Оно многому меня научило – спасибо и прощай, впереди новая учеба, новые испытания и новые вершины.
   Я слишком люблю то, что у меня ранее получалось, и потому постоянно силюсь реанимировать ушедшее. Но эти усилия подобны прослушиванию старой доброй песни, которая когда-то волновала и вдохновляла, а сейчас она может вызывать лишь добрые забытые чувства, но не способна в сегодняшнем дне придать динамический импульс моим сознанию и душе, чтобы устремиться вперед. Старая песня усыпляет, уносит в прошлое, но не направляет в будущее. Каждый день нужна новая песня, ибо счастливым нельзя быть по-старому, а лишь только по-новому. Я настраиваю себя на новое счастье, на новую жизнь, на новые действия.
   Всякий раз, когда меня обижают, обманывают, предают, я спокойно поднимаю свое сознание над происходящим и говорю себе: «Это не имеет особого значения для моей жизни!» Главное в этих случаях – мне необходимо развенчать величину отрицательного воздействия, произведенного на меня негативными людьми и обстоятельствами. Для этого я всегда должен иметь в виду то, что люди крайне слабы, неустойчивы и противоречивы, от них можно ожидать чего угодно. Это не значит, что я должен смотреть на всех с этаким укором, это значит, что для меня любой поворот событий в отношениях с людьми должен быть не снегом на голову, откровением, а нормальным явлением. И я все чаще говорю себе в таких случаях: «Нормально! Я предполагал такой исход событий». И в этом своем новом отношении к людям я прежде всего избавляюсь от привычки обвинять и осуждать людей, ибо любые их поступки для меня теперь укладываются в рамки моего понимания и предвидения. Тем более что идиот скорее наталкивает на истину, ибо он отрезвляет, заставляя посмотреть на мир реальным взором и соответственно принять правильные решения. Противник тогда становится для меня катализатором в познании истины. А препятствия помогают быстрее находить верный ход. Ведь в прошлом именно добрые люди и благоприятные обстоятельства более всего выстилали мне дорогу к пропасти и краху! Теперь я говорю себе, как заклинание: «Опасайся хвалящих, присматривайся к ругающим, так обретешь истину».
   Благословляю все, что мне сегодня противостоит, ибо оно более всего наталкивает меня на познание истины, на осмысление верного шага в счастливое будущее.
   Я отныне не буду брать в свое сердце и душу переживания о тотальности человеческой лжи и предательства – теперь это меня не касается, ибо я не ищу более правды о людях и в людях, я ищу правды о себе и в себе. Ведь люди привыкли жить во лжи, это их нормальное состояние. Они таковы, каковы есть, это – их жизнь, они создали ее для себя и пребывают в ней. Древние говорили на этот счет так: «С лягушкой из болота не толкуй о море – ее предел лишь болото. С букашкой не толкуй о зиме – она знает лишь свое время года». Мне же нужна моя правда, мое счастье, моя жизнь. Я более не желаю быть правым обвинителем, я хочу быть счастливым открывателем своих возможностей, того потенциала, каким меня одарил Всевышний. Я более не буду сетовать на мир и тем более прилагать усилия для его совершенствования, ибо несу ответственность только за себя и только перед Богом.
   Я более не буду взваливать на свои плечи груз спасения всего человечества, ибо каждый сам создает свою жизнь, я же могу по существу ответить и должен отвечать только за себя, за собственные поступки, дела и мысли. Ведь я раньше очень любил плавать в этом океане человеческого невежества, чтобы, с одной стороны, найти там оправдания собственным поражениям и несчастьям, а с другой – пытаться сделать людей лучше. Теперь я выйду из этого водоема и предоставлю человечеству возможность самому решать свою судьбу, я же буду созидать свою.
   Благословляю всех, кто обидел, унизил и предал меня! Желаю им подлинного счастья и прозрения!
   Благословляю себя принимать полосы уныния как указатели на то, что я должен внести в свою жизнь что-то новое, светлое, динамичное!
   Благословляю не брать на себя ответственность за поступки и дела людей! И не спасать все человечество, а искать свое «я» и утверждать свое дело на земле!

Й

Йота – вот величина пути, которую сегодня я должен осилить!

   Я привык мыслить великими категориями и в результате всегда упускал малое, не придавая ему должного значения. Малое никогда не вдохновляло меня. Озираясь на жизнь окружающих меня людей, я всегда удивлялся тому, как они неустанно, подобно пчелкам, усердствовали, чтобы сегодня сделать такой маленький, казалось бы, незначительный шаг. Я же ждал великих предложений от судьбы, чтобы совершить мгновенный великий скачок в будущее. Но проходили вначале часы, потом дни, затем годы, но ничего не случалось, жизнь мне так и не предлагала никаких трамплинов, с помощью которых я мог бы попасть сразу в реализованный мир своих желаний. Тем временем те самые люди своими муравьиными шагами взбирались в материальном плане бытия на достаточно высокие вершины. А я все так же сидел у подножия горы своей мечты и ждал.
   «Почему такая несправедливость? – думал я. – Отчего я с художественным воображением, неординарными способностями проникать в суть вещей, с необыкновенным даром уноситься в заоблачные дали так и продолжаю сидеть у разбитого корыта? А те, кто даже не представляют, что у них там, над головой, ибо смотрят только себе под ноги, ушли в материальной жизни так далеко? Почему невежи захватывают мир, возносятся на гребни бытия, а иные, и я в том числе, которые по крайней мере не хуже этих бездарей, остаются в тени и безысходности? Даже более того, мир уже настолько захвачен этими невежественными и недалекими людьми, что они давно все поделили между собой и ничего свободного не оставили. Мне же уготовлено только лишь право мечтать, жить в небесных обителях, но не на земле. Я упустил жизнь, упустил, как говорится, саму ее материальную основу, и теперь нужно пробивать в подлинном смысле себе место под солнцем. Естественно, что мне приходится идти за помощью к этим захватчикам, заручаться их поддержкой, входить с ними в контакт, устанавливать связи, как бы мне того не хотелось.
   Однако на все я теперь посмотрю с другой стороны, ибо раз они сумели освоить и «оседлать» земное, самое низкое пространство мироздания, значит, у них все-таки есть некие рациональные методы, способы, которыми они этого добились. Какой бы ни был у меня опыт в овладении духовными сферами, к материальной жизни они не вполне применимы, ибо земля и небо живут по разным законам. Оттого ищущие только высшего и ничего более удалялись в пустыни и порой навсегда обрывали связь с миром. Это – тоже путь, но все-таки в конце концов каждый из отшельников, обретя небесное богатство, должен был вернуться назад и раздать накопленное людям, чтобы они стали лучше, чище и добрее. И тогда, хочешь того или нет, им нужно было входить в потоки материального бытия, чтобы с помощью законов этого же бытия пытаться низвести в грязь чистоту, во тьму – свет, в невежество – любовь. А это требует изучения законов устройства общества. И умению жить в этом мире нужно будет поучиться как раз у тех, кто достиг в этом плане определенных высот».
   Я пристально вглядывался в лица людей, достигших в жизни успеха. Я проникал в самую суть их мировосприятия, чтобы понять, как могут они непрерывно совершать одну и ту же монотонную работу, копаться, как кроты на своем участке, и при этом не испытывать ни дисгармонии, ни душевных мук, не искать глубинного смысла в том, что они делают. Оказалось, что у всех них есть одно общее качество, которое не позволяет после каждого шага останавливаться для того, чтобы переосмысливать сделанное. Они, напротив, обладают тем, что непрерывно движет ими, подобно исправному механизму, не подверженному ни поломкам, ни соответственно остановкам. Оказывается, они все лишены высоких и низких амплитуд настроений! Они не возносятся высоко, но и не опускаются низко в своем расположении духа. От этого их деятельность в жизни приобретает непрерывный характер, а постоянность действия – это мать успеха и продуктивности. Тогда и я постараюсь применить это к себе, человеку, как раз более всего склонному мысленно и чувственно куда-нибудь забираться или куда-либо опускаться.
   Рассматривая свою прежнюю жизнь, я понимаю, что я не потому прошел и достиг малого в материальном плане, что мало шел, а оттого, что двигался будто по горам, то вверх, то вниз. Вероятно, а скорее наверняка, моя дорога по величине расстояния была не меньше пути тех, кто следовал по прямой, просто я двигался по искривленному пространству.
   Теперь я так же должен научиться перемещаться по прямой, это трудно, но иного выхода нет, если я собираюсь чего-либо достичь именно в материальном мире. Ровное состояние моей души – это сверхзадача для меня. Когда много думаешь, слишком переживаешь, сверх меры сочувствуешь или, напротив, отвергаешь, презираешь, невозможно продвинуться вперед сколько-нибудь значительно. Земные люди поверхностно смотрят на все, что вокруг них происходит, они не тратят своих сил, энергии на то, чтобы осознавать и глубоко осмысливать жизнь, поэтому они так непрестанно трудятся и в конечном счете достигают успеха. И я тоже должен переплавить восприятие своей души, хотя в принципе невозможно изменить то, что тебе дано свыше от рождения. Однако усилием воли можно научиться не давать себе возможности улетать слишком высоко или повергаться слишком низко. Я более не буду цепляться за всякую деталь, мелочь, попадающиеся на моем пути, которых, кстати, более чем достаточно. Если я буду кланяться, прогибаться перед каждым встреченным фактом, перед всяким обстоятельством, кстати, как хорошим, так и плохим, как это было прежде, то лучше мне вообще никуда не пытаться идти. Ибо именно мелочи, впечатления, переживания более всего съедают все самые светлые намерения и силы.
   Но теперь я ограничиваю свою восприимчивость, прекращаю душевные порывы как вверх, так и вниз и иду только по прямой.
   Ровность в настроении мне необходима как воздух на пути преобразования моей природы, так как гармоничное состояние духа является волшебным ключиком к динамичному продвижению вперед. Такое золотое качество психики воспитывается неустанными усилиями, непрерывной работой по воздержанию ума от взлетов и падений. Это походит на шлифование ювелиром острых углов драгоценного камня. Потому отныне я каждый день, каждый час, каждую минуту контролирую свое настроение, состояние своей души. Следствием такого ограничения восприимчивости является появление дополнительной энергии, возникновение сил, которые прежде бесследно расходовались на переживания и впечатления. Потенциал этих сил и есть то, что мне так необходимо, чтобы сегодня, сейчас, сию минуту выполнять микроскопическую работу, прилагать карликовые усилия, которые неминуемо приведут к большому успеху. Все великаны вырастают из карликов, все грандиозные сооружения создаются с малых кирпичиков.
   Каждый день я буду класть хотя бы один кирпичик в сооружение своей новой жизни. Каждый день я буду и сверху, и снизу огранять пики своей впечатлительности. Останавливать себя, когда чувства начинают «зашкаливать», и переводить возбужденную или подавленную внутреннюю атмосферу в состояние гармонии и стабильности. Я буду учиться воспринимать все, что выпадает на моем пути, не хорошо и не плохо, а никак, т. е. без оценки. Никак не оценивать происходящее! Вот секрет появления новых сил, вскрытия дополнительных резервов, которые так необходимы мне, чтобы делать ежеминутно черновую работу. Алмаз извлекается из недр земли черным, монотонным, черепашьим трудом. Сколько бы я ни размышлял, как бы ни вдохновлялся (или отчаивался), иного способа достать из грязной земли алмаз, нежели непрестанно и спокойно мыть породу, нет. Более всего мне не хватает привычки просто работать и ни о чем не думать, вернее, не думать о том, что мешает мне сейчас добросовестно, тщательно делать этот маленький шаг к большим победам.
   Теперь я все чаще стараюсь «отделиться» от себя, точнее, от той части своей природы, которая слишком «кипит» или «замерзает», которая слишком возбуждается или повергается в пучины уныния. Я все чаще стараюсь смотреть на все и прежде всего на себя со стороны, особенно тогда, когда мои чувства и переживания выходят за границы нормы. Я все чаще стараюсь перевести свое отношение к людям, обстоятельствам, самому себе в русло не оценки, а принятия того, что есть, без эмоций и чувств. Есть то, что есть, и это – голый факт и ничего более. Просто факт, к которому отныне я отношусь как к данности, без рассуждения и анализа, хорошо или плохо это для меня. Любая оценка уже порочна в своей основе, ибо неверна, что со временем, рано или поздно обнаружится. Даже когда я говорю себе: «Мне все равно», – это третий тип восприятия реальности в ряду: хорошо, плохо, все равно. В моем отношении к миру должно быть исключено само отношение, ибо позиция «все равно» – все-таки какое-то оценивание предмета, а значит, расход мыслей, энергии и чувств. Иными словами, нужно удалить сам орган, который производит взвешивание, а не пытаться его как-то успокоить, усовершенствовать. Например, человек может чувствовать себя хорошо, плохо или нормально. Так вот, нормальное самочувствие – это не предел, а лишь ступень к полной отрешенности, ибо нормальное самочувствие предполагает, что завтра состояние все-таки может измениться в лучшую или в худшую сторону. Поэтому Христос говорит, что если глаз соблазняет – вырви его и брось от себя, если рука соблазняет – отсеки ее, т. е. Он не наставляет очистить взгляд, исправить действие руки, а требует полного отторжения самого органа. Оттого моя цель не улучшить свою восприимчивость, а вовсе отсечь и удалить ее от себя.
   Если лежит на дороге камень, я переступаю через него, а не размышляю, почему он встретился у меня на пути. Если возникает река, я переплываю через нее, а не ищу причин появления водного препятствия. Если гора – я забираюсь на нее, если провал – я перепрыгиваю через него, если дорога завела в тупик – я ищу обходные пути.
   

notes

Сноски

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →