Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Если кормить овцу карри, содержание метана в испускаемых ею газах уменьшается почти на 40 \%.

Еще   [X]

 0 

Басни, притчи, детское (Шебзухов Владимир)

Сборник стихотворений.

Год издания: 2014

Цена: 89.9 руб.



С книгой «Басни, притчи, детское» также читают:

Предпросмотр книги «Басни, притчи, детское»

Басни, притчи, детское

   Сборник стихотворений.


Владимир Шебзухов Басни, притчи, детское

Стихи о детях и для детей

Ребёнок, что – пустой сосуд.
И мудрецы отнюдь не лгут:
Кем вырастет, узнать не сложно…
Лишь «выльет», что в него "нальют"!

Лужица

"В одно окно смотрели двое…
Один увидел – дождь и грязь,
Другой – листвы зеленой вязь…"

(Р. Гамзатов)
В жаркий день так дождь прохладный нужен.
Он прошёл, на радость, как всегда…
В память о себе оставил лужу.
В ней, на первый взгляд, мутна вода.

Но в водице этой необычной,
Свой подводный мир, как повелось.
Хоть такое видеть не привычно,
Место для кораллов там нашлось.

Пусть малы кораллы не морские,
Неспроста на дно они легли,
Рядом с ними рыбки золотые,
Исполнять желания могли.

Кто-то лихо на велосипеде
Мчал по луже, кто-то и пешком
Умудрялся шлёпать, ну, а детям —
Малышу мечталось – босиком…

Подошёл поближе, вдруг улыбка —
«Ой! Скорее, мама, посмотри!
Плавают здесь золотые рыбки!
Как сюда попасть они смогли?!»

Не успел и дальше ахать-охать,
На его восторженное «Ой!»,
Цепко ухватив за руку, кроху,
Молча мама, повела домой…

В жизни повстречается, мой друг,
Что не раз тебе напомнит оное…
Для кого-то тоже – просто жук,
А, кому-то, может – насекомое

Недоумение

С напутствием отпущена,
В преддверье сна грядущего,
Обиженная Олечка
Задумалась тихонечко:

«От папы с мамой слышу я,
Что часто не понять —
«Избаловали мы тебя,
Пора и наказать!»
Послушают едва ли,
Но всё ж сказать отважусь я,
Дождусь лишь только дня —

Ведь вы – избаловали,
Так почему наказывать
Должны, всегда, меня?!»

Вовка

Хорошо болеет Вова,
Рано не встаёт,
Часто чай с вкусняшкой новой
Мама подаёт…

Часто навещать заходят.
На асфальте ж ловко
Вывели, с кем дружбу водит —
«Не болей, наш Вовка!»

Поболеть ещё б немножко,
Пусть скучают в классе,
Да вот Танька, за окошком,
Часто – с другом Васькой.

Наревела

Пришла в красивом платье новом,
Довольная, в детсадик, Настя.
С улыбкою (ещё из дома),
Кружилась, радуясь от счастья.

И был от всех её подружек
Восторг, как маленькой невесте.
(Восторг ведь и подружкам нужен,
Пускай порадуются вместе.)

Хоть и малы-малы девчонки,
Вопрос, почти, как взрослый был,
Он дружный прозвучал и громкий.
Спросили: «Кто тебе купил?»

Ответ готов был на вопрос тот,
Сказала Настенька им смело
И, даже, с гордостью, не просто:
«Кто, кто… Конечно – НАРЕВЕЛА!»

Задумались подружки разом,
Ведь сами мам и пап просили,
Что вдруг понравилось – купили.
Ответ же часто был отказом.

А посему, пришлось принять,
Что для себя смогли понять —

Хорошее, пожалуй, дело,
То, что зовётся «НАРЕВЕЛА!»

Фантазия Маши

Маша папу рисовала.
Угодить ему хотела.
Красками (не как попало),
Наложила всё умело…
Жёлтый галстук (модный очень)
И усы – чернее смоли…
Папа должен быть доволен,
Ведь старалась, между прочим!
Папа Машеньке сказал,
(Дочку, всё ж поцеловал,
Рассмотрев рисунок оный,
Улыбнувшись лишь едва):

«Цветом, почему, зелёным —
Вдруг покрыта голова?!»

А в ответ – надуты щёчки,
Мокры, от досады, глазки…
(Думая о той «причёске») —
«У меня нет… лысой краски!»

«Молись и Кайся»

С утра тревога и испуг…
Молилась часто, в чём-то каясь.
Бабуля неспроста металась,
Просил её любимый внук —

«Молись и Кайся!» – и бабуля
Крестилась тот час же в ответ.
Но, наконец, открыт секрет,
Чем донимал любимый… внуля.

Прийдя с работы, мама крохи,
Сказала матери своей:
«Язык особый у детей.
Напрасны были ахи-охи.
Он приставала – ещё тот…
«Молись и Кайся» у него
Любимый мультик-то всего,
«Малыш и Карлсон» – перевод!
Почаще б к внуку приезжала,
Тогда бы всё на место встало.»

Вечерний туалет

Не знает бабушка покоя.
Вопросами замучил Коля.
Ждёт точный бабушкин ответ.
Вот и опять покоя нет.

Спросил нежданно: «Что такое:
Надеть вечерний туалет?»

«Придумал бы себе занятье!
И дал же Бог пытливый ум!»

– Красивое наденет платье
Девчушка, мальчик же – костюм…
Но, только вечером… и, кстати,
Вокруг все станут охать-ахать…
Тут внук и ляпнул наобум —
«И, что потом – с девчонкой какать?»

У Коли, за свои пять лет,
Был свой… «вечерний туалет»

Мыслитель

Укладывая сына спать,
Решила мама почитать,
(Глядишь, быстрей заснёт) ему,
Рассказ Тургенева «Муму».

С утра сынок пошёл в атаку —
«Купи, купи мне, мам, собаку!
Я назову её Люси.
Не буду у тебя просить;
Ни пепси-колу, ни «жУвачку»…
Хочу я, мамочка, собачку!»

Ответила с улыбкой мама:
«Хоть от тебя и просьб немало,
Ну, как могу я отказать?!
Но обещать лишь должен мне,
Что ты не будешь уставать —
Всегда ухаживать за ней!»

Задумался сынок, однако…
Вступал ответ с ответом в драку…
Менялись мысли чередой…
Вопросы были не легки…

Нежданно вдруг ответ такой:
«А ты… здоровую купи!»

«Философ» и мандарин

Стирала свитер мама,
Он после стирки сел.
И стал вдруг папе мал он,
Когда его надел.
А, коль была причина,
Купить он новый смог.
Но есть ещё… «мужчина» —
Их маленький сынок.

Ему-то, свитер впору,
К теплу давно привык.
Надел без разговора.
(Хоть мал, а всё ж… мужик!)

Пусть маленький, однако,
Философом был сын.
Нашёл под шкафом, как-то,
Засохший мандарин.

По изреченью сына,
Так все вокруг узнали,
Судьбу у мандарина —
«Знать, мандарин… стирали!»

Докопаться до истины

– Ба, а сколько тебе лет?
Но не слышит Ваня,
Чёткий бабушкин ответ.
– Видишь, занята я!
– Ну, хотя бы, назови,
Первые две цифры!

Бабушка в ответ ему:
Цифры две я назову,
Хоть, и многие твои,
Непонятны игры!
«Пять» и «три»! Доволен ты,
Молодой, да ранний?

Ожидал той доброты
От бабули Ваня.
– Знал я, знал, что ты одна,
Лучшая на свете!
Две ты цифры назвала,
Назови и… третью!

Странный транспорт

Там, где обилие витрин,
Гудки, мигалки, шум машин,
Стоял малыш и маму ждал,
Что забежала в магазин.

Пред самым носом малыша
Подъехал «транспорт» не спеша…
«Вот это да! Живая лошадь!» —
Сказала кроха, чуть дыша.

А кучер, издавая вздохи,
С телеги соскочив, нырнул
(Едва в витрину заглянул),
В тот магазин, где мама крохи…

Недолго там он побывал.
И на телегу уж взобрался.
Малыш, лишь «Трогай!» – услыхал,
В недоумении остался.

У крохи был вопрос один:
Какая может быть езда,
Когда у лошади беда —
Ведь вылился… её бензин?

Почему обидели

Рыдает с воплями малыш —
«Обидела бабуля!..»
– О, как же громко ты кричишь!
Не плач, сынок-сынуля!

Ответь, коль больше не могу
Твои я слышать вопли.
Обидела-то, ПОЧЕМУ-У-У?
Малыш в слезах – «ПО ПО-О-ОПЕ!»

Осьминог

Вот это животное! Рыба-ни рыба!
Однако ко дну приспособится смог.
Наверно, по-прежнему люб его выбор.
А рыбу-ни рыбу зовут осьминог.

Растут от ушей его длинные ноги
И руки оттуда, где ноги растут.
Нашлось голове его место и тут.
Но всё же не жалуются осьминоги,
Ведь их непутёвыми не назовут!

Бегемот в помидорах

Маскироваться в помидорах
Лишь бегемоту одному
Удобно – красные, природой,
Глаза подарены ему!

Никто не видел в огороде
Вдруг в помидорах – бегемота?
Быть может, на него охота?
Иль прятаться там, стало в моде?

Сам диву дивному давался.
Не видел я, как ни старался.
Кругом одни лишь помидоры…
Вот это – замаскировался!

Игра в мяч

Учила папу в мяч играть.
"Я буду мяч тебе кидать…"
Едва успела дочь сказать,
Как папа сразу дал понять,
Игру он может поддержать —
"Я должен буду – мяч поймать!"
И, папа тут, едва сказал,
Как дочка вдруг – "Не угадал!
Тебе я буду мяч бросать,
Но, от того, что – не поймал,
Ты должен будешь… грустным стать!"

Взрослый

"Мой мальчик! Тебе эту песню дарю.
Рассчитывай силы свои.
И, если сказать не умеешь «хрю-хрю», —
Визжи, не стесняясь: "И-и!"

С. Я. Маршак, «Поросята»
Спешишь скорее взрослым стать?
Мой мальчик, что тебе сказать?!
Решил, пора бы перестать
Уж слушать маму вовсе?

Но, истина, всё ж не нова.
Едва произнесёшь слова —
«Да, мама, ты была права!»,
Тогда… и станешь взрослым

Убить дракона

«Усталая с работы, пришла под вечер мать
И видит, что у сына не прибрана кровать,
Что стынет чай в стакане, что пол не подметен,
Что лежа на диване, читает книжку он.»
[1]

Как прежде, мама сына,
(Лишь, кажется, что дел
По дому нет), спросила
«Сыночек, ты поел?»

«Не до еды мне, мама —
Вдруг отвечает он —
Ты сказку не читала,
Где был крутой дракон?

На свете всё имеет,
Кто выиграл с ним бой.
А в жизни, что заменит
Дракона в сказке той?»

В ответ, подумав, мама:
«Лень – страшный в жизни зверь!»
«Лень?!» – удивился малый.
«Она, сынок, поверь!

И всё ты вдруг имеешь…
И будет – всё твоё!
И сам в себя поверишь,
Коль победишь её.

(Тут подходящий случай —
Его же языком) —
Но, лень – намного круче…
Чем… сказочный Дракон!»

Щедрость

Поговорка
Щедрее – не встречал на свете…
И счастлив, что в моей судьбе
Он предложил – «Возьми конфеты…
Бери – сколь хочешь, даже… две!»

Страшилка

Чтоб – поиграть, пошёл гулять
Во двор к ребятам, Коля.
Но, лишь – зевать, а не играть,
Знать, Коле поневоле.

На детском дворике с утра —
Рассказы о страшилках.
Но, ведь, «страшилки» не игра.
Не интересно шибко!

А, коли, скучен разговор,
Покинул Коля детский двор.
Как говорят, «без спросу»…
Без разрешенья взрослых!

Едва вернулся, а прошло,
Уж времени не мало,
От всех услышал лишь одно:
«Тебя искала мама!»

Как будто, потушили свет…
Казать боишься носу…

Страшней, видать, страшилки нет,
Когда уйдёшь… «без спросу»!

Гоша

Хвалили гости за столом,
Мальца-сыночка Гошу.
Что любит он родимый дом,
Для всех – пример хороший.

«Кем хочешь стать? – вдруг Гоше гость,
Задал вопрос внезапный —
Мечтаешь – лётчиком, небось,
Иль даже – космонавтом?»

Решил заветное сказать,
О чём один лишь знал.
Чтоб долго во дворе гулять,
Домой никто б не звал…

Дабы не слыть затворником —
«Я стану только – дворником!»

Кем хочешь стать

– «Лишь, вырастешь, кем хочешь стать?»
«Счастливым!» – молвил Коля.
С улыбкою, своё опять —
«Вопроса ты не понял…»

Не стоит дале продолжать.
«Не понял» – суть не в этом.
Порою, взрослым не понять,
Правдивого ответа!

Будь здорова

Чихнула Настя раз, вдруг снова…
Ей, папа с мамой – «Будь здорова!»
От дочки вмиг «спасибо» тут.
Уж, коль желают, знать не врут!
Подумала и важно вдруг —

«Спасибо, значит – каждому!»

Разговорились

У Полинки пятилетней
Братик есть с недавних пор.
Подойдёт лишь к колыбельке,
С ним заводит разговор.

Как-то разболталась слишком,
Хоть никто не ожидал,
Улыбаясь ей, братишка,
Первый голосок подал.

Удивились папа с мамой —
«Вот, те раз! Не нам тот глас!
С ним общались мы немало,
Думали, не слышит нас!»

Но секрет раскрыт сестрёнкой,
(От чего был молчалив):
«Взрослые вы, дядя с тётей,
Я же – детский коллектив!»

Фантазии Вари

Вот сенсация какая,
Что узнала кроха Варя…
К бабушке скорей бежит.
Торжествуя, говорит:
«Знаешь, ба, что я узнала,
Что в животике у мамы,
(Правда – как – не поняла),
Я давным-давно жила!»

«Расскажу и я тебе,
Коль узнать о том смогла,
Что в моём животике,
Мамочка твоя была!»

Призадумалась Варвара
И допытываться стала.
Интереснее всего —
Бабушка-то у кого
И была ли в животе?

Бабушка, на речи те
Отвечала в суете:
«У своей жила, когда-то,
Я, у мамы, в животе!
Если много будешь знать,
Можешь старенькою стать!»

Варя, выразив восторг,
(Кто додуматься бы смог),
Подождав немножко —

Только в нашей, знать, семье,
Лучшая, на всей земле,
Есть своя матрёшка!»

Красота

Оценка папу огорчила.
Принёс его Георгий тройку.
Не так была б обидна двойка…
Весь вечер, ведь, вчера учили!

«И, как такое вдруг случилось?
Аж верить мне не хочется!»
«Меня с Маринкой посадили…
Не мог сосредоточиться!»

Причина папин гнев смягчила,
Не стал сердиться он на сына…
«И впрямь – подумал – Красота,
Пусть… «страшная», а, всё же – сила!»

Петрович

Водитель у папы был Виктор Петрович.
Денис, сторонился, боялся его.
Лишь имя услышит, во рту словно горечь,
Не может понять почему, от чего?!

Толь, пахнет Петрович пахучим бензином,
Толь, что-то бормочет – вокруг не поймут?!
Спросил он у папы про «странное» имя,
Ведь все, почему-то, его так зовут.

«Наш Виктор Петрович – давно уже взрослый!
Для всех, только в детстве, он Виктором был.
Детей называют по имени просто…
А, папино имя, моё, не забыл?»

«Я помню! Зовут тебя, папа, Иваном!»
«Так, значит, лишь вырастешь, как будут звать?
И кто ты? Подсказывать взрослое имя не стану.
Ведь с этой минуты, ты сам должен знать!»

Тут, страх с удивлением пал на Дениса.
Однако, со знанием, чётко, на совесть,
И, хоть голова, поневоле, повисла,
Он, всё же, назвался – «Денис я… Петрович!»

Наездница

На папиной шее расселась Танюша.
На даче, одной, без подружек, ей скучно.
«Давай-ка, мы, папа, от этой стоянки,
Поскачем до озера через полянку!»

Рад папа, что дочка на шее его,
Пустился он вскачь со своим «И-го-го!»
Однако, до озера лишь «доскакал»,
Признался Танюше, что очень устал.

Сочувствуя папе, его понимая —
«Что очень устал ты, конечно, я знаю!
Не стану тебя никуда больше гнать,
Поскачем с тобой на стоянку опять!»

Правдивая Ларочка

Уж отболела Ларочка
Простудою своей.
Общаться с папой, с мамочкой,
Ей стало веселей.

Её выздоровления,
Осталось ждать чуть-чуть.
(Хвораем, боле менее,
Мы все, когда-нибудь)

Последние таблеточки,
Что доктор прописал,
Глотать осталось деточке.
Тому и час настал.

Напомнили таблетку взять —
Принять её пора.
«Ты не забыла, что нельзя
Ни есть, ни пить с утра?

А почему вдруг глазки в пол?
Никак, с едой, что было?
Ведь помнила всё до сих пор,
Неужто позабыла?»

Призналась дочь, как на духу.
Обманывать не стала.
Хоть крошки не было во рту,
Но слюнки, всё ж… глотала!

Фантазёрки

Уж накатались на качелях,
Подружки, в самом деле.
Всё хорошо, когда всё меру.
На лавочку присели.
Наскучила зевота им.
Знать, скука, всё ж взяла своё.
«Давай, подруженька вдвоём,
С тобой пофантазируем? —
Хотела бы ты птичкой стать?
Я ласточкой была б.
Могла бы в облаках летать,
Красивою слыла!»

«Пожалуй, вовсе никакой,
Я птичкою не стала.
И в облаках летать одной,
Покажется мне мало!
Ведь нужно, чтоб одной летать,
Терпения набраться.
А клюв, об этом надо знать,
Мешает… целоваться!

Сон про зайчика

У сыночка в спальне тишь,
Но неймётся маме,
Посмотреть, как спит малыш.
Маму – понимаем!

Шёпотом, не разбудила, чтоб:
«Спишь уже, мой мальчик?
Знать, во сне к тебе пришёл
Твой любимый зайчик!»

И сыночек ей сквозь сон:
«Сплю давно я, мама,
Но, пока, он не пришёл,
У меня… реклама!»

Серёжа

Съезжал, как-то, с горки на санках Серёжа.
Для этой езды, хоть, довольно подрос,
Всё ж выпал из санок, да так, что (о, Боже),
Не просто упал он – расквасил свой нос!

Опух его носик, всем жалко Серёжу.
Стараются сладостями угощать.
Понять окружающих кроху не сложно,
Ведь жалко болявеньких, как не понять?

Нежданно вдруг мама ему предложила:
«А, хочешь, мы в гости с тобою пойдём?
Постельного не назначали режима.
А чем уж заняться в гостях, мы найдём!»

Стал грустным малыш от такого вопроса.
Что дома сидит, так не рад он и сам.
Но маме ответил «С таким-то вот носом,
Нельзя ни гулять, ни ходить по гостям!»

С сыночком своим согласилась, вестимо.
Пусть время, что лечит, послужит и нам…
Зашла, как-то в комнату детскую к сыну.
Игрушки разбросаны по сторонам.

Серёже с досадою мама сказала:
«Ответь, наконец, на вопрос мне такой,
Ответить по-взрослому время настало,
Когда ты начнёшь убирать за собой?»

Стал грустным малыш от такого вопроса.
Но был уж готов на такое сказать.
И маме ответил «С таким-то вот носом,
Нельзя мне никак за собой убирать!»

Мужской род

Катюша гладила кота
У своего подъезда.
«Какая же ты Красота,
Как… кошечка-невеста!»

А рядом проходила мимо
Старушка по дорожке.
«Люблю животных этих милых,
Но гладишь ты не кошку!»

От той Красы не отступила
Катюша ни на шаг,
Тихонечко проговорила:
«Знать, милый ты… кошак!»

Два силача

Ответить Павлика просили,
Считает ли себя он сильным?
Павлуша смело отвечал,
Что в их семье два силача:

Он – очень, очень слабосильный,
И, папа, просто, просто сильный!

Жених

Возле Митеньки больного
Папа с мамой охали.
Оттого что вдруг такого
Видят сына, плохо им.

Тем их успокоил Митя —
«Мама с папой, не грустите.
Пусть пока больным зовут,
Я ж до свадьбы заживу-у-у!»

Своя игра

Толи скрип, толь шум дождя,
Слышится вдруг маме.
Видит, в комнату войдя,
Дочку на диване.

Удивления полна —
«Взрослая ты, вроде,
По дивану, знать должна,
В туфельках, не ходят!»

«Вот опять мне не дают,
Поиграть в игру свою!» —
Но ответила, однако:
«Не хожу, а прыгаю!»

Манная каша

Не нравилось утром есть манную кашу,
Отнюдь не капризной, воспитанной Даше.
Но кашу, что мама давала с утра,
Доесть до конца, никогда не могла…

Сказала за завтраком, но извиняясь:
«Я есть эту кашу уже не могу!»
У мамы, однако, лицо поменялось —
«Наверно, придётся звать Бабу-Ягу!»

Восторг с изумлением был, в самом деле.
Сумела со стула аж на пол присесть.
«Ты, правда, так думаешь и неужели,
Что станет Яга, кашу манную есть???»

Записка деду Морозу

Записка под ёлкой от девочки Веры —
«Тебя попрошу, добрый мой дед Мороз,
Хоть мне уже семь, я в тебя всё же верю,
Чтоб в новом году ты мне это принёс…»

И список приложен Морозу-владыке.
В нём много чего стала Вера просить.
От модных кроссовок с названьем в честь Ники,
До нового диска к Sony PSP.

А дале приписка (сурово, но мило) —
«Но, если писала, всё это зазря,
И не принесёшь мне, всего, что просила,
Не стану, не буду я верить в тебя!»

Сластёны

Любила, есть сладкое Елизавета.
Но бабушке Лизы не нравилось это.
Боялась она за любимую внучку.
Вот, как-то, взяла свою внучку на ручки.
Не строго, не ласково, Елизавете,
Сказала (наверно, серьёзно), что детям,
Нельзя каждый день много сладкого кушать.
Должна понимать, а не только лишь слушать.
От сладкого, ноги, сказала она,
Становятся толстыми, как у слона!
Ведь сахар приносит, и пользу и… вред,
На старости лет, может быть диабет!

Учение бабушки Лизе не ново.
Поделится Лиза с подружками снова.
Была не случайно у всех на виду,
Как самая умная в детском саду!

Подружкам своим рассказала она,
Про старость, болезни, про вред, про слона…
Такие вот, знания, заполучили,
Подружки от Лизы, но переспросили,
(У каждой сластёны свои ведь тревоги),
А, правда ли, как у слона, будут ноги?

В шесть лет, уж накоплен был жизненный опыт.
Подружкам в ответ – «И вырастет… хобот!»

Умница

Умной Настенька растёт.
Знать, лишь, хочет правду.
На вопрос ответа ждёт
И ответам рада.

Детям никогда не лгут,
Чтоб потом не ахать.
Пусть правдивыми растут.
Так считал и папа.

Тем вопросом, не секрет,
Был он оконфужен.
Знал, что честный лишь ответ,
Дочке Насте нужен.

А спросила вот о чём
(Не было печали) —
«Пап, а с мамою вдвоём,
Где меня вы взяли?»

Папа, всё-таки, нашёл
Злато-середину —
Правду скажет дочке он,
Лишь наполовину.

«Мы больничку, как-то раз,
С мамой посетили.
Был решён вопрос для нас,
Там – тебя купили!»

Вот и пища для ума.
Правду ведь сказали.
Вывод сделала сама —
«Знать, меня продали…»

Мерзляк

«Папа с мамой, я замёрз!
Ведь на улице мороз!
Холодно гулять зимой…
Мы когда пойдём домой?»

«Что же у тебя замёрзло?
Ручки? – «Нет!» «А щёчки?» – «Нет!»
«Знаем, что морозный воздух.
Может ножки, дай ответ!»

«Ножки тоже не замёрзли,
Но домой идти должны!
(Не понять ответа взрослым)
Ведь, замёрзли… все штаны!»

Петушарик

Подарили Варе шарик
Был он в форме петушка.
То подбросит, то поймает.
Не расстанется никак.

Кашею бы поделилась,
Не клюёт, жаль, петушок.
Каждой ночью Варе снилось
Брал в полёт её дружок.

Вот в глазах нескрытна радость.
(А с каких, мы знаем, пор),
Гордая, как на параде,
Вышла, наконец, во двор.

Окружили дети Варю.
Норовят поближе встать.
Чуть ли в очередь не встали,
Дать им шарик подержать.

И случись, при передаче,
Толку нет: хоть плачь, хоть злись,
Но такая неудача,
Вдруг взметнулся шарик ввысь.

Варя вскрикнув – «Петушарик!»,
Посмотрела на ребят,
Что, как по команде встали —
Виноватыми стоят.

И меняя обстановку,
Им, с улыбкой, говорит:
«Главное, что он не лопнул…
Ну так пусть себе летит!»

Сюрприз

Сынок любимый Арик.
Но папа огорчён,
Что только вечерами
Мог сына видеть он.

Спросил сыночка, как-то —
«Что нового в саду?
Тебя, наверно, завтра
Я в садик поведу.

Коль новость есть какая,
Скажи, чего уж там.
Что мама вдруг не знает…
Не выдам, не предам!»

Ответил Арик папе:
«Нет новых новостей,
А, старая, про Катю,
Женился я на ней!»

«Вот это да!!! И как же?»

(Был интерес такой)
«Поцеловались дважды.
Зовёмся – муж с женой!»

Прошёл, однако, месяц
(Для деток – длинный срок)
Всё аккуратно взвесив —
«Как с Катей ты, сынок?»

«Никак! (И так бывает)
Мы с Катей развелись!
Она ещё не знает.
Пусть будет ей сюрприз!»

Грязные микробы

Следит за Настенькой сестрой
Братишка первоклассник.
Со школы, лишь, придёт домой —
«Почисти зубы, Настя!»

«О том, что чистить зубы мне,
Напоминаешь часто.
Уж сниться щёточка во сне
И с ней зубная паста!

Ну сколько же мне чистить их?
Я есть не начинала.
Давно ведь после всей еды
Уж зубы чистить стала»

«Одно с другим не связано.
Еда здесь не преграда.
Во рту микробы – грязные,
Их – часто чистить надо!»

Глагол

Глаголют мамины уста
Свою, казалось, истину:
«Недолго в ванной ты была.
Знать, зубы не почистила!»

Укор дочурка приняла
И в оправданье, как смогла,
Своим устам «глагол» дала:
«Уже почистозубила!»

Допрыгался

Кирилл порезал палец.
(Случалось в детстве с нами)
Ему одно осталось,
Бегом помчался к маме…

«Никак, что приключилось? —
Спросила строго мама —
Опять, скажи на милость,
Совком копалась яма?»

Не плачет, понимает…
Ведь он мужчиной вырастет.
«Да, знаю, знаю, знаю,
Что я опять… «допрыгался!»

Сладкая «Чебурашка»

Пусть годков всего лишь пять,
Но умела дочь читать.
Прочитала всем она,
Предвкушения полна

(Дело-то, привычное) —
«Карамель клубничная» —
Без единой закавыки…
«Знать, конфета из клубники!»

Подтверждает красный цвет.
В том сомнений больше нет!
Вот и снова с чаем чашка.
А конфета – «Чебурашка»

Чуть не уронила чашку.
«Жалко, жалко, Чебурашку!!!»
Успокоил папа: «Нет!
Из игрушек нет конфет!

Обрати внимание,
Это, лишь название!
Ведь конфеты – для детей.
Ну-ка съешь её скорей!»

Съела сладкую конфету.
«Пап, скажи мне по секрету…
Хоть тебе и верю я…
А почему… коричневая?»

Продвинутый

Услышала вдруг мама утром —
«Мам, в твоём детстве был компьютер?»

«Сынок, ты что так рано встал? —
Хоть был её сыночек мал,
Но в технике он разбирался,
Вопросы часто задавал —

Конечно нет, поверь, сынок!
Никто о нём и знать не мог.
Это сейчас для всех не ново,
А в детстве не было такого!»

«А дивиди?» «И, дивиди!
Давай-ка, завтракать иди!»
Сынок уж спрашивать трусил,
А, вот про сотовый, спросил.

Ответила с улыбкой мать:
«О нём, мы не могли мечтать!»

Лишь нос торчал из-за стола…
Был позабыт и вкусный завтрак.
«Вот это да! Знать, ты могла
Живого видеть динозавра?»

Дошколята

«…И волк Царевичу сказал —
Как заберёшь свою Жар-птицу,
Чтоб, злато-клетку, ты не брал.
С друзьями надобно делиться!
Забыл про сей наказ Иван.
Но, лишь, дотронулся до клетки,
Как вдруг услышал барабан
И громогласный звук литавр…»

Вот тут… переглянулись детки.
(Давно не новость для детсада.
Детишкам объяснять не надо.
В том нет для них сенсации) —

«Никак – сигнализация!»

Положительный диагноз

Из сада, забирая сына,
Как прежде, мама, на ходу,
Сыночка своего спросила —
Что было нового в саду?

Малыш, зевая, ей ответил,
К ним в группу, с самого утра,
Едва позавтракали дети,
Пришла с журналом медсестра.

Проверка странная была —
Закончил он – но помню я,
Что медсестра так не нашла
«Диагноз плоскостопия»!

– А, что тут странного, сынок?
Ведь, вывод здесь таков,
Другим диагноз быть не мог —
Ты у меня – здоров!

Задумчиво вдруг, малышом —
Понять не мог, не только я,
А, плохо или хорошо,
Когда есть… толстопятие?

Неповторимая Даша

Шептала на ночь мама Даше:
«Умнее нашей Даши нет!
Нет никого милей и краше.
Другой такой не видел Свет!

Ей сладкого желаем сна…
Такая Даша, ведь, одна…»
Тут, повернувшись к маме, Даша,
Сказала в тон – «Вот именно!»

Белый конь

Послушав сказку на ночь,
Спешила дочь узнать —
А сколько лет осталось,
Чтоб взрослою ей стать?

«Всему своё есть время —
От мамы был ответ —
Дождёшься непременно
Своих ты взрослых лет!»

Но доченьке не спится.
«Ответь скорее мне,
А принц за мной примчится,
На белом ли, коне?»

«На белом, белом… с гривой…
Ну, спи же, наконец!»
«А влезть, тот конь, ретивый,
Сумеет в наш подъезд?»

«Всё может быть и статься!
Тебя заждался сон»
«По лестнице взобраться,
Скажи, сумеет он?»

«Сумеет, всё сумеет,
Ты будешь спать, иль нет?»
И вот уж сон навеял,
Уютный тот ответ.

И дочка засыпая:
«Всё сможет для меня!
Я замуж выйду, знаю,
За белого коня!»

Сказки

Лисица и лев

Лиса попалась в когти льва.
Плутовка вмиг нашла слова,
Высокомерно заявить,
Что ей в лесу – в почёте быть,
Зверей же в страхе всех держать!
И, как вдруг льву о том не знать?!
Ведь, кто задумает обидеть,
Возмездия не избежать!

Аж волосы на гриве встали —
"Болтушек – не таких видали.
У врушек – плюнь в глаза – роса!
Хитришь всё, старая лиса!"

"Ну, коль не веришь, убедись.
Со мной ты по́ лесу пройдись.
Не нужен даже грозный рык,
Все звери разбегутся вмиг!"

И вот по лесу лев с лисицей
(Такое даже не приснится),
Идут, как близкие друзья.
От страха звери разбегались,
А птицам, в стаи что сбивались —
Лететь уж впору за моря!

Лев призадумался, однако.
"Не врёт лиса. И как тут быть,
Ведь разбежались все – от страха?!
Пожалуй, мне с лисой дружить!"

Но правда в сказке такова —
Боялись не лису, а льва!

Ёж и лиса

Поспорила лиса с ежом.
Пожалуй, спором не назвать
То хвастовство, что лишь с ужом
Сравнить уловки ей под стать!

И, как прилежный ученик,
Раскинув ушки, слушал ёж.
Завидуя, головкой сник…
"Эх, мне бы тоже так!" И что ж?

Хоть удалось лисе суметь
Уловкой миновать капкан,
Охотник, шедший по пятам,
Накинул на плутовку сеть.

Лишь носик углядев зверька,
Предвидя новый свой улов —
"А ну-ка – в сеть!.. А, кто таков —
Уж, разберусь наверняка!"

Свернулся в страхе ёж в клубок,
Что не подвёл "ученика".
Охотник ухватить не смог
И… проклял кактуса-зверька.

Какой морали быть – не знаю…
Одна уловка, но – КАКА-А-АЯ!!!

Ёж и колючка

Что плыло —
сразу не поймёшь;
Плыла колючка,
сверху – ёж…

Что было —
сказка или быль?!
Под стать пловцу
корабль был!

Синий слон

Как синего слона убить?
Ответ предельно прост —
Лишь синее ружьё добыть —
Исчерпан сей вопрос!

Убить как – красного слона?
Немножечко сложней:
Налить ему стакан вина,
Чтоб выпил побыстрей.

А, рот и хобот завязать…
Слон станет вдруг синеть.
Тут синему ружью успеть —
Всё выстрелом сказать!

Зелёного убить слона?
Ну что ж, и тут послушай.
Ты расскажи про ужас сна,
Чтоб слон развесил уши.

Он вдруг от страха покраснеет,
Что делать с красным – знаешь.
И только посинеть успеет…
А дальше… понимаешь!

Убить как – жёлтого слона?
Какого ждёшь ответа?
Чем голова твоя полна,
Уж, коль спросил об этом?

Ведь каждый это знает —

Слонов такого цвета,
На свете НЕ БЫВАЕТ!!!

Храбрый охотник

Жил храбрый охотник – храбрей его нет!
Задумал охотник искать львиный след.
И лишь осветило лучами росу,
Уж ищет охотник след львиный в лесу.

А где-то под вечер, устало присев,
Увидел, как просекой шёл дровосек.
Окликнул: "Не видел ли ты львиный след?
На поиск его вышел в лес я чуть свет".

В ответ донеслось: "След не нужен, поверь.
Тебе я готов указать, где сам зверь!"
Но храбрый охотник, поправив пращу,
Промолвил: "Не льва, а лишь след я ищу!"

Жил храбрый охотник – храбрей его нет!
Решил тот охотник найти львиный след…

Трусливый охотник

Трусливый охотник набрёл на берлогу.
В глазах (непредвиденно), мигом испуг.
Сидел медвежонок один у порога,
Разглядывал всё с интересом вокруг.
Охотник, со страхом, к нему обратился:
«А, дома ли, мама?». Вдруг, робкое – «Нет!».
Приятно, трусливый, опять удивился,
Услышав, про папу, такой же ответ.
«Ну, что же, зверюга, не жди уж пощады!
Давно на медведя я выйти мечтал!
Любой пожелает такого расклада,
Когда сам медведь пред тобою предстал!»
Заплакал малыш, слов он многих не понял,
Но, запах опасности – наверняка!
Раздался и крик, по привычке, невольно…
Весь лес задрожал от него – «Бабушка-а-а-а!!!»

Не всяк «героем» сможет стать,
Способный, слабых обижать!

Отличник

После школы повстречались,
(Встречи были редкими.
Хоть и нечисть, всё ж не знались),
Хвастались оценками.

«Я четвёрку получила —
Прозвучало звонко —
Кабы дома доучила,
То была б пятёрка!»

Хвасталась так Баба-ёшка,
Глядя на Кощея.
Потянув ответ немножко —
«Хвастать стыдно ею —

Отвечает ей бессмертный —
И меня тут не догнать,
Позавидуешь, наверно,
Получил сегодня – пять!»

Подошёл Горыныч грустный,
Лишь, устало смог присесть.
«Хвастовство моё не густо,
Ведь моя оценка – шесть!»

Хвастуны переглянулись.
«Что за бред! А это – как?
Нас ты глупостями грузишь,
Ну, Горыныч, ты – чудак!»

Змея пожалеть случилось,
От его печальных слов.
Ведь по двойке получили —
Каждая из трёх голов!

Котячье счастье

Однажды за своим хвостом
По кругу котик бегал.
Уставший к вечеру, о том
Коту-отцу поведал.

«А, знаешь ли, что говорят
Мне часто в суете —
От жизни уж не жди наград,
Ведь счастье всё – в хвосте!

Так и кружился целый день…
Устал, ни дать, ни взять.
А, ведь всего, казалось, дел —
Себя за хвост поймать!

Тем самым счастье, наконец,
Поймать и удержать.
Быть может, дашь совет, отец,
Чтоб сладко было спать?»

С улыбкою в свои усы,
Ответил старый кот:
«Я был таким, как ты, мой сын.
Ловил свой хвост, так вот,

Чтоб, наконец, пришёл покой,
Не помешает знать;
Хвост не поймал, ни дать, ни взять,
Но он – всегда с тобой!»

Учёная лягушка

(Древнегреческая мудрость)
Сказала животным лягушка: "Ква-ква!
Учить, как лечиться, я буду сама!
Нет толка от наших зверей-лекарей!..
От их же леченья помрём мы скорей!"

"Но как ты тому собралась нас учить?
Сначала ведь надо диплом получить!
А знаешь ли ты, что для этого нужно?" —
Спросили лягушку животные дружно.

"Не знаю! Ква-ква! Да и знать не хочу!
Сама не умею – других научу!

Ленивый удав

Купались в солнце мандарины
Предлинный спал удав под ними…
Пора удаву есть начать.
"Лишь – дотянись!" – ему кричат.

Была ж у змея цель одна —
Кроить минуточки для сна.
Лениво проглотил он тлю —
"Пожалуй, я ещё посплю!.."

Так родилась о лени шутка,
(Не связана ль она с тобой?) —
Всегда находится минутка,
Чтобы убить часок, другой!

Ворон и вороненок

Раз воронёнок у навоза,
Телегу взглядом проводив,
Спросил у ворона серьёзно,
(Доселе был он молчалив):

"Чего же не хватает людям?
С утра в трудах, всё для еды.
Навоз клевать они не будут,
А поискать, как я и ты,
Готового, чего такого,
Желания, как видно, нет.
Ведь проще жить на всём готовом.
Так и живём мы триста лет!"

Хоть глуп и мал, сыночек, ростом,
Один ответ был на вопрос —
"Жить по-людски – всегда не просто!..
Молчи, сынок, и… клюй навоз!"

Волк и мул

Не волк, а – жалкие лишь "мощи"…
Ещё б чуть-чуть и – ветер сдул…
Увидел вдруг, как возле рощи
Пасётся на лужайке мул…

"…К какой относишься породе?
Ты – не корова и – не вол!
Пасёшься, как кобыла вроде,
Но вместе с тем – ты, как осёл!

Ответил мул, вдохнув ноздрями:
"Я сиротина с малых лет…
Кто я по имени – не знаю,
Но имя вовсе не секрет…

Взгляни на задние копыта,
(Тебе, мы с ними, не соврём):
На них, (уже в реке помытых),
Прочтёшь и имя ты моё!"

Так обойдя левее мула,
Голодный волк пошёл читать…(?)
Тут «мощи» – и без ветра "сдуло"…
На километров, эдак, пять…

"Толи – дурак?! Толь – утомлённый?!
Глупец – и только! Чудеса!!!" —
Воскликнула вдруг удивлённо,
Всё наблюдавшая, лиса…

Дано плутовке было знать,
Что этот волк… НЕ МОГ ЧИТАТЬ!

Сова и волк

По лесу рыскал в поисках зверей,
Хоть сытый, но ужасно злой
Волк-одиночка (свет не видел злей),
Не зная, где найдёт покой.

Едва не откусил у зайца лапку,
А белочку чуть было не загрыз…
Весь муравейник лапами в охапку
Без сожаления с обрыва – вниз.

Чего же сытому, казалось, не хватало?
На сей вопрос волк заявил сове:
"Я злость свою, коли уже достала,
Решил срывать на всём подряд зверье!"

Сова, зевая (так как днём лишь дремлет):
"Я слышу где-то справа, там, в кустах,
Наверняка, живое шевеленье.
Знать кто-то прячет от тебя свой страх!"

Как бросился в кусты – не интересно,
Но из кустов – потрёпанный сам волк…
"Кто поступил со мной так – не известно,
Но злости той как ни бывало… Толк!

В чём был секрет, коль указала, зная?" —
"На слабых зло срывать, поди, не ах!
Секрета нет, а правда лишь такая:
С тебя медведь всю злость сорвал в кустах!"

Мораль, не та, где средь овец
Хвост распускает молодец…
В защиту слабых помнить нам,
Что перед кем-то слаб и сам!

Кошка и лев

Чего не встретится в судьбе…
Сама, гуляла, по себе,
Вдруг встретив на лесной дорожке
Котёнка-львёнка, как-то, кошка.

Ещё не научившись злиться,
Поведав, львёнок, что мать-львицу
Охотники убили в драке,
Стал, не по-детски, горько плакать.

Казалось, вот ещё немножко,
Со львёнком зарыдает кошка.
Прослушав, затаив дыханье —
Взяла дитя на воспитанье…

Стать грозным львом пора настала.
Еды такому зверю мало!
Не сыт был от того, что есть…
Решил лев мамку-кошку съесть.

Готов, уж было, и напасть.
На древо кошка забралась.
Лев, как взобраться ни старался,
А злым – под деревом остался!

"Как же такое вдруг случилось?
Меня ты многому учила.
На дерево, не показала льву —
Ему взбираться самому!"

"Ты лев – зверей всех повелитель.
Но, сильный – Ангел мой, Хранитель!
Что может "на груди змея",
Тому учить не стала я!"

Сова, лиса и ёж

Лиса дала совет ежу:
"Послушай, что тебе скажу,
Колючки уж давно не в моде,
Что шуба в зной – не по погоде!
Ты б к парикмахеру сходил,
И попросил его, чтоб сбрил
Твои немодные иголки,
О коих лишь – дурные толки.
Пусть подстрижёт "под черепаху"…
Увидишь, как вокруг все ахнут!"

Из леса в город ёж помчался,
Стыдясь, что от всего отстал.
Советы слышал он не часто,
Когда ж сову вдруг повстречал,
Спросил её, права ль лиса —
Колючки, мол, его не в моде?
Ответила сова: "Ты сам,
На вид, зверёк не глупый, вроде,
На свете, чай, не мало жил.
Глядишь, и дале поживёшь…

Коль к парикмахеру идёшь,
Уж попроси, чтоб освежил,
Он, после стрижки, всё лосьоном —
Морковным, яблочным, медовым…"

"За что же мне такая честь?"

"Чтоб всё вкусней… лисе поесть!"

Волк и лиса

Украла рыжая плутовка
У мужика корзину ловко,
Что рыбкою была полна.
Уж собралась всё съесть одна,
Аж слюнкой истеклась она,
Как вдруг предстал пред нею волк,
(Кой знал не малый в рыбке толк).

На предложенье "поделиться",
Всю хитрость собрала лисица —
"Я поделюсь с тобой, но кстати,
Знай – каждому на зуб не хватит!
Оставим эту ерунду,
Пойди и налови в пруду!"

"А, как и чем ты наловила?"
"Свой хвост лишь в прорубь опустила,
Уж полная была корзина!"

"Вот это да! – подумал волк,
Едва совет лисы умолк —
Ей – своего хвоста не жалко!!!"

Так правды, серый, не узнав,
Хвост у плутовки оторвав,
К пруду помчался… на рыбалку…

Кабы плутовка поделилась,
Глядишь, хвоста бы не лишилась!

Змея и верблюд

Завидует змея верблюду,
Что, мол, "корабль пустыни", тут.
Ползучей гадиною, люди,
Её, иначе, не зовут!

Узнав о том, "корабль пустыни",
Нагнувшись, прошептал едва:
"Завидуешь? Так знай отныне —
Трудись, чтоб было… два горба!"

Лев и шакал

Шакалу быть шакалом – мало!
Ему б, шакалу, быть скромней.
Ан, нет! Нужна шакалу слава
По всей пустыне средь зверей.

Он льву, призвав к себе вниманье,
(Любому зверю – не приснись),
Вдруг заявил, ради тщеславья:
"А ну, со мной ты подерись!"

Лев посмотрел лениво, сонно.
Никак не мог того понять,
Что беспокоят – в его лоно!
Закрыв глаза, собрался спать.

Язык же у шакала длинный.
Вновь льва нарушен был покой:
"Всем зверям расскажу в пустыне,
Что струсил драться лев со мной!"

"Мне спать мешают речи эти!
Несёт пусть по пустыне ветер,
Как лев вдруг трусом оказался,
Чем, царь зверей – с шакалом дрался!"

Две рыбы

Сказала крупная рыбёшка
Вдруг встретив на глубоком дне
Рыбёшку-кроху: "МЫ – рыбёшек
Съесть можем, маленьких, вполне!"

В ответ – ей улыбнулась рыбка:
"Позвольте-ка и мне сказать:
Что – съесть МЫ сможем – не ошибка,
Но где же – маленьких НАМ взять?!"

Две макаки

Едва познав блаженства миг,
Не торопись учить других,
Спеша советы раздавать,
Узнай, нуждаются ли в них?

Стара как мир мораль, однако.
Напомнит нам о ней рассказ
О том, как первый раз макака
Вкусила спелый ананас…

Восторга не было предела!
Казалось, сбылись все мечты!
Тем удивить решила деда:
"Попробуй, дедушка, и ты!"

Но дед, спросонья, рассердился:
"Кто будит старых поутру?!
Я ж с ананасами родился!..
Я ж с ананасами умру!..

Вот если сладостную юность
Ты сможешь деду принести —
И не сочту я то за глупость,
И ты – буди меня… Буди!"

Две снежинки

Снежинки в снежном облаке
Вдвоём кружили в танце.
И были сжаты две руки,
Чтоб вдруг не потеряться.

"Как хорошо вдвоём лететь
Не сказкою-обманом,
Так впору песни петь
В блаженстве том нежданном!"

Услышав речь подруги,
Снежинка говорит:
"Нам, после снежной вьюги,
Разлука предстоит.

Коль суждено судьбою —
Обиды все простим.
Ведь падаем с тобою,
А вовсе не летим!"

Назвать ли это спором,
Как знать, но ей в ответ
Снежинка вдруг с укором —
"Пожалуй, грусти нет!

Мы белым покрывалом
Разляжемся с тобой,
Дружить пора настала
Нам с матушкой-землёй!

Лишь по весне растаем,
Плыть в море нам ручьём.
И всё, о чём мечтаем,
Приобретём вдвоём!"

Но близкая подружка,
Своё, (ни дать, ни взять)
Всё так же, мрачно, грустно —
"Нас будут лишь топтать!"

Закончили подруги
Никчёмный разговор.
Уже разжаты руки…
Уж позабыт и спор…

Ведь каждая летела
Навстречу той судьбе,
Которую хотела
И выбрала себе!

   видео
   http://www.youtube.com/watch?v=XaqSrfAOhFY&feature=youtu.be

Два барсука

Поговорка
Увидел вдруг с горы барсук —
Из собственной его норы
С поклажей вышел близкий друг
(Считавшийся до сей поры).

И как потом, не чуя ног,
С поклажей быстро побежал.
И углядеть он так же смог,
Как горе-друг в капкан попал…

Воришка громко стал кричать.
Что ж, надо друга выручать!

Простивший друга за подвох,
Тем самым двум друзьям помог!
Коль на друзей таить обиды,
Что мы оставим для врагов?

Две лягушки

В болоте, маленьком и грязном,
Разговорились вдруг лягушки.
Все об одном болтали дружно,
Мол, жить в болоте стало душно,
Ведь что-то им придумать нужно
Иль, кто бы подсказал, несчастным…

Молчала лишь одна лягушка.
Её болтливая подружка,
Тем удивила земноводных:
"В горах есть пруд, там чистый воздух!"

Собрались в путь лягушки разом.
Им, жаба, не моргнувши глазом —
"Затея – чушь и ерунда!
Не доберётесь до пруда!"

Казалось, не было печали,
Но по дороге им кричали —
"На горы эти не взобраться!"
Пришлось так многим возвращаться.

Остались наши две подружки.
"Коль не взобраться, знать, не врут!"
Та, что болтливая лягушка,
Про горы позабыв и пруд,
Вернулась в душное болото…
Конец не за горами, вот он:

Её подружка – в том пруду.
Ест, свежую на вкус, еду,
Где воздух чист на все века…
Над головою облака…

Жаль, что по-прежнему… глуха!

Щедрость и жадность

У Жадности просила Щедрость:
«Отвергнешь просьбу ты любую,
Но дай, не посчитай за дерзость,
Кастрюлю, самую большую!»
«Не дам!» – как отрубила, Жадность.
Тому не привыкать ушам.
Ещё услышим, не однажды,
От Жадности: «Не дам, не дам!»

Не стала спорить и перечить
(Не спорь и ты о том, дружок),
Но Щедрость принесла под вечер
Ей испечённый пирожок.

«А почему один всего лишь,
И мал, не знаешь, как и взять?
Ты, Щедрость, знать, себе позволишь
По более всё отдавать!»

«Везде просить кастрюли стала,
Уж, коль с тобою не срослось.
У всех, кого б ни угощала,
Кастрюль поменьше не нашлось!»

Осталась Жадность «с носом» так…
(Наелся ж, кто-то досыта!)

Единожды солгав

Пастух не раз кричал,
Шутя: "Мне помогите!
На стадо волк напал,
Его вы прогоните!"
Сельчанам надоел
Призыв пастуший ложный,
Что отрывал от дел
И жатвы неотложной.
Вот тут матёрый волк
Набросился на стадо…
И затрубил вдруг рог
(Когда тому и надо).
Сельчане важных дел
Не бросили сердито.
А волк, овцу лишь съел,
Уж в лес умчался сытый…

Так лгун на помощь звал,
Мол, вор стучится в двери…
Кто раз уже солгал,
Тому не станут верить!

Притча о двух волках

Между Правдою и Ложью,
Ведомо лишь – Одному,
Для чего дана возможность
Сделать выбор – самому!

Индеец с внуком поделился
Старинной истиной одной.
К познаниям внучёк стремился
И… к мудрости, как таковой.

Поведал дед, что в человеке —
Борьба матёрых двух волков.
Один – за доброту на свете,
Другой – за царствие грехов!

Едва, на время, разбегутся,
Как вцепятся друг в друга вновь.
Один – чтоб месть подать на блюдце,
Другой – за мир и за любовь!

Внук, слушая заворожённо,
Нащупывал в сказанье толк.
Задал вопрос непринуждённо —
"Какой же побеждает волк?"

Довольствуясь таким вопросом,
И с мудрой хитростью в глазах,
(Поведал дед, видать, не просто
Историю о двух волках) —

"Уж, коль задал вопрос, так слушай:
Тому непобеждённым быть —
Лишь волки пожелают кушать,
Кого ты – выберешь кормить!"

Басни

Хоть бессловесны звери все и птицы
И нам лишь человек в пример годится,
Но правды смысл и в птичьей речи ясен:
Ты истину учись черпать из басен.

Гамзат Цадаса, Народный поэт Дагестана

На свою голову

Ученье познавать не рано,
Когда бы впрок пошло оно…
Хозяин стал учить барана,
Чтоб каждый день бодал бревно.

Раз, возвращаясь вдруг с попойки,
Хозяин у сарая сник,
И прямо у бараньей стойки
Спал с головы его парик.

Не удивился, что так низко
(Барану, видно, всё равно)
Вдруг оказались близко, близко:
То ли хозяин, то ль бревно?!

Баран-боец уже собрался
И сделал всё, как тот учил.
«Учитель» же – не разобрался,
Лишь охнул и… навек почил…

Давно о том твердит народ,
Что на хозяина похожи
Его кобыла, пёс и кот,
И прочие у быдла рожи,
Но… не твердит наоборот!

Завистливый жук

Есть Цель на жизненном пути.
Не всем дано, однако, разобраться —
Иль к цели той трудней идти,
Или, её достигнув, удержаться!

Навозный жук с восторгом наблюдал,
Как высоко, почти за облаками,
Орёл вершину гордо покидал,
Чуть было солнце не закрыв крылами.

Тоска и зависть охватили вдруг,
Так глядя на величие вершины.
Жужжа, напрягся толстобрюхий жук
И, оторвавшись, свой навоз покинул.

Летел он долго, не жалел «мотор»,
Всё чёрной завистью своей гонимый…
Неописуем был его восторг,
Едва коснулся лапками вершины!

Всё было также быстро, мне поверьте —
Вдруг, подхватив жука, его унёс,
Сорвавшийся внезапно сильный ветер.
Куда б вы думали? В родной навоз!

Не важно из какого «слеплен теста».
Так человек взлетает высоко…
Достигнуть цель, бесспорно, нелегко,
Но не своё не занимать бы место!

Близкая боль

В горах отвесная скала
Приютом стала для орла,
Когда охотника стрела,
Крылатого, достать смогла…

Едва стрела вонзилась в грудь,
В последний раз сумев вздохнуть
И на конец стрелы взглянуть,
Сказал орёл: «Закончив Путь,

Досадно мне – Орлу-царю —
Принять от перьев смерть свою!»

Боль и отчаянье иные,
Коль предают тебя родные!

Волки

Старейший волк созвал родную стаю…
«Впервые для того вас собираю:
Пора бы доказать людской породе —
Не так уж злы мы по своей природе!

Ведь эта странная для нас порода
Житья нам не даёт от года к году!»

Вдруг предложил вожак всей волчьей стаи:
«Свой урожай те люди собирают…
Мы выйдем в поле, чтобы показать им,
Снопы сбирая, что мы людям – братья!

Пути исхода не подозревая,
Уж из лесу умчалась волчья стая…

Едва из леса показались волки,
Достали люди тут свои двустволки
И с криком, по команде, так пальнуло,
Что половину стаи развернуло…

И так сказал оставшимся вожак:
«С людьми не уживёмся мы никак!

Ни злом,
ни добротой —
Всё людям
мы не нравимся:

Волками
родились,
Волками
и останемся!»

За доброту не получив награды,
Иные люди злому делу рады!

Волчица и собака

Гналась собака за волчицей,
Хваля себя, что, мол, сильна!
Что даже тот её боится,
Кого преследует она…

«Ты прикуси язык и губы, —
Волчица вся в поту кричит, —
Мне не страшны собачьи зубы,
Хозяин твой меня страшит!»

Коли лакей – так им останься,
Чужою доблестью не чванься!

Львица и бык

Случайно бык набрёл на льва,
Что крепко почивал в кустах,
Так льва поникла голова,
Едва успела крикнуть: «АХ!..»

Оплакивать пришла мать-львица.
Но гордый бык напомнил ей,
Что сытому и не приснится,
По воле льва – плач матерей!

Кто меркою своею мерит —
Такою будет и отмерен!

Ласточка и ворона

Случайно вдруг, в возникшем споре,
(Кто счастлив более из них),
Ворона ласточке, невольно,
Продекламировала стих:

«Твоя краса цветёт весною,
Лишь раз в году ты наяву,
А счастье, круглый год со мною…
Всех птиц, зверей – переживу!»

Эзоп, подслушав разговор,
Поведал лишь сюжет.
В нём нет морали до сих пор,
Нравоучений нет…

Но, коли нам Эзоп не врёт,
Знать, чей-то Красоты полёт,
Кому-то (и спустя века),
Никак покоя не даёт!

Гусеница и муравей

Решила гусеница муравью
На смертном ложе песню спеть свою.

Что, мол, на свете мало пожила,
Что накопила – то и сберегла,
Что сберегла – не нужно больше ей…
Так пусть всем пользуется муравей!

И так допев последний песни такт,
Вдруг превратилась в кокон-катафалк.

…Вот после дождика запахло сеном
Всяк труженик своим занялся делом.
А муравью, кому добро досталось,
Беспечно, бабочка, летая, улыбалась.

Надежда, как и прежде
Закроет наши вежды…
Для возрожденья к Свету,
Спят в коконе надежды!

Каждому своё[2]

Жук-короед и милая букашка…

– Вы где так долго, сударь, пропадали?

– Я думал: СТРАДИВАРИ!СТРАДИВАРИ!!! —
Обыкновенная там… деревяшка!

Ворона и корова

«Зачем на дерево ты лезешь?
Никак безделье и тоска?
Своим глазам тут не поверишь!
Ты б позвала ещё быка…
Иль от трагической любови?» —

Ворона, каркая корове,
Крылом вертела у виска.

Сползая со ствола, корова,
(Нет – отдохнуть бы и присесть):
«Бывай, ворона, ты здорова!
Я яблоко желаю съесть!»

Задуматься пришлось крылатой:
«Видать, плоха совсем она!»
Прокаркала: «Ты слеповата!
Перед тобою ведь сосна!»

– «Сама ты, старая, слепая!
И ворон твой, поди, такой.
Что на сосну я лезу, знаю…
Однако – яблоко с собой!»

Мораль:
Кому порой какое дело,
Куда корова… полетела!

   видео
   http://www.youtube.com/watch?v=W8AZU0zfAgg&feature=youtu.be

Ворон и воронёнок

Раз воронёнок у навоза,
Телегу взглядом проводив,
Спросил у ворона серьёзно,
(Доселе был он молчалив):

«Чего же не хватает людям?
С утра в трудах, всё для еды.
Навоз клевать они не будут,
А поискать, как я и ты,
Готового, чего такого,
Желания, как видно, нет.
Ведь проще жить на всём готовом.
Так и живём мы триста лет!»

Хоть глуп и мал, сыночек, ростом,
Один ответ был на вопрос:
«Жить по-людски – всегда не просто!..
Молчи, сынок, и… клюй навоз!»

   видео
   http://www.youtube.com/watch?v=D4wKvIxGNhE&feature=youtu.be

Ворон и его начальник

Наш ворон, старый друг, нашёл опять кусочек
Такой вот вкусноты, что – от души клевать!
На ель не стал взлетать (чтоб на судьбу не жать),
Вспорхнул и плавно сел на молодой дубочек…

Недолго ждать пришлось плутовки рыжеватой…
Язык Эзопа враз Крыловым подогрев
И старую, как мир, всё ту же песню спев,
Поймала на себе взгляд сверху хитроватый…

А взгляд ей дал понять:
Мол, песню ту – слыхали…
И басенку опять
Мы всю перечитали!

«Но коли так, дружок, тогда послушай новость:
Жена твоя вчера с начальником твоим
В объятиях Любви чуть не сорвалась в пропасть!..
Ей крылья подарил тогда Амур свои!..»

Вот тут наш ворон: «КАР-Р-Р!»
И… хоть кричи «ПОЖАР!» —
Вся вкуснота отправилась
Лисице хитрой в дар!

Мораль (не столь печальную)
Не написать не мог:

Не каркай на начальника,
Пока… во рту – кусок!

Высокомерный енот

Енот забрался на сосну,
Чтоб почитали его звери,
Но оказался так в плену
У голода через неделю…
Пришлось, конечно же, спускаться.
А так хотелось возвышаться!

Тот в обильи утех ищет в жизни успех,
Этот – высших чинов добивается…
Суть – не плаха для всех:
Всё, что движется вверх,
Неизбежно когда-то спускается!

Два волка

Не раз завидовал волк рядовой,
Как волк-вожак вёл стаю за собой.
Узнав о том, вожак ему сказал:
– Так замени меня, я ведь устал

Выслеживать оленя, затаясь,
Бросаться первым в драку, не боясь,
Деля добычу, всех не обижать,
Кроить часок-другой, чтобы поспать…

Завистник наш за ухом почесал,
На предложение в ответ сказал:
– Стать вожаком, знать, не про нашу честь,
Пожалуй, я останусь тем, кто есть!

Коли желаешь службе высший чин,
Знай, что сему предшествует почин!
В Желании есть тысяча возможностей,
А в Нежеланье – тысяча причин!

Два барсука

Поговорка
Увидел вдруг с горы барсук —
Из собственной его норы
С поклажей вышел близкий друг
(Считавшийся до сей поры).

И как потом, не чуя ног,
С поклажей быстро побежал.
И углядеть он так же смог,
Как горе-друг в капкан попал…

Воришка громко стал кричать.
Что ж, надо друга выручать!

Простивший друга за подвох,
Тем самым двум друзьям помог!
Коль на друзей таить обиды,
Что мы оставим для врагов?

Две курицы

«Подруга-квочка, устыдись!
Подобросовестней несись!
На рынок яйца понесут…
За мелочь – мелочью дадут!» —

«Где разница копеек в пять,
Не стоит зад свой напрягать!»

Две макаки

Едва познав блаженства миг,
Не торопись учить других,
Спеша советы раздавать,
Узнай, нуждаются ли в них?

Стара как мир мораль, однако.
Напомнит нам о ней рассказ
О том, как первый раз макака
Вкусила спелый ананас…

Восторга не было предела!
Казалось, сбылись все мечты!
Тем удивить решила деда:
«Попробуй, дедушка, и ты!»

Но дед, спросонья, рассердился:
«Кто будит старых поутру?!
Я ж с ананасами родился!..
Я ж с ананасами умру!..

Вот если сладостную юность
Ты сможешь деду принести —
И не сочту я то за глупость,
И ты – буди меня… Буди!»

Два друга

Два друга шли домой
С весёлой вечеринки.
Один пел песнь, другой —
Глаз не сводил с тропинки,
Но пал случайно взор
На, вбитый в пень, топор…

Один, что песни пел,
Сказал – «Вот нам находка!»
Делиться не хотел
Другой – «Топор – не водка,
Что на двоих мы пьём!
Что я нашёл – моё!»
Хозяин топора
Вдруг объявился вскоре.
Один сказал: «Пора
Шаги бы нам ускорить…
Чутьё моё не врёт,
Ведь нас – погибель ждёт!»
Другой ответил: «Вот как?
Погибель же – не водка!»

Делиться надо потому,
Чтоб не остаться одному!

Две женщины

Он был – красавец, но полуседой…
Жил со старухою и – с молодой.
И обе (дабы избежать молвы),
Выдёргивали из его главы,
То чёрный волос, то седой,
Уравнивая муженька с собой…

Так вскоре перед зеркалом присел —
Узрел красавец, что он… облысел…

И нам его, конечно, жаль…

Нужна ли басенке мораль?!
Как знать!.. Дадим же волю мыслям:

"КУДРЯВЫМ КРАШЕ БЫТЬ, ЧЕМ ЛЫСЫМ!"

Долг

Несправедливость торжествует —
Душа невинная горюет…
Тем успокоится отважусь,
Что ждёт не эту душу тяжесть!

Полёвка-мышь за долгом приползла к кроту…
«Так долго долга ждать уже невмоготу!
Через неделю обещал вернуть,
А я, поди, три месяца как жду!»

Её с трудом признал по нюху старый крот.
«Поверь, коли совру – пусть лопнет мой живот!
Меня постигли язва и невроз…
Букет болезней сих короновал склероз!
Не помню я, кому и что вернуть…
И ты, соседушка, про долг тот позабудь!»

Нет худа без добра, мой брат:
Так тот, кто должен, и склерозу рад!
Ты ж в том, что позабыл о том,
Что не вернули в дом – не виноват!

Заносчивый фитиль

Фитиль в светильнике, упившись маслом,
Своим сиянием вдруг начал хвастать.
Но лёгкий ветерок, подув на фитилёк,
Заставил быстренько его погаснуть!

Коварный ветер там нежданно веет,



notes

Примечания

1

2

1 комментарий  

0
Владимир Шебзухов

СОВА, ЛИСА И ЁЖ Владимир Шебзухов Видео http://gettube.cc/movies/98475563_456239021 Лиса дала совет ежу: «Послушай, что тебе скажу, Колючки уж давно не в моде, Что шуба в зной – не по погоде! Ты б к парикмахеру сходил, И попросил его, чтоб сбрил Твои немодные иголки, О коих лишь -- дурные толки. Пусть подстрижёт «под черепаху»… Увидишь, как вокруг все ахнут!» Из леса в город ёж помчался, Стыдясь, от моды, мол, отстал. Советы слышал он не часто, Когда ж сову вдруг повстречал, Спросил её, права ль лиса -- Колючки нынче уж не в моде? Ответила сова: «Ты сам, На вид, зверёк не глупый, вроде, На свете, чай, не мало жил. Глядишь, и дале поживёшь… Коль к парикмахеру идёшь, Уж попроси, чтоб освежил, Он, после стрижки, всё лосьоном -- Морковным, яблочным, медовым…» -- «За что же мне такая честь?» -- «Чтоб всё вкусней… лисе поесть!»

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →