Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Албанская река с самым большим стоком в стране называется Семан. В ста милях к северу от Семана располагается городок Пука.

Еще   [X]

 0 

Тайны русских знахарей. Целебные составы, обряды и ритуалы (Ларин Владимир)

автор: Ларин Владимир категория: Эзотерика

Чудеса случаются не только в кино – это происходит и в жизни. Вы думаете, что лечить без лекарств, слышать, что говорят деревья, и делать другие «волшебные» вещи можно только в школе магии? Профессиональный целитель Владимир Ларин практикует это уже много лет и передает свои знания другим.

Год издания: 2014

Цена: 109 руб.



С книгой «Тайны русских знахарей. Целебные составы, обряды и ритуалы» также читают:

Предпросмотр книги «Тайны русских знахарей. Целебные составы, обряды и ритуалы»

Тайны русских знахарей. Целебные составы, обряды и ритуалы

   Чудеса случаются не только в кино – это происходит и в жизни. Вы думаете, что лечить без лекарств, слышать, что говорят деревья, и делать другие «волшебные» вещи можно только в школе магии? Профессиональный целитель Владимир Ларин практикует это уже много лет и передает свои знания другим.
   В своей работе он использует силу заговоров, растений, воды и других предметов, обладающих – хотя большинство этого не замечает – сверхъестественной силой. Прочитав эту книгу, вы узнаете, что болезни можно вылечить ржаным хлебом или росой, чудодейственные лекарства можно приготовить из обычных трав, а питать свое тело энергией деревьев и слышать духов – это обычная практика русских знахарей.
   Также в книге вы найдете множество рецептов приготовления отваров и настоек из трав.


В. Ларин Тайны русских знахарей. Целебные составы, обряды и ритуалы

   Под ред. К. А. Евдокимовой
   Оформление обложки И. В. Орловой

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Об авторе

Введение. Первые уроки бабушки-колдуньи

   Бабушка сидит, поджав под себя ноги, и лечит соседку, тетю Веру. Тетя Вера не может ходить: у нее паралич. Она лежит на земле, а бабушкины пальцы (ох уж эти пальцы – тонкие, живые) пробегают по спине, что-то давят, мнут, раскладывают лепестки растений и камешки.
   Тетя Вера со своим мужем дядей Сережей и сыном, моим ровесником, пятилетним Сашкой, в этом году купили дачу недалеко от нашей. Два года назад соседка попала под машину и с тех пор не ходит. Бабушка взялась ее лечить, и уже неделю тетя Вера живет у нас.
   Бабушку Аню называют колдуньей. Почему? Ведь в книжках, которые она мне читает, колдуньи злые, а бабушка добрая. К ней всегда приходят люди со своими заботами, проблемами, болью. Я играю рядом. Бабушка занята. Мне кажется, что каждый ее палец живет собственной жизнью. Она не смотрит в мою сторону, но все замечает. Вот и сейчас:
   – Не трогай слезинку, миленький.
   – Почему слезинку, ба?
   И течет сказка…
   Жила на свете фея. Там, где она появлялась, оживала природа, деревья поднимали засохшие ветки, расцветали удивительные цветы. Люди и звери приходили к ней за исцелением. Никому не отказывала, говорят, даже мертвых могла оживить.
   Полюбила фея молодого пастуха. Прилетит, бывало, на луг, где тот пасет стадо, спрячется в кроне дерева и слушает, как он играет на дудочке.
   Голос бабушки, тихий и ровный, завораживает, заставляет прислушаться, словно покачивает и убаюкивает…
   – Нет, – в сознание врывается голос Учителя.
   Я вздрагиваю. Рука, уже готовая положить снадобье – порошок из шкуры змеи, – замирает.
   – Нет, это холод, смерть.
   – Учитель, но я делаю все по прописи.
   – Ты работаешь без сердца, твое сердце далеко, ты грезишь, а пропись мертва.
   Сухая рука комкает лист с древними письменами, над которыми я корплю уже шесть недель, и бросает в жаровню. Листок тут же вспыхивает синеватым пламенем.
   – Учитель, но…
   – Иди к себе, вспоминай. Сегодня ты не можешь работать.
   Спорить бесполезно, я ухожу. Серые стены кельи. Туман за узким окошком. Сожженный лист манускрипта тысячелетней давности. Голос бабушки, руки Учителя… Все перемешалось в сознании, голова раскалывается. Я сжимаю виски, ложусь на жесткую деревянную койку и продолжаю грезить.
   Много позже я спросил Учителя, зачем он уничтожил старую пропись. Он улыбнулся. Улыбка у него удивительная: не дрогнет ни один мускул, но все лицо будто озаряется изнутри, и мягкое голубое сияние охватывает голову. Так ответил он на мой вопрос:
   – Лист – это всего лишь лист, хоть и старый. А пропись – всего лишь знаки, ведь ты их тогда не понял. На старом рождается новое. Нельзя жить чужими мыслями, нельзя говорить чужими словами, нельзя делать чужими руками. Можно лишь взять общую идею, осмыслить и выполнить так, как можешь только ты.
   Я продолжаю грезить. Что же там было? Ах да, бабушкина сказка…
   …Слушает фея звуки дудочки, и затихает ветерок, замолкают деревья и травы. Даже само солнце замедляет ход. Никто не хочет потревожить лесную фею. А уведет пастух свое стадо, покажется она, проведет руками над примятой травой, и поднимется каждая травинка, каждый цветок распустит свои лепестки и приготовится ко сну, чтобы с утренней росой получить благословение Божье – новую жизнь.
   – Как ты, бабушка?
   – Да, миленький, совсем как я.
   Бабушкины руки делают странные пассы в воздухе над лежащей женщиной, а я, словно завороженный, смотрю, как розовеет кожа и волнами пробегает дрожь по телу больной.
   – Ой, ба, твои пальцы светятся!
   – Поиграй, миленький, – бабушкины губы улыбаются, но глаза остаются серьезными. Кажется, что каждый предмет, каждого человека она видит насквозь.
   Я замолкаю, следя за происходящим широко открытыми глазами. Воздух под бабушкиными руками начинает искриться. Становится видимым, как в жару над асфальтом. Из пальцев бабушки вытягиваются тонкие лучи, при движении они переплетаются в замысловатую сетку. Бабушка останавливается, щелкает пальцами, женщина вскрикивает.
   – Подожди, милая.
   Бабушка берет баночку и обтирает тело соседки росяной водой.
   – Ну а теперь вставай!
   – Анна Георгиевна, да что вы!
   – Вставай, вставай! Ишь, разлеглась, совсем обленилась, пока болела, – бабушка улыбается, шлепает тетю Веру по раскрасневшейся спине.
   Женщина опирается на руки, пытаясь подняться.
   – Ой, ноги шевелятся! – тетя Вера начинает плакать.
   – Вставай, кому говорю! – бабушка помогает ей встать. – Иди!
   – Анна Георгиевна, страшно.
   – Иди!
   Женщина пытается идти, держась за бабушкину руку. Ноги еще плохо слушаются, но с каждым шагом походка становится все увереннее и тверже. Пройдя круг по лужайке, соседка садится на землю и опять начинает плакать.
   – Ба, а почему она плачет?
   – Радуется, миленький, – добрые руки гладят меня по голове, – радуется и плачет.
   Я ничего не понимаю, но молчу.
   – Ну, хватит, пойдем домой, – бабушка опять помогает тете Вере подняться. Та хватает ее руки и начинает целовать. Она громко рыдает.
   Ох уж эти взрослые! Все у них не как у людей.
   Они идут к дому. Я семеню рядом.
   – А как же сказка, бабушка?
   – Потом, миленький, вечером.
   И я жду вечера. Я знаю, что, когда лягу спать, бабушка сядет рядом, положит руку мне на голову и, мягко поглаживая волосы, продолжит начатую сказку.
   Сказки, бабушкины сказки… Кажется, нет такой травинки, такого камешка, такого облачка, о котором она не знала бы преданья. Колдунья. Лишь сейчас я понимаю, что это значит.
   Сегодня бабушка впервые позволила мне по-смотреть, как она работает с больными. Собственно, не позволила, а просто не отослала погулять. Я лежу в постели, чувствую прикосновения ее теплых рук, слушаю сказку.
   …Как-то вышла лесная фея к пастуху. Увидел он ее и полюбил без памяти. Стали они встречаться каждый день, и наделила фея пастуха даром целительства. Раскрыла ему тайны трав и цветов, деревьев и мира камня.
   – Бабушка, а почему фея не ушла к людям?
   – Не может лесной дух жить с людьми, ему простор нужен. Ну ты слушай.
   …Начал пастух лечить людей. И брал за это большие деньги. Перестал стадо пасти, разбогател. Все реже и реже приходит на лесную полянку, где ждет его фея. А потом и вовсе позабыл о ней.
   Сидит фея в кроне дерева, ждет своего пастуха. Капают слезы из ее глаз, чем больше их, тем меньше она становится. Так вся слезами и изошла. А где слезы падали, там выросли ромашки. Стоят они, тянут к солнышку руки-стебельки, роняют лепестки-слезинки: любит – не любит, придет – не придет. Чувствуют слезинки людскую боль и помогают каждому, кто с чистой душой просит о помощи.
   – А пастух, бабушка? – спрашиваю я сквозь сон.
   – Не знаю, миленький. Говорят, уехал он в далекие страны да и пропал там. Ну, спи.
   Я засыпаю.
   Серые монастырские будни. Учение. Работа. Службы. Долгие беседы с Учителем, чужой язык. Ночные часы в библиотеке. Зачем я здесь? В каких мирах, в каком времени это все началось? Куда ведет избранный путь?
   Для меня все началось в те далекие дни, когда непоседливый пятилетний мальчишка пытался постичь тайны жизни, секреты народной мудрости с помощью сказок, разъяснений и действий своей прабабушки Анны Георгиевны Бибиковой. По одной ей известной причине она остановила свой выбор на беловолосом любопытном правнуке, изрядно надоедавшем взрослым своими «зачем» да «почему» и совавшем нос в любую щель, то есть на мне.
   Моя прабабушка Анна Георгиевна Бибикова происходила из старинного дворянского рода. Получила прекрасное образование, побывала в разных странах и еще при царском дворе считалась человеком необычным – колдуньей. В ее памяти сохранились коридоры Зимнего, дворцовые балы, революция, Гражданская и Отечественная войны, пережитая в Ленинграде блокада.
   Сама она о прошлом разговаривать не любила. Все отмахивалась: давно, мол, это было, так нечего и вспоминать, прошлого все равно не воротишь, – но секретами народной мудрости делилась охотно. Она умела объяснять все так просто и понятно, что даже разум пятилетнего мальчишки легко схватывал и понимал сказанное.
   Бабушка Аня… Ясные глаза, не знающие, что такое очки. Легкая походка, прямая спина, гладкая кожа. Лишь едва заметная сеть морщинок под глазами. Такой она осталась в моей памяти. Трудно поверить, что перед вами стоит женщина, которой далеко за девяносто. Прабабушка – одна из немногих людей, сумевших сохранить, собрать и передать секреты русской народной медицины, философии, религии, эзотерических знаний, берущих свое начало из языческих, а может, даже куда более древних времен.
   Русская мудрость, дошедшая до нас из глубины веков, сейчас ты, как обедневшая аристократка, давно померкла на фоне восточных учений и методик лечения, книги с которыми заполнили полки магазинов. Безусловно, они по-своему интересны и важны, поскольку мудрость – всегда мудрость, какой бы она ни была – восточной или западной, но часто они чужды русской душе, выросшей на необозримых просторах своей родины, а не в тесных ущельях Гималаев.
   О некоторых доступных методах избавления от телесных и душевных недугов, основанных на старорусских техниках, я хочу рассказать в этой книге.


Глава 1. Лечение ржаным хлебом

Болезнь и «голодная» корочка

   – Хлеб, миленький, от любой болезни избавить может, вот посмотри. – Бабушка кладет размятый мякиш на льняную салфетку и достает из-под полотенца целую буханку ржаного хлеба.
   – Видишь, нижняя корочка темная, этой стороной хлебушек лежал на железном листе и всю силу ему отдал. Поэтому она «пустая» – «голодная» и, если мы ее к недужному месту приложим, любую боль снимет. – Бабушка тонко срезает нижнюю корочку, разламывает на две части и срезанной стороной прикладывает к вискам. – Вот и голова прошла, только кожу под корочкой надо подсолнечным маслом смазать.
   – А сколько держать, Анна Георгиевна? – заинтересованно спрашивает больной с экземой. Он сидит у стола, смешно расставив обложенные мякишем руки.
   – Да пока не пройдет, минут пять-десять.
   – Бабушка, а корочкой только головную боль можно лечить? – спрашиваю я.
   – Нет, – отвечает она. – Если мы обложим теплыми корочками больные суставы при ревматизме или артрите да обернем мокрой льняной тряпочкой…
   – Это чтобы корочки не сохли, – догадываюсь я.
   – Да, миленький, хлебушек наш и здесь поможет, боль снимет и всю грязь из суставов вытянет, а радикулит и ангину можно лечить нижней корочкой ржаного хлеба, да и при бессоннице корочка помогает. А теперь посмотри на мякиш. Сам по себе он мало что может, разве небольшую царапину заживить или занозу вытянуть. Зато легко впитывает любые вещества и долго сохраняет их силу. Вспомни, что мы вчера делали?

Эфирная сила и голубая искра

   – Пойдем лекарство готовить. Только умыться не забудь, травка чистых любит.
   Быстро одевшись и поплескав на лицо водой, я выбегаю на улицу, где меня уже ждет бабушка. Еще прохладно, понизу стелется туман, небо только начинает розоветь. Я поеживаюсь.
   – Куда мы идем, ба?
   – За мятой. Не шуми, ты посмотри, какая тишь.
   Я оглядываюсь вокруг: воздух как будто застыл, только в слое тумана, стелящемся над травой, заметно какое-то шевеление, будто внутри что-то движется, перетекая с места на место.
   – Он живой? – шепотом спрашиваю я.
   – Конечно, живой, как и все вокруг.
   Мне становится страшно, я крепче цепляюсь за бабушкину руку. Мы проходим через кустарник и выходим на поляну, по краю которой растет мята. Ноги намокли от росы, замерзли, онемели, тело начало покрываться «гусиной кожей».
   – Холодно, ба, – ною я.
   – А ты побегай, миленький, – она заставляет меня раздеться и бегать вокруг большого куста.
   Постепенно тело разогревается, меня пробивает испарина.
   – Ну, хватит. – Бабушка достает чистый платочек, кладет его на траву. Он тут же пропитывается росой. – Иди сюда. – Она берет платок и начинает обтирать меня.
   – Ба, холодно.
   – Ничего, ничего, – успокаивает она, – это святая вода, в нее каждая травинка свою кровь вложила. Видишь, роса уже подсвечена солнышком. Вот теперь можно и мяту собирать.
   Обжигающие прикосновения холодной ткани к разогретой коже прекратились, по всему телу пробегают электрические токи, а легкость такая, что кажется, сейчас полетишь. Я протягиваю к бабушке руку, из пальцев ударяет голубая искра.
   – Ну, зарядился, – смеется она.
   – Что такое «зарядился», ба?
   – Потом расскажу, сейчас некогда, солнышко упустим. – Бабушка снимает обувь, встает на колени, обмывает росой лицо и руки.
   Я оглядываюсь по сторонам, первые лучи восходящего солнца коснулись травы, и капельки росы начали переливаться всеми цветами радуги.
   – Ой, как красиво, – я невольно перехожу на шепот.
   Бабушка поднимается и идет к зарослям мяты. Она присаживается на корточки, берет стебель растения, некоторое время держится за него, потом очень аккуратно, стараясь сохранить росу, срывает и кладет в деревянное корытце. Сорвав несколько веточек, она оборачивает корытце льняным полотенцем, и мы идем домой.
   – Что такое «зарядился»? – вспоминаю я свой вопрос.
   – Ночью, когда травка спит, она наполняет оседающие на листьях капельки воды газом жизни – углекислотой. Что это такое, ты узнаешь, когда пойдешь в школу, – предупреждает она мой вопрос. – А утром, когда первый солнечный луч пронизывает капельку, он превращает углекислоту в эфирную силу. Вот эта сила и вошла через кожу в твое тело – зарядила его. Если подождать, пока роса высохнет или хотя бы начнет испаряться, то эфирную силу выпьет травка.
   Дома бабушка посадила меня в тени, дала корытце, деревянный пестик и велела как следует растереть мяту в кашицу. Эту кашицу она протерла через сито и тщательно перемяла с хлебным мякишем, потом завернула в смоченную подсолнечным маслом льняную салфетку и убрала в холодок.
   Все необходимое для работы бабушка делала сама. К примеру, сито: на его изготовление пошли волосы из хвоста белого жеребенка, бабушка ездила за ними в какую-то деревню. Помню, проснувшись однажды утром, я не застал бабушку дома. Она вернулась только к вечеру и принесла с собой липовую чурочку.
   – Зачем тебе полешко, ба? – спросил я.
   – Корытце делать буду, старое уже не годится, – ответила она. – Каждый инструмент своего хозяина знать должен, – учила бабушка, вырезая корытце. – Вот пока мастерю, я с ним и подружусь. Корытце и пестик должны тянуться друг к другу, поэтому вырезать их мы будем из одного деревца: корытце из комелька, а пестик из верхушечки.
   Позднее мне довелось наблюдать, как бабушка подготавливала деревце к работе. Ранней весной она срезала две-три веточки, укореняла их и сажала недалеко от выбранного дерева, потом долго холила и поливала их. Если веточки приживались и шли в рост, то ближе к осени она спиливала деревце и изготавливала из него инструмент.
   – К осени дерево засыпает, боли не чувствует, – говорила она. – А душу свою в саженцах сохраняет.

Чудодейственная кашица

   На следующее утро бабушка достала подготовленный мякиш, смешала его со столовой ложкой меда, развела росяной водой до состояния жидкой кашицы и обмазала ею руки больного. Через полтора-два часа, когда смесь высохла, бабушка начала обдирать засохшую корку. Я отвернулся. Утром, когда я видел эти руки, мне стало страшно – обе кисти были покрыты коростой, местами в ней виднелись трещины, сквозь которые проступала розовая сукровица. Мужчина не мог соединить или согнуть пальцы, они неестественно торчали, как прутья.
   – Пятый год маюсь, – пожаловался он бабушке.
   Когда я повернул голову, то не поверил своим глазам: толстый слой коросты сошел вместе с засохшим мякишем, а на ее месте была тонкая розовая кожа, на которой местами имелись небольшие, слегка кровоточащие ранки. Мужчина пошевелил пальцами, глаза у него округлились.
   – Невероятно! – удивился он. – Такого не может быть.
   Бабушка улыбнулась.
   – Не спеши, не все еще, – сказала она, – надо ранки очистить да заживить.
   Тем временем бабушка разминала новую порцию мякиша. Теперь, добавив в него чайную ложку сока из корня чистотела, она тщательно готовила лекарство. Повторно обмазав руки больного этой кашицей, она продолжила рассказ о хлебе.
   – Хлебный мякиш с любыми веществами смешивается, ни с кем не ссорится. Вот, к примеру, сначала возьмем мякиш из целой буханки, добавим к нему пару ложек цветочной пыльцы да ложечку медку липового, разотрем семена подорожника и добавим в настой лаврового листа. Затем замесим все это, накрутим шариков с горошину, высушим их на горячей глине и будем принимать по два шарика пять раз в день, – такое лекарство с язвой желудка и двенадцатиперстной кишки справится, да и при диабете поможет.

Загадка «черной» магии

   Бабушка задумывается, потом начинает говорить:
   – Жили на свете пять сестер: Знахарка да Алхимия, Астрология да Метафизика и с ними сестра Оккультика. Может, сотни, а может, и тысячи лет жили они в этом мире, постигая его во всем многообразии до самых глубин. Все мировые законы познали сестры, и не было у них ссор да распрей. Собрались как-то они все вместе и сотворили из знаний своих девочку, назвав ее Магией, и такая она получилась красавица, такая умница, всеми силами земли владела. Увидел дьявол, что на земле мир да покой, и, зная, что нет у него власти над сестрами, решил, лукавый, на хитрость пойти: принял образ могучего бога и предстал перед ними. Как увидели они его, так и влюбились. Сумел лукавый глаза отвести. Только Магия хмурит брови, чувствует, что бедой все кончится, да ничего поделать не может, не верят ей сестры. Стал нечистый жить с ними, и родились у сестер от него дочери: Медицина да Химия, Астрономия да Физика, а у Оккультики и вовсе странный ребенок – тело одно, а головы две, вот и назвали девочку Религия-Политика.
   Как появились на свет девочки, так и исчез нечистый. Стали сестры дочерей растить. Только странные какие-то детки растут: мудрых матерей не слушают, суть вещей не видят, все по поверхности шарят, друг дружку не понимают, ссорятся да дерутся – нет в них любви. Выросли девочки и захотели править миром. Обманули они своих матерей и заключили их в каменные темницы, замкнули железными дверями и наложили на те двери заклятие неверия и невежества. Только Магия улетела в мир иной, пообещав вернуться и освободить сестер. Заметались люди на земле, перестали понимать друг друга, стали воевать да ссориться – каждый править хотел. Прошли века, стерлись в памяти людской имена сестер, забылись их мудрые знания, а чтобы помешать вернуться Магии, обвинили ее во зле да обозвали «черной»…

Хлебный мякиш от угрей

   Она сняла с рук больного хлебный мякиш. Ранки уже не кровоточили, они были чистыми и едва заметными.
   – Пускай кожа подышит, – сказала бабушка, заминая в очередную порцию мякиша ромашковое масло.
   – У меня и до болезни таких рук не было, кожа, как у девушки, – восхитился больной, сжимая пальцы в кулак. – Чудеса, да и только! Поневоле начнешь вашим сказкам верить, Анна Георгиевна.
   – В сказки люди свою память и надежду вкладывают, потому-то их дети и любят. Не умеют дети себе лгать, душа у них чистая, безгрешная. Не то что у взрослых. Ну, давай сюда свои девичьи руки. – Она с улыбкой стала снова намазывать приготовленную кашицу. – Посидим-ка еще часик.
   – Анна Георгиевна, расскажите еще что-ни-будь, – попросил больной.
   – Чего же рассказать-то, разве про хлебушек еще. Ты сиди, сиди, не размахивай руками, а то лекарство смажешь, – одернула его бабушка. – Вот женщины, к примеру, все морщины да угри на лице вывести пытаются. Всякие мази и кремы покупают, а того не разумеют, что и здесь хлебушек поможет. Если кожа жирная, то смешиваем мякиш с ночной росой или берем кожуру от антоновки и заливаем стаканом кипятка. Как остынет, с мякишем смешиваем, намазываем на лицо и держим, пока пять раз «Отче наш» не прочитаем, потом отваром ромашки смываем. Ни тебе угрей, ни прыщей. А коль сухая кожа, то здесь нам мякиш с утренней росой мешать надо или с яичным желтком. Ну а роской утренней лицо мыть будешь, так и морщинки разгладятся. Только яичко от настоящей курочки брать надо, от деревенской.
   – Ба, а верхняя корочка тоже что-нибудь может? – спросил я.
   – Да, миленький, верхняя корочка силу огня в печи взяла, ее и отдает. К примеру, если у кормящей женщины молока нет, надо сделать отвар из свеклы сушеной, положить туда сухарики из верхней корочки, сахарку добавить да и настоять квас. Если тот квасок попивать, молока будет вдоволь, и ребенок станет крепким расти. Или камни у человека в почках – опять квасок, только теперь с листом лимонника да можжевеловыми ягодами. А если корочки на поясницу как компресс класть, любые камни вытопит.
   Рассказывает бабушка, а сама без дела не сидит. То травки разбирает да по мешочкам раскладывает, то растирает что-то в каменной ступочке.
   – Анна Георгиевна, – говорит больной, – сколько сейчас лекарств всяких изобрели, не-ужели простой хлеб да роса лучше?
   – Не лучше, – отвечает бабушка, – а человеку ближе. Лекарство-то еще найти надо, по аптекам побегать, а хлеб да роса всегда под рукой. Ну, давай руки посмотрим.
   Бабушка сняла засохшую корочку, обмыла кисти настоем ромашки и смазала ранки облепиховым маслом. Кожа была чистая и гладкая, ранки почти закрылись. Забинтовав руки, бабушка дала мужчине пузырек с маслом.
   – Каждый день смазывай, – сказала она, – а недельки через две ко мне придешь.
   Еще два или три раза этот больной появлялся у нас на даче. Бабушка осматривала его руки, ощупывала их, зачем-то заглядывала ему в глаза и наконец отпустила со словами:
   – Ну все, теперь болезнь больше не вернется.
   Больной уехал, но с тех пор каждый праздник присылал открытки с поздравлениями… Открыток тех было множество, и наш почтальон, молодая девушка Валя, смеялась:
   – Анна Георгиевна, сколько же у вас знакомых, на весь район меньше почты ношу, чем к вам, пора прибавку к жалованью просить.
   – Ничего, ничего, попрыгунья, работа у тебя такая, видишь, как раскраснелась на воздухе. – Бабушка улыбалась, угощала Валю пирожками, и та убегала со своей сумкой, разносить почту по другим квартирам. Всю корреспонденцию бабушка внимательно читала и аккуратными стопочками складывала в ящик комода.
   – Память моя, – говорила она. На некоторые письма бабушка отвечала, и тогда через некоторое время у нее появлялся новый больной…

Сила солнышка и тайна девочки магии

   – Нет, миленький, не вернулась. Живет она в других мирах в другом времени, правда, иногда разговаривает с людьми, которые ее помнят.
   – Как по телефону? – интересуюсь я.
   – Да, как по телефону, миленький. Ну, пойдем на вечернее солнышко посмотрим, устала я что-то, там и расскажу.
   Бабушка складывает в платочек зеленый лук, пирожки, вареные яйца и бутылку простокваши.
   – Поужинаем на воздухе, – говорит она, и мы выходим из дома.
   Недалеко от леса, на поляне, стоит большой клен. Это любимое место бабушки. Почти каждый вечер она приходит сюда, садится под дерево и, прислонившись к нему спиной, долго смотрит на заходящее солнце, а иногда закрывает глаза и как будто засыпает.
   Вот и сегодня мы пришли на поляну, устроились на прогретой за день земле, и бабушка развязала платочек с ужином.
   – Смотри на вечернее солнышко, – сказала она. – Кто на вечернее солнышко смотрит, здоровым да сильным растет и глазки зоркие имеет.
   – А Магия, бабушка, почему она не возвращается и со всеми людьми не разговаривает?
   – Не может она со всеми разговаривать, потому что глупые люди бывают, неразумные. Всякое знание да изобретение пытаются себе на пользу повернуть, а своя польза часто чужим горем оборачивается. Вот наша мясорубка, к примеру. Сделал ее в давние времена беззубый монах, который мясо любил, а жевать не мог. Но попала она в руки инквизиции, и стала инквизиция с ее помощью людей мучить да пытать.
   – Что такое инквизиция, бабушка?
   – Ну это как бы милиция при церкви такая была, теперь ее уж нет, – ответила она.
   – Ба, так нашу мясорубку беззубый монах сделал? – спросил я.
   – Нет, конечно, не нашу, а ее прапрабабушку, нашу мы в магазине купили. Ты покушай, непоседа, да на солнышко посмотри. – Бабушка протягивает мне пирожок и кружку простокваши. – Так вот, если услышат Магию глупые люди, то и почернеет она. Повернут ее силу себе на пользу, а другим на горе. Всякое добро может злом обернуться, смотря в чьих руках окажется. Вот и живет Магия в другом мире, ждет, пока люди поумнеют, – тогда и вернется.

Щетинка вместо порчи

   – Хлебушек, миленький, для любого народа свят. По-разному его везде называют: каравай и чурек, лаваш и хом, – а все одно, много сил и души в него вкладывают. Зерно посеять надо, урожай собрать, муку смолоть, тесто замесить да испечь. Видишь, через сколько рук хлебушек проходит, и каждые руки его с любовью берут и свою силу вкладывают. Поэтому и исцеляет он боли людские, а уходит человек в дорогу, и не мяса кусок, а хлеба краюшку с собой берет. Она его и накормит, и согреет, и силы вернет. Люди говорят: «Хлеб на столе – счастье в доме». Пойдем домой, миленький, поздно уже, спать пора.
   Однажды к нам на дачу приехала молодая женщина с маленьким ребенком. Ребенок был очень беспокойным, все время плакал, вертелся на руках у матери и никак не хотел успокаиваться.
   – Совсем замучилась с ним, Анна Георгиевна, – рассказывала женщина. – Врачи ничего не находят, а малыш не спит, плачет ночи напролет, ест плохо, видите, как исхудал. Уж сколько бабок объехали, все говорят – порча. Что только ни делали: молитвы читали, воск лили, водой святой обмывали, – ничего не помогает. На вас последняя надежда.
   Бабушка распеленала ребенка, внимательно осмотрела, ощупала животик и головку, заглянула в глаза. В ее руках мальчик постепенно успокоился, затих, закрыл глазки и начал посапывать…
   Теперь я знаю, что в процессе осмотра бабушкины пальцы нажали на несколько, как их теперь называют, биоактивных точек, работу с которыми издавна применяли русские знахари. Но об этой методике я расскажу немного позже, чтобы не нарушать последовательность повествования.
   Закончив осмотр, бабушка укрыла ребенка одеялом.
   – Пусть поспит, – сказала она. – А ты садись пока, чайку попей, устала, небось, в дороге.
   Бабушка разожгла самовар, достала варенье и домашние пирожки. Они уселись за стол.
   – Щетинка у твоего ребенка, девонька, – сказала бабушка, – выгонять надо.
   – Какая щетинка, Анна Георгиевна, – перепугалась женщина, – порча ведь у нас.
   – Не говори, чего не понимаешь, – рассердилась бабушка. – Ишь, порча у нее, видите ли! Какая порча, что ты об этом знаешь?
   – Так ведь бабки сказали. – Женщина нервно заерзала на стуле.
   – Дурак сказал, – отрезала бабушка, – ему все, что не понять, то и порча. А ты, коль с безгрешного младенца порчу снимать собралась, так в другое место езжай.
   Редко мне случалось видеть бабушку в таком раздражении. Голос ее, обычно мягкий и спокойный, стал вдруг резким, брови нахмурились, между ними пролегла складка. Впоследствии она говорила мне: «Сколько живу, не могу понять глупость людскую, что им ни скажут пострашнее да поглупее, в то и верят, совсем думать разучились. Непонятных слов наслушаются, начитаются, вот и вставляют их ни к селу ни к городу, а что стоит за теми словами, и знать не знают. Найдут какого-нибудь дурня старого, который знахарем или колдуном себя называет, так чем грязнее и неряшливее он выглядит да больше слов страшных и непонятных говорит – тем и лучше. Сколько уж людей такие колдуны угробили, и не счесть, а все мало. Нет, видно, не дано мне понять глупость людскую».
   – Что вы, что вы, Анна Георгиевна, – расплакалась женщина, – простите, ради бога, если что не так. Куда же я пойду, ведь где только не была. Если вы не поможете, не знаю, что и делать.
   – Ладно, что плакать-то, ребенка лечить надо. – Бабушка погладила женщину по голове. – На-ка, девонька, чашку, пойди в другую комнату да молока грудного сцеди.
   Женщина вышла. Бабушка налила кипятку из самовара и запарила березовый веник в тазике и траву череды в глиняном горшочке. Когда женщина вернулась, бабушка убрала со стола, постелила чистое полотенце и перевернула малыша на животик. Она достала из тазика веник, подождала, пока он немного остынет, положила ребенку на спинку и накрыла одеяльцем.
   – Подержи-ка, девонька, чтобы веник не сползал, – сказала она, а сама достала буханку круглого хлеба и вынула мякиш. Трижды бабушка обдавала веник кипятком и накладывала ребенку на спину. – Это чтобы кожа распарилась да поры открылись, – говорила она.
   Потом окунула мякиш в горячую воду, в которой замачивала веник, добавила грудного молока, размяла и скрутила из него колбаску. Протерев распаренную кожу ребенка грудным молоком, бабушка принялась катать по ней хлебный валик, периодически смазывая спинку молоком. Минут через пятнадцать она подала валик женщине.
   – Ну вот и щетинка, – сказала бабушка, – она-то и не дает малышу покоя.
   Хлебная колбаска была утыкана жесткими черными волосками, торчавшими, как иглы ежа, во все стороны. Женщина с недоумением посмотрела на валик, потрогала волоски пальцем.
   – Ой, колючие какие, да откуда же взялись-то они?
   – Неважно откуда, были, а теперь нет, – ответила бабушка. – Ты, девонька, сходи-ка на почту, домой позвони или телеграмму пошли, чтобы не беспокоились. Денька три у меня поживете.
   Бабушка вынула из горшочка траву череды и обтерла ею все тело ребенка, после чего обмыла его настоем. Она положила малыша на кровать, где он тут же уснул. Женщина ушла на почту, а я пристал к бабушке:
   – Ба, а откуда у малыша такие колючки взялись?
   – Понимаешь, миленький, дети ведь волосатенькие рождаются. Потом волоски у них пропадают. А у некоторых под кожей остаются, отвердевают и превращаются в такую щетинку. Они-то и колют малыша, раздражают, спать не дают, вот он и плачет. А мы спинку ему березовым веничком распарили, молочком размягчили да и вытянули на хлебушек те волоски. Атавизмом это в науке называется. Человек-то, он от обезьяны произошел. У тебя маленького тоже щетинка была.
   Не буду приводить мои возмущенные детские высказывания по поводу моего родства с обезьяной, лучше продолжу начатый рассказ. Мать ребенка, тетя Женя, была веселая и разговорчивая. Они прожили у нас три дня, и за это время бабушка еще раз провела вышеописанную процедуру.
   – На всякий случай, – сказала она. Ребенок хорошо спал и ел.
   – Не знаю, как вас и благодарить, Анна Георгиевна, ведь чего только я ни делала, у кого ни была, извелась совсем – все ночи без сна, – рассказывала тетя Женя за завтраком.
   – А нечего меня благодарить, девонька, ты бы лучше на себя посмотрела: волосы редкие да тонкие, сосульками висят.
   – Что делать, Анна Георгиевна, как ребенок родился, так и волосы полезли, – а ведь какая коса была.
   Бабушка улыбнулась:
   – Возьми-ка ты, девонька, хлебный мякиш, смешай его с яичным желтком. Только яичко от деревенской курочки возьми. Разведи это настоем череды и корня лопуха, но заваривай отдельно. Череда быстро заваривается: кипятком залил, остыло – и готово, а корень лопуха ночку в тепле постоять должен. Намочи голову и намажь составом, потом оберни полотенцем да подожди полчасика, а как смоешь, ополосни волосы настоем ромашки. Через два дня на третий в течение месяца так лечиться будешь, волосы лучше старых вырастут, еще заплетешь косу свою.
   Через два дня за тетей Женей приехал ее муж, и они вернулись в город.
   В этой главе описана лишь малая толика возможностей хлеба как лекарственного вещества, о них можно говорить бесконечно. В каждом доме есть буханка черного хлеба. Мы готовим с ним бутерброды, делаем сухарики, чтобы с пивком погрызть, и не знаем, что держим в руках величайшее целительное средство, способное избавить нас от любого недуга.
   Попробуйте, убедитесь сами. Лечение хлебом безвредно и эффективно, поэтому пренебрегать им не стоит.

Рецепты

Кожные заболевания
   Взять 4–5 растений мяты вместе с утренней росой. Тщательно растереть их в деревянной посуде и протереть через сито. Взять мякоть из одной буханки ржаного хлеба и добавить приготовленную мяту. Завернуть в промасленную льняную ткань и оставить на ночь в прохладном месте. Утром разделить приготовленный мякиш на 3 части. Первую развести росной или ключевой водой до состояния жидкой каши, добавить 1 ст. ложку меда и обмазать пораженные места. Держать до высыхания 1,5–2 часа, потом удалить. Вторую порцию мякиша развести водой, влить 1 ч. ложку сока из корня или травы чистотела и повторить вышеуказанную процедуру. В последнюю порцию мякиша добавить 1 ч. ложку масла ромашки, тщательно перемешать и развести водой до нужной консистенции. Обмазать проблемные места, держать до высыхания, после чего удалить мякиш и промыть кожу отваром ромашки. При наличии ранок ежедневно смазывать их облепиховым или шиповниковым маслом до полного заживления.
Детская щетинка
   Запарить березовый веник и приготовить настой череды из расчета 8–10 растений (целиком) на 1 л кипятка. Взять хлебный мякиш, добавить грудного или козьего молока, размять и скатать из него колбаску. Спинку ребенка 2–3 раза распарить теплым веником и смазать грудным молоком. Катать хлебную колбаску вдоль позвоночника. По мере впитывания молока кожу нужно повторно увлажнять. Процедура длится 15–20 минут. Вышедшие щетинки будут торчать из мякиша. Обтереть спинку ребенка травой череды и обмыть все тело настоем.
Лечение волос
   Приготовить настой корня лопуха: 2 ст. ложки измельченных корней залить стаканом кипятка и оставить в термосе на ночь. Взять мякиш из половины буханки ржаного хлеба, смешать с 1 яичным желтком. Залить 1 ст. ложку травы череды 0,5 стакана кипятка, остудить. Смешать настои в равной пропорции и развести хлебный мякиш до состояния жидкой каши. Нанести состав на влажную голову, слегка втирая подушечками пальцев в кожу. Обернуть полотенцем, а через 30–40 минут хорошо промыть волосы водой без мыла и ополоснуть настоем ромашки (2 ст. ложки на 1 л кипятка).
   Процедуры выполнять 2 раза в неделю. Курс лечения: месяц.
Маски
   Для жирной кожи
   Развести хлебный мякиш ночной росой или настоем из кожуры одного кислого яблока (залить кожуру 0,5 стакана кипятка, растереть до сметанообразного состояния). На чистое лицо сделать горячий компресс, после чего нанести приготовленный состав. Держать 15 минут. Протереть кожу настоем ромашки или череды (1 ст. ложка травы на стакан кипятка).
   Процедуры повторять 2–3 раза в неделю. Курс лечения: 21 день.
   Для сухой кожи
   Смешать 150–200 г мякиша с 1 яичным желтком и развести утренней росой или родниковой водой до консистенции сметаны. Нанести состав на подготовленную, как указано в предыдущем рецепте, кожу. Держать 15 минут. Ополоснуть лицо росной водой или настоем корня петрушки (1 корень на стакан кипятка).
   Процедуры проводить 2 раза в неделю. Курс лечения: 21 день.
Заболевания желудка и кишечника
   Хлебный мякиш из 1 буханки ржаного хлеба смешать с 2 ч. ложками цветочной пыльцы и 1 ст. ложкой липового меда. Приготовить отвар лаврового листа: 0,5 пачки лаврового листа залить стаканом воды и кипятить 5 минут. Растереть в порошок 3 ст. ложки семян подорожника и смешать с приготовленным отваром, дать остыть. Развести хлебный мякиш настоем и скатать шарики размером с крупную горошину. Высушить их на горячей глине: например, положив их на глиняное блюдо и поставив его на печь, на плиту.
   Принимать 5 раз в день по 2 горошины, можно запивать водой. Лечение проводится в сочетании с вегетарианской диетой. Курс лечения – 9 дней. Потом сделать недельный перерыв и повторить курс.
   Состав эффективен при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, а также при ранних стадиях диабета. Хороший эффект достигается при аллергических реакциях, связанных с нарушением желудочно-кишечного тракта.
Квас для увеличения лактации
   Взять 0,5 кг сушеной свеклы, залить 5 л воды и кипятить на медленном огне 15–20 минут. Добавить 0,5 кг сахарного песка и 3–4 ст. ложки меда. Настаивать 5–6 часов, процедить отвар. Положить в него 300 г сухариков из верхней корочки ржаного хлеба и поставить на 10–12 дней в темное теплое место для выхаживания.
Квас при мочекаменной болезни
   Взять 0,5 кг сахарного песка и 50–60 ягод можжевельника, залить 5 л воды. Довести до кипения и добавить 10–15 листьев лимонника. Остудить, положить 0,5 кг сухариков из верхней корочки ржаного хлеба и поставить на 10–12 дней для выхаживания. Пить по 200 мл 3–5 раз в день. Через 3–4 дня начать делать компрессы из свежей верхней корочки на область почек (компрессы ставятся на ночь). Обычно камни выходят через 8–9 дней после начала лечения.
Бессонница, головные боли
   Приложить нижнюю корочку ржаного хлеба к вискам, смазанным растительным маслом.
Артриты, артрозы
   Нижнюю корочку круглого ржаного хлеба завернуть во влажную ткань и слегка подогреть. Наложить теплую корочку на смазанные растительным маслом суставы и обвязать влажной льняной тканью. Боль быстро исчезает.
   При регулярном применении этот метод позволяет очистить суставы от накопившихся шлаков.
Мозоли, косточки, шпоры
   Смешать хлебный мякиш с липовым медом в пропорции 2: 1. Распарить ноги и наложить на мозоль приготовленную смесь, зафиксировав его повязкой или пластырем. Через 2–3 дня снять мякиш и удалить поднявшуюся мозоль. При необходимости курс повторить. Обычно после 3–5 курсов удается избавиться даже от застарелых мозолей. При лечении косточек и шпор хлебные компрессы меняются ежедневно и сочетаются с теплыми ванночками для ног из ромашки или подорожника.


Глава 2. Лечение росой

Сила ночной росы

   Дома бабушку ждала больная – пожилая женщина с перевязанной рукой. Ее привела дочь, которая жила на даче недалеко от нас.
   Слухи разносятся быстро, поэтому ближние и дальние соседи часто обращались к бабушке со своими проблемами. Правда, несколько дремучих сердитых старух бормотали что-то про грехи, проданную душу и про то, что бабушку в аду ждет сковородка.
   – Гляди, сколько годов живет, – шипели они, когда бабушка проходила мимо. – Ни старость, ни хворь ее не берет, не иначе душу продала. Погоди, подденут тебя черти на вилы, – грозили они вслед узловатыми пальцами.
   Бабушка никогда не обращала на них внимания.
   – Ба, а правда, что людей лечить – грех? – спрашиваю я.
   – Не слушай, миленький. Это старость и зависть в них говорят, – отвечала она. – Какой же это грех? Творец травы и деревья на благо людям создал. Иисус силой и словом исцелял и ученикам заповедал. Вот убивать грех. А старухи всю зиму в поликлиниках отсидели, теперь на лавках целый день проводят, делать им нечего, вот и тараторят!
   – Помогите, Анна Георгиевна, – попросила соседка. – Столько я чудес про ваши дела наслушалась. Два года назад мама руку сильно ушибла, надоумил ее кто-то компрессы из мочи ставить. Так от тех компрессов всю руку разнесло. Врач сказал, рожистое воспаление, вроде вылечили, потом опять началось…
   Бабушка сняла бинты с опухшей красной руки. Женщину, несмотря на жаркий день, бил озноб, лоб покрыли бусинки пота. Усадив больную на диван, бабушка напоила ее чаем из зверобоя и брусничного листа, наложила компресс, смоченный настоем чистотела с ромашкой. Через некоторое время боль улеглась, температура спала.
   – Теперь домой ступайте, пусть мать поспит, – сказала бабушка, – а ночью, часика в три-четыре, ко мне придете.

Как роса побеждает рак

   – Все равно не уснешь, непоседа любопытный, пойдем уж.
   Отжимая полотенце в ведерко, она рассказывала о свойствах росы:
   – Ночная роса холодная, она хорошо заживляет, любые воспаления снимает. Если мы компрессы с ней делать будем, то ожоги и раны затянутся быстро и рубца не оставят.
   – Ба, а роса что, разная бывает? – спрашиваю я.
   – Да, миленький, – продолжает бабушка. – Ночная роса холод несет, утренняя – тепло, а вечерняя – покой. С помощью ночной росы иногда даже с раковой болезнью справиться удается. Если компрессы с ней делать да пить ее понемногу на ночь и утром, то опухоль расти перестанет, потом на убыль пойдет, и боль исчезнет. Не любит раковая болезнь ночной росы. Везде, где воспаления или раны, нам ночная роса большую помощь окажет. Ну, вот и хватит, – сказала бабушка, в последний раз отжав полотенце в ведерко. – Домой пойдем, люди ждут.
   Дома бабушка уложила больную на диван, намочила в собранной росе вафельное полотенце, сложила его в несколько раз и обернула им распухшую руку женщины.
   – Потерпи немного, боль скоро пройдет.
   Боль, видимо, действительно утихла, потому что женщина успокоилась, перестала постанывать и завела домашние разговоры. В течение трех-четырех часов бабушка постоянно смачивала полотенце росой, не отнимая его от руки. Когда она сняла полотенце, рука была совершенно нормальной, только верхний слой кожи отслоился и выглядел как сморщенная тряпка. Женщина ощупала это место, пошевелила пальцами.
   – Совсем не болит, – сказала она. – Анна Георгиевна, что же вы такое сделали, прямо колдовство какое-то?! Когда дочь меня к вам повела, я и верить в чудеса не могла, ведь сколько везде лечилась!
   – Могла, не могла, – бабушка махнула рукой, – чего уж там. Давай-ка руку настоем чистотела обмоем, и домой идите, а то у меня мальчонка всю ночь не спавши, любопытный, все видеть да знать хочет. Ум пытливый имеет, за то и люблю. Тепленьким настоем чистотела каждый день руку парь, пока кожа не отшелушится и инфекция не уйдет.

Слезы Бога и кровь Земли

   – Интересное это вещество, сильное. С чем только люди росу ни сравнивают – и со слезами Бога, и с кровью земли. Никто толком ее свойств понять не может. Одно скажу: много где ее используют: во врачевании и в магии, и в герметике, и в оккультизме, – везде она место находит. До конца ее силу люди не постигли, а вот применять научились. Ну, а как роса с болезнями справляется, ты уже не раз видел.
   Бабушка часто использовала росу, иногда в чистом виде, но обычно в составе смесей. Она собирала ее строго в соответствии с фазами Луны, причем с различных растений. В погребе на полках всегда стоял десяток берестяных ведерок с плотно подогнанными крышками. На росной воде бабушка делала настойки из трав, но не отвары.
   – Роса огня не любит. Она его в себе несет, утренняя – небесный, ночная – земной, а вечерняя – живой. Нам же нужно огонь тот освободить и человеку служить заставить. В природе миллионы лет идут различные процессы, вещества сами находят друг друга и сочетаются между собой. Человек по своему разумению пытается те процессы повторить, да жизни ему для этого не хватает. Так и роса – саму зарю мира помнит и память эту нам отдает в виде силы своей. Сила же ее удивительна, и постичь ее людям не дано, разве что Богу. А Бога мало какой человек слышать хочет.

Роса и детский испуг

   – Вечернюю росу лучше собирать с ромашкового поля, – говорила она. – Ромашка – растение по характеру мягкое, нежное, со всеми травами дружит, ни с кем не ссорится. Взятая с нее роса хорошо от душевных болезней помогает, буйных успокаивает, сон возвращает. Хороша вечерняя роса и при некоторых глазных недугах, при глаукоме, например. А помнишь того мальчика?
   Я, конечно, хорошо запомнил эту историю. Как-то у нас появилась женщина, она долго разговаривала с бабушкой и через несколько дней вернулась с мальчиком лет девяти-десяти. Он вел себя очень странно: то тихо сидел в уголке, уставившись в пустоту, то вдруг начинал метаться по комнате, пытаясь забиться под стол или в какой-нибудь темный угол. А когда к нему подходили взрослые, начинал громко рычать, скалить зубы и закрываться руками.
   – Что с ним, бабушка? – спросил я.
   – Испугали его, когда маленький был, – ответила она, – с тех пор душой страдает.
   Позднее бабушка рассказала, что когда мальчику было пять лет, у него на глазах поезд переехал двух мужчин. Мальчик испугался и убежал. Через два дня его нашли, но он никого не узнавал, пытался спрятаться, кричал. Лечение обычными методами заметных результатов не дало. Мальчик почти не говорил и стал заметно отставать в росте. Так он оказался у нас.
   Бабушка двое суток внимательно наблюдала за поведением и состоянием мальчугана. Даже по ночам она подходила к нему, щупала пульс, прислушивалась к дыханию, оттягивала веко и заглядывала в глаза. Днем бабушка как бы невзначай показывала ему различные предметы, цветные картинки с изображениями животных, растений и следила за его реакцией. Спустя два дня она сказала:
   – Сегодня вечером лечить начнем, как раз новолуние.
   Вечером бабушка позвала меня, велела взять чистое полотенце и берестяное ведерко.
   – Росу пойдем собирать? – спросил я.
   – Все-то ты знаешь. Вечернюю росу в новолуние собирать лучше, – рассказывала она во время сбора. – Когда луна узким серпиком смотрит, тогда роса большую силу имеет.
   Дома бабушка налила росу в кружку и протянула мальчику:
   – На-ка, попей. – Он дернулся было в сторону, но бабушка взяла его за руку, заглянула в глаза и строго сказала: – Пей, кому говорю!
   Мальчик съежился под ее взглядом, но почти сразу успокоился.
   – Пей! – снова приказала бабушка и положила ладонь ему на голову. Он слегка покачнулся, потом взял кружку и стал пить. Все время, пока мальчик пил, бабушка не снимала руку, потом сказала:
   – А теперь спи, спи.
   Глаза ребенка закрылись, и он начал падать. Бабушка подхватила его и уложила на диван. Она достала клеенку, накрыла ей подушку, потом плотно затянула голову мальчика смоченным росой полотенцем. В эту ночь он спал спокойно. Утром бабушка заставила его выпить росяной воды и обтерла ею все тело ребенка. Он не сопротивлялся, весь день пил росяную воду, но есть ему бабушка не давала. Все шло хорошо, мальчик перестал кричать и прятаться. Вечером бабушка опять обтерла и напоила его, а перед сном разрешила поесть. На ночь она снова затянула голову больного мокрым полотенцем, и он быстро уснул.
   Курс лечения длился пять суток. Ребенок успокоился, перестал кричать, хорошо спал. На следующий год они с матерью снова приехали к нам. Мальчик нормально говорил, был спокоен, заметно подрос и уже учился писать.

Сбор росы

   – Будешь босиком по утренним росам бегать, – говорила она, – мозоли да шпоры пропадут, и косточки рассосутся. Голову мыть будешь – волосы густые да здоровые вырастут. Старикам утренние росы силу дают и кожу омолаживают, могут даже зрение вернуть.
   Я наблюдал много случаев, когда бабушке при помощи компрессов и промывания глаз утренней росой удавалось справиться с катарактой и бельмом. Лечение этим методом позволяло успешно бороться с мочекаменной болезнью и мастопатией, а также с другими недугами.
   Работа с росной водой занимала почетное место в русской знахарской медицине. Далеко не каждый знахарь умел полноценно использовать этот уникальный материал. В наше время методики лечения росой считаются почти утраченными, хотя по эффективности действия, широте возможностей и простоте применения с росной водой не может сравниться ни одно вещество. Сбор и применение росной воды часто сопровождались сложными ритуальными действиями, чтением молитв и заговоров, строгим соблюдением времени и видов трав, с которых роса собиралась.
   Важно также знать, как хранить и применять целебную воду из росы. Я нередко наблюдал за работой знахарей, с которыми меня сводила судьба, сам практиковал лечение росой, поэтому могу с уверенностью сказать, что, даже используя упрощенные методы, вы можете избавиться от огромного количества недугов.
   Утреннюю росу лучше всего собирать с клевера, когда Луна находится в фазе убывания. Время сбора довольно короткое, поэтому желательно его не упускать: всего полчаса с момента, как первый солнечный луч осветит траву. Собранные в это время капли росы несут в себе эфирную (космическую) энергию и имеют наибольшую силу при лечении.
   Росная вода может довольно долго (до недели) храниться, если ее держать в деревянной или берестяной таре в темном прохладном месте. Утренняя роса замечательно омолаживает кожу, а если принимать ее внутрь, усиливает обменные процессы и защитные функции организма. Поэтому она является прекрасным средством для пожилых людей.
   Ночную росу предпочтительно собирать с одуванчиков, когда Луна находится в фазе роста. Время сбора – с часу до трех. Ее применяют для лечения сильных воспалительных процессов, только в виде компрессов.
   Вечерние росы интересны своим мощным успокаивающим действием. Собирают их в новолуние с ромашки и применяют для исцеления от нервных и психических заболеваний, а также при бессоннице. Росную воду принимают внутрь, используют для компрессов. Чрезвычайно эффективна при лечении шизофрении, эпилепсии, реактивных психозов, последствий испуга у детей.
   Конечно, не обязательно строго соблюдать фазы Луны и выбирать растения, с которых нужно снимать капельки. Можно собирать росу просто с разнотравья, хотя это в значительной мере снижает эффективность лечения. Но время сбора и правила хранения нужно соблюдать тщательнее. Росу нельзя собирать и хранить в стеклянных и особенно металлических емкостях. Для этого используется только деревянная посуда!
   Не собирайте росные воды на колхозных полях, опрысканных химикатами, вблизи автострад. Не поленитесь отойти подальше, тогда маленькие росинки – «божьи слезы» – сделают для вас все, на что способны. А способны они на многое!

Рецепты (применение «живой» воды)

Мочекаменная и желчнокаменная болезни
   Курс лечения: 7–10 сеансов через день.
Для улучшения зрения
   Промывание глаз росой и компрессы из росы утром и перед сном, которые накладывают на 10–15 минут, улучшают зрение, избавляют от катаракты и бельма.
   Курс лечения: 12–15 дней ежедневно.
Уход за волосами
   Смочить голову росной водой и массировать кончиками пальцев до разогрева. Повторно смочить, обвязать голову полотенцем и оставить на 30 минут. Ополоснуть настоем ромашки и дать высохнуть.
   Массаж головы с росной водой делает волосы густыми и пышными, улучшает их рост и в некоторых случаях позволяет даже восстановить волосяной покров на лысине.
   Курс лечения: 5–7 процедур через день.
Мастопатии, фибромы, миомы
   Мастопатии, фибромы, миомы и другие доброкачественные новообразования лечатся компрессами, спринцеванием и приемом внутрь по 30–50 мл росы 3–5 раз в день.
   Курс лечения: 5–7 дней ежедневно.
Кожные болезни
   Кожные болезни, косточки, шпоры, мозоли и грибковые заболевания исчезнут, если ежедневно 2–3 раза в день на 15–20 минут накладывать компрессы с росой. При косточках и шпорах компрессы накладываются на ночь.
   Курс лечения: до исчезновения признаков заболевания.
Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки
   При язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, а также при геморрое нужно пить натощак и перед сном по 50–100 мл росной воды. В процессе лечения соблюдается овощная диета. При геморрое добавляются вечерние клизмы росой.
   Курс лечения: 21 день.
Применение «мертвой» воды
   Прием ночной росы внутрь допустим лишь при онкологических заболеваниях – она останавливает рост опухолей. В этом случае ее принимают внутрь по 30–50 мл до и после еды, а также утром натощак и вечером перед сном. На кожу напротив места поражения накладывают мокрые компрессы. В некоторых случаях таким простым способом удается справиться с болезнью или хотя бы приостановить ее развитие. Но даже если недуг не отступит полностью, этот метод смягчает боль, нормализует сон.
Компрессы от нервных расстройств
   При нервных расстройствах перед сном голову больного плотно обвязывают полотенцем, смоченным росной водой. По утрам влажной тканью протирают все тело и в течение дня 3–5 раз дают росную воду внутрь по 50–100 мл.
   Курс лечения: 5–21 день.
   В этой главе я рассказал только о некоторых возможностях росных вод как лечебного средства и привел самые простые примеры их применения, безопасные и пригодные для всех. О более сложных методах применения росы я расскажу в следующих книгах.


Глава 3. Лечение травами

Сказки и уроки бабушки Ани

   Зимой бабушка редко принимала больных: в коммунальной квартире это неудобно. Она вела большую переписку, сортировала письма, делала из сушеных трав и семян различные лекарства и масла. Люди называли бабушку колдуньей, говорили, что ей почти сто лет, хотя о ее возрасте напоминали лишь абсолютно седые волосы, всегда аккуратно причесанные и собранные на затылке в пучок. В городе бабушке не хватало движения и простора, она тосковала по жизни на даче и по своей работе.
   В школе учение давалось мне легко, и это тоже благодаря бабушке. С пяти лет я свободно читал и писал, неплохо знал арифметику. Часто я просил бабушку почитать сказки, хотя и сам мог это сделать, но до чего же хорошо слушать ее! Она почти не заглядывала в книгу, которую держала на коленях, а голос, тихий и мягкий, постепенно переставал быть слышным, и я погружался в сказочный мир образов и событий. Несомненно, она владела гипнозом или магнетизмом. Впоследствии, даже изучая и применяя эти техники, я никогда не встречал ничего подобного. Каждую весну мы с бабушкой уезжали на дачу, где она заготавливала травы, лечила людей, а между делом обучала меня разным премудростям. Сама бабушка свои снадобья использовала редко. «Зачем здоровому человеку лекарства принимать? – смеялась она. – Пускай старики да больные лечатся!»
   Летом на даче жизнь била ключом. К нам постоянно приезжали люди, почти всегда оставались хотя бы на несколько дней, а то и дольше. Бабушка неторопливо беседовала с ними, заглядывала в глаза, в рот, внимательно осматривала и только потом принималась за лечение, давала рекомендации или наделяла больных пакетиками сушеных трав, скляночками с мазями и настойками. Посетители уезжали, но обязательно возвращались еще несколько раз, чтобы бабушка могла проследить, как идет выздоровление.
   – Сначала надо понаблюдать за человеком, правильно определить болезнь, понять, почему она возникла, изучить реакции на различные вещества, и лишь потом приниматься за лечение, – учила она. – Удобно, когда человек живет рядом с тобой хотя бы несколько дней, ты все видишь и чувствуешь сам. Больной может что-то в себе не замечать или постесняться рассказать, вот тут-то твои глаза и чувства подскажут, что с ним и как его лечить.
   В доме бабушка жить не любила, поэтому он стоял пустой – только в воскресные дни туда приезжали родители. Она оборудовала себе «резиденцию» в двухкомнатной времянке.
   – Здесь дышится легче, да и не мешаю я никому, – говорила она.

Как разговаривать с травами

   – Врач хоть и понимает, что иного больного вылечить не может, а надежду в нем поддерживать должен. Вот и лечит, как умеет, как учили его, таблетками да уколами. К знахарю тоже послать нельзя, запрещено, это «ненаучно», вспомни-ка сказку о Магии и пяти сестрах. Пациент же в болезнях не разбирается, в науку верит. Ну а если врач сам чем серьезным заболеет и знает, что наука здесь бессильна, то ищет он знахаря или бабку какую, вдруг помогут. Человек всегда надежду и веру иметь должен.
   – Ба, ты же говорила, что некоторые колдуны много людей угробили, – сказал я как-то.
   – Так и врачи разные бывают, – улыбнулась она, – подрастешь – поймешь.
   – Человек всегда пытался постичь природу, – говорила бабушка, – и с тех пор, как появились современные науки, начал покорять ее – воевать, значит. Все по недомыслию своему пытается лучше Бога сделать, да пока не то что улучшить, а даже повторить не может, тем себя и убивает. Реки перегораживает, леса вырубает, поля травит, а все из-за гордыни своей да глупости: я, мол, царь природы! Царя в революцию свергли, а сами все господствовать стремятся, да не знают, над кем.
   По утрам мы ходили собирать травы. Те, которые использовались сразу, бабушка брала вместе с росой, а для заготовки впрок – как только солнце их высушивало.
   – Всякая травка свою силу имеет, – говорила бабушка. – Она ее от земли получает, а земля эту силу от солнышка берет. Травы и деревья человеку сродни, с них жизнь на Земле начиналась, растения это родство помнят и людям помогают. Ты к ним с добром да любовью подойдешь, и они тебя полюбят, помощь и поддержку окажут, от зла защитят и от хвори излечат. Чувствует растение душу людскую, злому да жадному от него вред один – «что посеешь, то пожнешь».
   Собирая травы, бабушка снимала обувь, умывалась росой и говорила: «Травка, милая сестрица, я к тебе в гости пришла. От одной Земли-матери мы рождены, из одного теста слеплены, одной росой омыты, одним солнышком согреты. Поделись от избытка и щедрости своей, сохрани силу в стеблях и цветах, что сорвут руки мои. От чистого сердца, по велению души хочу людям помочь. Прости за боль, что причиню тебе, не с корыстью хожу к тебе, по необходимости…»
   Все время, пока говорила, бабушка держала открытые ладони протянутыми к луговым травам, и, когда речь заканчивалась, травы у ладоней начинали слегка покачиваться – тянуться к рукам. Она рассказывала, что такая речь называется заговором.
   – Заговор – это как бы просьба. И просишь ты то, что тебе очень нужно, чего очень-очень хочется, так хочется, что аж дух захватывает. Такое состояние называется эмоцией. Помнишь, дружку твоему Сашке ногу бревном придавило, ты ведь тогда сильно перепугался…
   За несколько дней до этого разговора мы играли с соседским мальчиком Сашкой (о его семье я рассказывал выше) около кучи бревен, привезенных на строительство их дома, и не заметили, как плохо закрепленное бревно скатилось и придавило ногу моего друга. Сашка громко заорал, начал дергаться, но нога была плотно прижата. Вид огромного бревна и кричащего друга сильно испугал меня. От ужаса я подбежал к бревну, ухватился за комель, приподнял его и отодвинул в сторону. Сашка тут же встал на ноги, по инерции продолжая вопить. К счастью, земля была мягкая, и он отделался большим синяком. Вечером того же дня двое здоровых мужчин с немалым трудом передвинули бревно на место. «И откуда у пацана столько силы взялось, такую махину сдвинуть?» – удивлялись они.
   – Страх в тебе силу пробудил, – продолжала бабушка. – Страх – это тоже эмоция, но для человека вредная. Полдня я тебя после этого выхаживала да травами отпаивала, столько ты энергии потерял, сам знаешь. Так вот, заговор порождает эмоцию, она в свою очередь пробуждает твои внутренние силы, через них ты и разговариваешь с травкой. Она тебя слышит и отвечает…
   Наблюдая за работой бабушки, а в дальнейшем практикуя сам, я пришел к выводу, что собранное и обработанное по знахарским методикам фитосырье по эффективности действия не может быть поставлено ни в какое сравнение с аптечным. В этом нетрудно убедиться самостоятельно.
   – Ученый ведь что в растении видит, – говорила бабушка, – одну химию, а те силы, которые химические элементы к взаимодействию приводят, не замечает. Травка, она в процессе роста все компоненты из земли вовремя возьмет и на свои полочки разложит. Вот тут-то и срывать ее надо, только осторожно и по-доброму, потому что боль чувствует и умирает долго.
   – Как долго, бабушка, разве она умирает? – спрашиваю я.
   – Конечно, миленький, как сорвал ее, так целый год умирает и страдает. Вот ставят люди букеты цветов в воду и любуются их смертью, красиво, говорят, а ведь на лужке или на клумбе они куда красивее смотрятся, когда живут да солнышку радуются…
   У меня на глаза наворачиваются слезы, до того травку жалко.
   Бабушка никогда не срезала цветы, но каждый день выходила на луг или в огород и любовалась ими. Она смотрела на них, гладила, что-то шептала, и цветы в нашем саду росли на удивление крупные и яркие. «Откуда у вас цветы такие красивые берутся, Анна Георгиевна?» – спрашивали соседи. «Петушиное слово знаю», – смеялась бабушка.

Кухня колдуньи

   Она всегда очень внимательно отбирала нужные растения. По каким-то одной ей известным признакам выбирала их, садилась на корточки, несколько секунд держалась за стебелек, потом срывала, клала в корзиночку и не торопясь шла искать следующее. Заворачивая разные травы в салфетки, она говорила: «Одни травы друг друга любят, другие нет. Вот приглядись, они и в природе порознь растут. Чтобы они между собой не ссорились, мы их домой отдельно понесем».
   Травы и корни бабушка сушила и хранила на чердаке времянки. Они висели, связанные в пучки по видам и разделенные холщовыми занавесками. На полочках аккуратными кучками были сложены корни, кора и расставлены баночки с маслами, покрытые марлей. «Травы да корни дышать должны, нельзя их в банках хранить, но и пыль лишнюю собирать не стоит», – говорила она.
   – Ба, а как ты травки выбираешь, они ведь все одинаковые, – как-то спросил я.
   – А ты посмотри на них, – ответила бабушка. – Видишь, на некоторых цветки еще не раскрылись, на других уже пожухли или цвет изменили, а третьи во всей красе стоят. Вот из последних-то мы и будем выбирать. А какие взять, нам ночью луна покажет.
   

notes

Примечания

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →