Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Королева Елизавета I (1533–1603), бывало, выпивала две пинты крепкого пива на завтрак.

Еще   [X]

 0 

Сталинградская битва (оборона) и битва за Кавказ. Часть 2 (Побочный Владимир)

Попытки переписать историю Великой Отечественной войны стали возникать сразу после ее окончания. Но особое тяготение к изменению ее появилось в постсоветский период. Одна из причин заключается в том, что за последние годы ушли от нас многие участники Великой Отечественной войны, воспитанные на патриотических традициях своих предков. В то же время резко поменялись человеческие ценности, нравственные ориентиры, в основе которых – стяжательство, коррупция. Стали забываться лучшие качества нашего народа такие, как талант, трудолюбие, любовь к России.

Год издания: 2015

Цена: 150 руб.



С книгой «Сталинградская битва (оборона) и битва за Кавказ. Часть 2» также читают:

Предпросмотр книги «Сталинградская битва (оборона) и битва за Кавказ. Часть 2»

Сталинградская битва (оборона) и битва за Кавказ. Часть 2

   Попытки переписать историю Великой Отечественной войны стали возникать сразу после ее окончания. Но особое тяготение к изменению ее появилось в постсоветский период. Одна из причин заключается в том, что за последние годы ушли от нас многие участники Великой Отечественной войны, воспитанные на патриотических традициях своих предков. В то же время резко поменялись человеческие ценности, нравственные ориентиры, в основе которых – стяжательство, коррупция. Стали забываться лучшие качества нашего народа такие, как талант, трудолюбие, любовь к России.
   Задача данной книги заключается в том, чтобы на героических примерах своих отцов и дедов воспитывать современное образованное и здоровое поколение, готовое в любой момент по их примеру встать на защиту Отечества.
   В книгу вошло более 500 фотографий и карт боевых сражений. Издание предназначено для историков, исследователей, армии и широкого круга читателей.


Владимир Побочный, Людмила Антонова Сталинградская битва (оборона) и битва за Кавказ. Часть 2

   © Побочный В. И.,
   © Антонова Л. А., 2015 г.
* * *

Волгоград – Сталинград

Волгоград – Сталинград,
Души павших солдат
Всё горит – просто некуда деться.
Просто нету наград,
Нет на свете наград,
Что достойнее памяти сердца.

Что творилось тогда –
Кровь текла, как вода,
Но не Волгой, а буйной стремниной.
Засучив рукава,
Нагло перла орда,
Прикрываясь бронею «тигриной».

Черно-белый оскал,
В полный рост кто-то встал,
Перекрестным огнем покрестившись.
Кто за нас погибал,
Нас за это прощал,
Но в бессмертье ушел, не простившись.

Он упал на бегу,
В красно-грязном снегу
На кургане его захоронят.
А на том берегу,
Заглушая пургу
Материнское сердце застонет.

Пуля – глупый металл,
Но опять кто-то встал,
Высшей правдою сверху отмечен.
Все, кто здесь воевал,
Свет в веках зажигал,
И огонь Ваш поэтому – вечен!

Волгоград – Сталинград,
Рядовой и комбат
Здесь лежат, невзирая на званья.
Молча люди стоят,
Журавли пролетят
И курлыканье – как отпеванье.

Дмитрий Дарин
   «Клянусь: или умру в Сталинграде, или отстоим его!»
Командующий 62-й армией
генерал-лейтенант
Василий Иванович Чуйков

448-й день войны

   12 сентября 1942 г. С этого дня начинается второй этап Сталинградской оборонительной операции, который характерен тем, что на ближних подступах к Сталинграду советским воинам предстоит отразить еще более бешеный натиск врага. Войска Красной Армии и на этот раз сорвут план немецко-фашистского командования, рассчитывавшего окружить и уничтожить советские войска между Доном и Волгой и захватить Сталинград. Однако гитлеровцы не унимаются. На совещании, состоявшемся в ставке Гитлера в районе Винницы, обсуждается ход наступления немецко-фашистских войск под Сталинградом. «…Русские на грани истощения своих сил, – заявляет Гитлер, закрывая совещание… – К ответным действиям широкого стратегического характера, которые могли бы быть для нас опасными, они больше не способны. Кроме того, северный фланг на Дону получит значительное подкрепление со стороны войск союзников. При этих обстоятельствах я не вижу серьезной опасности для северного фронта (фронт между Волгой и Доном и далее по правому берегу Дона). В остальном надо заботиться о том, чтобы скорее взять город в свои руки, а не допускать его превращения во все пожирающий фокус на длительное время».

   Адольф Гитлер
Военные действия на других театрах Второй мировой войны
   В 1942 г. в Германии учащаются случаи самовольного прекращения работы. Все большее число рабочих восстает против усиливавшейся эксплуатации и военной политики нацистского правительства. По неполным данным фашистской тайной полиции с мая по сентябрь 1942 г. бастующих участвует до 88 225 человек. Среди них имеются много насильно угнанных в Германию иностранных рабочих, которые вместе с передовыми немецкими рабочими создают единый боевой фронт против фашистов. Гестапо жестоко расправляется с бастующими. В мае-сентябре 1942 г. арестовано 6695 патриотов.

   Арест бастующих рабочих

   Вспомним как это было…
   Бывший командующий 62-й армией В. И. Чуйков вспоминал: «К вечеру 12 сентября 1942 г. мы подъехали к переправе в Красной Слободе. На моторный паром был погружен танк Т-34, готовился к погрузке второй танк. Мою машину не пускали. Пришлось предъявить документы командующего 62-й армией.
   Наш паром обогнул с севера песчаную косу острова Голодный и направился к центральной пристани. Изредка на воде рвались снаряды. Огонь не прицельный. Не опасно. Приближаемся к берегу. Издали видно, как при подходе нашего парома пристань заполняется народом. Из щелей, воронок и укрытий выносят раненых, появляются люди с узлами и чемоданами. Все они до подхода парома спасались от огня в щелях, ямах, воронках от бомб.

   Дети войны

   На закопченных лицах засохшие полосы грязи – слезы смешались с пылью. Дети, измученные жаждой и голодом, тянутся ручонками к воде… Сердце сжалось, к горлу подступил комок горечи.
   Наша машина соскользнула с парома. Мне сообщили в штабе фронта, что штаб 62-й армии находится в балке реки Царица, неподалеку от устья.
   Улицы города были мертвы. Ни одной зеленой ветки на деревьях: все погибло в огне пожаров. От деревянных домов остались только кучи золы, торчали печные трубы. Многие каменные дома – обгорелые, без окон и дверей, с провалившимися перекрытиями. Изредка попадались уцелевшие здания. В них копошились люди: вытаскивали узлы, самовары, посуду, все несли к пристани.
   Мы проехали по берегу Волги вдоль железной дороги до устья Царицы, затем по балке до Астраханского моста, но командного пункта не нашли. Темнело.
   Недалеко от вокзала встретили командира. Выяснилось, что это комиссар саперной части. Радость: комиссар знал, где командный пункт армии. Сажаю его в машину. Он и проводил нас до подножия Мамаева кургана.
   Оставив машину, на курган поднялся пешком, цепляясь в темноте за кусты, за какие-то колючки. Наконец долгожданный окрик часового:
   – Стой! Кто идет?
   Командный пункт. Овраг, свежевырытые щели, блиндажи. Мамаев курган!» (к. 40).

   Память сердца: Скульптура «Родина-Мать зовет!»

   Мамаев курган – главная высота России (высота 102,0), священное место для россиян. По преданию название его связано с ханом Мамаем. Мамаев курган с древнейших времен использовался кочевыми племенами в качестве сторожевого и наблюдательного пункта. В годы Великой Отечественной войны Мамаев курган, господствующий над центральной частью города, являлся важным звеном в общей системе обороны Сталинградского фронта, так как позволял тому, кто контролировал вершину Мамаева кургана, контролировать почти весь город, Заволжье, переправы через Волгу. Воздвигнутый на нем памятник – гигантский и величественный ансамбль героям Сталинградской битвы на Мамаевом кургане – запечатлел эпопею о мужестве и бесстрашии защитников Сталинграда в сражении, ставшим переломным в Великой Отечественной войне.

   Утро 12 сентября 1942 г. Суббота. Войска 62-й и 64-й армий под давлением превосходящих сил противника, несмотря на героическое сопротивление, вынуждены отходить на городской оборонительный обвод.

   8 часов 30 минут 12 сентября. Противник в районе Купоросное выходит к Волге и изолирует 62-ю армию от остальных войск фронта. На 62-ю армию возлагается задача оборонять центральную часть Сталинграда и заводские районы. Ее фронт обороны проходит от правого берега Волги у поселка Рынок, через Орловку, восточнее Городища и Разгуляевки, опытная станция, железнодорожная станция Садовая, Купоросная. Максимальное расстояние от берега Волги у Орловки около 10 километров.

   10 часов 12 сентября. Бывший командующий 62-й армией В. И. Чуйков вспоминал: «В штаб фронта я пришел ровно в 10 часов 12 сентября и сразу же был принят командующим А. И. Еременко и членом Военного совета фронта Н. С. Хрущевым.
   Мне объявили, что меня назначают командующим 62-й армией и поставили задачи.
   Смысл установок сводился к следующему. Немцы решили любой ценой взять город. Отдать Сталинград фашистам невозможно, отступать дальше нельзя и некуда. Командарм 62-й армии генерал Лопатин считает, что его армия город не удержит.
   Наконец командующий фронтом спросил:
   – Как Вы, товарищ Чуйков, понимаете задачу?
   Я не ожидал, что мне придется отвечать на такой вопрос, но и раздумывать долго не приходилось: все было ясно, понятно само собой. И тут же я ответил:
   – Город мы отдать врагу не можем, он нам, всему советскому народу, очень дорог; сдача его подорвала бы моральный дух народа. Будут приняты все меры, чтобы город не сдать. Сейчас ничего еще не прошу, но, изучив обстановку в городе, я обращусь к Военному совету с просьбой о помощи и прошу тогда мне помочь. Я приму все меры к удержанию города и клянусь, оттуда не уйду. Мы отстоим город или там погибнем.
   Командующий и член Военного совета сказали, что задачу я понимаю правильно» (к. 40).

   День 12 сентября. Вражеские войска стоят почти у стен Тракторного завода и в 3–4 км от центра города. Противник решает начать штурм города с захвата его северного и центрального районов. Для этого планируется нанести одновременно два мощных удара, разгромить по частям 62-ю армию и прорваться к Волге сразу на двух направлениях. С этой целью сосредоточиваются две группировки: одна – в составе четырех дивизий в районе восточнее поселка Гумрак, другая – из трех дивизий в районе Верхней Ельшанки (к. 5).
   Заместитель Верховного Главнокомандующего Г. К. Жуков и представить Государственного комитета обороны Г. М. Маленков подготовили Верховному Главнокомандующему следующий документ:

   Маленков Георгий Максимилианович
   «Москва, тов. Сталину.
   Начатое наступление 1-й, 24-й и 66-й армий мы не прекращаем и проводим его настойчиво. В проводимом наступлении, как об этом мы Вам доносили, участвуют все наличные силы и средства.
   Соединение со сталинградцами не удалось осуществить потому, что мы оказались слабее противника в артиллерийском и авиационном отношении. Наша 1-я гв. армия, начавшая наступление первой, не имела ни одного артиллерийского полка усиления, ни одного полка ПТО и ПВО.
   Обстановка под Сталинградом заставила нас ввести в дело 24-ю и 66-ю армии 5.9, не ожидая их полного сосредоточения и подхода артиллерии усиления. Стрелковые дивизии вступили в бой прямо с пятидесятикилометрового марша.
   Такое вступление в бой армий по частям и без средств усиления не дало нам возможности прорвать оборону противника и соединиться со сталинградцами, но зато наш быстрый удар заставил противника повернуть со Сталинграда его главные силы против нашей группировки, чем облегчилось положение защитников города, который без этого удара был бы взят противником. Никаких других и не известных Ставке задач мы перед собой не ставили».
   В этот день. Г. К. Жуков передал обстановку дня так:
   «Днем 12 сентября я вылетел в Москву и через четыре часа был в Кремле, куда вызвали и начальника Генштаба А. М. Василевского.
   Александр Михайлович доложил о подходе в район Сталинграда новых частей противника из района Котельникова, о ходе сражения в районе Новороссийска, а также о боях на грозненском направлении.
   Верховный, внимательно выслушав доклад А. М. Василевского, резюмировал:
   – Рвутся любой ценой к грозненской нефти. Ну, теперь послушаем Жукова о Сталинграде.
   Я повторил то же, о чем докладывал по телефону, и, кроме того, сказал, что 24, 1-я гвардейская и 66-я армии, участвовавшие в наступлении 5-11 сентября, показали себя боеспособными соединениями. Основная их слабость – отсутствие в армиях достаточных средств усиления, мало гаубичной артиллерии и танковых частей, необходимых для непосредственной поддержки пехоты.
   Местность же на участке Сталинградского фронта крайне невыгодна для наступления наших войск: открытая, изрезанная глубокими оврагами, где противник хорошо укрывается от огня. Заняв ряд командных высот, он имеет дальнее артиллерийское наблюдение и возможность во всех направлениях маневрировать огнем. Кроме того, у противника есть возможности вести дальний артиллерийский огонь и из района Кузьмичи-Акатовка-совхоз «Опытное поле». При этих условиях 24, 1-я гвардейская и 66-я армии Сталинградского фронта прорвать фронт обороны противника не могут.
   – Что нужно Сталинградскому фронту, чтобы ликвидировать коридор противника и соединиться с Юго-Восточным фронтом? – спросил И. В. Сталин.
   – Минимум еще одну полнокровную общевойсковую армию, танковый корпус, три танковые бригады и не менее 400 стволов гаубичной артиллерии. Кроме того, на время операции необходимо дополнительно сосредоточить не менее одной воздушной армии» (к. 20).

   Исход дня 12 сентября. Командующий 62-й армией вспоминал: «Со сто двенадцатой я вновь встретился 12 сентября уже на берегу Волги. Командиром дивизии был полковник И. Е. Ермолкин. Эта дивизия маневрировала по городу: с Мамаева кургана в балку Вишневая, на Тракторный завод и в другие места, где противник намеревался нас атаковать. Она участвовала в сотне боев, в том числе не меньше, чем в десяти на главных направлениях удара гитлеровцев.
   Дивизия была особенно искусна в маневре, что, конечно, является заслугой ее командира и штаба. Она всегда поспевала к самым горячим делам, мужественно отражая удары численно превосходящего врага» (к. 40).

   Вечер 12 сентября. Противник вклинивается в оборону на стыке 62-й и 64-й армий, овладевает несколькими высотами, господствующими над городом, занимает ключевые позиции на подступах к Сталинградскому тракторному заводу, сосредоточивает мощную группу танков и пехоты для удара по авиагородку и Мамаеву кургану. По балке Купоросной и Дар-Горе противник ведет сильный пулеметный и минометный огонь. До центра Сталинграда немецким захватчикам остается пройти всего 3–4 километра (к. 1).

   Немецкие пулеметчики на позиции с пулеметом MG-34.

   Бывший командующий 62-й армией В. И. Чуйков вспоминает: «Против войск 62-й армии наступали войска 6-й полевой и несколько дивизий 4-й танковой армии противника. Отдельные его части вышли к Волге севернее поселка Рынок и южнее города у Купоросного. Наша армия была прижата к Волге с фронта и флангов мощной подковой немецко-фашистских войск.
   На севере участок от Латошинки до отметки 135,4 занимала 16-я танковая дивизия гитлеровцев фронтом в форме полукруга на юг и на север.
   Левее, от отметки 135,4 до отметки 147,6, занимала участок фронтом на юг частью сил 60-й моторизованной дивизии противника.
   Далее, от отметки 147,6 через 108,8 до высоты 129,1, фронтом на восток стояла 389-я пехотная дивизия.
   От высоты 129,1, включая Городище, располагалась 100-я легкопехотная дивизия.
   Эти четыре дивизии со средствами усиления занимали фронт протяжением около двадцати километров, но особой активности не проявляли. По-видимому, они были изрядно потрепаны в предыдущих боях, пополнялись и временно перешли к обороне.
   Южнее, включая Городище, Александровку, больницу, на фронте протяжением около шести километров действовала ударная группа из трех пехотных дивизий: 295-й, 94-й и 71-й с большими средствами усиления и 24-й танковой. Направление ее удара – через Мамаев курган и центральный вокзал на центральную пристань.
   На участке отметка 147,5, пригород Минина, Купоросное – на фронте протяжением шесть километров действовала южная ударная группа в составе трех дивизий: 29-й моторизованной, 14-й танковой немецких и 20-й румынской пехотной дивизии. Направление ее удара – прямо на восток, с задачей выйти на Волгу.
   Ближайшие резервы противника, по сведениям разведки, находились в районе Гумрак (одна дивизия) и в районе Воропоново, Карповка, Мал. Россошка (две-три дивизии).
   Вся группировка в составе девяти дивизий противника со средствами усиления и группа «Штахель», наступавшие против 62-й армии, поддерживались 4-м воздушным флотом, в котором было около тысячи действующих самолетов всех типов. Ближайшая задача всей этой мощной группировки немецко-фашистских войск была проста: взять город и выйти на Волгу, то есть пройти с боем 5-10 километров и сбросить нас в реку» (к. 42).

   Истребитель «Мессершмитт Bf. 109Е»

   В этот же день. На совещании в ставке Гитлера в районе Винницы обсуждается ход наступления немецко-фашистских войск под Сталинградом: «…Русские на грани истощения своих сил, – заявляет Гитлер, закрывая совещание… – К ответным действиям широкого стратегического характера, которые могли бы быть для нас опасными, они больше не способны. Кроме того, северный фланг на Дону получит значительное подкрепление со стороны войск союзников. При этих обстоятельствах я не вижу серьёзной опасности для северного фронта. В остальном надо заботиться о том, чтобы скорее взять город в свои руки, а не допускать его превращения во все пожирающий фокус на длительное время» (к. 1).

   В это же время. Чтобы избежать напрасных потерь, Верховный Главнокомандующий И. Сталин в директиве от 12 сентября приказывает Военному совету Ленинградского фронта операцию по форсированию Невы временно прекратить (к. 49).

   Из архивных материалов и документов текущего дня

   Обстановка в Ленинграде 12 сентября 1942 г.
   Успешно начавшуюся 27 августа синявинскую операцию завершить столь же успешно не удалось. Наступление войск Волховского фронта сыграло немалую роль в срыве подготовленного гитлеровцами нового наступления на Ленинград. Но, оттянув на себя значительные силы противника, волховчане не смогли достичь главного – прорвать блокаду Ленинграда. Войска, действующие внутри блокадного кольца, в частности 55-я армия, тоже не добились существенных территориальных успехов. 12 сентября, учитывая, что боевые действия на этом участке не принесли ожидаемых результатов, а также во избежание напрасных потерь, Ставка Верховного Главнокомандования приказала прервать операцию.
   Сегодня из Москвы по телеграфу сообщили, что Наркоматом коммунального хозяйства РСФСР и ЦК союза работников городского электротранспорта принято решение передать ленинградским трамвайщикам переходящее Красное знамя. Самоотверженно преодолевая трудности, вызванные войной и блокадой, они заняли первое место в республиканском соревновании. Бесперебойно действует система электроснабжения, уменьшился межремонтный пробег трамвайных поездов, снизилась аварийность. Ежедневно ленинградские трамваи перевозят до миллиона пассажиров (к. 35).

   Из дневника начальника Генерального штаба Верховного командования сухопутных войск вермахта генерала Гальдера Франца: «Во второй половине дня. Грейфенберг. Совещание о порядке подчинения вплоть до назначения нового командующего. Паулюс! Личные дела и накопленный опыт» (к. 50).

449-й день войны

   Под Сталинградом фашистские войска обладают превосходством в силах и средствах, а также инициативой действий. Они имеют большое количество автотранспорта, что обеспечивает им значительное преимущество в маневре. К этому дню противник сосредоточил на подступах к Сталинграду 389-ю, 100-ю, 295-ю, 76-ю, 71-ю и 94-ю пехотные, 14-ю, 16-ю и 24-ю танковые, 29-ю и 60-ю моторизованные дивизии, до 500 танков (из которых свыше 100 танков сгруппировано в районе Городища, Гумрака и более 150 танков в районе Верхней Ельшанки, Песчанки) и до 28 артиллерийских дивизионов.
   В этих неравных условиях с 13 сентября 1942 г. начинаются бои непосредственно в Сталинграде. Город превращается в море огня, дыма, пыли и развалин.
   Из воспоминаний маршала Г. К. Жукова: «13, 14, 15 сентября для сталинградцев были тяжелыми, слишком тяжелыми днями. Противник, не считаясь ни с чем, шаг за шагом прорывался через развалины города все ближе и ближе к Волге. Казалось, вот-вот не выдержат люди. Но стоило врагу броситься вперед, как наши славные бойцы 62-й и 64-й армий в упор расстреливали его. Руины города стали крепостью. Однако сил с каждым часом оставалось все меньше…».


   Трудовой фронт. Сталинградский тракторный завод прекратил выпуск танков и переведен на ремонт боевой техники. На заводе организован особый ремонтно-восстановительный батальон, который впоследствии вольется в состав 62-й армии. С 23 августа по 13 сентября рабочие завода отремонтировали и собрали 200 танков и около 600 тягачей.
Военные действия на других театрах Второй мировой войны
   Успешный прорыв пролетарских бригад и партизанских отрядов в Западную Боснию способствует активизации вооруженной борьбы в Хорватии и Словении. Осенью 1942 г. усиливается народно-освободительное движение в Далмации – за короткий срок там вступают в партизанские отряды 2 тыс. человек.

   Вспомним как это было…
   13 сентября 1942 г. С этого дня начинаются самые кровопролитные, упорные сражения, которые войдут в историю как «оборона Сталинграда» и продлятся до 19 ноября, то есть до перехода советских войск в контрнаступление. Это оборонительное сражение для войск, оборонявших Сталинград, особенно для войск 62-й армии, являются непрерывной смертельной схваткой, без оперативных пауз и без ночных затиший как с одной, так и с другой стороны (к. 40).

   Уличный бой, Сталинград

   Бывший командующий 62-й армией В. И. Чуйков вспоминал: «События в те дни развертывались так стремительно, что не удалось даже похоронить наших боевых товарищей. Так они и остались навсегда в Яблоневой балке, незаметные рядовые бойцы Красной Армии, погибшие, но выполнившие боевое задание…
   Рассказала мне в тот вечер Разумеева и о своей хорошей подруге Шуре Шешенья.
   – До войны она работала в детском доме. Когда стало известно, что военкомат вызвал нескольких девушек-комсомолок, заявивших о своем желании вступить в ряды Красной Армии, Александра Ивановна Шешенья, или просто Шура, тут же пошла к директору детского дома и заявила, что и она хочет уйти на фронт.
   И этот день наступил. В конце апреля 1942 г. вместе с пятью другими девушками-комсомолками Шура, уже кандидат партии, отправилась в военкомат.
   Все было оформлено в один день, и 2 мая девушек провожали в армию. После месяца учебы на курсах телефонистов в Астрахани Шура прибыла в отдельную роту связи 115-го укрепленного района и стала работать на коммутаторе. Это было в июле 1942 г. на Дону. С тех пор никогда, даже при самых тяжелых обстоятельствах, она не покидала своего поста.
   13 сентября 1942 г. на Мамаевом кургане была установлена связь между командованием укрепленного района и генералом Пожарским. В этот день здесь не было ни минуты затишья. Все время бушевал огонь артиллерии и минометов. Конечно, удержать бесперебойную связь было трудно, но ее все же удерживали.
   К трем часам дня на узле связи не осталось на одного линейщика: все были на линии.
   И когда уже некому было идти на линию, чтобы восстановить прерванную связь, Шура сказала командиру роты связи:
   – Разрешите мне пойти, на коммутаторе без меня обойдутся.
   – Огонь такой, что Вы даже не сможете добраться до места разрыва линии.
   – Смогу, товарищ лейтенант, Вы только разрешите, – настаивала Шура.
   Командир роты согласился, и Шура, ущипнув девушку, которая осталась на коммутаторе (это в знак прощания), выскользнула из блиндажа.
   Шура несколько раз включалась в линию, и те немногие, кто был в этот день на Мамаевом кургане и остался жив, помнят, как в полдень 14 сентября связь снова оборвалась, и они больше уже не слышали голоса Шуры…».

   13 сентября 1942 г. совершил свой подвиг летчик 15-го истребительного авиационного полка лейтенант Н. П. Токарев, который во время воздушного боя с превосходящими силами врага в районе Сталинграда, израсходовав все боеприпасы, бросает свой истребитель на вражеский «юнкерс» и ценой собственной жизни уничтожает вражеский самолет.

   Утро 13 сентября 1942 г. Воскресенье. Захватив выгодные исходные позиции для наступления на Сталинград, после авиационной и артиллерийской подготовки немецко-фашистские войска начинают штурм Сталинграда, перейдя одновременно в наступление против центральной и южной частей города и нанося удары из района Городища в юго-восточном направлении и из района Песчанка (7 км юго-западнее станции Садовая) в северо-восточном направлении, обороняясь в центре 71-й пехотной дивизией. Для участия в наступлении немецкое командование привлекло три пехотные, две танковые и одну моторизованную дивизии. Этими силами наносятся удары с четырех направлений: 1) раз. Разгуляевка, пос. Красный Октябрь; 2) больница, Аэродромный поселок; 3) станция Садовая, МТС; 4) с юго-запада на Купоросное.
   Наступление 6-й немецкой армии разворачивается из района авиагородка и поселка Гумрак в сторону Мамаева кургана и вокзала. Основной удар приходится по войскам 62-й армии. Гитлеровцам удается на нескольких участках незначительно вклиниться в оборону советских войск (к. 5).

   В это время. Приказом Народного Комиссара СССР И. В. Сталина проведены мероприятия по повышению боеспособности авиационных частей и соединений в районе Сталинграда.
   На сталинградское направление в состав 8-й воздушной армии передаются 287-я истребительная авиационная дивизия (полковник С. П. Данилов); в состав 16-й воздушной армии – 291-я штурмовая авиационная дивизия (А. Н. Витрук).

   В этот день. Бывший командующий 62-й армией вспоминал: «… с 13 сентября в боях с авиацией противника участвовали 1079-й и 748-й зенитные полки, была создана артиллерийская группа полковника З. И. Ершова. Но этого было недостаточно. Поэтому фашистские самолеты с рассвета и дотемна висели над городом, над нашими боевыми порядками и над Волгой.

   Расчет «слухачей» за работой. 1942.

   Наблюдая за действиями вражеской авиации, мы заметили, что фашистские летчики не отличаются точностью бомбометания: они бомбят наш передний край только там, где есть широкие нейтральные полосы, то есть достаточное расстояние между нашими и вражескими передовыми позициями. Это натолкнуло нас на мысль: сократить нейтральные полосы до предела – до броска гранаты» (к. 42).
   Благодаря превосходству в авиации и танках, противник на некоторое время добивается значительных успехов. Захватчики сравнительно легко прорывают советскую оборону, вбивают клинья и создают видимость окружения и тем самым заставляют советские части отходить.

   Вторая половина дня 13 сентября. На участке 23-го танкового корпуса (центральный участок фронта) после ожесточенного боя и ценою больших потерь противнику удается прорвать советскую оборону и овладеть МТС и поселком, расположенными в 1 км северо-восточнее и юго-восточнее раз. Разгуляевка, восточными скатами высоты с отметкой 126,3 и Аэродромным поселком. Контратаками советских частей дальнейшее продвижение противника, несмотря на его последующие атаки, задерживается.
   На южном участке фронта атаки противника из района станции Садовой против 10-й стрелковой бригады и на Купоросное против 35-й гвардейской стрелковой дивизии энергичными контратаками советских войск успешно отражаются.
   Благодаря исключительному героизму советских войск, все попытки гитлеровского командования с ходу захватить Сталинград проваливаются. Красная Армия, отражая яростные атаки врага, ведет упорные оборонительные бои на подступах к своему родному городу.

   Доклад разведчика, 1942 г. Сталинград

   Исход дня 13 сентября. Оборона 62-й армии за весь день не была ни на минуту пассивной. Это атакующая оборона не дает передышки наступающему противнику.

   Гвардейцы разведывательной роты во время разведки на окраинах Сталинграда. 1942 г.

   В это время. Максимальное расстояние, отделяющее противника от реки Волги, составляет не более 10 километров, а сам город Сталинград, вытянувшись вдоль Волги на 35–40 километров, имеет максимальную ширину около пяти километров. Чтобы захватить Сталинград и главное – его заводскую, северную часть, противнику нужно с боем пройти не более 10 километров.
   Случилось то, чего враг не мог ожидать: 10 километров фашистские войска не могут преодолеть, несмотря на то, что Гитлер бросает в сражение за этот город свои лучшие силы, превосходящие обороняющие силы в несколько раз.
   Весь мир с затаенным дыханием следит за этим сражением (к. 40).

   Вечер 13 сентября. Для отражения наступления советских войск немецко-фашистскому командованию приходится вновь повернуть значительную часть сил 6-й армии на север и ослабить натиск на Сталинград с северо-запада. Противник лишается возможности нанести удар по Сталинграду всеми наличными силами. Это позволяет войскам 62-й и 64-й армий выиграть время, подготовить оборону на внутреннем обводе и отразить попытку вражеских войск ворваться в город (к. 1).

   Военный совет 62-й армии: справа налево – начальник штаба армии Крылов Н. И., командующий армией Чуйков В. И., член Военного совета Гуров К. А. и командир 13-й гвардейской стрелковой дивизии Родимцев А. И. 1942 г., район Сталинграда

   Командующий 62-й армией вспоминал: «За весь день 13 сентября мне только один раз удалось поговорить с командующим фронтом. Я кратко доложил ему обстановку и просил в ближайшие сутки дать мне две-три свежие дивизии: отражать удары врага было нечем».

   Поздний вечер 13 сентября. В 22 часа 30 минут В. И. Чуйков отдает приказ № 145 о переходе частей 62-й армии в ночь на 14 сентября в контратаку с целью восстановить существовавшее накануне положение. В приказе определены конкретные задачи каждой части:
   38-я мотострелковая бригада с усиленной ротой мотострелков и приданным артдивизионом наступает в направлении поселка юго-восточнее Разгуляевки. Дивизия Сараева силами одного полка контратакует противника в направлении высоты 126,3, а затем высоты 144,3.
   Сводный полк из разных частей армии с приданной танковой бригадой контратакует в направлении Авиагородка и высоты 153,7.
   Отдельная 42-я стрелковая бригада находится в готовности содействовать контратаке ударом в направлении больницы и высоты 153,7.
   Всем частям, принимающим участие в контратаке, предписывается взаимодействовать друг с другом, обеспечив между собой надежную связь.
   Остальные части армии должны прочно удерживать занимаемые рубежи.
   Контратаку будут поддерживать три истребительных противотанковых артиллерийских полка, три артиллерийских полка РГК и три полка гвардейских минометов («катюш»).
   День, проведенный на Мамаевом кургане, показал, что управлять войсками с этого командного пункта невозможно. Беспрерывное нарушение связи из-за обстрелов вело к потере управления войсками. Решили перенести командный пункт армии в балку реки Царица. На Мамаевом кургане оставался армейский наблюдательный пункт. На переход командного пункта армии имелось разрешение штаба фронта еще за два дня до этого.

   В ночь с 13 на 14 сентября. К двум часам ночи военный совет 62-й армии заканчивает разработку плана действий на ближайшие два-три дня.
   В. И. Чуйков вспоминал:
   «– У нас когда-нибудь едят или так обходятся? – спросил я у Крылова.
   – Да бывает, едим иной раз! – ответил за него Гуров.
   Наши адъютанты достали где-то хлеба, консервов и холодного чая. Перекусив, мы разошлись спать, каждый с одной и той же думой: «Что день грядущий нам готовит?».

   Из архивных материалов и документов текущего дня

   Обстановка в Ленинграде 13 сентября 1942 г.
   Отданное накануне Ставкой Верховного Главнокомандования распоряжение о прекращении неудавшейся операции по прорыву блокады вовсе не означает, что прекращаются попытки деблокировать Ленинград. Уже сегодня командующий Ленинградским фронтом Л. А. Говоров направил Сталину новый план операции по форсированию Невы и соединению с войсками Волховского фронта.
   Этой ночью во время разведывательного поиска в районе Пулковских высот сапер Петр Лабутин совершил подвиг, весть о котором вскоре облетела весь фронт. До войны Лабутин работал в Ленинграде полотером. В сорок первом он ушел добровольцем в 6-ю дивизию народного ополчения, ставшую затем 189-й стрелковой. В боях был ранен, лечился в госпитале, затем снова вернулся на передний край.
   В сегодняшнем ночном поиске разведчиков должны были сопровождать саперы. Немолодого уже бойца Лабутина включили в поисковую группу потому, что он отлично знал эти места.
   Там, где предстояло действовать разведчикам, сильно укрепленные позиции врага клином врезались в наш передний край. В этих условиях от саперов зависело многое. Когда они сделали проходы в минном поле и проволочных заграждениях, разведчики, до этого находившиеся сзади, выдвинулись вперед. Лабутин последовал за ними. Внезапно атаковав передний край врага, наши воины уничтожили несколько десятков гитлеровцев, взорвали 3 землянки и пулеметный дзот, захватили 3 ручных пулемета, винтовки, документы. Но неожиданно с фланга из дзота, который раньше ничем себя не обнаруживал, ударил пулемет. Лабутин пополз к нему. Воспользовавшись паузой между очередями, он вскочил и бросил в амбразуру гранату, а за ней вторую. На несколько мгновений огонь прекратился. Но, видимо, кто-то из гитлеровцев снова лег к пулемету, и стрельба возобновилась. А гранат у Лабутина уже не было. Тогда он рванулся к амбразуре и закрыл ее собственным телом. Погибая, он спас товарищей…
   Тысячи жителей Выборгского района вышли сегодня на воскресник по подготовке жилых домов к зиме. За день выборжцы отремонтировали более 5000 квадратных метров кровли, остеклили около 2000 окон и отеплили почти 4500 погонных метров водопроводных и канализационных труб.
   Вечером город подвергся получасовому артиллерийскому обстрелу. На улицах и площадях Ленинграда разорвались 43 снаряда. У ленинградских трамвайщиков, получивших вчера сообщение о том, что они заняли первое место в республиканском соревновании, новая забота: надо восстанавливать разрушенные снарядами трамвайные пути на Двинской улице.
   В центральной части города было спокойно, и большая военизированная эстафета, стартовавшая на Дворцовой площади, прошла без помех. В беге, велосипедных и мотоциклетных гонках, преодолении водной преграды соревновались свыше 800 бойцов и командиров Красной Армии всевобуча, спортсменов МПВО и общества «Динамо».
   На эсминце «Стойкий» впервые поднят гвардейский флаг. Для участия в этой торжественной церемонии на корабль прибыли делегаты с ленинградских фабрик «Светоч», «Красное знамя», «Канат». Каждый из гостей получил памятный подарок – документальную повесть ленинградского писателя Александра Зонина «Гвардейский корабль «Стойкий»», написанную в осажденном городе (к. 35).

   Эсминец «Стойкий». Худ. С. Смоляков

   Из дневника начальника Генерального штаба Верховного командования сухопутных войск вермахта генерала Гальдера Франца: «Обстановка. На Кавказе – успехи в наступлении на Тереке, но одновременно возникает угроза восточному крылу 1-й танковой армии. У Сталинграда успехи. На остальных участках Восточного фронта относительно спокойно, за исключением 9-й армии, где отражаются удары противника, ведущиеся с ограниченными целями.
   На докладе у фюрера. Командующий 9-й армией Модель докладывает обстановку…» (к. 50).
ЛИЧНОЕ И СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ ПРЕМЬЕРУ СТАЛИНУ
   1. Я весьма обязан Вам за 48 бомбардировщиков дальнего действия, 10 самолетов-торпедоносцев и 200 истребителей, включая 47 истребителей дальнего действия, которые, как я теперь узнал, Вы посылаете, чтобы помочь провести P. Q. 18.
   2. Я полагаю, что, может быть, Вы желали бы знать вес бомб, сброшенных Королевскими Воздушными Силами на Германию с 1 июля с. г. Общее количество с 1 июля по 6 сентября составляет 11 500 тонн. Тоннаж, сброшенный на более важные цели, составлял: Дуйсбург – 2500 тонн, Дюссельдорф – 1250 тонн, Саарбркжкен – 1150 тонн, Бремен и Гамбург – по 1000 тонн на каждый, Оснабрюк – 700 тонн, Кассель, Вильгельмсгафен, Майнц и Франкфурт – всего около 500 тонн; Нюрнберг получил 300 тонн и многие другие объекты – меньший тоннаж. В числе сброшенных бомб было 6 бомб весом по 8 тысяч фунтов и 1400 бомб весом по 4 тысячи фунтов. Мы обнаружили, что при применении в этих бомбах мгновенно действующего взрывателя они взрываются весьма эффективно, так что парашюты не требуются.
Получено 13 сентября 1942 года (к. 51).

450-й день войны


   Руины пятиэтажного здания у Обуховского моста. Ленинград, сентябрь 1942 г.

   Рабочие Ленинграда на защите города. Сентябрь 1942 г.

   Одновременно гитлеровцы намечают в этот день сломить волю защитников Сталинграда.
   Ожидая скорое падение городов, западноевропейские газеты, находящиеся под контролем ведомства Геббельса, заготовили специальные выпуски.

   Пауль Йозеф Геббельс – государственный и политический деятель нацистской Германии, рейхсминистр народного просвещения и пропаганды Германии (1933–1945), имперский руководитель пропаганды НСДАП (с 1929 г.)

   Трудовой фронт. Завершается подготовка крупных стратегических резервов для создания новейшего оружия и новейшей боевой техники.
   Государственный комитет обороны принял постановление о вывозе запасов хлеба из Воронежской, юго-западных районов Тамбовской и правобережных районов Сталинградской и Саратовской областей.
Военные действия на других театрах Второй мировой войны
   В сентябре немецкий тяжелый крейсер «Хиппер» и эскадренные миноносцы ставят минные заграждения у пролива Маточкин Шар, у северной оконечности Новой Земли и в различных пунктах Арктики и создает минную угрозу в огромной зоне от Архангельска до проливов Югорский Шар и Маточкин Шар.

   «Адмирал Хиппер» – немецкий тяжёлый крейсер

   Вспомним как это было…
   Германское командование на Кавказе и в районе Сталинграда в значительной степени обескровили и измотали свои силы. Ничего более значительного гитлеровцы явно не могли бросить на юг нашей страны и были вынуждены, также как и после разгрома под Москвой, перейти к обороне на всех направлениях.
   Советскому руководству было известно, что наиболее боеспособные в вермахте 6-я армия Паулюса и 4-я танковая армия Гота, втянувшись в изнурительные кровавые бои в районе Сталинграда, не в состоянии завершить операцию по захвату города и увяжутся там.
   Советские войска в смертельных схватках с врагом на подступах к Сталинграду и в самом городе тоже несли тяжелейшие потери, поэтому наличными силами не имели возможности разгромить врага (к. 2).

   Из воспоминаний бывшего командующего 62-й армией В. И. Чуйкова: «В пятидесятых годах я встретил бывшую связистку – бойца 62-й армии, ныне секретаря районного комитета партии Смелянского района товарища Разумееву. Впервые я познакомился с ней 13 сентября 1942 года на Мамаевой кургане. Узел связи был разбит фашистскими бомбами и снарядами, а она продолжала сидеть у телефона и вызывать командиров частей.
   Разумеева пришла в армию сознательно, по убеждению, и отдала все свои силы и знания делу защиты Родины. После демобилизации из армии она работала учительницей, а с 1949 года находилась на партийной работе.
   Передо мной была скромная, серьезная женщина, которая говорила о своих боевых подругах, а о себе лишь тогда, когда я задавал ей прямые вопросы и просил рассказать подробнее о том, что делала она сама.
   – О себе? – удивленно пожимала она плечами. – Так ведь я о себе и говорю. Вместе со мною на Мамаевом кургане были Мария Гуляева, маленькая девчушка из Камышина, та самая, с которой мы вместе 12 сентября 1942 года под беспрерывной бомбежкой вырыли блиндаж (правда, выход мы сделали в сторону противника, но не беда, наш узел связи находился там с 1 по 14 сентября). Вместе с ней, а потом с Шурой Шешеньей мы дежурили на коммутаторе. Там же в городе, но в других местах, были Тая Вдовина, Люба Стукалова, Клавдия Штонда, Лена Перетолчина и другие… Помню 31 августа 1942 г. Яблоневая балка. Фаня Резник, маленькая, смуглая, с чуть вьющимися каштановыми волосами, со своей подругой сидят в палатке у радиостанции, которая была развернута на голом месте, если не считать маленький ровик рядом с палаткой.
   Девушки уже слышат гул приближающихся бомбардировщиков, но не уходят: нужно передать срочное сообщение о наступлении немцев, о том, что вражеские танки прорвались в тыл одной из наших частей. И они не ушли. Ни Фаня, которая вела передачу, ни ее подруга, сидевшая рядом с ней. Так уж повелось у девушек-связисток: не бросать подруг, какая бы опасность не угрожала.
   Наблюдая за летящими самолетами и прислушиваясь к вою бомб, девушки определили, где примерно будут рваться бомбы. Один, второй заход самолетов. А они все передают… Но вот самолеты сделали третий заход, и… на месте палатки зазияла воронка…».

   До рассвета 14 сентября. Понедельник. «Спать и отдыхать – утверждал командующий 62-й армией – было некогда. На новом месте мне нужно было самому проверить связь, готовность войск к контратаке. Все обстояло нормально. По-видимому, войска противника, кроме ночной авиации, отдыхали или готовились к дневным действиям».

   В это время. Командный пункт 62-й армии перемещается в так называемое Царицынское подземелье. Это большой блиндаж-тоннель, разделенный на десятки отсеков, потолки и стены которых обшиты тесом. В августе здесь размещался штаб Сталинградского фронта. Толщина верхнего земляного перекрытия достигает до десяти метров; только бомба весом в тонну может его пробить и то не везде. Блиндаж имеет два выхода: нижний ведет к руслу реки Царица, а верхний – на Пушкинскую улицу.

   Рассвет 14 сентября. Начинается артиллерийская подготовка 62-й армии под командованием генерал-лейтенанта В. И. Чуйкова.

   Советская артиллерия на марше.

   Из воспоминаний В. И. Чуйкова: «В три часа утра началась наша артиллерийская подготовка, в три часа тридцать минут – контратака….
   Я связался по телефону с командующим фронтом, доложил ему о начале контратаки и попросил с восходом солнца прикрыть наши действия авиацией. Командующий мне обещал это сделать и тут же сообщил радостную новость: из резерва Ставки нам придается 13-я гвардейская стрелковая дивизия, которая к вечеру 14 сентября начнет сосредоточиваться на переправах через Волгу, в районе Красная Слобода» (к. 42).
   Раннее утро 14 сентября. В 6 часов 30 минут из района Разгуляевка фашисты переходят в наступление.

   7 часов 14 сентября. Количество дивизий и бригад, входящих в состав 62-й и 64-й армии, не дает правильного и полного представления о численном составе и силе ее войск. Например, одна танковая бригада к этому часу имеет только один танк, две другие танковые бригады оказываются вовсе без танков и вскоре переправляются на левый берег на формирование. 42-я стрелковая бригада имеет 666 человек, а штыков – не более двухсот; 35-я гвардейская дивизия полковника В. П. Дубянского на левом фланге – не более 250 штыков. Другие соединения и части такого же состава. Танковый корпус под командованием генерала А. Ф. Попова в своих бригадах имеет 40–50 танков, из которых процентов 30 подбитые, используются как огневые точки. Лишь одна дивизия полковника А. А. Сараева и три отдельные стрелковые бригады укомплектованы более-менее нормально.

   В это время. Накал боевых действий на улицах Сталинграда нарастает с каждым часом.

   Уличные бои в г. Сталинграде

   7 часов 30 минут. Противник выходит на Академическую улицу.

   7 часов 40 минут. 1 батальон 38 мехбригады отрезается от главных сил.

   7 часов 50 минут. Разворачиваются бои в районе Мамаева кургана и на подступах к вокзалу.

   Разрушенный железнодорожный вокзал в Сталинграде

   Восстановленный после войны железнодорожный вокзал в Волгограде

   Командующий 62-й армией В. И. Чуйков утверждал: «С Мамаева кургана были хорошо видны и поле боя, и воздушные схватки. На наших глазах около десятка самолетов – наших и противника, – объятые пламенем, врезались в землю. Несмотря на упорное сопротивление советских наземных войск и авиации, противник благодаря своему численному превосходству брал верх. Эти действия противника мы оценивали, как боевую разведку. Его наступление главными силами нужно было ожидать через день-два.
   На наш командный пункт, находившийся на самой вершине Мамаева кургана, ливнем сыпались мины, снаряды и бомбы противника. Я работал в одном блиндаже с Крыловым и время от времени вместе с ним выходил к стереотрубе, чтобы наблюдать за ходом сражения. Несколько блиндажей было разбито, имелись потери и в личном составе штаба армии. То и дело обрывались провода проволочной связи, радиоузел работал с большими и частыми перебоями. На восстановление связи были брошены все связисты. Даже дежурные телефонистки в нашем блиндаже то и дело оставляли телефоны и ползли искать и исправлять повреждения на линии» (к. 40).

   8 часов. Вокзал в руках противника.

   8 часов 40 минут. Вокзал в наших руках.

   В это время. Наша контратака в первое время имеет некоторый успех, но через час противник вводит в действие свою авиацию; группы по 50–60 самолетов непрерывно бомбят и штурмуют боевые порядки контратакующих частей 62-й и 64-й армий, прижимая их к земле. Контратака захлебывается (к. 40).

   9 часов 40 минут. Вокзал снова занимает противник.

   10 часов 40 минут. Противник вышел на Пушкинскую улицу – 600 метров от КП армии.