Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

При сидении на унитазе в течение восьми часов расходуется столько же калорий, сколько при часовой пробежке.

Еще   [X]

 0 

Азы православного христианства (Лучанинов Владимир)

Человеку, впервые переступившему порог храма, многое кажется непонятным. При этом без осмысления всего происходящего в Церкви невозможна подлинно христианская жизнь. В книге «Азы православного христианства» собрана необходимая информация о храме и богослужении, о таинствах и постах, о роли священника в жизни верующих.

Год издания: 2012

Цена: 40 руб.



С книгой «Азы православного христианства» также читают:

Предпросмотр книги «Азы православного христианства»

Азы православного христианства

   Человеку, впервые переступившему порог храма, многое кажется непонятным. При этом без осмысления всего происходящего в Церкви невозможна подлинно христианская жизнь. В книге «Азы православного христианства» собрана необходимая информация о храме и богослужении, о таинствах и постах, о роли священника в жизни верующих.


Владимир Лучанинов Азы православного христианства

Дорогой читатель!


   Если же по каким-либо причинам у Вас оказалась пиратская копия книги, то убедительно просим Вас приобрести легальную.

   Если в электронной книге Вы заметили какие-либо неточности, нечитаемые шрифты и иные серьезные ошибки – пожалуйста, напишите нам на info@nikeabooks.ru

   Спасибо!

Предисловие

   Вся жизнь человека – это постоянное движение. В духовном отношении это движение может быть только в двух направлениях: или навстречу Богу, или от Него. Ежедневный выбор между добром и злом и определяет направление этого движения. Сдержаться или сказать родному человеку обидные слова, поспешить помочь ближнему или заняться чем-то более приятным, ответить на неудобный вопрос честно или соврать, пытаясь оправдать себя, – все эти ежедневные мелочи и определяют наш духовный путь. Для Бога не может быть чего-то незначительного. Значение имеет все. Тем большую значимость имеет такой важный шаг в жизни человека, как желание прийти в храм.
   Вы впервые переступаете порог храма, и далеко не все здесь вам кажется понятным, возможно, что-то даже представляется странным и отталкивающим. Не нужно смущаться этим, но не следует и суеверно повторять за другими то, смысл чего вам пока не ясен. Путь к Богу должен быть осмысленным. Помните: Бог смотрит в ваше сердце, а все движения, обряды, совершаемые людьми в храме, – это внешнее выражение их сердечной молитвы. Постарайтесь в первую очередь сосредоточиться на своем сердце. Даст Бог, со временем все непонятное прояснится, вы откроете для себя новый, неведомый ранее мир.
   Господь сказал, что на Небе радости об одном кающемся грешнике бывает больше, чем о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии (см.: Лк. 19: 7). Покаяние – значит обновление, изменение в лучшую сторону. Именно этой перемены ждет от вас любящий Бог.
   Надеемся, что эта небольшая книга, как простая инструкция, поможет вам разобраться в самом необходимом – уяснить азы. Поэтому она так и называется: «Азы православного христианства».

О вере



   Поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность (Рим. 4: 3)
   Вера означает именно глубокое, сильное, блаженное беспокойство, которое подвигает верующего к тому, чтобы он не мог успокоиться в этом мире, так что тот, кто совершенно успокоился, тот перестал быть и верующим; ведь верующий не может просто неподвижно сидеть, как сидят порой, держа в руке палку для странствий; верующий подвизается.
Сёрен Кьеркегор
   Слово «религия» (от лат. religere) в переводе означает «связь». Это нить, соединяющая человека и Бога. И эта связь осуществляется не только через определенные обрядовые действия: вся жизнь человека, по-настоящему «связанного» с Богом, мотивы всех его поступков должны определяться верой в то, что Бог есть Творец мира, подаривший нам жизнь. Наша жизнь на земле есть не что иное, как экзамен перед входом в Вечность, а наша свободная воля и наш опыт ежедневного выбора между добром и злом – то, что поможет нам выдержать этот экзамен. То, с помощью чего мы налаживаем связь с Творцом.
   Вера – это путь к Богу. Путь часто сложный, проходящий через сомнения и испытания. Вера – это и верность, то есть стремление жить по заповедям, данным человеку Создателем, временами так жить бывает очень непросто, а иногда это требует даже настоящего подвига. Вера – это и доверие Богу, когда человек может сказать: «Господи, да будет воля Твоя! Что бы со мной ни случилось – я знаю, что Ты меня любишь и, может быть, неясными и болезненными для меня путями, но все-таки ведешь к спасению!» И, стараясь хранить верность Богу и доверяя Ему свою жизнь, человек двигается к Нему. И Бог, в свою очередь, постепенно открывается человеку, давая понять, что Он рядом, что Он любит нас и укрепляет на верном пути.
   Есть замечательная притча, ярко иллюстрирующая жизненный путь человека.
   Как-то раз одному человеку приснился сон. Ему снилось, будто он идет песчаным берегом, а рядом с ним – Господь. На небе мелькали картины из его жизни, и после каждой из них он замечал на песке две цепочки следов: одну – от своих ног, другую – от ног Господа. Когда перед ним промелькнула последняя картина из его жизни, он оглянулся на следы на песке. И увидел, что часто вдоль его жизненного пути тянулась лишь одна цепочка следов. Заметил он также, что это были самые тяжелые и несчастные времена в его жизни. Он сильно опечалился и стал спрашивать Господа:
   – Не Ты ли говорил мне: если последую путем Твоим, Ты не оставишь меня. Но я заметил, что в самые трудные времена моей жизни лишь одна цепочка следов тянулась по песку. Почему же Ты покидал меня, когда я больше всего нуждался в Тебе?
   Господь отвечал:
   – Мое милое, милое дитя. Я люблю тебя и никогда тебя не покину. Когда были в твоей жизни горе и испытания, лишь одна цепочка следов тянулась по дороге потому, что в те времена Я нес тебя на руках.
   Так же и вместе с каждым из нас Бог пройдет через все испытания. И не стоит смущаться нашими сомнениями и маловерием. Даже апостолы, всюду бывшие с Иисусом Христом, видевшие множество Его Божественных чудес, до поры до времени были маловерами, они просили Его: «Умножь в нас веру!» (Лк. 17: 5). Пришло время – и их вера стала совершенной. Такой момент рано или поздно наступит и в жизни каждого человека: если только он старался доверять Богу и быть верным Ему, Бог откроется ему, укрепит его Своей Благодатью, не оставив места малодушию, и тогда вера станет уверенностью, по слову апостола Павла, уверенностью в невидимом (Евр. 11:1).

Христос и православное христианство



   Сие заповедую вам, да любите друг друга (Ин. 15: 17)
   Есть люди, которые желают своим врагам или врагам Церкви погибели и мук в адском огне. Так мыслят они, потому что не научились любви Божией от Духа Святого, ибо тот, кто научился, будет проливать слезы за весь мир. Ты говоришь, что он злодей и пусть горит в адском огне. Но спрошу тебя – если Бог тебе даст хорошее место в раю, но ты будешь видеть в огне того, кому ты желал огня мучений, неужели и тогда тебе не будет жалко его, кто бы он ни был, хотя бы враг Церкви? Или у тебя сердце железное? Но в раю железо не нужно. Там нужны смирение и любовь Христова, которой всех жалко. Кто не любит врагов – в том нет Благодати Божией. Милостивый Господи, Духом Твоим Святым научи нас любить врагов и слезно молиться за них. О Господи, дай Духа Святого на землю, чтобы все народы познали Тебя и научились любви Твоей.
Преподобный Силуан Афонский
   Прежде всего следует определить, в чем заключается православная христианская вера и чем она является для каждого из нас. Но начать необходимо с эпизода жизни наших прародителей, наложившего отпечаток на всю последующую историю мироздания. Это грехопадение первых людей – Адама и Евы.
   Бог сотворил человека по Своему образу и подобию для бессмертия и вечного блаженства. Божественный промысел состоял в том, чтобы созданные Им люди царствовали над миром и, приближаясь к совершенству, все более и более узнавали своего Творца. Но произошла первая вселенская катастрофа, в прекрасный и гармоничный мир вошло разрушительное начало – зло. Дело в том, что Бог наделил Ангелов и людей разумом и свободной волей. В этом проявились Его любовь и уважение к Своим созданиям. Ведь наша верность и благодарность Создателю становится подлинной, лишь когда она свободна и осознанна.
   Один из верховных архангелов не смог смириться со славой и величием, подаренным Богом Адаму и Еве. Его гордость и желание встать выше всего творения стали причиной не только личного падения, но и зачатком зла и смерти на земле. Из светоносного Ангела он сделался первым противником Бога – сатаной. Он обольстил наших прародителей, пообещав им, что они сами сделаются подобными богам, если нарушат заповедь, данную Творцом. Единственный запрет, которым ограничил Господь свободу первых людей, была заповедь, запрещавшая есть плоды с находившегося в раю древа познания добра и зла. И эта заповедь, по искушению сатаны, была нарушена людьми. Гармония первозданного мира, основанная на духовной свободе и отсутствии зла, нарушилась, прародители утратили бессмертие, благодатный райский период истории человечества завершился, люди остались один на один с природой, которая уже больше не была им во всем послушна. Теперь окружающий мир, представляющий для человека постоянную опасность, приходилось осваивать через муки и болезни, да и сами люди, получившие навык зла, уже стали небезопасны друг для друга. С тех пор каждый из нас несет в себе семя первородного греха – природную склонность ко злу, хорошо заметную в том, что дурному человек учится скорее, чем доброму.
   После грехопадения первых людей действие зла в мире приумножалось. Отношения между людьми становились все более отчужденными, торговыми: «Ты мне – я тебе». Отчуждение происходило и в общении с Богом. Ведь чем больше отягощена неправдой совесть, тем тяжелее обращаться к Ведающему все мысли и желания. Память о любящем Творце стала постепенно стираться в сознании человечества, оставляя лишь муки совести и страх возмездия. И это ощущение духовной неустроенности, с одной стороны, и невозможность улучшить свою жизнь из-за поврежденности грехом, с другой стороны, привели человечество к взаимоотношениям с Богом по тому же торговому принципу: «Ты мне – я тебе». Жертвоприношения, как попытка умилостивления Бога, были основой дохристианской религиозной жизни практически у всех народов земли. Жертвы эти по своему характеру были абсолютно разными, но суть их оставалась одна. В сознании людей или целых народов они означали: «У Тебя, Боже, Своя жизнь, у меня своя, но, чтобы в моей жизни были счастье, здоровье и удача – вот Тебе, Боже, доля из моего достатка». Со временем появилось многобожие, ведь разных дел у человека всегда было много, и удобным показалось придумать простых и логичных богов-покровителей, в каждом деле своего, чтобы «договариваться» было проще.
   Но имело место и более глубокое понимание жертвоприношения. Жертва – как акт покаяния перед Творцом и дань благодарности Ему. Смерть вошла в мир после грехопадения, поэтому люди всегда ощущали четкую связь между грехом и смертью. Жертвоприношение свидетельствовало о нежелании умирать, то есть происходило символическое замещение – за грехи людей проливалась кровь, но чужая – кровь животного. Подобно тому как любящий отец говорит с малолетними детьми на уровне их восприятия мира, так же и Бог действовал в сознании человечества, утратившем ясность и цельность. Он благословлял и принимал такие жертвы.
   Глубокое переживание отчуждения от Бога существовало у многих народов, но более всех – у крохотной, по сравнению с другими, народности – у иудеев. И если Бог, как Отец, говорил со Своими малолетними детьми на доступном им языке, то иудейский народ был на тот момент старшим ребенком, с которым можно было говорить о чем-то большем, чем с другими. Иудеи сохранили память об Истинном Боге, их жертвоприношения были полны глубокого смысла, а главное – они знали всегда, что рано или поздно через их народ произойдет великое событие: придет Спаситель, Который вернет утерянное райское блаженство и восстановит этот падший, пораженный грехом мир. С этим народом Бог говорил через пророков, и пророки постепенно приоткрывали завесу тайны будущего Пришествия в мир Помазанника Божия[1], говорили о том, что Помазанник будет страдать, подобно кроткому ягненку, приносимому в жертву, и Его Кровь будет пролита во искупление грехов всего человечества[2]. Две тысячи лет назад это событие свершилось.
   Бог Вечен и Непознаваем. То есть Бог был всегда, Он не имеет ни начала, ни конца. Время и все законы, которым подчиняется вселенная, были созданы Им. И наш разум не в силах представить своего Великого Творца. Но мы знаем о Нем то, что Он Сам открыл нам о Себе. Бог приоткрыл человеку тайну Своего бытия: Он есть Святая Троица. Единый Бог по природе, но в Единой Сущности три лица, то есть Три Личности, пребывающие в единомыслии и любви: Отец, Сын и Святой Дух. Эта тайна единства Трех в Одном не легка для понимания. Тем более что наше внутреннее разделение грехопадением, когда даже желания спорят с разумом, не дает возможности понять вообще, что такое Единство. Иногда для образного примера приводится солнце. Его небесное тело, лучи его света и его тепло – явления, отдельные друг от друга, и в то же время все это есть единое солнце.
   Бог, безмерно любящий Свое создание, еще прежде основания мира приготовил спасение роду человеческому и возвращение его к первозданному райскому состоянию. Более того, Бог приготовил нам усыновление, а это значительно больше того, что знали первые люди в раю. Усыновление произошло через рождение среди людей, смерть и Воскресение Иисуса Христа. И здесь мы подходим к сердцевине христианства – к Личности Богочеловека Иисуса Христа, Спасителя и Помазанника, о Котором возвещали пророки и Пришествия Которого веками так напряженно ожидало человечество.
   Пророки приоткрыли не только тайну Великой Искупительной Жертвы Спасителя, но и то, что Его Пришествие в мир произойдет чудесным образом. Пророк Исаия предсказал, что Помазанник будет рожден Девой.[3]
   Многие христианские мыслители полагали, что одна из причин Рождества Спасителя именно в то время, а не в какое-либо другое, заключалась в личности Девы Марии. Ее душа была настолько светла, что Бог избрал Ее для Своего рождения в мире. Святой Дух сошел на Марию, таинственным образом внутри Нее произошло единение двух природ: Божественной и человеческой. Сын Божий стал и Сыном Человеческим, девять месяцев Дева Мария носила Его в Себе. Он родился в вифлеемской пещере. О том, что Рождество произойдет именно в Вифлееме, говорил пророк Михей.[4]
   Господь Иисус Христос проповедовал людям благую весть о спасении, Его Божественная сила и любовь проявлялись не только в словах, но и в исцелении больных и воскрешении мертвых. Но религиозные вожди еврейского народа так и не смогли принять Его. Дело в том, что в их представлении Помазанник должен был явиться могущественным и неуязвимым властителем, который сначала положит конец римскому владычеству в Палестине, а потом покорит все народы израильтянам. Такая вот всемирная справедливость и подчинение Истинному Богу, навязанные силой. Царство Божие они представляли именно так – очень по-земному. Но Сын Божий проповедовал совершенно другое. Он говорил о вере, милосердии, свободе, всепрощении и даже о любви к своим врагам. Он учил, что Царство Божие начинается внутри человека, к тому же Он обличал тех самых религиозных вождей в том, что их отношения с Богом носили искаженный характер. И конечно, они не смогли Ему этого простить. Они стали искать возможности убить Его. Сын Божий, пришедший спасти людей, был приговорен этими людьми к позорной смерти через распятие на кресте. Таким образом, Великая Жертва ради спасения человечества была совершена. Господь Иисус Христос взял на Себя грехи всего мира и ради их искупления принял страдания и смерть. Все жертвоприношения, совершавшиеся ранее, были лишь прообразом голгофского жертвоприношения. Этим Бог явил людям Свою любовь, показав, что ради нашего спасения Он готов идти до конца. И конечно же, смерть не могла поглотить Того, Кто оживотворил мироздание, поэтому в третий день Христос воскрес из мертвых. Своими страданиями и смертью Сын Божий омыл и искупил грехи людей, а Своим Воскресением Он восстановил единство человека с Богом, вновь открыв нам путь в райское блаженство.
   Перед тем как вознестись на Небо, Господь Иисус Христос основывает на земле Свою Церковь, Дух Святой сходит на нее, и с тех пор Церковь Христова – это Небо на земле, место, где человек приобщается к Богу и где Бог наполняет души людей Благодатью через совершающиеся в ней Святые Таинства.
   Божественная Благодать духовно укрепляет человека, освобождая от власти греха и постепенно готовя его душу к вечной блаженной жизни. После телесной смерти души любящих Бога восходят к Своему Творцу и Искупителю. Придет день, и тела всех когда-либо живших воскреснут, это произойдет во время Второго Пришествия Христова. День Всеобщего суда над миром и уже окончательной победы над дьяволом, грехом и смертью. После этой великой победы придет время обновленного мира, в котором уже вовсе не будет зла, несправедливости и смерти, а во всем будет царствовать любовь и совершенство. Это обязательно произойдет, потому что Совершенный Бог, Который Сам есть Любовь, всегда будет пребывать в этом обновленном мире вместе с людьми.

Церковь



   Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною по средством слова; чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна (Еф. 5: 25—26)
   До познания Бога человек доходит собственными слезами. Не то же ли самое в отношении церкви? В церковь надо иметь такую же веру, как в Бога….
   Веками наше сознание привыкло воспринимать церковь только как многокрасочный, пышный и великолепный обряд богослужения, которое так легко отстоять и после которого так легко снова войти в свои вековые дела, грехи и печали… И нас очень устраивало, что наше причисление к церкви так дешево нам духовно обходится. Так было до начала новой эпохи в церкви… Началась новая и, может быть, последняя эпоха церковной истории, которая все больше будет походить на первую… только через первохристианскую любовь мы поймем, что святость и человека, и церкви есть их устремленность к Богу в покаянии и любви.
С.И. Фудель
   Слово «церковь» мы слышим довольно часто, и при этом в совершенно разных значениях. Например, когда речь идет о церкви Покрова на Нерли, подразумевается особенное архитектурное сооружение. Если говорят о Русской Православной Церкви – представляется организация, имеющая свое вероучение, иерархию и структуру. Когда же у человека возникает потребность в Божественной поддержке – он знает, что следует пойти в церковь и совершить определенный обряд, и в этом случае он воспринимает ее уже как особое священное место, где хранится соответствующий опыт и работают смыслящие в нем люди. Так или иначе, во всех этих пониманиях выходит, что Церковь есть нечто для нас внешнее, хотя, возможно, и необходимое. Но в действительности Церковь не может быть для верующего христианина чем-то внешним, так как мы сами должны стать ее живой частью, если верим в Иисуса Христа. Создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее (Мф. 16: 18) – это сказал Он не о каком-то особенном священном месте или идейной организации, а – о нас, то есть о тех самых верующих в Него простых и грешных людях. Во время Своего земного служения Господь готовил самых обыкновенных рыбаков стать Святой Апостольской Церковью. В ночь перед крестными страданиями Иисус Христос завещает ученикам главное Таинство Церкви – Евхаристию[5] – с тех пор она совершается непрерывно. Причащение Тела и Крови Иисуса Христа через вкушение хлеба и вина – это не символическое действие или обряд, а реальное приобщение ко Христу, Его страданиям и Воскресению.
   Но даже после Воскресения и Вознесения Иисуса Христа апостолы, Богородица, жены-мироносицы и другие ученики оставались пока еще всего лишь любящими и верными Его последователями. Святой Церковью они стали лишь в день Пятидесятницы, когда Вознесшийся на Небо Сын Божий, через Отца, посылает на них Дух Святой. Тогда, укрепленные Благодатью, ученики начинают действовать и проповедовать уже дерзновенно, теперь в их словах и делах отчетливо проявляется Божественная Сила. Это вовсе не значит, что они автоматически стали безгрешными. Вовсе нет, просто теперь Дух Святой всегда пребывает с ними, Он ведет их, вразумляет, помогает преодолевать страхи и слабости. Апостолы совершали дело, завещанное им Христом, – утверждали Святую Церковь на грешной земле. Повсеместно воздвигали они христианские общины, и для духовного руководства этих общин апостолы рукополагали епископов. По сути, епископы становятся преемниками апостолов. Им из рук учеников Господних переходит служение духовного руководства в Церкви. Времена менялись: если в первый век христианства необычайно важным было именно распространение Благой Вести, что и исполняли апостолы своим служением, перемещаясь из города в город, то начиная со II века становилось необходимо взращивать основанные ими юные христианские общины. Теперь уже сами епископы становились учителями и предстоятелями Церкви, и, как прежде апостолы, они возлагали руки на новых ставленников, призывая на их служение Силу Святого Духа. Таким образом, через епископские рукоположения, апостольская преемственность сохраняется в Церкви Христовой до сегодняшнего дня.
   Так, до сегодняшнего дня в Церкви пребывает Святой Дух, ведь Он не только когда-то укреплял и вразумлял апостолов и великих святых, но и ныне содействует каждому верующему во Христа и желающему следовать за Ним. Ведь усыновивший человека Бог призывает нас в Свое Царство, но, пока мы находимся под властью грехов и страстей, это Царство для нас так и останется недостижимым, и своими силами с этой задачей мы никогда не справимся. Благодать Святого Духа, действующая в Церкви, очищает и преображает людей в зависимости от личной веры и усердия каждого, через совершающиеся в ней Таинства, и особенно через Таинство Евхаристии. Многие великие грешники в Церкви смогли вырасти в великих святых. Именно поэтому Церковь есть Небо на земле: Божественная Благодать Святого Духа, пребывающая в Церкви, уже здесь, на земле, соединяет человека со Христом для будущей вечной жизни. В Священном Писании часто о Церкви говорится образно – как о Невесте. И этот образ очень точный. Потому что только в Церкви мы законно обручаемся и посвящаем себя любящему нас Богу для Вечности. В Церкви посреди нас также всегда пребывает Ее Основатель и Глава – Иисус Христос. Он пообещал нам: Я с вами во все дни до скончания века (Мф. 28: 20). И еще Господь заповедовал нам любить друг друга и хранить единство. Все заповеди, данные человечеству Творцом, умещаются только в двух: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и ближнего своего, как самого себя. В Церкви христианин должен учиться побеждать в себе эгоизм и самолюбие ради бескорыстной любви к своему брату. А опыт показывает, что сделать это гораздо тяжелее, чем выдерживать многодневные посты и подолгу молиться. В ту же ночь, когда Господь установил Таинство Евхаристии, но только чуть раньше, Он сделал еще нечто из ряда вон выходящее – он препоясался, как слуга, и стал омывать ноги Своим ученикам. Так Он заповедал и нам служить друг другу. И если мы задумаемся: а кто такие этот святой Николай Чудотворец, Серафим Саровский, Матрона Московская? И зачем Богу нужно, чтобы они помогали нам? Да просто это те, кто и на земле служил Богу и людям в Церкви от всего сердца, у них была настоящая любовь, а настоящая любовь никогда не заканчивается. И конечно, переселившись в райские обители, любовь понуждает их продолжать дело служения своим ближним. Ведь Церковь – это не только Бог и мы – верующие люди, стремящиеся в Вечность, – это и те, кто уже достиг Вечности. Все мы – одна Церковь Христова, поэтому нам помогают Божия Матерь и святые, поэтому мы и молимся Богу о наших усопших ближних, поэтому мы должны учиться любить тех, кто рядом с нами. Таким образом, в первую очередь Церковь – это благодатный союз Бога и людей, и православным христианином можно быть только внутри этого союза. Замечательно сказал один священник: «Сначала Бог приходит к нам, касаясь нашего сердца, в нас зажигается огонек веры. Это Он нас позвал. А чтобы теперь и нам прийти к Богу и уже остаться навсегда с Ним, существует Церковь Христова».

Священное Писание



   Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен (2 Тим. 3: 16)
   Своим содержанием Библия сама свидетельствует о своем Божественном происхождении. Она открывает нам в величии и выполнении плана спасения весь ужас нашей греховности, всю глубину нашего падения… Библия – самое ценное сокровище, без которого я был бы в жалком положении. Все прочитанные мною книги не дали мне того утешения, какое дало Слово Божье в Библии: Если я и пойду посреди тени смертной, не устрашусь зла, ибо Ты – со мною (Пс. 22: 4).
Иммануил Кант
   Если внимательно всматриваться в окружающий мир, то рано или поздно понимаешь, что он чудесен сам по себе. Наша жизнь, способность мыслить, испытывать эмоции, созидать уже является настоящим чудом. К сожалению, обремененные нескончаемыми делами и проблемами, мы не можем позволить себе остановиться и подумать о серьезных вещах. Ритм нашей цивилизации не дает человеку остаться один на один с самим собой ни на минуту. Нам стал необходим постоянный развлекательный информационный фон: телевидение, радио, Интернет, периодика, что угодно, лишь бы не остаться наедине с тайной жизни и смерти.
   В Посланиях апостола Павла есть утверждение, что наш премудро устроенный мир – это откровение для каждого человека о премудром Творце, а совесть – естественный закон, вложенный Им в нас[6]. Философ Иммануил Кант мыслил так же: он говорил, что две вещи поражают его и напоминают о Боге: звездное небо и внутренний нравственный закон. Другой философ, наш соотечественник Николай Бердяев замечательно сказал, что этот внутренний закон – совесть – есть та глубина личности, где человек соприкасается с Богом.
   И наш внутренний богатый мир, и внешний мир, поражающий своей разумностью, – все это служит свидетельством о Мудром Создателе. Иногда то, что мы видим и чувствуем, становится для нас естественным откровением о Творце мира и человека. Но есть и сверхъестественное откровение, которое, впрочем, приходит в нашу жизнь привычным путем – через книги. Речь идет о Священном Писании или, говоря иначе, о Библии, что в переводе с греческого и означает «Книги». На ее страницах собрано и записано главное из того, что Сам Бог непосредственно говорил когда-либо человечеству через озаренных Святым Духом людей.
   Библия делится на две части – Ветхий и Новый Завет. Славянское слово «Завет» сочетает в себе два понятия: «завещание» и «договор», то есть то, что Бог утверждает для человека как путь и условия пути к Вечной Жизни. Ветхий Завет раскрывает протяженный и исполненный драматизма период отношений между Богом и человеком от сотворения мира и грехопадения первых людей до времен, предшествующих Рождеству Спасителя Иисуса Христа. Новый Завет[7] – это радостная весть о начале спасения мира от греха и смерти, то есть о Пришествии в мир Бога, об искуплении Им человечества, об основании Церкви Христовой на земле, а также пророчество о Втором Пришествии Христовом, о всеобщем воскресении, Суде и об обновленном благодатном мире, в котором уже не будет места ни злу, ни страданиям, ни смерти.
   Ветхий Завет раскрывается и понимается посредством того, что было возвещено людям в Новом, так как весь он исполнен ожидания и прообразов Пришествия в мир Спасителя. Поэтому чтение Библии следует начинать с Нового Завета, а именно с его сердцевины – Евангелия. Четыре свидетеля и ученика Иисуса Христа оставили четыре Евангелия, в чем-то абсолютно согласных между собой, а в чем-то значительно дополняющих друг друга[8]. Слово «Евангелие» переводится с греческого языка как «Благая Весть». В Евангелиях ученики Господа не только оставили историческое описание Рождества, проповеди, смерти и Воскресения Иисуса Христа, но, самое главное, они передали нам Его уникальный Образ. Священное Писание писали люди, но через них звучит голос Святого Духа, обращенный к каждому из нас. В Евангелии к каждому человеку обращается Сам Спаситель Господь Иисус Христос – Бог, ставший человеком ради нашего спасения, омывший Своей Кровью наши грехи и Своим Воскресением восстановивший утраченное единство людей с Богом, открывший путь в Вечную Радость пребывания с Ним.
   Помимо четырех Евангелий ученики и последователи Христа, именуемые апостолами, оставили нам свои послания. В этих посланиях излагаются основы христианской жизни. Один из апостолов – его имя Лука – написал книгу «Деяния», в ней повествуется об основании Господом Церкви и о самоотверженной проповеди Его последователей. А ближайший ученик Иисуса – апостол Иоанн Богослов – пророчески изложил события последних времен и Второго Пришествия Христова в книге «Апокалипсис» (Откровение – греч.).
   Часто от наших братьев – протестантов[9] можно услышать критику в адрес православных, что мы мало знакомы со
   Священным Писанием. Этот упрек тем обиднее, что часто он абсолютно обоснован. Новый Завет нужно не просто знать – им нужно жить и дышать. Постоянно оценивать в свете евангельской истины все наши мысли и поступки, стараясь подражать хоть в чем-то Возлюбившему нас Христу, вникать в Его слова, следовать за Ним. В любой книжной лавке при храме, да сейчас, пожалуй, и во многих книжных магазинах можно найти издания целой Библии, отдельно Нового Завета и, конечно, Евангелие. Существует множество толкований и бесед по Священному Писанию как древних авторов, так и современных. Такие комментарии особенно необходимы для понимания книг Ветхого Завета и новозаветного Апокалипсиса, так как их содержание передается в пророческих образах и иносказаниях. И конечно, Священное Писание нужно прочитать не однажды, так как каждое обращение к тексту Писания, и в особенности Евангелия, – это новая встреча с Богом, и каждый раз человек, читая, может открывать в Писании все новые и новые грани богооткровенной истины.

Священное Предание



   Итак, братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом или посланием нашим. Сам же Господь наш Иисус Христос и Бог и Отец наш, возлюбивший нас и давший утешение вечное и надежду благую во благодати, да утешит ваши сердца и да утвердит вас во всяком слове и деле благом (2 Фес. 2: 15—17)
   Когда мы говорим о Священном Предании, мы должны говорить о не угасающем в веках свете Духа Святого, ведущего Церковь. Предание есть не записанное в Писании водительство Богом Церкви. Предание есть передавание, передача из рода в род великой святыни Христовой веры и христианской жизни.
С. И. Фудель
   Предание – это не только духовный опыт и наследие, но и сама жизнь Церкви Христовой. Изначально предание было устным. Апостолы, получившие Дар Святого Духа, проповедовали Благую Весть о Христе, рассказывая людям о Его Рождестве, Страданиях и Воскресении, передавали другим все, чему Господь учил их самих. Руками апостолов Бог совершал исцеления и чудеса. Они крестили людей, основывая повсюду христианские общины, рукополагали епископов и диаконов. Евхаристия, или преломление хлеба – главное Таинство Единства Церкви, установленное Самим Господом Иисусом Христом, – совершалась повсеместно, повсюду возносились молитвы.
   Церковь увеличивалась, несмотря на гонения со стороны язычников. Возникла потребность в письменном свидетельстве о Христе и в посланиях к некоторым общинам. Апостолы, ученики Господни и свидетели Его Воскресения, пишут послания и Евангелия. Приблизительно в это же время проходит Первый апостольский собор[10], на котором устанавливаются основы существования расширяющейся Церкви и вырабатываются ответы на спорные вопросы. По установленной апостолами традиции, соборы становятся законодательным органом Церкви – не единоличным, а братским. Каждый из епископов, съезжавшихся на собор, представлял свой город, свою общину, и вместе они вырабатывали общие правила для всей Церкви. На таких соборах, в период с третьего по седьмой век, Церковью был утвержден состав Священного Писания Нового Завета.
   Авторитет апостолов в Церкви всегда был непререкаем, их Евангелия и послания были известны во всех Церквях. Но уже в то время существовало и множество других авторитетных письменных поучений, принадлежавших ближайшим ученикам самих апостолов, епископам, мученикам и апологетам. В дальнейшем появляются новые постановления соборов и письменные творения великих учителей Церкви, формируется христианское богослужение. Церковь Христова, родившаяся в маленькой провинции Римской империи – Иудее, пройдя триста лет гонений и притеснений, вышла из катакомб, став официальной религией Рима, чтобы далее распространяться по всему миру, создавая опыт богослужения, молитвы и духовной жизни. Но основой Предания Церкви всегда был и остается Новый Завет, письменное свидетельство апостолов о Господе Иисусе Христе.

Храм



   А я, по множеству милости Твоей, войду в дом Твой, поклонюсь святому храму Твоему в страхе Твоем. Господи! путеводи меня в правде Твоей, ради врагов моих; уровняй предо мною путь Твой (Пс. 5: 8–9)
   Храм и Богослужение есть олицетворение, осуществление всего христианства: тут в словах, в лицах и действиях возвещается все домостроительство нашего спасения, вся священная и церковная история, вся благость, премудрость, верность и неизменяемость Божия
Св. Иоанн Кронштадтский
   Каждому, наверное, хоть раз в жизни удавалось почувствовать ту особую атмосферу, которая свойственна христианскому храму, атмосферу какого-то неземного спокойствия, царящего в его стенах. Это невозможно почувствовать, если просто забежать туда, чтобы поставить свечку и скорее устремиться к своим бесконечным делам. Нет. В этом случае посещение храма так и останется одной из многочисленных забот в мелькающем калейдоскопе наших земных дней. Не худшей заботой, но такой же земной, как и прочие. Чтобы ощутить неземное в храме, надо как минимум остановиться и постоять немного в тишине, и даже если сразу не получится помолиться, то можно сначала, отбившись от роя назойливых мыслей, постараться настроиться на безмолвие.
   Как-то один мудрый старец показал своим ученикам притчу. Он влил воду в чашу и сказал:
   – Смотрите на воду. Что видите?
   Но вода была мутная, в ней ничего не было видно. Спустя немного времени он снова обратился к ученикам:
   – Смотрите теперь, что видите?
   – Ничего не видим. Воду.
   – Правильно. Воду.
   Вода отстоялась и стала прозрачной, вся грязь, наполнявшая ее, теперь осела на дне.
   Человеку необходимо научиться успокаиваться для ясности ума и сердца, чтобы почувствовать нечто очень важное внутри храмового пространства и внутри себя самого. Но что же должен ощутить человек? Какую-то особую энергетику, которой надо подпитываться, находясь в святом месте? Конечно же нет. Такое представление, хоть и широко распространено, тем не менее с апостольским православным учением не имеет ничего общего. Чтобы ответить на наш вопрос, можно обратиться к истории, рассказанной митрополитом Антонием Сурожским, – его еще при жизни многие называли апостолом современности. Он вспоминал об одном уже не молодом атеисте, по долгу своей работы зашедшем в храм, причем этот человек даже и не собирался что-либо там найти.
   «Он пришел до того, как вечерняя служба закончилась, – рассказывал владыка Антоний, – в нетерпении расположился со своей посылкой на скамейке у выхода. И тут сним нечто произошло, потому что после того, как он передал посылку и все ушли, я обходил церковь и обнаружил, что он все еще сидит у выхода. Я осторожно заметил: «Настало время расходиться по домам». Он сказал: «Нет, сначала вы должны мне объяснить: что здесь происходит? Что на меня нашло, что повлияло на меня? Я неверующий, я уверен, Бога нет, но все-таки здесь нечто происходило. Что это было: мерцание свечей? заунывное пение вашего хора? покой, какого не встретишь на улице?» Я пожал плечами и ответил ему: «Я бы сказал, это – Божие присутствие, но, если вы уверены, что Бога нет, вам придется поискать другое объяснение». Он сказал: «Да, но я хочу прийти сюда, когда в церкви никого не будет и на меня не сможет подействовать коллективная истерия ваших прихожан. И вы тоже уйдите: я не хочу, чтобы на меня влияло ваше присутствие». Я согласился: «Хорошо, приходите».
   Он приходил несколько раз, подолгу сидел и однажды сказал мне: «Знаете, когда здесь никого нет и вас тоже нет, в этой церкви все равно остается нечто, с чем я не встречался, не находил больше нигде. Предположим, это – Бог, Который здесь живет, и в Его присутствии людям хорошо, спокойно, уютно, они испытывают друг к другу добрые чувства. Что из того? Вы дали Ему жилище, Он здесь удобно устроился, Он гостеприимно вас встречает, когда вы приходите, но что дальше?» Я ответил: «Не знаю, приходите еще и выясняйте». Он продолжал приходить и однажды сказал мне: «Знаете, я заметил вот какую вещь: когда люди приходят в церковь, на их лицах – забота, в их поведении – напряженность, но уходят они успокоенные. Чувствуется: они в мире с самими собой и друг с другом. И есть еще одна вещь, которую я просто не могу понять. Люди, которые подходят на утренней службе к ступеням вон там впереди и получают что-то из чаши ложкой, подходят с одним выражением, а когда они идут обратно, их лица совершенно меняются, в них появляется свет, в их глазах свет. Поэтому ваш Бог, должно быть, не только Хозяин этого здания, Он – активный Бог, Он что-то делает с людьми, и я хотел бы, чтобы кто-то сделал это и для меня». Я сказал: «Да, но что вы собираетесь делать дальше?» – «Я хочу, чтобы вы со мной поговорили и объяснили мне то, чего я не понимаю или не знаю». И какое-то время он регулярно приходил, потом стал посещать службы, спокойно и тихо стоял и однажды сказал мне: «Теперь я знаю: Бог, ваш Бог – это активный Бог, Который меняет людей. Мне тоже нужно измениться. Можно мне креститься?»[11]
   То есть в храме ощущается не только присутствие Бога на земле, но и Его благодатное действие на человека, и упоминаемый нами атеист, почувствовав это, стал христианином. От человека здесь тоже требуется активность. Храм – это центр жизни для христианской общины. Здесь соединяется Божественное, Небесное и Земное через главное Таинство Церкви – Евхаристию. Это Таинство, которое заповедовал совершать Своим последователям Воплотившийся Сын Божий – Господь Иисус Христос. Через Евхаристию и другие Таинства Церкви человек приобщается к Святой Троице, и Божественная Благодать врачует его искаженную грехом природу.
   Храм Божий существовал и до Пришествия Христа, он находился в Иерусалиме, в столице Иудеи, чей народ хранил память о Творце мира. В этом народе Господь воздвигал пророков, через них Он говорил людям о том, что в мир должен прийти Спаситель. Через пророков народ получал заповеди и законы. И устройство Иерусалимского храма также имело в себе пророческий духовный смысл. Жертвоприношения совершались исключительно там, и нигде больше. В момент крестной смерти Спасителя произошло несколько больших знамений, одним из которых был разрыв завесы Иерусалимского храма. Эта завеса была очень важным символическим элементом – ею закрывалась и отделялась главная священная часть храма – Святая Святых (См.: Исх. 26: 33; Пар. 3: 14). Святая Святых была образом закрытой для людей Небесной Божественной Славы, туда мог входить лишь единственный раз в году первосвященник – он вносил кровь жертвенного животного в очищение грехов народа. Это действие было главным указанием на будущую крестную жертву Господа Иисуса Христа, на пролитую Им на Голгофе Кровь, через которую произошло не только примирение людей с Богом и прощение их грехов, но и усыновление человека, и вхождение его в райские чертоги. Таким образом, разрыв церковной завесы, произошедший в момент крестной смерти Сына Божия, был знамением о прекращении отчуждения людей от Бога, и еще разрыв свидетельствовал о том, что жертвоприношения Иерусалимского храма с этой минуты утратили свое значение, так как уже совершилось то, на что они пророчески указывали.
   Теперь центр богообщения был в Церкви Христовой, там, где совершалась Бескровная Жертва – Таинство Евхаристии, через которое верующие сочетались с Богом. Первые три столетия Церковь была гонима языческим миром. Христиан преследовали, предавали на мучения, но ничто не могло препятствовать действующему в Церкви Христовой Святому Духу. Все новые и новые народы принимали спасительное благовестие. Повсюду возникали христианские общины, в которых совершалось Таинство Нового Завета, заповеданное Спасителем. Оно происходило тайно, чаще всего в местах погребения мучеников, пострадавших за Христа, – их Церковь особенно почитала с самых первых лет своего существования. В 313 году римский император Константин Великий миланским эдиктом запрещает всякие преследования по религиозному признаку. В дальнейшем он сам принимает святое крещение, и со временем христианство становится официальной религией империи.
   В этот период начинается формирование облика христианского храма, дома Божия, где христиане собираются вместе для молитвы, богослужения и, конечно, для самого главного – Евхаристии. Пространство храмов Христианской Православной Церкви гармонично совместило в себе как важные элементы ветхозаветного Иерусалимского храма, так и все заложенные апостолами основы, необходимые для благодатного новозаветного богослужения.
   Итак, вы входите в православный храм. Он имеет трехчастное деление: притвор, основную часть и алтарь. Чтобы лучше понять устройство, начать следует с главного – с алтаря. Он ориентирован на восток и практически всегда бывает отделен от основной части храма иконостасом – перегородкой из одного или нескольких рядов икон с красивыми двустворчатыми воротами посередине. Они называются Царскими вратами, их открывают в определенное время, и через них могут проходить священнослужители только в установленные богослужением моменты. В остальных случаях заходят в алтарь или выходят из него дьяконскими дверьми – это небольшие проходы в боковых частях иконостаса. Иконостас – один из наиболее поздних элементов внутреннего убранства храма, он начинает появляться только ближе к десятому веку, до этого времени его функцию выполняла невысокая перегородка, отделяющая алтарное пространство от основной части. В алтарь заходили только те, чье присутствие было в нем необходимо.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

   В 1054 году произошел разрыв между Римской Западной Церковью и остальными Христианскими Церквями Востока. Причин было много, но основные из них – сомнительные новшества, возникшие в вероучении Рима. В дальнейшем, в 1517 году, и внутри самого католичества возник серьезный раскол, именуемый Реформацией. Восставшие против искажений христианского учения (отчасти тех же искажений, что смутили Восточные Церкви пятьсот лет назад) назывались протестантами. Но протестанты, к сожалению, пошли радикальным путем – отметая все, кроме Священного Писания. Таким образом, вместе с искажениями католичества, они отказались и от апостольского предания и драгоценного опыта, накопленного столетиями Римской Церковью.

10

11

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →