Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Далматинцы рождаются без пятен.

Еще   [X]

 0 

Скользящий сквозь ночь. Схватка с судьбой (сборник) (Пекальчук Владимир)

Семьдесят лет назад они могли бы стать мужем и женой – человек-рыцарь и княжна высших эльфов. Но не сложилось. Рыцарь стал вампиром, а княжна возглавила свой народ в давней войне против людей. И вот теперь они снова встречаются – вампир и княжна вымирающего народа. Встречаются по разные стороны баррикад. И теперь вампир Зерван да Ксанкар должен выбрать: смириться с кровавой бойней, устроенной эльфами, или обречь их на вымирание, собственноручно убив ту, которую он продолжает любить несмотря ни на что.

Год издания: 0000

Цена: 59.9 руб.



С книгой «Скользящий сквозь ночь. Схватка с судьбой (сборник)» также читают:

Предпросмотр книги «Скользящий сквозь ночь. Схватка с судьбой (сборник)»

Скользящий сквозь ночь. Схватка с судьбой (сборник)

   Семьдесят лет назад они могли бы стать мужем и женой – человек-рыцарь и княжна высших эльфов. Но не сложилось. Рыцарь стал вампиром, а княжна возглавила свой народ в давней войне против людей. И вот теперь они снова встречаются – вампир и княжна вымирающего народа. Встречаются по разные стороны баррикад. И теперь вампир Зерван да Ксанкар должен выбрать: смириться с кровавой бойней, устроенной эльфами, или обречь их на вымирание, собственноручно убив ту, которую он продолжает любить несмотря ни на что.


Владимир Пекальчук Скользящий сквозь ночь. Схватка с судьбой (сборник)

Скользящий сквозь ночь. Схватка с судьбой

Пролог
Cхватка начинается

   – А ты не задумывалась, что чувствует загнанная лань?
   Кира не задумывалась об этом тогда, но отчетливо поняла сейчас, за двадцать секунд превратившись из охотника в добычу. И теперь бежала, не чуя ног, не ощущая веса тяжелых доспехов, а сердце отчаянно билось, словно пыталось выскочить из груди. Подкованные сапоги гулко стучали по мраморному полу замка, а следом бесшумно мчалась сама смерть.
   Первоначально идея, подкинутая заводилой их неразлучной четверки, старшим кадетом Нильсом Сеймурским, казалась гениальной – что может быть легче и безопасней, чем убить вампира, поселившегося в старом покинутом замке буквально в трех верстах от столицы? Прийти туда на рассвете, когда кровосос ложится в свой гроб, и вбить ему кол в сердце – проще некуда. Конечно, убить спящего всей честной компанией не совсем по-рыцарски, но когда это кодекс ордена распространялся на чудовищ?
   Просчет оказался фатальным – вампир вовсе не лежал в своем гробу. Он ждал врагов в подвале, у саркофага, вооруженный длинным тонким клинком, и его молниеносная атака застала кадетов врасплох.
   Весь бой занял секунд двадцать. Нильс погиб первым – вампир поразил его прямо в глаз. Беспечные юные рыцари даже не потрудились опустить забрала, заходя в логово чудовища.
   Вторым пал Сигурд по прозвищу Северянин – верный и надежный товарищ. Тонкий клинок вспорол его кольчугу, как полотно, раскроив от правого плеча до левого бедра. Сигурд, который даже не успел поднять меч, чтобы парировать выпад, просто сложился пополам и осел, словно выпотрошенная кукла. Двое оставшихся попытались сражаться, но тщетно. Достать кровососа секирой и мечом оказалось невозможно – настолько быстро он уклонялся. Все атаки кадетов уходили в пустоту, вампир даже не утруждал себя отражением ударов.
   Затем настал черед Роуля ан Крага. В момент его атаки вампир просто сделал быстрый шаг назад, так что Роуль промахнулся и потерял равновесие, а затем такой же быстрый шаг вперед. Шпага кровососа легко нашла просвет между пластинами панциря кадета и вошла в тело под немыслимым углом. И тогда она, Кира ан Кранмер, дочь прославленного Пейна ан Кранмера, побежала.
   Ей, конечно, не удалось бы вырваться из подвала, но ее спас умирающий Сигурд. Из последних сил он схватил вампира за ногу и выиграл для нее всего пару жалких мгновений, но Кира их не упустила – прыгая через три-четыре ступеньки, она стрелой вылетела из погреба и бросилась прочь. А вампир беззвучно несся следом, постепенно сокращая расстояние.
   План замка она не помнила, теперь нечего было и думать искать выход. Ее последней надеждой оставался церемониальный зал с высокими стрельчатыми окнами, из которых давно выпали цветные витражи. Солнце уже начало свой путь по небосводу, и дальний конец зала был залит спасительным светом.
   Последний рывок – и она спасена, стоит, прижавшись спиной к стене, но от смертельного сумрака ее отделяет десять шагов света. А там, за гранью, стоит зловещая фигура бессмертного монстра.
   – Ты заплатишь за это, чудовище! – Кира заплакала, зло, скупо, ее душил ужас пережитой страшной минуты, саднило колено, которое она и сама не заметила, как разбила, убегая из погреба, сердце обливалось кровью от смертельной тоски по погибшим друзьям и липкого, омерзительного чувства стыда. Она бросила Сигурда, еще живого, умирать там, опозорила гордое имя Кранмеров, показав врагу спину, и напрасно рассудок твердил, что ее товарищ был ранен смертельно, а у нее самой не было ни малейшего шанса против того, кто так быстро уложил троих крепких парней – лучших из кадетов. – Ты заплатишь за это, выродок, – повторила она, – дорого заплатишь! Я вернусь сюда еще до заката, и не одна. Ты никуда не денешься, ублюдок… никуда! За окном день!
   – Заплачу за что? – полоснул воздух спокойный, слегка уставший, но со стальными нотками голос вампира. – За то, что не позволил себя убить в своем же доме компании спесивых и безмозглых юнцов? Может, это прозвучит жестоко, но собаке собачья смерть.
   Кира с безмолвной ненавистью всматривалась в худое, бледное лицо вампира, избегая красных, как раскаленные угольки, глаз. А тот продолжал:
   – Считаешь, что можно убить кого угодно и это сойдет вам с рук? Без суда и следствия? Просто ради потехи?
   – Поговори еще, – прохрипела Кира, – ты исчадие ада, и ты не доживешь до следующей ночи!
   Плечи вампира затряслись: он беззвучно смеялся.
   – Ах да, конечно, ты же вернешься с толпой таких же «благородных» рыцарей, и вы всей толпой убьете меня? А что, если ты вообще не вернешься? Если вообще отсюда не выйдешь?
   Кровосос был высокого роста, худощав, но широкоплеч, с правильными чертами лица, выдававшими в нем человека благородного происхождения. Он не казался очень сильным на первый взгляд, однако в его истинных возможностях Кира уже убедилась воочию. Настоящий демон во плоти.
   – Я еще буду подкладывать ветки в костер, на котором сожгут твои проклятые останки, – пообещала девушка, – через пару минут свет достигнет этого окна, и я спокойно из него выпрыгну – тут всего второй этаж. И ты ничего не сможешь поделать, тварь. Не сможешь мне помешать. Не сможешь отсюда сбежать. Еще до захода солнца ты будешь гореть в аду.
   – Вот как? Ну да, ты стоишь на освещенном солнцем месте, – холодно согласился вампир, – но скажи, ты часто видела, как вампиры сгорают в свете солнца?
   – А вот выйди на освещенное место – увижу, мне даже не придется возвращаться сюда с подмогой.
   Несколько секунд они испепеляли друг друга взглядами, и Кире вдруг стало страшно. Она сжала правую руку и ощутила в ней рукоять меча – что ж, хоть оружие не бросила, одним постыдным поступком меньше.
   – Стало быть, не видела ты вампиров, – продолжал тем временем тот, – только слушала россказни старых дураков про то, что мы, эдакие кровожадные ходячие трупы, солнца боимся и чеснока. Верно? А что, если все, что ты о нас знаешь, – ложь? А что, если я не боюсь солнечного света?
   И вампир перешагнул грань, разделявшую свет и тьму.
   Кира почувствовала, как ледяное дыхание смерти сковало ее тело. Силы воли, чтобы поднять меч, уже не осталось – она могла только с ужасом смотреть, как вампир, не обращая внимания на прямые солнечные лучи, шаг за шагом приближался к ней. Снова вспомнился друид, говоривший о загнанной лани, которая уже неспособна бежать – только умоляюще смотреть на ловчих.
   Но молниеносный взмах клинка прервал эту мысль.

Глава 1
Король и изгой

   Зерван откинул крышку саркофага, как только его внутренние часы дали ему знать, что день миновал. Похрустел шейными позвонками, достал из стоящей рядом корзинки почти пустой кувшин и допил то, что там оставалось – всего глотка полтора крови с примесями трав, которые не давали ей сворачиваться. Из подвешенной к потолку котомки достал сухарь и с хрустом откусил. Сухарь последний, надо было подумать насчет еды, тем более что дорога предстояла дальняя – конечно, проклятый орден этого так не оставит. Странно, конечно, что они не заявились днем. Ну что ж, им же лучше, однако убежище придется искать новое. С этой мыслью он сгрыз сухарь, а котомку повесил обратно под потолок. Чтоб крысы не достали. Собственно, в закрытом гробу Зерван спал тоже из-за крыс – не хотел, чтоб они по нему бегали. А спать наверху он не мог – днем там слишком светло, даже несмотря на кое-где сохранившиеся занавеси на окнах.
   Вампир пошел в дальний угол к сваленным в кучу телам и осмотрел их, точнее, имущество, принадлежащее рыцарям при жизни. Содержимое кошельков, украшения, оружие – его законная добыча. На этот раз ему повезло – недорыцари оказались богатыми. Оно и понятно, бесились с жиру, вместо того чтобы прилежно осваивать премудрости ратного дела, как это обычно делают сыновья бедных дворян, которые могут рассчитывать только на себя.
   Зерван тяжело вздохнул и пересыпал в свой кошелек собранные деньги. Кошелек потяжелел, но особого удовольствия вампир не испытал. Колец и прочей бижутерии он не нашел – носить их под латными перчатками глупо. А вот один из мечей ему приглянулся – клинок работы хорошего мастера, к тому же не помеченный никакими гербами или клеймом оружейника. Продать такой за полцены – дело нескольких минут, если знать, где и кому продавать. Вампир завернул меч в холщовое полотно и привязал к котомке.
   Он не испытывал ни малейших угрызений совести – как бы то ни было, он защищался. Защищал свою никчемную жизнь, с самим фактом которой эти выродки не желали мириться. Или просто дешевой и безопасной славы захотелось. Такие подрастут, будут ездить на войну, как на праздник. Будут жечь, грабить, убивать… Интересно, сколько жизней он спас, помимо собственной, убив этих желторотых щенков? Какая, к черту, разница. Сколько спас, столько спас. Хотя не факт, что и эти люди заслуживают жизни. Они ведь тоже с радостью подняли бы своего благодетеля на вилы.
   Интересно, верили ли эти сопляки, что совершают благое дело? Что творят правосудие? Какая разница. Вера не должна быть слепой. А правосудие без возможности даже сказать слово в свою защиту – это попросту убийство. И вампир выбросил их из головы.
   Внезапно до его чуткого слуха донесся топот копыт: господа рыцари все же пожаловали. Вот только почему сразу после заката? Глупо, как ни посмотри, глупо, ведь ночь – его время. Потом раздался стук погромче: колотили в ворота. Занятно, в высшей мере занятно. Благородные рыцари стучатся в дверь того, кого собираются убить? Навряд ли.
   Оказавшись на стене, окружавшей замок, он осторожно выглянул из-за зубца и увидел три десятка кавалеристов и толстого человечка без доспехов и оружия, который колотил в стальную окантовку дубовых ворот ногой.
   – Э-ге-гей, есть кто в замке? Я герольд его величества Реннара Справедливого, привез грамоту, его величеством подписанную, вампиру, здесь обитающему! Э-ге-гей, меня слышит кто-нибудь?
   – Я слышу, – холодно отозвался Зерван, – прекрасно слышу. И что ж за грамоту ты мне привез? Вызов на суд? Или смертный приговор? Действительно, разве достоин я суда? Да и вряд ли это приговор, нас обычно убивают без приговоров, верно?
   – Ошибся ты, вампир, – спокойно возразил коротышка, – это грамота охранная. Тебе надлежит явиться на аудиенцию к королю, а грамота эта, стало быть, гарантирует, что тебе не будет причинено вреда. Мы получили приказ доставить тебя во дворец живого, или, скажем так, не умерщвленного окончательно и невредимого. Конь для тебя имеется.
   – Надо же, – хмыкнул вампир, – я ожидал визита толпы благородных рыцарей ордена Белой Розы, а не охранной грамоты и конвоя. С чего честь такая? Хотя мне неинтересно. Грамоту отвези королю обратно, мне она ни к чему.
   – Видимо, ты не до конца все понял, – заметил герольд, – рыцари хотели приехать, но король решил иначе, и вместо них приехал я. Намек понятен? Его величество приказал, а приказ есть приказ.
   Зерван ухмыльнулся, хотя в темноте этого никто не заметил.
   – Видишь ли, как-то так странно получилось, что я всего лишь чудовище-кровопийца. Таких, как я, предают смерти без суда и вины, просто за то, что мы такие, как есть. Если могут. Если не могут убить, в ужасе бегут прочь. А теперь взгляни на ситуацию моими глазами. Как ты думаешь, я поверил хоть одному твоему слову? Конечно же нет. А хоть бы и верил? Что с того? Кто он такой, твой король, чтобы я к нему являлся? Никто. Для тебя король, нет спору, но у меня нет короля. Для меня нет справедливости, нет правосудия, а раз так, то нет и короля. Так своему Реннару Справедливому и передай. Я ему не подданный, он мне не король. Вот и все.
   – Послушай, вампир, ты выгоды своей не видишь? У короля к тебе есть дело. Государственной важности, заметь. Так что приказ у меня четкий – доставить тебя во дворец.
   Зерван улыбнулся одними губами, но улыбка получилась волчья.
   – Ну что ж. Ты получил приказ, выполняй его. Тебе стоило наведаться по мою душу днем. Это поставило бы меня в крайне невыгодное положение. Но ночь – мое время. Схватить меня будет, скажем так, не очень просто.
   Человечек внизу в сердцах сплюнул.
   – Ты, видимо, дурак? Король гарантирует тебе полную безопасность! Слово короля – это слово короля!
   – Ну конечно, – согласился вампир, пытаясь скрыть в голосе иронию, – вот только мне король Реннар Справедливый не давал никакого слова. Возможно, он говорил его тебе, а может, и не говорил. Ведь все, что у меня сейчас есть, – это твое слово. Но никак не королевское.
   Герольд гневно засопел, потом спросил:
   – Ты никак шутить изволишь?
   – Совершенно верно, – охотно согласился Зерван, – я просто шучу. На самом деле меня не волнует, какое у короля может быть дело к вампиру. Давай проясним пару моментов. Во-первых, я не поверю тебе, что бы ты мне сейчас ни сказал. Во-вторых, даже если мы предположим, что я все-таки поверю, это еще не значит, что я хочу иметь дело с твоим королем. Впрочем… Знаешь, мне все же любопытно. Но головой ради этого любопытства я не рискну. Так что если я ошибаюсь и у Реннара действительно важное дело ко мне, то пусть завтра в полночь ждет меня у Ведьмина камня, что в двадцати милях отсюда на север. Пускай приедет один. Будет не один – меня не увидит. Замечу облаву или засаду – не поймаете. Не забудешь? – задал Зерван риторический вопрос.
   – Ты, верно, совсем обнаглел? Или ты не в своем уме? – недоверчиво спросил коротышка.
   Но ответа он не услышал. Вампир исчез бесшумно. Словно растворился в темноте, едва-едва разрываемой светом факелов кавалеристов.
* * *
   Зерван беззвучно, словно тень, крался по лесу, на ходу дожевывая телячье жаркое с кровью. При этом он весь превратился в слух и внимание. И хотя все чувства были обострены до предела – лес казался пустым. Ни вздоха, ни удара сердца. Тишина. Только лесные мыши возились в траве, таская добытое добро в свои норки, да кричала где-то на дереве ночная птица.
   Вампир бросил последний, маленький кусочек мяса в траву, туда, где слышался деловитый писк. Какой-то мышке сегодня крупно повезет.
   Настроение было неважным. Что тут сказать… Только-только обретя новое убежище, за которое еще пришлось сразиться с предыдущим обитателем, он должен снова все бросить. И надо ж было этим юнцам возжаждать дешевой славы. Безмозглые придурки, прежде чем начинать охоту на вампиров, могли бы хоть поинтересоваться их возможностями и сущностью. Разговор со спесивой девчонкой в доспехах наглядно показал – юные рыцари понятия не имели о том, кого собирались прикончить. Да, что ни говори, а слухи и сказки, оказывается, тоже убивают.
   Пройдя около версты, Зерван заметил светлое пятнышко вдалеке. Навстречу ему шел человек. Вампир надвинул капюшон на голову. Интересно, кто в такую позднюю ночь шляется по лесу, за которым уже давно закрепилась дурная слава?
   Неизвестный путник приближался, и вскоре уже можно было различить рукоятки клинков у него за плечами. Вероятно, эльф – только они носят оружие так. Интересно, распознает он в Зерване вампира? Скорей всего, да, обычно люди по лесу ночью не шатаются.
   – Эйинэ майэн аарн, – миролюбиво поздоровался вампир на эльфийском языке, когда между ним и эльфом еще оставалось двадцать шагов. Нередко эти слова помогали ему избегать ненужных ссор с повстречавшимися на его пути эльфами.
   – И тебе того же, – спокойно ответил эльф.
   От взгляда вампира не укрылось, что тот поправил одну из перевязей, готовясь к возможному бою, но к подобной реакции он уже привык.
   Они разминулись, пройдя в пяти шагах друг от друга, бросив подозрительные взгляды – не замышляет ли другой чего.
   Эльф был высок, широкоплеч, с необычным для лесных или лунных эльфов цветом лица и большим округлым шрамом на левой щеке. Черты его лица были изящны и тонки. Высший эльф, или, как они сами себя называли, солнечный. Общую картину дополнял плащ из темной плотной ткани и сапоги из мягкой кожи.
   – Постой-ка, – окликнул Зерван эльфа, когда они уже разошлись на десяток шагов, – я что спросить хотел. А почему ты так мирно настроен? Ведь ты же понял, кто я.
   – Ну и что с того? – откликнулся тот. – Мне какое дело до тебя? Разошлись и забыли.
   – Неужели? Вы же нас на дух не переносите. Ты ведь высший эльф, не так ли? Уж кто-кто, а вы нас, вампиров, считаете разносчиками чумы и полагаете, что лишить нас жизни есть великое благо, не так ли?
   – Ну и что? – добродушно пожал плечами солнечный эльф. – Я повторяю, мне нет дела до тебя. Своих забот хватает. А вот ты никак ссоры ищешь?
   – Да что ты! Мне интересно просто. Высший эльф в Витарне ночью бродит по лесу, в котором живет всякая дрянь, вроде меня, да еще и с вытравленным клановым знаком. Да еще и высокомерия в голосе нету. К чему бы это?
   – Ну что ты привязался? – вспылил тот. – Вы все, люди, непонятны и непредсказуемы. Стоит сказать вам вежливое слово – вы уже допытываетесь почему.
   Вампир положил левую руку на ножны, готовясь достать клинок.
   – Позволь, я выскажу предположение. В этом лесу по ночам не то что человека не встретишь – даже эльфы сюда не суются. Уже давно сюда если и забредает кто – так только тот, для кого обходной путь по дороге еще опасней здешних мест. Я говорю про эльфов из кланов, которые все еще в состоянии войны с людьми. Только их лазутчики и вестники здесь бывают кроме людского отребья.
   – А если и так, что тогда? – ухмыльнулся эльф. – Тебе-то что до этого? Ты проклят и гоним всеми – в том числе и людьми. Не ищи себе неприятностей – иди дальше своим путем сквозь ночь.
   – Не выйдет, – коротко ответил Зерван и обнажил оружие, – не судьба нам разойтись, видать.
   Эльф ухмыльнулся еще шире – надменно и презрительно. Казалось, маска наигранного добродушия сползла с его лица, как старая кожа со змеи.
   – Ну пусть так. Ты, мерзкий убогий человечек, сейчас получишь то, что следовало сделать со всеми вами, когда вы еще не умели ничего и не расплодились, как чума! Вы всему, что вы знаете и умеете, обязаны нам! И после всего, что мы сделали для вас, вы посмели ощерить свои гнусные клыкастые пасти на своих хозяев?! Умри же! Я сейчас прикончу тебя – я, Ангейро из клана Этиан! – И при последних его словах у вампира мучительно защемило в груди.
   С этим криком эльф, выхватив свои сабли, стремительно атаковал Зервана. Вампир молча уклонился и произвел контратаку. Но эльф тоже оказался не лыком шит.
   Не будь Зерван вампиром, ему было бы нелегко одолеть эльфа – высшие эльфы в большинстве своем самые рослые, сильные и ловкие из всех своих сородичей, и их физическое превосходство над людьми вполне очевидно. Но вот атаковав вампира, эльф явно переоценил свои возможности – ведь у его противника было все то, чего другим людям не хватало, и привыкший быть сильнее своих врагов солнечный внезапно оказался на их месте: теперь он на своей шкуре понял, каково это – драться против более сильного противника.
   Клинки сверкнули в свете луны и скрестились. Противник Зервану попался непростой, но в отчаянной схватке быстро выяснилось, что мастерства эльфу все-таки не хватило для того, чтобы превозмочь грубую силу Зервана и одержать быструю победу, и потому время оказалось на стороне вампира.
   Солнечный напористо атаковал, продемонстрировав способность одинаково хорошо фехтовать обеими руками, Зерван уклонялся, отпрыгивал, заставляя эльфа промахиваться, и просто затягивал бой. Наконец противник сбавил темп боя, и этого вампиру оказалось достаточно для одного прицельного удара.
   Свирепым, размашистым свингом он сломал одну саблю эльфа, уклонился от ответного выпада, молнией скользнул в сторону и нанес прямой удар в незащищенное бедро врага. Эльф взвыл, упал на колено и попытался правой рукой всадить саблю в живот вампиру, но Зерван чуть сместился, захватил вытянутую руку и сломал ее, резко повернувшись вокруг своей оси. Завершая движение, он ткнул противника локтем в спину и швырнул на колени.
   Эльф в бессильной ярости изрыгал проклятия, зажимая рану на ноге левой рукой. Правая висела как плеть. Вампир спокойно обошел поверженного врага, присел на корточки перед ним и тихо сказал:
   – Ты прав. Вы действительно научили нас всему, что мы знаем. В том числе презрению, равнодушию и ненависти. Только что ты пожал то, что сеял весь твой род столетиями. Вы не считали нас равными – даже хуже, вы нас вровень с животными не ставили – и это несмотря на то что каждый день ели дары земли, возделываемой нами. Мы были вашими рабами, но не жаловались. Нас, убогих и примитивных, устраивало служить вам за еду, одежду и кров над головой. Но когда нас стало слишком много, вы не захотели выделить еще немного земли под наши резервации. Вам было на нас наплевать, даже если бы мы убивали и пожирали друг друга. Но тут вы нас недооценили. Мы решили, что раз уж нам не выжить без убийств – пускай мы будем убивать вас, а не друг друга. А вы даже во сне не могли предположить, что мы сумеем хоть как-то сплотиться и противостоять вам. Мы оказались немного лучше, чем вы о нас думали.
   И что теперь? Теперь мы живем на территориях, которыми вы не желали поделиться. А вы уже знаете, что значит жить в резервациях. Но даже проиграв, вы отказались от мира и обрекли себя на смерть. Те из вас, кто еще сохранил рассудок, бегут в леса, ища приюта у лесных и лунных, которым хватило ума признать нас равными. Вас скоро совсем не останется – бессердечностью и презрением вы подписали своему роду приговор. Вот так-то, высший эльф. Хотя какой ты высший… Ты на коленях передо мною. Как и весь твой род – перед моим.
   – Заткни свою поганую пасть, – рявкнул эльф, – и не тяни!
   – А я и не тяну. Видишь ли, скоро сюда придут люди. Они найдут тебя по моей указке. И тогда на допросе у начальника городской стражи ты все расскажешь. Откуда и зачем ты шел. Впрочем… по причине, которую ты так и не узнаешь, я окажу тебе милосердие – это единственное, чему мы научились не от вас.
   Вампир подобрал с земли саблю эльфа, вогнал почти по самую рукоять в землю и сломал ее. Затем швырнул обломок эльфу:
   – Этим ты уже не сможешь убить никого из тех, кто скоро придет за тобой. Но вскрыть себе вены – легко. Сам я не убью тебя – просто потому, что я не твой раб и не собираюсь делать за тебя грязную работу.
   Он повернулся и пошел прочь, ощущая спиной полный ненависти взгляд.
* * *
   Вдалеке поблескивали огни и веяло магией, как раз там, где высился Ведьмин камень, колоссальный монолит из базальта, неизвестно как оказавшийся в лесу еще в незапамятные времена. Магия, конечно, не фонтан, но с ней придется считаться, наверняка искусный маг руку приложил.
   Огни горели, образуя круг. Аура света была слегка мутновата – видимо, источником света служили лампы, висящие над землей на уровне пояса. В центре пульсировали вразнобой несколько магических аур, но четко различить их было пока нельзя – слишком далеко. И еще одна аура – человеческая.
   Вампир медленно обогнул камень по большой дуге. Светлое пятнышко во тьме – конь. Привязан позади камня.
   Понаблюдав еще некоторое время, он ничего опасного не обнаружил. Человек в кольце был один… но король ли это? Навряд ли. Скорее всего подстава. И видимо, не баран для убоя, постоять за себя сможет. Охотник за наградой? Обычный? Или специалист высокого класса, из тех, что ходят на оборотня или вампира один на один? Зерван не сомневался, что его ждет что-то вроде этого – он не верил в королевское важное дело. И тот коротышка явно подсадной. Какое у короля может быть дело к вампиру?
   – Я знаю, что ты здесь, – негромко крикнул вдруг человек в кольце.
   Зерван подобрался поближе, чтобы оглядеться как следует.
   Кольцо состояло из ламп, подвешенных на столбиках, шагов эдак двадцать в поперечнике – прямо небольшая арена. В одном конце стояло походное кресло.
   – Да, верно, я здесь, – согласился он наконец, не выходя из темноты, – а ты, стало быть, король?
   – Стало быть, он самый, – кивнул человек внутри кольца.
   Он был чуть выше среднего роста, худощав и довольно крепок. Одет хорошо, хотя не по-королевски. От него исходила мощная вибрация, которую вампир определил как магию. Впрочем, она имела источники – амулет на шее, обруч на голове и меч.
   Эти предметы отлично прятали ауру самого человека, но не могли спрятать запах страха. Король, а это, видимо, он и был, боялся. Мощные магические артефакты вроде зачарованного меча тоже свидетельствовали о том, что это не ловушка – в ценах на дорогие магические предметы Зерван разбирался, и, судя по силе, исходящей от них, любой из трех предметов стоил слишком много даже для профессионального охотника на вампиров. А вот королю богатой торговой страны они вполне по карману.
   – Ну что ж, Реннар Справедливый, король Витарна, видать, не робкого ты десятка… раз сам явился. Что у тебя за дело-то?
   – Как-то не с руки мне с тобой говорить – ты меня видишь, а я тебя нет…
   – Это легко исправить, – согласился вампир, входя в круг и садясь на землю, – давай выкладывай, с чем пришел. А то, по правде говоря, любопытство снедает. Я и пришел-то просто потому, что пообещал: никак не предполагал, что ты явишься.
   Король спокойно опустился на стоявший на земле стул, положив меч себе на колени.
   На вид ему можно было дать лет тридцать, но бородка его слегка старила.
   – Мне не впервой совершать подобные походы, – ответил он, – хотя, если честно, за первый такой, кхм, поход отец, мир его праху, устроил мне основательную головомойку.
   – И что? Не страшно тебе сейчас?
   – Страшно, а ты как думал?
   – Видать, дело по-настоящему важное, – ухмыльнулся вампир, – откуда тебе знать что я тебя не убью на месте? Немало злобы у меня в душе накопилось, знаешь ли…
   – У вампиров душа есть? Не знал. А что ты девчонку отпустил, меня удивило. Почему, интересно?
   – Устал убивать. Да и какой смысл? Все равно всех не перебью. А если и перебью, дальше-то что? И знаешь, убить легко, когда хотят убить тебя. А она просто ждала удара. Обреченно. Не защищалась. Не пыталась увернуться. Даже не съежилась, когда занес клинок. Сколько лет меня как зверя гоняют – а быть таким же безжалостным, как вы, так и не научился. Знаю, она этого не оценит. Не пощадит, если местами поменяемся. Но… что поделать. Таким, как она, я не буду.
   – Ловкий у тебя перевертыш получается, вампир. Выходит, это мы чудовища, а ты один добрый и хороший? Ты на всю округу несколько лет страху нагонял. А скольких засосал насмерть?
   – И ты туда же, король. Вот так сразу – нагонял и засосал? А если ты ошибаешься? А если не я? Если я эту трижды проклятую округу спас? От того, который до меня там несколько лет жил, по твоим словам? Но нет. Снова без суда и дознания ярлык мне на лоб – кровопийца и исчадие ада.
   – Постой-ка, так, по-твоему, есть и второй вампир?
   – Был. Пока я не переселился в здешние края четыре дня назад.
   Король поскреб подбородок:
   – Удивлен все же. Ты его убил, стало быть? Я-то думал, что вы, упыри, должны друг дружки держаться…
   В темноте вспыхнули красные угольки глаз, но сразу погасли.
   – Хватит языком болтать. Выкладывай, что надо.
   – Ладно. Работа есть для тебя. Важная и очень трудная. Человеку не справиться никак. А тебе – раз плюнуть.
   – Занятно, – прокомментировал Зерван, – я прикончил троих твоих рыцарей, а ты меня нанять собрался?
   – Стоп, – поднял палец Реннар. – Первое – они не мои рыцари. Орден Белой Розы действует в нескольких странах, не я его создал, нахождением их оплота в моей стране я не слишком доволен. Второе – как бы там ни было, право защищаться я признаю за любым живым существом – в том числе и за тобой. И третье – я не считаю убийство вчетвером одного спящего рыцарским поступком. И хотя ты не спал и был в состоянии защититься – гнусности их поступка это не умаляет. Был бы ты бродягой нищим – я бы тебя на службу взял. Такие люди всегда в цене. То есть совесть меня абсолютно не грызет за попытку заключить с тобой сделку, если ты это имел в виду. Ты мне даже дал отличный козырь против ордена – будет чем их гонор унять при случае. И кстати, я прозвище Справедливый получил от народа, чем весьма горжусь. Впрочем, буду честен до конца – убей ты и девчонку, я бы за твою голову награду объявил. Но ты ее отпустил, и я понял, что у меня неплохие шансы с тобой поговорить словами, а не сталью. Ах да, мне любопытно: почему ты на солнце не сгорел?
   Зерван посмотрел на короля усталым взглядом:
   – А я что, обязан вспыхнуть и сгореть только потому, что такие сказки чернь рассказывает?
   – Занятно… Стало быть, книжки врут?
   – Кое в чем врут, а кое в чем нет. Но всей правды там нет. Давай вернемся к нашим баранам.
   – Ну что ж… как я говорил, взять тебя на службу не могу. Официально. Но доброе дело ты сделать можешь – подсобишь и мне, и стране моей. И сам внакладе не останешься: Витарн – страна не бедная.
   Зерван улыбнулся горько и насмешливо одновременно:
   – Деньги? На что они мне? Купить жене драгоценности? Накидку из василиска? Детей в академию или школу магов отдать? Так нет у меня жены. И детей нет. И не будет. И, ты не поверишь, из-за тебя не будет. И из-за других, таких как ты. Я тебе вот что скажу, король. Я загнанный, затравленный людьми зверь, невиновный в том, что со мной случилось. Я был богат, знаменит, имел родовой замок… А потом я все потерял – титул, богатство… любовь. Мгновенно стал изгоем, чудовищем. Я едва спас свою жизнь и уже семьдесят лет влачу жалкое существование – настолько жалкое, что не боюсь ни рыцарей ордена Белой Розы, ни тебя, ни кого-либо другого. Как ты думаешь, какова должна быть жизнь, от которой я даже страх смерти потерял? Вот и скажи: что ты мне дашь? Что ты можешь мне дать такого, чтобы я согласился хоть пальцем шевельнуть ради людей, которые бы с радостью подняли меня на вилы или сожгли на костре?
   – Я понимаю твою обиду на весь мир, но мир не виноват, что ты стал тем, кем стал. Наплевать на людей? Наплюй. А о себе подумай. Деньги в большом количестве могут сильно облегчить даже твою жизнь. Тем более что для тебя их получить совсем несложно.
   – А мне безразлично, я не гонюсь за деньгами. Впрочем… раз ты не струсил прийти сюда один, я, похоже, должен тебя уважить и выслушать. Говори, что надо.
   – Безмерно польщен, – слегка насмешливо ответил Реннар, – что ж, суть проблемы такова. Нужно спуститься в катакомбы, найти там одно чудовище, которое, впрочем, не ровня тебе, – настоящее чудовище, злое и безмозглое, – и принести мне его сердце. С чудовищем справился бы и я, да только мне до него не добраться. А сердце его нужно позарез – неважно каким способом и какой ценой.
   – Что за чудище-то? И почему солдат не пошлешь за ним?
   – Серый Жнец. Помесь насекомого и одним богам известно чего еще. Монстр давно минувших дней, создание Древних.
   – Знаю. Меня няня им в детстве пугала. Разве он до сих пор не издох?
   – Согласно легендам орков, Жнец неподвластен времени. Если предания не врут – он ядовит, но медлителен. Для тебя – легкая добыча. А солдат не пошлю, ибо в тех катакомбах нежити полным-полно. Добровольцы ходили – никто не вернулся. Послать много солдат не могу – разнюхают те, кому не следует знать. Сердце-то я лично должен добыть.
   – Зачем тебе его сердце?
   Реннар вздохнул. И начал рассказывать.

Глава 2
Тень во тьме

   – Итак, братья рыцари, полагаю, вы знаете, как король Реннар нас в дерьме искупал? При всем честном народе, чтоб его…
   – Видано ли, чтобы за исчадие ада заступаться, – проворчал один, – причина тут другая. Вот только не знаю, отчего мы в немилость впали.
   – Отчего, отчего… Денег ему жалко, вот истинная причина. Как бы там ни было, дело не в короле. Через несколько дней весть о том, как один вампир уделал орден, разнесется повсеместно. Не только мы, все филиалы ордена пострадают. Пострадает наша репутация – уменьшатся наши доходы. Какой монарх станет платить ордену, неспособному справиться с одним вампиром?
   – Ну вообще-то это были всего лишь послушники, кадеты, – вставил другой рыцарь.
   – И что дальше? Этого никто не учтет. Скажем сами – и все подумают, что мы оправдываемся, и будут правы. Господа, давайте смотреть правде в глаза. Нас крепко щелкнули по носу. Очень крепко. Не король, а вампир вывалял нас в грязи, да что там вывалял – утопил по шею, того и гляди захлебнемся. Ваши предложения в этой ситуации?
   Рыцари переглянулись. Самый старый, Карах ан Дугал, заметил:
   – А еще кадеты были весьма знатного рода. Это тоже очень чревато сами знаете чем.
   – Да знаю я, – устало кивнул Фалькерк, – я все знаю. Повторяю, мы в очень дурном положении. И вопрос, как нам из него выбраться.
   – Убить этого вампира. Что нам еще остается?
   Сэр Фалькерк, заложив руки за спину, смотрел вдаль через окно в глубокой задумчивости. Потом сказал:
   – Боюсь, этого будет недостаточно. Выход один – начать полномасштабную войну. Если до сего дня мы хорошо и надежно охраняли дороги, то теперь нам придется перейти в атаку. Прочесать каждый лес, каждую пещеру, найти и уничтожить нечисть по всей территории Витарна. Всех подряд – баньши, оборотней, гоблинов, вампиров… Не вижу другого выхода. И вас, господа рыцари, я пригласил, чтобы выслушать ваши мысли по этому поводу.
   – Господин магистр, – подал голос молчавший до этого сэр Эйк, – я что хотел спросить. А как так вышло, что вампир шпагой разрубил кольчугу?
   – Это не шпага, – авторитетно заявил ан Дугал, – судя по описанию Киры, это эльфийский клинок, который сами эльфы называют мандалой, или, по-нашему, «меч-молния».
   – Я видел такие, – недоверчиво сказал сэр Эйк, – шпага как шпага. Только немного тяжелее. Ею не вспороть хорошую кольчугу.
   – Ты у пижонов их видел, – с презрением ответил старый рыцарь, – они носятся с аэтаванн мандалой, это церемониальное оружие высших эльфов. Вычурная рукоять, узкое лезвие и все такое. Это так, игрушки. А у вампира аэвардэ мандала, и вот это как раз оружие настоящих бойцов. В длину как полуторный меч, по весу – ненамного легче. И никаких там завитушек – маленькая гарда и хорошая, ухватистая, длинная рукоять. Не забывайте, господа, эльфийская сталь в полтора раза тяжелее обычной. Это не шпага, а скорее настоящий двуручник, хоть с виду и не скажешь.
   Я как-то встречал одного парня из Эренгарда, который дрался мандалой вместо клейморы. Я уверяю вас, он творил страшные вещи. Но управлялся только двумя руками. Мало кому из нас подойдут боевые клинки длинноухих – и тот факт, что вампир фехтовал одной рукой, говорит о том, что он очень сильный боец. А то, что мандала выглядит как шпага, стало причиной смерти очень многих неплохих людей…
   – Почему? – полюбопытствовал паладин, сидящий у самой стены.
   – Да потому, – хмыкнул ан Дугал, – что когда ты видишь противника со шпагой, брат рыцарь, то не относишься к нему всерьез. Что такое шпага против щита, меча и доспехов? А потом один взмах – и твоя кольчуга рассечена вместе с грудной клеткой. Отрубить руку или голову ею даже легче, чем полуторным мечом. Пробить нагрудник прямым выпадом – тоже несложно. Была бы сила. Так что если видите противника с боевой мандалой – сразу же представляйте себе, что у него клеймора. Тогда будете иметь правильное представление о степени опасности.
   – Сэр Карах прав, – подтвердил сэр Фалькерк, – я вам честно скажу, с той четверкой кадетов, которую вампир одолел, любые двое из нас, здесь присутствующих, не справились бы, а ведь мы одни из лучших бойцов. Кровосос же победил играючи. За двадцать секунд, как сказала ан Кранмер. Я буду откровенен, господа, знай я наперед, что эти сумасброды надумали, я бы запретил к упырю даже на полет болта приближаться. Потому как честь его убить не стоит тех усилий и, вероятно, потерь, даже увенчайся их авантюра успехом. Но теперь выхода нет. Нас ждет война. Только основательно очистив весь Витарн, мы вернем себе репутацию и преумножим ее.
   – Думаю, что соглашусь с вами, магистр. Я тоже не вижу другого выхода, – кивнул ан Дугал. – Затраты, конечно, будут жуткие, но что поделать. Придется отрабатывать то, что раньше досталось нам почти даром. Мне только одно непонятно: почему вампир вышел на свет и не сгорел?
   – Скажем так, уважаемый Карах, вампиры не вспыхивают на солнце, как это в сказках бывает. Но оно смертельно для них. Даже если вампир находится в густой тени, он умирает очень быстро. Как этот сумел выйти под прямые лучи и не сдохнуть, не одному вам непонятно, – вздохнул магистр.
* * *
   – Одним словом, я сам на себя взвалил непосильную задачу – присягнул в присутствии двух королей союзных государств, что в честь принцессы Лэйны найду и одолею тролля, обитавшего в горах неподалеку. Дело для пятнадцатилетнего паренька, как ты понимаешь, невыполнимое.
   – Лэйна – дочь короля Зиборна? – уточнил вампир.
   – Именно. Деваться мне было некуда – я не мог подвести своего отца. И поехал. Если коротко, тролля я нашел. И бой ему, естественно, проиграл. Спасло меня то, что он оказался не дурак – понял, что я принц. Убей он меня – отец отыскал бы его и прикончил. Вот он и предложил отрубить ему руку и вернуться с победой. Потеря руки для него – неудобство недели на две. Новая вырастет. А я вернулся с его рукой и сказал, что убить не смог, лишь руку отрубил, а сам тролль убежал.
   – Ловко, – одобрил Зерван, – и правду сказал, и репутацию сохранил. А Лэйна знает, что ты не побеждал тролля? И что с самим троллем случилось?
   – Естественно, – кивнул король, – от нее у меня тайн нет. А тролль, с тех пор как я королем стал, живет в моем охотничьем заповеднике, в той его части, куда запрещено даже егерю ногой ступать, и недостатка в еде не знает. Я добра не забываю.
   – А почему ты на ней не женился до сих пор?
   – Король Зиборн против. Политика проклятая. Он хотел выдать ее за наследника трона Эренгарда – королевства такого же сильного, как и Монтейн. Но Лэйна, конечно, была решительно против. Вот тогда Зиборн и объявил, что отдаст дочь за того, кто сможет добыть сердце Серого Жнеца. Вот зачем мне его сердце. Я наконец-то женюсь на моей возлюбленной. А союз с Монтейном мигом успокоит моих агрессивных соседей.
   – Армия, кстати, неплохо успокаивает наглых, – заметил вампир.
   Король ухмыльнулся:
   – Если она есть, то да. Но Витарн уже три поколения королей, со времен моего деда, не вел никаких войн. К черту войну, торговать выгоднее. Но не все это понимают. А если я начну тратиться на сильную армию, Витарн перестанет быть богатым. Мне не нравится идея ободрать свой народ и дворян по многим причинам. И я, и мой отец всегда находили способы решать проблемы без оружия.
   Вампир понимающе кивнул:
   – Похвально. Но знаешь, что выходит? Славу победителя тролля ты получил, не победив его. Теперь жениться собрался, заполучив сердце Жнеца с моей помощью. А что, если об этом узнают? И самому тебе не противно почивать на лаврах, добытых чужими руками?
   Король нахмурился:
   – Я тебе за сердце пообещал много. Притащи мне живого Жнеца – награду получишь в десять раз больше. Я не трус, все же я пошел на тролля, хоть знал, что шансов мало. Это я потом понял, что он разумен и с ним можно договориться. Теперь я пошел на встречу с вампиром, ты сам даже удивился, верно? Так какие у тебя основания считать меня трусом? Будет живой Жнец – мне стократ лучше. Я принародно сражусь с ним на арене. И никаких сплетен, дескать, что я не сам сердце добыл. Просто не добраться мне до него в катакомбах, это за пределами сил человеческих. А вот тебе раз плюнуть. Там нежить. И ты нежить. Они тебя не тронут, и ты легко доберешься до Жнеца.
   Вампир протянул королю руку:
   – Умеешь пульс щупать? Пощупай-ка.
   – Так ведь у тебя его нету, – удивился Реннар.
   – А ты поищи, вдруг сыщешь.
   Король приложил пальцы к запястью вампира. Несколько секунд было тихо, затем Реннар изумленно спросил:
   – Это как же так? Ты не вампир?
   – Вампир, – ответил Зерван, – самый настоящий. Выходит, не совсем твои знания про нас верны, а?
   – Эх, сколько ж это книг завтра сгорит, – упавшим голосом проговорил король, – ты был моей последней надеждой. Я даже не знаю, что делать…
   Зерван задумчиво посмотрел на звезды:
   – Ну вообще-то я пока еще не отказался.
   Реннар быстро взглянул на него:
   – Стало быть, вопрос в цене?
   – В цене. Но эту цену деньгами не измерить. Хотя деньги на расходы, конечно, понадобятся.
   – Чего ты хочешь?
   – Подумать нужно. Но предупреждаю сразу, дешево не отделаешься. Встретимся здесь же через три дня. И кстати, смени имя на Реннар Первый.
   – Но я, увы, не первый. Реннаров в Витарне было больше десятка.
   – Ты все-таки первый, – ухмыльнулся вампир, – первый, кто назвал меня упырем и остался после этого в живых.
* * *
   – Говорю тебе, Зеру, – собеседник назвал вампира на эльфийский манер, – орден не оставит этого так. Ты напрасно отпустил девчонку. Теперь все знают, как ты расправился с четырьмя рыцарями. У них нет никакого выхода, кроме как смыть свой позор твоей кровью. И кровью сотен ни в чем не повинных лесных жителей. Ты-то способен за себя постоять, а они? Надо было убить ее…
   – Убил бы – стал бы таким, как они, – хмуро ответил Зерван. – Не суди меня строго, Керко.
   Полурослик только вздохнул. Вампир отлично знал, что полурослики водят дружбу со многими из тех лесных жителей, кого отправляют на костер при первой же возможности. Хотя сами они не страдают от дискриминации в человеческих городах, а в Витарне тем более в силу их редкого таланта к ремеслам.
   – Что еще слышно, Керко?
   Полурослик подозрительно огляделся по сторонам, хотя в трактире, где они сидели, не было никого, кроме них двоих и хозяина, которого жизнь научила в дела своих посетителей не лезть.
   – В казармах Белой Розы много возни. Они выступают прямо завтра на рассвете. И говорят, что в Монтейн послано письмо с просьбой о подкреплении. Убить тебя поклялись по меньшей мере четверо рыцарей. Смешно, правда? Все не пойму, как они тебя делить будут.
   – А зачем меня делить? Убьют вместе, вот и клятву сдержали. А что вчетвером на одного – кому какая разница? Плохи дела, – вздохнул Зерван, – у них тут восемьдесят человек, и они наверняка стянут почти всех из придорожных застав и патрулей. С таким размахом они обыщут ближние леса очень быстро.
   – Ну, Зеру, птички еще утром понесли на хвостиках вести по окрестностям, – улыбнулся полурослик, – но очень многим придется бежать из обжитых мест неизвестно куда.
   – Хорошо. Я думаю, что мне удастся решить проблему этих святош с розой на щите. Судьба сама дала мне козырного туза… Нужно только выиграть время. Ты приготовил мне то, что я заказывал?
   – Конечно, все готово и ждет тебя уже неделю. Лежит сам знаешь у кого. Отправляемся?
   – Да.
   Вампир проглотил последний кусок мяса и положил на стол пару монет, а Керко допил свое пиво, и они покинули трактир.
   На улицах побогаче уже зажигали фонари, поэтому приятели выбирали улочки поуже да потемнее, на всякий случай. Хотя низенький пузатый полурослик и высокий человек в новом дорожном плаще никакого подозрения не вызывали: в таком торговом центре, как Зордар, подобные компании – обычное дело.
   Зордар, столица Витарна, – большой сорокатысячный город, львиная доля населения которого – купцы и ремесленники. Кроме того, через Зордар пролегает множество торговых путей, в городе останавливаются ежедневно десятки караванов. В теплую пору на базар прибывают крестьяне из соседних деревень и торговцы из провинций, люда становится еще больше, и отдельные районы столицы превращаются в бурлящий котел.
   В одном Реннар Справедливый был абсолютно прав: торговать куда лучше и веселее, чем воевать.
   Керко потянул вампира в переулок, и через несколько десятков шагов они уже стояли у знакомой двери. За ней, в полуподвальчике, проживал воистину уникальный метис – в его жилах текла кровь гномов и орков. Никто не знал, кто из его родителей кем был, даже сам он, но от орков метис унаследовал огромную силу, широкое лицо с квадратной челюстью и только им присущую незыблемую честность, а от гномов – жадность, расчетливость, цепкий ум и добродушный характер. Промышлял он «городским рейнджерством», как сам же называл свою деятельность, то есть был способен достать что угодно за соответствующие деньги.
   – Здорово живешь, морда зеленая, – поприветствовал Зерван старого знакомого.
   – И ты не голодай, кровососина, – пробасил метис. Керко он поприветствовал кивком головы – они виделись по десять раз на дню, в силу специфики профессии.
   – Тойран, все достал, что я просил?
   – Все в точности. Прошу сюда.
   Они вошли вовнутрь, Керко запер дверь на засов. Тойран подвел вампира к кровати и приподнял матрац. Под ним лежало несколько объемистых свертков, которые он достал и развернул на столе.
   – Итак, прошу осмотреть и пересчитать. Вот лук, такой, как ты заказал. Я его только наполовину смог натянуть, тугой очень. Видимо, только для тебя и годится. Вот стрелы – пять дюжин ровно. Вот метательные ножи – дюжина.
   Зерван молча взял лук со стола. Это был лук его собственной конструкции, разборный. В разобранном виде он умещался в котомке. В собранном же имел вполне нормальные для лука габариты, но выглядел не совсем обычно – там, куда стрелок кладет стрелу, была длинная металлическая трубка с продольным разрезом для тетивы. Благодаря этому лук мог стрелять очень короткими стрелами и даже арбалетными болтами, какие очень легко спрятать под плащом вместе с разобранным луком.
   Вампир взял одну из стрел. Короткая, всего двенадцать дюймов в длину, с тяжелым узким наконечником, она вполне могла бы сойти за арбалетный болт.
   – Ну-ка, стрельни вот в эту доску, – указал Тойран, – мне самому не терпится посмотреть как эта штука пуляет.
   Зерван вложил стрелу в трубку, зажав ее средними фалангами среднего и указательного пальцев, оттянул тетиву, пристроил на нее стрелу, натянул лук еще сильнее – так что стрела на три четверти показалась из направляющей трубки – и отпустил.
   Двенадцатидюймовое жало молнией метнулось к доске и звучно вошло глубоко в нее.
   – Почти как из арбалета, – со знанием дела прокомментировал метис, – полагаю, это из-за тугости лука, а не из-за конструкции?
   – Верно, – согласился вампир, – трубка нужна только для того, чтоб стрелять короткими стрелами, и в целом она только ухудшает характеристики. Если ее снять и использовать обычные стрелы или класть стрелу поверх трубки, ты бы еще не то увидал.
   – Верю. Полагаю, ты понимаешь, что эти стрелы станут твоей меткой? Железным доказательством против тебя, если тебя с ними поймают? Таких больше ни у кого нет.
   – Конечно. Но ты забыл, что если меня поймают, то потащат на костер вне зависимости, будут ли при мне эти стрелы или нет. Это, конечно, при условии, что не убьют на месте.
   Тойран замялся:
   – Да, я это упустил из виду. Извини.
   – Не нужно извиняться за то, что ты видишь во мне человека, а не чудовище. Сколько я тебе еще должен?
   – Нисколько. Денег хватило на все, включая мой интерес.
   – Следы не приведут к тебе или мастеру?
   Тойран ухмыльнулся:
   – Эй, а я и обидеться могу. За кого ты меня принимаешь? Про лук и стрелы знаем только мы трое и гном, который все это изготовил.
   – Я и не сомневался, – вампир обнажил в улыбке свои великолепные белые зубы, – но спросить был обязан. Давайте выпьем, что ли? Харч ты мне тоже достал, полагаю?
   Метис самодовольно осклабился и поправил бакенбард:
   – А то. Мне как-то не хочется, чтоб ты тут по городу начал за моими клиентами с голодухи гоняться.
   Тойран шутил опасно и знал это, как знал и то, что был одним из немногих, кому подобные шутки позволялись. Зерван не обижался на него – таково уж было у метиса наивное гномо-орочье тщеславие.
   Полукровка быстро выставил на стол несколько кувшинов. Для вампира была приготовлена внушительная фляга на ремне. Зерван открутил крышку и понюхал.
   – Телячья?
   – Телячья. Ну и там специи разные и еще какие-то настойки – не знаю, чего там ведьма старая добавляет для вкуса и чтоб не густела.
   Зерван предпочитал кровь со специями вовсе не оттого, что любил изысканный вкус – какая, к дьяволу, изысканность у крови? Он страшно ненавидел пить кровь – это лишний раз напоминало, кто и что он есть, и вкус крови всегда вызывал отвращение… или почти всегда. Голодному вампиру кровь кажется сладчайшим нектаром, но до такого лучше не доводить: Зерван хорошо знал, как заканчивают подобные гурманы, собственно, одного такого несчастного он прикончил собственноручно всего несколько дней назад.
   Вампир откупорил флягу и приложился к ней. Еще один глоток омерзительной на вкус, но живительной жидкости, еще одна прожитая ночь.
* * *
   Сэр Фалькерк еще раз просмотрел списки отрядов и их командиров.
   С учетом людей, которые завтра прибудут из более отдаленных застав, выходит шесть отрядов по два десятка рыцарей и кадетов. В каждом отряде будут ловчие, следопыты и егеря, нанятые из местных. И еще маги. Ну и собаки, конечно, куда ж без них. Каждый такой отряд способен справиться с любой тварью, которые водятся в здешних местах. Даже с той баньши, на которую давно жалуются жители у Большого восточного тракта.
   Вампира в замке конечно же не застали. Видимо, он покинул его сразу после визита королевского герольда. Интересно, что должен был передать ему этот чертов герольд? И почему король запретил расправиться с вампиром тотчас же, как вернулась кадет Кранмер?
   Сэр Фалькерк вздохнул и устало откинулся на спинку кресла. Он сильно недолюбливал короля Витарна и раньше, но теперь просто ненавидел его. Старый рыцарь знал также, что король в последнее время все чаще подумывает, что защитить дороги и поселения от разбойников и нечисти можно более дешевыми способами. В том числе урезать финансирование Белой Розы и освободившиеся средства отдать ордену Витарнских Паладинов – сборищу местных изнеженных аристократов, толком ни на что не способных, плохо вооруженных и неумелых. Любой кадет Белой Розы одолел бы кого угодно из паладинов.
   Мысли Фалькерка вернулись к погибшим кадетам. Вести их семьям уже посланы, и можно смело сбросить со счетов поступления от них. Вероятно также, что и другие кадеты знатного происхождения будут вынуждены покинуть ряды ордена – их родители навряд ли захотят видеть их погибшими. Великие боги, четверо закованных в броню кадетов побеждены одной тонкой шпагой!
   Конечно, Фалькерк знал, что может сделать мастерски сработанный эльфийский клинок в умелых руках. И знал, насколько опасны и могущественны старые вампиры. Он не винил ни Киру, ни троих погибших в их бесславном поражении – им просто не повезло, бой был заведомо неравный, без шансов. Но как сказать это родителям погибших, королю и прочим недоброжелателям? Сэр Фалькерк отчетливо представил себе колкости, оскорбительные остроты и просто презрительные плевки… «Ах, четыре рыцаря проиграли бой одному ходячему трупу». Конечно же вопрос: «А нужны ли такие «защитники»?» – прозвучит моментально при дворах всех монархов, в чьих королевствах действует орден. И никакие доводы о могуществе ходячих трупов не помогут, только усугубят положение.
   Спасти репутацию ордена сейчас может только победоносная война против нежити, чудовищ, а заодно и разбойников, но прежде всего против нечисти. Да, затраты будут огромными. Скорее всего понесем убытки. Годовые поступления из королевской казны не покроют расходов на такие военные действия. Но ничего. Орден достаточно богат и силен, на битву за честь средства и люди найдутся, даже если придется набирать новых кадетов.
   Внезапно сэр Фалькерк насторожился – что-то было не так. Он не услышал ничего, но интуиция старого воина подсказывала ему – что-то должно произойти. Он принялся надевать доспехи.
   Панцирь, поножи, наплечники, меч… И когда он вознамерился надеть шлем, по плацу прокатился истошный вопль:
   – К оружию! На нас напали!
   Поправляя щит, сэр Фалькерк выскочил из канцелярии. Из казарм выбегали рыцари и кадеты – большинство полураздетые, но все с оружием, щитами и в шлемах. Они строились в защитные круги, в середине которых находились те, кто из-за спешки был хуже одет, и арбалетчики. «Что ж, паники нет, выучка берет свое», – мимолетно подумал сэр Фалькерк.
   – Бросать факелы! – звучно скомандовал кто-то из сержантов, и факелы полетели во все стороны, превращая темный плац в освещенную площадку, в то время как боевые порядки рыцарей скрывала темнота. Отличный маневр, атакующие будут лучше видны, когда бросятся в атаку от ворот через плац. Стоп, ворота!
   Взглянув в ту сторону, паладин-магистр увидел тело часового, которому в лицо прямо под срез шлема попал арбалетный болт. И в тот же миг пробегавшего рядом кадета что-то ударило в нагрудник. Кадет захрипел, выронил меч и ничком повалился на вымощенный камнем плац. Но Фалькерк успел заметить торчащее из нагрудника оперение болта.
   – Арбалеты! – прозвучала команда, и круги моментально распались. Рыцари выстроились в два ряда: первый ряд стоял на колене, второй в полный рост за ним. За стеной из щитов готовились к стрельбе арбалетчики.
   Старый рыцарь огляделся по сторонам. Невидимый стрелок мог сидеть только на крыше одного из домов, подступающих вплотную к каменному забору вокруг казарм ордена. Но там было темно хоть глаз выколи, даже луна спряталась за тучи.
   В этот момент прозвучал удар болта о сталь брони, еще один рыцарь ткнулся лицом в землю. Невидимый стрелок разил без промаха, и старый паладин вдруг подумал, что арбалет-то наверняка с лебедочным взводом. Такой арбалет, который пробил бы нагрудник высокого качества, крючком не натянуть. Но вот только стрельба идет куда с меньшими интервалами, чем нужно на взвод такого арбалета. Значит, арбалет все же крючком натягивается… да и меткость высока, если учесть, что стрельба идет по целям, не освещенным факелами. И он все понял.
   – Вампир на крыше, – крикнул Фалькерк, – несите штурмовые лестницы!
* * *
   Зерван положил стрелу в трубку, натянул лук, прицелился и отпустил тетиву. Человек, несущий передний конец штурмовой лестницы, упал ничком, лестница ткнулась в мостовую. Вся группа замешкалась. Но рядом кто-то уже приставил вторую лестницу.
   Не повезло. Вампир надеялся, что ему удастся убить кого-нибудь из руководства и это смешает их планы, но… Просто не повезло. Либо господа паладины отсиживались в казармах, либо просто не надели в спешке свои знаки отличия. Проклятье.
   Рядом в дымоход попал арбалетный болт – стрелок с плаца стрелял наугад, но промазал всего лишь чуть-чуть. Если бы вампир попытался опрокинуть лестницу, его бы увидели на краю крыши, несмотря на плохую освещенность. Он развернулся, разбежался и легко перемахнул на соседнюю крышу. Здесь присел, достал очередную стрелу и выстрелил в силуэт человека, который появился там, где Зерван сидел только что. Рыцарь взмахнул руками и полетел вниз.
   А по улице уже громыхала сапогами стража.
   Зерван подхватил лук и бросился прочь, прыгая с крыши на крышу. Оторвавшись от погони на полквартала, присел, разобрал лук, убрал его в сумку, туда же бросил оставшийся десяток стрел, спрятал все под накидку и мягко спрыгнул с крыши во двор. Затем спокойно вышел на улицу и двинулся прочь нетвердой походкой припозднившегося гуляки. Ему еще предстояло зайти к Тойрану, забрать ножи и оставшиеся стрелы и еще затемно выбраться из города: на рассвете он бы прошел через ворота беспрепятственно, не вызывая подозрений, но перспектива утренней прогулки от города до своего нового убежища как-то не вдохновляла.
* * *
   – Стало быть, упырь снова утер вам нос? – ледяным голосом осведомился Реннар Справедливый.
   Паладина-магистра передернуло, и он не преминул отпустить завуалированную колкость:
   – Боюсь что да, ваше величество. Нападения в столице, среди вашей стражи, мы никак не ожидали. Вы ставите под сомнение эффективность нашей работы на дорогах, а между тем твари разгуливают прямо у вашего порога. Стало быть, королевская гвардия тоже зазря хлеб жует?
   – Понимаю ваше замешательство, сэр рыцарь. Вы верите в совпадения?
   – Простите, ваше величество?
   Король Реннар посмотрел рыцарю в глаза:
   – Пока вас в Витарне не было, не доходило до того, чтобы вампиры вот так заявлялись в гости. Совпадение? Я в это не верю. И кстати, хотите, я вас удивлю? Мои люди обыскали заброшенный замок на следующее утро после гибели ваших рыцарят, – Фалькерка снова передернуло, но он промолчал, – и знаете, что они там нашли? Помимо их трупов? Труп вампира. Совсем не того, которого описала эта… ан Кранмер. Другого. Он был убит тем же оружием, что и ваши кадеты, за несколько дней до их гибели. Позвольте вас спросить: а с кем же они тогда дрались, если вампир был уже мертв?
   Этот вопрос показался старому рыцарю странным. Король темнил. Возможно, он сам уже знал ответ.
   – И напоследок самый неприятный для вас вопрос. Как вы собираетесь защищать дороги моей страны, если не в состоянии защитить даже себя?
   – Мы его убьем, ваше величество. Слово чести.
   Король, не поднимаясь из своего любимого кресла напротив балкона, протянул руку к стоящему рядом столику и взял с блюдца виноградную гроздь.
   – Вы уже потеряли одиннадцать человек, магистр. Согласно нашему договору вы получаете деньги за двести пятьдесят бойцов. Теперь вы собираетесь бросить на вашу охоту сто двадцать человек. Значит, дороги и караваны будут защищены аж ста девятнадцатью рыцарями? Которые конечно же не смогут нести службу бессменно, пока все ваши резервы гоняются по лесам неизвестно за кем?
   – Ваше величество…
   – Хватит, магистр! Не морочьте мне голову этой вашей святой войной! Я подчеркиваю, эту войну сюда принесли вы! Не было вас – не было и этой высосанной из пальца войны! А охотники за головами обходились мне куда дешевле вас! Ваша задача – разбойники, и будьте любезны заниматься ими! А с вампиром я сам разберусь. Без вас. Вам понятно?
   – Да, ваше величество, – выдавил паладин-магистр ордена Белой Розы.
* * *
   Зерван заметил меж деревьев знакомый силуэт и загасил костер, у которого сидел. Не все любят смотреть на огонь. Особенно те, для кого лес всегда был домом, а огонь – бедствием.
   Несколько секунд спустя у входа в пещеру появилась стройная девушка.
   – Мир твоей душе, Зерувиэль, – протяжно пропела она.
   – Рад видеть тебя, Сейинхе. Как твои дела?
   Сейинхе наклонила изящную головку с острыми ушками и обнажила в улыбке ровные зубки со слегка выдающимися клычками.
   – Чудесно, – ответила баньши, – весть от Керко уже дошла до нас. Я имею в виду последнюю весть. Мы как раз спорили, уходить или сражаться. Но похоже, ты сразился за нас всех. Король наложил вето на поход этих вьйирнэ.
   – Сейинхе, в твоих устах даже ругательство звучит как песня, но тебе все равно не к лицу. А про запрет я не знал. Думал ближе к утру навестить их. Но не стоит подставлять короля. Лучше я проведу эту ночь в твоей компании.
   Баньши пристально посмотрела в глаза вампиру:
   – А почему тебя так заботит король людей?
   – Семя сомнения уже посеяно в его душе. Я надеюсь, что оно даст нужные всходы. Когда твоя очередь идти разбойничать?
   – Мы не разбойничаем, – лукаво усмехнулась баньши, – мы дарим недостойным людишкам свои поцелуи. Моя очередь завтра.
   Вампир потянулся к котомке и достал флягу:
   – Думаю, не стоит. Вот тебе напиток. А поцелуй лучше подари мне, людишки обойдутся.
   Сейинхе сделала несколько небольших глотков. Теперь недели три ей не нужно будет рисковать жизнью, добывая себе красный напиток. А к тому времени он принесет еще. Разумеется, вампир никогда не говорил ей, что это не человеческая кровь, и боялся, что она когда-нибудь узнает и их дружба на этом закончится, в лучшем случае. Эльфийка-вегетарианка не простит вампиру того, что он обманом поил ее кровью животных.
   – Куда мы пойдем? Водопад на Нэйн-Мейиэне тебе по душе?
   Ручей Грез… Эльфы умудряются давать обычным вещам такие названия, что даже лесной ручей с заурядным водопадиком, вытекающим со скалы в полтора человеческих роста, кажется сказочно прекрасным местом. Хотя, нет спору, место там и правда приятное и спокойное.
   – Конечно. – Вампир галантно предложил баньши руку.

Глава 3
В осаде

   – Твое? – Король протянул вампиру одну из его стрел.
   Тот уселся в кругу ламп и привычным, давно отработанным заклинанием погасил несколько ближайших к нему, чтоб не светили в глаза.
   – Боюсь, что да. Полагаю, мне следует объясниться?
   – О да, пресвятые боги. Тебе надо сделать это. И заодно придумать причину, почему я пришел сам, а не приказал оцепить и прочесать весь этот чертов лес. Или поджечь его со всех сторон, для гарантии. Сразу предупреждаю – наш предполагаемый контракт тебя не оправдывает.
   Зерван тяжело вздохнул и устроился поудобнее.
   – Вообще-то именно это меня и оправдывает, иначе ты оцепил бы лес и поджег. Ну ладно. Полагаю, продолжателю династии, всегда славившейся своей образованностью, будет нетрудно и самому все понять, если я заполню пробелы в его знаниях.
   – Тогда приступай меня просвещать, – холодно сказал Реннар.
   – С твоего позволения. Полагаю, эти три дня времени ты не терял и кое-что о вампирах из своих ученых мужей вытянул. Итак, начну с главного. Мы спасли очень много жизней твоих подданных, ни в чем не повинных людей. Про многих лесных обитателей, проживающих в лесу и совершенно безобидных, вопреки распространенному мнению, даже не говорю. Ты, наверно, спросишь, каким образом? Отвечу. Но сначала скажи, ты о баньши слыхал, которая неподалеку у дороги живет?
   – О да, – кивнул король, – почти каждый день у кого-то кровушку пьет.
   – Тогда позволь я расширю твои знания о баньши. Баньши – это вампир-эльф. Обычно женщина, ибо мужчины-эльфы к вампиризму почти невосприимчивы. Что интересно, эльфы все же могут стать вампирами, но сами передать вампиризм не способны ни человеку, ни эльфу, ни любому другому. Тем не менее баньши – это и есть по-эльфийски «вампир». Так вот, баньши должны пить кровь один раз в несколько недель – обычно пару глотков в три недели. Из того, что баньши нападает почти каждый день, вывод напрашивается сам. Подсказать?
   – Так она не одна? – опешил Реннар.
   – Их почти два десятка. И если учесть, что слухи о том, что баньши способна перебить отряд из нескольких солдат, почти не преувеличены – потери ордена при встрече с ними были бы куда больше, чем прошлой ночью. Первый наткнувшийся на них отряд скорее всего был бы вырезан до последнего ловчего. И даже если мы предположим, что ордену удалось бы перебить баньши с не очень большими потерями, через несколько дней все твое королевство кишело бы эльфийскими стрелками из северных лесов. И количество убитых исчислялось бы сотнями. Про убытки в торговле я молчу.
   – Погоди-ка, – нахмурился король, – я связи не вижу…
   – Между баньши и эльфами? Все просто. Эльфы не сжигают своих вампиров на кострах. И не отрекаются от них. За погибших баньши пришли бы мстить их родственники, и они убивали бы всех подряд, даже детей.
   – Это уже переходит все границы! – возмутился Реннар. – Эльфийские вампиры на моей земле – и я еще не вправе с ними разобраться? А как же договор? Эльфы ведь держат слово!
   – Верно. Держат. Но мстить за родственников – право каждого. И они считают, что ты не можешь убивать баньши. Видишь ли, я чуть ранее сказал, что вампиризм приходит к эльфам только от людей. И эльфы вполне обоснованно полагают, что именно люди должны расплачиваться за это своей кровью. С их точки зрения, ловя баньши, ты нарушаешь договор, а не они.
   – Раньше такого не было. Все, что ты сказал, я слышу в первый раз!
   Вампир тяжело вздохнул и плотнее запахнул плащ:
   – Все когда-нибудь бывает в первый раз. По правде, баньши крайне редко собираются в таких количествах. Они были и раньше в твоем королевстве. И их ловили и убивали, хоть и очень редко. И эльфы приходили мстить, просто их было мало, и их действия считали проделками грабителей. Но на самом деле не все так, как ты думал. И хотя тебя называют Справедливым, не у всех понятие о справедливости совпадает с твоим. В том числе у меня. Ты ведь знаешь, что минимум четверо из ордена поклялись убить меня? Ты сам сказал, что признаешь мое право защищаться? А учитывая, что их в сто раз больше, мой упреждающий удар – вполне разумный ход. И хотя бойня в столице тебя задела, ничего нельзя поделать. Ты ведь впустил в страну этих рыцарей, верно? Расхлебывай теперь.
   Король гневно засопел, потом спокойно сказал:
   – Тебе, наверно, известно, что раньше вампиров в моем королевстве ловили достаточно много? Вашего брата теперь куда реже встретить можно, чем раньше. Намек понятен? Хоть ты мне и нужен позарез, но моему терпению есть предел.
   Вампир ухмыльнулся и чуть насмешливо ответил:
   – Знаю. А вот королей сколько ни убивай, на следующий день новый на троне сидит, прямо конца-краю вам, королям, нет. Вернись в замок, созови советников, летописи почитай за последние полсотни лет. И ты обнаружишь одну закономерность – очень часто в странах, где начинали усиленную охоту на вампиров и других якобы чудищ, король скоропостижно умирал насильственной смертью. Я не стану тебе намекать, а скажу прямо – мне уже доводилось убивать королей.
   Реннар побледнел и промолчал. Зерван спокойно сказал:
   – Так что там насчет Жнеца? Еще не передумал?
   – Некуда мне деваться. Что хочешь взамен за сердце?
   Вампир посмотрел королю в глаза:
   – Почти ничего. Десять талантов драгоценными камнями. Я желаю получить их вперед. Мы больше не увидимся, когда добуду сердце, ты получишь весточку, где оно лежит. Я его засолю, чтоб не испортилось. Камешки оставишь здесь, под валуном, я заберу их завтра. Не забудь дать мне карту, как добраться до катакомб. Далеко туда?
   – Это территория Монтейна. День пути от границы. Не будет ли бестактно спросить: какая гарантия, что ты пойдешь за сердцем, получив всю плату вперед?
   Вампир помолчал, потом ответил:
   – У человека, который потерял все, остается хотя бы честь. Обманув тебя, я потеряю последнее, что у меня еще осталось от прежней жизни. А веришь ли мне ты, мне как-то безразлично. Это не моя проблема.
   – Что ж, десять талантов ставка небольшая в такой игре, – согласился король.
   – И второе. Я хочу, чтобы ты выгнал орден Белой Розы из Витарна. Навсегда.
   Реннар в задумчивости погладил бородку. Потом сказал:
   – Через восемь дней истекает текущий договор. Нового не будет. Они покинут Витарн.
   – Хорошо. Но проследи, чтоб они не шастали где не надо. Это может обернуться бедой.
   – Догадываюсь.
   – Тогда прощай, король. Если еще увидимся когда-нибудь, то скорее всего тогда у меня будет намерение тебя убить.
   – Прощай, вампир. Последний вопрос к тебе: почему ты убил другого вампира в замке? Место не поделили?
   Зерван вышел за круг погасших ламп, но обернулся:
   – Он был кровососом. Упырем. Убийцей. Засасывал свои жертвы насмерть. Тебе будет интересно узнать, что твои же крестьяне заплатили мне за его смерть. Совсем немного, но я бы все равно это сделал. Задаром. Когда-то давно я был таким же рыцарем без страха, сомнения и упрека, как идиоты с белой розой на щите. Просто теперь я посмотрел на тех, кого ты считаешь чудовищами, с противоположной точки зрения и немного лучше узнал, кто заслуживает смерти, а кто нет.
* * *
   Утренняя мгла еще не развеялась окончательно, но в вышине уже мерцали первые лучи солнца. Зерван ускорил шаг. Хотя солнечный свет для него не был смертелен, но его глаза плохо переносили яркое освещение. Все-таки его время – ночь, а не день.
   Он дошел до развилки и задумался, стоит ли идти к лесу. Затемно все равно не доберется, потом будут болеть глаза, кожа покраснеет и вздуется пузырями… Черт возьми, не стоило засиживаться с Тойраном и Керко до самой последней минуты. Однако на следующую ночь вампира ждал долгий путь. Свидится ли он еще со старыми приятелями?
   Если свернуть на запад, то он доберется до прежнего жилища – заброшенного замка – куда быстрее, а просыпающееся солнце будет светить в спину. Мгновение подумав, Зерван решительно зашагал к замку. Как бы там ни было, искать его второй раз в том же месте никто не будет.
   Слегка ускорив шаг, вампир вскоре уже укрылся под сенью запущенной аллеи, ведущей к главному входу в замок. Миновав заржавевшие ворота обычным способом – ловко вскарабкавшись по стене, – он спрыгнул во двор, поднялся по ступенькам, прошелся, распугивая мышей, по пустынным залам замка. Спустившись в подвал, вампир почувствовал себя почти как дома. Стонущие и гремящие цепями призраки, якобы живущие здесь, при нем не появлялись и спать не мешали.
   Зерван закрыл за собой прогнившую дверь и изнутри начертил пальцем руну. Теперь дверь не открыть снаружи, иначе как пробив тараном. Ну или другим противодействующим заклинанием.
   Он отвинтил флягу и глотнул из нее. Она была еще на две трети полна – на несколько дней хватит. Как жаль, что вампиры-люди должны пить кровь раз в два-три дня, в то время как вампиры-эльфы – всего раз в несколько недель. Превосходство Старшего Народа сказывалось и здесь. Что позволило людям занять доминирующее положение в большей части мира – так это агрессивность. Ну и плодовитость, конечно. Впрочем, были и такие места, где человек был просто гостем, живущим с разрешения хозяев. Далеко на востоке и юго-востоке простирались бескрайние орочьи степи, титанические горы населялись гномами, всяким большим лесом правили эльфы и лунные эльфы, а из-под земли совершали дерзкие и разрушительные набеги их темнокожие родственнички. Что еще таилось в недрах, мало кто знал, еще меньше было таких, кто оттуда вернулся. А далеко-далеко на севере были места, населенные другими расами, где редко можно встретить человека.
   Вампир отбросил рассуждения о расовой неполноценности отдельных народов и приподнял крышку саркофага. И насторожился. Что-то было не так. Мгновение подумав, он понял, что именно: подстилка исчезла. Раньше здесь лежал его старый рваный плащ, но, покидая свое убежище после визита герольда, Зерван не забрал его, решив купить новый в городе.
   Кому мог понадобиться старый рваный плащ? Кто его взял? Однозначно, не крестьяне – они так боялись этого места, что не подходили к замку близко, не говоря уж чтоб войти и что-то забрать. Да и сам замок был разграблен давным-давно. Нечего тут крестьянам делать.
   Люди короля? Возможно. Но зачем? Орден? Тоже возможно. Но опять-таки зачем? В душе вампира медленно нарастало беспокойство. Но гораздо сильнее его клонило в сон. Ему было нестерпимо тяжело бодрствовать днем.
   Зерван на секунду задумался. Затем закрыл саркофаг, начертил на крышке руну. А сам отошел в дальний и самый темный угол погреба, спрятался за разбитыми бочками и ящиками, завернулся в свой новый плащ и уснул, предварительно нарисовав вокруг себя круг и прошептав несколько заклинаний. От крыс и пауков.
* * *
   Он проснулся оттого, что услышал осторожные шаги. Вампир моментально подобрался и выглянул из своего укрытия. Никого. Но за дверью в погреб кто-то стоял. И пытался открыть ее. Несколько секунд спустя он ушел. И наступила тишина.
   Зерван бесшумно прокрался к двери и прислушался. Тихие шаги наверху. Кто-то сопит. Возятся с тяжелыми предметами. Кто-то негромко отдает распоряжения. И еще какой-то звук. Странный, еле различимый.
   Таран. Они готовят таран. Остатки сна улетучились мгновенно. Прислушавшись к внутренним часам, он определил – до заката еще часа три. Нужно продержаться, выиграть время, а затем найти способ вырваться из подвала. Но те, снаружи, наверняка, предусмотрели это. Так что ждать можно чего угодно, от сетей до масла, разлитого на полу.
   Движение на полу привлекло внимание вампира. Он опустил глаза и пару секунд всматривался в странное темное пятно. И понял, что масла наверху не будет. Его заливают к нему в погреб под дверь. Он тихо выругался. И вдруг услышал тихий, вкрадчивый смех. И голос узнал сразу.
   – Помнишь, я обещала, что ты будешь гореть в аду? – тихо спросила Кира ан Кранмер. – Так вот, ты будешь гореть еще до того, как попадешь туда. Жалеешь, что не добил меня тогда?
   – Нет. Иначе с кем бы я сейчас так мило общался?
   – Не боишься?
   – Было бы кого. Заносчивых фанатиков? Вы жалки. Вы прикрываетесь борьбой против нечисти, чтобы зашибать звонкую монету. Многие так называемые чудища, которых вы убили, имели куда большее право на жизнь, чем вы.
   – У тебя своя правда, а у нас своя, – ответила та. – Может, я бы в другой ситуации и попыталась с тобой поспорить, но теперь смысла нет. Я поклялась, что убью тебя.
   – Это навряд ли, – ухмыльнулся вампир, – в лучшем случае меня убьет огонь – не ты.
   – Неважно, это все схоластика, а я не сильна в философии. У тебя там как с береговой линией?
   – Море наступает. Еще несколько приливов, и суши совсем не останется.
   – Занятно. Жаль, что ты вампир. С твоей силой духа из тебя получился бы отличный рыцарь.
   Зерван спокойно, даже равнодушно, ответил:
   – Ты не поверишь, но я им был и остался. И кстати, ни разу за всю свою жизнь я не дрался на стороне, имеющей численное превосходство. И не убивал спящих.
   – Я верю. Мне жаль, но я должна убить тебя. Это моя идея с маслом. Надеюсь, ты не станешь вырываться из подвала? Все равно мы закрыли дверь снаружи. А если выберешься, тут вокруг пики в три ряда. Четверых ты одолел, но восемь десятков не сможешь. Умри смиренно.
   – Я постараюсь. Один вопрос: как вы узнали, что я снова здесь? Наугад?
   – Нет. С помощью магии. Живодер лысый слупил с нас триста флоринов, но место сказал точно.
   Зерван вздохнул:
   – Так вот кто забрал мой старый плащ…
   – Именно. Знаешь, я тоже хотела спросить: а почему ты меня отпустил?
   – Сложно объяснить. Может, потому, что чудовище тут не я? И благородный рыцарь не ты?
   – Масло уже все вылито. Если я после смерти попаду в преисподнюю, продолжим нашу дискуссию там. Прощай, вампир.
   – Не люблю прощаться. Кстати, почему я не слышу в твоем голосе ненависти? В прошлый раз ты ею просто захлебывалась.
   – Это все самоконтроль. На этот раз я держу себя в руках. Я много думала насчет того, что ты тогда сказал… много выводов сделала. Но это уже ничего не меняет для тебя.
   – Ну что ж. Хоть какую-то пользу принес, – хмыкнул вампир.
   – Угу. Уж не обессудь – время зажигать огонь.
   – Успехов, – пожелал Зерван и метнулся к саркофагу. Он быстро рассеял начерченную ранее руну, улегся на дно, закрыл крышку и начал шептать заклинания.
* * *
   Кира ан Кранмер стояла у самой двери с мечом в руке и слушала, как гудит огонь. Масло пылало вот уже десять секунд… пятнадцать… двадцать. Внутри что-то пыхнуло – кислород кончился, огонь погас. Пора!
   Тяжелое бревно выбило дверь, и внутрь хлынули вооруженные люди с факелами. Они закрывали рот и нос от дыма мокрыми тряпками.
   Кира мучительно закашлялась, ей вторили остальные, но продолжали упрямо идти вперед, полуприсев, дым от сгоревшего масла остался у невысокого потолка, основные его массы вышли наружу. Оставив у двери заслон в два ряда, несколько рыцарей подошли к саркофагу, но он был пуст. Крышка сдвинута в сторону. Вампира внутри не было – это стало ясно с первого взгляда.
   – Ищите труп, – крикнул Карах ан Дугал, – вдруг он может встать!
   – Я… задыхаюсь… – прохрипел кто-то, потом другой зашатался и потерял сознание – кислорода внутри не хватало для дыхания, открытая дверь не спасала, воздух внутри был раскален, как в печи.
   – Кто не может дышать, на выход, – прохрипел старый рыцарь, – остальным рассыпаться и искать! Он не мог не сгореть, найдите труп!
   Из подвала наружу потянулись люди, надрывно кашляя, спотыкаясь, одни помогали идти другим, которые уже почти потеряли сознание.
   Стоящие сбоку пикинеры слишком поздно заметили, что один из рыцарей оказался не рыцарем. Вампир швырнул вперед того, кем прикрывался, помогая ему идти, свалил нескольких воинов и ринулся в открывшийся проход. Играючи, он обошел двоих, пытавшихся ударить его топорами, толкнул еще кого-то и в великолепном прыжке перемахнул через группу пикинеров, до того как те успели поднять пики. Круг был разорван, вампир оказался свободен. Легкое движение руки – и в ней тонкое блестящее жало клинка.
   – Чего смотрите? – спросил Зерван. – Вы же понимаете, я не могу оставить поле боя, не попрощавшись, иначе это будет бегство, а не отступление.
   Заорав, два кадета безрассудно бросились вперед, размахивая мечами, но вампир стремительно сместился в сторону и нанес молниеносный удар. Один из кадетов сделал неуверенный шаг и упал, разбрызгивая алую кровь. Второй ударил с разворота, вслепую, но не попал – противник поднырнул ему под руку, захватил локоть и бросил через себя, сбив с ног спешившего на помощь рыцаря. На вампира бросились еще несколько закованных в латы бойцов.
   Зерван выбросил им навстречу левую руку с растопыренными пальцами и выкрикнул короткое слово. Невидимая тугая волна сбила нападавших с ног. Еще один кадет перепрыгнул через упавших, вращая клинком, но при приземлении потерял равновесие. Вампир смазанным силуэтом скользнул ему за спину и ударил сзади справа под руку. Эльфийский клинок легко нашел место, не прикрытое кирасой, а надетая под ней кольчуга не смогла его остановить. Кадет рухнул на пол, мертвый или тяжело раненный.
   Зерван же перешел в наступление. Пытавшегося встать рыцаря он убил метким ударом в щель забрала, но тут же был вынужден отражать атаку еще нескольких воинов. Легкое отводящее движение – и тяжелый меч ударил не вампира, а другого рыцаря, отрубив ему руку выше локтя.
   Кира выползла на коленях из подвала и успела мельком увидеть, как ненавистный вампир заклинанием сбил с ног нескольких рыцарей и точным ударом угодил в стык пластин панциря сэра Эйка. Тот неуклюже взмахнул рукой, выронил меч и упал. Рядом лежало более десяти членов ордена – и трудно было сказать, кто жив, кто мертв.
   – Как? – простонала она. – Во имя всех богов, как?
   – И как вы беретесь судить других, если не увидели вампира, лежащего в своем саркофаге? – презрительно ответил Зерван. – Глупые, фанатичные слепцы! Прощайте! И молитесь, чтобы больше не встретиться на моем пути!
   С этими словами он вихрем пронесся по залу и выпрыгнул в окно. А вслед ему летел истерический хриплый крик Киры ан Кранмер:
   – Нет, мы еще встретимся, будь ты проклят!
* * *
   Реннар Справедливый в задумчивости сидел у окна. Час назад вернулись рыцари ордена, вопреки приказу отправившиеся на охоту за вампиром. Лишь три десятка из них ехали на своих конях, все остальные лежали в телегах, на которых раньше везли бочки с маслом для светильников. А в хвосте печальной процессии несколько оруженосцев гнали табун лошадей – оседланных, но без всадников.
   – Сколько там у них потерь? – спросил король.
   – Восемнадцать мертвых, около тридцати искалеченных и раненых, – доложил стоявший позади него офицер, который уже пообщался с командованием ордена, – сэр Фалькерк слег, говорят, от удара. От нашего филиала ордена осталось только название. Из руководства выжил только один старший паладин. Сэр Эйк Мирннский ранен, вероятно, не выкарабкается.
   – А что ан Дугал?
   – Умер, ваше величество. Двенадцать человек умерло в подвале – потеряли сознание, а им никто не помог, все внимание было приковано к вампиру.
   – Стало быть, вампир убил шестерых?
   – Так точно, – сверился с записями офицер, – и еще столько же ранил или искалечил. Сэр Эйк, повторюсь, вроде бы при смерти.
   – Что еще?
   – Многие из тех, кто выбрался из подвала, – больны. Сами видели, ваше величество, пять десятков тел на телегах – мертвые и раненые. Остальные полностью деморализованы, те что остались сегодня в городе – тоже. Боеспособны только те из ордена, кто еще не знает…
   – Стало быть, в конечном итоге война против одного вампира обернулась в тридцать мертвых и еще больше больных и искалеченных? Включая почти всю верхушку?
   – Примерно так и есть. Четверть личного состава выбыла из строя. Остальные по причине отстутствия боевого духа.
   – Вот шельма, – покачал головой Реннар, – а как плакался, бедный и загнанный…
   – Простите, ваше величество, не расслышал?
   – Это я так, мысли вслух… – Король налил себе крепкого вина на донышко и залпом выпил.
   – Распоряжения будут?
   – Пойди к тому, кто у них теперь командующий. Скажи, как только раненые поправятся, пускай проваливают к чертям. И собери на завтрашнюю аудиенцию капитул Витарнских Паладинов. Надо свое рыцарство поднимать.
   – Есть!
   – Это все. Выполняй.
   Когда дверь за офицером закрылась, король поймал себя на том, что теперь куда больше верит в успех авантюры с сердцем. Вампир оказался по-настоящему могущественным бойцом и изворотливым трюкачом.
   – Ваше величество, – заглянул в дверь сенешаль, – по вашему повелению прибыли ученые господа из университета.
   – Проси.
* * *
   Той же ночью вампир простился с Сейинхе, так как не был уверен, увидит ли ее опять. Не то чтоб контракт казался слишком опасным – Зерван не боялся неупокоенных мертвецов. Однако уже давно сама жизнь его была опасна сама по себе. Долгие годы избегавший смертельных ловушек и побеждавший сильных врагов вампир знал – так не может быть вечно. Два или три десятка лет, обычно отпущенных вампирам судьбой, он перерасходовал уже эдак раза в три. Везение, мастерство, отвага и сила – очень важные факторы, но даже всех вместе недостаточно. «Все живое когда-нибудь умирает», – гласит простая философская истина. И бессмертные вампиры тому не исключение… какой каламбур…
   – Зерувиэль, о чем ты сейчас думаешь?
   – О судьбе. О пути. О цели.
   – Куда-то отправляешься?
   Сейинхе, Песнь Ночи… та, что стала ему подругой, лучиком света в беспросветной и горькой жизни вампира. Единственное, что заставляло его ночь за ночью отчаянно цепляться за жизнь, бороться и страдать, – это две женщины. Та, с которой он расстался семьдесят с лишним лет назад, и та, которая встретилась на его пути после. Первая, может быть, жива: сто с хвостиком – это даже не молодость для эльфов, скорее юность. Вторая возле него прямо сейчас. Но не будет ли это прощание последним, как в тот раз?
   – Да, Сейинхе. Мне нужно отправляться в дорогу.
   – Далеко?
   – Далековато. И не уверен, что вернусь.
   – Тогда прощай, Тень Забвения. Если больше не встретимся – помни меня.
   – Последнее, что я забуду, – это ты, Песнь Ночи.
* * *
   Зерван еще раз внимательно осмотрелся по сторонам, но никого подкрадывающегося к нему не заметил. Ловушка или нет? Вампир, конечно, понимал, что ловушки не будет, но только запредельная осторожность помогла ему прожить столько, сколько вампиры обычно не живут. Парадоксально, но бессмертные нестареющие вампиры порой не перешагивают тридцатилетний рубеж, их жизнь в большинстве случаев прерывается колом, сталью или огнем. Лишь те, кого хранят высшие силы, или очень сильные, хитрые и умные живут дольше. Но таких помимо Зервана – раз-два и обчелся.
   Он поежился, вспоминая то, что ему пришлось пережить в подвале. Лежать в саркофаге посреди бушующего пламени, шептать заклинания и молиться всем богам подряд, чтобы уловка сработала… И то ли высшие силы услышали, то ли трюк был исполнен идеально, но он удался.
   Самое трудное – подгадать время удара тарана и именно в этот момент отодвинуть плиту саркофага, нельзя допустить, чтобы осаждающие услыхали скрежет, иначе все пропало. К счастью, топот ног тех, кто нес бревно, оказался достаточно громким, чтобы вампир сумел осуществить задуманное с точностью до долей секунды. Потом ему оставалось только лежать в открытом гробу и надеяться, что примитивный магический трюк получится. Взгляды ищущих глаз скользнули по нему, но он остался незамеченным.
   Затем, когда задыхающиеся люди шарили по погребу в поисках его обугленного трупа, оказалось совсем нетрудно встать, подойти к задыхающемуся рыцарю и помочь ему дойти до ступеней наверх. В задымленном темном подвале никто ничего не заметил – даже наверху и то не сразу обнаружился этот маневр. Не ожидал никто такой дерзости.
   Разумеется, последующая кровавая резня была уже явно неосторожным поступком, но всякое терпение имеет свой предел. Сумев справиться с невыразимым ужасом и отчаянием там, в погребе, Зерван исчерпал запасы своего самообладания, и его переживания выплеснулись в короткой вспышке бешенства и жестокости на тех, кто подверг его этому испытанию.
   Пробирающийся по лесу вампир еще не знал об ужасных последствиях схватки в покинутом замке. Ни о смерти многих людей в подвале, ни о гибели двух командиров витарнского филиала ордена, ни о тяжелой болезни паладина-магистра. Он не мог даже подумать, что нанес ордену такое поражение, от которого тот не скоро оправится. Тем не менее одно Зерван знал точно: он нажил себе смертельных врагов, а его голову оценят в золоте, и очень недешево. С другой стороны, все, что знают о нем его враги, – это как он выглядит. И не более.
   Размышляя о своем будущем, вампир добрался до Ведьмина камня и снова осмотрелся. Никого. Ни людей, ни магии. Лес был пустынней некуда – только птицы перекрикивались в кронах вековых деревьев.
   В условленном месте его уже ждал маленький кожаный мешочек и скрученный лист пергамента.
   Зерван высыпал на ладонь содержимое мешочка – три десятка очень неплохих рубинов, топазов и изумрудов. Все камни с хорошей огранкой – даже перекупщики дадут за них десять талантов, если не больше. Король не поскупился, не стал размениваться по мелочам.
   Но вампира ждал еще один сюрприз – лист пергамента оказался письмом от Реннара.
   «Пишу тебе это письмо, вампир, потому что кое-что изменилось. Я не имею в виду договор, изменилось кое-что для меня. Собственно, ты первый из так называемой нечисти, кого я увидел вблизи не умерщвленным. И само собой, первый, с кем мне удалось пообщаться. Я заставил старых маразматиков из университета и гильдии магов выложить все, что они знают и о вампирах, и о другой нечисти. И я учел то, что говорил мне ты – твои слова были бездоказательны, но я почему-то поверил. Сейчас я только начал постигать глубину различий между тем, что вы собой представляете на самом деле, и тем, что о вас говорят. Возможно, настало время по-другому посмотреть не только на тролля, который отдал мне свою руку. Первое, что я собрался сделать, – объясниться начистоту с соседствующими эльфами. Может быть, мне удастся сделать жизнь моей страны еще чуточку поспокойнее. И если мне это удастся – это будет не только моя заслуга, но и твоя.
   Я не могу тебя судить. То, что ты такой, это не только твоя вина. Но если б я когда-нибудь стал на суде защищать вампира, я бы сказал много такого, чего до сегодняшнего дня сам не знал.
   Что ж. Мне остается только ждать и надеяться, что ты справишься».
   Внизу стояла подпись Реннара Справедливого.
   Зерван медленно свернул письмо в трубочку, шепнул короткое слово – и пергамент вспыхнул, на миг осветив маленькую полянку у Ведьмина камня.
   «Пускай твои намерения, король, не превратятся в пепел и не погаснут», – подумал вампир.

Глава 4
Гора Грома

   Зирааверд – огромный горный массив, протянувшийся далеко с востока на запад, вплоть до орочьих степей, а также частично с юга на север до самого Монтейнкипа, столицы Монтейна. Самая высокая гора, в которой располагался центр торговли, носила имя всего массива. Северный отрог с незапамятных времен назывался Латаэлль Зира-м-Ноор, или, в переводе с эльфийского на монтейнское наречие, Мертвые горы. К слову сказать, это было отнюдь не пустое название.
   Внутри самой горы Зирааверд жили дварфы, получившие от Зиборна Второго концессию на разработку недр. Они были согласны работать за треть добычи, ибо богатство горной цепи Зирааверд было просто потрясающим.
   Поговаривали, тоннели дварфов тянулись на многие сотни миль на север. Самые смелые рассказчики утверждали, что даже под столицей Монтейна есть эти подземные проходы, хотя им мало кто верил.
   Тут и там на склонах виднелись входы в жилища шахтеров – целые подземные поселения. А с высоты птичьего полета в лесах можно было бы заметить огоньки костров. Но грелись у них вовсе не дровосеки. Богатство дварфов привлекало отовсюду грабителей и прочее отребье. Хитрый Зиборн был не дурак, на это он и рассчитывал: чем больше в одном месте соберется дряни, тем проще ее ловить. И потому королевские отряды, насчитывающие порой до нескольких сотен солдат, давно стали обычным явлением в окрестных местах. Общую картину дополняли цепочки купеческих караванов, двигающихся в разных направлениях. Внутри Зирааверд находился один из главнейших рынков драгоценных камней, металлов, а также изделий из стали и бронзы.
   Почти в каждом поселении дварфов с ними соседствовали гномы. Не такие заядлые горняки, более слабые физически, гномы, однако, по праву слыли одними из лучших оружейников, а из-за большой конкуренции самое лучшее оружие их работы стоило здесь вчетверо дешевле, чем в любом ином месте.
   И где-то здесь находились древние катакомбы, наполненные тайнами Древних – дочеловеческой расы, исчезнувшей, еще когда эльфы и другие Старшие Народы не выбрались из пеленок.
   Зерван спустился по склону холма на дорогу. Прошлой ночью он пересек границу и двигался лесами, не желая попадаться на глаза патрулям, но у Горы Грома, как еще называли эльфы главный пик Зирааверд, было легко затеряться среди пестрого люда.
   Впереди вампир увидел застрявшую повозку. Рядом стояли два стройных эльфа и эльфийка, судя по знакам на одежде – жрица или магесса.
   Зерван подошел поближе. Звук его шагов не ускользнул от чуткого слуха эльфов, они повернулись к нему, и вампир понял свой просчет – это оказались не обычные лесные, а бледнолицые лунные эльфы, превосходно видящие как днем, так и ночью. Ни сумерки, ни капюшон не были им помехой – они узнали его моментально и схватились за оружие. Эльфийка чуть шевельнула пальцами – и этот жест был куда опасней пары мечей: по мнению эльфов, произносить заклинания вслух – моветон, настоящий маг, если он, конечно, не людишка, должен творить сильнейшие заклинания в тишине, только лишь волевым усилием и жестом.
   – Эйинэ майэн аарн, – приподнял вампир правую руку в приветственном жесте, – мирной вам ночи, Старшие братья.
   Мечи, наполовину вынутые, остались в ножнах. Вампир использовал особое приветствие: эльфы-вампиры приветствовали других эльфов пожеланием мирной ночи. Баньши страшно ненавидели вампиров-людей по причине того, что именно они были причиной их проклятия, и тот факт, что вампир-человек говорил на Старшем языке и при этом знал особое приветствие, удержал эльфов от нападения. Уж если человек-вампир поладил с баньши, это что-то да значит.
   – И тебе мир, баэннши, дитя ночи. – Зерван улыбнулся в душе. Назвав его баньши, как если бы он был вампиром-эльфом, собеседник признал в нем равного. По крайней мере из вежливости.
   Он подошел к повозке, уперся плечом и с незначительным усилием вытолкнул ее из рытвины.
   Потом подошел к эльфам, все еще держащим руки на рукоятях клинков, и вежливо представился.
   – Я не пью кровь Старших и Младших, – заверил он.
   Эльфы покосились в сторону магессы, та благосклонно кивнула.
   – Мир тебе, Младший брат, – сказала она, и Зерван поймал себя на мысли, что даже всеобщий язык звучит в устах эльфиек почти как песня.
   Несколько минут спустя они уже шагали у повозки. Он беседовал с эльфом, ведшим коня, и магессой, ехавшей в повозке. Второй эльф шагал позади него, иногда кидая короткие реплики, умудряясь при этом вложить в них глубокий смысл. Вампир понимал, что этот эльф пропустил его вперед вежливым жестом только для того, чтобы идти сзади, но на такую меру предосторожности не обижался и не опасался удара в спину: дружба с баньши характеризовала его в глазах эльфов достаточно хорошо, чтобы он попал под действие их собственного кодекса чести, до которого люди, как худшие из Младших, обычно не дотягивали.
   Эльфы, как вскоре выяснилось, прибыли, чтобы наладить поставки оружия. Далеко на западе, откуда они приехали, все чаще стали появляться темные эльфы. И хотя целью их набегов в основном становились люди и изредка обитавшие в тех краях гномы, среди людей появились расистские настроения по отношению и к другим эльфийским народам.
   Двигаясь по опоясывающей холмы дороге, Зерван не мог не обратить внимание на большое количество костров в долине внизу. Изредка ветер доносил бряцанье оружия. Он спросил об этом эльфов.
   – Это наемники, – ответил старший эльф таким тоном, словно говорил: «Это шакалы».
   – Что им здесь надо? Куда смотрят люди Зиборна?
   – Они тут как раз с разрешения Зиборна. Их нанял королевич из Кор-Гала, который претендует на руку принцессы Лэйны.
   – Они собираются спуститься за сердцем Жнеца?
   – Так и есть. Точнее, они должны расчистить дорогу принцу. С чудовищем принц сразится сам в присутствии свидетелей от Зиборна.
   – Это что-то новое, – заметил вампир, – я всегда думал, что претендент должен быть один, без армии.
   – Верно, – кивнул эльф, – но Кор-Гал большая и сильная человеческая страна, и Зиборну очень выгодно быть с ней в союзе. Кроме того, сам принц Тэй-Тинг Зиборну симпатичен. И эта симпатия выражена в виде пяти сотен воинов. Естественно, другие претенденты таких поблажек не имеют.
   – Черт, – процедил вампир вполголоса.
   – Нам это тоже не нравится, – согласилась эльфийка, – над головой сгущаются тучи, и будущее скрыто в тумане неопределенности.
   – Постойте, а собственно, почему вам это не нравится? Конечно, принцессу выдадут замуж против ее воли, а честное состязание превратится в циничный, заранее отрепетированный спектакль, но эльфы обычно безразличны к пакостям, которые люди делают друг дружке. Или я что-то не понял?
   – Мы не безразличны – мы смотрим на вас, и нам больно, что вы такие. Просто мы научились не показывать этого. И стараемся не замечать.
   – И кстати, – подал голос замыкающий, – ведь мы не спросили тебя, баэннши, почему лично тебя огорчил вид этой армии, верно?
* * *
   Зерван остановился на ночлег в трактире, принадлежавшем старому гному. Трактир находился внутри горы, в поселении дварфов, и, кроме вампира, там людей не было. Для дварфов, гномов и прочих родственных им народов все люди были на одно лицо. Ни те ни другие не были подвержены вампиризму и человеческими предрассудками не страдали. Здесь вампир чувствовал себя в безопасности, особенно после того, как намеренно упомянул о знакомстве с Тойраном – этого пройдоху тут хорошо знали, он нередко покупал здесь особенно изысканное и качественное оружие. В Зордаре появилась мода щеголять мечами и шпагами, стоившими целое состояние, и большинство этих мечей, усыпанных бриллиантами и выкованных лучшими гномами-оружейниками, прошло через руки зеленолицего полугнома. Скромно намекнув, что находится тут по поручению оного, вампир обеспечил себе поддержку и благосклонность местного низкорослого народа.
   Стоя у зеркала в снятой им комнате, Зерван крепко приложился к своей фляге. Отвратительная, но таящая в себе могущественные силы жидкость наполнила тело вампира энергией жизни. Сосредоточившись, он увеличил частоту биения сердца, очистил разум от посторонних мыслей и взглянул себе в глаза. Из зеркала на него смотрел обычный человек чуть выше среднего роста, крепкий, темноволосый, со слегка худощавым лицом с правильными аристократическими чертами.
   Зерван глотнул еще. Теперь даже человек не признал бы в нем вампира, если только не демонстрировать слегка увеличенные клыки. К сожалению, такая маскировка требовала большого количества крови, однако достать ее здесь, среди дварфов, не помешанных на вампирофобии, будет несложно. Мысленно вампир уже смирился с тем, что кровь может оказаться собачьей – дварфы до их мяса были большими охотниками.
   Перво-наперво требовалось разведать обстановку. Разумеется, Зерван поменял камни на звонкое золото, еще находясь в Витарне: продавать их на крупнейшем прииске было бы просто глупо. Сейчас он располагал двенадцатью с небольшим талантами, этого достаточно, чтобы хорошо вооружить полсотни пехотинцев. А учитывая дешевизну оружия здесь – и того больше. Так что он мог без опаски выдавать себя за торговца, коих тут было множество.
   Покинув трактир и пройдясь немного по подземному городку, который, по сути, являлся большой пещерой, а дома – пещерами поменьше, вампир оказался у входа, охраняемого несколькими вооруженными дварфами. Деловая жизнь кипела у Зирааверд даже по ночам, поэтому стража выпустила его, ни о чем не спросив.
   Зерван оказался под звездами и глубоко вдохнул чистый холодный воздух. Темнота не могла скрыть от него очарование этого места, и вампир подумал, что в мире все-таки есть ради чего жить. Величие гор поражало и наполняло спокойствием. Он был так мал по сравнению с титаническими горными пиками, и его собственные проблемы и невзгоды тоже казались маленькими и ничего не значащими.
   Постояв несколько минут, вампир стал спускаться в долину, туда, где находился рынок – большое куполообразное сооружение. Торговле внутри его не могли помешать ни ночь, ни плохая погода, ни даже конец света, как говаривали некоторые.
   Немного потолкавшись там и полюбовавшись оружием, Зерван вдруг заметил, что какой-то седой дварф, сидящий за прилавком, пристально к нему присматривается. Мгновенно приняв решение, вампир решительно повернулся и зашагал к старому торговцу.
   – Здравствуй, мастер, – поздоровался он, заметив на одежде дварфа соответствующие знаки – перед ним сидел оружейник высокого класса.
   – И ты здрав будь, ночной странник, – двусмысленно ответил дварф, – желаешь себе прикупить надежный клинок?
   – Примерно так, – согласился вампир.
   – Проходи. – Дварф откинул занавеску, закрывавшую вход в подсобку.
   Дремавший внутри молодой гном поднялся и молча вышел наружу, заняв место старика за прилавком. Старый мастер указал вампиру скамью, сам сел напротив.
   – Сдается мне, не меч ты ищешь, – спокойно сказал он, глядя вампиру в глаза.
   – Откуда такая мысль? – насторожился Зерван.
   – У твоего пояса эльфья мандала, да не абы какого мастера работа, и ты знаешь об этом. Тому, у кого такой клинок, другой меч уже не нужен. Вот и интересно мне, что ж ты ищешь, ночной странник, выдающий себя за торговца.
   Зерван задумался. Старый мастер и правда оказался мастером, да еще каким. Он узнал его меч, несмотря на то что тот был в ножнах. Рукоять тоже ничем не примечательна. Таких множество, но дварфа это не обмануло. И если он понял, что это за меч, то, вероятно, догадывался, кто его хозяин, хотя вампир искренне надеялся, что его имя уже кануло в прошлое.
   – Я ищу вход в город Древних, – наконец сказал Зерван.
   – Жнец? – коротко спросил дварф.
   Вампир молча кивнул.
   – Зачем тебе? Ты же не можешь претендовать на руку принцессы. И я знаю, что не деньги тебя толкают на это. Так почему?
   Зерван тяжело вздохнул:
   – Может, потому, что во мне еще жива вера. Может, потому, что я просто дурак.
   Старый мастер посмотрел вампиру в глаза:
   – Даже если ты тот, для кого был выкован этот клинок, я видел больше зим, чем ты. Много видел, много знаю. Задумайся. Жнец в древнем городе сидит вот уже целую вечность. Может, так и должно быть? Может, не стоит уничтожать то, что старше всего, что ты знал и видел?
   – А если я дал слово?
   Старый дварф улыбнулся незаметно, одними глазами.
   – Если ты по праву носишь свой меч, то знаю, что ты не нарушишь слова. Но всегда есть и другое решение, которое устроит всех. Просто не все желают брать на себя труд – искать это решение.
   – Почему Жнец заботит тебя, старик? Что в нем такого?
   – Кто знает, кто знает… Запомни одно: сильней всего меняют мир те, которые об этом не подозревают.
   Уходя, Зерван задал мучивший его вопрос:
   – И все же как ты узнал меня?
   Старый мастер покрутил ус:
   – Князь Эйнхартайль Этиан, известный также как Князь-Кузнец, выковал боевую мандалу для человеческого рыцаря, который мог стать мужем его дочери, в знак уважения, хоть оба они были врагами. Однако у Эйнхартайля не все вышло гладко. Он был мастером своего дела, создателем лучших боевых клинков, но совершенно не умел, да и не хотел, изготавливать рукояти. Их для Князя-Кузнеца делал другой мастер. И вот тут вышла заминка – тот другой отказался сделать рукоять для человека. Тогда Эйнхартайль заказал ее кузнецу-гному. В итоге оружие получилось уникальным – с рукоятью, скопированной с эльфийских мечей, но сделанной гномом. Когда я увидел у твоего пояса боевую мандалу, то предположил, что знаю, кто передо мной. Ведь люди любят щеголять эльфийскими церемониальными клинками, зачастую не зная разницы между ними и боевыми мандалами. Ну а присмотревшись, увидел рукоять. Уж гномью-то работу я отличу от любой другой.
* * *
   Разговор со старым мастером всколыхнул в душе вампира множество воспоминаний. Мысленно он вернулся более чем на семьдесят лет назад, в то время когда он был молод, безрассуден и наивен. Когда на короткий период остановилась война кланов солнечного народа с Эренгардом и появилась хрупкая надежда на мир. Тогда Зерван надеялся, что сможет быть вместе с той, которую и по сей день любил больше жизни, хоть ему уже не суждено увидеть ее вновь.
   Но не сбылось. Пропасть между ними оказалась непреодолимой. Вековая вражда и странные обычаи высших эльфов, а затем проклятие вампиризма сыграли свою роль. Все было кончено, и трагическая история любви человека-рыцаря и эльфийской княжны стала еще одним печальным свидетельством жестокости этого мира.
   Зерван тряхнул головой, отгоняя воспоминания, и принялся всматриваться в толпу. Через некоторое время он отыскал того, кого нужно – маленький плешивый полурослик, сутулясь, стоял у столба, поддерживающего купол. Это был Чойга – торговец информацией, слухами, а заодно шпион и мелкий вор. Можно было только догадываться, что он тут делал, однако вот уже несколько лет Чойга промышлял на рынке Зирааверд, и даже не попался на краже. Видимо, нашел новый источник дохода.
   – Здорово, Чойга, – тихо поприветствовал старого знакомого вампир.
   – Здорово и тебе, – ответил тот, – давно не виделись. Что привело сюда?
   Вампир поманил полурослика жестом:
   – Шумно тут. Давай где-нибудь присядем выпить. Я угощаю.
   Предложение пришлось Чойге по душе, и вскоре они сидели в самом темном углу кабака, который располагался за стенами рыночного купола. Чойга пил эль и закусывал вареной картошкой с собачьим салом, Зерван предпочел хлебцы с жареной колбасой – хозяин клялся, что она из свинины.
   – Расскажи мне, что тут происходит в последнее время. Так, в общих чертах.
   – Да ничего такого. Ну за исключением полутысячи оборванцев в ржавых жестянках. А так все как обычно – разбойники, стража да темные длинноухие по ночам шарятся. За версту от Зирааверд вполне безопасно, дальше уже смотри в оба.
   – А темные что тут забыли?
   – Да все то же. Тащат разные диковинные вещи, шкуры василисков, кристаллы разные из глубин. Видимо, что-то такое, чего сами дварфы добыть не могут. А взамен доспехи. Ну и иногда адамантит приносят, он же втрое дороже золота. Ведут себя смирно, если только за ними не увяжешься – не хотят выдавать, где вход в их подземную страну.
   Зерван удивился:
   – А что, никто не искал?
   – Как не искать? Искали. И дварфы, и старый хрыч Зиборн. Только не нашли.
   – Занятно. Ладно, мне еще вот что скажи – в подземелье Древних кто-нибудь ходил?
   Чойга отхлебнул из кружки:
   – А то. Постоянно туда ходили. Но если ты имел в виду так чтобы с толком – то нет. Кто неглубоко зашел и поворотил обратно со страху, ничего нового не видал. Кто глубже двинул, не вернулся. Но в последнее время никто не ходит. Выродки наемные у входа расположились и никого не пускают. И грамота от Зиборна у них на то имеется. Дескать, только им и можно вовнутрь. Но покамест они и сами не совались туда, ждут подкрепление. Им должны особые зачарованные стрелы привезти из какой-то далекой страны. Одну если в мертвяка засадить, враз падает и уже не подымается.
   Вампир задумчиво жевал колбасу. Проглотив кусок, спросил:
   – А что, в подземелье нет другого входа?
   – Не знаю как насчет входа, – полурослик отхлебнул из кружки, – а вот выход есть доподлинно.
   Зерван пару раз прокрутил фразу в голове, но все же ничего не понял.
   – Это как? Входа нет, а выход есть? Как это понимать?
   – А так и понимать, – отрезал Чойга, – у меня пиво и картошка закончились.
   Когда хозяин принес добавку, полурослик проглотил одну картофелину и флегматично сказал:
   – Тут понимаешь какое дело… Наемники стоят тут уже как недели две. А буквально за день до того, как они у входа стражу выставили, туда очередной смельчак сунулся. Ну и, в общем, с концами, как обычно. Про него и забыли. А вот три дня тому назад его нашли на равнине неподалеку. Он сошел с ума и был тяжело ранен – когтями или чем похожим. Бродил там кругами, покуда не подобрали его купцы и сюда не привезли. В общем, помер он как раз вчера. Почернел, как от яда, и помер. Жаль, малый был храбрый. Но вот когда его нашли, ты даже не представляешь себе, какой был в лагере наемников мордобой. Главарь их всем подряд, кто хоть раз на страже у ворот стоял, морду бил. За то, что не углядели.
   – Да меня морды их как-то мало интересуют. Что ты про вход и выход говорил?
   – А то. Там у самого входа десять человек стоит. Вот скажи – мог там раненый сумасшедший незаметно проскользнуть сквозь закрытые ворота? Не думаю. По всему видать, он нашел-таки выход. Вот только вернулись нынче вечером сорвиголовы, которые на поиски отправились, ни с чем. Конечно, полсотни человек за день мало что обыщут – гора, поди, сам видишь, немалая. Да вот только и раньше люди короткий путь внутрь искали. Нету второго входа. А выход, как видишь, есть.
   Расплатившись с кабатчиком и попрощавшись с Чойгой, вампир вышел наружу. Прохладный ветер освежал лицо, из бесконечной дали мягко светили звезды. А гораздо ближе, за полверсты, горели костры наемников.
   Зерван знал, что время играет против него. Ведь магические стрелы и завтра могут прибыть. И тогда весь этот сброд ринется внутрь, разграбляя все, что найдет. И уж конечно, сердце Жнеца получит Тэй-Тинг, а не Реннар Справедливый.
   По обрывочным сведениям тех, кто вернулся из недр горы живым, самый удачливый отряд достиг пятнадцатой версты. До этого проклятые стражи тайн Древних попадались редко и их можно было обойти – ширина прохода составляла никак не меньше ста шагов. Но далее искатели наткнулись на гораздо большее число восставших мертвецов и вернулись, потеряв в стычке два десятка храбрецов – половину группы. Несколько позже отряд регулярной армии Зиборна, состоящий из двух сотен ветеранов, не боящихся ни богов, ни демонов, с тяжелыми потерями преодолел всего три версты. Обратно вернулось меньше пяти десятков. Нежити стало гораздо больше.
   После этого у входа были построены тяжелые ворота и Зиборн отказался от идеи завоевать подземелье, предоставив это занятие всем желающим.
   Зерван накинул капюшон и двинулся обратно в город дварфов. Горизонт начинал светиться красным светом, приближался рассвет.
* * *
   Если бы стражники, стоящие у ворот в подземелье, на несколько минут прекратили сыпать скабрезными шуточками и гоготать, а вместо этого прильнули бы к окованным створкам, то, может быть, услышали бы шарканье бесчисленного количества ног. Но, конечно, они этого не сделали и потому все еще оставались в блаженном неведении – хотя Клепсидра Судьбы неумолимо роняла последние капли.
* * *
   Зерван проснулся, как только солнце скрылось за горизонтом, но не очень спешил выбираться из мягкой постели: ему не так часто выпадало спать на перине. Да и постоялый двор в богатом городе дварфов – это вам не захудалая придорожная таверна в людском муравейнике. Тем более что вампир мог спокойно себя чувствовать лишь в третьесортных, где смотрели на деньги постояльца, не обращая внимания на его респектабельность, точнее, на отсутствие оной.
   Однако время не ждало. Вампир должен был повидаться с одним старым дварфом, который слыл большим знатоком подземелий. Поднявшись, он оделся, отхлебнул из фляги и привел себя в человеческий вид. Затем собрал свой нехитрый скарб и покинул гостеприимное заведение. Для себя Зерван решил – он должен начать действовать уже сегодня. До восхода солнца необходимо быть в подземелье. А ночь вампир намеревался потратить, чтобы узнать как можно больше о месте, которое запросто могло стать его могилой.
   Целью его прогулки был небольшой поселок, располагавшийся также внутри горы, где брали свое начало самые глубокие шахты дварфов. Именно здесь и обитал старый шахтер, которого искал вампир.
   У входа стояли два закованных в доспехи стражника с характерными бородами шириной во весь нагрудник.
   – Я бы хотел повидаться с мастером Баэлорном, – ответил вампир на вопрос, кто он такой и зачем пожаловал, – у меня важный разговор. Он меня знает, разумеется, и, думаю, будет мне рад.
   Стражник неохотно открыл перед ним дверь в холл. Дварфы не слишком любили делиться секретами, а если точно, то вовсе не любили и обычно всех незнакомцев считали шпионами. Впрочем, далеко не всегда понапрасну.
   В холле Зервану пришлось обождать, пока посыльный ходил за Баэлорном. Минут через десять тот появился, не особо довольный тем, что его подняли с постели.
   Но, увидав старого знакомого, старый дварф расцвел, хлопнул гостя ручищей по плечу, затащил его в столовую, где обычно обедали шахтеры, и громогласно потребовал выпивки и снеди. Поскольку шахты работали сутки напролет, в три смены, то и столовая тоже всегда была готова накормить трудяг лома и кирки.
   Выпив за встречу, Зерван и Баэлорн, по обычаю дварфов, разломали кусок хлеба и съели – мало кто из людей удостаивался подобной чести. Лет двадцать назад, совсем в другой стране, вампир стал свидетелем нападения толпы людей на одинокого дварфа и вмешался, выручив его и попутно изувечив нескольких смутьянов, чем сразу выдал свою сущность и подвергся очередной охоте. Спасенный оказался братом Баэлорна, с которым вампир тогда еще знаком не был.
   Таким образом, вампир всегда был желанным гостем везде, где знали и уважали старого мастера, а список мест, где его знали, был отнюдь не коротким.
   – Ну что, рассказывай, какая судьба тобой нынче играет, – пробасил дварф.
   – Да все та же, – хмыкнул Зерван, – скитаюсь как перекати-поле в поисках места, которое мог бы назвать домом. Да только люди везде одни и те же.
   – А ты у нас поселись. У нас здесь законы свои – Зиборн, окромя дани, тут других прав не имеет.
   – Это примерно то же самое, что спрятаться в клетке от льва, бегающего снаружи, – ухмыльнулся вампир. – Не по мне это. Свобода – одно из тех немногих благ, которые мне еще доступны.
   – Угу, в этом весь ты. Небось часто мандалой махать приходится? Ну ты всегда был из тех, кто любит льва за усы подергать.
   – И не говори, – согласился Зерван. – Однако ж свобода даром никогда никому не доставалась. За право жить и умереть свободным надо платить. Но это так, печали мои вечные, гори они в аду. Я тут ненадолго… В общем, времени у меня на полтора гроша. То есть считай что нет вовсе. Мне нужно сегодня к утру попасть в подземелье Древних.
   – Э-э-э, – нахмурился Баэлорн, – я так погляжу, ты окромя свободы еще и смерть найти захотел?
   – Ну смерти я не ищу. Она и сама за мной по пятам ходит, искать не нужно. Надо мне дело одно доброе сделать. Принцесса Лэйна не должна выйти за Тэй-Тинга. Она любит другого человека.
   – Хех, да ты никак в сваты подался? Все норовишь судьбы людские перекраивать? – добродушно полюбопытствовал дварф.
   – А что тут плохого? Покорность судьбе – удел баранов на бойне. Или рабов. А у кого в жилах не водица течет, должен бороться. Ну да оставим философию, расскажи мне, что знаешь про подземелье. Говорят, одному человеку удалось другим путем оттуда выбраться.
   Старый мастер глотнул эля и вытер усы:
   – Да, я знаю. Вот только как он выбрался, того не ведаю. Мы несколько раз, прокладывая новый ход, попадали в катакомбы Древних. И каждый раз в спешке заваливали проход. Тут, понимаешь, чем глубже, тем порода богаче. Наши шахты самые богатые, а что под катакомбами, так даже представить трудно. Вот мы и стараемся, так чтоб поглубже, но и в катакомбы не попасть чтобы. Сам знаешь, что там водится.
   – Да знаю я. Понимаешь, наемные псы перекрыли вход. А попасть туда мне надо. Обязательно надо. Если ты мне не поможешь – мне придется с боем пробиваться через ворота. В общем, моя идея такова. Нужно пробить дыру в шахте, чтоб я мог спуститься в катакомбы. После этого дыру легко забаррикадировать. Отряд вооруженных бойцов на всякий случай будет ждать в шахте моего возвращения в условленный срок. Вернусь – втащите меня обратно и завалите проход. Не вернусь – ну ничего не попишешь.
   – Рискованно, – покачал головой дварф, – пробить туда проход значит поставить под угрозу все поселение.
   – Никакого риска. Дыра ровно такая, чтоб я протиснулся вниз. Потом на дыру валун, и все дела. А для страховки отряд бойцов. Ну посуди, что такого может пролезть в эту дыру, чтобы отряд дварфов не сумел справиться?
   – Эх, пройдоха ты все же, – вздохнул Баэлорн, – вот только где взять отряд такой? Кто согласится рисковать вместо нормальной работы в шахте?
   Вампир положил на стол увесистый мешочек:
   – Пять талантов. Я думаю, ты без труда найдешь желающих заработать – для этого даже киркой махать не надо. Только и делов-то – надеть доспехи да посидеть в шахте на своем заду. Можете даже бочонок эля прихватить туда.
   Старый дварф тяжело вздохнул:
   – Ну будь по-твоему. Все равно тебя не отговорить, упрямец.
   – Спасибо на добром слове, – улыбнулся Зерван и опустошил кружку с элем.
* * *
   Вампир молча шагал за старым мастером по одной из самых глубоких шахт Горы Грома. Позади топали тяжелыми сапогами три десятка закованных в броню дварфов – все они были воинами настолько же, насколько и горняками. Ростом чуть пониже человека, но куда коренастее и сильнее, среднестатистические дварфы, как правило, носят очень тяжелые доспехи, а отразить удар их боевой секиры или пудового молота – та еще задача. Все это вкупе с железными нервами и непоколебимой стойкостью давно снискало дварфам репутацию дорогих, но надежных наемников. Хотя на самом деле любой дварф охотнее орудовал киркой, чем оружием.
   Наконец старый шахтер остановился и указал пальцем в пол:
   – Долбите здесь!
   Пара молодых дварфов поплевала в кулаки и принялась орудовать ломами. Через полчаса лом провалился вглубь – шахтер едва удержал его. Второй заглянул внутрь, бросил туда факел и, не увидев ничего опасного, продолжил пробивать лаз.
   Зерван молча поправил оружие, сумку, бутыль с живительной кровью, заплечный ранец с луком и стрелами, ножи на поясе, пошевелил пальцами, вспоминая жесты и заклинания, которые могли бы ему пригодиться. Через минуту ему предстояло шагнуть в неизвестность.
   В этот момент позади в шахте раздался топот. Секунду спустя из темноты показался молодой дварф с топором и щитом:
   – Тревога! Двери катакомб проломлены! Оттуда поперла нежить!
   – Что?!
   – Как?!
   Со всех сторон посыпались вопросы. Вампир из общего галдежа составил примерную картину происходящего – наемники, готовившиеся к вторжению, подверглись нападению, понесли потери и в спешке отступают под напирающей волной мертвецов.
   – Быстрее долбите, – скомандовал он.
   – Ты рехнулся?! – выпучил глаза Баэлорн.
   – Нет. Раз зомби снаружи, значит, внутри их меньше. Это отличный шанс.
   – Упрямый самоубийца, – сплюнул в сердцах дварф и повернулся к вестнику. – Возвращайся, поднимай всех из самых глубоких шахт, баррикадируйте ворота!
   – Уже, – обиженно отозвался тот. – Это мы сразу сделали, чай, в голове у нас не пустая порода. Да только мертвякам наплевать на нас. Они организованно атакуют наемников. Как будто их кто-то направляет.
   В этот момент лаз был готов. Дварфы привязали веревку к камню, Зерван схватился за нее, сделал шаг вперед. И растаял в темноте.

Глава 5
Путь в прошлое

   – Отлично. Ждите меня, как условились. Не вернусь через два дня – значит, уже не вернусь.
   – Удачи тебе, – крикнул сверху старый мастер и скомандовал: – Заваливай!
   Пока светящийся фантом мерцал, Зерван тихо стоял на месте, ожидая, пока глаза привыкнут к полной темноте, и слушал. Тихо, только откуда-то издалека доносились звуки битвы – у ворот мертвые сражались с живыми.
   Минуту спустя светлячок погас. Теперь весь мир выглядел для вампира серым и черным. Лишь магия и тепло тела будут выделяться цветными пятнами. Люди, да и большинство представителей других рас, были неспособны видеть так, и Зерван в который раз подумал, что вампиризм – не только проклятие, но и дар.
   Он достал из ножен мандалу и приподнял ее острием кверху. Затем сделал несколько медленных вдохов, постепенно убыстряя дыхание. В едином ритме с легкими заработало и сердце. Медленно, словно нехотя, Зерван сделал шаг, второй, третий… Постепенно скорость увеличивалась, и вот он уже мчится словно ветер, так же быстро и почти так же бесшумно. Тело пело, играло, энергия била ключом.
   «Как же прекрасно иногда быть самим собой… как бы сильно меня за это ни ненавидели».
   Вампир несся сквозь тьму, обходя колонны из базальта, поддерживающие своды Подземелья. Сам потолок виден не был – слишком высоко, достаточно, чтобы не возникало гнетущего чувства, обычно посещающего людей в катакомбах.
   Вампир легко преодолел верст пять, когда на его пути появилось серое подвижное пятно. Зомби. Кажется, началось.
   Мертвец шатнулся в сторону пробегающего мимо вампира, неуклюже попытавшись достать его ржавым клинком, но куда там! Тот играючи уклонился и продолжил свой путь.
   Однако дальше стали появляться новые бессмертные стражи. Коридор был широким – полсотни шагов, есть где поиграть в догонялки. Некоторое время Зерван легко обходил их, однако зомби становилось все больше.
   Вот один сделал опасный выпад, и вампир был вынужден пустить в ход оружие. Полусгнившая рука с зажатым мечом со стуком упала на пол, раздался звон стали о камень.
   Зерван произнес заклинание и снова вызвал светящийся мираж. Светлый шарик, повинуясь воле хозяина, быстро полетел в сторону, отвлекая внимание мертвецов. Путь был вновь открыт – зомби шли на свет, так как он был ярче тусклой ауры вампира.
   «Верст пятнадцать отмахал», – мысленно прикинул Зерван и в следующий момент заметил большую группу зомби, которые целенаправленно двигались вперед прямо посреди коридора, игнорируя светлячок. Драться было бы бессмысленно, и вампир припустил во всю прыть в обход. Вся толпа качнулась в его сторону, но недостаточно быстро, чтобы успеть перехватить.
   Еще миг – и толпа зомби позади. Впереди, насколько хватало взгляда, – только колонны. Зерван на миг остановился, от быстрого бега в нем проснулась Жажда. Он отвинтил крышку фляги, сделал глоток, почувствовал прилив сил и с прежней энергией ринулся вперед. Преследующая его толпа растворилась в темноте.
* * *
   Через час вампир решил передохнуть. Кровь восстанавливала его силы все же медленней, чем тело тратило их. Да и красный эликсир стоило бы поберечь – одни боги знают, сколько еще этих катакомб.
   Впереди замаячила обломанная колонна. На высоте пяти метров когда-то появилась трещина, со временем возник и увеличился раскол. В итоге от колонны осталось метров пять, остальное лежало вокруг в виде россыпи камней. Зерван решил, что место просто отличное.
   Он с разгону подпрыгнул, ухватился за край и вылез наверх. Излом был неровный, но вампир все равно умудрился удобно сесть. Закрыв глаза, он представил вокруг себя прохладу ночного ветерка и журчащий ручей. На миг все вокруг перестало существовать – остались только он, ручей и ветер.
   Странное неприятное чувство вернуло медитирующего обратно. Зерван оглянулся, но никого не заметил. Магии он тоже не ощутил, вместе с тем чувство, что за ним наблюдают, не исчезло.
   Вампир приготовился к неожиданностям, спрыгнул с колонны и мгновенно рванулся в сторону, на случай внезапного нападения. Ничего и никого, тишина. И все то же неприятное ощущение. Беззвучно ругнувшись, вампир снова глотнул крови, ускорил сердцебиение и рванулся вперед. Может быть, конец пути уже недалеко.
   Всего через полверсты он наконец-то увидел то, за чем пришел – из тьмы на вампира надвигался Жнец.
   – Ну вот и ты, – тихо сказал Зерван, – думаю, твое время истекло.
   Жнец был куда омерзительней в жизни, чем на картинках. Огромное насекомое, помесь гусеницы и богомола. Там, где у гусеницы обычно находится голова, начиналось что-то похожее на грудь богомола. Естественно, к этой груди прилагались две пары устрашающих хватательных конечностей. Крохотная богомолья голова недобро взирала на вампира с трехметровой высоты. И весь этот ужас полз к вампиру, перебирая тонкими многочисленными ножками.
   Зерван решил не затягивать схватку и атаковал первым, выкрикнув одно из самых опасных своих заклинаний. Огненные капли сорвались с кончиков его пальцев и полетели в сторону чудовища. Но Жнец не обратил внимания на ожоги и попытался достать противника ударом лап-когтей. Вампир стремительно метнулся в сторону и взмахнул мандалой. Кусок конечности твари упал на каменный пол.
   Жнец в долгу не остался, из его жвал, более похожих на паучьи хелицеры, брызнула жидкость. Атака оказалась достаточно неожиданной – вампир изящно уклонился, но его плащ был основательно забрызган. Зерван отскочил в сторону и рывком сорвал его. И не напрасно – ткань начала дымиться и расползаться. Яд оказался еще и едким.
   Вампир попытался обойти монстра в надежде укоротить ему ножки с правой стороны, но Жнец очень резво развернулся на месте и снова брызнул ядом. Зерван отпрыгнул и прочитал еще одно заклинание. И весьма успешно. Прямо перед Жнецом на полу возникла полусфера диаметром в десять шагов, которая, казалось, соткана из самой тьмы. Вампир ухмыльнулся и ринулся в эту тьму.
   Для обычного зрения шар тьмы был непроницаем, но для глаз Зервана преградой не являлся. Он молнией скользнул вдоль гусеницеобразного тела, вспарывая скользкую кожу клинком. Из рассеченного бока хлынула зеленая жидкость, а монстр задергался, словно вошь на гребешке, и попытался развернуться, но вампир опередил его. Он вскочил на полутораметровое туловище Жнеца. Один удар острой мандалы – и маленькая голова чудовища укатилась в темноту.
   Зерван отпрянул, чтобы не попасть под фонтан зеленой крови, бившей из шеи, и отбежал в сторону, ожидая, когда чудовище околеет. Каково же было его удивление, когда, обернувшись, он успел увидеть, как громадная туша превращается в пыль и рассыпается. Еще несколько секунд – и только прах остался от великана. Даже на клинке вампира вместо зеленой крови осталась только пыль.
   Зерван в сердцах сплюнул. Он-то выложился по полной, а это всего лишь магический монстр. Фальшивка. Впрочем, плащ, а точнее, его остатки лежали на полу и всем своим видом свидетельствовали, что бой не был фальшивым – проиграй Зерван, от него тоже остались бы только ошметки.
   Вампир в задумчивости смотрел на прах. Откуда взялся этот монстр? Магия? Но магии он не чувствовал. Либо это очень хорошая магия, либо что-то совсем иное. Ведь в самом деле, не может существо из плоти и крови моментально истлеть, даже несмотря на то что кровь зеленая.
   Что ж. Сердца нет. Раз так, придется идти дальше. Но Зерван в общем-то и не рассчитывал, что все будет легко и просто. Это только в детских сказках рыцарь просто пришел к дракону «…и отрубил ему голову». В сказках все всегда коротко, ясно и просто. Оно и неудивительно. Стоит ли рассказывать детям о сотне солдат, поджаренных заживо в своих же доспехах? Навряд ли дитя после такой сказки быстро уснет.
   «Реальность страшней самой страшной сказки», – подумал вампир и принялся ускорять сердцебиение. Бежать ему предстоит, по-видимому, изрядно.
   Вампира также занимала одна мысль. Зачем Древние построили этот коридор? Прямой, широкий коридор высотой в два десятка человеческих ростов, с тремя рядами колонн, поддерживающих свод. Гладкий пол, словно поверхность зеркала. Гладкие стены. Как? Зачем?
   Зерван не удержался и остановился у одной из колонн. Внимательно обследовав подножие, он пришел к удивительному выводу – колонна не имела ни единой щели, ни малейшего зазора. Она попросту росла из него. Была частью скалы. Идеально круглая, без следов инструмента.
   Сделав это потрясающее открытие, вампир вдруг задумался. Какой должна быть магия, послужившая инструментом для создания всего этого? Просто потрясающе. И если псевдожнец – порождение того же разума, то он должен был оказаться просто несокрушимым. И хотя вампир и сам был воплощением опасности и смертоносности, относительная легкость схватки его все же удивляла.
   Впрочем, это была не единственная нестыковка. Зомби. Какая сила заставила мертвые тела двигаться, искать врага и нападать на него? Магия? Зерван и сам был в магии не новичком. И хотя все его мистические силы и умения были так или иначе направлены на выживание, он если и не умел чего-то, то знал очень много. И прекрасно понимал одну простую вещь. Если требуется создать магическое заклинание, воздействующее на определенный предмет или явление, создатель должен быть знаком с объектом воздействия. Орочьи шаманы, умеющие коллективными усилиями вызывать дождь, создали свой магический ритуал сами. Но вызвать град были неспособны. Ибо никогда его не видели – града и не может быть в степях, где нет зимы и мороза. В то время как человеческие маги знали более десяти способов вызвать град.
   И потому налицо был парадокс. Магия Древних, которые исчезли еще до возникновения человека – а некоторые считали, что даже до появления орков и эльфов, – отлично работала против него. К тому же вампир, обладающий «врожденной» способностью чувствовать и видеть магию, не обнаружил ровным счетом ничего, сражаясь с монстром. Никакого колдовства. А ведь магия, сохранившая силу на протяжении бесчисленных тысячелетий, должна быть невообразимо мощной.
   Зерван задумчиво посмотрел в глубь тоннеля. А вдруг где-то там, в глубине древней горы, кроется ответ. Может быть, именно его и охраняют зомби и псевдожнец. И может быть, он, Зерван, разгадает эту тайну. Вампир вздохнул и помчался дальше, во тьму. Его вело уже не обязательство, взятое на себя из глупой сентиментальности, но нечто большее. Зачем нужна вечная жизнь, полная страданий, за которую к тому же приходится отчаянно бороться? Возможно, пара десятилетий отшельнической жизни стоит одного смертельно опасного приключения, а бесчисленные гонения и всеобщее презрение – одной-единственной невероятной тайны? Определенно да. Кровь бурлила от смеси адреналина с азартом. Зерван несся по древнему проходу, предвкушая опасность, схватку и разгадку одной из величайших тайн. Отличная смесь приправ для тяжелой, полной страданий жизни. Ради этого и правда стоит жить!
   Следующий псевдожнец повстречался Зервану только через час. И конечно, вампир уже был готов. Он услышал шуршание гусеницеобразного тела по камню задолго до того, как увидел неясный силуэт громадной туши монстра. Быстро сняв котомку, Зерван извлек из нее лук и собрал его. Достал несколько стрел, положил одну в направляющую трубку и недобро усмехнулся. Он не даст этому чудовищу возможности оплевать себя кислотой.
   Как только силуэт обрисовался четче, вампир натянул тетиву до самого уха, прицелился и выпустил стрелу. Свист и донесшийся издали чвакающий звук слились воедино. Громадная туша дернулась, но не остановилась. Вампир приладил вторую стрелу.
   Второй выстрел был произведен точнее – в голову. Стрела прошла сквозь нее, почти не замедлившись, и умчалась в темноту. Жнец на мгновение замер, но снова начал наступать на стрелка. Впрочем, насекомые – не люди, при обезглавливании умирают не сразу, иногда только через две недели, да и то от голода.
   Третья стрела вошла в нижнюю часть туловища. И этот выстрел оказался неожиданно успешным, возможно, стрела повредила нервный узел. Жнец начал корчиться и извиваться на месте, беспорядочно размахивая хватательными конечностями.
   Вампир удовлетворенно хмыкнул, подхватил котомку и двинулся дальше, обойдя монстра у самой стены. Он не боялся схватки, просто существо вызывало у него омерзение. «Отступить от отвращения – не позор», – сказал один неглупый человек.
   Уже отойдя на приличное расстояние, Зерван остановился, чтобы разобрать лук, и, случайно оглянувшись, увидел, как монстр замер и начал медленно осыпаться. Спустя несколько секунд от него остался лишь прах.
* * *
   – Ваше величество, – отрапортовал лидер наемников невысокому смуглому человеку в черных доспехах, – позвольте доложить!
   – Докладывай, – хмуро сказал Тэй-Тинг, – если, конечно, тебе есть что сказать помимо того, что я и так вижу.
   На почтительную лесть наемника принц Кор-Гала никак не отреагировал. Не потому, что привык к лести – просто он уже считал себя королем, и, стало быть, обращаться к нему со словами «ваше величество» положено уже не из почтительности, а согласно статусу.
   Лагерь наемников был разгромлен. Волна нечисти смела все – и нехитрый частокол, и палатки. Большинство наемников погибли, другие в ужасе разбежались. Некоторые вернулись позже, придя в себя, но не все. Были и такие, которые предпочли больше не встречаться с нежитью и плевать, сколько платит заморский принц.
   – Ваше величество, но их было слишком уж много. Несколько сотен. И все они наступали слаженно, словно ими кто-то руководил.
   – Да, это и странно. Что мы имеем?
   – Три с лишним сотни погибших, и многие дезертировали. У меня осталось семь десятков готовых к бою людей.
   – Ну что ж. Раз так – скажи им, жалованье пяти сотен будете делить на семь десятков.
   Говорить не пришлось. Выстроившиеся позади предводителя наемники отлично это услышали и оживленно загомонили. Боевой дух быстро возвращался к ним.
   Вместе с Тэй-Тингом прибыла его гвардия – сорок отборных воинов, в совершенстве владеющих любым оружием и не знающих страха. Этими силами принц Кор-Гала собрался штурмовать катакомбы. Также большие надежды он возлагал на зачарованные стрелы, которыми были наполнены колчаны его гвардейцев. Если они не будут работать как надо, в Кор-Гале станет на десяток магов-шарлатанов меньше.
   – Так, выступаем завтра на рассвете. Бойцы пусть отдохнут и выспятся. Мы не знаем, сколько верст придется пройти и когда в следующий раз выдастся отдохнуть.
   Когда предводитель отряда оправился отдавать соответствующие распоряжения, Тэй-Тинг посмотрел невидящим взглядом сквозь гору. Где-то там находится его ключ к короне Монтейна, ну и к руке дочери старого короля. Хотя эта досадная неприятность принца не очень волновала. Бог с ней, с принцессой. Ничего не бывает идеального – за все надо платить. Женитьба на этой строптивице – небольшая цена за целое королевство. В конце концов, она будет нужна, только пока не родит наследника. А во время родов умирают даже королевы. Ну а наследник, маленький ублюдок, отправится за своей мамашей, а его место займет сын Тэй-Тинга. Только это будет его сын, рожденный той женщиной, которую он сам выберет.
   Тэй-Тинг улыбнулся. Да, все будет именно так. Осталось только убить Жнеца. Но и для этой твари у него был сюрприз. Добыть сердце будет проще простого, и наблюдатели старого дурака Зиборна ничего не скажут.
   Принц едва удержался от того, чтобы весело не засвистеть разухабистую мелодию.
* * *
   Зерван остановился у стены. Глухо. Сплошной камень, чтоб ему. Он на несколько секунд задумался.
   Определенно проход должен быть, потому что его не может не быть. Ведь берется же откуда-то нежить всяческих мастей? Не с потолка же падает. Потолок!
   Вампир прошептал заклинание, и маленький огонек поднялся с его ладони и поплыл ввысь. Некоторое время он мерцал в вышине, перемещаясь от стены к стене, но тщетно. Острое зрение Зервана не обнаружило даже щели. Проклятье, ну не могут же толпы нечисти появляться просто из воздуха…
   В этот момент на полу, потолке, колоннах и стене тускло засветились странные зеленоватые узоры и линии, затем раздался негромкий хлопок, и вампир понял, что могут. Нежить возникла из ничего прямо вокруг него.
   Зерван просто остолбенел, но всего на миг. Ближайший иссохший мертвец с алебардой наперевес стоял всего в шаге от него. Вот сейчас вся эта толпа повернет головы, уставится на непрошеного гостя сотнями высохших глазных яблок – и вампиру придется на своей шкуре испытать, что чувствует расчленяемый человек. С тем неприятным отличием, что человек обычно умирает или как минимум теряет сознание от одного-двух хороших ударов, а вампиру с его живучестью такая поблажка не светила.
   Однако пока Зерван лихорадочно раздумывал, попытаться ли прорваться, сбив стоящих за ним мертвецов с помощью «волны гнева», как он сам называл это заклинание, или отвлечь волшебным огоньком, вся толпа одновременно занесла ногу и сделала шаг. И второй. И третий. Мертвецы, не обратив на него внимания, уходили прочь, в сторону входа.
   Вампир по человеческой привычке вытер ладони о штаны, хотя они у него уже давно не потели. Великие боги, какой должна быть сила некроманта, способного повелевать такими массами ходячих трупов? В том, что они подчиняются некой единой воле, он не сомневался. Как еще объяснить их слаженные, одинаковые движения?
   Вглядываясь вслед уходящему полчищу, Зерван обратил внимание, что строй начал распадаться, постепенно превращаясь просто в толпу, хотя первоначально зомби стояли тесными группами по несколько десятков. Опустив глаза на затухающие линии на полу, он увидел то, что подтвердило его догадку, – круги, испрещенные символами и рунами по окружности. И как раз на них-то и появились зомби.
   Зерван удовлетворенно хмыкнул, загадка была разгадана. Магический портал – вот правильный ответ. Впрочем, его сильно смущала одна деталь. Когда активируется магия, способная переносить с места на место сотни мертвецов, магическая энергия должна бить ключом. Еще когда только засветились линии, вампир должен был ее почувствовать. Даже начинающие маги, будь то люди, эльфы любого вида или орки, отлично распознавали магию. У него благодаря темному дару это получалось в десятки раз лучше, и потому Зервану удавалось обходить самые смертоносные и хитрые магические ловушки.
   Но сейчас вампир ничего не чувствовал. Совсем ничего.
   Он опустился на корточки и принялся ощупывать пол. Там, где камень светился, обнаружились неглубокие канавки и впадинки. Дно этих углублений на ощупь отличалось, хотя это тоже был камень. Но немного другой.
   Зерван выпрямился и отряхнул руки. Ситуация становилась безвыходной. Он знал, как в Подземелье появляются новые мертвецы, но не понимал природы портала, не говоря уж о том, как его заставить работать.
   И была еще одна деталь, которая смущала его. А именно поведение мертвецов.
   Откуда бы они ни появлялись и каковы бы ни были силы, заставлявшие их двигаться, искать врага и убивать, одно было бесспорно: организованное нападение мертвецов обеспечивалось неким магическим приспособлением, которое посылало в определенный момент времени сигнал к атаке. Но если зомби атаковали людей у выхода и пытались напасть на вампира посередине Подземелья, то здесь, у самого портала, они его просто проигнорировали. Они маршем двигались поближе к выходу и лишь там начинали вести себя агрессивно. А из этого вытекал простой вывод: в мертвецов при ритуале поднятия не закладывался список приказов на веки вечные. Ими управляли.
   Что ж, выходит, что там, за стеной, кроме безмозглого монстра-жнеца и его таких же безмозглых копий-подделок, кроме толпы мертвецов, был еще кто-то разумный. Разумный достаточно для того, чтобы защищать катакомбы Древних от вторжения многие тысячи лет.
   «Что ж, – подумалось вампиру, – ничто не длится вечно».
   Он подошел к стене вплотную и сел спиной к ней, прошептал заклинание. Теперь, пока он не шевельнется, он не будет заметен случайному взгляду. «Пелена бдящего глаза» уже спасла его в погребе, когда он лежал в открытом саркофаге, может быть, так же хорошо она сработает и против высохших мертвых глаз. Если, конечно, у мертвецов зрение не магическое. Или если на них вообще подействует магия, рассчитанная на живых. К тому же они должны появиться спиной к нему, лицом к входу. Что дает дополнительные шансы остаться незамеченным.
   Так или иначе, любая маскировка лучше, чем вообще никакой. Вампир медленно очистил свой разум от лишних мыслей и эмоций. Ему требовалось подумать. Хорошенько подумать. И отдохнуть.
* * *
   – Проклятье, новая волна! – донеслось спереди.
   Командир выкрикнул приказ, и наемники выстроились в шеренгу, закрывшись щитами. Второй ряд образовали гвардейцы Тэй-Тинга с луками на изготовку.
   – Это уже вторая волна, – недовольно проворчал принц Кор-Гала, – им вообще настанет когда-нибудь конец?
   – Не ведаю того, – хмуро ответил командир наемников, – но надеюсь, ваше величество, что стрел у вашей гвардии еще много.
   Тэй-Тинг не ответил. Он молча смотрел на неясные силуэты впереди.
   По команде полетели факелы, освещая мишени для стрелков. Гвардейцы натянули луки, прицелились и начали стрелять. Зачарованные стрелы понеслись вперед и вспыхнули неярким светом, попадая в неуклюже бредущих мертвецов.
   «Не подвели маги», – отметил в который раз принц. Мертвецы, получая стрелу, озарялись вспышкой и валились на пол, как мешки с зерном. Первые ряды оказались сметены, но за ними из темноты выплывали все новые зомби.
   И когда лучники потянулись за следующей стрелой, нежить выкинула самый неожиданный трюк – мертвые воины разом избавились от шатающейся походки и бросились вперед. И хоть бег был неуклюж, но это был бег.
   Наемников это застало врасплох, да и гвардейцев тоже. Стрелять в малоподвижные цели и в бегущую орду оказалось вовсе не одно и то же. По меньшей мере половина наемников ринулась назад, вторая просто оцепенела. Сплоховали даже закаленные гвардейцы – поток стрел на миг иссяк.
   Несмотря на медлительность бега, зомби сократили расстояние куда быстрей, чем от них этого ждали, и это едва не поставило крест на планах Тэй-Тинга. Часть наемников в панике убежала, остальным пришлось драться с нежитью, но у них это получалось неважно – паника и растерянность сделали свое дело. Многие воины сразу были убиты, и командир принял единственно верное решение.
   – Назад, – заорал он, – назад бегом и перегруппироваться! Бегом, песьи души! – Последнее относилось к гвардейцам, чья вышколенность не давала им подчиняться чужому приказу без разрешения своего повелителя.
   – Выполнять, проклятые! – крикнул принц, вовремя сориентировавшись. – Нужно увеличить дистанцию!
   Однако остановить людей оказалось сложнее, чем заставить побежать, даже после того, как мертвецы остались далеко позади. Преодолеть панику и страх было трудно.
   Так или иначе, пробежав с полверсты, наемников удалось остановить и заново построить. Многие оказались без щитов или оружия, потеряв мечи, они были вынуждены взяться за ножи.
   – Да будь они прокляты, бегущие мертвецы, ей-же-ей, это невиданно, – прохрипел запыхавшийся лидер наемников. – Сейчас вся надежда на ваши стрелы. Моим псам драться в общем-то нечем.
   Принц презрительно поморщился.
   Когда зомби появились из темноты, их встретили стрелами. Многие попадали, и не только от стрел – прямо на глазах то у одного, то у другого просто подламывались ноги.
   Первые ряды нападающих быстро пали.
   – Вот теперь, когда остальные подойдут, придется и вам поработать, – проворчал Тэй-Тинг, – стрелы можно использовать лишь один раз, и они уже заканчиваются.
   Командир кивнул и прокричал приказ. Наемники двинулись вперед, добивая ползущих мертвецов и поднимая их оружие. Почувствовав в руках сталь, пусть и ржавую, они приободрились и были готовы начать отрабатывать жалованье.
   Когда подоспели отставшие мертвецы, то их оказалось меньше, чем живых, да и наемники с гвардейцами пылали решимостью расквитаться за свой позор и унижение.
   Во встречной атаке люди сумели разбить и без того неплотный строй нежити и наконец-то применили свои навыки, приобретенные во время тренировки в лагере. Пока один щитом и мечом отбивал выпады зомби, другой заходил сбоку и пытался отрубить руку или подсечь колени. Упавших просто рубили на куски. А когда гвардейцы сумели охватить фланг противника и зайти в тыл, исход боя был решен. Мертвецов быстро окружали, сбивали с ног и крошили на части. С незначительными потерями живые одолели мертвых.
   – Ищите свое оружие, так вас и растак, – скомандовал командир, – с этими ржавыми хлеборезками много не навоюешь.
   Но наемников больше не нужно было понукать – они наконец-то одержали свою первую победу. Настоящую, добытую своими руками и оружием, а не волшебными стрелами. Вкусив азарт боя и чуя запах щедрой платы за труды, они рвались поскорее добраться до Жнеца и разорвать его в клочья.
   – Эй, а где эти графья, посланные Зиборном? – спросил вдруг командир.
   – Тут один, – сказал кто-то из гвардейцев, – все время за моей спиной прятался, а когда бежали, улепетывал так, что и мне было не догнать, даром что живот до колен…
   Дружный хохот почти сотни глоток сотряс своды Подземелья. Скоро выяснилось, что до смерти напуганный старый поверенный короля Зиборна один остался в живых – трое его спутников погибли во время отступления.
   – Ну ты ж смотри, теперь постарайся не подохнуть, а то кто будет перед королем свидетельствовать, а? – ухмыльнулся принц, и наемники снова заржали. Поверенный не покраснел от стыда, он был бледнее смерти, и никакое унижение не могло его вогнать в краску. Сильнее мертвецов он боялся только вернуться к Зиборну, не выполнив приказ.
* * *
   Вампир медитировал уже несколько часов, когда круги на полу вновь начали светиться. Решение пришло мгновенно. Он достал из-за пояса метательный нож и бросил в ближайший круг. И снова замер.
   В следующий миг раздался уже знакомый хлопок, с пола поднялась пыль. В тот же миг в кругах появились зомби, но на этот раз их было намного меньше. «Резервы истощаются», – подумалось Зервану.
   Когда неупокоенное воинство двинулось вперед, на выход, вампир покосился в круг. Так и есть! Нож исчез бесследно! Зерван ухмыльнулся. Теперь он знал, как попасть внутрь. Портал работал в двустороннем режиме. Зомби попали сюда, а нож, выходит, лежит в одном из кругов по ту сторону стены. Все, что нужно, – дождаться очередного открытия портала и встать в круг. Конечно, с ножом можно попрощаться, он будет перемещен вместе с нежитью и просто разминется со своим хозяином. Жаль, но тут уж ничего не поделать.
   На всякий случай, чтобы не прозевать момент, Зерван просто сел в один из кругов и принялся ждать. Его терзало смутное беспокойство, что портал больше не заработает – вдруг незримому повелителю мертвых просто нечего больше противопоставить наемникам, которые – вампир точно это знал – сейчас продвигаются следом. Если так, то ему светит невеселая перспектива – бежать некуда. С другой стороны, всегда можно попытаться применить магию и скрыться, а заодно понаблюдать, что же предпримет заморский принц. Существовал шанс, пусть и очень маленький, что Тэй-Тинг пустился в эту авантюру вовсе не вслепую. Хотя откуда ему знать, как преодолеть стену, если, опять же теоретически, никто из смертных тут никогда не был?
   Вампир вздохнул. Слишком много неизвестного и непонятного, чтобы строить хоть какие-то расчеты. Даром предвидения, равно как и любыми иными способами получения знаний, кроме своих чувств, он не обладал. Все, что можно предпринять в данной ситуации, – это ждать. И может быть, этот клубок распутается сам.
   Где-то далеко слышались звуки боя – это наемники расправлялись с остатками мертвой армии. И если тот, кто находился за стеной, все еще собирался воевать, то ему было бы самое время подумать о новой порции войска.
   И в тот момент, когда Зерван подумал об этом, окружающие его стены вспыхнули ослепительным белым светом. Он благополучно оказался на другой стороне портала, разминувшись с тем, что было перенесено по встречному маршруту. Вампир надеялся, что бы это ни было, уж оно-то задаст наемникам трепку. Потому что пока он отдыхал на колонне и медитировал у стены, его конкуренты серьезно сократили расстояние и уже наступали на пятки.
   Хотя, рассудил он, если неизвестный предводитель мертвых не дурак, он не станет активировать портал, когда наемники доберутся до стены. Можно просто забыть про них – пускай себе попытаются проковырять толстый камень. Но уже в следующий миг настроение Зервана испортилось. Ведь если хранитель Подземелья так отчаянно защищается, значит, способ миновать стену все-таки есть и помимо портала. И если так, то время играет против вампира.
   Зерван поднялся с пола и огляделся. Он находился в большой круглой комнате. Но ни на что виденное им ранее это помещение похоже не было. Идеально круглая, идеально пустая. Только стены, пол и потолок покрыты светящимися зелеными линиями и рунами. Зерван не удержался и провел пальцами по полу. Ровный. Идеально ровный. Ни следа инструмента, ни трещины, ни щели. Каким бы способом ни была создана комната – это за пределами человеческого понимания.
   Выход был всего один, и, конечно, он просто не мог быть обычным. Длинный круглый проход, в поперечнике как раз по росту тех двух псевдожнецов.
   Зерван мысленно помолился богине-покровительнице всех изгоев и странников Маэнэмме и двинулся в проход, в глубь древних тоннелей. Он был, вероятно, первым из людей, вошедшим сюда. И имел все шансы стать первым погибшим здесь.
   Тоннель привел его в пещеру колоссальных размеров. Коридор превратился в желоб, идущий по вершине стены, разделившей эту пещеру надвое, а по обе стороны этой стены, далеко внизу, в специальных углублениях, заполненных прозрачной жидкостью, лежали десятки Жнецов.
   Только осторожность удержала вампира от того, чтобы удивленно не присвистнуть. Действительно, зрелище было просто потрясающим. По всему полу пещеры по обе стороны разделяющей стены были сотни выемок. Большинство из них оказались пусты, но в некоторых из них лежали хозяева этих катакомб. И казалось, спали.
   Зерван осторожно двинулся дальше, поглядывая вниз и размышляя. Реннар Справедливый говорил об одном Жнеце, но тут были десятки. И это только здесь. Вампир вполне резонно полагал, что желоб, уходя в конце пещеры в скалу, ведет к другим таким же пещерам. И Зерван поймал себя на мысли, что, даже если сердце Жнеца появится прямо перед ним, он все равно не уйдет отсюда, пока не разгадает все загадки давно исчезнувшей расы. О том, что в затылок дышат наемники Тэй-Тинга, вампир забыл. Что значат какие-то убогие, мелочные людишки, если здесь прямо перед ним лежали загадки, которым неизвестно сколько тысяч лет? Может, они ждали именно его?
   Вампир глотнул из фляги, но жажды не унял. Его мучила не жажда крови, не жажда денег, славы, могущества… Жажда знаний, в простонародье именуемая любопытством, – вот что испытывал он. В древнем лабиринте вампир был счастлив, еще только предвкушая, что откроется его взору. Всего один час здесь стоил жизни, полной гонений и страданий.
   В этот момент в одной из ванн всколыхнулась жидкость, и лежавший в ней Жнец медленно начал подниматься, словно пробуждаясь от долгого сна. Эйфория моментально развеялась, вампир тотчас же вспомнил, что находится один в компании нескольких десятков чудовищ. С одним он справится, но вот уже с двумя навряд ли.
   Обнаружен ли он? Возможно. Но не факт. Должно быть, этот монстр поднимается для схватки с наемниками. Если так, то не стоит ему мешать. Также вампира занимала мысль: а как Жнец собирается попасть в комнату портала? Уж не по стене ли взобраться он собрался?
   Жнец медленно, но все время убыстряя движение, подполз прямо к стене, коснулся ее усиками, и прямо перед ним вспыхнула вертикальная зеленая полоса. Не раздумывая, существо начало карабкаться по этой полосе прямо вверх – и это по вертикальной гладкой стене!
   Зерван снова едва не присвистнул, но вовремя спохватился. Он уже миновал то место, где Жнец поднимется на гребень стены, и потому, если, конечно, он направится в комнату портала, вампиру не придется с ним встречаться. На всякий случай он украдкой отошел подальше от полосы и присел, наблюдая, что же будет.
   Расчет оказался верным. Жнец проигнорировал незваного гостя и спокойно прошел в комнату портала. Зерван ухмыльнулся – кажется, наемникам предстоит повеселиться. Его это вполне устраивало. Бросив последний взгляд на спящих в своих ваннах Жнецов, вампир двинулся дальше в тоннель. Тьма, скрывающая неизведанные чудеса, манила его, словно песня сирены.
* * *
   – Проклятье, драные псы, – надрывался командир, – не можете справиться с одним червяком-переростком?
   Наемники оцепили монстра кольцом, но дальше этого дело не шло. Никто более не отваживался подойти к нему.
   Лишь завидев чудовище, командиру и принцу удалось заставить своих людей пойти в атаку, и сейчас Жнец извивался на одном месте. Его ножки, да и само толстое мягкое туловище оказались сильно искромсанными. Но в нескольких шагах от него все еще вопила и корчилась, медленно растекаясь по полу, полужидкая масса, всего полминуты назад бывшая человеком. Сталь доспехов смешалась с плотью, руки, которыми несчастный пытался счистить с себя кислоту, отвалились, но это отвратительное месиво все еще жило и истошно вопило. Наполненный адской мукой крик полностью убил боевой дух и наемников, и гвардейцев. А Тэй-Тинг с разочарованием подумал, что его телохранители, оказывается, не такие уж и бесстрашные. Ну и плевать. Цель его путешествия была прямо перед ним.
   – Расступитесь, – скомандовал принц и достал из-за пояса небольшой жезл. Как все-таки хорошо, что старый тупица Зиборн не додумался запретить использовать в поединке с Жнецом магию.
   Тэй-Тинг усмехнулся, направил жезл в вопящее месиво и произнес резкое, отрывистое заклинание. Из металлического набалдашника сорвалась молния. Вопль мгновенно прекратился, в воздухе омерзительно запахло горелой плотью и желудочным соком монстра.
   Жнец сделал вялую попытку доплюнуть до принца, но промазал. А тот снова произнес заклинание, активирующее посох, и миниатюрная молния впилась в грудь монстра. Он безмолвно задергался, принялся лихорадочно размахивать смертоносными передними лапами, но достать своего мучителя ему было не суждено. Второй удар молнии – и обугленная правая лапа упала на каменный пол. Жнец уже не пытался нанести ответный удар. Содрогаясь дымящимся телом, он ждал последнего удара. И конечно, ему не пришлось ждать долго. Жнец на мгновение замер, а затем медленно перевернулся и рухнул на бок.
   – Иди-ка сюда, старикашка, – позвал принц поверенного, – скажи, я убил Жнеца самолично?
   – Да, ваше величество, истинно так.
   – Отлично. Король Зиборн ничего не говорил, что вырезать сердце я тоже должен сам?
   – Н-н-нет, ваше величество, – заикаясь и кланяясь, ответил старик, – ничего подобного его величество не говорил…
   – Слава богам, – хмыкнул Тэй-Тинг, – хоть руки пачкать не придется. А ну-ка, двадцать золотых тому, кто вырежет сердце и принесет его мне.
   Несколько наемников с гиканьем бросились к телу Жнеца, и в этот момент обугленное существо преподнесло своим мучителям прощальный сюрприз. Один из гвардейцев, стоящих сбоку, предупреждающе закричал, увидев, как поворачивается голова и поднимаются хелицеры, но было уже поздно.
   Двое ближайших наемников оказались облиты кислотой с головы до ног. Они страшно, нечеловеческими голосами закричали, когда кожа и плоть начали стекать с их костей красными ручьями. Жнец же, бросив последний взгляд на них, словно желая убедиться, что все-таки сумел уравнять счет, уронил голову и медленно начал рассыпаться в прах.
   Жертвы кричали долго и истошно, но на них уже никто не обращал внимания. Гнев принца показался усталым и измученным людям еще страшнее. Даже гвардейцы молча радовались, что устав предписывал им всегда находиться позади своего господина, и старались не попадаться ему на глаза.
   Тэй-Тинг, считавший, что дело уже сделано, долго бесновался. Мало кто из присутствовавших ранее слышал такие проклятия и богохульства. Принц метался и размахивал кулаками, проклиная все на свете, а под конец ухватил поверенного за бороду и заорал:
   – Ну что, старый таракан, говорил ли Зиборн хоть что-нибудь насчет этого, а? Это что, обман? Надувательство? Старый хрыч нарочно послал меня на невыполнимое задание? Где мне сердце взять, если тварь просто рассыпалась?
   В этот момент один из наемников, который ранее предусмотрительно отошел в темноту, подальше с глаз разъяренного принца, позвал:
   – А взгляните на это, ваше величество!
   Тэй-Тинг метнул в его сторону молнии из глаз, уже раздумывая, зарубить наглеца или сжечь, но тут второй наемник, подошедший посмотреть, что там нашел его товарищ, присвистнул:
   – Вот так дела…
   Бешенство принца на время уступило место любопытству, и он, отпустив бороду старика, тоже подошел посмотреть.
   Здесь, на каменном полу, возвышалась точно такая же кучка праха, в которую только что превратился Жнец.
   – Это что такое? Еще прах?
   – Да, – кивнул командир, – такой же порошок. Выходит, в этом месте уже умер другой такой же червяк. Только раньше.
   – Да уж я догадался, что раньше, – огрызнулся принц, – ну и что с того?
   – А вы, ваше величество, Жнецов раньше видели?
   Тэй-Тинг задумался, потом достал из сумки свиток пергамента и протянул командиру:
   – Да, но только на этом вот рисунке.
   Старый наемник задумчиво посмотрел на аляповатый, неаккуратный рисунок.
   – Странный какой-то он на этом рисунке. Не такой. Как будто художник рисовал по памяти, основательно перед тем надравшись.
   – Это орочий рисунок, невежа, – ответил принц, – орки всегда так рисуют.
   – Все равно. Видно же, что на рисунке зверь совсем не такой, какого мы видели. Похожий, но другой.
   Тэй-Тинг взял пергамент в руки и внимательно посмотрел на него. Действительно, убитый Жнец имел большое сходство с рисунком, но различия были слишком заметными, чтобы списать их на плохую память художника. Тем более что память у орков отличная, это принц знал. Получалось, что древний художник-орк нарисовал совсем не того, кого они убили.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →