Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Европейцы спрашивали: "А что это тут у вас за странные прыгающие звери?" Аборигены отвечали: "Кенгуру", - что значило: "Не понимаем!"

Еще   [X]

 0 

Чернокнижник (Поляков Влад)

Книга – лучший подарок. Особенно, если подарок этот оставлен соблазнительной женщиной после бурной ночи. Ролевик по кличке Змей, которого за бледность кожи и шевелюру светлых волос друзья именовали еще и «темным эльфом», кое-что понимал в рунах и потому не мог не воспользоваться магическими формулами, приведенными в книге. Откуда ему было знать, что полузнакомая девушка Фалль окажется посланницей Артаса, божества Хаоса, готового на любые хитрости, только бы лишний раз обыграть своего извечного соперника Арагорна? Заклинания сработали. Прямо из собственной московской квартиры Змей перенесся в другой мир, где ему и в самом деле суждено стать темным эльфом и вступить в противоборство с самой Ллос-Паучихой – древней богиней народа дроу, которая вздумала бросить вызов Равновесию миров.

Год издания: 2012

Цена: 59.9 руб.



С книгой «Чернокнижник» также читают:

Предпросмотр книги «Чернокнижник»

Чернокнижник

   Книга – лучший подарок. Особенно, если подарок этот оставлен соблазнительной женщиной после бурной ночи. Ролевик по кличке Змей, которого за бледность кожи и шевелюру светлых волос друзья именовали еще и «темным эльфом», кое-что понимал в рунах и потому не мог не воспользоваться магическими формулами, приведенными в книге. Откуда ему было знать, что полузнакомая девушка Фалль окажется посланницей Артаса, божества Хаоса, готового на любые хитрости, только бы лишний раз обыграть своего извечного соперника Арагорна? Заклинания сработали. Прямо из собственной московской квартиры Змей перенесся в другой мир, где ему и в самом деле суждено стать темным эльфом и вступить в противоборство с самой Ллос-Паучихой – древней богиней народа дроу, которая вздумала бросить вызов Равновесию миров.


Влад Поляков Чернокнижник

Пролог

   Красиво и величественно Подземье в глазах тех, кто испокон веков живет здесь. И до чего ужасно и опасно оно же для всех иных, чей дом находится не в вечном полумраке, а под лучами обжигающего солнца. Впрочем, опасным оно бывает и для народов, живущих в нем многие эпохи. Война здесь – обычное дело. Удивить очередными боями между народами или же внутренними распрями не получится никого.
   Может ли человек не дышать? Нет. Реально ли заставить дроу не враждовать с такими же темными эльфами, но из другого Дома? Ответ будет ровно таким же. Жажда власти и крови сжигает дроу изнутри. Не из-за этого ли их кожа черна как уголь, глаза же красны, словно выступившая из раны кровь? Вот и теперь не все спокойно в одном из городов народа дроу, принявшего над собой власть Ллос, Матери Пауков.
   За окнами замка ревут верховые ящеры, слышен лязг клинков и свист арбалетных болтов. Многослойная магическая защита, выставленная совместными усилиями магов и жриц Дома, трещит по швам, от нее отгрызают по кусочку, ослабляя общую мощь. Медленно, шаг за шагом, но атакующие продвигаются. Им некуда спешить, это ведь не мимолетный набег, не быстрый удар враждебного Дома… Здесь происходит именно уничтожение силами нескольких Домов с молчаливого благословения Верховного Дома Шадр.
   Псевдоживые деревья, ядовитые грибницы, летучие мыши, чьи вопли заставляют врагов глохнуть и паниковать – все идет в дело, но против защищенных чарами и находящихся под благословением Ллос атакующих дроу мало помогает. Ряды воинов Дома редеют, существа с астральных уровней возникают внутри зоны охранных чар и успевают убить одного или нескольких, прежде чем маги отправляют их или обратно, или в небытие.
   – Мать, они прорвут оборону совсем скоро, мы их не сдержим! – кричит ворвавшийся в зал воин. – Разреши отвести воинов внутрь малого круга, иначе они погибнут зря.
   – Разрешаю, Мастер Клинка.
   Матрона Дома выглядит полностью опустошенной, понимая, что все обречено и остается лишь продать жизни подороже. Отбиться от скоординированной атаки нескольких Домов почти невозможно, есть лишь небольшой шанс прорвать кольцо и попытаться бежать… Изгнанникам есть где скрыться, пусть придется дорого заплатить за предоставленное убежище. Ллос туда нет хода в полной силе, там правит иной бог, пусть не столь сильный, но не менее жестокий. И, главное, враждебный Матери Пауков. Вот только сейчас и это останется недостижимой мечтой – Ллос не прощает прогневавших ее, не дает шанса скрыться, тем более если они из аристократии какого-либо Дома.
   – Есть шанс, Матрона. – Из ниоткуда материализуется дроу в темной мантии и с ожогом во всю правую сторону лица. Один глаз явно ничего не видит, но второй горит пламенем ненависти и… надежды. – Мы все равно сдохнем, как и наши воины, но дети могут спастись.
   – Их и так никто не убьет, маг, – кривится лицо главы Дома. – Ллос запрещает убивать детей аристократов младше пятнадцати. Они пополняют Дома победителей как полноправные приемыши, возмещая потери.
   – Стертая память в этих случаях равносильна смерти. Я говорю о другом. Мне и моим ученикам удалось разработать метод… Он позволит сохранить частицы прежней памяти. Не все, конечно. Они забудут имя Дома, наши имена, свои имена, все связанное с личностными воспоминаниями. Даже Дома-убийцы останутся тайной.
   – Тогда зачем?
   – Странный вопрос… – Обезображенное лицо мага перекосила гримаса ненависти. – Я вложу в них память об этой ночи, о крушении Дома и резне всех выживших. Я дам им частицу памяти и море ненависти! И, кроме того, когда они встретятся, то получат возможность опознать друг друга… Опознать и научиться мстить главным виновникам.
   – Кому?
   – Этой многоногой твари с человеческим лицом, твоей любимой Ллос, которую я ненавижу с самого детства.
   – Я…
   Рука Матроны Дома потянулась к змееглавой плети – излюбленному оружию жриц Ллос, но маг с неожиданно счастливой улыбкой щелкнул пальцами. Трон, на котором сидела Матрона, превратился в отвратительную тварь, вонзившую в нее с десяток крючьев и полностью обездвижив.
   – Больно? Правильно, а будет еще больнее. Сюда не ворвутся еще с полчаса как минимум, я позаботился, чтобы мне хватило времени сделать все как надо. – Злоба, как ни странно, придала обезображенному лицу дроу яркое, в чем-то даже возвышенное выражение. Ненависть, переполнявшая мага, была не слепой, но целеустремленной. – Твоя сестра и дочери уже мертвы. Жива только та, что помогла мне и моим воинам.
   – Ллос тебя покарает, – с трудом вытолкнула из себя пару слов умирающая.
   – Не получится… Та тварь, что убила тебя, из нижних уровней астрала и не имеет отношения к паучьей королеве. Она питается силами душ магов. Жрицы… те же самые маги, пусть их силы несколько в ином направлении развивались. Ты будешь в ее власти лет сто или сто двадцать. Поверь, дети повзрослеют гораздо раньше. И они будут ненавидеть Ллос сильнее всех прочих. А также ее жриц, саму систему, что властвует среди народа дроу.
   – Будь ты проклят…
   – Я уже проклят, – сплюнул маг, глядя на мертвое тело, чья душа только что отправилась на астральные уровни в вековой сон. – Это ты сделала меня таким, Матрона, принеся в жертву паучихе моего брата. А последним из нашего Дома я даю главное – возможность выбора. Они смогут или принять наш мир таким, какой он есть, или… Его реально и изменить, оставшись при этом самими собой. Все ко мне!
   Повинуясь приказу, в зале стали появляться те, кто знал о плане мага и полностью согласился с ним. Три его ученика, полтора десятка бойцов, жрица Ллос. Бывшая жрица, отныне отступница.
   – Вы все знаете, что нужно будет сделать?
   – Да, – ответила отступница. – Мы сумеем выиграть нужное время. Займись детьми.
   Кивнув, маг готов был уже покинуть зал, но остановился. Подойдя к женщине, он обнял ее с особой нежностью, что при власти и законах Ллос было практически невозможным. Было…
   Маг еще не успел покинуть зал, как его ученики и жрица развили бешеную деятельность. На каменном полу кровью убитой Матроны чертились пента– и октограммы, безжалостно потрошились запасы Дома, откуда извлекались ценнейшие артефакты и алхимические зелья. Частью все это уничтожалось, частью включалось в контуры магических построений.
   Подойдя вплотную к все еще остающейся в реальном мире твари из астрала, жрица проткнула ее череп трехгранной иглой с сапфиром. Несколько секунд ничего не происходило, но потом вокруг камня начала концентрироваться аура особой силы. Той самой, которая позволяет связать живое существо и иномировую тварь.
   Еще три иглы, на сей раз поменьше, вонзились в змеиные головы плети жрицы-отступницы, уничтожая оружие, вытягивая из него всю энергию до капли, встраивая в общие потоки.
   – Теперь никто из нас не попадет в цепкие лапы Ллос очень долго…
   Дроу уже не могла говорить громко, из уст вырывался лишь хриплый шепот вместе с кровью – предельное напряжение сил вытягивало саму жизнь, но ей дорожить уже не было смысла. Двадцать минут или полчаса… невелика разница. К тому же ее и так услышали все, настолько гробовая тишина воцарилась в зале, закутанном в кокон высшей магии.
   Они ждали… Ждали смерть, готовую ворваться в зал, где каждый камень был наполнен памятью столетий. Трофеи из множества походов, как подземных, так и на поверхность, напоминали о битвах. Знамена эльфов, людей, глубинных гномов, называющих себя свирфнеблями, и гномов простых. Черепа особо запомнившихся врагов разных народов, соседствующие в одной нише по несколько штук, церемониальное оружие и памятные награды.
   Секунды утекали сквозь пальцы вечности, сменяясь минутами, и вот… Двери зала затрещали, не в силах противостоять напору враждебной магии. Они пришли…

Интерлюдия
Преддверие Хаоса

   Ведает и тот, кто есть плоть от плоти, дух от духа этой древнейшей первоосновы, так любящей баламутить стабильные, устоявшиеся, ставшие предсказуемыми и скучными миры. Артас – порождение Хаоса, обретшее разум и волю частично благодаря случаю. Вот только случай породил из себя систему, разрушить которую теперь мало кому под силу, хотя многие и хотели бы это сделать.
   Время и Хаос… Артас, сидящий у сложенного из грубых камней колодца, усмехнулся, бросив внутрь небольшой камешек. Шипение, и… соткавшаяся из кислотных паров голова дракона с хрустом размолола случайную добычу.
   – Развлекаешься, экселенц? – Серокожий здоровяк со змеящимся шрамом на левой щеке был явно в более хорошем настроении. – Так и поводы есть. Один из твоих ставленников отвоевал для нас мир, хотя и доставил хлопот своим вздорным и неуживчивым характером. Второй… почти вплотную приблизился к победе. Я уверен, что все у него получится. Нет повода для грусти.
   – Есть, Шут. Неприятности в одном из наших миров. Серьезные. Одна из присягнувших мне богинь творит у себя невесть что, своими безумствами расшатывая опоры мира.
   – Смысл?
   – Похоже, она вообразила себя воплощением вселенского зла. Не Тьмы, не Хаоса, а именно Зла. И это опасно, так как действует на умы всех жителей того мира. Извращая нашу суть, она добивается обратного – мир становится идеальной мишенью для моего соперника. Скоро он может послать туда своего «инструмента», с целью навести стабильность. А стабилизироваться мир будет через ослабление той самой богини.
   Шут задумчиво нахмурился, выдвигая клинки из ножен и с лязгом вбрасывая обратно.
   – Обман… везде обман. Кажется, именно так говаривал дикобраз, слезая с раскидистого кактуса. И кто же из богинь сошла с ума?
   – Паучиха, – скривился Артас, мановением руки запуская очередную волну трансформаций. – Решила окончательно загнать свой народ под змееглавые хлысты жриц, а заодно сделать пугалом для всех других. Удалось, но результат ударит по ней. Скорпи… иди с иллюзиями поиграй.
   Шут лишь ухмыльнулся, глядя на то, как разбалованная, наглая скорпикора – по сути своей кошка со скорпионьим хвостом и кожистыми крыльями нетопыря – требовательно мявкнула и закогтила штанину Артаса. Казалось бы, божество огромной силы, а его взяла в оборот простейшая кошачья натура. Но… любимица, она любимица и есть. К тому же это место с ее присутствием стало куда более оживленным. Скорпи однозначно добавила сюда элемент своеобразного уюта своими выходками, зачастую откровенно разбойничьими.
   Меж тем появились и иллюзии – крылатые существа из псевдоматерии, за которыми кошка и погналась, разворачивая крылья, взлетая, поднимаясь вверх. Бликующие зеркала, в которые превратились стены, отражали картину в бесконечности, расцвечивая во все цвета радуги.
   – Хорошо резвится… Смотрел бы, отдыхал. А Игра не дает. Придется вводить нового помощника. И снова с Земли.
   – Мне выбрать кандидатуру? – оживился Шут, уже предвкушая очередную небезынтересную миссию. – Могу начать прямо сейчас, скоро будет готово.
   – Не ты, на сей раз пусть поработает моя другая «рука». Опыт работы на Земле лишним не будет, этот мир становится слишком важен для меня, для моего противника по Игре. Пусть ОН монополизирует свои визиты туда. Я же предпочитаю дать вам этот опыт.
   – Все равно, только вы, экселенц, можете перетащить выбранного нами в иной мир. Мы здесь бессильны.
   Артас лишь усмехнулся. На сей раз его верный сподвижник попал пальцем в небо, не поняв истинную суть. Ничего, в скором времени разберется. Держать тех двоих, кому он мог доверять целиком и полностью, в пошлом неведении было бы преступлением… по отношению к самому себе. Верно говорили в одном из миров: «Хочешь обрушить свою власть – приблизь к себе талантливых помощников и держи их в неведении насчет своих планов».
   Воздух перед порождением Хаоса пошел рябью, пространство разорвалось в клочья, и из портала величаво и горделиво вышла женщина, способная укладывать мужчин штабелями своей красотой и шармом. Незримая вуаль обаяния и сексуальности окружала ее, но… В амплуа обольстительницы она уже погубила многих, поддавшихся чарам коварной и хитроумной змеи.
   Черное облегающее платье, украшенное алыми кружевами, переливающаяся в сиянии осветительных кристаллов вуаль, практически ничего не скрывающая. Откровенное декольте поневоле притягивало взгляд всех, кто не страдал импотенцией и тягой ко всяким там извращениям. Из драгоценных камней, в изобилии наличествующих у дамы, предпочтение отдавалось рубину. Лишь в серебряном кулоне сверкал неземным черным цветом огромный кристалл, входящий в диссонанс с остальными украшениями. Вот только белокожую прелестницу с длинными, черными как ночь волосами это ничуть не беспокоило.
   – Явилась, королева будуаров и властительница отсроченных ядов, – радостно оскалился Шут. – Как жизнь, предмет зависти всех окрестных суккуб?
   – Тихо, мальчики и девочки. Не хватало еще, чтобы вы опять состязание в ядовитом остроумии устроили. Потом друг другу шпильки с цианидом во все места втыкать будете.
   – Как прикажете, командор, – склонилась в поклоне появившаяся из портала красавица. – Вы звали, я незамедлительно явилась. К тому же и дел важных не осталось, все выполнено. Успешно.
   – Не сомневался в тебе, Фалль. В своем деле тебе нет равных. Шут у меня для таких заданий точно не сгодится. Да и не стремится, что характерно.
   Гаер, кривляясь, злонамеренно пытался провертеть носком сапога дыру в каменном полу. Изображение скромности, так сказать, в заведомо провальном исполнении. Пол поддавался плохо, зрители не верили… Вздохнув, Артас продолжил:
   – Мы тут с этим клоуном говорили о Земле. И я дал намек на вопрос, понимает ли он, почему я посылал туда сначала его, а теперь пошлю тебя. Пояснить?
   – Лишнее, командор. Вы не можете быть единым во множестве лиц и приучаете нас к самостоятельности и… ответственности даже в самых серьезных делах. Доверие…
   – И проверка, Фалль, не забывай про это. Шут уже нашел мне человека, теперь очередь за тобой. Ты будешь отвечать за свой выбор.
   – Я отвечу, – улыбнулась красотка. – Шут уже рассказывал о своем протеже. Я постараюсь тоже найти такого, который не подведет вас. Ой, киса пришла…
   Последние слова были адресованы спикировавшей вниз Скорпи. Большая кошка замурлыкала, тыкаясь своей головой в ноги Фалль, требуя к себе внимания и почесывания за ухом.
   – Ну, экселенц, я, пожалуй, отправлюсь. Дела, они не дремлют. Хлопоты, враги, неразумные личности, кого надо сначала бить кистенем по голове, а лишь потом вразумлять добрым словом…
   – Иди, – махнул рукой Артас. – Эта партия за Фалль, она будет расставлять фигуры. Ты закончи другое дело.
   Шут довольно оскалился, извлекая клинки из ножен и со звоном скрещивая их перед собой с лязгом и скрежетом. Ветвистые разряды, зародившиеся внутри стали, окутали его, заплели в единую сеть, а потом и фигура гаера подернулась рябью, проваливаясь в иной мир.
   – Позер… Вечно со своими звуковыми эффектами.
   – Все мы не без слабостей, Фалль. Только они делятся на безвредные и опасные… Последних, к счастью, у вас нет. Надеюсь, и не появится. А теперь выслушай то, что я уже говорил Шуту.
   Артас говорил, и на лице Фалль появлялось новое выражение. Маска роковой красотки сползала, открывая истинную суть – бескомпромиссную, жесткую интриганку, для которой красота тела была всего лишь инструментом, побочной, пусть и полезной деталью.
   – Использовать помощника, чтобы укротить вышедшую за ограниченные тобой рамки богиню? Командор, вы постоянно преподносите сюрпризы даже мне. Не слишком ли велики затраты? Поручите это кому-то из своих креатур в том мире, наделив силой.
   – Не выход. Это все равно, что повесить над домом красный фонарь и удивляться наплыву озабоченных каждый вечер. Только полезут в мир не относительно безобидные чудики, а эмиссары моего соперника. Или ОДИН, но из тех, от которых мне были сплошные огорчения. Так что давай, собирайся в турне на Землю. Мир – Земля. Страна – Россия. Кандидат на роль моего эмиссара в мире – один из них, ролевиков-файтеров. И вот еще… Постарайся найти того, который увлекался бы еще и магией.
   – Ее же там нет почти совсем, только самые слабые, эфемерные проявления.
   – Хватит и теоретического интереса, – развеял Артас сомнения своей помощницы. – Подумай, как сыграть еще и на этом. Желательно, чтобы мир сам затягивал его, ну а я лишь помог приоткрыть дверь. Тогда его долго не почуют. Скрытность – вот что важнее многого для этой операции.
   Фалль изобразила реверанс, выражая свое искреннее почтение своему и командору, и просто наставнику. Хлопнула в ладоши, окутываясь пеленой алых искр. Ее фигура подернулась пеленой огня, пламя взмыло вверх, рассыпаясь на отдельные лепестки. Огонь, искры, легкий дымок… И все, женщины, которая сейчас называла себя Фалль, больше не было здесь, у вечного колодца, в этом преддверии Хаоса.

Глава 1

   Хорошо отдыхать в своей уютной квартире, когда за окнами беснуется ветер и хлещут тугие струи дождя. Особенно в конце октября, ведь в это время погода не балует нас теплом. Да и грязь, доложу я вам, очень уж достает. Приятно смотреть на буйство стихии, перелистывать найденную в одном из магазинов довольно старую, еще дореволюционных времен книгу, да и вообще…
   Немного удручает лишь боль в ноге, от которой нет никакого спасения уже целую неделю. Ну да это дело житейское по сути своей. По чести говоря, сам виноват. Увлекаешься оружием, тем более еще и его применением? Тогда нечего на гримасу продажной фортуны пенять! Общеизвестно, что бои на холодном оружии дают массу адреналина, помогают развлечься и вообще бодрят. Вот только и травмы от них с завидной периодичностью и разной степени тяжести. Всякие мелочи вроде синяков никто считать и не думает – обычное дело для любого экстремального спорта. Гораздо хуже с переломами, вынесенными суставами и прочими сомнительными прелестями.
   Чего только за время боев у нас не случалось… Нескольким парням стрелы и арбалетные болты через забрало шлема залетали. Стрела, она хоть и с резиновым «гуманизатором», но при серьезной неудаче глаз если и не выбьет, то серьезно травмирует. Об ударах меча и говорить нечего. Выходить на поединок или в групповой бой без полного доспеха может только откровенный оптимист или самоубийца-извращенец. Кстати, весят они начиная кило с пятнадцати и заканчивая полусотней. Верхний предел, правда, для больших людей и включает в себя ну очень полную и серьезную защиту. Однако даже в облегченном варианте жизнь не расцветает полевыми цветами. Не верите? А попробуйте в таком облачении поноситься по пересеченной местности несколько часов кряду. Без должной физической подготовки мигом язык на плечо вывалится. Гарантия. Травмы опять-таки никто не отменяет.
   Знакомцу моему один из не очень аккуратных товарищей так и вовсе два пальца на руке как бритвой снес. Затупленным по всем правилам клинком, как по правилам и положено, действовал. Так нет же, как-то прошел клинок сквозь стык латной рукавицы, да и натворил дел… Пальцы, оно конечно, пришили в клинике, но у приятеля теперь частенько спрашивают: «Тебе как лучше, с пальцами или без?»
   Разговаривал я как-то с одним из своих приятелей, тоже искателем адреналина. Только он, в отличие от меня, альпинизм предпочитает, что по опасности где-то рядом. Так вот, по его словам, все мы одним миром мазаны – ищем острых ощущений, желая хоть таким образом добавить красок в довольно пресный окружающий мир. И в самом деле, ну где можно почувствовать всю гамму эмоций, проявляющихся при дышащей в затылок опасности? Только вот в таких искусственных ситуациях: альпинизм, мотогонки, бои на холодном оружии и прочие рисковые радости.
   Скука – вот он, корень всего. Именно она гонит таких, как я, в зубодробительные авантюры. Да только где их взять, настоящие? Заменители же… Не то, совсем не то. Они как подделка под старину – вроде похоже, внешний вид соответствует, зато внутри очевидная подделка. И не суть важно, какого она сорта, с реальностью все равно несравнимо. А что делать? Не то время, не тот размах. Вместо дуэлей остались суды, убить врага или, на крайний случай, пересчитать ему все ребра и зубы… Ой и осторожно действовать приходится, дабы не попасть под пристально-сребролюбивый взгляд неуважаемых правоохерителей.
   Забавные люди, право слово. И с еще более забавным видом страдающей запором козы глядят на человека, за плечами у которого висит двуручный клинок, лишь самую малость скрытый от очень уж любопытных взглядов. Зато как поднимается настроение, когда с утра пораньше идешь к пригородному поезду и тихо офигевающий народ расступается, освобождая дорогу. Сначала недоумеваешь, а потом обнаруживаешь, что с недосыпу забыл завернуть свои парные клинки в тряпки, и они так и висят себе за плечами, поблескивая украшенными серебром эфесами. Позерство, понимаю, но есть такая слабость – красивое оружие должно быть красивым во всем.
   Хорошо было… А неделю назад стало не очень. И дело тут не в погоде – это дело естественное, привычное. Дело в небольшом топорике в руке моего давнего противника в бугурте[1] Сани Сильмарилла. Удачно прошедший удар в бедро… и давно нуждавшийся в починке набедренник таки да пропустил сталь топора. Ну а что может поделать даже специально затупленная сталь, я так понимаю, объяснять не надо. Частичное рассечение мышцы, наложенные швы и пара недель обитания в домашних условиях.
   Вот и сижу, отдыхаю… В том числе и от работы, что есть хоть какое-то приятное разнообразие среди многих неприятных последствий травмы. Гости иногда заходят, да и гостьи, кхм, также наведываются.
   Звонок домофона, словно отвечая моим мыслям, выдал довольно громкую трель, свидетельствуя о желании кого-то проникнуть в квартиру. С матом пополам допрыгав до двери, я рявкнул:
   – Кого тут пьяные ангелы принесли?
   – Открывай, темный эльф по кличке Змей, – раздался в ответ приятный девичий голос. – Фаллиэль пришла, подарочек раненому воину принесла.
   – Ну… тогда проходи, гостьей будешь. Дверь открыта, я в гостиной.
   Открыв дверь, я попрыгал обратно. Обрушившись на диван, я задумался, по какой причине эта своеобразная особа обратила на меня свое внимание именно сейчас?
   Фаллиэль. Прозвище обычное, по которым мы друг к другу и обращаемся, порой забывая начертанные в документах имена. У кого-то прозвище взято из книг, у кого-то появилось по иным причинам. Например, те или иные ситуации, черты характера, памятные события.
   Я со своим «погонялом» в тусовку ролевиков пришел. Змей… Ядовитый, опасный, любящий жалить один раз, но чтоб второго не понадобилось. Так и прижилось, особенно учитывая сложившуюся манеру работать с мечом. Короткие уколы, минимальный риск, осторожность. Что поделать, не люблю получать удары, предпочитаю исключительно наносить. Правильно по этому поводу выразился один из мастеров шпаги в незабвенной Испании: «Фехтование – искусство наносить удары, не получая ни одного взамен». Подпишусь под каждым словом. Ну так потому я и есть Змей, а не «буйвол» какой-нибудь.
   Что же до «темного эльфа», так тут своя, как модно выражаться, «фишка». Бледная кожа, почти не подверженная загару, и белые волосы. Вот и получился… темный эльф во всей красе без малейших на то усилий. Отдельные особо ретивые создания из мастеров попытались было организовать нечто вроде красных контактных линз и накладок «для красы и заострения ушей», но были посланы сильно, изысканно и очень матерно. Обойдутся.
   – Здравствуй еще раз, о израненный воин, – впорхнула в комнату Фаллиэль, нагруженная сумками. – Фрукты, вино, закуски. И еще один очень интересный для тебя подарок.
   – Позволь угадать… Ты решила скрасить сегодняшний одинокий вечер и заодно исполнить пару медленных не то восточных, не то эльфийских танцев?
   Интересно, купится ли на подначку? На последней игре, когда я попытался подкатить к этой белокожей, с большим бюстом, красотке… получилась полная «птичка обломинго». Пролетела, хвостиком махнула… Хорошо махнула, голова от контакта с древком эльфийского знамени минут пятнадцать гудела. И за что, спрашивается? Руки не распускал почти что, все в пределах дозволенного меж вроде неплохо знакомыми людьми. Эх, ладно! Как-никак, сама проявилась.
   Вот только откуда? Имени настоящего ее не знаю, где живет – тоже. Вообще она как будто из воздуха появилась. Все знают, но размыто все, путано.
   – С танцами подождем… Но все возможно, даже самые смелые и сокровенные мечты.
   – А что ты о них знаешь? – подмигнул я. – Они у меня необычные, тебе вряд ли о них догадаться. Не хочу недооценивать твою девичью интуицию и просто разум, отнюдь не скромный, но все же.
   – Увидим. Очень скоро. Пока же… Разреши накрыть на стол, да и просто сделать из холостяцкой, хотя и прибранной, берлоги достойное меня место.
   Мог ли я не разрешить? Правильно – не мог, да и не собирался. Слишком уж привлекала меня эта девушка. Незнакомая почти, но чарующая, притягивающая к себя невидимым, зато очень мощным обаянием. Да и порядок навести… полезно. Сам я в силу известных причин временно пустил дело на самотек. Вот и пыль, кхм, легла тонким, но все же заметным слоем на полках, журнальном столике, экране телевизора.
   Пыль была. Да сплыла… Давненько не видел, чтобы с легкой запущенностью комнаты расправлялись столь быстро и уверенно, мигом, да к тому же Фаллиэль ухитрилась провернуть уборку так, что не потеряла ни грамма своей привлекательности и сексапильности. Хлам к ней не лип, скорее отталкивался, как разлитая вода от гидрофобной ткани и огонь от асбестового облачения.
   – Вот теперь и посидеть можно…
   – Уж не знаю как и благодарить тебя, Фаллиэль.
   – Просто Фалль. Мне так приятнее.
   Нежный, чуть с хрипотцой голос девушки ударил по мозгам не хуже дыма выдержанной кубинской сигары. Заодно и парфюм… неизвестный, новый, но тоже добавляющий атмосферности. И девушка практически рядом. Да к тому же мои загребущие, работающие в таких ситуациях сами по себе лапы. И вот чудеса – по голове ничем лупить сегодня не собирались. Даже напротив.
***
   Просыпаться было… легко, приятно, но… чуточку тоскливо от того, что рядом не обнаружилось столь очаровательной гостьи. Была, но испарилась, как призрак среди каменных стен древнего готического замка. Странно. Я всегда сплю очень чутко. Уж сборы и тем более стук открывающейся и закрывающейся двери обязан был услышать. Ан нет, не срослось! Неужто хватку теряю? Не хотелось бы.
   Но Фалль личность странная. Неужто не могла попрощаться по-человечески? Как-никак не путана с большой дороги, не «славная» представительница широких и малокультурных слоев. Должна же понимать необходимость соблюдать правила приличия, давно и прочно укоренившиеся в нашей среде ролевиков и просто людей с определенной степенью безбашенности.
   Кипя праведным возмущением, я обвел глазами комнату и… наткнулся на объемистый пакет, на коем лежал лист бумаги с начертанным посланием. Мне? Естественно. От кого? Ну, вариант напрашивается сам собой. К тому же достаточно протянуть руку и… прочитать. Что я и сделал. Написанные каллиграфическим почерком строки гласили:
   «Утро тебе доброе, Змей. Здоровья, бодрого настроения и просто хорошего дня. Это не пожелание, а реальность, имей в виду. Спасибо тебе за приятно проведенное время. И не думай, что видимся последний раз. Нам с тобой еще предстоит многое и разное. Не в том смысле, о котором ты подумал, любитель буйных фантазий! Хотя…
   Оставляю тебе свой подарок. Да, подарок, потому что случившееся было просто порывом моей беспокойной натуры. Открывай и не пожалеешь, если поймешь истинную ценность подарка. Считай это проверкой, мой юный друг.
   С интересом наблюдающая за тобой… Фалль».
   Записка была… интересная, но оставляющая целую кучу вопросов, не давая ответов. Намеки, туманные слова. Да еще откровенный бред в словосочетании «мой юный друг». Ну да, я не умудренный годами ветеран всего и вся, но… Мы ж с ней одного возраста, а то я и постарше буду. К тому же подобное обращение может использовать «дама бальзаковского возраста» или аристократка относительно молоденького кузена или тайного и безнадежного воздыхателя. Не-ет, не тот расклад.
   Или же… какая-то часть ответов скрыта в подарке, который пока так и остается неизвестной величиной? Ну да ничего, это мы быстренько поправим.
***
   Схватив пакет, оказавшийся, кстати, довольно увесистым, я сноровисто содрал с него упаковку и увидел… книгу. Не просто купленную в магазине, а явно пришедшую из глубины веков. Кожаный переплет, бумага не из современных хлипких компонентов, а настоящая, тряпочная. Такую и помять-то сложно, да и устойчивость на разрыв внушает уважение. Правда, вот была одна неприятность, случившаяся, как я полагаю, многие годы тому назад.
   Фолиант был истрепан сверх мало-мальски разумных пределов. Обложка, первоначально радовавшая глаза золоченым тиснением, зияла подпалинами и выглядела… Про такое говорят «краше в гроб кладут». Пара десятков начальных страниц канула в Лету, прочитать текст на них было нереально. Да и вообще оставшиеся относительно целыми страницы также «радовали» глаз явственными следами пребывания книги в огне.
   «Рукописи не горят!» – говаривал один шаловливый демоненок, вот только подразумевал он несколько отличный от лежащего на поверхности смысл. Не горят изложенные и ушедшие гулять среди умов идеи. Бумага же, к моему сожалению, горит легко и просто. Этим пренеприятнейшим свойством без зазрения совести пользовались многие власть имущие – как умные, так и откровенные глупцы. А были и соображающие люди, но ненавидящие запретное, тайное знание. Такое, пример которого был частично изложен в этом полупаленом творении.
   Ну Фалль, ну стервочка ты моя расчудесная, ну… пройдоха очаровательнейшая. Знала, чем меня можно увлечь, поймать на крючок! Да еще не на один. Вот только… ругаться в ее адрес не было ни малейшего желания.
   С чего вдруг такое отношение? Просто у меня по жизни три неутихающие страсти: девушки, оружие, особенно холодное, а также книги. Но книги не только простые, но еще и оккультные. Те самые, что на протяжении многих столетий считались тайными, проклятыми, запретными, дьявольскими… Множество эпитетов было придумано, но все они исходили ядовитой ненавистью. К чему? Пустышку никогда не станут ненавидеть столь настойчиво, упорно и с уровня высоких престолов и кабинетов. Если так ненавидят, то это кому-то нужно. А запрещаемое знание, оно поневоле притягивает к себе тех, кто с детства привык плевать с высокой горки на стадные инстинкты и желания быть «как все». Именно поэтому и я, и солидная часть нашей дружной циничной тусовки питала слабость ко всему мистическому, таинственному. Жаль только, получалось не очень.
   Не очень, м-да. Сказать честно, ни хрена не получалось по большому счету. Так, временами возникали легкие отголоски чего-то магического, словно слабый отблеск свечи в лабиринтах подземелья. Перед нами, юными и не очень любителями мистики вырастала стена, пробиться сквозь которую не хватало то ли сил, то ли знаний. А скорее всего, не было проводника в таинственном лабиринте иного, не родного для нашей нынешней реальности знания.
   А был ли мальчик? Была ли, собственно, сама магия? Или это просто мифы, сказки, рассказанные на ночь? Нет, была! Есть и теперь, но ослабленная, превратившаяся в колыхающуюся на ветру тень.
   Это не простые слова, это истина. Иначе моей подруге не удавалось бы чувствовать приближение любого живого существа, не видя и не слыша. Мой друг лопнул бы, а не сумел бы чувствовать обрывки человеческих эмоций. Дело же не в ощущениях от знакомых персон, а в «фоне» от совершенно чужих, посторонних людей. Что же насчет меня… Тут тоже были свои специфические особенности. Например, способность бить энергетическими выплесками при острой необходимости. Проверенная, отработанная при занятиях единоборствами. Ага, именно так. Только техника, обязанная остановить человеку сердце, вызывала лишь кратковременный приступ боли. Сильный, способный вывести из строя на минуту-другую, но для здоровья не столь и опасный. Да и моя теперешняя рана. По всем источникам мало-мальски соображающий целитель обязан был затянуть ее за час. Увы. Мне удавалось только ускорить процесс заживления. Немного. Крохи, пустышки по сути своей. Ни о чем серьезном тут говорить не приходилось, пользы по жизни тоже практически не было. Скорее уж увлечение для души, отдушина в сером мире вокруг. Такая же, как и бои на мечах.
   Все же была магия, была! Именно поэтому я, как одержимый, рылся во всемирной паутине, выискивая сканы древних трактатов. Заодно озадачивал обязанных мне людей, чтобы те выискивали в антикварных лавочках древние книги, пусть даже их обрывки.
   И тут вдруг… Фалль, загадочная и малознакомая девица, притащившая в качестве подарка столь интересный древний источник. Это не подделка, не фуфло какое-нибудь! Такие вещи сразу видны, если сталкивался с ними не один десяток раз.
   Ну и ну! Доставшаяся мне прелесть была не чистой теорией, не вычурными словесами о тайнах бытия, не трактатом об алхимии даже. Принесенное в качестве подарка произведение оккультного искусства было целиком и полностью посвящено ритуальной магии. Написано, скажем так, на каком-то искаженном варианте Футарка[2], ближе всего к исландскому образцу, но все же не на нем. Чуть искаженные начертания рун, странные слова, перевести смысл которых по отдельности получалось, зато во фразы они складывались далеко не всегда. Впрочем, даже сложившееся было настолько занимательным, что на недостатки я не обращал внимания.
   Энергия, возникающая при прикосновении мага-руниста к узловым точкам мира. Независимое расположение этих самых точек. То есть у них, как писал автор, не было никакой привязки в пространстве, надо было только подобрать руны, связать их в единое целое и заставить заработать. Тут же примеры, указания на времена года и зависимость от местонахождения самого мистика. А вот цель ритуалов… Она как раз и оставалась загадкой. Судя по всему, суть ритуалов, столь подробно описанных, была как раз на первых страницах, а итоговые результаты и еще что-то – на последних. Оставалось лишь стоить догадки, так или иначе приближенные к реальности.
   Люблю загадки, особенно мистические. Хоть толку чуть, зато какая гимнастика для ума и сообразительности. Вроде там было что-то и относительно пересечения грани мира. Никак демонология? Такие ритуалы у меня имеются, но основанных на руновязи отнюдь не густо. И ощущения при попытке использовать их весьма запоминающиеся. Как будто ты прикасаешься к иной силе, оставляющей на тебе свой отпечаток. Он бодрит, заряжает энергией, дает новые силы и вдохновляет. Причем каждый ритуал немного по-разному. Следовательно? Правильно, так и тянет попробовать очередной вариант.
   Что мешает? Да ровным счетом ничего. Совсем ничего. Только вот опять придется доставать маленький острый ножик и надрезать руку. Ага, потому как в подобных ритуалах руны, равно как и иные символы, желательно чертить кровью. Иначе не тот стиль, нет того ощущения, из-за которого я и забавляюсь с ритуаликой. Других бонусов нет. А жаль. Хотелось бы мне посмотреть на обитателей демонического плана, поговорить с этими существами.
   Эх, желания вы мои, желания! Хочется много, только осуществить подобное… нереально. Ограничимся достижимым, то есть проведем по-быстрому ритуал. Оно и для здоровья пользительно должно быть. Заряд бодрости мне ох как не повредит.
   Легкое движение ножом, и вот чуть выше кисти еще один небольшой разрез. Их там много. Не успевает исчезнуть шрам от одного, как к череде еще не сошедших добавляется новый. Порой приходится ловить недоумевающие взгляды сослуживцев, но обращать на них сколько-нибудь серьезное внимание – не в моем стиле. К тому же шрамы ведь не на внутренней стороне, как у суицидников-неудачников.
   Крови нужно совсем немного, несколько капель. Вот лист плотной белой бумаги, на нем очень хорошо рисовать руны, даже кровью. Кончик лезвия погружается в алую влагу, и одна за другой на белом листе возникают руны. Они переплетаются друг с другом, и я начинаю ощущать биение знакомой, столь желаемой сейчас силы.
   Силы становится все больше, она начинает переполнять меня, прорываться наружу. Ч-черт, такого никогда раньше не было! Вырывающаяся из руновязи энергия струилась, охватывая меня, погружая в водоворот магии. Настоящей магии, той самой, которую мне еще не приходилось ощущать. Все наши предыдущие опыты были жалким подобием, пустышкой. Но как, почему? И что происходит из-за неосторожно активированного ритуала?
   Опасность! Даже будучи профаном в оккультных науках, можно было понять, что ритуал был нацелен на что-то действительно серьезное. Истекающая сила была направлена на определенное действие, она словно выстраивала мост между мной и… кем-то еще. Кем?
   Я уже почти не чувствовал тела, дух словно отделялся от него, его вырывали с корнем. Нельзя сказать, что я не пытался сопротивляться, но все мои попытки были… малоэффективными. Это называется коротким и емким словом – песец, причем полный. Но кто же мог знать, что один из полусотни испробованных ритуалов окажется таким… таким сволочным по сути своей. Но ведь быть такого не может, чтобы столь непростой, заковыристый ритуал был нацелен просто на вред, причем самому ритуальщику… Не может, всем мыслимым оккультным традициям противоречит!
   Возникло чувство, будто кто-то могучий и непредставимо далекий выдал моей душе хорошего пинка, от которого она вылетела из тела, устремляясь куда-то в неизвестность.
   Зрение на какой-то момент затуманилось, перед глазами проплыла серая пелена, потом возникла россыпь разноцветных огней… И вдруг медленно, с трудом, начала проявляться совсем иная картина, чуждая до глубин восприятия.
   Небольшой зал со стенами из покрытого затейливой резьбой камня. Нет ни ламп, ни даже свечей… Только тускло сияющие кристаллы где-то вверху, отбрасывающие причудливо изломанные тени. На полу вычерчена огромная многолучевая звезда. Тела, по числу лучей, явно пребывают в глубоком, близком к летаргии, сне. Лишь один человек находится в полном сознании. Тот, кто стоит в центре сложнейшего узора. Худой, невысокий, с длинными, белыми как снег волосами. Только разглядеть его лицо у меня никак не получается. Туман, он все еще не дает мне понять, увидеть.
   Жертвоприношение? Нет, точно не оно. Уверенность в этом поселилась во мне накрепко, так, что ее теперь динамитом не выкорчуешь. Но тогда…
   Разложенные в странном порядке мерцающие кристаллы вспыхнули с новой силой, дав возможность разглядеть лицо мага, а заодно и тех, чьи тела лежали у лучей звезды. И это были не люди, сомневаться не приходилось. Совсем не люди, хотя во многом похожие на нас. Две руки, две ноги, голова – все на месте, ничего сверхординарного на первый мимолетный взгляд. Зато на второй, пусть и не дюже пристальный, бросались в глаза черная кожа и белые волосы. И никаких негроподобных черт – грубых, вульгарных, с вывернутыми губами и приплюснутым носом. Наоборот, тут скорее некое хищное изящество. Черты лица скорее можно было назвать европейскими, но вот была одна деталь… Уши. Острые, удлиненные, таких я никогда и ни у кого не видел.
   И глаза… Красные, но отнюдь не налитые кровью. Просто красные. Хотя у мага был виден лишь один, второй, как и вся та половина лица, был явно сожжен не то огнем, не то кислотой. Догадываюсь, какая боль его сейчас терзала. Или нет? Магия, как я понимаю, в этом странном месте работает как часы, без сбоев и ослаблений. Но откуда здесь я, зачем, по какой причине?
   Беловолосый нелюдь поднял руки, сплел их в замысловатую фигуру и выкрикнул несколько слов на неизвестном мне наречии. Из центра начертанной звезды вверх выплеснулся столб сиреневого света, ударился о потолок, разделяясь на несколько более тонких лучей. Эти лучи, будто живые, изогнулись и устремились вниз, втягиваясь в головы тех, лежащих без сознания.
   Еще вспышка… Туман полностью рассеялся, я теперь видел этот зал во всех подробностях, вплоть до самых мельчайших. Каждый завиток резьбы отпечатывался в моей памяти, каждая черта всех лиц оставляла свой след. Более того, я видел и кое-что другое – энергию, которой был перенасыщен этот зал. Беловолосый маг явно не поскупился, закачав сюда силы… сколько смог. И одна из энергетических линий меня заинтересовала особенно. Самые что ни на есть шкурные интересы – она ж соединяла мой дух и… одно из тел.
   Меня тянуло внутрь этого тела, словно магнитом – медленно, но уверенно и неотвратимо. Потрепыхаться? Попытался, но оторваться от связующей нити, выскользнуть из ее власти так и не удавалось. Засада! А что, если?..
   Любая струна имеет как начало, так и конец. И если у тебя нет возможности вернуться в исходную точку, то… можно попробовать захватить другую. Ту самую, куда тебе тянет против твоей воли. Риск? Да, но так появляется хоть какой-то шанс. Все лучше, чем бесплодно дергаться, словно рыба в сети, запутываясь с каждым рывком все сильнее и надежнее.
   Всеми силами пытаюсь приостановить движение, натянуть струну по максимуму. Еще сильнее, еще, еще… И затем отпускаю, даже наоборот, сам ускоряюсь, пулей влетая внутрь бессознательного тела. Посмотрим еще, кто кого тут пинать будет!
   От резкого удара в глазах вновь мутится… Черт, каких тут глазах? Глаз у меня сейчас и не имеется, только внутреннее зрение, как у любого из лишенных тел. Тело, оно сейчас явно не тут, совсем в ином месте находится. Зато у этого, куда я влетел на всех парах, однозначно имеется свой хозяин. Есть он, это я точно чую. Сложно не почувствовать, когда ощущаешь присутствие чужой памяти, чужого языка и множества совершенно незнакомых образов. Один плюс – сознание его сейчас в глубоком сне.
   Сон – малая смерть души. Правильно говорили про это в нескольких мистических трактатах. Ой не зря я старался запоминать полученные там знания, ой не зря! С одной стороны, именно неукротимая тяга к мистике втравила меня в эту заварушку неизвестного рода со смертельным риском. С другой же… именно эти знания дают шанс выбраться если и не совсем, то уж не с фатальным исходом.
   Вперед! Нащупать чужой разум, душу или как там еще называется цельная разумная личность. Нащупать, изолировать и выбросить вовне – вот моя единственная сейчас задача. А вовне… Это лучше и легче всего сделать по той самой струне, что еще не окончательно развеялась.
   Концентрирую всю свою волю, пытаясь представить, визуализировать у себя, сейчас бесплотного духа, подобие рук. Не простых, от них сейчас толку мало, а нечто вроде лезвий, ими ведь так удобно отрезать лишнее. Лишнее сейчас – личность этого беловолосого хозяина тела. Тут вариантов немного: либо он, либо я, либо же безумие двух сознаний в одном теле. Меня, что вполне естественно, устраивает исключительно второй вариант. Только так и никак иначе.
   Поработаем душевным хирургом? Это я к тому, что вроде бы удалось создать подобия лезвий. Ими и будем оперировать, то есть разрывать связь хозяина тела с собственно телом. Взмахиваю клинком и обрушиваю удар этого призрачного оружия туда, где мне почудилась самая крепкая связь.
   Боль… Она была почти непереносима. Но откуда, почему? Если кому и должно быть плохо, то никак не мне. Это же не мое тело! Хотя… Все ясно, теперь оно и мое тоже. Сознание истинного владельца пока спит, я же тут как бы самовстроился непонятным образом. Теперь это и МОЕ тело тоже. Но мне этого мало, я не желаю обитать тут на птичьих правах. Если не видно возможности вернуться в свое тело, в свой мир, то надо с максимальным комфортом устроиться тут. Что же до боли, то это и перетерпеть можно.
   Еще удар, еще… Теперь я бил с осторожностью, примеряясь, рассекая только те участки, что были напрямую связаны с личностью. Память, образы прошлого, черты характера – они оставлялись, только переводились в спящее состояние, на второй план. Неглубоко, так, чтобы я мог в любой момент ими воспользоваться.
   Сквозь приступы боли я то и дело улавливал обрывки памяти этого человека. Нет, не человека, а дроу, как назывался этот народ. Дроу, они же темные эльфы, древняя и загадочная для многих раса, долгие тысячелетия обитающая в Подземье – мире, расположенном ниже уровня земли, в гигантских по протяженности пещерах и переходах. В мире, где никогда не светит солнце. Большой и опасный этот мир был… Он был и не собирался исчезать, я не мог найти в этих осколках памяти никакой зацепки, как именно отсюда выбраться. Зато узнал кое-что о теле, в которое меня занесло. Теле дроу.
   Да, причудливо легли карты, раз меня занесло именно в тело темного эльфа. Меня, человека по прозвищу Змей, которого на ролевках записывали именно в дроу, да я особо и не возражал. Гримаса судьбы? Или… чья-то другая ехидная улыбка? Не знаю. ПОКА не знаю.
   Зато очевидно другое. Подросток… Вот это афронт! Всего-навсего лет тринадцать, не более. Но к чему он участвует в этом ритуале? Это было неизвестно. Или известно, но до сих пор не попалось мне в обрывках образов и впечатлений.
   Жаль тебя, паренек, но не я такой, жизнь такая. Выбор очевиден – я предпочту развеять по ветру твою сущность, но сохраню свою. Ты мне никто, и звать тебя никак. Ты мешаешь одним фактом своего существования, занимая свое… Нет, уже МОЕ тело. Отправляйся на иной план бытия, в свой загробный мир. Пусть твоя душа сама ищет место упокоения.
   Вот она, последняя связь. Оборвать ее, и… останется лишь нужное мне. Рывок, и очередной пароксизм боли чуть было не выжигает уже мою сущность. И что? А все, все! Нет больше мешающего мне соседа по «коммуналке». Его личность вынесло из тела, да не просто так, а куда-то по той самой нити, по которой привело меня. Ф-фу, какое облегчение. Теперь надо начинать осваивать доставшееся мне вместилище. Осторожно, шаг за шагом, чтобы ни при каком раскладе не насторожить иных прочих. Мало ли какие тут бытуют нравы? Я пока еще не успел их изучить. Ну да ничего, успею. Память бывшего обитателя тела в целости и сохранности. Почти. Есть определенные пробелы, так это издержки производства. А если…
   Моя попытка пошевелиться, почувствовать свое новое тело привлекла внимание мага с обожженным лицом. Черт! Как же мне в голову не пришло – все вокруг погружены в сон, а я тут ноги-руки помаленьку осваивать пытаюсь. Ну и лопухнулся! Теперь остается только надеяться на лучшее – противопоставить мне ему нечего, кроме разве что хорошо подвешенного языка. Хорошо хоть язык дроу для меня отныне не является тайной.

   – Кто ты, пришелец извне? – с трудом вылетел вопрос из изуродованного рта. – Кто послал тебя в это тело, какой бог или демон? И где законный владелец?
   Незадача… Сразу почуял подмену. Но вместе с тем заданные беловолосым вопросы, они вроде бы не свидетельствуют о желании по-быстрому меня прирезать. Что ж, будем играть. В ту самую игру, где ставкой является собственная жизнь. Только нервы, нервы надо хоть как-то унять. А то меня уже того и гляди начнет бить отходняк от всего произошедшего. Это я сейчас держусь помаленьку, но откат на носу. Так со мной всегда – в критических ситуациях ноль эмоций, зато потом… Так долбанет по психике, что мало не покажется. Тогда только и спасаюсь, что сном в приятной компании прекрасных девушек да сигаретами хорошими.
   Здесь подобные радости жизни… пока не светят. А стресс снимать надо. Но потом, теперь надо продержаться, да к тому же еще и выиграть. Иначе не будет ни девочек, ни сигарет, вообще ни хрена.
   – Могу ответить, это без проблем, – говорю медленно, пытаясь привыкнуть к незнакомым словам, иной артикуляции. Получается… да неплохо получается. Мысли текут на русском, а потом сами собой переводятся на илитири, язык дроу. – Только прежде откровений хочется знать, что МНЕ от тебя ждать. А если ты демонолог и уничтожать иных существ твое давнее увлечение? Тогда смысла откровенничать нет.
   – А когда есть?
   – Это как карта ляжет, – видя непонимание в глазе дроу, поправляюсь. – От ситуации зависит. Но как я вижу, времени у тебя маловато для разговора.
   – Подробнее.
   – Ну, хозяин положения ты, я тут не возражаю. Только шум вокруг, грохот, зал наглухо запечатан и артефакты повсюду разные… Поневоле мысль напрашивается, что дело тут сложное, серьезное для тебя. И дети эти усыпленные, ритуал над ними явно в спешке делался, вон даже звезда не очень тщательно вычерчена. А ты маг явно опытный, сразу видно. Значит, понимать должен, какие риски. Вот тебе факты, а сделать выводы отсюда какие можно, ты и сам понять должен. Ну так что, прав я?
   – Прав. Времени у меня мало, на слова тратить жаль. Мыслями обойдусь.
   Мыслями? Я даже вякнуть ничего не успел, как обычные чувства отключились, как свет при аварии. Зрение, слух, запахи – исчезло все, я вновь оказался где-то в ином месте. На сей раз я был тут не один. Чуть поодаль из пустоты соткалась фигура того самого мага. Иллюзия, конечно. Оригинал сейчас был… в несколько подпорченном состоянии, а у образа и второй глаз на месте, и лицо не изуродовано.
   – Ты у меня в голове?
   – Не совсем. Низший астральный план. Изолированный. Время тут течет медленнее, успеем поговорить. Да, ты правильно понял, его у меня мало, может, всего несколько минут. А тут ты, нарушивший мой ритуал.
   – Ну, извини, – пожал я не существующими сейчас плечами. – Не моя вина… Сам тут в роли случайной жертвы ритуала, сработавшего, кхм, странно и непонятно. Не было у меня планов попадать сюда, в чужой и не самый приятный, как я понимаю, мир.
   – Жертва неудачного ритуала. Случается.
   – Ну так что, маг, говорить по делу будем? Если да, то я, как личность тут случайная, но осознающая определенные реалии, готов к кое-чему. Например…
   – Готовиться не к чему, – оборвал меня дроу. – Жить мне осталось до того момента, пока штурмующие не убьют оставшихся воинов Дома и не окажутся здесь.
   – Хм, это серьезно. Тут я могу только посочувствовать. И тебе, и себе. Шансы сбежать есть?
   – Нет. Но угрожает смерть лишь мне. Остальные – дети, их не могут уничтожить. Они слишком ценны для Ллос и ее верных слуг. Я объясню. Кратко…
   Объяснение действительно было очень коротким, безымянный маг пробежался лишь по верхам образа жизни своего народа. Совсем по верхам, но и этого хватило мне для осознания серьезности положения. Вляпаться в общество, где незыблемо стоят традиции жесткого матриархата, власти жриц Матери Пауков… Однако.
   С другой стороны, могло быть гораздо хуже. Как-никак смерть не грозит, да и положение мое в этом обществе, невзирая на многие особенности, довольно солидное будет. Аристократия одного из Домов первой двадцатки, что по здешним меркам солидно. А вот куда потом «распределят», тут никто сказать не может. Одно ясно – в Дом примерно того же уровня, может, лишь самую малость ниже.
   Остается непонятным лишь одно, но из серьезного. Иными словами, что надо от меня магу, который без нескольких минут труп? Не просто так он мне все это рассказывает, тут и гадать нечего. Тогда…
   – Теперь ты представляешь, где очутился, гость из другого мира. И вижу, тебе не нравится власть жриц Ллос, пауки тоже несимпатичны.
   – Естественная реакция на паука – раздавить его ногой. Или если они у вас такие большие, то молотом или топором. Жаль только, потом от слизи отчищать придется, – передернулся я. – Гадость! Как вообще кому-то могла прийти в голову идея обожествлять паучью братию.
   – Спроси у Ллос… Она ответит. Долго будет отвечать, тысячелетия боли. Но о ней ты и сам узнаешь. Ты не отсюда, тебе она покажется еще более омерзительной, чем мне. Я вырос под ее властью, многое привычно. Но не все. Потому я и решился на этот ритуал. Такова должна быть моя месть паучьей королеве. А ты?
   – Мне ей мстить пока не за что, – ухмыльнулся я. – Но симпатии к ней ноль. Зато у меня есть небольшой должок… Будет, если ты забудешь о моем тут пребывании. И думаю, я смогу оказаться полезным в твоей мести. Только не сразу.
   – Хорошо, да будет так, – после недолгого раздумья согласился маг. – Обещания, данные тут, на астральном плане, сложно нарушить. Да и нет смысла мешать тебе. Если даже не сможешь ничего, вреда от тебя не будет. Хозяин этого тела жив?
   – Вот уж не уверен. Жизнь штука суровая, поэтому пришлось выбросить конкурента из тела. Выкинул через тот же канал, по которому меня сюда затянуло, так что о судьбе его ничего не знаю.
   Маг облегченно вздохнул. Насколько я понял, его интересовала не столько жизнь или смерть моей нечаянной жертвы, сколько его нынешнее местонахождение. Его или же расставшейся с собственно жизнью души. Так и оказалось.
   – Полегчало… Ллос вообще не сможет найти его дух более пары сотен лет. Потом уже не имеет значения. Теперь ты… Твоему новому телу сейчас всего тринадцать с половиной лет. Мало для настоящего воина и даже для обучения вне Дома. До совершеннолетия, шестнадцати лет, тебе еще долго. А привычка духа к телу займет длительное время.
   – И что ты мне предлагаешь?
   – Помощь, конечно. Пока твоя душа срастается с телом, ты будешь вне времени. А вернешься как раз пораньше совершеннолетия. Полностью будешь контролировать тело, да и память полностью при тебе окажется, без пробелов.
   – Кхм… Не радует меня такое предложение. На пару лет в беспамятство, а за них кто знает, что приключится. Спасибо, вкусно, но кушайте сами, коль отравиться не боитесь. И к тому же, как тогда этот, с позволения сказать, организм без моего разума жить будет и самостоятельно по миру перемешаться?
   – Осторожный… Это правильно. Я рад, что ты на это не согласился. Никогда не доверяй. Никому и ни при каких обстоятельствах. Нож отравленный в спину воткнут и дальше пойдут, через твой труп перешагнув. Хорошо… Есть другой вариант. Ты будешь видеть происходящее вокруг тебя в ускоренном ритме и сможешь выйти наружу почти сразу. Стоит только разбить стену, которую я сооружу. По твоему внутреннему времени это займет всего пару недель, возможно чуть больше. Сразу окунуться в жизнь несовершеннолетнего аристократа Дома дроу будет слишком тяжело, сорвешься еще, тогда все впустую будет.
   – Логично. Но все же… Тело без разума.
   – Ах да, чуть было не забыл, – спохватился маг. – Я говорил тебе, что жрицы Ллос сотрут оставшимся от поверженного Дома детям их память, оставят только общую, не относящуюся к прежней личности. Останется только скелет, на который будет нарастать новая плоть духа. Подсадят что-то наподобие новой личности, ее зачатки. А там… она, по их мнению, должна развиться в полноценную, используя душу как исходный материал.
   – Понял. Берется покалеченная душа, а на нее прививается весь необходимый набор качеств, в итоге получается верный пес Дома. Хм, все логично и верно.
   – Пес? А, ну да, есть такое животное там, на поверхности. Я бы сказал, что получится паук.
   – Мне без разницы, – отмахнулся я от не слишком интересных сейчас сравнений. – Псы, пауки – всех их плохо выношу. Насколько я тебя понял, в случае со мной этот фокус у них не пройдет. Вместо послушного их воле они получат… неприятный сюрприз спустя какое-то время.
   Глаза мага загорелись ярким, очень нехорошим пламенем. Видимо, он предвкушал, как будет из иных миров наблюдать за своей отложенной местью.
   – Да, гость из иного мира, ты верно заметил. Им будет неприятно. Надеюсь, что ты выполнишь данное обещание.
   – Честь… Это то немногое, чем я привык дорожить.
   – Мы, дроу, так бы никогда не сказали, – саркастически ухмыльнулся мой собеседник. – Мой тебе последний совет – не пытайся найти благородство среди нас, детей Ллос. Предательство, обман, жестокость и прагматичность – вот то, что взрастила Паучиха за долгие тысячелетия.
   – Я учту.
   Туманное марево, до сего момента клубившееся вокруг, но не переползавшее незримую черту, начало приближаться, окутывать нас.
   – Время на исходе, мои враги уже близко. Прощай, нечаянное орудие моей мести, незнакомец из другого мира. Вряд ли тебе здесь понравится, но это лучше, чем летать по мирам бесплотным духом. И мой тебе подарок…
   – Какую-нибудь пакость приготовил?
   – Не совсем. Просто память. Ты всегда будешь помнить, как убивали мой Дом. Во всех красках. И чем сильнее будет месть, тем более туманными станут эти… яркие картины. Наслаждайся…
   И маг исчез. Я остался в этом странном промежуточном месте один. Правда, ненадолго. Дроу не обманул. Ни в чем… Я действительно потерял старую жизнь, но приобрел и кое-что новое. Только сначала это «новое» нужно было взять. Разбить вдребезги ту невидимую стену, что отделяла меня от контроля за отныне моим телом. Тем самым, которое принадлежало совсем недавно подростку-аристократу из сгинувшего Дома.
   Коварство дроу… Он действительно ни в чем не обманул меня. Зато умолчал о паре забавных штучек. Я чувствовал, как крепнут мои связи с новым телом, как оно становится послушным, проверенным инструментом, в принципе не способным отказать в критический момент… Однако время сыграло свою обычную шутку, оно двигалось и делало это быстро. Очень быстро. Верно говорят, что бесплотному духу год за день может сойти.
   Стена… Проклятая, невидимая стена! Я бил в нее все сильнее и сильнее, тренируя силу духа и одновременно раскачивая свою временную тюрьму. Чем сильнее, тем больше эманаций просачивалось наружу, заставляя временную псевдоличность марионетки приобретать черты характера, изначально не свойственные.
   Ненавижу! Будь ты проклят, маг! Видения кровавой расправы над его Домом так и стояли у меня перед глазами. Привыкнуть можно ко всему? В какой-то мере это верно, но вот полностью… Только не к магическим фокусам, они обладают каверзной способностью снова и снова задевать чувствительные струны души. Особенно тогда, когда ты и сам в чем-то симпатизируешь убитым. И питаешь искреннюю антипатию к палачам. К Ллос и ее жрицам…
   И выход… Он есть, мне его указали. Только одним способом реально будет извлечь из сердца и духа этот хищный сорняк, не прекращающий меня изводить. Его нельзя отравить, заглушить, не обращать на него внимания. Только пламя мести способно пожрать его, оставить после себя лишь серый пепел.
   Не я это придумал, не я… Зато мной дано обещание, за язык никто не тянул. Пусть честь у дроу не есть важная деталь их сущности, пусть долг перед кем-либо легко сбрасывается в помойную яму. Пусть… Я есть я, и принципы свои растоптать не намерен. К тому же это все, что у меня осталось. Отними честь и гордость, и… порвется последняя нить. А этого я никогда не допущу.
   Как я попал сюда, чьей волей? Кто же ты такая, Фалль, зачем тебе понадобилось подсовывать мне этот фолиант? Зачем, почему? И это я тоже узнаю. Клянусь! Не могу ничего сказать о своей реакции, но я обязан открыть глаза. Открыть, чтобы не чувствовать себя слепой марионеткой. Никогда я не буду чьей-то картой… Я сам могу играть, но играть мной… никогда.
   Очередная вспышка ярости придает новые силы. Удар… Стена рушится, рассыпаясь на мириады осколков. Я свободен! Я… снова в теле. И плевать, что оно не совсем человеческое, обладает белыми волосами, черной кожей и острыми клыками темного эльфа. Оно МОЕ! И отнять у меня его будет непросто. В этом клянусь всеми богами и демонами Бездны.

Интерлюдия
Преддверие Хаоса

   – Что же, кандидат был тобою выбран. И способ переноса был выбран необычный. Как пришло в голову?
   – Вы сами сказали, командор, обратить внимание на увлекающегося оккультизмом ролевика, – Фалль чуток задумалась, инстинктивно попытавшись поймать пролетающую мимо серебристую звездочку, но та вильнула, уворачиваясь от руки женщины. – Нашла я его быстро, но пришлось подождать, пока в мире Подземья возникнет подходящая ситуация для переноса. Ведь в царство дроу не попасть чужаку. Прямая дорога – на алтарь во славу Ллос.
   – И поэтому ты решила перенести его в тело уже существующего темного эльфа.
   – Да. Оставалось только выбрать более соответствующий вариант. И я его нашла – маг-отступник из поверженного Дома захотел отомстить Паучихе за все невзгоды и пролитую кровь его близких. Изящно отомстить, из могилы. Ну а ваше вмешательство всего лишь усилило сделанное им, помогло сделать одно из орудий его мести стократ более опасным.
   Артас улыбался и размышлял, смотря в бездонный колодец. Хаос, из которого он черпал силу, окутывал душу божества уверенностью, спокойствием, давал ощущение покоя и одновременно желания снова и снова действовать в самых сложных ситуациях. Эта же… была более предсказуемой, но обладала и своей прелестью. И этот его новый помощник. Да, он пока не знает об этом, но все у него впереди. Их встреча столь же неизбежна, как ночь, что приходит на смену дню.
   Помощники с Земли, этого необычного мира, несмотря на всю свою внешнюю серость, примитивность, отсутствие магии как таковой, оказывались незаменимы. Что-то привлекло туда его соперника по Игре. Тянуло и его. Не зря он с такой охотой ухватился за легчайшие намеки Шута. А ведь тому всего лишь хотелось позабавиться. Или же? Нет, с эксцентричным гаером просто никогда не было. Наверняка он и сам понял всю важность этих людей. Понял или всего лишь почувствовал, что тоже интересно.
   Тайна… Порождение Хаоса обожало тайны и загадки, они придавали остроту жизни бессмертных, давали ощутить щекочущий ноздри аромат интриги, от них порой веяло риском и азартом. А вот Фалль, ей только предстоит ощутить это, прикоснуться к столь интригующей загадке.
   – Запомни, Фалль, теперь этот человек – твой подопечный. Следи за ним. Мягко, ненавязчиво, но непременно и без вариантов. Вмешиваться разрешаю лишь в случае, когда риск для жизни окажется выше всякой нормы. Ты не нянька, а всего лишь «демон-хранитель», вмешивающийся лишь на грани смерти и жизни.
   – Я поняла, но к чему?..
   – …такие хлопоты ради простого человека из замызганного мирка Веера? – закончил не доведенную до логического конца фразу Артас. – Пока я могу только догадываться. Зато Шут, с ним все сложнее. Кажется, он начинает кое-что понимать, только пока не готов поделиться своими знаниями. Ничего, я не тороплю, столь серьезные теории должны дозреть, оформиться в его разуме. Ты же в курсе всех наших дел?
   – Да, командор.
   – Следовательно, знакомы и другие наши помощники. Возьмем тех же Лича и Тень. Один уже сделал свою работу, другой… почти. Первого я, по сути, выбрал сам, пытаясь понять, что мой соперник нашел в подобных людях. Были с ним определенные… проблемы, ну да и я кое в чем ошибся. Сам виноват. Зато со вторым никаких конфликтов не предвидится. Даже мы, боги, учимся на собственных ошибках.
   Фалль слушала Артаса, не пропуская ни слова и пытаясь понять, к чему тот ведет. Получалось пока не слишком, однако девушка не теряла надежды понять. Не самостоятельно, так с помощью своего патрона. Уж в чем ином, а в преданности ему она не знала границ. Это странным образом сочеталось с коварством и желчью, с которыми она относилась практически ко всему остальному миру.
   – Шут сумел мягко, ненавязчиво вести своего протеже. Не контролировать, но вместе с тем направлять, остерегая от некоторых особенно рискованных авантюр. Этот Тень имеет хорошие перспективы. Потом…
   – Вы собираетесь использовать их и дальше?
   – Использует пусть мой соперник. Я же предпочту поделиться кое-чем. Дать часть, чтобы впоследствии получить неизмеримо большее. Подумай об этом на досуге. А сейчас мне надо поработать. Увидимся в скором времени. Хотя какое тут может быть «время».
   Видя, что Артаса потянуло на философские размышления, Фалль и вправду предпочла откланяться. К тому же и дел хватало. Пока еще не с этим новообразовавшимся «дроу». Но и там предварительную работу провести не помешало бы. Время и впрямь штука неоднозначная во множестве миров Веера. В Подземье же оно летит очень быстро. Вот и те несколько лет пройдут совсем незамеченными.
   Глядя на то, как верная помощница исчезает в сотворенном портале, Артас лишь слегка улыбнулся. Шут и Фалль. Разные они были, хотя и выделить кого-то было бы неверным шагом. Помощники для разных ситуаций – циничный Шут с его пристрастием к черному юмору и жестким розыгрышам и коварная, сверх меры ядовитая Фалль, эта роковая красотка, разбивающая сердца и души.
   Ничего… Почесывая за ухом мерно урчащую во сне скорпикору, бог задумался об «использовании» помощников своим соперником. Игрок в последнее время что-то сильно занервничал. И появились у него странные повадки. Для Артаса тут открывались определенные перспективы.

Глава 2

   Мало у кого жизнь делится на два этапа «до» и «после» с такой определенностью и в то же время туманностью. Вот только радоваться своей уникальности что-то нет ни малейшего желания. Еще совсем недавно ты был человеком, а теперь… дроу, темный эльф.
   Случайный ритуал оккультиста-самоучки из мира, где от магии только затертые следы остались… Вот и причина моего сюда попадания. Сам виноват, спору нет. Но жить-то все равно надо. И жить не абы как, а так, чтобы кто-то наверху офигел и сказал: «Повтори!» Амбициозная цель, спору нет, но ведь никто меня за язык не тянул… Тогда еще, в родном мире, где я жаловался на то, что прошли времена крови и стали, магии и клинка. Судьба – ехидная индейка, раз решила столь изощренно подшутить. Дескать, говорил, хвалился? Вот и покажи свои амбиции на деле. Все верно, все правильно. Ныть и предъявлять претензии некому. Да и незачем… Молиться и выпрашивать у богов милости – противно, себя уважать не будешь. Никогда и ничего не просите, в особенности у тех, кто неизмеримо сильнее и могущественнее тебя! Умное изречение, его я запомнил раз и навсегда.
   И все равно тяжко мне. И особенно, если учитывать вживленные умершим магом воспоминания о гибели его Дома. Теперь я при всем желании не могу воспринимать это как нечто постороннее.
   Не могу, и все! Особенно если тот Дом был вырезан почти под корень, а немногие оставшиеся его представители раскиданы по другим Домам Кенигсгранна в совершенно хаотическом порядке. Да и остались по сути одни дети, не представляющие никакой серьезной угрозы. Детям легко скорректировать память, почти полностью вычистить воспоминания о начальном этапе жизни, подменить чувство кровного родства сгинувшему Дому и взамен поставить преданность другому. Тому, который принял под свою руку лишенных родственных связей.
   В Подземье подобное в порядке вещей… Народ дроу, отныне и на неизвестное время и мой народ, разбит на многочисленные Дома, готовые в любой момент сцепиться в смертельной схватке. Война всех против всех, прерываемая лишь при возможности перегрызть горло кому-то постороннему. Только во время официально объявленных военных кампаний запрещены любые склоки между отдельными Домами. Ослушавшимся грозят смерть и забвение, вкупе с неминуемым проклятьем Ллос – богини-паучихи, опутавшей ядовитыми нитями всех и каждого в пределах досягаемости. Можно ли вырваться из этой липкой, затягивающей сети? Есть ли какой-то шанс избавиться от многого из того, что не дает вздохнуть полной грудью? Я не прекраснодушный романтик, не оптимист – дроу с такими повадками не проживет и месяца на улицах подземных городов. Кинжал в спину, яд в кубке вина, смертельные чары, возникнувшие, казалось бы, на пустом месте – это будни здешней жизни. Выживание, стремление к власти, страх перед Ллос и ее жрицами… Таковы основы дроу из всех без исключения Домов. Вот только мне кое-что из сего коротенького списка не по нраву.
   Я… А кто я теперь? Свое настоящее имя, равно как и прозвище, пришлось временно спрятать, укрыть в глубинах памяти и стараться пореже доставать оттуда. Имя того паренька, которого пришлось устранить из моего нынешнего тела… Хм, я эту информацию так выяснить и не удосужился. Да и вряд ли бы мне сказал его тот маг с обезображенным лицом. Слишком он опасался провала, что его предсмертная месть будет раскрыта. Так что оставалось лишь использовать имя, данное мне новым Домом.
   Теперь я Кайр из Дома Митгар. Мощный Дом, из тех, с кем принято считаться во избежание больших неприятностей. Ведь смерть – большая неприятность, не так ли? А уж получить арбалетный болт или смертельное заклятие от воинов и магов Дома… легко. Стоит только самой Матроне или кому-то из ее приближенных даже не отдать прямой приказ, а всего лишь намекнуть.
   Страх… Вот то, что лежит в основе власти любой Матроны. Страх и жажда власти, желание продвинуться хоть немного вперед по сложной иерархической лестнице внутри Дома. Я же… почти не умею бояться. Разучился. Моя ли в том заслуга? Сомневаюсь. Скорее это просто небольшой дар судьбы за все случившееся. Или нет, снова не совсем то. За это мне стоит поблагодарить моего мертвого знакомца. Его прощальный подарок, как оказалось, настолько притупил и так не сильно развитое чувство страха, что от него осталась лишь способность ощущать опасность, тень угрозы. Не более, но и не менее того. Хреновый подарочек, конечно, но с дохлого мага хоть такое наследство. И я знаю, что должен, обязан им воспользоваться.
   Главная же тайна – моя истинная личность. Стоит Матроне Гинере или кому-либо из жриц Верховного Дома узнать о моей настоящей памяти, о том, что скрывается под маской обычного «трофейного» подростка-аристократа из сгинувшего Дома… Ничего хорошего ждать не придется. Наиболее вероятный прогноз – уничтожат, точнее, принесут в жертву этой их богине-паучихе. Жрицы просто обожают показать свою власть над всеми остальными, а особенно над воинами Дома и даже над аристократами. Их власть – это власть Ллос, ее самая надежная и практически нерушимая опора среди дроу.
   И еще. Я ненавижу сны! А они появляются всегда, стоит лишь закрыть глаза и попытаться отдохнуть. А ничего не выходит! Мне постоянно снится один и тот же сон – длинный, во всех красках, настоящее окно в минувшую реальность. Сон, основанный на куске жизни, на том, с момента которого прошло уже более двух лет.
   Реальность-сон постоянно напоминает о крушении того Дома. И я мечтаю о том времени, когда этот сон перестанет мне сниться, уйдет и более не вернется. Что нужно сделать для этого? Отомстить… Кому? Всем, кто причастен к той резне – прямо и даже косвенно. Всем тем, кто чистил память этого тела, кто тщательно лепил из, как им казалось, послушного материала аристократа Дома Митгар, преданного и благодарного за усыновление Домом. Ненависть и месть – все, что осталось у меня. Ненависть, месть, да еще ночные кошмары. Хороший набор, постоянно сопутствующий по жизни, не так ли?
***
   Проклятый сон! И еще стоит порадоваться, что я не успел досмотреть самое «интересное» – уничтожение последних защитников безымянного Дома. Не увидел ученика мага, вскрывающего вены на руках, чтобы в последней попытке защитить собратьев, хлестнуть штурмовиков потоком кипящей крови. Жрицу-отступницу, превратившую свое полуизрубленное тело в кислотную мину, взорвавшуюся через минуту после смерти, уничтожившую больше половины оставшихся на ногах врагов и двух воинов ее Дома, которых все же сумели взять живыми. Своего старого знакомца – мага, усилившего охраняющее память детей заклятие, перерезав себе горло ритуальным кинжалом… И, главное, я не увижу торжествующие рожи жриц Ллос с их змееголовыми плетями. Хотя бы во сне я их не увижу.
   Зато увижу наяву… В Доме Митгар, помимо собственно Матроны Шенир, сей пакости аж четыре штуки. Шенир оказалась ну очень плодовита для дроу – четыре дочери и трое родных сыновей. Плюс я, приемный из неизвестного мне Дома. Думаю, что и сама Шенир не представляет этого, ей оно вовсе безразлично. Есть еще один принц, очередное орудие самой Матроны и ее дочурок – вот и чудненько, большего и не требуется.
   Шестнадцать лет… Почти шестнадцать, как раз сегодня и исполняется – время совершеннолетия, официального признания моей персоны пятым принцем Дома Митгар. День, который вызвал бы искреннюю радость у большинства дроу, но у меня были совсем иные эмоции. Я ждал этого дня, мне нужно было выдержать период до совершеннолетия, но чувствовать какую-либо признательность к Дому Митгар и Матроне Шенир – я еще не обезумел, чтобы чувствовать к ним что-то, кроме глубокого отвращения. И желания рано или поздно медленно, со всем удовольствием разрезать их на мелкие кусочки зазубренным клинком.
   По собственным внутренним часам я находился в этом мире недолго – недели три независимого времени внутри устроенного покойным магом «кокона» и еще пару недель уже в естественном состоянии. Только вот те три недели на самом деле оказались более чем двумя годами. Забавно? Да не очень. Обычные парадоксы магии, которыми здесь можно объяснить многие из существующих странностей.
   Прав был маг повергнутого Дома, когда говорил, что без предварительной стадии я тут или не приживусь совсем или врастание в жизнь дроу будет слишком мучительным. Я вряд ли выдержал бы помыкания со стороны Матроны и ее дочерей, всех этих холеных сучек. Наверняка перерезал бы одной из них глотку и пустился в бега. Шансы на то имелись солидные, но толку от такого исхода… маловато для задумавшего месть. К счастью, по достижению совершеннолетия домашнее «воспитание» юной аристократии заканчивалось, и начиналось иное. Там было… для кого-то гораздо хуже, но для меня уж точно более приемлемо. Обучение магии, воинским ухваткам и прочим необходимым для дроу вещам на профессиональном уровне.
   Да и те пара недель, которые я провел, уже полностью контролируя свое новое тело, они были как бы промежуточными. Практически исчез интерес к воспитанию, меня готовились на длительное время спихнуть в иные места. И на том спасибо.
   Пора вставать… Бросив взгляд на песочные часы, я увидел, что время приближается к восьми утра. Утро! В Подземье времена суток отнюдь не такие, как на поверхности, они отличаются лишь интенсивностью мягкого, не раздражающего глаз сияния кристаллов на потолках пещер. Они каким-то образом связаны с поверхностью, отражают свет солнца, проводя его внутрь. Впрочем, мы, дроу, не нуждаемся и в нем, будучи способными видеть тепло и чувствовать неживые преграды на расстоянии. Уникальность? Вовсе нет. Почти все народы Подземья приспособлены к здешним условиям – кто-то больше, кто-то чуть меньше.
   Легкое мысленное усилие – и осветительный шар вспыхивает, неярким светом разгоняя мрак в моей комнате. Сразу становится малость комфортнее. Именно малость, потому как даже аристократию, особенно мужчин, до наступления совершеннолетия баловать не склонны совсем.
   Магия. Она у дроу в крови, особенно у аристократии Домов. Уж несколько штучек вроде левитации и азов магии Тьмы всегда получаются на автоматическом уровне. Ну и разные бытовые мелочи опять же. Такие, как управление теми же осветительными кристаллами, зачарованными замками и прочей дребеденью.
   Да, кровь… В моих жилах сейчас текла кровь благородного до бес знает какого колена дроу. Значит, и все ее преимущества также имелись, что сильно радовало, если быть честным. Теперь к врожденным способностям темного эльфа неплохо будет прибавить знания теории, полученные уже мной в том, родном мире. Посмотрим, чего они стоят, знания, полученные в иной реальности и толком не проверенные на подлинность. Ничего, еще проверим!
   Встаю… Одеться, привести в порядок длинную гриву волос, обязательную по моему положению, и, конечно, пояс с кинжалом дозволенного размера. Теперь вперед, в зал церемоний, где в самом скором времени должны появиться Матрона, жрицы, а также прочие мои так называемые родственники.
   Мало народу с утра в замке. Часть дроу спят, другие уже заняты на тех или иных работах. Маги могут и сутки напролет сидеть в библиотеках или лабораториях, изучая свитки, гримуары, древние рецепты алхимических зелий. Жрицы… Те вообще готовы по малейшему знаку посланцев своей богини сменить день на ночь и наоборот. Воины же могут как тренироваться в учебных поединках, так и рыскать по городу в поисках новой информации или по заданиям Матроны, о коих она мало кому сообщает.
   Вот слуг из народца гоблинов шляется много, все чем-то заняты, но под ноги стремятся не попадаться. Еще бы, ведь добротный пинок – самое меньшее, что они могут получить, оказавшись на пути у раздраженного дроу. Неудивительно, потому как умственные способности гоблинов чуть выше, чем у диковинного зверя обезьяны, доставляемого иногда торговцами с поверхности на потеху некоторым Матронам. Но для работы слугами раса гоблинов вполне пригодна. Да и куда им отсюда деться, если честно… Некуда. Подземье – не самый спокойный участок мира, тут все готовы сожрать всех, иногда в самом прямом смысле.
   Встречаются и кобольды с минотаврами, но значительно реже. Эти несколько иного склада, среди них попадаются неплохие воины, да и маги встречаются. К счастью, не такие, как у дроу. У нас… Боевая составляющая заклятий слаба, тут в иную стороны сильный перекос. Для мирной жизни оно, возможно, и неплохо, но где ж вы в Подземье такую диковинку увидите? То-то! Мир у нас – лишь случайная пауза между нескончаемыми войнами всех против всех.
   Хитросплетения коридоров то сплетались в узел, то вновь становились относительно понятными даже для постороннего. Обычная практика в наших замках – атакующие поневоле снизят темп, воспользуются поисковыми чарами, теряя драгоценное время, давая время защитникам собраться с силами. Ориентироваться в запутанной паутине внутри замка может лишь член Дома, тот, кто много лет провел здесь, поневоле изучив каждый закоулок тайного лабиринта. Тот же зал церемоний, коему место по всем раскладам в центре замка, на самом деле находится в северо-восточном пределе. Обмани всех и победишь… Порой мне кажется, что этот девиз могут взять за основу все без исключения Дома дроу. Действительно, в мастерстве обмана и интриги нам нет равных, даже торговцы из народа дварфов нервно переминаются в сторонке, наблюдая за кознями Домов. Эх, эти бы таланты да в нужное русло, против внешних соперников, а не мнимых внутренних врагов. Иллитидов, например, придавить, этих поганых пожирателей разума. Сотворили же боги такое извращение! Сотворили… Вот и живет эта пакость, серьезно отравляя жизнь всем без исключения народам Подземья.
   А вот и зал церемоний… Осталось только открыть двери и войти. Все как положено: стража из двух воинов Дома у входа, внутри главный маг Дома, Мастер Клинка и Матрона со всем своим выводком. Ах да, ее очередного официального партнера-любовника забыл упомянуть. Но они ведь так непредсказуемо меняются и набрать сколько-либо существенный авторитет не успевают в принципе. Да и какой, скажите мне, авторитет у приставки к фаллосу? Живой вибратор для утехи скучающей дамочки.
   Таких и в моем родном мире хватает, только там они пытаются из себя что-то корчить, выдавая за черт знает кого. Тут же все гораздо более прямолинейно. Это, кстати, лично меня радует. Сложно тому, кто никто и звать никак, вылезти в авторитетные личности по причине… хм, больших достоинств нижней анатомии.
   – Кайр из Дома Митгар, – гаркнул воин, повернувший открывающий дверь рычаг, оглашая мое присутствие.
   Хотелось сказать что-либо соответствующее моему восприятию момента, но это было бы неразумно. Рано, просто рано еще мне показывать даже не истинную суть, но даже ее мимолетный отблеск. Лишь рука сильнее стиснула рукоять кинжала, на лице же не отразилось ничего. Вообще ничего, потому как искусству полностью скрывать мысли и эмоции я учился беспрерывно, со всем старанием, ничуть не халтуря. Лицемерие и умение скрывать истинные мысли и эмоции здесь – основа для выживания. Одна из основ. Получалось хорошо, если никто так и не заподозрил моего отношения ко всем ним.
   Иду к трону главы Дома, не поднимая глаз выше положенного уровня, ибо до официального совершеннолетия я, как и простые дроу, лишен возможности смотреть в глаза женщин-аристократок без их прямого приказа. С ехидной, но скрытой ухмылкой вспоминаю так называемый «урок послушания», которому подвергают всех принцев Дома. Не только Дома Митгар, любого…
   Суки дивные, чтоб им дикобраза против шкуры рожать. Ежедневно! Самое поганое было в том, что последняя такая пакость проводилась аккурат неделю назад. Уже без прежнего энтузиазма, просто так, вдогонку прежним. Дескать, пусть юнец напоследок прочувствует всю «любовь» родственничков.
   Своеобразная процедура, если можно так выразиться. Сначала предлагают посмотреть в глаза Матроне, а потом одна из Жриц хлещет тебя своей любимой змееглавой плетью. И при этом приговаривает, что ничтожное создание не должно и помыслить о том, чтобы ставить себя вровень с жрицами Ллос, и тем более с Матроной, даже в отдаленных мечтах. Ломка психики в определенном направлении – вот что это такое. На уровне рефлексов вколачивают почтение и страх. Забавно… Для меня, не для многих других, кто попал под этот мощный пресс. Я-то попал всего под один сеанс «кнутотерапии», да к тому же в шкуре подростка сидело совсем другое, полностью сформировавшееся существо. То самое, которое испытывало к жрицам Ллос исключительно неприязнь. А после сего события сильная неприязнь окончательно трансформировалась в ненависть.
   Никто… Никто и никогда не сможет исполосовать мою шкуру и остаться безнаказанным. Эти выкидыши шелудивой дворняги заимели сейчас врага такого, какой не остановится ни перед чем, лишь бы только расквитаться. Ну что, мертвый маг, ты добился своего! Твои враги становятся и моими. Серьезно становятся, не на основании посторонних фраз и рассказов. Спина заживает быстро, это не вопрос. Но невидимые рубцы будут питать огонь ненависти.
   А ненависть, она помогает стать хитрым, изворотливым, умеющим сначала ждать и лишь потом насладиться сладостным вкусом свершающейся мести.
   Единственное, что им удалось добиться в тот раз, кроме парочки шрамов на моей шкуре, так это нелюбви смотреть в лицо при разговоре. Страх отсутствовал, просто приходилось постоянно контролировать выражение глаз, откуда ежесекундно норовила показаться истинная сущность, стремящаяся сожрать и растерзать почти каждого, с кем приходилось сталкиваться. Сложно изменить огонь ненависти и ярости в глазах на восторженность или почтение, вот и приходилось довольствоваться полным отсутствием эмоций. Пустота, бесстрастность, холод ледяных камней… Это наилучшее, что я мог из себя выжать.
***
   Родственнички! Стадо голодных стервятников, мечтающих впиться в горло друг другу при первой же слабине. Останавливает их до поры до времени лишь боязнь чрезмерно ослабить Дом да еще страх перед Матроной.
   Вот и она, кстати. Шенир, Матрона, чтоб ее ящеры-падальщики живую сожрали вместе со всеми регалиями и символом Дома, что висит на шее, подчеркивая полное отсутствие бюста. Паук, пожирающий эльфа, – герб нашего Дома. Амулет-символ, к тому же является каналом, связывающим Матрону и саму Ллос в том случае, если богине за каким-то демоном понадобится быстро и без проволочек передать Шенир свою волю. В обратную сторону процесс работает не столь эффективно. Матрона может воззвать к своей богине-паучихе, и амулет поможет в этом. Только откликнется не сама Ллос, а в лучшем случае одна из ее теневых аватар, а то и вовсе кто-то из духов на побегушках. Дело житейское, все привыкли.
   Хуже всего для любой Матроны, когда ответа нет вообще. Это значит, что Ллос отвернулась от своей дочери, причем ее недовольство достигло крайней степени. Вот так и рушатся Дома по велению богини. Стоит кому-либо из конкуренток прознать о немилости Паучихи, как вероятность набега на уничтожение возрастает в разы.
   Рядом, за спинкой трона, представляя собой забавное сочетание напыщенности и трусости, наличествовал нынешний любовник Шенир по имени Ренк. Полученный от Матроны другого Дома в обмен на какую-то услугу, он прилепился к постели Шенир весьма крепко и пребывал там последние лет пятнадцать. Для дроу, с продолжительностью жизни где-то до тысячи с лишним лет, это был не дюже великий срок, но Ренк питал самые радужные иллюзии насчет своей дальнейшей судьбы. Звучный титул принца-консорта выбивал из подобной головы даже те зачатки мозгов, что там могли присутствовать. Невелика ведь честь, строго говоря. Должность, а иначе и не скажешь, сугубо номинальная, представительская.
   Представитель, так сказать, по совместительству племенной производитель. Матроны помешаны на внешне безупречных мужчинах. Считают, что именно от них будет наиболее здоровое и развитое потомство. Иногда расчеты оправдываются, иногда не очень, по моему личному мнению. Ну да это дело особое, лично мне не сильно нужное.
   Главный маг Дома, Тенир Митгар. Очень, очень хороший специалист в своем деле. Специализируется на боевой магии, неравнодушен и к производству амулетов. Именно благодаря его знаниям Дому удалось провернуть несколько интриг и тщательно продуманных набегов. Опасен, холоден, как змей, расчетлив и к тому же одержим параноидальной подозрительностью к своим ученикам. Никогда и ни за что он не будет их учить до тех пределов, что вплотную подойдут к его собственным умениям. Именно поэтому его и погнали пыльными вениками из преподавателей Магика – той части Академии, где аристократов обучают магическим знаниям.
   Как я слышал, Матрона Шенир была в ярости, лишившись такой немаловажной доли влияния в Кенигсгранне. Ее злобу и готовность обрушить ее на Тенира смягчило лишь клятвенное обещание мага протолкнуть на то же место своего младшего брата, Лиара. Вот уж тут он из кожи вон вылез, но протолкнул. Говорят, что в Магике до сих пор недоуменно плечами пожимают, не в силах понять, как в столь короткие сроки пройдохе Тениру Митгару удалось провернуть многоходовую комбинацию. Талант, однако.
   В любом случае, Лиар благополучно приземлился в преподавательское кресло Магика и сидит там уже лет сорок. Его я вообще видел не столь часто, в замке он появляется лишь по требованию Матроны. По ОЧЕНЬ настоятельному требованию.
   Ну и последний из сыновей Шенир, Зирт. Талантами особыми не отмечен, зато скользок, как рыбий малек в подземных ручьях. Проще говоря, без мыла в любую жопу влезет. Постоянно улыбается, изображая желание услужить всем и каждому, кто выше его по положению или хотя бы равен. Выискивает способы влезть в относительное доверие, чтобы потом нанести предательский удар в самое уязвимое место. Только минимальная склонность дроу к доверию кому бы то ни было уберегла многих от его повышенного даже для темного эльфа вероломства и коварства.
   Зато сама Шенир ценит его особенность, в какой-то мере талант. Зирт – это отравитель. В составлении новых ядов ровным счетом ничего не смыслит, зато применение уже существующих, равно как и защита от них, отточено до высочайшего уровня. Говорят, что он может отравить любого, просто пройдясь с ним рядом. А есть яды, от которых может спастись лишь опытный маг или верховная жрица Ллос. Порой мне приходит в голову мысль: «Не боится ли и сама Шенир получить от любящего сыночка какой-либо особенно изощренный яд?» Он может, какие-либо привязанности сему отравителю не свойственны. Наверняка останавливает лишь страх, что яд не подействует достаточно быстро, да еще кое-что.
   «Кое-что» в данном случае – его дорогие сестрички в количестве четырех штук, то есть особей. Миала, Риана, Келис и Хекса… Все они разные, но вместе с тем схожие. Террариум чешуйчатых и шипящих гадин в одном зале. Такое зрелище было бы интригующим, не будь оно столь опасным. Хотя, не все тут так просто, как могло показаться с первого взгляда.
   Миала – старшая дочь, верховная жрица, одержимая служением Ллос и более ничем не интересующаяся. Сказать о ней что-то большее у меня даже фантазии не хватит. Всю себя отдает своей богине и надеется приблизиться к ней еще больше. Шенир ничуть не опасается притязаний на трон со стороны этой своей дочурки до тех пор, пока не пошатнется благоволение Паучьей Королевы к Дому Митгар. Но вот если такое случится… Миала тогда без тени сомнений сковырнет мамашу с престола, желая сделать этим приятное богине. Сама, кстати, не испытывая никаких желаний водрузить задницу на тронное место.
   Совсем в ином виде предстает Риана, вторая по старшинству дочурка Матроны. Ее кумир – власть, самое страстное желание – сесть на трон. Хронический зуд в области задницы, настоятельно требующий скорейшего приложения целительного средства. Я бы, конечно, предложил искусственный фаллос, да потолще, да скипидаром обильно смазанный. Ну, за неимением оного, можно и молотый черный перец использовать, благо его на кухне Дома в достатке. Жаль, что мой черный юмор будет оценен несколько несоответствующим образом. Не-ет, Риане требуется приложение особого успокаивающего пластыря под названием трон. Вот как только он приклеится к ее вполне симпатичной попке, так она и успокоится. Ну а пока… моя как бы сестричка исходит ядовитой злобой на всех и вся.
   Любит мужчин, но одновременно стремится растоптать очередного своего избранника. Как только добивается малейшей привязанности, так сразу и переменяется в полную противоположность… Но больше всего ненавидит тех, кто преграждает ей пусть на вершину. Тайно мечтает о большей власти, ради этого готова свернуть горы. Матрона Шенир знает про эту особенность дочурки, вот и использует в своих целях. Нет более ревностной исполнительницы планов по ослаблению и тем более уничтожению других Домов, если Дома эти стоят на пути Митгар к увеличению влияния в Кенигсгранне.
   Младшенькое чудовище, то есть Хекса. Миленькое личико, хрупкая фигурка, откровенные на грани возможного наряды… Загадка, завернутая в тайну, потому как никто не знает, что именно она пожелает в следующий момент. Потрясающие перепады настроения от благодушия до ярости. То готова мчаться по любому поручению Матроны, то сидит целыми днями, смотря в стену или бессмысленно играясь с одним из своих ожерелий. Самый надежный способ пробудить ее к бурной деятельности – поручить поучаствовать в очередной атаке. Безразлично на кого – Дом дроу, глубинных гномов, идущий в соседний город караван дварфов или же устроить набег на поверхность. Вот тогда глаза загораются ярким огнем, Хекса готова к новым свершениям.
   Ну и напоследок третья дочь Матроны, Келис. Это особенное создание по всем параметрам. Жрица в Арак-Тинилите. Это, знаете ли, тот участок Академии, где готовят жриц Ллос. Попасть туда на постоянное пребывание сложно, почетно… и очень выгодно для Дома. Матрона Шенир готова постоянно ставить свою дочь в пример остальному потомству и уж тем более всем остальным, из иных Домов. Сама же Келис, насколько мне удалось заметить, нынче не в особом восторге от занимаемой должности. Внешне все гладко и ровно, но стоит ей малость расслабиться… как сразу же на ее словно вырубленное из черного оникса лицо набегает смутная тень, природу которой мне никак не удается понять. Сложно делать выводы из всего лишь нескольких мимолетных взглядов. Да и это мне удалось увидеть по простой и банальной причине – жрице Арак-Тинилита и в голову не пришло обращать сколько-либо серьезное внимание на еще не достигшего совершеннолетия приемного сына Дома Митгар.
   Не похожа она на остальных сестер… Чем? Ох, даже и не знаю пока, зато узнать хочется. Чувствую, в относительно ближайшее время мне такая возможность представится. Пока же… Матрона долбаная пошевелилась на своем троне, сочтя, что я уже достаточно приблизился к ней для начала церемонии.

Интерлюдия
Преддверие Хаоса

   У колодца на сей раз было тихо, мирно, даже внешний вид казался олицетворением покоя. Стены трансформировались в резные панели красного дерева, под потолком появилось подобие заходящего светила, что в последнем усилии бросает на мир тусклые, багровые лучи. И сам хозяин этого места сидел в плетеном кресле с чашкой чая в руке, смотря вдаль… Но внимание могло быть в мгновение ока переведено и в другом направлении. Например, на возникшую поблизости Фалль.
   – Иди сюда, огненная леди. Присаживайся, чувствуй себя как дома, – произнес Артас. – Да это и есть дом, ведь и ты, и Шут всегда возвращаетесь именно сюда. Остальное слишком непрочно, подвержено распаду, тлену.
   – Это говорите вы, командор, плоть от плоти Хаоса, его овеществленная душа?
   – Именно я. Неужели это тебя удивляет? – Бог хитро взглянул на Фалль, от изумления чуть было не севшую мимо кресла. – Веер слишком скучен, стабилен. Он похож на болото, в которое так и тянет бросить увесистый булыжник, распугать сонно квакающих лягушек всех мастей и видов. Пусть посуетятся, побегают, заодно и местные божки порастрясут жирок. Может, кто и слетит со своих высоких магических тронов, ну да оно и к лучшему. Их места смогут занять другие – молодые, с неокостеневшими от безделья мозгами. Останутся только те, кто еще не стал прижизненным памятником самому себе.
   Мирный облик места разительным контрастом показывал суть Артаса, его неукротимое стремление к яркой, на грани фола партии с другим Игроком. И так же быстро эта грань его личности снова скрылась, уступив место радушному хозяину.
   – Посидим, отдохнем… Ты что-то новенькое расскажешь о своем подопечном. Как я понял, время его «полусна», заточения внутри чужой оболочки, прошло.
   – Прошло, – эхом откликнулась девушка. – Теперь он осваивается в своем новом теле. И меня даже поражает та ненависть, которую он испытывает к Ллос и всем, кто искренне ею восхищается. Это уже не данная тому магу клятва, а его собственные убеждения. Кажется, я его недооценила там, в его родном мире.
   – Давай, продолжай. Если я правильно оценил своего подопечного, он очень чувствителен к малейшему оскорблению, порывист, но никогда не выдаст свои искренние эмоции. До поры, пока это не станет наиболее эффективно. Я хочу знать, что послужило толчком, переходом от данного обещания к собственным убеждениям?
   – Ритуальное наказание кнутом, которое у дроу стало рутиной, естественной и неотъемлемой деталью «воспитания» подростков-мужчин.
   Атрас расхохотался, одновременно подливая себе в чашку кипятку и придвигая к Фалль вазочку с засахаренными орехами, до которых та была большой охотницей.
   – Угощайся, специально для тебя организовано. А этот твой Змей, он же теперь еще и Кайр, вполне обоснованно взъярился. Поздравляю!
   – С чем?
   – С удачным выбором. Если твой избранник столь жестко и адекватно реагирует на попытку принизить собственное достоинство, то перекупить, переманить на иную сторону его никогда не смогут.
   – Но он вне наших планов, – возразила Фалль, протягивая руку за очередным орешком. – Вообще не знает о нашем существовании, и не факт, что будет испытывать положительные эмоции к вам, командор, а тем более ко мне. Ведь именно я дала ему ту самую книгу, которая послужила «маячком», по которому вы перетянули его в другой мир.
   – Логичная мысль, естественное опасение, вот только в корне ошибочное. Он же авантюрист, сорвиголова, которому было тесно в своем мире. Не было там простора для его деятельности, да и увлечение холодным оружием и оккультизмом не находило никакого применения. Все «ролевки» – суррогат, неполноценная замена тому, что мы ему дали. И еще дадим, как только состоится личная встреча.
   Рядом с сервированным столиком появилась любопытная мордашка Скорпи. Кошка внимательно изучила разнообразные закуски, не нашла там ничего интересного для себя и, возмущенно фыркнув, удалилась, помахивая хвостом.
   – Красивая, – в очередной раз восхитилась девушка, после чего спросила: – А что вы собираетесь ему дать, командор? И когда состоится эта встреча?
   – Я не люблю давать в подарок вещи. Предпочитаю шанс… Знания, улучшенное восприятие магии, кое-что еще. Путь вверх он должен проделать сам, иначе никакого толку от помощника не будет. Насчет второго вопроса несколько сложнее, тут должны произойти два события. Во-первых, Змей сам должен достаточно освоиться в мире, стать на ноги и приобрести запас прочности. Во-вторых, я ожидаю, когда один мой знакомец завершит свои дела. Тогда уж разберемся. С обоими… Люблю я сводить несколько нитей в одну, делая интригу еще более насыщенной.
   В этом Фалль не сомневалась. Ее хаотический покровитель обожал неожиданные для остальных, но предсказанные им опасные повороты настолько, что любил их организовывать. При этом, однако, почти вся опасность героически сваливалась… на врагов. Теперь ей оставалось лишь посочувствовать тем, кто попадет под очередной приступ буйной фантазии Артаса.

Глава 3

   Церемония совершеннолетия. Никто из аристократов ее не минует, вот только четкого хода оной не имеется. У каждого случая свои заморочки, даже внутри Дома ситуации варьируются в зависимости от личности виновника церемонии и настроения Матроны. К тому же пол юного дроу имеет сильное значение для хода столь торжественной и важной церемонии. С девушками все обстоит проще, идет своего рода посвящение Ллос, но никто из мужчин там не присутствует. А вот на мужской церемонии присутствуют все.
   – Посмотри на меня, Кайр из Дома Митгар. – Сочный, насыщенный эмоциями голос Матроны Шенир отражался от стен зала церемоний, заполняя все его пространство. – Сегодня ты станешь полноправным принцем Дома Митгар… как только пройдешь испытание.
   – Если благословение Ллос падет на него…
   – Перестань, Миала, – неожиданно взвилась Хекса. – Благословение всегда хорошо, но умения и таланты никто не отменял. Нет их, нет и четвертого принца Дома. Пусть Мастер Клинков проведет первое испытание, а мы пока подождем.
   Шенир благосклонно кивнула, показывая Агриану, Мастеру Клинков, разрешение выполнять приказ Хексы. Хм, власть Матроны по-прежнему абсолютна, раз Мастер Клинка не ступит и шагу без ее позволения. Степень ее власти над лидером воинов Дома близка к абсолюту. В давние времена, лет триста тому назад, Агриан чем-то сильно провинился перед Ллос или же ее жрицами, что порой совершенно идентично. В результате же… чуть было не стал тем, кем становиться неохота никому из дроу – драугом, то есть причудливой помесью человека и паука. Уродливые создания – верхняя часть дроу на теле паука – они служат охраной Арак-Тинилита и главного храма Паучьей Королевы.
   Так вот, Агриан был выкуплен из немилости Матроной Шенир, которая не могла пройти мимо уникального по своим возможностям воина. К тому же прежний Мастер Клинка был убит во время неудавшегося налета другого Дома, а образовавшуюся вакансию следовало восполнить как можно скорее. Ставить на должность материал второй свежести не хотелось, так что при появившейся возможности за нее сразу же уцепились.
   Результат? Преданный зверь у подножия трона, всем обязанный нынешней Матроне. Но не только… Она властвовала над его главным страхом – превратиться в драуга. Видимо, какие-то доказательства прегрешений перед Ллос хитрая бестия придержала на всякий случай, гарантируя себе отсутствие любых поползновений Агриана по снятию полурабского ошейника полной зависимости.
   – Смотри мне в глаза, Кайр! – приказала Келис. – Теперь ты обязан не опускать глаза вниз при встрече с аристократами, но ты всегда будешь подчиняться приказам моим и твоих сестер, жриц Ллос.
   – Конечно же…
   «Конечно же… нет», – именно так заканчивалась мысль, переведенная в слова несколько… не полностью. Я буду смотреть в глаза вам, но истинный взгляд каждая из вас увидит только единственный раз. Я, Кайр из Безымянного Дома, подчиняюсь лишь собственной клятве мести, но никак не всем вам вместе и каждой по отдельности. И сильно сомневаюсь, что у столь напыщенных сучек хватит ума это понять. Разве что Келис внушает серьезные опасения своей непохожестью на остальных. Вот и сейчас смотрит на меня… чуточку заинтересованно.
   Свист плети Миалы, от которого в принципе можно было уклониться и полностью, но разумнее лишь частично, погасив большую часть удара. Пусть думает, что причиняет действительно серьезную боль. Изображаю на лице страдание от боли, вместе с тем стараясь не переигрывать, и слушаю очередной ушат грязи в свой адрес.
   – Ты должен быть весь внимание, когда с тобой говорит Матрона. Неужели моя плеть мало погуляла по твоей спине, мальчик?
   Ответа на вопрос ей не требовалось, жрица просто упивалась властью, осознанием силы и приятных для таких, как она, законов Ллос. Ничего, я веду счет ударам, Миала. Твоим, Рианы, Хексы, собственно Матроны… Они записаны на невидимом пергаменте самой надежной книги – памяти человека, не умеющего забывать и прощать.
   – Хватит, сестра, – лениво махнула рукой Хекса, останавливая попытку Миалы нанести еще один удар. – Удары перед испытанием нерациональны, мы должны видеть полную картину, без искажений. К тому же и Агриан скоро вернется. Да, Матрона Шенир?
   – Так, дочь. Пусть пока Кайр выберет себе оружие, которому он вверит свою жизнь, и будет сражаться за Дом и за нас. Выбирай!
   Выберу, будьте в этом уверены. И интереса ради именно то, которое вам, стервы, в качестве напоминания и очень завуалированного намека подойдет. Недлинный меч пламенеющего вида, да боевой бич. Пламенеющий клинок – это тот, с волнистым лезвием, что наносит столь опасные и ужасного внешнего вида раны. Хорошая вещица…
   – Кого мне предстоит убить этим оружием, Матрона Шенир? Покажи цель, и я проверю, какого цвета у нее кровь.
   – Слова не мальчика, а истинного воина дроу, – милостиво заметила та. – Обычно мы используем гоблинов, взбодренных алхимическими боевыми настоями, а заодно немного трансформированных для большей эффективности. Но для тебя мы подобрали более интересную дичь. Агриан! Свирфнебль готов?
   – Готов, почтенная Матрона…
   Подбодренный весомым пинком, из незаметной двери на просторы зала вылетел скованный по рукам и ногам глубинный гном. Оковы, кстати говоря, были магические – серебристое сияние окутывало руки и ноги свирфнебля, не давая возможности ни взять что-либо в руки, ни слишком быстро передвигаться.
   – Матрона Шенир! Это же…
   – Здесь особый случай, дочь, – оборвала ахнувшую от изумления Келис Матрона. – Я должна знать, на что способен мой принятый сын. Тенир! Создай круг и кинь туда боевую кирку этого существа.
   – Будет исполнено.
   Сказано не без радости, чего скрывать! Тениру в последнее время не нравились мои успехи в магии, которые он не мог не заметить. Именно его заставили быть моим первым учителем в магическом искусстве. Ведь любой дроу из аристократов просто обязан был, попадая в Академию, владеть оружием и знать хотя бы основы магии. М-да, вот и узнал их, себе на пользу и на злобу главному магу Дома. Он любит лишь посредственностей, но никак не подающих надежды.
   Тут сыграло свою роль принесенное из книг моего родного мира знание. Пусть теоретическое, но оно позволило мне лучше ориентироваться, задавать мимолетному учителю в делах магических… нестандартные вопросы. Он скрипел зубами, но отвечал. Не мог не ответить, это могло быть расценено Матроной как откровенный саботаж. Я ж не требовал от него знаний высшей магии. Лишь обычные ее разделы, самые начала. Зато подход к ним Тенир не мог полностью понять. А все непонятное – своего рода угроза, в особенности для столь подозрительного дроу.

   М-да, быстро я ухитрился нажить себе серьезного недоброжелателя. Тенир тварь злопамятная, на любую мелочь готов дуться, как мышь на крупу. И возможностей подстроить бяку со смертельным исходом хватает. Если рискнет нанести интересам Дома такой ущерб. Нет, не рискнет. С него еще за предыдущие грешки до конца не спросили.
   Каркающий выкрик мага… Вокруг меня и глубинного гнома возникает сероватое сияние, принимающее форму круга. Хм, не слишком велика арена, где мне предстоит биться с первым по сути врагом. Только враг… не выбранный мной. Он выбранный ДЛЯ меня. Чужая воля, чтоб ее, а это не даст выхода обжигающей ненависти. Пролитая кровь будет как вода, без ощущения упоения уходящей жизни того, кому ты искренне и от всей темной души дроу желаешь сдохнуть. Медленно, в мучениях, проклиная тот миг, когда родился под каменными сводами Подземья или под обжигающими лучами солнца.
   В тот же момент со свирфнебля спали сковывающие чары, а взамен активизировались другие. Сейчас это был нерассуждающий боевой зверь, помнящий лишь ухватки воина и ничего сверх того. Предусмотрительность моих «родичей» заранее исключила все варианты для пленника. Только бой, причем до самой смерти или до какого-то еще их пожелания.
   Бой на арене… Тоже мне, колизей устроили! Миры разные, зато мысль примерно одним курсом идет. Кстати, очень мерзкий вид поединка – в круговом пространстве. Почти все обманные ухватки заблокированы, свободы перемещения также маловато. Нет, кому-то такой расклад нравится, но я-то привык к другим условиям. Вот только тут меня спрашивать о предпочтениях никто не собирается.
   Удар бича, попытка захлестнуть ногу глубинного гнома, но тот с неожиданной для его коренастого и приземистого тела ловкостью утекает влево. И тут же удар киркой…
   Жесткий блок был бы губителен для моего легкого клинка. Ну не предназначен он против такого тяжелого боевого инструмента, и все тут! Зато отклонить, свести молодецкий замах свирфнебля получилось неплохо. И бичом по лицу, старясь попасть в прорези легкого шлема. Д-демон тебя забери, гном! Бич рассек сталь шлема, но не попал в глаза, а всего лишь разорвал щеку. Болезненно, кровь будет мешать сосредоточению на бое… Но это не смертельно и даже не слишком опасно.
   Гном бьет еще раз, на сей раз не острым концом кирки, а обратным, наподобие небольшого молота. По ноге, пытаясь раздробить кость, лишить главного козыря – подвижности. Смеетесь? Уйти от такого простого нападения учат самых простых воинов… И по выставленному плечу его. Наплечник! Двойное бронирование, о такое только клинки тупить, а в щель попасть не удалось. Что дальше? А, так тот удар был обманным. Отскочив от каменного пола, ложный удар превращается в истинный, используя инерцию предыдущего.
   Хорошо задумано. Первый противник, и такие изысканные финты, хитрые повадки. Неужто Матрона решила попытаться угробить меня просто так, без особой пользы для Дома? Сомнительно.
   Тогда что? Просто так подобные вещи не происходят, особенно у этой бестии, поднаторевшей в многоходовых каверзах. Смысл есть, его не может не быть. Есть, нашел! Меня банальным образом решили унизить, показать несостоятельность перед лицом серьезного противника. Дескать, ты тут еще так, сявка малолетняя. Желание дражайших родственничков показать, что по всем прикидкам место Кайра из Дома Митгар в самом низу иерархии. В Академию мы тебя, конечно же, направим, авансом. За это ты век благодарить нас, таких благодетелей, будешь. Проще говоря, знай свое место, приемыш из чужого Дома!
   Но свирфнебль интересный боец. С таким бы потренироваться, как спарринг-партнера использовать… Но мы на твой удар инерционный еще и своей инерции подбавим. Аккуратно так подправим движение кирки, чтоб она прямой путь на винтовой переменила… Кожу неприятно холодит ветерок от впустую рассекаемого оружием гнома воздуха, зато мой враг теряет равновесие. Не пожелал выпустить из рук оружие? Вот и лети вслед за ним, сопровождаемый к тому же ударом носком сапога под колено. Туда тебя, к границе круга! Серое сияние вспыхивает ярче, и вот малость оглушенный магической плюхой свирфнебль отлетает от границы, напарываясь на мой меч. Гном на вертеле – неплохое, надо думать, блюдо для ценителей сей области кулинарии. Иллитидам, что ли, скормить, они и не такую гадость жрут…
   Боевая кирка выпадает из слабеющих пальцев. Гном соскальзывает с моего меча и падает на пол, хватаясь за распоротое брюхо, скребя ногами и подвывая. Неприятное зрелище, на диво неприятное. Я ж еще как-то никого убить не удосужился в своей жизни. Не то чтобы чтил Уголовный кодекс, это лишнее. Но и попадать в столь серьезные переделки не доводилось. Максимум – это переломать руки-ноги или там ножичком расписать окончательно оборзевшего. Хотя всегда был уверен, что пришибу без особых эмоций, пристрелю там или прирежу.
   Так-то оно так, но я ж не дроу, которых с детства готовят к предстоящим многочисленным убийствам. Привычка нужна, без нее никак. Ладно, тут не дома, этот мир суров даже к своим, не то что к залетным гостям.
   Кровь, растекающаяся темной лужей, сладковато пахнущая и какая-то неожиданно вязкая. Отсутствие желания продлевать мучения этого свирфнебля. Я ж не фанатик Ллос, это им доставляет радость убивать медленно и заковыристо. Если этой паукообразной нравятся муки поверженных, то их я устрою чуть позже, с личными кровниками. Этот же… Хлесткий удар бича вырвал горло глубинного гнома, даря кровавую, неприглядную, но быструю смерть. И сразу же круг погас, дезактивированный смертью.
   Был живой и… сразу же стал окончательно мертвый. В зале ощутимо повеяло смертью. Теперь я начинаю понимать ее, чувствовать это холодное, ни с чем не сравнимое дыхание. Оно прошло рядом, безразлично отметив очередного… чужака, прикоснувшегося к открытой тайне, которую многие просто боятся понять. Боятся там, в моем мире, здесь же все по-иному.
***
   Любопытно видеть лица тех, кто только что жадно следил за боем. У некоторых еще виден азарт и жажда крови, кое-кто недоволен слишком быстрой смертью глубинного гнома. Особенно Зирт и Риана, у них на лицах почти одинаковая печать неудовольствия. Вот только придраться не к чему – я закончил бой, как и подобает дроу. Соперник мертв, убит кроваво и показательно, сам же я не получил ни единой царапины.
   Наклоняюсь, хватая боевую кирку, свой первый трофей. Таков обычай, брать оружие поверженного. И что… Теперь повернуться к Мастеру Клинка, слегка поклониться, благодаря за возможность проведенного боя. Поклон пониже, на сей раз сестричкам, сожри подземный иглобрюх их потроха. Наконец опуститься на колено перед Матроной, на вытянутых руках протягивая ей добытый в бою трофей.
   – Трофеи вручают Дому, – использую я старую, не слишком любимую жрицами, но все же используемую формулу.
   – Дар принят, – кривит губы Матрона Шенир, знающая, что такая формулировка есть минимум признательности, который может себе позволить аристократ Дома. – Отныне ты полноправный сын Дома. Четвертый принц… Сегодня же ты отбываешь в Академию. Осталось лишь решить, куда тебя деть.
   Довольные ухмылки на лицах почти всего семейства. Это они думают, что я ну очень сильно оскорблен. Ха! Но мне не жаль малость подыграть и сделать раздосадованную мину. Жрите, не подавитесь. А точнее, наоборот, чтоб вы подавились!
   По всем традициям после церемонии такого рода новопризнанному аристократу дается несколько дней или недель на отдых, на врастание в новый статус полноправного члена Дома. Все зависит от степени благоволения конкретной Матроны. Тут никаким благоволением и не пахло, что естественно. Минимальная степень почтения, добивание противника, официально не запрещенное, но за это Ллос не будет простирать свою симпатию над воином, магом или жрицей.
   Вместе с тем злобствующей парочке моих сестер – Миале и Риане – никак не мог представиться и малейший повод воспользоваться своими змееголовыми хлыстами. Хекса впала в легкую апатию, Келис смотрела совершенно отстраненно, так что…
   – Ответьте мне, дочери мои, а также сыновья и Мастер Клинка, – прошипела Шенир. – Куда мне отправить Кайра Митгара? В Магик или в Мили-Магтир? Быть ему магом или воином?
   – Магом, конечно же, – вяло высказалась Хекса. Самой первой, видимо, лишь для того, чтоб от нее поскорее отстали и дали дальше витать в депрессивных грезах. – Да вот, сами смотрите…
   Резкое движение рукой, и в моем направлении летит небольшой, но ярко сверкающий кристалл. Концентрированный свет, чтоб его… Такие штучки взрываются, вспышкой света ударяя по нашим чувствительным глазам, дезориентируя в пространстве и вызывая жуткую боль. Спасаются лишь двумя способами: закрывая глаза или используя контрчары тьмы. Только вот первый способ плоховат. Боль и потеря ориентации все равно наступят, пусть меньшей интенсивности. Да и вообще, на меня тут не что-то, а очередной тест обрушился.
   Мысли летят, а пальцы сами собой складываются в нужную для создания шара из тьмы фигуру. Вокруг светового кристалла образуется облако мрака, небольшое по объему, но очень насыщенное. Взрыв! Свет рвется наружу, но встречает сопротивление антагониста, рассеивается, теряет пробивную способность. Жаль, что зачарованный кристалл очень уж качественный. Мне, по сути никакому и не магу, не под силу легко и непринужденно его нейтрализовать. Кровь дроу и теоретические знания из родной реальности – этого недостаточно, нужна хоть какая-то практика. А ее не было. Почти не было. Защитные чары не выдерживают, но вместо яростного, обжигающего света остается лишь слабое сияние. Да, оно чуть раздражает глаза, но практически безвредно.
   Почему атаковали именно светом? А, так вот в чем тут дело! Хекса устроила двойной удар с некоторой задержкой. Пол под ногами заколебался, откуда-то снизу поднималось нечто опасное, способное позавтракать бедным мной без особых хлопот. Тут нужно прежде всего покинуть опасное место, а потом и оценивать угрозу…
   Левитировать для дроу-аристократа дело нехитрое, это в числе врожденных способностей. Зато левитировать быстро и на высоте более полуметра – здесь надо хорошенько постараться. Мне доводилось, да не просто, а с разложенными на каменном полу амулетами, которые при чересчур быстром спуске вниз сильно взбадривали болевым разрядом. Будешь висеть слишком низко – та же незадача. Тенир, сука дивная, таким образом выполнил просьбу подучить левитации. Не придерешься, зато воспоминания относительно собственноручно выпрошенной пытки остались те еще. Так что сейчас я взмыл аж метра на два, да еще и отлетел чуть в сторону, одновременно глядя на творящееся внизу.
   И что имеем в наличии? Существа-полупризраки, вытащенные сестричкой из самого верхнего уровня астрала. Тупые, неразумные, опасны только своим большим количеством или же для юных дроу. Я как раз последнее и есть…
   Бросаю единственное заклятие, которое может тут помочь, – Шоковую Волну. Простенько, зато со вкусом. На остальное нужна подготовка или силы, которых у меня сейчас… негусто. Да и знаний – ноль без палочки, так как толком ничему серьезному не учили. Волна трансформированной в заклятие энергии доходит до бесформенных, снующих над полом в поисках добычи щупалец, и те корчатся от чужеродной призракам силы. Убить их этим не получится, но дать понять, что на легкую добычу рассчитывать не приходится, реально.
   С противным скрежетом около половины тупых созданий исчезают, возвращаясь обратно, зато вторая половина все-таки тянется ко мне…
   – Достаточно. – Приказ Матроны не обсуждается, и Хекса так же лениво убирает вызванное ею безобразие. – Что скажете теперь? Миала?
   – Он может стать воином… Но ему надо учиться ощущать смерть врагов, а не примитивно добивать поверженного им.
   – Мальчишка нейтрализовал кристалл света, умеет быстро, на инстинктах, левитировать. И против существ из астрала не растерялся, смог даже часть отправить обратно, – Риана, в противовес сестре, обратила внимание на магию. – В Магик его, нам более необходима магическая поддержка клана, а Мастер Клинка у нас уже есть.
   – Что ответит мне Келис, жрица Арак-Тинилита?
   – Он маг, Матрона Шенир. Видит Ллос, было бы неразумно делать воина из того, кто способен принести иную пользу нашему Дому. Или кто-то желает идти против заветов Ллос?
   Желающих не было, хотя Тенир переминался с ноги на ногу, не желая допускать в будущем очередного конкурента на посту главного мага Дома. Разумеется, его терзания не остались незамеченными, потому как Матрона все же была разумна в вопросах, касающихся столь важных дел внутри семьи. А мнение мага – отнюдь не то, чем стоит пренебрегать в данной ситуации.
   – Ты хочешь что-то добавить, Тенир, первый принц?
   – Да, почтенная Матрона Шенир… Я согласен, что Кайр может вырасти в неплохого мага. В Академии Магик примут его как должно… Но оставлять без внимания склонности воина тоже… не хотелось бы. Именно поэтому я почтительнейше советую вам дать моему брату возможность совместить эти два направления. Убитый им в ритуальной схватке свирфнебль, причем без какого-либо участия с нашей стороны – не то, что стоит забывать. Это не гоблин, даже не дварф… К тому же на Кайре нет ни одной царапины, глубинный гном ни разу не задел его.
   – Хорошо. Я принимаю твой совет. Кайр из Дома Митгар будет обучаться первую четверть срока в Мили-Магтире, лишь потом перейдя в Магик. Теперь мужчины должны удалиться, им тут не место.
   Тщательно скрываемая радость Тенира, он просто таял от переполнявшего восторга. Ну как же, удалось, как он считал, нейтрализовать возможную угрозу. А зря… Ничего нет более опасного, чем недостаточный просчет ситуации.
   Я давно знал слабое место мага, поэтому за несколько дней до сегодняшнего на занятиях под его руководством всячески давал понять, что мечтаю стать великим магом, хочу достичь вершин мастерства в этой области. Чем больше звучало таких слов, тем сильнее мрачнел Тенир, отнюдь не желая такого поворота событий. Больная мозоль, на которую так приятно и полезно наступить. Для удовольствия? Не только. Скорее игра на обратное действие, в данной ситуация увенчавшаяся полным успехом.
   В первые годы обучения в Магике я стал бы… сильно уязвимым, а это не есть хорошо. Лучше появиться там позже, уже будучи более подготовленным в работе с клинками. Там, на Земле, мое увлечение боями на холодном оружии так и оставалось увлечением. Его было мало для полной уверенности. В академии же, точнее в Мили-Магтире, я смогу как следует отточить начальные навыки. И лишь потом – полное сосредоточение на магии.
   Все бы ничего, но нет уверенности, что все годы в Академии я смогу удерживать свою истинную суть, не вызвав серьезных подозрений. А если есть шанс быть раскрытым – единственное спасение будет в бегстве. М-да, только это и никаких иных вариантов. И вот тут мне может понадобиться закалка воина дроу. Это я успел просмотреть в памяти моего нового тела еще в самом начале. Ладно, это мы еще посмотрим, как дело сложится.
   Выходя из зала церемоний вместе с другими членами Дома, я чувствовал чей-то ненавидящий взгляд. Матрона? Миала? А может быть, Риана? Хексу и Келис можно исключить, как я полагаю. Но кто из трех, кому я сегодня ухитрился встать поперек горла? Рановато, ой, рановато еще. Впрочем, в Академии отсижусь, там достать очень сложно, сие заведение само на себя замкнуто.

Интерлюдия
Дом Митгар, церемониальный зал

   – Тогда чего ты хочешь от меня?
   – Наблюдения! У нас есть свой преподаватель Магика, а Келис живет в Арак-Тинилите и может постоянно видеть, что происходит в Академии, в любой ее части. Я не понимаю Кайра, его поступки вроде бы безупречны, зато глаза… Глаза как стекло, в них нет ни жажды крови, ни страха, ни гнева. То стекляшки, то болотная вода… Такие я лишь у некромантов и видела.
   Матрона с заметным усилием поднялась с трона, в душе ворча на прожитые семь веков и слишком много растраченных в молодости сил. Время все же брало свое, хотя внешность оставалась такой, как и пять веков назад – зрелая, тонкая и опасная красота аристократки народа дроу.
   – У него вычищенная память, Риана, не забывай про это. Отсюда может быть и эмоциональная ограниченность. Идеальный убийца получается из тех, кто не испытывает никаких чувств к жертвам.
   – Это не в обычаях Ллос! Только Дома наемников…
   – Не перебивай меня, Миала! – рявкнула Шенир на старшую дочь. – Он не первый принц Дома, даже не второй. Всего лишь четвертый. Воин-маг, без эмоций и колебаний убивающий врагов Дома, – как раз то, что нам нужно. Сейчас мы всего семнадцатый Дом Кенигсгранна. Нам нужно свалить или уничтожить еще семь Домов, если мы хотим войти в Совет. Мы ведь хотим этого?
   Риана хотела. Власть – лучший наркотик для любого разумного существа. Тем более для дроу, у которых с самого детства инстинкт власти и доминирования над остальными пестовался всеми силами – от воспитателей до самой богини Ллос.
   – Я присмотрю за ним, Матрона Шенир. И Лиар будет наставлять его в магии даже во время обучения в Мили-Магтире, – промолвила Келис. – Из юноши получится убийца. Потоки крови, которые он прольет, прославят Дом. Я Видящая, я знаю.
   После такого заявления Миала лишь недовольно скривилась, но протестовать уже не имело смысла. Келис действительно была Видящей – обладала редким даром чуять влияние на судьбу своего Дома. Только своего, на другие сей талант не распространялся.
   Слава Дома, возможность поднять его на одну или несколько позиций вверх – стремление всех без исключения Матрон. Кенигсгранн огромный город, в нем одном более двух сотен Домов. Если же приплюсовать другие города, пусть менее значительные… Захудалые Дома рвутся в первую сотню. Там близость к Академии, возможность поближе подобраться к наиболее важным набегам на соседние народы и даже на поверхность. Близость центрального святилища Ллос, даваемых ею своим жрицам сил. К тому же и про деньги забывать никто не собирался. Первая сотня – это и возможность присосаться к торговым караванам дварфов, получать товары напрямую, а не через третьи руки. Экзотическое оружие, магические и прочие книги иных народов, слуги и рабы, зелья и пряности рас вне Подземья. Все это и есть первая сотня.
   Но и там своя грызня. За место в Совете, потому как именно Матроны первых десяти Домов по сути и управляют государством дроу. А уже над ними стоит Верховный Дом, где любой аристократ выше всех остальных, кроме собственной Матроны и, само собой, Ллос и ее личных слуг. А личные клевреты Паучихи, они как раз среди жриц Арак-Тинилита набираются. Каким образом происходит отбор, никому не ведомо, вот только далеко не все Матроны мечтают об этом. Избранные Ллос уходят из Дома, неподвластны Матронам, да и пользы семье от них… не факт, что будет.
   Вопрос о ближайших годах Кайра Митгара в Академии был решен. Не возникало вопросов и о дальнейших планах. Убийца Дома Митгар, обученный по правилам наемников-дроу. Довольно редкое направление обучения, но при должном везении сулящее неплохие перспективы.

Глава 4

   И опомниться не успеешь, как вылетишь из относительно привычного и изученного замка Митгар прямиком в Академию. Да еще в сопровождении тех, кто там постоянно обитает, – Келис и Лиара. Лиар верхом на боевом ящере, отказавшийся от разрешенного ему сопровождения из пятерки воинов. Келис на левитационном артефакте – серебристом диске около метра диаметром. Ну и я… младший принц Дома Митгар, которому никакого сопровождения из воинов в этой конкретной ситуации не положено. Считается, что сопроводить в Академию меня должны старшие родичи, ну а в ее стенах я буду предоставлен многочисленным учителям.
   На самом же деле… Нутром чую, будет у меня персональный наблюдатель за спиной. А то и сразу два – из Магика и Арак-Тинилита одновременно. Лиар и Келис, эти два выкормыша Матроны Шенир.
   Прекрасны улицы Кенигсгранна… По ним мчатся дроу на верховых ящерах, спешащие выполнить приказ своих командиров. Неспешной походкой шествует маг с двумя учениками, окруженный аурой смерти и страха. Вот Кукловод куда-то направляет свою свору из пары десятков костяных гончих. Видимо, готовится продать оптом или оттащить к мастеру по амулетам. Твари опасные, только специалисты по ментальному подавлению могут с ними так просто управляться. Кукловодам, конечно, в сфере подавления далеко до иллитидов, но для нашей расы это предел возможного. Кстати, чуть ли не единственное направление магии, которому обучают вне Академии. Кукловоды – это наемники, тайны их мастерства остаются в пределах одного из малых Домов. Они столь давно обособились, что даже их настоящее имя если кому и известно, то разве Верховному Дому да самой Ллос с ее присными.
   И поклоняются они отнюдь не Ллос. Совсем иное существо у них в богах прописалось. Только вот узнать у меня это пока не получалось. Увы и ах, насчет описания богов у нас в Кенигсгранне туговато. Есть только Ллос, а остальных, под чье крыло может отойти дроу, знать как-то и не положено. Так что придется разбираться чуть позже. Но обязательно разбираться. Поддержка лишней не бывает, а паукоподобная тварь если какое поклонение и получит, так лишь прощальный поклон над трупами ее приспешников.
   О, никак редкие гости в Подземье проявились – четверо орков в украшенных драгоценными камнями тяжелых латах. Судя по всему, послы к Совету прибыли по своим делам. Или нанять кого-то из воинов постараются, или с более деликатной миссией прибыли. Какой? Тоже нанять, но не воинов и даже не магов. Орки вообще предпочитают одну, пусть и весьма широкую, ветвь искусства – шаманизм. Так что с боевыми магами темных эльфов им сложно общий язык найти. Зато наемные убийцы – это да, это им по душе. Сами они столь тонкую работу выполнить вряд ли смогут, не тот народ
   Ну-ну, зелененькие вы наши, идите договариваться. Если моя догадка верна, то ощиплют вас до последнего перышка и заплатить придется по максимуму.
   – Смотри, Келис, орки, – ухмыляется мой братец. – Опять прибыли чего-то клянчить. То мифрил глубинных гномов им пожелается, то зачарованных кристаллов всех сортов…
   – Заткнись, Лиар! А то я подам идею, что мумифицированная голова принца Дома хорошо способствует мужской силе. Вожди орков сразу ухватятся за редкостный товар. К тому же привычка иметь трех братьев… Я не сильно расстроюсь, если все вернется к прежнему количеству, пусть и новому составу.
   Язва. И стерва, как все без исключения аристократки дроу. Келис и любовь к ближнему своему – помилуйте, такое очень маловероятно. Не только к мужчинам, ко всем вообще. Разгадать бы мне ее суть, она единственная из Дома Митгар покрыта пеленой непроницаемой тайны. Но спасибо ей хоть за то, что Лиар заткнулся, и дальнейший путь мы проделали в молчании. До самых ворот Академии.
   Академия. Величественное и до изумления сложное сооружение циклопических размеров. Город в городе, к тому же поделенный на три практически изолированных сектора: Мили-Магтир, Магик и Арак-Тинилит. Вот они, вотчины всех трех составляющих аристократии Домов – одна женская и две мужских.
   Кстати, это место по праву считается вторым по значимости для всего народа дроу. Первое же… Дворец Совета, где находится главное святилище Ллос и, по совместительству, опорная база Верховного Дома. Это не совсем основная твердыня, но вместе с тем нечто не менее важное. Верховный Дом всегда стремится быть как можно ближе не только к власти как таковой, но и к паучьей богине, что позволяет им сохранять эту власть.
   Полированный множеством ног камень под ногами, слабый свет из-под потолка гигантской пещеры, отсутствие чужаков… По мере приближения ко входу в Академию становилось все безлюднее. Запретная зона, чужакам вход воспрещен, любопытство ведет к смерти. Конечно же, таких надписей никто не вывешивал, но факт оставался фактом – чужака, специально или по глупости неосторожно приблизившегося к вратам Академии, ждали неприятные, болезненные и зачастую смертельные сюрпризы. В летописях Дома Митгар было несколько упоминаний о том, как даже знатные визитеры с поверхности падали от активированных скучающим магом-стражем чар или становились мишенью для арбалетов одуревших от скуки воинов. Что поделать, караульная служба дает мало возможностей отдохнуть и поразвлечься.
   Вот и врата. Большие, выкованные древними мастерами из адамантина и украшенные искусной резьбой, прославляющей величие Ллос. Все на одну тему, все для прославления этой богини-паучихи.
   Зато сама преграда… была почти непреодолима. Для разрушения этих ворот требовалась столь серьезная магия, что случайные группы налетчиков, иногда пробирающиеся в Кенигсгранн, могли даже не облизываться насчет грабежа Академии или убийства кого-либо из находящихся внутри. Угроза случалась лишь тогда, когда начиналась серьезная война. С иллитидами там или с дуэргарами. Первые непременно гнали впереди себя толпу находящихся под ментальным контролем рабов, стремясь перво-наперво задавить числом мяса. Вторые использовали умения собственных бойцов. Дуэргары, они же темные дварфы, были, пожалуй, наиболее осведомлены о сильных и слабых сторонах нашей магии. Сами ведь тоже… не брезговали никакой ее областью – от некромантии до ритуальных жертвоприношений.
   Думаю, обо всем этом мне подробно расскажут. Сразу или несколько погодя, но расскажут. Эх, скорее бы отвязаться от своих «сопровождающих»! Однако не судьба. Они тут постоянно обитать будут. Следовательно, вести себя придется еще более осторожно, чем любому другому здешнему студенту, или как тут называются обучаемые. А, не суть важно.
   Подошедший вплотную к воротам Лиар приложил к ним один из своих многочисленных амулетов. Без малейшего звука на вратах проступили сначала контуры невысокой двери, а потом она отворилась, словно приглашая нас войти. Маленькая такая дверь, гарантирующая, что никакая большая толпа сквозь нее не проберется.
   – Вперед, – подтолкнул меня Лиар самым беспардонным образом. – Еще не хватало, чтобы я первым проходил.
   От добротного толчка я был вынужден сделать несколько шагов вперед, проходя на территорию Академии. Скотина же этот Лиар, мой так называемый братец. Фобия у него, понимаете ли, не любит он проходить в ворота Академии первым. Мне о том случае вообще-то знать не полагалось, но любопытство и хороший слух, они много когда помочь способны. Дело в том, что в давние времена Лиара подловили в одну магическую ловушку. Хорошо так, сильно. Потом долго в себя приходил… С тех пор и бесится при виде этих ворот, чуть не кипятком из ушей исходит от злости. Ведь он так и не смог обнаружить, кто его тогда так солидно приложил.
***
   Стоило мне только ступить на территорию Академии, как Лиар ухмыльнулся, проходя следом за мной в дверь, после чего заявил:
   – Все, Кайр. Теперь ты тут десять лет пробудешь. А сейчас убирайся с глаз моих. В Мили-Магтир… Учись там мастерству воина, но не забывай, что ты должен приходить и в Магик. Я тебе лично подберу все уроки, и попробуй только не проявить должного старания. Думаю, Келис не откажется устроить тебе свидание со своим змеехлыстом.
   Келис? Ну-ну… Непредсказуемость поведения «сестрички» известна всем и каждому в Доме Митгар. Она с таким же успехом может и на твоей спине абстрактные узоры нарисовать, причем ни на секунду не изменяя выражения своего лица. Оно у нее вечно остается в режиме полного спокойствия. О чем она думает? Сплошная загадка, разгадать которую не получается при всем на то желании.
   Вот и сейчас та же картина. Летающий диск на мгновение завис в воздухе, а потом тихо так, неспешно поплыл в направлении Арак-Тинилита. Келис явно решила, что услышанное не стоит ее внимания, да и вообще… пусть сами родственники разбираются. Снежная королева, мать ее.
   Впрочем, сам я сейчас был ничуть не лучше. Отсутствие эмоций, отсутствие движений – изображаю каменную статую в ожидании момента, когда этот долбаный Лиар уберется куда подальше. А он все смотрит на меня, что-то прикидывая.
   – Я же сказал – пошел отсюда!
   Да без проблем. Вот теперь можно двинуть от тебя куда подалее со всем удовольствием. Но только теперь, потому как раньше тут была Келис, и требовалось ее подтверждение твоего эмоционального вопля. А раз ее нет, то…
   Пойду я. Уже иду. С каждым шагом по каменным плитам внутреннего двора Академии я словно оживаю. Только сейчас я понимаю, в каком колоссальном напряжении провел последние пару недель. Окружение однозначно враждебных существ, к тому же вполне способных уловить изменение личности их воспитанника из сгинувшего Дома, душевному комфорту не способствует.
   Теперь же… Я автоматически затеряюсь среди других учеников Академии, которых здесь предостаточно. Да и местное начальство при всем желании не способно пристально следить за каждым студентом. Слежка за всеми с целью благонадежности – этим меня не удивить, у нас на Земле такое в порядке вещей. Мой родной мир тоже поднаторел во всяческого рода проверках и почти полном контроле. Сомневаюсь, что здесь сильно хуже могут развернуться.
   Здравствуй, Мили-Магтир! Усеченная пирамида черного камня – вход в эту часть Академии, предназначенную для воинов. Конечно, внутри нее лишь малая часть, остальные обширные территории находятся в смежных пещерах. Пирамида всего лишь своеобразный тамбур, из которого будущие воины Домов будут переходить в жилой корпус, в тренировочные залы, боевые полигоны и многие другие места. Часть из них общие для всех трех составляющих Академии, часть предназначена исключительно для студиозусов Мили-Магтира.
   Одним словом, все до боли похоже на родной универ, благополучно законченный пару лет назад, но есть и серьезные отличия. В универе на входе стоял безразличный ко всему охранник, у которого даже оружия, и то не было. Здесь же… Троица дроу в полном вооружении как-то не располагала к желанию проскочить мимо, не представившись. Мигом нашпигуют сталью, к тому же наверняка и отравленной.
   – Имя? – привычно рявкнул один из воинов, наиболее матерый.
   – Кайр из Дома Митгар, прислан в Академию.
   – Это я и так вижу, что ты не в лавку к ювелиру зашел. В Мили-Магтир отправлен или дверью ошибся?
   – Комбинированное обучение. Четверть срока у вас, остальное в Магике.
   – Маг со шлифовкой воинских навыков, получается… – протянул матерый, слегка заинтересовавшись. – Нечасто такое бывает. Ну проходи, посмотрим на тебя, проверим, чего ты будешь стоить. Иди вперед и направо, там увидишь двор, где собираются принимаемые в этом году.
   Холодное безразличие пополам с легким интересом – такое отношение меня вполне устраивает. Все лучше того, что существует внутри Домов. Скорее всего это связано с тем, что в Мили-Магтире не столь велико присутствие жриц Ллос. Нет их, нет и того садистического безумия, которое они несут от своей Паучихи.
   Прямо и направо? Направление указано четко, авось да не заблужусь. Вот в чем я сильно уступаю большинству тут обитающих дроу, так это в умении ориентироваться на местности. У себя в родном мире я славился полным топографическим идиотизмом, порой ухитряясь плутать даже в относительно знакомых местах. Здесь же… Да, кое-что удалось ухватить от инстинктов прежнего хозяина моего тела. Кое-что, но не полностью. Вот и выходит, что на фоне остальных темных эльфов я все такой же неумеха. Увы, но все так и есть. Ладно, это не самая большая беда. Так, легкое недоразумение, которое пока еще ни одной неприятности не доставило.
   Оп-па, а вот и то самое «направо». Ответвление от центрального коридора практически сливалось со стеной, тут не было никакой помпезности и украшений, как в твердынях Домов, как в Доме Митгар. Голая функциональность и никаких излишеств.
   Стиль Мили-Магтира? Посмотрим. Одного наблюдения мало, надо тут подольше пооколачиваться, освоиться. Вот тогда и можно будет делать определенные выводы.
   Коридор закончился быстро, выводя меня в другое место, внешне довольно обыденное. Не слишком большая пещера овальной формы. В центре находилось пустое пространство, засыпанное песком и мелким щебнем. По бокам же, прилипнув к стенам, высились грубые строения. Красота здесь была явно не в чести. Да черт с ней, с красотой. Сейчас меня больше интересовали дроу, стоявшие то тут, то там. Большей частью они разбивались на группки по двое или трое, но встречались и одиночки. Пора и мне к ним присоединиться.
   Точно студенты, причем первого года, только что прибывшие. Явно не знают друг друга, что немыслимо после проведенного в Академии времени. Все вооружены, причем оружие не абы какое. У простых воинов такого не бывает. Аристократия. Из разных Домов, как я понимаю. Этим и объясняются небольшие группы. Ну да, или из одного Дома, или из относительно союзных. Но в глазах не особенно скрываемое недоверие ко всем остальным, готовность защититься от коварного удара в спину.
   Это они зря, право слово! Дроу вполне может убить, ничуть не расстраиваясь по сему случаю, но только не на виду у всех. Убивать тайно и только тайно, лишь тогда от смерти ты можешь получить хоть какую-то выгоду. Ллос, она не карает сделавшего свою работу тихо, незаметно. Зато до чего же быстро и показательно ее гнев обрушивается на наследившего, попавшегося по собственной неосторожности. Странные традиции, но таковыми они остаются долгие века, а то и тысячелетия. Придется действовать в полном соответствии с ними. Внешне.
   Я неспешно бродил по двору, рассматривая своих товарищей по учебе, пытаясь хоть первоначально понять, с кем мне предстоит провести ближайшие годы. Сначала смотреть, только потом говорить… Хорошее правило, особенно там, где ты не чувствуешь себя полностью уверенным. Я и не чувствовал. Эти юные дроу тоже. Больше всего это напоминало стайку хищников, выпущенных из клеток. Осторожность, прощупывание обстановки, готовность взять на заметку и лишь потом укусить, ужалить, растоптать.
   Но если есть хищники, то где же те, кто будет присматривать за ними? За нами… Оставлять представителей разных Домов, зачастую враждебных, в одном месте на долгое время – в лучшем случае неразумно.
   Ага, а вот и первый звонок. Недалеко от меня двое уже начали выяснять отношения. Причина? Хм, достаточно посмотреть на символы, вышитые на их одежде. Дома Вигир и Регант – эти давние враги, лишь чудом еще не перерезавшие друг друга. Останавливала их пока только неуверенность в исходе противостояния. А тут их юные представители в одном месте. Неудивительно, что кровь взыграла.
   – …уберись отсюда. Мой Дом двенадцатый, а твой – всего лишь двадцатый, – нарочито противным голосом вещал дроу из Дома Вигир. Был он невысок, но вместе с тем довольно крепко сбит для темного эльфа. – Можешь скромно в углу постоять, тебе наглость не к лицу.
   – Неужели? Пусть мой Дом и двадцатый, зато за последние годы не было таких провалов, как ваш набег на иллитидов. Не только добычи толком не взяли, так еще и треть бойцов потеряли в стычках. Это же надо было пытаться захватить пожирателей разума, когда в том их гнезде почти все зрелые особи собрались. Над вами только и можно что посмеяться.
   – А ты посмейся! Скажи так коротко: «Ха!» Тогда я тебя тут сразу на куски порву, как гоблина.
   – Сильно обяжешь. Давай смелей, вынимай из ножен свою ржавую железку, – на губах дроу из Дома Регант змеилась улыбка, от которой любая добропорядочная змея почувствовала бы себя не в своей тарелке. – Если не до конца сгнила, может, и сможет… сломаться от моего пинка.
   – Ублюдок лесного эльфа!..
   Лишь гигантским усилием студент из Вигиров сдержал себя. Вспомнил, видимо, что любая попытка нападения на виду у других – верный способ навлечь крайнюю немилость Ллос. Быть может, лишь на себя, а вполне возможно, и на весь Дом.
   Дом Вигир, двенадцатый в списке. Тут все ясно, паренек чувствует себя совсем близким с первой десятке, к Совету. А тот, второй, он гораздо более осторожен, разумен, хитер. Такой вполне способен в дальнейшем стать умелым интриганом. Ну и воином, за компанию.
   Если выбирать, с кем есть смысл установить какие-то отношения, то я бы выбрал именно его. Почему? Да все просто. У него есть масса опасных черт: коварство, умение играть острыми словами и готовность быть истинным дроу. Но в нем чувствуется сила и ум, а это уже многое. Тот, из двенадцатого Дома, слишком очевиден, предсказуем. И бесполезен по большому счету. Да и мания величия по поводу более высокого положения Дома… Глупости! Знаю я таких. Перед аристократами первого десятка он будет усердно подметать пол ножнами от меча, со всем усердием и подобострастной улыбкой.
   Холуй! Этот диагноз окончателен и обжалованию не подлежит. Мне он на фиг сто лет не нужен. Подобных я и в родном универе насмотрелся выше крыши. Раздувающиеся от собственной важности, напоминающие возносящийся к потолку гондон. А ткни иголочкой, и сразу сдуваются, опадая на пол, в пыль и грязь.
   – Острой стали и побед, – приветствую я дроу Дома Регант, подходя к нему. – Неплохо завернул.
   – Это ты насчет чего?
   – Да так, о жизни в целом и ее частностях, об интригах, хитрости и возможных врагах и союзниках.
   – А они взаимосвязаны, жить друг без друга не могут.
   – Тоже верно, – соглашаюсь я. – Кайр из Дома Митгар.
   – А по номеру?
   Внимательно смотрю в глаза дроу, ни на миг не отводя взгляда. И мне, и ему понятно – обычная проверка на крепость, умение держать взгляд, вместе с тем ведя разговор и следя за движениями собеседника. Интонации у нас сейчас нет, зато имеется возможность отслеживать отблески эмоций по глазам, по незаметным движениям. Сейчас это ирония. Тонкая, на грани.
   – Номера пусть в математические дали удаляются. Там их оценят.
   – Нерг, Дом Регант.
   – Ну вот и познакомились. Насчет остального… Будущее покажет. Оно, как ты понимаешь, зависит от многого. Особенно от успеха в Академии.
   – Это еще увидим… Все, сейчас начнется.
   – Что именно? – недоуменно огляделся я. – Все вроде как всегда, никаких резких телодвижений.
   – Проход закрыли. Тот, через который мы сюда пришли. Все собрались, ждать больше никого не будут.
   – Вот ты о чем. Глазастый, однако. Даже позавидовать можно, у меня зрение не такое острое, все больше привык на слух и интуицию первым делом полагаться.
   …а еще на магию. За прошедшие недели я малость пошарил в библиотеке Дома. В пределах дозволенного, само собой, рисковать по мелочам было бы глупо. Так или иначе, но несколько простеньких чар из разряда поисковых и идентифицирующих начали получаться. Для начала хватит, тем более в Мили-Магтире. Не против преподавателей, чур меня от такого идиотизма. Зато в отношении таких не новоприбывших… Неплохим подспорьем могут оказаться при необходимости. Но рассказывать про это лишнее, равно как и про мое комбинированное обучение.
   Козыри в рукаве – они не для того, чтобы размахивать ими перед кем бы то ни было. Их извлекают лишь в решающий момент, не раньше. Вот и проверим, когда он здесь наступит.
   – Без зрения воину тоже плохо, – с едва ощутимым превосходством в глазах заметил Нерг. – Если скоро в вылазку на поверхность отправят, ты это быстро поймешь. Да и у нас в Подземье тоже. Иллитиды, они почти бесшумно перемещаются, и запаха от них никакого. Это тебе не дуэргары или свирфнебли.
   – Пожалуй. Но сейчас не это важно.
   – О нашей общей группе задумался?
   – Да уж явно не о прошлогодней, – парировал я, убедившись, что мой новый знакомец и правда остер на язык и с быстрым умом. – Ты раньше сюда пришел, мог и подметить насчет того, из каких Домов здесь собрались.
   – Дело говоришь. Всего нас тут около полусотни. Надо подсчитать, подожди немного.
   Подожду, куда деваться. Я, грешным делом, не особо хорошо вникал в геральдику местного розлива. Следовательно, уловить с ходу, какой герб к чему относится, у меня не всегда получалось. В Домах ведь как – есть основной символ и к нему еще с десяток вспомогательных. Основные, тут все ясно, вопросов в принципе не возникает. Что же до уточняющих, дополнительных… Черти ноги переломают, и у иллитидов суровая мигрень начнется – что у земного рыцарства, что у этих затейников. Э, нет, у этих куда круче и заковыристей. Эльфы, хоть и темные. А этой породе, как из многих мифов следует, только дай возможность учинить что-то эстетически заковыристое. Как видно, дроу по полной оторвались на тему геральдики.
   Вот и пытается Нерг что-то там подсчитать и разобрать. Наверное, различные завитушки на гербах, будь им пусто. О, кажись, закончил.
   – То ли девять, то ли одиннадцать из первой десятки Домов, – скривился он. – Ожидаемо, но лучше бы их было меньше.
   – Вместе держаться будут и корчить из себя великих?
   – Они – и вместе? Кайр, да тебя, никак, в детстве на поверхность выносили, солнышком полюбоваться. Оно тебе, наверно, голову и напекло! Первым делом они начнут разделяться на две или три группы, набирать себе свиту из аристократов младших Домов. Так из года в год происходит.
   Попал по мелочи! Это у меня старые рефлексы взыграли. Перенес шаблон того мира на этот. Неправильно перенес, не учел специфику дроу. Ладно, так тоже можно, это мне в минус не пойдет, если мигом скорректирую планы.
   – Пусть даже так, я не особенно интересовался грызней здесь ДО того, как попал именно в Мили-Магтир. По-любому, меня не устраивает роль ящера на привязи у какого-нибудь выблядка из старшего Дома.
   – Осторожнее, – скривился Нерг. – Эти самые, которых ты столь ласково назвал, большие любители подслушивать.
   – И древко от копья им в руку… но по самые гланды.
   – Смело. И что ты думаешь делать?
   – Будем посмотреть. Для начала именно понаблюдаю, кто и как начнет сколачивать холуев. Кстати, спасибо тебе за небольшую помощь.
   Этим заявлением мне удалось ввергнуть Нерга в легкий ступор. Он напряженно думал, но сначала так и не смог понять, о чем я вообще толкую. Впрочем, быстро сориентировался.
   – Тебе зачем этот сын иглобрюха и пещерного гоблина?
   – Сам по себе он никому не нужен и не важен. Зато как сигнальный огонь неплохо пригодится. Посмотрим, к кому постарается прибиться. На этом можно будет кое-какие игры устроить. Мне полезные, как ты сам понимаешь.
   – Понимаю. Хорошо бы, чтобы и мне от них выгода была.
   – А это чисто от тебя зависит. Если мы парни неглупые, то завсегда договоримся. Это только дураки будут свариться без веской причины.
   – Твои слова да Ллос в уши…
   Нет, лучше в иные места. И не слова, а двуручник гардой вперед и проворотом сотню раз до характерного щелчка. Со всеми извращенными пожеланиями от меня и еще кое от кого, так и оставшегося безымянным даже после смерти.
   Мысли. Это пока всего лишь мысли. Станут ли они реальностью и до какой степени – время покажет. То самое время, ехидное и безжалостное ко всем нам. Одно хорошо – у тела дроу высокая сопротивляемость старению, по минимуму лет на семьсот хватит, если не учитывать силу магии. Она же позволяет…
   – В две линии построиться! – молодецки гаркнул дроу, очень незаметно вышедший откуда-то вместе с еще несколькими воинами. – Минуту даю.
   Ну прям начальная военная подготовка во всей красе. Только вот формы как таковой нет да погоны отсутствуют. А так… Один в один наш начальник военной кафедры. Главное тут не обращать внимания на волосы, глаза и клыки, остальное же как раз соответствует. И выправка, и подтянутость, да и насчет мертвой хватки тоже наверняка все в порядке. В очередной раз убеждаюсь – миров много, зато типажи примерно одинаковые встречаются.
   Вот только стоит учитывать поправку на местные условия и, извольте наблюдать, срабатывают уже не раз испробованные комбинации. Аналитика, она ей и останется не то что в Африке, даже тут, в Подземье.
   Ох как резво большинство из нас стало пытаться занимать позицию в первой линии. То ли понты, то ли просто желание быть на виду у начальства. Зря, ой как зря! Это только паркетные шаркуны будут обращать внимание на первичный энтузиазизм и способность «есть глазами начальство». Настоящий воин сперва проверит, кто есть кто и чего от каждого ожидать можно. Тест, например, в условиях, приближенных к боевым, проведет. Потом уже и определяться будет.
   Холуистый паренек из Дома Вигир, как я и ожидал, радостно влез в первую линию, сверкая глазами и чуть ли сапогами землю не роя. Под стать ему были и иные, пытающиеся отталкивать друг друга. Но не все. Часть стояла на передних позициях с ленцой, но выталкивать и сдвигать их что-то желающих не было. Хм… Никак те самые, особо важные типы из первых Домов Кенигстранна и всего Подземья. Ладно, отметим у себя в памяти, это надо обдумать, обглодать со всех сторон.
   Сам я тихо, не высовываясь, встал позади одного из явных понторезов. Самое лучшее место – и понаблюдать за его поведением, и внимания раньше времени не привлеку. Как начальства, так и этих, важных персон.
   А где там Нерг ошивается? Ага, тут он. Тоже не полез вперед, стоит себе на две позиции справа от меня. Глазами то вправо, то влево, как объективами видеокамер. Пусть тут такого не водится, но до чего ж похоже-то. А теперь, похоже, будем слушать наше непосредственное начальство.

Интерлюдия
Преддверие Хаоса

   – Ты чего такой взъерошенный? – лениво разворачиваясь в его сторону, спрашивает Артас. – Шуму от тебя! И дыму понапустил.
   – Победа, экселенц! Зерно Хаоса проросло, мир Фрахталя открыт и срастается со Стазисом в единое целое!
   – Значит, Тень все же справился с возложенной на него миссией. – Подойдя к краю колодца, бог запустил руку внутрь, извлекая из его глубин шар пульсирующей энергии, источающий аномальную мощь, порожденную самим Хаосом. – Держи. Это понадобится тебе для сглаживания особо резких изменений в новообразующемся мире.
   Шут с лязгом вбросил клинки в ножны, а затем на лету подхватил брошенный ему источник силы. Оказавшись в руках гаера, сфера чуть приугасла, но оставалась практически столь же грозной.
   – Благодарю, пригодится. А Тень я сейчас в его родной мир переправлю. Вместе с подругой, она к нему крепко прилипла, как вампир к цистерне с кровью.
   – Прилипла и ладно, пусть вместе с ним на отдых в его родном мире отправляется, – отмахнулся Артас, которого сей факт занимал меньше всего остального. – Только на отдых он отправится «с пересадкой». Да не дергайся, никакого нарушения обещаний не будет. Они же так или иначе пройдут через Туман, эту межмировую тропу. Спутница Тени проскользнет мгновенно, даже не поняв суть, зато сам он сыграет еще одну роль. Маленькую, но важную.
   – Это какую, экселенц?
   – Послужит этаким «гидом» по множеству миров для еще одного моего помощника. Того самого, которого курирует Фалль. Он сейчас еще ничего не знает ни о нас, ни о ведущейся Игре. Вот Тень и расскажет. Обо мне, о наших общих целях, о Веере миров, да и просто просветит своего собрата по увлекательной авантюре. С его набранным жизненным опытом сделать такое труда не составит. К тому же ему на нас жаловаться не приходится – все обещанное он получил и еще получит, когда из «отпуска» решит вернуться.
   Шут кивнул, соглашаясь. Действительно, этот человек получил многое из желаемого и все из обещанного: магическую мощь, нескучную жизнь, да и многое другое. И главное – причастность к Игре, которая ему была тоже весьма интересна. И он и Артас даже не сомневались в верности этого своего помощника.
   – Исполню. Он должен убеждать этого участника новой партии в новом мире?
   – Ни в коем случае, Шут, это может все испортить. Просто рассказать. Человек больно обидчивый, с обостренным чувством собственного достоинства. Упор тут надо делать на другое. В родном мире ему просто было скучно, он не раз высказывал желание – из области фантазий, правда – оказаться где-то в ином мире, где его увлечения оказались бы востребованными, а серость мира вокруг не была бы столь вопиющей.
   – Я все понял, экселенц, – радостно оскалился гаер, азартно потирая руки. – Кстати, ему тоже стоит рассказать о причудах времени, а заодно и о чем-то еще. Ну это Тени виднее, они же вроде с новым нашим помощником земляками будут.
   – Из разных городов, но это мелочи. Главное, саму суть ты понял.
   – А то! Только еще… Надо бы ему от вас какое-то сообщение передать. Вот давайте запишем послание, а я его отдам девушке Тени, пусть передает.
   Артас не возражал. Послание – это такая мелочь. Равно как и извлечение Змея из мира Подземья в Туман. Любые вариации – от сна до легкой боли – все они могли стать инициатором перехода. Надо будет лишь подгадать нужный момент.

Глава 5

   Первый смотр учебной группы или же военного подразделения – уже событие значительное. Что ж говорить, когда эти два варианта совпадают. Изучали нас, но изучали и мы, причем у нас задачка была даже посложнее. Начальство все свое внимание могло направить в одну сторону – в нашу. Мы же… поневоле разрывались на два фронта.
   С одной стороны, крайне полезно составить первое впечатление о наставниках на нелегком пути воина. С другой – глупо оставлять без пристального внимания остальных студентов Академии. Именно сейчас некоторые из них могут расслабиться, проявить истинные эмоции. Для дроу носить маску – явление привычное, естественное. Но вот сейчас, в такой важный момент и без явного прессинга со стороны руководства Дома… напряжение чуть слабеет. Надо пользоваться.
   – Плохо, – покривился громкоголосый воин. – Никуда не годится. Вы как минотавры, снятые с кола, еле ползете. Быстрее надо, быстрее! Что, за место в линиях соревноваться вздумали? Ну?
   – Мы…
   Стоявший слева от командира дроу легко и непринужденно хлестанул бичом осмелившегося что-то сказать, вбив зарождающуюся фразу обратно в глотку. Быстро сделал, я почти не заметил, как бич, вроде бы мирно висевший на плече в свернутом состоянии, оказался не только снят, но и пущен в дело.
   Незадачливый дроу рухнул на все четыре, пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха. Понимаю, получить обжигающий удар, сбивающий дыхалку, крайне сомнительное удовольствие. Хорошо еще, что бич был не боевой, а так, именно для подобных случаев.
   – Говорить еще никто не разрешал. Эй, поднимите этого чудака! – Соседи по строю мигом выполнили приказ, резонно опасаясь, что в случае промедления следующий удар бича достанется кому-то из них. – Запомните, что все здесь будет под моим руководством. Поняли?
   Молчание – знак согласия. Похоже, так считал не один я. Да и нашего нового цербера это также устраивало. Нет, это не военная кафедра в родимом универе, это казарма на выживание, как я могу судить. А дальше? По всем раскладкам, этот вояка должен будет нам устроить нечто экзаменационное на скорую руку.
   – Ко мне можете обращаться Мастер Ройл, – представился, наконец, наш начальник. – Но прежде чем подойти и сказать что-то, хорошо подумайте, надо ли это вам. Я буду присматривать за вами все десять лет, что вы тут проведете. Пока вы еще пустышки, кувшины для вина. Вас сначала надо проверить на крепость, потом заполнить. И вот тогда, только тогда, я признаю вас настоящими воинами, а не смазкой для клинка. Вы дроу, а значит, должны быть лучшими. Лучше дуэргаров и свирфнеблей, искуснее человеческих бойцов и быстрее эльфов. И я заставлю вас стать такими. Кто не сумеет – или будет отчислен с позором, или просто сдохнет. Трупы я лично отдам некромантам, этим любая падаль сгодится.
   Этот отдаст, сразу видно. Сомневаться в его фанатичной искренности не приходилось. Человек идеи, посвятивший всю свою жизнь созданию новых воинов. Не рядовых, а именно Мастеров, каких даже среди аристократии не так и много. Точнее, много, но не все. Именно из простых Мастеров Дом выбирает лучшего, Мастера Клинка, который и натаскивает простых воинов. Другие же становятся командирами отрядов, руководят диверсионными группами или стаями наемных убийц под эгидой родного Дома. Много вариантов, дел в Подземье для всех Мастеров хватит.
   Та-ак. Кажется, Ройл закончил словоблудствовать и переходит к более интересным вещам. Вот это однозначно надо мотать на ус. Послушаем…
   – …еще успеем вам рассказать. Сейчас же мы проведем небольшую проверку. Я хочу видеть не только ваши умения в битве один на один, но и способность сражаться в беспорядочной свалке. Вы будете драться все против всех. Поняли? А, неважно. Кмерг, несите сюда тренировочное оружие.
   Тот самый воин с бичом кивнул и, в сопровождении еще двух своих приятелей, двинулся в сторону одного из проходов. Мы же остались стоять в строю, ожидая, что же за тренировочное оружие нам принесут. Зато настроения были… не самые радостные. Некоторые из первой шеренги явственно нервничали, время от времени по их спинам проходила нервная дрожь. Интересно, чего они сейчас опасаются: возможного удара бичом или предстоящего испытания?
   Я, как находящийся во второй линии, а следовательно, и более защищенный, повернув голову, подмигнул Нергу. Тот, мигом уловив, слегка оскалился в ответ. Явно по адресу тех самых любителей быть на виду у начальства. Один такой уже получил аванс за холуйство. Остальные же… тоже получат, если не образумятся. А они не образумятся, это в принципе почти неизлечимо.
   Ждать, к моей радости, пришлось не столь долго. Кмерг появился довольно быстро, как и его спутники. Ну а главным тут было появление левитационного диска с нагруженным на него оружием и даже закрытыми шлемами.
   – Запомните, новички, – вновь загрохотал Ройл. – Боевое оружие будете держать у себя в комнатах. Постоянно носить разрешается только кинжал. Все остальное – тренировочное, затупленное. Вот его носить вы обязаны. Есть вопросы? Если есть, задавайте. Я разрешаю.
   – А зачем тогда его вообще носить? – поинтересовался незнакомый мне дроу из первой линии. – Оно же не острое.
   – Болван. Это не оскорбление, а факт. Кмерг, объясни!
   – Воин всегда должен чувствовать свое оружие. Его вес, размеры, форму. Будете шляться по Мили-Магтиру без него – лично выпорю. Так хорошо, как в Доме вас жрицы не охаживали. Ощущение оружия должно для вас стать совершенно естественным. Даже на ночь его надо класть рядом с собой. Хотя бы кинжал и арбалет.
   – Слушайте Кмерга, заготовки для воинов, он вам глупостей не наговорит, – вновь усмехнулся Ройл. – Да и затупленным клинком можно убить, если руки сильные и ум развит. Защититься – тем более. А сейчас все сдаете свое оружие и выбираете из принесенного то, что считаете нужным. В количестве не ограничиваю. Шлемы – надеть обязательно… Увижу кого без шлема – лично все зубы выбью и собирать заставлю! Марш!
   Ну-ну. Часть из нас восприняла приказ как не надо и резво ломанулась вперед. Фу! Ведь видно же, что оружия хватит на каждого и еще останется в избытке. Здесь никто не ставит задачей оставить воина голым и босым. Напротив, Ройлу хочется проверить, на что мы все способны. А судя по выражению его лица и лиц сопровождающих, ситуация далека от идеала.
   Впрочем, ненужную активность проявили немногие, числом десятка полтора, не больше. Пусть их. Остальные подходили к зависшему в воздухе диску неторопливо, примеряясь к лежащему на нем оружию и выбирая приглянувшееся. Как правило, спросом пользовались парные клинки, иногда полуторники. Реже предпочитали сабли, у которых рабочей была не только одна сторона, но и четверть другой. Это пусть орки дурью страдают, лишая себя возможности нанести удар на обратке. Дроу такого себе не позволят…
   Топоры не брал практически никто. Только двое, критически хмыкнув, засунули за пояс легкие топорики в качестве запасного оружия. Оно и понятно, в Домах этому оружию не слишком уделяют внимание. Топорами хорошо в крепко сбитом строю орудовать, а это к дварфам и прочим свирфнеблям.
   Ладно, это не мои проблемы. Мне б что для себя обнаружить. И обязательно с учетом того, что бой будет на ограниченном открытом пространстве в режиме «все против всех». Неприятная ситуация, хотя и знакомая. Мы с друзьями такое не раз устраивали, да во всей красе. Отсюда и плясать будем. Щит? Ну его к… дуэргару в зад, он сделает меня слишком неповоротливым, немобильным. А в таком варианте боя скорость чуть ли не важнейшая составляющая.
   Значит… Бич тоже придется оставить, он все ж простора требует. А вместе с тем хочется что-то нетривиальное, к чему тут не слишком привыкли. О, вот оно! Кистень, с которым я уже не раз пробовал работать именно что в паре с мечом. Оригинально, непривычно для противника, но вместе с тем вполне эффективно. Многие спецы по работе с кистенем предпочитают его в пару к щиту или же два кистеня сразу. Но по мне это не совсем. Дело вкуса.
   Хватаю обнаруженную прелесть, ловя на себе недоуменные взгляды нескольких сотоварищей по группе. Бес с ними, пусть удивляются. Потом удивлю еще больше. Постараюсь удивить.
   Ну а меч… Длинный помешает, короткий также не в тему. А вот этот подойдет, благо не только подходящей длины, но еще и витая гарда, хорошо защищающая кисть, позволяющая блокировать удары, не опасаясь за сохранность пальцев. И два «зуба», в которые так хорошо ловится лезвие меча противника. Резкий поворот… и при удаче он будет обезоружен. Как запасной вариант – пара длинных кинжалов. Ими при необходимости можно орудовать немногим хуже, чем парой коротких мечей. И шлем подходящий прихватить вкупе с латной перчаткой на правую руку. Ту самую, в которой будет кистень. Остальной броней пренебрегу.
   Хотя… Здесь только легкие наручи и поножи, движения не стесняющие, и на скорость влиять практически не должны. А, где наша не пропадала! Возьму и экипируюсь в чаянии душевных ударов по организму. Тут контролировать удар вряд ли кто будет, никаких приятельских эмоций по отношению друг к другу не питают. Скорее уж наоборот, постараются от души проехать клинками по организмам. Все, готово.
   – Вооружился? – слышу знакомый голос. Все понятно, Нерг собственной персоной. – Я тоже себе подобрал. Но ты с этой колючкой на цепи ошибся. Проку мало.
   – Проверим. Вон у тебя обычный вариант – два прямых одноручных меча. Как и у многих других среди нас. Знаешь, бой покажет нашу правоту или наоборот, нестыковки и досадные промахи. Да, ты шлем себе по размеру подбери, иначе от него больше вреда, чем пользы.
   Нерг мигом принялся перерывать шлемы, приговаривая:
   – Шлемы, броня. Из наших вообще мало кто их носит – зрение ухудшают, тяжесть на голове. Ну еще кольчужный хауберк я понимаю, а этот… Он закрытый, только маленькие прорези для глаз.
   – Вот прилетит тебе полуторником по черепу, так сразу поймешь. Лечить травмы головы – с этим не всякая магия справится, сам понимать должен. То же самое и с шеей. Пока к тебе кто-то из понимающих в целительской магии добежит, кровью истечешь. Шлемы закрытые с тяжелыми бармицами – это не просто так, а для нашей безопасности.
   – Воины все равно редко шлемы носят.
   – Потому как на них по десятку защитных чар накручено – амулетных и собственного приготовления. Да и то, везде своя специфика. Наручи с поножами одевать будешь?
   – Ну их, – пренебрежительно отмахнулся Нерг. – Мешают. Пойдем, почти все выбрали себе оружие. Нехорошо задерживаться.
   Пожалуй… На самых последних если не косо посмотрят, то все равно отметят в памяти. А до поры до времени лучше не особо светиться. До какой именно поры? А вот до того самого испытания на прочность, которое нам сейчас устроить решили. Правильно решили, кстати.
   – Строиться сейчас необязательно, – порадовал Ройл, поигрывая извлеченным из ножен кинжалом. – Наоборот, весь этот двор – ваше поле боя. Из сорока восьми останется один. Мы будем следить за схваткой и, будьте уверены, оценим боевые качества каждого. Чем дольше продержитесь, тем успешнее прошло для вас испытание. Убивать запрещено, все остальное можно. Целительская магия справится. Начнете после громового разряда.
   Довольно краткое выступление, зато полностью описывающее нашу задачу. Бой без правил, проще говоря, и в зависимости от его результатов почтенное начальство будет оценивать нас. Как именно? Ну, тут тайна на загадке сидит и неясностью погоняет.
   Ясно одно – все наверняка не столь просто, как может показаться. Сомнительно, что такой тертый калач, как Ройл, будет высоко оценивать того из нас, кто попытается отсидеться за спинами остальных. Хотя нет, оценит, но в несколько однобоком ракурсе. Эх, гадать тут нечего, надо самим думать и действовать.
   Насчет «самим»… Нерга бы приспособить на совместные действия, да побыстрее.
   – Нерг, а как ты относишься к возможности продержаться подольше?
   – Как и все. Хорошо, – быстро отвечает мой недавний знакомец. – Друг друга прикрывать предлагаешь?
   Одиночке здесь сложнее будет. Зато связкой работать стоит. И остальные наверняка такую тактику использовать будут. Ну, решай уже, а то в любой момент бой начнется.
   – А давай! Дроу в союзе друг с другом – это забавно.
   Для него да, забавно. Слишком уж этот народ коварен и готов при случае ударить в спину кому угодно. Так их учат чуть ли не с младенчества. Ллос велит, и этим все сказано. Паучиха хорошо понимает, что такое максима «разделяй и властвуй».
   Но сейчас не в этом дело. Все сорок восемь бойцов рассыпаются по двору. Оружие на изготовку, все ждут сигнала к началу схватки. Около половины из нас явно решили биться в одиночку, часть нашла напарника. Видны и две тройки бойцов, что может быть особенно опасно. Сработавшаяся тройка может решать целый спектр мелкотактических задач. Только тут о сработанности и притертости речи быть не может – все мы видим друг друга практически впервые, если знакомцы и есть, то не слишком большое количество.
   Ройл, Кмерг и остальные успели скрыться с глаз. Наверняка сейчас в тех самых строениях вокруг собственно двора-арены. Сидят, как я понимаю, у окон, наблюдают и ждут подходящего момента для сигнала. Тут тоже своя специфика. Выждать, накрутить нервы бойцам, заставить сердце биться чаще и адреналин мчаться потоками. Вдруг кто перегорит еще до начала?
   Грохот. И сразу же двор превращается в поле боя. Хаотическое такое, безумное, лязгающее сталью клинков и изрыгающее проклятия.
   Нерг, несколько неожиданно для меня, начинает работать клинками в агрессивной атакующей манере. Странно. Я ожидал от него более вязкой, оборонительной структуры боя. Тем не менее меня вполне устраивает и этот его стиль. Мой напарник резво налетает на малость опешившего, озирающегося вокруг одиночку, навязывая тому жесткий бой на короткой дистанции. Грамотно навязывает. Два коротких клинка могут не только связать тяжелый полуторник, но и предоставить с десяток вариантов убиения замешкавшегося воина.
   Одного взгляда хватает, чтобы понять – дроу с полуторником Нергу не соперник, он его добьет в самом скором времени.
   А вот следить за спиной надо! Излишняя концентрация на одном противнике губит многих. В этом я не раз убеждался и на собственном опыте. Стоит увлечься, потерять картину боя в целом, так тебя сразу… пожурят. Сталью по башке или иным чувствительным частям тела. Сейчас на Нерга попытались было налететь два воина, причем один таки да щитовик, а другой оказался вооружен коротким копьем с листовидным наконечником. Таким агрегатом можно рубить при желании, а не только колоть.
   Щитовик хорошо закрыт, с ходу его не пробить. Но остановить эту парочку придется. Ложный выпад в сторону копейщика заставляет того разорвать дистанцию, укрыться несколько сзади-сбоку от щитовика. Плевать, мне сейчас надо только выиграть время. Пару секунд. Имитирую замах кистенем, а сам в это время мечом отбрасываю в сторону тянущийся ко мне клинок. И в то же самое время – удар ногой под край щита. Давняя пакость, на наших тренировках многоэтажным матом запрещенная.
   Деревянная, окованная сталью дура рвется вверх, врезаясь аккурат в подбородок воина. Его счастье, что на пути плотная бармица, хоть немного смягчающая удар. Но чувствую, зубов он сегодня серьезно недосчитается. Восстанавливать же их – дело не самое приятное, пусть и быстрое. Они, зубы то есть, при восстановлении, как мне говорили, сильно болят.
   И кистенем тебе вдогонку, аккурат по ребрам. Чуть усилить удар, и они всмятку захрустели бы, а так… синяками обойдешься. Ну не бой сейчас, скорее экстремальная тренировка. Выбыл из боя и выбыл, лишнего мне не надо.
   Холодный ветерок обдает правый бок… Чуть не попал, умелец хренов! Копейщик успел сместиться в удобную позицию и сейчас успешно изображал помесь швейной машинки и шинковальщика. Он наносил то колющие удары, то рубящие. И ведь я знал – его цель сейчас прорваться к Нергу, вывести из игры сначала его. А со мной он рассчитывал разобраться позже.
   Есть… Победный вопль моего напарника, и сразу же ситуация меняется – теперь он берет на себя этого резвого паренька. Одновременный удар двумя клинками… Копейщик в перекате уходит, но нарывается на догоняющий удар. Опять мой… Отдыхай, родимый.
   – Спину держать надо!
   Нерг пытается изобразить глубочайшее раскаяние. Получается у него хреновато. А, бес с ним, потом разберемся. Сейчас как-то маленько не до того.
   На нас выносит одного одиночку, одна рука которого безжизненно висит вдоль туловища. Жаль подранка, его ж добить надо, щоб не мучился. Кистенем его… Ай, как неудачно. Я, конечно, рассчитывал на связку клинка соперника, но не так же… Цепь оказалась плохо прикреплена к рукояти, и крепление вырвало с мясом. Мля, руки у них из жопы произрастали, у конкретного оружейника уж точно!
   Меня не слишком порадовало, что Нерг быстро и качественно успокоил подранка, который еще не успел стряхнуть с лезвия обмотавшуюся цепь с шаром на конце. А вот он был в отличном настроении.
   Так, и что имеем вокруг? Бой оканчивался быстро, возможности отсиживаться в укромных уголках тут явно не намечалось. Только активные действия, исключительно быстрые, жесткие схватки. А итог? Трое одиночек, одна целая и невредимая тройка и две пары, включая нашу. Двойка сейчас не питала особого желания продолжать активную фазу, а вот троица… она нацеливалась гонять одиночек, что в таком раскладе не должно было составлять труда.
   – Тройка опаснее всего. Все они – из первой десятки, – «порадовал» меня напарник. – Но в десятку мы вошли.
   – Мало… Не расслабляйся, атакуем!
   – Кого?
   – Троицу… Да, именно их, пока они заняты одиночками. Вперед и быстро!
   Эх, сейчас бы не словами объясняться, а жестами, у дроу они в большом почете. Так нет, они как раз изучаются в этой самой Академии. Не владеем мы ими покамест. Уж я точно не владею.
   Наш рывок был быстрым, но за это время троица уже успела выбить одного одиночку и загнала в угол второго. Пусть, оно только лучше. Пока они разделываются с ним, их внимание немного, да отвлечено. Или уже нет?
   Вот она, лучшая тактическая позиция триады – двое могут добивать жертву, в то время как третий занят исключительно наблюдением. А чего тут наблюдать, вот они мы двое, резвым бегом приближающиеся. Прижиматься к стенам им не резон – сразу потеряется гибкость, мобильность. И численное преимущество, оно при таком раскладе смажется. Значит, остается как раз бой на открытом пространстве. Он дает больше шансов как раз им и только им. Нам же… Нам остается рисковать!
   Вместо почившего в бозе кистеня в руке давно расположился кинжал. Тоже привычно, такой набор я частенько использовал. Особенно если учитывать колюще-режущий ассортимент противника. У них ведь тоже никаких необычных приблуд, только стандартная для темных эльфов экипировка. Все те же легкие клинки, сабли, не шибко сильно изогнутые. У одного, правда, бастард, по своим параметрам плавно переходящий в двуручник. Особенно учитывая комплекцию дроу – рост под сто шестьдесят с небольшим и хрупкое телосложение. Эта раса ж не люди и не эльфы классического образца.
   Успех, он, как говорится, иногда улыбается рисковым. Заодно с нами, почуяв что-то, рванулась и та пара. Что, бой трех групп одновременно? Вот это действительно сложная ситуация. Наверняка у Ройла и иже с ним слюнки текут – такая роскошь в первом же испытании нарисовалась. Великолепная возможность оценить не только индивидуальное мастерство, но и навыки работы совместно.
   А вот дальше события рванулись… необычно. Прямо-таки шокирующе для меня. И тут можно было винить только психологию дроу. Ее я как раз до конца не учел.
   Совершенно внезапно один из триады, увидев, что их вообще-то зажимают в клещи двойной атаки, воровато огляделся и… с оттягом рубанул своего соратника, одновременно отскакивая вбок. Дескать, вот он я какой, вам помогаю. И глазки в сторону той, другой пары. Типа того, что я хороший, я вам пригожусь в добивании остальных. Мерзость! А ведь забавно, что те нормально сложившуюся ситуацию восприняли. Один жестом показал, чтобы присоединялся.
   Последний из тройки, малость ошеломленный, только и смог, что прекратить поединок с тем, прижатым к стене. А все верно, шансов маловато, оставалось лишь прижаться туда же, но чуть поодаль. Забавно, но факт – этих двух заставила объединить усилия хамская выходка третьего. Мара-азм!
   Расклад три-два-два… И все это в полном раздрае, на небольшом пространстве. Хаос с сумятицей в одном флаконе.
   Рвусь вперед, рассчитывая на прикрытие спины. Жестко блокирую саблю, поворот, уход вправо. Мимо проносится двуручник, что тоже невесело. Еще чуток – и прямо по голове. Примеряюсь ударить кинжалом в открывшийся бок…
   Только чутье подсказывает – опасность со спины! Не успеваю уйти, получается только чуть развернуться и отмахнуться рукой, подставляя под удар наруч. И все равно, удар оказывается сильным, душевным. Но кто, кто успел подобраться с защищенного вроде сектора? Рву дистанцию, уходя хоть чуть, но в сторону. Плевать, сейчас главное понять – что к чему и почему?
   Ах ты ж нецензурное явление! Нерг, сын и законный наследник дворовой суки и глиста парашного! Тоже решил присоединиться к игре под названием «все против всех, невзирая на договоренности». А вот за такое бьют, и бьют жестоко. Не злобы ради, а вразумления сознания для.
   Теперь мне уже плевать на возможность продержаться или же выключить из боя еще одного-двух. Плевать и на победу. Есть иная цель, более важная.
   Ставка на единственную атаку, одну и только одну. Рука с кинжалом вне действия, по правилам она отключена, ей не воспользоваться. Попробуешь нарушить – мигом получишь болевой шок. Один уже попробовал… Кажется, он до сих пор катается по песку, завывая на все лады. Нет уж, я не идиот, так подставляться.
   Нерг, как я понимаю, подумал, будто, разорвав дистанцию, уйдя из зоны его досягаемости, я так все и оставлю. Фиквам! Бросок вперед, дистанция сокращается до ударной… Но удара клинком нет, его и не планировалось на этом этапе. Вместо этого присед, смещение и уже оттуда удар ногой в коленный сустав. Попал! Если и не вынес, то боль все равно дикая, заставляющая хоть на секунду, да потерять ориентацию в пространстве. Нерг припадает на одно колено, и тут клинок врезается в пах. Лови, любитель коварных фокусов, кушай на здоровье.
   Ага, ты еще проблюйся прямо тут, у всех на виду. Самое то… И в качестве завершения пинок ногой в почку для полного закрепления материала. Думаю, что эпилог в виде укола мечом он уже и не почувствовал.
   Не успел я порадоваться, как достали и меня. Удар был так себе – небрежный, с протягом вдоль спины. Ладно, плевать. Я и так уже исполнил все, что хотел. Облегченно валюсь на песок, как и положено в этом бое всем выбывшим. Ф-фу, теперь и отдохнуть полезно будет. Хоть немного, но отдохнуть. Устал я от всего этого безумия, перемешанного с азартом схватки.
   Внезапно острый приступ боли, зародившийся в голове, закружил меня, вырывая сознание из вполне себе здорового тела… Что за бесовщина? Это похоже на… На то самое перемещение между мирами. Но почему вдруг? И куда?

Интерлюдия
Туман

   Сыро, холодно, слякотно даже. И хочется оказаться в более пристойном месте, да вот возможности такой нет. Или я ее не знаю, что по сути есть одно и то же. Идти бы надо, не стоять же на месте. Остается только выяснить, в какую сторону направляться. А и правда, в какую? Туман скрадывал местные просторы, уже через несколько шагов все тонуло в белесой взвеси.
   – Стоит на асфальте он, в лыжи обутый, – раздался чей-то насмешливый голос, и из тумана появился человек. – Здоров, земляк. У тебя как, лыжи едут или с головой все же нормально дело обстоит?
   – Шел бы ты… на эстонский хутор толстых бабочек сачком ловить, – отбрехнулся я в сходной манере. – Ты вообще кто такой? И где мы вообще находимся?
   – Хорошие вопросы… зато и ответы на них есть. На оба, а заодно и еще кое-что для тебя важное и полезное. Извиняй, сесть не предлагаю, комфорта здесь маловато. Да, и руки от клинков убери, они тебе сейчас не понадобятся. Я к врагам точно не отношусь, а местные обитатели… Поверь, я с ними расправлюсь куда лучше и быстрее.
   В последнее я поверил сразу. От незнакомца – коротко стриженого человека с искривленным в вечной усмешке ртом, исходили волны мощной, но очень необычной магии. Такую я не видел ни у кого из дроу, да и от остальных виденных мною магов иных народов. Да и вообще, внешний вид, вроде как обычный, чем-то настораживал. Прислушавшись, я понял, что именно не давало мне покоя – еле слышные щелчки при каждом вдохе и выдохе.
   – Что, приятель, уши хорошо работают? – еще сильнее скривил рот в гримасе незнакомец. – Не обращай внимания, просто небольшой довесок к телу. Механика, чтоб ей пусто было. Немного фантазии, помощь одного наемника, и прелестный артефактный арбалет превращается… Арбалет превращается… в арбалет же, но встроенный внутрь тела. Заодно служит и трансформатором одного типа силы в другой. А действие его могу даже показать, мне не жалко.
   Неожиданно встреченный в этом странном туманном месте земляк быстро развернулся, и из узкой прорези в его груди вырвался короткий, горящий нестерпимо алым огнем арбалетный болт. Он прочертил в туманном мареве яркий след и спустя мгновение вонзился во что-то. Не, в кого-то! Вспышка, грохот, змеящиеся разряды неведомо откуда взявшихся молний. И утихающее буйство магии вокруг чьих-то догорающих останков.
   – Впечатляет… – только и мог вымолвить я, воочию убедившись в силе мага. – А кто это там подгоревший шашлык изображает?
   – Мало ли… Один из местных обитателей. Сидел тут сначала, потом подкрадываться начал, нехорошо облизываясь. Пасть с большими зубами и все, больше ничего интересного в нем не было. Да, меня Тень зовут, а тебя?
   – Змей. Если по старому прозвищу. А в новом мире… А, неважно. Ты лучше скажи, где я?
   – Тропа между мирами, – быстро, ни мгновения не раздумывая, ответил Тень. – Только через нее попадают из мира в мир те, кто может ходить между ними по собственной воле. Ты тоже научишься. Сначала сюда, потом и подальше. Сперва с помощью, потом без нее.
   Тень, как я понял, оказался большим любителем поговорить, а может, на него встреча с земляком так подействовала. Видно было, что убивать для него – занятие привычное, практически повседневное. Опасный человек, да и маг уровня такого, от которого многие Матроны от зависти бы удавились дружно и с заунывным хоровым пением в придачу. Но почему он меня тут искал? Что искал, сомнений нет, случайно такие встречи не происходят.
   – Не страдай вопросами, Змей, все равно отвечу. Я здесь транзитом на пути в родной для нас мир. Отдыхать буду какое-то время после выполненного поручения тех, кому обязан многим.
   – Чем?
   – Для начала – самой жизнью, – на полном серьезе ответил маг. – Меня из родного мира умирающим выдернули, подлечили, многое рассказали, а там и работу предложили. И оплата… Магия, возможность практически вечной жизни при благоприятном раскладе, выход за пределы нашего родного мира. Это стоило любого риска. Долг мной уже оплачен, но вот интерес к моим, скажем так, кураторам остался и усилился. К ним, к той партии, что они ведут. А ты сам чего хотел? Только честно, не тая. Я ж тебе не опер, на признанку колоть не намерен. Просто знать хочу, столько времени своих не видя. А тут вон оно как… Кстати, я тебе сейчас кратенько расскажу. Потом уж и ответишь, меня выслушав.
   Врать человеку, пусть и незнакомому, но явно из своих, таких же любителей холодного оружия и рискованных мероприятий… Западло. К тому же после поведенного им ликбеза мои представления об окружающем мире… мирах если и не перевернулись с ног на голову, то уж точно претерпели серьезные изменения.
   Боги, Веер, вечная Игра, ведущаяся двумя сторонами за право устанавливать Порядок или Хаос… Миры, то рушащиеся под напором чужой воли, то возрождающиеся уже из последней стадии распада и разложения. Все это крутилось в голове, никак не желая укладываться в единое целое. Да, Тень явно говорил не все, но оно и понятно – первому встречному такие вещи не выкладывают. Он и так рассказал многое.
   Кстати, мы были не единственными. Тень в ходе своих странствий, как оказалось, видел и других. Другие, как и он сам, тоже приняли сторону Хаоса. Не за плату, а за идею, как он говорил. И я ему верил. Столь записной циник и любитель высмеивать все и вся никак не сочетался с откровенным враньем, оно ему было… неинтересно. Убить он мог легко, а вот унижаться до вульгарной, бесхитростной лжи – увольте.
   К тому же Тень даже не старался меня в чем-либо убеждать. Он просто говорил, по ходу дела давая едкие, злые характеристики своим врагам, а заодно и ситуации в тех двух мирах, в которых успел побывать. И почему-то мне не было жалко тот, второй, который сторонники Артаса из моих земляков почти наверняка оставили на ускоренную погибель. Больно… противным и гадким он был. Хотя и стабильным, с давно устоявшимся «порядком», пусть и довольно своеобразным.
   – Вот такие дела со мной творились, – закончил Тень свой рассказ, небрежно отшвыривая попавшийся под ногу камешек. – Я давно уже нашел свое место в Игре. Тебе же, приятель, это еще предстоит. Случайных переходов из мира в мир не существует, поверь. Значит, в тебе были заинтересованы.
   – Меня вообще-то какой-то маг из дроу перетянул. Аккурат в тело одного из своих. Правда, перед этим мне книгу в подарок принесли. Древнюю, оккультную. А я ритуал решил провести, попробовать. Вдруг получится. Что-то и получилось. На свою голову…
   – Бред, – отрезал Тень. – Это я насчет мага из темных эльфов, в теле одного из которых ты и очутился. Мир может притянуть, это верно. Но ему нужна точка опоры и помощь. Маяком послужила, как я понял, эта самая книга. Но ты ее не сам нашел, тебе ее ДАЛИ. Ты ее ПРИНЯЛ. И наверняка дарителю ты о чем-то говорил. О своих желаниях, мечтах, устремлениях. Верно?
   – Это была девушка, – признался я. – Красивая, такую я еще никогда не встречал. А опыт был большой… Она мне и подарила книгу вместе со странной запиской.
   Тень радостно оскалился, выслушав мое признание. Видимо, ситуация его несколько… позабавила.
   – Эмиссар одной из сил. Вот и вспоминай, что ты ей высказывал о своих стремлениях.
   – Но она же из наших, из «ролевиков».
   – Это ничего не значит. Примерить на себя временный образ для мага не представляет ни малейшей сложности. В случае моего знакомца, Лича, устроитель его переноса в иной мир вообще мастером ролевки прикинулся. Успешно, кстати, никто даже и не заподозрил ничего. Так что не удивляйся подобным вещам, в мире магии все это естественно и повседневно. Однако я жду.
   – На скуку ей пенял, на то, что в нашем родном мире нет магии, практически исчезли честь и благородство, – принялся вспоминать я разговор с Фаллиэль. – Скучно мне было, вот и все. И, честно признаться, хотел бы родиться на несколько веков раньше. Только… все связи, все друзья ТАМ остались. Такое просто так не пройдет.
   – Ах вот ты о чем, – небрежно отмахнулся «собрат по несчастью». – Забудь о такой мелочи. Время в мирах течет по-разному. Ну а наша Земля, она тут вообще явление особое. Там время ползет, как беременная черепаха. Ме-едленно так. Если выживешь и сумеешь достичь чего-то – вернешься туда через неделю-другую. Время же, проведенное тут, пусть даже годы, спокойно могут оказаться днями. Понимаешь?
   Ну и ну… Порадовал меня новый знакомец! Так порадовал, что и представить сложно. Разная скорость реки времени в множестве миров – это же просто сказка, если ты оказался по правильную для своих нужд сторону. И что получается? А то, что моя очень сильная претензия к перенесшим меня в иной мир рассыпалась серым прахом.
   Что ни говори, я сам ругал ограниченность родного мира, отсутствие там возможностей для бойца-мечника и любителя оккультных знаний, да и за многое другое родной реальности на орехи доставалось. Итогом как раз и стал факт моего переброса в иной мир. За слова принято отвечать! Этот жизненный принцип я всегда использовал. Вот и по отношению ко мне он оказался истиной. Хотел перенестись в иной мир? Да, хотел. Перенесся? Опять же верно. Всего лишь выполнили мое желание, так что все возможные претензии исключительно к собственному языку.
   – Размышляешь? – вывел меня из полуотрешенного состояния голос Тени. – Правильно делаешь, кстати. Но я чувствую, что теперь у тебя один важный вопрос разрешился, ну а насчет второго тоже могу совет дать.
   – Не откажусь.
   – Выбирай сторону в Игре, приятель. Скорее выбирай. А теперь… Пора тебе обратно в свой новый мир.
   Тень что-то коротко рявкнул, с его руки слетело нежно-зеленое облачко. Оно метнулось ко мне, коснулось лица и… Мир вокруг вспыхнул сотнями ярких искр, распадаясь на части и вновь собираясь в единое целое. И это уже был не туман, а знакомая арена, где только что закончился тот самый бой. Здесь, в мире Подземья, и впрямь прошло максимум несколько секунд.
   Чудеса… Как и вся моя жизнь с определенного момента времени. Ну да ладно, зато теперь есть возможность взглянуть на ситуацию по-новому. Игра, противоборствующие силы. Мы, опять же, втянутые в это противостояние. А к тому же обещание Тени, что скоро придется выбирать сторону. Что ж, поживем, а там и решим. Хотя, надо признать, сторона, которой присягнул Тень, не показалась мне столь уж мрачной и опасной для своих сторонников. По крайней мере, по отношению к нему, да и к прочим, слово они держали.

Глава 6

   Как только закончился испытательный бой, Ройл мигом, не теряя времени, приказал всем мало-мальски непокалеченным оттащить своих более неудачливых коллег поближе к Кмергу, который, кстати, оказался еще и неплохим целителем, а не только воином. Разумеется, тому способствовали многочисленные артефакты, но факт оставался фактом. Не ожидал, честно признаюсь. Хотя… В боевой диверсионной группе врач жизненно необходим. Вот только не простой штатский, а именно воин, которого не нужно особо охранять. Лезть самому в бой целителю не рекомендуется, зато защитить себя он таки да обязан. Не абы как, а на вполне профессиональном уровне. Это и в нашем мире, да и тут. Я ж говорил, суть вещей остается неизменной, логика и там и тут двигалась в единственно разумном направлении.
   Стоит отметить, что парочку особо пострадавших стали лечить еще до окончания собственно боя. Влекомые телекинезом тела медленно проплыли в сторону целителя, аккуратно держась в стороне от кипящей схватки. А теперь пришла очередь всех остальных. На них наши наставники силы тратить не собирались. Телекинез, он сильно уж утомительный.
   Отлынивать от добровольно-принудительной обязанности смысла не было, поэтому я, тяжко вздохнув, поднял с песка избитого мной же Нерга и потащил его в сторону Кмерга. Клинки, свои и его, естественно, также прихватил. Оружие – это святое, никак нельзя оставлять его валяться без присмотра.
   Дотащив не слишком тяжелую тушку до целителя, рядом с которым уже лежали, сидели и даже стояли страждущие скорой медицинской помощи, я сбросил тело вниз без малейшего пиетета. Рядом же приземлились и оба клинка Нерга.
   Пнуть его еще разок, что ли? Мысль промелькнула и тут же испарилась как совершенно бесполезная. Пинать бесчувственное тело само по себе нелогично, а этот к тому же получил по полной программе за свои фокусы. Кстати, для дроу это вполне типично.
   Типично… Меня еще оставшийся безымянным маг предупреждал. Дескать, никому и никогда тут не доверяй, коварство и предательство в крови у темных эльфов. А кровь, она отравлена Ллос. Что это значит лично для меня? Должно что-то значить, этот типус ни одного бесполезного слова старался не произнести. Должен быть и тут свой особый смысл. А если… Точно. Он таким образом намекал, что не стоит искать некий идеальный материал, работать придется с уже существующим. Не приспосабливаться, а именно работать. В конце концов, и выбора особого у меня нет, одиночка никогда не сможет противостоять системе эффективно. Получится лишь короткая вспышка, пусть и яркая, а затем все быстро приходит в прежнее состояние.
   – Что, ученик, боевой трофей притащил как доказательство победы? – с ленцой поинтересовался Кмерг, глядя на обрушившуюся вниз тушку Нерга. – Так я видел, ты вроде хорошо сражался, потенциал есть.
   – Благодарю вас, Мастер. Только это не совсем трофей, а так. Бывший напарник, который решил, что без меня он дольше продержится.
   – И как?
   – Недостаточно ловок оказался, вот и получил.
   – Бывает, – пожал плечами воин-целитель, не прекращая накладывать заклятия на покалеченных. – Не сумел кинжалом в спину быстро ударить, сам его получишь. Так, что у нас тут? Выбитый сустав, травмированная почка, яйца всмятку. Жестко бил… Отмечу Ройлу, чтобы тебя в рукопашном бою проверили. Полезно бывает для диверсионных групп.
   Только не это! Мне рукопашка еще в родном мире осточертела по самое не балуйся. Ну нет у меня особой радости получать по организму руками и ногами в больших количествах и с солидной частотой. Да, прозанимался я в секциях лет восемь. Да, еще и пояс не самый хиленький получил. Но не мое это, не мое! Я и оказался там в раннеподростковом возрасте по простейшей причине – хотелось научиться не только давать отпор всякой швали, но и делать это успешно. Отвратительно, знаете ли, когда тебя запинывает в родном дворе тот, у кого банальным образом больше масса и возраст. У меня тогда хватало лишь злости и готовности отбиваться до последнего. А вот умения… не было вообще.
   Умение появилось потом, вместе с разбитыми суставами на пальцах, парой выбитых зубов и сломанным ребром. Секция была не из спортивных, тренер учил совсем по-другому. Он показывал не как совершать красивые, киношные махи ногами, он учил калечить противника, нейтрализовывать и… просто убивать. Ходили слухи, что раньше он был не последним человеком в некоем спецотряде, потому его заведение так и не прикрыли, несмотря на случавшиеся доносы.
   Забавно, но никто из его учеников не пошел в криминал. Ну не любил тренер брать к себе на обучение городскую шпану, сразу на дверь указывал. Спортсменов тоже не готовил. Он учил жить и воевать, пусть и без оружия. Война же, она разная бывает. Бывает и начинающаяся с детства.
   Учил он и работе с подручными предметами вроде палок, импровизированных кастетов, цепей и веревок. Потом переходил на другой уровень, показывая азы ножевого боя и работы с шестом, нунчаками и прочими экзотическими видами восточного оружия. От этого у меня и родилась любовь к холодному оружию и боям с его использованием…
   М-да, было дело. А теперь еще и тут предлагают в полуприказном порядке… вспомнить былые навыки. И придется, отказываться от подобного предложения будет нехорошо. Не поймут-с.
   Пока я предавался размышлениям на вольные темы, Кмерг в какой-то мере подлечил Нерга. Правда, в сознание тот еще не пришел, слишком уж сильно и душевно я над ним поработал. А тут и Ройл решил разразиться очередным наставлением. Послушаем, обмозгуем.
   – Этот бой для вас прошел, но он всего лишь первый, – на несколько минорной ноте начал он. – Будут еще, и в сравнении с ними сегодняшний покажется вам легкой тренировкой. Уяснили?
   Несколько из нас нестройным разноголосьем подтвердили, что им все ясно, понятно и даже более чем. Сомневаюсь, что Ройл так прямо взял и поверил в их глубокую сознательность. Ну а как там на самом деле, тут спрашивать не у меня надо. Зато спустя несколько секунд Мастер продолжил:
   – Сейчас вы все дружно соберетесь и направитесь по комнатам. В них будете отдыхать в то время, которое будет оставаться от занятий. И не скажу, что его останется много. Комнаты одноместные, можете спать спокойно. Ключ-руну каждый создаст для себя сам, заготовка будет лежать на столе вашего нового жилья. Вопросы есть?
   – Что насчет результатов испытания?
   – Результаты уже есть, мне и моим помощникам надо только полностью оценить их, – обнадежил вопрошающего Ройл. – Как только разберемся – сигнал услышит каждый из вас. Тогда быстро собираетесь и в течение четверти часа должны быть тут, в этом дворе. Дорогу к жилому сектору покажет Дарт. Если больше сказать нечего, то быстро разбрелись по комнатам. Ходить по сектору, просто так или в гости друг к другу, разрешено. В другие места пока нет. Тех, кто ходить еще не может, с собой разберете. И вещи не забудьте, если у кого есть.
   Закончив последнюю фразу, Ройл невозмутимо развернулся и отправился куда-то. Нам, конечно, он докладывать не собирался, но это в порядке вещей. Если надо – сам нас найдет.
   А этот самый Дарт… Он, как я понимаю, некто вроде надзирателя за нашим проживанием и вообще порядком. Малозначимые вопросы будет решать сам, а при необходимости подключать крупный калибр вроде Кмерга или, что еще солиднее, самого Ройла.
   Отдых – дело нужное и крайне полезное. После боя особенно. Нервные клетки, они там просто сгорают, да и после прилива адреналина надо «остыть», если по-хорошему, без экстренных условий. А сейчас у нас тут никакого аврала, просто плановая тренировка состоялась. Жесткая, с травмами, ну так и что с того? К тому же с медициной здесь на порядки лучше, чем в привычной мне реальности. Переломы, разрубы, выбитые суставы – все это лечится быстро и качественно. Болезным в крайнем случае требуется всего-то несколько часов отдыха без колыханий.
   Кстати, насчет болезных. Чую я, что этого клятого Нерга вновь придется тащить, на сей раз еще и со всей амуницией и шмотками. Хорошо, их немного, самый необходимый минимум. Впрочем… кило на десять или чуть поболее все равно потянет. А, авось не надорвусь.
   Привычно взвалив уже вполне здоровое, пусть и погруженное в легкий лечебный сон тело на плечи, я медленно побрел вслед за собственно Дартом и другими, более резвыми сотоварищами. Аккурат к одному из проходов, ведущих в… Наверно, как раз в тот самый жилой сектор.
   Снова довольно узкий коридор, но постепенно расширяющийся и более ухоженный, что ли. И дверь… С виду довольно хлипкая, хоть и двустворчатая, зато магическая составляющая хороша. Дай боги кому другому под нее попасть. Вроде бы ничего смертельного, хотя… Нет, не возьмусь своими крайне куцыми понятиями судить. Потом поинтересуюсь у кого-то более понимающего в этом деле.
   А за дверью… Вот и он, жилой сектор во всей красе. Это я без издевки, место действительно было неплохое, хорошо оформленное и где-то даже уютное. Уж всяко лучше тех студенческих общаг, куда я к знакомым захаживал. Равно как и общаг казарменного типа, тьфу на них двадцать два раза!
   Чисто, стены в барельефах и вычурной резьбе, осветительные кристаллы над потолком для пущего стиля. Множество однотипных дверей, наши комнаты, как я понимаю. Что еще? Несколько нетипичных, и что там за ними – это я чуть позже непременно полюбопытствую. Однако… Наверняка столь важные штуки, как санузлы, кухня и что-то вроде общего зала для тех, кто пожелает собраться в количестве большем, нежели трое-четверо.
   – Можете разбредаться по комнатам. Вот те одинаковые двери, – впервые подал голос Дарт. – За едой и питьем сходите на кухню, она ближе всего ко входу, такая квадратная дверь. Деликатесов не ожидайте, все съедобно, но без изысков. Что неясно, у обслуги спросите, там гоблины в основном. Отхожие места и бассейны сами найдете, не маленькие. В самом конце коридора три большие комнаты. Что хотите с ними, то и делайте. Общайтесь, ругайтесь. Но чтобы без лишнего шума. Доложат – лично зубы выбью. Все.
   Мрачный Дарт потопал обратно, ничуть не интересуясь нашим дальнейшим времяпровождением. Да и хрен с ним, если совсем честно. Вот сейчас заброшу Нерга со всем его барахлом в одну из комнат, а сам пойду в другую, свою. Устал я, сильно устал от всей кутерьмы.
***
   Вещей своих ноль, ничем не отягощен, да и вообще… С одной стороны, это есть хорошо, зато с другой несколько обидно. Про что это я? Да всего лишь про то, что выделенная мне комнатушка как была по сути пустой, так и осталась. Кровать, стол, пара стульев, да еще шкаф и пара полок для книг. Все грубоватое, явно на долгие века сделанное. Никаких украшений и прочих изысков. Не считать же изысками заботливо выцарапанные на столешнице виртуозные ругательства в адрес всех и каждого. Однозначно, все студиозусы сильно не любили наставников Мили-Магтира и выражали это в весьма наглядной форме.
   Пустовато тут все же… Ладно, после разберемся с минимальным уютом, если это вообще реально в моем положении. Пока же стоит убрать в шкаф свое родное, боевое оружие, оставив в пределах быстрой досягаемости учебное плюс один настоящий кинжал. Все, как и советовал Ройл. Сказано, так уж и сделано.
   На столе амулет на цепочке, который отныне будет использоваться в качестве ключа. Тут все просто, примитивно даже. Собственной кровью рисуешь на нем ключевой символ – любой, какой на ум придет, хотя большинство предпочитает одну из рун языка дроу – и все, готово. Амулет связан с дверью, так что никто теперь сюда не сунется, даже если сопрет его у тебя. Мало стырить, надо знать символ и вычертить схожим манером. А коли что не так, тут такой вой поднимется, да еще со световой иллюминацией… мало не покажется. Учитывая нелюбовь дроу к свету, несколько минут полуслепоты горе-взломщику гарантированы. Ну а магов высокого уровня, которым подобная защита на один зуб, тут не наблюдается, за исключением собственно наставников.
   

notes

Примечания

1

2

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →