Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Основное отличие церкви от часовни — наличие алтаря.

Еще   [X]

 0 

Русь между Югом, Востоком и Западом (Миронов Владимир)

Данная книга продолжает уникальную серию «История русской и мировой культуры».

Год издания: 2009

Цена: 99.9 руб.



С книгой «Русь между Югом, Востоком и Западом» также читают:

Предпросмотр книги «Русь между Югом, Востоком и Западом»

Русь между Югом, Востоком и Западом

   Данная книга продолжает уникальную серию «История русской и мировой культуры».
   В книге В.Б. Миронова и С.А. Голубева «Русь между Югом, Востоком и Западом» рассматривается формирование Древнерусского государства, являвшегося плодом многовековых усилий множества народов, населявших огромный евразийский массив. История выработала удивительную жизнестойкость и приспособляемость типа, утвердившегося на территории Древнерусского государства, сделала его чрезвычайно восприимчивым к различным культурам, и в то же время несгибаемым и непобедимым. Находясь на перекрестке путей, соединивших Запад и Восток, России судьбой суждено было стать координатором мировой цивилизации.


Владимир Миронов, Сергей Голубев Битвы цивилизаций Книга II. Русь между югом, востоком и западом

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Н. Полевой

   В первой части книги внимание преимущественно было уделено Западу, представшему в образах Древней Греции и Древнего Рима. Вторая часть книги посвящена судьбам Руси и Российского государства, а также народов, населяющих земли огромного евразийского континента, их роли в судьбах мира. Мы рассматриваем историю России как часть единой картины человечества, написанной гениальнейшим коллективным художником. Академик Д.С. Лихачев, говоря о русских летописях, изволил заметить: «Летопись фиксирует лишь часть событий, создавая впечатление необъятности исторического движения. Летопись не замыкается в одном сюжете (например, в рассказе о войне или битве, биографии князя и т. п.). Тема повествования летописи – история княжества, русская история в ее целом. Но и русская история в летописи не замкнута, а связана своим началом с историей «всемирной» в ее средневековом понимании. Всемирная история обычно предваряет собой в летописях русскую историю. В начале многих русских летописей идут сокращения из хроник и хронографов. Вырывая из общего потока многочисленных событий то тот, то иной факт и фиксируя его в своих записях, летопись создает впечатление неохватного обилия событий человеческой истории, ее непостижимости, ее величия и бого-направляемости». Можно ли охватить всю историю? В.Н. Татищев писал: «Посему можно кратко сказать, что никакой человек, ни одно поселение, промысл, наука, ни какое-либо правительство, а тем более один человек сам по себе, без знания оной (истории) совершенен, мудр и полезен быть не может». Сегодняшние темпы развития, характер изменений в положении стран и народов, перемены, идущие на планете, наконец, возможности развития личности и общества настолько масштабны и революционны, а в ряде случаев порой тревожны и губительны, что нельзя оставаться равнодушными созерцателями происходящего. Сегодня центры мира – экономические, энергетические, интеллектуальные, культурные, силовые – меняют места расположения, сдвигаются в Азию и в Россию. Последствия этих перемен предугадать трудно. Напомним, что переселение народов привело сначала к делению Римской империи на части, а потом и к ее гибели. Сегодня, когда делается попытка силой сформировать новый облик планеты, подвластной одной стране, трудно избавиться от ощущения, что мир – это арена зверей, на которой «одно пожирает другое» (А. Шопенгауэр).


   Преподобный Нестор Летописец

   История Запада, его цивилизация при всем ее богатстве является только частью истории человечества, важной и значимой, но все же только частью… К. Ясперс в «Смысле и назначении истории» прав, говоря о параллельном характере процесса истории, но при этом он ошибочно считал, что с Европой «следует сопоставлять Китай и Индию, но не Азию в целом как географическое понятие». Еще более спорен его тезис о том, что «напрасно делались попытки охватить ход истории в целом». Велика и необъятна мировая история. Охватить весь ее ход вряд ли возможно из-за огромного числа событий и фактов, ограниченности и слабости человеческих знаний, каковые присущи отдельному уму или пусть даже коллективу единомышленников, если таковой найдется, но время настоятельно требует осуществления подобной дерзновенной попытки умами ведущих ученых. Предстоит выбрать из обилия событий и фактов ключевые точки истории, позволяющие дать широкую панораму умственного, военного, экономического и культурного развития стран и народов. Придется в той или иной мере выступить в роли новых летописцев. Возможно, тем самым удастся дать молодым поколениям, что порой несутся по опасному и бурному морю бытия без руля и ветрил, более надежный компас.


   Богоматерь
   Представители старой русской культуры работали основательнее, «пахали» глубже, имея более весомый культурный багаж, обладали большей степенью свобод. Не считая себя «гражданами мира», они всесторонне, основательно изучали историю и культуры народов. Любовь к истине позволяла им и при наличии явных пристрастий быть объективными, видеть дальше и лучше. «Прошедшее нужно знать не потому, что оно прошло, а потому, что, уходя, не умело убрать своих последствий» (В.О. Ключевский). И прекрасно, что не успело. И все же повторять азы прошлого – не наша задача. Наша забота – настоящее, но еще в большей степени будущее. «Настоящее чревато будущим и обременено прошедшим» (К. Лейбниц). А чтобы будущий плод явился на свет, надо помнить о прошлом. Ведь возможны новые ошибки, которые могут произойти в силу незнания или недооценки событий прошлого. Жизнь не стоит на месте. На первый взгляд, развитие мира носит хаотичный, неконтролируемый характер. Процесс идет параллельно, независимо, в разных временных плоскостях. Средства существования скудны и ограничены, и народы вынуждены за них сражаться и конкурировать. Причем подчеркнем: это соперничество носило и носит не только торговый, но и военный характер. И хотя «мечом не доказывают истины» (А.С. Хомяков), но все ведущие державы и народы, как мы показали, веками жили за счет побед, захватов, колонизаций. Менялись объекты, территории, предметы и субъекты соперничества и конкуренции. Однако в любом случае успех или поражение в этом извечном споре приносили такие свойства, как ум, энергия, сила народов, и способности их правящих элит, т. е. руководителей государств… Правда, по мере взросления народов, развития образования, знаний, экономик, наук народы чаще взаимодействуют, чем воюют. По мере развития соперники находят и другие области конкуренции и соперничества. Но это имеет место только в относительно спокойные эпохи, что довольно редкое явление в истории.
   Там, где был сильный строй, где у власти сильные особи, там роды и племена выживали. Таков lex natura (лат. – закон природы). Это и lex inertia (лат. – закон инерции). Прошлое не исчезло, нет. Греция и Рим не отжили, просто они передали эстафету свершений иным странам и поколениям. Мы многое почерпнули и почерпнем у умной, умелой Европы или Америки, готовы быть участниками их трудов и разумных проектов, но усыновления не надобно. Что мы – люди без роду, без племени, сироты казанские при живых родителях?! Целесообразно ли это? Европа и США – важный культурный мир, но Россия представляет и культурную Азию. В.О. Ключевский точно определил место России, сказав: «Столько Азии в Европейской России. Исторически Россия, конечно, не Азия, но географически она не совсем и Европа. Это переходная страна, посредница между двумя мирами. Культура неразрывно связала ее с Европой; но природа положила на нее особенности и влияния, которые всегда влекли ее к Азии или в нее влекли Азию». В «Курсе русской истории» он назвал главными предметами курса – государство и народность. Народ у него предстает как «историческая личность»: «Значение народа как исторической личности заключается в его историческом призвании, а это призвание выражается в том мировом положении, какое он создает себе своими усилиями, и в той идее, какую он стремится осуществить своею деятельностью в этом положении. Свою роль на мировой арене он выполняет теми силами, какие успел развить в себе своим историческим воспитанием. Только историческим изучением проверяется ход этого воспитания. История народа, научно воспроизведенная, становится приходно-расходной его книгой, по которой подсчитываются недочеты и передержки его прошлого. Прямое дело ближайшего будущего – сократить передержки и пополнить недоимки, восстановить равновесие народных задач и средств. Нам, русским, понимать это нужнее, чем кому-либо. Вековыми усилиями и жертвами Россия образовала государство, подобного которому по составу, размерам и мировому положению не видим со времен падения Римской империи. Но народ, создавший это государство, по своим духовным и материальным средствам еще не стоит в первом ряду среди других европейских народов. По неблагоприятным историческим условиям его внутренний рост не шел в уровень с его международным положением, даже по временам задерживался этим положением. Мы еще не начинали жить в полную меру своих народных сил.» Верно, «в полную меру» не начинали. Все то, что было неблагоприятного в нашей истории и судьбе, с лихвой компенсируется тем, что судьбе было угодно поместить Русь среди великих цивилизаций, культур и народов, и вдобавок на шестой части земной суши. Мы в обрамлении редких сокровищ и великих культур. За что благосклонно к Руси небо? За что такая честь? Здесь придется обратиться к страницам прошлого, к моменту появления скифов, к их взаимодействию с греческой цивилизацией, одной из самых развитых и наиболее просвещенных в ту далекую эру.


   В.О. Ключевский

   Интерес к плодородным скифским землям проявился в процессе греческой колонизации. Некогда в Причерноморье встретились греки-поселенцы и народ скифов, вытеснивший киммерийцев. На берегах Черного моря («Негостеприимного») возникли многочисленные греческие колонии (Борисфен, Пантикапей, Херсо-нес, Ольвия). Скифы не противились созданию колоний, вступая с греками в активный контакт. Возможность наладить торговлю привлекательна для всех. Черное море стали называть «Гостеприимным». В погребениях Северного Причерноморья находят предметы прикладного искусства греков (керамические вазы, сосуды с рельефами, великолепные филигранные украшения из драгоценных металлов, богатое оружие с чеканкой, многое другое), прекрасные статуи, рельефы, принадлежащие, как полагают, мастерам школы прославленных скульпторов V в. до н. э., Фидию и Праксителю (голова бога из Оль-вии, статуя Диониса из Пантикапея), найдены оригиналы великого Скопаса (голова Геракла из Пантикапея, голова бога из Ольвии). В прошлом колонию Ольвия украшали произведения знаменитых афинских скульпторов, Праксителя и Стратонида, в Херсонесе был прекрасный алтарь, исполненный Поликратом. Изваянные греками стелы обнаружены и на Тамани. Одним словом, побережье Черного моря – культурный плацдарм древнегреческой цивилизации.
   Говоря о культурном влиянии древних цивилизаций на наших предков, мы не можем ограничиваться Грецией, Римом или Византией. Культуры Китая, Кореи, Японии, Индии, Центральной Азии также оставляли заметнейший след на планете. Заметим, что в Азии и Евразии возникли древнейшие индоарийские образования. Как полагают иные ученые, предки индоевропейцев обосновались на севере Восточной Европы, на Русском Севере. Подтверждение тому – общие для древних индоевропейцев космогонии, что впоследствии преломились в древнеиранском Йиме, в древнескандинавском Имире и в древнерусском Волоте Имире (Владимире). Владимир стал известен как Красное Солнышко (калька с представлений древних арийцев о Красносолнечном Боге Сурье). Общее происхождение имеют и такие культуры, как ячмень, полба, просо, что были основой питания индоевропейцев, проникнув в страны Передней Азии, Китай, Индию (о чем сказано в Риг-веде). То, что находят общие культурные следы в истории, симптоматично.


   Развалины Херсонеса

   Россия всегда испытывала на себе влияние Востока, будучи в большей степени сферой притяжения не только европейской части континента, но и всего азиатского полушария. А.С. Хомяков был тысячекратно прав, когда в одном из писем решительным образом возражал П. Чаадаеву: «Русские же, при крепком своем сложении, умеренной жизнию могут достигнуть до маститых веков существования, предназначенного народам. Положение наше ограничено влиянием всех четырех частей света, и мы – ничто (скорее, «Нечто» вопреки Чаадаеву. – В.М.), как говорит сочинитель «Философического письма», но мы – центр в человечестве европейского полушария, море, в которое стекаются все понятия. Когда оно переполнится истинами частными, тогда потопит свои берега истиной общей. Вот, кажется мне, (таково) то таинственное предназначение России, о котором беспокоится сочинитель статьи «Философическое письмо». Вот причина разнородности понятий в нашем царстве. И пусть вливаются в наш сосуд общие понятия человечества – в этом сосуде есть древний русский элемент, который предохранит нас от порчи».

   А.С. Хомяков
   А.С. Хомяков писал: «Мы все заботимся только о том, чтоб следить, догонять Ев ропу». Но вот мы спрашиваем наших мудрецов: «Наши мудрецы! Кто за нас думает? Смотрите только на Запад, вы ничего не увидите на Востоке, смотрите беспрестанно на небо, вы ничего не заметите на земле». Сегодня часто вспоминают А. Хомякова и его «Семирамиду». Царица Вавилона Семирамида, прославившаяся постройкой знаменитых «висячих садов», как полагает опирающийся на старинные легенды Хомяков, происходила из Бактрии. Для Хомякова в образе Семирамиды соединились два творческих начала, доминанты всей мировой истории – иранское и кушитское. Одно духовное, светлое, связанное с горним миром, несущее порядок, другое – связанное с дольним миром, материальное, темное, несущее хаос. «Иран-ство, – писал Хомяков, – всегда восстановлялось частными усилиями великих умов; кушитство вкрадывалось от беспрестанного действия времени и народных масс. Очевидна сравнительная слабость иранского учения в его борьбе с примесью кушитской стихии. Иранство, вечно забываемое, вечно требовало возобновления; кушитство никогда не могло упадать и искажаться, ибо в нем заключалось крайнее искажение человеческой природы». Нам предлагают идти стопами Александра Македонского: «Легенда об основании Булгара Александром является одним из частных свидетельств утверждения метаистори-ческого пространства Александра на территории Степи и собственно России. Иначе говоря, прошлое и современное пространство России невидимыми узами втягиваются в макромир Средиземноморья» (Ш. Шукуров, Р. Шукуров).


   Тюркские народы стали хозяйничать в степях Южной России с VI века, подчинив все народы Юга России

   Вряд ли пример Александра подойдет России… Для России куда важнее Азия, где находятся центры древнейших цивилизаций. Сильное государство Саманидов дало толчок развитию производительных сил в Средней Азии или, скажем, в Туркменистане. В старой дельте Мургаба находилась прародина древнейшей мировой религии – зороастризма. Евразийский элемент не только принял активное участие в Великом переселении народов, он внес определяющий вклад в их объединение да и в культурное развитие. Важной его частью были и древние тюрки, которые, как и гунны, многое сделали для формирования евразийской культуры. Л.Н. Гумилев писал: имя «тюрк» распространилось на пол-Азии, хотя многие народы Азии никогда не входили в их число и даже были их злейшими врагами. На Алтае пришельцы-монголы смешались с местными племенами и образовали новый народ – тюркюты (тюрки). Во главе их стоял военный вождь – rex или basileus. Война и организация жизни военных предприятий были регулярными функциями народной жизни тюрка. Границы Тюркского каганата смыкались на западе с Византией, на юге – с Персией и Индией, на востоке – с Китаем. Его возникновение – важный момент в истории человечества, ибо тюрки были мировым посредником, что сблизил, хотя еще и не соединил народы Востока и Запада. Сближению этносов способствовала и экономика. С VI в. китайцы должны были считаться «с ценами на константинопольском рынке, а византийцы – подсчитывать число копейщиков китайского царя». Кочевники Великой степи играли в истории и культуре человечества не меньшую роль, чем европейцы и китайцы, египтяне и персы, Греция и Рим.


   Новый Ашгабад


   «Газпром-Сити» в Ашгабаде (проект, предложенный Президентом Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедовым)

   Существенен вклад и народов Казахстана, Туркменистана, Узбекистана, Монголии, Булгарии и др. В «Рухнаме» президент Сапармурат Ниязов писал: «Две с половиной тысячи лет назад Заратустра, вышедший из страны Маргуш, проник в этот мир». В 2006 г. раскопки в этих местах привели к открытию монументального храмового здания. По данным археологов, эти храмы относятся к III–II вв. до н. э. Тут располагалась могущественная Парфянская империя, соперничавшая с Римом, со столицей в Старой Нисе, названной по имени царя Митридата I (171–138 гг. до н. э.) – Митридаткерт. Тут и поныне находят шедевры парфянской живописи. В наши дни здесь, словно волшебный замок, поднялся белоснежно-мраморный Ашхабад.
   Разумеется, понятие «Евразия», как и понятие «Древний Восток», является «условным культурно-историческим термином» (Б.А. Тураев). Оно обозначает страны цивилизаций к востоку от Днестра, если даже не еще далее – от Дуная и Вислы. Поэтому творения великой культуры Евразии встречают все больший интерес не только у ученых России, но и у ученых Центральной Азии, Китая, Индии и Запада. Литература по этой теме необъятна.
   У искусства степей свое видение мира, образность и пластика. В отличие от искусств оседлых культур искусству кочевника было присуще главенство пространства над временем. Если время боится пирамид в Африке, то в Азии время, скорее, подчинено пространству. Мы, евразийцы, дети лесов и степей, ловим из глубин тысячелетий пьянящий запах свободы, ароматы походов, боев, зов веков. Он неудержимо манит нас.
   Монументальная архитектура, письменность, другие детали культуры существовали не в безвоздушном пространстве. Храмы и дворцы украшали городские центры, в городах были сосредоточены и образованные кадры первых цивилизаций. Сама же этимология понятия «цивилизация» восходит к делам гражданской, городской общины. В.М. Массон писал: «Для мифологического мышления, особенно в период, лежащий на перепутье различных социально-экономических систем, когда рушились милые сердцу общинника правопорядки первобытного демократизма, характерно стремление представить развитие человечества как своего рода нисхождение от лучшего к худшему. Наиболее ярко в этом отношении построение Гесиода, согласно которому вся история человечества разделяется на пять веков – наиболее древний, золотой, сменившийся затем последовательно веками серебряным, медным, героическим и железным. По представлению Гесиода, это была своего рода эволюция с обратным знаком, когда люди постепенно морально разлагались, развращались и становились все хуже и хуже. С развитием сциентистского мышления Эллады эта пессимистическая ретроспекция сменяется системами, построенными по принципу прямой эволюции. Подобный взгляд на естественное развитие человечества изложен уже у Эсхила в «Прикованном Прометее», хотя его концепции там придана опоэтизированная и в определенной степени мифологическая форма. В данном случае традиционная концепция историко-культурного развития насыщена философским содержанием, и при этом творцом решающих перемен является культурный герой, божественный по своему происхождению. Здесь прослежен путь развития от первобытного примитивизма к ремеслам и наукам, которым Прометей обучил род человеческий. Тот же причинный комплекс эволюции человечества представлен и у Платона». В дальнейшем понятие эволюции обрело несколько иной смысл, как нечто противостоящее другому типу общественного развития, а именно – революции.


   Ритон из Старой Нисы. I в до н. э.

   Народ – как птица или зверь: он вьет свое гнездо или создает нору, берлогу и лежбище. Правда, порой обстоятельства вынуждают его покидать место обитания, и тогда он мигрирует, но все же народы стараются закрепиться на излюбленном месте и отстоять его. Наши предки обитали на землях Скифии. Древняя Скифия – это своего рода материнское лоно Древней Руси. Скифы отмечали, что из всех племен их – самое молодое. Согласно легендам, они вели происхождение от героя Геракла. Большинство ученых идентифицируют место обитания скифов на Керченском полуострове или же на Северном Кавказе. Говорят также о «скифском четырехугольнике», выходящем на устье Дуная, Черное море, Керченский пролив, Дон и Азовское море. Эта область была известна древним эллинам примерно с VII в. до н. э. Еще великий Гомер писал о скифах – «доителях кобылиц, млекоедах». В начальных стихах одиннадцатой песни «Одиссеи» у Гомера идет речь о входе в Аид в стране киммерийцев. Те близки скифам, будучи им родственным племенем, хотя для киммерийцев характерна катакомбная, а для скифов – сруб-ная культура. Плиний Старший в «Естественной истории» отмечал: «Название «скифы» постоянно переходит на сарматов и германцев. Это древнее наименование закрепилось за наиболее удаленными из народов, которые живут, оставаясь почти не известными остальным смертным» (I в.).

   Сокровища скифов
   Когда греки говорили о скифах, они нередко подгоняли под это понятие всю Восточную Европу, считая, что обитают они где-то в краю ледяного безмолвия… Русский летописец отмечал, что греки называли все славянские племена, жившие по Днестру и Дунаю, «Великая Скуфь». Образы скифов, как наших далеких предков, перешли в поэзию и литературу (поэты Блок, Брюсов). Они «манят нас белой ручкой» из такой дали, до которой не доходят ни песни Баяна, ни сказания Пимена. Скифы оставили после себя великую культуру. Латинский историк Юстин (II в.) писал о них: «Они не алчут стяжания золота и серебра в такой степени, как другие народы. Такое воздержание сообщило также справедливость этим людям, не алчущим чужого добра, ибо, как известно, жажда стяжания богатства встречается там, где им больше пользуются». Дело тут не в неразвитых потребностях, но в принципиально иной жизненной установке. В подтверждение можно привести высказывание и византийца Григора Никифора, где он передает слова славянского вождя как нечто характерное для племени: «Сражаться имеет смысл только за воду и насущное пропитание!» Остальное, как полагал вождь, в принципе, не так уж и важно для человека, одаренного разумом. Мудрая философия, которая определяла поведение наших предков в древности. Слова Юстина о равнодушии славян к золоту и серебру надо понимать относительно. И золото, и серебро были очень любы не только скифам, но и киевским князьям и их ненасытным дружинам. Историк Лев Диакон ближе к истине, подчеркивая, что скифы ценят золото. «Все скифское племя необычайно корыстолюбиво, в высшей степени алчно, падко на подкупы и на обещания». Впрочем, осуждать то, что являлось общепринятым правилом поведения всех, без исключения, завоевателей Древнего мира, вряд ли разумно. К тому же, скажем, почти все русские летописи отмечают полнейшее равнодушие князя Святослава к богатствам. По словам директора Немецкого археологического института Г. Парцингера, с антропологической точки зрения скифы были европейским народом, и только значительно позже, где-то ко II в. до н. э., азиатское начинает проникать в скифскую кровь. Это было так называемое гунно-сарматское время, т. е. время угасания скифов. «Евразийский степной пояс простирается от Казахстана до степей Украины и Центральной Европы. В первом тысячелетии до нашей эры здесь происходили значительные культурно-исторические события. Именно тут возникли племена кочевников. Скотоводство и мобильность – все они были первоклассными наездниками – отличительные особенности этих племен. Из этого возник особый жизненный уклад». Греческий историк Геродот довольно подробно описал обряды, обычаи, внешний вид скифов Причерноморья, то, что сейчас, условно говоря, является территорией Украины. Не только археологически, но и исторически сей феномен далеко выходит за рамки этого региона. «Скифская культура» простирается от Тувы до Венгрии. Регион этот был заселен разными племенами, но объединен одной культурой с абсолютно характерными чертами: это искусство так называемого звериного стиля, это особые виды оружия, не известные до той поры. В Берлине в 2007 г. прошла грандиозная выставка скифского искусства, на которой как раз и были представлены изумительные творения их мастеров. «Грандиозные захоронения – высшая форма этой культуры, здесь отражается вся социальная структура общества. Культ мертвых вбирает в себя всю роскошь, на какую способен был этот народ» (Г. Парцингер). Сама скифская цивилизация, как считают некоторые, проложила пути из Азии в Европу задолго до образования Великого шелкового пути. Скифы неоднократно вступали в сражения и со славянами.


   Тиара скифского царя Сайтафарна

   С середины II в. в Прикаспийско-Ниж-неволжские степи вторглись гунны и расселились там. Народ хунну известен по многочисленным китайским источникам (сюнну). Он состоял поначалу из нескольких мелких монгольских племен – хань-ань, хун-юй, находясь под гегемонией монгольского племенного союза дун-ху.


   В.М. Васнецов. Битва славян со скифами. 1881
   Древние воители пришли из глубин Средней Азии, в 370 г. форсировали Волгу, двинулись в Подонье и Предкавказье, в то время как другая группа хунну двинулась в Западное Причерноморье и Крым. Тогда на всем пространстве земли властвовал меч. Итог вторжения – цветущие города Боспора пережили погром, а население стало жертвой массовой резни. Пантикапей из крупного античного города превратился в жалкий поселок. Гунны разграбили не только Рим, но и ареалы Черняховской культуры. В. Седов отмечает, что ряд поселений прекратил существование, крупные ремесленные центры были полностью разрушены, прекратилось поступление импортных изделий. Северное Причерноморье, его экономика и культура отброшены в развитии. Под гуннский каток попал и скифский народ. Побежденные скифы были истреблены гуннами, и большинство их погибли. Одних ловили и избивали вместе с женами и детьми, и не было предела жестокости. Другие обратились в бегство. Погибли не менее 200 000 «самых способных к войне» (Евнапий). Во время войн и набегов гунны осуществляли массовое порабощение пленных. При набегах гуннов на Китай каждый раз уводились пленные, иной раз до 40 тыс. человек. Племенная знать, захватывая пленных, получала возможность присваивать их прибавочный труд и тем самым быстро богатела, выделяясь из среды соплеменников. На это указал и Ф. Энгельс: «Недаром высятся грозные стены вокруг новых укрепленных городов: в их рвах зияет могила родового строя, а их башни достигают уже цивилизации». Этот образ могилы стал постоянным спутником цивилизации. В благословенные оазисы культуры и жизни вскоре ворвутся орды Чингисхана и Тамерлана, пройдут по городам Азии, Руси, Европы. Взяв город Нису с помощью катапульт и пленников, монгол приказал вывести в поле 70 тысяч жителей, заставил связать друг другу руки и хладнокровно расстрелял их из луков. Эти же стереотипы поведения демонстрируют все, без исключения, цивилизации городские, степные или другие, если они воинственны и достаточно сильны.


   Реконструкция облика скифского царя

   Гунны прошли огнем и мечом по Фракии, вторглись в Римскую империю, осадили Константинополь (434 г.). Аттила покорил европейские племена (франков, бургундов, тюрингов и др.), многие славянские племена. Однако власть гуннов оказалась непрочной. Сделав упор исключительно на военные решения, гунны подписали себе смертный приговор, обратив на себя гнев всех обитателей Европы и Азии. Их попытки наладить торговлю с Византией не удались (468 г.). Вскоре после поражения на Каталанских полях (451 г.) погиб Аттила, а его империя распалась. Схватки гуннов и готов, а затем крушение и распад Римской империи стали фактором, расчистившим земли Евразии для новой колонизации. Вероятно, именно тогда и началась великая славянская миграция, когда славяне расселились на просторах как Европы, так и Азии, соединяя все новые и новые племена в рамках возникавшей Древнерусской державы. Это происходило самыми различными путями. Шел процесс скрещивания между расами и народами, процесс сложный, болезненный, конфликтный, но неизбежный. «Важность этого момента в истории нашей древней цивилизации выясняется более и более с тех пор, как на место общих соображений новая наука. выставила целый ряд освещающих дело фактов» (А. Веселов-ский).


   Встреча Льва I с Аттилой. Фрагмент фрески

   В Азии, как это было в Древней Греции, Риме, у Александра Македонского и персов, война, будучи главным источником обогащения, стала и основным инструментом политики. Война, которую раньше вели только для того, чтобы отомстить за нападение, или для того, чтобы расширить территорию, ставшую недостаточной, ведется теперь только ради грабежа, становится доходным и постоянным промыслом. Создается грандиозная система чиновников, служащая этим целям, соединяющих военные и гражданские функции. Так закладываются основы наследственной царской власти. «Вот какова была держава рода Аши-на. Она стояла на стадии военной демократии, поглотившей родовой строй, и направлена была острием против своих соседей, служивших для нее объектом эксплуатации. Антагонистическое противоречие лежало в отношениях грабителей к ограбленным; держава Ашина была некоторым подобием Спарты, но во много раз сильнее и больше» (Л. Гумилев). С этой мощной военной машиной пришлось соседствовать и сталкиваться и славянам. Конечно, воины Ашина (что означало «благородный волк») были далеки от благородства, но они сильны, крепки («тюрк» – «сильный, крепкий») и крайне агрессивны. Золотая тюркская голова на военных знаменах тюрков еще не значила наличия такой же головы у воинов и их предводителей, но в бою они действовали организованнее, успешнее разобщенных племен славян, которые еще и постоянно враждовали друг с другом. При этом древние славяне и сами нисколько не уступали кочевым племенам в агрессивности. Но и Тюркский каганат (552–745 гг.) распался на две огромные части, как и Римская империя, – Восточный и Западный каганаты (последний включал территории современной Южной Сибири и Алтая).


   Кавалерия и пехота в VII–VIII вв.

   Здесь хотелось бы отметить влияние тюркоязычных народов на судьбы многих народов, являющихся неотъемлемой частью России. В языках современных татар, башкир, чувашей, якутов, узбеков, казахов, туркмен, киргизов, азербайджанцев, тувинцев, хакасов, шорцев, карачаевцев, балкарцев, кумыков, турок, нагайцев видим те же тюркские корни, что и в литературных памятниках древних тюрок. Сюда же отнесем и хазар, которые вторгались в южнорусские степи (тюркским был их разговорный язык, письменность – на иврите). Иные считают, что если судить по письменным источникам, первыми из тюрок на Руси были, строго говоря, скифы (имя им дали греки, себя называвшие ромеями). Про-тоболгары были классическим кочевым тюркоязычным племенем. Хазары разбили их, разграбили Великую Болгарию, и в результате ее население ушло в Европу. По некоторым сведениям, тюрки имели корни и на Севере («народы Танара»). Вот и верховное божество Тенгри «родом» из тех земель. Американец О. Рерига (XIX в.), А. Кармимуллин и др. доказывают общее происхождение тюркских и индейских этносов. Ныне вряд ли возможно себе представить историю Урала и Сибири (включая Алтай) без присутствия на ней тюркского субстрата. Это уж не говоря о Чингисхане, который включил тюрок в процесс объединения многих народов и царств великой Евразии. «Согласно повелению высшего Царя Тенгри Хормуза, отца моего, я подчинил себе 12 земных царств, я привел к покорности безграничное своеволие мелких князей, огромное количество людей, которые скитались в нужде и угнетении, я собрал и соединил в одно, и так я выполнил большую часть того, что должен был сделать», – удовлетворенно писал великий завоеватель.


   Границы Тюркского каганата VI–VII вв.


   Терракотовые фигуры воинов
   В те времена отнюдь не Европа, но Азия была центром ойкумены. «Путешественник из космоса, который объехал бы около 700 г. земной шар, нашел бы, вероятно, что Чаньань, столица тогдашнего Китая, является центром духовной жизни землян, а Константинополь – едва ли чем-то большим, чем занятным рудиментом прошлого; северные области Европы показались бы ему просто местопребыванием варваров». В Чаньане (Сиане) начинался знаменитый Шелковый путь. Система караванных дорог пересекала весь континент – от Китая до Византии. Считалось, что ремесло изготовления шелковой ткани относится к I тысячелетию до нашей эры. Но китайские археологи обнаружили шелк у озера Тайху и, проведя радиоуглеродный анализ, доказали, что уже пять тысяч лет тому назад торговля и изготовление этого бесценнейшего товара в Китае находились на высоком уровне. Напомним то, что первенство китайской цивилизации в известном смысле «запрограммировано историей». В том же Сиане найдены статуи коней и воинов из могилы Циньшихуана, останки построек четырех эпох – Чжоу, Цинь, Хань и Тан, которым вот уже более 3000 лет. В Китае немало уникальных памятников культуры. У японцев часто используется фраза: «Лучшая из трех стран». При этом они имеют в виду только три страны, так как в старину «мир» ассоциировался только с Японией, Китаем и Индией. Принимая во внимание быстрый подъем экономики Китая, Японии, Индии и др., можно сказать, что Азия XXI столетия опять очутилась на пороге новой «эпохи трех стран». Кто знает, может, спустя 1500 лет человек из космоса вновь будет созерцать в чем-то схожую картину – полнейшее экономическое, военное торжество гигантов из Азии. Мощное влияние оказали на становление мировой цивилизации и народы Центральной Азии. Во многом и благодаря им расширилось товарное хозяйство, окрепла торговля, возникла широкая культурная среда в Самарканде, Бухаре, Балхе, Термезе, Фергане, Ходженте и т. д. Восток стал источником ценнейших знаний по фармакологии. Трактат энциклопедиста Абу Райхана аль-Бируни «Фармакогнозия» (начало XI в.) обобщал медицинский опыт многих регионов Востока (Ирана, Афганистана, Средней Азии, Индии), описанные в трактате препараты и продукты происходили из самых разных стран (Китай, Непал, Бирма, Камбоджа, Малайский архипелаг, Армения, Азербайджан, Иран, Афганистан, Индия, Цейлон, Месопотамия, Аравия и Африка)… Тут – стиракс, алоэ, опий, корица, кассий, мускатный орех, имбирь, перец, шафран, гвоздика. Все это доставлялось Великим шелковым путем в разные страны мира. «Канон врачебной науки» Ибн Сины, созданный в 1020 г., в дальнейшем был переведен на латынь (150 лет спустя), разойдясь по Европе в бесчисленных списках, конкурируя по числу изданий даже с Библией. Одним словом, знания и науки, товары и книги, вещи, ценности, продукты и лекарства доставлялись по Шелковому пути, обеспечивая торговцам десятикратную прибыль (скажем, купцы уходили из Аравии в Китай с тысячью дирхемов, а возвращались домой уже с тысячью динаров). В X в. Бухара была не только главным политическим центром империи Саманидов, ее важнейшим тор-гово-ремесленным узлом, но и крупнейшим центром науки и культуры, литературы и искусства. Сюда со всего Востока приезжали ученые, поэты, деятели культуры. На землях Хорасана и Средней Азии жили и творили выдающиеся математики Востока – Хорезми (IX в.), Худ-жанди (X в.), философы и ученые аль-Фараби (IX в.), Бируни (X–XI вв.), Ибн Сина (X–XI вв.). Тут или неподалеку слагали стихи поэты Востока – Омар Хайям, Фирдоуси, Низами, Рудаки, Дакики и т. д. Говоря словами великого Фирдоуси, можно сказать, что это Восток. «Созвал в стране, со всех ее концов, мужей бывалых, славных мудрецов». Близ Бухары родился знаменитый ученый древности Ибн Сина (980—1037), врач и философ, автор «Истории мудрецов», «Хранилища мудрости» (на Западе его называли Авиценна). Он писал о своей судьбе: «Когда я стал велик, не стало страны, вмещающей меня, когда возросла моя цена, не нашлось на меня покупателя».


   «Шахнаме» Фирдоуси


   Врач Авиценна (Ибн Сина)

   Всему миру известно было и имя мудрого Улугбека, воздвигнувшего около Самарканда уникальную обсерваторию (1428). Этой обсерватории с ее 40-метровым мраморным секстантом не было тогда равных ни на Западе, ни на Востоке. «Помещения этого высокого здания, – отмечали современники, – были украшены несравненными рисунками и изображениями девяти небес, фигурами звезд, глобусом земного шара с различными климатами, горами, морями, пустынями и тем, что к нему относится. Все это создавало подобие семи украшенных сводов неба». Улугбек по праву мог бы носить титул «халифа науки», так как им велись обширные исследования по истории, географии, астрономии, математике, геометрии, медицине. С помощью приборов уникальной обсерватории он определил координаты 1019 звезд, угол наклона экватора, плоскости эклиптики. Ему принадлежали исторические труды и лирико-романтичес-кая поэма «Юсуф и Зулайха». Обладая разносторонним талантом, он поддерживал поэтов, ученых, художников, музыкантов, строителей, архитекторов и заслужил слова узбекского поэта Саккаки, обращенные к нему: «Небо должно вращаться еще много лет, чтобы найти такого мудреца царя, как Улугбек». Ему, точнее масштабу его таланта могла бы позавидовать, пожалуй, и западная цивилизация. К сожалению, он пал жертвой распрей и фанатиков ислама. У фанатиков всегда наготове костер, на который они с наслаждением готовы отправить гения или талант.
   Огромную роль в формировании своеобразной культуры Азии и Востока оказал ислам. Не имея возможности подробно говорить о богатстве ислама и его культуры, заметим, что его проникновение, скажем, к башкирам, с X в. шло «словом, а не мечом», с помощью миссионеров из Средней Азии, стран Ближнего Востока, Булгарии. В начале XIII в., по свидетельству арабского географа Якута аль-Хама-ви, башкиры обучались на Ближнем Востоке – в Сирии, Египте, Иране, Турции. Благодаря исламизации у мусульман Ура-ло-Поволжья – татар и башкир – выработался и специфический орнаментальный модус мышления, нашедший конкретное выражение в сфере материальной и духовной культуры (в культовой сфере – коранический речитатив; в каллиграфии, устной и письменной литературе, в изобразительном искусстве, в музыке).


   Астроном Улугбек


   Обсерватория Улугбека
   Начиная с XVIII в., происходит русификация башкир под знаком просвещения и европеизации. Этот процесс активно шел в том числе и благодаря известному российскому историку В.Н. Татищеву, губернатору края. Башкиры и татары станут в дальнейшем обучаться в русских школах и гимназиях, в Казанском университете, наконец, в Оренбургском «неплюевском» военном корпусе, где из них готовили переводчиков-востоковедов. В дальнейшем политика некоего отторжения от мусульманского Востока принесла России немало вреда, но полностью она, к счастью, так и не была воплощена. Мы сохранили эти жемчужины Востока, которые могут послужить прочной платформой для современной не политической, а эстетической тюрко-исламской Реконкисты. Близость России к исламу сослужит ей неплохую службу, открыв врата в мир мусульман, укрепив саму державу Российскую, сделав ее своей в мире Востока.


   Государственный музей Темуридов
   Недавно открылся большой пласт истории народов Востока – правление Тему-ридов. Еще десять лет назад тема выдающегося предка узбеков считалась закрытой. Интереснейшей, судьбоносной эпохе в школьных учебниках выделялось лишь несколько скупых страниц. «А между тем весь мир признавал темуридовский ренессанс, – утверждает директор Государственного музея Темуридов, доцент Нозим Хабибулла-ев. – Этот термин давно применялся в Европе». Французский ученый-историк Керен передал в дар музею и редкую фотографию золотого памятника Амиру Те-муру, который был отлит и установлен в начале нынешнего века во Франции. На его постаменте начертаны слова: «Освободителю Европы». Так оценивали в Старом Свете победу Темура над турецким султаном Баязедом. Шесть веков назад Темур объединил разрозненные княжества и создал могущественную державу – Мавераннахр. Время его правления в Центральной Азии – это время стремительного подъема во всех отраслях хозяйства: ирригация, развитие сельского хозяйства, благоустройство городов, торговля, народные промыслы, искусство. Второе дыхание обрел и Великий шелковый путь. Все караванные дороги Ев-разиии, самого большого материка планеты, сходились тогда в городах державы Темура. Потомкам в наследство он оставил ряд выдающихся памятников архитектуры. Эпоха Темуридов дала миру блестящую плеяду ученых, мыслителей и художников. Появляются все новые работы, раскрывающие важнейшие страницы жизни и деятельности этого талантливого народа (книга узбекских и французских ученых «Амир Темур в мировой истории»). Музей Темуридов получил и мировое признание. Несколько лет назад музей по праву включен в совет Международного комитета музеев, в котором участвуют крупнейшие сокровищницы мира с уникальными культурными коллекциями. Узбекский историк А. Ахмедов, который в 1996 г. участвовал в Париже на торжествах по случаю 660-летия Темура, писал: «Тогда в связи с этим событием в рамках ЮНЕСКО, т. е. в рамках ООН, была проведена научная конференция под названием «Темуридский Ренессанс». Если бы хоть один из 185 членов ООН был против, то это мероприятие в Париже не было бы проведено. Так это ли не признание по прошествии 660 лет величия Амира Темура, которого. его враги, пытаясь унизить, называли Тамерлан (Темур Хромец), все остальные люди его называли Тамурбек (Темурбек) или Амир Темур?! Поэтому для… независимого Узбекистана наименования Темурбека являются своего рода лакмусовой бумагой, определяющей, кто наш друг или враг». Роль и значение выдающегося предка узбеков в истории не подвергаются сомнению.


   Андалузия

   Если достижения Темура (Тимура) имеют связанную с его вторжениями негативную сторону, о которой будет сказано далее, то успехи арабов в Испании впечатляют. Так, известный исследователь Востока И. Гаспринский, не скрывая восхищения, писал об эпохе арабского владычества. «Нигде не было столько ученых мужей, как некогда в Андалусе». Список только тех ученых, которые прославили себя научными трудами, содержит двести три имени. Многие из них написали сотни книг, а всего по названиям известно более тысячи их сочинений. Но, увы! Пала Андалусская держава, и книги оказались в руках христиан-испанцев. В те времена они были весьма фанатичны, не знали цены знанию и сжигали целые библиотеки, восклицая: «Это исламские, вражеские книги!» Андалусские мусульмане достигли больших успехов в таких областях наук, как медицина (особенно хирургия), натурфилософия, арифметика, геометрия, астрономия, астрология, логика и т. п. Халифы не жалели денег на приобретение книг, а на содержание ученых в своих владениях расходовали целые состояния. Со всего света собирали они сведущих мужей, мастеров и умельцев, рассылая. особых гонцов, ходивших из страны в страну. Царский дворец был не столько средоточием роскоши, садом жен-невольниц, сколько обителью ученых и людей искусства, средоточием знания. Во времена государя Абд ар-Рахмана III, питавшего особую страсть к наукам и книгам, в Кордовской библиотеке при ревизии оказалось в наличии двести тысяч томов. А всего в стране тогда насчитывалось семьдесят крупных книгохранилищ. Этими библиотеками пользовались все люди, ищущие знания. Приезжали в Андалус даже европейцы, чтобы учиться науке и искусству в исламских школах.


   Костюмы эпохи Темуридов XIV–XV вв.

   Мусульманский Андалус был одним из важных источников обновления европейской цивилизации, ведь именно в Анда-лусе получили образование многие из европейских наставников и мастеров. Однако невежественные и темные испанцы, завоевав Андалус, принялись с усердием вытравлять само имя ислама, так что от памятников андалусской цивилизации теперь почти ничего не осталось. В век телеграфа, пароходов и железных дорог Испания и испанцы не достигли еще уровня той цивилизации, какую мусульмане создали пятьсот лет назад. Все же, как ни усердствовали испанцы в разрушении, сохранившиеся исламские памятники вызывают всеобщее удивление и восхищение, заставляя людей восклицать: «Да благословит Господь это чудо!» Всякий, кто видел мечеть Джами Кабир в Кордове, ныне превращенную в церковь, или гранадский дворец ал-Гамбра, поймет, как далеко вперед ушли андалус-цы. Когда И. Гаспринский путешествовал по тем местам, он часто думал: «Если бы Андалус не погиб и исламская культура продолжала существовать, то она, несомненно, превзошла бы европейскую, стала бы для всех счастьем и отрадой». И даже если принять во внимание «грехи» ислама, его достижения очевидны. Поэтому странно, когда иные ученые пишут: «У России своя история, которая не может быть отождествлена с Западом или Востоком. Я против евразийской концепции. Азия – отсталая часть света, и не надо нам Азию приписывать, это уничижительно для России» (А. Бурганов). По мнению других, Восток вообще якобы не знал за свою историю ничего, кроме деспотии, веками существуя «в условиях экономической и политической иммобиль-ности». Эти сторонники главенства Европы и англосаксонской цивилизации, похоже, даже не считают нужным воздать хотя бы толику уважения великим империям Востока – Египетской, Ассирийской, Индийской, Монгольской, Китайской, Персидской, Византийской, Турецкой. Восток оценивается ими как «мертвое политическое тело», «оруэлловский мир, обращенный в прошлое», который «органически не способен сам из себя, спонтанно произвести политическую цивилизацию, мир без будущего, в котором жила и умерла большая часть человечества». Восток – мир якобы исключительно деспотический, явление, полярно противоположное цивилизации.


   Арнольд Тойнби
   Мы до сих пор слышим и видим полнейшее непонимание этого мира. Подобные оценки вовсе не удивительны. Тот обет молчания, который наложил Запад на евразийскую культуру, говорит о некоем внутреннем страхе (если не незнании), с которым до сих пор воспринимают Азию. Даже А. Тойнби в известной книге «Постижение истории», некогда всерьез претендовавшей на то, чтобы «дать ответы на вызовы времени», не нашел и полслова для характеристики цивилизации Чингисхана (татаромонголов). Это говорит об огромной силе инерции мышления. При этом он признавал: «Чем мощнее сдерживающая сила инерции, тем больший импульс следует ожидать от силы с обратным вектором, и, каков бы ни был источник этой силы, именно он запустил маховик человеческой жизни». Сегодня подобные взгляды в отношении стремительно набирающего силы Востока просто наивны, если не сказать более – глупы. Вот в адрес Запада можно было бы обратить слова: большая часть западного человечества «жила и умерла»! Через 200 лет при нынешних темпах старения и воспроизводства белой расы та вообще вскоре может исчезнуть с лика Земли. В такой позиции надменного, амбициозного Запада, опасающегося пробуждающегося Востока, стремящегося «вытеснить из истории» ряд народов, видится некоторая обреченность. Конечно, она не может быть принята на вооружение Россией.


   В библиотеке Востока
   Наша страна – перекресток цивилизаций. По своему статусу и роли она должна быть умнее и видеть дальше. Или Авиценна прав, разделив ученых мира в «Книге справедливости» на «восточников» и «западников»?!


   Халиф Харун ар-Рашид принимает посольство Карла Великого
   Правда, и наш русский ученый, Г. Фло-ровский высказался против искушения соблазном евразийства, утверждая в начале XX в., что «судьба евразийства – история духовной неудачи». «Нельзя замалчивать евразийскую правду. Но нужно сразу и прямо сказать – это правда вопросов, не правда ответов, правда проблем, а не решений. Так случилось, что евразийцам первым удалось увидеть больше других, удалось не столько поставить, сколько расслышать живые и острые вопросы творимого дня. Справиться с ними, четко на них ответить они не сумели и не смогли. Ответили призрачным кружевом соблазнительных грез. Соблазн слепых мирских пристрастий победил и обессилил и в евразийстве его нечаянную правду. Евразийцы духовно ушиблены нашим «рассеянием», утомлены географической разлукой с родиной. И есть бесспорная правда в живом пафосе родной территории – дорога и священна родимая земля, и не оторваться от нее в памяти и любви. Но не в крови и почве подлинное и вечное родство». И в крови, и в почве тоже. Однако этим не исчерпывается наше родство. Из глубин Евразии вышли многие народы. Наряду с Византией Восток предоставил в наше распоряжение культурные заделы. Надо только использовать этот богатейший потенциал. Приведем ряд фактов. Известно, что мусульманский Восток был раем для ученых. Каждая более или менее значительная мечеть имела библиотеку, ибо существовал обычай завещать свои книги мечетям. Власть имущие считали для себя величайшей честью и гордостью собирать книги. Так, в конце IV–X вв. каждый из трех великих повелителей ислама – в Кордове, Каире и в Багдаде – был книголюбом. Кади Абу-л-Митриф в Кордове (ум. 402/ 1011), великий коллекционер книг, имел постоянно работавших переводчиков. Узнав о существовании хорошей книги, он тут же пытался ее купить. Багдадскому ученому ал-Байкани (ум. 425/1033) понадобились для перевозки книг 63 корзины и 2 ящика. Наряду с библиотеками возникла новая форма научных учреждений, где хранение книг сочеталось с постоянным обучением людей. Поэт и ученый Ибн Хамдан, принадлежавший к мосульской знати, учредил в Мосуле «дом науки» с библиотекой, где имелись книги по любой отрасли знаний. Доступ к ним был открыт всякому, кто всерьез стремился к знаниям, а неимущим даже выдавалась бумага для письма. Такой же «дом науки» основан в Багдаде. Поэт и глава алидской знати ар-Ради основал «дом знаний», обеспечив всем необходимым студентов (только бы они учились). Ибн Киллис держал частную академию, при этом расходуя немалые суммы на содержание ученых, переписчиков и переплетчиков. Прекрасные библиотеки были в сирийской столице – Дамаске. В VII–VIII вв. в Багдаде, других городах Ирака работают крупные научные центры, учебные заведения, библиотеки. В эпоху Харун ар-Рашида (786–809) основан научный и переводческий центр – «Дом мудрости» («Байт алхикма»). Подобных примеров – превеликое множество. Известный русский писатель и врач В.П. Боткин писал: «Знаменитый в восточных сказках Харун ар-Ра-шид принимает в Багдаде ученых всех земель, без различия веры, ободряет и награждает их; сын его аль-Мамун посвящает всю свою жизнь, все свое богатство на служение наукам, делает из двора своего академию, всюду заводит у себя школы и, победивши греческого императора Михаила III, заставляет его купить мир данью, состоящею из греческих книг! Самая история благородного племени походит на сказку тысячи и одной ночи. Ученые путешествия, которые впоследствии предпринимали арабские ученые, беспрестанно увеличивали массу сочинений, вызванных этим всеобщим направлением к знанию и учению». Все сочинения, свои и переводные, тщательно собирались в 70 публичных библиотеках. О таком уровне развития книжного дела и наук Русь в те времена да и позже не могла даже и мечтать. Кстати говоря, при аль-Мамуне явилась на свет загадочная карта, на которой с удивительной точностью изображены материки Земли, совсем еще не ведомые ни тогдашним европейцам, ни даже тем, кто жил гораздо позже. Как много еще не постигнутых тайн.


   Ф. Лейтон. Еврейский квартал Дамаска

   Мы должники не только европейской культуры, но и того, что создавалось веками на землях России и Евразии. К нашим услугам великий русский язык, который давно уже стал важнейшим посредником в наших связях с Востоком. Мыслители XIX–XX вв., говоря о путях России, о роли ее истории, культуры и веры, отмечали особо значение русского языка. Русский язык – это наше величайшее сокровище… Язык – наш космос: он необъятен. «Повелитель многих языков, язык российский не токмо обширностию мест, где он господствует, но купно и собственным своим пространством и довольствием велик перед всеми в Европе» (М.В. Ломоносов). А.С. Пушкин, говоря о заслугах М.В. Ломоносова, особо выделил его вклад: «Он понял истинный источник русского языка и красоты оного – вот его главная заслуга». Порой мы еще не умеем, не научились должным образом говорить и писать по-русски. А это так нужно и так важно не только в отношении тех народов, которые составляют во многом мощь и славу евразийского пространства (и идут с нами вместе), но и в отношении нас же самих. Не зная языка, как разобраться в хитросплетениях русской и всемирной истории?
   Правда, иные тут же сошлются на А.С. Пушкина. С присущей ему иронией в неоконченной «Истории села Горюхина» он ставил под сомнение некоторые истины официальной историографии, говоря: «Мне ли рыться в летописях и добираться до сокровенного смысла обветшалого языка?» Но что же делать, если более нет ни пушкиных, ни карамзиных! И сегодня мы вынуждены разбираться в сложном нагромождении сведений, порой не очень достоверных, отрывочных, мифологичных и ничуть не менее «темных», нежели римская история. Хотелось бы верить, что нам достанет трудолюбия и порядочности для формирования объективной картины мира и честного взгляда на историю! «Комплекс источников по нашей истории, в том числе и древней, не настолько богат, как в ряде европейских стран. Поэтому отделить правду от вымысла зачастую трудно, можно сослаться, например, на так называемую скептическую школу второй четверти XIX века, историки этой школы подвергали сомнению все события древней русской истории и приводили аргументы. Их позже обвинили в гиперкритике источников. Наверно, так оно и было», – говорит декан исторического ф-та СПГУ. Но приписываемые М.Н. Покровскому слова «История – политика, опрокинутая в прошлое» во многом верны и сегодня. «Гиперкритика» в истории правит бал. Скажем, в недавно вышедшей книге В.В. Макаренко «Потерянная Русь. По следам утраченной истории» (2008) утверждаются «истины» спорные, если не сказать более – весьма сомнительные. Утверждается, что наш первый Новгород был основан в Русской Палестине в 2396 г. до н. э. Его посещал апостол Андрей, тут с проповедью к русам обращался апостол Павел, «учитель Руси». «Здесь, и только здесь имели место все события нашей летописной истории, завершающейся уходом последних русских князей с Ближнего Востока на север после стояния на Угре. Представление о русской истории сохранилось в летописях и других исторических и литературных источниках, как наших, так и зарубежных, но они искажаются. Многие деяния, слава и величие русских князей приписываются другим народам и лицам. В результате наша история представляется в ложном свете. Это препятствует формированию национального самосознания и обретению страной своего законного места в мире». Пытаясь возразить автору, критик отвечает: «…в результате у вас получилась совершенно неожиданная картина. Может даже показаться, что вы эпатируете. Получается, что первый славянский Новгород наши предки поставили в Палестине в середине третьего тысячелетия до нашей эры, что Европа начиналась к западу от Евфрата, Троя находилась в ныне иранской провинции Хузистан, которая к тому же оказывается еще и Хазарией. Рим располагался в нынешнем Судане, а Италия охватывала Верхний и Нижний Египет…» Как видите, история ныне – самая политизированная наука. Задача науки не в том, чтобы на место одной лжи явилась другая. Не надо искать кошку там, где ее нет. Обращаясь к книгам, будьте мудры, как змии, и чисты, как ангелы.


   Соловки – монастырь

   Споры идут и вокруг роли Севера в судьбах народов. По мнению исследователей, россияне обитают на территориях, где некогда и находилась легендарная Гиперборея. В пору массовых арийских и даже доарийских миграций их предки в составе этнолингвистической и социокультурной общности могли на много веков и даже тысячелетий покинуть полярные, заполярные и приполярные просторы Евразии, дабы затем вернуться сюда, но уже в ином обличье. М.В. Ломоносов связывал происхождение славян с финнами. Но в I тысячелетии н. э., на рубеже старой и новой эры, отнюдь не угро-финны («…и финн, и ныне дикой/Тунгус, и друг степей калмык») доминировали в центральной и северо-западной России, а различные славянские племена, расселившиеся от Черного и Азовского морей до Ладожского, Онежского озер и далее на Север, включая, естественно, практически все Верхневолжье и Приокский регион. Но и тут виден свой геополитический расчет. Ведь если докажут обоснованность концепции, что север России был центром расселения большинства племен Европы и Азии, это может изменить взгляд не только на русскую историю, но и, возможно, ход мировой истории. В 80-х гг. XIX в. ректор Бостонского университета У. Уоррен, проследив в мифах разных народов место, где в древности располагался рай, пришел к убеждению, что этой точкой, вероятнее всего, был Северный полюс («Найденный рай.


   Карта Азии; к северу от нее – побережье Гипербореи
   Колыбель человечества на Северном полюсе»). Ученые древности также писали о существовании далеко на севере таинственной Гипербореи. Эта загадочная страна, по их мнению, и дала мощный толчок развитию греческой и европейской цивилизациям. Члены одной из последних экспедиций считают, что много тысяч лет назад именно на территории Архангельской области, Республики Карелия обитали гиперборейцы. Насколько обоснована такая версия? «Вся Прибалтика и далее по балтийскому побережью на Запад – вплоть до территории современной Дании – также представляла собой исконную вотчину славянства», – пишет В. Демин. То, от чего ранее принято было отмахиваться, как от мифа или сказки, ныне стало восприниматься серьезнее. Как высокую степень вероятности ученые (среди них есть мировые светила) рассматривают возможность смены полюсов, или, точнее, магнитных полюсов Земли. Но ведь такая смена могла иметь место и в далеком прошлом?! Если же прародиной цивилизаций был Крайний Север, это придает иную ретроспективу развитию Земли. Иной – и, пожалуй, это главное – представляется перспектива развития народов мира, прежде всего России, владыки богатейшего Севера.


   Сказочная Гиперборея
   Пирамиды возводили не только в Египте, Мексике и Китае, но и на территории Русского Севера. Правда, эти наши пирамиды были земляные, высотой до 50 метров, но и их грани точно ориентированы по странам света. Экспедиция Русского географического общества выбрала целью путешествия острова Соловецкого и Ку-зовского архипелагов. И если раньше на Русском Севере ученые находили лишь единичные рукотворные каменные изваяния – мегалиты, на сей раз, в 2003 г., их взору предстали целые сакральные города. Огромные стелы явно завезены с материка. В камнях выбиты чаши, возможно, для жертвоприношений. Во время последней экспедиции современным исследователям Русского Севера удалось поднять каменный трон, весом около 15 тонн.


   Исход гиперборейцев
   И эти деяния рук человеческих, как считает глава комиссии научного туризма Русского географического общества, не могут не вызывать изумления. Одно ясно: наше прошлое слабо изучено, или, как говаривал Н.В. Гоголь, очень велико незнание России посреди самой России. «Человек – это истина мира, венец. Знает это не каждый, а только мудрец», – писал персидский поэт Омар Хайям. Сегодня нет нужды провозглашать лозунг «свет с Востока» и отшатываться от Европы, словно от больной проказой. Но не следует и слепо бросаться в объятия иных «пророков», помня уникальное место великой России в венке мироздания. Вспомним завет Хайяма:
Чтоб мудро жизнь прожить,
знать надобно немало,
Два важных правила запомни
для начала:
Ты лучше голодай, чем что попало есть,
И лучше будь один, чем вместе
с кем попало…

ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА

   «История – в некотором смысле священная Книга народов: главная, необходимая, зерцало их бытия и деятельности, скрижаль откровений и правил, завет предков к потомству, дополнение, изъяснение настоящего и пример будущего. Правители, законодатели действуют по указаниям истории и смотрят на ее листы, как мореплаватели на чертежи морей» (Н.М. Карамзин). Сведения о происхождении славян скупы и отрывочны. Прародиной славян считают пространство между Западной Двиной на севере, Одером на западе, Днепром на востоке и Дунаем на юге. Поляки называют древнюю славянскую землю – междуречье Вислы и Одера. Каждый старается приблизить прародину ближе к своим пенатам. Споры не утихают и продолжаются по сей день. Мы принадлежим к большой группе племен, из которых, собственно, и вышли славяне, германцы, балты и др. Миграция племен, этногенез, постоянные контакты на протяжении тысячелетий всех нас сделали близкими или дальними родственниками. Историки отмечают: «Расселяясь по столь обширному пространству, восточные славяне сталкивались, входили в те или иные отношения с народами, которые населяли Восточную Европу до них или пришли сюда в это же время. Военные столкновения сменялись периодами мирных отношений, шли ассимиляционные процессы: славяне как бы втягивали в себя эти народы, но менялись и сами, приобретая новые навыки, новые элементы материальной культуры. Синтез, взаимодействие культур – важнейшее явление времени расселения славян по Русской равнине, прекрасно иллюстрируемое данными археологических раскопок». Родство обязывает славян ко многому.